Книгу можно купить в : Biblion.Ru 73р.


---------------------------------------------------------------
     OCR -=anonimous=-
---------------------------------------------------------------







     

     Однажды у киоска  с мороженым  случайно  встретились трое накситраллей:
Моховая  Борода, Полботинка  и Муфта. Все  они были такого маленького роста,
что мороженщица приняла их поначалу за гномов.
     Были у  каждого из них и другие занятные черточки. У  Моховой Бороды --
борода  из мягкого мха, в которой  росли хоть  и прошлогодние, но все  равно
прекрасные  ягоды брусники.  Полботинка  был  обут в  ботинки с  обрезанными
носами: так  удобнее шевелить пальцами. А Муфта вместо  обычной одежды носил
толстую муфту, из которой торчали только макушка и пятки.
     Они ели мороженое и с большим любопытством разглядывали друг друга.
     --  Извините,  --  сказал наконец  Муфта. --  Возможно,  конечно,  я  и
ошибаюсь, но, сдается мне, будто в нас есть что-то общее.
     -- Вот и мне так показалось, -- кивнул Полботинка.
     Моховая  Борода  отщипнул  с  бороды  несколько ягод и  протянул  новым
знакомым.
     -- К мороженому кисленькое хорошо.
     --  Боюсь  показаться  навязчивым,  но славно  было  бы  собраться  еще
как-нибудь, -- сказал Муфта. -- Сварили бы какао, побеседовали о том о сем.
     --  Это было бы  замечательно,  --  обрадовался Полботинка. -- Я охотно
пригласил  бы  вас  к  себе,  но  у  меня  нет  дома.  С  самого  детства  я
путешествовал по белу свету.
     -- Ну совсем как я, -- сказал Моховая Борода.
     -- Надо  же, какое  совпадение! -- воскликнул Муфта. --  Со  мной точно
такая же история. Стало быть, все мы -- путешественники.
     Он бросил бумажку от мороженого в мусорный ящик и застегнул "молнию" на
муфте. Было у его  муфты такое  свойство:  застегиваться и расстегиваться  с
помощью "молнии". Тем временем и остальные доели мороженое.
     -- Вам  не кажется, что мы могли бы объединиться? -- сказал Полботинка.
-- Вместе путешествовать гораздо веселей.
     -- Ну конечно, -- с радостью согласился Моховая Борода.
     -- Блестящая мысль, -- просиял Муфта. -- Просто великолепная!
     -- Значит, решено, -- сказал Полботинка.  -- А не съесть ли нам, прежде
чем объединиться, еще по мороженому?

      

     Все были согласны,  и  каждый купил  еще  по  мороженому.  Потом  Муфта
сказал:
     -- Между прочим, у меня есть машина. Если  вы ничего не имеете  против,
она станет, образно говоря, нашим домом на колесах.
     -- О-о! -- протянул Моховая Борода. -- Кто же будет против?
     -- Никто не будет против, -- подтвердил Полботинка. -- Ведь так приятно
ездить на машине.
     -- А мы поместимся втроем? -- спросил Моховая Борода.
     -- Это фургон, -- ответил Муфта. -- Места всем хватит.
     Полботинка весело присвистнул.
     -- Порядок, -- сказал он.
     --  Ну  и  славно, -- облегченно  вздохнул  Моховая Борода.  -- В конце
концов, как говорится, в тесноте, да не в обиде.
     -- И где же стоит этот дом на колесах? -- спросил Полботинка.
     -- Около почты, -- сказал Муфта. -- Я тут отправил десятка два писем.
     -- Два десятка! -- поразился Моховая Борода. -- Вот это да! Ну и друзей
у тебя!
     -- Да  нет,  совсем наоборот,  --  смущенно улыбнулся Муфта. -- Я  пишу
никаким не друзьям. Я сам себе пишу.
     -- Сам себе посылаешь письма? -- удивился в свою очередь Полботинка.
     -- Понимаете, мне страшно нравится получать письма, -- сказал Муфта. --
А  друзей у меня  нет,  я бесконечно-бесконечно одинок. Вот и пишу все время
сам себе.  Вообще-то  я  пишу до  востребования. Отправляю  письма  в  одном
городе, потом еду в другой и там их получаю.
     -- Ничего не скажешь, это очень своеобразный способ вести переписку, --
заключил Моховая Борода.
     --  Очень  остроумно, --  подтвердил и  Полботинка. --  Возьмем еще  по
мороженому?
     -- Конечно, -- согласился Моховая Борода.
     -- Я тоже  не против, -- сказал Муфта. -- Я даже  полагаю, что мы могли
бы разочек попробовать шоколадного. Правда, оно чуточку дороже обыкновенного
сливочного мороженого,  но  ради такой неожиданной  и замечательной  встречи
стоит не пожалеть копейку.
     Каждый  купил  по   шоколадному   мороженому,  и  они  молча  принялись
лакомиться.
     --  Сладко, --  сказал  наконец  Моховая  Борода. --  Даже  слаще,  чем
обыкновенное мороженое.
     -- Угу, -- подтвердил Полботинка.
     -- Очень-очень вкусно. Ну просто изумительный кисель, -- сказал Муфта.
     --  Что?  -- Моховая  Борода удивленно  взглянул на Муфту. --  О  каком
киселе ты говоришь? Мы ведь едим шоколадное мороженое, или я ошибаюсь?
     -- Ох, извините, пожалуйста, --  смущенно сказал  Муфта.  -- Само собой
разумеется,  мы едим шоколадное мороженое, а никакой не кисель. Но стоит мне
разволноваться, как я тут же начинаю путать названия сластей.
     -- Почему же ты волнуешься, когда ешь шоколадное мороженое? -- удивился
Моховая Борода. -- Чего тут волноваться?
     -- Да я вовсе  не из-за мороженого волнуюсь, -- объяснил Муфта. -- Меня
взволновало  знакомство  с вами.  Это приятное  волнение, как говорится. Всю
свою   жизнь  я  провел  в  ужасном  одиночестве.  И  вдруг   нахожу   таких
замечательных спутников, как вы. От такого кто угодно разволнуется.
     -- Может  быть,  --  сказал  Полботинка. --  Меня,  во  всяком  случае,
шоколадное мороженое  тоже  волнует. Вы только посмотрите: я весь трясусь от
волнения.
     И в самом деле, он сильно дрожал, а лицо просто посинело.
     --  Ты же простудился, -- сообразил Моховая Борода. -- Эх, не на пользу
пошло тебе мороженое.
     -- Вероятно, да, -- согласился Полботинка.
     -- Не стоит  больше есть мороженое,  -- испугался  Муфта. -- Разве  что
взять несколько стаканчиков про запас. У меня в фургоне есть холодильник.
     -- Ну да! -- воскликнул Моховая Борода.
     --  Вот здорово! --  обрадовался  Полботинка.  -- Мы  возьмем  с  собой
приличный запас недель на восемь.
     --  Одно  плохо, --  продолжал  Муфта, -- холодильник  работает,  когда
машина   стоит.   А  на   ходу  электричество   раскаляет   холодильник   до
невозможности.
     --  Мгм...  --  хмыкнул  Полботинка.  --  Значит,  мороженое  мгновенно
растает?
     -- Конечно, -- сказал Муфта.
     -- В  таком случае  разумнее  отказаться  от этой  мысли,  -- задумчиво
произнес Моховая Борода.
     -- И мне кажется, что это самое правильное, -- сказал Муфта. -- Но я не
хочу навязывать вам свое мнение.
     --  Мои ноги сейчас  превратятся  в  ледышки,  -- сказал Полботинка. --
Может быть, удастся отогреть их в холодильнике у Муфты?
     -- Что ж, двинемся, --  сказал Моховая Борода. -- Честно  говоря, я уже
давно горю желанием посмотреть машину Муфты.
     -- Спасибо, -- почему-то сказал Муфта.
     И они зашагали.




     

     Небольшой  красный фургон, как и  говорил Муфта, действительно  стоял у
самой почты.
     Вокруг него собралась  толпа мальчишек, а также несколько взрослых. Они
наперебой пытались отгадать марку машины; впрочем, это никому не удавалось.
     Не обращая  внимания на любопытных, Муфта  подошел к машине и распахнул
дверцу.
     -- Будьте любезны, прошу вас, -- пригласил он своих спутников.
     Те не заставили себя упрашивать, и все трое проворно влезли в машину.
     -- О-о! -- воскликнул Моховая Борода, оглядываясь. -- Ух ты!
     Других слов он не сумел найти. Полботинка восхищенно промолвил:
     -- Здорово!
     -- Будьте как дома, -- улыбнулся Муфта.
     --  Дом, дом...  -- с отсутствующим видом прошептал  Полботинка. -- Это
слово еще слаще, чем шоколадное мороженое. Наконец-то бесконечные странствия
привели меня домой!
     От каждой  мелочи  в  машине  Муфты веяло теплом.  Словно это  была  не
машина, а маленькая уютная комнатка.
     Тщательно застеленная кровать была покрыта красивым пестрым одеялом. На
столике у окна стояли фарфоровая ваза с прекрасными цветами и портрет самого
Муфты в аккуратной рамке под стеклом.
     -- Мое лучшее я, -- заметил Муфта.
     Висели здесь  и другие фотографии, в основном  из жизни  птиц и зверей.
Моховая Борода  с  большим интересом  принялся разглядывать  эти картинки, а
Полботинка решил, что и ему надо сфотографироваться .
     Вдруг Муфта забеспокоился.
     -- Если  уж  совсем  честно, --  сказал  он, -- то должен признаться: у
меня, кроме  моей кровати, есть только раскладушка.  Кому-то из нас придется
спать на полу. Предлагаю делать это по очереди.
     Моховая Борода протестующе замахал рукой :
     -- Я  ни  разу  в жизни не  ложился в постель.  Всегда  сплю на  свежем
воздухе, охотнее всего где-нибудь в лесу.
     -- Неужели даже зимой? -- недоверчиво спросил Муфта.
     --  И зимой тоже, --  сказал  Моховая  Борода.  -- К тому  времени  как
выпадает снег, я настолько обрастаю бородой, что холода бояться нечего.
     -- Ну, тогда все в порядке, -- обрадовался Полботинка.
     Но едва он это произнес,  как  зашелся  в приступе кашля.  Прошло много
времени, прежде чем он смог проронить хоть слово.
     -- Ты простыл, вот  и раскашлялся, -- сказал Моховая Борода. --  Впредь
тебе надо есть поменьше мороженого.
     --  Совершенно  верно,  -- согласился  Полботинка,  все еще  кашляя. --
Мороженое  --  корень  всех  зол.  Стоит  мне попробовать  этого  проклятого
мороженого, и начинается такая история.
     --  Почему  же ты  не  откажешься  от мороженого,  если  оно  так плохо
действует  на  тебя? --  поинтересовался Муфта.  --  Ведь  существуют тысячи
других лакомств.
     -- Кисель, например, -- ядовито ухмыльнулся Полботинка. -- Не могу же я
всю жизнь есть один кисель! Да и мороженое было очень вкусное.
     -- Хватит  болтать,  -- решительно  произнес Моховая  Борода.  --  Надо
что-то предпринять. Здесь можно вскипятить воду?
     Муфта утвердительно кивнул:
     -- Кипятильник у нас есть. Кухня за занавеской.
     Он   отдернул  занавеску,  и  все  увидели  висящий  на   крюке  мощный
кипятильник  с длинным проводом. Тут же  была  полка с  посудой, кастрюлями,
сковородками и прочей кухонной утварью. Стоял здесь и холодильник, о котором
говорил Муфта.
     -- Этот кипятильник --  гордость нашего хозяйства, -- продолжал  Муфта.
-- Он  может вскипятить  целое озеро. К сожалению, он работает, только когда
машина  едет. Честно говоря,  это  довольно  хлопотно.  Не очень-то  удобно,
понимаете ли, управляться одновременно и с баранкой, и с кипятильником.
     Но Моховая Борода сказал:
     -- Теперь нас трое. Ты можешь спокойно крутить свою  баранку, а уж мы с
Полботинком приглядим за кипятильником.
     -- Неужто и впрямь будем варить кисель? -- оживился  Полботинка. -- Как
это прекрасно!
     Моховая Борода усмехнулся:
     -- Не можешь же ты всю жизнь есть один кисель! -- сказал он. -- Сегодня
мы сварим кое-что горьковатое. Совсем горькое.
     -- Но послушай... -- начал Полботинка, однако его возражения потонули в
новом приступе кашля.
     На  сей  раз  он закашлялся так сильно, что из-за пазухи у него  что-то
выпало и покатилось по полу. Это была маленькая  деревянная мышка на четырех
колесиках.

     

     -- Какая прелестная игрушка! -- воскликнул Муфта.
     --  До  сих  пор она была  моим  единственным спутником,  --  улыбнулся
Полботинка, когда  кашель  отпустил его. --  Иногда  я  вел ее  за собой  на
веревочке, чтобы веселей было путешествовать, вдвоем лучше.
     -- Как я  тебя понимаю! -- сказал  Муфта. -- Да и кто лучше  меня может
тебя понять. Ведь и я вынужден  был влачить тяжкий  груз одиночества.  Как я
тебя  понимаю!  Простая маленькая игрушка была  тебе  другом  в  бесконечных
скитаниях, и, когда вокруг бушевали суровые северные ветры, такая маленькая,
она согревала твое одинокое сердце.
     Моховая Борода мало-помалу начал проявлять нетерпение.
     -- Ну,  а  теперь за  дело, -- заторопил он.  -- Не то  Полботинка  еще
захлебнется от кашля.
     Полботинка  сунул  мышку обратно за пазуху  и хмуро  глянул на  Моховую
Бороду.
     -- Что за горькую гадость ты собираешься варить?
     -- Естественно,  отвар из оленьего  мха, ягеля,  --  решительно ответил
Моховая Борода.  -- Во всем мире  нет лучшего лекарства от кашля,  чем такой
отвар.
     -- Ни капельки не  сомневаюсь,  -- вновь  вмешался Муфта. --  Но где ты
собираешься раздобыть этот мох? Насколько я знаю, он растет далеко не везде.
     Моховая Борода лукаво подмигнул:
     -- Посмотри-ка  внимательно на мою бороду. Нет ли там как раз того, что
нам нужно?
     -- А ведь точно есть! -- воскликнул Муфта.
     И у Полботинка сразу прекратился очередной приступ кашля -- словно лишь
один  вид оленьего  мха оказал такое замечательное  действие. Но несмотря на
это, казалось, что Полботинка  не очень-то верит в целебные свойства отвара.
Он исподлобья взглянул на Моховую Бороду и спросил:
     --  Разве тебе не жалко расставаться с клочком бороды?  Дыра не украсит
твою бороду.
     --  Вовсе и не нужно выдирать этот мох из бороды, -- разъяснил  Моховая
Борода. -- Вскипятим воду,  а затем я засуну  конец  бороды прямо в кипяток.
Так все, что нужно против кашля, потихоньку и выварится.
     -- Ах вот как, -- вздохнул Полботинка.
     Моховая Борода взял с полки большую  кастрюлю и налил в нее воду. Потом
сунул туда кипятильник. А Муфта уселся за руль.
     -- Итак, в путь, -- произнес он торжественно и дал газ.




