---------------------------------------------------------------
     Повесть
---------------------------------------------------------------



     В  мутно-зеленой  воде  болтались  арбузные  корки.  Они лоснились  под
ленивым  солнцем  круглыми боками, и глядеть  на  них было  скучно. Володька
лежал голым  животом  на раскаленной,  выскобленной  добела палубе  и  жевал
черную смолу -- вар.
     Животу  было горячо,  и спине  тоже  было  горячо, и голове. Потому что
солнце пекло как нанятое. Но перебраться в тень рубки было лень.
     Лень  затопила кривой  щелястый пирс, и застывший  дубок,  и  залив,  и
наверное, все Каспийское море. Разморенная душная лень.
     Володька  свесил голову через  борт  и плевался тягучей  слюной.  Когда
жуешь вар, всегда полон рот слюны.
     А тут еще корки плавают -- как в них не плюнуть.
     А в общем-то,  была такая скучища -- хоть плачь. Отец все не появлялся.
Эх, в холодок бы!
     Володька вспомнил глубокий бабушкин погреб. Вот где благодать!
     Погреб весь залит устоявшейся резкой прохладой и запахом сухой земли. А
на  полках стоят запотевшие крынки с молоком. Хлебнешь --  и  сладко заломит
зубы. Вот бы сейчас туда!
     Но  погреб далеко, а этот чертов  Поркатон плоский, как  сковородка,  и
такой   же  раскаленный.  Зной  поднимается   над  ним   дрожащими  волнами,
обволакивает  и вгоняет  все живое в такое сонное, тягучее безразличие,  что
кажется, и живых-то в этом Поркатоне нету.
     "Один я, наверное, и остался  живой,  остальные сварились",  -- подумал
Володька.
     Он сделал над собой усилие и медленно перевалился через борт.
     Теплая и густая, как бульон, вода тяжело раздалась и сомкнулась над ним
зеленоватым куполом.
     Володька коснулся песчаного, в твердых  складочках  дна и  застыл. "Так
вот и буду здесь сидеть. Все время", -- подумал он. Поднял глаза.
     Солнце ровным слоем разлилось по воде, и поверхность казалась громадным
вогнутым зеркалом.
     -- Вот теперь попробуй, достань меня! -- сказал он солнцу и засмеялся.
     И  сразу же вверх взлетели упругие  ртутные пузыри, раскололи зеркало и
разбежались стремительными кругами.
     На  дне было хорошо. Володька пошевелил перед  носом легкими пальцами и
сложил фигу. Фигу тебе, жара! Достань-ка!
     Володька усмехнулся  сам над  собой -- он-то знал,  что все эти  фокусы
--обман. Потому  что он уже  стал судорожно  сглатывать, а  это было  верным
признаком, что воздух кончился и надо срочно подышать.
     Володька еще немножко  из  упрямства посидел, чувствуя,  как  в  висках
начинают колотить тугие молоточки, а глаза сами вытаращиваются.
     Потом, в последний миг, резко оттолкнулся ногами и вылетел наверх.
     Он часто-часто открывал рот -- никак не мог надышаться.
     Подумаешь -- жара! Что такое жара, если пряный воздух
     врывается в  грудь и  можно  дышать сколько угодно. Вон его  сколько --
воздуха: полное небо.
     Настроение   сразу   изменилось.   Будто   Володьке   подарили   что-то
замечательное.
     Он  заорал и  ударил кулаком по воде. Тотчас же над его головой повисла
тоненькая бледная радуга.
     Он  снова заорал,  и  кто-то радостно ответил ему  с берега  счастливым
заливистым воплем. Володька поглядел на берег и увидел чудо.
     Определенно  что-то в мире изменилось. Прорвался тугой волшебный  мешок
-- и чудеса посыпались на измученную зноем землю.
     На  берегу  хохотал-заливался  изумительный  щен.   Он  был   в  очках.
Представляете? Щен-профес-сор.  Но это был ужасно  веселый профессор. У него
была улыбка до ушей и тысяча ослепительных
     зубов. Он ими пускал зайчиков. А еще на нем была самая пушистая шуба на
свете и разные уши: одно строгое -- торчком, а другое  болталось дурашливо и
смешливо. Очки были белые -- правильной такой формы, с тоненькими оглоблями.
Сам черный, только очки белые да кончик восторженного хвоста.
     -- Ура! -- крикнул Володька.
     -- Ра-ра-ра! -- завопил щен и укусил Каспийское море. За самый краешек.
     Потом он стал сердито плеваться и во весь голос обругал море: зачем оно
такое невкусное, соленое.
     Это был на редкость жизнерадостный и нахальный щен.
     Володька, как крокодил, выполз на брюхе до половины из воды и сказал:
     -- Здравствуй, очкарик.
     Щен  подмигнул ему обоими глазами  и отважно ткнул  прохладным шершавым
носом в шею.
     -- Тебя как зовут? -- спросил Володька. Щен не ответил.
     -- Ты что это -- разговаривать не умеешь? -- рассердился Володька.
     Щен печально покачал головой.
     -- Научим, -- пообещал Володька и добавил: -- А как тебя зовут, я и так
знаю. Тебя зовут Филимон. Так? Фи-лимоша.
     Щен ликующе взвыл и запрыгал, отрывая от земли сразу четыре лапы, будто
они у него были на пружинках.
     Потом он посерьезнел,  торжественно подошел к Володьке, потерся головой
о его щеку и похлопал лапой по плечу.
     Но не  фамильярно, а ласково. Просто они сразу понравились друг другу и
стали друзьями. Бывает ведь так -- сразу. С первого взгляда.
     Такие  вещи  случаются только  на море.  Может  быть,  на  каком-нибудь
приличном  море, на каком-нибудь там  океане, все  иначе,  но на  Каспийском
бывает  так: то пекло рыжее  мохнатое  солнце и  вода стояла плоская, как  в
блюдце, то вдруг ни с того ни  с сего завыло, закрутило, солнце занавесилось
рваной серой тучей, а волны стали бестолково болтаться в разные стороны.
     Они не катились ровненькими рядками к берегу,  как на всяком нормальном
море,  а суматошливо плескались,  сшибались  друг с  дружкой, как пьяные,  и
дубок на них мотался в разные  стороны, плясал пробкой, а пассажиры мотались
в дубке и кляли все на свете.
     В  Поркатоне  они  канючили сладкими  подхалимскими  голосами,  просили
"товарища  доброго   капитана   взять  с   собой   в  Ленкорань   трудящееся
крестьянство, потому как там базар", а дубок все равно идет пустым.
     И отец сжалился.
     А когда приперло, честили отца на чем свет  стоит, будто он их насильно
посадил в дубок, и требовали "вертать обратно".
     Но  Володька  только усмехался.  Не такой отец  человек, чтоб  "вертать
обратно".
     Особенно одна разорялась. Такая здоровенная  женщина с багровым лицом и
маленькими заплывшими глазками.
     Она  сидела  на  своих полосатых  мешках  и  выкрикивала  бессмысленные
злобные слова.
     А когда ее окатило волной и десяток  ее цветастых юбок, надетых одна на
другую,  облепили  толстые ноги  в смазанных сапогах, она совсем взбесилась.
Рот ее не закрывался.  Он стал похож  на напряженную синюю букву О, а глазки
зарылись в лоснящиеся щеки.
     Хорошо  еще, что ветер  расшвыривал  этот  гвалт,  а то  можно было  бы
оглохнуть.
     Филимон болезненно морщился и отворачивался.
     Ему было плохо. Он укачался.
     Очень  жалко  Володьке  было пса.  Он взял его на руки и  увидел, что у
Филимона дрожат глаза.
     Володьке  показалось, что щенок смотрит на него с укором:  зачем,  мол,
потащил меня с твердой надежной земли в это непонятное и страшное место, где
все качается и кружится голова?
     --  Ты жалеешь,  что  пошел  со мной?  -- спросил Володька.  Щен  слабо
вильнул хвостом и покачал головой. Он даже
     попытался  улыбнуться,  но у  него ничего не  вышло.  Трудно  улыбаться
собаке, если ей плохо.
     -- Ах ты, Филимон мой, Филимоша, никудышный ты моряк.
     Володька  погладил его  и  положил  на  палубу  рядом с теплым  кожухом
движка. Движок тарахтел дребезжащим
     стариковским  голосом,  и Филимон сначала испугался, запрядал ушами. Но
потом сообразил, что эта рычащая штуковина  не злая и даже полезная -- греет
и  заслоняет от надоедливых  брызг. Он полежал немного,  согрелся и перестал
дрожать.
     На волны он старался не глядеть, потому что глядеть на них было страшно
-- они были желтые и лохматые, как большие дворняги, и шипели белой пеной.
     Филимон положил пушистую морду между лап и зажмурился.
     Он  подумал  о Володьке  --  ласковом,  добром человеке  --  и преданно
помахал хвостом.
