---------------------------------------------------------------------------
     Перевод В. Куреллы
     OCR Кудрявцев Г.Г.
     ББК 84. 4 Ф
     К 36
     Перевод с немецкого
     Составление Н. Бунина
     (c) Издательство "Правда", 1985 Составление. Вступительная статья.
---------------------------------------------------------------------------



     Эрих Кестнер был чуть старше нашего века: он родился  23  февраля  1899
года, и об обстоятельствах, сопутствовавших этому событию, сам подробно и  с
юмором поведал в автобиографической  книге  "Когда  я  был  маленьким".  Нет
надобности рассказывать читателям о его детских годах, учебе  и  семье:  они
имеют  возможность  из  первых  рук,  от  самого  Кестнера  узнать  даже  об
отдаленных его предках и  родственниках,  об  отце,  шорнике  и  седельщике,
которому пришлось со временем оставить собственное дело и  наняться  рабочим
на  чемоданную  фабрику,  о  матери-парикмахерше,   которая   "день-деньской
работает", "завивает щипцами волосы", чтобы сын  мог  получить  образование.
Процитированные слова, впрочем, взяты из повести "Эмиль и сыщики"  -  здесь,
как  и  во   многих   других   книгах   писателя,   тоже   найдется   немало
автобиографического. Разве, читая описание поездки Эмиля  на  конке,  мы  не
вспоминаем такую же (а может, ту же самую) конку, на которой ездил в детстве
сам  Кестнер?  И,  может,  делая  своего  Максика,  "мальчика  из  спичечной
коробки", членом  гимнастического  союза  Пихель-штайна,  писатель  вспомнил
себя,  шестилетнего,  пришедшего  к  старшим  на   занятия   гимнастического
общества? Фабиан, герой  одноименного  романа,  уже  взрослым  человеком,  в
Берлине, получает от матери письмо. "Помнишь ли ты еще, - пишет мать, -  как
мы брали рюкзаки и отправлялись в путь?" Конечно,  помнит,  как  помнил  сам
Кестнер (и описывал полвека спустя) свои собственные путешествия с матушкой.
Он вообще был из тех, для кого память детства не просто дорога, но  жизненно
насущна: именно она,  по  его  убеждению,  позволяет  человеку  сохранять  и
поддерживать лучшее, драгоценнейшее в себе.
     Роман  "Фабиан",   тоже   в   чем-то   автобиографичный,   может   дать
представление о годах позднейшей, послевоенной  жизни  писателя.  Но  о  них
потом. Повесть "Когда я был маленьким" завершается  событиями  августа  1914
года. "Началась мировая война, и кончилось мое детство". Исторический  рубеж
не просто совпал с возрастным. Для миллионов европейцев именно с этой  даты,
говоря словами поэта, начинался "не календарный - Настоящий Двадцатый  Век".
Уже постаревший, много переживший писатель с иронией и грустью вспоминает  о
последних мирных годах, о "беззаботных каникулах", об опереточных правителях
и войсковых парадах, напоминавших цирковые представления. С иронией,  потому
что  зерна  будущих  грозных  событий  зрели  уже  под  видимостью  внешнего
благополучия: история предъявила  жестокий  счет  тем,  у  кого  не  хватило
проницательности и ответственности вовремя "снять с носа"  розовые  очки.  С
грустью, потому что после пережитых испытаний многие, даже самые язвительные
и трезвые критики эпохи поневоле ощущали нечто вроде ностальгии, оглядываясь
на ту безвозвратную пору.
     В 1917 году, не успев закончить учительской семинарии, Эрих Кестнер был
призван на военную  службу.  Он  вернулся  домой  уже  в  1919  году,  после
революции, свергнувшей в  Германии  монархию,  собирался  сдать  учительский
экзамен, но в последний момент передумал (о причинах писатель рассказывает в
той же книге воспоминаний) и решил продолжить образование в университете.  В
Берлине, Ростоке,  Лейпциге  он  изучал  германистику,  написал  диссертацию
"Возражения на статью Фридриха Великого "De la  litterature  allemande"  {"О
немецкой литературе"  (фр.)}  и  все  более  убеждался,  что  подлинное  его
призвание - литература.
     Первые стихи Кестнера появились в печати еще в 1920  году,  в  сборнике
студенческих работ, но никем тогда замечены не были. Для заработка он  начал
сотрудничать в газетах, писал репортажи, рецензии,  политические  фельетоны,
сатирические стихи. После скандала, вызванного публикацией одного  из  таких
стихотворений,   Кестнер   вынужден   был   прекратить   сотрудничество    в
леволиберальной газете "Нойе ляйпцигер цайтунг" и переехать  в  Берлин.  Уже
тогда сложились некоторые его рабочие привычки:  он  предпочитал,  например,
писать не дома, а  в  кафе,  где  надолго  становился  постоянным  клиентом.
Сложились и многие черты его  литературного  стиля;  они  со  всей  яркостью
проявились в  первом  стихотворном  сборнике  Кестнера  "Сердце  на  талии",
который вышел в 1928 году и сразу же принес ему шумный успех.

     Нам сейчас, пожалуй, даже трудно понять, почему эти стихи в свое  время
были так бурно встречены. Этого не объяснить  одними  лишь  их  поэтическими
достоинствами. Они оказались на редкость созвучны веяниям времени -  Кестнер
удовлетворил ожидания  читающей  публики.  "Это  поэт,  представляющий  наше
поколение, - писал один из тогдашних критиков. - Поэзия  нашего  времени  не
может звучать иначе... Рифмованные строки Кестнера были у  всех  на  устах".
Афористичные, четкие по форме, они входили в повседневный обиход, звучали  с
эстрад, становились крылатыми выражениями.
     Мы знаем, что это было за время для Германии, читали о  нем  в  романах
Фаллады, Ремарка и многих других писателей. Время  послевоенной  инфляции  и
безработицы, массовых разорений и внезапных обогащений, время,  когда  среди
идейной  сумятицы,  спекулируя  на  возрастающем  недовольстве,   обострении
социальных   противоречий,    питаясь    реваншистскими,    милитаристскими,
националистическими настроениями, все наглей поднимал голову фашизм.
     Кестнер пишет обо всем  этом.  О  безработных  и  жиреющих  богачах,  о
самоубийцах и гибнущих детях, о драмах, что разыгрываются за стенами  внешне
благопристойных домов, в меблированных комнатах. Пишет с  горечью,  порой  с
вызывающей откровенностью, не боясь оскорбить чувствительный слух. В критике
его поспешили отнести к направлению так называемого  "лирического  цинизма",
по каким-то признакам сближая то с Брехтом,  то  с  Тухольским;  но  гораздо
очевидней, пожалуй, преемственная связь  Кестнера  с  традициями  гейневской
иронии.  Эта  ирония  переходит  в  сарказм,  когда   он   обрушивается   на
обывательскую мораль, лживый пафос проповедников милитаризма и реакции  ("Ты
знаешь край, где расцветают пушки").
     Многие темы этих первых стихов  звучат  и  в  наиболее  знаменитом  его
романе "Фабиан" (1931). Герой романа еще полон воспоминаниями о  войне.  "По
провинциям  рассеяно  множество  уединенных  домов,  где   все   еще   лежат
искалеченные  солдаты.  Мужчины  без  рук  и  ног.  Мужчины   с   устрашающе
изуродованными лицами, без носа, без рта. Больничные сестры,  которых  ничем
уже не испугаешь, вводят этим несчастным  пищу  через  стеклянные  трубочки,
которые они вставляют в зарубцевавшееся отверстие, там, где некогда был рот.
Рот, который смеялся, говорил, кричал".
     Фабиан,  молодой  человек  с  университетским  образованием,   вынужден
сочинять стихи для рекламной фирмы, но  вдруг  оказывается  без  работы.  Мы
следим за его странствиями по Берлину середины 20-х годов,  наблюдаем  сцены
безотрадной жизни, моральной деградации.  "Волшебный  дар  -  видеть  сквозь
стены и занавешенные окна - сущая ерунда в сравнении со способностью  стойко
перенести  увиденное",  -  замечает  автор.   Он   называет   своего   героя
"моралистом", и не без оснований: среди окружающей пошлости и  грязи  Фабиан
ухитряется  сохранить  четкость  нравственных   критериев,   достоинство   и
принципиальность. Он, несомненно, близок самому Кестнеру. Но, как и Кестнер,
остро чувствуя неблагополучие, веяние надвигающейся  катастрофы,  не  знает,
что делать, как изменить жизнь.
     Да, писатель чутко нащупал болевые точки времени, сумел впечатляюще  об
этом сказать и снискал заслуженный успех. Импонировал  читателю  иронический
стиль - автор не изображал себя знающим больше  других  и  признавался,  что
рецептов от болезни предложить не может.  Это  не  свидетельствовало  о  его
силе, но было, во всяком случае, честно: куда хуже и опасней ложные панацеи.
В одном  из  наиболее  известных  своих  стихотворений,  отвечая  не  вполне
удовлетворенным читателям, поэт говорит об этом откровенно:

     Вы шлете мне письма. И это мне лестно.
     Но в каждом вопрос, как на страшном суде:
     "Где ж все позитивное, Эрих Кестнер?"
     А черт его знает, где!

     {Перевод К. Богатырева.}

     И все-таки, все-таки... Проблема "позитивного" мучила писателя,  он  не
переставал думать о ней. Уже в 1946 году, в  предисловии  к  сборнику  своих
ранних стихов, Кестнер писал о них так: "Эти стихи -  попытка  молодого  еще
человека предостеречь других с помощью  иронии,  критики,  упрека,  издевки,
смеха. Что подобные попытки  бессмысленны,  известно  заранее,  как  заранее
известно,   что   бессмысленность   подобных   попыток   и   сознание   этой
бессмысленности еще никогда не заставляли и не заставят замолчать ни  одного
сатирика. Разве что его книги сожгут. Сатирики замолчать не могут, ведь  они
чувствуют себя кем-то вроде школьных учителей. А школьные учителя  не  могут
не твердить свое.  Ведь  в  потаеннейшем  уголке  их  сердец  вопреки  всему
безобразному, что творится в  мире,  робко  теплится  глупая,  бессмысленная
надежда, что люди все-таки  могут  стать  немножко,  совсем-совсем  немножко
лучше, если их достаточно часто ругать, просить,  оскорблять  и  высмеивать.
Сатирики - идеалисты ".
     Со школьным учителем Кестнер  сравнивал  себя  не  раз.  Для  него  это
сравнение имело особый смысл. Один из персонажей романа "Фабиан", самоубийца
Лабуде, пишет в своем прощальном письме: "Мне бы стать  учителем:  идеалы  в
наше время доступны только детям". И в  поисках  "позитивного"  сам  Кестнер
обращается прежде всего к детям: пишет книги о них и для  них.  Он  остается
верен давнему учительскому призванию, только пробует осуществить его другими
средствами.

     Читатель, который составит представление  об  Эрихе  Кестнере  лишь  по
работам, вошедшим в данный сборник {Кроме них, на русском языке опубликованы
сборник стихов "Маленькая свобода" (1962) и роман "Фабиан" (1975).},  вправе
усомниться: об этом ли авторе до сих пор шла речь? Где обличительная сатира,
мрачный сарказм и тем более "лирический цинизм"? Перед  нами  ироничный,  но
добродушный,   порой   даже   чуть   сентиментальный   рассказчик,    мастер
увлекательного сюжета, исполненный "юмора и понимания", если воспользоваться
его собственными словами. Между тем важно иметь в виду,  что  детские  книги
писались и выходили в свет одновременно с книгами  для  взрослых.  Первая  и
самая знаменитая из них, повесть "Эмиль и сыщики", была опубликована  в  том
же 1928 году, что и сборник "Сердце на  талии";  в  один  год  с  "Фабианом"
появилась детская повесть "Кнопка и Антон" (1931); и в дальнейшем  "детские"
и "взрослые"  его  работы  возникали  и  публиковались  параллельно.  Трудно
сказать, каким из них он больше был обязан  своим  успехом.  Пожалуй,  успех
больше всего обеспечивался именно его одновременным существованием  в  обеих
ипостасях. Детскими историями зачитывались не только дети,  но  и  взрослые,
находя в них, видимо, что-то, чего им не хватало в других книгах Кестнера.
     Уже в ту пору ходовым стало суждение о "двух", даже  "трех  Кестнерах",
порой не очень друг с другом схожих: поэте-сатирике, прозаике и авторе  книг
для детей. А ведь он еще писал сценарии, газетные статьи и рецензии, пьесы и
куплеты для кабаре. Известный американский романист Торнтон  Уайлдер  как-то
написал ему: "Я знаю шестерых Кестнеров. А эти шестеро  Кестнеров  знают  ли
друг друга?" Вопрос не лишен  смысла.  В  своей  шутливой  речи  "Кестнер  о
Кестнере" сам писатель задумывался над ним. Можно ли, спрашивает  он  сам  у
себя, "свести в один пристойный букет" всю  эту  "неразбериху  из  жанров  и
точек зрения"? И получает утвердительный ответ. Просто возобновлять вновь  и
вновь дон-кихотские атаки "против косности сердец  и  неисправимости  умов",
говорит он, становится порой так невмоготу, что, "поставив своего  Росинанта
в стойло и позволив ему мирно поедать  овес",  он  испытывает  "неистребимую
потребность рассказывать какие-нибудь истории детям...  Потому  что  дети...
живут по соседству с добром. Надо только научить их с  умом  открывать  туда
дверь".  И  здесь  Кестнер  вновь   называет   себя   "школьным   учителем",
"моралистом", "рационалистом", "правнуком немецкого Просвещения".
     Эта автохарактеристика приложима ко всему его творчеству, "взрослому" и
"детскому":  единство  его  создается  именно  общей  системой  нравственных
ценностей, представлений о добре и зле. Не уберегаясь порой от дидактизма  и
некоторой облегченности, учитель Кестнер дает читателю свои уроки.
     Чему учит история мальчика Эмиля Тышбайна, у которого украли  в  поезде
сто сорок марок и который сумел заполучить их обратно с  помощью  берлинских
мальчишек? Что людям нельзя доверять? "Глупости, - отвечает герою бабушка. -
Все как раз наоборот". Это история  о  людской  доброте  и  находчивости,  о
взаимовыручке и солидарности. Солидарность - одна из важнейших  ценностей  в
мире детских книг Кестнера. Нет, что говорить, еще, конечно, не  социальная,
не классовая - от этого писатель далек, и  вряд  ли  стоит  предъявлять  ему
требования, которых он по характеру своего мировоззрения заведомо  выдержать
не готов. Будем ценить его  за  то,  что  он  способен  предложить.  Простая
человеческая, мальчишеская солидарность - тоже не  так  мало.  Она  помогает
выбраться из беды не только Эмилю  Тышбайну.  Она  облегчает  жизнь  Джекки,
мальчику-гимнасту из повести "Эмиль и трое близнецов": дети, не  очень  даже
знакомые, принимают участие в его судьбе, раздобывают  для  него  деньги.  И
Джекки в финале книги обещает такую же поддержку другим: "Когда я вырасту, а
кому-нибудь из вас придется туго, пусть он меня найдет". Маленький Максик  и
его друг  Йокус  фон  Покус  на  вершине  успеха  не  соблазняются  большими
деньгами, остаются в  родном  цирке,  с  людьми,  которые  сделали  для  них
когда-то  немало  доброго,  -  это  тоже  акт  солидарности,   человеческой,
профессиональной.
     Нетрудно заметить, что и  в  морали,  и  в  счастливых  концовках  иных
детских книг Кестнера, во всех этих внезапно сваливающихся деньгах, премиях,
вознаграждениях, наследствах есть что-то от  сентиментальных  рождественских
историй. Везет немногим счастливчикам - а что делать другим в этом  трудном,
далеко не всегда добром мире, который  сам  по  себе  ничуть  не  изменился?
Кестнер сам чувствует здесь свою слабость. Оттого он так охотно посмеивается
и над собой, и над своими героями. "С вами никогда не поймешь, что  всерьез,
а что в шутку", - можно бы ему порой сказать, как бабушке Эмиля Тышбайна. Но
самоирония тоже не всегда спасает. В своих "взрослых"  книгах  Эрих  Кестнер
куда более трезв, однако мера ценностей, не сводимых к деньгам, остается для
него единой и там, и здесь. В романе "Фабиан" герой  (так  напоминающий  нам
самого автора) тайком положил в сумочку  уезжавшей  матери  двадцать  марок;
вернувшись домой, он обнаружил на столе в конверте двадцать  марок,  которые
так же тайком оставила ему мать. "С математической  точки  зрения  результат
равен нулю. Каждый остался при своих. Но добрые  дела  нельзя  аннулировать.
Моральные уравнения решаются иначе, чем арифметические".
     Это справедливо для многих  эпизодов  "Фабиана",  когда  попытки  героя
кому-то  помочь,  что-то   в   жизни   улучшить   разбиваются   о   жестокую
действительность - и особенно для  пессимистического,  казалось  бы,  финала
книги. Фабиан гибнет, бросившись спасать упавшего в воду мальчика: он  забыл
при этом, что сам не умеет плавать. К счастью, мальчик своими  силами  сумел
выбраться на берег. Что ж, дает ли это основания  философствовать  просто  о
безрассудной  и  бесполезной  гибели,  о  несостоятельности  героя?  Да,  он
потерпел крушение. Но моральные уравнения решаются все же  иначе.  В  памяти
мальчика останется самоотверженность человека, забывшего ради него о себе, -
разве это так мало?
     "Моралист" Фабиан, который лишь поверхностному взгляду может показаться
циником,  обнаруживает  духовное   родство   с   лучшими   героями   детских
кестнеровских книг: он сохранил подлинную память о детстве. А это  означает,
как пояснял однажды писатель, способность "вдруг,  без  долгого  размышления
вспомнить, когда понадобится, что  настоящее,  а  что  фальшивое,  что  есть
добро, а что зло".
     При всей  своей  внешней  разноликости  творчество  Кестнера  внутренне
едино. Единство это проявляется и  в  стиле,  который  характеризуется,  как
говорил сам  автор,  стремлением  к  "искренности  чувства,  ясности  мысли,
простоте слова  и  слога".  Особо  стоит  выделить  черты,  которые  Кестнер
называет среди достоинств "настоящего учителя" и  которые  присуши  ему  как
писателю: "юмор и понимание".  Юмор  родствен  пониманию,  он  дает  взгляду
высоту, способность подняться над сиюминутными столкновениями и неурядицами,
над мелочным и преходящим. Думается, именно в  нем  главный  секрет  обаяния
лучших кестнеровских книг. Можно говорить об увлекательном сюжете  "Эмиля  и
сыщиков", об удачной выдумке в "Мальчике из спичечной  коробки".  Но  сюжет,
глядишь, порой буксует, выдумка может  себя  исчерпать  -  самым  интересным
неожиданно оказывается совсем другое. Например, когда в  повестях  об  Эмиле
слово просто "предоставляется картинкам", и  эти  бессюжетные  описания  или
рассуждения читаются с  истинным  удовольствием.  В  повести  "Когда  я  был
маленьким" вообще нет ни сюжета, ни  вымысла.  Главное  ее  очарование  -  в
словесной  ткани,  в  самой  атмосфере  книги,  умной,  доброй,   ироничной.
Рассказывая о старом Дрездене с его прекрасными улицами и зданиями, писатель
произносит исполненные глубокого смысла слова: "Не из книг  узнавал  я,  что
такое красота. Мне дано было дышать красотой, как детям лесника -  напоенным
сосной воздухом". Лучшие книги Кестнера тоже как бы напоены легким  воздухом
юмора и понимания; вдыхать его благотворно.

     Первый бурный успех Эриха Кестнера длился не так уж долго - около  пяти
лет. В январе 1933 года к власти в Германии пришли фашисты. Когда  произошел
гитлеровский переворот, Кестнер отдыхал  в  Швейцарии,  но  решил  вернуться
домой. Друзья, только что бежавшие в Швейцарию из Германии, с недоумением  и
ужасом  пробовали   его   отговорить.   Антифашистские,   антимилитаристские
настроения писателя были  слишком  широко  известны.  Ему  могли  припомнить
многое - хотя бы  стихотворение,  словно  предвосхищавшее  то,  что  реально
происходило сейчас в стране:

     Когда бы мы вдруг победили
     Под звон литавр и пушек гром,
     Германию бы превратили
     В огромный сумасшедший дом...
     Тогда б всех мыслящих судили
     И тюрьмы были бы полны...
     Но, к счастью, мы побеждены.

     {Перевод К. Богатырева.}

     О каком-либо сотрудничестве с режимом для такого человека, как Кестнер,
не могло быть и речи. И все-таки он вернулся. Тому были  разные  объяснения.
Он позже называл себя "деревом, которое в Германии выросло и, если придется,
в Германии и засохнет". Он говорил:  "Я  остался,  чтобы  быть  свидетелем".
Решающим, возможно, было убеждение, что все это ненадолго, что  гитлеровская
диктатура скоро потерпит крах и он, писатель, сможет рассказать об этом  как
очевидец. Увы, в оценке положения этот ироничный трезвый человек на сей  раз
ошибся.  Ждать  пришлось  целых  двенадцать   лет,   трудных,   опасных,   в
литературном отношении неблагодатных.
     Все пишущие о Кестнере, конечно же, упоминают эпизод, когда 10 мая 1933
года на берлинской площади Оперы бросали в  костер  его  книги  -  вместе  с
книгами Генриха Манна и Эриха Мария Ремарка, Альфреда  Деблина  и  Бертольта
Брехта, Максима Горького и Эрнста Хемингуэя. То была  действительно  горькая
честь - оказаться в  одном  списке  с  лучшими  представителями  немецкой  и
мировой  литературы.  Менее   известно,   что   Кестнер,   единственный   из
"сжигаемых",   явился   "лично   присутствовать    на    этом    театральном
представлении". "Я стоял перед университетом, - вспоминал он после войны,  -
стиснутый среди студентов в форме штурмовиков (цвет нации!), смотрел, как  в
трепещущее пламя летят  наши  книги,  слушал  слащавые  тирады  этих  мелких
отъявленных лгунов". Каждый акт этого средневекового аутодафе  сопровождался
ритуальными выкриками: объяснялось, за что именно предаются огню те или иные
книги. Кестнер попал в одну "обойму" с Генрихом Манном: "Против декаданса  и
морального разложения! За  добропорядочность  и  нравственность  в  семье  и
государстве!"   Можно   ли   было   откровенней    и    саморазоблачительней
продемонстрировать  собственное   лицемерие,   убожество   и   примитивность
интеллектуального и нравственного уровня! Какая-то женщина  в  толпе  узнала
Кестнера, крикнула: "А вот и он сам!" Писателю стало не по себе.
     В тот раз все обошлось. Арестовали Кестнера позже, доставили в  гестапо
для объяснений по поводу  стихов,  появившихся  в  эмигрантской  печати.  (В
гестапо его встретили насмешливыми возгласами: "А, вот и Эмиль, и  сыщики!")
Удалось как-то выпутаться. Тем не менее в  1934  году  было  объявлено,  что
Кестнеру, как  элементу  "нежелательному  и  политически  неблагонадежному",
запрещено впредь заниматься литературной деятельностью. (За год до  того  он
еще успел выпустить повесть "Эмиль и трое близнецов".)  Позднее  запрет  был
несколько смягчен, писателю разрешили издать  несколько  книг  за  границей,
главным образом в Швейцарии. Это были  далеко  не  лучшие  из  кестнеровских
работ, хотя и среди них есть  интересные.  Например,  "Пропавшая  миниатюра"
(1935) - история, как некий бравый мясник  помогал  своему  земляку-берлинцу
доставить в столицу ценную миниатюру; миниатюру,  конечно,  украли  в  пути;
потом,  впрочем,  выясняется,  что  украдена  была   лишь   копия,   и   все
заканчивается благополучно. Чем-то это напоминает "Эмиля и сыщиков".  В  эти
годы был осуществлен, среди прочего, пересказ для детей знаменитой  народной
книги о Тиле Уленшпигеле, написан сценарий о бароне Мюнхгаузене, по которому
поставили фильм, пользовавшийся большим  успехом.  В  1943  году  запрет  на
литературную деятельность был возобновлен уже окончательно.
     Своеобразным  документом  тогдашней  изоляции   и   одиночества   стали
кестнеровские "Письма самому себе". "Ты когда-то писал книги,  надеясь,  что
другие люди, дети и те, кто уже  перестал  расти,  узнают  из  них,  что  ты
считаешь  хорошим  или  плохим,  красивым  или  безобразным,   смешным   или
печальным, - с горечью размышлял этот "правнук немецкого Просвещения". -  Ты
надеялся принести пользу. Это была ошибка, над которой  теперь  можешь  лишь
снисходительно  усмехаться...  Ты  напоминаешь  человека,  который  пробовал
уговорить рыб, чтобы они выбрались, наконец, на берег,  научились  бегать  и
убедились в преимуществах сухопутной жизни".
     Лишь позже, после войны, Кестнер узнал, что старые его  книги  все  эти
годы  продолжали,  несмотря  на  запреты,  ходить  по   рукам.   Его   стихи
переписывали от руки в Варшавском гетто, и даже в армейских казармах  читали
тайком "Ты знаешь край, где расцветают пушки" и "Голоса из братской могилы":

     Четыре года эта бойня длилась,
     Четыре года длились, как века.

     Строки, написанные о первой мировой войне, обретали новую,  неожиданную
злободневность.
     Самого писателя  еще  раз  доставляли  в  гестапо  для  объяснений.  Он
приспособился уклоняться от опасностей: когда в  Берлине  усиливалась  волна
арестов, переезжал в Дрезден, где по-прежнему жили его родители, и наоборот.
Однажды, предупрежденный знакомыми  об  угрозе,  он  покинул  Дрезден,  едва
приехав, - это было за несколько дней  до  того,  как  город  был  полностью
разрушен англо-американской авиацией (родители выжили). Впоследствии Кестнер
опубликовал дневник с записями 1945 года, где рассказывал о  своей  жизни  в
эти месяцы, когда агонизировал гитлеровский режим.

     Сразу же после войны писатель, стосковавшийся по активной деятельности,
с необычайной энергией включается  в  литературную  жизнь.  Обосновавшись  в
Мюнхене, он вместе с друзьями организует кабаре "Балаган",  пишет  для  него
спектакли и сатирические  куплеты,  руководит  литературным  отделом  газеты
"Нойе цайтунг", поздней начинает издавать журнал  для  юношества  "Пингвин".
Появляются сборники его старых и новых стихов ("Перебирая свои книги", 1946,
"Повседневные дела", 1948), пьесы  ("Школа  диктаторов",  1949),  книги  для
детей ("Двойная Лоттхен", 1949, "Конференция зверей", 1949). Он  оказывается
одним  из  тех,  кто  определял   облик   складывавшейся   западногерманской
литературы;  во  всяком  случае,  он   представлял   ее   лучшую,   наиболее
авторитетную    часть,    обеспечивая    преемственность    демократических,
антифашистских традиций. В 1952-1962 годах Кестнер  был  президентом,  затем
почетным президентом западногерманского ПЕН-центра.
     Ни одна жизненно важная тема тех лет не прошла мимо него.  Он  писал  о
необходимости расчета с нацистским прошлым: "Непреодоленное  прошлое  похоже
на беспокойное привидение, что бродит по нашим снам и по нашей яви,  ожидая,
как это водится у привидений, когда же мы взглянем на него, заговорим с ним,
выслушаем его. Напрасно, перепуганные до смерти, мы пялим  на  глаза  ночной
колпак. Это не способ. Это не поможет  ни  привидению,  ни  нам.  Все  равно
придется рано ли, поздно посмотреть ему прямо в лицо  и  сказать:  "Говори!"
Привидение должно заговорить, и нам надо выслушать его. До той поры  нам  не
будет покоя".
     Он   сатирически   высмеивал    современную    ему    западногерманскую
Действительность - реальность "экономического чуда" и "маленькой свободы":

     Ведь мы большой свободы не добились,
     Опять не повезло нам, как всегда...
     Ведь мы большой свободы не добились.
     А маленькой? Пожалуй, да.

     {Перевод К. Богатырева.}

     Убежденный противник милитаризма  и  войны,  он  борется  против  новой
угрозы, нависшей над  человечеством.  Показательно,  что  при  этом  Кестнер
обращается к жанру детской сказки. В книге  "Конференция  зверей"  животные,
разочаровавшись в способности людей разумно уладить свои  проблемы,  берутся
за дело сами. Они созывают собственную конференцию  и  решают  предотвратить
войну. Мыши поедают военные  документы,  моль  уничтожает  армейскую  форму;
наконец животные идут на самый отчаянный  шаг:  похищают  у  людей  детей  и
прячут на необитаемом острове.  Лишь  таким  крайним  средством  удается  их
вразумить и умерить слишком воинственный пыл.
     Разумеется, и тут  перед  нами  всего  только  литературное,  сказочное
решение проблемы. В жизни все трудней, драматичней, и Кестнер не хуже других
это понимал. Скепсиса у него с годами не убавилось. Но,  как  и  прежде,  он
чувствовал себя немного школьным учителем, а это, по его убеждению, налагало
обязательства. Обращаясь к детям, писатель считал  необходимым  вспомнить  о
надежде - он связывал ее с ними. "Пессимизм - не позиция, когда речь идет  о
детях! - говорил Кестнер в  одном  из  выступлений  1953  года.  -  В  нашем
печальном мире помочь молодым людям может только тот, кто верит в людей".
     Написанные им в эти  годы  книги  "Когда  я  был  маленьким"  (1957)  и
"Мальчик из спичечной коробки" (1963), несомненно,  относятся  к  числу  его
лучших работ.  Сам  автор  предназначал  их  для  читателей  "от  восьми  до
восьмидесяти" - и аудитория у него действительно не ограничена возрастом.
     Созданное Кестнером, разумеется,  неравноценно.  Немало  у  него  вещей
проходных, заведомо не рассчитанных на долгую  жизнь.  Никогда  не  терявший
способности к самоиронии, писатель однажды охарактеризовал  свое  творчество
как  "прикладную  лирику",  и  эту  характеристику  как-то  слишком   охотно
подхватили иные критики. Но вот пришла пора окинуть взором все сделанное  им
за почти полвека интенсивной работы: полтора десятка детских книг (некоторые
из них уже стали классикой) - романы,  пьесы,  сценарии,  множество  стихов,
статей, - и стало очевидно, что его вклад в немецкую литературу нашего  века
был значительным  и  серьезным.  Этот  вклад  определяется  даже  не  только
книгами: Эрих Кестнер был  одним  из  тех,  кто  самим  своим  присутствием,
авторитетом - моральным, литературным, человеческим - налагал  отпечаток  на
культурную жизнь своего времени.
     Он умер 29 июля 1974  года.  Три  четверти  столетия  вместилось  между
датами его рождения и смерти. Стоит ли говорить, что это были за годы?  Вряд
ли  какие-либо  другие  так  резко  меняли  жизнь  человечества,   вряд   ли
какие-нибудь другие могут с ними сравниться по насыщенности и трагизму.
     С фотографий последних лет на нас смотрит элегантный спокойный человек.
Волосы  тронуты  проседью.  Прищуренный  взгляд  из-под   мохнатых   бровей,
ироническая умная улыбка в уголке губ. Писатель, всегда чувствовавший себя в
душе школьным учителем и лишь пока уединившийся перед очередным уроком.  Что
он нам сейчас скажет? Может, напомнит двустишие из своего сборника  "Коротко
и ясно" (1948): "Хорошего на свете мало, сделай,  чтоб  побольше  стало".  А
может быть, вот это: "Не расставайтесь с детством. Знаете, большинство людей
расстаются с детством, как будто снимают старую шляпу. Они забывают его, как
телефонный номер, ставший не нужным. Жизнь представляется  им  чем-то  вроде
длинной колбасы, которую помаленьку съедаешь, и что съедено, того больше  не
существует..." "Не забывайте незабываемого! Этот совет, кажется мне, никогда
не будет преждевременным".

                                                                М. Харитонов



                                  Повесть

                                                              Ни одной книги
                                                             без предисловия




     Друзья давно уже посмеиваются над тем, что ни одна моя книга,  мол,  не
выходит в свет без предисловия. Мало того, были книги, к которым я ухитрялся
писать по два и даже по три предисловия! Тут  я,  прямо  сказать,  неутомим.
Пусть даже это дурная привычка - меня  от  нее  не  отучить.  Во-первых,  от
дурных привычек всего труднее отучаешься, а во-вторых, я вовсе не считаю это
дурной привычкой.
     Предисловие для книги все равно что палисадник перед домом: оно одно из
главных ее украшений. Конечно, существуют дома и без палисадничков  и  книги
без предисловии;... простите, без предисловий. Но  книги  с  палисадником...
тьфу, с предисловием мне куда милей. Я совсем не желаю, чтобы  посетители  с
бухты-барахты вваливались ко мне в дом. Ничего хорошего в  том  нет  ни  для
посетителей, ни для дома.
     Никогда не поверю, будто разбивать палисадник с  цветочными  рабатками,
скажем, с пестрыми-препестрыми анютиными глазками,  коротенькой  дорожкой  к
крыльцу в две-три ступеньки, по которым поднимаешься к двери и к  звонку,  -
такая уж дурная привычка! Не спорю, многолюдные дома, даже семидесятиэтажные
небоскребы, стали с течением времени необходимостью.  Да  и  толстые  книги,
эдакие увесистые кирпичи, как видно, тоже.  И  все-таки,  грешным  делом,  я
по-прежнему всей душой привязан  к  маленьким  уютным  домикам  с  цветущими
анютиными глазками и георгинами в палисаднике. И к тоненьким удобным книжкам
с предисловием.
     Может, все дело в том, что сам я рос именно  в  густонаселенных  домах.
Без всякого палисадничка. Мне палисадником был задний  двор,  а  перекладина
для выбивания ковров заменяла липу. Незачем над  этим  проливать  слезы,  да
слез и не было пролито. Дворы и перекладины для выбивания ковров  прекрасная
штука. И я редко плакал и часто смеялся.
     Однако кусты сирени и  ветки  бузины  лучше  и  прекраснее,  по-другому
прекраснее. Это я понимал,  еще  когда  был  маленьким.  А  сейчас  понимаю,
пожалуй,  и  того  лучше.  Потому  что  сейчас  у  меня   наконец   появился
палисадничек, а за домом -  лужайка.  Есть  у  меня  и  розы,  и  фиалки,  и
тюльпаны,  и  подснежники,  и  нарциссы,  и  лютики,   и   синеголовник,   и
колокольчики,  и  высоченная  цветущая  трава,  которую  поглаживает  летний
ветерок. А еще у меня черемуха, и  кусты  сирени,  и  два  рослых  ясеня,  и
старая,  совсем  трухлявая  ольха.  Даже  лазоревки,   синицы,   коноплянки,
поползни, снегири, дрозды, сороки и дятлы - и те у меня имеются. Иной раз  я
готов сам себе завидовать!

     В этой книжке я собираюсь рассказать детям  кое-что  о  своем  детстве.
Только кое-что, а не все. Иначе  получится  толстенная  книга,  какие  я  не
слишком жалую, эдакий увесистый кирпич, а мой письменный стол в конце концов
не кирпичный завод; и потом, не все, что выпадает на долю детей, годится для
детского чтения. Звучит это странновато, но тем не  менее  так.  Уж  вы  мне
поверьте на слово.
     Пятьдесят лет минуло с тех пор, как я был маленьким, а пятьдесят лет  -
худо-бедно целых полвека (надеюсь, я не ошибся!). И вот  в  один  прекрасный
день я подумал: может быть, вам будет интересно узнать, как  жили  маленькие
мальчики полвека назад (надеюсь, что и тут я не ошибаюсь).
     Тогда очень многое отличалось от того,  что  мы  видим  сейчас!  Я  еще
застал конку. Вагоны бежали по рельсам, но тянули их лошади, а  вожатый  был
заодно кучером и пощелкивал бичом. Едва горожане  освоились  с  трамваем,  в
моду  вошли  юбки-ковыляшки.  Дамы   стали   носить   длинные-предлинные   и
узкие-преузкие юбки. В них они могли  только  семенить  мелкими  шажками,  а
влезть в трамвай уж вовсе не могли. Кондуктор  и  пассажиры  поздоровее  под
общий смех подсаживали их на площадку, причем дамам приходилось  к  тому  же
наклонять голову, потому  что  носили  они  огромные,  с  колесо,  шляпки  с
исполинскими перьями и аршинными шляпными булавками, на которые  по  особому
распоряжению полиции для безопасности надевались защитные колпачки!
     Тогда Германией еще правил кайзер. У него были круто закрученные кверху
усы, и  его  берлинский  придворный  парикмахер  рекламировал  в  газетах  и
журналах излюбленные кайзером наусники. Поэтому  по  всей  Германии  мужчины
утром после бритья повязывали себе над верхней губой широкие  наусники,  что
придавало им дурацкий вид, и целых полчаса не разговаривали, а мычали.
     Кроме того, у нас в Саксонии был еще король. В честь кайзера каждый год
устраивались кайзерские маневры, а для нашего  короля,  по  случаю  дня  его
рождения, - королевский парад. Мундиры гренадеров и стрелков, не говоря уж о
кавалерийских полках, ярко горели всеми красками. И когда  по  Алаунплатц  в
Дрездене мимо королевской трибуны дефилировали  конногвардейцы  в  блестящих
касках,  гроссенхайнские  и  бауценские  гусары  в  отороченных  ментиках  и
коричневых меховых шапках, ошацкие и рохлицкие уланы в  уланках  и  киверах,
конные егеря, все верхом, с саблями наголо и поднятыми  пиками,  зрители  не
помнили себя от восторга и дружно  кричали  "ура".  Трубили  трубы.  Звенели
бунчуки. Литаврщики били в литавры так, что все  дрожало.  Эти  парады  были
самыми великолепными и впечатляющими цирковыми представлениями и опереттами,
какие я только видел в жизни.
     Монарх, чье рождение так шумно  и  красочно  праздновалось,  носил  имя
Фридрих-Август. Он был последним саксонским королем. Но тогда он  этого  еще
не подозревал. Иногда король с детьми проезжал по городу. Рядом с кучером, в
шляпе с разноцветным плюмажем, скрестив руки на груди, сидел  лейб-егерь.  А
из открытого экипажа нам, детям, махали маленькие принцы и принцессы. Король
тоже махал и при этом приветливо улыбался. Мы махали в ответ и  чуточку  его
жалели. Потому что нам, как всем и  каждому,  было  известно,  что  от  него
сбежала жена, королева саксонская. Сбежала с синьором  Тоселли,  итальянским
скрипачом! Так король сделался всеобщим посмешищем,  а  маленькие  принцы  и
принцессы остались без матери.
     Перед  рождеством,  подобно  другим  офицерам,  король,  высоко  подняв
воротник,  прогуливался  в  одиночку  по  сияющей  огнями  Прагерштрассе   и
останавливался в раздумье перед ярко освещенными витринами. Больше всего  он
интересовался детским платьем и игрушками. Шел снег.  В  магазинах  сверкали
наряженные елки. Прохожие, подталкивая друг друга, шептали:  "Король!"  -  и
спешили дальше, чтобы его не смущать. Он был очень одинок.  Он  любил  своих
детей. И за это его любили дрезденцы. Если б он  зашел  в  мясную  Рариша  и
сказал одной из продавщиц: "Парочку горячих сосисок и  побольше  горчицы,  я
съем тут!" - та наверняка не опустилась бы  на  колени  и,  уж  конечно,  не
ответила бы: "Это для нас большая честь, ваше  величество".  Она  бы  просто
спросила: "С булочкой или без?" А мы все,  в  том  числе  и  я  с  матушкой,
отвернулись бы, не желая портить ему аппетит. Но король, видимо, не решался.
Он не заворачивал к Раришу, а шел по Зеештрассе, останавливался перед лучшей
в  городе  гастрономией  Лемана  и  Лейхсенринга,  затем  пересекал  площадь
Альтмаркт, брел по Шлоссштрассе, где в  витрине  Цойнера  долго  разглядывал
выстроенных в боевом порядке нюрнбергских оловянных солдатиков, и на том его
праздничное гулянье и кончалось! Потому что на противоположной стороне улицы
стоял  замок.  Короля  уже  заметили.  Выскакивали  часовые.  Гремели  слова
команды. Винтовки брались на караул. И последний саксонский король, приложив
руку к козырьку, исчезал в своей чересчур просторной квартире.