     

     Машина  Муфты  бесцельно  колесила  по  городским улицам.  Главное было
сейчас -- приготовить целебный отвар.
     -- Перво-наперво, нам надо избавиться от Полботинкова кашля,  -- сказал
Моховая Борода.  -- Это  главное. Потом  будет  время подумать,  куда  ехать
дальше.
     Он крепко держал кипятильник и нервно  болтал им в кастрюльке. Рядышком
сидел Полботинка и озабоченно наблюдал за действиями Моховой Бороды.
     -- Надо бы остановиться у какой-нибудь аптеки, -- предложил сидевший за
рулем Муфта. -- Ведь в аптеках продаются разные таблетки и капли от кашля.
     Но Моховая Борода тут же отверг это предложение.
     --  Лучше всего  от кашля помогает  именно  отвар из  оленьего мха,  --
сказал он убежденно.  --  Нет  смысла связываться с какими-то искусственными
таблетками и каплями. Для чего же в таком случае  обширная кладовая природы?
Для чего существуют лекарственные травы? Оттого и идут многие беды, что люди
отворачиваются от природы и слишком  часто прибегают  к  разным  таблеткам и
прочим подобным вещам. В конце концов, и сами мы -- частица природы. Если уж
на то  пошло, так и  кашель -- явление природы. И этот природный кашель надо
лечить отваром из природного мха.
     Закончив свою речь,  Моховая Борода заглянул в кастрюлю  и заметил, что
над водой уже поднимается пар.
     --  Скоро  можно  будет  окунать бороду,  --  удовлетворенно сказал  он
Полботинку. -- Сейчас ты избавишься от своего ужасного кашля.
     -- А он очень горький, этот отвар? -- тихо спросил Полботинка.
     -- Страшно  горький,  --  кивнул Моховая Борода, глядя в  кастрюлю.  --
Ого-го, какая будет горечь! Я и не знаю другого лекарства, в котором было бы
столько полезной горечи, сколько в нашем отваре.
     -- Кажется, кашель прошел, -- сказал Полботинка, но тут  же закашлялся,
да еще сильнее, чем раньше.
     --  Не беда,  не  беда.  Сейчас мы тебе  поможем,  -- улыбнулся Моховая
Борода, не отрывая глаз от кастрюли. -- Вот уже и  пузырьки появились. Это и
впрямь прекрасный кипятильник.
     Но вдруг заскрипели тормоза, и машина остановилась.
     -- Что случилось? -- с беспокойством спросил Моховая Борода.
     -- Затор, -- ответил Муфта.
     Полботинка высунулся в окно:
     -- И довольно-таки  солидная пробка,  между  прочим. --  Он обрадованно
хихикнул: -- В жизни не видел такого замечательного затора.
     --  Надо же, как раз  когда появились пузырьки! -- расстроился  Моховая
Борода.  --  Если мы долго простоим, вода  остынет  и все придется  начинать
сначала.
     -- Ничего не поделаешь, -- сказал Муфта. -- Проезда нет.
     -- Может, кашель  у меня сам пройдет? -- предположил Полботинка.  -- Не
стоит обо мне так беспокоиться.
     Моховая Борода пропустил замечание Полботинка мимо ушей.
     --  Попробуй как-нибудь в объезд!  -- крикнул он Муфте.  -- Подумай же,
наконец, о Полботинке!
     --  Я  всем  сердцем  сочувствую  Полботинку  и  с  болью думаю  о  его
несчастной   судьбе,   --   сказал   Муфта.   --   Шутка   ли...   скитаться
одному-одинешеньку  по  белу  свету,  делить  грусть с маленькой  игрушечной
мышкой...
     -- Я говорю о кашле Полботинка, -- строго заметил Моховая Борода.
     --  Ну  и  кашель, конечно, -- кивнул  Муфта. --  Сперва одиночество, а
потом кашель. Но несмотря на это, в объезд проехать нет никакой возможности,
машина нигде не пройдет.
     -- Так поворачивай назад, -- не мог успокоиться Моховая Борода.
     Муфта глянул в зеркальце:
     -- И сзади дорога забита, посмотри сам.
     Моховая Борода вздохнул, отошел от кастрюли и залез  на сиденье рядом с
Муфтой. Теперь и он наконец увидел эту необычную уличную пробку.
     Насколько  хватало глаз, улица была  плотно забита машинами.  Машина за
машиной.  Машина  рядом  с  машиной. Машина,  сцепившись с  машиной.  И  все
молочные цистерны да рыбные фургоны. Молоковоз за молоковозом. Рыбовоз рядом
с рыбовозом. Молоковоз зацепился за рыбовоз. Молоковоз и рыбовоз,  рыбовоз и
молоковоз. Молоко и рыба,  молоко и рыба, рыба и молоко... Машины  впереди и
машины сзади. Полнейший затор.
     -- Что значит этот тарарам? -- в недоумении воскликнул Полботинка.
     Муфта пожал плечами.
     -- А вода все стынет, -- сказал Моховая Борода.
     Друзьям оставалось только ждать. Они терпеливо прождали без малого час.
Вода действительно остыла,  в  остальном  же  перемен не наблюдалось. Пробка
оставалась по-прежнему плотной, и машины за все это время продвинулись метра
на два, не больше.
     -- Надо бы разведать, в чем дело, -- решил наконец  Муфта. -- Для такой
большой пробки обязательно должна быть причина.
     -- Вся  причина в уходе от  природы, -- сказал Моховая Борода.  -- Люди
отворачиваются от природы. Им уже лень ходить пешком, и  они  делают столько
машин, что скоро эти машины просто не уместятся на улицах.
     -- Ты и сам неплохо устроился, -- засмеялся Полботинка.
     -- А  что здесь  смешного? -- вспыхнул Моховая Борода. -- Не забывай, я
сижу здесь, между прочим, и для того, чтобы приготовить тебе отвар от кашля.
Смеяться тут нечего. Вот попробуешь отвара -- тогда и смейся.
     --  Я  прошу  вас не  волноваться, --  примирительно сказал  Муфта.  --
Волнение  никогда до  добра не  доводит. Вот  я,  например,  когда волнуюсь,
начинаю  путать  самые  разные  вещи.  Давайте-ка лучше вылезем из  машины и
попробуем разузнать, что произошло.
     Полботинка и Моховая Борода не возражали, и все трое вышли из машины. В
двух шагах, возле фонарного столба, со скучающим видом курили два шофера.
     -- Привет,  ребята!  -- по-свойски обратился к ним Муфта, будто те были
его старые друзья. -- Что, тоже сели?
     -- Ясное дело, -- ответил один из шоферов.
     На блестящем козырьке его фуражки серебрились рыбные чешуйки, было ясно
-- это шофер рыбовоза.
     Второй шофер,  от  которого  пахло  молоком, как от  грудного младенца,
добавил:
     -- Дело обычное.
     --  Ах,  обычное, -- вступил в  разговор  Полботинка. -- Значит,  такое
случается здесь часто?
     -- Ясное дело, -- сказал шофер рыбовоза.
     Человек,  пахнущий молоком,  в  котором  нетрудно  было  узнать  шофера
молоковоза, растолковал:
     -- Во  всем  виновата одна  чудачка-старушка. Ей,  видите  ли, нравится
кормить кошек. Все городские  кошки ходят к ней завтракать, и она заказывает
для этих кошек машины с молоком и рыбой. Дело обычное, как я уже сказал.
     -- Ясное дело, -- подтвердил шофер рыбовоза.
     --  Первый  раз слышу о  такой любви  к животным, --  удивленно покачал
головой Полботинка.
     -- Я тоже люблю животных, --  добавил Моховая Борода.  -- И даже очень.
Но по-моему, даже самая горячая любовь должна иметь предел.
     -- Можно любить одну кошку, двух, ну, в крайнем случае, трех, -- сказал
Муфта. -- Но если их больше, то какая же это любовь?
     --  Ясное  дело,  -- согласился  шофер  рыбовоза.  -- Подумать  только,
сколько мне пришлось привезти для них свежей рыбы.
     --  А чего  ради  эта  старушка  кормит целую стаю  кошек?  --  спросил
Полботинка.
     Шофер рыбовоза пожал плечами.
     --  Может, по привычке?  -- предположил шофер молоковоза.  --  Да  поди
знай, что старому человеку в голову взбредет. Всяк по-своему счастье ищет.
     --  На  такое  счастье я хотел бы посмотреть своими глазами,  -- сказал
Моховая  Борода.  -- Давайте  сходим. Все  равно никакого отвара  мы  сейчас
приготовить не можем.
     Муфте  и Полботинку тоже было  интересно поглядеть  на  старушку  и  ее
кошек. Они простились с шоферами,  Муфта поставил  машину к  тротуару, и все
вместе отправились смотреть, как кормят кошек.




     

     Накситралли пробирались вдоль бесконечной  вереницы молочных  цистерн и
рыбных  фургонов.  Не прошло и получаса,  как  до  слуха их стали доноситься
странные  голоса. Голоса звучали  неестественно и противно. Ощущение было не
из приятных. А лица встречных казались какими-то подавленными.
     -- Над  городом  словно  нависла зловещая  тень,  --  вздохнув,  сказал
Моховая Борода.
     Муфта  участливо  взглянул  на  молодую   женщину,  стоявшую  у  дверей
магазина.  Одной  рукой она  покачивала  пустой  молочный  бидончик,  другой
вытирала слезы.
     -- Извините,  пожалуйста,  --  вежливо обратился к ней  Муфта. -- У вас
что-то случилось?
     -- В магазинах больше нет молока, -- всхлипывая,  ответила женщина.  --
Мой малыш с утра плачет от голода, а молока взять негде.
     --  Но  ведь улица,  образно  говоря,  полна молока!  -- Моховая Борода
указал на молочные цистерны.
     --  Конечно, -- всхлипнула женщина.  --  Но все это пойдет кошкам.  Все
окрестное молоко  на несколько недель вперед закуплено для кошек, так же как
и рыба.
     -- Неслыханная несправедливость, -- пробормотал Муфта.
     --  Может, малышу  годится  отвар из оленьего  мха? -- подошел  поближе
Полботинка.  -- У  нас  есть полкастрюли.  Правда, он предназначен  мне, но,
конечно же, я могу от него и отказаться ради вашего бедного малыша.
     --  Спасибо, --  сквозь  слезы  улыбнулась молодая женщина  и  покачала
головой. -- К сожалению, ничто на свете не заменит грудному ребенку молоко.
     Друзья утешили молодую женщину и пошли дальше.
     -- Странный город, -- сказал  Моховая Борода. -- Где это слыхано, чтобы
кошки трескали молоко вместо человеческих детей?
     -- Странный город и странные  люди, -- кивнул Полботинка. -- Кто бы мог
подумать,  что мать может отказаться  от полезнейшего напитка, предложенного
от чистого сердца ее малышу.
     По мере того как друзья продвигались вперед, крик становился все громче
и страшнее. И вдруг Моховая Борода воскликнул:

     

     -- Кошки! Это же кошки кричат!
     Муфта  и  Полботинка прислушались.  Теперь и они  различали во всеобщем
гомоне мяуканье и мурлыканье, звуки, которые  на всем белом  свете  способны
производить только кошки.
     Накситральчики  ускорили шаг. Еще  немного  --  и  они  очутились перед
домом,  к  которому  бесконечным  потоком   стекались  все  эти  рыбовозы  и
молоковозы. Над двором стоял нестерпимый кошачий визг.
     --  Смотрите! -- прошептал Моховая  Борода,  заглянув в щель забора. --
Нет, вы только посмотрите!
     И его борода затряслась от возмущения.
     Перед накситраллями открылась  и в  самом  деле поразительная  картина.
Кошки, кошки, кошки. Черные,  серые, полосатые,  рыжие. Кошки  и кошки.  Все
кошки и кошки.  Молоко из  цистерн по шлангам текло прямо в тысячи блюдец, а
рыбу  просто сваливали. Старушка,  хлопотавшая среди этого тарарама,  только
успевала указывать грузчикам места.
     -- Пожалуй, это самый дикий кошачий пир, когда-либо виденный, -- сказал
Муфта.
     -- Да-да, -- согласился Полботинка. -- А шуму-то, а визгу!
     И под этот шум и  визг  блюдца опустошались с  невероятной быстротой, а
горы рыбы  исчезали будто по  мановению  волшебной  палочки.  Подъезжали все
новые и новые машины, и все новые и новые кошки набрасывались на еду.
     Наконец  друзья решились  войти  во  двор  и, осторожно  лавируя  между
кошками, подошли к старушке.
     --  Извините. Позвольте отвлечь вас на секунду, -- поклонился Муфта. --
Можно вас на два слова?
     При  этом  он  протянул старушке более или менее прямоугольную визитную
карточку, на которой зелеными чернилами было написано:

                     МУФТА
               АДРЕС ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

     Старушка  с  интересом  взглянула  на  карточку  и  сунула  ее в карман
передника.
     -- Присаживайтесь, -- сказала она любезно. -- Отдохните.
     Тут же стояло несколько  плетеных  стульев и небольшой столик.  Правда,
вся  мебель была облеплена рыбьей чешуей и  залита молоком, но друзей это не
обеспокоило.
     -- Я охотно  сварила  бы для вас какао  и испекла  пирожки с  рыбой, --
сказала старушка. --  Я  страшно люблю рыбные  пирожки, особенно с какао. Но
ведь для этого нужны и молоко и рыба, а эти продукты -- дефицит.
     -- Знаем, --  сурово заметил Полботинка. --  Молока теперь  не  хватает
даже грудным детям.
     --  А  разве   кошкам  хватает?  --  воскликнула  старушка.  --  Ничего
подобного!  Кошек у меня с каждым  днем прибавляется  десятками, и если дело
пойдет так дальше, скоро они не смогут насытиться.
     --  Положение,  конечно, трудное. --  Муфта попытался  сказать  это как
можно  мягче.  --  Но  позвольте  спросить,  зачем  вы  вообще  кормите  эту
гигантскую банду?
     -- Они хотят есть, -- вздохнула старушка. -- Что ж поделаешь!
     -- Неужели вы в самом деле испытываете ко всем кошкам такую огромную  и
бескорыстную любовь?  --  спросил Моховая Борода. --  Ко всем вопящим  здесь
кошкам?
     Старушка махнула рукой и горько усмехнулась.
     --  Ох, молодой человек!  --  сказала она.  -- Да  как  я могу их  всех
любить? Одно только мытье блюдечек отнимает у меня столько времени!  Я люблю
только одного кота, своего Альберта.
     -- Совершенно с  вами  согласен,  --  кивнул  Муфта. --  Я, правда,  не
особенно большой специалист по мытью блюдечек, но, несмотря на  это, считаю,
что можно любить одну, две, в крайнем случае, три кошки разом.
     -- Значит,  за  исключением Альберта, все эти кошки чужие? --  удивился
Полботинка.
     -- Что поделаешь, если они  собираются здесь, -- вздохнула старушка. --
Хочешь  не  хочешь,  я  вынуждена  их  кормить --  иначе  они  съедят порцию
Альберта. И некому избавить меня от этого проклятия. Если бы кто-нибудь увел
этих кошек, я была бы самой счастливой на свете.
     -- Ах вот в чем дело! -- пробормотал Моховая Борода.
     И тут решительно выступил Полботинка:
     -- Думаю, мы сможем вам помочь.
     --  Благослови вас небо! -- воскликнула старушка. --  Я просто не знаю,
как вас благодарить!
     Муфта и Моховая Борода в замешательстве  уставились  на Полботинка. Что
он задумал?  Что  за идея пришла ему в голову? Неужели  он и впрямь надеется
справиться с этой оравой кошек? Но не успел Полботинка начать излагать  свой
план, как его снова одолел приступ кашля.
     -- Вы мои спасители, -- растроганно проговорила старушка. -- Наконец-то
я смогу пожить спокойно!
     Однако кашель Полботинка никак  не хотел прекращаться, и старушка так и
не  узнала,   каким  образом  ее  собираются  освободить  от  кошек.  Друзья
распрощались со  старушкой,  и,  лишь  когда  они подошли  к  машине, кашель
Полботинка стих. Тогда он изложил свой план.
     -- У меня есть  мышь,  --  сказал он. -- Мы веревочкой  привяжем  ее  к
машине, и, если Муфта поедет достаточно быстро, ни одна кошка не отличит мою
мышку от настоящей.
     -- Ага, -- сообразил Моховая Борода. -- Ты думаешь, что кошки погонятся
за мышью?
     -- Обязательно.  -- Полботинка был  убежден в  успехе  своего плана. --
Ведь в этом городе столько кошек, что настоящие мыши давным-давно дали тягу,
и моя мышка будет для кошек в диковинку.
     -- Во всяком случае, надо попробовать, -- коротко сказал Муфта.
     Наконец молоковозы и рыбовозы разгрузились. Путь был открыт. Полботинка
вытащил из-за пазухи свою игрушечную мышку на колесиках, ласково погладил ее
и прошептал:
     -- Ну, мышка, будь умницей!
     Потом он привязал ее к машине. На этом приготовления закончились.
     Можно было трогаться.



