Рассказ о путешествии по уникальному гидротехническому сооружению на северо-востоке Польши. (1999 г.)

Оригинал на ROMANYCZ'e (http://romanycz.travel.ru/)

Занятия математикой -- деятельность от туризма, на первый взгляд, достаточно далекая. Сидишь себе за столом, изводишь бумагу... Но в "эпоху глобализации" многие стереотипы приходится отбрасывать.

Дело было в начале прошлого лета. К осени нам с коллегой -- профессором Гданьского университета Ярославом Пыкачем надо было подготовить совместный доклад на конференции. Бесконечные пересылки "рыбы" по электронной почте вносили все больше путаницы: назревала явная необходимость сесть вместе и написать этот уже надоедавший нам текст. И тут Ярославу пришла в голову блестящая мысль: обсудить все назревшие вопросы на борту его маленькой яхты "Subito". Заодно он обещал показать мне, как он выразился, "цось дивне и невярыгодне". И вот, собрав все необходимые бумаги (и прихватив на всякий случай полтора литра спирта), я отправился в Гданьск.

По приезде выяснилось, что яхта требует небольшого "косметического ремонта": у нее отсутствовали киль и мачта, и, кроме того, надо было пройти техосмотр. Два дня с утра до позднего вечера мы провели в Гурках Всходних -- гданьском яхт-клубе. Естественно, ни о какой работе над докладом в эти дни не могло быть и речи, но зато яхта была готова. На третий день должен был придти представитель водной инспекции, но Ярослав в тот день оппонировал на защите диссертации. Поэтому он с утра завез меня в Гурки, оставил все документы, и сказал, чтобы я встречал инспектора сам.

Вскоре тот пришел, и вместе с толстым усатым боцманом они стали проверять яхту. Инспектор -- пожилой седовласый мужчина, -- услышав акцент в моей речи, спросил, откуда я. Узнав, что из России, меланхолично заметил, что провел там в свое время шесть лет. В Сибири. Так что, на русский мы с ним переходить не стали.

Проверив наличие всех необходимых принадлежностей, он принялся внимательно изучать документы, и, когда дело дошло до пассажировместимости -- 5 человек, критически посмотрел на яхту и сказал: "Тшеба сконтроловать!" Втроем -- инспектор, толстый боцман и я -- мы встали на борт. Яхта слегка накренилась. "Все в порядке?" -- спросил я. "Не" -- сказал инспектор, и попросил встать на тот же борт прогуливающуюся по берегу парочку. Те с легкостью согласились, и в тот же миг яхта легла на бок, и вся команда проверяющих оказалась в воде, покрытой красивой радужной пленкой... В результате яхта из пятиместной по документам превратилась в четырехместную (а я обогатил свой запас польских эмоциональных выражений).

К вечеру появился Ярослав. Мы отметили завершение подготовительных работ, и решили на следующий день отправиться в плавание. И начать, наконец, писать доклад.

Экипаж нашей яхты состоял из четырех человек: мы с Ярославом и двое его четырнадцатилетних сыновей-близнецов. Наступило утро. Погрузив с собой запас продуктов и "Катарыну" -- так в Польше называют лодочные моторы -мы отправились в двухнедельное путешествие по водным путям Вармии. Здесь необходим небольшой экскурс в историю.

В конце Второй мировой войны территория Восточной Пруссии оказалась поделена согласно Потсдамскому соглашению между Советским Союзом и Польшей. Граница между советской и польской территориями прошла по исторической границе между двумя территориями -- Самбией(она отошла к СССР) и Вармией (вошла в состав Польши). Плодородные земли и мягкий климат Вармии издавна привлекали людей. Самым старым археологическим находкам на этой территории более 4 тысяч лет. А недалеко от Эльблонга -- крупнейшего города Вармии -- в местечке Толкмицко растет тысячелетний дуб, вокруг которого в свое время собирались еще "поганцы" (так по-польски называют язычников)

Нам предстояло подняться на три километра вверх по течению Вислы, и через шлюз "Гданьская Голова" войти в речушку Шкарпава. Еще на входе в Вислу выяснилось, что у "Катарыны" не хватает какой-то важной детали, которую можно будет купить только в Эльблонге (мы твердо решили не возвращаться). Поэтому нам пришлось, как во времена средневековья, галсовать против течения, и в Шкарпаву мы вошли только вечером. Стало ясно, что до Эльблонга заниматься докладом мы не сможем.