     Да, полвека - срок немалый. Но иногда думаешь:  это  было  вчера.  Чего
только не перевидали мы за  это  время!  Войны  и  электрическое  освещение,
революции и инфляции,  дирижабли  и  Лига  Наций,  расшифровка  клинописи  и
сверхзвуковые самолеты... Однако времена года и заданные на  дом  уроки  как
были, так и остались. Матушка еще обращалась к своим родителям на  "вы".  Но
любовь родителей к детям и детей к родителям по-прежнему неизменна.  Отец  в
школе еще писал "хлеб" по старой орфографии. Но так или этак пишется "хлеб",
ели и едят его всегда с удовольствием. Почти все  изменилось,  и  почти  все
осталось прежним.
     Было это лишь вчера или в  самом  деле  прошло  полвека,  как  я  решал
арифметические задачи под коптящей керосиновой  лампой?  И  вдруг  с  тонким
"дзинь"  лопнуло  стекло,  и  его  пришлось  осторожно,  с  помощью  тряпки,
заменить. В  наши  дни  перегорают  пробки,  и,  чиркнув  спичкой,  ищешь  и
вворачиваешь новые. Такая ли уж большая тут разница?  Конечно,  свет  сейчас
горит ярче и электрический ток не покупаешь в бидоне. Многое стало  удобнее.
Но стало ли от того лучше? Не уверен. Может быть. А может быть, и нет.
     Когда  я  был  маленьким,  я  утром,  еще  до  школы,  мчался  в  лавку
потребительского общества на  Гренадерштрассе.  "Полтора  литра  керосина  и
четырехфунтовый свежий хлеб второго сорта", - говорил я продавщице. Затем со
сдачей, талонами на скидку, хлебом и полным  бидоном  бежал  дальше.  Вокруг
мигающих газовых фонарей плясали снежинки. Мороз  колкими  стежками  зашивал
мне ноздри. Мой путь лежал к  мяснику  Кислингу:  "Четверть  фунта  домашней
кровяной и ливерной колбасы, пожалуйста; той и другой пополам!"
     Оттуда - к  зеленщице  фрау  Клетш:  "Брусочек  масла  и  шесть  фунтов
картофеля.  Матушка  велела  кланяться  и  передать,   что   последний   был
подморожен!" А  теперь  домой!  С  хлебом,  керосином,  колбасой,  маслом  и
картофелем! Дыхание, будто дым эльбского парохода, вырывается изо рта белыми
клубами. Зажатый под мышкой теплый четырехфунтовый хлеб вот-вот выскользнет.
Сдача в кармане позвякивает. Керосин в бидоне плещется. Сетка  с  картофелем
бьет по колену. Скрипучая  дверь  парадной.  Вверх  по  лестнице  через  две
ступеньки. Звонок на четвертом этаже, но как позвонишь,  если  руки  заняты?
Колочу в дверь носком башмака. Дверь распахивается. "Не  мог  позвонить?"  -
"Нет, мамочка, сама видишь!" Она смеется. "Ничего не забыл?" - "Как это  так
- забыл?" - "Ну, входите, входите, молодой человек!" А  потом,  за  кухонным
столом, - чашка ячменного кофе с примесью винных ягод и  ломоть,  непременно
горбушка, теплого еще хлеба со свежим маслом. Между тем как уложенный  ранец
ждет в передней, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

     "С тех пор прошло более пятидесяти лет",  -  сухо  заявляет  календарь,
этот закоснелый лысый бухгалтер в канцелярии Истории, ведущий счет времени и
чернилами и линейкой подчеркивающий синим високосные года и красным - каждое
начало столетия. "Нет! - кричит воспоминание и встряхивает  кудрями.  -  Это
было вчера! - И с чуть  лукавой  улыбкой  шепотом  добавляет:  -  Ну,  самое
большее, позавчера". Кто же прав?
     Оба правы. Есть два времени. Одно можно мерить на  обыкновенный  аршин,
мерить секстантом и буссолью. Как измеряют улицы  и  земельные  участки.  Но
воспоминание наше, это другое времяизмерение, знать не знает никаких  метров
и месяцев, никаких  десятилетий  и  гектаров.  Старо  то,  что  позабыто.  А
незабываемое было лишь вчера. Масштабом служат не часы, а ценность. И  самое
драгоценное, все равно, радостное оно  или  печальное,  -  это  детство.  Не
забывайте  незабываемое!  Этот  совет,  кажется  мне,   никогда   не   будет
преждевременным.

     И вот вступление закончено. На  следующей  странице  начинается  первая
глава. Так положено. Ибо если правило "Ни одной книжки  без  предисловия"  в
какой-то мере оправданно, то обратное уж бесспорно справедливо. А именно:
                     НИ ОДНОГО ПРЕДИСЛОВИЯ БЕЗ КНИЖКИ.


       Глава первая



     Кто начинает рассказывать о себе, начинает обычно с  совершенно  других
людей. С людей, которых никогда не видел и не мог увидеть. С людей,  которых
никогда не встречал и никогда не встретит. С людей, которые давно умерли и о
которых почти ничего не знает. Кто начинает рассказывать  о  себе,  начинает
обычно со своих предков.
     И это вполне понятно. Без предков каждый из нас оказался  бы  в  океане
времени,  как  потерпевший  кораблекрушение  -  на   крохотном   необитаемом
островке,  в  полнейшем  одиночестве.  Сирота  сиротой.   Без   отца-матери.
Дедов-прадедов. Роду-племени. Через своих предков мы связаны с  прошедшим  и
уже столетия как все состоим в родстве и свойстве. А придет время, и  мы,  в
свою очередь, станем предками. Предками для людей, которые  сегодня  еще  не
родились и тем не менее нам уже родня.
     В былые времена  китайцы  воздвигали  своим  предкам  домашние  алтари,
становились перед ними на колени и не забывали об этой  связи.  Император  и
мандарин, купец и кули - каждый помнил, что он не только император или кули,
но есть и останется даже после своей смерти звеном единой, неразрывной цепи.
И будь цепь из золота, из жемчуга или из простого стекла, будь предки сынами
неба,  рыцарями  или  всего  лишь  привратниками,  никто  не   оставался   в
одиночестве. Столь гордым или столь нищим не был никто.
     Но оставим торжественный тон. Хотим мы того или  нет,  мы  не  китайцы.
Поэтому я не собираюсь поднимать своих предков на пьедестал, а  хочу  о  них
только немножко рассказать.
     ..."Только немножко рассказать" о предках моего отца не представляет ни
малейшего труда. Потому что я о них ничего не знаю. Или почти  ничего.  День
свадьбы и год смерти,  их  имена  и  даты  рождения  добросовестно  занесены
протестантскими  пасторами  в  саксонские  церковные  книги.  Мужчины   были
ремесленниками, имели по многу детей и переживали своих жен, большей  частью
умиравших после родов. И многие новорожденные умирали вместе с матерями.  Но
так было не только у Кестнеров, так было во всей Европе и Америке.  Перемена
к лучшему наступила лишь после того, как  доктор  Игнац  Филипп  Земмельвайс
{Игнац Филипп Земмельвайс (1818-1865) - венгерский врач, разработавший метод
борьбы с инфекцией, которая была причиной родильной  горячки.  Его  открытие
по-настоящему оценили лишь  после  его  смерти.  В  1906  году  в  Будапеште
поставили памятник Земмельвайсу с надписью: "Спаситель матерей".} покончил с
родильной горячкой.  Случилось  это  лет  сто  назад.  Доктора  Земмельвайса
назвали  "спасителем  матерей"  и  на  радостях  позабыли  воздвигнуть   ему
памятник. Впрочем, это к делу не относится.
     Отец моего отца, Кристиан Готлиб Кестнер, столяр по  профессии,  жил  в
Пениге, маленьком саксонском  городке,  стоящем  на  речушке  под  названием
Мульда, и с женой  Лорой,  урожденной  Эйдам,  народил  одиннадцать  человек
детей, пятеро из которых умерли, еще  не  научившись  ходить.  Двое  сыновей
пошли  по  стопам  отца,  сделавшись  столярами.  Третий,  дядя  Карл,  стал
кузнецом. А Эмиль Кестнер, мой отец, обучился седельному и шорному делу.
     Возможно,  они-то  и  их  предки  завещали  мне  ту  чисто  ремесленную
добросовестность, с  какой  я  отношусь  к  своей  работе.  Возможно,  своим
гимнастическим талантом - со временем, правда,  несколько  заржавевшим  -  я
обязан дяде  Герману,  который  в  возрасте  семидесяти  пяти  лет  все  еще
лидировал в команде гимнастов-ветеранов. И не подлежит сомнению, что  именно
от Кестнеров я унаследовал фамильную особенность, не перестающую удивлять, а
частенько  и  злить  большинство  моих  друзей:  глубокое  и   неискоренимое
отвращение ко всяким путешествиям.
     Нас, Кестнеров, не влечет белый свет, мы не испытываем к  нему  особого
любопытства. Мы тоскуем не по дальним  странам,  а  по  дому.  Зачем  нам  в
Шварцвальд, на Эверест или Трафальгарскую площадь? Когда каштан перед домом,
дрезденский Волчий холм и площадь Альтмаркт  вполне  их  нам  заменяют.  Вот
ежели б прихватить свою кровать и окно  гостиной,  еще  можно  подумать!  Но
отправиться в чужие края и бросить дома обжитой угол? Увольте! Нет на  земле
такой высокой  вершины  и  манящего  оазиса,  такой  экзотической  гавани  и
грохочущей Ниагары, чтобы мы уверовали в необходимость их увидеть! Еще  куда
ни шло, если бы уснуть дома и проснуться  в  Буэнос-Айресе.  Пребывание  там
можно бы ненадолго вынести, но путешествие туда? Да  ни  за  что  на  свете!
Боюсь, мы страстные почитатели привычки и уюта. Но, помимо этих сомнительных
свойств, у нас есть одно достоинство: мы  неспособны  скучать.  Какая-нибудь
божья коровка на оконном стекле занимает нас целиком и полностью. Нам  вовсе
не требуется лев в пустыне.
     Тем не менее мои деды и прадеды и даже еще отец хоть раз  в  жизни,  да
путешествовали. На своих на двоих. Как странствующие подмастерья. С  цеховым
свидетельством в кармане. Но делали это не по доброй  воле.  Того  требовали
цеховые правила и установления. Кто не поработал в других городах и у  чужих
мастеров, не мог стать мастером. Сперва поработай на  чужбине  подмастерьем,
если хочешь дома стать мастером. А этого все Кестнеры хотели во что бы то ни
стало, будь они столярами, кузнецами, портными, печниками или  седельниками!
Но чаще всего странствие это оказывалось первым и последним  путешествием  в
их жизни. Ставили мастерами, они большее не путешествовали.
     Когда отец прошлым августом вылез из дрезденского автомобиля перед моим
мюнхенским домом, вылез кряхтя и порядком уставший - как-никак ему девяносто
лет, - он приехал только затем, чтобы узнать, как я  живу,  и  взглянуть  из
моего окна на лужайку. Если бы не беспокойство обо мне, его  клещами  бы  не
оттащить от его дрезденского окошка. И там он смотрит на лужайку. И там есть
синицы, зяблики, дрозды и сороки. К тому же  куда  больше  воробьев,  чем  в
Баварии! Так чего ему, спрашивается, если не ради  меня,  было  пускаться  в
путь?
     Я лично на своем веку несколько больше поездил по свету,  нежели  он  и
наши  предки.  Я  уже  побывал  в  Копенгагене  и  Стокгольме,  в  Москве  и
Петербурге, в Париже и Лондоне, в Вене и Женеве,  в  Эдинбурге  и  Ницце,  в
Праге и Венеции, в Дублине и Амстердаме, в Радебейле и Лугано, в Бельфасте и
Гармиш-Партенкирхене. Но путешествую я неохотно. Только  и  в  моем  ремесле
необходимо поколесить по свету, если желаешь у себя дома когда-нибудь  стать
мастером. А стать мастером у меня большое желание. Впрочем, это  к  делу  не
относится.

     Моя матушка, Ида Амалия Кестнер, родом из саксонской семьи  Августинов.
В XVI веке эти мои предки носили имя Авгстен, или Авгстин, или  Августен.  И
лишь в 1650 году фамилия Августин появляется в церковных  книгах  и  годовых
регистрах городского казначейства Дебельна.
     Откуда я это знаю? А существует хроника семьи Августинов. Она  восходит
к 1568 году. Году весьма знаменательному!
     Именно в тот год Елизавета Английская  заточила  в  тюрьму  шотландскую
королеву Марию Стюарт, а король Филипп Испанский проделал  то  же  самое  со
своим сыном доном Карлосом. Герцог Альба казнил в Брюсселе графов Эгмонта  и
Горна. Питер Брейгель написал свою картину "Крестьянская свадьба".  А  моего
предка Ганса Августина городской казначей в Дебельне оштрафовал за  то,  что
он выпекал хлеба меньше положенного размера. Лишь благодаря этому он  угодил
в годовую ведомость города Дебельна и тем  самым  вместе  с  Марией  Стюарт,
доном Карлосом, графом Эгмонтом и Питером Брейгелем вошел в историю. Если  б
он тогда не попался, мы бы о нем ничего не знали. Во всяком  случае,  вплоть
до 1577 года. Тогда он вновь попался в выпечке  хлебов  и  булок-недомерков,
был уличен, оштрафован и занесен в ведомость!  То  же  самое  повторилось  в
1578, 1580, 1587 и в последний раз в 1605  году.  Стало  быть,  если  хочешь
прославиться, надо выпекать  хлеба-недомерки  и  попасться!  Или,  напротив,
хлеба-перемерки. Но этого еще никто не делал! Во всяком случае, я никогда  о
таком не слыхал и не читал.
     Сын его, Каспар Августин, фигурирует в моей хронике как  Каспар  I.  Он
тоже был булочником и трижды упоминается в анналах Дебельна: в 1613, 1621  и
1629 годах. А почему? Вы, конечно, уже  догадываетесь.  Каспар  I  тоже  пек
хлеба-недомерки! Да, из рода в род Августины были неустрашимы!
     Но это им не очень-то помогло. Хоть они приобретали амбары, сады, луга,
разводили хмель и не только пекли хлеб, но и варили пиво.  Сперва  на  город
обрушилась чума и унесла половину семьи. В 1636  году  маленький  саксонский
городок разграбили хорваты, а в 1645 году - шведы.  Ибо  шла  Тридцатилетняя
война {Тридцатилетняя война  (1618-1648),  в  которой  столкнулись  интересы
крупнейших держав Европы,  проходила  в  основном  на  территории  Германии,
разоренной и опустошенной  как  немецкими,  так  и  иностранными  армиями.},
солдаты забили всю скотину, сожрали урожай, погрузили подушки и перины и всю
медную утварь на подводу Каспара Августина, что не могли увезти -  сожгли  и
укатили с добычей, заранее радуясь поживе в следующем городке.
     Сына  Каспара  Августина  тоже  звали  Каспар.  В  хронике  он  поэтому
именуется Каспаром II. Он тоже был булочником, правил семьей до 1652 года  и
умер с горя. Потому что  брат  его  Иоганн,  живший  в  Данциге,  явился  по
окончании войны и потребовал свою долю наследства,  которую,  как  известно,
прихватили шведы. Более того, поскольку Иоганн не пожелал трогаться с  места
в военное время, то запросил  еще  и  солидные  проценты!  Дошло  до  тяжбы,
закончившейся мировой. Мировая была аккуратнейшим образом занесена городским
казначеем в книгу, и тем самым мои предки опять вошли в анналы  истории.  На
сей раз не из-за хлебов-недомерков, а  из-за  семейной  тяжбы.  Если  на  то
пошло, и раздор между братьями на что-то может сгодиться!

     Я замечаю, что мне надо рассказывать покороче, если  хочу  когда-нибудь
добраться до основного предмета этой книжки - до  самого  себя.  Итак,  буду
краток. Да и что тут особенно распространяться? Августины  опять  встали  на
ноги, и все: будь то Вольфганг Августин или Иоганн Георг I, Иоганн Георг  II
или Иоганн Георг III, - все решительно были булочниками. В 1730  году  город
сгорел дотла. В Семилетнюю войну, когда  Дебельн  только-только  отстроился,
пришли пруссаки. Они стали в городе на зимние квартиры. Войны позволяли себе
тогда большие зимние каникулы. Тут уж сам  Фридрих  Великий  не  мог  ничего
поделать. Полки располагались как у себя дома и уничтожали вражеские  города
и деревни не порохом  и  свинцом,  а  непомерным  аппетитом.  Только  жители
немножко пришли в себя, явился Наполеон со своей великой армией, а когда его
наголову разбили в Битве народов под Лейпцигом,  то  и  Августины  были  при
последнем  издыхании.  Потому  что,  во-первых,  Дебельн  лежит  вблизи   от
Лейпцига. И, во-вторых, саксонский король являлся союзником Наполеона. Стало
быть, тоже принадлежал к проигравшим. Что подданные его, в  том  числе  и  в
Дебельне, ощущали куда чувствительнее, нежели он сам.
     Однако Августины не сдавались. Они снова достигли известного  достатка.
Снова как булочники и снова с  разрешением  варить  и  продавать  пиво.  Уже
триста лет они были булочниками. Невзирая на чуму, пожары и войны. Но тут, в
1847 году, произошел  великий  и  решающий  перелом:  булочник  Иоганн  Карл
Фридрих Августин занялся извозным промыслом!  И  с  этой  исторической  даты
предки моей  матери  занимаются  лошадьми.  Не  их  вина,  что  лошади,  эти
благороднейшие животные, обречены на вымирание,  а  с  лошадьми  -  извозный
промысел и барышничество.
     Третьего ребенка Иоганна Фридриха Августина при крещении нарекли Карлом
Фридрихом Луисом. Позднее в Клейнпельзене возле Дебельна он стал кузнецом  и
барышником. Барышниками стали и все семь его сыновей.  Двое  сделались  даже
миллионерами. На торговле лошадьми больше можно  нажить,  чем  на  хлебе  да
булочках, даже если те почему-то получаются недомерками. К тому же  лошадей,
пусть даже их покупаешь, продаешь и наживаешься на них, можно  любить.  А  с
булочками это значительно тяжелей. Наконец-то Августины нашли свое  истинное
призвание!
     Кузнец из Клейнпельзена стал моим  дедушкой.  Его  барышники-сыновья  -
моими дядьями. А его дочь Ида Амалия - моей матерью. Впрочем, это к делу  не
относится. Так как моя мать-это особая статья или в данном случае глава.


       Глава вторая



     Моя  матушка  появилась  на  свет  9  апреля  1871   года   в   деревне
Клейнпельзен. И тогда тоже, как частенько  в  жизни,  шла  война.  Потому-то
место ее рождения куда менее знаменито,  чем  прогремевшее  в  том  же  году
Вильгельмсхейе возле Касселя, где  был  интернирован  французский  император
Наполеон III, или Версаль возле Парижа, где прусский  король  Вильгельм  был
провозглашен германским императором.
     Французского императора  заключили  в  немецкий  замок,  а  германского
провозгласили императором во французском замке. По существу,  куда  проще  и
значительно дешевле было бы поступить  наоборот.  Но  на  всемирную  историю
денег не жалеют! Если б  бакалейщик  в  своей  маленькой  лавчонке  совершил
столько глупостей и ошибок, сколько творят государственные мужи и генералы в
своих больших странах, он бы через месяц обанкротился. И не только не  вошел
в золотую книгу истории, а угодил бы в каталажку. Впрочем, это опять-таки  к
делу не относится.
     Маленькая Ида Августин, моя будущая мама, выросла в крестьянском  доме.
А в деревне к дому много чего прилагается: сарай, палисадничек  с  анютиными
глазками и астрами, орава братьев и  сестер,  двор  с  копошащимися  курами,
старый плодовый сад с вишнями и сливами, хлев, много работы и дальний путь в
школу. Потому что школа  находилась  в  соседней  деревне.  И  не  больно-то
многому можно было научиться в этой школе. Был там один-единственный учитель
и  имелось  всего  два  класса.  В  одном  сидели  дети  с  шестилетнего  до
девятилетнего возраста, а в другом - с десятилетнего до  конфирмации.  Учили
только чтению, письму и счету, и дети посмышленее умирали со  скуки.  Четыре
года просидеть в одном классе, да это сбеситься можно!
     Тогда зимы были холоднее, чем теперь, а лета - жарче.  Отчего  это  так
было, не знаю. Есть люди,  которые  утверждают,  будто  знают.  Но  я  лично
подозреваю, что они просто бахвалятся.
     Зимой, случалось, снегу навалит столько, что дверь из дому не откроешь!
И дети, если хотели попасть  в  школу  (или  дед  считал,  что  они  обязаны
хотеть), вылезали в  окошко.  Если  же  дверь,  несмотря  на  снег,  все  же
удавалось открыть, приходилось сперва еще  лопатами  прокопать  туннель,  по
которому дети чуть ли не ползком выбирались на волю!  Хоть  это  было  очень
весело, но веселье длилось недолго. Потому что над  полями  завывал  ледяной
ветер. На каждом шагу ребятишки по пояс проваливались в  снег.  Руки,  ноги,
уши до того стыли, что на глаза наворачивались слезы. А когда, промокшие  до
нитки и вконец промерзшие,  они  с  опозданием  приходили  в  школу,  ничего
занимательного и стоящего там нельзя было узнать!
     Все это не отпугнуло маленькую Иду. Она вылезала из окна. Она ползла на
карачках по снежному туннелю. Она мерзла и потихоньку плакала  по  дороге  в
школу. Ей это было нипочем, ибо она жаждала и алкала знаний. Она  стремилась
узнать все, что знал сам старый учитель. И хоть знал он не так-то много,  но
все-таки побольше маленькой Иды!

     Ее старшие братья, особенно Франц, Роберт и  Пауль,  совсем  по-другому
относились к школе и к занятиям. Они считали сидение в классе пустой  тратой
времени. Те "азы" чтения и письма, которые могли им пригодиться  в  будущем,
они усвоили очень быстро. А счет? Я склонен думать, что эти  трое  мальчишек
умели считать еще в колыбели, прежде чем  научились  выговаривать  "мама"  и
"папа". Умение считать было у них врожденным. Все равно что  дыхание,  слух,
зрение.
     Поэтому школа, правда, давала им повод уйти из дому,  но  попадали  они
частенько отнюдь не в школу. Где же сорванцы околачивались и что  вытворяли?
Может, играли в мяч на какой-нибудь укромной лужайке? Или разбивали  оконные
стекла? Или дразнили рвущегося с цепи злого пса? Конечно, и такое случалось.
Но  главным  образом,  вместо  того  чтобы  сидеть  в  сельской  школе,  они
занимались одним: торговали кроликами!
     Разумеется, они и тогда предпочли бы торговать лошадьми.  Но  лошади  -
животные привередливые и чересчур велики, их не упрячешь в деревянный  ящик.
Кроме того, кролики, как известно, и плодятся,  "как  кролики".  То  и  дело
производят на свет потомство. Достаточно  разжиться  пучком  моркови,  репы,
кочанчиком-другим салата, чтобы милые зверьки были сыты и приносили отличный
приплод.
     Так вот, трое братцев разживались нужным кормом. Подозреваю, что им  не
приходилось даже за него  платить.  А  кто  дешево  покупает,  может  дешево
продавать. Дело процветало. Братья Августины долго и бесперебойно поставляли
всему Клейнпельзену с округой кроликов, пока  слух  о  знаменитой  фирме  не
достиг дедушкиных ушей. Он вовсе не так уж  гордился  коммерческим  размахом
сыновей, как можно было бы предположить. И поскольку, призванные  к  ответу,
они упорно молчали и продолжали молчать,  хотя  дедушка  лупил  их,  пока  у
самого руки не заныли, он взялся за маленькую Иду. И та рассказала ему,  что
знала. А знала она не так уж мало.
     Роберту,  Францу  и  Паулю  это  отнюдь  не  понравилось.  Поэтому,  не
откладывая в долгий ящик, они втихомолку побеседовали с сестрицей,  и  после
этой  беседы  Ида  надолго  разукрасилась  синими  пятнами,  которые  сперва
позеленели, потом пожелтели и только тогда уж исчезли окончательно.
     По   существу,   беседа,   если   не   считать   синяков,   закончилась
безрезультатно. Почти как международная  конференция.  Сестра  заявила,  что
отец хотел знать правду, а правду надо говорить при  любых  обстоятельствах.
Этому учат дома и в школе. Однако братья  слишком  редко  бывали  дома  и  в
школе, чтобы разделять подобные воззрения. Они утверждали,  что  Ида  просто
наябедничала. Она плохой товарищ и никудышная сестра. Постыдилась бы лучше!
     Кто тут прав, решить трудно, и спор этот древнее  всех  Августинов.  Он
стар, как мир! Допустимо ли из любви к братьям лгать родителям? Или же  надо
из любви к родителям чернить братьев?
     Если бы дед лучше присматривал за своими сорванцами, ему бы не пришлось
допрашивать маленькую Иду. Но он часто отлучался, чтобы купить  или  продать
лошадь. Так в чем же его вина?
     Будь трое сорванцов честными, примерными мальчиками, маленькой  Иде  не
пришлось бы ябедничать. Но дух предпринимательства сидел у них в крови. Отец
торговал  лошадьми.  Они,  вместо  того  чтобы  ходить  в  школу,  торговали
кроликами. Так в чем их вина?
     Единственный человек, терзавшийся угрызениями совести,  была  маленькая
Ида! А почему, собственно? Она честно ходила в школу. Усердно помогала  дома
по хозяйству, присматривала за меньшими братишками и сестренками и, когда ее
спросили, сказала правду. Так в чем же тут вина?
     Дорогие дети, не пропустите без внимания эти строки! То,  о  чем  здесь
идет речь, возможно, менее интересно, чем франко-германская война  1870-1871
годов или недозволенная торговля кроликами, но не в  пример  важнее  того  и
другого, вместе взятых! Поэтому я повторю все три пункта снова.
     Первое: отец, стараясь заработать достаточно денег на содержание семьи,
уделяет ей слишком мало времени, уличает и порет трех  из  своих  двенадцати
детей, после чего считает, что все снова  в  полном  порядке.  Второе:  трое
мальчишек пропускают занятия в школе, отец порет их, они колотят  сестренку,
после чего считают, что  все  снова  в  порядке.  И  третье:  маленькая,  на
редкость честная девочка любит родителей и братьев, должна сказать правду  и
говорит ее. После чего все приходит для нее в полнейший беспорядок!
     Так случилось, и это очень дурно. Моя мать всю жизнь - а она дожила  до
восьмидесяти лет - страдала от  того,  что  она,  тогдашняя  маленькая  Ида,
сказала правду! Не совершила  ли  она  предательства?  Не  следовало  ли  ей
солгать? Сколько вопросов! И никакого вразумительного ответа.
     Много-много  лет  спустя,  когда  юный  кроликовод  Франц   уже   давно
превратился в барышника-богатея Августина, с виллой, автомобилем и  шофером,
оказалось, что он отнюдь ничего не забыл. Так же не забыл, как и  моя  мать.
Даже если мы и навещали их на рождество и мирно сидели  под  елкой,  попивая
глинтвейн и  закусывая  дрезденской  рождественской  коврижкой  с  изюмом...
Впрочем, это к делу пока не относится.

     Жизнь в Клейнпельзене шла своим чередом. Скончалась мать моей матери. В
доме появилась мачеха, родила  кузнецу  и  барышнику  Карлу  Фридриху  Луису
Августину троих детей и привязалась  к  детям  от  первого  брака  не  менее
горячо, чем к своим собственным. Это была добрая и  благородная  женщина.  Я
еще застал ее в живых. Когда я был маленьким, дочь ее Альма, сводная  сестра
моей матери, держала в Дебельне на Банхофштрассе табачную лавку.
     Как бы часто ни звякал колокольчик на двери лавки,  пожилая  седовласая
женщина поднималась с кресла и, по-молодому прямая, шла в лавку  обслуживать
покупателей.  Флотского  табаку  крупной  резки.   Пачку   десятипфенниговых
сигарет. Плитку жевательного. Десяток сигарет и еще одну, чтобы закурить тут
же. Вся лавка была пропитана удивительным ароматом. И пожилая женщина, рядом
с которой я стоял за прилавком, была настоящей дамой. С  таким  достоинством
могла бы держаться императрица Мария-Терезия, торгуй она в Дебельне табаком!
Впрочем, это к делу не относится.
     Мы пока что все еще в Клейнпельзене! Старшие сестры и братья  маленькой
Иды,  которая  тем  временем  тоже  подросла,  расстались  со  школой.  И  с
родительским домом. Лина и Эмма пошли, как это тогда называлось,  "в  люди".
Стали служанками. И  служанками  очень  сноровистыми,  потому  что  дома  их
основательно приучили к труду.
     А братья? Разоблаченный тайный союз торговцев кроликами? Чему обучились
братья? Торговле лошадьми? Для этого требовались две  вещи:  так  называемое
чутье лошадника и так называемый капитал. Ну, что касается чутья лошадников,
то оно у них имелось в избытке! Они выросли  на  конюшне,  как  другие  дети
вырастают  в  детском  саду  или  в  церковном  хоре.  Но   денег,   которые
требовались, у их отца, моего деда, не было. Покупка  или  продажа  хотя  бы
одной лошади представляли для него и для всей семьи целое событие.  А  когда
лошадь в его конюшне заболевала мытом или погибала от колик,  это  уже  была
катастрофа.
     Если  б  дедушке  тогда  сказали,  что  его  сыновья  Роберт  и   Франц
когда-нибудь будут покупать на крупнейших  европейских  конских  ярмарках  в
Гольштейне, Дании, Голландии, Бельгии по сотне, какое там  -  по  две  сотни
лошадей!.. Что целые  товарные  составы,  нагруженные  топочущими  лошадьми,
покатятся  в  Дрезден  и  Дебельн  в   адрес   конюшен   известнейших   фирм
Августинов!.. Что ремонтеры кавалерийских  полков  и  генеральные  директора
пивоваренных заводов чуть не дойдут до драки,  когда  Роберт  в  Дебельне  и
Франц в Дрездене будут выводить на круг свежих лошадей!
     Если б дедушке тогда это сказали, он, несмотря на  начинавшуюся  астму,
громко бы расхохотался. Он не поверил бы ни слову. Он, правда, не поверил бы
и тому, что  эти  самые  достигшие  благосостояния  сыновья,  когда  сам  он
обеднеет и будет смертельно болен, о нем и не вспомнят. Впрочем, это к  делу
не относится. Пока что нет.
     Дедушка отдал их в учение к мяснику, что их устраивало. Деды и  прадеды
триста лет оставались булочниками. Внуки стали мясниками. Почему бы  и  нет?
Быки и свиньи хоть не лошади, но все же четвероногие. И  если  не  один  год
забивать свиней, овец, быков и делать из них  котлеты  и  ливерную  колбасу,
может, в один прекрасный день все же удастся купить себе лошадь!  Настоящую,
большую, живую лошадь, а заодно овес и солому!
     А если дешево купил первую лошадь, хорошо ее кормил, чистил скребницей,
холил и выгодно перепродал, уже легче купить двух лошадей и, походив за ними
на совесть, с прибылью перепродать. Удача, сноровка и усердие  помогли.  Три
лошади. Четыре лошади. Пять лошадей. Сперва у чужих людей на конюшне.  Потом
в глубине заднего двора своя первая собственная конюшня! Собственные стойла,
собственные кормушки, собственная сбруя!
     И при всем этом еще мясная лавка! В пять часов утра ехать на  бойню,  в
холодильный зал,  потом  в  убойную,  готовить  свежую  колбасу  и  сосиски,
укладывать в бочки с рассолом свинину,  потом  в  белоснежном  фартуке  и  с
напомаженным пробором в лавку, улыбаться покупательницам и, взвешивая  мясо,
украдкой надавливать большим пальцем на чашку  весов,  потом  на  конюшню  к
лошадям, с арендатором фабричного буфета в пивную в надежде добыть  контракт
на поставку, потом по дешевке выторговать партию овса и сбыть шестилетку  за
трехлетку, потом нафаршировать шесть батонов чесночной колбасы, опять встать
за прилавок, к колоде для рубки мяса  и  по  окончании  торговли  подсчитать
выручку, затем на конюшню, опять в  трактир,  где  надо  умаслить  владельца
ломового двора мебельно-транспортной фирмы, и, наконец, в кровать,  все  еще
во сне считая и торгуя  лошадьми,  а  утром  в  пять  часов  на  бойню  и  в
холодильню. И так далее. Год за годом. Надрываясь от работы. И молодым  фрау
Августин доставалось не меньше. Лошадей они, правда, не касались, но зато  с
утра до вечера, улыбаясь, простаивали за прилавком и растили двух,  а  то  и
трех детей. Но вот в один прекрасный день  мясная  лавка  либо  продавалась,
либо сдавалась в аренду. И  тут  торговля  лошадьми  разворачивалась  полным
ходом.
     Таким путем  трое  братьев  матушки  добились  своего.  Трое  торговцев
кроликами! Роберт, Франц и Пауль тоже.  Только  Пауль  специализировался  на
упряжных и  верховых  лошадях  и,  сам  правя,  важный,  будто  граф  какой,
разъезжал по дрезденским улицам в кабриолете.  Роберт  и  Франц,  крепыши  с
железной хваткой, достигли еще большего.
     Остальные братья - Бруно, Райнхольд, Арно и Хуго - пытались  было  идти
по их стопам. Они тоже стали мясниками и довели дело до  двух-трех  лошадей.
Но потом их покидала удача. Или покидали силы. Или  покидало  мужество.  Они
своего не добились.
     Райнхольд умер молодым. Арно стал трактирщиком.  Бруно  помогал  своему
брату  Францу,  он  был  у  него  за  управляющего.  Лошадь  раздробила  ему
подбородок, другая перешибла ногу. И вот он ковылял по  конюшие,  безропотно
сносил рявканье своего братца  и  хозяина  и,  в  свою  очередь,  рявкал  на
конюхов. А любимый мой дядя Хуго, после многих неудачных  вылазок  в  страну
лошадей, как был, так и  остался  на  всю  жизнь  мясником.  И  сыновья  его
мясники. И дочери вышли замуж за мясников. И внуки стали мясниками. Все  они
любят  лошадей.  Но  лошади  вымирают,  и  потому  чутье  лошадников  теперь
Августинам уже ни к чему. Торговать преемником лошади,  автомобилем,  у  них
нет ни малейшей охоты. Автомобили ведь не живые. Они только притворяются.
     Мой племянник Манфред еще желторотым юнцом попробовал было нечто новое.
Он стал борцом-профессионалом! В конце концов, и борец имеет дело  с  живыми
существами. Пусть не с быками и уж тем более не с лошадьми, но  как-никак  с
живыми тварями. Однако со временем дело это  ему  разонравилось.  Причем  он
отнюдь не был плохим борцом! Я его неоднократно видел на  арене  мюнхенского
цирка Кроне. Зрителям и особенно зрительницам он  очень  пришелся  по  душе.
Даже если иной раз, схватив противника за горло или зажав его обеими ногами,
вынужден бывал прекращать борьбу.
     Конечно, легче перенести через двор из убойной в  лавку  половину  туши
теленка, чем  положить  на  обе  лопатки  весящего  полтора  центнера  "Быка
пампасов", особенно если сам едва дотягиваешь до ста килограммов!
     Так или иначе, но теперь и Манфред стал дипломированным мясником. И  он
тоже!  Как-нибудь,  когда  у  меня  появится  много  свободного  времени,  я
подсчитаю, сколько же всего у нас в семье мясников. Да их десятки! Кузнецов,
барышников, мясников хоть отбавляй, и лишь один-единственный  из  всех  стал
писателем - маленький Эрих, единственный ребенок маленькой Иды...
     И когда мы встречаемся и сидим все вместе, они всякий раз наново бывают
немного удивлены. И я тоже немножко удивляюсь. Не столько им, сколько  себе.
Потому что  если  я  больше  понимаю  в  сервелатах  и  телячьих  филе,  чем
большинство простых смертных, и даже обладаю известным чутьем лошадника, все
же я всегда кажусь себе каким-то пасынком среди Августинов.
     С другой стороны, ведь и писание книг вроде бы тоже  связано  с  живыми
существами.  И  даже  с  тем,  что  делаешь  себе  из  жизни   профессию   и
перерабатываешь ее в гуляши и свиные рулеты! Впрочем, это, дорогой читатель,
уж действительно вовсе к делу не относится!


       Глава третья



     Когда  маленькая  Ида  превратилась  в  хорошенькую   шестнадцатилетнюю
девушку, она тоже стала "жить в людях". Ее  младшие  сестры  Марта  и  Альма
настолько подросли, что могли помогать матери. Дом по сравнению  с  прежними
временами, казалось, совсем опустел. Ида оставила родителей и  всего-навсего
пятерых братьев и сестер. А  новых  крестин  не  справляли.  Она  устроилась
горничной. В поместье близ Лейснига. Прислуживала за столом. Гладила  тонкое
белье. Перетирала посуду  на  кухне.  Вышивала  монограммы  на  скатертях  и
салфетках. Работа ей нравилась.  И  она  нравилась  господам.  Пока  однажды
вечером чересчур не понравилась помещику, блестящему кавалерийскому офицеру!
Он пристал к ней с нежностями, и она, вне себя от страха, бросилась  вон  из
дому. Бежала в потемках через страшный лес  и  по  сжатым  полям.  И  только
далеко за полночь, вся в слезах, прибежала к родителям. На следующий же день
дедушка отправился на подводе за сундучком дочери. Молодцеватый  офицер,  на
свое счастье, не показывался.
     Немного погодя Ида нашла себе новое место. На этот раз  в  Дебельне.  У
старой парализованной дамы. Она  поступила  к  ней  чтицей,  компаньонкой  и
сиделкой. Кавалерийских офицеров, которым она могла бы чересчур понравиться,
здесь поблизости не было.
     Зато поблизости оказались  старшие  сестры  -  Лина  и  Эмма!  Они  тем
временем вышли замуж и жили в Дебельне. Обе в одном и том же доме: на Нижней
мельнице. Это была самая настоящая мельница  с  большим  водяным  колесом  и
деревянными запрудами.  Крестьяне  привозили  мельнику  пшеницу  и  рожь,  а
увозили белую муку в мешках и продавали местным булочникам и бакалейщикам.
     Тетя Лина вышла замуж  за  двоюродного  брата,  который  извозничал,  а
потому и после замужества по-прежнему носила ту же фамилию - Августин.  Тетя
Эмма, жившая этажом выше, именовалась теперь  Эмма  Ханс.  Ее  муж  торговал
фруктами. Он арендовал бесконечные аллеи слив  и  вишен,  соединявшие  между
собой окрестные деревни. И, когда  деревья  сгибались  под  тяжестью  спелых
вишен и слив, нанимал множество поденщиков и поденщиц на сбор урожая. Фрукты
поступали в больших плетеных корзинах и продавались на дебельнском  рынке  в
базарные дни.
     В одни годы урожай выдавался хороший. В другие - плохой. Засуха,  дожди
и град были дядюшкиными злейшими врагами. Частенько вся выручка не покрывала
даже стоимости аренды. Тогда дяде Хансу приходилось занимать деньги, и часть
этих денег он с горя пропивал в трактирах.
     В такие дни тетя Эмма спускалась вниз к тете Лине плакаться на  судьбу.
А поскольку извозный  промысел  тоже  не  слишком  процветал,  и  тетя  Лина
плакалась на свое горе. Так что они  плакались  в  унисон.  А  ползавшим  по
комнате малышам только того и  надо  было.  Они  тут  же  принимались  хором
реветь. И если сестрица Ида, моя будущая мама, оказывалась у них в гостях  и
слышала печальный концерт, то поневоле задумывалась. И продолжала думать  на
обратном пути к  дому  парализованной  старой  дамы,  которой  обязана  была
допоздна читать вслух глупейшие романы. Иной раз Ида от  усталости  засыпала
над книжкой и просыпалась до смерти напуганная,  только  когда  старая  дама
злобно стучала по полу клюкой и бранила позабывшую свои обязанности особу!

