---------------------------------------------------------------
 Тульское книжное издательство, 1956
 OCR by Michael Seregin
---------------------------------------------------------------



   Детский сад  переехал на  дачу.  Ребята  бегали в  лес,  на
речку, сажали в саду цветы. Одна Рая Воронова попрежнему часто
плакала и капризничала. И вот однажды Галя Петренко сказала:
   - А я про нашу Раю сказку придумала...
   И начала рассказывать:
   - Жила-была  на  свете Рая  Воронова.  Она  была плакса.  И
капризная. Все шли гулять, а Рая сидела дома. Один раз девочки
гуляли с Ниной Ивановной в саду,  а Рая без спросу ушла в лес.
И заблудилась. Испугалась Рая, заплакала. Одну лужу наплакала,
две, три, четыре, пять...
   А  тут приехал в гости Раин дедушка.  Спрашивает:  "Где моя
Рая?  Я ей гостинцы привез".  А никто не знает. Дедушка ходит,
ищет.  Зашел в лес. И вдруг наступил в лужу, потом в другую, в
третью, в четвертую, в пятую... Ботинки насквозь промочил.
   "Ой,  - говорит дедушка, - на небе солнышко, а в лесу лужи!
Наверно, это моя Рая наплакала. Только она так умеет".
   Пошел дедушка дальше.  Смотрит:  сидит на пенечке Рая, ноги
поджала, плачет, а вокруг целая речка...
   Услышала Галину сказку Рая и говорит:
   - Вовсе я не плакса. Захочу - никогда плакать не буду.
   И верно,  все стали замечать, что Рая больше не плачет и не
капризничает.
   Но Галя теперь каждый день рассказывала свою сказку:
   - Жила-была  на  свете Рая  Воронова.  Она  была плакса.  И
капризная.
   По утрам, еще в постели, Галя начинала петь:
   - Испугалась  Рая,   заплакала,   заплакала,   заплакала...
у-у-у...
   Петрик Пучков, из малышовой группы, бегал за Раей и кричал:
   - Одну лужу наплакала, седьмую, пятую... Ага! Не стыдно?
   Наверно, он думал, что так по правде было.
   Девочки стали говорить Гале:
   - Зачем ты дразнишься? Ведь Рая давно не плачет.
   - Хочу - и дразнюсь, - говорила Галя.
   Рая сказала:
   - Я с тобой никогда дружить не буду.
   - Ну и  не дружи,  -  ответила Галя.  Дернула Раю за тонкую
косичку и убежала.
   А  на  другое  утро,  когда  Галя  подняла  с  подушки свою
кудрявую голову, она услышала голос Раи:
   - Жила-была на свете Галя Петренко...
   Глаза у  Гали стали удивленными.  Все в  спальне притихли и
слушали новую сказку:
   - Жила-была на  свете Галя Петренко.  Она со всеми дралась,
на  прогулке нарочно девочкам на  ноги  наступала и  целые дни
дразнилась.  И забыла она все слова. Изо рта у нее вместо слов
только дразнилки выскакивали. И вот пошла она в школу...
   Никто и не заметил, как спрятались под одеяло черные Галины
кудри.  Галя  зажала  уши, зажмурила глаза, но вдруг подумала,
как  придет  она  в  первый  класс.  Откроет  она  рот,  чтобы
рассказать  стихотворение, а изо рта у нее дразнилка выскочит.
"Ах,  ты  меня  дразнить,  -  рассердится учительница. - Уходи
домой,  не  буду  тебя  учить".  Побежит  Галя  к маме, начнет
жаловаться,   а   мама   ни  слова  не  поймет,  услышит  одни
дразнилки...
   Рая сказку так и не досказала -  убежала гулять.  Но в этот
день Галя никого не  дразнила и  на  ноги никому не наступала.
Только за  ужином она хотела щелкнуть по  лбу Петрика Пучкова.
Петрик сморщился и ехидно запищал:
   - Жила-была на свете Галя Петренко...
   Галя сердито посмотрела на свои руки и убрала их за спину.
   А   через  несколько  дней  воспитательница  Нина  Ивановна
сказала:
   - Мне  про  каких-то  девочек  говорили.  Капризничают они,
дразнятся...  Нет,  наверно,  это в другом детском саду. У нас
девочки очень хорошие.



