Недостаточно серьезный водевиль в четырех картинах,
                       с двумя интермедиями в стихах,
                    цирковыми номерами и одним антрактом


     ---------------------------------------------------------------------
     Книга: С.В.Михалков. "Театр для взрослых"
     Издательство "Искусство", Москва, 1979
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 7 января 2003 года
     ---------------------------------------------------------------------

     Издательство продолжает публикацию пьес  известного советского поэта  и
драматурга,   Героя  Социалистического  Труда,  лауреата  Ленинской  премии,
Государственных   премий   СССР   и   Государственной   премии   РСФСР   им.
К.С.Станиславского, заслуженного деятеля искусств РСФСР Сергея Владимировича
Михалкова,  начатую сборником его  пьес  для  детей  (Театр для  детей.  М.,
"Искусство", 1977).
     В   данном  сборнике  вниманию  читателей  предлагаются  такие   широко
известные  пьесы,   как  "Раки",  "Памятник  себе...",  "Пощечина",  "Пена",
"Балалайкин и Кo", и ряд других, поставленных на сцене многих театров страны
и за рубежом.




     ПЛОТОГОНОВ ЕЛИЗАР СЕРГЕЕВИЧ - не последний человек в городе.
     ПЛОТОГОНОВА КЛАВДИЯ МИРОНОВНА - его супруга, первый человек в семье.
     ЛИДА - их дочь, архитектор.
     ЧОЛКИН  ИВАН  КОНДРАТЬЕВИЧ  -  заместитель  Плотогонова,  в  прошлом  -
культработник.

     ЛАСТОЧКИН  \ архитекторы, хорошие ребята
     СТРИЖЕВА   / с горячими сердцами.

     КОЛИБРИ КУЗЬМА ЭММАНУИЛОВИЧ - артист цирка.
     СМУРНОЙ - заведующий базой резиновых изделий.




     ЖОНГЛЕР.
     НАЕЗДНИЦА.
     ПАРТЕРНЫЕ АКРОБАТЫ.
     КЛОУН С СОБАЧКОЙ.
     ДРЕССИРОВАННЫЙ ЛЕВ.

     Действие происходит в областном городе в наши дни.

     Премьера  спектакля состоялась в  декабре  1964  года  в  Ленинградском
театре комедии.




          Полдень.   Рабочий  кабинет  Плотогонова.  Плотогонов  и
          Чолкин  продолжают  беседу. По стенам развешаны эскизы и
          чертежи   архитектурного   проекта.  Лида,  Ласточкин  и
          Стрижева закрепляют последний лист проекта на стене.

     Чолкин  (Плотогонову).  Ты,  Елизар  Сергеевич,  правильно сделал,  что
воздержался.  С  переносом трамвайной остановки они второй раз к нам входят.
Первый раз я им отказал,  так они теперь к тебе сунулись -  думали,  что ты,
как новый человек, не разберешься и подмахнешь...
     Плотогонов.  А зачем мне решать,  если ты уже решил? Я им так и сказал:
Чолкин - мой заместитель, с его мнением я не могу не считаться.
     Чолкин. Ясное дело... А то у нас все вразнобой пойдет...

          Плотогонов достает какое-то лекарство, принимает его.

Все лечишься?
     Плотогонов. Травлюсь помаленьку. Новое средство! Почему не попробовать?
     Чолкин. Не жалеешь ты себя... А я рыбалкой все хвори вышибаю.
     Плотогонов (архитекторам). Ну как у вас там? Готово?
     Ласточкин. Готово, Елизар Сергеевич! Можно начинать.
     Плотогонов. Подходи ближе, Иван Кондратьевич! Посмотрим, послушаем, что
они нам доложить хотят... Какой такой сюрприз?

          Чолкин нехотя подходит.

     Ласточкин (собравшись с духом). Разрешите, Елизар Сергеевич?
     Плотогонов. Давай, архитектор! Давай! Докладывай!
     Ласточкин (не сразу).  Мы,  Елизар Сергеевич,  посоветовались у  себя в
мастерской и решили...
     Чолкин. С кем посоветовались?
     Стрижева. Друг с другом посоветовались.
     Плотогонов. Ну посоветовались и к чему пришли?
     Ласточкин. И в результате мы рискнули в общественном порядке предложить
городу наш собственный проект...
                В архитектурной мастерской
                Мы все трудились день-деньской:
                Там планировка,
                Тут копировка.
                Мы воплотили чертежи...
                Лида (перебивает).
                Ты лучше в прозе расскажи!
                Ласточкин (показывая на эскизы).
                А если это -
                Мечта поэта?!
     Не  реконструкция  старого  помещения,  а  оригинальный  проект  нового
молодежного кафе...

          Телефонный звонок.

     Чолкин (снимает трубку). Слушаю... Передаю. (Плотогонову.) Супруга!
     Плотогонов (берет трубку).  Чего тебе? (Слушает.) Она у меня... Сейчас!
(Передает трубку Лиде.) Мать! Тебя просит. Поговори с ней!
     Лида (берет трубку).  Что,  мама?  (Слушает.) Мама!  (Слушает.) Мама, я
прошу тебя...  Мама...  На эту тему я отказываюсь говорить! Да!.. Буду дома!
Весь вечер. (Кладет трубку.)
     Плотогонов. Давай, архитектор, продолжай! На чем мы остановились?
     Ласточкин.
                Вот здесь вы видите хозблок,
                Над ним стеклянный потолок -
                Светло отменно
                И современно!
                А тут цветные витражи...
     Стрижева (перебивая).
                Про танцплощадку расскажи.
     Ласточкин (не слушая ее).
                Ну а вот это -
                Два туалета...

          Стук в дверь.
          В кабинет заглядывает Смурной.

     Смурной. Елизар Сергеевич!
     Плотогонов. Да...
     Смурной. Калоши!
     Плотогонов. Знаю.
     Смурной. Горю!
     Плотогонов. Слышал.
     Смурной. Ждать?
     Плотогонов. Жди!

          Смурной исчезает.

Давай, архитектор, продолжай. На чем мы остановились?
     Ласточкин. Вы только посмотрите.
                Пластмассы, дерево, стекло -
                Уютно, весело, светло,
                Красиво, скромно
                И экономно.
                Эскизы, сметы, чертежи...
     Лида и Стрижева (перебивая).
                Ты о пейзаже расскажи!
     Ласточкин.
                Пейзаж - пейзажем,
                О главном скажем!
     Затраты  не   превысят  средств,   отпущенных  на  перестройку  старого
помещения.  И  наконец,  Елизар Сергеевич,  вы  только посмотрите,  как  это
строение удачно вписывается в  пейзаж!  Вид на пруд!  (Показывает.) Чудесный
городской пруд  с  лодочной станцией летом  и  катком  зимой,  а  на  берегу
молодежное кафе...
     Архитекторы (хором).
                И если захотите, чтобы вечер
                Прошел повеселей и потеплей,
                Вас встретит всех "Зеленый" наш
                                             "кузнечик",
                Как самых замечательных друзей!

          Все смотрят на эскизы. Мучительная пауза.