     

     Муфта завел мотор. Машина плавно поехала по улице.
     --  Только  бы моя мышка не оплошала, -- не мог успокоиться Полботинка.
-- Ведь она не привыкла к такой гонке.
     Муфта, пригнувшись к рулю, сосредоточенно смотрел на дорогу. Не отрывал
глаз от окна и Моховая Борода. Улица. Поворот направо. Другая улица.
     -- Надеюсь, все будет хорошо, -- сказал Моховая Борода.
     -- Нет, это я надеюсь, -- обиделся  Полботинка. --  В конце концов, это
моя мышка едет за машиной!
     Поворот налево.  Третья улица. И вот он, дом старушки. Решающий  момент
наступил.
     Кошачий концерт как будто стих.
     Может быть, его заглушал шум мотора, а может, кошки уже накричались  на
своем пиру и теперь вели себя приличнее.
     --  Десять,  девять,  восемь,  семь...  --  как  перед стартом  ракеты,
отсчитывал  Полботинка,  каждый раз загибая палец на  ноге. -- Шесть,  пять,
четыре, три...
     И вдруг Моховая Борода выкрикнул:
     -- Вот они!
     И  в  самом  деле,  кошки  заметили   игрушечную  мышь.  Словно  вихрь,
пронеслись  они над забором  и через мгновение заполнили  всю улицу. Тут  же
раздался оглушительный кошачий визг.
     -- Они самые, -- прошептал Полботинка. -- Явились.
     В бешеном охотничьем азарте кошки,  не разбирая  дороги,  рванулись  за
машиной.
     -- Кажется, удалось, -- улыбнулся Муфта.
     Полботинка встревожился:
     -- Газу  давай,  газу!  -- крикнул  он Муфте.  -- Ни  в коем случае  не
убавляй скорость, не то песенка моей мышки спета!
     Муфта увеличил скорость, но разъяренная  кошачья  стая не  отставала. И
тут показался светофор.
     -- Нам  нельзя  останавливаться, -- бледнея, проговорил Полботинка.  --
Если  мы застрянем перед этим  дурацким светофором -- все кончено.  Слышишь,
Муфта?
     Муфта не отвечал.  Ему было не до Полботинковых разговоров. Губы у него
были сжаты, глаза прищурены, на лбу -- озабоченная складка.
     -- У  меня нервы на  пределе, --  продолжал  ныть  Полботинка.  --  Они
вот-вот лопнут, как говорится. И я нисколько не удивлюсь, если они и в самом
деле лопнут.
     -- А мои  нервы  скоро  лопнут  от твоего  нытья, --  прошипел  Моховая
Борода.

     

     Тем временем вода закипела. Он  сунул бороду в кастрюлю, свысока глянул
на Полботинка и добавил:
     -- Лопнут нервы или нет, но от кашля мы тебя вылечим.
     Машина приближалась к перекрестку.
     -- Останавливаться нельзя! -- Полботинка чуть не плакал. -- Они  же  ее
живьем слопают!
     Зажегся красный свет. Но Муфта строго произнес:
     -- Не скрою, что сейчас я испытываю волнение, и в подобных случаях, как
я уже  говорил, довольно  легко путаю разные вещи, но  никогда  еще не путал
красный свет с зеленым.
     И он затормозил.  Машина остановилась  перед самым  светофором,  да так
резко, что Полботинка стукнулся лбом о ветровое окно и тут же раскашлялся.
     -- Полегче! -- крикнул из кухни Моховая Борода. -- Вода прольется.
     -- Извини,  пожалуйста, --  сказал Муфта. --  Я  затормозил так  резко,
потому что видел в этом единственную возможность спасти мышь.
     -- Спасти!  -- возмутился Полботинка.  --  И  это ты называешь  спасти!
Кошки  вот-вот будут здесь, и, если ты  сию секунду не поедешь  дальше,  они
безжалостно разорвут мою мышку!
     Однако Муфта, сохраняя, по крайней мере, внешнее спокойствие, сказал:
     --  Машина  остановилась очень  резко,  не  так  ли? А  мышь покатилась
дальше:  ведь у нее нет тормозов. Какой же вывод?  Только один: твоя дорогая
мышь спряталась под нашей машиной.
     Едва  Муфта успел закончить  свое  объяснение,  как  подоспела  кошачья
банда.  И Полботинка  с  облегчением убедился: расчет  Муфты  себя оправдал.
Раздалось   жуткое   мяуканье.  Потеряв  мышь   из  виду,  кошки   настолько
разозлились,  что  некоторые  даже  сцепились между  собой.  Как и предвидел
Муфта, ни одна кошка не заметила игрушечную мышь.
     -- Образно  говоря,  наша  машина  подобна сейчас крохотному  суденышку
среди  бушующего и  ревущего кошачьего моря, -- заметил Моховая  Борода и на
всякий случай проверил, плотно ли заперты двери.
     Тут загорелся  зеленый свет,  и  машина вновь  рванулась вперед. Только
теперь  кошки  сообразили,  как провел их  Муфта. С  яростными  воплями  они
устремились в погоню.
     --  Вот это да!  -- воскликнул  Полботинка.  -- Это лучший из  фокусов,
проделанных с моей мышью!
     -- К  сожалению, повторить этот фокус нам не удастся, -- сказал  Муфта.
-- В следующий раз кошки будут умнее.
     Теперь они  ехали  боковыми  улицами,  где светофоров  не  было.  Кошки
преследовали  машину неутомимо  и упорно: проделка Муфты еще больше разожгла
их.  Крики становились все громче.  Люди в страхе укрывались в домах, и даже
собаки, бродившие по улицам, трусливо поджимали  хвосты и спешили убраться с
дороги.
     Наконец машина благополучно выбралась за город.
     -- Теперь я и впрямь верю, что моя мышка  спасена, -- сказал Полботинка
и признательно похлопал Муфту по плечу. -- Ведь  по шоссе ты сможешь мчаться
как ветер, и скоро кошки совсем отстанут.
     Муфта усмехнулся.
     --  Не  забывай  о нашей цели, -- сказал  он.  --  Кошек  нужно  увести
подальше от города, а поэтому мышке все время придется быть у них на виду.
     --  Ну да, -- вздохнул Полботинка. --  Правильно. Я совсем  забыл, чего
ради мы вообще затеяли эти кошки-мышки.
     Первый  километровый столб. Второй. Третий...  Девятый...  Семнадцатый.
Муфта  держал  такую скорость, чтобы мышь непрерывно  маячила  перед глазами
кошек. Двадцать пятый километр... Тридцать четвертый... Тридцать восьмой.
     Кошки начали понемногу отставать.
     -- Ну  и достаточно, -- сказал Муфта. Он  увеличил  скорость, и машина,
мощно урча, рванулась вперед. Вскоре кошачья стая скрылась из виду.
     -- Мы им показали! -- развеселился Полботинка.
     Между  тем  наступил  вечер.  Муфта  свернул  на  узенький  проселок  и
остановился на тихой лесной полянке, будто специально созданной для  отдыха.
Нервное напряжение спало, и друзья ощутили глубокий покой, царивший вокруг.
     -- Низкий  поклон тебе, природа! -- солидно произнес Моховая Борода. --
Наконец-то я снова с тобой!
     Первым из машины выскочил Полботинка. Он отвязал свою мышку, стер с нее
пыль и торжественно произнес:
     --  Знаете  ли  вы,  что  такое счастье?  Счастье  --  это  когда  твоя
игрушечная  мышка по-прежнему цела и  невредима,  разве что колесики чуточку
стерлись!

     





      

     Друзья осмотрели поляну.  Солнце  уже опустилось за кроны  деревьев, но
птицы еще пели, радуясь ясному  летнему небу и воздуху,  напоенному ароматом
цветов. Здорово было здесь!
     -- У  нас сегодня знаменательный  день, --  задумчиво сказал  Муфта. --
Впервые в жизни мы оказались вместе.
     -- Верно, -- оживился Полботинка. -- Надо это как-то отметить.
     --  Конечно, -- сказал Моховая Борода.  -- Но  ты, Полботинка, отметишь
этот  день прежде всего тем, что  выпьешь отвар из  оленьего мха, который  я
приготовил для тебя с такой заботой и любовью.
     -- Неужели весь? -- несчастным голосом спросил Полботинка.
     -- Весь, -- ответил Моховая Борода. -- До последней капли.
     Он принес из машины кастрюлю и решительно протянул ее Полботинку.
     --  Это  несправедливо,  -- продолжал  сопротивляться Полботинка.  -- В
городе дети сидят без молока, а старый бродяга вроде меня будет в  это время
пить драгоценный отвар как воду.  Совесть не позволяет мне  допустить такое.
По-моему, это страшно несправедливо по отношению к малышам.
     -- Не крути, --  сказал Моховая Борода. -- Во-первых,  у тебя кашель, а
во-вторых, этот отвар  очень горький, ни один нормальный ребенок его и в рот
не возьмет.
     Полботинка с отвращением посмотрел на кастрюлю.
     -- Очень горький? -- грустно спросил он и закашлялся.
     -- Возьми себя в руки,  -- вмешался Муфта. -- Не младенец же ты в самом
деле. Что тебе каких-то два горьких глотка!
     Полботинка покашлял еще и понял: деваться некуда.
     -- Думаете,  я боюсь, да? --  Он с вызовом посмотрел сперва на  Моховую
Бороду, затем на Муфту. И взял кастрюлю.
     В глазах мелькнуло  отчаяние, но, зажмурившись, он начал пить.  Моховая
Борода и Муфта молча следили за ним.
     Кастрюля опустела быстро.
     -- Готово дело, -- заявил Полботинка. -- Пусто.
     -- Ты просто молодец, -- похвалил его Моховая  Борода. -- Именно так  и
нужно пить этот отвар.
     Полботинка смотрел победителем.
     -- Что же дальше? -- спросил  он  бодро. -- Как мы продолжим  праздник?
Может, сварим еще кастрюльку отвара, чтобы и вам досталось?
     -- Мгм... -- протянул Муфта. -- Честно говоря, мне не хотелось бы снова
садиться за руль, я очень устал от этой бешеной гонки.
     --  Но послушай, дружище, -- засмеялся Полботинка. -- Ведь машина -- не
единственный способ вскипятить воду. Мы разведем костер.
     -- Правильно! -- воскликнул Моховая Борода.
     Отвар очень здорово подействовал  на Полботинка,  ему  приходят  просто
блестящие мысли.
     -- Конечно, мы разложим костер и проведем чудесный вечер!
     --  Между  прочим,  у меня в холодильнике осталось несколько охотничьих
колбасок, --  сказал  Муфта.  --  Правда,  я собирался приберечь  их ко  дню
рождения, но сейчас, думаю, они нужнее. Представляете, как  они  зашипят над
огнем!
     -- Когда у тебя день рождения? -- поинтересовался Моховая Борода.
     Муфта махнул рукой.
     -- До него почти  целый год, -- сказал он.  -- Последний  день рождения
был у меня две недели назад.
     --  Ну,  за такое время мы наверняка  достанем еще колбасок, -- заметил
Полботинка, и на этом дело было решено.
     На поляне закипела работа.  Муфта и Моховая Борода быстро набрали шишек
и хвороста. Затем Муфта вырезал подходящие ольховые прутья, а Моховая Борода
нашел в  лесу пучок прекрасного  оленьего мха, так что  отпала необходимость
кипятить собственную бороду. И даже обнаружил  неподалеку родник со светлой,
прозрачной  водой.  Полботинка во  всех этих хлопотах сам  не участвовал, но
зато поминутно давал указания.
     Когда начало  смеркаться, приготовления  к  вечеру у  костра  были  уже
закончены. Костер загорелся  от первой же спички, зажженной Моховой Бородой,
и Полботинка решил, что это добрый знак.
     --  У меня  обычно  уходит  на разжигание  костра  от  восемнадцати  до
двадцати двух спичек, -- сказал он. -- Моховая Борода у нас просто молодец.
     А Моховая  Борода тем временем наполнил  кастрюлю  родниковой  водой, с
помощью двух рогаток подвесил ее над огнем и спросил:
     -- Какой отвар приготовим? Слабый, средний или крепкий?
     -- Думаю, надо послабее,  --  сказал Муфта. -- Может, тогда он не будет
таким горьким. А крепким пусть Полботинка лечится.
     --  Горький отвар, конечно, вещь замечательная,  -- заметил Полботинка.
-- Но сейчас и я за слабый. Горькое вроде  бы не совсем  подходит  к  нашему
теперешнему настроению.
     Моховая  Борода  не  стал  возражать и  опустил  в кастрюлю  всего пару
волоконец мха. После этого он нанизал на прут несколько колбасок и поднес их
к огню.
     Полботинка протянул к костру ноги.

     

     --  Никогда  еще  моим  пальцам  не  было  так  уютно,  --   сказал  он
умиротворенно.
     --  А  я у костра всегда побаиваюсь: вдруг борода  загорится. Для этого
ведь много не надо -- хватит и крохотной искорки.
     -- Если  такая  беда  случится, сразу же  опускай  бороду  в  отвар, --
посоветовал  Полботинка. --  Может, от  этого  он станет  чуточку горче,  да
ничего.
     И Муфта добавил:
     -- Мы очень ценим твою моховую бороду, дорогой Моховая Борода. Ради нее
мы готовы пить отвар любой крепости.
     Моховая Борода был до глубины души тронут этими изъявлениями дружбы.
     --  Спасибо вам, -- проговорил он растроганно. -- Конечно, я постараюсь
уберечься от искр. Будем надеяться на лучшее.
     Между  тем охотничьи  колбаски как следует  подрумянились, а вскоре был
готов и чай. Друзья ели и пили, блаженно грели у огня то один бок, то другой
и  беседовали о всевозможнейших любопытных  событиях,  происходящих на белом
свете. Словом, вечер у костра действительно удался.
     --  Жарко становится, --  произнес  Муфта.  -- А  от тепла  меня всегда
клонит ко сну.
     -- Так  скинь  свою муфту, --  посоветовал Полботинка. Но Муфта покачал
головой:
     -- Это  невозможно, -- сказал он. -- Ведь меня зовут Муфтой. А  если  я
сниму муфту, то я уже не буду Муфтой!
     С ним пришлось согласиться.
     -- Коли так, давайте спать, -- предложил Моховая Борода.
     --  Уж   что-что,   а  отдых  мы,  безусловно,  заслужили,  --  добавил
Полботинка.
     К тому же и время было позднее. Небо стало черным, над кронами деревьев
медленно катилась золотисто-желтая луна.
     Муфта  и Полботинка постелили себе в машине, а Моховая Борода лег спать
под открытым небом.
     -- Надеюсь, тебе не помешает, если  я во сне случайно пошевелю пальцами
ног, -- сказал Муфте Полботинка.
     --  Конечно,  нет, -- улыбнулся Муфта.  --  Главное, что ты  больше  не
кашляешь!
     Полботинка хмыкнул.
     -- Насчет кашля можешь не беспокоиться, -- подтвердил  он. -- Благодаря
отвару кашель как рукой сняло.
     Друзья пожелали друг другу спокойной ночи,  и через несколько минут над
поляной воцарились покой и тишина.