   Андрюша первый раз пришел в детский сад.
   - Познакомьтесь, ребята, - сказала Нина Ивановна. - Это ваш
новый товарищ. Его зовут Андрюша Зайцев.
   - Меня тоже зовут Андрюша,  -  басом сказал с полу кудрявый
мальчик в клетчатой рубашке. Он раскладывал конструктор.
   - Ой,  и  я Андрюша!  -  удивленно пискнул совсем маленький
мальчуган.
   Андрюша  Зайцев  осмотрел  всех   исподлобья  и   шагнул  к
мальчику, который раскладывал конструктор.
   - А я машину могу сложить, - сказал он, - и дом высотный, и
гараж. И еще я читать умею, и писать...
   Нина Ивановна улыбнулась и спросила:
   - А считать умеешь?
   - И считать умею,- ответил Андрюша и запыхтел от важности.
   - Тогда сосчитай, сколько у нас тут Андрюш.
   Андрюша  Зайцев  посмотрел на  кудрявого мальчика и  загнул
палец:
   - Раз...
   Потом посмотрел на малыша и загнул другой палец:
   - Два... Два Андрюши.
   Ребята засмеялись.
   - Ну-ка, посчитай получше, - сказала Нина Ивановна.
   Андрюша опять стал загибать пальцы:
   - Раз... два...
   Он задумался, потом ткнул себя пальцем в грудь:
   - А вот и третий Андрюша!
   С  тех пор Андрюшу Зайцева так и  называли в  детском саду:
"Третий Андрюша ".



   Ребята играли в прятки. Толстый Шурик тоже пришел.
   - Примите и меня,  - просит. Начали ребята рассчитываться и
вышло Шурику водить.
   - Вот еще, - сказал Шурик. - Сами водите. Я прятаться хочу.
   Сказал, и так надулся, что даже покраснел весь.
   - Не хочешь водить - играть не будешь, - говорят ребята.
   Но тут вмешался Юра:
   - Охота вам с маленьким связываться? Пусть прячется.
   Ребята отвечают:
   - А водить за него кто будет? Так нечестно.
   - Подумаешь,  нечестно, - говорит Юра. - Он же маленький. Я
могу отводить, если вы такие.
   Стал  Юра  лицом  к  дереву,  глаза руками закрыл.  Постоял
немного и спрашивает:
   - Пора?
   Ребята молчат. Значит, попрятались. Один Шурик отвечает:
   - Нет, нет, не пора!
   Еще Юра постоял, опять спрашивает:
   - Пора?
   И снова, откуда-то издалека, отвечает ему Шурик:
   - Не пора, не пора!
   В третий раз никто не ответил, и Юра пошел искать.
   Кого нашел, кто сам выручился, только Шурика нигде нет.
   Ходил Юра,  ходил, всю улицу обошел. Теперь и другие ребята
стали  ему  помогать:   полезли  на   чердаки,   на   деревья,
заглядывали в каждый сарай.
   Юра совсем запыхался.  Губы у него дрожали,  и он все время
повторял одно и то же:
   - Ну что? Нет? Не нашли? Я так и знал!
   Потом Юра сказал:
   - Ребята,  надо к его маме пойти.  Скоро ночь. Может, его с
собаками придется разыскивать. Может, он заблудился...
   Подошли они  к  дому  Шурика.  Шурина  мама  увидела их  из
огорода и говорит:
   - Вы к Шурику?  А он спит, ребятки. Смотрел, смотрел на вас
в окно, да и заснул. Завтра приходите.
   Тут ребята поняли:  значит, хитрый Шурик нигде не прятался,
а просто потихоньку пробрался к себе домой.
   Вот и заступись так за хитреца,  даже за самого маленького.
Глядишь, он тебя первого и обманет.



   Повстречались во дворе два приятеля,  Женя и Вася. У Жени в
руках   портфель   с   книгами,   у   Васи   подмышкой  коньки
поблескивают.
   - Ты куда? - спросил Женя. - Разве у вас нет занятий?
   - Есть,  да  я  не пойду.  Погода хорошая.  Хочу на коньках
покататься.
   - Ну и попадешь в прогульщики, - сказал Женя,
   - Подумаешь! Пускай попаду.
   - И на экзаменах провалишься.
   - Не провалюсь, - ответил Вася.
   На том они и расстались.
   Но Женя пошел медленнее,  а сам все думал:  "Вот, не боится
же  Вася  прогуливать!  А  день-то  какой  хороший:  морозный,
солнечный,  ледок под ногами похрустывает.  И до экзаменов еще
далеко, успею подготовиться..."
   Вернулся Женя  с  половины дороги  домой,  схватил  коньки,
книги в сарае спрятал и побежал на каток.
   А под вечер стучится к нему Вася с коньками:
   - Пойдем покатаемся.
   - Да разве ты не накатался? - спрашивает Женя.
   - Я  и не ходил вовсе.  Ты меня уговорил.  На каток и после
школы можно сходить. Пойдем?
   - Не пойду! - ответил Женя и захлопнул дверь.
   "Вот тебе и  раз!  -  удивился Вася.  -  Чего ж  это он так
рассердился? "
   Вася и  не  догадался,  что рассердился-то  Женя на  самого
себя.