     Стрижева (нарушая молчание). Красиво, правда?
     Плотогонов (не  сразу).  Ну  что  ж...  Я  думаю,  что...  А  ты,  Иван
Кондратьевич,   как  думаешь?  Не  зря  вроде  люди  себе  головы  ломали  в
общественном порядке?
     Чолкин (глубокомысленно). Голову сломать - дело не хитрое...
     Плотогонов. Так, так, ясно... Вроде бы я где-то подобное видел.
     Чолкин (мрачно). В журнале "Америка".
     Плотогонов (сухо). Я этого издания не читаю.
     Лида. Папа! Ты мог что-то в этом роде видеть в Болгарии в прошлом году.
Помнишь?
     Плотогонов. Похоже... похоже...
     Стрижева (робко). Красиво, правда?
     Плотогонов. Что тут у нас обозначено?
     Ласточкин. Эстрада для камерного музыкального ансамбля.
     Стрижева.   В   нашем   городском  ресторане,   когда  оркестр  играет,
разговаривать невозможно: дуют, как на параде.
     Чолкин. А зачем вам по ресторанам ходить - вы не командировочные.
     Плотогонов. Так, так, ясно...
     Стрижева (робко). Красиво, правда?
     Плотогонов. А что это за "кузнечик" такой? Это откуда?
     Лида.  Мы  уже  заодно для нового кафе и  название придумали:  "Зеленый
кузнечик".
     Плотогонов (вдумчиво). Почему именно "кузнечик"?
     Ласточкин.  На  торшерах белые матовые абажуры,  и  на  них  изображены
зеленые кузнечики...
     Лида. И потом песенка такая есть. Студенческая.
     "Сидел кузнечик маленький
     Коленками назад".
     Стрижева (робко). Мило, правда?
     Чолкин. Абстракционизм какой-то...
     Плотогонов.  Ну,  это  ты  хватил,  Иван  Кондратьевич.  Какой  же  это
абстракционизм? Абстракционизм - это когда непонятно, а тут... стиль!
     Чолкин. Кафе для стиляг.
     Ласточкин. Почему вы так думаете?
     Стрижева. Даже обидно слушать!
     Плотогонов. Твое мнение, Чолкин? Я свое потом скажу...
     Чолкин. Не то.
     Плотогонов. Ясно.
     Ласточкин. А вам, Елизар Сергеевич, тоже не нравится?
     Плотогонов  (в  раздумье).   Нет,  отчего  же...  Нравится,  сама  идея
нравится. Свежо!
     Лида. А что же тебе не нравится, папа?
     Плотогонов.  Я  не  говорю,  что не нравится.  Но...  вам было поручено
разработать и  представить нам на утверждение проект переоборудования бывшей
прачечной под  молодежное кафе  "Юность".  (Чолкину.)  Так,  помнится,  было
записано в решении?
     Чолкин. Точно.
     Плотогонов (мягко). А вы что нам представили на обозрение?
     Стрижева. Мы же в общественном порядке...
     Ласточкин. Нам думается, что молодежь города нас поддержит.
     Чолкин. Этого еще не хватало. Демонстрацию готовите?
     Лида. Ничего мы не готовим, мы же хотели как лучше!
     Плотогонов.  Возможно,  друзья мои! Не отрицаю. Более того, уверен, что
вы хотели как лучше. Но разве в этом гвоздь?
     Лида. А в чем гвоздь? Очень интересно...
     Плотогонов (значительно). Гвоздь не в этом!
     Лида. А в чем же?
     Чолкин. Неужели непонятно?
     Лида. Нет!
     Плотогонов (мягко).  Где,  позвольте вас спросить,  в каком городе есть
еще такое аналогичное кафе?
     Чолкин. В таком модерном стиле!
     Ласточкин. Вы же сами сказали, что в Болгарии...
     Плотогонов.  Я, правда, этого не говорил, но видел... в Болгарии. И еще
кое-где видел нечто подобное. Но мало ли где и что мы видели! Специфика есть
специфика: у них свои особенности, а у нас свои!
     Лида (возмущенно).  Отец!  Что  ты  говоришь?!  При чем тут специфика и
особенности?  Как  будто  мы  не  посылаем за  границу  специалистов,  чтобы
перенять  что-нибудь  полезное.   Кстати,   в  центральных  газетах  хвалили
архитектуру болгарских курортов. Я сама читала!
     Плотогонов.  А  я  разве ее  ругаю?  И  я  ведь не критикую.  Почему не
похвалить?  Что красиво,  то красиво,  что удобно,  то удобно...  Но в наших
областных условиях это будет выглядеть каким-то инородным телом.  Ни вас, ни
тем более нас не поймут!
     Чолкин. Нигде, значит, нет, а у нас, видите ли, есть! Смело!
     Плотогонов. Как же это мы так, первые и выпрыгнем с вашим "кузнечиком"?
     Чолкин. Выпрыгнуть - дело нехитрое... Ведь ясно было сказано: "Передать
под молодежное кафе "Юность" помещение бывшей прачечной".  И  не  на  берегу
пруда, а на углу Гагарина и Базарной.
     Плотогонов (вздохнув). Словом, надо выполнять, как записано.
     Чолкин. А не как бог на душу положит. И поменьше своевольничать.
     Лида. Разве ни одно решение нельзя поправить? Изменить?
     Чолкин.  А зачем?  Ну,  Елизар Сергеевич,  мое мнение тебе известно.  Я
поехал. Мне еще на районный актив успеть надо. (Выходит.)
     Ласточкин (грустно).  А мы-то думали, надеялись, что вы нас поддержите,
Елизар Сергеевич!
     Плотогонов (ободряющим тоном).  И поддержим.  Обязательно. В свое время
поддержим. Но не сейчас. Сегодня лично я такую ответственность на себя взять
не могу. А в свое время решим. Обязательно решим!
     Ласточкин. Очень жаль... Очень...
     Стрижева. Печально, что вы нас не поняли, Елизар Сергеевич!
     Плотогонов.  Напрасно вы так думаете. Я вас отлично понял, что ж тут не
понять?  Вы тянетесь ко всему новому. Это разве плохо? Вы мечтаете, думаете,
проявляете инициативу -  и это хорошо!  Но вы недооцениваете фактор времени.
Спешите!   Торопитесь!  В  силу  вашей  молодости.  Сам  был  молодым.  Тоже
фантазировал...
     Ласточкин. Ну и что же?
     Плотогонов. Оперился, возмужал, прошел школу жизни, можно сказать, воду
и трубы... Нахватал шишек!
     Лида. Папа! Но тогда время было другое!
     Плотогонов (не  отвечая дочери).  Оперитесь -  поймете!  Будете  точнее
ориентироваться на  местности.  Так-то...  А  сама идея соорудить на  берегу
нашего пруда  этакое кафе  для  молодежи -  разумная идея!  Я  бы  и  сам  с
удовольствием там отдохнул.  С женой.  Но пока... подождем. Время покажет...
Там видно будет. Подождем пока...
     Ласточкин (с папками и рулонами в руках). Значит, отставить идею?
     Плотогонов.  Отставить!  Ваше дело - молодое, а нам отвечать... Подвели
бы вы нас под монастырь с этим вашим "кузнечиком".
     Ласточкин.
                Мечтали мы... горели...
                Искали, чтоб найти!
                Но мы вас не хотели,
                Ей-богу, не хотели,
                Ей-богу, не хотели
                При этом подвести!
     Плотогонов.
                Похвально ваше рвенье!
                И как вас не понять?!
                Но если есть решенье -
                Его без промедленья
                Извольте выполнять!
     Стрижева.
                Как был бы вид прекрасен:
                Кафе - на берегу!
     Плотогонов.
                Я в принципе согласен!
                Но вывод все же ясен:
                Хоть ваш проект прекрасен,
                Помочь вам не могу!
     Ласточкин (сослуживцам).  Пошли!  До свиданья,  Елизар Сергеевич! Будем
под кафе переделывать прачечную! (Кланяется. Выходит.)

          За  ним  уходит  грустная Стрижева. Лида задерживается в
          кабинете.

     Лида (отцу).  Я  так  верила,  что  нам удастся тебя убедить.  А  ты...
Ненавижу я твоего Чолкина!
     Плотогонов. Чолкин - мой первый заместитель и имеет право на суждение.
     Лида. Все равно ненавижу!
     Плотогонов. Чолкин не одного председателя пересидел... Опыт!.. А с этим
вашим "кузнечиком" я лично никуда входить не буду.
     Лида. Ну прояви раз в жизни смелость!
     Плотогонов (с обидой). Не забывай, что я воевал...
     Лида.  Прости... Я знаю, что ты партизанил, что ты был ранен... Знаю...
Отец!  Поддержи инициативу нашей бригады! Это ведь в твоей власти! Поддержи!
Дай указание!
     Плотогонов.  Не агитируй!.. И потом что это за название такое: "Зеленый
кузнечик"?
     Лида. Я придумала. И всем понравилось.
     Плотогонов.  Понравилось!  Рассуди...  Первый  секретарь у  нас  новый.
Второй месяц как заступил.
     Лида. Ну и что?
     Плотогонов.   А  то,  что  фамилия  его  Кузнечиков!  Федор  Игнатьевич
Кузнечиков!  Я при Чолкине не хотел акцентировать,  но это меня как-то сразу
насторожило.  Как прикажете понимать?  Как намек?  Не  могли другое название
придумать? Обязательно надо кузнечик, да еще зеленый!
     Лида  (всплеснув руками).  Фантастика!  Нет,  я  только одного не  могу
понять:  чего ты боишься?  На фронте не боялся,  а тут трусишь! У меня это в
голове не укладывается.  Я  очень люблю тебя,  ценю и уважаю твои трудовые и
боевые заслуги...  Но,  прости меня, сегодня я хотела бы видеть тебя другим!
(Решительно идет к двери.)
     Плотогонов. Лида! Погоди!
     Лида (обернувшись). Что?
     Плотогонов. Есть разговор.
     Лида. Какой разговор?
     Плотогонов. Сядь.
     Лида. Села. Слушаю вас, товарищ Плотогонов! Будут указания?
     Плотогонов (не сразу). Мать волнуется. Беспокоишь ты ее.
     Лида. Чем?
     Плотогонов. Сама знаешь.
     Лида. Для беспокойства и волнений нет никаких причин.
     Плотогонов.  Не  нравится ей,  в  корне не нравится,  что ты с  этим...
встречаешься, одним словом...
     Лида. Мне не пятнадцать лет. Я вполне самостоятельный человек. С высшим
образованием и положением в обществе. Я уже не маленькая. И не виновата, что
вы не заметили, как я выросла.
     Плотогонов (помолчав,  задумчиво).  Что у тебя с ним? Любовь, что ли? А
если это не любовь?
     Лида.  Почему обязательно любовь?  Мы познакомились,  подружились... Он
оказался  милым  и  обаятельным  человеком.   Может  быть,  мне  уже  нельзя
завязывать знакомства без вашей родительской рекомендации?
     Плотогонов. Он тебе нравится?
     Лида. Представь себе - нравится!
     Плотогонов (поморщившись).  Не понимаю, как тебе ног понравиться артист
цирка!
     Лида. Считай, что у меня испорченный вкус!
     Плотогонов.  Да еще если бы просто артист,  а то - укротитель животных!
Не понимаю...
     Лида. Ты же его не видел. Как ты можешь о нем судить?
     Плотогонов (неопределенно). Знаем мы этих артистов...
     Лида.  У вас ко мне все, товарищ Плотогонов? (Поднимается.) Я могу быть
свободна?
     Плотогонов.  В общем,  учти:  мать нервничает. Учти это положение. Мне,
конечно,  тоже не  совсем безразлично,  с  кем  ты  собираешься связать свою
судьбу,  хотя это,  в сущности,  твое личное дело,  но я тебя предупреждаю -
мать не в себе!
     Лида.  Странные все-таки  у  меня  родители!  Откуда вы  взяли,  что  я
собираюсь связывать с  кем-то свою судьбу?  Я  вообще не думаю пока выходить
замуж. А встречаться я вольна с кем угодно.
     Плотогонов (настороженно). Как это - встречаться? В каком это смысле?
     Лида (сдержанно).  В самом прямом:  на площади под часами, в саду возле
фонтана, у памятника на бульваре... Всего бояться! (Выходит.)
     Плотогонов (в раздумье).  "Всего бояться!" Молодо -  зелено...  "Прояви
смелость!" На фронте проще было...  Там хоть знал,  кто с какой стороны... А
сейчас...
                Попробуй "смелость прояви!" -
                Тебе легко сказать...
                А если нет ее в крови,
                Откуда смелость взять?
                Проявишь раз, проявишь два,
                На третий раз, увы!
                Была на месте голова,
                И - нету головы!
                Когда уже стоит печать,
                И сбоку номер есть -
                Никто не хочет отвечать,
                Не будет в пекло лезть!
                Полезешь раз, полезешь два,
                На третий раз, увы!
                Была на месте голова,
                И - нету головы!

          (Неожиданно обращаясь в зрительный зал.)

                Друзья! Идет спектакль наш
                Вот полчаса уже,
                Вам ясен каждый персонаж,
                Понятен вам сюжет.
                Но вот я произнес слова,
                И услыхали вы:
                "Была на месте голова,
                И - нету головы!"
                Как часто нам такой "герой"
                Приносит в жизни вред,
                Хоть занимает он порой
                Солидный кабинет.
                Летит работа кувырком
                (Не о работе речь!),
                Ведь он хлопочет лишь о том,
                Как голову сберечь!
                Такого увидав едва,
                Легко поймете вы -
                Хоть есть на месте голова,
                А - нету головы!

          (Что-то  вспоминает,  смотрит  на  часы, качает головой,
          достав  из ящика рабочего стола какой-то пузырек, капает
          в  стакан, доливает водой из графина и выпивает.) Стук в
          дверь.

     Смурной (заглядывает в кабинет). Разрешите, Елизар Сергеевич!
     Плотогонов. Заходи, товарищ Смурной! Заходи!
     Смурной (заходит). Я по вопросу...
     Плотогонов. Знаю. Мне утром Кузнечиков звонил.
     Смурной. Сам звонил?
     Плотогонов. Сам. Что у тебя там на базе с калошами происходит?
     Смурной.  На сегодня -  двенадцать тысяч пар в наличности.  На днях жду
еще партию. Принимать некуда...
     Плотогонов. Торговая сеть не берет?
     Смурной.  Ни в какую!  В области все склады завалены. Кто теперь калоши
носит?  Разве что отмирающее племя:  бабушка какая-нибудь...  А  у меня всех
размеров... Горе! Просто горе!
     Плотогонов (с сочувствием). Как же ты живешь, товарищ Смурной?
     Смурной.  Как  Смурной живет?  Сами  знаете:  весны  жду!  Весной склад
затопит:  товар подмокнет...  Назначим комиссию.  Сактируем наличность и - в
утиль!  Освободим помещение.  Просушим. И опять все сначала... Вот так... От
весны до весны...
     Плотогонов (в раздумье). Ты в управлении вопрос ставил?
     Смурной.   Ставил...   Говорят:   не  можем  на  заводе  передовой  цех
остановить,  который уже  в  счет  восемьдесят пятого года  продукцию дает -
калоши эти самые! Вал гонит...
     Плотогонов  (помолчав).   Готовится  решение  о   постройке  для   тебя
складского помещения. Устраивает?
     Смурной (хватаясь за голову). Без ножа зарежете! Я же от весны до весны
живу!..  А если подмокать не будет и не списывать?  Что тогда делать?  Вы же
для моей резины не резиновый склад строить будете?
     Плотогонов.  Ассигнования выделены.  Надо их  в  этом году реализовать.
Построим тебе склад. Не будет тебя больше затоплять!..