     

     Глубокой ночью Моховая Борода неожиданно вздрогнул и проснулся.
     Никогда  еще  с  ним не  случалось  ничего подобного:  он  всегда  спал
спокойно и крепко,  ему  не мешали  звуки ночного  леса.  Но  сейчас Моховая
Борода вдруг окончательно проснулся.
     "С чего бы это?  -- тревожно подумал он. -- Может быть, я слишком долго
жил вдалеке от природы и от этого теперь шалят нервы?"
     Ему было удивительно  не по себе,  и сперва он никак не мог понять, что
происходит.
     Только  хорошенько поразмыслив, он сообразил: кто-то пристально  следит
за ним. Моховая Борода незаметно посмотрел по сторонам.
     Никого.
     Вокруг  вроде бы полный покой. Костер почти  догорел. На залитой лунным
светом  поляне ничто не  вызывало ни малейшего подозрения.  Царила  глубокая
тишина. Только раз вдалеке сонно каркнула ворона.
     "Чепуха, -- попытался  отогнать тревожные мысли Моховая Борода. -- Кому
это  надо меня выслеживать? Никому. Кого я  вообще могу интересовать? К тому
же под прикрытием  своей бороды я настолько слился с природой, что  заметить
меня просто невозможно".
     Но как он ни успокаивал себя, неясная тревога не покидала его.
     Наоборот,  он  все  отчетливей   ощущал:  рядом  кто-то  есть   и  этот
таинственный "кто-то" не сводит с него пронзительного взгляда.
     И вдруг Моховая Борода увидел глаза!
     Совсем рядом, в кустах на опушке, горели два таинственных глаза.
     Моховая  Борода видел  только глаза, а их обладатель был скрыт в ночной
тьме. В бледном свете луны даже не было видно его очертаний.
     Мурашки пробежали по спине Моховой Бороды, и он тут же облился холодным
потом.
     "Это наверняка какой-то  хищник,  -- в ужасе подумал Моховая Борода. --
Сейчас бросится на меня!"
     Он глянул  в  сторону  машины.  Машина  была  теперь  его  единственной
надеждой -- только бы добраться! Но до машины было не меньше двадцати шагов.
     Моховая Борода  знал: при встрече  с  хищником  следует избегать резких
движений,  иначе зверь немедленно нападет. Поэтому он осторожно перевернулся
и медленно-медленно пополз к машине.
     "Должно быть, не слишком приятно окончить свои  дни в зубах хищника, --
обреченно  думал он при  этом. -- Ну  почему  судьба не могла  уготовить мне
более приличный конец?"
     Моховая  Борода старался ползти медленно и совершенно бесшумно,  словно
тень. Таинственные глаза смотрели  теперь ему в спину, и от этого на душе  у
него стало еще тревожнее.
     "Хищник крадется  за мной -- это факт, -- размышлял Моховая  Борода. --
Чего он ждет? Почему не нападает? Я этого не выдержу..."
     Ползти было неудобно, длинная борода то и дело цеплялась за что-нибудь.
     "Как  это  унизительно --  в  последние минуты своей  жизни ползти,  --
подумал  он  с горечью. -- Навстречу  смерти  следует  идти твердым шагом, с
гордо поднятой головой, а я ползу, как червяк".
     Тем временем Моховая Борода постепенно приближался к машине.
     Вскоре он  услышал  вселяющий бодрость  храп  Муфты  и  Полботинка.  Он
оглянулся и увидел, что глаза светятся на прежнем месте.
     -- Так-так, -- с облегчением пробормотал Моховая Борода. -- Не рискнуть
ли теперь?
     В  ту же секунду он вскочил, двумя невероятными прыжками достиг машины,
рванул  дверь,  юркнул  внутрь и мгновенно захлопнул дверь за собой. Муфта и
Полботинка спали крепко, и даже громко хлопнувшая дверь не разбудила их.
     Луна  светила прямо в окно. Моховая Борода увидел и понял, что Муфта не
снимает  свою  муфту даже на ночь.  А  Полботинка,  не  переставая,  шевелит
торчащими из-под одеяла пальцами ног, будто играет во сне на рояле.
     --  Вставайте, вставайте!  -- во весь голос завопил Моховая Борода.  --
Там глаза! Там глаза!
     Теперь,  когда  непосредственная  опасность  миновала,  Моховая  Борода
почувствовал отвагу.
     -- Вставайте же! -- крикнул  он, так как его друзья все не просыпались.
-- Мы попали под горящий взгляд!
     -- Что горит?  Где горит? -- в замешательстве пробормотал Муфта,  часто
моргая отяжелевшими от сна веками.
     Мало-помалу очнулся и Полботинка. Он поворочался  с боку на  бок, сел и
спросил:
     -- Надеюсь, горит не борода Моховой Бороды?
     -- Там  хищник,  -- улыбнулся Моховая  Борода.  Несмотря на серьезность
положения, сонная чепуха позабавила его. -- Он смотрит горящими глазами.
     Тут Муфта и  Полботинка проснулись окончательно. Они  подошли к  окну и
выглянули наружу.
     Глаза горели по-прежнему.
     Два злобно горящих глаза смотрели на них.
     -- Дело дрянь, -- сказал Полботинка. -- Так и есть, глаза.
     -- Мне  кажется,  они  видят  в  темноте,  --  добавил Муфта. -- Взгляд
необыкновенно пронзительный.
     -- Жаль,  что  нельзя  разглядеть  самого  хищника, --  сказал  Моховая
Борода. -- Наши глаза устроены хуже и не могут видеть в темноте.
     Но тут Муфта воскликнул:
     --  А вот и  нет,  друзья!  Ведь  у нас есть  пара замечательных  глаз,
способных видеть сквозь самую темную ночь! Смотрите!
     С  этими  словами  он нажал на кнопку,  и ярко вспыхнули  автомобильные
фары.
     -- Вот он! -- закричал Моховая Борода. -- Он самый!
     В свете фар промелькнул светлый силуэт и бесшумно скрылся в лесу.
     -- Удрал! -- довольно потер руки Полботинка. -- Удрал  вместе со своими
замечательными глазами!
     Муфта выключил фары.
     --  Жаль, что за этот миг нам ничего не удалось выяснить, -- сказал он.
-- Я даже не могу с уверенностью сказать, был ли у него хвост.
     --  Штаны-то  он,  во  всяком случае,  со  страху потерял,  --  съязвил
Полботинка. -- А раз он был в штанах, насчет хвоста судить трудно.
     --  По-моему, подобные глупые  шутки  сейчас неуместны,  -- рассердился
Муфта. -- Происшествие достаточно серьезное, и относиться надо серьезно.
     -- Естественно,  -- согласился Моховая Борода. -- Но Полботинка прав --
хищник нас испугался. Он боится нас, следовательно, нам не надо его бояться.
     Сказав это, Моховая Борода вышел из машины, бесстрашно подошел к костру
и снова улегся спать.
     Сердце у него,  правда, билось сильнее обычного, однако это не помешало
ему уснуть.
     -- Наш Моховая Борода -- молодчина, -- сказал Муфте Полботинка. И Муфта
с ним полностью согласился.




      

     Когда поутру,  хорошенько выспавшись, друзья  проснулись, солнце  сияло
уже высоко в небе.
     Ночное  происшествие  с  таинственным  хищником  уже не казалось  таким
страшным.
     --  Да, не  посмел  этот  хищник меня  слопать, --  ухмыльнулся Моховая
Борода. -- Видно, боялся, что моя борода застрянет у него в горле.
     Сейчас шутки в адрес хищника уже не казались неуместными.
     Муфта и Полботинка единодушно улыбнулись замечанию Моховой Бороды.
     Утренние дела заняли довольно много времени -- главным образом, потому,
что  Муфта  очень тщательно  чистил  свою  муфту.  После  легкого  завтрака,
аккуратно прибрав площадку, друзья уселись в машину и выехали из леса.
     Торопиться  им было некуда,  настроение было  прекрасное,  и они весело
помахали вертолету, зачем-то кружившему над самым лесом.
     -- Трудно поверить,  что  еще  вчера утром мы не знали друг  друга,  --
сказал Муфта, выезжая на шоссе.
     --  Еще  двадцать четыре часа  назад  нас,  образно  говоря, вообще  не
существовало друг для друга, -- добавил  Моховая Борода. -- Но мы уже успели
немало пережить вместе.
     --  Начало,  во  всяком  случае, неплохое,  --  кивнул  Полботинка.  --
Поглядим, что будет дальше.
     За дружеской  беседой накситралли не заметили,  как пролетело  время, и
совершенно неожиданно для себя они оказались в небольшом городе.
     -- Все-таки  классная вещь машина, -- восхищенно заметил Полботинка. --
Знай шевели себе пальцами и жми. Раз чихнул -- и ты уже в другом городе.
     --  Я эти города не  люблю, -- сказал Моховая Борода.  --  По  мне, так
незачем останавливаться среди пыльных камней. Погода прекрасная, природа так
и манит нас в свое лоно.
     Однако Муфта заявил:
     -- Все  же придется ненадолго  остановиться. Мне  надо  зайти  на почту
получить письма.
     Он  кратчайшей  дорогой  выехал на главную площадь и остановился  перед
почтой. Здесь  внимание друзей привлекла толпа, собравшаяся у прикрепленного
к столбу громкоговорителя. Лица у всех были страшно серьезные и озабоченные.
     --  Наверно,  интересная передача, --  решил  Полботинка.  Муфта  пожал
плечами и опустил оконное стекло, чтобы послушать сообщение.

      

     Теперь и они услышали тревожный голос диктора:
     "Внимание!  Внимание! Внимание!  --  читал диктор,  подчеркивая  каждое
слово.  --  Над  нашим городом  нависла кошачья опасность. Просим  сохранять
спокойствие и порядок, а также закрыть все окна. За приближающимися к городу
кошками ведется наблюдение с воздуха, о передвижении  кошек  население будет
извещаться по  радио.  Просим  избегать  паники  и держать  собак  взаперти.
Добровольцы-кошколовы   могут   зарегистрироваться  у  начальника   пожарной
охраны..."
     -- Вот так штука, -- покачал головой Моховая  Борода. -- Надо  же,  чем
обернулись наши кошки-мышки.
     -- В городе чуть ли не осадное положение, -- вздохнул Муфта. -- Страшно
подумать, что во всем этом виноваты мы.
     -- Как это  мы? --  возмутился Полботинка.  --  Мы  только привязали  к
машине игрушечную мышку, и все.
     Муфта пропустил замечание Полботинка мимо ушей.
     -- Думаю, мы должны зарегистрироваться у начальника пожарной охраны, --
сказал он.
     -- Глупости! -- закричал Полботинка. -- Один город мы от  кошек спасли,
а другие пусть сами о себе позаботятся!
     В общем, они ни о чем не договорились. Из  громкоговорителя послышалась
печальная  музыка.  Муфта  отправился  на  почту  за  письмами,  чтобы  дать
спорщикам время остыть.
     Через несколько минут он вернулся.
     --  Сколько писем  ты получил?  --  спросил Полботинка, который к этому
времени и в самом деле уже совсем успокоился.
     --   Одиннадцать,   --  ответил  Муфта.   --   И  еще  одно  новогоднее
поздравление, его я по рассеянности отправил слишком рано.
     --  Прочитай  нам какое-нибудь  письмо, --  попросил Моховая Борода. --
Может, это хоть на минуту отвлечет наши мысли от злополучных кошек.
     Муфта несколько  смутился, но  тем не  менее принялся разбирать письма,
подыскивать подходящее.
     --  Послушайте!  --  изумленно  воскликнул он  вдруг.  -- Тут  какое-то
нежданное письмо!
     -- Как это нежданное? -- удивился Полботинка.
     --  Это письмо писал  не я,  --  растерянно объяснил  Муфта.  -- Почерк
совсем незнакомый.
     Он быстро разорвал конверт и стал громко читать:
     -- "Глубокоуважаемый Муфта!
     Пишет Вам та самая старушка, которую Вы со своими друзьями избавили  от
кошек.
     Большое вам  всем  за  это спасибо! Но к сожалению,  случилась  большая
беда:  вместе  с  остальными кошками убежал и  мой Альберт. И  теперь  очень
печальной и бесконечно тоскливой стала моя старость без Альберта.
     Я очень прошу Вас -- верните мне Альберта!
     Вы легко узнаете Альберта. Это хорошенький беленький котик. Он вежливый
и скромный -- вовсе  не такой,  как прочие.  На шее  у него  голубой бантик,
который делает его еще краше и милей.
     За сим  остаюсь терпеливо ожидающей  Вас  и Ваших  друзей,  разумеется,
вместе с Альбертом .
     Сварим какао, и я испеку пирог".
     Когда Муфта кончил читать, в машине воцарилась тишина.
     Наконец Моховая Борода растерянно пробормотал:
     -- Вот так пироги!
     -- Против пирогов я ничего не имею, -- сказал Полботинка. -- Так же как
и против какао. Но кот Альберт не вызывает во мне никаких нежных чувств.
     --  Вот и делай людям  добро, -- тяжело вздохнул  Муфта. --  Ищи теперь
этого Альберта.
     -- Да, поредеет из-за этого моя борода, -- добавил Моховая Борода.
     Делать, однако, было нечего -- друзьям стало ясно: надо начинать поиски
Альберта. Нельзя не помочь старому человеку в беде.
     -- Так что,  запишемся у начальника пожарной охраны?  -- мрачно спросил
Полботинка.
     Однако   Моховая   Борода   решил:   разумней   все   же    действовать
самостоятельно.
     --  Этому  начальнику начихать на Альберта, --  сказал он. -- Он должен
думать обо всех кошках, а нам надо поймать именно Альберта.
     -- Согласен, -- коротко заметил Муфта.
     Он сел за руль и прежней дорогой двинулся за город.
     --   Значит,  мы  все  трое  теперь  славные  кошколовы,  --  пробурчал
Полботинка. -- Ничего себе занятие.
     На  его замечание никто не  ответил. Муфта сосредоточенно вел машину, а
Моховая Борода, опустив голову, задумчиво разглядывал  свою  бороду, будто и
впрямь боялся, что она вот-вот поредеет.




      

     Некоторое время друзья ехали молча.  Муфта  гнал теперь машину  гораздо
быстрее:  как  будто плохое настроение  заставляло его сильнее  нажимать  на
педаль.
     Километровые столбы буквально  пролетали один за  другим. И Полботинка,
должно быть от большой скорости, шевелил пальцами ног проворней обычного.
     Вдруг Муфта затормозил.
     -- Непонятно! --  воскликнул  он, пристально  глядя  вперед, --  Откуда
здесь взялся этот странный дорожный знак? Раньше его не было.
     -- Ты уверен? -- спросил Полботинка.
     -- Я в этом абсолютно уверен, -- ответил Муфта. -- Можете звать меня не
Муфтой, а Валенком, если  этот знак  простоял  у  дороги  больше двух часов.
Кстати, я в жизни не видел такого знака.
     Он затормозил возле самого знака.
     Это был желтый треугольник с красной каймой.  Но больше  всего поразило
друзей то, что в середине треугольника была изображена прыгающая кошка.
     -- Это  предупреждающий знак, -- объяснил  Муфта, лучше разбиравшийся в
правилах  движения.  -- Такие  знаки  ставятся в местах,  где животные могут
неожиданно  выскочить  на дорогу. Обычно  на  знаке изображается  олень  или
корова, а здесь почему-то -- кошка.
     --  Ясно,  -- вмешался Полботинка. -- Знак предупреждает нас о кошках и
советует немедленно развернуться и ехать назад.
     -- Ну, не совсем так, -- усмехнулся  Муфта. -- Запрещающий  знак совсем
другой. Но нам придется  ехать очень осторожно, чтобы, не дай бог,  случайно
не задавить кошку.
     Моховая Борода принялся изучать знак.
     --  Друзья! --  воскликнул он обрадованно.  -- Этот  знак  раскрыл  мне
глаза!
     -- На что? -- удивился Муфта.
     -- На глаза! -- возбужденно ответил Моховая Борода. -- Да-да, на глаза!
     --  Как  это  понимать?  --  Слова  Моховой  Бороды  сбили  с  толку  и
Полботинка. -- Знак раскрыл глаза на глаза?
     --  Я имею в виду горящие глаза белого зверя, которого мы видели ночью,
-- разъяснил  Моховая Борода. --  Если хотите знать, этим зверем  был не кто
иной, как наш Альберт.
     -- С чего это ты взял? -- с сомнением спросил Муфта.
     -- Мы видели его всего лишь мгновение, -- продолжал Моховая  Борода. --
Сам зверь не оставил следа  в  моей  памяти, но прыжок запомнился совершенно
ясно. Так  вот:  кошка  на этом  дорожном знаке прыгает точно  так же. Белый
хищник прыгнул,  как кошка, следовательно, и сам он был кошкой. Точнее,  это
был белый кот. А если уж совсем точно, то это был Альберт.