     Никто этого не видел. Но Филимону  и  не надо было, чтоб кто-нибудь это
видел, потому что он махал не напоказ, а от души.
     Просто ему очень нравился его новый друг.
     С таким другом жить было веселее и лучше.
     Но вдруг случилось что-то непонятное и жуткое.
     Откуда-то к  горлу подкатил плотный, горячий ком и застрял там. Филимон
попробовал вздохнуть и не смог. Ему стало совсем плохо. Филимон растерялся и
зачем-то побежал вперед. С перепугу.
     Он  не  понимал,  что  с ним  происходит,  и  боялся,  и  ему  хотелось
спрятаться.
     Он  неловко  бежал на  разъезжающихся неверных  лапах,  почти ослеп  от
страха и  глядел  как бы  внутрь, в самого себя, разглядывал,  что это в нем
такое делается.
     Потому и не заметил, как налетел на полосатые  мешки.  А на мешках  ему
вдруг сделалось нехорошо -- и он испачкал эти самые окаянные мешки.
     Ему  сразу же стало легче, он жадно глотнул прохладный вкусный воздух и
опомнился.
     И  тут раздался  такой  пронзительный, ни  на  что не  похожий  ор, что
Филимон застыл на месте. Ему бы бежать, спасаться, а он стоял  и оглядывался
-- хотел понять, что случилось.
     А когда понял, было уже поздно.
     Руки  костяными  клешнями  вцепились в  него, смяли  в  горсти пушистую
мягкую шерсть вместе с кожей и швырнули в воду.
     Филимон  увидел,  как перевернулось небо и желтая дворняга-волна  смяла
его, поволокла урча.
     Володька услышал крик, но не понял, в чем дело, а разобрал только  одно
слово: "Нагадил!.. Нагадил!.."
     Потом  он  увидел,  как в  воздухе  закувыркался  щенок,  его  Филимон,
Филимоша, очкарик.
     Ноги сами понесли его, метнули вперед. И Володька сиганул за борт.
     Уголком  глаза  он  успел   заметить  стоящего  у  штурвала  отца,  его
испуганные  добрые  глаза под блестящей  мокрой  зюйдвесткой, и  в  каком-то
дальнем, затаенном  переулочке  мозга промелькнули нечеткие поспешные мысли,
суть которых была в том, что уж его-то, Володьку, отец  вызволит, как-нибудь
уж  вытащит,  не  бросит,  а Филимону  одному  в  море  -- погибель. Потонет
Филимон.
     Потому он и сиганул за борт.
     Володька сразу же вынырнул и завертел, отфыркиваясь, головой.
     Пес должен был барахтаться где-то недалеко, если сразу не пошел ко дну.
     Волна подхватила Володьку, подсадила себе на круглую спину.
     Он с высоты оглядел море и увидел впереди щенка.
     Филимон боролся изо всех сил. Не хотелось  ему тонуть. Он торчал черным
столбиком в воде и молотил, как барабанщик, передними лапами.
     Волны  окатывали его,  накрывали с  головой, но  он  снова появлялся --
маленький и упрямый. Не хотел он тонуть, и все тут.
     У него еще  было важное  дело  в жизни. Он еще должен  был  укусить это
крикливое злобное существо на полосатых мешках.
     Он боролся.
     И только когда Володька  осторожно  подхватил  его под  мягкое  брюшко,
прижал к груди, Филимон обессилел и тихонько всхлипнул.
     Но у  него все же хватило сил  как-то  извернуться  и  лизнуть Володьку
горячим языком в нос.
     Потом Володька  кружился на месте, подскакивал на волнах, как поплавок,
и ждал, пока дубок развернется и подойдет к ним.
     Иногда Володьку  накрывало с  головой,  но  всякий  раз  он  успевал  в
последний миг глотнуть воздуха и поднять над головой щенка.
     Уж что-что, а плавать Володька умел. Он,  кажется, и ходить-то научился
позже, чем плавать. Впрочем, как и все приморские мальчишки.
     Дубок  подошел  вплотную. Шершавые  отцовы руки  обхватили Володьку  за
плечи  и  одним рывком  выдернули  вместе с Филимоном из воды,  поставили на
палубу.
     Потом одна  рука поднялась и увесисто  треснула  Володьку по затылку --
хрясь!
     Но Володька не обиделся.
     Он осторожно положил Филимона на палубу и улыбнулся отцу.
     Отец  помедлил  малость, потом тоже  улыбнулся и притиснул  Володьку  к
своему горячему надежному боку.
     Но тут же смутился и легонько оттолкнул, шлепнул по спине.
     Не любил он разные телячьи нежности.
     Мешочница молчала и перепуганно наблюдала за отцом и Володькой.
     Видно, отец успел ей сказать что-нибудь  этакое. Отец, когда надо, умел
сказать так, что у нехорошего человека от страха отваливалась челюсть.
     А  Филимон  полежал  немножко,  отдохнул,  потом  неторопливо подошел к
хозяйке полосатых мешков и деловито укусил ее за колено.
     Тетка  зашипела,  как  раскаленная  сковорода, и  сползла  с  мешков на
палубу.
     Она вытянула руки с растопыренными загребущими пальцами и забормотала:
     -- Чур тебя! Чур, бешеный. Все вы тут бешеные!
     Филимон постоял  немного, глядя  ей в  глаза, Филимон-победитель, потом
повернулся, неторопливо протопал к Володьке и лег у его ног.



     Так в жизни Володьки и его лучшего друга Таира появился Филимон.
     И надо сказать, что по  своему деятельному, неуемному характеру  он как
нельзя лучше подошел своим новым друзьям.
     Это только с виду Володька и Таир разные -- Володька бе-
     лобрысый,  и нос его  курносый  вечно  лупится,  будто  молодая розовая
картофелина,  а Таир  черный,  как  головешка  или  как галчонок, --  волосы
черные, глаза черные и все тело загорелое до черноты.
     Но эти внешние различия могли ввести  в заблуждение кого угодно, только
не обитателей маленького приморского городка, в котором с рождения жили Таир
и Володька.
     Население  начинало  тревожиться,  как  только  замечало,  что  Таир  и
Володька не гоняют с другими ребятами в футбол или,  скажем,  не  носятся по
улице,  запуская  воздушного  змея,  а  ходят  тихие  и  задумчивые.  Соседи
настораживались. Они ждали очередного сюрприза.
     Если уж Таир и Володька ходят пай-мальчиками, значит, что-то затеяли.
     Точно  такими  друзья  были перед тем случаем,  когда  решили проверить
честность населения родного города.
     А надо сказать, что город Таира и Володьки не совсем обычен. Расположен
на  берегу залива.  С  одной  стороны городка -- Кавказские  горы,  покрытые
густыми  лесами,  будто  голубовато-зеленой  шерстью;  с другой  стороны  --
зеленое Каспийское  море; с третьей, неподалеку, -- государственная граница,
а с четвертой -- вся наша страна до самого Тихого океана.
     В городе есть рыбсовхоз, в котором  работает отец Володьки -- капитаном
маленького суденышка -- дубка, и небольшая рыбоконсервная фабрика.
     А  вообще-то городок маленький, все  знают друг друга, и  каждый житель
фанатичный патриот своего города.
     Потому-то, наверное, и вызвал  такое возмущение нахальный опыт Володьки
и Таира.
     В тот день Таир  отозвал Володьку во время  большой перемены в укромное
местечко за котельной и сказал:
     -- Слышь-ка, Володька, чего мой батя сегодня за обедом говорил...
     -- Знаю я, что он говорил, -- ответил Володька.
     -- А вот и не знаешь!
     -- А вот  и знаю! Говорил: если мы снова к Бабаджану в сад полезем, уши
пообрывает. Мой тоже говорил.
     -- А вот и нет! -- закричал Таир и захлопал в ладоши.
     -- Тогда -- если под плоты нырять станем, то...
     -- А вот и нет!
     -- Тогда -- если мы...
     -- А вот и нет, вот и нет! Батя сказал, что город наш
     совсем особенный. У нас  тут  такая жуткая честность у всего населения,
просто кристальная.  У  нас, он говорил,  можно  на главной  улице сундук  с
драгоценностями  случайно  забыть  и уехать на целый  год.  Потом вспомнишь,
приедешь  за ним, а сундук так  там и стоит.  Целехонький. Вот какое  у  нас
население!
     Отбарабанив всю эту тираду в один присест, Таир  задохнулся и несколько
раз судорожно глотнул воздух.
     Володька был изумлен. Фантастическое  видение искрилось  и переливалось
перед его мысленным взором -- сундук, заполненный разноцветными драгоценными
камнями,  стоит  распахнутый настежь посреди  улицы  Победы,  а  мимо  снует
кристально честное население,  стыдливо отводя глаза  от  сундука.  Вот  это
картина!
     -- Слушай, -- деловито спросил Володька, -- а где же мы сундук возьмем?