          В  кабинет  без  стука  входит  Плотогонова.  Она чем-то
          крайне взволнована и возбуждена. В расстроенных чувствах
          опускается  на  диван и ждет, пока из кабинета не выйдет
          посетитель.

     Смурной. Я же от весны до весны живу.
     Плотогонов  (протягивает ему  руку,  с  тревогой  поглядывая на  жену).
Действуй,  товарищ Смурной!  Действуй,  а  не  то  мы с  тобой оба в  калошу
сядем...

          Смурной выходит. Плотогонов молча смотрит на супругу. Та
          сидит неподвижно, как бы в забытьи.

(Подходит к ней.) Ну как? Была?
     Плотогонова. Была.
     Плотогонов. Ну что? Видела?
     Плотогонова.   Видела...   (Неожиданно  встрепенувшись.)  Елизар!  Меня
оплевали!
     Плотогонов (опешив). Как оплевали? Буквально или фигурально?
     Плотогонова. И буквально и фигурально. Всю жакетку испортили и на шляпу
попали. И в лицо!
     Плотогонов (наливает жене стакан воды). Кто тебя оплевал?
     Плотогонова (осушив стакан воды). Верблюд!
     Плотогонов. Ничего не понимаю. Какой такой верблюд?
     Плотогонова. Обыкновенный верблюд, который в цирке выступает.
     Плотогонов.  Ну,  а  сам-то,  сам-то  что  из  себя  представляет?  Сам
укротитель! Какое впечатление?
     Плотогонова.  Это  тихий  ужас!  Елизар!  Он  выезжает верхом на  живом
крокодиле... Целуется с медведем! Сует свою голову в пасть настоящему живому
льву!  Ты бы только посмотрел, как он это делает! Я села в первый ряд, чтобы
получше разглядеть,  - так верблюд оплевал меня с головы до ног!.. И она его
любит!.. Нет, надо решительно положить конец этим встречам! Решительно! Пока
не поздно!
     Плотогонов. Она говорит, что это не любовь. Пока...
     Плотогонова. Так она его полюбит. Обязательно полюбит!
     Плотогонов. За что?
     Плотогонова. За смелость.
     Плотогонов. Как его зовут?
     Плотогонова (достает из  сумочки  программу представления).  Его  зовут
Колибри. Кузьма Эммануилович Колибри. (Протягивает мужу программу.)

          Плотогонов с серьезным видом изучает программу циркового
          представления.

     Плотогонова.  Ему тридцать лет. Не женат... Нет, как тебе это нравится?
Я  пришла в цирк специально,  можно сказать,  посмотреть на поклонника своей
дочери, может быть, даже на будущего зятя, а меня взяли и оплевали! При всем
народе! И кто? Верблюд! Двугорбая скотина!
     Плотогонов. Сама виновата...
     Плотогонова. Чем же это я виновата?
                Я села в литерном ряду,
                У всех знакомых на виду...
     Плотогонов.
                Зачем ты села в этот ряд?
                Сидела б там, где все сидят!
     Плотогонова.
                Я села только для того,
                Чтоб разглядеть в лицо его!
     Плотогонов.
                Не понимаю, почему
                Ты не понравилась ему!
     Плотогонова.
                Кому?
     Плотогонов. Верблюду!

          Занавес




          Цирковая  музыка, взрывы смеха, аплодисменты публики. По
          авансцене  проходит  клоун  с  собачкой. Доносится голос
          шпрехшталмейстера:   "Антракт!"   Появляются   партерные
          акробаты.  Они  разминаются,  репетируют  один  из своих
          номеров.  Уходят. Пробегает наездница. Появляются Лида и
          Колибри.  Дрессировщик  готов  к  выходу  на  манеж:  он
          соответственно  одет,  в  руках хлыст, на боку пистолет.
          Однако   его   внешний   облик   никак   не   вяжется  с
          представлением об опасной профессии укротителя хищников.

     Лида.
                Я больше не могу!
                Сбегу!
                Как малого ребенка опекают
                И от всего оберегают:
                Когда придешь? Куда пошла и с кем?
                За всем следят - как сплю, что пью, что ем...
                Мне скоро двадцать пять, а смотрят, как на детку!
                Нет, я сбегу!
     Колибри.                Куда?
     Лида.                        Хоть к тиграм в клетку!
                А что до моего любимого отца,
                Он - честный человек... без своего лица!
                И нерешителен и трусоват к тому же...
                Не приведи господь иметь такого мужа!
     Колибри.
                Могу ли я помочь? Хоть чем-нибудь?
     Лида.                                        Едва ли.
                Нас высекли. Проект забраковали.
                Сраженье кончилось. Противник победил.
     Колибри.
                Количеством врагов?
     Лида.                         Нет, расстановкой сил...
                Как вы поможете? (Усмехнувшись.)
                                      Придете в горсовет -
                Медведь на поводке и сбоку пистолет?
     Колибри (загадочно).
                Есть у меня одна идея...
                Мне в голову пришла забавная затея...
                Что, если я...
     Шпрехшталмейстер.
                Колибри! На манеж!
     Колибри.   Иду! Иду!
     Лида.
                Что вы задумали?
     Колибри.                  Не скажешь на ходу!
     Шпрехшталмейстер.
                Колибри! К выходу!
     Колибри (уходя).
                На том же месте?
     Лида.                      Жду!

          Колибри   и  Лида  расходятся.  Появляется  жонглер.  Он
          проходит,  жонглируя  кольцами.  Где-то  рычат  хищники.
          Третий звонок.




          Через  два дня. Квартира Плотогоновых. Вечер. Плотогонов
          за  столом  набивает  патроны  - готовится к предстоящей
          охоте. Его супруга накрывает чайный стол.

     Плотогонова. Ты отец или не отец?
     Плотогонов. Ну, отец.
     Плотогонова.  А  если отец,  чего же  ты ей не прикажешь,  чтобы она из
головы себе этого циркача выбросила?  А у тебя на уме одна охота да лечение!
А  ну как она замуж за него выскочит?  Помяни мое слово,  Елизар,  я с ним и
часа в одной квартире не останусь - от него крокодилом пахнет!
     Плотогонов.  Как ты можешь знать,  чем от него пахнет? Ты же с ним двух
слов не сказала.
     Плотогонова. Сказала или не сказала, а в одной квартире - мы не жильцы!
И  опять же  взять квартиру!  Все вокруг уже по новым адресам поразъехались,
одни  мы  на  месте  сидим.   Индюшкин  из  торга  вторую  квартиру  меняет.
Рукомойников - старую на тестя перевел, а сам тоже в новую перебрался.
     Плотогонов (с удивлением). Кто же это ему оформил?
     Плотогонова. Будто и не знаешь!
     Плотогонов. И не знаю.
     Плотогонова.  Чолкин! А то кто же! Он и себя не забыл. В новых корпусах
квартирку приглядел.  А мы все на месте сидим, никуда не двигаемся! Вот бы и
нам почтовый адрес переменить.
     Плотогонов (добродушно). А куда двигаться-то? Куда?
     Плотогонова. Выше!
     Плотогонов. Зачем?
     Плотогонова.
                Надоело жить на низком этаже,
                Мне с балкона никакого вида нет!
                Все вокруг давно разъехались уже,
                Мы одни сидим на месте восемь лет.
                Мне надоело!
                А есть квартиры первый класс!
                Не как у нас! Не как у нас!
                Посмотришь - красота!
                В уборной черный унитаз,
                На кухне там - бухарский газ
                И польская плита!
                Чего, чего там только нет:
                Там на пол стелют не паркет,
                А пластик голубой!
                Уже немало там жильцов,
                А кто, скажи, в конце концов,
                Они перед тобой?
                Ну, кто они перед тобой?!

          (Неожиданно обращаясь в зрительный зал.)

Честное слово, куда приятнее  было  бы  сыграть хорошего  человека - умного,
честного,   веселого,  доброго,  порядочного  и  интеллигентного...  Сыграть 
что-нибудь про любовь... и еще раз про любовь!..  (Вздохнув, про себя.)  Что
это я, право, размечталась.
     Плотогонов. Квартиру менять - дело тонкое. Надо раньше остронуждающихся
очередников площадью обеспечить,  а  потом уж  о  себе думать.  Не одни мы в
городе живем.
     Плотогонова.   Ты  об  этом  Чолкину  скажи,   своему  заместителю.   А
Рукомойников - тот и вовсе прокурор!
     Плотогонов.  Говорить я им ничего не буду.  Сами соображать должны.  Не
дети.
     Плотогонова. Вот они и соображают...
     Плотогонов (что-то вспомнив).  Забыл лекарство принять!  Хоть будильник
при себе носи! Опять полчаса просрочил. (Принимает лекарство.)
     Плотогонова (ворчит).  Полчаса просрочил...  А то,  что дочери с самого
утра дома нет, - это его не касается! Где она бродит? С кем? О господи...

          В  передней  звонок. Плотогонова выходит. Слышны голоса.
          Клавдия Мироновна возвращается. Она растерянна.

     Плотогонов. Кто пришел?
     Плотогонова (заикаясь). Лида... Того... Этого... Циркача привела...
     Лида  (за  дверью).   Сюда,   пожалуйста!  Проходите...  Проходите,  не
стесняйтесь!

          На  пороге появляется Колибри. За ним Лида. Колибри тоже
          растерян, готов провалиться сквозь землю.

     Колибри (робко). Извините...
     Лида.  Знакомьтесь,  пожалуйста!  Мой отец!  Моя мать!  А это мой друг,
артист цирка, о котором вы уже знаете.
     Колибри  (заикаясь).   Совершенно  верно.   Артист   госцирка.   Кузьма
Эммануилович Колибри.

          Неловкая пауза.