     Что лучше избрать красивой, но  бедной  девушке?  Бежать  от  офицеров?
Читать вслух парализованным дамам глупейшие романы, засыпая над книжкой? Или
выйти замуж и сменить старые горести на новые? Град ведь выпадает всюду.  Не
только там, где вдоль проселков тянутся шпалеры вишен.
     В наши дни молодая трудолюбивая девушка,  если  у  нее  нет  денег  для
получения высшего образования,  становится  секретаршей,  администратором  в
гостинице  или  универмаге,  медицинской   сестрой,   агентом   по   продаже
холодильников или  приданого  для  новорожденных,  переводчицей,  банковской
служащей, манекенщицей, натурщицей, может  даже  по  прошествии  многих  лет
стать  заведующей  отделением  в   обувном   магазине   или   уполномоченной
какого-нибудь филиала коммерческого банка, но всего этого тогда еще не  было
и в помине. А тем более в маленьком провинциальном городке. Ныне, читал я  в
газете, насчитывают сто восемьдесят пять женских  профессий.  А  тогда  либо
девушка оставалась стареющей горничной, либо выходила  замуж.  Чем  стирать,
шить, стряпать в чужом доме и на чужих людей, не лучше ли делать то же самое
в собственной квартире и для собственного мужа? Сестры  на  Нижней  мельнице
долго о том судили и рядили. И в конце концов пришли к заключению, что  свои
заботы все же чуточку легче  чужих  забот.  После  чего,  несмотря  на  свои
горести и печали, несмотря на домашние  хлопоты  и  детский  плач,  стали  в
свободное время подыскивать сестрице Иде жениха!
     И так как искали  они  вдвоем  и  весьма  энергично,  то  вскоре  нашли
претендента, который показался им подходящим. Ему было двадцать четыре года,
работал он у дебельнского седельника,  жил  поблизости,  снимая  комнату  от
жильцов, был старательным и трудолюбивым, пил, но знал меру, мечтал  открыть
собственное дело, для чего берег каждый грош, был родом из Пенига на  Мульде
и присматривал себе мастерскую,  лавку  и  молодую  жену;  звали  его  Эмиль
Кестнер.
     Тетя Лина стала приглашать  его  по  воскресеньям  на  Нижнюю  мельницу
выпить чашечку кофе с домашним пирогом.  Так  он  познакомился  с  сестрицей
Идой, и она ему чрезвычайно понравилась. Раза два или три  он  водил  ее  на
танцы. Но он был плохим танцором,  и  они  эту  затею  скоро  оставили,  что
нисколько его не огорчило. Он ведь искал не танцовщицу, а работящую жену для
семейной жизни и для будущей лавки!  А  для  этой  цели  двадцатилетняя  Ида
Августин казалась ему как нельзя более подходящей.
     Для Иды дело обстояло не так просто.
     "Я же его совсем не люблю!" - твердила она старшим сестрам.
     Но Лина и Эмма ни в грош не ставили любовь, какую описывают в  романах.
Да и что может понимать молоденькая  девушка  в  любви!  Любовь  приходит  с
замужеством. А если нет, тоже не беда, потому что замужество  -  это  прежде
всего работа, экономия, стряпня и дети. Любовь не важнее воскресной  шляпки.
А без лишней шляпки на воскресенье можно прекрасно прожить!
     Итак, 31 июля 1892 года  Ида  Августин  и  Эмиль  Кестнер  венчались  в
протестантской церкви деревни Бертевиц. Свадьбу играли в доме моего  деда  в
Клейнпельзене. Присутствовали родители, сестры и братья невесты и родители и
родня жениха. Пировали вовсю. Отец невесты не поскупился. Он поставил жаркое
из свинины с клецками, вино, домашние  пироги  с  корицей  и  с  творогом  и
настоящий кофе! В честь молодых произносились бесчисленные тосты. Им  желали
счастья, много денег и здоровых детей. Все чокались и были растроганы. Как и
водится на таких семейных торжествах.
     ...Подумать  только,  от  каких  случайностей  зависит,  будешь  ли  ты
когда-нибудь лежать в колыбели, орать во всю  глотку  и  представлять  собой
"себя".
     Если б молодой седельник из Пенига перебрался не в Дебельн, а,  скажем,
в Лейпциг или Хемниц или если б  горничная  Ида  вышла  не  за  него,  а,  к
примеру, за какого-нибудь жестянщика Шанце или бухгалтера Питша, никогда  бы
я не появился на белый свет! Такого вот Эриха Кестнера, который сейчас сидит
за своим письменным столом и рассказывает вам о своем детстве, просто бы  не
существовало! Вообще не существовало!
     И, если разобраться, мне бы это было очень даже жаль. С другой стороны,
если бы меня не существовало, я никак не мог бы сожалеть о том, что меня нет
на свете! Но я существую и, в общем и целом, весьма этому рад.
     Жизнь приносит нам немало радостей. Правда, и достаточно огорчений. Ну,
а если б совсем не жить, что бы у нас было тогда? Никаких радостей.  И  даже
никаких огорчений. Ничего! Ровным счетом ничего! Тогда  уж,  по  мне,  пусть
лучше будут огорчения.
     Молодая чета открыла на Риттерштрассе в Дебельне седельную  мастерскую.
Ида Кестнер, урожденная Августин, когда звенел колокольчик, выходила в лавку
и продавала кошельки, бумажники, школьные ранцы, портфели и собачьи поводки.
Эмиль Кестнер сидел в мастерской и работал. Больше  всего  любил  он  делать
седла, уздечки, хомуты, дорожные сумки, сапоги для верховой езды,  плетки  и
вообще всякие изделия из кожи,  необходимые  верховым,  упряжным  и  рабочим
лошадям.
     Мастером  он  был  превосходным.  Артистом  своего  дела!  К  тому   же
девяностые годы прошлого  столетия  благоприятствовали  начинаниям  молодого
седельника. Это была эпоха промышленного  подъема,  и  многие  богачи  имели
собственные  выезды  или  держали  верховых  лошадей.  Пивоварни,   фабрики,
строительные   фирмы,    конторы    по    перевозке    мебели,    крестьяне,
торговцы-оптовики и помещики - все нуждались в лошадях, а лошади нуждались в
шорных изделиях. В окрестных городках гарнизоном стояли кавалерийские  полки
- в Борне, в Гримме, в Ошаце. Гусары, уланы, конная  артиллерия  и  егерская
конница!  Все  верхами!  А  лейтенанты,  а  командиры   эскадронов,   сплошь
фанфароны, на собственных скакунах с особо изысканной  седельной  сбруей.  И
повсюду бега, скачки, конские выставки. В наши  дни  -  засилье  грузовиков,
спортивных автомобилей, танков, а тогда были одни лошади, лошади и лошади!
     Мой будущий отец, хоть и первоклассный  мастер,  артист  во  всем,  что
касалось колеи, был плохим дельцом. А ведь  одно  тесно  связано  с  другим.
Школьный ранец, который он стачал мне в 1906 году, в 1913-м, когда  я  пошел
на конфирмацию, оставался все таким же новеньким, как в мой первый  школьный
день. Его потом подарили какому-то малышу из нашей родни, и ранец затем  так
и передавался дальше по наследству, когда  очередной  его  владелец  покидал
школу. Не знаю, где и у кого теперь мой добрый старый коричневый  ранец.  Но
вполне допускаю,  что  он  и  сейчас  еще  отправляется  в  школу  на  спине
какого-нибудь маленького Кестнера или Августина!  Впрочем,  это  к  делу  не
относится. Мы пока дошли только до 1892 года. (И должны еще семь лет  ждать,
пока я появлюсь на свет!)
     Во всяком случае, тот, кто тачает  не  знающие  износу  ранцы,  хоть  и
достоин величайшей похвалы, но работает в убыток себе и своим  собратьям  по
ремеслу. Если ребенку требуется три  ранца,  сбывается  больше  товара,  чем
когда трем ребятам требуется всего один ранец. В первом случае  троим  детям
потребовалось бы девять ранцев, во втором-  один-единственный.  Это  все  же
некоторая разница.
     Итак,  седельник  Кестнер  изготовлял  несокрушимые  ранцы,  нервущиеся
портфели и вечные мужские и дамские седла. Естественно, его  изделия  стоили
дороже, чем у других. Он употреблял самую лучшую кожу, самый лучший  войлок,
самую лучшую дратву и все свое умение.  Покупателям  его  изделия  нравились
несравненно больше его цен, и многие уходили  из  лавки,  так  ничего  и  не
купив.
     Однажды ротмистр гусарского полка будто  бы  все  же  решил  приобрести
особенно красивое седло, несмотря на его дороговизну. И вдруг  отец  уперся,
отказался отдать седло. Уж очень оно ему самому нравилось! А ведь он не умел
ездить верхом и лошади у него не было - просто с ним случилось то же, что  с
художником, которому представилась возможность продать лучшую свою  картину,
а он предпочитает голодать, лишь бы не отдать  ее  постороннему  за  деньги!
Ремесленники и художники, видимо, в чем-то друг другу сродни.
     Историю с ротмистром рассказала мне матушка. А отец,  когда  я  прошлым
летом его об этом спросил, утверждал, что тут нет ни слова  правды.  Тем  не
менее я готов биться об заклад, что история правдива.
     Во всяком случае, правда то, что отец был чересчур хорошим  седельником
и плохим коммерсантом и потому  не  мог  преуспеть.  Торговля  шла  неважно.
Оборот оставался низким. Издержки  высокими.  Из  маленьких  долгов  выросли
большие. Матушка забрала все свои деньги из сберегательной кассы. Но и  этих
денег хватило ненадолго.
     В 1895 году двадцативосьмилетний  седельник  Эмиль  Кестнер  с  убытком
продал свою лавку и мастерскую, и молодая чета  стала  раздумывать,  что  же
предпринять. А тут пришло письмо из  Дрездена.  От  родственника  отца.  Все
звали его дядюшкой Риделем. Когда-то он был плотником  и  долго  работал  на
стройке, пока ему не пришла в голову удачная мысль. Он, правда,  не  изобрел
талей, но зато надумал применять тали на строительстве домов.  Если  хотите,
дядюшка Ридель предвосхитил массовое применение талей. Он напрокат поставлял
тали и прочие механизмы строительным фирмам и подрядчикам и  нажил  на  этом
кое-какое состояние.
     Что такое тали, пусть лучше объяснит вам ваш отец или учитель. На худой
конец, и я бы смог, но мне потребуется уйма бумаги и времени на размышления.
А суть заключалась в том,  что  каменщики  и  плотники,  вместо  того  чтобы
таскать на собственном горбу по лесам каждый кирпич и  балку,  могли  теперь
поднимать их на стройку посредством системы блоков и троса на нужный этаж  и
там сгружать.
     Таким путем дядюшка Ридель зарабатывал немалые деньги и впоследствии не
раз  дарил  мне  к  рождеству  или  на  день  рождения  десяти-   а   то   и
двадцатимарковый золотой! Да, да, дядюшка Ридель с его талями был славным  и
достойным стариком! И тетушка Ридель тоже.  То  есть  тетушка  Ридель  была,
конечно, не славным стариком, а славной  старушкой.  У  них  в  гостиной  на
камине стоял большой фарфоровый пудель. И еще у них было кресло-качалка.
     Итак, дядюшка Ридель  написал  своему  племяннику  Эмилю:  пусть,  мол,
переезжает в Дрезден, столицу  Саксонии.  С  собственным  делом  и  широкими
планами, как видно, придется надолго распрощаться. Но для умелого седельника
открываются другие возможности.  Так,  например,  отжили  свой  век  большие
вышитые дорожные саки и бесформенные плетеные корзины. Будущее  -  возможно,
также будущее умелого племянника - принадлежит кожаным чемоданам. В Дрездене
уже открылось несколько чемоданных фабрик!
     И  вот  мои  будущие  родители  со  всем  своим  скарбом  переехали   в
королевскую резиденцию и столицу Саксонии Дрезден. В город, где мне  суждено
было родиться. Но с этим я еще четыре года повременил.


       Глава четвертая



     Дрезден был изумительным городом, сокровищницей искусства и  истории  и
тем не менее отнюдь  не  музеем,  случайно  заселенным  шестью  с  половиной
сотнями тысяч дрезденцев. Прошлое  и  настоящее  уживались  рядом  созвучно.
Собственно, даже составляли дуэт. А вместе с ландшафтом, с Эльбой,  мостами,
береговыми откосами, лесами и цепью гор на горизонте получался даже  терцет.
История, искусство и  красота  самой  природы  осеняли  город  и  долину  от
Мейсенского собора до Гроссзедлицкого дворцового  парка,  слитые  в  единый,
будто завороженный собственной гармонией аккорд.
     Когда я был маленьким и отец однажды светлым летним вечером повел  меня
гулять к Вальдшлосхен, потому что там играл обожаемый мною кукольный театр с
петрушкой, он вдруг остановился.
     - Здесь, - сказал он, - раньше стоял  трактир.  Странное  у  него  было
название: "В тиши музыки".
     Я взглянул на отца с удивлением.  "В  тиши  музыки"?  И  в  самом  деле
странное название! Оно звучало так удивительно и так чарующе безмятежно, что
я его навсегда запомнил. Тогда же я подумал: "Либо в трактире играет музыка,
либо там тишина. Но тишина музыки - такого ведь не бывает".
     Однако когда мне впоследствии случалось останавливаться на том же месте
и глядеть на раскинувшийся  внизу  город,  в  сторону  Вилиша  и  в  сторону
Бабиснауэр Пагшель и вверх по Эльбе к замку Кенигштайн, я от года к году все
больше понимал этого трактирщика, хоть он давно уже умер да и  харчевня  его
давно исчезла. Один философ - это я  знал  и  тогда  -  назвал  архитектуру,
соборы и  дворцы  "застывшей  музыкой".  Этот  саксонский  философ  был,  по
существу, поэт. Ну, а трактирщик,  любуясь  на  серебряную  реку  и  золотой
Дрезден, назвал свой трактир "В  тиши  музыки".  Что  ж,  и  мой  саксонский
трактирщик тоже, видно, был, по существу, поэтом.
     Если я действительно обладаю даром  распознавать  не  только  дурное  и
безобразное, но также и прекрасное, то потому лишь, что мне  выпало  счастье
вырасти в Дрездене. Не из книг узнавал я, что такое красота. Не в школе и не
в университете. Мне дано было дышать красотой, как детям лесника - напоенным
сосной воздухом.
     Католическая  Хофкирхе,  Фрауэнкирхе  работы  Георга   Вера,   Цвингер,
Пильницкий ансамбль, Японский дворец, Еврейское подворье и дом  Динглингера,
Рампишештрассе с ее барочными фасадами, ренессансный эркер на  Шлоссштрассе,
дворец  Коссель,  дворец  в   Гроссер-Гартен   с   маленькими   кавалерскими
павильонами и, наконец, с Лохвицких высот общий вид на силуэт города  с  его
изящно-благородными башнями-но какой смысл отбарабанивать всю  эту  красоту,
будто таблицу умножения!
     Словами даже стула не опишешь так, чтобы столяр Кунце мог воспроизвести
его в своей мастерской! Что же говорить тогда о замке Морицбург  с  четырьмя
круглыми башнями,  отражающимися  в  водной  глади!  Или  о  вазе  итальянца
Коррадини у дворцового пруда, почти напротив кафе Поллендера! Или о коронных
воротах  в  Цвингере!  Нет,   я   уже   предвижу,   мне   придется   просить
художника-иллюстратора изготовить для этой главы  побольше  рисунков.  Чтобы
вы, глядя на них, хоть немножко представили себе и почувствовали,  насколько
прекрасен был мой родной город!
     Может быть, я даже попрошу  художника,  если  у  него  хватит  времени,
нарисовать один из кавалерских павильонов, стоявших по обе стороны дворца  в
Гроссер-Гартен! "Много бы ты дал, - думал я в юности, - чтобы жить  в  одном
из этих павильонов! Кто знает, может, ты когда-нибудь станешь знаменитым,  и
тогда к тебе явится бургомистр с золотой цепью на шее и презентует тебе  его
от имени города". И тогда я бы въехал туда со  своей  библиотекой.  Утром  я
ходил бы завтракать  в  Дворцовое  кафе  и  кормил  лебедей.  Потом  шел  бы
прогуляться по старым аллеям, цветущей рододендроновой роще и  вокруг  озера
Каролы. В полдень кавалер жарил бы себе глазунью из двух яиц, а вслед за тем
мог бы часок соснуть с открытым окном.  Позднее  -  это  же  оттуда  в  двух
шагах-отправился бы в зоологический сад. Или на большую цветочную  выставку.
Или еще в Музей гигиены. Или на бега в Рейк. А ночью, тоже с открытым окном,
чудесно спал бы. Единственная живая душа в большом старинном парке.
     И снились бы мне Август Сильный {Август Сильный -  курфюрст  Саксонский
(1694-1733); разорил страну войнами и  расходами  на  содержание  блестящего
двора.}, Аврора фон Кенигсмарк и столь же красивая, сколь несчастная графиня
Коссель {Аврора  фон  Кенигсмарк  и  графиня  Коссель  -  фаворитки  Августа
Сильного. Графиня Коссель была заточена им  в  крепость  на  долгие  годы.}.
Когда бы я тогда работал, хотите вы знать? Нельзя быть  такими  любопытными!
За меня работу справляли  бы  гномы!  Потомки  придворных  карликов  королей
польских и курфюрстов саксонских! Крохотные и очень трудолюбивые созданьица!
Следуя кратким моим указаниям, они бы за меня писали на малюсеньких  пишущих
машинках стихи и романы, а я тем временем, оседлав своего любимого серого  в
яблоках коня Альмансора, скакал бы по широким темно-коричневым дорожкам  для
верховой езды. До "Пикардии". Там  бы  мы  с  Альмансором  выпивали  кофе  и
съедали по куску пирога с корицей. Однако придворные карлики, пишущие стихи,
и кони, лакомящиеся пирожным, никак к делу  не  относятся,  и  здесь  им  не
место.

     Да, Дрезден был изумительным городом. Можете  мне  поверить.  И  должны
будете мне поверить! Никто из вас, каким бы богатым ни был ваш  отец,  не  в
состоянии поехать туда по железной дороге  и  посмотреть,  прав  ли  я.  Ибо
города Дрездена более не существует. Он, за малым исключением, исчез с  лица
земли. Его стерла вторая мировая война за одну ночь и одним мановением руки.
Сотнями лет создавалась его ни с чем не сравнимая красота.  Всего  несколько
часов потребовалось, чтобы обратить все в прах.  Это  произошло  13  февраля
1945 года {В эту ночь Дрезден был  разрушен  англо-американской  авиацией.}.
Восемьсот самолетов сбрасывали фугасные и зажигательные  бомбы.  И  осталась
пустыня.  С  полдюжиной  торчащих  в  небе  огромных  остовов,  похожих   на
опрокинутые кверху килем океанские лайнеры.
     Два года спустя я стоял среди этой необозримой пустыни  и  не  понимал,
где я. Между кирпичной крошкой и обломками  валялась  табличка  с  названием
улицы. "Прагерштрассе", - с трудом разобрал я. Значит, я  на  Прагерштрассе?
На всемирно известной Прагерштрассе? На роскошнейшей улице моего детства? На
улице с самыми красочными витринами? Самой притягательной для детворы  улице
перед рождеством? Я стоял среди тянувшейся на километры  в  длину  и  ширину
пустоты. В степи битого кирпича. В изначальном Ничто.
     И по сей день спорят, погребены ли под этим Ничто  пятьдесят,  сто  или
двести тысяч  мертвецов.  Открещиваются,  перелагают  вину  друг  на  друга.
Бесполезный спор! Этим Дрездена не воскресишь. Ни красоты его, ни мертвых! В
будущем карайте правительства, а не народы! И карайте не  задним  числом,  а
немедля! Это проще сказать, чем сделать? Нет. Проще это сделать.

     Итак, в 1895 году мои родители со всем скарбом перебрались  в  Дрезден.
Эмиль Кестнер, которому очень хотелось остаться  независимым  ремесленником,
стал  фабричным  рабочим.  Век  машин   прошелся   танком   по   ремеслу   и
независимости. Обувные фабрики победили  башмачников,  мебельные  фабрики  -
столяров, текстильные фабрики - ткачей,  фарфоровые  фабрики  -  гончаров  и
фабрики  чемоданов  -  седельников.  Машины  работали  быстрее  и   дешевле.
Появились уже хлебозаводы и колбасные фабрики, шляпные фабрики,  мармеладные
фабрики, бумажные фабрики, уксусные  фабрики,  пуговичные  фабрики,  фабрики
маринованных огурчиков и фабрики  искусственных  цветов.  Ремесленники  вели
упорные арьергардные бои и теперь все еще отбиваются. Достойная  восхищения,
но безнадежная борьба.
     В  Америке  вопрос  давно  решен.  Там  к  мужскому  портному,  который
обстоятельно снимет мерку и заставит вас  прийти  два-три  раза,  обращаются
разве что миллионеры. Остальные представители мужского пола входят в магазин
готового платья, снимают старый костюм, надевают новый  с  иголочки,  платят
деньги в кассу и спустя минуту уже на улице. Костюмы пекутся, как блины.  Но
как блины, которые пекутся не по-кустарному, а на блинной фабрике.
     Прогресс имеет свои преимущества. Сберегаешь время, сберегаешь  деньги.
Но я лично предпочитаю обращаться к портному. Он знает, что мне нравится,  я
знаю, что ему нравится, а господин Шмиц, его закройщик, знает, что  нравится
нам обоим. Это хлопотно, дорого и старомодно. Но  нам,  троим  мужчинам,  по
душе. И во время примерок мы много хохочем. Я был там только позавчера.  Шью
себе светло-синий летний костюм, легкий, как  пушинка,  материал  называется
"фреска",  свободный  пиджак,  двубортный,  всего  пара   пуговиц   и   одна
внутренняя, чтобы не обвисал, ширина брюк внизу сорок  четыре  сантиметра...
Бог ты мой, чуть не забыл, да мне же на примерку! А я вместо  того  сижу  за
пишущей машинкой! Когда мне давно пора к портному!

     - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

     Уф! Вот я и вернулся. Костюм получится  отличный.  Мы  все  трое  очень
довольны. Так на чем  же  я  остановился?  Да,  на  моем  будущем  отце.  На
несбывшейся мечте Эриха Кестнера. Старая поговорка "Ремесло -  золотое  дно"
больше не соответствовала действительности. Собственной мастерской  рядом  с
жильем  не  существовало  больше.  Годы  учения  и  голода,  годы  голода  и
странствий, три года самостоятельной работы и лишений пошли насмарку.  Мечта
разлетелась в прах. Деньги пропали. Надо  было  платить  по  долгам.  Машины
победили.
     В шесть утра трещал будильник. Бегом по  мосту  Альберта,  бегом  через
весь Дрезден до Тринитатиштрассе.  Чтобы  добраться  до  чемоданной  фабрики
Липольда, молодому человеку требовалось полчаса. Здесь он с другими  бывшими
ремесленниками заготовлял  кожаные  части,  которые  затем  стачивались  или
склепывались в чемоданы, похожие один  на  другой  как  две  капли  воды.  А
вечером, усталый, возвращался домой к жене. По субботам он приносил получку.
Новое обзаведение, старые долги, денег не хватало.
     Пришлось  Иде  Кестнер,  урожденной  Августин,  тоже  подыскивать  себе
работу. Но работу надомную. Она ненавидела фабрики, для нее  они  были  хуже
тюрьмы. Достаточно того, что муж вынужден работать на фабрике. Тут уж ничего
не поделаешь. Ему пришлось пойти в рабство к машине. Но она? Ни за что! Даже
если придется не разгибая спины работать дома по  шестнадцати  часов  вместо
восьми на фабрике, она это предпочтет! И предпочла.
     Она стала сдельно шить для одной фирмы  набрюшники.  Плотные,  широкие,
похожие на корсеты набрюшники из холста для толстых женщин. Таскала на  себе
домой тяжелые, громоздкие тюки со скроенными  кусками.  Допоздна  сидела  за
швейной машинкой с ножным  приводом.  То  привод  соскакивал  с  колеса,  то
ломались иголки. За жалкие гроши  из  нее  все  жилы  вытягивали.  Но  сотня
набрюшников как-никак  приносила  несколько  марок.  Хоть  какая-то  помощь.
Лучше, чем ничего.
     Поздней осенью 1898 года Ида Кестнер перестала брать надомную работу  и
вместо того стала шить детские распашонки  и  чепчики.  Она  всегда  мечтала
иметь ребенка. И ни минуты не сомневалась, что родится мальчик.  И  так  как
она всю жизнь любила настоять на своем, то и на сей раз на своем настояла.
     23 февраля 1899 года, около четырех часов утра, на Кенигсбрюкерштрассе,
66, она на седьмом году замужества произвела на свет мальчика, вся головенка
которого была в золотисто-белокурых кудряшках. На что акушерка, фрау Шредер,
весьма  решительная  дама,  не  преминула  с  одобрением   заявить:   "Какой
красавчик!"
     Правда, белокурые локоны продержались  недолго.  Но  у  меня  и  поныне
хранится пожелтевшая фотография, относящаяся к первым дням  моей  жизни;  на
ней будущий автор известных и любимых читателями книг запечатлен  лежащим  в
коротенькой  распашонке  на   шкуре   полярного   медведя,   и   на   голове
новорожденного  в  самом  деле  вьются  шелковистые  белокурые  кудряшки!  А
поскольку   фотографии   не   лгут,   снимок   может   служить    бесспорным
доказательством. С другой стороны, вы не обращали внимания, что у всех людей
на фотографиях, у всех до одного,  без  исключения,  огромнейшие  уши?  Куда
большие, чем в жизни. Уж такие, такие лопухи, что, кажется, они могли бы ими
ночью накрываться. Не значит ли это, что фотографии тоже  могут  при  случае
прилгнуть?
     Так или иначе, блондин ли, брюнет, меня вскоре  затем  по-протестантски
окрестили  в  прекрасной  старой  церкви  Трех  Волхвов  на  Хауптштрассе  и
торжественно нарекли Эмилем Эрихом. И в той же церкви, тот же пастор  Винтер
в вербное воскресенье 1913 года меня конфирмовал. А еще несколько лет спустя
я по праздничным утрам  работал  там  младшим  преподавателем  в  воскресной
школе.
     Впрочем, это к делу не относится.


       Глава пятая



     Кенигсбрюкерштрассе,   являвшаяся   продолжением   оси   Прагерштрассе,
Шлоссштрассе, моста Августа, Хауптштрассе  и  площади  Альберта,  начиналась
вполне благопристойно и мирно. По одну  ее  сторону  стоял  за  палисадником
старый трактир "У зеленой ели", по другую - частный пансион "для благородных
девиц". Тогда еще существовали "благородные" девицы! То есть девицы высокого
происхождения. Их отцы  либо  были  дворянами,  либо  зашибали  кучу  денег.
Высокородные девицы высоко задирали нос. Но еще выше были  гимназии,  а  еще
выше гимназий - высшие школы.
     Тогда мало кто отличался скромностью. На парадных дверях богатых  домов
можно было прочесть: "Только для господ", а  на  двери  черного  хода:  "Для
поставщиков и посыльных". У господ была  своя  лестница,  устланная  мягкими
ковровыми дорожками. А  поставщики  и  посыльные  должны  были  пользоваться
черной лестницей. Иначе швейцар в ливрее бранился и поворачивал их  обратно.
На дверях  барских  особняков  барственные  таблички  сурово  и  непреклонно
возвещали: "Нищим и разносчикам вход воспрещен!" Другие таблички  обращались
к вам более вежливо и замечали: "Просьба вытирать ноги". Я и по сей день  не
знаю, как это делается. Не стану же я в самом деле  разуваться,  пусть  даже
это самая барская - разбарская вилла!
     В таких случаях отец обычно говорит: "Есть вещи, которых и нет вовсе".
     Что ж, почти все эти дощечки со временем исчезли. Отжили свой век.  Так
же, как обнаженные богини  и  нимфы  из  бронзы  и  мрамора,  сконфуженно  и
неприкаянно стоявшие на площадках лестниц. Благородные девицы и высокородные
господа, правда, есть и сейчас. Только называются они иначе. И  об  этом  на
табличках не провозглашают.

     В трех домах моего детства не было ни мраморных  богинь,  ни  бронзовых
нимф, ни благородных девиц. Чем дальше от Эльбы,  тем  невзрачнее  и  беднее
становилась Кенигсбрюкерштрассе. Палисадники встречались все реже, да  и  то
самые крохотные. Дома были выше, по большей части пятиэтажные, а  квартирная
плата была ниже. Там стоял Народный  дом,  благотворительное  учреждение,  с
народной столовой, народной библиотекой и площадкой для игр,  которую  зимой
заливали водой, превращая в каток. Затем  следовали  лавка  потребительского
общества, булочные, мясные и овощные лавки,  мастерская  часовщика,  обувной
магазин и закупочная контора герлицкого потребительского союза.
     В этом-то квартале стояли три дома моего детства. Под номерами 66, 48 и
38. Родился я на пятом этаже. В доме э 48 мы жили на четвертом  этаже,  а  в
доме э 38 - на третьем. Мы спускались все ниже, по мере того как шли в гору.
Приблизились даже к домам с палисадниками, но так до них и не добрались.
     Чем ближе к городской окраине, тем больше преображалась наша улица. Она
пересекала район казарм. По соседству, на небольших пригорках, располагались
казармы стрелков, обе гренадерские казармы, казарма 177-го пехотного  полка,
казарма конногвардейцев, казарма обозных войск и две казармы  артиллеристов.
А на самой Кенигсбрюкерштрассе  стояли  казармы  саперов,  военная  пекарня,
военная тюрьма и арсенал, складу боеприпасов которого однажды  суждено  было
взлететь на воздух.
     "Арсенал горит!" Крик этот по сей день стоит у меня в ушах. Пламя и дым
заволокли  все  небо.  Пожарные,  полиция  и  санитарные  кареты  города   и
окрестностей мчались  колоннами  в  сторону  пламени  и  дыма,  а  за  ними,
задыхаясь, бежали мы с матерью. Шла война, и отец работал там  поблизости  в
военных мастерских. Огонь распространялся, и  взрывались  все  новые  склады
боеприпасов и груженые составы. Район был оцеплен. Дальше нас не пустили.  К
счастью,  вечером,  хоть  и  закопченный,  но  здравый  и  невредимый,  отец
возвратился домой.
     А горящий и взрывающийся арсенал, собственно говоря, не имеет  никакого
отношения к этой книжке. Потому что тогда я уже принял конфирмацию и не  был
маленьким. Да, а еще чуть попозже, новобранцем, с  карабином  за  плечом,  я
стоял  на  часах  перед  казармой   саперов.   И,   конечно,   на   той   же
Кенигсбрюкерштрассе! Эта улица и я - мы были просто неразлучны.
     Расстались мы, только когда я переехал в Лейпциг. Причем я ничуть бы не
удивился, если б она последовала за мной туда. Такая она  была  привязчивая.
Да и сам  я,  кем  бы  я  там  ни  сделался,  был  и  остался  мальчишкой  с
Кенигсбрюкерштрассе. Этой диковинно  расчлененной  на  три  части  улицы,  с
палисадниками в начале, доходными домами посредине и казармами, арсеналом  и
Хеллером, песчаным учебным плацем, в самом ее конце, уже на окраине  города.
Здесь, на Хеллере, я мальчишкой играл, а новобранцем не в очередь упражнялся
в строевой подготовке. Приходилось ли вам когда-нибудь,  держа  перед  собой
карабин образца 98 года, делать по двести  пятьдесят  приседаний?  Нет?  Так
благодарите бога! После того за  всю  жизнь  не  отдышишься.  Некоторые  мои
товарищи валились на землю после пятидесяти  приседаний.  Они  были  поумнее
меня.
     Квартиру на пятом этаже по Кенигсбрюкерштрассе,  66,  я  совершенно  не
помню. Всякий раз, как мне случалось проходить мимо этого  дома,  я  говорил
себе: "Вот где ты, значит, появился на свет". Иногда я даже входил в подъезд
и с любопытством озирался. Но ничто не откликалось. Чужой, незнакомый дом. А
ведь матушка сотни и сотни раз втаскивала меня вместе с  коляской  на  пятый
этаж! Мне это было заведомо известно. Но  ничего  не  помогало.  Дом  так  и
оставался для меня чужим.  Обычное  казарменного  вида  здание,  как  тысячи
других.
     Зато я  прекрасно  помню  дом  под  номером  48.  Лестничную  площадку.
Подоконник, сидя на котором я глядел на задний двор. Ступеньки,  на  которых
играл. Потому что лестница служила мне местом для игр. Здесь я  строил  свой
рыцарский  замок.  Замок  с  бойницами,  островерхими  башнями  и  подвижным
подъемным мостом. Здесь происходили ожесточеннейшие  сражения.  Здесь  после
смелого  обходного  маневра  через  две  лестничные  ступеньки   французские
кирасиры ударяли  с  тыла  по  егерям  Холька  и  аркебузникам  Валленштейна
{Альбрехт Валленштейн - верховный главнокомандующий  германского  императора
Фердинанда II во время Тридцатилетней войны. Хольк -  фельдмаршал,  соратник
Валленштейна.}. Санитары с красным  крестом  на  рукаве  стояли  наготове  с
носилками, чтобы выносить с поля боя раненых. Они всем желали  помочь,  будь
то шведы и императорские  войска  семнадцатого  века,  будь  то  французская
кавалерия девятнадцатого. Моим санитарам была хороша  любая  нация  и  любой
век.  Но  сперва  должна  была  решиться  жаркая  схватка  за  средневековый
подъемный мост.
     Потери в боях были огромные.  Одним  мановением  руки  я  уничтожал  по
нескольку полков сразу. И  наполеоновская  старая  гвардия  умирала,  но  не
сдавалась. Еще во внутреннем дворе после взятия приступом  подъемного  моста
бой продолжался. Нюрнбергские оловянные  солдаты  отличались  необыкновенной
стойкостью. Почтальон и маленькая фрау Вильке с пятого этажа вынуждены были,
переступая по-журавлиному, делать гигантские шаги, дабы не  помешать  победе
или поражению. Они осторожно перешагивали через друга и недруга, а я  ничего
не замечал. Ибо был главнокомандующим и начальником генерального штаба обеих
армий. От меня одного зависела участь всех столетий и  народов.  Так  неужто
мне помешает какой-то почтальон из Дрезден-Нойштадта! Да  я  на  него  и  не
посмотрю! Или миниатюрная фрау Вильке из-за того, что ей, видите  ли,  нужно
купить себе пяток кольраби и немножко соли и сахару!
     А когда исход битвы был решен, я укладывал убитых, раненых и невредимых
оловянных солдатиков в нюрнбергские деревянные коробки между  слоями  тонкой
древесной стружки,  разбирал  гордый  рыцарский  замок  и  тащил  весь  этот
игрушечный мир и игрушечную мировую историю в нашу крохотную квартирку.

     ...Кенигсбрюкерштрассе, 48, -  второй  дом  моего  детства.  Стоит  мне
сейчас, в Мюнхене, и, как говорится, пожилым уже человеком,  закрыть  глаза,
как я тотчас ощущаю под  ногами  лестничные  ступени,  а  седалищем  -  край
ступенек, на которых сидел, хотя по прошествии более полувека  седалище  мое
весьма отличается от тогдашнего. А когда я представляю себе набитую  доверху
продуктовую сумку коричневой кожей, которую тащил вверх по лестнице, то  мне
сначала оттягивает левую и лишь потом правую руку. Потому  что  до  третьего
этажа я нес сумку в левой руке,  чтобы  не  задевать  стенку,  и  потом  уже
перекладывал сумку в правую и левой рукой крепко держался за перила.  А  под
конец я с облегчением перевожу дух,  совсем  как  тогда  в  детстве,  когда,
поставив сумку перед дверью, я нажимал кнопку звонка.
     Память и воспоминание - таинственные силы. Причем наиболее таинственная
и загадочная из них обеих  -  воспоминание.  Память  касается  только  нашей
головы. Сколько будет семью пятнадцать? И  вот  уже  Паульхен  кричит:  "Сто
пять!" Он это учил. И это удержалось в голове. Или забылось. Или же Паульхен
восторженно восклицает:  "Сто  пятнадцать!"  Правильно  или  неправильно  мы
запомнили или позабыли и должны заново сосчитать - и хорошая и плохая память
обитают в голове. Здесь помещаются ящички  для  всего,  что  мы  учили.  Они
похожи, как мне кажется, на ящики шкафа или  комода.  Иногда  ящик  заедает.
Иногда в них ничего не лежит, иногда лежит шиворот-навыворот. А иногда ящики
вовсе не открываются. И тогда и они и мы - ни  с  места.  Бывают  большие  и
малые комоды памяти. Например, у меня в  голове  комод  довольно  маленький.
Ящики лишь наполовину заполнены, но в них относительный порядок. Когда я был
маленьким, все обстояло иначе. Тогда мой чердачок был все равно  что  пустая
гардеробная!
     Воспоминания лежат не в ящиках, не в шкафах, не в голове. Они обитают в
нас самих. Обычно воспоминания дремлют,  но  они  живы,  дышат  и  время  от
времени открывают глаза. Они обитают, живут,  дышат  и  дремлют  повсюду.  В
наших ладонях, в ступнях ног, в ноздрях, в сердце и  в  заду  брюк.  Что  мы
однажды в прошлом пережили, спустя годы и десятилетия вдруг  возвращается  и
глядит на нас. И мы чувствуем: оно и не уходило вовсе.  А  только  спало.  И
когда воспоминание пробуждается и спросонок протирает глаза, бывает, что оно
будит другие воспоминания. Тогда поднимается такая кутерьма, как по утрам  в
дортуаре.
     Особенно  загадочны  самые  ранние  воспоминания.  Почему  я  вспоминаю
что-то, приключившееся со мной в двухлетнем возрасте, и ничего  не  помню  о
себе в возрасте трех-четырех лет?  Отчего  мне  запомнился  тайный  советник
Хэнель,  заботливая  медицинская  сестра  и  садик  частной   клиники?   Мне
оперировали ногу. Перевязанная рана горела как в огне.  И  матушка,  хотя  я
тогда уже умел ходить, несла меня домой на руках.  Я  всхлипывал.  Она  меня
утешала. Я и сейчас чувствую, каким я был тяжелым и как у нее устали руки. У
боли и страха хорошая память.
     Ладно, но почему же тогда мне вспоминается господин Патиц и его  Ателье
художественной фотографии на Баутценштрассе? На мне матросский  костюмчик  с
белым пикейным воротником, черные кусачие чулки и башмачки  на  шнурках.  (В
наши дни маленькие девочки ходят в брюках. Тогда маленькие мальчики ходили в
юбочках!) Я стою возле низенького резного столика, а на столике  стоит  ярко
раскрашенный парусник. Господин Патицон за фотоящиком на  высоких  ножках  -
прячет свою художническую голову под черную тряпку и велит мне улыбаться. Но
так как ничего не получается,  он  достает  из  кармана  игрушечного  паяца,
несколько раз взмахивает им в воздухе и,  очень  довольный  собой,  радостно
кричит: "Ку-ку! Ку-ку!" Господин Патиц кажется мне ужасно глупым, но тем  не
менее в угоду ему  и  ради  стоящей  поблизости  матушки  я  заставляю  себя
стеснительно  улыбнуться.  Артист-фотограф  нажимает  на  резиновую   грушу,
принимается медленно и сосредоточенно считать  вслух,  закрывает  кассету  и
помечает заказ:  "Двенадцать  карточек  визитного  формата".  Одна  из  этих
двенадцати  карточек  хранится  у  меня  и  поныне.  На  обороте  -  надпись
поблекшими чернилами: "Мой Эрих в три года". Это  написала  матушка  в  1902
году. И когда  я  смотрю  на  малыша  в  юбочке,  на  круглое,  стеснительно
улыбающееся детское личико под аккуратно подстриженной челкой и нерешительно
задержавшуюся на уровне пояса правую пухлую ручонку, у меня и  сейчас  зудят
подколенки.
     Они вспоминают тогдашние шерстяные чулки.  Почему?  Как  они  этого  не
забыли? Неужели посещение Художественной  фотографии  Альберта  Патица  было
настолько уж важно? Неужели оно составляло  для  трехлетнего  ребенка  целое
событие? Не думаю... не знаю. А сами воспоминания? Они живут, и они  умирают
по им и нам неизвестным причинам.
     Иногда  мы  думаем  и  гадаем,  бьемся  над  этим  вопросом.   Пытаемся
приподнять краешек завесы и увидеть причины. Пытаются это делать и ученые  и
неученые, но по большей части загадка  так  и  остается  загадкой.  И  мы  с
матерью однажды пробовали. На примере жившего по соседству  мальчика,  моего
сверстника, некоего Рихарда Наумана. Он  был  на  целую  голову  выше  меня,
хороший малый и терпеть меня не мог. Не терпит так не терпит, я бы  с  этим,
на худой конец, примирился. Но я не понимал, за что. И это  сбивало  меня  с
толку.
     Наши матери, когда мы еще лежали в детских колясках,  сидели  рядом  на
зеленых скамейках в саду Японского дворца на берегу Эльбы. Несколько  познее
мы с ним, сидя на корточках в ящике с песком, пекли в формочках куличики. Мы
вместе ходили в гимнастическое общество Ной- и Антон-штадта на  Алаунштрассе
и в четвертую городскую школу. И при всяком удобном случае он  старался  мне
всыпать.
     Он кидал в меня камнями. Он  подставлял  мне  ножку.  Налетал  на  меня
сзади, сбивая с  ног.  Подстерегал  идущего,  ничего  не  подозревая,  своей
дорогой, в подворотне, давал по  шее  и  с  торжествующим  хохотом  пускался
наутек. Я бежал за ним, и, если мне удавалось его догнать, ему было  уже  не
до смеха. Я не трусил. Но я его  не  понимал.  Почему  он  меня  преследует?
Почему не оставляет в покое? Я же ему  ничего  плохого  не  сделал.  Он  мне
скорее нравился. Так чего же он задирается?
     Как-то матушка, которой я об этом рассказал, заметила:
     - Он тебя царапал, когда вы оба еще сидели в детских колясках.
     - Но почему же? - в недоумении спросил я.
     Она задумалась. Потом ответила:
     - Может быть, потому, что все тобой  восхищались.  Старухи,  садовники,
бонны, проходя мимо нашей скамейки, заглядывали в  обе  коляски  и  находили
тебя не в пример красивее его. Ахали и охали, превозносили тебя до небес!
     - И ты думаешь, он это понимал? Годовалый ребенок?
     - Не слова. Но смысл. И тон, которым это говорилось.
     - И он это вспоминает? Хотя ничего не смыслил?
     - Может быть, - сказала матушка. - А теперь садись готовить уроки.
     - Я давно приготовил, - ответил я. - Пойду играть.
     И только вышел из дому, как споткнулся:  Рихард  Науман  подставил  мне
ножку. Я помчался за ним, догнал его и дал ему в ухо. Вполне  возможно,  что
он ненавидит меня еще со времени наших прогулок в детских колясках.  Что  он
это  вспоминает.  И  вовсе  не  задирает  первый,  как  я  думал,  а  только
защищается. Однако это еще не значит, что я позволю подставлять себе ножку.


       Глава шестая



     Я лежал в колыбели и рос. Я сидел в детской коляске  и  рос.  Я  учился
ходить и рос. Детскую коляску продали. Колыбель получила  новое  назначение:
ее стали именовать бельевой корзиной. Отец по-прежнему работал на чемоданной
фабрике  Липольда.  Мать  по-прежнему  шила  набрюшники.  Из  своей  детской
кроватки,  предусмотрительно  снабженной  деревянной  решеткой,  я  за   ней
наблюдал.
     Она шила до глубокой ночи. От  певучего  жужжания  швейной  машинки  я,
естественно, просыпался. Мне это даже, в общем,  нравилось.  А  вот  матушке
совсем не нравилось. Потому что  главная  цель  жизни  маленьких  детей,  по
мнению родителей, состоит в том, чтобы возможно больше  спать.  И  поскольку
домашний  врач,   санитарный   советник,   доктор   медицины   Циммерман   с
Радебергштрассе, придерживался того же взгляда, матушка покончила  с  шитьем
набрюшников. Прихлопнула зингеровскую швейную машинку полированной крышкой и
недолго думая решила сдать комнату.
     Квартира была маленькая, а денег было и того  меньше.  Без  приработка,
объявила она отцу, не вытянем.  Папа,  по  обыкновению,  с  ней  согласился.
Мебель сдвинули теснее. Освободившуюся комнату обставили. И  на  двери  дома
повесили купленную  в  писчебумажном  магазине  Винтера  картонную  дощечку:
"Сдается  хорошая,  солнечная  комната.  Можно  с  завтраком.  Справиться  у
Кестнеров, 4-й этаж".