     

     --  Интересно, -- сказал Муфта. -- Мне тоже  начинает казаться: в белом
звере было что-то кошачье.
     -- А  мне начинает казаться, что судьба издевается  над нами, -- сказал
Полботинка. -- Подумать только, Альберт был у нас почти в руках!
     -- Что  ж, --  заметил Муфта.  -- Раз уж Альберт появился в тех  краях,
так,  наверно, он еще вернется.  Пожалуй, самое разумное  -- возвратиться на
поляну.
     Это соображение показалось друзьям и впрямь разумным, и Муфта развернул
машину.
     Но не успели они  проехать и километра, как вдруг из придорожных кустов
прямо на шоссе выскочили две здоровенные полосатые кошки.
     Муфта  настойчиво  засигналил, но кошки,  не обращая  на  это внимания,
остановились прямо посреди дороги и вызывающе уставились на машину.
     --  Может,  они узнали нашу  машину?  -- забеспокоился Полботинка. -- А
вдруг они вспомнили мою мышку?
     -- Все возможно в этом сложном мире, -- сказал Моховая Борода.
     Муфта нажал на  тормоза, и  машина остановилась. Две пары  злых  желтых
глаз  с  расстояния в  десяток  шагов  разглядывали друзей  сквозь  ветровое
стекло.
     -- Подождем, -- сказал Муфта. -- Посмотрим, что у них на уме.
     Но по виду кошек трудно было судить, способны ли они вообще думать.
     На всякий случай Муфта дал еще один долгий гудок. Это не подействовало.
Только одна из кошек раза два махнула толстым хвостом.
     -- Милые кошки, -- вздохнул Муфта.
     -- Сам ты  милый! --  рассердился Полботинка. --  Они  же мерзкие,  эти
кошки.
     -- Конечно, -- согласился  Муфта. -- Именно это  я и хотел сказать.  Но
сейчас  я слегка  взволнован, а  стоит  мне  разволноваться, как  начинается
мешанина со словами, особенно со словами на букву "М".
     --  Смотри, как бы  ты  сам  не  помешался,  ты  ведь тоже  на  "М", --
пробурчал Полботинка, а затем излил остатки плохого настроения  на кошек: --
Брысь! Кому говорят, брысь, брысь!
     Теперь махнула хвостом вторая кошка.
     -- Кошки машут хвостами, когда  начинают  злиться,  -- пояснил  Моховая
Борода, -- Не стоит их зря дразнить.
     -- Ты что думаешь, я сам не умею злиться? -- вышел из себя  Полботинка.
-- Я просто  вне себя, но у меня нет хвоста, чтобы им махать, вот и остается
шевелить пальцами ног.
     -- Ими ты шевелишь все  время, -- засмеялся Муфта,  -- не только  когда
злишься.
     --  Разумеется, -- сказал  Полботинка.  --  Но когда я злюсь, я  шевелю
пальцами  на ногах и одновременно злюсь. Согласись, что это  разные вещи  --
шевелить пальцами со злости или от хорошего настроения.
     --  Понятно, -- кивнул Моховая Борода.  -- Жаль только,  что  кошки  не
боятся твоих сердитых пальцев.
     -- Видимо,  мы имеем дело  с патрулем, -- предположил  Муфта. --  Кошки
выставили вдоль шоссе полосатых часовых, чтобы незваные гости не помешали им
в лесу.
     -- Им  никто и не сможет помешать,  --  горько заметил Полботинка. -- Я
еще возле знака  говорил: самое разумное  --  повернуть назад. Но ведь  меня
никто не слушает.
     --  Возможность  прорваться  через этот пост все-таки  есть, --  сказал
Моховая Борода.  -- Природа  устроила так,  что ни  одно  животное  не может
вынести  взгляда даже самого маленького  человечка. Если  долго и пристально
смотреть  на животное,  оно  отвернется и  вскоре  как  ни в чем  не  бывало
отправится своей дорогой.
     --  Насколько  я  понимаю,  ты  советуешь  нам   сыграть  с  кошками  в
"гляделки", -- засмеялся Муфта.
     Он наклонился  вперед, прижался носом к стеклу и  уставился на  ближнюю
кошку.
     Моховая  Борода  выбрал  своей  жертвой  ту,  что  сидела  подальше,  и
последовал примеру Муфты.
     Полботинка  же пытался одним глазом смотреть на первую  кошку, а другим
-- на вторую.
     Не прошло и минуты, как кошки начали проявлять беспокойство. Они  стали
ерзать  и  бестолково  мотать  головами. На их  мордах  появилось  смущенное
выражение.
     И тут...
     И тут  кошки почти одновременно вскочили.  Первая  принялась вылизывать
себя,   вторая   лениво   потянулась.  Машина  для   них  словно   перестала
существовать. Кошки не спеша перешли дорогу и скрылись в лесу.
     -- Это поучительный случай, -- сказал  Моховая Борода. -- Мы стоим выше
любых четвероногих потому, что мы сильнее, сильнее их духом.
     -- Да, дух у нас сильный, -- кивнул Полботинка.
     Муфта поспешил двинуться в путь.




     

     От кошачьей заставы до лагерной поляны было рукой подать. Вскоре друзья
свернули на  знакомую  лесную  дорогу и немного погодя  оказались  на  месте
ночной стоянки.
     -- Здесь в  самом деле хорошо  и  спокойно, -- сказал Муфта, когда  они
вышли из  машины. -- Я  начинаю  понимать, почему Моховая Борода  так  любит
природу. В дружеском окружении природы даже неприятности переносятся легче.
     --  Да-да, -- подтвердил Полботинка. -- Здесь и  правда славно.  Легкий
ветерок ласково треплет волосы, а птицы высвистывают приветливые трели.
     Он  с удовольствием потянулся,  сорвал цветок и понюхал его.  А Моховая
Борода уставился на Полботинка и спросил:
     -- Разве птицы поют?
     Полботинка раскрыл было рот, чтобы ответить, но тут же удивленно смолк.
     -- Ты слышишь, как поют птицы, Полботинка? --  озабоченно повторил свой
вопрос Моховая Борода.
     --  Ну,  это как сказать, -- смешался Полботинка. -- Если  как  следует
прислушаться, вроде бы не очень слышу.
     -- Что же это  такое? --  Муфта тоже был в  недоумении. --  Ни  единого
птичьего голоска!
     -- Молчание птиц объяснить нетрудно,  -- сказал  Моховая Борода. -- Они
перестали петь  потому, что кошки разоряют их гнезда. Только теперь я понял,
насколько мы были легкомысленны -- ни  за  что на свете  нельзя было бросать
кошек в этом лесу. Из-за нас на птиц обрушилось большое несчастье.
     -- Я ненавижу кошек, -- с негодованием проговорил Полботинка. -- Я всем
сердцем их ненавижу.
     -- К сожалению, ненависть делу не поможет, -- продолжал Моховая Борода.
-- Мы  должны действовать.  Если вы не  возражаете, давайте поищем  кошек  в
здешних  местах, а для  Альберта устроим западню. Придется снова  поиграть в
кошки-мышки.
     -- О какой мышке ты говоришь? -- насторожился Полботинка.
     -- Разумеется, о  твоей игрушечной, -- сказал Моховая Борода.  --  Ведь
если  мы устроим  западню, понадобится  и приманка.  Для  этого лучше  всего
подойдет твоя  игрушечная  мышка.  Или  ты думаешь,  Альберт сам  полезет  в
западню?
     --  Ну  положим,  этого я не  думаю, -- уныло ответил Полботинка.  -- Я
только думаю, что моя мышка и так уже достаточно натерпелась.
     Моховая Борода задумчиво нахмурил брови, но промолчал. Да и что он  мог
сказать? Ведь Полботинковой мыши в самом деле уже здорово досталось.
     -- Ничего не  поделаешь,  -- сказал  Муфта, -- Мы  прекрасно знаем, как
Полботинка  любит свою мышку.  Надо  ей найти замену  и заманить Альберта  в
западню. Я предлагаю  следующее:  мы  с Моховой Бородой смастерим ловушку, а
Полботинка поищет приманку.
     -- Это мне больше нравится, --  облегченно вздохнул Полботинка. -- Уж в
лесу-то я что-нибудь найду.
     Хотя  Моховая Борода  и устыдился своего равнодушия к игрушечной мышке,
он тем не менее строго сказал Полботинку:
     -- Ты только не забывай, приманку надо  выбирать  с толком,  со знанием
дела. Без подходящей приманки лучше не возвращайся.
     -- Ладно, ладно, -- пробурчал Полботинка.
     С  самого  детства  он  не  любил  нравоучений. Поэтому  он  без долгих
разговоров отправился  в лес, опасаясь, как бы  Моховая Борода не сказал еще
что-нибудь.
     Когда Полботинка скрылся в лесу,  Муфта  смущенно взглянул  на  Моховую
Бороду и опустил глаза.
     -- Честно говоря, я  в жизни не соорудил  еще ни одной западни, -- тихо
сказал он. --  У  меня  на это  просто не было времени, все свободное  время
уходило на письма.
     Моховая Борода улыбнулся.
     -- В жизни все приходится когда-нибудь делать впервые, -- сказал он. --
Я тоже не бог весть какой мастер. Но, бродя по лесам, я не раз видел ловушки
для зверей.  Если по правде, так  они всегда вызывали у меня отвращение.  Не
больно-то честно  заманивать кого-то  в западню, но сейчас у  нас просто нет
иного выхода. К тому же, насколько я разбираюсь в этом деле,  на сей раз нам
не понадобится ничего, кроме лопаты и топора.
     К счастью, в машине нашлись и топор и лопата. Лопатой Муфта пользовался
в  тех случаях, когда  приходилось освобождать застрявшие в грязи или  снегу
колеса, а  топором -- когда на узкой лесной просеке фургон не проходил между
деревьями.
     Ни разу  еще эти инструменты не  были  так кстати. Моховая  Борода взял
лопату  и принялся копать посреди поляны яму, а Муфта отправился с топором в
лес, чтобы нарубить еловых веток подлинней да погуще.
     Работа им досталась нелегкая. Земля была  твердая,  а  еловые ветки  на
редкость упругие.  Лопата Моховой  Бороды то и дело натыкалась на  камни,  а
топор Муфты все отскакивал от дерева и норовил повернуться боком.
     -- Устроить западню труднее, чем в нее попасть, -- ворчал Муфта.
     -- Дело мастера боится, -- пыхтел в ответ Моховая Борода. -- Дай только
бог,  чтобы Полботинка нашел  подходящую  приманку.  Не  очень-то он  изучил
кошачьи повадки -- как бы не приволок червяка или еще какую-нибудь гадость.
     Оба старались  изо  всех  сил,  но  работа  тем  не  менее  подвигалась
медленно.
     -- Эта жара меня доконает, -- пожаловался Муфта.
     --  Что  верно,  то  верно:  работа  греет  посильней,  чем  муфта,  --
согласился Моховая Борода. -- Но  ничего не поделаешь, если имя не позволяет
тебе скинуть муфту.
     Они  продолжали  работать. Они задыхались,  еле держались на  ногах  от
усталости,  но продолжали  свое  дело.  Наконец  Моховая  Борода  вырыл-таки
глубокую яму,  а Муфта  приволок  из  леса огромную  охапку густых смолистых
веток. Оставалось тщательно закрыть яму ветками -- и западня готова.
     -- Так, так, --  с глубоким удовлетворением пробормотал Моховая Борода.
-- Стоит только Альберту ступить сюда -- хоп! -- и провалится в яму.
     -- Только вот приманки  еще нет,  -- забеспокоился  Муфта. -- Куда  это
Полботинка запропастился?
     Не прошло, однако, и двух часов, как из-за кудрявого  орешника появился
Полботинка.  Он  медленно,  опустив  голову, подошел  к  друзьям и рассеянно
взглянул на западню. На его лице застыло, глубокое уныние.
     -- Ну как, нашел приманку? -- спросил Муфта.
     Полботинка вздохнул.
     --  Ни одна  птица не  поет, -- сказал  он.  -- Нигде  -- ни вблизи, ни
вдалеке -- не слышно птичьих песен...
     --  А приманка?  --  нетерпеливо прервал  его Моховая  Борода. -- Как с
приманкой? Если я не ошибаюсь, тебе было поручено найти приманку?
     Полботинка сунул руку за пазуху:
     -- Вот.
     Он вытащил свою игрушечную мышку и протянул ее Моховой Бороде.
     -- Как? -- смутился Моховая Борода. -- Ведь это же...
     -- Это  моя  игрушечная  мышь, --  сказал Полботинка.  -- Я отдаю ее на
приманку. Во имя птичьего пения.
     Моховая Борода осторожно взял мышку и заботливо уложил на еловые ветки.
     -- Во  имя птичьего пения, -- повторил Полботинка. -- Во  имя  птичьего
пения моя любимая мышка готова на любую жертву.
     -- Спасибо тебе, -- сказал Моховая Борода. -- Ты так великодушен! --  И
он украдкой смахнул слезу.
     Теперь, когда западня была готова. Муфта и Моховая Борода почувствовали
вдруг страшную усталость.
     --  Я думаю, на сегодня мы  потрудились  достаточно, --  сказал Моховая
Борода. --  День уже клонится к вечеру, и, кроме того, у меня от этой работы
разболелась поясница.
     -- А я просто рук не чувствую,  -- пожаловался Муфта. -- Сегодня я не в
состоянии больше и пальцем пошевелить.
     -- С пальцами на руках у меня все более или  менее в порядке, -- сказал
Полботинка. --  А вот пальцами  ног я не шевельнул  бы  ни за что  на свете.
Природа имеет один крохотный недостаток: ветки больно колют ноги.
     Итак,  друзья решили отдохнуть. Они  перекусили  и легли  спать еще  до
того, как  солнце спряталось за лесом.  Моховая Борода лег на землю и тут же
уснул. А Муфта с Полботинком забрались в машину, и вскоре оттуда послышалось
дружное похрапывание, словно кто-то забыл выключить мотор.




     

     Друзья крепко проспали всю ночь; ни лунный свет, ни лесные голоса им не
помешали. И когда Моховая Борода  первым  открыл глаза, по поляне уже гуляли
веселые  солнечные  лучики. Но разбудило его  вовсе не  солнце,  а  странное
ощущение -- будто кто-то копошится в его бороде.
     Моховая Борода решил как следует расчесать бороду. Он поднял было руку,
но тут же опустил ее, испуганно вздрогнув: из бороды выпорхнула птица!
     Это была крохотная  серая  птичка.  Она отлетела  в сторонку  и уселась
поблизости на  ветвистом  суку. Уселась и стала смотреть  на Моховую Бороду.
Моховая Борода не знал, как быть. Он застыл на месте, чтобы, не пугая птицу,
спокойно  обдумать  происшедшее,  но тут  вдруг почувствовал,  как в  бороде
кто-то копошится.
     Моховая Борода осторожно  приподнял голову и взглянул на свою бороду. И
тут  рот  его невольно  растянулся в  улыбке:  в  бороде красовалось  уютное
гнездышко с пятью яичками. Моховая Борода опустил голову и постарался лежать
совершенно  неподвижно,  чтобы  птичка  не  испугалась. Это помогло.  Вскоре
птичка порхнула в гнездо и спокойно принялась высиживать яйца.
     Но  ее опять  вспугнули. Дверца  машины  открылась,  и  оттуда,  весело
тараторя, выскочили Полботинка и Муфта.
     --  Альберт-то  так и  не попался!  --  воскликнул Муфта, разочарованно
глядя на западню. А Полботинка просиял.
     --  Моховая  Борода не  зря  сказал,  что это тебе  не кошки-мышки,  --
обрадовался он. -- Одно дело, если мышка мчится за машиной,  а сейчас, когда
она лежит себе спокойно на ветках, ее никто и не заметит.
     -- Может,  ты и прав, -- сказал Муфта. -- Все-таки главное в игрушечной
мыши -- движение, для того у нее и колеса.
     Моховая  Борода попытался подать  им  знак, чтобы они  замолчали  и  не
спугнули птичку своей болтовней. Впрочем, это было  бесполезно, Полботинка и
Муфта не обратили на Моховую Бороду ровно никакого внимания.
     -- К тому же моя игрушечная мышь не пахнет мышью, --  пришла Полботинку
новая  мысль. -- А в  мире  животных запахи имеют  величайшее значение. Если
животное не пахнет, как ему положено, так это вроде и не животное.

