---------------------------------------------------------------
     Перевод: Л.Брауде
     По изд. "Подарок тролля: Сказки писателей Скандинавии",  Карелия, Петрозаводск, 1993
     OCR: Faiber (faiber@yandex.ru)
---------------------------------------------------------------



     Жил-был  однажды мальчик, и звали  его Йенс. Во рту у  него было  полно
зубов,  как и у всех у нас. Но в одном из зубов появилось у Йенса дупло, и в
этом дупле жили  два  крошечных  мальчугана по  имени  Кариус  и  Бактериус.
Пожалуй,  имена  эти  довольно  необычны,  но  и  малыши-то  были более  чем
странные! До  того  крошечные,  что разглядеть их  можно  было  только через
сильное увеличительное стекло.
     Один  черноволосый,  а  другой  --  рыжий,  оба  они   питались  только
сладостями,  а  сладостей  в  дупле  было предостаточно. Кариус и  Бактериус
обычно  пели  и развлекались,  а когда не спали или не  ели,  они долбили  и
рубили  зуб, чтобы  сделать  свой  дом  по-настоящему  большим, просторным и
красивым.
     Но вот как-то  раз одному из них, Бактериусу, показалось, что, пожалуй,
хватит строиться.
     -- Ну, Кариус, -- сказал Бактериус, -- теперь все: мы долбили и рубили,
рубили и долбили. Сдается мне, наш дом уже достаточно велик.
     -- Нам нужен дом куда больше этого,  -- не согласился с ним Кариус.  --
Помни, ведь  мы сами растем и становимся все больше  и больше с каждым днем,
поскольку  впихиваем в себя немало пряников  и карамелек. Продолжай строить,
Бактериус-старина.
     -- Да, да, продолжим нашу стройку!
     Но немного погодя Бактериус  прекратил работу и снова заснул.  Потом он
выглянул  в окошко, и  когда увидел  все остальные белые зубы Йенса, у  него
родилась идея.
     -- Эй, Кариус, -- позвал он.
     -- Ну, что тебе еще? -- спросил Кариус.
     -- Вот я о  чем думаю -- не могли  бы мы построить себе  еще один  дом,
повыше,  в верхнем клыке. Сдается мне, там  куда приятнее, чем внизу, в этой
мрачной дыре.
     --  Пораскинь-ка немного умом, братец, -- сказал  Кариус. -- Пойми  же,
здесь, внизу, жить  куда  уютней  и  спокойней. Подумай только, а  что, если
явится эта мерзкая зубная щетка!
     --  Ха-ха-ха!  -- засмеялся  в  ответ Бактериус.  -- Плевать на  зубную
щетку! Йенс-то никогда не чистит зубы!
     -- Не скажи, -- возразил Кариус. -- Помнится, один раз он чистил зубы.
     -- Один  раз, да. Но  это случилось несколько  недель тому назад.  Нет,
здесь, во рту у Йенса, можно чувствовать себя совершенно спокойно.
     --  Ну,  раз ты так уверен в этом, можешь сам строиться, где хочешь, --
решил Кариус, -- а я останусь жить тут.
     Бактериус долго стоял у окошка, мечтательно глядя на белый клык.
     -- Только там я хочу жить, --  заявил он. --  Там будет куда роскошнее,
чем здесь.  Подумай-ка, Кариус,  когда нас станет тут много премного и когда
наши дома появятся во всех зубах Йенса,  я смогу восседать в моем новом доме
как король на троне и смотреть сверху на весь город.
     -- Это еще  не  точно, что  нас  станет  много-премного. Это зависит от
того, сколько сладостей выпадет на нашу долю.
     -- Знаешь  что, -- заявил Бактериус, -- сладостей будет столько, что мы
лопнем.
     -- Так было  не всегда,  -- упорствовал  Кариус. -- Хорошо  помню,  как
однажды этот мальчишка ел только морковь и черный  хлеб. Вот беда-то! Я чуть
не умер с голоду!
     --  Тебе бы  все болтать о всяких  там  грустных вещах,  Кариус, всегда
вечно  о какой-нибудь моркови  и  черном хлебе...  Погоди  немного, увидишь!
Сейчас появится вкусная еда!
     -- Сдается, это всего-навсего пшеничный хлеб.
     -- Нет, Кариус, это венские булочки, щедро  посыпанные сахарной пудрой!
Браво! Браво!
     Эй, ура, ура, ура!
     В зубе славная дыра!