     -- Какой еще сундук? -- удивился Таир.
     -- Ну с этими... с драгоценностями!
     -- А зачем нам с драгоценностями? -- простодушно ответил Таир.
     Володька рассвирепел. Ноздри курносого носа раздулись и затрепетали.
     Он с подозрением уставился на простодушную физиономию друга.
     --  Слушай, ты  что,  совсем тупой, да?! -- спросил  он. --  Как  же мы
проверим честность нашего населения без сундука?
     Таир снисходительно ухмыльнулся.
     -- Ты сам тупой, -- невозмутимо отрезал он. -- Я уж давно все придумал.
Зачем  нам сундук с  драгоценностями,  если моя  мама привезла из  Ленкорани
новенький чемодан. Польский, почти что крокодиловой кожи.
     Володька захлопал глазами.
     -- При чем здесь  почти  что крокодиловый чемодан? -- заорал он. -- Где
мы драгоценности возьмем?
     --  Ты,  Володька,  чудак! --  терпеливо  объяснил Таир. --  Зачем  нам
драгоценности,  если все равно такая  кристальная  честность населения. Мы в
чемодан  напихаем старых газет, а для весу гирю сунем. У нас есть старинная,
медная, сорок фунтов весит. Батя на ней гвозди  выпрямляет. Ну скажи, откуда
населению   знать,  что   в  чемодане?   Может,   там   чего-нибудь  получше
драгоценностей! Стоит себе на улице новенький
     польский чемодан, и все  тут.  Мы уйдем, потом вернемся, а он все стоит
себе как миленький.
     Володька с размаху хлопнул Таира по спине.
     -- Ну, Таир, -- сказал он восхищенно, -- ты голова!
     Сказано --  сделано. Натолкали Таир  и Володька в чемодан старых газет,
сунули гирю и, перегибаясь от. тяжести, потащили его на главную улицу, туда,
где кофейня и парикмахерская дяди Арчила.
     Опыт    начался.   Они   аккуратно   установили    новенький,   сияющий
никелированными  пряжками чемодан на перекрестке и  отошли в сторонку. Но  в
это время хлынул дождь. В суб-
     тропиках  часто  так бывает: ни с  того  ни  с сего  --  ливень. Друзья
заметались, отыскивая, куда  бы спрятаться. Только они забрались под  густой
каштан, как дождь  кончился.  Можно  было продолжать  опыт.  Таир и Володька
выскочили на перекресток... и остолбенели -- чемодан исчез!
     Это  было  настолько  неожиданно,  что  в первый  миг  Таир и  Володька
засмеялись.  Впрочем,  смехом этот звук  и  не  назовешь -- это был  первый,
короткий, какой-то  кудахтающий смешок. Но уже  через  несколько  секунд они
притихли и мрачно уставились друг на друга.
     -- Это что же такое, Таир? --  прошептал Володька.  -- Чемоданчик-то --
тю-тю.
     -- Тю-тю!
     -- Что же такое получается?!  -- горько продолжал Володька. -- Выходит,
никакая не кристальная честность у населения! Выходит, у нас жулики живут!!!
     -- Ну, это ты брось, -- вскинулся Таир.
     -- Как же это брось, если чемодана-то нету!
     Таир только руками  развел  -- что тут скажешь: чемодан будто в воздухе
растворился.
     Мальчишки  вновь внимательно оглядели  улицу  и тут  заметили  в дверях
парикмахерской  дядю  Арчила.  Парикмахер дядя Арчил был знаменитый человек,
достопримечательность  города.  Ни  у  кого  не  было  таких  усов;  он  мог
закладывать их за уши, но  не делал этого -- предпочитал, чтобы они свободно
развевались на ветру. И под стать усам был огромный, круто выгнутый нос.
     Представляете, сам маленький, усы --  во! нос -- во! в руке бритва, как
шашка,  сверкает,  и глаза горят, горят  фиолетовым огнем. Вид  устрашающий.
Приезжие боялись у него бриться, слабонервным людям казалось, что дядя Арчил
вместе со щетиной вот-вот смахнет им голову.
     Но, пожалуй, во  всем  городе не было человека более добродушного. Дядя
Арчил знал о  своей  воинственной  внешности и  любил напускать на себя  вид
свирепый и опасный.
     Володька  и  Таир  пристально  разглядывали  парикмахера.  Тот   стоял,
распушив знаменитые усы, курил,  задумчиво пуская неправдоподобно правильные
кольца дыма.
     --  Как  же  я теперь  домой покажусь? Чемодан-то новенький, почти  что
крокодиловый...
     Таир закусил губу, глаза у него подозрительно заблестели.
     -- Брось, -- пробормотал Володька, -- ну брось ты...
     Он не мог  глядеть, как у Таира, человека мужественного и бесстрашного,
набухают глаза слезами.
     -- Эй! -- заорал вдруг Володька. -- Таир, а может, чемодан просто убрал
кто-нибудь? Чтоб он не мок  под дождем?  Вон дядя Арчил стоит, он ведь давно
уже стоит, может, он видел?
     Таир  сразу ожил,  глаза  его высохли. Володька  схватил его за  руку и
потащил к парикмахерской.
     Таир и Володька почтительно поздоровались.
     -- Здравствуйте,  дети, -- величественно ответил  дядя  Арчил, глядя  в
голубую даль Кавказских гор.
     И  тут  Володька  заглянул  в  глубь  парикмахерской,  увидел  знакомый
чемодан.
     -- Гляди, Таир,  -- радостно закричал он,  -- чемоданчик-то  -- вон он!
Ну, спасибо, дядя Арчил! Вот спасибо. Мы его забираем.
     Дядя Арчил сделал резкий  выпад в  сторону, загораживая Володьке вход в
парикмахерскую.
     -- Не трогай чужой чемодан, Володька, не позорь себя, -- холодно сказал
он.
     -- Это мой чемодан, -- с достоинством сказал Таир и шагнул вперед.
     -- Наш чемодан! -- поддержал Володька.
     Дядя Арчил схватился за голову и отступил за порог.
     --  Вай!  Вай! Люди!  --  закричал  он, и праведное возмущение исказило
воинственное его лицо. -- Кто  видел, чтоб  у  таких сопливых мальчишек  был
такой роскошный чемодан! Таирка, лучше не трогай чужую вещь!
     -- Моя вещь! -- закричал Таир.
     -- Наша! -- закричал Володька.
     Дядя Арчил изумленно раскрыл яростные свои глаза, схватился театральным
жестом за сердце.
     --  Люди!  --  закричал он и выбежал на тротуар. --  Люди! Какой позор!
Дети  таких приличных родителей хотят  унести чужой  чемодан! И  это в нашем
городе  с  такой кристальной  честностью населения! И  это наша смена! Люди,
позор, говорю я!
     На эти возмущенные крики неторопливо прибрели старики -- завсегдатаи из
кофейни напротив. Те самые, что приходят к ее крыльцу с  восходом солнца  --
сухие,  желтые,  важные  -- и  терпеливо  ждут  своей  первой  чашечки  кофе
по-турец-
     ки,  успевая  при  этом  обсудить все новости  улицы, города,  страны и
международной политики.
     Размеренной  походкой  подошел  постовой милиционер,  стал  у  крыльца,
заложил руки за спину и стал покачиваться с пятки на носок, многозначительно
глядя на Таира и Володьку. Старики печально качали головами.
     Таир  и  Володька настолько ошалели --  просто  слова не вымолвить! Они
переводили взгляд с торжествующего лица дяди Арчила на печально-укоризненные
лица стариков,  потом на  бесстрастную  фигуру милиционера...  Просто реветь
хотелось от возмущения и злости! Первым опомнился Таир.
     --  Наш  чемодан!--закричал  он. --  Не имеете права! Дядя Арчил дернул
себя за ус и зловеще спросил:
     -- Все слышали?!
     -- Слышали! -- прошелестели старики. -- Позор! Горе их родителям.  О-о!
Позор.
     Дядя Арчил мягко, по-кошачьи повернулся к милиционеру:
     -- И ты, кацо, слышал?
     -- Глухой я, по-твоему, да? -- флегматично отозвался милиционер.
     -- Тогда, если  ты не  глухой, --  почти прошептал дядя Арчил и  дернул
себя  за знаменитый  ус,  -- тогда веди их  туда, куда  их  давно  уже  надо
отвести, малолетних преступников!
     И вдруг Володьку осенило. Он улыбнулся и ехидно спросил:
     -- Малолетних преступников, да? Значит, чужой чемодан, да?
     -- Чужой! --  решительно ответил дядя Арчил. -- Кто-то забыл на дороге.
Такой, понимаешь, рассеянный человек! Задумчивый, понимаешь!
     -- Ах, задумчивый! -- ворчливо продолжал Володька и вдруг выпалил: -- А
знаете, что в этом чемодане лежит?