   Очень скучно жить на свете, когда никто не обращает на тебя
внимания.  Петя стоял в  кухне и  печально смотрел,  как  мама
раскатывает на доске тесто.  Потом тихонько подошел к  столу и
взялся за ручку мясорубки.
   - Не трогай,  -  сказала мама. Петя шагнул к газовой плите,
потянул дверцу духовки.
   - Не подходи к газу, - сказала мама, не оглядываясь.
   Назревал скандал.  Петя  рванулся к  умывальнику и  сердито
плюнул в таз. Мама молчала. Петя не выдержал и попросил:
   - Мама, скажи: "Не плюй!"
   - Что? - удивилась мама.
   Вдруг Петя услышал в коридоре шаги.
   - Папа пришел, папа! - закричал, он, бросаясь к двери.
   Но мама положительно решила доканать его сегодня.
   - К папе нельзя,  он холодный, - проговорила она торопливо,
втолкнула Петю в комнату и прижала дверь.
   Громко рыдая,  Петя колотил в дверь кулаками. Он не слышал,
как в  кухне что-то  шуршало,  гремело,  звенело,  как спорили
шепотом папа и мама.  Наконец,  дверь открылась и папа вошел в
комнату.
   - А сегодня особенный вечер, - сказал папа. - Дедушка-Мороз
елку  привезет с  Северного полюса.  Кстати,  ты  какую машину
хотел? Самосвал?
   - Самосвал,  -  шепнул Петя охрипшим от волнения голосом. -
Чтобы двор песком посыпать. Как Юрка.
   - Ну,  я  же  знал,  -  кивнул папа.  -  Значит,  получишь.
Дед-Мороз это, брат, такой волшебник... Он не ошибается.
   Дедушка-Мороз придет!  Как  Петя мог забыть!  Придет ночью,
тихо, оставит елку, подарки и исчезнет.
   Нет,  Петя  должен  сам  встретить  этого  доброго  старого
волшебника.
   Петя положил в  свой маленький грузовик баночку,  пузырек и
стальной шарик.  Пробравшись в  кухню,  он  привязал веревку к
ручке двери,  а грузовик поставил на табуретку,  за таз.  Если
Дедушка-Мороз  потянет входную дверь,  грузовик упадет и  Петя
сразу услышит...
   ...  Когда Петя проснулся, в комнате было светло. На стуле,
возле его кровати,  стоял новенький зеленый самосвал.  В  углу
сверкала игрушками пушистая елочка.
   Петя выбежал на кухню. Грузовик стоял на месте, за тазом.
   Вслед за Петей в кухню вышел папа в новом синем костюме.  У
него  было  такое  радостное  лицо,  точно  это  ему  подарили
самосвал.
   - Разве Дедушка-Мороз приходил?  -  всхлипнул Петя.  - Он и
дверь не открывал...
   Вышла и  мама.  Увидела в  петиных руках грузовик,  увидела
веревочку,  привязанную к двери.  Мама у Пети была такая,  что
всегда обо  всем  догадывалась.  Она  переглянулась с  папой и
лукаво сказала:
   - Я  думаю,  этот  добрый  волшебник просто живет  вместе с
нами. Наверно, он елку и подарки заранее приготовил.
   - А Снегурочка? - с надеждой спросил Петя.
   - Ну и  Снегурочка тоже,  -  улыбнулся папа и  как-то очень
ласково посмотрел на маму.  - Должно быть, эта она испекла нам
к празднику такие вкусные пироги.
   Петя хотел сказать,  что пироги пекла мама,  но  было не до
того.   Он  отправился  осматривать  углы  своей  квартиры,  в
которой, оказывается, скрывались волшебники.