     Хорошо во рту у Йенса,
     Снова он сластей наелся:

     В каждой дырке, в каждой щелке
     Карамельные осколки,
     Крошки булочек, конфеток,
     Леденцов любых расцветок
     В сладкой плавают слюне --
     Хватит и тебе и мне!
     Тралала ла ла, тралала ла ла,
     Тралала ла ла ла ла ла ла.



     Вот так, совсем неплохо, жилось двум малышам. Но зубы-то были Йенса,  и
он совсем не радовался всем  этим  маленьким Кариусам и  Бактериусам, потому
что такие вот малявки разрушают зубы. Да и причиняют сильную боль. Всякий, у
кого когда-либо болели зубы, знает, что это одна из худших бед на свете. И о
зубной боли еще будет сказано в этой главе.
     Спустя два дня Бактериус уже построил себе дом в верхнем клыке и сидел,
нежась,  на  балконе.  Кариус  меж тем по-прежнему долбил  и рубил внизу,  в
старом доме.
     -- Алло, Кариус, это ты там, внизу?
     -- Ты что, не слышишь, как я работаю?
     -- А что ты делаешь?
     -- Буравлю подземный ход от твоего зуба к моему.
     -- Прекрасная идея! -- воскликнул Бактериус.
     -- Ну а как тебе живется там, наверху? -- спросил Кариус.
     -- Здесь  здорово! Как  раз сейчас  я  сижу  и  наслаждаюсь  прекрасным
пейзажем -- повсюду, насколько хватает глаз, белые горные вершины!
     -- Ну а что это за писк такой? -- спросил Кариус.
     -- Тсс! Тише! Послушаем! -- сказал Бактериус.
     -- Ой, как зубы болят!
     -- А это всего-навсего Йенс  жалуется, -- успокоил его Бактериус. -- Ты
слышишь, что он сказал?
     -- Он сказал: "Ой, как зубы болят!" -- пискнул Бактериус, передразнивая
Йенса. И оба малыша расхохотались, Бактериус же хохотал куда громче Кариуса.
     -- Сдается мне, Йенс -- жуткий маленький крикун.
     --  Ничего,  сейчас  я  его немножко  подразню,  -- оживился Кариус. --
Сейчас  я  постучу  в  таком местечке,  где,  я  знаю, будет  очень  больно.
Послушай-ка!
     И он постучал глубоко-глубоко, в самом низу зуба.
     -- Ой, ой, ой!
     -- Ты слышал что-нибудь? -- спросил Кариус.
     --  Он сказал: "Ой,  ой, ой!"  --  ответил, Бактериус,  и  тут оба  они
засмеялись так, что прямо чуть животики не надорвали.
     -- Попробуй еще разок, -- попросил  Бактериус. И  Кариус  повторил свою
проделку еще раз.
     -- Ой, как зубы болят!
     -- Ха-ха-ха-ха-ха-ха! -- заливались смехом оба маленьких злодея.
     -- Ты не должен забывать чистить зубы, Йенс!
     -- Кто это сказал? -- испуганно спросил Кариус.
     -- Это была мама Йенса, -- ответил Бактериус.
     -- Что она сказала?
     -- Она сказала: "Ты не должен забывать чистить зубы, Йенс!"
     -- О,  это ужасно,  Бактериус.  Что, если он пустит в  ход эту  мерзкую
зубную щетку. Что мы станем делать?
     -- Мы заставим Йенса бросить щетку, -- сказал Бактериус. -- Мы  крикнем
ему, чтобы он не слушался маму. Будем кричать хором. Раз, два, три!
     -- Не слушайся маму, Йенс! Не слушайся маму!
     -- Все-таки он собирается чистить зубы! -- воскликнул  Бактериус.  -- Я
слышу,  как  он наливает  воду  в  стакан. А вот и мерзкая щетка! На помощь,
Кариус! На помощь!
     --  Прыгай! --  закричал Кариус. --  Быстрее  вниз, ко мне! Здесь мы  в
большей безопасности, чем у тебя наверху!
     Бактериус спрыгнул  вниз из своего дупла  и заполз в  дом к Кариусу.  И
поспел  в самое  время. Потому что не успел  он втиснуться в дупло зуба, как
мимо просвистела щетка. Потоки воды и пены обрушились на малышей.
     -- Фу!  Брр!  Эта  гадостная зубная  паста чуть  не задушила  меня,  --
отплевываясь и кашляя, сказал Кариус.
     -- Вода просто бурлит и клокочет, -- возмутился Бактериус. -- Фу!
     -- Ну,  наконец-то он кончил  чистить зубы, -- вздохнул  с  облегчением
Кариус.