     

     -- Мне это и в голову не приходило, -- признался  Муфта. Но тут Моховая
Борода, обеспокоенный судьбой птицы, не выдержал и сердито прошептал:
     --  А тебе  приходило  в  голову, что  свинство так  орать  при  птице,
высиживающей птенцов. До чего же вы бесчувственны!
     Только  теперь Муфта  и  Полботинка заметили  гнездо  в  бороде Моховой
Бороды и с изумлением уставились на птичку.
     -- Боже мой! -- прошептал Муфта. -- Это что ж такое?
     --  А  удивляться  нечему,  -- невнятно  пробурчал Моховая  Борода.  --
Наверное, птичка испугалась кошек и вместе  с гнездом укрылась от них в моей
бороде.
     -- Проклятые  кошки!  -- прошептал  Полботинка. -- Мы должны найти их и
как следует проучить!
     Муфта кивнул.
     -- Нам надо действовать, -- сказал он. -- Однако из-за гнезда возникают
известные трудности. Куда бы нам его деть?
     Но Моховая Борода неожиданно произнес:
     -- Гнездо останется там, где оно есть. На меня пока не рассчитывайте; я
не так скоро смогу сдвинуться с места. Прежде всего нужно высидеть  птенцов,
а там будет видно.
     --  Ишь  ты,  --  возмутился Полботинка.  --  Ты  что  ж,  будешь  себе
высиживать птенцов, а  мы  с Муфтой  улаживай  все  прочие мировые проблемы?
Тогда лучше уж сделать носилки и таскать тебя вместе с этим хозяйством.
     --  Разумней  сделать  носилки  на  колесах, --  заметил  Муфта,  --  и
прицепить  к машине.  Колеса можно  снять  с  игрушечной  мыши,  приделать к
носилкам, и получится прицеп.
     Вдохновившись своей идеей, он незаметно для себя  повысил голос, птичка
испугалась и упорхнула.
     -- Видите, -- сказал Моховая Борода, -- ее можно спугнуть даже голосом,
что уж  говорить о  носилках.  Когда  птица высиживает  птенцов, ни  о каком
переезде  не может  быть  и речи. Высиживание требует тишины и покоя;  птица
должна сосредоточиться.
     Полботинку вовсе не улыбалось снимать колеса с игрушечной мыши.
     Он легко сдался и произнес:
     --  Ладно.  По  мне,  так пусть Моховая  Борода  остается  здесь,  если
высиживание доставляет  ему такое  удовольствие.  А  мы с  Муфтой немедленно
отправимся в путь.
     Муфта кивнул.
     -- Несомненно,  -- сказал он. -- Мы должны  найти кошек, прежде чем они
успеют совсем одичать.
     Так как  времени оставалось в обрез, Муфта направился к машине и сел за
руль. Полботинка последовал было за  ним,  но тут же вернулся  и забрал свою
мышку.
     -- А западня так и останется без приманки? -- испугался Моховая Борода.
-- Неужели вся работа пойдет насмарку?
     Сейчас он охотно  удержал бы Полботинка  даже силой, но где уж там -- с
птичьим  гнездом  в  бороде!  Полботинка  прекрасно  это  понял  и  довольно
ухмыльнулся.
     -- Ты  не беспокойся, -- сказал он, запихивая  мышь  в карман. --  Поди
знай, на что она еще может пригодиться.
     Через мгновение он уже сидел рядом с Муфтой. Затарахтел мотор, и фургон
выехал  с поляны. Шум  мотора,  еще  некоторое время  доносившийся  из леса,
становился все слабее, пока наконец вокруг не воцарилась полная тишина.
     Птица уже безбоязненно порхнула в гнездо и замерла.
     Неподвижен  был и  Моховая Борода. Он лежал и смотрел, как снежно-белые
облака  плывут по  бескрайнему небосводу, постепенно изменяя свои очертания.
Да и что ему  оставалось, кроме как разглядывать  облака?  Очень трудно было
придумать в  этих  обстоятельствах  другое  занятие.  Какое  тут  придумаешь
развлечение, если  у тебя в бороде гнездо? Только  и остается, что лежать да
бездумно  смотреть  в  небо.  Это  все, и,  хочешь  не  хочешь, надо  с этим
мириться.
     Но  чем дольше  Моховая  Борода  следил за  облаками,  тем  больше  они
почему-то  напоминали ему кошек. И наконец все облака  стали точь-в-точь как
белые  кошки:  одни  сидели,  другие вроде бы  спали, третьи потягивались. У
одного облака-кошки был даже длинный мохнатый хвост. Моховая Борода вздохнул
и надолго закрыл глаза. Сейчас никак не хотелось вспоминать о кошках, других
забот полно. Поясницу, например, ломило.
     Хорошо хоть, что заполнившие  небосвод  кошки не мешали  птичке. Видно,
птичка не замечала их -- она была занята своим делом. Вскоре  Моховая Борода
понял, что  эта  птичка  --  мама.  А  потом  появился  и  папа,  он  принес
птичке-маме поесть.
     Сначала птица-папа посидел в сторонке, на ветке, и недоверчиво осмотрел
Моховую Бороду. Потом, собравшись с духом, он слетел к маме, сунул ей в клюв
какую-то букашку и поспешно скрылся в лесу.
     Моховой  Бороде было, конечно, приятно  следить  за  птичкой. Последнее
время ему  приходилось подолгу  бывать вдали от  природы,  и с  тем  большим
удовольствием он наблюдал теперь за птицами. Папа стрелой носился туда-сюда.
Исчезал и вновь появлялся -- то  с  мухой, то  с  букашкой в клюве. Скоро он
привык к Моховой Бороде и совсем перестал его бояться.
     Возникло новое осложнение. Раз, когда папа принес птичке-маме очередную
козявку,  Моховая  Борода тоже  непроизвольно раскрыл рот.  Ему  все сильнее
хотелось есть, ведь с самого утра у Моховой Бороды не было во  рту и маковой
росинки.  Друзья  уехали,  не   подумав  оставить   ему  какую-нибудь   еду.
Прошлогодняя брусника в бороде была уже  съедена  вся до последней ягодки, и
Моховая Борода с горечью подумал, что до появления новых ягод пройдет еще не
одна неделя.
     Птица-папа, видимо,  разобрался  в  обстановке.  Прилетев  с  очередным
червяком,  он  попытался  сунуть  свою  добычу в  рот Моховой Бороде. Но тот
вовремя сжал губы.
     -- Спасибо тебе, -- сказал он растроганно. -- Я понимаю: ты желаешь мне
добра, но,  к  сожалению, я не могу проглотить  червячка или букашку. Мне не
хочется  тебя обижать, и ради тебя я  готов  съесть хоть  майского жука. Но,
видишь ли, я не могу. Корми-ка лучше свою супругу, чтобы она могла без забот
высиживать в моей бороде птенцов. Тогда и птенцы быстрей вылупятся.
     Трудно сказать,  понял ли  птица-папа слова  Моховой Бороды.  Во всяком
случае, он отдал  червячка птице-маме  и полетел за новой  добычей.  Моховая
Борода вздохнул,  сорвал травинку и  пожевал  ее, чтобы  отогнать  голод. Но
толку от этого было мало.
     Моховая Борода снова вздохнул и подумал, что на сей раз он сам оказался
в ловушке.




     

     Машина не спеша катилась  по узкой лесной дорожке, все дальше уводившей
от лагерной стоянки в лес. Муфта сосредоточенно крутил баранку и внимательно
следил  за  дорогой,  чтобы  ненароком  не въехать  в  дерево.  А Полботинка
тщательно  осматривал окрестность. Его  взгляд беспрестанно скользил  то  по
кустам, то  по  вершинам  деревьев: нельзя пропустить ни малейшего намека на
присутствие кошек.
     Но  поначалу  ничего  примечательного   заметно  не  было.  Кругом  все
оставалось спокойным. Лесную тишину нарушали  только два круживших над лесом
вертолета.
     --  Мне страшно нравятся всевозможные исследовательские  экспедиции, --
сказал Полботинка. -- Это здорово, когда можно что-нибудь исследовать.
     В ту же секунду Муфта нажал на тормоз и остановил машину.
     -- На дороге  следы, -- сказал  он. -- А следы -- это самый  подходящий
объект для исследования.
     -- Конечно,  --  согласился  Полботинка. --  Как правило, след остается
там, где кто-то ступил.  Именно таким образом в большинстве случаев следы  и
появляются.
     Они  вылезли  из  машины  и  принялись  разглядывать  следы,  отчетливо
проступающие на песчаной дороге.
     -- Кошачьи следы, -- сказал Муфта.
     -- И их очень  много,  -- добавил Полботинка. -- Чует  мое  сердце, что
здесь прошла целая стая кошек.
     -- И мое чует, -- задумчиво кивнул Муфта. -- К тому же следы свежие.
     --  Любому мало-мальски знающему следопыту должно быть  ясно: кошки  не
могли далеко уйти, -- сказал Полботинка.
     Продолжая  исследование, они вскоре  установили, что  следы  тянутся из
леса, некоторое  время  идут вдоль дороги и снова сворачивают в лес,  теперь
уже по другую сторону дороги. На пути кошек было найдено несколько шерстинок
и скорлупа птичьего яйца.
     -- Кошки передрались из-за  птичьих яиц, -- сказал Муфта. --  Очевидно,
они озверели от голода.
     Придя  к такому выводу, Муфта и Полботинка вернулись  в  машину и снова
двинулись в путь.
     Лесная  дорога  становилась  все  ухабистей,  и  пришлось  ехать  очень
медленно.
     -- Надо бы чуточку побыстрее, -- озабоченно сказал Полботинка.
     -- Это невозможно, -- покачал головой Муфта. -- На  такой дороге спешка
до добра не доведет.
     -- Понятно, -- вздохнул Полботинка.  -- Но  ты  только  представь себе,
если на нас нападут кошки.
     Муфта сохранял хладнокровие.
     -- Я боюсь, что они нападут и без нашего представления, --  заметил он.
--  Гораздо  интересней  представлять себе  вещи, которых на  самом деле  не
бывает.
     --   А   у   меня   такое   чувство,   что  сегодня  произойдет  что-то
необыкновенное,   --  встревоженно   сказал  Полботинка.  --  У  меня  такое
предчувствие.
     Муфта  хотел  было  успокоить  Полботинка,  но,  взглянув  невзначай  в
зеркало, воскликнул:
     -- Необыкновенное уже происходит! За нами -- кошки!
     Полботинка, вздрогнув, кинулся к  заднему стеклу. Теперь  и  он  увидел
стаю кошек.
     Кошки, кошки,  кошки... Они неумолимо приближались -- черные,  серые, и
черно-серые, и  серо-черные, и черно-белые, и бело-черные, и  полосатые. Они
мчались за машиной, грозные и яростные.
     Первым  бежал рыжий взъерошенный котище. По  мнению Полботинка, это был
самый разъяренный и самый страшный кот.
     --  Не видно ни  одного  белого кота, --  заметил  Муфта.  --  Выходит,
Альберта среди них нет.
     А Полботинка дрожащим голосом проговорил:
     -- Жаль, что у нас нет никакого оружия.  В детстве у меня была рогатка,
но одна воровка сорока ее стащила. Из рогатки очень  удобно сбивать яблоки и
груши.
     -- Ну, значит, ты настоящий снайпер, -- уважительно отозвался Муфта.
     -- Конечно, -- кивнул Полботинка. -- Если ты  не хочешь портить фрукты,
надо целиться точно в черенок. Эх, была бы при мне рогатка! Я бы этим кошкам
показал, где раки зимуют!
     -- Ты лучше загляни в холодильник, --  посоветовал Муфта. -- Может, там
найдется, что подбросить кошкам. Они бы хоть ненадолго отстали.
     Полботинка распахнул дверцу холодильника.
     -- Только творожные сырки, -- сказал он. -- Этим кошек не проведешь.
     Муфта попытался увеличить скорость, но машину затрясло и начало бросать
из стороны в сторону. А кошки между тем приближались.
     Они приближались неумолимо и устрашающе.
     Полботинка глядел в заднее стекло и становился все бледнее.
     -- Этот рыжий кот вот-вот настигнет нас, -- сказал Муфта, не отрывавший
глаз от зеркальца.
     -- Проклятая сорока! -- прошептал Полботинка.  -- Подлая воровка! Это ж
надо -- стащить именно рогатку!
     У Полботинка стучали зубы.
     --  Тебе холодно? -- посочувствовал Муфта. -- Может, у тебя поднимается
температура?
     -- Я бы этого не сказал, -- пробормотал Полботинка.
     Муфта предостерегающе поднял палец, но тут же опустил руку на руль.
     -- Тогда  не  лязгай зубами, --  наставительно  сказал  он. -- На такой
дороге недолго и язык прикусить.
     К  счастью, впереди показался  более  ровный участок  дороги,  и  Муфта
тотчас прибавил  газу.  Удалось  несколько увеличить разрыв между  машиной и
кошками.
     Немного погодя Полботинка спросил у Муфты:
     -- Ты когда-нибудь совершал подвиг?
     --  К сожалению, нет, -- ответил Муфта.  --  У меня, увы, для этого  не
самая  подходящая  внешность.  Согласись, чудно  совершать подвиг,  будучи в
муфте.
     -- Понимаю, -- кивнул Полботинка. --  А я  вот  с детства мечтал  стать
героем. Только ни разу  не  подвернулся подходящий случай. А  теперь,  когда
наконец появилась такая возможность, у меня, как назло, нет рогатки. Была бы
рогатка -- совершил бы я героический подвиг.
     Между тем ровный участок дороги кончился.
     Муфта  вынужден  был  опять  снизить  скорость,  и  кошки  стали  вновь
приближаться к машине. Рыжий предводитель уже  оторвался от  остальных кошек
на добрых полсотни шагов.
     -- Ты посмотри на рыжего, --  сказал Муфта. -- Его глаза так и светятся
яростью.
     А Полботинка добавил:
     -- Будь у меня рогатка, я б ему засветил!
     Но  едва  Полботинка произнес  это, как рыжий кот, совершив  гигантский
прыжок, с грохотом плюхнулся на крышу фургона.
     -- Караул! -- испуганно завопил Полботинка.
     -- Еще крышу поцарапает, -- обеспокоенно заметил Муфта.
     Сквозь тонкую жестяную крышу было слышно,  как прямо над головой злобно
мяукает кот.
     Но  тут  Муфта заметил впереди  у  обочины  камень и  принял  отчаянное
решение.
     -- Держись! -- крикнул он Полботинку.
     В следующее мгновение правое переднее колесо  бухнуло о  камень, фургон
подпрыгнул так, что загремели сковородки и кастрюли. Конечно же, кот не смог
удержаться на гладкой крыше и, кувырнувшись, брякнулся на землю.
     Полботинка выглянул в заднее окно.
     -- Здорово шлепнулся, еле дышит, -- сказал он. -- Так ему и надо.
     Но  остальные кошки будто ничего и  не  заметили.  С прежним пылом  они
продолжали преследование, а  место лидера занял  теперь  огромный черный как
уголь кот.
     --  У  нового  главаря морда еще  страшнее,  чем у прежнего, -- грустно
заметил Полботинка. -- Если  б моя рогатка  была  при  мне,  я бы непременно
стрельнул здоровенной шишкой, у него пасть разинута.

     

     -- При чем тут разинутая пасть? -- удивился Муфта.
     --  Да нет, дело не столько  в пасти, сколько в  шишке,  которая в  нее
влетит, -- объяснил  Полботинка.  -- Если шишка окажется достаточно колючей,
то она накрепко застрянет, и вряд ли этот кот сможет захлопнуть пасть.
     Муфта удивленно покачал головой.
     -- Выходит, ты в самом деле освоил рогатку до тонкостей, -- сказал он.
     --  Стрельба  из   рогатки  и  впрямь  очень  тонкое  дело,  --  кивнул
Полботинка. -- Ты только подумай, какие тонкие черенки у яблок  и груш. Будь
оно неладно, все сорочье сословие!
     Он хотел добавить  еще  что-то, но остановился  на полуслове,  так  как
произошло нечто неожиданное.
     После  очередного  поворота  лес  вдруг  кончился.  Впереди  показалась
сплошная  водная  гладь.  Озеро. Впереди  вода,  а позади разъяренные кошки!
Дорога вела к озеру, и свернуть было некуда.
     Полботинка с новой силой застучал зубами.
     --  Что теперь делать?  -- прошептал  он, зажмурившись. Думать было уже
некогда.
     --  Кошки  боятся воды, -- коротко бросил Муфта и изо всех сил нажал на
педаль.
     На бешеной скорости машина въехала прямо в озеро.