     -- Этого  никто не знает,  -- твердо  ответил дядя Арчил,  -- никто  не
знает, кацо! Только хозяин. Он знает, но его нет.
     Володька торжествующе взглянул на Таира, тот радостно кивнул.
     --  Тогда,  --  сказал Володька,  --  забирай  чемодан, Таир,  и пошли.
Потому, что мы знаем, что  там лежит. Там  лежат старые  газеты и  еще гиря,
медная такая, на ней "сорок фунтов" написано!
     --  Что говорит этот безумный ребенок? -- закричал дядя Арчил. -- Какой
дурак станет класть старую гирю в такой чемодан?
     К  Володьке   и   Таиру  давно  уже  вернулось   чувство   собственного
достоинства.
     -- А вы  не обзывайтесь, -- холодно произнес Таир, -- открывайте скорее
наш чемодан!
     Решительные лица  мальчишек,  их уверенный тон удивил всех.  Дядя Арчил
заколебался.
     -- Я не могу, -- сказал он и выставил вперед ладони. Потом повернулся к
милиционеру.  -- Ты,  милиция, власть -- ты  открывай. Может, там  брильянты
лежат!!
     Володька и Таир расхохотались.
     -- Брильянты! Изумруды! Рубины! -- хохотал  Таир. -- Открывайте! Сейчас
увидите, какие там брильянты.
     Милиционер решительно протопал в парикмахерскую, вынес чемодан, положил
его  на крыльцо и открыл. Секунду он глядел  в разверзнутую его пасть, потом
вытащил щербатую гирю, показал ее всем. Старики недоуменно пожали плечами, а
дядя Арчил  отступил в глубь  своей парикмахерской, и вид у  него был такой,
будто он не гирю видит, а ядовитую змею гюрзу.
     -- Может, я заболел? --  неуверенно спросил он. -- Я ничего не понимаю!
Скажите мне вы, безумные дети, зачем вы засунули туда эту дурацкую гирю?
     -- Для весу, -- буркнул Володька.
     -- Нет,  я  с ума  сойду! -- Дядя Арчил  оглянулся на зрителей.  --  Вы
можете сказать, почему новенький чемодан стоял один на дороге с медной гирей
внутри?
     --  Можем,  --  снова буркнул Володька,  --  для  опыта. Мальчишки  уже
понимали, что добром вся эта история для
     них не кончится. Дядя Арчил  тонко  улавливал настроение окружающих его
людей. Он вновь обрел уверенность.
     --  Ну-ка,  ну-ка,  --  зловеще  произнес  он, --  люди,  вы  понимаете
что-нибудь? Для какого такого опыта?
     -- Для обыкновенного, --  ответил Таир  и опустил голову,  -- проверяли
кристальную  честность  населения.  Батя сказал  вчера,  у нас в городе хоть
сундук с драгоценностями оставь -- не пропадет.
     Дядя Арчил просто задохнулся от возмущения.
     -- Нет, вы слыхали?! -- яростно  закричал он. -- Это они нашу честность
проверяли! В нашем городе. Нет, этого выдер-
     жать невозможно! Слушай, милиция,  надо  их  вместе  с  чемоданом вести
скорей домой, и  пусть их  отцы скорее, не откладывая ни на секунду, надерут
им уши или еще что похуже сделают!
     И повели наших голубчиков всем обществом по домам.
     А что дальше было, даже говорить не хочется. Выволочка была.



     Но жизнь шла своим чередом, и через два дня  Таир и Володька помирились
с дядей Арчилом. А еще через три дня произошло волнующее событие: дядя Арчил
выиграл по  денежно-вещевой  лотерее  охотничье ружье.  Этот  факт настолько
потряс его воображение, что он стал даже чуточку заикаться.
     Со своей новенькой двустволкой дядя Арчил не  расставался  ни днем,  ни
ночью.  Отправляясь на работу, он  вешал ружье на  плечо и шел такой гордый,
будто только что освободил город от страшного льва-людоеда. В парикмахерской
он  ставил ружье в угол  и  брил очередного  клиента.  Время от  времени  он
оставлял это занятие, брал ружье и заглядывал в стволы -- не запылилось ли?
     А если у человека завелось охотничье ружье, его рано или поздно потянет
на охоту.
     И дядя Арчил  твердо решил пойти и  застрелить  насмерть  очень  дикого
кабана.
     О  том, что об этом  его решении тотчас  же узнал весь  город, говорить
нечего.
     Дядя Арчил, брея, размахивал  бритвой и объяснял всем желающим,  как он
это сделает.
     Он не будет, как некоторые горе-охотники, прятаться в засаде! Нет!
     Он пойдет страшному кабану навстречу, твердо  посмотрит  в очень  дикие
глаза  и выстрелит  прямо  в  кабанье сердце!  Эти свои кровожадные речи  он
развивал перед всяким человеком, который хотел его слушать.
     Таир и  Володька потеряли  покой.  Они  целыми  днями кружились  вокруг
парикмахерской и подлизывались к дяде Арчилу.
     --  Дядя  Арчил,  а  ваше  ружье,  ваша  замечательная двустволка,  она
центрального боя или не центрального? -- начинал Володька умильным голосом.
     -- Центрального, дорогой, самого центрального,  -- отвечал дядя Арчил и
делал вид, что он ужасно занят.
     -- Этого просто не может быть, чтобы центрального! -- подхватывал Таир.
     Дядя Арчил переставал шлепать бритвой по широкому точильному ремню.
     -- Как это не может быть, а? -- грозно спрашивал он и расправлял правый
ус. -- Значит, я вру? Ты кому это говоришь, дорогой, а?
     --  Ну конечно, все  может быть, --  поспешно соглашался Таир. -- Дайте
ружье, сейчас посмотрю и точно скажу!
     Таир деловито проходил в заветный угол, где стояло ружье, но дядя Арчил
преграждал ему путь.
     -- Таирка!  Не трогай оружие! Не смей к нему прикасаться, кому  говорю!
Что ты можешь понимать в оружии, такой еще сопливый?!
     Возмущению Таира не было предела.
     -- Я не понимаю в оружии?!!
     -- Он не понимает в оружии?! -- подыгрывал ему Володька.
     --  Ну, знаете, дядя Арчил,  просто я слов  не нахожу! -- Таир разводил
руки и качал головой.
     -- Каких-таких слов? -- сердился дядя Арчил. -- Что я должен знать? Что
вы мне голову морочите, несчастные?!
     --  А то!  -- назидательно говорил  Таир. -- Весь город знает, а вы  не
знаете.  Я  таких  диких  кабанов,  может,  штук пять кокнул!  Ка-ак шарахну
куплетом, то есть этим... дуплетом, сразу с копыт долой!
     -- Точно! -- поддакивал Володька.  -- Прямо глядеть было смешно, как он
их -- ба-бах! -- и готово!
     Возмущенный столь беспардонным враньем, дядя Арчил замирал  и некоторое
время молча открывал и закрывал рот, как карп, выброшенный волной на песок.
     --  Что говорят  эти  врунишки?! -- кричал  он.--Когда ты,  Таирка, мог
охотиться на кабана в твои нежные годы?!
     -- А тогда! С дедом! Деда моего знаете? -- наскакивал Таир.
     Некоторое время дядя Арчил колебался.
     -- Это очень уважаемый человек, -- бормотал он.
     -- Ага!--кричал Таир и сам уже верил тому, что говорил.  -- Мой  дед не
то что некоторые! Он меня всегда на охоту брал. Как приеду к нему  в горы на
каникулы,  так сразу  идем  охотиться!  Я,  если хотите  знать, все  кабаньи
привычки во  как  изучил!  Если  меня на  охоту взять, то  уж  без добычи не
вернешься!
     -- Это точно! -- подтверждает  Володька. -- Если нас  взять --  ни один
кабан не укроется!
     -- На  охоту  вас взять, да? -- вкрадчиво  спрашивал дядя Арчил. --  На
очень дикого кабана, да? А ну-ка быстро выкатывайтесь отсюда!  -- неожиданно
повышал он голос. -- Думаете, дядя  Арчил дурачок,  да? Нет, уважаемые, дядя
Арчил вас насквозь видит! Вы меня не заморочите, нет!
     Володька  и  Таир  с  достоинством  отступали,  усаживались  на крыльцо
парикмахерской, по очереди гладили общего своего щенка по имени Филимон.
     -- Раз гоните, мы уйдем!--гордо  говорил Таир. -- Но вы  еще пожалеете,
дядя Арчил! Когда вы  придете с охоты с одним вашим ружьем неизвестно какого
боя -- центрального или не центрального -- и  без единого, самого завалящего
кабана, весь город будет смеяться.
     -- Животики надорвут!  -- вступал Володька. -- А у нас, заметьте, еще и
ученая собака есть. Наш Филимон специально на кабанов натренированный!
