Date: 12 May 1998
 From: "y.nikiforov" (y.nikiforov@global-one.ru)

Неудачная разведка боем!

	Маршрут:
	Ст. Боярская - оз. Боярское - оз. Большое - оз. Кулежма - оз. Пиртозеро - п. Амбарный - оз. Заячье - оз. Овечье - р. Пулома - оз. Энгозеро - ст.Энгозеро.

	Время похода: 19 июля - 3 августа 1997 г.

	Состав участников:
	Экипаж No 1 (Таймень 2)
	Юрий - капитан 1-го судна, руководитель похода (адмирал);

	Галина - жена адмирала, завхоз;
	Наталья - дочь адмирала, юнга (11 лет);
	Экипаж No 2 (Таймень 2)
	Сергей - капитан 2-го судна, брат адмирала;
	Женя - дочь Сергея, юнга (11 лет).

	Проезд:
	Поезд Москва - Мурманск No344 (16.05) до станции Боярская (21.03).




     От  станции до оз. Боярского 70 м. от середины поезда, где
расположено хорошее место для  сбора  байдарок.  Озеро  в  этом
месте  мелкое,  берега песчаные, да и паровозная грязь порядком
надоела - поэтому, бросив все шмотки на берегу, мы бросились  в
озеро. Радости нет предела, визг и вопли нашей команды спугнули
местных  рыбаков,  которые  с  недовольным   видом   удалились.
Освежившись,  стали  собирать  байдарки  и упаковываться. После
маленького перекуса  отчалили  (00.15)  с  превеликим  чувством
радости и душевного подъема.
     Обогнув  встречный  остров  с  правой  стороны  (можно и с
левой) направляемся по азимуту 150о и плывем около сорока минут
-  ищем  высокий скалистый правый берег с вышкой на макушке. Не
доходя этого берега, поворачиваем направо и идем вглубь залива,
который,  сужаясь,  переходит  в  речку.  Левый  берег высокий,
скалистый,  пейзаж  напоминает   реки   Южного   Урала.   Перед
перекатом,  не  доходя  метров  200,  есть  отличная стоянка на
высоком правом берегу, где мы  и  останавливаемся  на  ночевку.
Быстренько   поставили  палатки  и  приготовили  поесть  (долго
спорили - это ранний завтрак или поздний ужин) и конечно выпили
по  рюмочке  -  за приезд, за Карелию, в которую Сергей приехал
после 17 летнего перерыва. Ночь стояла теплая, даже было жарко.
Угомонились только к 4.00. Я (со слов жены храпел, как боров, а
Наташка пихалась всю ночь и  причитала,  что  толстым  (маме  и
папе)  не  место  в  походе,  а  тем  более  в  такой маленькой
палаточке (2.20х2.00).