     

     Машина  стояла в  воде,  шагах  в двадцати  от  берега.  Посреди  озера
виднелся  уютный  лесистый  островок,  но  попасть на  него не  было никакой
возможности --  чем дальше от  берега,  тем становилось  глубже. Вода и  так
почти доходила до окон машины. О том, чтобы повернуть назад, и речи быть  не
могло: на берегу поджидали кошки.
     -- Ты умеешь плавать? -- спросил Полботинка.
     -- Не  знаю, -- смущенно ответил Муфта. --  Ни  разу  не  пробовал. Мне
почему-то  всегда казалось,  что  муфта -- не  самый  подходящий  для  этого
костюм, и  еще,  купаясь в муфте, я буду слишком выделяться  среди остальных
купальщиков.
     -- Я тебя понимаю, -- сказал Полботинка. --  Я тоже не бог весть  какой
выдающийся  пловец. Только один раз в жизни я  совершил прыжок  в воду, да и
то, скорее, нечаянно -- в детстве я упал в колодец.
     -- Следовательно, мы все должны оставаться в машине, -- решил Муфта.
     -- Конечно, -- кивнул Полботинка. -- И рогатки у нас тоже нет.
     -- Скорее, нам пригодилась  бы надувная игрушка,  -- предположил Муфта.
-- Говорят,  надувные игрушки прекрасно помогают держаться на воде. С  такой
штукой мы смогли бы оказаться на острове и не умея плавать.
     Но взять надувную игрушку было негде.
     Зато настоящие кошки  важно надулись. Вероятно, они прекрасно понимали,
в каком незавидном положении находятся Муфта и Полботинка.
     С  вызывающим  видом кошки  прогуливались  по берегу, бросая  на машину
злорадные и презрительные взгляды.
     --  Я,  конечно,  ничего  не имею  против птиц и  зверей, -- проговорил
Полботинка. -- Но я уверен: сорока -- воровка, а кот -- бандит. И ничего нет
удивительного, что воры  и бандиты действуют  заодно! Первые крадут рогатку,
чтобы вторые могли загнать тебя в озеро и утопить.
     -- Да не преувеличивай, -- сказал Муфта. -- До этого дело еще не дошло.
Даже если вода и  проникнет в машину,  наши  головы все  равно  останутся на
поверхности, воздуха нам хватит.
     -- "Воздуха"! -- передразнил Полботинка.  -- Воздуха-то хватит!  Только
одним воздухом не проживешь. Умереть голодной смертью не лучше, чем утонуть,
а мы, конечно, умрем с голоду, если застрянем здесь.
     Муфта сохранял спокойствие.
     -- До голода тоже пока далеко, -- сказал уверенно. -- Ты же сам сказал,
что в холодильнике есть творожные сырки. Будем питаться ими, вскипятим  чай.
В чем другом, а в воде у нас недостатка нет.
     При упоминании  о творожных сырках у Полботинка потекли слюнки, а мысли
о смерти улетучились.
     -- Мы  же сегодня не  завтракали, -- сказал он.  -- Один  сырок  или, в
крайнем случае, два вреда не принесут.
     Тут и Муфта захотел есть.
     -- Что ж, -- сказал он. -- Давай и в самом деле  перекусим: сытое брюхо
вечера мудренее.
     -- Как ты  сказал?  -- поразился  Полботинка. --  Это что  за  народная
мудрость?
     -- Ой, извини, -- смущенно улыбнулся Муфта. -- Когда я волнуюсь, у меня
путаются все пословицы.
     Чтобы скрыть  неловкость,  он принялся деятельно готовиться к завтраку:
опустил  стекло,  наполнил кастрюлю  чистой, прозрачной  водой  и взялся  за
кипятильник.
     --  Погоди!  --  сказал Полботинка.  -- Как  мы  вскипятим  воду?  Ведь
кипятильник работает, только когда машина едет?
     --  Ну да, правильно, -- еще больше смутился и даже покраснел Муфта. --
От волнения я забыл и об этом. Видимо, надо попытаться чуть-чуть проехать.
     Он уселся за руль и завел мотор.
     --  Постой!  --  перепугался  Полботинка. --  Дальше  ведь  глубоко,  с
головой!
     Но, несмотря на волнение, Муфта действовал вполне хладнокровно.  Он дал
задний ход, затем круто развернулся и медленно поехал вдоль берега.
     К   счастью,   дно   озера  было  почти  ровным,  и   машина  двигалась
беспрепятственно.
     Вскоре успокоился  и  Полботинка. Он  сунул  кипятильник  в  кастрюлю с
водой.
     -- Так,  глядишь, и спасемся  от кошек, --  сказал он  с  надеждой.  --
Объедем озеро кругом, а на той стороне выберемся на берег.
     Однако кошки уже заметили маневры Муфты и тоже двинулись вдоль берега.
     Стало ясно: их так просто не проведешь.
     Глядя, как  Полботинка держит кипятильник, Муфта вдруг вспомнил Моховую
Бороду.
     -- Бедный наш друг! Наверно, он голоден не  меньше нас, -- вздохнул он.
-- С гнездом в бороде ему не добраться даже до родника.
     --  Зато  он  на твердой  земле, --  сказал  Полботинка.  --  Лучше  уж
высиживать птенцов, чем все время ждать, когда над тобой сомкнется вода.
     Тем  временем вода  в  кастрюле  закипела.  Муфта  остановил машину,  а
Полботинка  поставил на  стол  чашки и  положил  сырки.  Но  не  успели  они
приступить к завтраку, как их внимание привлек рокот, который становился все
громче и громче .
     -- Вертолет! -- выглянув в окно, сообщил Муфта.
     Теперь  и  Полботинка,  быстро  прильнув  к  стеклу,   увидел   большой
огненно-красный вертолет, который медленно пролетал над озером.
     -- Кажется, к нам, -- сказал Полботинка.
     И  в  самом  деле,  через некоторое  время вертолет  стал снижаться над
машиной и, наконец, повис в воздухе. Муфта с Полботинком высунулись в окно.
     -- Разглядывает нас, -- предположил Муфта.
     Но  вертолет  спускался  все ниже  и  ниже,  пока, наконец,  из него не
сбросили веревочную лестницу, нижний конец которой повис возле самого окна.
     -- Ого! -- сообразил Полботинка. -- Нас хотят спасти!
     -- Да, похоже  на то, -- кивнул  Муфта.  -- Но я, к сожалению,  не могу
воспользоваться этой возможностью. Для меня  эта машина то же,  что  корабль
для капитана. А капитан никогда не оставляет свой корабль. Кроме того, мне в
муфте  неудобно  взбираться даже  по  каменной  лестнице,  не  говоря  уж  о
веревочной -- видишь, как она раскачивается. Прощай,  дорогой друг! Кланяйся
Моховой Бороде.
     -- Гм,  -- поперхнулся Полботинка, -- Не думаешь ли ты,  в самом  деле,
что я из тех, кто спешит спасти свою шкуру и со  спокойной  совестью бросает
друга на произвол судьбы? Если ты останешься,  останусь и я.  К тому же я  с
этой лестницы могу нечаянно совершить второй в своей жизни прыжок в воду.
     Муфту глубоко тронули слова Полботинка. Он подал вертолету знак  лететь
дальше и сказал другу:
     -- Выпьем-ка по этому случаю чайку.
     А Полботинка  задумчиво проводил взглядом удалявшийся вертолет и тяжело
вздохнул.
     --  Вот  и улетел,  --  сказал  он  мрачно. --  Улетел и оставил нас на
произвол разъяренной стихии. Да и чай, кажется, уже остыл.
     --  Ну, это  не  беда,  -- улыбнулся  Муфта. --  Опусти  кипятильник  в
кастрюлю, а я немного проеду.
     Полботинка  взял  кипятильник,   но   вдруг   застыл,   глубокомысленно
разглядывая его. Затем его лицо просветлело.
     -- Послушай, Муфта! -- возбужденно воскликнул он.  -- Ты как-то сказал,
что таким мощным кипятильником можно вскипятить целое озеро!
     -- Ну и что? -- спросил Муфта.
     -- Так почему бы нам этого не сделать? Ведь  кипящая вода испаряется --
разве не так? И если  ты не просто хвастался своим кипятильником, то для нас
плевое дело -- испарить все это проклятое озеро!
     -- А зачем? -- удивился Муфта.
     -- Неужели  ты не понимаешь?  -- усмехнулся Полботинка, --  Как  только
озеро испарится, мы сможем спокойно выехать на противоположный берег.
     И он  принялся так горячо  расхваливать  свой план,  что понемногу  и у
Муфты появился интерес к нему.
     --  Что ж, можно попробовать,  -- сказал он  наконец. -- Если только мы
сами не испаримся.
     -- Иди ты, --  отмахнулся Полботинка. -- Паровые ванны рекомендуют даже
врачи. Пар куда полезней, чем отвар из оленьего мха.
     Муфта  не  стал  спорить и двинулся в путь, а Полботинка открыл  окно и
опустил кипятильник в воду.
     Прошел час, затем другой. Миновал и третий.
     -- Мы так и не съели сырки, -- нарушил Муфта затянувшееся молчание.
     Но вместо ответа Полботинка воскликнул:
     -- Пар!
     -- В самом деле, пар! -- не поверил своим глазам Муфта.
     Через полчаса закипело, забулькало все озеро. Уровень воды понижался на
глазах, а прямо над головой набухала  черная туча. Вскоре по дну озера можно
было ехать в любом направлении.
     -- А теперь быстренько на тот берег! -- заторопился Полботинка.
     -- Легко сказать -- на тот берег, -- вздохнул Муфта. -- Если  б я знал,
где этот берег.
     Из-за  густого  пара  было видно  всего  на несколько  шагов,  и Муфта,
вслепую колеся по озеру, потерял направление.
     -- Как только вода испарится, начнется ливень, -- сказал Полботинка. --
Ведь не  может  целое  озеро держаться в небе. Но  еще раньше на нас нападут
кошки, потому что исчезнет паровая завеса.
     Пророчество Полботинка сбылось раньше, чем можно было ожидать.
     Внезапно  пар  над озером  рассеялся,  и лучи заходящего  солнца залили
окрестности ярким светом.  Полботинка  и Муфта с  ужасом увидели, что на них
мчится стая озверевших кошек.
     В этот  момент  машина  оказалась  возле  острова.  До противоположного
берега оставалось как раз пол-озера.
     -- Вперед! -- завопил Полботинка, а Муфта отчаянно нажал на педаль.
     И тут начался ливень.  Скопившаяся в небе вода с шумом  низвергалась на
дно  испарившегося озера.  Крыша  фургона буквально  грохотала  под  ударами
тяжелых капель. Вокруг бушевала мутная разъяренная вода.
     -- Вперед! -- снова завопил Полботинка. -- Жми на газ, или мы утонем!
     Машина  вырвалась  на  берег  в  тот момент,  когда кошки  подоспели  к
острову.
     И  это  была  большая  удача,  потому  что  вода  в  озере прибывала  с
катастрофической быстротой.
     --  Неужели мы  спаслись?  -- едва  слышно  спросил Муфта  и  остановил
машину.
     -- Спаслись, -- тоже шепотом ответил Полботинка.
     Они  вышли из фургона,  чуть  не  падая  от  усталости,  и обнялись, не
обращая внимания на яростный ливень.
     Дождь  кончился так же  внезапно,  как  и начался. С острова  слышались
жуткие кошачьи вопли.
     -- Кошки застряли на острове! -- торжественно произнес  Полботинка.  --
Мы заманили их на остров, где они никому не смогут причинить никакого зла. И
знаешь, Муфта, это самый настоящий подвиг!

     

     Крохотная птичка, радостно щебеча, пролетела над ними.




     

     -- Такие  вот деда,  --  размышлял  Моховая Борода, лежа на  поляне. --
Образно  говоря,  я  подобен дереву,  на  котором  птички свили себе гнездо.
Разница только  в  том,  что дерево  стоит,  а я  должен  лежать.  И  дерево
впитывает своими корнями всевозможные питательные соки, а у меня нет корней,
чтобы впитать даже глоток воды.
     От  долгого  лежания не  на шутку  разболелась поясница. Хоть  бы разок
потянуться,  но  и  этого  нельзя  --  малейшее движение  может  потревожить
птицу-маму.
     Моховая Борода с отчаянием подумал:
     "Во имя чего я должен так страдать?"  И тут, словно в ответ, он услышал
негромкий  треск. "Тиу-тиу-тиу!.." --  послышался из его  бороды голосок. Из
яйца вылупился первый птенец!
     -- Добро пожаловать, малыш! -- растроганно прошептал Моховая Борода. --
Добро пожаловать в этот огромный сложный, но такой интересный мир.
     Он сразу забыл и  про жажду, и про голод, и  про боль в пояснице, и про
все прочие неудобства. Он чувствовал себя чуть ли не отцом этого птенчика.
     Тут снова  раздался треск.  И  писк.  Это  был второй  птенец. А  потом
вылупился  третий,  и четвертый,  и  пятый. Пять  птенцов.  Пять  неокрепших
жизней.
     Птица-мама  прыгнула  на  край гнезда, чтобы  убрать  пустую  скорлупу.
Видно, она была очень довольна своими детками. Теперь и  Моховая Борода смог
разглядеть их. Пять пушистых комочков разом распахнули свои клювики.
     -- Маленькие мои! --  заговорил Моховая  Борода. -- Миленькие! Вот вы и
вылупились из  яйца. Вы пришли принять участие в самой диковинной и  в самой
прекрасной затее природы, называемой жизнью. Я должен  вам прямо сказать: вы
явились  на  свет  в  тяжелое  время,  в  очень  тяжелое  время.  Разве  вас
приветствуют радостные и ликующие птичьи трели? О  нет, малыши, птичьи песни
смолкли! Разве мама высидела вас в кроне дерева, среди приветливо шелестящей
листвы? О нет, она была вынуждена сделать это в моей бороде! Потому что беда
и разорение  обрушились  на лес.  И  тенистые  рощи,  и прекрасные  цветущие
лужайки захвачены ордами кровожадных кошек...
     В  этот момент снова раздался треск, но не  похожий на прежний и  более
громкий.
     --  Что это такое?  --  удивился Моховая  Борода. -- Ведь в гнезде было
пять яиц. Ровно пять и ни одним больше.
     На  сей раз за треском не последовало  никакого писка.  И вдруг Моховая
Борода сообразил, что треск мог раздаться откуда угодно, но только не из его
бороды.
     Треск послышался со стороны опушки. Так трещит под ногой сухая ветка.
     Моховая Борода поднял глаза.
     На него смотрел большой серый кот!
     "Ах вот как, --  подумал Моховая Борода, оправившись от первого испуга.
-- Пожаловал, бандит. Конечно же, он выслеживает бедненьких птенчиков".
     Поведение  кота  вскоре  подтвердило  опасения  Моховой  Бороды.  Зверь
подползал медленно, украдкой, как и положено кошке, подстерегающей добычу.
     Опасность заметила и птица-мама. С отчаянным криком она  поднялась было
в воздух, но быстро  опомнилась и  попыталась увлечь  кота  за собой. Высоко
подпрыгивая,  она  побежала в сторону от гнезда,  беспомощно  волоча  крыло,
будто оно повреждено. Однако кот разгадал хитрость  птицы-мамы и не дал себя
провести. Он бросил на нее равнодушный взгляд  и  продолжал подкрадываться к
Моховой Бороде.
     "Едва  ли я смогу защитить птенцов от этого обнаглевшего разбойника, --
в  ужасе подумал  Моховая  Борода. -- Руки и  ноги  затекли от лежания, и от
голода я совсем ослабел".
     Больше он не успел ничего подумать: кот молнией бросился прямо к нему.
     Зеленые  глаза  горели яростным  огнем,  а когти  готовы  были  вот-вот
разодрать гнездо.
     Моховая  Борода  быстро  накрыл  гнездо  обеими  руками и  приготовился
ударить врага правой ногой. Большего он сделать не мог.
     И тут кот исчез. Он будто испарился. Его просто не стало.
     -- Как  сквозь землю провалился, -- удивился Моховая Борода.  В тот  же
миг он услышал жалобное мяуканье. Оно раздавалось откуда-то из-под земли.
     -- В западню попал! -- сообразил Моховая Борода. -- Птенцы спасены!
     Сердце билось сильно и часто -- от пережитого потрясения и  от огромной
радости.
     Птица-мама поспешно подлетела к гнезду  и  принялась ласкать птенчиков,
поочередно поглаживая их клювом.
     -- Они  спасены, -- повторил Моховая Борода,  растроганно  наблюдая эту
картину. -- Какое счастье!
     Тут он почувствовал непреодолимую усталость.
     Дыхание его успокоилось, глаза медленно закрылись. Он еще раз счастливо
улыбнулся и  уже  сквозь  сон  услышал,  как с радостным щебетанием вернулся
птица-папа и как птицы вдвоем подхватили гнездо и улетели.