В четырнадцати километрах от шлюза, в деревне Рыбина, был разводной мост, который открывали только до пяти часов вечера. Мы плыли по узкой реке под парусом с черепашьей скоростью, успевая обсуждать клев с сидящими на берегу рыбаками. Кстати, чтобы ловить рыбу, в Польше надо купить лицензию -- около $10 в год на два "ствола". К двум часам дня ветер окончательно стих, а до моста оставалось чуть меньше трех километров. Пришлось мне выполнять роль буксира. Выпив чашечку спирта, разведенного сладким кипятком, я обвязался фалом, прыгнул в воду, и поплыл. Механик моста уже собирался домой, но, увидев судно на "живой тяге", любезно подождал и открыл нам мост. А к вечеру и ветерок потянул. Мост в Рыбине -- исторический памятник ганзейской технической культуры. Построен он был более 150 лет назад, и разводится поворотом вокруг вертикальной оси! По нему проходит действующая узкоколейка: маленькие тепловозики и игрушечные полуоткрытые вагончики с навесом от дождя.

Через три дня мы, наконец, доплыли до Эльблонга и купили необходимую деталь для "Катарыны". Наш путь лежал на юг -- через озеро Дружно. Тарахтя мотором, мы уже в темноте плыли вдоль судоходных знаков и остановились на ночлег, бросив якорь в десятке метров от фарватера.

Jezero Druzno

Утром я проснулся от громкого кваканья лягушек. Вылезаю из каюты и осматриваюсь вокруг... Незабываемое ощущение -- находиться посередине огромной тарелки щей! Поверхность озера была покрыта толстым слоем ряски, повсюду торчали островки камышей, громко орали лягушки и роились стрекозы. Вскоре мои попутчики проснулись, и, заведя мотор, мы двинулись дальше по фарватеру. Навстречу нам проплыл пароходик, оставляя за собой дорожку коричневой воды. Еще полчаса ходу -- и озеро просто кончилось: мы уперлись в гладкий зеленый склон, на котором были уложены рельсы... И тут я опять вынужден совершить небольшой исторический экскурс: как подчас великие дела свершаются благодаря настойчивости одного-единственного человека!

К югу от Эльблонга находится Мазурская озерная система -необычайной красоты места, похожие на наш Селигер. Сейчас они стали туристским центром, а 300-400 лет назад там в окрестностях Оструды активно заготавливался лес. В 16 веке его начали сплавлять по рекам -- длинным кружным путем до Балтийского побережья. Уроженец Кенигсберга Георг Якоб Штеенке был одержим идеей сократить более чем 500-километровый водный путь от Оструды до балтийского побережья. Прусское правительство, к которому он обратился, отвергло его проект как дорогостоящий и нереальный. Но Штеенке не сдался, и благодаря своим личным связям добился аудиенции самого прусского короля Фридриха Вильгельма. Главным аргументом Штеенке была уникальность проекта.

Pochylnia

На участке длиной 9,6 км с перепадом высот в 99 метров предлагалось построить похильни. Итак, что же такое похильня? Польское слово "pochylnia" можно приблизительно перевести как "наклонка". Идея заключалась в следующем: вместо традиционных шлюзов поднимать и опускать суда на тележках. Тележки движутся по рельсам, которые начинаются на дне нижнего канала, выходят на земляной склон, и заканчиваются на дне верхнего канала. Судно, идущее наверх, останавливается над тележкой, которая ждет его под водой, и прикрепляется к тележке. Затем с помощью стального троса тележка вытягивается из воды и вместе с судном, лежащим на ней, поднимается в гору (навстречу ей едет тележка с судном, спускающимся вниз), и наверху снова погружается в следующий канал. Судно открепляется и следует своим ходом по каналу до следующей похильни.

maszynownia

Примечательно, что никаких внешних источников энергии похильня не использует- суда приводятся в движение энергией воды, текущей вниз по техническому каналу, проходящему параллельно основному. Возле каждой похильни стоит "машиновня"- огромное мельничное колесо, приводящее в движение сложную систему из блоков, тросов и тележек. Всего на 10-километровом участке канала 5 похилен, каждая из которых имеет свое название: Бучинец, Конты, Олесьница, Еленье и Цалуны.