     Тут уж дядя Арчил окончательно выходил из себя, топал ногой:
     -- А ну брысь отсюда! Я не  знаю, что я сейчас с вами сделаю! Я за себя
уже  не  ручаюсь!  Мне еще не  хватало с вашим Филимоном, с  этой дворняжкой
связаться!
     Володьке и Таиру становилось обидно за  Филимона, и они понуро  плелись
прочь.
     Но  не  такие  они  были  люди,  чтобы  отказаться от  своего заветного
желания.
     Сознание того, что человек собрался охотиться на кабана, а их не берет,
было непереносимо! И они начали правильную осаду.
     После школы все другие  мальчишки и  девчонки отправлялись ловить рыбу,
играть  в пятнашки и чижа, собирать  орехи в лесу, а Володька и Таир, как на
работу, шли к парикмахерской, усаживались на крылечко и начинали беседовать.
     --  Ты  представляешь,  Володька, --  начинал  громко Таир, -- это ужас
какой-то, что может случиться с неопытным
     человеком  на охоте!  Да если еще  зверь такой  опасный. Клыки  --  во!
Щетина -- во! Жуть, подумать страшно!
     -- Еще бы! -- отвечал Володька замогильным голосом. -- Я как вспомню ту
историю, так просто волосы дыбом встают!
     --  А у меня?! До  сих пор дрожь  пробирает! -- Таир зябко передергивал
плечами.
     В  это время дня клиентов обычно не было вовсе, и  дядя Арчил,  наточив
свои  бритвы  и  подметя  парикмахерскую,  начинал  любовно  чистить  ружье.
Мальчишки  делали  вид, что не обращают ни на дядю Арчила,  ни на его  ружье
никакого внимания.
     Просто сидят  и беседуют два  старых  приятеля,  заядлых охотника.  Они
понижали голоса до  шепота, и  только  время от  времени кто-нибудь  из  них
громко  спрашивал:  "А  помнишь?!"  --  а  другой  устало  пожимал  плечами:
"Спрашиваешь! Такую историю невозможно забыть! Это на всю жизнь!"
     --  Какую  такую историю?!  -- не  выдерживал дядя Арчил. -- Что вы еще
выдумываете?!  Что вы  от меня хотите, несчастные?! Все равно не возьму!  Не
детское это дело!
     -- Да вы не волнуйтесь, дядя Арчил, -- отвечал Володька таким приторным
голосом,  что  самому  становилось  тошно. -- Мы  просто  так разговариваем.
Вспоминаем, понимаете,  кое-что  из прошлых приключений. Вы ведь не охотник.
Вы ведь нас понять не можете!
     --  Я  не охотник?!  --дядя Арчил потрясал  ружьем. --  А  вы,  значит,
охотники? А  где ваши  ружья,  охотники? Мое -- вот оно! Да  мне и  ружья не
надо. Если человек смелый, как орел, он и без ружья любого кабана!.. -- Дядя
Арчил распалялся, воинственная  кровь предков вскипала в нем.  --  Что такое
кабан? Кабан -- это просто свинья, только пока  еще дикая. Да  я с одной вот
этой бритвой против него могу выйти! Да я...
     -- Вы  что, его  брить собираетесь,  дядя  Арчил? -- невинно  спрашивал
Таир.
     Дядя Арчил останавливался, как конь, налетевший на препятствие.
     --  Ах  так!  --  зловеще говорил он. -- Смеяться! Вон с моего крыльца,
паршивцы! Чтоб ноги вашей не было. Уже хотел взять -- теперь нет, ни за что!
Ни за что!
     Короче говоря, как  вам  уже,  наверное,  стало ясно,  Володька и  Таир
уговорили  дядю Арчила  взять их  с собой  на охоту,  стрелять  очень дикого
кабана.
     Боже мой, что тут началось!
     Таирова мама кричала,  что отпустит сына только через свой труп. Таиров
папа хохотал и говорил, что последнего кабана убил лично  он  семнадцать лет
тому назад.
     Хорошо еще, что Володькина мама была в командировке, а отец в море.
     Правда, бабушка крепко напугала  Володьку.  Она решительно заявила, что
тоже отправится на  охоту, но когда  узнала,  что придется ехать  километров
пятнадцать на велосипеде, от намерения своего отказалась.
     И вот  великий  день  наконец настал. Все  препятствия были  позади,  а
впереди трех отважных мужчин ждали охотничьи подвиги.
     Было раннее воскресное утро.
     О, что это было за  утро! Сколько замечательного,  сколько великолепной
красоты не видят люди из-за своей глупой привычки спать по утрам, как сурки!
Ну сколько восходов солнца встречает за свою жизнь человек? Много? Неправда!
Раз, два-- и обчелся! Он их просто просыпает. Самым бессовестным образом!
     Тугой  ветер  бил в  лицо,  ноги  упруго нажимали на  педали, справа  в
предутреннем тумане синело море, а в нем плавал горячий бок солнца.
     --  Чтоб  мне  лопнуть,  если еще хоть  один  восход  просплю! --  орал
Володька Таиру. -- Всегда теперь рано вставать буду!
     -- И я! -- орал Таир. -- Ух, красотища!
     А дядя Арчил оборачивался, выглядывал из-за рюкзака
     и молча  показывал  большой  палец.  Но велосипед  его  тут же  начинал
вихлять, и ему приходилось срочно вцепляться в руль обеими руками.
     Усы дяди Арчила развевались на ветру,  знаменитое ружье висело  поперек
груди на шее,  как  автомат,  глаза  азартно  сверкали --  вид  у  него  был
воинственный и счастливый.
     -- Вперед! -- кричал он. -- За мной! Мы ему покажем!
     Дорога вилась  вдоль  самого моря.  Солнце подцветило  багровым  цветом
низкий  туман  над водой,  и он  вдруг  стал  на мгновение тоже багровым,  и
показалось,  что море  до краев налито водой алого  цвета, будто это была не
вода, а виноградный сок. Длилось  это совсем  недолго.  Солнце  стремительно
всплывало,  поднялся  ветерок,  разогнал туман,  и  вновь  все вокруг  стало
пронзительно синим и зеленым. Потом дорога вильнула  вдруг  в сторону, пошла
под  уклон, и  совсем неожиданно впереди открылось небольшое круглое озерцо,
почти сплошь  заболоченное и заросшее густым, изумрудного цвета камышом.  За
озером, неподалеку виднелись на откосе несколько глинобитных домиков.
     Охотники   остановились...  Из  корзины,  приспособленной  к  багажнику
Володькиного  велосипеда,   выпрыгнул  Филимон,  с  жизнерадостными  воплями
ринулся в камыши. И исчез.
     -- Видали? -- спросил Таир. -- Филимон уже след взял!
     -- Ха! -- возбужденно отозвался дядя Арчил. -- Здесь этих кабанов такая
прорва,  дорогой, что даже такой лопоухий  барбос,  как  ваш Филимон,  может
взять след.
     -- Но-но!--обиделся Володька. -- Вы еще не знаете Филимона!
     -- Ладно! Не будем об этом, кацо! -- сказал  дядя  Арчил.-- Мы приехали
на охоту. Нас трое, а ружье одно, так я говорю?
     -- Одно, -- печально отозвались Таир и Володька.
     -- И кстати,  это  одно  ружье -- мое!--Дядя Арчил торжественно  поднял
палец. -- Но  я справедливый человек!  Будем тянуть  жребий  -- кому убивать
первого кабана. Вот смотрите -- беру три спички, отламываю у  одной головку,
зажимаю в руке. Теперь тяните; кто вытащит обломанную, тот первый.  Начинай,
Таирка!
     Таир  долго колебался, потом решительно  потянул  спичку и запрыгал  от
радости -- спичка была с  обломанным концом. Лица  Володьки  и  дяди  Арчила
вытянулись.
     -- Скорей давайте ружье, -- заторопился Таир, -- я его сейчас заряжу.
     Дядя Арчил снял с шеи ружье, вынул из патронташа два патрона.
     -- Его, черта, пулей надо бить, жаканом, -- сказал он. -- Чтоб наповал.
Держи, Таирка. Заряжай! Дорога каждая минута!
     В  камышах что-то зашуршало, там явно ходил  какой-то  крупный зверь  и
шумно вздыхал.
     Таир, как и Володька, в  жизни не держал в руках  ружья, но видел,  что
его  надо  переламывать, чтобы  зарядить.  Он  стал  судорожно дергать  его,
вертеть в руках, об колено даже  попробовал ломать  -- ничего не получалось.
Таир  густо покраснел и беспомощно оглянулся на Володьку. Тот в ответ только
пожал плечами.
     Таир снова с остервенением задергал двустволку. Он был в отчаянии. А  в
камышах шуршало все ближе. Кто-то ломился прямо на них.
     Дядя Арчил, покручивая ус, с интересом наблюдал, что же будет дальше. А
когда Таир зачем-то подул в  дуло,  так что оно  мяукнуло  каким-то  хриплым
мявом,  дядя Арчил  расхохотался.  Он  отобрал  у  Таира ружье,  чем-то  там
щелкнул, легко переломил, вогнал в стволы две медные гильзы и снова отдал.