     Первый наш жилец носил фамилию Франке и был  учителем  народной  школы.
Что его звали Франке, не  имело  существенного  влияния  на  мою  дальнейшую
судьбу. Но то, что он  был  учителем,  оказалось  для  меня  весьма  важным.
Конечно, родители тогда не могли этого знать. Это была случайность. Хорошую,
солнечную комнату вполне мог бы снять и бухгалтер. Или продавщица.  Но  туда
въехал учитель. И эта случайность, как выяснилось потом, была с закорючкой.
     Учитель Франке был молодой и веселый. Комната  ему  нравилась.  Завтрак
был по вкусу. Он много смеялся. Маленький Эрих  его  забавлял.  Вечерами  он
сидел у нас на кухне. Рассказывал о школе. Проверял тетради. В гости к  нему
приходили молодые коллеги. Было весело,  шумно.  Отец  стоял,  ухмыляясь,  у
теплой  плиты.  Матушка  говорила:  "Опять  Эмиль   печь   подпирает".   Все
чувствовали себя превосходно. И господин Франке заявлял: "Никогда я  от  вас
не уеду". Он твердил это несколько лет кряду, а потом взял и уехал.
     Он надумал жениться, и ему потребовалась  собственная  квартира.  Повод
съехать с квартиры скорее радостный. Однако мы все  почему-то  грустили.  Он
перебрался в пригород, именуемый Трахенберге,  и  увез  с  собой  не  только
чемоданы, но и свой задорный смех. Иногда он приходил с фрау Франке и  своим
смехом к нам в гости. Мы слышали его смех, когда он только еще входил в дом.
И слышали его смех, когда на прощанье махали ему и его жене из окна.

     Когда он предупредил, что съедет, матушка хотела было вновь вывесить на
двери объявление "Сдается хорошая, солнечная комната". Но он сказал, что это
совершенно излишне. Он сам позаботится о преемнике. И  позаботился.  Правда,
преемник оказался преемницей. Учительницей французского языка из Женевы. Она
куда реже смеялась, чем он, и в один прекрасный  день  родила  ребенка.  Что
вызвало  некоторый  переполох.   А   помимо   того,   немало   огорчений   и
неприятностей. Впрочем, это к делу не относится.
     Мадемуазель Т., учительница французского, вскоре затем съехала  от  нас
со своим маленьким сыном. Матушка отправилась  в  Трахенберге  и  рассказала
господину Франке, что наша хорошая,  солнечная  комната  опять  пустует.  Он
рассмеялся и пообещал на этот раз  быть  осмотрительнее.  И  прислал  нам  в
качестве следующего жильца  уже  не  преемницу,  а  преемника.  Учителя?  Ну
разумеется, учителя! Своего коллегу из той же школы на Шанценштрассе.  Очень
рослого, очень белокурого, очень юного  молодого  человека,  которого  звали
Пауль Шуриг и который все еще у нас жил, когда я сдавал экзамен на  аттестат
зрелости. Он и переехал с нами вместе. Долгое  время  он  даже  занимал  две
комнаты  в  нашей  трехкомнатной  квартире,  так  что  на  троих   Кестнеров
оставалось не слишком много места. Но в его  отсутствие  мне  разрешалось  у
него в кабинете читать, писать и упражняться на рояле.
     Со временем он сделался для меня  как  бы  дядей.  Первое  сравнительно
большое путешествие я совершил вместе с  ним.  В  свои  первые  же  школьные
каникулы. В его родную деревню Фалькенхайн возле Вурцена  под  Лейпцигом.  У
его родителей была там лавка скобяных изделий и великолепнейший из всех мною
виденных до того плодовый сад. Мне разрешали влезать на стремянку и  наравне
с другими снимать урожай. Все эти золотые пармены,  добрые  луизы,  боскопы,
графен-штейнеры, александры и как там еще называются лучшие  сорта  яблок  и
груш.
     Были осенние каникулы, и мы до боли в пояснице собирали в  лесу  грибы.
Мы совершили  пешеходную  экскурсию  в  Шильду,  где,  как  известно,  живут
шильдбюргеры, давно  служащие  нарицательным  именем  для  простофиль.  И  в
мансарде я пролил первые слезы тоски по дому. Там я написал первую  в  своей
жизни открытку и успокаивал матушку.  Ей  незачем  за  меня  тревожиться.  В
Фалькенхайне нет трамваев, разве что изредка проедет навозница, а уж ее-то я
как-нибудь поберегусь.

     Итак, с годами Пауль Шуриг стал мне своего рода дядей. И чуть  было  не
стал также своего рода двоюродным братом! Потому что чуть было не женился на
моей кузине Доре. Ей этого очень хотелось. Ему этого очень хотелось. Но отцу
Доры этого вовсе не хотелось. Дело в том, что отец Доры, Франц Августин, был
одним из бывших торговцев кроликами и ни в грош не ставил учителей  народных
школ и всяких там "голодранцев".
     Когда во время  большой  конской  выставки  в  Рейке,  понадеявшись  на
благотворное действие золотых и серебряных  медалей,  наш  жилец  подошел  к
облюбованному тестю и представился: "Моя фамилия Шуриг", дядя Франц, сдвинув
коричневый котелок на затылок,  сверху  донизу  оглядел  рослого,  красивого
белокурого претендента в женихи и произнес знаменательные  слова:  "По  мне,
можете называться  хоть  Муриг!",  повернулся  к  нему  и  к  нам  спиной  и
направился к своим премированным лошадям.
     Сватовство провалилось. Против  дяди  Франца  и  разрыв-трава  была  бы
бессильна. И так как дядя подозревал, что брачные планы вынашивались не  без
матушкиного участия, ей в будущем пришлось от него всякого наслышаться. Дядя
Франц был деспот, тиран, конский Наполеон. А по  сути,  великолепный  малый.
Что никто не осмеливался ему прекословить - не его вина. Может, он был бы  в
восторге, если б кто-нибудь наконец его хорошенько  осадил.  Может,  он  всю
жизнь этого дожидался! Но никто не оказал ему такого одолжения. Он рявкал, а
окружающие трепетали. Они трепетали и тогда, когда он шутил. Они  трепетали,
даже когда под рождественской елкой он оглушительно пел: "Тихая ночь!.."
     Он упивался этим и сожалел. Повторяю, на случай,  если  вы  при  чтении
пропустили: не его вина, что никто ему не прекословил. И тут я покидаю  дядю
Франца и вновь обращаюсь к основному предмету шестой главы - к учителям. А с
дядей Францем мы еще встретимся. И остановимся на нем  несколько  подробнее.
Его не отнесешь к второстепенным  персонажам.  В  этом  он  схож  с  другими
великими людьми. Например, с Бисмарком, основателем Германской империи.
     Когда Бисмарк созвал международную конференцию  и  собирался  вместе  с
другими государственными деятелями сесть за стол переговоров, все  участники
перепугались. Стол, хоть и очень большой, оказался  круглым!  А  за  круглым
столом, при всем желании, не разместишься согласно  положению  и  рангу.  Но
Бисмарк усмехнулся, сел и сказал: "Где сижу я, там  и  верх".  То  же  самое
вполне мог бы сказать и дядя Франц. Будь к столу придвинут всего один  стул,
его бы и это не смутило. Уж дядюшка место бы себе нашел.

     Итак, я рос среди учителей. Не в школе встретился я с ними впервые. Они
у меня были дома. Я нагляделся на синие школьные тетради и  красные  чернила
задолго до того, как сам  стал  писать  и  мог  делать  ошибки.  Синие  горы
тетрадей с диктантами, тетрадей с задачами, тетрадей с сочинениями. А  перед
осенними и весенними каникулами - коричневые горы табелей. И везде и всюду -
разбросанные  хрестоматии,  учебники,  учительские   журналы,   журналы   по
педагогике,  психологии,  отечествоведению  и  саксонской   истории.   Когда
господина Шурига не было дома, я  незаметно  проскальзывал  в  его  комнату,
садился на зеленый диван и боязливо и вместе с тем восхищенно таращил  глаза
на красочный ландшафт из исписанной и  печатной  бумаги.  Передо  мной,  так
близко, что рукой подать, лежал неизвестный континент, а я все  еще  его  не
открыл. И когда взрослые, как они это любят делать, спрашивали меня: "Кем же
ты хочешь стать?", я от всего сердца отвечал: "Учителем!"
     Еще не умея читать и писать, я уже хотел стать учителем. Никем  другим.
И все-таки я заблуждался. Это была, пожалуй, величайшая в моей жизни ошибка.
И  выяснилось  это  в  самую   последнюю   минуту.   Выяснилось,   когда   я
семнадцатилетним юношей стоял перед классом и, поскольку старшие семинаристы
все воевали на фронте, должен был вести урок. Профессора, присутствовавшие в
качестве моих педагогов на занятии, ничего не заметили, не заметили и  того,
что я сам наконец тут понял, как ошибся, и у меня  оборвалось  сердце.  Зато
ребята за партами почувствовали это не хуже меня. Они  смотрели  на  меня  с
недоумением. Они молодцом отвечали. Поднимали руку. Вставали. Садились.  Все
шло как по маслу. Профессора благожелательно кивали. И тем не менее все было
не так. Дети это понимали. "Этот малец на кафедре, - думали они,  -  никакой
не учитель и никогда настоящим учителем не станет". И они были правы.
     Я был не учителем, а учащимся. Я не учить хотел, а учиться.  И  захотел
стать учителем лишь для того, чтобы  возможно  дольше  оставаться  учеником.
Вбирать и вбирать в себя новое, а вовсе не делиться и делиться  все  тем  же
старым. Голодный, а не булочник. Жаждущий, а не трактирщик.  Нетерпеливый  и
неуравновешенный, а не будущий воспитатель. Потому что учителя и воспитатели
должны быть уравновешенны и терпеливы. Они обязаны думать не  о  себе,  а  о
детях. И не вправе путать терпение с любовью  к  покойной  жизни.  Учителей,
любителей покойной жизни, предостаточно. Подлинные, призванные, прирожденные
учителя встречаются почти так же редко, как герои и святые.
     Несколько лет назад я  беседовал  с  одним  базельским  университетским
профессором, знаменитым специалистом-ученым. Он недавно вышел на пенсию, и я
спросил его, что он сейчас делает. В глазах его засветилось блаженство, и он
воскликнул: "Учусь! Наконец-то у меня есть время!"  Семидесятилетний  старик
каждый день проводил в  аудиториях  и  узнавал  новое.  Он  годился  в  отцы
доцентам, чьи лекции слушал, и в деды студентам, с которыми вместе сидел. Он
был членом многих академий. Имя его произносилось с уважением во всем  мире.
Всю свою жизнь он учил других тому, что знал. И вот наконец мог сам  учиться
тому,  чего  не  знал.  Он  был  на  седьмом  небе.  Пусть  другие  над  ним
посмеивались и считали его чудаком - я-то понимал его, словно он  приходился
мне старшим братом.
     Я понимал старика, как тридцать лет до того меня поняла матушка, когда,
не сняв еще военной шинели, я предстал перед ней  и,  подавленный,  сознавая
свою вину, сказал: "Я не могу быть учителем!" Она  была  простая  женщина  и
прекрасная мать. Ей было уже под пятьдесят, и она долгие  годы  работала  не
покладая рук и экономила, чтобы я мог  стать  учителем.  И  вот  цель  почти
достигнута. Остается один лишь экзамен,  который  я  через  две-три  недели,
конечно, играючи и с блеском сдам. Тогда ей можно будет наконец передохнуть.
Можно будет посидеть сложа руки. Тогда уж я сам смогу о себе позаботиться. А
я вдруг говорю: "Я не могу быть учителем!"
     Это было в нашей большой комнате. То  есть  в  одной  из  двух  комнат,
занимаемых учителем Шуригом. Пауль Шуриг молча сидел на зеленом диване. Отец
молча прислонился к кафельной печи. Матушка  стояла  под  лампой  с  зеленым
шелковым абажуром, отделанным бисерной бахромой, и спросила:
     - А что бы ты хотел делать?
     - Получить в гимназии аттестат зрелости и  учиться  в  университете,  -
выпалил я.
     Матушка на миг задумалась. Потом улыбнулась, кивнула и сказала:
     - Хорошо, мой мальчик! Учись!
     Но тут я опять самоуправствую с колесом времени. Со  спицами  будущего.
Опять опережаю календарь. И опять мне следовало бы написать: "Впрочем, это к
делу пока не относится!" Но это было бы неверно. Многое из того, что пережил
в детстве, обретает смысл лишь годы спустя. И многое, что случается  с  нами
потом, осталось бы вовсе не понятным без наших детских воспоминаний. Годы  и
десятилетия нашей жизни переплетаются, как пальцы сцепленных рук. Все друг с
другом связано.
     Попытка рассказать историю своего  детства  обращается  в  танцевальную
процессию. Скачешь вперед и назад, вперед и назад. И  читателям,  бедняжкам,
тоже приходится скакать вместе со мной. Но я  не  могу  иначе.  И  скачки  в
сторону неизбежны. Вот так вот. А теперь скакнем снова на  два  шага  назад.
Вернемся к тому времени, когда я еще не ходил в школу и  тем  не  менее  уже
хотел стать учителем.

     В те времена, если мальчик был смышленый, но не  сын  врача,  адвоката,
священника, офицера, купца или директора фабрики, а  ремесленника,  рабочего
или служащего, то родители не определяли его в гимназию или реальное училище
и затем в университет - это стоило слишком  дорого.  Они  определяли  его  в
учительскую семинарию. Что было  намного  дешевле.  Мальчик  до  конфирмации
ходил  в  народную  школу  и  лишь  затем  держал   вступительный   экзамен.
Провалится, так станет служащим или бухгалтером, как его отец. Выдержит, так
спустя шесть лет  он  помощник  учителя,  получает  жалованье,  в  состоянии
поддерживать родителей и имеет "должность с правом на пенсию".
     Тетя Марта, младшая сестра матушки, из всех тетушек самая мною любимая,
тоже высказалась за семинарию. Она  вышла  замуж  за  старшего  рабочего  на
сигарной фабрике, некоего Рихтера, за него и двух  его  дочерей  от  первого
брака, родила ребенка, имела садовый участочек, пяток кур  и  была  веселой,
жизнерадостной женщиной. Ей  всегда  приходилось  туго,  и  никогда  она  не
унывала. Две из трех ее дочерей умерли в первый  год  после  первой  мировой
войны от голодного тифа. А у нас в родне было столько мясников! Умерла  одна
из падчериц и ее собственная дочь, белокурая Элене. Но вот я  опять  скакнул
на два шага вперед!
     Итак, тетя Марта тоже сказала:
     - Пусть Эрих будет учителем.  Учителям  хорошо  живется.  Сами  видите.
Взгляните хоть на своих жильцов.  На  Франке  и  на  Шурига.  А  его  друзья
Тишендорфы!
     Тишендорфы были друзьями Пауля Шурига и, как  он,  учителя.  Они  часто
приходили к нам в гости. Сидели на кухне или в большой комнате,  склонившись
над картами, обсуждали втроем маршруты на летние каникулы. На один  месяц  в
году они становились отважными  альпинистами.  В  башмаках  на  триконах,  с
ледорубами, кошками, связкой веревок, аптечкой и неимоверными рюкзаками  они
каждый  год  отправлялись  в  Альпы  совершать  восхождения   на   Мон-Сени,
Монте-Розу, Мармоладу или Вильден Кайзера. И  слали  на  Кенигсбрюкерштрассе
великолепные цветные  открытки  с  видами.  А  когда  по  окончании  каникул
возвращались домой, то походили на светловолосых негров. Темно-коричневые от
загара, здоровущие,  веселые,  голодные  как  волки.  Под  их  башмаками  на
триконах  прогибались  половицы.  Стол  гнулся  под  тарелками  с  колбасой,
фруктами и сыром. А когда они рассказывали о  своих  траверсах,  прохождении
снежных каминов и ледовых трещин, то и сами напропалую загибали.
     - Кроме  того,  -  добавила  тетя  Марта,  -  учителя  отдыхают  еще  в
рождественские каникулы, в пасхальные каникулы и в картофельные каникулы.  В
промежутках дадут  десяток-другой  уроков,  всегда  одно  и  то  же,  всегда
ребятишкам одного возраста, поправят красными чернилами  тридцать  тетрадей,
сводят класс в зоологический сад, где расскажут детям, что у  жираф  длинная
шея, а каждое первое число получают себе жалованье и  покойненько  готовятся
уйти на покой.
     Ну, разумеется, работа учителя отнюдь не такая легкая и приятная.  И  в
те времена она не  была  сплошным  удовольствием.  Но  тетя  Марта  была  не
единственной, кто так думал. Так думали очень многие.  В  том  числе  немало
учителей.  Не  каждому  дано  быть  Песталоцци  {Песталоцци  (1746-1827)   -
выдающийся швейцарский педагог.}.

     Итак, я хотел стать учителем. Не только потому,  что  алкал  знаний.  У
меня вообще был хороший  аппетит.  И  когда  я  по  вечерам  помогал  матери
накрывать стол к ужину для господина  Шурига,  когда,  балансируя  подносом,
приносил в нашу лучшую комнату тарелку с глазуньей из трех  яиц  с  колбасой
или ветчиной, я думал: "Ведь учителям неплохо живется".
     А белокурый великан Шуриг даже не замечал, как  охотно  я  променял  бы
свой ужин на его.


       Глава седьмая



     И со мной и с нашей книжкой дело подвигается. Я уже появился  на  свет.
Это основное. Меня уже сфотографировали, я переехал с  родителями  на  новую
квартиру и с той поры окружен учителями. В школу  я  не  хожу  еще.  У  меня
учителя на дому. Но это не домашние учителя. Они  не  приносят  мне  светоча
знаний в виде таблицы умножения или даже счета до десяти. Это я  приношу  им
на подогретых тарелках скворчащую глазунью в лучшую  нашу  комнату,  которая
вовсе не наша, а их лучшая комната.  "Когда  вырасту,  -  думаю  я,  -  буду
учителем. Тогда прочитаю все книжки и съем все глазуньи, какие  только  есть
на свете!"

     За год до того, как пойти в школу, я шести лет от роду стал самым  юным
членом гимнастического  общества  Ной-  и  Антонштадта.  Я  долго  упрашивал
матушку. Она  была  решительно  против.  Я,  мол,  еще  слишком  мал.  Но  я
приставал, клянчил, канючил, терзал ее. "Подожди, пока  тебе  не  исполнится
семь", - неизменно отвечала она.
     И все-таки  в  один  прекрасный  день  мы  стояли  в  меньшем  из  двух
гимнастических залов перед господином Захариасом. Мальчики  как  раз  делали
вольные упражнения. Он спросил:
     - Сколько же годков вашему сыну?
     - Шесть, - отвечала она.
     Он сказал:
     - Придется подождать, пока тебе не исполнится семь.
     Тогда, приставив, как полагается,  сжатые  в  кулак  руки  к  груди,  я
прыгнул ноги  врозь  и  продемонстрировал  ему  целый  набор  гимнастических
упражнений! Он смеялся. Смеялась вся  группа.  Зал  сотрясался  от  веселого
смеха. И господин Захариас сказал моей опешившей матушке:
     - Ладно уж, купите ему пару гимнастических  тапочек.  В  среду  к  трем
первый урок.
     Я не помнил себя от счастья. Мы  зашли  в  ближайший  обувной  магазин.
Вечером я порывался лечь в постель в тапочках. А  в  среду  еще  за  час  до
занятий был в зале. И кем же, думаете  вы,  оказался  господин  Захариас  по
профессии? Учителем, конечно. Учителем  в  семинарии.  Впоследствии,  будучи
семинаристом, я у него учился. И он  не  раз  еще  хохотал,  вспоминая  нашу
первую встречу.
     Я очень любил гимнастику и стал  недурным  гимнастом.  Упражнялся  и  с
железными гантелями, и с деревянными булавами,  на  шесте,  на  кольцах,  на
брусьях, на коне и, наконец, на высокой перекладине. Перекладина стала  моим
любимым снарядом. Но это позже,  много  позже.  Я  наслаждался  всеми  этими
махами,  подъемами  разгибом,  висами,   перемахами,   оборотами,   боковыми
соскоками и полетом в воздухе после вращения на  подколенках  с  завершающим
приземлением в стойку на кокосовом мате. Чудесно, когда твое тело  с  каждым
ритмическим взмахом делается все  легче  и  легче,  пока  не  станет  совсем
невесомым и, удерживаемое одними лишь послушными руками, описывая изящные  и
замысловатые круги, пляшет вокруг упругой стальной штанги!
     Я стал недурным гимнастом. Я  блистал  на  показательных  выступлениях.
Считался лучшим гимнастом команды. Но очень хорошим гимнастом так и не стал.
Потому что боялся "солнца". И знал, почему боялся. Однажды  я  присутствовал
при том, как другой гимнаст, крутя "солнце", сорвался и кувырком  полетел  с
перекладины. Подстраховывавшие товарищи не  успели  его  подхватить.  И  его
отвезли в больницу.
     С тех пор "солнце" и я стали друг  друга  избегать.  Конечно,  это  был
срам, и кому же охота срамиться? Но я ничего не мог с собой поделать.  Страх
перед "солнцем" меня преследовал. И я решил, что срам пусть на  чуточку,  но
предпочтительнее проломленного черепа. Прав ли я был? Да, прав.
     Я  хотел  заниматься   гимнастикой   и   занимался   гимнастикой   ради
собственного удовольствия. Я вовсе не хотел и не собирался стать героем.  Да
и не стал им. Ни ложным героем, ни героем настоящим. А  вы  знаете  разницу?
Ложные герои не боятся, потому что лишены воображения. Они тупы, и у них нет
нервов. Настоящие герои боятся, но преодолевают  свой  страх.  Много  раз  в
жизни мне бывало  страшно,  и,  видит  бог,  не  всякий  раз  я  свой  страх
преодолевал. Иначе я сейчас, возможно,  был  бы  настоящим  и  уж  наверняка
мертвым героем. Однако я также вовсе не намерен изображать себя хуже, чем  я
есть. Подчас я держался молодцом, а это временами было совсем не так  легко.
Но героизм как основная профессия не для меня.
     Я занимался гимнастикой, потому что моя грудная  клетка,  мои  мускулы,
мои руки и ноги хотели двигаться и развиваться. Тело хотело развиваться  так
же, как и ум. Оба в один голос нетерпеливо требовали того же  самого:  расти
гибкими и, подобно здоровым близнецам, стать одинаково большими и  сильными.
Мне  было  жаль  детей,  которые  охотно  учились  и   неохотно   занимались
гимнастикой. И я  жалел  детей,  которые  охотно  занимались  гимнастикой  и
неохотно учились.  А  были  и  такие,  которые  не  желали  ни  учиться,  ни
заниматься гимнастикой! Этих я всех больше жалел. Я страстно хотел и того  и
другого! И заранее радовался дню, когда наконец пойду  в  школу.  Этот  день
настал, а я плакал.

     Четвертая  городская  школа  на  Тикштрассе,   неподалеку   от   Эльбы,
помещалась во внушительного вида мрачном здании с  отдельным  подъездом  для
девочек и отдельным - для  мальчиков.  В  те  времена  все  школы  выглядели
мрачными: все почему-то темно-красные или грязно-серые, казенные и зловещие.
Вероятно, они были построены теми же  архитекторами,  что  строили  казармы.
Школы походили на детские казармы.  Почему  архитекторы  не  придумали  школ
поприветливее, не знаю. Может, фасады, лестницы  и  коридоры  призваны  были
наводить на нас такой же трепет, что и трость на кафедре. Видно, хотели  еще
в детстве посредством страха воспитать из нас покорных граждан.  Посредством
страха и запугивания, а это было, конечно, совершенно неправильно.
     Меня школа не испугала. Веселых школьных здании я  не  видывал.  Должно
быть, им полагается быть такими. А кругленький, добродушный учитель Бремзер,
встречавший матерей, отцов и будущих  школьников,  тем  более  не  мог  меня
испугать. Мой домашний опыт говорил мне, что и учителя умеют смеяться,  едят
глазуньи, мечтают о каникулах и после обеда не прочь часок вздремнуть.  Чего
ж дрожать?
     Господин Бремзер усадил нас всех по  росту  за  парты  и  записал  наши
имена. Родители толпились у стен и в проходах, ободряюще кивали  сыновьям  и
охраняли фунтики со сластями. Это было их главной  задачей.  Они  держали  в
руках маленькие, средние и большущие конусообразные  кульки  со  сладостями,
сравнивали их объемы и, смотря по  результатам,  завидовали  или  гордились.
Посмотрели бы вы на мой фунтище!  Ярко  раскрашенный,  будто  сотня  видовых
открыток, тяжелый, как ведро с углем, и такой большой, что он доходил мне до
кончика носа! Я сидел очень довольный на своем месте, подмигивал  матушке  и
чувствовал себя своего рода чемпионом. Два-три мальчика громко разрыдались и
бросились к своим взволнованным матерям.
     Но все быстро кончилось. Господин Бремзер  нас  отпустил,  и  родители,
дети и фунтики со сластями зашагали, оживленно болтая,  домой.  Я  нес  свой
фунтище перед собой, будто древко  знамени.  Время  от  времени  я,  кряхтя,
опускал его на тротуар.
     Время от времени меня сменяла матушка. Мы вспотели, как грузчики.  Даже
сладкая ноша остается ношей.
     Так, объединенными усилиями, мы одолели Глассисштрассе, Баутценштрассе,
пересекли  площадь  Альберта  и  вышли  на  Кенигсбрюкерштрассе.   От   угла
Луизенштрассе я уже не выпускал своего трофея из рук. Это было  триумфальное
шествие. Прохожие и соседи дивились. Дети останавливались и бежали  за  нами
следом. Они слетались, будто пчелы на мед.
     - А теперь к фройляйн Хаубольд! - сказал я из-за объемистого конуса.
     Фройляйн Хаубольд заведовала  помещавшимся  у  нас  в  доме  отделением
известной всему городу красильни Меркша, и я проводил немало часов в  тихом,
чистеньком  магазинчике.  Там  пахло  свежевыстиранным   бельем,   химически
очищенными  лайковыми  перчатками  и  накрахмаленными   блузками.   Фройляйн
Хаубольд была старой девой, и мы друг другу очень симпатизировали. Пусть  на
меня полюбуется. Она всех больше достойна увидеть это великолепие.
     Матушка отворила дверь.  Держа  перед  собой  громоздкое  сооружение  с
бантом, я поднимался по ступенькам к магазинчику, но так  как  за  бантом  и
кульком ничего не видел, то споткнулся, и, уж не знаю как, кончик  бумажного
конуса оторвался! Я превратился в соляной столп. В соляной столп,  судорожно
обхвативший кулек со сластями. На мои башмаки со шнурками что-то  струилось,
хлопалось, сыпалось. Я поднял кулек как можно  выше.  Это  было  не  тяжело,
потому что он становился все легче. Под конец у меня остался в руках  только
пестро раскрашенный усеченный конус из  плотной  бумаги;  я  опустил  его  и
взглянул на  пол.  Я  стоял  по  щиколотку  в  конфетах,  пралине,  финиках,
шоколадных зайцах, винных ягодах, апельсинах, пряниках, вафлях и обернутых в
золотую фольгу майских жуках.  Дети  ржали.  Матушка  закрыла  лицо  руками.
Фройляйн Хаубольд держалась за прилавок, чтобы не упасть. Настоящий потоп! А
я стоял посередине.
     Из-за шоколада тоже можно плакать. Даже если он принадлежит тебе...  Мы
запихали уцелевшие после кораблекрушения сласти и паданцы в прекрасный новый
коричневый ранец и малодушно бежали через магазин и черный ход на лестничную
площадку и вверх по лестнице к себе на квартиру. Слезы омрачили  безоблачный
детский небосклон. Содержимое кулька лежало клейким месивом в ранце. Из двух
подарков стал один. Расписной кулек для сластей купила и наполнила  матушка.
Ранец стачал отец. Когда отец вечером вернулся с работы, он старательно  его
отмыл. Потом взял свой острый, как бритва,  нож  седельника  и  вырезал  мне
сумку. Из той же несокрушимой кожи, что пошла на  ранец.  Сумку  на  длинном
ремешке, который можно было по желанию укорачивать и удлинять. Чтобы  носить
через плечо. Для завтрака. Для школы.
     ...Самой большой проблемой  была  не  сама  школа,  а  дорога  туда.  В
классную  комнату  допускался  лишь  один-единственный  взрослый  -  учитель
Бремзер. Он мог там находиться, потому что должен был там находиться. Как бы
мы без него выучили буквы и цифры, азбуку и умножение до  десяти?  Но  чтобы
мать взяла тебя за руку и довела до школьного подъезда  -  это  было  просто
нестерпимо. В семь лет ты в конце концов  уже  не  ребенок!  Или  кто-нибудь
осмелится утверждать обратное? Фрау Кестнер  осмелилась.  Она  была  храбрая
женщина. Но осмеливалась только в течение недели. Потому что она была  умная
мать. Она уступила. И, вооружившись ранцем и сумкой с  завтраком,  гордый  и
независимый, мужчина с головы до пят, я один отправлялся утром на Тикштрассе
и один возвращался днем домой. Я победил, ура!
     Много лет спустя  матушка  мне  рассказала,  что  тогда  происходило  в
действительности. Она ждала, пока я не уйду из дому. Потом  быстро  надевала
шляпку и тайком бежала за мной следом. Она ужасно боялась, как бы со мной по
дороге чего не случилось, и в то же время не хотела препятствовать моей тяге
к самостоятельности. И вот она надумала провожать меня в школу так, чтобы  я
об этом ничего не знал.
     Когда  она  опасалась,  что  я  обернусь,  она  ныряла  в  подъезд  или
укрывалась за афишную тумбу. Она пряталась за высокими, толстыми  прохожими,
которые шли в ту же сторону, и выглядывала из-за них, ни  на  миг  не  теряя
меня из виду. Больше всего  ее  страшила  площадь  Альберта  с  трамваями  и
ломовыми фургонами. Но окончательно она успокаивалась,  лишь  когда  с  угла
Курфюрстенштрассе видела, как я исчезаю в подъезде школы. Тут она переводила
дух, поправляла шляпку и уже вполне благопристойно и безо  всяких  индейских
повадок шла домой. Спустя несколько дней она отказалась  от  своей  утренней
уловки. Страх, что я могу зазеваться, пропал.
     Зато у нее осталась другая, правда, меньшая забота: рано утром  вовремя
вытащить меня из постели. Это была нелегкая задача, особенно зимой, когда на
улице еще темно. Матушка придумала мелодичную побудку. Она  пела:  "Э-ри-их,
вста-ва-ать, пора в шко-о-о-лу!" И пела это до тех  пор,  пока  я,  ворча  и
зевая, не сдавался. Стоит мне сейчас закрыть глаза, как я слышу этот  сперва
ласковый, а затем все более грозный напев. Впрочем, песенка не помогла. Я  и
сейчас с трудом встаю.
     Мне только что пришло в голову: а что бы я подумал, если б  рано  утром
вышел прогуляться по городу и на моих глазах привлекательная молодая женщина
вдруг юркнула за афишную тумбу! И если б, из любопытства последовав за  ней,
я увидел, как она, то  замедляя,  то  убыстряя  шаг,  крадется  за  толстыми
прохожими, прячется в подворотни и выглядывает из-за угла. И что бы подумал,
обнаружив,  что  преследует  она  маленького  мальчика,  который   паинькой,
оглядываясь налево и направо, переходит  улицы  и  площади?  Подумал  бы  я:
"Бедняжка рехнулась?"  Или:  "Неужели  я  стану  очевидцем  трагедии?"  Или:
"Может, это снимают кинофильм?"
     Нет, я бы тотчас догадался. Но бывает ли такое сейчас? Представления не
имею. Я ведь не любитель рано вставать.
     ...В самой школе трудностей не было. Кроме  одной-единственной.  Я  был
ужасно невнимателен. По мне, дело шло слишком медленно. Я скучал. Поэтому  я
затевал оживленные беседы со своими соседями сбоку, спереди и сзади. Молодым
людям семилетнего возраста, понятно, есть о  чем  друг  другу  порассказать.
Добрейшему, в  сущности,  господину  Бремзеру  моя  болтливость  чрезвычайно
мешала. Его усилия  сделать  из  тридцати  маленьких  дрезденцев  к  чему-то
пригодных грамотеев в значительной мере пропадали даром,  оттого  что  треть
класса вела частные разговоры, а зачинщиком был я. В один прекрасный день  у
него лопнуло терпение, и он рассерженно заявил, что, если я  не  исправлюсь,
он напишет письмо моим родителям.
     Вернувшись в полдень домой, я тотчас поделился интересной новостью.
     - Если это не прекратится, - доложил я, снимая ранец, еще из  коридора,
- он напишет письмо. У него иссякло терпение.
     Матушку ужаснуло и мое  сообщение  и  невозмутимость,  с  какой  я  его
преподнес. Она старалась всячески меня усовестить. Я обещал ей  исправиться.
Поручиться, что сразу же и всегда буду теперь внимательным,  я  не  мог,  но
твердо  обещал  впредь  не  отвлекать  других  учеников.  Разве  не  честное
предложение?
     На следующий день  матушка  тайком  от  меня  отправилась  к  господину
Бремзеру. Когда она ему все рассказала, он рассмеялся.
     - Ну и ну! - воскликнул он. -  Забавный  мальчонка!  Всякий  другой  бы
помалкивал, пока родители не получат письма!
     - Эрих ничего от меня не скрывает, - с гордостью отвечала фрау Кестнер.
     Господин Бремзер покачал головой и произнес только:
     - Так-так. - А потом спросил: - Он уже решил, кем станет в будущем?
     - О да, - заверила матушка. - Учителем!
     Тут он кивнул и сказал:
     - Что же, он у вас смышленый.
     Конечно, об этом разговоре в учительской я тогда  ничего  не  узнал.  Я
сдержал свое слово. Больше не мешал на  уроках  и  даже  сам  изо  всех  сил
старался быть повнимательнее, хотя никакого твердого  обязательства  в  этом
смысле на себя не брал. Тут мне пришло в голову, что  я  и  сейчас  поступаю
точно так же. Предпочитаю обещать  меньше,  чем  обещать  слишком  много.  И
предпочитаю выполнить больше, чем обещал.  Как,  бывало,  говорила  матушка:
"Всяк блажит по-своему".

     Когда  ребенок  научился  читать  и  охотно  читает,  он  открывает   и
завоевывает новый мир, царство букв. Страна чтения - чудесный  и  бескрайний
континент. Из типографской краски возникают предметы,  люди,  духи  и  боги,
которых иначе ты никогда бы не увидел. Кто еще не умеет читать, видит только
то, что у него под носом лежит или торчит: отца, дверной звонок,  фонарщика,
велосипед, букет цветов, а  из  окна,  может  быть,  колокольню.  Кто  умеет
читать, сидит над книгой, и перед ним вдруг возникает Килиманджаро, или Карл
Великий, или Гекльберри Финн в кустах, или Зевс в  виде  быка,  уносящий  на
спине прекрасную Европу. У того, кто умеет читать, вторая пара  глаз,  и  он
должен только следить, чтобы при чтении не испортить себе первую.
     Я читал, читал и читал. Ни одной буковке не было от  меня  спасения.  Я
читал книги и тетради, афиши, вывески с названиями фирм, фамилии на  дверных
дощечках, проспекты,  правила  пользования,  надгробные  надписи,  альманахи
Общества защиты животных, прейскуранты  блюд,  матушкину  поваренную  книгу,
поздравления на открытках,  учительские  журналы  Пауля  Шурига,  "Красочные
пейзажи Саксонии" и мокрые обрывки газеты, в которых нес  домой  три  кочана
салата.
     Я читал, словно вбирал в себя воздух. Словно иначе бы  задохнулся.  Это
стало почти опасной страстью. Я читал и то,  что  понимал,  и  то,  чего  не
понимал. "Это тебе еще рано, - говорила матушка. - Этого ты не поймешь!" А я
все равно читал. И думал: "А понимают ли взрослые все, что читают?" Сейчас я
сам взрослый и могу со знанием дела ответить: и взрослые не все понимают.  А
если б они читали лишь то,  что  понимают,  то  рабочие  книгоиздательств  и
наборщики газетных типографий перешли бы на неполную неделю.


       Глава восьмая



     И пятьдесят лет назад в сутках было  всего  двадцать  четыре  часа,  из
которых десять мне полагалось спать. Остальное время было заполнено не хуже,
чем заполнен настольный календарь какого-нибудь  генерального  директора.  Я
бежал на Тикштрассе и учился. Я шел на Алаунштрассе и занимался гимнастикой.
Я сидел на кухне и готовил  уроки,  следя  за  тем,  чтобы  не  переварилась
картошка. Я ел днем с матушкой, вечером - с обоими родителями и  должен  был
учиться держать вилку в левой руке, а  нож  -  в  правой,  что  представляло
известную трудность, поскольку я был и остался левшой. Я ходил за  покупками
и должен был подолгу ждать, пока мне отпустят, потому что был маленьким и не
лез вперед. Я сопровождал матушку в город и должен был останавливаться с ней
перед витринами и разглядывать товары, которые меня совсем не  интересовали.
Я играл с Фрицем Форстером и Эрной Гросхенниг на задних дворах. Играл с ними
и с Густавом Кислингом на краю Хеллера, среди  сосен,  песка  и  вереска,  в
разбойников и сыщиков или в индейцев и  бледнолицых.  На  площади  Бишофа  я
держал сторону Кенигсбрюкерштрассе против  Хехтштрассе,  где  главенствовала
орава жаждущих подраться переростков, которых все боялись. И я читал,  читал
и читал.
     Взрослым никогда столько не успеть. Когда  я  пишу  книгу,  у  меня  не
остается времени читать книги. Если же я все-таки пытаюсь, то  недосыпаю.  А
высыпаюсь, так опаздываю на деловое свидание  в  гостиницу  "Четыре  времени
года". И тогда сдвигаются  все  остальные  дела  на  этот  день.  Секретарше
приходится целых полчаса меня  дожидаться  в  моем  любимом  кафе,  чтобы  я
продиктовал ей самые неотложные письма. А когда я  разделался  или  хотя  бы
наполовину разделался с письмами, то опаздываю в кино. Или уже  вообще  туда
не иду. Время и я перестали жить в ладу. Оно съежилось,  укоротилось,  будто
простыня, севшая после стирки.
     Дети куда больше успевают. И между делом успевают еще расти!  Некоторые
тянутся вверх, будто спаржа. Ну, этого сказать про меня нельзя. Мои успехи в
учебе, чтении, гимнастике, хозяйственных покупках и чистке картофеля намного
превышали мои способности к росту. Когда я в  последний  -  покамест  -  раз
стоял  у  мерной  рейки,  ефрейтор  медицинской  службы  сказал  фельдфебелю
медицинской службы,  который  и  занес  мой  рост  в  военный  билет:  "Один
шестьдесят восемь!  Мелюзга".  Но  ведь  и  Цезарь,  Наполеон  и  Гете  были
маленького роста. А Адольф Менцель, великий художник и  рисовальщик,  был  и
того меньше! Когда он сидел, думали, что он стоит. А когда вставал,  думали,
что он садится. Среди великих мужей очень много  людей  маленьких,  так  что
нечего отчаиваться.

     Я очень охотно ходил в школу и за все школьные  годы  не  пропустил  ни
одного дня. Будто ставил себе целью установить рекорд. Каждое утро с  ранцем
за плечами я выходил из дому независимо от того, был ли я здоров или  охрип,
болели у меня гланды или зубы, крутило ли в  животе  или  выскочил  на  заду
фурункул. Я хотел учиться и не  потерять  ни  одного  дня.  Более  серьезные
заболевания я откладывал до каникул. Один-единственный раз я  чуть  было  не
капитулировал. В этом виноват был несчастный случай, а произошел он вот как.
     В субботу я был на гимнастике, по пути домой забежал к  крохотной  фрау
Штамниц купить воскресный букетик цветов и, войдя в  подъезд,  услышал,  что
двумя-тремя этажами выше шваброй моют лестницу. Зная, что очередь на  уборку
матушки, я, прыгая через две ступеньки, ринулся наверх,  громко  и  радостно
крича: "Мама! Мама!", поскользнулся и, все еще крича  и  потому  с  открытым
ртом, трахнулся подбородком о ступеньку. Ступеньки были каменные. А мой язык
- нет.
     Это  была  ужасная  история.  Я  прокусил  себе  края  языка.  Большего
санитарный советник Циммерман, наш  добрейший  домашний  доктор  с  бородкой
клином, не мог пока ничего сказать, потому что язык у меня ужасно раздулся и
забил всю полость рта, будто большущая клецка. Но клецка адски болезненная и
вовсе не вкусная. Не исключено, сказал доктор Циммерман, что  раны  придется
зашивать, ибо язык - мышечный орган, безусловно необходимый  как  для  речи,
так и для еды и питья. Зашивать язык! Родители и я чуть не упали в  обморок.
Да и доктор Циммерман  чувствовал  себя  неважно.  Он  знал  меня  с  самого
рождения и, вероятно, предпочел бы, чтобы вместо меня ему самому  залатывали
язык иголкой с ниткой. Для начала он предписал постельный  резким  и  настой
ромашки. Ночь прошла мучительно. Во рту едва умещался  какой-нибудь  десяток
капель настоя. Глотать я совсем не мог. А о том, чтобы  уснуть,  и  говорить
нечего. Облегчения не наступило и в воскресенье.
     Однако в понедельник утром, с подгибающимися коленками  и  против  воли
родителей и врача, я отправился в школу! Никто  не  мог  бы  меня  удержать.
Встревоженная и измученная матушка бежала  рядом;  в  школе  она  рассказала
учителю, что произошло, и просила не  спускать  с  меня  глаз,  после  чего,
бросив последний взгляд на мою распухшую физиономию, покинула  онемевший  от
изумления класс.
     Язык заживал полтора месяца. Три  недели  я  питался  молоком,  которое
сосал через  стеклянную  трубочку.  И  еще  три  недели  питался  молоком  с
накрошенными в него сухарями. В большую перемену я  сидел  один  в  классной
комнате, морщась, глотал и прислушивался к доносившимся ко мне со  школьного
двора шуму и смеху. На уроках  я  оставался  нем.  Иногда,  когда  никто  не
вызывался отвечать, я писал ответ на бумажке и относил записку на кафедру.
     Язык не пришлось зашивать. Опухоль  постепенно  спала.  Спустя  полтора
месяца я снова мог есть и разговаривать. Остались два рубца, слева и справа,
они у меня сохранились и сейчас. По  прошествии  десятилетий  они  сделались
меньше и придвинулись ближе к корню  языка.  Только  не  требуйте,  чтобы  я
продемонстрировал вам рубцы! Я не показываю язык своим читателям.