Нигде в мире такого сооружения тогда не было (как, впрочем, нет и сейчас). Психологический расчет Штеенке оправдался: король распорядился выделить деньги, и в 1948 году работы начались. Через 12 лет канал был полностью построен.

До 1945 года канал выполнял свою хозяйственную роль, являясь одной из важнейших транспортных артерий Восточной Пруссии. На берегах его было множество экспедиторских контор, складов, небольших пристаней. Плавали по нему частные баржи, пассажирские суда. На верфях Вармии существовал стандарт Ostroda-max -- по аналогии с Panamax -- максимальным габаритом судов, которые мог пропускать Панамский канал. И сейчас по этому стандарту построено несколько пассажирских теплоходиков, которые возят туристов между Эльблонгом и Острудой.

Вы, наверное, заметили, что я избегаю явного упоминания названия канала. В этом еще одна его особенность. Дело в том, что название канала... ежегодно меняется. И происходит это следующим образом.

Раз в год, в июне, во время "большой воды", на канале происходят соревнования "Canal Troffy"- это, пожалуй, крупнейший праздник местного значения. Участники соревнований должны, используя подручные плавсредства вроде автомобильных камер, пройти все пять похилен: вплавь по каналам и бегом между ними. Затем устраивается народное гуляние, во время которого происходит главное действо-выбор названия канала. Оно определяется в результате соревнования по перетягиванию каната между мэрами городов Эльблонга и Оструды. Участники проделывают это, стоя на лодках. Если побеждает мэр Оструды, то весь год до следующего "Canal Troffy" канал в газетах называется Острудско -- Эльблонгским, ну а в противном случае- наоборот. Лично мне довелось плавать по Эльблонгско -- Острудскому каналу.

statek z niemcami

Основная масса пассажиров теплоходиков - это, конечно, пожилые немцы, ностальгически осматривающие окрестности... Но пароходики ходят по 2--3 в день, не более. В основном же канал используется водными harcerzy туристами. Кого мы только там не видели! Самая многочисленная категория проплывающих- это яхтсмены. У них это называется "жеглярство шьрудлондове", что означает "плавание под парусом по внутриматериковым водам". Замечу, что плавать по каналу под парусом абсолютно невозможно- там почти всегда безветрие и яхты тарахтят своими "Катарынами". Сами яхтсмены -- люди приветливые и колоритные. Скорости на канале низкие, и потому мы успеваем перекинуться парой слов со встречными экипажами, а дети кричат друг другу "ahoy!". Интересно, что каждый третий капитан своим внешним видом напоминает Альберта Эйнштейна. Польские скауты -- харцеры -- со всей страны путешествуют по каналу на лодках, стилизованные кто под пиратов на пузатых ялах, кто под викингов на ладьях. По дорожкам вдоль канала путешествуют велосипедисты, пешие туристы с палатками -- добраться до этих мест совсем несложно: ночь на поезде от Варшавы. Или четыре часа на гданьском автобусе или поезде от Калининграда до Эльблонга (для интересующихся -- информацию о движении автобуса и ценах можно получить по телефону 446-516 в Калининграде).

Однако время все шло и шло. Нельзя сказать, что доклад наш оставался нетронутым -- один из близнецов вылил на него суп (кто именно -- так и не удалось узнать, каждый кивал на другого). Погода начала портиться, полтора литра спирта как-то незаметно кончились, и в один прекрасный день нам пришлось дать "полный назад". -- через два дня мы уже были в Гданьске.

А как же наш доклад? Двое суток непрерывной работы -- и все было готово. В октябре Ярослав полетел представлять его на конференцию в Орландо.

Р.Р.З.

Приложение.

Продольный разрез похильни

Оригинал на ROMANYCZ'e (http://romanycz.travel.ru/)


Популярность: 32, Last-modified: Sat, 05 Feb 2000 21:12:25 GMT