     При этом он очень ехидно сказал:
     -- Пять кабанов стрелял. Тигер не стрелял? Бегамот не стрелял? Жакан из
ствола летит. Из приклада не стреляй, пожалуйста, дорогой. На курки нажимать
знаешь как?
     -- Знаю я, -- мрачно ответил Таир, -- волнуется человек, непонятно, да?
     -- Просто у него ружья другой системы раньше были, -- заявил Володька.
     Такая  наглость озадачила дядю  Арчила. Он  начал медленно багроветь, и
стало ясно, что на этом охота для Таира и Володьки сейчас  окончится.  Но  в
этот самый миг раздался заливистый,  визгливый лай  Филимона, плотная  стена
голе-настого камыша  качнулась,  и впереди мелькнуло что-то большое, рыжее и
страшное.
     Таир поспешно вскинул ружье и бабахнул сразу из двух стволов.
     Приклад сильно  толкнул  его в плечо. На миг он оглох, а когда пришел в
себя, то  увидел  бегущую  от  крайнего  глинобитного  домика  старуху.  Она
проворно нырнула в густые камыши  и через некоторое  время выскочила оттуда,
потрясая
     над  головой  жилистыми кулаками.  В  одном  из них  было зажато что-то
желтое со странной метелкой на конце.
     Старуха, похожая  на бабу-ягу --  загорелая,  худая и  крючконосая,  --
сыпала странными проклятьями на невероятной смеси русского, азербайджанского
и еще какого-то неизвестного языка.
     Бабка  ругалась,  Филимон  прыгал  вокруг нее и восторженно  лаял. Дядя
Арчил озадаченно хмурился, а  Таир и Володька, ничего не понимая, растерянно
переглядывались.
     Бабка  вынеслась на  охотников из  камышей  как  вихрь.  Страшное  было
зрелище...  Дядя Арчил  подхватил свой велосипед и помчался к дороге. Таир и
Володька застыли на секунду и бросились вслед за ним.
     Вдруг переднее колесо  Володькиного велосипеда налетело на кочку, седло
лягнуло  его  и выбросило  на землю. Перед глазами мелькнула  бледно-зеленая
стена камыша, и он с громким чавканьем приземлился спиной во мшистое болото.
     Баба-яга  настигала.  Она кричала  слишком много слов,  понять ее  было
нелегко. Сквозь восточные проклятья перепуганный Володька разобрал несколько
слов:
     -- Изуродовали!!  Отстрелили!! Хулиганы!!  Она подбежала  поближе, и он
все понял.
     В    руках    она   держала   коровий   хвост.   Хвост,    отстреленный
одним-единственным залпом из двустволки.



     В  этот  день  в классе  произошло  событие. Директор Георгий  Саидович
привел новенького -- знакомить.
     Мальчишки  настороженно  притихли,  а  девчонки,  так  те  просто глаза
вытаращили -- новенький был великолепен.
     На фоне ребят в одинаковых синих костюмчиках он  гляделся романтическим
юнгой, только что вернувшимся из кругосветного плаванья.
     На  нем   была  настоящая  морская  форменка  с   полосатым  выгоревшим
воротником -- гюйсом, в треугольном разрезе ее пестрела тельняшка, и все это
довершали черные клеши, широкие, как Каспийское  море, подпоясанные ремнем с
надраенной до зеркального блеска матросской бляхой.
     -- Познакомьтесь,-- сказал Георгий Саидович, -- это наш
     новый ученик -- Виталий Родин. Он приехал к нам  с далекого Балтийского
моря, из города. .. -- Тут директор замялся, оглянулся на Виталия.
     -- Из города Дзинтари, это под Ригой, -- спокойно подсказал Виталий.
     -- Вот-вот! Из города Дзинтари. Будет учиться вместе с вами.
     Русый чуб  волнами  спадал новенькому на лоб, глаза были серые, цепкие,
спокойные. Был  он  выше всех в  классе  и, пожалуй, старше  всех.  Красивый
мальчишка был Виталий Родин.
     --  Какой-то  он нахальный, --  фыркнула Ленка  Бородулина, -- даже  не
смутился!
     -- Тебя, что ли, смущаться? -- прошептал Володька.
     -- Влюби-и-илась! -- пропел Таир.
     -- Дурак! Дурак! -- зашипела Ленка и так заалелась -- вот-вот заплачет.
     -- Садись, Виталий, -- сказал директор. -- Ребята у нас хорошие,  класс
дружный. Я пошел.
     -- Благодарю  вас.  --  Виталий сдержанно кивнул и пошел  на  свободное
место рядом с Ленкой Бородулиной.
     Та оцепенела  от неожиданности,  напряглась как деревянная и уставилась
выпученными глазами в какую-то точку на доске.
     -- Вы позволите? -- спросил Виталий.
     Класс прямо-таки ахнул, а Ленка чуть со стула не упала.
     -- Д-да! Я вам позволяю, -- пролепетала она.
     И тут Таир не выдержал  и захохотал. Не приняты были в шестом "а" такие
китайские церемонии.
     --  Слышь, ты, Виталий, -- заорал Таир, --  не приняты у нас  тут такие
китайские церемонии!
     Виталий Родин  спокойно поглядел  на него. Глаза у него были  холодные,
рысьи какие-то  глаза.  Класс  ждал. И  вдруг  Родин улыбнулся. И  стал  еще
красивее.
     -- Не принято -- не надо.  А я думал, принято. Но  раз не принято,  так
чего ж. Меня, ты слышал, Витькой зовут. А тебя?
     -- Таир, --  ответил  растерявшийся под лучами столь добродушной улыбки
Таир, --  а  его Володькой, -- добавил он и  ткнул в Володьку, -- а ее, твою
соседку,--Ленкой.
     Родин церемонно поклонился Ленке:
     -- Виталий.
     Ленка кивнула и еще более покраснела, хотя, казалось, больше уж некуда.
     -- Значит, для мальчишек ты  Витька, а для девчонок  -- Вита-а-алий? --
спросил кто-то.
     --  Хоть  горшком назовите, только  не  ставьте  в печку,  -- засмеялся
Родин.
     И всем в классе стало ясно, что парень он хороший.
     А  девчонки на  переменках сбивались в табунки  и шептались, шептались.
Было решено, что он еще и "интересный". Ленке Бородулиной явно завидовали.
     Виталий  Родин,  он  же  Витька,  как-то  сразу  сдружился с  Таиром  и
Володькой. Не то чтобы сдружился -- какая  уж тут  дружба за такое  короткое
время! -- просто он общался  с ними  гораздо больше,  чем с другими ребятами
класса. Витька  сказал, что семья его переехала  на  юг из-за матери: у  нее
слабые легкие и  климат Прибалтики ей  вредил. Отец  устроился инженером  на
местную консервную фабрику.
     Как-то  так  получилось,  что Виталия Родина  никто  не  стал  звать ни
Виталием, ни  Витькой. Его  окрестили по фамилии  --  Родькой, и  он  против
нового имени не возражал, оно ему даже нравилось.
     Первым  нашумевшим  в  школе деянием Родьки  была  знаменитая история с
веревкой.
     Шестой "а" располагался на четвертом этаже. Седьмые и восьмые классы --
на пятом.
     Шумела, бурлила большая перемена.  Дежурные выгоняли из  класса. Народ,
естественно,  упирался.  И тут вдруг заметили в  распахнутом  окне свисающую
сверху веревку.
     Первым подбежал Таир, потянул -- не поддается. Володька и другие пришли
на  помощь,   тоже   потянули.  Веревка   сердито,   как  живая,  дергалась,
сопротивлялась и поддаваться ни за что не желала.
     Ну тут, конечно, набежало полкласса. Очень стало весело.
     На крыше, у самой трубы сидел кровельщик.  До полудня  он чинил крышу и
теперь  сидел у трубы  и  ел в свой  законный  обеденный  перерыв котлеты  с
помидорами. А страховочная веревка у  пояса отвязалась от трубы и  свесилась
через край крыши.
     После  первого же  рывка  кровельщик  судорожно  вцепился  в  трубу. От
неожиданности и изумления он даже не успел
     вынуть изо рта котлету. Рывки становились все сильнее.  Кровельщик  изо
всех  сих  обнимал  спасительную  трубу,  возмущенно  мычал  сквозь котлету.
Наконец он догадался выплюнуть котлету и заорал во весь голос.
     Но было уже поздно.
     Рванули  так, что  руки его разжались и он  покатился вниз,  туда,  где
крыша обрывалась в страшную пятиэтажную бездну.
     Когда веревка резко и неожиданно подалась, полкласса повалилось на пол.
И тут же все услышали дикий крик.