     Путь к Хеллеру, где мы летом играли, был недалек, и тем не  менее  путь
этот уводил нас от уличной сутолоки  в  другой  мир.  Мы  собирали  чернику.
Благоухал вереск. Бесшумно покачивались вершины сосен. Усталый ветер доносил
к нам из военной пекарни  запах  свежего,  еще  теплого  солдатского  хлеба.
Изредка мимо громыхал по  рельсам  пригородный  поезд  в  Клоцше.  Или  двое
вооруженных солдат вели с работ в военную тюрьму команду угрюмых арестантов.
Они все были в тиковых кителях, фуражках без кокард,  и  под  их  неуклюжими
сапожищами хрустел песок.
     Мы видели, как они переходили полотно у переезда и исчезали  в  воротах
тюрьмы. Некоторые тюремные окна были забраны  решетками,  другие  заколочены
темно-коричневыми досками, так что в камеры лишь  сверху  едва  просачивался
дневной свет. За обшитыми окнами, как  мы  знали  понаслышке,  сидели  особо
опасные преступники. Они не видели солнца, не видели сосен и не видели  нас,
уставших от игры в индейцев детей среди цветущего вереска. Но, как и мы, они
слышали, когда перед будкой путевого сторожа  раздавались  сигнальные  гудки
паровозов. Какое такое преступление могли они совершить? Мы никак себе этого
не представляли.
     Колокольчики вереска и солдатский хлеб благоухали.  Но  вот  раздавался
сигнальный гудок паровоза. Поливавший  свои  цветы  путевой  сторож  надевал
служебную фуражку и, став навытяжку, ждал  поезда.  Поезд  пыхтел  мимо.  Мы
махали, пока он не исчезал за поворотом.  Потом  шли  домой.  Назад  в  наши
дома-казармы. Нас ждали родители, Кенигсбрюкерштрассе и ужин.

     Чаще  мы  играли  в  задних  дворах,  упражнялись  на  перекладине  для
выбивания ковров и требовали, чтобы бутерброды к  полднику  нам  бросали  из
кухонного окна. Это было как  в  сказке:  обернутые  в  бумагу,  они  летели
штопором вниз и шмякались о деревянную брусчатку.  И  хотя  это  были  самые
обыкновенные  бутерброды  с  ливерной  колбасой  или  свиным  смальцем,  нам
казалось, будто падает манна небесная. Ах, до чего же  они  были  вкусны!  В
жизни не ел я ничего лучше ни у "Баур о лак" в Цюрихе, ни у Рица в  Лондоне.
Но ничего не получится, даже если я попрошу шеф-повара  впредь  бросать  мне
паштет из гусиной печенки с трюфелями из окна кухни  на  террасу  гостиницы.
Потому что, далее если он за солидные чаевые и согласится, все равно паштету
далеко до тех бутербродов со свиным смальцем.
     В дождливую погоду мы играли в подъезде или на  сеновале  над  конюшней
мясника Кислинга, где пахло соломенной сечкой,  сеном  и  отрубями.  Или  мы
забирались на козлы развозочной фуры и, щелкая бичом, с гиканьем и  грохотом
мчались по прерии. А не то беседовали с бьющим копытом жеребцом  в  деннике.
Иногда мы навещали также  отца  моего  приятеля  Густава,  владельца  мясной
лавки, в убойной, где он с подмастерьями орудовал  среди  деревянных  корыт,
свиных кишок и чанов для варки колбас. Из всех дней мы предпочитали пятницу.
В этот день варили, замешивали и  фаршировали  свежую  кровяную  и  ливерную
колбасу, и нам как знатокам  и  ценителям  разрешалось  ее  пробовать.  Наша
оценка, разумеется, гласила: превосходно! Это касалось в равной мере и такой
специальной области, как "горячая чесночная колбаса".
     И сейчас еще за пишущей машинкой у меня слюнки  текут.  Да  что  толку.
Чесночной колбасы не стало. Она отжила свой век.  Даже  в  Саксонии.  Может,
мясники моего детства, запрятав рецепт в карманы черных сюртуков, унесли его
с собой в могилу? Это было бы великой потерей для цивилизации.

     Одно  время  я  увлекался  бильярдом.  Отец  моего  школьного  товарища
неподалеку от Иоханштедской набережной имел пивную. В  послеобеденное  время
там было пусто, отец товарища спал наверху в квартире,  а  на  случай,  если
какой-нибудь заблудший странник все же зайдет  промочить  горло,  оставалась
официантка. Она полоскала за стойкой стаканы, готовила нам сладкое пиво  или
к простому пиву добавляла малиновый сок и вручала каждому из нас по  длинной
деревянной  ложке-мешалке,  после  чего  мы  скромно  удалялись  в  зал  для
собраний. Там стоял бильярд!
     Мы вешали наши курточки на спинки  стульев:  до  крючков  нам  было  не
дотянуться. Выискивали себе у стойки  самые  маленькие  кии  и,  натирая  их
мелом, становились на цыпочки. Потому что  кии  были  слишком  длинными,  не
говоря уж о том, что  они  были  и  слишком  толстыми  и  слишком  тяжелыми.
Нелегкое это было занятие.  Бильярд  был  слишком  высок  и  слишком  широк.
Костяные шары не получали нужного разгона. Если же предстояло особенно тонко
срезать шар, мы ложились животом на борт, а ноги у нас болтались в  воздухе.
Кто желал записать  результат  на  доске,  должен  был  лезть  на  стул.  Мы
мучились, как Гулливер в стране великанов, а, по  существу,  должны  бы  над
собой смеяться. Однако мы отнюдь  не  смеялись,  а,  напротив,  держались  и
двигались серьезно и степенно,  как  взрослые  мужчины  на  среднегерманском
чемпионате по бильярду. В этой серьезности и  заключалась  для  нас  главная
потеха.
     Пока в один прекрасный день мы не продырявили зеленое сукно!  Не  помню
уже, кто из нас оказался этим несчастливцем, но что в  дорогом  сукне  зияла
большущая треугольная дыра, это я хорошо помню.  Тише  воды  ниже  травы,  я
потихоньку оттуда смылся. А школьный товарищ в тот же вечер, как и следовало
ожидать,  был  собственноручно  выпорот  прозорливым  отцом.  Так  с  нашими
бильярдными турнирами  и  сладким  пивом  было  раз  и  навсегда  покончено.
Названия пивной и улицы, даже имя своего школьного товарища я начисто забыл.
Оно проскочило сквозь знакомое всем большое решето. Куда? В пустоту, которая
остается пустой, сколько бы туда ни проскакивало. Память несправедлива.
     ...Дети очень любят  представлять.  Маленькие  девочки  пеленают  своих
кукол и бранят их. Маленькие мальчики нахлобучивают  на  головы  алюминиевые
кастрюли, стараются говорить басом и мгновенно обращаются в храбрых  рыцарей
и могущественных императоров. Да и  взрослые  любят  всякие  переодевания  и
маскарады. Особенно в феврале. Тогда они покупают, берут напрокат  или  шьют
себе костюмы, пляшут в виде одалисок, марсиан, негров, апашей  и  цыганок  в
бальных залах и ведут себя совсем-совсем по-другому,  чем  бывает  всегда  и
есть на самом деле.
     Этот счастливый дар целиком мне чужд. Как бы я из кожи вон ни лез,  мне
ее не скинуть. Я могу выдумывать персонажи, но не способен их  представлять.
Я всей душой люблю театр, но лишь в  роли  зрителя.  И  если,  собираясь  на
карнавал, чтобы не портить другим удовольствие, я  наклеиваю  себе  усы  под
императора Вильгельма, то стою или сижу в бальном  зале  как  истукан  и  не
участвую в игре, а лишь наблюдаю. То ли я чересчур  робок?  То  ли  чересчур
трезв? Я и сам не знаю.
     Но в конце-то концов должны же существовать и зрители!  Если  никто  не
будет сидеть в партере,  актерам  вообще  незачем  надевать  свои  парики  и
короны. Пусть сразу несут коробки с гримом в  ломбард  и  ищут  себе  другую
работу, где без зрителей можно  обойтись.  Так  что  поистине  счастье,  что
существую я и мне подобные!

     Моя карьера зрителя началась очень рано и по  чистой  случайности.  Мне
было не то семь, не то восемь лет, когда  матушка  у  своей  модистки,  фрау
Венер, познакомилась с некой фрау Ганс и с ней подружилась. Фрау  Ганс  была
очень импозантной дамой. Наперекор своей фамилии {Gans - по-немецки "гусь".}
она скорее напоминала лебедя или паву, дружила с одним театральным  деятелем
и имела двух маленьких дочерей. Старшая была кроткой и на редкость красивой,
все больше лежала больная в постели и умерла,  кроткая  и  красивая,  еще  в
детстве. Другую звали Хильдой, она не была ни красивой, ни кроткой, но  зато
темперамент у нее был как гигантский  праздничный  фейерверк.  Этот  бешеный
темперамент прямо-таки распирал  ее,  он  был  неукротим  и  рвался,  словно
огороженный двумя высокими стенами, к одной-единственной цели:  представлять
на сцене.
     Маленькая Хильда только и делала, что представляла. Есть  публика,  нет
публики  -  все  равно.   Публика,   когда   мы   приходили   в   гости   на
Курфюрстенштрассе, состояла из четырех лиц: из ее  и  моей  матери,  меня  и
больной сестры. Представление начиналось с того, что  Хильда  сперва  играла
кассиршу и продавала нам билеты. Повязав  голову  платком,  она  садилась  в
проеме двери между спальней и гостиной и  выдавала  нам  за  соответствующую
плату  исчерченные  каракулями  обрезки  бумаги.  Первые  места  стоили  два
пфеннига, вторые - один пфенниг.
     Никакой разницы в цене, в сущности, не требовалось. Так как сестра  все
равно лежала в постели, а остальные трое зрителей никак  не  могли  быть  уж
настолько неловкими, чтобы друг другу что-то загородить. Но порядок  превыше
всего, и, выступая в  роли  билетерши,  Хильда  неумолимо  отсылала  каждого
заплатившего только один пфенниг во второй ряд. Как билетерша она  выступала
уже не в платке, а с белым бантом в волосах.
     Как только мы рассаживались, начиналось представление. Труппа  состояла
всего из одной актрисы - Хильды Ганс. Но это ровно ничего  не  значило.  Она
выступала во всех амплуа. Она играла старух,  детей,  ведьм,  фей,  убийц  и
наивных девушек. Все переодевания  и  превращения  происходили  на  открытой
сцене. Она пела, прыгала, плясала, смеялась, кричала и плакала  так,  что  в
гостиной все дрожало. Нет, билеты не стоили слишком дорого! Потраченные нами
деньги окупались с лихвой! И время от времени к  нам  из  спальни  доносился
сбивающийся на кашель ломкий смех кроткой больной сестры.
     Друживший с фрау Ганс, матерью молодой артистки, театральный деятель, в
прошлом сам известный артист, был связан с дирекцией обеих сцен дрезденского
Народного дома. Одна  сцена  называлась  "Зеленым  театром"  и,  огороженная
высоким некрашеным деревянным забором, находилась под открытым небом в лесу.
Тут играли  три  вечера  в  неделю.  Зрители  сидели  полукругом  на  грубых
деревянных скамьях и наслаждались сказками, грубоватыми пьесами из народного
быта, комедиями и  фарсами.  Пахло  сосновой  хвоей.  По  чулкам  взбирались
муравьи. Безбилетники высовывали  носы  поверх  ограды.  Лето  мурлыкало  на
солнце, как кошка.
     Иногда надвигались черные тучи, и мы озабоченно  поглядывали  на  небо.
Иногда ворчал гром, и актеры возвышали голос против  подло  громогласного  и
все громче  заявлявшего  о  себе  конкурента.  А  иногда  тучи  разрывались,
сверкали языкастые молнии, и  в  последнем  акте  хлестал  дождь.  Тогда  мы
спасались бегством, да и актеры спешили сами укрыться и укрыть свои костюмы.
Природа одерживала верх над искусством.
     Набросив на голову плащи, мы стояли  под  раскидистыми  деревьями.  Они
гнулись от ветра. Я прижимался к матушке,  пытался  угадать,  чем  кончается
пьеса, которую по злобе не дала нам досмотреть гроза, мок и  становился  все
мокрей.
     Другая сцена Народного дома, не зависящий от  гроз  и  погоды  закрытый
зал, находилась в Трабантенгассе. И здесь мы  были  завсегдатаями.  И  здесь
регулярно шли представления. И здесь-то маленькая Хильда Ганс впервые  вышла
сама на подмостки! В  сценической  переработке  замечательной  сказки  Гауфа
"Карлик Нос" она играла заглавную роль! Играла в красном парике, с  огромным
наклейным носом, горбом на спине, голосом-фистулой  и  таким  темпераментом,
что покорила публику. Да и мы с матушкой,  давние  поклонники  Хильды  Ганс,
были в восторге. Что ж говорить о гусыне, то бишь мамаше Ганс!
     Этот триумф окончательно и  бесповоротно  решил  судьбу  моей  подружки
Хильды. Еще ребенком она сделалась профессиональной актрисой, училась петь и
выступала в ролях субреток. И так как, особенно  для  певицы,  фамилия  Ганс
звучала не слишком привлекательно, то с того времени она  стала  именоваться
Инге фон дер Страатен. Почему она не сделалась знаменитой,  не  знаю.  Жизнь
своенравна.

     Вскоре дрезденские театры стали мне родным домом. И отец часто  садился
ужинать один, потому что мы с матушкой,  как  правило,  на  стоячих  местах,
поклонялись  музе  Талии.  Сами  мы  ужинали  во  время  большого  антракта.
Где-нибудь в уголке на лестнице. Там мы разворачивали булочки с колбасой.  А
потом  аккуратно  сложенная  бумага  из-под  бутербродов  опять  исчезала  в
матушкиной коричневой сумке.
     Мы ходили в Альберттеатр, в Королевский драматический и в оперу. Часами
стояли на улице, дожидаясь  открытия  кассы,  чтобы  достать  самые  дешевые
билеты. Если нам это не удавалось, мы шли домой как побитые, будто  проиграв
сражение. Но мы проигрывали немного сражений. Мы завоевывали наши  места  на
галерке ловкостью и терпением. И держались стойко. Кто в  буквальном  смысле
слова  выстоял  однажды  всего  "Фауста"  {"Фауст"  -   опера   французского
композитора Ш. Гуно (1818-1893).} или оперу Рихарда Вагнера, тот не  откажет
нам  в  признании.  Один-единственный  раз  матушке  сделалось  дурно,   это
случилось  в  жаркий  летний  вечер   на   представлении   "Мейстерзингеров"
{"Нюрнбергские мейстерзингеры" - опера немецкого композитора Рихарда Вагнера
(1813-1883).}. Так нежданно-негаданно нам достались  два  сидячих  места  на
ступеньках последнего яруса, и мы хотя бы услышали торжество на  праздничном
лугу.
     Моя любовь к театру была любовью с первого взгляда и останется  любовью
до последнего вздоха. А в промежутке я писал  театральные  рецензии,  иногда
пьесы, причем мнения по поводу этих моих попыток вполне  могут  расходиться.
Но от одного  я  никогда  не  отступлюсь:  как  зритель  со  мной  никто  не
сравнится.


       Глава девятая



     Первые  школьные  годы  текли  тихо  и  мирно.  Учителю   Бремзеру   не
приходилось чересчур на нас сердиться, да и  мы  были  им  вполне  довольны.
Перед пасхальными каникулами  торжественно  вручались  табеля  с  отметками.
Родителям разрешалось при этом присутствовать, и, чтобы  их  порадовать,  мы
пели детские песенки и декламировали стихи из хрестоматии. Поскольку я тогда
в  особо  парадных  случаях  надевал  бархатный  костюмчик  и   как   мастер
художественного чтения, по-видимому, был незаменим, взрослые, лишь только  я
вставал  и  шел  на  середину  зала,   улыбаясь,   кивали   друг   другу   и
перешептывались: "Бархатные штанишки опять тут как тут". Бархатные  штанишки
-  это  был  я.  А  фрау  Кестнер,  которую  распирала   гордость,   сидела,
неестественно выпрямив спину. В отличие от меня она нисколько не волновалась
и даже мысли не допускала, что я могу сбиться. И,  как  всегда,  оказывалась
права. Я не сбивался. Отметки были, как всегда, отличные. И по пути домой мы
заходили в кондитерскую, и матушка угощала меня миндальным пирожным, слойкой
и горячим шоколадом. (Знаете, что такое слойка? Не знаете? Эх вы, бедняги!)

     Поскольку  я  собирался  и  должен  был  стать   учителем,   предстояло
заблаговременно о многом  подумать.  И  было  заблаговременно  подумано.  За
подготовку  придется  платить.  За  годы  пребывания  в  интернате  придется
платить. За школу придется платить. За уроки музыки придется платить.  И  за
сам рояль тоже придется платить. Рояль стоил тогда, я и  сейчас  еще  помню,
"подержанный из первых рук", восемьсот марок. Целое состояние!
     Отец давно уже начал дома, после работы, чинить родным и соседям  сумки
и портфели, ставить подметки, латать ранцы и чемоданы и,  к  восторгу  своих
клиентов, тачать нервущиеся кошельки и бумажники. С сигарой в зубах он сидел
на табуретке  возле  кухонного  окна  и  без  устали  орудовал  железными  и
деревянными гвоздиками, шкуркой, дратвой,  потягом,  воском,  шилом,  иглой,
молотком, клещами, лапой, сантиметром и ножом, а  на  плите  рядом  с  супом
грелся в горшке клей. Знаете ли вы, как пахнет кипящий и булькающий сапожный
клей? Вдобавок  еще  на  кухне?  Для  седельника  или  обивщика  он,  может,
ароматнее розовой воды, но для хозяйки, которая  стоит  у  плиты  и  вечером
стряпает обед на завтра, он воняет, как тысяча немытых чертей! Суп с лапшой,
говядина, белые бобы, чечевица - что бы она ни  готовила,  заявила  матушка,
все пахнет и на вкус отдает клеем. Нет, с нее хватит!
     Так отца изгнали из кухонного рая.  Он  отправился  в  ссылку.  С  того
времени, в вязаной кофте и толстых войлочных туфлях,  он  по  вечерам  сидел
внизу в подвале, в дощатом закутке, где у нас  хранились  уголь,  брикеты  и
картошка. Здесь помещалась теперь его мастерская. Здесь вился  теперь  дымок
его сигары. И здесь  же,  внизу,  с  того  времени  грелся  и  пузырился  на
спиртовке клей. И клей и отец с той поры чувствовали себя куда свободней.
     Здесь же, внизу, отец уже на  восьмом  десятке,  пустив  в  ход  дюжины
горшков  с  клеем,  смастерил  натуральной  величины   лошадь!   Лошадь   со
стеклянными глазами, но с настоящей гривой и  настоящим  хвостом,  а  уж  на
седло и наборную уздечку приходили с благоговением любоваться все соседи. На
этой лошади ниже холки  ею  можно  было  управлять,  так  как,  скрытые  под
попоной, у благородного животного были две пары колес на резиновом  ходу,  -
на этом гордом скакуне отец намеревался участвовать в карнавальном  шествии.
К сожалению, ничего из его затеи не получилось. Потому что мотор этой лошади
- тоже уже семидесятилетний давний отцовский приятель,  который,  спрятанный
под попоной, должен был катить лошадь и всадника, -  захворал  гриппом.  Так
прекрасный  план  сорвался.  Но  отец  и  это   разочарование   перенес   со
свойственным ему терпением. В его исполненной терпения жизни у него лопалось
терпение в редчайших случаях. Он всегда мастерски  работал  и  почти  всегда
мастерски улыбался. Причем не утратил этой способности и по сей день.
     Когда я был маленьким, отец и не думал мастерить лошадей в  натуральную
величину. Он думал лишь о том, как бы побольше заработать денег, чтобы я мог
стать учителем. И он работал и зарабатывал сколько мог, но денег  все  равно
недоставало.
     Поэтому матушка решила  обучиться  какому-нибудь  ремеслу.  А  уж  если
матушка что решала, никто не осмеливался становиться ей поперек  дороги.  Ни
случай, ни судьба не дерзнули бы на такое! Ида Кестнер, ей  тогда  было  уже
под сорок, решила овладеть ремеслом и овладела им. Ни она,  ни  судьба  даже
глазом не моргнули. Величие человека не зависит  от  величия  его  дел.  Это
элементарнейшее и основное правило арифметики жизни. Только в школах  о  нем
редко упоминают.
     Матушка хотела, несмотря на свой возраст, пойти  в  ученицы,  выучиться
парикмахерскому  ремеслу  и  стать  самостоятельным   парикмахером.   Не   с
собственным заведением, это встало бы  слишком  дорого.  Но  получить  право
причесывать, завивать,  мыть  голову  и  делать  шведский  массаж  на  дому.
Старшина цеха, к которому она обратилась, возражал и привел кучу доводов. Но
она ни одного не признала и тем самым отмела  все.  Кончилось  тем,  что  ее
направили  к  господину  Шуберту,   известному   дамскому   парикмахеру   на
Штреленерштрассе. Тут она с жаром и талантом обучалась всему, чему следовало
обучиться,  и  неделями  приходила  домой  лишь  вечером,   после   закрытия
парикмахерской. Приходила усталая и счастливая.
     В ту пору я был почти целиком предоставлен самому себе. В полдень я  за
пятьдесят пфеннигов обедал в Народном доме.  Там  было  самообслуживание,  и
столовый прибор, который полагалось приносить с собой, я извлекал из  ранца.
Вернувшись, я, бренча матушкиной связкой  ключей,  изображал  хозяина  дома:
приготовив уроки, шел за покупками,  приносил  из  подвала  дрова  и  уголь,
накладывал в печь брикеты, заваривал и пил с учителем  Шуригом  кофе,  когда
тот возвращался домой, а пока он, улегшись на зеленый диван, похрапывал, шел
гулять во двор. После  его  ухода  я  мыл  и  чистил  картошку,  всякий  раз
ухитряясь немножко порезаться, и читал до наступления темноты.
     Или я отправлялся через весь город к Шуберту за матушкой.  Если,  боясь
опоздать, я приходил слишком рано, то наблюдал, как она  крутила  в  воздухе
щипцами для завивки и пробовала их сперва на  клочке  папиросной  бумаги,  а
затем уже на метровых волосах клиенток. Женщины  тогда  еще  носили  длинные
волосы, у иных они доходили до коленей!  В  парикмахерской  пахло  духами  и
березовой водой. Клиентки не отрываясь  смотрели  в  зеркало  и  следили  за
прической, которая  под  матушкиными  ловкими  руками  с  помощью  накладок,
бриллиантина и шпилек-невидимок вырастала на глазах. Иногда мастер Шуберт  в
белом халате останавливался возле ученицы и ее  жертвы,  хвалил  или  что-то
подправлял, с каждым днем все более и более довольный ею.
     Наконец он уведомил цех, что практикантка обучилась у него  всему,  что
требуется, проявила в своей работе много вкуса и изобретательности и что он,
как мастер и обладатель золотых и серебряных медалей, рекомендует  допустить
заявительницу к работе. А вслед за тем фрау Ида Амалия  Кестнер,  урожденная
Августин, получила свидетельство, в котором "вышепоименованной"  разрешалось
называться и самостоятельно работать парикмахером. В тот же вечер  я  принес
из ресторации "Встреча сивилл" на Иорданштрассе два литра простого  пива,  и
мы на славу отпраздновали победу. Под парикмахерскую  за  неимением  другого
места приспособили левый передний  угол  спальни.  Оборудовали  его  стенным
зеркалом,  лампой,  раковиной,  подключением  для  сушильного   аппарата   и
кронштейнами, чтобы нагревать щипцы для завивки. От горячей воды мужественно
пришлось отказаться: это обошлось бы  слишком  дорого.  Обеспечение  горячей
водой для мытья головы - она грелась на газу в кухне - лежало на  мне,  и  в
последующие годы я, наверно, перетаскал из кухни в спальню тысячи кувшинов.
     Надо было приобрести щетки  и  гребни,  махровые  и  ручные  полотенца,
жидкое мыло, туалетную воду, бриллиантин, шпильки, заколки, сетки для волос,
накладки и помаду для массажа. Раздавались проспекты. На двери дома  прибили
фарфоровую вывеску. Отпечатали абонементы на прическу и массаж  головы.  Да,
много о чем пришлось подумать!
     А в заключение на день-два тете Марте еще пришлось  подставить  голову:
старшая сестра завивала,  массировала,  причесывала  младшую,  пока  обе  от
усердия и смеха едва дышали. У одной болели руки,  у  другой  -  голова.  Но
такая  генеральная  репетиция  была  необходима.  Премьер  без   генеральной
репетиции не бывает. Лишь после  того  может  являться  публика.  И  публика
явилась.
     Булочница фрау Вирт и булочница фрау Цише, супруга мясника фрау Кислинг
и зеленщица фрау Клетш, жены жестянщика, торговца  велосипедами  и  столяра,
владельцев цветочного, аптекарского и  писчебумажного  магазинов,  дражайшие
половины  портного  Гросхеннига,  торговца  бельем  и   галантереей   Клоне,
ресторатора, фотографа,  провизора,  виноторговца,  угольщика,  собственника
прачечной  Бауэра,  а  также  владелица  молочной,  дочери  всех  этих  дам,
заведующие отделениями и продавщицы - все валом повалили к  нам.  Во-первых,
им полагалось хорошо выглядеть за прилавком. Во-вторых, в нашем районе  было
мало  дамских  парикмахерских.  В-третьих,  мы  сами  у  них  покупали,   и,
в-четвертых, матушка работала отлично и брала недорого.
     Работы у матушки было сверх головы. Дело процветало. И сплошь  и  рядом
мне приходилось следить, чтобы обед на плите окончательно не выкипел.  "Ешь,
не жди меня, Эрих!" - кричала она из спальни. Но я ждал, прикручивал  пониже
пламя горелок, подливал в кипящие кастрюли воды, готовил сковороду, накрывал
в кухне на стол и читал,  пока  после  нескончаемых  разговоров  клиентки  и
многоуважаемой парикмахерши не хлопала наконец в коридоре входная дверь.
     Многоуважаемая парикмахерша работала и вне дома. Тогда  она  укладывала
свои  инструменты  вместе  со  спиртовкой  в   портфель   и   беглым   шагом
отправлялась, если нужно, в самые отдаленные  концы  города.  Эти  служебные
форсированные марши совершались в  первую  очередь  ради  клиенток,  имевших
"постоянный абонемент". Они заслуживали особого внимания, так как на  них  в
конечном счете держалось все дело. Они ведь платили вперед сразу за десять -
двадцать причесок или массажей! Среди абоненток числилась  супруга  богатого
ювелира, но также совсем бедная разносчица, она-то мне  и  запомнилась  всех
лучше.
     Звали ее фройляйн Иенихен, жила она на Турнервег, в неприютной  комнате
над трактиром, и не могла сама причесаться, потому что была калекой. Руки  у
нее, как, впрочем,  и  ноги  да  и  все  тело,  были  скрючены,  искривлены,
скособочены. Никто не заботился о несчастной. И вот  с  тяжелым  коробом  за
спиной, опираясь на короткий и длинный костыли,  она,  хромая,  ковыляла  по
деревням. Стучала в крестьянские дома и предлагала всякие нужные в хозяйстве
мелочи: пуговицы, ленты, английские булавки, тесемку,  шнурки  для  ботинок,
фартуки,  оселки,  зажигалки,  шелковые  нитки,  шерстяную  пряжу,   вязаные
скатерки, перочинные ножики, карандаши и многое другое. И именно потому, что
бедняжка так отпугивающе  выглядела,  она  особенно  старалась  быть  всегда
красиво причесанной.
     Уже в шесть утра матушка выходила из  дому.  Я  часто  сопровождал  ее,
словно ей оттого легче будет вынести затхлый воздух комнатенки  и  вид  этой
злосчастной калеки. Полчаса спустя мы помогали фройляйн Иенихен взвалить  на
плечи тяжелый короб на широких кожаных лямках. И, опираясь  на  свои  разные
костыли,  она  вперевалку  тащилась  на  Нойштадтский   вокзал,   откуда   в
пригородных  поездах  ездила  в  деревню.  Мы  видели,   как,   сгорбленная,
раскачиваясь из стороны в сторону, она ковыляла вдоль железнодорожной насыпи
в свежести раннего утра - ей требовалось в десять раз  больше  времени,  чем
другим людям, которые ее обгоняли. Издали казалось, что хромоножка  топчется
на одном месте.
     ...Очень важны были также для нас, если говорить о доходе, свадьбы. Тут
уж предстояло причесать на квартире родителей невесты десять, двенадцать,  а
то и пятнадцать особ женского пола: подружку  невесты,  ее  мать,  свекровь,
сестер, теток, приятельниц, бабушку и золовок и прежде всего, конечно,  саму
счастливую невесту.  Квартиры  были  маленькие.  Кутерьма  -  большой.  Пили
сладкое  южное  вино.  На  кухне  пригорал  пирог  с  творогом.  Портниха  с
подвенечным платьем являлась поздно. Невеста  рыдала.  Жених  являлся  рано.
Невеста рыдала еще пуще. Отец невесты чертыхался,  он  никак  не  мог  найти
шкатулку с запонками. Разодетые в тафту и  шелк  дамы  без  умолку  трещали.
"Фрау Кестнер!" - звали из одного угла. "Фрау Кестнер!" - звали из  другого.
А фрау Кестнер тем временем прилаживала фату и,  так  как  фата  оказывалась
чересчур длинной, ножницами отхватывала полметра белого тюля.
     Перед домом останавливались свадебные кареты. Жених с дружком, грохоча,
спускались по лестнице с бутылками пива, чтобы кучера не соскучились  ждать.
Но и это был не лучший выход. Господин пастор у брачного  алтаря  дожидаться
не станет. Свадьбы играют не только у Мюллеров, но и у  Шульцев,  Мейеров  и
Грундманов. Где букеты и корзиночки с цветами,  которые  будут  разбрасывать
дети, и куда подевались сами дети? Конечно, они на  кухне  и,  конечно,  все
перемазались какао!  Где  жидкость  для  выведения  пятен?  Где  картонка  с
цилиндром? Где миртовые бутоньерки? Где молитвенники?
     Наконец входная дверь захлопывается. Наконец  кареты  едут  в  церковь.
Наконец в квартире пусто. Почти пусто!  Соседка,  обещавшая  присмотреть  за
жарким, начинает составлять столы и стулья и накрывать  к  свадебному  пиру.
Камчатные скатерти. Мейсенский с голубой росписью  фарфор.  (Я  называл  его
"фанфор".) Серебро-альпака {Альпака - сплав меди, цинка и никеля, похожий на
серебро.}. Цветные  хрустальные  бокалы  дудочкой.  И  по  скатерти  искусно
разбросанные цветы.
     А тем временем матушка, сидя за кухонным столом - ноги  и  руки  у  нее
гудели от усталости, - выпивала  чашку  настоящего  кофе,  пробовала  пирог,
заворачивала кусок для меня, совала в  свою  большую  сумку  и  подсчитывала
заработанные деньги и чаевые. Все кости ломило. В  голове  шум  и  звон.  Но
свадьба стоила того. Можно уплатить следующий взнос за  рояль.  А  также  за
следующий урок у фройляйн Курцхальц.
     Фройляйн Курцхальц жила со своими родителями в том же доме, что  и  мы,
но двумя этажами выше. И, к сожалению, была  очень  мною  недовольна.  И,  к
сожалению, вполне справедливо. Дорогая, отделанная золотом  звучащая  махина
стояла ведь в кабинете учителя Шурига! Когда он находился в своей  школе,  я
находился в моей школе. Когда я был дома, и он большей  частью  бывал  дома.
Когда  же,  спрашивается,  мне  было  по-настоящему  упражняться?  С  другой
стороны, если я  хотел  стать  учителем,  мне,  кровь  из  носу,  надо  было
обучиться таинственной черно-белой магии клавиш!
     В тяжелые минуты у меня оставалось одно слабое  утешение.  Пауль  Шуриг
тоже отвратительно играл на рояле. И тем не менее он стал учителем, так  что
вот!


       Глава десятая



     Самая странная свадьба, какую я помню, запечатлелась у  меня  в  памяти
потому, что она вообще не состоялась. И вовсе не  оттого,  что  жених  перед
алтарем уперся или улизнул из церкви. А оттого, что  никакого  жениха  и  не
было вовсе! Но лучше я расскажу все по порядку.
     Однажды к нам явилась старая дева по фамилии Штремпель, рассказала, что
в ближайшую субботу венчается в церкви Сант-Паули, и просила матушку  прийти
к восьми часам утра. На Оппельштрассе, дом 27, третий этаж, слева. Предстоит
причесать к торжеству десять голов. Свадебная карета  и  пять  пролеток  уже
заказаны. Угощение доставит ресторан гостиницы "Бельвю" с пломбирной  бомбой
на десерт и официантом во  фраке.  Фройляйн  Штремпель  закатывала  глаза  и
восторгалась,  как  гимназистка.  Мы  поздравили  ее,  а  когда  она   ушла,
поздравляли себя. Однако поздравлять было рано.
     Когда в субботу я вернулся из школы, матушка сидела на кухне убитая и с
заплаканными глазами. Она ровно в восемь позвонила на третьем этаже слева  в
доме 27 на Оппельштрассе, там на нее в недоумении уставились  и  раздраженно
отчитали.  Никакая  фройляйн  Штремпель  здесь  не  проживает  и  в   церкви
Сент-Паули никто в полдень венчаться не собирается!
     Может, матушка неправильно пометила себе номер дома? Она  спрашивала  в
соседних  лавках.  Звонила  в  другие  двери.  Перевернула  вверх  дном  всю
Оппелыптрассе.  Никто  такой  знать  не   знал.   И   никто   не   собирался
причесываться, а  тем  более  в  полдень  венчаться.  Среди  тех,  кого  она
расспрашивала, попадались  и  люди  услужливые,  но  настолько  любезным  не
оказался никто.
     И вот мы сидели на кухне и терялись в догадках.  Что  нас  провели,  мы
понимали. Но почему эта особа нас надула? Почему? Она навредила матушке,  но
какая ей-то от этого польза?
     Недели две спустя я ее встретил! Мы шли с Густавом Кислингом из  школы,
и она прошла мимо, не узнав  меня.  Она,  видимо,  торопилась.  Нельзя  было
терять ни минуты. Сейчас или никогда! Я  скинул  с  себя  ранец,  отдал  его
товарищу, шепнул: "Отнеси моей матери, скажешь, что я сегодня запоздаю!" - и
помчался за ней. Густав, вытаращив глаза, посмотрел мне вслед, пожал плечами
и, как верный друг, отнес ранец к Кестнерам.  "Эрих  сегодня  запоздает",  -
передал он. "Это почему еще?"  -  спросила  матушка.  "Право,  не  знаю",  -
ответил Густав.
     А  я  тем  временем  изображал  из  себя  сыщика.  Поскольку   фройляйн
Штремпель, которую, по всей вероятности, вовсе не звали Штремпель,  меня  не
узнала, это не представляло труда. Мне незачем было прятаться. Незачем  было
подвязывать себе фальшивую бороду. Да и откуда  бы  я  ее  взял?  Надо  было
только следить за тем, чтобы от нее не отстать. Но  даже  это  оказалось  не
такой  простой  задачей,  потому  что  фройляйн  Штремпель  или  Нештремпель
торопилась, шла  ходким  шагом,  а  ноги  у  нее  были  длинные.  Мы  быстро
продвигались.
     Площадь  Альберта,  Хауптштрассе,  Нойштадтский  рынок,  мост  Августа,
Шлоссплатц, Георгентор, Шлоссштрассе - да когда  же  этому  будет  конец!  И
вдруг конец наступил. Обманщица повернула налево, на Альтмаркт, и исчезла за
стеклянными  дверьми  Шлезингера  и  Кo,  фирмы  готового  дамского  платья.
Набравшись духу, я последовал  за  ней.  Я  и  представления  не  имел,  как
поступлю.  Директор,  заведующие  и  продавщицы  на  меня  уставились,  и  я
чувствовал себя страшно неловко. А главное, что толку?  Обманщица  пересекла
зал нижнего этажа, отдел верхнего платья. Я за ней. Поднялась по лестнице на
второй этаж;, отдел костюмов,  прошла  и  этот  зал  насквозь,  стала  опять
подниматься. Я за ней. Она ступила на третий этаж:, отдел летнего и детского
платья, подошла к стенному зеркалу, отодвинула его...  и  исчезла!  Зеркало,
пропустив ее, стало на старое место. Прямо как в "Тысяче и одной ночи"!
     А  я  так  и  остался  стоять  среди  прилавков,  зеркал,   передвижных
гардеробов и незанятых продавщиц, от страха и  сознания  ответственности  не
двигаясь с места. Если б по  крайней  мере  тут  находились  покупательницы,
что-то мерили, выбирали! Но время было обеденное, и все они  дома,  а  не  у
Шлезингера. Продавщицы начали уже  подсмеиваться.  Одна  ко  мне  подошла  и
озорно спросила:
     - Как насчет элегантного летнего платьица для молодого человека? У  нас
сейчас в продаже чудесных рисунков крепдешин. Не соблаговолите ли  пройти  в
примерочную кабину?
     Остальные девушки, прикрыв рот рукой, давились со смеху. Дуры такие! Но
как это фройляйн Нештремпель исчезла за зеркалом? И где она сейчас? Я  стоял
как на угольях. Минута может тянуться бесконечно.
     А ко мне уже приближалась  новая  мучительница!  Она  сняла  с  вешалки
цветастое платье, приложила его мне под подбородок  и,  оценивающе  прищурив
глаза, проговорила:
     - Вырез отлично подчеркивает вашу прекрасную фигуру!
     Девушки покатывались с хохоту. Я обозлился,  покраснел.  Тут  появилась
пожилая дама, и на этаже разом воцарилась мертвая тишина.
     - Что ты здесь делаешь? - строго спросила она. Так как  ничего  лучшего
мне не пришло в голову, я ответил:
     - Ищу свою маму.
     Одна из девушек воскликнула:
     - Среди нас ее нет! - И смех возобновился.
     Даже старая дама осклабила лицо.
     В этот миг зеркало бесшумно отошло в сторону, и  из-за  него  выступила
фройляйн Нештремпель. Без пальто и шляпы.  Она  пригладила  волосы,  сказала
остальным: "Добрый день!", и встала за прилавок - она служила  у  Шлезингера
на третьем этаже продавщицей! Я кинулся вниз  по  лестнице.  Надо  разыскать
директора. Предстоял мужской разговор!
     Выслушав мой рассказ, директор велел мне подождать, поднялся на  третий
этаж и несколько минут спустя вернулся с  фройляйн  Нештремпель.  Она  снова
была в пальто и шляпе. И смотрела сквозь меня, словно я был из стекла.
     - Слушай меня внимательно, - сказал директор. - Фройляйн  Ницше  сейчас
вместе с тобой отправится к  вам.  Она  договорится  с  твоей  матерью  и  в
рассрочку возместит ей нанесенный ущерб. Здесь  на  записке  адрес  фройляйн
Ницше, спрячь его и передай матери. В случае чего, она может в  любое  время
обратиться ко мне. Всего доброго!
     Стеклянные двери качнулись вперед-назад, и  мы  с  фройляйн  Штремпель,
которую звали Ницше,  очутились  на  площади  Альтмаркт.  Не  удостоив  меня
взглядом, она свернула на Шлоссштрассе, и я повернул следом за ней. Это  был
ужасный путь. Я победил, но чувствовал себя премерзко. Я казался себе  одним
из тех вооруженных солдат, которые на Хеллере конвоировали заключенных. Я  и
гордился и стыдился. То и другое одновременно. Такое  бывает.  Шлоссштрассе,
Шлоссплатц,  мост  Августа,  Нойштадтский   рынок,   Хауптштрассе,   площадь
Альберта, Кенигсбрюкерштрассе - и все  время  она  шла,  прямая  как  палка,
передо мной. А я все время держался за ней на расстоянии пяти шагов. Даже на
лестнице. Перед нашей дверью она отвернулась к  стене.  Я  трижды  позвонил.
Мать бросилась к двери, распахнула ее и закричала:
     - Хотела бы я знать, почему ты... - Но тут она заметила, что я не один,
и увидела, кого я привел. - Прошу, фройляйн Штремпель, - сказала она.
     - Фройляйн Ницше, - поправил я.

     Они пришли к соглашению. Договорились, что фройляйн  Ницше  расплатится
частями в трехмесячный срок, и со справкой матушки в сумке она  возвратилась
к Шлезингеру и Кo. Она держалась стойко. Потерю денег еще можно бы  вынести.
И все-таки это была катастрофа. Мы узнали  об  этом  впоследствии.  Со  всех
сторон  являлись  кредиторы.  Ресторан,  виноторговец,  прокатная   контора,
приславшая карету, цветочный и бельевой магазины - все считали, что  понесли
убытки, и все требовали хотя бы частичного их возмещения. И  фройляйн  Ницше
всем выплачивала. Выплачивала месяцами.
     К счастью, она сохранила свое место  у  Шлезингера.  Она  была  хорошей
продавщицей. И потом, управляющий понял  то,  чего  я  еще  понять  не  мог.
Стареющая девица не находит себе мужа и хочет замуж, и, так как ничего у нее
не получается, она выдумывает себе свадьбу. Дорого стоившая мечта.  И  мечта
напрасная. И когда фройляйн Ницше  пробудилась,  то  долгие  месяцы  за  нее
расплачивалась, с каждым месячным взносом старясь на целый  год.  Иногда  мы
встречались с ней на улице. И отводили взгляд. Мы оба были правы и не правы.
Но я был в лучшем положении. Она расплачивалась за развеянную мечту, ну а  я
был маленьким мальчиком.