     Проснулся  довольно  поздно  -  в начале одиннадцатого, от
шуршания шагов Сергея, который собирался пойти половить  рыбку.
Пока  вставал, пока умывался и разводил костер, Сергей пришел с
первым уловом - две щучки грамм  по  600.  Всех  это  настолько
взбодрило, что девчонки быстро схватили удочки и отправились на
охоту. Буквально через 10 минут раздался истошный крик дочери и
самые   страшные  из  ее  ругательств.  -  "У-у-у  вонючка-а-а"
пронеслось над скалами, и эхом, отраженным от  противоположного
берега докатилось до меня. "Клюет, кажется" - подумал я и пошел
взглянуть  на  предмет,  удостоенный   такой   чести   -   быть
"обласканным" моей дочерью. Дочь стояла на берегу и смотрела на
оборванную леску, которая свободно развевалась на тихом  ветру,
не  отягощенная  ни  поплавком,  ни  грузилом,  не говоря уже о
крючке. Поплавок и то, что, как правило, находится  ниже  него,
спокойно   плавало   в   трех  метрах  от  берега.  "Что  такое
случилось?" - спросил я.
     "-  Я..., я ловила рыбу, и стала выдергивать и показала на
кучку мелких окуньков, - а она как прыгнет - и вот... Вонючка".
Наташка  протянула  удочку. Насколько надо быть голодным, чтобы
кинуться  на  поплавок.  "Наверное,  их  здесь  не  кормят,   -
подумалось  мне,  -  Надо этим воспользоваться", - и побежал за
спиннингом. С первого заброса вытянул 2-х  килограммовую  щуку.
"Око  за око, а щуку за поплавок". Наталья сказала, что ей тоже
хочется расплатиться с  карельскими  крокодилами,  и  попросила
спиннинг.    После   короткого   инструктажа   по   пользованию
инструментом для ловли крокодилов,  состоялся  заброс  железной
приманки метров на пять от берега. И, о чудо, еще один крокодил
(грамм на 400)  вылетел  на  берег,  хищно  раскрывая  зубастую
пасть.
       Завтракали  все  в  приподнятом  настроении - наконец то
начался настоящий отдых, о котором мечтали всю  зиму.  На  воду
встали  около двенадцати, прошли мелкий перекат, ближе к левому
берегу и поспешили  далее.  А  далее  нас  бес  попутал.  Каким
образом  опытный  адмирал  смог  ошибиться  и  спутать  маршрут
(выходя в оз. Кулежма, я решил, что это Пиртозеро) одному  богу
известно.
     На  входе  в  оз.  Кулежма  - порожек, начинающийся мелким
сливом, в котором лежит затопленный то ли мостик, то  ли  плот,
непонятно,  но  без  гвоздей  и  сучков.  По  нему  мы спустили
байдарки, и затем прокатились по порожку -  мелковато,  правда,
было.  В  озере  Кулежма  повсюду  разбросаны  камни, некоторые
неглубоко скрыты под водой, поэтому есть возможность  составить
конкуренцию   Церетелли   и   на   минутку  почувствовать  себя
памятником Петру в вашем собственном исполнении.  Из-за  ошибки
мы  пошли  в СВ залив, думая, что мы в Пиртозере. Нашли залив и
ручей и прошли около километра, пока  не  стало  ясно,  что  не
туда,  ох  не  туда  мы  идем. Возвращались задом наперед, т.к.
места для разворота в ручье не было. Жалко, потеряли около  4-х
часов.
     Когда вышли в настоящее Пиртозеро, то долго не могли найти
стоянку. Встали на песчаном мысе СВ окончания  озера  в  22.00.
Плыть  далее не имело смысла, так как в километрах 5-6 от места
стоянки уже станция  поселка  Амбарный.  Это  была  моя  первая
стоянка  на  песке  за  20  лет походной жизни. Всегда старался
избегать этого по причине..., да просто не люблю песок и все, а
тут...ну негде встать. Вечер выдался очень тихий, со множеством
летающих кровососов, красивым с  зеркальной  гладью  заливом  и
маленькой  живописной  речушкой, выпадающей из соседнего озера.
Тишина была такая, что слышно было, как летают  в  предвечерних
сумерках  стрекозы,  охотясь  на мошек и комаров, как рассекают
воздух розовые от заходящего солнца чайки. Я достал  камеру  и,
пытаясь  оставить документальные материалы для потомков, снимал
всю эту красоту, чем навлек  на  себя  несправедливое  (на  мой
взгляд) замечание завхоза по поводу моего ничегонеделания. День
подходил к концу, устало, как и мы заваливался спать.