     Лида.  Я  уговорила Кузьму Эммануиловича зайти к  нам и познакомиться с
вами.  Мама!  Кузьма  Эммануилович очень  переживает эту  нелепую  историю с
верблюдом.  Но он совершенно не виноват.  Во-первых, он не знал, что верблюд
попал именно в тебя,  а во-вторых, тебе не надо было садиться в первый ряд в
твоей  оранжевой шляпке.  Оказывается,  тот  верблюд  не  выносит оранжевого
цвета.
     Колибри.  Совершенно верно.  У  моего верблюда Гоши  -  идиосинкразия к
некоторым цветам. В том числе к оранжевому.
     Плотогонов (заинтересовавшись). Как вы сказали? Что у него? Идио...
     Колибри.  Идиосинкразия.  Он органически не выносит оранжевою цвета.  И
еще,  например,  фиолетового.  Эти цвета выводят его из себя,  и  он в  знак
протеста начинает плеваться.
     Плотогонов. Зачем же это он?
     Колибри (пожимает плечами).  Трудно  сказать.  (Плотогоновой.)  Клавдия
Мироновна -  так,  кажется.  Приношу вам свои извинения. Мне очень жаль, что
все так произошло.  Я готов понести расходы по химчистке или даже возместить
полную стоимость...
     Плотогонов. Об этом нет речи.
     Колибри. Нет, почему же... Я готов!
     Плотогонова. Благодарю вас. Уже отчистили... Не в этом дело...
     Колибри.  Я  вас понимаю.  Вы пришли на утренник,  а  вам испортили все
впечатление.  Я  огорчен до глубины души.  Когда Лида рассказала мне об этом
происшествии,  я  просто был в  отчаянии.  И надо же,  чтобы Гоша повернулся
именно в вашу сторону... Надо же! Такое совпадение...
     Лида.  Мама!  Ты нас напоишь чаем? Кузьма Эммануилович с утра ничего не
ел. И я тоже.
     Плотогонова. Может быть, сварить сосиски?
     Лида. И сосиски не помешают. Я тебе помогу.

          Мать  и  дочь  выходят.  Плотогонов  продолжает набивать
          патроны.

     Плотогонов (гостю).  Чего вы  стоите?  Присаживайтесь.  В  ногах правды
нету...
     Колибри. Извините. Я не устал. (Присаживается на край стула.)
     Плотогонов. Вы случайно не охотник?
     Колибри. Нет, нет... Далек от этой страсти. Очень далек.
     Плотогонов (не без удивления). Вы ведь, кажется, имеете дело с этими...
хищниками... И не охотник?
     Колибри.  Представьте себе.  Более того -  никогда в  жизни не держал в
руках огнестрельного оружия,  если не считать пистолета.  И  то с  холостыми
патронами.
     Плотогонов. Почему именно с холостыми?
     Колибри.  Для самозащиты. Бывают случаи, когда дрессировщику приходится
стрелять...  Так  сказать,  для острастки.  Зверь боится выстрела.  Впрочем,
струя холодной воды из пожарного рукава более эффективна.
     Плотогонов.  Удивительно.  Иметь  дело  с  дикими животными и  не  быть
охотником?
     Колибри.  Что поделаешь? Не люблю убивать. Вернее, просто не могу. Тоже
в некотором роде идиосинкразия! Разве что не плююсь вроде Гоши...

          Появляется  Лида. Она ставит на стол графин с наливкой и
          рюмки.

     Плотогонов.  Жена рассказывала, что вы каждый день рискуете жизнью. Это
верно, что вы льву в открытую пасть свою голову кладете?
     Колибри. Бывает. Правда, не на каждом представлении.
     Плотогонов.  А если он вам ее,  извините, того... отхватит? Вторая ведь
не вырастет?
     Колибри (пожимает плечами). Вероятно.
     Плотогонов. И садитесь верхом на живого настоящего крокодила?
     Колибри. Сажусь. Профессия...
     Плотогонов.  А бывали случаи,  когда, скажем, зверь на вас нападал? Ну,
там тигр какой-нибудь.
     Колибри. В прошлом году меня немного Цезарь помял.
     Плотогонов. Какой такой Цезарь?
     Колибри.  Лев,  Милейшее существо,  но с характером.  Я больше месяца в
больнице провалялся.  (Приподнимает правую штанину.) Вот видите,  какой шрам
остался! (Показывает.)
     Плотогонов (надев очки и  посмотрев на  шрам).  Сколько же  вы  за  это
получаете, если не секрет?
     Колибри. У меня ставка. Я работаю по первой категории.
     Плотогонов. Вы, конечно, беспартийный?
     Колибри. Нет, почему же... Я уже кандидат. Скоро срок кончается...
     Плотогонов. Значит, вашего брата тоже в партию принимают?
     Колибри. Простите, но у меня нет брата...
     Лида. Отец! Ты спрашиваешь что-то не то... Кузьма Эммануилович такой же
работник культуры,  как и любой советский артист.  Кстати,  он в прошлом был
секретарем комсомольской организации. Я не ошиблась?
     Колибри. Совершенно верно. В цирковом училище. На последнем курсе.

          Входит Плотогонова со сковородкой в руках.

     Плотогонова. Я сосиски порезала и яичками залила. Можно садиться.

          Плотогонов    сдвигает    на    край   стола   охотничьи
          принадлежности. Все садятся к столу.

     Плотогонов (гостю). Рюмочку!
     Колибри. Нет, спасибо, я воздержусь. Извините.
     Плотогонов. Домашняя. На вишне! Одну!
     Колибри  (виновато  прижимает к  груди  пустую  рюмку).  Нет,  нет!  Не
уговаривайте. Не сердитесь, но не могу. Не буду.
     Плотогонов. Что так? Больны?
     Колибри. Здоров. Но мне сегодня еще работать.
     Плотогонов. Одна не помешает. Бодрей будете!
     Колибри. Помешает. Звери не выносят запаха алкоголя. Особенно львы.
     Плотогонов. А крокодил?
     Колибри. И крокодил тоже не выносит!
     Плотогонов.  Скажи пожалуйста!..  (Качает головой. Поднимает рюмку.) За
ваше здоровье!  (Выпивает.) Скажи пожалуйста, крокодил - и не выносит запаха
алкоголя! Не знал! (Наливает себе вторую рюмку. Закусывает.)
     Лида.  Кузьма  Эммануилович,  разрешите вашу  тарелочку...  Я  вам  еще
положу.

          Все молча едят.

     Плотогонов.  Я  вот  еще  спросить хотел...  Что  за  фамилия  такая  -
Колибри?.. Редкая фамилия. Это, кажется, птички есть такие - колибри?
     Колибри.  Это  не  фамилия,  а  мой  цирковой псевдоним.  Настоящая моя
фамилия - Гурович.
     Плотогонов (не сразу).  Смотрю я на вас,  товарищ Гурович, и думаю: как
вы себе такую специальность выбрали?  Это же надо большую силу воли иметь и,
если хотите, определенную смелость...
     Колибри. Совершенно верно. Я имею и то и другое.
     Плотогонов.   Извините  за  откровенность,  но  вы  производите  другое
впечатление.
     Лида.  Папа!  Кузьма Эммануилович отчаянно смелый человек!  Ты  его  не
видел за решеткой! Перед тобой он просто робеет. От скромности.
     Плотогонов.  А зачем передо мной робеть?  Что же я,  выходит,  страшнее
крокодила?
     Колибри.  Честно говоря,  не  знаю  почему,  но  наедине с  хищниками я
чувствую  себя  гораздо  увереннее,   чем  с  глазу  на  глаз  с  каким-либо
начальством. Извините.
     Плотогонов. Надо брать себя в руки.
     Колибри (скромно). Пытаюсь...
                Я... объясняться не умею,
                Но откровенно вам скажу:
                Что перед вами я робею,
                Хотя... у вас и не служу!
     Плотогонов.
                Вы укрощать умеете
                Свирепейших зверей.
                И вдруг сейчас робеете?
                Передо мной робеете?
     Колибри.
                Робею! Ей-же-ей!
                Когда ко львам вхожу я в клетку,
                Я не теряюсь, не дрожу!
                Перед начальством же нередко
                Обычных слов не нахожу.
     Плотогонов.
                Вы упрощать умеете
                Свирепейших зверей.
                И вдруг сейчас робеете?
                Передо мной робеете?
     Колибри.
                Робею! Ей-же-ей!
     Плотогонов. Как же это вы так?

          Колибри достает из кармана стеклянный тюбик и, откупорив
          его,  кладет  в  рот  таблетку. Лида подает ему стакан с
          чаем. Колибри молча кивает и запивает таблетку.

(С интересом.) Что это вы принимаете?
     Колибри (уклончиво). Так... Ничего... Одно средство.
     Плотогонов. Разрешите поинтересоваться?
     Колибри. Прошу вас.
     Плотогонов (надев очки). Не по-нашему написано...
     Колибри. Импортное.
     Плотогонов. От чего помогает?
     Колибри. Укрепляющее.
     Плотогонов. Разрешите попробовать?
     Колибри. Конечно, прошу. Попробуйте.
     Плотогонов (берет таблетку и, проглотив, запивает ее наливкой). Хуже не
будет?
     Колибри. Думаю, что нет.
     Плотогонов. Вы говорите - укрепляющее? А что именно укрепляет? (Бросает
многозначительный взгляд на жену.)
     Колибри.  Укрепляет волю и активизирует характер. Во всяком случае, мне
его  рекомендовали с  такой аннотацией.  Прошлым летом нам  довелось быть на
гастролях за  рубежом,  а  там один известный дрессировщик носорогов подарил
мне несколько таких тюбиков. Рекомендовал как чудодейственное средство.
     Плотогонова (недоверчиво). Чем же это оно чудодейственное?
     Плотогонов.   Да,  поскольку  я  его  принял,  мне  было  бы  интересно
поподробнее...
     Колибри.  Человек,  принимающий это средство,  уже вскоре после первого
приема  начинает чувствовать подъем  духа  и  прилив  душевных сил.  У  него
возникает  желание  активно  действовать,  концентрируется воля,  появляются
смелость и  решительность,  которые затем  при  систематическом приеме  этих
таблеток стабилизируются и закрепляются.
     Плотогонов. Вы тоже этим пользуетесь, Кузьма Эммануилович?
     Колибри. Честно говоря, пока не прибегал. Меня звери и так слушаются. Я
этим средством не пользуюсь, но на всякий пожарный случай ношу его при себе.
Мало ли что...
     Плотогонов. Вроде как я - валидол?
     Колибри. Совершенно верно.
     Плотогонов. Зачем же вы сейчас проглотили такую таблетку?
     Колибри.  Захотелось испытать.  Очень уж  я  действительно оробел перед
вами.  Дай,  думаю, приму! Попробую... А вот сейчас принял, и вроде проходит
моя  робость.  Уже  начало действовать!  Честное слово!  Как  рукой снимает.
Хотите верьте, хотите нет!
     Плотогонов (как бы прислушиваясь к  себе).  А  я пока ничего не ощущаю.
Разве что немного в жар бросило...
     Плотогонова.  Кто его знает,  на чем оно еще может отразиться!  Не надо
было бы тебе, Елизар, глотать! Любишь лечиться!
     Лида. А какова продолжительность действия одной таблетки?
     Колибри. Шесть часов.
     Плотогонов.  Любопытно.  Очень любопытно.  Я  вот скоро на волчью охоту
собираюсь.  Выходит,  если я одну-две такие таблетки проглочу перед облавой,
мне серый разбойник не страшнее Жучки покажется?
     Колибри.  Вероятно.  Во  всяком  случае,  вы  будете  себя  чувствовать
увереннее и решительнее.  Хотите,  я могу вам оставить эту трубочку?  У меня
еще целых семь штук в запасе.
     Плотогонов.  Большое спасибо.  А  если перед ответственным выступлением
таблетку принять?  А?  Тоже ведь неплохо?  Концентрация воли,  подъем духа и
прочее... Ведь не помешает?.. Надо будет испытать!
     Колибри (неожиданно бодро и решительно,  с металлом в голосе). У меня к
вам претензия, Елизар Сергеевич! Что же это вы лично не зайдете к нам в парк
на  представление?!  Мы  у  вас в  городе второй месяц работаем,  а  местное
начальство  нас  игнорирует!   Нехорошо  получается...  Только  если  у  вас
оранжевая шляпа или  фиолетовый плащ,  не  надевайте их  в  этот  вечер.  Не
ручаюсь за Гошу! (Подчеркнуто громко смеется.)