     -- Как, по-твоему, можно нам вылезти? -- спросил Бактериус.
     -- Осторожней, осторожней, -- попросил Кариус и чуточку приоткрыл дверь
дома.
     -- О, как все печально! -- вырвалось у Бактериуса.
     -- Что печально?
     -- Все кончено. Не осталось ни крошки еды. Ни малейшей крошки.
     Все, что вкусно, все, что сладко,
     Все исчезло без остатка.
     Щетка здесь прошлась с размаху
     И на нас нагнала страху, --
     Щелки, дыры опустели --
     Ни конфет, ни карамели.
     Где разжиться леденцами?
     Что же дальше будет с нами?



     После  того, как Йенс почистил зубы, боль немножко приутихла. Но совсем
не  прекратилась:  ведь в  зубах еще  оставались  дырки.  И вот ранним утром
малыши принялись за работу.
     Случилось так, что мама Йенса нашла  хорошее средство от зубной боли, и
об этом как  раз говорится  в третьей  главе, действие которой  происходит у
зубного врача.
     -- Почему ты такой злой? -- спросил Бактериус.
     -- Хочу есть, -- ответил Кариус.
     -- Наверно,  скоро  нам  перепадет какое-нибудь  лакомство,  --  сказал
Бактериус.
     -- Что-то непохоже.
     -- Может, попробовать потолковать с Йенсом?
     -- Вздор,  чепуха -- возразил Кариус. -- Йенс  перестал слушать, что мы
говорим.
     --  А  если мы закричим  хором,  он,  может, нас услышит, --  предложил
Бактериус. -- Что будем кричать?
     -- Закричим, что нам хочется венских булочек.
     -- Да-да, давай попробуем, -- согласился Кариус.
     И они закричали:
     -- Хотим венских булочек! Хотим венских булочек!
     -- Заткнитесь!
     -- Слышал? -- спросил Кариус.
     -- Какой-то человек что-то сказал, -- изумленно ответил Бактериус.
     -- А что он сказал?
     -- Он сказал: "Заткнитесь!"
     -- Вот чудеса! -- удивился Кариус.
     --  Может,  это  пекарь  сказал,  чтобы  Йенс  заткнулся!  --  радостно
воскликнул Кариус.  -- Может,  помогло,  что  мы кричали хором! Гляди,  Йенс
открывает рот.
     -- Надеюсь, это будет сладкое, -- приободрился Кариус.
     Они немного  подождали, но  никакой еды не последовало.  Тут  Бактериус
потерял терпение.
     -- В чем дело? Сколько времени этот Йенс будет сидеть разинув рот, пока
ему перепадет хоть какая-нибудь еда?
     --  Фу, до чего  вдруг стало светло! -- воскликнул  Кариус.  --  Словно
солнце целиком  вкатилось в  рот Йенса.  Полезай наверх и  погляди,  что там
случилось.
     Бактериус взобрался ему на плечи и заглянул через край дупла.
     -- Ха-ха, прямо в рот Йенсу светит большая круглая лампа. Она в  десять
раз больше солнца.
     -- А что-нибудь еще видно? -- спросил Кариус.
     -- Да, там стоит человек в белом халате, -- ответил Бактериус.
     -- Фу! Вот беда! Это же зубной врач!
     -- А зубные врачи опасны?
     -- Зубные врачи, да. Хуже их  никого на свете  нет. Они уничтожают наши
дома и пломбируют дырки в зубах.
     -- О, Кариус! Я боюсь!
     -- А что это так громко бормочет? -- спросил Бактериус.
     --  Что-то  большое, уродливое  и блестящее. Оно бормочет и  жужжит, --
ответил Кариус.
     -- Фу, так это же бормашина! Она все ближе и  ближе. Что нам делать? На
помощь! Она приближается!
     -- Надо бежать! Скорее, Бактериус! Скорее!
     Бактериус  спрыгнул вниз, и оба малыша побежали обратно,  спрятались за
самым  дальним зубом  и  с ужасом  наблюдали  за  тем,  что  происходит.  Их
охватывало все большее отчаяние.
     -- Гляди-ка, Кариус, он сверлит наши дома.
     -- О, как я страшно зол!
     -- Давай, побежим туда и укусим бор!? -- предложил Бактериус.
     -- Ничего не получится, -- возразил Кариус. -- Он слишком твердый.
     -- А мы можем укусить врача за палец, -- не сдавался Бактериус.
     -- Не поможет.
     -- Можем  прыгнуть ему в рот и начать  долбить его зубы,  -- воскликнул
Бактериус. Он был вне себя от злости.