       Утром  выяснилось,  что действительно, стоянок до самого
Амбарного, да и после него, на протяжении километров  6-7  нет.
Проплывая  мимо  поселка,  на бревнах, во множестве торчащих из
воды, мы увидели толстых, здоровенных чаек,  мирно  сидевших  и
ничего не подозревавших о наших намерениях. Ну, как не гаркнуть
и не пугнуть этих,  мягко  говоря,  птичек.  От  нашего  крика,
по-моему,  всполошились  не  только птички, но местные жители в
лице пузатого мужика в майке, высунувшегося из соседнего  сарая
и  неоднозначно  покрутившего  пальцем  у виска, чем вызвал еще
один шквал смеха. В  поселке  перекат,  который  проходится  по
главной  струе. Далее порог с метровым сливом в главном русле и
мелким правым рукавом, по которому  мы  и  протащили  байдарки.
Река   далее  спокойная  и  глубокая.  После  впадения  реки  в
маленькое озеро, надо свернуть направо и плыть  вдоль  высокого
правого  берега  в  речку,  несущую  свои  воды в озеро Заячье.
Недалеко от устья реки хорошая стоянка. Далее, войдя  в  узость
озера  надо  держаться  правого берега, а после двух островов -
левого, что бы не пропустить вход в  озеро  Овечье.  В  Овечьем
встали  на стоянке, расположенной недалеко от ручья выпадающего
из озера Ульманга. Вечером  заморосил  мелкий  дождик,  который
вместо  колыбельной,  мелко  постукивая по тенту, складывался в
убаюкивающую мелодию.




     Стоянка  понравилась  всем,  так  как  утром  у косы окуни
клевали,  будто  завтра  озеро  пересохнет.   Девчонки   вырыли
аквариум   для   окуньков,  а  потом,  вволю  насмотревшись  на
полосатых, отпустили с миром. Солнце  выглянувшее  казалось  на
минутку,  осталось  на небосводе на радость нам. Тут же достали
купальники и плавки и занялись  водными  процедурами.  Поплавав
вволю и помывшись, мы, наконец, выплыли в 14.00.
     Закинув  головы  вверх,  мы  как  завороженные смотрели на
небеса. Кучевые облака, такие облака я видел только в  Карелии,
словно  громады  сладкой  ваты, любовно раскиданной по небесной
глади  каким  то  безызвестным,  но,  безусловно,   талантливым
художником,  медленно  меняя  форму,  строились  в  причудливые
узоры. Озеро Овечье очень красивое с  множеством  стоянок,  где
можно  хорошо  отдохнуть  и  половить рыбу. Далее в узком месте
Пуломы берега низкие и болотистые. Выплыв в Энгозеро, пообедали
на  первом  же острове. Погода начала портиться, набежали серые
тучки, и стало прохладнее. Маршрут  далее  лежал  на  юго-запад
Энгозера.  Вспоминая  путь  прошлых  походов  по  озеру, словно
путешествуя  по  боевым  местам,  мы  проплыли  остров  Кобрак,
оставили  справа  остров  Домашний,  обогнули два мыса большого
полуострова,  встали   на   стоянку   на   западном   окончании
небольшого,  но  очень  карельского  острова.  Высокие скальные
выходы, залив с раскиданными  валунами,  напоминающий  японский
сад  камней,  багряный закат и пойманный женой на удочку 1,5 кг
язь - все это  привело  нас  к  душевной  беседе  у  костра,  и
"теплому" ужину у весело потрескивавшего костра.