          Клавдия  Мироновна  не без удивления смотрит на Колибри.
          Лида прячет улыбку.

     Плотогонов.  Ей-богу,  приду!  И нашего первого секретаря,  Кузнечикова
Федора Игнатьевича, еще к вам вытащу!
     Плотогонова. Елизар! Опомнись!
     Плотогонов.  Обязательно вытащу!  Приду -  и  прямо к  вам в  клетку со
львами!  К Цезарю вашему!  А что,  думаете,  - закусает!? Милейшее существо!
(Смеется.)
     Колибри. А ну, налейте-ка мне стопку вашей настойки!
     Плотогонова. Господи! Ну и таблетка! Начала действовать!

          Колибри и Лида переглядываются.

          Занавес




          Обстановка  первой  картины. На стенах та же экспозиция.
          Плотогонов    серьезно,    внимательно    знакомится   с
          экспозицией.  Ласточкин,  Лида  и  Стрижева  с интересом
          наблюдают за Плотогоновым.

     Ласточкин (сухо).  Я не совсем понимаю,  Елизар Сергеевич, зачем вы нас
вызвали сегодня. Поскольку мы уже приступили к реконструкции прачечной...
     Стрижева (с иронией).  Было же решение, а решение, как вы сказали, надо
выполнять... Вот мы и выполняем.
     Лида. Ребята, погодите! Отец, ну что ты скажешь?
     Плотогонов.  Что  я  скажу?  А  вот  что!  Я  полагаю,  что вы  не  зря
поработали. В самом деле!
                Пластмассы, дерево, стекло -
                Уютно, весело, светло,
                Красиво, скромно
                И экономно.
                И, откровенно говоря,
                Я вызвал вас к себе не зря!
                Да, да! Все это -
                Мечта поэта!
     Стрижева. Ущипните меня!
     Ласточкин. Вы не шутите? Елизар Сергеевич!
     Лида.  Папа!  Я  счастлива,  если тебе это действительно нравится и  ты
согласен...
     Плотогонов. Не агитируй, не агитируй!
                Проект действительно хорош.
                Спасибо скажет молодежь!
                Беритесь смело
                За это дело!
                А если где-нибудь затрет,
                То знайте, братцы, наперед.
                Что всем, чем можем,
                Мы вам поможем!
                Архитекторы (вместе).
                Не часто подобные речи
                В таких кабинетах звучат.
                Живи, наш "Зеленый кузнечик",
                И радуй парней и девчат.

          Входит Чолкин. Он удивлен тем, что видит. Присутствующие
          не замечают его.

     Стрижева. Это замечательно!
     Ласточкин. Вот не ожидали.
     Лида. Папа, как здорово!
     Ласточкин.  Большое  вам  спасибо,  Елизар  Сергеевич!  От  всей  нашей
бригады! (Пожимает Плотогонову руку.)
     Лида.  Ну вот, папа! Теперь я вижу, на что ты способен! Я ведь знала...
Я верила... Я люблю тебя!
     Плотогонов.  Погодите, погодите! А как по срокам? Надо нам поторопиться
с этим "Кузнечиком".  Хорошо бы к Первомаю кафе открыть! И чтобы в этом кафе
фирменные блюда  были!  Ну,  допустим,  омлет с  луком -  "Зеленый кузнечик"
называется!  Или пломбир какой-нибудь.  Тоже неплохо.  (Замечает Чолкина.) А
вот,  кстати,  и  Иван Кондратьевич!  У  него светлая голова!  Что  скажешь,
Чолкин? Подкинь свежую идейку! Дело-то наше, общее.
     Чолкин. Недопонимаю...
     Плотогонов. А вот какое дело, Иван Кондратьевич... Зря мы с тобой тогда
их проект завернули!
     Чолкин. Почему - зря?
     Плотогонов.  Поторопились. Не разобрались как следует и поторопились. Я
подумал и  решил еще  раз посмотреть,  вникнуть в  суть вопроса.  Посмотрел,
прикинул...
     Чолкин. Вот я и недопонимаю, зачем прикидывать, раз было решение!
     Плотогонов.
                Я полагаю, нет сомненья:
                В формальных рамках трудно жить!
                Придется, видимо, решенье
                Нам как-нибудь перерешить!
     Чолкин (в крайнем удивлении).
                Нам как-нибудь перерешить?
     Плотогонов.
                Пойдем навстречу молодежи -
                Оценим творчество и труд.
                Вопрос о прачечной отложим,
                Кафе поставим там, где пруд?
     Чолкин (растерянно).
                Кафе поставим там, где пруд?
     Плотогонов.
                Мы комсомольскую идею
                Должны с тобою поддержать.
                И "наверху", я разумею,
                Никто не станет возражать!
     Чолкин (как в забытьи).
                Никто не станет возражать?
     Плотогонов.  Безусловно! Мы же не атомный реактор собираемся строить, а
молодежное кафе.  Да  я  могу сейчас самому Кузнечикову позвонить.  (Снимает
трубку.) Первый!..  Это Плотогонов... А Федора Игнатьевича нету?.. Улетел на
пленум?  Ясно.  Вы  не  знаете,  где  он  обычно  останавливается,  в  какой
гостинице?..  Спасибо.  Я  ему позвоню сегодня в  Москву в "Минск".  (Кладет
трубку.) Вот так. Будем действовать!
     Чолкин (в прострации). Ну и ну...
     Ласточкин (с подъемом). Больше смотреть не будете, можно сворачивать?
     Плотогонов. Да, все ясно.
     Стрижева (бросается к Плотогонову). Елизар Сергеевич! Миленький!
     Плотогонов (с напускной суровостью). Прошу без этих излишеств.
     Лида. Отец, ты подпишешь эскизы?
     Плотогонов. Сейчас?
     Лида. Если не возражаешь.
     Плотогонов. Это я должен подписывать?
     Лида. Твоя виза обязательна.
     Плотогонов. Обязательно моя?
     Ласточкин. Елизар Сергеевич!
     Стрижева. Миленький!
     Плотогонов (медлит,  затем  решительно достает тюбик  и  принимает одну
таблетку). Где нужно подписать?
     Ласточкин (показывает). Здесь... и здесь... И еще здесь, пожалуйста...
     Стрижева. Вы не представляете, Елизар Сергеевич, что вы сейчас сделали!
     Ласточкин. Это трудно переоценить!
     Лида. Ты поднял авторитет всей нашей мастерской.
     Плотогонов.    А   что   я   сделал?    Ничего   особенного.    Проявил
самостоятельность в решении частного вопроса. Это в моей власти.

          Лида незаметно для других передает что-то отцу.

(Не поняв.) Что это?
     Лида  (вполголоса).   Возьми.   Это  тебе  еще  от  Колибри!  Еще  одну
трубочку... Мать себе тоже одну выпросила...
     Плотогонов. Ей-то зачем?
     Лида. Не знаю. Выпросила.
     Плотогонов. С ее-то характером... (Качает головой.) Переборщит!..
     Ласточкин. Значит, мы договорились? Проект идет в работу.
     Плотогонов.  Действуйте!  Если что - звоните! По моему, прямому, по два
двадцать семь!
     Ласточкин.
                Признаться, я не ожидал!
                Такой прием! Такой финал!
     Стрижева.  А мы ночей не спали!
     Ласточкин.
                Дождаться, братцы, не могу:
                Стоит кафе на берегу!
     Лида.
                И мы танцуем в зале!
     Стрижева.
                Дождаться, братцы, не могу:
                Стоит кафе на берегу!
     Лида.
                "Кузнечик" наш "зеленый".
     Плотогонов.
                Там отдыхают, а не пьют!
                И обстановку создают.
     Лида.
                Для юности влюбленной!

          Танцуя от радости, молодежь уходит. Пауза.

     Чолкин. Что с тобой, Елизар Сергеевич?
     Плотогонов. Разве это заметно?
     Чолкин.  Как  же  это ты?..  Без согласования...  берешь на  себя такую
ответственность?!
     Плотогонов (неожиданно для самого себя с большим подъемом). А что, если
нам научиться самим решать вопросы?  В самом деле,  Иван Кондратьевич, живем
мы с тобой в такое время, что дух захватывает! На всех собраниях бьем себя в
грудь,  говорим о борьбе с формализмом в работе, а когда дело доходит до нас
самих,  когда  надо  самому  лично,  так  сказать,  проявить чувство нового,
решиться на  что-то разумное,  но необычное -  что мы с  тобой тогда делаем?
Предпочитаем уйти  в  кусты,  умыть  руки  -  только бы  не  взять  на  себя
ответственность! Что у тебя ко мне? Подписать что надо? Давай на стол!

          Чолкин,  помедлив,  достает  из  папки какую-то бумагу и
          кладет   ее   перед   Плотогоновым.   Тот,  надев  очки,
          внимательно  читает.  Затем  отодвигает  и,  сняв  очки,
          смотрит на Чолкина.