     -- Нельзя драться с зубными врачами, Бактериус.
     -- Хоть бы  этих врачей на  свете  вовсе  не было. Смотри!  Он  брызжет
водой.
     -- Что за глупая болтовня! -- возмутился Кариус.
     -- Гляди, Кариус, он пломбирует дырку в верхнем  клыке! О, мой чудесный
дом! Сейчас побегу туда и укушу его!
     -- Стой, Бактериус! Кончится тем, что он смоет тебя водой.
     -- Гляди, он пломбирует и твой дом! -- воскликнул Бактериус.
     Кариус, готовый лопнуть от бешенства, крикнул:
     -- А ну, прекрати! Эй ты, зубодрал! А ну, прекрати!
     -- Он не слышит, -- сказал Бактериус.
     -- Он не желает слышать, -- возразил Кариус.
     -- Поздно, -- проговорил Бактериус.  -- Он уже запломбировал  все зубы.
Да,  был там  мой чудесный  дом, откуда  открывался прекрасный вид на другие
дома. А теперь никакого дома больше нет.
     -- А здесь было мое большое  дупло,  -- вторил ему  Кариус, -- его тоже
больше нет.
     -- Не  осталось  даже  самой  крошечной,  самой  маленькой-премаленькой
дырочки, -- сказал Бактериус.
     Зуб блестит зеркально-гладкий,
     Кто-то страшный, злой и гадкий
     Йенсу рот привел в порядок,
     Наш удел теперь не сладок.
     Что же делать нам без крова?
     Зубы все здоровы снова,
     Гладкие, белее снега --
     Ни еды нам, ни ночлега.



     Йенс  шел  домой от зубного врача. Он был счастлив,  потому что дырок в
зубах у него больше не было и потому что зубная боль исчезла.
     Ну а как же Кариус и Бактериус? Да не очень хорошо. И в последней главе
мы услышим, что случилось с ними в конце концов.
     -- Тяжелые времена настали, Бактериус!
     -- Да, ты прав, времена тяжелые!
     -- Никаких сластей, да и жить негде.
     -- Никаких сластей, да и жить негде.
     -- Фу! -- сказал Кариус.
     -- фу! -- повторил Бактериус.
     --  Может,  попробовать  переночевать  здесь  в   углу,   --  предложил
Бактериус.
     -- Я слишком голоден, чтобы спать.
     -- Гляди-ка! -- воскликнул Бактериус. -- Йенс открывает рот! Может, нам
перепадет что-нибудь вкусное.
     -- Сомневаюсь, чтобы нам перепало что-нибудь вкусное, -- сказал Кариус.
     --  Если  ты поддержишь меня немного,  я  заберусь наверх и погляжу, --
предложил Бактериус.
     Кариус помог ему, и Бактериус выглянул из-за зуба.
     -- Видишь что-нибудь? -- спросил Кариус.
     -- Да, вижу! О, это ужасно!
     -- Что там такое? -- спросил Кариус.
     -- Щетка! Снова зубная щетка! -- Бактериус торопливо сполз вниз. -- Что
нам делать?
     -- Никакого дупла, куда можно было бы забраться! -- вскричал Кариус.
     -- Никакого дупла, куда можно было бы забраться! -- повторил Бактериус.
     --  Йенс,  Йенс,  прекрати!  -- закричали  малыши хором.  -- Мы  больше
никогда не будем тебя мучить! Обещаем никогда больше тебя не мучить!
     -- Надо спрятаться, Кариус.
     -- Да, но куда? Куда? -- спросил Кариус.
     В тот  же миг  совсем  рядом просвистела щетка, да так, что все  вокруг
покрылось пеной.
     -- На помощь, на помощь, щетка выметает меня! -- воскликнул Бактериус.
     -- Держись, Бактериус!
     -- Не могу, на помощь, на помощь!
     Но никто  не пришел к ним  на помощь. В зубах не было больше дырок, где
можно было  бы спрятаться, и  потому малышей вымели  изо рта вместе с зубной
пастой,  водой  и пеной. Через водопроводную  трубу они  выпали  в  огромное
глубокое море и долго плавали там. Они и теперь  еще плавают в  море  и ищут
другую дырку в зубе, чтобы им туда забраться.
     Пожалуй, можно было бы чуточку пожалеть  Кариуса и Бактериуса.  Но  был
один  человек  на  свете,  который радовался,  что  все случилось  так,  как
случилось. И это был тот, у кого болели зубы. То был Йенс.

Популярность: 48, Last-modified: Sat, 19 Dec 2009 20:05:55 GMT