     Вплыли  в  11.30,  погода  отличная - светит солнце и дует
легкий ветерок. Проплываем мост, который соединяет  Энгозеро  и
Пайозеро  и,  держась  левого берега, выходим в СЗ залив озера.
Ветер крепчает. Наша задача - попробовать  подняться  вверх  по
безымянному   ручью  до  пересечения  с  автомобильной  трассой
Москва-Мурманск. Погода разыгралась, солнце жарит немилосердно.
Если бы не ветерок, сжарились бы. В начале, ручей внушал полное
доверие  и  надежду  на  успех  нашего  предприятия.  Но  вдруг
...стоп!  Ручей  перегораживают  хаотически набросанные крупные
валуны, за которыми с трудом проглядывается ручей. Пройдя вверх
по ручью около 100 метров, убеждаюсь в постоянстве безымянного.
Мы  разворачиваем  байдарки  и  идем  обратно  -  к   запасному
варианту,  который  находится  в  Пайозере  напротив  пролива в
Чегозеро. Волны  в  Пайозере  поднялись  довольно  большие,  но
хорошо,  что  ветер  дует  почти в спину. Обшарив весь западный
берег, так и не найдя  ручья,  доплыли  до  пролива.  Несколько
минут  мы  были  в  замешательстве.  Адмирал принимает решение:
проверить еще раз подозрительные заросли, которые проплыли мимо
15  минут  назад.  Но почему-то вслух его не высказывает, а как
комиссар, крича, - "За мной, в атаку!", бросается во все  весла
обратно.  (Надеюсь,  что  меня  извинят за переход к описанию в
третьем лице, но иногда сам удивляешься своим  поступкам).  Так
оно  и есть, ручей именно за этими "камышами". Радость, правда,
недолгая  вновь  посетила  нас.  Ручей  через  500  обмелел,  и
двигаться  по  нему стало невозможно. Пришлось созывать совет и
выбирать дальнейшую  судьбу  нашего  предприятия.  Альтернативы
было  две:  или  попытаться  все-таки прорваться на шоссе через
ручей, вытекающий из губы Печной (мы знали,  что  он  проходим,
т.к.  форсировали  его  год  назад) и не иметь больше дневок на
маршруте, или бесславно отдохнуть в заливах Энгозера.  Победила
лень.  И мы направились искать стоянку на противоположный берег
озера. Задача оказалось не из легких, так как мы находились  на
оживленной  туристической  трассе, и найти стоянку оказалось не
так легко, как хотелось бы нам. Но,  в  конце  концов,  стоянка
была  найдена. К 22.00 ветер утих, и наступающий вечер грозился
быть замечательным. Все  женское  население  полуострова,  взяв
ножи и дневной улов, принялось чистить рыбу. И через пару часов
мы наслаждались жарким, рюмочкой и великолепным закатом.




     Утром,  посовещавшись,  мы приняли решение возвратиться на
"наш остров", где собирались сделать баньку. Сказано - сделано!
Хорошая  поговорка.  Если  бы так всегда в нашей жизни! Доплыли
прекрасно, по пути ловили рыбу и пели. Но, подплыв  к  острову,
увидели,  что наша стоянка занята. Хорошо, что в прошлый раз мы
обследовали остров, и поэтому полетели  на  запасной  аэродром,
который  находился на высоком плато, закрытом скалами от вида с
озера. Не торопясь, мы выгрузились, обустроили стоянку, и стали
готовить ужин - щуку по латышски "Лудака-ун-ола" с картофельным
пюре - для тех, кому не надоела рыба, и суп из  концентратов  -
для  остальных  (как  не  странно,  рыба надоела только детям).
Остаток вечера провели за ловлей рыбы, - но безрезультатно.




     Спали,  пока  не  надоело.  К  12.00  поднялись  и к своей
радости обнаружили, что соседи, которые дерзнули  вчера  занять
стоянку,  испугавшись  нашего  грозного  присутствия,  оставили
стоянку. Перед нами дилемма - оставаться здесь или перебираться
на  пустеющую  стоянку.  Думали  недолго, нагрузили байдарку и,
посадив девчонок, направили их на старое  место.  День  к  тому
времени  стал  портиться  -  небо  заволокло,  подул прохладный
ветерок. К вечеру  временами  накрапывал  мелкий  дождик,  а  к
утру...