Не буду подписывать. Не могу.
     Чолкин. Так ведь у меня же все обговорено. Клячкин не возражает.
     Плотогонов. А я возражаю. (Выходит из-за стола.) Решительно возражаю.
     Чолкин (с обидой). Это почему же, Елизар Сергеевич?
     Плотогонов. Сколько у тебя комнат?
     Чолкин. Ну, три.
     Плотогонов. Какая площадь?
     Чолкин. Тридцать девять с хвостиком.
     Плотогонов. На сколько человек?
     Чолкин. На двоих, не считая тещи.
     Плотогонов. А ты тещу за человека не считаешь? Стало быть, у тебя семья
состоит из трех человек?  Зачем же тебе нужна четырехкомнатная квартира?  Да
еще в новых корпусах!  Мы же туда первоочередников наметили и учителей. Было
решение.
     Чолкин (ехидно). По молодежному кафе тоже решение выносили...
     Плотогонов.  Ишь  ты!  "Решение выносили"!  Ты  меня не  лови.  Решение
решению рознь!  Одно дело -  кафе,  другое дело - жилплощадь. И не агитируй!
Поддержки ты у меня не найдешь. Что про нас люди скажут?
     Чолкин (ворчит). Ничего они не скажут, что мы - первые, что-ли?
     Плотогонов. Слышал я, наш прокурор тоже старую квартиру на нового тестя
перевел, а сам в новую переехал. Верно это?
     Чолкин. Да распоряжение-то ведь за твоей подписью вышло!
     Плотогонов. Значит, подсунули мне под руку! Перерешить придется. Что же
это такое?  Прокурор -  и нарушает законность! Я этот вопрос на бюро вынесу!
Пусть мне на вид поставят. (Возвращает Чолкину его бумагу.)
     Чолкин (прячет бумагу, смотрит на Плотогонова). Дела-а...
     Плотогонов. Ну, что ты на меня уставился? Не узнаешь?
     Чолкин.  Боюсь я  за тебя,  Елизар Сергеевич!  Что-то ты не такой,  как
всегда.
     Плотогонов. А какой же?
     Чолкин (пожав плечами). Не узнаю.
     Плотогонов (неожиданно доверительно).  Если хочешь знать, я сам себе не
узнаю.  Говорю с тобой, а сам чувствую: вроде это не я с тобой разговариваю.
Вроде  меня  подменили...  Чувствую,  что  поступаю правильно,  как  совесть
подсказывает,  - и все же не понимаю, как это у меня так легко получается...
Ведь поди педелю назад,  да что неделю! - три дня назад я бы этих эскизов не
подписал,  а твою бумагу подписал бы!  Вот ведь что любопытно! И о прокуроре
так бы не высказался...  Подумал бы,  но промолчал.  А сейчас вот смотри как
среагировал!
     Чолкин (участливо). Давно это с тобой?
     Плотогонов.   Со   вчерашнего   вечера,   как   таблетку   проглотил...
(Осекается.)
     Чолкин. Какую таблетку?
     Плотогонов. Не хотел я тебе говорить, само с языка соскочило...
     Чолкин. Что это за таблетка такая?
     Плотогонов (помолчав).  Ладно.  Расскажу...  Был  тут у  меня в  гостях
один...  Он недавно откуда-то приехал... Из Индии, кажется... Так вот достал
он для себя одно средство... Ну, и поделился со мной.
     Чолкин. А что же за средство такое? Против чего?
     Плотогонов.  Да как бы тебе попроще объяснить... Смелеет человек, когда
такую таблетку проглотит. Появляется в нем определенная решимость. И когда я
лично  такую таблетку проглотил,  то  минут через пять  почувствовал в  себе
этакое нервное дрожание и задор!
     Чолкин (соображая). Так, так... Понятно. Теперь понятно.
     Плотогонов. Сегодня с утра еще две штуки принял.
     Чолкин. Вот я и смотрю - не тот ты человек сегодня. Не тот!
     Плотогонов.  А я,  наоборот,  думаю, что именно тот! Вот только боюсь -
кончатся таблетки...  Где  достать?  Может,  у  нас  додумаются -  выпускать
начнут? Хочешь попробовать?
     Чолкин.  Меня не  проймет.  Я  вчера на  ночь снотворного пять таблеток
проглотил - и всю ночь проворочался...
     Плотогонов. Попробуй для интереса!
     Чолкин. Можно. Почему не попробовать?

          Плотогонов  достает тюбик и протягивает его Чолкину. Тот
          осторожно берет одну таблетку и кладет в рот. Сосать или
          как?

     Плотогонов. Глотай!
     Чолкин (глотает,  давится,  запивает таблетку водой  прямо из  графина.
Приняв таблетку). Если не жалко, дай еще одну про запас.
     Плотогонов. Изволь, пожалуйста. Не жалко, хотя и дефицит.
     Чолкин   (прячет  вторую  таблетку  в   папиросную  коробку.   Как   бы
прислушиваясь к себе). Вроде немного в жар бросило...
     Плотогонов. Вот, вот. И меня вчера бросило.
     Чолкин (в  зрительный зал).  А  что  если я  осмелею?  Я  ведь тоже дел
натворить могу!

          Звонок телефона.

     Плотогонов (снимает трубку).  Плотогонов...  Что?..  Слушаю... Для того
чтобы установить автоматы с газводой,  необходимо специальное решение?..  Ну
так вот,  никакого решения не будет!  Устанавливайте по своему усмотрению...
Как -  чем руководствоваться?  Своим умом!..  Без согласования не  можете?..
Есть такое указание?  Чье указание?.. Мое указание? (Помолчав.) Мое указание
считайте  недействительным  и   впредь  за   такими  указаниями  ко  мне  не
обращайтесь! Действуйте! (Кладет трубку.)
                Выполнять решенья - обязательно!
                Только все же надо иногда
                Размышлять самостоятельно!
                Это, право, не беда!
                Лишь бы "сверху" нам спускали
                                          указания,
                Сами думать не даем себе труда!
                Подключать свое сознание -
                Это, право, право, не беда!
                Коль начальник думать не старается
                И без указаний - никуда,
                Если с ним и распрощаются -
                Это, право, право, не беда!
                Если мы на руководство брошены -
                Не жалей ни сил и ни труда!
                Сделать людям что-нибудь хорошее -
                Это, право, право, не беда!
     Чолкин. Так как же насчет моей квартирки? Может, подпишешь?
     Плотогонов. Не проси. Не унижайся.
     Чолкин. Таблетки действуют?
     Плотогонов.  Да  уж  не  знаю,  что  действует,  -  только не  подпишу.
(Встает.) Меня кто будет спрашивать - я на завод резиновых изделий поехал.
     Чолкин.  А я пока в твоем кабинете посижу,  делами займусь.  У меня там
посетители... Надоели как мухи.
     Плотогонов. Почему часы приема не упорядочишь?! Вечно у тебя в приемной
народ толпится!
     Чолкин (неопределенно). Накапливаются...
     Плотогонов. Будь здоров! (Уходит.)
     Чолкин  (один).   Так  дело  не  пойдет...  Не  пойдет!..  (Достает  из
папиросной коробки таблетку.  Нюхает ее. Лижет. Задумывается. Кладет обратно
в коробку.)

          В кабинет заглядывает Лида.

     Лида. Отца уже нет? Простите!
     Чолкин. Лидия Елизаровна, можно вас задержать на минутку?
     Лида (входит). Да. Конечно.
     Чолкин.  Лидия Елизаровна! Хотел я вас по-дружески, по-семейному, можно
сказать, предупредить...
     Лида. Что случилось?
     Чолкин. Напрасно вы воспользовались... Ох, напрасно!
     Лида. Чем воспользовалась?
     Чолкин.   Проектик  свой  на   подпись  подсунули  в   такой  момент...
Подсунули!.. Отцу!..
     Лида. В какой момент?
     Чолкин.  Все это может иметь временное воздействие,  а  что потом?  Кто
будет расхлебывать, когда действие кончится?
     Лида. Я не понимаю, о чем вы говорите, Иван Кондратьевич?
     Чолкин.  Будто и  не догадываетесь?  И вообще как же это возможно:  без
врача, без поликлиники?
     Лида. Ах, вот вы о чем? Отец проговорился?
     Чолкин. Не проговорился, а проинформировал как своего заместителя.
     Лида.   Можете   не   беспокоиться.   Средство  совершенно  безвредное,
клинически проверенное.
     Чолкин (заинтересованный). Вот как! Неужели?
     Лида. Да! Да! Вот так, как я вам сказала.
     Чолкин.  А не кажется ли вам,  Лидия Елизаровна, что советский человек,
тем  более  занимающий ответственный пост,  не  должен прибегать к  подобным
средствам?  Что про нас скажут,  если мы все начнем в  рабочее время глотать
подобные таблетки и потом под их воздействием давать установки? И более того
- отменять ранее вынесенные решения?! Я бы лично не стал рисковать.
     Лида. А на вас эти таблетки не подействуют! Вам они противопоказаны!
     Чолкин. Это почему же?
     Лида.  Я  бы с удовольствием поделилась некоторыми моими соображениями,
но,  к сожалению,  меня ждут внизу.  Простите.  Должна бежать.  Как-нибудь в
другой раз. (Быстро уходит.)
     Чолкин (в  раздумье).  Почему мне  может быть противопоказано?  Что она
имела в  виду?..  Вот задача...  А если не противопоказано?  Достать бы этих
таблеток штук сто, а то и все двести!
                Есть пост, и есть авторитет,
                А вот свободы действий нет -
                Боюсь партконтроля!..
                Ведь, как вы знаете, сейчас
                У них повсюду глаз да глаз...
                Ох, горькая доля!
                Я дачу бы имел уже
                С двухцветной "Волгой" в гараже,
                Всего было б вволю...
                На даче свой бильярдный зал...
                А ну, как спросят: "Где ты взял?"
                Боюсь партконтроля!
                Иной заходит в кабинет -
                Почтения к начальству нет,
                А дать бы мне волю,
                Уж, вы поверьте, я бы смог
                Его скрутить в бараний рог...
                Боюсь партконтроля!
                А отдыхал бы я от дел,
                Когда хотел и с кем хотел -
                И с Валей, и с Олей,
                И с Марь Иванной, но увы...
                Боюсь не сплетен, не молвы -
                Боюсь партконтроля!
                Сейчас бы мне как раз под стать
                Пилюль для смелости достать
                Штук сто и поболе...
                Я проглотил бы их зараз
                И не стонал бы, как сейчас:
                Боюсь партконтроля!

           (В зрительный зал.)

                Хочу, чтоб день такой настал,
                Когда б любой из нас сказал
                По собственной воле:
                - Я партконтроля не боюсь!
                Я совести своей боюсь,
                А не партконтроля! А пока что...
                Есть пост, и есть авторитет,
                А вот свободы действий нет,
                Ох, горькая доля!
                Ох, доля горькая моя,
                Не знаю уж, как вы, но я -
                Боюсь партконтроля!
Смотри ж ты, Плотогонов!.. Другим человеком стал!  На прокурора  замахнулся!
Что за таблетки?..  А на меня почему-то не действуют...  Впрочем,  что это я
чувствую?  Какая-то,  наоборот,  робость  вдруг   напала.   Какая-то   вроде
неуверенность... Может, мне это средство действительно противопоказано? Черт
меня дернул глотать таблетку!  (Икает.) Нет,  в самом деле, мне как-то не по
себе.  И чего я боюсь?  Чего? Скажут: "Чолкин взятки берет!"... Дудки-с! Это
еще доказать надо!  Не  пойман -  не вор!  Свидетелей не было.  По моральной
линии то  же самое:  опять непойманный!..  Мало ли что на человека наклепать
можно!  Использование  служебного  положения  в  личных  целях...  Что  еще?
(Икает.) Нет,  видно,  не на всех эта таблетка действует одинаково...  Не на
всех!   (Задумывается.   Затем,  что-то  решив,  набирает  номер  телефона.)
Аптека?..  Мне управляющего!..  Здравствуйте,  Чолкин говорит.  Вы  бы могли
произвести один секретный анализ?.. Нет! Нет!.. Не в этом смысле. Тут совсем
другое  дело.   Надо  растолочь  и   проверить  одну  заграничную  таблетку:
установить,  из  чего  она  состоит!  Из  каких  частей!  Ну,  одним словом,
проверить на  вредность...  Какая  таблетка?  Красненькая такая...  Ничем не
пахнет.   На  вкус  вроде  сладковатая...  Так  я  пришлю  ее  с  водителем.
Договорились?..  А анализ потом лично мне! Лично! (Кладет трубку. Достает из
папиросной  коробки  таблетку.  Рассматривает ее.  Выбрасывает из  спичечной
коробки спички  и  прячет таблетку туда.  Старательно заворачивает коробку в
бумагу.) Малая хи-ми-я!..