   "Р-р-р" -  зарычала Мариша. приоткрыв дверь столовой. - Я -
волк!
   От  этих слов сестра Лена должна была вскрикнуть,  забегать
по  комнате,  Мариша за  ней -  и  началась бы  веселая игра в
зверинец.
   Но  сейчас Лена  даже не  подняла головы.  Она  перевернула
страницу книги и строго ответила:
   - Не мешай. Видишь, я читаю.
   Мариша тихонько вошла в комнату и присела на диван.
   У нее болело ушко и она уже третий день не ходила в детский
сад.  Вчера было воскресенье,  и Лена весь день играла с ней в
школу.  Мариша была ученицей -  нет,  сразу целым классом! - а
Лена учительницей.  Лена вызывала Маришу к  доске,  спрашивала
стихотворения,  проверяла тетрадки. И Мариша не обижалась, что
Лена все время ставила ей  двойки.  Такая уж она была строгая.
Ведь она училась в четвертом классе...
   Вдруг Лена закрыла книжку и сказала:
   - Ну, Мариша, слушай... Только, может, ты не все поймешь. Я
тебе про богатыря расскажу. Ты знаешь, какие богатыри?
   - Конечно,  знаю,  - сказала Мариша. - Богатыри - они самые
сильные. Как наш Витя.
   - Ну да,  -  кивнула Лена.  - Даже еще сильнее. Ну вот. Был
такой богатырь -  Илья Муромец.  Он никого не боялся. Наверно,
он  тоже  поднимал тяжелые гири  и  каждое утро мылся холодной
водой. А еще был Соловей-разбойник. Он сидел на дереве.
   - Он тоже был богатырь? - спросила Мариша.
   - Говорю тебе, разбойник. Никому проходу не давал.
   - А зачем он сидел на дереве?
   - Чтобы весь свет видеть.  Молчи,  ты меня сбиваешь.  И вот
Илья Муромец как поедет на  коне прямо на  Соловья-разбойника.
Соловей-разбойник как засвистит -  все так с коней и попадали.
А  Илья  Муромец не  упал.  Даже  не  испугался.  И  потом  он
Соловья-разбойника убил.
   - Ему так и нужно, да? - помолчав, спросила Мариша.
   - Конечно,  он же был злодей,  -  ответила Лена,  укладывая
книги в портфель.
   - А дальше что было?
   - Все. Больше Соловей - разбойник на людей не нападал.
   - А Илья Муромец куда поехал?
   - Ну,  что ты пристала?  -  рассердилась Лена.  - Я в школу
тороплюсь.  Это  мы  по  внеклассному чтению про  Илью Муромца
рассказываем. Хорошо я рассказываю?
   - Очень хорошо, - вздохнула Мариша. - Только мало очень.
   - Много будешь знать, скоро состаришься.
   - И не надо,  -  обиделась Мариша. - Я сама знаю, что потом
было.
   - Ну, что? - засмеялась Лена.
   - Не скажу.
   - И ничего ты не знаешь. Все выдумываешь.
   Лена  ушла.  А  Мариша достала свой альбом для  рисования и
цветные карандаши.
   Мариша  любила  рисовать  все,  что  видела:  людей,  дома,
деревья.  Она хорошо рисовала,  и совсем напрасно Лена,  когда
была учительницей, под всеми рисунками наставила двойки.
   Мариша   открыла  чистый   лист   и   нарисовала  полосатый
пограничный столб,  а  рядом солдата-богатыря с винтовкой,  со
звездой Героя Советского Союза прямо на  шинели.  Ей казалось,
что солдат этот очень похож на их старшего брата Витю, который
недавно ушел служить в Советскую Армию.



   Сережа вышел во двор и увидел,  что его трехлетний братишка
Павлик сидит на корточках перед котенком. Павлик совал котенку
печенье и говорил:
   - Ты чего морду-то воротишь?  В лоб захотел, да? Вот я тебе
сейчас двину. Пофасонишь!..
   Сережа кинулся к братишке,  схватил его за воротник, поднял
с  земли.  Он  был  так возмущен,  что даже слов не  мог найти
подходящих.   Поэтому  он  просто  дал  Павлику  подзатыльник.
Братишка заревел на весь двор.
   - Ай да герой! Не стыдно бить маленьких? - услышал Сережа и
поднял голову.  Перед ним стоял летчик,  жилец из  пятнадцатой
квартиры.  Все  ребята знали этого летчика -  он  катал их  на
своем голубом мотоцикле.
   - Да ведь он ругается!  - воскликнул Сережа. - Грубые слова
говорит! И где научился?
   - Грубые слова?  -  переспросил летчик и нахмурился. - Это,
брат,  последнее дело. Ведь за грубые слова люди, как за палку
хватаются, когда толком ничего сказать не могут. А слова эти в
языке нашем - просто мусор...
   Летчик похлопал Сережу по плечу.
   - Только ты братишку не подзатыльниками учи... Понял?
   А часом позже Сережа вместе со старшими ребятами носился по
двору  за  футбольным  мячом.  Павлик  и  остальные  малыши  с
завистью следили за игрой.
   - Гони!  Бей!  -  пронзительным голосом кричал Сережа. - Ты
что,  ослеп, да? Ворона! Мяча не видит! Васька, дай ему в лоб,
в лоб ему...
   Он  хотел крикнуть еще что-то,  но  вдруг увидел летчика из
пятнадцатой квартиры.  Летчик тоже наблюдал за игрой.  Вернее,
смотрел на одного Сережу и лицо у него было насмешливое.
   Сережа съежился,  пропустил мяч, молча посмотрел ему вслед,
молча  толкнул  плечом  Мишу,   который  путался  под  ногами.
Стараясь быть незаметным, он потихоньку выбрался с поля.
   Кажется, первый раз Сережа сообразил, где братишка научился
грубым словам.


Популярность: 29, Last-modified: Thu, 09 Dec 1999 19:39:32 GMT