     Все вскочили, облепили окна, запрокинули головы, к ужасу своему увидели
над  собой,  на краю  крыши,  висящего человека.  Злополучная  веревка  была
привязана к его поясу.
     Во дворе уже собирались люди, что-то кричали, показывали на человека.
     Весь  класс  бросился  вниз.  Потом  никто не  мог  понять  --  почему.
Очевидно, просто с перепугу. Всех охватила паника.
     Они бегали по двору,  девчонки причитали, ахали, мальчишки кричали, что
надо скорее  вызвать пожарных, скорее растянуть внизу брезент, чтобы поймать
человека, когда он упадет.
     Но пожарные не могут приехать мгновенно, а брезента под руками не было.
     Кровельщик держался  из последних сил. Он висел на локтях, вцепившись в
ненадежный  водосточный желоб, судорожно скреб  сапогами  о  стенки, пытался
подтянуться. Но подтянуться ему не удавалось. Силы оставляли его.
     Весь класс побежал вниз, во двор, но один человек вниз не побежал.
     Родька метнулся  вверх по лестнице, взлетел к чердачной двери и увидел,
что петли для висячего замка закручены толстой медной проволокой.
     Обдирая в кровь руки  (откуда  только силы взялись!), он стал разгибать
проволоку. Ему показалось, что прошло очень много времени, пока распахнулась
дверь  на чердак. На самом  деле он возился  минут пять. Но тут дело  решали
даже не минуты -- секунды. Кровельщик обессилевал.
     Когда Родька осторожно, на животе подполз к нему, то  увидел измученные
глаза, полные страха и тоски.
     --  Сейчас, дяденька! Сейчас, --  забормотал Родька. -- Подержитесь еще
маленько, я сейчас.
     Он  осторожно свесился через  край  крыши,  поймал мотающуюся на  ветру
веревку,  быстро  на  четвереньках  добрался до  трубы и трижды  обежал  ее,
обмотал веревкой.
     И в тот же миг кровельщик сорвался.
     Сдавленно ахнула толпа во дворе, инстинктивно отпрянула назад.
     Кровельщик,  висел,   медленно  раскачиваясь.   Тело  его  было   будто
тряпочное.
     Родька  сидел у трубы, не выпуская из  рук  веревки. Он  всхлипывал. От
пережитого напряжения и страха зубы его стучали.
     Потом с воем  влетела  во двор пожарная машина, мгновенно выпустила  из
себя серебристую  лестницу, и ловкий  пожарный  взлетел по  ней,  как матрос
парусного флота по вантам.
     Пожарный бережно  подхватил обмякшее тело кровельщика,  поставил его на
лестницу, помог спуститься вниз.
     Кровельщик  был  белый  с   прозеленью,  говорить  он  не  мог,  только
часто-часто втягивал в себя воздух сквозь намертво стиснутые зубы.
     Родька стал героем дня.
     Директор  Георгий  Саидович  жал  ему  руку,  как  взрослому  человеку,
поздравлял и говорил, что гордится им.
     Мальчишки гулко хлопали по спине и плечам, малыши клубились вокруг него
тучей. Девчонки ласково улыбались.
     Родька делал вид, что он очень скромный, смущенно опускал голову, а сам
незаметно подмигивал Володьке и Таиру озорным и отчаянным глазом.
     -- Эх мы! Лопухи!--говорил Володька.
     -- Хуже! -- возражал Таир. -- Как глупые ишаки! Как бараны в стаде! Все
вниз -- и мы вниз! Тьфу!
     -- А Родька-то, а?!
     --  Сила!  --  подтверждал  Таир.  --  Реакция,  как  у  барса.  И  они
безоговорочно признали Родьку вожаком...
     Все случившееся  затем  на пляже, вся  та история, которая имела  столь
печальный конец, ни капли не  убавила  восхищения Родькиной  ловкостью. Так,
задумались мимолетно, возникло нелепое сомнение и тут же пропало.
     А дело было так. В воскресенье с самого раннего утра они пошли на пляж.
Разливался  знойным маревом конец октября, солнце жарко палило,  а вода была
как  кипяченая. Казалось, на пляже собрался  весь город, того  и  гляди,  на
кого-нибудь наступишь.
     -- Нет, это не пляж, это лежбище  котиков, -- сказал Родька, -- у нас в
Дзинтари в разгар лета и то столько народу не увидишь. Правда,  и пляж у нас
побольше. Он там вдоль всей Юрмалы, на много километров тянется.
     -- А что такое Юрмала? -- спросил Володька.
     -- Это  такой  курортный район. Вдоль  Рижского залива один  за  другим
маленькие городки: Булдури  и Майори,  Дзинтари, Дубулты. Много.  Это и есть
Юрмала.  Там  летом  хорошо --  песок, дюны,  сосны.  Иностранцев полно.  За
какой-нибудь значок всегда можно жевательную резинку выменять.
     -- И не стыдно? -- спросил Таир.
     -- А чего стыдного? -- удивился  Родька. -- Все ребята  менялись.  Ченч
называется. Обмен. Я тебе, ты мне. Нормальный ход.
     -- Не знаю, --  неуверенно протянул Володька, -- иностранцы все-таки. Я
видел, как в Баку к ним всякие пижоны липли. Противно.
     -- Эх вы, дремучий народ! -- засмеялся  Родька. -- Цивилизация  вас еще
не коснулась.
     -- Сам дремучий, -- обиделся Таир.
     -- Оно и понятно, -- продолжал поддразнивать Родька, --
     море ваше -- то ли море,  то ли озеро. Никаких международных отношений.
Не то что Балтика. "Все флаги в гости к нам". ..
     --  Ну  и  катись  на  свою  Балтику,  -- разъярился  Таир.  Ноздри его
раздулись,  глаза сузились в щелочки. А  Володька  знал:  это верный признак
того, что до драки один шаг.
     Почувствовал это и Родька.  Он улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой,
хлопнул Таира по плечу.
     -- Не петушись, Таирка, пусть твой Каспий будет океаном, я согласен.
     Таир  что-то проворчал и отвернулся.  Он не терпел никаких насмешек над
своим родным морем.
     Они лежали на горячем  песке, лениво пересыпали  его в ладонях, глядели
на море.
     Володька  и Таир все это  объясняли  Родьке, человеку в  нефтяных делах
серому,  потому  что нефть  на  Балтике  не  водится.  Зато  там  добывается
солнечный камень-янтарь.
     Родька  рассказал,  что  это  вовсе  не  настоящий  камень,  а  древняя
окаменевшая  смола. Они  лежали  и беседовали обо всех  этих ученых  делах и
чувствовали себя взрослыми, многознающими  и умными людьми. И это было очень
приятно.
     А потом вдруг появился мальчишка в невиданном джинсовом костюме. Куртка
и штаны у него были новенькие,  из синего грубого материала, на штанах сзади
красовалась  кожаная  наклейка со скачущим ковбоем. Но этого мало: на правой
штанине чуть  повыше  колена и  на куртке  под  левым карманом  были пришиты
красные  латки. Исключительно, конечно, из пижонства. Мол, я уже эти штаны и
куртку сто лет ношу!  Просто глядеть было противно на этого типа. Пришел  на
пляж со  своими липовыми латками, жара, а  он  разгуливает  в  костюме,  как
павлин.
     Таир и Володька переглянулись, хмыкнули  и пожали плечами. До того этот
мальчишка со своим ни разу ненадеванным костюмом  был им понятен -- глаза бы
не глядели.
     Так вот расхаживал  он, как  индейский петух,  как павлин,  и  так  ему
нравился костюм, так явно не хотелось раздеваться,  что глядеть на него было
не  только смешно,  но  и  как-то  неловко.  Потом он  томительно  медленно,
показушно  раздевался. Штаны он  не сложил,  а  поставил,  и  штанины, ловко
расправленные, как трубы, постояли немного. Со стороны казалось, будто стоит
человек, обрубленный до пояса, и нет у него
     ступней. Затем штаны  медленно повалились набок,  и мальчишка торопливо
подхватил  их, сложил и выстроил  аккуратную стопочку из своего  прекрасного
костюма. Парень оказался в полосатых нейлоновых плавках с большим  фирменным
клеймом  на левой ягодице. На клейме красовался яркий английский флаг. Потом
пижон медленно, дозволяя разглядеть себя, вошел в воду и  неожиданно ловко и
быстро поплыл кролем.
     Глаза у Родьки сузились в щелочки, ноздри хищно раздулись.
     -- А что, ребята, проучим петуха? -- спросил он.
     -- А как?
     -- А так. Глядите.
     Родька  вскочил,  подошел  к  одежде  мальчишки,  схватил  ее в охапку,
подбежал к Таиру и Володьке.
     -- Быстро яму копайте! -- приказал он. -- Сейчас будет потеха.
     Мальчишки  быстро  стали  разгребать   песок,   потом   закопали  вещи,
разровняли бугорок и разлеглись в живописных непринужденных позах.