     Другая свадьба, которая мне запомнилась, принесла нам еще большую беду,
хоть и не была неудавшейся мечтой, а состоялась по всем  правилам.  На  этот
раз жених был не выдуманный. Он действительно существовал  и  не  предпринял
никаких попыток к бегству. Но дом родителей невесты и церковь  находились  в
Нидерпойрице, далеко за  городом,  в  долине  Эльбы,  а  зимний  день  между
рождеством и Новым годом выдался неприветливый, суровый и люто холодный.
     Я издал в трактире. Сидел, ел, читал, и часы отнюдь не бежали. Они вяло
ползли, еле  кружась  вокруг  раскаленной  печурки.  За  окном  расстилалась
серо-белая голая равнина, и ветер мел  поля,  будто  пьяный  батрак.  Швырял
старый, заледенелый снег из одного угла  в  другой.  Поднимал  его  пылью  в
воздух и выл и гоготал так,  что  дребезжали  стекла.  Время  от  времени  я
смотрел  в  окно  и  думал:  "Так  должно  быть  в  Сибири!"  Но  это   было
всего-навсего в Нидерпойрице возле Дрездена на Эльбе.
     Когда часов через пять матушка зашла за мной, она до того  устала,  что
не решилась даже присесть отдохнуть. Она торопила с отъездом. Хотела  скорей
домой. И мы тут же пустились в дорогу. В дорогу без дорог. Среди бела дня  -
без света. Мы проваливались в сугробы. Вьюга набрасывалась на  нас  со  всех
сторон, сбивала с ног. Мы держались друг за  дружку.  Промерзли  до  костей.
Руки онемели. Ноги стали как деревянные. Нос и уши белые.
     Мы были уже у самой остановки, как у нас из-под носа ушел трамвай, хоть
мы и кричали и махали. Следующий подошел лишь через  двадцать  минут.  Вагон
был нетопленный и весь залеплен  снегом.  Всю  долгую  поездку  мы  молча  и
неподвижно сидели друг подле друга и стучали зубами. Дома матушка  слегла  в
постель и два месяца не  вставала.  У  нее  были  сильные  боли  в  коленных
суставах.  Санитарный  советник  Циммерман  говорил  что-то   о   воспалении
слизистой сумки и  предписал  горячие,  только  что  не  на  крутом  кипятке
компрессы.
     На эти два месяца я превратился в сиделку, ошпарил себе руки и присыпал
их картофельной мукой. Превратился в повара и  днем,  вернувшись  из  школы,
готовил омлеты, рубленые бифштексы, жареную  картошку,  рисовые  и  лапшовые
супы с мясом, почками и кореньями,  чечевицу  с  сосисками  и  даже  тушеную
говядину в горчичной, с изюмом подливе. Превратился в официанта  и  гордо  и
неуклюже  подавал  матушке  в  кровать  свои  пересоленные,  переваренные  и
пригоревшие творения. Вечером я накрывал учителю Шуригу на стол,  ставя  все
больше холодные  закуски,  и,  случалось,  тайком  отхватывал  себе  кусочек
колбасы. Нам самим на ужин я приносил в судках еду  из  Народного  дома,  и,
когда отец возвращался с чемоданной фабрики, мы ее подогревали. Поужинав, мы
мыли посуду, и Пауль Шуриг помогал нам вытирать. Тарелки и чашки так звенели
и громыхали, что матушка в спальне то и дело подскакивала.
     Иногда мы даже брались стирать и вешали белье на протянутую  через  всю
кухню веревку. Потом, пригнувшись, как индейцы на военной  тропе,  пролезали
под и  между  сочащимися  платками,  рубашками,  простынями,  полотенцами  и
подштанниками, каждые четверть часа щупая, не просохло ли наконец белье.  Но
оно не давало себя подгонять, и нам то и дело приходилось тряпкой  подтирать
лужи, чтобы на линолеуме не осталось пятен.
     Это было настоящее холостяцкое хозяйство. И матушка страдала не  только
от боли в коленях, но также и за нас. Она боялась за  посуду.  Боялась,  что
клиентки изменят ей и уйдут к  конкурентам.  Это  третье  опасение  было  не
лишено  оснований.  На  Эшенштрассе  открылась  дамская  парикмахерская,   и
парикмахер уже начал  обходить  окрестные  лавки  с  визитами.  Нельзя  было
мешкать.
     Санитарный  советник  Циммерман  заявил,  что  пациентка  еще   больна.
Пациентка  утверждала,  что  здорова.  И  тут  уж  не  могло  быть  сомнений
относительно того, кто из двух окажется прав. Матушка, стиснув зубы,  встала
с постели, передвигалась по комнате, незаметно держась за столы и стулья,  и
была  здорова.  Я  побежал  из  лавки  в  лавку  сообщить  радостную  весть.
Конкуренцию отбили. Хозяйство  опять  пришло  в  порядок.  И  жизнь  потекла
по-старому.


       Глава одиннадцатая



     На свете много умных людей, и порой они бывают правы. Но правы ли  они,
утверждая, будто ребенок непременно должен иметь братьев  и  сестер,  иначе,
вырастая в одиночестве, он избаловывается и на всю жизнь делается нелюдимом,
я не уверен. И умным людям следует остерегаться обобщений. Дважды два всегда
и всюду четыре: в Джакарте, на острове Рюген, даже  на  Северном  полюсе;  и
было четыре еще при императоре Фридрихе Барбароссе. Но  со  многими  другими
утверждениями дело обстоит по-другому. Человек не арифметический пример. Что
верно для маленького Фрица, не обязательно правильно для маленького Карла.
     Я был единственным ребенком в семье, и меня это вполне устраивало. Я не
избаловался и не чувствовал себя одиноким. У меня же были друзья! Мог  бы  я
любить брата больше, чем любил Густава Кислинга, или сестру нежнее, чем свою
кузину Дору? Друзей мы находим себе сами, а братьев и сестер -  нет.  Друзей
мы выбираем по своей воле и если видим, что ошиблись, то можем и расстаться.
Отсекать привязанность очень больно, и для этого не существует  наркоза.  Но
сама операция возможна и заживление сердечной раны тоже,
     С братьями и сестрами  обстоит  иначе.  Мы  их  себе  не  выбираем.  Их
доставляют на дом. Они  прибывают  наложенным  платежом,  и  обратно  их  не
отошлешь. Судьба не присылает нам братьев и сестер на пробу. Но, к  счастью,
они могут стать и друзьями. Часто они остаются только братьями  и  сестрами.
Иногда становятся врагами. На эту тему жизнь и  романы  рассказывают  немало
прекрасных и трогательных, но также печальных и страшных историй. Об иных  я
слышал, другие читал. Но судить не берусь,  потому  что  был,  как  сказано,
единственным ребенком и меня это устраивало.
     Лишь раз в году я жаждал иметь братьев и  сестер:  в  сочельник.  А  на
первый день рождества, по мне, пусть бы улетали, но, так уж  и  быть,  после
жареного гуся с клецками, красной капустой и салатом из сельдерея.  Я  далее
уступил бы им собственную порцию и сам ел гусиные потроха, лишь бы  в  вечер
24 декабря не быть одному! Половину подарков бы  им  отвалил,  а  подарки  в
самом деле были прекрасные!
     Но почему именно в этот вечер, самый лучший для ребят вечер в  году,  я
не хотел оставаться один  и  быть  единственным  ребенком?  Я  боялся.  Меня
страшила раздача  подарков!  И  страх  свой  я  к  тому  же  не  должен  был
показывать. Не мудрено, что вам это  пока  непонятно.  Я  долго  раздумывал,
говорить об этом или нет. И я решил сказать! Значит, мне надо объяснить вам.

     Мои родители из любви ко мне меня друг к другу ревновали. Они старались
это скрывать, и часто им это удавалось. Но в  лучший  день  в  году  им  это
удавалось плохо. Обычно ради меня  они,  насколько  могли,  держали  себя  в
руках, но в сочельник они не очень-то могли. Это было свыше их  сил.  Я  все
это знал и должен был ради нас всех делать вид, будто ничего не замечаю.
     Неделями подряд отец полночи просиживал в подвале, сооружая,  например,
чудо-конюшню.  Он  вырезал  и  приколачивал,  клеил  и  красил,  вырисовывал
надписи, тачал и шил крохотные  уздечки,  вплетал  ленты  в  конские  гривы,
наполнял кормушки сеном, но постоянно при свете коптящей  керосиновой  лампы
ему приходило  в  голову  что-то  новое  -  еще  какая-нибудь  щеколда,  еще
какой-нибудь крючок, еще какая-нибудь метла, какой-нибудь ларь с овсом, пока
он, наконец, с довольной ухмылкой не решал: "Ну,  такого  никому  больше  не
сделать!"
     В другой раз он смастерил фуру с пивными  бочками,  складной  лесенкой,
колесами со ступицами и железными ободьями - заправскую надежную  повозку  с
осями и сменяемым дышлом, на тот случай, если я вздумаю запрячь не  пару,  а
только одну лошадь, с кожаной  подушкой  для  выгрузки  бочек,  с  кнутом  и
тормозами на козлах. И эта игрушка представляла собой тоже верх мастерства и
искусства!
     При виде таких подарков даже принцы запрыгали бы и захлопали в  ладоши,
но принцам отец никогда бы их не подарил.
     Неделями подряд матушка полдня бегала по городу, рыская  по  магазинам.
Каждый год она накупала столько подарков, что комод, куда она их до  времени
прятала, буквально ломился. Она покупала ролики, ящики-конструкторы, цветные
карандаши, тюбики акварельных  красок,  альбомы  для  рисования,  гантели  и
булавы для занятий гимнастикой, кожаные мячи  для  игры  во  дворе,  коньки,
норвежские санки, туристские башмаки, однажды дорогую готовальню с циркулями
и рейсфедерами на синем бархате,  игрушечные  лавки,  волшебные  шкатулки  с
фокусами, музыкальные волчки, калейдоскопы, оловянных солдатиков,  маленькие
типографии с наборной  кассой  и  литерами  и,  по  совету  Пауля  Шурига  и
рекомендации Саксонского учительского  союза,  много-много  хороших  детских
книжек.  А  о  носовых  платках,  чулках,  гимнастических  брюках,   вязаных
шапочках, шерстяных  перчатках,  свитерах,  матросках,  купальных  трусиках,
рубашках и подобных нужных вещах и говорить нечего.
     Это была конкурентная борьба из любви ко мне,  и  борьба  ожесточенная.
Драма с тремя действующими лицами, последний акт которой разыгрывался каждый
год в сочельник. Главную роль играл маленький  мальчик.  И  от  его  таланта
импровизатора зависело, обернется ли пьеса комедией  или  трагедией.  Еще  и
сейчас, когда я об этом вспоминаю, у меня начинает колотиться сердце.
     Я сидел на кухне и ждал, чтобы меня позвали в лучшую нашу комнату,  под
сверкающую  елку,  для  раздачи  подарков.  Собственные  подарки  я   держал
наготове: для отца - ящичек с десятком, а то и двумя  десятками  сигар,  для
матушки - шаль, акварель своей  работы  или,  когда  однажды  от  всех  моих
сбережений  оставалось  всего  шестьдесят  пять   пфеннигов,   купленный   в
галантерее у Кюне красиво  уложенный  в  картоночку  швейный  набор.  Набор?
Шпулька белого и шпулька черного шелка, книжечка с булавками  и  книжечка  с
иголками, катушка белых  ниток,  катушка  черных  ниток  и  дюжина  среднего
размера черных кнопок - целых семь предметов за шестьдесят  пять  пфеннигов!
На мой взгляд, рекордное достижение! И я очень бы им гордился, если  б  меня
не одолевал страх.

     Итак, я стоял у кухонного окна и смотрел на дом напротив. Тут и там уже
зажигали  свечи.  В  свете  фонарей   блестел   на   улице   снег.   Звучали
рождественские песни. В печи трещало пламя, но я зяб. Дивно пахло  коврижкой
с изюмом, ванильным сахаром и цедрой. А у меня кошки на душе скребли. Сейчас
придется улыбаться, тогда как хочется плакать.
     Но тут до меня доносился голос матушки: "Теперь можешь  идти!"  Я  брал
красиво завернутые подарки для обоих и входил в переднюю.  Дверь  в  комнату
открыта настежь. Елка сияет. Отец и матушка стоят слева и справа  от  стола,
каждый - у своих подарков, словно  комната  вместе  с  праздником  разделена
пополам. "Ой, - восхищался я, - какая красота!" - имея в виду обе  половины.
Я держался еще возле  двери,  так  что  не  могло  быть  сомнений,  что  моя
насильственная счастливая улыбка относится к  ним  обоим.  Отец  с  погасшей
сигарой в зубах ухмылялся на сверкающую лаком конюшню. Матушка  торжествующе
оглядывала гору подарков справа от себя. Мы все  трое  улыбались,  прикрывая
улыбками общую всем троим тревогу. Но ведь нельзя же бесконечно топтаться  у
двери!
     Я решительно приближался к великолепию разделенного пополам стола, и  с
каждым шагом во мне росли сознание ответственности, страх и решимость спасти
положение в эти будущие четверть часа. Ах, если б остаться  одному,  наедине
со своими подарками и с  райским  чувством,  что  вдвойне  одарен  их  общей
любовью! Как бы я  блаженствовал  и  каким  бы  был  счастливцем!  Но  чтобы
рождественское  представление  окончилось  благополучно,   мне   надо   было
разыгрывать роль. И,  становясь  дипломатом,  взрослее  и  искушеннее  своих
родителей,  я  заботился  о  том,  чтобы  наша  торжественная   тройственная
конференция под рождественской елкой прошла в духе согласия. Уже в  возрасте
пяти-шести лет, а позже тем более, я в сочельник являлся  церемониймейстером
и выполнял эту трудную обязанность с большим искусством.
     Я стоял у стола и радовался, уподобляясь маятнику. Радовался направо  -
к радости матушки. Радовался на левую половину стола,  восхищаясь  отцовской
конюшней в целом. Потом снова радовался направо, на сей раз любуясь санками,
и снова налево, особенно выделяя уздечки. И  еще  раз  направо,  и  еще  раз
налево, и ни тут, ни там чересчур долго, и ни тут, ни там чересчур  коротко.
Я радовался искренне, а вынужден был свою  радость  отмерять  и  унижать.  Я
целовал обоих по одному разу в щеку. Сперва матушку. Я раздавал свои подарки
и начинал с сигар. Так мне удавалось, пока папа  перочинным  ножом  открывал
ящик и нюхал сигары, постоять рядом с матушкой чуть подольше. Она любовалась
моим подарком, а я исподтишка прижимал ее к себе, исподтишка, словно это был
невесть какой грех. Неужели он все-таки заметил? И неужели огорчится?
     Рядом у Грютнеров пели: "Тихая ночь, святая  ночь!"  Отец  доставал  из
кармана кошелек, который стачал и сшил в подвале, и протягивал  его  матушке
со словами: "Ну вот, чуть не забыл!" Она указывала на  свою  сторону  стола,
где для него лежали носки,  теплые  подштанники  и  галстук.  Но  случалось,
только за сосисками  с  картофельным  салатом  их  вдруг  осеняло,  что  они
позабыли преподнести друг другу подарки.  И  матушка  говорила:  "Это  не  к
спеху, сперва поедим".
     Затем мы шли к дяде Францу. Пить кофе с коврижкой. Дора показывала  мне
свои  подарки.  Тетя  Лина,  по  обыкновению,  жаловалась  на   вены.   Дядя
дотягивался до ящичка с гаванами, совал его под нос отцу  и  говорил:  "Вот,
Эмиль! Запали-ка лучше порядочную сигару!" Папа слегка обиженно заявлял:  "У
меня свои есть!" Но дядя Франц раздраженно настаивал: "Да бери же! Такую  ты
ведь не  каждый  день  куришь!"  На  что  отец  говорил:  "Тогда,  с  твоего
разрешения..."
     Фрида, экономка и добрая  душа,  приносила  коврижку,  мятные  пряники,
рейнвейн или, если зима выдавалась холодная, горячий пунш и тоже садилась  с
нами  за  стол.  Мы  с  Дорой  пытались  в  четыре  руки  играть  на   рояле
рождественские песни, "Петербургскую тройку" и "Вальс конькобежцев". А  дядя
Франц принимался дразнить матушку, рассказывая истории  из  времен  торговли
кроликами. Матушка, как могла, защищалась. Но дядю Франца  с  его  голосищем
трудно было переспорить. "Старая сплетница и ябеда, вот ты кто! - кричал  он
во все горло и, обращаясь к отцу, категорически заявлял: - Эмиль, твоя жена,
когда еще пешком  под  стол  ходила,  задирала  нос,  словно  барыня!"  Отец
удовлетворенно помаргивал поверх очков, отпивал глоток вина и  вытирал  усы,
всей душой наслаждаясь тем, что наконец-то последнее слово останется  не  за
матушкой. Для него это был лучший рождественский подарок! А у  нее  от  вина
разгорались щеки. "А вы, вы были подлыми, мерзкими, ленивыми  мужланами!"  -
ядовито кричала она. Дядя Франц радовался, что она злится. "Ну и  что,  ваше
сиятельство? - отвечал он. - Тем не менее мы вышли в люди!" И принимался так
хохотать, что звенели стеклянные шары на елке.

     ...Квадрат  не  круг,  а  человек  не  ангел.  Квадраты,   по-видимому,
смирились с тем, что они не круглы. Во всяком случае, до сегодняшнего дня мы
обратного не слышали.  Так  что  можно  предположить,  они  довольны  своими
четырьмя прямыми углами и  четырьмя  равно  длинными  сторонами.  Они  самые
совершенные четырехугольники, какие только можно себе представить.  Этим  их
честолюбие удовлетворено.
     У людей дело обстоит по-другому, по крайней мере у тех,  кто  стремится
превзойти самих себя. Они не просто  хотят  быть  совершенными  людьми,  что
представляло бы собой прекрасную и посильную цель, а  хотят  быть  ангелами.
Они  стремятся,  если  вообще  что-то  реально  делают,  к  ложному  идеалу.
Несовершенная фрау Леман не хочет стать совершенной  фрау  Леман,  а  своего
рода святой Цецилией.  К  счастью,  она  не  достигает  ложной  цели,  иначе
господину Леману и его детям было бы не до смеха. Толку от святой или ангела
им никакого. А вот от совершенной фрау Леман толк был бы. Но  ее-то  они  не
получают. Потому что совершенной фрау Леман не желает  быть.  И  в  конечном
итоге она  походит  на  кривой,  перекошенный  на  сторону  четырехугольник,
пожелавший стать кругом. Зрелище не из приятных.

     Матушка не была ангелом и не собиралась им стать.  Ее  идеал  был  куда
более земным. Ее цель хоть и лежала вдалеке, но не  в  заоблачных  высях.  И
была достижимой. И поскольку никто не мог сравниться с матушкой в энергии  и
она не позволяла никому вмешиваться, то своего достигла. Ида Кестнер  хотела
стать совершеннейшей из матерей для  своего  сына.  И  поскольку  она  этого
по-настоящему  хотела,  то  не  считалась  ни  с  кем,  далее  с  собой,   и
действительно стала совершеннейшей из матерей. Всю свою любовь  и  фантазию,
все свои силы, каждую минуту времени и каждую свою мысль, само существование
свое она с азартом страстного игрока поставила на одну-единственную карту  -
на меня. Ставкой была вся жизнь ее целиком, без остатка!
     Картой в игре был я. Поэтому я обязан был выиграть. Поэтому я  не  смел
ее разочаровать. Поэтому я стал первым учеником и хорошим сыном. Если бы она
проиграла свою крупную игру, я бы этого не вынес. И так как она хотела стать
совершеннейшей из матерей и ею стала,  для  меня,  ее  карты  в  этой  игре,
оставалось лишь одно: я должен стать совершеннейшим из сыновей.  Стал  ли  я
им? Во всяком случае, я  старался.  Я  унаследовал  ее  качества:  упорство,
честолюбие и сообразительность. С этим уже  кое-что  можно  было  начать.  И
когда я, ее капитал и ставка в игре,  случалось,  по-настоящему  уставал  от
обязанности всегда только выигрывать, в поддержку у меня оставался последний
резерв: я ведь любил свою совершеннейшую из матерей. Я ее очень любил.

     Достижимые цели особенны тем и тем особенно изматывают, что мы хотим их
достичь. Они как бы бросают нам вызов, и мы,  не  оглядываясь  по  сторонам,
устремляемся в путь. Матушка не оглядывалась по сторонам. Она любила меня  и
никого больше. Она была добра ко мне, и этим доброта ее  исчерпывалась.  Она
дарила мне свою веселость, и окружающим ничего  не  оставалось.  Она  думала
только обо мне, и других дум у нее не было. Матушка  жила  и  дышала  только
мной.
     Потому-то  она  и  казалась  всем  холодной,   строгой,   высокомерной,
властной, нетерпимой, эгоистичной. Она отдавала мне  всю  себя  и  все,  что
имела, и представала перед окружающими с пустыми руками, гордая, несгибаемая
и все-таки нищая душой. Это ее  удручало.  Делало  ее  несчастной.  А  порой
доводило до отчаяния. Я говорю это неспроста, и это не пустые слова. Я знаю,
что говорю. Ведь это при мне у нее темнели глаза. Еще  тогда,  когда  я  был
маленьким. И именно я, вернувшись из школы, находил эти наспех  нацарапанные
записки! Они лежали на кухонном столе. "Я больше не могу!" - стояло там. "Не
ищите меня!" - стояло там. "Будь счастлив, мой дорогой  мальчик!"  -  стояло
там. А в квартире было пусто и мертво.
     Тогда, подгоняемый и подхлестываемый невыносимым ужасом, громко плача и
почти ослепший от слез, я бежал по улицам в сторону  Эльбы,  к  ее  каменным
мостам. В висках стучало. В голове гудело. Сердце бешено колотилось.
     Я наталкивался на прохожих, они ругались, а я мчался дальше.  Задыхаясь
от бега, я шатался, обливался потом и леденел, падал, вставал  на  ноги,  не
замечая, что расшибся в кровь, и мчался дальше. Где она может быть? Найду ли
я ее? Неужели она что-то с собой сделала? Спасли ее или нет?  Поспею  я  еще
или уже поздно? "Мамочка, мамочка,  мамочка!  -  бормотал  я  без  конца.  -
Мамочка, мамочка, мамочка!" Ничего другого не приходило мне на ум. Это  было
единственной и нескончаемой моей молитвой в беге наперегонки со смертью.
     Почти всякий раз я ее находил. И почти всякий раз на одном  из  мостов.
Она стояла там неподвижно, смотрела вниз на реку и была похожа  на  восковую
фигуру. "Мамочка, мамочка, мамочка!" - теперь я  кричал  это  громко  и  все
громче. Из последних сил я бросался к ней. Хватал ее, тащил, обнимал, кричал
и плакал и теребил ее, как будто она была большой бледной  куклой,  и  тогда
она внезапно пробуждалась, словно спала с открытыми глазами. Тут только  она
меня узнавала. Тут только замечала, где мы находимся. Тут  только  пугалась.
Тут только давала волю слезам и, крепко прижимая меня к себе, хрипло,  через
силу говорила: "Пойдем, мой мальчик, отведи  меня  домой!"  И  после  первых
нетвердых шагов шептала: "Все уже хорошо".
     Иногда я ее не находил. Тогда я в смятении блуждал от  моста  к  мосту,
бежал домой проверить, не вернулась ли она  тем  временем,  опять  спешил  к
реке, спускался по ступенькам моста к краю воды  и  шел  вдоль  Нойштадтской
набережной, всхлипывая и трепеща от страха, что вдруг увижу лодки, с которых
баграми вылавливают кого-то спрыгнувшего с моста. Потом,  еле  волоча  ноги,
брел домой и, трясясь в ознобе надежды и отчаяния, бросался на ее кровать. И
тут же, обессилев, почти в беспамятстве, засыпал. А  когда  просыпался,  она
сидела рядом со мной и крепко прижимала меня к себе. "Где  же  ты  была?"  -
ничего не понимая, счастливый, спрашивал я. Она не знала. Сама в  недоумении
качала головой. Потом, силясь улыбнуться, шептала, как и  всегда:  "Все  уже
хорошо ".

     Однажды  после  обеда,  вместо  того  чтобы  пойти  играть,  я   тайком
отправился к санитарному советнику Циммерману в часы приема  и  выложил  ему
то,  что  меня  мучило.  Покрутив  коричневыми  от  никотина  пальцами  свою
клинообразную бородку, он ласково взглянул на меня и сказал:
     - Твоя матушка слишком много работает. У нее больны нервы. Это припадки
- сильные и короткие, как летние грозы. Они необходимы, чтобы природа  вновь
пришла в равновесие. Потом воздух становится намного свежее и чище.
     Я с сомнением на него посмотрел.
     - Ведь и люди, - сказал он, - часть природы.
     - Но не всех людей тянет бросаться с мостов, - возразил я.
     - Нет, - согласился он, - к счастью, нет. - Он погладил меня по голове.
- Матушке твоей надо бы месяца два хорошо отдохнуть. Где-нибудь  поблизости.
В Тарандте, в Вайксдорфе, в Лангебрюке. А ты прямо  из  школы  мог  бы  туда
ездить и оставаться с ней до вечера. Уроки можно готовить и в Вайксдорфе.
     - Она не согласится, - возразил я. - Из-за клиентуры. Два месяца -  это
слишком долго.
     - А меньше - слишком  мало,  -  ответил  он.  -  Но  ты  прав,  она  не
согласится.
     Я виновато произнес:
     - Она из-за меня не согласится. Она из-за меня выбивается из сил. Из-за
меня ей нужны деньги.
     Проводив меня до двери, он похлопал меня по плечу:
     - Не вини себя. Если б у нее не было тебя, было б много хуже.
     - Вы ей не скажете, что я к вам приходил?
     - Ну что ты! Разумеется, нет!
     - Так вы не считаете, что она в самом деле может...  когда-нибудь...  с
моста?..
     - Нет, - сказал он, - не считаю. Даже если она позабудет все на  свете,
сердце ее будет думать о тебе. - Он улыбнулся: - Ты ее ангел-хранитель!
     Эти его последние слова я в своей жизни часто потом вспоминал. Они меня
и утешали и  печалили.  И  я  вновь  их  припомнил,  когда  пятидесятилетним
мужчиной пришел навестить матушку в  санатории.  За  это  время  много  чего
произошло. Дрезден лежал в развалинах. Родители пережили бомбежку. Мы  долго
были разлучены. Почта и железные дороги долгое  время  не  работали.  И  вот
наконец мы встретились. В санатории.  Потому  что  матушка  -  ей  было  под
восемьдесят, - истощенная жизнью,  в  которой  знала  лишь  труд  и  заботы,
страдала потерей памяти и нуждалась в уходе и присмотре.
     Она  держала  на  коленях  платок  и  безостановочно,  без  устали   то
расстилала его, то складывала, с растерянной улыбкой подняла на меня  глаза,
словно бы меня узнала, кивнула и вдруг спросила:
     - А где же Эрих?
     Она спрашивала меня о своем сыне!  У  меня  сердце  перевернулось.  Как
раньше, когда она с отсутствующим взглядом стояла на мосту.
     "Даже если она позабудет все на свете, сердце ее будет думать о  тебе".
Теперь и глаза ее меня забыли, свою единственную цель и радость!  Но  только
глаза. Не сердце.
     Я плакал так, будто никогда уже больше не засмеюсь.  И  снова  смеялся,
будто никогда и не плакал. "Все уже хорошо", - говорила матушка, и все  было
хорошо. Или почти хорошо.


       Глава двенадцатая



     Предыдущая глава звучала не слишком весело.  У  ребенка  горе,  и  этим
ребенком был я сам. Может, не следовало вам  этого  рассказывать?  Нет,  это
было бы неверно. Горе существует, думается мне, как существуют град и лесные
пожары. Конечно, можно представить себе более счастливый мир, чем наш.  Мир,
в котором никто не голодает и никому не надо идти на войну. Но далее и тогда
останется достаточно горя, которое  даже  самым  разумным  правительствам  и
самыми решительными мерами никак не искоренить. И умалчивать об этом горе  -
значит лгать.
     Сквозь  розовые  очки  мир   кажется   розовым.   Картина,   может,   и
привлекательная, однако тут оптический обман. Дело в очках, а не в мире. Кто
смешивает одно с другим, здорово удивится, когда жизнь снимет у него с  носа
очки.
     Существуют и такие оптики - я, собственно,  имею  в  виду  писателей  и
философов, - которые продают людям черные стекла, и вот уже наш мир -  юдоль
скорби и безнадежно померкшая звезда. Кто рекомендует нам темные очки, чтобы
солнце не  слишком  нам  глаза  резало,  честный  торговец.  А  кто  их  нам
насаживает, чтобы мы поверили, будто солнце не светит, тот мошенник.
     Жизнь не сплошь розовая и не сплошь черная, она  пестрая.  Есть  добрые
люди и злые люди, и добрые  временами  бывают  злыми,  а  злые  -  иной  раз
добрыми. Мы смеемся и плачем, и порой плачем так, будто никогда  уже  больше
не засмеемся, или от души смеемся, будто никогда и не  плакали.  Иногда  нам
приваливает счастье, иногда - несчастье, а бывает, что не было  бы  счастья,
да несчастье помогло. А кто думает,  что  знает  лучше,  тот  зазнайка.  Кто
строит  из  себя  умника  и  утверждает,  будто  дважды  два  пять,  правда,
выделяется  среди  прочих,  но  это  и  все.  Он  недалеко  уедет  со  своей
оригинальностью. Старые истины не бывают и не выглядят оригинальными, но тем
не менее они есть и остаются истинами, а это главное.

     Хехтштрассе была узкой,  неприглядной  и  густо  заселенной  улицей.  И
здесь-то, потому что лавки стоили дешевле, дядя Франц и дядя Пауль  молодыми
мясниками начали свою карьеру. И хотя  обе  тесные,  в  одно  окно,  мясные,
разделенные лишь мостовой, помещались прямо друг против друга и их владельцы
носили одну фамилию Августин, братья не ссорились. Оба ловкие,  расторопные,
жизнерадостные, они пользовались в квартале симпатией; их куртки  и  фартуки
отличались белоснежной чистотой, колбасы,  мясные  салаты  и  заливные  были
превосходны. Тетя Лина и тетя Мари с утра до вечера стояли  за  прилавком  и
время от времени весело друг другу махали через улицу.
     У тети Мари было четверо детей, в том числе слепой  от  рождения  Ханс.
Всегда веселый, он и ел и смеялся с  удовольствием,  но  после  смерти  тети
Мари, своей матери, попал в приют для слепых. Там его обучили плести корзины
и настраивать рояли, и дядя Пауль женил его совсем  еще  молодым  на  бедной
девушке, чтобы было кому о нем заботиться. Отцу недоставало времени на  сына
с пустыми, незрячими глазами.
     Все трое бывших торговцев кроликами - также старший, живший в Дебельне,
Роберт Августин, - были здоровяками. Они о себе-то не думали, а о других  не
думали и подавно. Они думали только о торговле. Будь в сутках  сорок  восемь
часов, может, они были бы помягче. Тогда, может, у них осталось  бы  немного
времени на посторонние вещи и на  такую  мелочь,  как  жены,  дети,  братья,
сестры и собственное здоровье.
     Но в сутках всего двадцать четыре часа, и потому они не считались ни  с
кем. Даже с собственным отцом. Он страдал астмой, обеднел и знал, что  скоро
умрет. Но из гордости не просил старших сыновей о помощи. Он, видно,  помнил
пословицу:  отцу  легче  прокормить   дюжину   детей,   чем   дюжине   детей
единственного отца.
     Дебельнские сестры - что та, что другая были бедны, как церковные мыши,
- написали матушке, как плохо обстоит дело с моим дедом. Матушка побежала на
Хехтштрассе и молила брата Франца что-то предпринять. Он  обещал  и  сдержал
слово. Послал почтовым переводом несколько  марок  и  открытку  с  сердечным
приветом и пожеланиями быстрейшего выздоровления. Нет,  не  подумайте,  чего
доброго, что открытку он написал сам! Это сделала за него жена.  У  сына  не
нашлось времени послать привет отцу. Но на похороны старика, вскоре вслед за
тем, он отправился самолично. Тут уж он не скупился.
     Ибо в семействе свадьбы, серебряные свадьбы и в первую очередь похороны
составляли исключение. На это находилось время. На кладбище, у гроба, тут  и
встречались. В сюртуках и цилиндрах.  С  носовыми  платками,  чтобы  утирать
слезы. Глаза и кончики носов краснели. И слезы-то были самые настоящие.
     Потом еще сидели все вместе на поминках. За обедом, как и  подобает,  в
удрученном молчании. Но за кофе с  пирогами  уже  смеялись.  А  за  коньяком
отставные торговцы кроликами украдкой доставали из  черных  жилеток  золотые
часы. Им уже было недосуг. "Прощайте!", "Заглядывайте!", "Жаль, так  приятно
сидели!"
     Только на собственных похоронах они оставались дольше.
     Франц Августин и Пауль Августин продолжали жить на Хехтштрасссе и после
того, как выгодно перепродали свои мясные  лавки  и  окончательно  сделались
барышниками.  В  задних  дворах  было  достаточно  места  под   конюшни,   в
особенности для дяди Пауля, который покупал и  продавал  только  легковых  и
чистокровных лошадей, только упряжных и верховых и только лучших из  лучших.
Уже спустя несколько лет он вправе был именовать себя "поставщиком двора его
величества". Он велел вписать этот титул в фирменную вывеску над воротами  и
мог теперь потягаться в благородстве с  придворным  ювелиром.  Тот  торговал
лишь самым отборным жемчугом и бриллиантами чистейшей  воды,  а  дядя  Пауль
выставлял, на продажу коней лишь самой чистой  крови.  Для  этого  ему  было
достаточно и десяти стойл. Иногда король  приезжал  самолично!  Можете  себе
представить! На узкую, захудалую  Хехтштрассе!  С  принцами,  гофмаршалом  и
лейб-егерем! К моему дяде Паулю!
     И все же я куда охотнее и несравненно  чаще  крутился  во  дворе  и  на
конюшне по другую сторону улицы. Хоть дядя  Франц  был  по-мужицки  груб  и,
конечно, никак не годился в поставщики двора.  Кто  знает,  что  бы  он  еще
наговорил Фридриху-Августу III Саксонскому и как по-свойски  хлопал  бы  его
величество могучей пятерней по плечу.  Уж  гофмаршал  и  адъютант  из  свиты
наверняка упали бы в обморок. Но по-мужицки грубый дядя Франц  нравился  мне
больше, чем шибко благородный дядя Пауль, которого родные братья и сестры  в
шутку прозвали "господин барон". И среди конюхов и  лошадей  дяди  Франца  я
чувствовал себя как дома.
     В коричневых деревянных стойлах, тянувшихся по  обе  стороны  глубокого
узкого двора, помещалось до  тридцати  лошадей  датской  и  восточнопрусской
породы, ольденбургской и гольдштинской, фламандские тяжеловозы и  брабансоны
с мясистыми крупами  и  длинными  светлыми  гривами.  Конюхи  едва  успевали
центнерами подтаскивать сено, овес и сечку и гектолитрами, ведро за  ведром,
свежую воду. Лошади столько съедали и выпивали, что я просто  диву  давался.
Они били здоровенными копытами, хлестали  себя  по  спине  хвостами,  сгоняя
полчища мух,  и  ржали  из  конца  в  конец  конюшни,  дружески  обмениваясь
приветствиями. Когда я подходил поближе, они поворачивали морды и отчужденно
и снисходительно смотрели на меня из глубины своих непроницаемых глаз. После
чего иногда кивали, а иногда покачивали огромными головами. Но я не понимал,
что они  хотят  сказать.  Расмус,  сухопарый  старший  конюх  из  Дании,  не
выговаривавший букву "с", для проверки, обходил стойло за  стойлом.  А  дядя
Бруно, прихрамывая по  булыжнику  двора,  деловито  сопровождал  ветеринара.
Толстый ветеринар был здесь частым гостем.
     У лошадей те же болезни, что и у нас. Многие, как инфлюэнца и  кишечные
колики, даже называются одинаково, другие именуются "мыт", "мокрец",  "сап",
"шпат" - и все одна другой опасней. Мы не умираем от кашля, насморка, боли в
горле, свинки и рези в животе. А у лошадей, этих  древнейших  вегетарианцев,
бабушка еще надвое сказала. Стоит им наесться мокрого сена, и вот уже у  них
раздувается живот, как воздушный шар, уже боль ножом режет внутренности, уже
может случиться заворот кишок, и смерть стучится в дверь конюшни. Стоит  им,
разгоряченным, напиться воды  чуть  похолодней,  и  сразу  же  они  начинают
кашлять, железы распухают, из  ноздрей  течет,  температура  поднимается,  в
бронхах хрипы, глаза мутнеют, и опять курносая тут как тут.  Иногда  толстый
ветеринар поспевал вовремя. Иногда  опаздывал.  Тогда  во  двор  с  грохотом
въезжал фургон живодера и увозил павшую лошадь. Кожу,  копыта  и  волос  еще
можно было пустить в дело.
     Самым  огорчительным  в  смерти  лошади  был  понесенный  убыток.  А  в
остальном не очень-то печалились, да это и  понятно.  Лошади  не  входили  в
семью.  Скорее  они   напоминали   четвероногих   гостиничных   постояльцев,
остановившихся в Дрездене на несколько дней и живших тут на всем готовом.  А
затем путешествие продолжалось - в какое-нибудь  поместье,  на  пивоваренный
завод, в казарму, когда как. А иной раз и на живодерню.  Владельцы  гостиниц
не плачут, когда  умирает  постоялец.  Они  тайком  выносят  его  по  черной
лестнице.

     Неуютная, мещански обставленная квартира находилась над мясной  лавкой,
где давно уже рубил и отбивал  обухом  котлеты  другой  мясник.  В  квартире
распоряжалась  Фрида,  худенькая  девушка  из  Рудных  гор,   молчаливая   и
энергичная служанка. Фрида стряпала, стирала,  убирала  комнаты  и  заменяла
моей кузине Доре мать. У самой матери, тети Лины, не было времени заниматься
своим ребенком.
     Не имея никакого коммерческого образования и подготовки, она  сделалась
управляющей фирмы и с утра до  вечера  сидела  в  конторе.  Чеками,  счетами
поставщиков,  налогами,  жалованьем,  пролонгацией  векселей,   взносами   в
больничную кассу, текущим счетом в банке и всякими подобными  мелочами  дядя
Франц заниматься не желал. Он сказал ей: "Это будешь делать  ты!"  -  и  она
делала. Скажи он ей: "Спрыгни сегодня в шесть вечера с башни Кройцкирхе",  -
и она бы спрыгнула. Разве что оставила бы там, на башне, записку:
     "Дорогой Франц! Прости, что прыгаю с опозданием  на  восемь  минут,  но
меня задержал  бухгалтер-ревизор.  Любящая  тебя  жена  Лина".  По  счастью,
подобная  мысль  не  пришла  ему  в  голову.  Не  то  он  бы  лишился  своей
уполномоченной. Что было бы с его стороны глупо, а он был  совсем  не  глуп,
мой дядя Франц.
     Контора, называвшаяся еще бюро, помещалась в глубине двора между  двумя
рядами стойл, в нижнем этаже  небольшого  флигелька.  Здесь  прислуживала  и
царила тетя Лина. Здесь за письменным столом она торговалась с поставщиками.
Здесь по субботам выдавала конюхам жалованье. Здесь выписывала  чеки.  Здесь
вела книги.  Здесь  ревизор  проверял  ее  записи.  У  задней  стенки  стоял
несгораемый шкаф, и только у тети был от него ключ. Связка ключей и  кошелек
с деньгами бренчали у нее в кармане фартука. Карандаш  она  засовывала  себе
наискось в прическу. Она была весьма решительна  и  никому  не  давала  себя
провести. Лишь один-единственный человек на свете вызывал у нее сердцебиение
- "хозяин". Так она его за глаза называла. Если же он  находился  в  комнате
или у телефона, то она говорила: "Франц",  "Да,  Франц",  "Конечно,  Франц",
"Разумеется, Франц", "Непременно, Франц".  И  ее  обычный  напористый  голос
звучал как голосок школьницы.
     Когда она была ему нужна, он орал во всю глотку, где бы  ни  находился,
одно лишь слово: "Жена!" И она  мгновенно  откликалась:  "Да,  Франц?"  -  и
опрометью неслась к нему,  будто  дело  шло  о  спасении  жизни.  Тогда  ему
оставалось только добавить: "Сегодня в ночь я еду с Расмусом на  ярмарку  во
Фленсбург. Дашь мне с собой двадцать тысяч марок. Купюрами по сто!"  Убегая,
она на ходу развязывала фартук. И через час, побывав в банке, была уже дома.
С двумястами сотенных бумажек. Позднее, когда они жили на "вилле", я за  нее
бегал в банк. Но моя пора банковского посыльного к делу пока не относится.
     По возвращении с ярмарок и аукционов, после того как лошадей  выгружали
у наклонной платформы Нойштадт-Товарная и нанятые для  сопровождения  конюхи
отводили их вдоль железнодорожной насыпи и через Бишофплац  на  Хехтштрассе,
для дядюшки начиналась самая ответственная  пора.  Сперва  коням  надо  было
откормиться, потому  что  поездка  в  теплушках  и  перемена  климата  дурно
отзывались на живом товаре.
     Но уже спустя несколько дней клиенты толклись но дворе, как на ярмарке.
Все важные персоны с чутьем лошадников и толстыми  бумажниками.  Офицеры  со
своими вахмистрами, помещики,  зажиточные  крестьяне,  директора  пивоварен,
владельцы экспедиционных контор, господа из городского отдела мусороуборки и
представители фирмы Пфунд  "Торговля  молочными  продуктами"  -  создавалось
впечатление, что здесь торгуют не  лошадьми,  а  толстяками!  Дядя  Бруно  с
ящичком сигар, прихрамывая, обходил одного за другим, предлагая  гаваны.  Из
окон домов, выходивших на задний двор,  высовывались  любопытные  женщины  и
дети, наслаждались даровым спектаклем и ждали главного исполнителя -  Франца
Августина, хозяина лошадей. А когда он наконец появлялся,  когда,  улыбаясь,
входил в ворота с сигарой в зубах, покручивая толстой бамбуковой тростью,  в
ловко, чуть набок надетом коричневом котелке, даже те,  кто  никогда  его  в
глаза не видели, тотчас понимали: "Это он! Такой тебя вмиг облапошит,  а  ты
еще будешь думать, что он тебе рыжего мерина задарма  отдал!"  Против  этого
человека,  против  такой  самоуверенной  силы  и  веселого   простодушия   и
разрыв-трава была бы бессильна. Где бы он  после  нескольких  рукопожатий  и
похлопываний по спине уверенно и неуклюже ни становился, там и был центр,  и
все слушались его команды: конюхи, лошади и покупатели!
     Лошадей одну за другой прогоняли во всех аллюрах. Конюхи держали их  за
недоуздки и бегали с ними  взад  и  вперед  по  двору.  Особенно  норовистых
выводил Расмус. У него  даже  самые  тугоуздые  глодуны  бежали  рысью,  как
кроткие овечки. Иногда дядя Франц щелкал бичом.  Но  большей  частью  просто
махал белым своим большим носовым  платком.  У  него  это  выходило,  как  у
артиста варьете. Платок хлопал, будто флаг  на  ветру,  и  взбадривал  самых
ленивых одров.
     После выводки очередной лошади  заинтересованные  покупатели  подходили
ближе и осматривали у нее зубы и бабки. Дядя называл свою цену и не давал  с
собой долго торговаться. Покупка скреплялась тем, что, оглушительно  хлопая,
ударяли по рукам. У меня от одного звука болели ладони. Тетя Лина  доставала
из прически карандаш и записывала покупателя. Это, собственно, было излишне:
ударив по рукам, покупатель все равно что давал  клятву.  Кто  такой  уговор
нарушал, был как коммерсант конченым человеком. А этого никто  не  мог  себе
позволить.
     Иногда дядя привозил столько лошадей, что был вынужден больше  половины
размещать по чужим  конюшням:  у  своего  брата  Пауля  и  своего  приятеля,
коммерции советника Геблера. Тогда выводка лошадей продолжалась неделями,  а
в выходившем на Хехтштрассе трактирчике, не прекращаясь, шел пир горой.  Дым
от сигар и духота были такие, что хоть топор вешай. Крик и  хохот  слышались
даже на улице. Дядя Франц пил как сапожник и  сохранял  ясную  голову.  Дядя
Бруно после четвертой рюмки был пьян в стельку. А тетя Лина вообще не  пила,
а молча и усердно принимала деньги.  Сотенными,  пятисотенными  и  тысячными
бумажками. Толстые  бумажники  вокруг  худели  на  глазах.  Тетя  выписывала
квитанции,  засовывала  химический  карандаш  обратно  в  прическу   и   шла
складывать пачки денег в несгораемый шкаф. В бюро в глубине двора.