     Утром  меня  разбудил истошный крик супруги "Полундра, все
наверх, тонем!". Действительно,  с  одного  края  палатка  была
огружена выше ватерлинии (вообще то палатка вся из капрона). Мы
быстренько собрались  в  центре  палатки,  подоткнув  под  себя
шмотки.
       - Ну, пошел окапываться! - сказал я, стягивая с себя всю
одежду, и вылез на свет божий почти, в чем  мать  родила.  Свет
оказался  холодным, мокрым и снизу и сверху, да еще и ветреным.
Вооружившись топориком, стал окапывать палатку. Для отвода лужи
в  одном месте пришлось выкопать яму глубиной около 60 см. Весь
грязный и замерзший, но с чувством  выполненного  долга,  пошел
разводить  костер,  что  бы хоть немного согреться. Натянутый с
вечера тент спас наши дрова, и костер скоро разгорелся,  весело
потрескивая. Зубы мои скоро перестали отбивать турецкий марш, и
предложение брата о принятии  внутрь  согревающего  было  гордо
отвергнуто  -  "По  утрам  не  пью!".  Еще  часа  два  бушевала
непогода: лил дождь, свистал ветер, нагоняя  на  озере  высокие
волны  с  пенными  барашками.  Потом как то все немного утихло,
ветер  стал  не  таким  сильным,  дождь  превратился  в   мелко
моросящую   гадость,   и  мы,  осмелев  после  завтрака,  стали
понемногу вылезать из под  тента.  Еще  через  час  я  забросил
донку,  и  стал  всматриваться в шевеленья колокольчика. Галя и
Женя решили пойти за ягодами,  а  Сергей  решил  покататься  на
байдарке  и  поблеснить.  Наташка сидела рядом со мной и ловила
рыбу  на  удочку.  Поклевки  были  редкими  и,   скорее   всего
случайными.  Вдруг  меня  привлек  еле  слышимый  голос  брата,
который  почему-то  без  штанов,  но  в  спасжилете  бегал   по
соседнему  острову  и махал руками. Я с трудом разобрал, что он
хочет теплой и сухой одежды, и чтобы я приплыл к нему. Одежду я
нашел быстро, но минут пять уговаривал Наташку остаться одну на
стоянке.
       Подплыв к Сергею, я увидел, что он трясется как осиновый
лист, до того он замерз.
     Оказывается,  на  противоположной  стороне  этого острова,
рядом с коренным берегом у него взяла крупная щука, а  подсачек
мы  оставили еще на первой стоянке. Что делать? Вопрос, который
мучает не только великих писателей и  критиков.  Высадиться  на
берег  мешали водоросли, а точнее боязнь упустить щуку. Сергей,
подмотав щуку поближе, перегнулся через борт, схватил  окаянную
под жабры, и собрался, было ловким движением руки закинуть щуку
внутрь. Но у щуки планы, явно не совпадали с намерениями брата.
Может, обнял ее не в том месте, где ей хотелось, или сказал что
не так, но она махнула хвостиком и устремилась в родную стихию.
В  общем,  Сергей  вместе с пленницей полетел за борт. Байдарка
изрядно начерпавшись воды, несколько раз недовольно  булькнула,
и  погрузилась  на  дно.  Всплыли  только  Сергей, спасжилет, и
переднее  сиденье.  Сергей  (молодец!)  стянул  с   себя   плащ
(пластиковый   плащ  ярко  желтого  цвета)  и  привязал  его  к
причальному  концу  веревки,  которая  была  привязана  к  носу
байдарки.  Снял в воде с себя сапоги, одел спасжилет и поплыл к
острову. Затем босиком сквозь остров на  другой  берег,  где  и
докричался до меня.
     Мы  сели  в  лодку  и я ему дал весло для сугреву, обогнув
остров, мы не  сразу  увидели  привязанный  плащ.  Его  немного
притопило.   Пристав  к  берегу,  байдарка  затонула  метрах  в
пятнадцати от него, я разделся (сколько можно?) и стал  нырять,
выискивая  затонувшие  сокровища. Нашел сапоги и один спиннинг.
Затем за причальную веревку подтащили байдарку к  берегу,  там,
где помельче (затонула она на глубине 2,5 метров) перевернули и
потихоньку вылили воду. Второй спиннинг, тот который со щукой и
сиденье мы не нашли. После переодевания в сухое, дрожь у Сергея
прошла, и мы погребли к стоянке, где уже у теплого костра  брат
поведал остальным, как царь-щука чуть не лишила нас байдарки.
     К  вечеру  ветер  сменился  на  противоположный,  и  через
полчаса совсем стих.  Откуда-то  вылез  густой  туман  и  скрыл
окрестности.   Воцарилось   абсолютное  безмолвие.  Потрясающий
эффект, после столь бурного и шумного дня. Мы сидели и смотрели
на  все  это,  как  завороженные,  вслушиваясь в звуки падающих
капель воды с деревьев. Вдруг все вскочили, расхватали удочки и
спиннинги,  повскакивали  в  байдарки  и поплыли щупать туман и
слушать тишину. Но через двадцать минут ветерок быстро разогнал
клочья тумана, и мы пожалели об этом, слишком было красиво.
     За вечерней трапезой решили завтра утром уплыть в СЗ залив
Энгозера, где  впадают  две  небольшие  речки  и  постоять  там
немного.