     

     Моховая  Борода  спал сладко  и крепко. И проснулся  только от  грохота
подъехавшего фургона, из которого вышли Полботинка и Муфта.
     --  Надо же, -- засмеялся Полботинка, --  птица вместе с гнездом  давно
улетела, а наш отважный Моховая Борода по-прежнему лежит на своем посту.
     -- Я тут задремал чуток, -- пробормотал Моховая Борода и проворно  сел.
-- Ну, как ваши дела?
     -- Мы с Муфтой совершили подвиг, -- важно сообщил Полботинка. -- А ты?
     -- Я не совершил ничего,  -- скромно ответил Моховая Борода. -- Но один
здоровенный  котище  совершил  тут  тигриный прыжок. Должно  быть, теперь он
сидит в западне.
     -- В западне? -- воскликнул Муфта.
     -- Во всяком случае, я так думаю, -- сказал Моховая Борода.
     Наконец он встал, и друзья втроем направились к устроенной ими западне.
Сквозь еловые ветки на них смотрела унылая кошачья морда.
     -- Этот разбойник хотел напасть на птичье гнездо, но, к счастью, на его
пути  оказалась западня, --  объяснил Моховая Борода. -- Жаль только, кот не
белый, а серый. Может быть, вы что-нибудь узнали об Альберте?
     Муфта покачал головой.
     -- Мы  тоже не встретили  ни одного белого кота,  -- промолвил  он и во
всех  подробностях  рассказал  о  том, что они  с Полботинком  делали  и что
пережили.
     -- Альберта в лесу,  наверное, нет, -- встревожился Моховая Борода.  --
Если  бы вокруг  бродила  хоть  одна кошка, птички  не отважились бы забрать
гнездо  из моей бороды. Вероятно, птица-папа облетел лес  и понял: опасность
миновала.
     -- Давайте отнесем старушке хотя бы  серого кота, раз уж он попался, --
предложил Полботинка. -- Между прочим, у этого серого  кота и бантик на шее,
правда, не голубой, а, скорее, серо-бурый.
     -- Делать нечего, -- согласился с ним Муфта. -- Если негде взять белого
кота, то пусть хоть серый немного утешит старушку.
     --  Ладно,  -- сказал  Моховая  Борода. --  Но прежде  надо как следует
поесть и выспаться. А утром, я считаю, самое время трогаться в путь.
     Возражать ему никто не стал.




     

     На следующее утро, едва открыв глаза, Моховая Борода кинулся к машине и
закричал:
     -- Подъем! Подъем! Пора подумать о пирогах и какао!
     Вообще-то друзья не совсем были уверены в том, что старушка и за серого
кота  готова угостить их пирогами и сварить  какао,  как  это было обещано в
случае возвращения  Альберта.  Но  надеяться следовало  на лучшее, да и есть
очень  хотелось,  творожные  сырки были  накануне  уничтожены  без  остатка.
Полботинка распахнул дверцу.
     -- А где Муфта? -- поинтересовался он, спросонок протирая глаза.
     -- Муфта? -- удивился Моховая Борода. -- Разве он не спал в машине?
     -- Вечером лег спать, как всегда, -- сказал Полботинка. -- А сейчас его
постель пуста.
     -- Ничего  не  понимаю,  -- пробормотал  Моховая Борода. Оба растерянно
замолчали и  в наступившей тишине вдруг услышали всхлипывания. Кто-то плакал
неподалеку в лесу. Неужели это и впрямь Муфта?
     -- Муфта! -- крикнул Полботинка. -- Муфта, где ты?
     Всхлипывания стали слабее.  Сделалось  совсем  тихо.  Но  тут  раздался
печальный, прерывающийся, едва слышный голос Муфты:
     -- Я... я здесь. Я... в оди... но... честве!
     -- Он в одиночестве, -- сообразил Моховая Борода.
     -- Еще  вчера он вместе со мной совершил подвиг, а сегодня хнычет,  как
маленький, -- недоуменно заметил Полботинка. А Моховая Борода добавил:
     -- Видно, у него и в самом деле страшно противоречивый характер.
     Они пошли на голос и вскоре увидели сидящего под кустом Муфту. Щеки его
были мокры от слез, а руки сжимали ворох писем.
     -- Что ты тут делаешь? -- участливо спросил Моховая Борода. Муфта снова
захныкал.
     -- Я так одинок, -- всхлипнул он.  -- Я читал последние письма, которые
раньше не успел прочесть.
     -- Ах, ты, значит, одинок! --  разозлился Полботинка. -- А мы с Моховой
Бородой на что, позволь спросить? Или мы тебе не друзья? Ты  сам углубился в
свое одиночество, никто тебя не гнал!
     -- Извините, пожалуйста,  -- сказал  Муфта, пытаясь изобразить на  лице
радость.  -- Конечно  же, вы  мои  друзья.  Я наговорил глупостей,  просто я
оказался под сильным влиянием своих писем.
     -- Что ж ты там понаписал, что никак  не можешь опомниться?  -- покачал
головой Моховая Борода.

     

     -- А  вот  послушайте,  -- вздохнул Муфта, --  может, тогда вы  поймете
меня.
     Он взял первое попавшееся письмо и прочел вслух:
     -- "Дорогой Муфта!  Мой бедный малыш! Тебе не понять, как несчастен  я,
адресующий тебе эти строки. Я одинок,  ужасно одинок на этом огромном земном
шаре. Мне некому пожать руку. Ты ведь знаешь,  дорогой Муфта, что у меня нет
ни одного друга..."
     Тут голос его прервался, потоком хлынули слезы.
     -- Зачем ты так расстраиваешь себя этими письмами? -- вздохнул  Моховая
Борода. -- Какой в этом смысл?
     -- Смысла нет, -- рыдал Муфта. -- Просто я привык отправлять и получать
такие письма.

     

     -- От этой дурацкой привычки мы тебя  мигом  вылечим, не беспокойся, --
сурово сказал Полботинка. -- Отныне никаких писем! А если ты никак не можешь
не  писать, так  пиши себе  на здоровье  стихи. Можешь их читать вечерами  у
костра, например. Я думаю, что Моховая Борода не откажется послушать стихи.
     -- Особенно мне нравятся стихи о природе, -- сказал Моховая Борода.
     Слезы мгновенно высохли, будто испарились.
     -- Спасибо, друзья!  -- воскликнул он, просияв. -- Отныне я ни  строчки
не напишу сам себе, честное слово. Я стану поэтом, или  пусть меня  называют
не Муфтой, а Валенком! И я напишу стихи, полные сладкой грусти и боли!
     -- Я предпочел  бы сладкий пирожок  со сладким какао, -- сказал Моховая
Борода. -- Прежде  всего надо отвезти старушке  кота, а там пусть себе Муфта
сочиняет сколько душе угодно.
     Они вернулись на поляну и остановились перед западней.
     --  Кот,  кажется,  спит, -- сказал  Муфта, заглядывая  в яму.  Моховая
Борода присел возле Муфты.
     -- Во всяком случае, зверь утихомирился, -- решил он.
     Полботинка отодвинул  ветки,  но кот не  обратил  на это  ни  малейшего
внимания.  Он  растянулся,  положив  голову  на  лапы,  и  даже  хвостом  не
шевельнул.
     --  До чего  ленивое  животное,  -- сказал Полботинка. --  Хоть  бы  из
вежливости на нас посмотрел.
     -- Когда  этот  кот нападал  на  меня, он не  был похож на  лентяя,  --
усмехнулся Моховая Борода. Полботинка пожал плечами.
     -- Да, поди  знай этих  кошек. Может быть, он не шевелится оттого, что,
попав в западню, испытал сладкую боль и грусть.
     -- Конечно,  -- сказал Муфта. -- Не забывайте:  он  целую ночь провел в
одиночестве. Боюсь, мы к нему  несколько несправедливы. Почему именно на его
долю  выпали тяготы  одиночного  заключения? Правда, другие кошки  сейчас на
необитаемом острове, но ведь они все вместе.
     -- Зато именно  он  вскоре испытает  заботу  и  любовь  старушки, если,
конечно,  мы  не будем здесь слишком долго  болтать,  -- заторопился Моховая
Борода. -- Подумаем-ка лучше, как извлечь его из ямы.
     --  Вот где пригодилась бы веревочная лестница с  вертолета, -- заметил
Полботинка. -- Жаль, что не сообразили мы с Муфтой вовремя срезать кусок.
     -- Голыми руками  взять кошку -- штука непростая,  -- озабоченно сказал
Моховая Борода.  -- Муфта, может, подгонишь машину  поближе? Если  кот  даст
деру, пропали старушкина радость и наш вкусный завтрак.
     -- Верно, -- сказал Полботинка. -- А вместо веревочной  лестницы  можно
использовать Муфту. Коту ничего не стоит взобраться  по Муфтиной  муфте. А с
Муфтой  ничего не случится  -- у него такая  толстая муфта, что ее  никакими
когтями не раздерешь.
     Стать  лестницей  Муфта не согласился,  но фургон осторожно  подогнал к
самому краю западни и распахнул дверцу.
     Теперь и кот поднял голову. Затем встал, потянулся и  посмотрел наверх.
Через открытую дверцу  он  увидел  кровать Муфты. И  в мгновение ока  мощным
прыжком взлетел в машину.
     -- Вот это да! -- воскликнул Полботинка.
     Муфта  быстро захлопнул дверцу,  но нужды  в этом, пожалуй,  и не было.
Кот, судя  по всему, не замышлял никаких побегов. В окно было видно, как  он
спокойно  свернулся в  клубок  на  кровати  Муфты  и,  тихо мурлыкая,  снова
задремал.
     -- Великолепно, -- сказал Моховая Борода. -- Инстинкт  подсказал  коту,
что  от него  требуется.  Вообще  в животном мире  инстинкты имеют  огромное
значение.
     --  Выходит,  благодаря своим инстинктам кот поумнел. -- удовлетворенно
произнес  Муфта.  --  Надеюсь,  он  понравится старушке  и  сумеет  во  всех
отношениях заменить ей Альберта.
     Они забрались в машину.
     -- А теперь -- прямо к старушкиной калитке, -- сказал Моховая Борода.
     Муфта завел мотор и кивнул:
     --  Только  возле  какого-нибудь  магазина  остановимся  и  купим  коту
колбасы.
     Чтоб с голоду не выпали усы,
     Коту необходим кусочек колбасы.
     --  Ишь ты, всего полчаса, как стал поэтом, а  уже  говорит в рифму, --
уважительно заметил Полботинка.




     

     Отворив калитку  старушкиного  сада, друзья  были потрясены  чистотой и
порядком. Дорожки  аккуратно выровнены граблями, садовая мебель выкрашена  в
яркий красный цвет. Нигде ни капли молока, ни рыбьей чешуйки.  Сама старушка
в чистеньком фартуке спешила им навстречу, сияя от счастья.
     --  Наконец-то приехали, дорогие вы мои! -- радостно  проговорила она и
схватила кота на руки.  -- Какао как раз подоспело, а пирог дожидается вас с
утра.
     Друзья удивленно переглянулись.
     -- Откуда вы узнали, что мы приедем именно сегодня? -- спросил Муфта.
     -- Как же мне не знать? -- в  свою очередь удивилась  старушка. -- Ведь
радио  все  время  говорит  о  вас,  с  вертолета  следили  за всеми  вашими
действиями. И еще  сказали по радио, что вы совершили подвиг... Накроем стол
в саду?
     Не дожидаясь ответа, она  заспешила в  дом и  вскоре вернулась с чистой
скатертью  и подносом.  Она суетилась  и хлопотала, а  кот сновал за ней  по
пятам.  Над расписным кувшином с какао  подымался парок, от пирога пахло так
аппетитно, что Полботинка вместо пальцев на ногах стал шевелить носом.
     Старушка позвала  их к столу. Приглашение не пришлось повторять дважды.
Молча, но  с  воодушевлением  друзья принялись за пирог,  большими  глотками
прихлебывая какао.
     -- Надеюсь, этот кот вас устроит, -- сказал наконец Муфта.
     -- Еще как! -- засмеялась старушка. -- Я  люблю своего Альберта с  того
самого  дня, когда он крохотным, беспомощным котенком переступил порог моего
дома.
     Муфта побледнел.
     -- Так вы считаете, что...
     -- Да, да, да, -- перебила его старушка, -- я считаю, что Альберт самый
лучший и самый воспитанный из всех котов.
     -- Но ведь он вовсе не...
     -- Правильно, -- снова прервала Муфту старушка. --  Он не сделал ничего
плохого. Он всегда был таким милым и скромным.
     Полботинка подавал Муфте отчаянные знаки, чтобы тот замолчал, но  Муфта
твердо решил объяснить все.
     -- Поэт должен  смотреть правде  в  глаза, -- заявил  он. --  И во  имя
правды...
     На сей раз его  прервала не старушка, а пожарная машина, приближавшаяся
под вой  сирены. Машина  остановилась, и в калитку вошел начальник  пожарной
охраны соседнего города. С серьезным видом он приблизился к друзьям.
     --  Разрешите  мне  наградить  вас  медалями за отвагу  и находчивость,
проявленные в борьбе с кошками, -- сказал он. -- Медали  изготовил наш самый
лучший мастер, и на них  изображена кошка, чтобы  сразу было ясно,  за какой
подвиг они вручены. Желаю вам дальнейших успехов и крепкого здоровья!
     С этими словами он поочередно пожал всем троим руки и прикрепил медали.
Друзья молча поклонились.
     -- На  этом  торжественная  часть  закончена,  --  совсем  другим тоном
добавил начальник. -- Но может, я смогу быть полезен еще чем-нибудь?
     --  У меня и  впрямь  есть  крохотная просьба,  -- тут же  откликнулась
старушка. -- Не могли бы вы как следует окатить моего Альберта из шланга? Он
ужасно перепачкался в лесу и кажется скорее серым, чем белым.
     -- Ну, для  пожарных  это пустяк, -- засмеялся начальник. Он подошел  к
машине и сказал что-то пожарным. Двое пожарников, разматывая шланг, побежали
в  сад.  Мощная струя настигла кота, и  через мгновение  его  шерсть засияла
белизной.
     -- Здорово! -- сказал Полботинка.
     -- Так это и есть Альберт! -- удивился Муфта.
     -- Может быть,  и вы со  своими спутниками выпьете по чашечке какао? --
спросила старушка у начальника.
     -- С величайшим удовольствием, -- сказал он, и пожарники присоединились
к накситраллям.
     А Моховая Борода почему-то беспокойно заерзал. Наконец он наклонился  к
Муфте и прошептал :
     -- Надо бы и нам что-нибудь сказать.
     Муфта кивнул. Он поднялся, позвенел ложечкой о чашку. Разговоры у стола
стихли.
     Но  так  как  Муфта  был сильно взволнован и боялся запутаться  в своей
речи, он сказал всего несколько слов:
     -- Все хорошо. И хорошо кончается.

     


     Конец первой книги



Популярность: 12, Last-modified: Thu, 11 Jan 2001 21:02:20 GMT