     "Наш-то Франц Августин, - говорили люди,  -  так  все  и  будет  деньги
лопатой грести до одурения!" До одурения? Плохо же они его  знали.  Впрочем,
они не понимали это так буквально. Втайне они даже очень им  гордились.  Как
же, он доказал миру, что и на Хехтштрассе можно сделаться  миллионером!  Они
это ставили ему в большую  заслугу.  Его  успех  был  сказкой,  которой  они
тешились. И они складывали ее продолжение. "Кто так разбогател,  -  говорили
они,  -  обязан  свое  богатство  показывать!  Ему  нужен  дворец.  Пусть  с
Хехтштрассе съезжает, это его долг перед Хехтштрассе".  -  "Какой  вздор!  -
ворчал дядя Франц. - Мне вполне достаточно моей квартиры над мясной. Да меня
и дома почти не бывает". Но Хехтштрассе была сильнее его. И в  конце  концов
он сдался.
     Он купил дом на Антонштрассе под номером 1. "Дом",  собственно,  не  то
слово. Это была  трехэтажная,  просторная  вилла  с  тенистым  садом,  почти
парком, узкой стороной граничившим с площадью Альберта. Той  самой  площадью
Альберта, через которую я каждый день ходил в школу. Оживленнейшей и  вместе
с тем наряднейшей площадью с театром и двумя большими  фонтанами,  носившими
название "Тихие струи" и "Бурные волны".
     Во владение, помимо большой виллы и маленького парка, помимо высоченных
старых деревьев, входили еще оранжерея, две беседки и надворное  строение  с
конюшней, каретным сараем и квартирой для кучера. В квартиру кучера  въехала
Фрида,  эта  жемчужина,  получившая  звание  экономки.  Ей  дали  в  подмогу
горничную и садовника, и она взяла в свои руки бразды правления.  С  первого
же дня она прекрасно управлялась  со  своими  новыми  обязанностями,  словно
выросла в трехэтажной вилле. Тетя Лина привыкала много хуже. Она  не  желала
быть барыней и так ею и не стала. И она и Фрида -  обе  родились  и  провели
юность в Рудных горах, отцы их работали на одной шахте забойщиками.


       Глава тринадцатая



     С Кенигсбрюкерштрассе, 48, до Антонштрассе, 1,  было  рукой  подать.  И
поскольку тетя Лина никак не могла  освоиться  на  своей  новой  вилле,  она
радовалась, когда мы ее навещали. В хорошую погоду я приходил сразу же после
обеда. Дядя сидел в купе какого-нибудь скорого поезда.  Тетя  за  письменным
столом на Хехтштрассе выписывала счета и  квитанции.  Дора,  моя  двоюродная
сестра,  пропадала  в  гостях  у  школьной  подруги.  Так  что  дом  и   сад
принадлежали мне.
     Больше всего я любил, взобравшись на садовую ограду, наблюдать  кипучую
жизнь площади. Трамваи, ходившие в Альтштадт, в Вайсен Хирш, на Нойштадтский
вокзал, в Клоцше и  Хеллерау,  останавливались  прямо  передо  мной,  словно
делали это исключительно ради  меня.  Сотки  пассажиров  выходили,  входили,
пересаживались, чтобы мне было на что посмотреть. Фуры, пролетки, автомобили
и пешеходы тоже для меня старались как могли. Оба  фонтана  показывали  свои
водные художества. Мимо с  грохотом,  отчаянно  сигналя  рожком  и  звеня  в
колокол, проносились пожарные. Потные гренадеры,  шагая  в  ногу,  с  песней
возвращались с учения в казармы. Чинно  проезжала  по  мостовой  королевская
карета. Мороженщики в белых фартуках продавали на  углах  вафли  по  пять  и
десять пфеннигов. С пивной фуры скатывался бочонок, и тут  же  его  окружала
толпа любопытных. Площадь Альберта была сценой, а я, среди деревьев и кустов
жасмина, сидел в ложе, смотрел и не мог наглядеться.
     Спустя час-другой Фрида трогала меня  за  плечо  и  говорила:  "Я  тебе
принесла кофе!"  Тогда  я  усаживался  в  тенистую,  из  решетчатого  чугуна
сквозную беседку и полдничал, как принц. Потом шел осматривать  смородину  и
вишни или осенью длинным бельевым шестом сбивал  орехи  с  дерева.  Или  еще
бегал для Фриды в зеленную лавку  напротив.  За  укропом,  пиленым  сахаром,
репчатым и зеленым луком или еще за чем. Рядом с  лавкой,  почти  скрытый  в
саду, стоял маленький домик, и возле калитки была  прибита  дощечка:  "Здесь
жил и умер Густав Нириц". Он был учителем и  школьным  инспектором,  написал
множество детских книжек, и все эти  книжки  я  прочитал.  В  1876  году  он
скончался в этом  домике  на  Антонштрассе  не  менее  знаменитым,  чем  его
дрезденский  современник-рисовальщик  и  художник  Людвиг  Рихтер.   Людвига
Рихтера любят и почитают поныне. А Густав Нириц всеми забыт.  Время  решает,
чему оставаться и продолжать жить. И большей частью оно решает правильно.

     Мы и вечерами захаживали на виллу. В особенности когда дядя Франц был в
отъезде. Без него тетя Лина, хоть с ней оставалась  Дора,  чувствовала  себя
такой одинокой и покинутой,  что  была  счастлива,  если  мы  составляли  им
компанию за ужином в гостиной. Фрида щедрой рукой  и  с  большим  искусством
готовила бутерброды, и мы бы кровно оскорбили  ее,  оставив  на  блюде  даже
один-единственный ломтик хлеба с деревенской ливерной колбасой или  копченой
ветчиной. Никто, конечно, не желал  ее  обижать,  и  мы  вовсю  налегали  на
угощение.
     Это были уютные вечера. Над диваном  висела  точная  копия  картины  из
художественной галереи. На ней изображен был старик извозчик; он стоит рядом
с лошадью и только что засветил  фонарь  на  хомуте.  Скопировал  картину  в
Цвингере художник Хофман из Трахау; он, собственно,  был  импрессионист,  но
хотел заработать немного денег, и тетя Лина преподнесла ее  дяде  Францу  по
случаю новоселья. "Картина? - презрительно наморщил нос дядя. - Да уж ладно,
как-никак лошадь нарисована!"
     Менее уютно проходили вечера, когда дядя не был в отъезде. Не то  чтобы
он оставался дома, боже упаси! Он сидел в  пивной  или  в  винном  погребке,
закладывал за воротник с другими  мужчинами,  любезничал  с  официантками  и
продавал лошадей... Но... ведь он мог,  против  всякого  ожидания,  внезапно
вернуться домой! На свете нет ничего невозможного. И  потому  мы  сидели  на
кухне.
     Кухня была чистой и просторной. Чего ж тут особенного? У себя  дома  мы
всегда вечерами сидели на кухне. А Фридины бутерброды были так же  аппетитны
на вид и хороши на вкус, как в гостиной. И, однако, что-то тут было не  так.
Заразившись страхом тети Лины, мы все теснились за  кухонным  столом,  когда
весь большой дом стоял пустой, и у тети  был  такой  вид,  словно  она  сама
находилась у себя в гостях. И вот мы сидели и ели,  но  при  этом  прижимали
уши, как кролики.
     Придет он или не придет? Еще неизвестно. И вообще-то  маловероятно.  Но
изредка он приходил.
     Сначала мы слышали, как в саду кто-то с  силой  захлопывал  калитку,  и
Фрида говорила: "Хозяин идет". Вслед за тем входная дверь с  таким  грохотом
распахивалась, что дребезжали цветные  стекла  в  свинцовых  переплетах,  и,
обуреваемая страхом и радостью, тетя вскрикивала: "Хозяин  идет!"  Потом  из
коридора слышался львиный рык: "Жена!" И с возгласом: "Да, Франц!" - тетя, а
за ней Фрида и Дора бросались в переднюю, где хозяин  лошадей,  начиная  уже
терять терпение, протягивал  им  навстречу  шляпу  и  трость.  Они  поспешно
вырывали эти предметы у него из  рук,  втроем  помогали  ему  снять  пальто,
уносили трость, шляпу и пальто на вешалку и, обгоняя его, бежали  вперед  по
коридору, чтобы открыть дверь в гостиную и зажечь свет.
     Он, кряхтя,  садился  на  диван  и  протягивал  одну  ногу.  Тетя  Лина
опускалась перед ним на колени и снимала ему штиблет. Фрида, став на  колени
рядом с ней, нашаривала под  диваном  шлепанцы.  Пока  тетя  снимала  второй
штиблет, а  Фрида  натягивала  ему  на  ногу  первый  шлепанец,  он  буркал:
"Сигару!" Дора бежала в кабинет, поспешно  возвращалась  с  ящиком  сигар  и
спичками, открывала ящик и, когда сигара была выбрана, ставила ящик на  стол
и держала наготове спичку. А лишь только он  откусывал  у  сигары  кончик  и
выплевывал на ковер, она давала ему закурить.
     Все трое окружали его и стояли перед ним  на  коленях,  как  невольницы
перед султаном, смотрели ему в рот и ждали дальнейших приказаний. Сначала он
молчал, а они продолжали благоговейно его окружать и  стоять  перед  ним  на
коленях. Он попыхивал сигарой,  поглаживал  белокурые  усы,  в  которых  уже
поблескивала седина, и походил на сытого  разбойника.  Потом  он  спрашивал:
"Что нового?" Тетя Лина  докладывала.  Он  бурчал  что-то.  "Не  желаете  ли
закусить?" - спрашивала Фрида. "Уже, - буркал он, - с Геблером  в  "Грозди".
"Стаканчик вина?" - спрашивала дочь. "Пожалуй, - милостиво соглашался он,  -
только быстро! Я снова ухожу". И все трое вскакивали и кидались к серванту и
в погреб.
     ...Мы между тем  сидели,  притаившись,  на  кухне.  Матушка  иронически
улыбалась, отец злился, а я время от  времени  уплетал  бутерброд.  То,  что
разыгрывалось в гостиной, было нам давно известно. Оставалось  лишь  узнать,
какой из трех возможных концовок завершится комедия сегодня.
     Либо дядя Франц в самом деле уйдет и  три  рабыни  вернутся  на  кухню,
весьма вероятно, с початой бутылкой вина и мы побудем еще часик,  либо  дядя
останется дома. В этом, втором  случае  на  сцене  появится  одна  Фрида  и,
несколько смущенная, выпроводит нас через черный  ход.  Мы,  крадучись,  как
грабители, пройдем по гравиевой дорожке и вздрогнем, если скрипнет  калитка.
Но всего драматичней была третья концовка комедии, которая тоже имела  место
не так уж редко.
     Случалось, что дядя искоса подозрительно глядел на тетю и с  намеренным
безразличием спрашивал: "А в доме больше никого нет?" Тогда  нос  тети  Лины
белел и заострялся. Следовавшее затем молчание само по себе служило ответом,
и он продолжал допытываться: "Кто у тебя? Отвечай! " - "Ах, - шептала  тетя,
бледно улыбаясь, - это всего-навсего Кестнеры". "А где ж  они?  -  угрожающе
вопрошал он и пригибался. - Где они, я спрашиваю!" "На кухне, Франц". И  тут
разражалась  буря.  Дядя  выходил  из  себя.  "На  кухне?  -  ревел  он.   -
Всего-навсего Кестнеры? Ты прячешь наших родственников  на  кухне?  Вы  что,
вовсе все сдурели?" Он вскакивал, швырял сигару на стол, стонал от бешенства
и, топая, тяжело шел по коридору. К великому сожалению, он был в  шлепанцах.
В сапогах вся сцена получилась бы несравненно эффектнее.
     Дядя с размаху открывал кухонную дверь, мерил нас взглядом с головы  до
ног,  подбоченивался,  набирал  воздуху  и  возмущенно  орал:  "И  вы  такое
терпите?" Матушка хладнокровно и тихо отвечала: "Мы не хотели  тебе  мешать,
Франц". Одним мановением руки он отметал ее замечание. "Кто, - кричал он,  -
кто в этом доме рассказывает,  что  мне  мешают  мои  родственники?  Это  же
неслыханно!"  Затем  повелительно  протягивал  руку,   подобно   полководцу,
посылающему в бой резервы: "Вы сейчас же перейдете в гостиную! Ну! Нельзя ли
побыстрей? Или вы ждете письменного приглашения? Ида! Эмиль!  Эрих!  Вперед!
Живо! Да шевелитесь же!"
     Он,  тяжело  шагая,  шел  впереди.  Мы  робко  за  ним  следовали.  Как
приговоренные к смерти, которым предстоит взойти на костер. "Жена! -  гаркал
он. - Фрида! Дора! - гаркал он. - Две бутылки вина!  Сигары.  И  чего-нибудь
закусить!" Три рабыни рассылались в разные стороны. "Мы уже поели на кухне",
- говорила матушка. "Значит, поедите еще раз! - раздраженно отрезал он. - Да
садитесь же наконец! Эмиль, сигару?" "Благодарю, - говорил отец, - но у меня
свои есть". Обычная их игра. "Бери! - приказывал дядя. - Такие хорошие ты не
каждый день куришь!" "Тогда с твоего разрешения..." - говорил отец  и  двумя
пальцами осторожно извлекал сигару из ящика.
     Когда все сидели под лампой перед едой и  питьем,  дядя  Франц  потирал
руки. "Ну вот, - говорил он с удовлетворением, - теперь  можно  и  уютненько
посидеть! Угощайся, мой мальчик! Ты же ничего не  ешь".  К  счастью,  я  мог
тогда есть куда больше, чем сейчас.  И  ради  мира  и  согласия  жевал  один
бутерброд за другим. Дора, глядя на меня, шутовски  прищуривала  один  глаз.
Фрида подливала вина.  Дядя  принимался  вспоминать  Клейнпельзен,  торговлю
кроликами и, по обыкновению, поворачивал на то, какой ябедой была матушка, и
чем больше она злилась, тем веселее становился он.  Но,  доведя  матушку  до
белого каления, он постепенно  утрачивал  интерес  к  этой  теме  и  начинал
обсуждать с тетей всякие свои дела. Потом вдруг поднимался, громко  зевал  и
объявлял, что отправляется в постель. "Сидите-сидите", - буркал он и исчезал
за дверью. Иной раз он высказывался еще прямей и преспокойно говорил:  "Так.
А теперь можете отправляться домой". Да, дядя Франц был редкий экземпляр.  И
нервы у него были воловьи.
     ...Поскольку я и днем крутился на вилле и в саду, меня, как и следовало
ожидать, стали использовать при случае в  качестве  посыльного.  Я  выполнял
самые различные поручения одинаково аккуратно и неизменно добросовестно. Так
получилось, что девяти лет от роду я сделался левой рукой тети Лины, и можно
далее сказать, ее левой ногой! От долгих лет стояния за прилавком  мясной  и
позднее в конюшне и на дворе у тети Лины стали тяжелеть  и  быстро  уставать
ноги. Она предпочитала сидеть, а не ходить, и  на  меня  легли  обязанности,
которые  обычно  маленьким  мальчикам  не  доверяют.  Я  приносил  нотариусу
договоры   для   засвидетельствования   и   векселя,   которые   надо   было
опротестовать. И относил после продажи больших партий лошадей деньги в банк.
     Никогда не забуду  изумленных  глаз  посетителей,  когда  я  в  филиале
Дрезденского банка подходил к кассе, открывал толстый портфель и  выкладывал
пачки денег, которые мы с тетей предварительно пересчитывали. Теперь очередь
была за кассиром.  Он  считал,  считал  и  считал.  Наклеивал  вокруг  пачек
печатные бандерольки и делал себе пометки, которые  я  тщательно  сверял  со
своими. Пять тысяч марок, десять тысяч  марок,  пятнадцать  тысяч,  двадцать
тысяч, двадцать пять тысяч, тридцать тысяч и далее, случалось,  сорок  тысяч
марок и больше! Посетители, стоявшие за мной и возле меня, ожидая, когда  их
обслужат, бывали до того поражены, что далее забывали терять терпение.
     И если у кассира под конец получался на  записке  другой  итог,  чем  у
меня, он знал, кто ошибся. Он сам, конечно. У меня при сложении сумма всегда
сходилась. И он начинал считать сначала. В конце концов я гордо  удалялся  с
квитанцией и пустым портфелем.
     Тетя меня хвалила, запирала квитанцию в письменный стол  и  дарила  мне
пять марок. А иногда даже десять. Да она  и  просто  так  часто  совала  мне
какую-нибудь монетку. Тетя Лина была славная и добрая женщина. И  не  только
тогда, когда дарила мне деньги.
     Однажды, сколько тетя ни пересчитывала, у нее все  недоставало  двухсот
марок. Подсчет правильный, а денег нет. И  неизвестно,  куда  они  девались.
Неизвестно куда? Такого не  бывает.  Где  же  они?  И  вот  уже  из-за  угла
навязчиво высовывался следующий вопрос. Кто эти двести марок украл? Кто вор?
Кого можно вообще заподозрить? Дядя Франц и тетя Лина обсудили дело с  глазу
на глаз и для начала установили, кто в доме  не  мог  этого  сделать.  Метод
старый и испытанный. Если повезет, преступник окажется в остатке.
     По кратком размышлении под сомнение были взяты два лица: горничная Мета
и я. Мета, которую допрашивали первой, клялась и божилась, что это  не  она,
и, поскольку пришлось ей поверить, тете не оставалось  ничего  другого,  как
призвать меня к ответу. Разговор был недолог. Тетя и договорить  не  успела,
как меня и след простыл. Матушка, выслушав мой рассказ, проронила: "Жаль.  В
общем-то они славные люди были". И на этом все для нас было покончено.
     ...Несколько дней спустя тетя случайно нашла  деньги  в  ящике  комода.
Она, видимо, сама их туда положила и за более важными делами совсем забыла о
них. Первой посланкой к нам явилась и позвонила у дверей  кузина  Дора.  Она
рассказала, что произошло, и передала сердечные приветы.
     - Ты, конечно, тут ни при чем, - сказала ей матушка, - но  лучше  всего
тебе сейчас же уйти.
     На другой день наведалась Фрида, эта жемчужина, но и она  очень  быстро
очутилась на улице.
     На следующий день, несмотря  на  расширение  вен,  тетя  Лина,  кряхтя,
взобралась к нам по лестнице.
     - Полно, Лина, - сказала матушка.  -  Я  тебя  всегда  любила,  ты  это
знаешь. Но кто может заподозрить, что мой сын вор, того я  больше  знать  не
желаю, - и захлопнула дверь перед тетушкиным носом.
     Еще через день перед домом остановилась коляска, и из  нее  вышел  дядя
Франц! Он проверил, этот ли номер дома, исчез в  воротах  и  вскоре  за  тем
впервые в жизни стоял перед нашей дверью.
     - Ты?! - изумилась матушка. - Чего тебе здесь надо?
     - Взглянуть, как вы живете, - пробурчал он. - Ты что ж, не хочешь  меня
впустить?
     - Нет! - отрезала матушка.
     Но он отстранил  ее  и  вошел.  Она  опять  попыталась  загородить  ему
дорогу..
     - Не глупи, Ида! - неловко пробормотал он, подталкивая ее перед  собой,
как паровой каток.
     Беседа брата и сестры в комнате Пауля Шурига велась достаточно  громко.
Я сидел на кухне и слышал, как они  кричали.  Это  был  исполненный  страсти
дуэт-перебранка, в котором разгневанный голос матушки  получал  все  больший
перевес. Уходя, дядя утирал лоб своим большим носовым платком.  Однако  было
заметно, что он чувствует облегчение. В двери он остановился и сказал:
     - А у вас тут хорошо!
     И ушел.
     - Он извинился, - сказала матушка. - Просил нас все это забыть и бывать
у них по-прежнему.
     Она подошла к кухонному окну и выглянула наружу.  Дядя  внизу  как  раз
садился на козлы, он освободил тормоз, подобрал вожаки, прищелкнул языком  и
укатил.
     - Как ты считаешь, - спросила матушка, - забудем?
     - Да уж, забудем, - сказал я.
     - Ну и хорошо, сказала она. - Наверное, это самое правильное. Как-никак
он брат мне.

     И все снова пошло по-старому. Я  снова  смотрел  с  садовой  ограды  на
площадь Альберта, снова пил в беседке кофе и снова  носил  крупные  суммы  в
банк. Портфель, в котором я таскал денежные купюры и чеки, становился раз от
разу все толще, и старик садовник говорил мне: "Хотел бы я знать, что  он  с
того имеет! Больше одного шницеля он все равно не съест. Больше одной  шляпы
на голову все равно не наденет. А в могиле на что ему деньги?  Черви  его  и
так съедят, задарма". "Это все честолюбие", - утверждал я. Садовник  скривил
лицо: "Честолюбие! Даже слышать не хочу! Да он в  собственной  вилле  живет,
как последний бродяга-ночлежник. Он даже не знает, что у него при вилле  сад
имеется. В жизни отгульного дня себе не брал. Нет, он не успокоится, пока не
будет лежать в земле и из него лопух не вырастет". "Вы что-то много говорите
о смерти": заметил я. Он швырнул окурок сигары  на  грядку,  размельчил  его
лопатой и сказал: "Ничего  удивительного.  Я  всю  жизнь  был  кладбищенским
садовником".
     Конечно, он был прав. Что могло быть нелепей жизни дяди Франца  и  тети
Лины?  Им  некогда  было  дохнуть.  Некогда  было  полюбоваться  цветами   в
собственном саду. Они только богатели и  богатели.  Но  ради  чего?  Однажды
доктор предписал тете курс лечения в Бад-Эльстере. Не прошло и десяти  дней,
как она вернулась. Она места себе там  не  находила,  ей  мерещились  хворые
лошади и дутые векселя. В каникулы Дора ездила и путешествовала с матушкой и
со мной, причем дядя считал это пустым баловством. "Разве мы  детьми  ездили
на море? - раздраженно спрашивал он. - Какие-то все  новомодные  фокусы!"  И
когда в пятнадцать лет подошла пора отдавать Дору в пансион, он отправил  ее
отнюдь не в Лозанну, Женеву или Гренобль, а в Хернхут в Саксонии, в закрытое
учебное заведение для девиц при Хернхутской общине, где  девочек  держали  в
такой  строгости  и  благочестии,  что  бедняжка  вернулась  оттуда   совсем
бледненькая, исчахшая и запуганная.
     Двадцати лет она вышла замуж за дельца, который понравился дяде Францу,
и умерла в первых же  родах,  произведя  на  свет  мальчика.  Его  окрестили
Францем и воспитывали дед с бабкой. Инфляция их разорила. Однако дядя  Франц
не сдался. Он еще раз составил себе состояние. Но тут ему пришел  конец.  Он
рухнул, как подрубленное под корень дерево, чтобы уже не подняться. Денег он
оставил достаточно, так что тетя Лина могла  по-прежнему  жить  на  вилле  и
вместе с Фридой  хорошо  воспитать  внука.  Внука  с  белокурыми  кудрями  и
голубыми глазами, до самой смерти напоминавшего ей Дору!
     Не до ее смерти, а до его смерти. Студент-медик и  лекарский  помощник,
он погиб в 1945 году, незадолго до разгрома,  при  отступлении  из  Венгрии,
оставив  молодую  жену  и  маленького  белокурого  и   голубоглазого   сына,
напоминавшего тете теперь уже две пары навсегда закрывшихся голубых глаз. Но
тут умерла и сама тетя Лина.

     Изменило бы что-либо, если б,  скажем,  в  1910  году  ночью  в  скором
поезде, идущем в Голландию, сосед по купе сказал дяде Францу: "Простите, что
я вас тревожу, господин Августин, но я архангел Михаил,  и  мне  ведено  вам
передать, что вы очень неправильно поступаете!" В самом  деле,  изменило  бы
это что-либо? "Я попросил бы вас оставить меня в покое!" - буркнул  бы  дядя
Франц. И если б его визави вздумал настаивать, что поручение его чрезвычайно
важно и он действительно архангел Михаил,  дядя  Франц  только  надвинул  бы
котелок на глаза и сказал: "По мне, можете быть хоть самим господом богом!"


       Глава четырнадцатая



     После первых четырех лет учения чуть ли не половина моих одноклассников
распрощались со школой, исчезли  с  Тикштрассе  и  после  пасхи,  гордые,  в
разноцветных фуражках, вынырнули вновь уже в шестых классах  классических  и
реальных гимназий, высших реальных и просто реальных училищ. Это была отнюдь
не лучшая половина, но самые глупые среди них так о себе воображали.  А  мы,
хоть и застряли на Тикштрассе,  по  умственному  своему  развитию  никак  не
остались позади. И те и другие  понимали,  что  вопрос  "гимназия  или  нет"
решался не нами, а отцовским кошельком. Это было решением не с того конца. И
в детском сердце оно неизбежно оставляло осадок горечи. Жизнь  несправедлива
и не ждала конфирмации, чтобы нам это показать.
     Поскольку из параллельного класса тоже много мальчиков  ушло  в  страну
цветных гимназических фуражек, остатки двух классов  слили  в  один.  Нашего
нового учителя, которому предшествовала  грозная  слава,  звали  Леман.  Нам
сообщили, что у него за год проходят больше, чем у других учителей за два, и
сообщения эти, как мы вскоре убедились, не были  преувеличены.  Кроме  того,
нам рассказали, что каждую неделю он расходует одну камышовую трость, и  эти
рассказы тоже примерно подтвердились. Мы  тряслись  еще  до  того,  как  его
узнали, а узнав и узнавая все лучше, тряслись еще больше. Он учил  нас  так,
что у нас пухли головы и зады!
     Учитель Леман не шутил и  не  понимал  шуток.  Он  до  потери  сознания
загружал нас  домашними  заданиями.  Потчевал  нас  таким  обилием  учебного
материала, диктантами и контрольными, что даже самые бойкие и лучшие ученики
начинали  нервничать.  Когда  он  входил  в  класс  и  невозмутимо  говорил:
"Достаньте тетради!", каждый рад был бы забиться в мышиную нору. Только  где
ее было взять, да еще на тридцать мальчиков. А  то,  что  он  расходовал  по
трости в неделю, оказалось верно лишь наполовину: он расходовал две.
     Не было дня, чтобы господин Леман не выходил из себя. Его  выводили  из
себя ленивые ученики, дерзкие ученики,  глупые  ученики,  молчащие  ученики,
трусливые ученики, упрямые ученики, запинающиеся ученики, хнычущие  ученики,
отчаявшиеся ученики. А кто из нас время от времени не бывал тем или  другим?
Так что у гнева учителя Лемана был широкий выбор.
     Он раздавал нам пощечины, от  которых  вздувались  щеки.  Брал  трость,
приказывал нам протянуть руку и хлестал пять  или  десять  раз  по  открытой
ладони, пока она не становилась багрово-красной, не вспухала, как  тесто,  и
не начинала зверски болеть. А затем, поскольку у человека с  самого  детства
две руки, наступала очередь второй. Кто со страху сжимал руку, того  он  бил
по пальцам и костяшкам. Он приказывал  шестерке  учеников  лечь  друг  подле
друга на первый ряд парт и обрабатывал шесть поджатых задов  в  справедливом
чередовании  и  быстрой  последовательности,  пока  ужасающий   шестиголосый
мальчишеский хор не оглашал воздух и все остальные не зажимали себе уши. Кто
у доски слишком долго думал, того он бил  по  икрам  и  подколенкам,  а  кто
повертывался лицом, тому доставалось еще больней.  Иногда  камышовая  трость
расщеплялась вдоль. Иногда раскалывалась поперек. Куски со свистом пролетали
по воздуху и мимо наших голов. Тогда  до  перемены  сыпались  оплеухи.  Руки
Лемана на куски не разлетались! А к другому уроку он приносил другую трость.
     Тогда встречались учителя, сладострастно выбиравшие трость у  швейцара,
как знатоки-курильщики сигару. Находились и такие, которые перед  наказанием
вымачивали трость в умывальнике,  чтобы  было  больней.  Это  были  негодяи,
которым доставляло удовольствие  пороть.  Учитель  Леман  к  этой  пакостной
разновидности скотов не относился. Он был  менее  зауряден,  но  куда  более
опасен. Он дрался не потому, что хотел насладиться нашей болью.  Он  дрался,
доведенный до отчаяния. Он не понимал, как это  мы  не  понимаем  того,  что
понимает он. До него не доходило, что его объяснения могут до нас не  дойти.
Вот  что  приводило  его  в  бешенство.  Вот  отчего  он  терял   голову   и
самообладание и кидался на всех как помешанный. Временами класс  походил  на
сумасшедший дом.

     Родители беспрестанно бегали к директору с жалобами, угрожали, плакали.
Они приносили врачебные свидетельства, где говорилось о телесных и  душевных
травмах, нанесенных тому или  другому  мальчику.  Предупреждали,  что  будут
через суд требовать денежного возмещения. Директор ломал руки.
     Все это он и сам знал, знал задолго до нас и наших родителей. Он  давал
обещание серьезно побеседовать с коллегой. И всякий раз директор  заканчивал
разговор одной и той же фразой: "Это просто ужасно, ведь,  по  существу,  он
наш лучший учитель". Но это, конечно, было неверно.
     Господин Леман был человеком знающим, человеком старательным, человеком
толковым, который хотел сделать из  нас  знающих,  старательных  и  толковых
учеников.  Цель  была  прекрасна.  А  путь  к  ней  отвратителен.   Знающий,
старательный, толковый человек  был  не  только  не  лучшим,  а  никаким  не
учителем. Ему недоставало главной добродетели воспитателя - терпения. Я имею
в виду не то терпение, что граничит  с  равнодушием  и  ведет  к  рутине,  а
другое, настоящее терпение, слагающееся из понимания, юмора и твердости.  Он
был не учителем, а укротителем с пистолетом и хлыстом. И превратил  классную
комнату в клетку с хищными зверями.

     Когда он не  стоял  в  клетке  перед  тридцатью  молодыми  и  ленивыми,
скрытными и упрямыми хищниками, он был другим человеком. Тогда обнаруживался
истинный господин Леман, и в  один  прекрасный  день  мне  привелось  с  ним
познакомиться. Этот прекрасный день мы провели  вместе,  до  самого  вечера.
Тогда уж стало ясно, что за целый  год  до  конфирмации  трое  его  учеников
ускользнут от нагоняющей страх камышовой трости: Иоганнес Мюллер, мой лучший
друг Ганс Людвиг и я сам.
     Мы  с  честью  и  даже  блеском   выдержали   приемные   испытания   на
подготовительное отделение в учительскую семинарию. Господа профессора  явно
поражались нашим знаниям. Они не ведали, какому укротителю мы  были  обязаны
своими курбетами, и потому их похвалы обращались не по  адресу:  к  питомцам
вместо дрессировщика. Тем не менее и он, видимо, гордился результатами, и  с
тех пор его трость обходила нас троих.
     Как-то во время большой перемены он на школьном дворе подошел ко мне  и
небрежно спросил:
     - Хочешь в воскресенье поехать со мной в Саксонскую Швейцарию?
     Я опешил.
     - Мы к вечеру вернемся, - пояснил он. - Кланяйся родителям и  спроси  у
них разрешения! Встретимся ровно в восемь в купольном зале главного вокзала.
     - С удовольствием, - смущенно ответил я.
     - И захвати тапочки!
     - Тапочки?
     - Мы немного полазаем.
     - Полазаем?
     - Да, по скальным столбам. Это не опасно.
     Он кивнул мне, откусил  кусок  от  своего  бутерброда  и  отошел.  Дети
расступались перед ним, словно перед ледоколом.
     - Чего он хотел? - спросил мой друг Людвиг. И, когда я  ему  рассказал,
покачал головой, потом усмехнулся: -Ничего себе! У тебя в рюкзаке тапочки, а
у него - трость!

     Ползли  ли  вы  когда-нибудь  вверх  по  более   или   менее   отвесной
песчаниковой скале?  Как  муха  по  обоям?  Прижимаясь  к  стенке.  Цепляясь
пальцами рук и носками ног за узкие желобки и бороздки. Нашаривая над  собой
следующий карнизик или выступ. Ваша левая рука нашла новую точку опоры, и вы
начинаете подтягивать левую ногу, пока носком не  нащупаете  новый  бугорок.
Затем, перенеся вес на левую половину  тела,  повторяете  тот  же  маневр  с
правой рукой и с правой ногой. Сантиметр за сантиметром вы карабкаетесь  все
выше, метров на десять -  пятнадцать,  пока  на  выступе  скалы  не  найдете
наконец место и время передохнуть. А  затем  с  таким  же  самообладанием  и
осторожностью опять лезете вверх на  следующую  отвесную  стенку.  Вы  этого
никогда еще не пробовали? Так я предостерегаю любопытных.
     На самой вершинке, где уцепилась крохотная кривая сосна,  мы  отдыхали.
Долина  Эльбы  раскинулась  перед  нами   в   пронизанной   солнцем   дымке.
Призрачно-причудливые  скалы,  циклопы  с  чудовищными  головами  великанов,
выстроились, словно стража, на горизонте. Пекло немилосердно.
     Где-то в долине лежали наши башмаки,  куртки  и  рюкзаки.  И  туда  нам
предстояло спуститься, мне было себя искренне жаль.
     Хотя учитель Леман, чего  я  раньше  не  подозревал,  был  мастером  по
лазанию и знал окрестные скалы как свои пять пальцев, все наперечет, а кроме
того, помогал мне тактическими указаниями и  раза  два  связывался  со  мной
веревкой, все же, если не считать перехода по  уютному  карнизцу,  я  ничего
хорошего не нашел в таком лазании по фасадам на лоне природы. Страх, который
я испытывал, не доставлял мне  ни  малейшего  удовольствия.  И  даже  вид  с
вершины, как ни был он великолепен, не так уж меня  радовал.  Втайне  я  все
время думал об обратном пути и опасался, что он будет еще тяжелее подъема. Я
не ошибся.
     Комнатным мухам, во всяком случае, на  вертикальной  стенке  приходится
лучше, чем людям, в особенности при спуске. Они спускаются головой вперед. А
человек этого не может. Даже когда он ползет вниз по отвесной скале,  голова
у него поднята кверху. И все внимание его перенесено на ноги, которые  слепо
сантиметр за сантиметром нащупывают путь вниз  и  ищут  следующей  опоры.  И
когда этот следующий узкий выступ из  рыхлого,  выветренного  песчаника  под
тобой осыпается и нога повисает в воздухе, у тебя на миг, к  счастью  только
на миг, останавливается сердце.  В  такие  мгновения  глаза  невольно  хотят
помочь ноге, и тебе грозит опасность опустить голову.  Последнее  весьма  не
рекомендуется.
     И по сей день помню, что со мной  сделалось,  когда  я  взглянул  вдоль
отвесной стены вниз. Прямо подо мной на огромной глубине,  крохотные,  будто
игрушечные, лежали наши куртки и рюкзаки на тонюсенькой ниточке дороги, и  я
в ужасе зажмурился. Голова  пошла  кругом.  В  ушах  поднялся  звон.  Сердце
остановилось. Наконец оно вспомнило о своих обязанностях и снова заработало.
Что я все же спустился к нашим рюкзакам жив и невредим, видно, в  частности,
из того, что сейчас, в 1957 году, я об этом рассказываю. Утверждать, что моя
жизнь   тогда   висела   на   волоске,   не   вполне   соответствовало    бы
действительности. И волоска никакого не было.
     Когда мы у подножия скалы переобулись и надели куртки,  господин  Леман
показал мне по карте, на какие вершины он еще не взбирался. Таких было  раз,
два и обчелся. Здесь риск слишком велик, пояснил он, нельзя  играть  жизнью.
Мы вскинули на плечи рюкзаки.
     - А обычно, - спросил я, - вы странствуете всегда один?
     Он попытался улыбнуться. Это далось ему нелегко, у него не было навыка.
     - Да, - подтвердил он, - я одинокий странник.

     Вторая половина дня прошла куда приятней. Тапочки оставались в рюкзаке.
Скалы не представляли более гимнастических снарядов,  а  были  первозданными
отложениями мелового периода, диковинными свидетелями того, что  у  нас  под
ногами древнее морское дно, бесчисленные  тысячелетия  назад  поднявшееся  к
свету. Об этом рассказали  отпечатки  ракушек  в  песчанике.  Скалы  хранили
увлекательнейшие истории о воде, льдах и огне, и учитель Леман  умел  к  ним
прислушиваться. Он разбирал говоры птиц. Изучил следы  зверей.  Показал  мне
фонарики со спорами мха в маленьких остроконечных колпачках,  которые  потом
отлетают. Он знал все травы по именам, и, полдничая на лугу, мы  восхищались
их зеленым многообразием и нежным цветением. Природа раскрывалась перед ним,
как книга, и он читал мне из нее вслух.
     На борту колесного пароходика, спустившегося из  Боден-баха-Дечина,  на
котором мы преудобно поплыли домой, он листал  книгу  истории.  Рассказал  о
Богемии, стране чехов, где всего час назад стоял на причале наш  пароход,  о
короле Оттокаре и Карле IV, о гуситах {Оттокар, Пржемысл II - чешский король
(ХIII век), сыгравший важную роль в национальной истории. Карл IV - под этим
именем вступил на престол Священной Римской империи чешский  король  Карл  I
(1346-1378).  При  нем  Прага  стала  столицей   империи.   Гуситы-участники
национально-освободительного и  антикатолического  движения  в  Чехии  в  XV
веке.},  о  злосчастных  религиозных   войнах,   о   гибельном   и   роковом
соперничестве Пруссии и Австрии, о младочехах и грозящем  распаде  Дунайской
монархии {Дунайская монархия -  Австро-Венгрия,  в  состав  которой  входила
Чехия.}. Европа вновь и вновь пытается с собой покончить, с  грустью  сказал
он. А тех, кто знает нечто лучшее, обзывают зазнайками.  Поэтому  горячечный
план Европы истребить самое себя когда-нибудь  да  удастся.  Он  показал  на
Дрезден: возникшие перед нами башни горели золотом в вечернем  солнце.  "Там
лежит Европа!" - тихо произнес он.
     Когда я на мосту Августа благодарил его за чудесно проведенный день, он
снова попытался улыбнуться, и на сей раз это ему почти удалось.
     -  Из  меня  бы  вышел  неплохой  домашний  учитель,  -  сказал  он.  -
Воспитатель и гувернер для трех-четырех  детей.  С  ними  бы  я  сладил.  Но
тридцать учеников - это на двадцать пять больше,  чем  мне  нужно,  -  затем
повернулся и пошел.
     Я смотрел ему вслед.
     Вдруг он замедлил шаг и воротился обратно.
     - Мы напрасно поднимались на скалу, - сказал он. - Я больше  боялся  за
тебя, чем ты сам.
     - Все-таки мы чудесно провели день, господин Леман!
     - Если так, очень рад, мой мальчик.
     И пошел, уже не  оборачиваясь.  Одинокий  странник.  Ушел  один.  Он  и
квартировал один. И жил один. У него было на двадцать пять учеников  больше,
чем нужно.