          Занавес




          Кулисы  цирка. На просцениуме жонглер жонглирует мячами.
          Появляются Колибри и Лида.

     Колибри (в большом возбуждении).
                Я больше не могу!
                Не лгу!
                Нет хуже испытанья -
                Не видеться, ждать по два дня свиданья.
                С портрета вашего я не спускаю глаз,
                Готовлюсь к выходу - все думаю о вас!
                Что делаете вы? Куда пошли и с кем?
                Со мною говорят, а я - я глух и нем!
                То, что я чувствую, как выразить словами,
                Я потерял покой, я полон только вами!
     Лида (нежно).
                Колибри, милый!..
     Колибри.                    Вижу вас во сне...
                А хищники уже относятся ко мне
                Не как обычно, а настороженно,
                Свое волнение я им передаю!
                Работаю нечетко, напряженно
                И сам себя уже не узнаю!
     Лида.      Колибри, дорогой!
     Колибри.                   Родная!
     Лида.                            Что, желанный?
     Шпрехшталмейстер (появляясь).
                Колибри! На манеж!
     Колибри.                     Мучитель окаянный!
     Шпрехшталмейстер.
                Колибри! К выходу!
     Колибри.                Иду! Сейчас! Иду! (Лиде.)
                Где вы сидите?
     Лида.                    Во втором ряду.
     Колибри.
                Вы с мамой?
     Лида.                 С мамой, да.
     Колибри.
                Итак, до встречи!
     Лида.                        Жду!

          Расходятся.  Пробегает  клоун с собачкой. Звучит музыка.




          Обстановка  второй  картины. Вечер. Плотогонов в пижаме,
          прижимая  грелку к животу, разговаривает с Ласточкиным и
          Стрижевой.

     Плотогонов. Молодцы, кузнечики! Правильно сделали, что зашли! Ну, как у
вас дела? Что-нибудь затерло? Где-нибудь заело?
     Ласточкин.  Да нет,  спасибо,  у нас все хорошо. Вот хотели вам кое-что
показать...
     Стрижева. Вы уж нас извините, пожалуйста! Вы, кажется, нездоровы?
     Плотогонов. Да так... Немного приболел... Зашел вчера в ресторан, хотел
посмотреть, как они там народ кормят. Съел голубцы - и вот на тебе! Всю ночь
промаялся. Даже на бюро сегодня выбраться не смог.
     Стрижева. Неужели они не могли накормить вас как следует?
     Плотогонов.  Я  нарочно не сказался,  кто такой.  А  официантка как раз
новенькая попалась - не узнала.
     Стрижева. Они решили, что вы командировочный!
     Плотогонов.  То-то  и  оно!..  Видно,  опять директора ресторана менять
придется.
     Ласточкин (осторожно). Сегодня, кажется, бюро?
     Плотогонов. С пяти часов идет. Еще не кончилось.
     Ласточкин. Наш вопрос обсуждать будут?
     Плотогонов. Должны были обсудить. А вы никак волнуетесь?
     Ласточкин. Мы слышали, кое-кто настроен резко против.
     Плотогонов. Ничего, ничего... Мы нашего "Кузнечика" в обиду не дадим!
     Стрижева.  Елизар Сергеевич!  Но если наше,  а теперь уже и наше с вами
общее предложение не одобрят?
     Плотогонов.   Будем  отстаивать  и  настаивать.  И  вообще,  кузнечики,
побольше бодрости, побольше оптимизма!
     Ласточкин. Дело у нас на полном ходу, Елизар Сергеевич! Уже разработаны
все интерьеры до  мельчайших подробностей.  Получается здорово!  Такое будет
кафе! Образцово-показательное.
     Стрижева. У вашей дочери вкус! Просто столичный!
     Плотогонов.  Ну, полно, полно! Захвалите еще. Вы лучше расскажите-ка...
Извините... (Быстро выходит.)
     Стрижева (Ласточкину).  Слышал,  как  он  сказал:  "Будем  отстаивать и
настаивать!"  "Побольше  бодрости!"  Значит,   таблетки  еще  не  кончились!
Господи, только бы ему до победы хватило! Только бы он не сдал!
     Ласточкин. Ты опять? Просто стыдно слушать!
     Стрижева. Что стыдно слушать?
     Ласточкин.  "Плотогонов принимает  таблетки  для  смелости!"  Обыватели
распространяют  нелепые  слухи,  а  ты,  комсомолка,  их  повторяешь!  Какая
глупость!
     Стрижева (горячо).  Ах,  глупость? Но почему, почему тогда все в городе
говорят, что он стал другим человеком? Почему?
     Ласточкин. Прекрати!
     Стрижева.  Ах, не веришь? А вот старушка пенсионерка к Чолкину на прием
никак  попасть не  могла.  Так  Елизар Сергеевич,  как  про  это  узнал,  на
следующий день ее лично принял и тут же решил вопрос!
     Ласточкин. Какой вопрос?
     Стрижева. Ей, понимаешь, в новых корпусах комнату выделили, но на пятом
этаже,  без лифта.  Старушке ходить трудно... Ну, она и стала просить, чтобы
ее пониже поселили.  Три недели ходила,  просила. Чолкин ее вообще принимать
не стал,  а Плотогонов принял и дал комнату на втором этаже. Просто вот так,
как в сказке: выслушал, документы посмотрел и наложил резолюцию. Ну, не чудо
ли? Чудо!
     Ласточкин.  Удивительный  ты  все-таки  человек!  Элементарное  решение
вопроса считаешь чудом. Он же - руководитель! Ру-ко-во-ди-тель! Это входит в
его права и обязанности.
     Стрижева. Да-а? Чолкин вот тоже руководитель. А попробуй добейся у него
правды!
     Ласточкин. Все равно насчет таблеток советую тебе не распространяться.
     Плотогонов (входя).  Извините, приболел... (Подходит к шкафу. Принимает
лекарство.)
     Стрижева (неожиданно). Елизар Сергеевич! Что вы принимаете? Таблетки?
     Плотогонов (резко обернувшись).  Что? Какие таблетки? Я капли принимаю.
Желудочные. Мне врач выписал.

          Ласточкин  укоризненно  смотрит на Стрижеву. Стучит себе
          пальцем по лбу, качает головой.

     Стрижева.  До  свадьбы  все  заживет!  До  свадьбы поправитесь,  Елизар
Сергеевич!
     Плотогонов. До какой свадьбы?
     Стрижева. Вы разве не в курсе? (С удивлением смотрит на Ласточкина.)
     Ласточкин. Вам Лида ничего не говорила? Странно!
     Плотогонов (догадавшись). А-а! Одобряю! Поздравляю! Женитесь?
     Стрижева. Мы? Что вы? Зачем?
     Плотогонов. А кто ж тогда женится? Чья свадьба?
     Стрижева.  Так  Лида  же  ваша  замуж  выходит.  За  артиста госцирка -
дрессировщика смешанной группы животных. За Колибри!
     Плотогонов (раздумчиво). За Гуровича...
     Стрижева.  Да нет же!  За Колибри!  Вы разве его не знаете?  Она вас не
знакомила?
     Плотогонов (неопределенно). Исключительно смелый человек!
     Ласточкин.  Елизар  Сергеевич!  Мы  вам  оставим эти  макеты.  Лида  их
завтра...

          В передней звонок.

     Стрижева. Я открою, Елизар Сергеевич, не беспокойтесь! (Выбегает.)

          Появляется   Чолкин.   За   ним  -  несколько  смущенная
          Стрижева.

     Чолкин. Здравствуй, больной!
     Плотогонов. Здравствуй, здоровый!
     Ласточкин. Так мы пойдем, Елизар Сергеевич! Поправляйтесь, до свиданья!
     Стрижева.  Вы  нас не  провожайте.  Мы  захлопнем дверь.  До  свиданья!
Лидочке от нас привет! Мы ей позвоним...
     Плотогонов. До свиданья, кузнечики!

          Стрижева и Ласточкин уходят.

     Чолкин (не сразу). Значит, болеешь?
     Плотогонов. Как видишь.
     Чолкин. А бюро идет?
     Плотогонов. Как знаешь.

          Пауза.

     Чолкин.  Напрасно ты,  Елизар Сергеевич,  всю  эту шумиху с  квартирами
поднял. Рукомойников - прокурор, ему по должности хорошая квартира положена.
     Плотогонов.  Ему  по  должности положено  не  нарушать социалистическую
законность.  А  квартира у  него  и  раньше  была  хорошая.  Даже  отличная.
Отдельная. В центре города. С балконом. Кухня в десять метров. Мало? А живет
он один, не считая молодой жены.
     Чолкин (усмехнувшись). Ты что же, молодую жену за человека не считаешь?
     Плотогонов.  Первая его жена была человеком. И из него человека делала.
А эта,  вторая,  и сама на человека не похожа и мужа из человеческого образа
выводит.  У  них что ни  день,  то  карты или пьянка на квартире.  А  вы все
зажмурились, будто ничего не видите! В одной компании горло промачиваете!
     Чолкин (с  иронией).  Больному надо  бы  поспокойнее...  Нервы поберечь
надо... Пригодятся еще...
     Плотогонов.  Ты о моих нервах не беспокойся!  У меня живот болит,  а не
нервы!
     Чолкин (рассматривая макеты). Гмм! Куда же все это теперь?
     Плотогонов. В каком смысле?
     Чолкин. Вопрос об этом вашем "кафетерии" с бюро сняли.
     Плотогонов. Как - сняли?
     Чолкин. А как снимают, так и сняли. Не будут обсуждать.
     Плотогонов. Не может этого быть!
     Чолкин (спокойно). Проверь!
     Плотогонов (набирает номер телефона).  Приемная?..  Тутушкин?.. Это я -
Плотогонов.  Будь  другом,  скажи:  вопрос  молодежного кафе  прошел  уже?..
Обсуждать не будут?..  Сняли с повестки?  Ну ладно. Ну, будь здоров. (Кладет
трубку.)
     Чолкин. Проверил?
     Плотогонов. Извини... Я сейчас... (Быстро выходит.)