     Выплыли  мы  около  часа дня, погода стояла прохладная, но
почти без ветра, поэтому плыть  было  легко.  Первый  по  плану
заливчик  с  впадающей  в  него речушкой оказался занят. Обидно
конечно, но у нас был запасной вариант - соседний залив, где на
входе  в  него  нас  застал  ливень.  Быстро  достав пленку, мы
развернули  ее  над  собой,  и  тихо  покачиваясь  на   волнах,
пережидали  дождь.  Ну, вот и дождь кончился. Тучки разогнались
быстро, и выглянуло солнышко. Решили  поискать  место  в  устье
реки,  но  не  нашли  и отправились на противоположный ЮЗ берег
залива, он более высокий.  Пересекая  залив,  наловили  крупных
окуней и встали на дневку. Вечером еще добавили окуньков и пару
щучек. И стали готовить заливное на завтрашний день.




     С   утра   переменная  облачность,  с  красивыми  кучевыми
облаками и желание побаловать себя любимых - банькой, блинами и
заливным.  С  банькой  было  покончено  к 16.00 - все намытые и
довольные жизнью, завалились поспать. Блины поспели к 22.00 и в
23.00  мы  приступили  к  чревоугодию.  В  этот  день  был день
рождения у племянника, который, к сожалению, не пошел снами,  и
мы  спели  ему "Happy birthday to you", а Сергей "Многия лета",
чем вызвал бурю восторга. Картофельное пюре  с  жареной  рыбой,
заливное под лимонную водочку, блины со сгущенкой и с черничным
киселем, -  что  еще  нужно  для  того,  чтобы  вечерочек  стал
прекрасным.




     Как  хорошо,  когда  что-то  остается  с  вечера  на утро,
особенно, когда это заливное. Завтрак, как  и  вчерашний  ужин,
отдавал  роскошью, чему все были только рады. Встали мы на воду
поздно около 14.00, сказали спасибо этому месту и двинулись  на
восток.  Настроение,  оттого,  что поход заканчивается, немного
грустное.  Поэтому  плывем   молча,   изредка   перебрасываемся
фразами,  снимая с крючка очередного полосатого. Вдруг метрах в
150 от нас, я увидел проплывающего  оленя,  который  косился  в
нашу  сторону испуганными глазами. Мы перестали грести и просто
смотрели на грацию дикого животного, находящегося у себя  дома.
Самец  с  крупными  рогами,  и гордо поднятой головой, вылез на
берег, отряхнулся, окружив себя веером  алмазных  брызг,  и  не
спеша, помахивая белым коротким хвостиком, побрел в лес. Вскоре
мы пристали размяться на островок, где набрали кучу  морошки  и
черники.  Вечером,  в  поисках  стоянки  набрели  на интересное
место, там росла обыкновенная  трава,  а  не  багульник,  кусты
можжевельника,   росли   как   английском  парке  замысловатыми
узорами, ухоженные и  как  будто  подстриженные.  Колокольчики,
зверобой  и  ромашки,  радовали  глаза,  а подосиновики, толпой
росшие  вокруг,  дополняли  картину.  Женский  состав  экипажей
сказали  в  твердой  форме,  что  они  с  этого места ни ногой.
Твердая  уверенность  их  поколебалась  за  10  минут,   такого
количества  комаров,  ни  я,  никто  другой  не  видели  нигде.
Пришлось быстренько перекинуться на остров, где  была  неплохая
продуваемая ветерком стоянка.




     Ну, вот и все. В 15.20 мы в поселке Энгозеро. Грустно.

Популярность: 17, Last-modified: Tue, 12 May 1998 13:12:15 GMT