       Глава пятнадцатая



     И снова - раз уж зашла речь о скалах, реке и лугах - я  хочу  приложить
фанфару к губам и  протрубить  хвалу  моей  матери  так  громогласно,  чтобы
отозвались горы. Со всех концов земли отвечает эхо, и кажется,  будто  сотни
валторн и труб подхватывают мой  гимн  в  честь  фрау  Кестнер.  И  вот  уже
включаются в концерт ручьи и водопады, гуси на  деревенских  улицах,  молоты
перед кузницами, пчелы в клевере, коровы на косогоре,  мельничные  колеса  и
лесопилки, гром над долиной, петухи на навозных кучах и церковных  шпилях  и
под вечер бьющие в кружки струи пива в  трактирах.  Утки  в  лужах,  крякая,
аплодируют,  лягушки  квакают  браво,  кукушка-похвальбишка  издалека   знай
выкрикивает свое имя. Даже впряженные в плуг лошади,  отрываясь  от  пахоты,
вскидывают головы и звонким ржанием  желают  неравной  парочке  на  проселке
счастливого пути.
     Кто же эти двое, что, коричневые от загара, с  песнями  разгуливают  по
всей стране? Что, ни дать ни  взять  два  подмастерья,  поочередно  пьют  из
булькающей фляги? Что, забравшись высоко над холмами и  долами,  на  привале
едят к завтраку крутые яйца и на сладкое пожирают глазами чарующую панораму?
Что, не глядя  на  дождь  и  ветер,  в  пелеринах  и  капюшонах,  упрямые  и
неунывающие, шагают по лесу? Что вечером  за  столом  деревенской  гостиницы
хлебают горячий суп и затем  с  приятной  усталостью  валятся  на  клетчатые
крестьянские перины?
     Ради меня фрау Кестнер полюбила пешеходные путешествия и взялась за это
полезное для души и тела занятие  своевременно  и  всерьез.  Так,  например,
когда мне было еще восемь лет, она, к удивлению своей портнихи, заказала  ей
непромокаемый костюм из особого, неваленого, зеленого сукна. Купить костюм в
магазине обошлось бы намного дешевле,  но  в  магазинах  таких  костюмов  не
продавали. Женщины  тогда  не  путешествовали  пешком,  такой  моды  еще  не
завелось.  Юбка,  согласно  тогдашним  требованиям,  доходила  ей  почти  до
щиколоток! Модистка фрау Венер по матушкиным указаниям соорудила ей из  того
же непромокаемого сукна широкополую зеленую шляпу, намертво  прикреплявшуюся
к шиньону двумя раздвоенными, как вилки, патентованными шляпными  булавками.
Заказу этому немало удивилась и  фрау  Венер.  Затем  были  приобретены  две
зеленые дождевые пелерины. Отец, который давно  отвык  удивляться,  с  истым
рвением изготовил в своей  подвальной  мастерской  два  нервущихся  рюкзака,
меньший предназначался мне. Так что вскоре мы были наилучшим и наизеленейшим
образом экипированы.
     Ничего  не  было  забыто.  Все  необходимое  матушка  заготовила:   два
альпенштока с железными наконечниками, дорожная фляга,  банки  под  масло  и
колбасу, яйца, соль, сахар и перец, кастрюля для гороховой колбасы Кнорра  и
супов магги, спиртовка и два легких прибора. К крепким  башмакам  полагалась
банка с жиром, и лишь один-единственный раз на  пикнике  где-то  в  Лужицких
горах ее  перепутали  с  банкой  масла.  Достаточно  было  только  надкусить
бутерброд,  чтобы  нам  стало  ясно:   сапожной   мазью   мазать   хлеб   не
рекомендуется. Правда, говорят, о вкусах не спорят.  Но  на  вопрос  о  том,
причислять ли сапожную мазь к гастрономическим продуктам,  может  быть  лишь
один ответ. Во всяком случае, это мое вполне обоснованное с тех пор  мнение.
И противоположные утверждения я вынужден был бы категорически отвергнуть. Мы
были целиком  и  полностью  готовы  к  странствиям,  нам  оставалось  только
научиться странствовать. Наши годы странствий стали годами  учения.  Вначале
мы,  например,  верили,  что  даже  на  перепутье  человек  всегда   изберет
правильный  путь,  ведущий  к  правильной  цели.  Но  после  того   как   мы
неоднократно через пять, даже шесть часов, совершенно ошарашенные,  попадали
туда, откуда утром  вышли  в  дорогу,  мы  начали  сомневаться  в  инстинкте
европейцев. Нет, до индейцев нам было далеко. Ничего у нас  не  выходило,  и
когда мы пробовали определять направление по  солнцу.  Особенно  если  из-за
леса или облаков его не было видно!
     Поэтому мы взяли себе за правило не кидаться очертя голову  в  путь,  а
сверяться с обзорными и крупномасштабными картами, что со  временем  привело
нас к почти безошибочным результатам. Волдыри на  ногах,  одышку  и  боль  в
пояснице мы быстро одолели. Мы не сдавались. Шаг за шагом мы шли  вперед.  И
наконец постигли все тонкости  пешеходных  странствий.  Отмахивали  за  день
сорок, даже пятьдесят километров, не очень  даже  уставая,  и  обошли  таким
манером всю Тюрингию, Саксонию, Богемию и  частично  Силезию.  Мы  медленным
шагом всходили на горы высотой в 1200 метров и, без сомнения, одолели б куда
более высокие вершины, если б таковые имелись. Где нам  особенно  нравилось,
мы разрешали  себе  дневку  и  лодырничали,  мурлыча,  как  кошки.  А  затем
продолжали путь неделю, а то и две, иногда с моей двоюродной сестрой  Дорой,
но большей частью и чуть ли не охотнее без нее. Длиннейшие переходы были для
наших ученых теперь ног прогулками. В наших отношениях  с  природой  исчезла
напряженность. Реки, ветер, облака и  мы  жили  в  едином  ритме.  Это  было
изумительно. И здорово к тому же. С ног до головы и с головы  до  ног.  Mens
sana in corpore sano {В здоровом теле - здоровый дух (лат.).},  как  говорим
мы, латинисты.

     Так мы покорили Тюрингский лес и Лужицкие горы, Саксонскую Швейцарию  и
Богемское среднегорье, Рудные горы и Изер {Изер - теперь  Йизерские  горы  в
ЧССР.} и при этом пели: "О долы, о вершины, зеленый лес - краса!"  {Здесь  и
ниже -  строки  из  стихотворения  "Прощание"  немецкого  поэта  Йозефа  фон
Эйхендорфа (1788-1857).}. От Иешкена {Иешкен - теперь гора Ештед в ЧССР.} до
Фихтельберга и от Росстраппе до Миллешауера мы поднялись на  все  вершины  и
вершинки. На нашем пути лежали развалины и монастыри, замки и музеи,  соборы
и дворцы, церкви, посещаемые паломниками, и сады в стиле рококо, и  все  это
мы торжественно обозревали. А затем  парикмахерша  в  зеленом  непромокаемом
сукне и ее сын продолжали свой путь вдоль и поперек по стране. Иногда я брал
с собой украшенную яркими лентами лютню, тогда пелось  еще  лучше.  "Там,  в
городе, обманут, хлопочет мир дельцов", - пели мы, и господин фон Эйхендорф,
сочинивший эту песнь, порадовался бы, глядя на нас, если б  давно  не  умер.
Двух более счастливых наследников романтизма он вряд ли бы сыскал.
     По-видимому, такого или сходного мнения оказался также другой господин,
еще  здравствующий.  Мы  с  матушкой  после  многодневного   странствия   по
Саксонской Швейцарии зашли в  "Линковы  купальни",  сад-ресторан  на  берегу
Эльбы, прославившийся благодаря  советнику  апелляционного  суда  Э.  Т.  А.
Гофману  {Эрнст  Теодор  Амадей   Гофман(1776-1822)   -   великий   немецкий
писатель-романтик. "Линковы купальни" упоминаются  в  его  повести  "Золотой
горшок".}, тоже романтику, коллеге Эйхендорфа. До  Кенигсбрюкерштрассе  было
рукой подать, но нам хотелось пить и еще не хотелось домой.  Поэтому  мы  не
спешили, пили прохладный лимонад, а когда рассчитались с официанткой, так  и
покатились со смеху. Весь наш капитал, сколько  мы  ни  рылись  в  кошельке,
составляла одна-единственная монета -  медный  пфенниг!  И  это  в  "Золотом
горшке"! (Последнее замечание предназначается только людям начитанным.)
     Господин за  соседним  столом  пожелал  узнать  причину  столь  бурного
веселья. И когда мы ему объяснили, он сделал  матушке  предложение  по  всей
форме. Господин рассказал, что он немец, разбогател в Соединенных  Штатах  и
подыскивает себе туда жену. Матушка, как он сразу понял, именно то, что  ему
нужно, и, если к  такому  счастливому  приобретению  он  получит  в  придачу
смышленого  и  забавного  сынка,  это  будет  необыкновенной   удачей.   Наш
безудержный смех, вместо того чтобы охладить его пыл, лишь  подогревал  его.
Наличие мужа и отца нисколько его не смущало. Такие вещи при больших деньгах
и некоторой доброй воле решаются очень просто,  самонадеянно  утверждал  он.
Что бы мы ему ни говорили, намерение его жениться на нас обоих  и  увезти  в
Америку было непоколебимым. И в конце концов нам оставался лишь один выход -
бежать. Бывалые путешественники, мы были лучшие ходоки, чем  он.  Американец
скоро потерял нас из виду, и нам  удалось  спастись  и  сохранить  себя  для
Германской империи.
     Если бы мы с матушкой не умели так быстро бегать, то, может быть, я был
бы сейчас американским писателем или, если учесть  мое  знание  немецкого  с
колыбели, главным представителем кока-колы, Крайслера или Парамаунта в земле
Северный Рейн-Вестфалия или Баварии! И в 1917 году мне не пришлось бы стоять
на часах в постовой будке как раз напротив только что упомянутого  ресторана
"Линковы купальни". Но вместо того я, может, был бы  американским  солдатом!
Потому что в  этом  безумном  мире,  как  быстро  и  как  далеко  ни  бегай,
где-нибудь тебя уж непременно забреют в солдаты!  Впрочем,  это  к  делу  не
относится.

     Отец был едва ли не более  придирчивой  хозяйкой,  чем  матушка.  Перед
нашим возвращением из дебрей отец начинал расходовать ядровое мыло,  соду  и
мастику для пола в несметном количестве. Как безумный бросался он с веником,
половой тряпкой, щеткой,  замшей  скоблить,  мыть,  чистить,  натирать  нашу
квартиру. Гонялся за каждой пылинкой. И громыхал до поздней  ночи.  Днем  он
работал на чемоданной фабрике и не мог наводить красоту в комнатах. Грюцнеры
и Стефаны, жившие с нами стенка в стенку, не могли уснуть и говорили:  "Ага,
наши два путешественника возвращаются завтра!"
     И всякий раз повторялось то же самое. Мы  входили  в  коридор  и  вдруг
казались себе вдвое более пыльными и  грязными,  чем  были  на  самом  деле.
Дверные ручки, плита, печные дверцы горели как жар. Оконные стекла  сверкали
безукоризненной чистотой. В линолеум при желании можно было глядеться, как в
зеркало. Но мы отнюдь не желали. Мы знали и без того, что похожи на  бродяг.
И тут оставалось одно - нырнуть в ванну.
     Едва мы начинали сколько-нибудь  походить  на  цивилизованных  горожан,
меня  отряжали  герольдом,  и  я  обходил  улицы,  возвещая  клиенткам,  что
парикмахерша Ида Кестнер возвратилась с каникул и жаждет женских голов. А  в
следующие дни шла усиленная прическа, завивка, массаж голов  и  головомойка,
покуда все торговки и продавщицы за  прилавками  опять  не  становились  как
новенькие. Они оставались верны своей парикмахерше. Однажды даже, из-за того
что мы путешествовали, была отложена  свадьба.  На  этом  настояла  невеста,
продавщица в лавке потребительского общества.
     Вечером, в день нашего приезда, отец, убрав велосипед в подвал,  входил
в кухню и с удовлетворением говорил: "Ну, вот вы и дома!" Больше  он  ничего
не говорил, да больше и не требовалось. Зато наперебой рассказывали мы.
     Как правило, из-за матушкиной клиентуры наши бродяжничества больше двух
недель не длились. Но летние каникулы длились дольше. И мы проводили полдня,
а бывало, и целые дни из оставшихся каникул на лесных прудах  поблизости  от
Дрездена или в купальне короля Фридриха-Августа в Клоцше-Кенигсвальде.  Хотя
мне ровно ничего не дали ни уроки плавания на удочке под глупейшие  команды,
ни барахтанье с пробковым поясом вокруг живота,  я  мало-помалу,  самоучкой,
стал довольно приличным пловцом.
     Матушка, конечно, не могла смириться с  тем,  чтобы  с  берега  или  из
лягушатника в полной беспомощности следить за моим только и  выступавшим  из
воды чубом, и решила научиться плавать. Знаете, как тогда выглядели  дамские
купальные костюмы? Нет? Ваше счастье! Они походили на мешки из-под картошки,
только что были пестрые и с длинными штанами. И  вместо  плотно  прилегающих
купальных шапочек женский пол носил  пышные  поварские  колпаки  из  красной
резины. Глядя на это, сердце обливалось кровью.
     В таком клоунском  и  неудобном  костюме  матушка  опустилась  в  струи
Вайксдорфского пруда,  легла  плашмя  на  водную  гладь,  сделала  несколько
энергичных движений, раскрыла рот, чтобы что-то сказать, и пошла ко дну! Что
она собиралась сказать, не знаю, но, конечно, совсем не то, что  она  спустя
несколько секунд, яростно вынырнув, произнесла на самом деле. Сыновний  долг
и приличия не велят мне повторять  ее  слова.  Грядущие  поколения  примерно
представят себе, что было  сказано.  А  грядущие  поколения,  как  известно,
всегда правы. Одно лишь твердо установлено: не  приводимые  здесь  заявления
были  сделаны  уже  после  того,  как  матушка  выплюнула  порядочную   долю
идиллически расположенного в лесу пруда  и,  поддерживаемая  мною,  шатаясь,
пошла к берегу.
     Дальнейших попыток плавать матушка не предпринимала. Стихия, о  которой
говорят: "на воде ноги тонки", ей  не  покорилась.  Пусть  пеняет  на  себя.
Последнее с самого начала было ясно всем, кто коротко знал матушку. В  своей
жизни она справлялась и не с такими  элементами!  Вода  не  повинуется?  Ида
Кестнер перестала здороваться с ней.

     В  купальне  короля  Фридриха-Августа,  помимо  украшенной   саксонской
короной кабины для монаршего переодевания, которой  король,  впрочем,  редко
пользовался и которая при большом наплыве посетителей за  небольшую  доплату
сдавалась и не королевским особам, существовала  долгие  годы  еще  одна  не
меньшая достопримечательность. Господин Мюллер. Несмотря  на  свою  фамилию,
родом из Швеции,  он  был  изобретателем  гимнастики  на  открытом  воздухе,
которую в свою честь окрестил "мюллеровской" с производным отсюда  глаголом:
"мюллерить". Господин Мюллер носил маленькие черные усики и маленькие  белые
плавки, был атлетически сложен, с головы до пят покрыт бронзовым загаром,  и
в наше время, сохранись он в тогдашней своей форме, непременно был бы избран
"мистером Универсумом".
     Господин Мюллер был, бесспорно, самым красивым мужчиной  девятнадцатого
столетия. При всей своей скандинавской скромности это считал  даже  он  сам.
Мужская купальня - купальни были строжайшим образом друг от друга  отделены,
и  встретиться  со  своей  матушкой  можно  было  только  в  "ресторане"  (о
тюрингские жареные сардельки с картофельным салатом!),  -  мужская  купальня
безоговорочно разделяла мнение господина Мюллера о господине Мюллере, и  так
как гимнастика среди зелени, по-видимому, являлась прекрасным  косметическим
средством, все мы, мужчины, с  восторгом  и  надеждой  "мюллерили".  У  меня
сохранилась фотография, где мы запечатлены в купальных костюмах и  выстроены
друг за дружкой. Господин Мюллер замыкает ряд. А я стою  первым.  Уже  почти
такой же красавец, как наш  швед.  Только  без  усов  и  значительно  меньше
ростом.
     Что дамская купальня не хотела да и не могла восхищаться шведом  меньше
нашего, понятно само собой. В качестве изобретателя и  инструктора  господин
Мюллер был единственным мужчиной, допущенным в женский  рай,  и  дрезденские
дамы "мюллерили", облаченные в некие воздушные сорочки, так, что сотрясалась
вся лужайка. Тем не менее швед оставался красавцем, и, когда  ему  удавалось
вырваться от дочерей и матерей Евы, он ради отдыха делал гимнастику с  нами,
мужчинами.
     С плаванием матушка рассорилась. А вот  с  велосипедом  поладила.  Тетя
Лина подарила Доре велосипед. Я научился ездить на отцовской машине.  И  так
как возникла мысль, что велосипедными поездками можно будет  внести  большее
разнообразие в программу каникул, матушка приобрела себе у Зейделя и Наумана
новешенький, прямо с фабрики,  дамский  велосипед  и  тут  нее,  исполненная
любопытства, на него села. Отец держал велосипед за седло, бежал возле своей
описывающей зигзаги супруги и, запыхавшись, подавал советы. Не только он, но
и успех сопутствовал этим попыткам, поэтому ничто вроде бы не препятствовало
нашим велосипедным экскурсиям. Отец одолжил мне свой, опустив седло возможно
ниже, и пожелал нам удачи.
     Удача всегда  может  сгодиться.  Ровная  дорога  и  легкие  подъемы  не
представляли достойных упоминания трудностей, а от моста Мордгрунд до Вайсен
Хирш, где дорога очень круто идет в гору, мы велосипеды  вели.  Потом  снова
сели на свои машины, покатили в Бюлау и свернули в  лес.  Мы  собирались  на
Улерсдорфской мельнице выпить кофе с ватрушками. Или с айершеке (айершеке  -
это саксонское  пирожное,  которое,  к  несчастью  человечества,  совершенно
неизвестно на  остальной  части  нашей  планеты).  А  может,  мы  собирались
полакомиться и тем и другим - айершеке  и  ватрушками,  -  что  мы  затем  и
сделали, кроме матушки, которая сидела мрачная и пила настой ромашки.  Почти
у цели и прямо напротив мельницы она въехала в чей-то палисадник.  При  этом
палисадник и безрассудно смелая велосипедистка слегка пострадали. Матушка не
столько ушиблась, сколько испугалась, но это отбило у нее  охоту  к  кофе  и
вкус к ватрушкам. Спускаясь с горы, она забыла притормозить и не могла этого
простить ни себе, ни тормозу.
     Что сперва представлялось случаем, невезением и  простой  неопытностью,
со временем  оказалось  законом.  Матушка  неизменно  забывала  нажимать  на
тормоз! Лишь только дорога шла  под  гору,  она  вырывалась  вперед,  словно
гонщики на велогонке вокруг  Франции,  спускаясь  с  Пиренеев.  Мы  с  Дорой
мчались за ней, и, когда у  подножия  горы  наконец  ее  настигали,  матушка
стояла возле велосипеда бледная и говорила: "Опять забыла!" Это  становилось
опасно для жизни.
     От замка Августа она пролетела по крутой  дороге  вниз  к  Эрдмансдорфу
так, что мы, дети, похолодели. Но и тут все обошлось благополучно. Видно,  с
ней, как на тандеме, ехал ангел-хранитель. Однако наши велосипедные прогулки
все большее  превращались  из  увеселительных  в  устрашающие.  Такое  могло
привидеться в кошмаре.  Иногда  она  посреди  спуска  соскакивала,  и  падал
велосипед. Иногда заворачивала велосипед в канаву и падала  сама.  Кончалось
все всегда хорошо. Но ее и наши нервы были на пределе. Какой уж тут отдых  и
удовольствие! И вот мы навсегда расстались с колесами и колесили  только  на
своих двоих. Дамский велосипед  отправился  в  подвал,  а  мы,  как  раньше,
отправлялись пешочком. Тут не было тормоза, о котором можно позабыть...
     Все  мы  вздохнули  с  облегчением,  когда  эти  устрашающие   прогулки
кончились, и к тому же кончились благополучно. Всех больше  радовался  отец.
Велосипед снова вернулся в его распоряжение, и ему больше не  надо  было  во
время школьных каникул ездить на фабрику в трамвае.


       Глава шестнадцатая



     Я становился старше, а матушка не становилась моложе. Двоюродная сестра
Дора  рассталась  со  школой,  а  я  стал  подростком.  Она  начала   высоко
подкалывать волосы, а я начал презирать женщин, этих коротконогих каракатиц.
Дора сохранила новую прическу, я  же  позднее  отказался  от  своего  нового
мировоззрения. Но на несколько лет мы отдалились друг от друга.
     Лить позже, когда я уже не был маленьким,  наша  дружба  возобновилась;
это было, когда она, давясь от смеха, помогала мне переодеться  девушкой.  Я
задумал разыграть преподавателей и  семинаристов  на  вечере  в  учительской
семинарии, и затея моя удалась на славу. Никогда уже впоследствии у меня  не
было такого числа почитателей, как в  празднично  украшенном  гимнастическом
зале учительской семинарии барона фон Флешера,  куда  я  явился,  наряженный
девушкой-подростком! Лишь когда я со своей белокурой косой и в набитой ватой
блузке подбежал к турнику и,  подтянувшись,  закружился  так,  что  взлетела
юбка, поклонники отстали. Впрочем, это к делу не относится.
     Когда Дору конфирмировали, матушку пригласили ее  опекать  и  вывозить,
поскольку у тети Лины не было на это времени, и матушка неоднократно  ездила
с племянницей на Балтийское море. Курортное местечко называлось Мюриц, и они
усердно присылали оттуда открытки с видами  и  групповые  снимки,  сделанные
пляжным фотографом.
     В отсутствие матушки я проводил свободные от школы часы на вилле  возле
площади Альберта. Вечером туда же с фабрики прикатывал на  велосипеде  отец.
Мы ужинали  с  Фридой  и  тетей  на  кухне  и  шли  домой,  лишь  когда  нас
выпроваживали. Дядя Франц лаконично заявлял, что все эти  поездки  дочери  и
сестры на Балтийское море - чистейший идиотизм. Однако тут тетя перед ним не
пасовала. Если б дело касалось ее, она вряд ли выказала бы такую  твердость.
Но ради Доры она, в  известных  границах,  могла  быть  мужественной.  Пауль
Шуриг, учитель и жилец, не менее, чем я с  отцом,  чувствовал  отсутствие  в
доме хозяйки. В доме недоставало женщины. А мне недоставало матери. Но когда
мальчик становится подростком, он в этом ни за  что  не  признается.  Скорее
язык проглотит.

     Однако школьные каникулы по-прежнему посвящались  мне,  тут  ничего  не
изменилось. Иногда к нам присоединялась и  фройляйн  Дора  в  своей  высокой
прическе.  Но  достославные  времена  пешеходных  путешествий  в  Богемию  и
ожесточенных  сражений  подушками  перед  сном   в   маленьких   деревенских
гостиничках  безвозвратно  канули  в  прошлое.  Золотой  век  уступил  место
серебряному, тоже не лишенному своего блеска.
     Матушке исполнилось сорок, а  тогда  в  сорок  лет  люди  были  намного
старше, чем в наши дни. Сейчас и молодость удлинилась. И жизнь удлинилась. И
люди удлинились. Прогресс человечества, по-видимому, происходит в длину. Это
довольно-таки  односторонний  рост,  как  приходится  признать  и  ежедневно
убеждаешься. Длиннейшая  плотина,  длиннейшая  воздушная  линия,  длиннейшая
жизнь,  длиннейшая  торговая  улица,  длиннейшая  рождественская   коврижка,
длиннейшие искусственные волокна, длиннейший фильм и длиннейшая  конференция
- тут может лопнуть человеческое "длиннотерпение".
     Матушка  становилась  старше,  и  путешествия  становились  короче.  Мы
ограничивались однодневными вылазками, но и они дарили нам в избытке красоту
и радость. В какую бы сторону света мы ни поехали на трамвае и на  какой  бы
конечной станции ни вышли из вагона: в Пильнице или Вейнбела,  в  Хайнсберге
или Вейсиге, в Клоцше или Плауэншен Грунде - всюду мы оказывались на природе
и были счастливы. С любым местным поездом можно было за полчаса  так  далеко
уйти  от  большого  города,  словно  ты  находился  в  пути  неделю.  Велен,
Кенигштайн,  Кипсдорф,  Лангебрюк,  Росвейн,  Готлейба,  Тарандт,  Фрейберг,
Мейсен - где бы мы ни выходили, всюду был праздник.  Семимильные  сапоги  не
сказка.
     Конечно, ступив за порог маленькой станции, мы должны были пользоваться
уже собственными сапогами. Но ведь мы учились странствовать из первых рук. И
нас ноги не подводили. Там, где отдыхающие горожане кряхтели  и  потели,  мы
прогуливались. Больший из двух рюкзаков нес теперь я! Так уж  получилось.  И
матушка не возражала.

     В летние каникулы 1914 года тетя Лина раскошелилась. Она  отправила  не
только матушку с Дорой, но и меня на Балтийское море. Это  было  мое  первое
большое путешествие, и вместо рюкзака я впервые нес два  чемодана.  Не  могу
сказать, чтобы такая замена доставила мне особое  удовольствие.  Терпеть  не
могу носить чемоданы. У меня при этом всегда  жуткое  ощущение,  будто  руки
удлиняются, а на что мне длинные руки? Они достаточно  длинны  и  так,  даже
мальчишкой я не желал, чтобы они у меня были длинней.
     От Ангальтского  до  Штеттинского  вокзала  мы  позволили  себе  нанять
извозчичью пролетку "второго разряда",  и,  выглядывая  из-за  чемоданов,  я
впервые  увидел  кусочек  столицы  империи   Берлина.   А   проезжая   через
мекленбургские пшеничные поля и луга клевера, я из окна вагона в первый  раз
увидел край без гор и холмов. Горизонт казался вычерченным по линейке. Земля
была плоская, как стол, и на ней паслись  коровы.  Вот  уж  где  бы  мне  не
хотелось путешествовать пешком!
     Росток с его гаванью,  судами,  шлюпками,  мачтами,  доками  и  кранами
понравился  мне  несравненно  больше.  А  когда,  выйдя  на  железнодорожной
станции, носившей название Реверсхаген, мы пошли  темно-зеленым  бором,  где
нам дорогу перебегали олени и косули, а раз даже  чета  кабанов  с  выводком
розовых пятнистых кабанят,  я  окончательно  примирился  с  Северогерманской
низменностью. Я впервые увидел растущий прямо в лесу можжевельник, и мне  не
оттягивали руки чемоданы. Мы сдали их возчику.  Он  обещал  доставить  их  к
вечеру в рыбацкий трактир в  Восточном  Мюрице.  Ветер,  колебавший  вершины
сосен, уже имел запах и вкус моря. Мир был другим,  чем  дома,  и  не  менее
прекрасен.

     Час спустя, весь исцарапанный песчаным камышом, я уже стоял среди дюн и
глядел на море. На это  захватывающее  дух  бескрайнее  зеркало  бутылочного
стекла с оттенками синего и в серебряных блестках. Глазам было  страшно,  но
то был благоговейный страх, и их первый взгляд в беспредельное, которое само
глаз не имеет, туманила  слеза.  Море  было  огромным  и  слепым,  жутким  и
исполненным тайны. На дне его лежали затонувшие корабли и мертвые матросы  с
запутавшимися в волосах водорослями. И погрузившийся в  волны  город  Винета
лежал там внизу, город, по улицам которого плавают русалки и  заглядывают  в
витрины шляпных и обувных магазинов, хотя вряд ли нуждаются в шляпках,  а  в
обуви тем более. Далеко на горизонте показался дымок,  потом  труба  и  лишь
вслед  за  тем  пароход,  потому  что  земля  ведь  круглая,  и  даже  вода.
Однообразно и мокро шлепались о берег отороченные  белыми  кружевами  волны.
Они выплевывали на берег радужных  медуз,  которые  обращались  на  песке  в
бесцветный студень. Приносили  глухо  шумящие  раковины  и  золотисто-желтый
янтарь, где покоились,  словно  в  стеклянных  саркофагах,  пролежавшие  там
десятки тысяч лет мухи и мошки, крохотные свидетели далекого прошлого.

     Все это в качестве сувениров продавалось в киоске возле мола вместе  со
сливами, детскими совочками, резиновыми  мячиками,  соломенными  шляпками  и
вчерашними газетами.
     С великим соприкасается смешное. Люди бежали из городов и  сидели  тут,
перед лицом беспредельности, скученные еще тесней, чем в Гамбурге,  Дрездене
или Берлине. Горланя и обливаясь потом, все  теснились  на  клочочке  пляжа,
будто в телячьем вагоне. Справа и слева пляж пустовал. Пустовали дюны.  Леса
и вересковая степь пустовали. На время каникул дома-казармы лежали у моря. У
них не было крыш, что было хорошо. У них не было дверей, что было  плохо.  И
соседи были новые, что для жаждущих новизны истинная находка. Люди  походили
на баранов и собирались стадом.

     Мы ходили на пляж; купаться и сидели на молу, когда стадо  обедало  или
ужинало в своих пансионах. А в остальное время гуляли и делали вылазки,  как
у себя в Дрездене. Вдоль по берегу в Граль и Арендзе. В леса,  мимо  тлеющих
угольных куч, к одиноким домикам лесников, где можно  было  получить  свежее
молоко и чернику. Мы брали напрокат велосипеды и как-то раз далее проехались
через ростокскую вересковую степь в Варнемюнде, где  человеческое  стадо  на
курортном пастбище было еще куда многочисленнее, чем в  Мюрице.  Тут  тысячи
людей жарились на солнце, словно стадо  закололи,  разделали  и  оно  лежало
теперь на гигантской сковороде. Иногда они перевертывались. Как добровольные
отбивные. На целых два километра стоял запах человеческого жаркого. Тогда мы
повернули велосипеды  и  опять  углубились  в  пустынную  вересковую  степь.
(Здесь, в Мекленбурге, матушка наконец снова отважилась сесть на  велосипед.
Берег Балтийского моря не горист. Здесь проклятый тормоз излишен.)
     Всего лучше было на море в звездные ночи. Над нами искрилось  и  мигало
намного больше звезд, чем дома, и горели они  ярче.  Лунный  свет  лежал  на
воде, как серебряный половичок. Волны отбивали о берег свой извечный такт. С
Гесера нам подмаргивал световой сигнал  маяка.  Это  был  привет  из  Дании,
которую я тогда еще не знал. Мы сидели на молу. Столько было здесь  для  нас
нового, и мы хранили молчание. Вдруг вдалеке зазвучала опереточная музыка  и
стала  медленно  приближаться.  Украшенный  разноцветными  фонариками  катер
возвращался с очередной "незабываемой прогулки в открытое  море  при  луне".
Он, раскачиваясь, привалил к оконечности  мола.  С  катера  сошло  несколько
десятков отдыхающих. Громко хохоча и разговаривая, они протопали мимо  нашей
скамейки. Вскоре смех затерялся за дюнами, и мы  снова  остались  наедине  с
морем, луной и звездами.

     1 августа 1914 года, в  самый  разгар  счастливых  каникул,  германский
кайзер отдал приказ о мобилизации. Смерть надела каску. Война схватилась  за
факел. Всадники Апокалипсиса {Всадники Апокалипсиса - три  всадника:  Голод,
Чума и Смерть - из библейской книги "Апокалипсис", мистического  пророчества
о "конце света".} вывели коней из конюшни. И рок ткнул сапогом в европейский
муравейник.  Тут  уже  было  не  до  прогулок  при  луне,  и  никто  уже  не
рассиживался в своей пляжной  кабинке.  Все  уложили  чемоданы.  Все  хотели
домой. И как можно скорей!
     В один миг все повозки, вплоть  до  последней  тачки,  расхватали.  Нам
пришлось тащить наши чемоданы пешком через лес. На этот раз  ни  косули,  ни
кабаны не перебегали песчаной дороги. Они все попрятались. Целыми семьями, с
детьми, чемоданами, тюками,  корзинами  поток  людей  устремился  прочь.  Мы
бежали, будто спасаясь от землетрясения. И лес походил на зеленый вокзальный
перрон, на котором теснятся и толкутся тысячи отъезжающих. Только бы уехать!
     Поезд  был  переполнен.  Все  поезда  были   переполнены.   В   Берлине
столпотворение. Первые резервисты уже маршировали с цветами и  картонками  в
казармы.  Они  махали  и  пели:  "Победить  хотим  француза,  храбро  голову
сложить!" Газетчики выкрикивали специальные выпуски. Приказ о мобилизации  и
последние известия были расклеены на всех углах, и каждый вступал с каждым в
разговор. Муравейник взбудоражился, и полиция его регулировала.
     На  Ангальтском  вокзале  под  парами  стояли  специальные  поезда.  Мы
пропихнули матушку и чемоданы в окно купе и сами влезли следом. По пути  нам
навстречу шли воинские  эшелоны,  войска  переправляли  на  восток.  Солдаты
размахивали транспарантами и пели: "Верна и незыблема стража  стоит,  стража
на Рейне!" Курортные беженцы махали им. А Дора сказала: "Теперь  папа  будет
продавать куда больше лошадей".  Когда  мы,  потные  и  до  смерти  усталые,
прибыли в Дрезден, мы как раз еще успели попрощаться с Паулем  Шуригом.  Ему
тоже предстояло отправиться в казармы.
     Началась мировая война, и кончилось мое детство.




     Работа сделана, книга готова. Получилось ли у меня то, что  я  задумал,
не знаю. Ни один человек, только что  написавший  слово  "конец",  не  может
знать, получился ли его замысел. Он еще слишком близко стоит к  выстроенному
дому. Ему недостает дистанции. А будет ли хорошо постояльцам в его словесной
постройке, он тем более не знает. Я хотел  рассказать,  как  жили  маленькие
мальчики полвека назад, и я это рассказал. Я хотел вытащить свое детство  из
царства воспоминаний на свет. Когда Орфей в Гадесе  взял  свою  Эвридику  за
руку, ему заказано было на нее смотреть. Но заказано ли мне обратное? Должен
ли я был только оглядываться назад и ни разу не взглянуть вперед?  Но  я  бы
этого все равно не смог, да вовсе к этому и не стремился.

     Пока я сидел у окна и писал свою книжку, по саду проходили времена года
и месяцы. Иногда они стучали в стекло, тогда я выходил из дому и беседовал с
ними. Мы говорили  о  погоде.  Времена  года  любят  эту  тему.  Говорили  о
подснежниках  и   поздних   заморозках,   замерзшем   крыжовнике   и   плохо
распускающейся сирени, о розах и дожде. Всегда находилось, о чем поговорить.
     Вчера в окно постучал август. Он был весел, немного  поругивал  июль  -
это повторяется почти каждый год - и очень торопился. Вытаскивая  из  грядки
редиску, он раскритиковал мой бобовый цвет, тут нет  его  вины,  и  похвалил
георгины и помидоры. Потом с аппетитом откусил большой кусок редиски  и  тут
же выплюнул. Она совсем одревеснела. "Попробуйте другую!" - предложил я.  Но
он уже перескочил через забор, и я только услышал, как он  крикнул:  "Привет
от меня сентябрю! Пусть меня не подводит!" - "Я передам ему!"  -  крикнул  я
ему вдогонку. Месяцы спешат. Годы - те вовсе бегут.  А  десятилетия  мчатся.
Лишь воспоминания могут терпеливо ждать. Особенно если мы с ними терпеливы.
     Есть воспоминания, которые, будто клад в военное время,  зарываешь  так
глубоко, что их и сам не отыщешь.  И  есть  воспоминания,  которые,  подобно
счастливому медному грошику, всегда носишь с собой. Они ценны только нам.  И
тот, кому мы их с гордостью и  тайком  показываем,  возможно,  скажет:  "Пф,
грош!  И  вы  такое  бережете?   Чего   собирать   медяки?"   Между   нашими
воспоминаниями и чужими ушами всегда могут быть недоразумения. Я  недавно  в
этом убедился, когда вечером  вздумал  прочесть  на  террасе  своим  четырем
кошкам одну-две главки.
     Впрочем, Анна, самая молоденькая, в черном фраке с белой  манишкой,  не
стала долго слушать. Она еще не понимает читаемого вслух. Она  забралась  на
ясень и уселась в развилке ветвей, ни дать ни взять миниатюрный  метрдотель,
решивший выиграть дурацкое пари.
     Пола, Буччи и Лолло слушали с несравненно большим терпением. Иногда они
мурлыкали. Иногда зевали, к сожалению, не прикрываясь лапкой. Пола раза  два
почесала за ухом. А когда я, слегка нервничая, свернул рукопись и положил на
стол, сказала: "Кусок с прачечной, развешиванием белья и бельевым  катком  у
булочника Цише вам надо убрать".
     "Это почему же?" - осведомился я.  В  голосе  у  меня  явно  прозвучало
раздражение. Мне всегда был дорог весь ритуал превращения грязного  белья  в
свежее, гладкое, благоухающее. Как часто помогал я  матушке  почти  во  всех
работах! Бельевые веревки, бельевые  защипки,  бельевая  корзина,  солнце  и
ветер на сушильной площадке угольщика Вендта на Шенхофштрассе,  опрыскивание
простыней перед тем,  как  наворачивать  их  на  скалку,  визг  и  скрипение
слоноподобного гладильного катка, отдача и  ловля  рукоятки  -  и  я  должен
уничтожить весь этот белоснежный мир белья! И  все  из-за  черной  ангорской
кошки?
     "Пола совершенно права, - сказал  Буччи,  большой  четырнадцатифунтовый
седовласый кот, - уберите белое белье! Не то  мы  на  него  уляжемся,  и  вы
будете ругаться". - "Или опять нас отстегаете за  милую  душу",  -  обиженно
добавила Лолло, красавица персианка. "Это я вас стегаю  за  милую  душу?"  -
возмутился я. "Нет, - отвечала Пола, - но вы всегда грозитесь, а это  ничуть
не лучше". - "Уберите вы это белоснежное белье!" - сказал Буччи и решительно
заколотил  хвостом  по  кирпичному  полу  террасы.  "Не  то   опять   выйдет
неприятность, - пояснила Лолло,  -  как  недавно  из-за  ваших  новых  белых
рубашек. В конце концов мы не виноваты, что дверцу шкафа оставили открытой и
на улице шел дождь!"
     "Ради всего святого! - воскликнул я.  -  Ведь  есть  же  разница  между
настоящим и написанным бельем! Настоящие кошки, какими бы  грязными  они  ни
пришли с дождя, все же не могут улечься на написанное  белье!"  -  "Это  все
казуистика", - бросила Пола и начала умываться. Лолло посмотрела на меня  из
глубины своих золотисто-желтых глаз и скучающе проронила: "Типичный человек!
Белье - это белье. А побои - это побои. Нас, кошек, вы не проведете!"  Потом
все трое потянулись и отправились на лужайку. Буччи напоследок  обернулся  и
сказал: "Если б в вашей книжке хоть попадались мыши! Я и написанных ем! Люди
милы, но о других они не думают. Для нас, котов, это не новость". На полпути
он опять обернулся. "Сегодня ночью я вернусь попозже, - сообщил  он  мне.  -
Сейчас полная луна. Так что обо мне напрасно не беспокойтесь!" После чего  и
он  исчез.  Только  шевелившиеся  метелочки  травы  поведали  мне,  куда  он
направился. Через два дома живет его лучший в настоящее время друг.

     Что ж, главу  о  стирке  белья  я  вычеркнул.  Не  по  приведенным  ими
причинам, но в данном случае кошки, может быть, и правы. Я показал  им  один
из своих счастливых грошей, и вот я его  снова  прячу  в  карман.  Мне  было
чуточку жаль, и я был чуточку обижен, но огорчения неизбежны в  любом  деле.
Вместо стирки белья я мог бы без особого труда в угоду коту ввести двух-трех
мышей, но так далеко моя любовь не заходит. Ибо, когда пишешь  воспоминания,
надо руководствоваться  двумя  правилами.  Первое:  можно  и  должно  многое
опускать. А второе гласит: нельзя ничего добавлять, даже мышку.
     ...Только что я не  спеша  прогуливался  по  лужайке  и  остановился  у
забора. Пастух и его черный шпиц гнали мимо стадо  блеющих  овец.  Крохотные
пасхальные  ягнятки  буквально   за   несколько   месяцев   превратились   в
довольно-таки больших баранов. У нас, людей,  это  продолжается  значительно
дольше. У дороги стоял маленький мальчик,  глядел  на  стадо,  на  неуклюжую
трусцу и скачки овец и при этом подтягивал чулки.  Потом  весело  побежал  с
ними рядом.
     Шагов через двадцать он вдруг  остановился.  У  него  снова  спустились
чулки, и ему опять надо было их подтянуть. Перегнувшись  через  забор,  я  с
любопытством стал смотреть ему вслед.  Овцы  ушли  вперед,  и  он  хотел  их
догнать. Они хоть и поставляют нам чулки, однако сами их не носят. Возможно,
они умнее, чем кажутся. Кто не носит чулок, у тех они не спускаются.
     Возле парников садоводства мальчик опять стал. Он дернул вверх чулки  и
на этот раз очень обозлился. Потом, торопясь, бегом  завернул  за  угол.  По
моим расчетам, он мог добраться до Геллертштрассе, пока  все  не  повторится
сначала. По этой  части  я  кое-что  да  смыслю.  Ох,  эти  чулки,  ох,  эти
воспоминания! Когда я был маленьким, матушка дарила  мне  вместе  с  чулками
круглые резинки, но они...
     Не пугайся, любезный читатель, я умолкаю. Главы о чулках не  последует,
как не последует и главы о резинках.  Работа  сделана.  Книга  готова.  Все,
конец, точка!

Популярность: 26, Last-modified: Tue, 25 Sep 2001 04:56:23 GMT