          Звонит телефон.

     Чолкин (снимает трубку).  Квартира Плотогонова...  Кто это?..  Ах,  вы,
Лидия  Елизаровна?  Слушаю  вас...  Елизар  Сергеевич на  минутку  вышел  из
комнаты. А что случилось? (Слушает.) Ай-ай-ай-ай! Да как же это так?.. Да вы
подумайте!.. Ай-ай-ай-ай! Смотри пожалуйста, какая неприятность!.. Вы сейчас
приедете?.. Хорошо, я так и передам... (Кладет трубку.)

          Входит Плотогонов.

     Плотогонов. Из обкома?
     Чолкин. Лидия Елизаровна... Из цирка. Там у них "чепе" случилось.
     Плотогонов (испуганно). Какое "чепе"?
     Чолкин. Не то лев, не то тигр... Цезарь, одним словом...
     Плотогонов. Это - лев! Лев!
     Чолкин (продолжает). Напал!..
     Плотогонов. На Колибри? На Гуровича?
     Чолкин. На укротителя!
     Плотогонов. Ну и что? Съел?
     Чолкин. Нет!.. Ваша супруга...
     Плотогонов. Что моя супруга? Как она? Жива?
     Чолкин.  Как сидела,  прямо из  второго ряда и  бросилась на помощь,  в
клетку!  Такую панику на львов нагнала!  Одним словом,  выручила укротителя!
Они сейчас приедут.
     Плотогонов (стукнув кулаком по столу). Так и знал! Переборщила! Нет, ты
скажи,  Чолкин,  что у  меня за  жена?!  Хотел бы  я  видеть,  как она там с
хищниками расправлялась!  Ой,  хотел бы!  Не иначе, она перед представлением
таблеток наглоталась!
     Чолкин. Ты про какие таблетки говоришь? Про те, красненькие?
     Плотогонов. А про какие же?
     Чолкин.  Ну,  так вот что я тебе скажу... Помнишь, две недели назад я у
тебя в кабинете одну проглотил, а вторую про запас оставил? Помнишь?
     Плотогонов.   Помню.   Ты  еще  потом  сказал,   что  она  на  тебя  не
подействовала.
     Чолкин.  Вот...  вот...  Не  подействовала!  Так я  вторую-то  таблетку
принимать не стал,  а  на анализ ее отправил...  Пусть,  думаю,  проверят на
всякий случай.  Писали в  газетах,  будто у  них там,  за границей,  большой
бизнес на всякой отраве делают:  от ихних лекарств люди многие глохнут, дети
слепые родятся...  а ну как, думаю, они и тебя подведут. Ну, я и отправил на
анализ...
     Плотогонов (упавшим голосом). И что же они там нашли?
     Чолкин. Слава богу, ничего!
     Плотогонов.  Так не может быть,  чтобы "ничего"!  Из чего-нибудь она же
состоит, эта таблетка?
     Чолкин.  А как же!  Конечно,  состоит!..  Где-то у меня тут анализ был.
(Шарил по карманам.)
     Плотогонов (растерянно). Скажи пожалуйста...

          Чолкин находит анализ и протягивает его Плотогонову.

(Надев очки,  внимательно  изучает бумажку.  Как бы про  себя  читает.)  "А,
Б-один, Ц, Б-шесть, Б-двенадцать, Б-пятнадцать, Е...".
     Чолкин.  И  так  далее...  Удивительное  дело,  как  на  тебя  витамины
подействовали!  Каким смелым стал!  На прокурора замахнулся!  В  "кузнечики"
записался!  Решения игнорируешь!  Друзей не слушаешь!..  Ох, Елизар! Доведут
тебя  эти  заграничные  витамины  до  персонального  дела!  Не  раз  Чолкина
вспомнишь!  А  что до  Клавдии Мироновны,  то  она сегодня сильно рисковала:
сколько витаминов ни съешь,  а в клетку со львами бросаться не стоит!  Прямо
скажу: не стоит!

          Плотогонов сидит молча. В передней хлопает дверь. Слышны
          голоса. Появляются Лида, Колибри, Плотогонова. У Клавдии
          Мироновны   воинственный   вид.   Ее  габардиновый  плащ
          насквозь промок и во многих местах порван. В руках у нее
          порванная сумочка и зонтик.

     Плотогонов. Клавдия! Ты в своем уме? С кем ты связалась?
     Плотогонова (в большом возбуждении).  А если на моих глазах дикие звери
близкого человека рвут?  Что  же,  я  должна сидеть и  на  это  безобразие в
бинокль смотреть?
     Лида. Мамочка! Хорошо, что так обошлось, но Цезарь мог тебя растерзать.
     Плотогонова.   Меня?   Растерзать?!   Да  я   бы  ему  сама  все  глаза
повыцарапала! Он меня и теперь долго помнить будет!
     Плотогонов. Да что там у вас произошло? Расскажите толком!
     Колибри. Видите ли, я начал номер. Цезарь был уже с утра не в духе. Ему
надо прыгать сквозь обруч. А он не пожелал. Смотрит в сторону, рычит.
     Плотогонов. Милейшее существо!
     Колибри (продолжает). Я ему: "Алле!" "Алле!" - а он отворачивается...
     Лида. А потом как обернется - и лапой!
     Колибри.  Тут мы не успели опомниться,  как ваша супруга была уже рядом
со  мной,  за  решеткой!  Цезарь не  ожидал такого нападения,  он  буквально
растерялся.  Когда Клавдия Мироновна начала стегать его  по  морде сумочкой,
Цезарь забился в угол, а ваша супруга вцепилась ему в гриву...
     Лида. Мама была вне себя! Я ее никогда такой не видела!
     Плотогонова.  Да я бы с этим вашим Цезарем не знаю что сделала, если бы
меня служители вовремя водой не облили и из клетки не вытащили!
     Колибри.   Цезарь  настолько  травмирован  вашим  нападением,   Клавдия
Мироновна, что я даже боюсь, не потерял ли он временно трудоспособность...
                Это был как говорится,
                Чрезвычайный инцидент!
     Лида (матери).
                Мы могли тебя лишиться,
                Потерять в один момент!
     Колибри.
                Это просто ваше счастье.
     Лида.
                Ведь погибнуть ты могла!
     Плотогонова.
                Я бы Цезаря на части -
                На куски разорвала!
     Колибри.
                Он такого нападенья
                Испугался, как огня!
     Плотогонова.
                Он до гроба, без сомненья,
                Не забудет про меня!
     Лида.
                Я, увидев маму в клетке,
                Вся от страха обмерла!
     Плотогонова.
                Да, таблетки! Три таблетки
                Перед этим приняла!
     Плотогонов (сухим голосом). Таблетки тут ни при чем!

          Лида и Колибри переглядываются.

     Плотогонова. Как это - ни при чем? Почему?
     Плотогонов  (протягивает  жене  анализ).   Клавдия!   Оказывается,  эти
таблетки -  обыкновенные витамины.  Ничего особенного! (К Колибри.) А вы что
нам говорили, товарищ Гурович!
     Колибри. Что я вам говорил?
     Плотогонов.  "Смелость,  решительность,  активность...".  И  все  такое
прочее...
     Колибри. А разве вы, Елизар Сергеевич, не испытали на себе?

          Плотогонов молчит.

     Чолкин (из угла). Самовнушение это! Самовнушение! И провокация...
     Лида (горячо).  Ну и пусть самовнушение!  Зато мы победили! Будет у нас
"Зеленый кузнечик", будет он радовать людей!
     Чолкин. Не будет у вас никакого "кузнечика"!
     Лида. Это почему же?

          Звонок телефона.

(Снимает трубку.) Слушаю!.. Сейчас!.. Тебя! (Передает трубку отцу.)
     Плотогонов (взяв трубку). Плотогонов... (Всем.) Тихо! Слушаю вас, Федор
Игнатьевич!

          Все замирают.

Да нет, приболел я немного... Настроение?  Хорошее настроение...  Дома?  Все
благополучно... Жена? (Смотрит на жену.)  Здорова...  Что в цирке?  Вам  уже
доложили?  (Вздыхает.) Боевой характер?  Да-да...  Есть немного...  Передать
привет?  Спасибо,  Федор  Игнатьевич,  передам...  Слушаю  вас...  (Серьезно
слушает. Большая пауза.) Так... Согласен... Конечно... Ясно! Очень хорошо!..
До  свиданья!  (Кладет трубку.  Лиде.)  Вопрос о  постройке молодежного кафе
"Зеленый кузнечик"...
     Лида (в нетерпении). Ну?
     Плотогонов. Решено на бюро не обсуждать.
     Чолкин. Ускакал ваш кузнечик...
     Плотогонов. Бюро считает этот вопрос уже решенным.
     Чолкин. Кем?!
     Плотогонов.  Мною.  Заводу резиновых изделий предложено резко сократить
план  выпуска  калош.  О  Рукомойникове  поднять  вопрос  перед  Генеральной
прокуратурой.  Квартиру предложено освободить.  А  тебя,  Иван Кондратьевич,
просят завтра зайти в Комитет партийного контроля.
     Чолкин. Зачем?
     Плотогонов.  Не знаю.  Тебе виднее. (В зрительный зал.) Нет, как же это
понимать?  Выходит,  что  я  и  без  специальных таблеток могу быть смелым и
решительным человеком!
     Лида. Папа, просто надо было дать тебе легкий толчок.
     Колибри (берет Лиду  за  руку и  подводит к  Плотогонову).  Мы  решили,
Елизар Сергеевич, поставить вас в известность...
     Плотогонов. Когда свадьба?
     Лида. Хотелось бы поскорее!
     Колибри. А то гастроли кончаются!
     Плотогонова (возбужденно). Так я же зятя себе спасала!
     Чолкин. Мне на свадьбе не гулять! (Уходит.)

          Звонит телефон.

     Лида (снимает трубку).  Слушаю...  Кузя,  тебя...  Из цирка!  (Передает
трубку Колибри.)
     Колибри.  Колибри у  телефона.  (Слушает.)  Хорошо,  я  сейчас  приеду!
(Вешает трубку.) У Цезаря - инфаркт!..

          Занавес




          Звучит музыка финальной песенки. Главные герои спектакля
          выходят на просцениум.

     Лида и Колибри.
                Друзья! Полезны витамины:
                И "А" и "Ц" и "Б один".
     Все.
                Но между тем
                Иному гражданину
                Совсем особый нужен витамин!
                Робким был и мнительным,
                А принял - стал решительным!
                А, став уже решительным,
                Ты можешь смелым стать!
                А как он применяется?..
                А как он называется?..
                А кем он выпускается?..

          К основным персонажам спектакля присоединяются участники
          интермедий. Артисты цирка выносят на носилках полуживого
          льва Цезаря.

     Лев (приподняв голову).
                А как его достать?

          Занавес



Популярность: 14, Last-modified: Wed, 08 Jan 2003 17:05:19 GMT