     А потом началось!
     Хозяин великолепных одежд важно и неторопливо вышел из воды, направился
к тому месту, где  должны были лежать его вещи.  С недоумением уставился  на
пустое место. Важность все еще не покидала его.
     И вдруг в один миг она слетела, как шелуха.
     Мальчишка завопил,  заметался из  стороны  в  сторону,  потом  зачем-то
побежал обратно к морю.
     -- Всегда они бегут не в ту сторону, -- пробормотал Родька.
     -- Что? -- не расслышав, спросил Володька.
     -- Ничего. Я так,--ответил Родька.
     Таир  вообще ничего не слышал, он просто корчился от смеха,  глядя, как
этот надменный петух в мгновение стал мокрой курицей.
     Володька тоже веселился вовсю. Родька  только усмехался снисходительно.
Но затем Таиру и  Володьке  стало  не  до  смеху, потому что мальчишка вдруг
заревел  басом,  да  так горько, так  безнадежно,  будто у него  не штаны  с
курточкой пропали, а, скажем, родной любимый брат.
     Он  размазывал кулаком слезы,  шмыгал носом, все топтался и топтался на
одном месте. Потом махнул рукой и понуро пошел прочь.
     -- Хватит, Родька, -- сказал Таир, -- хватит. Уже не смешно.
     --  Да, -- Володька встал,  -- надо его догнать. Мальчишка завернул уже
за угол ближайшего дома --
     толстый и бесконечно несчастный.
     --  Ладно,  -- согласился  Родька, -- я сейчас. Ждите меня здесь.  --Он
проворно выкопал вещи, свернул их потуже, сунул под мышку. -- Сейчас я этого
слюнтяя догоню, -- сказал он и побежал за мальчишкой.



     А потом была республиканская учительская конференция -- и целых три дня
не было занятий. Володька  и Таир уехали в горы и  целыми днями пропадали на
речке.
     Речка была с придурью.  Это об ее характере. А со стороны  поглядеть --
красивая речка, замысловатая такая, извилистая -- течет, петляет,  журчит на
перекатах, в бочажках замирает, кружит неторопливо палые листья.
     А с  обеих сторон берега -- будто кто ножом суетливо вырубил -- крутые,
обрывистые и  все в  частых  узеньких ступеньках. Страшновато  и удивительно
увидеть вдруг высоко над собой клочья высохших добела водорослей и среди них
--  четкий,   будто   нарисованный,  скелет  рыбешки   или  растопыренные  в
предсмертной тоске рачьи клешни.
     И странно  представить,  что этот  мелкий,  по  колено, ручей с теплой,
шелковистой  водой  может  подскочить  вдруг до  такой  высоты  и  реветь, и
выдергивать  здоровенные  деревья,  словно  гнилые  зубы,  и  выпиливать   в
каменистых берегах ступеньки. А именно это  и происходит каждую весну, когда
начинают таять в горах снега.
     Таир и  Володька  знали  все это по рассказам, но явственно представить
себе не  могли, потому что сейчас, в середине октября,  речка была смирна  и
добродушна. Они уходили далеко  от  села  к водокачке,  спускались,  держась
рукой за всасывающую трубу, к воде,  и речка несла их вниз. Надо было просто
лечь на живот и страховать  себя  ладонями,  потому  что  речка на перекатах
настолько  мелела, что тащила  тебя волоком по  шершавым голышам.  Потом она
снова углублялась, и там
     можно  было  нырнуть.  Течение  тащило  тебя,  а  ты таращился  в  воде
раскрытыми  глазами, и голыши на  дне  сливались  в серую ленту. Вода в этой
речке была хрустально чиста, ила не было -- течение уносило его вниз к морю.
     Село  наверху было большое. Поля его раскинулись по всей долине.  Росли
на них  чай и  цитрусовые растения -- мандарины, лимоны и грейпфруты. Таир и
Володька приехали  сюда к Таировым родственникам.  Здесь было здорово -- тут
тебе и горы,  и чистый воздух, и  козье  молоко, но мальчишки  тосковали  по
друзьям своим, по морю и целыми днями не вылезали из речки.
     В тот  день, когда произошла эта история, они решили спуститься вниз по
течению как можно дальше.
     Таир насовал  лепешек  и сыру в полиэтиленовый  мешочек, крепко завязал
его, чтобы вода не проникла внутрь, Володька привязал мешочек леской к руке,
и они отправились в долгое свое путешествие. Речка подхватила их и понесла.
     Но уже через несколько сот метров экспедиция была прервана. Таир  вдруг
остановился, вскочил на ноги и прошептал:
     -- Гляди, Володька, ты видишь?
     -- Что?
     -- Ты видишь эти разноцветные пятна?
     -- Ну и что?
     --  Балда, это  же нефть где-то сочится! Действительно, на  поверхности
речки радужно переливались длинные пятна.
     Таир  даже подпрыгивать начал от возбуждения; вода журчала, обтекая его
колена, и пятна дробились, сворачивались в тонкие жгуты, но переливались еще
ярче.
     -- Ну-ка,  ну-ка, -- говорил  Таир и шевелил ноздрями, как  пограничная
собака, -- поглядим, посмотрим... -- Он стал  на колени, понюхал воду, потом
зачем-то  лизнул  ее.  Затем  вскочил  так  стремительно, что Володька  даже
отпрянул.
     -- Ты понял?! -- заорал Таир.
     Глаза его как-то по-сумасшедшему сверкали.
     -- Чего понял? -- Володька на всякий случай отодвинулся подальше.
     Таир поманил его, зачем-то оглянулся по сторонам, хотя вокруг ни  одной
живой души не было, если не считать рыб, и прошептал:
     -- Ме-сто-рож-де-ние!
     -- Где? -- испугался Володька.
     Таир поднял палец, помотал его перед Володькиным носом:
     -- Тс-с-с! Здесь! Где-то! Рядом! Нефть! У-у! Ме-сто-рож-де-ние!
     -- Ну да?! -- Володька тоже почему-то стал озираться.
     -- Точно! Раньше плыли -- не было? Не  было. Теперь есть? Есть! Откуда?
-- Таир обжигал азартным шепотом Во-лодькино ухо. -- Искать надо! По течению
пойдем, вверх. Найдем. У-у! Что будет!
     -- А что?
     Володька тоже стал перебирать ногами от нетерпения.
     -- Что! Чудак! Месторождение ведь!  Нефть! Польза какая! Черное золото!
Что! Он еще спрашивает! С Луны упал, да?
     -- Сам  с Луны упал,  --  машинально ответил Володька. --  Надо  в село
бежать. Расскажем.
     -- Тс-с-с!  Эх ты! Сами найдем!  Представляешь?  Ищут, бурят, а тут  мы
сами! Геройский поступок!  Юные  разведчики  недр!  Черное  золото!  Подарок
любимой Родине!  В "Пионерской правде" вот  такой портрет!  -- Таир  попилил
ладонью свой пуп.
     -- Ну да?! Вот такой? -- Володька тоже попилил.
     -- Это что! В телевизоре покажут! Точно! По радио! Обалдеют все! Черное
золото.
     -- Бежим!
     -- Куда?
     -- Расскажем! Приведем! В "Пионерке", говоришь?
     -- Ну!
     -- Родька  лопнет от зависти.  Ха! Все  лопнут!  Черное  золото!  Бежим
скорее.
     -- Да погоди ты! Бежим, бежим. Найти сперва надо.
     -- А как?
     -- Вверх по течению пойдем. И на пятна глядеть станем.
     -- Пошли!
     Идти пришлось  недолго.  Метрах в  пятидесяти вверх по речке,  у самого
берега между  голышами, четко различались маслянистые  темноватые  пузырьки.
Они  медленно  всплывали  со  дна,  стремительно растекались  по поверхности
мерцающими разноцветными пятнами.
     Еще  не  веря   в  неслыханную  удачу,  Таир  и  Володька   ошеломленно
переглянулись и, не сговариваясь, бросились бежать в село.
     Вздымая  мелкую  белесую  пыль,  тревожа  своими  восторженными воплями
разомлевших  от жары  мохнатых деревенских псов, они  пронеслись по  главной
улице к правлению  колхоза. Все работоспособное население было  в  поле, шла
уборка чая.
     Когда Володька  и  Таир,  запыхавшиеся,  окруженные  десятком  неистово
лаявших  собак, подбежали  к правлению,  то увидели  на  дверях  здоровенный
висячий замок.
     Помимо собак их сопровождали несколько местных мальчишек и девчонок.
     Володька  и  Таир  заметались  перед  крыльцом. Они  оглянулись  и  тут
заметили в тени под развесистой чинарой стариков. Аксакалы сидели неподвижно
и  задумчиво глядели  на облако  пыли,  в  котором  метались Володька, Таир,
мальчишки, девчонки и  собаки. Самый главный аксакал был самый задумчивый  и
длиннобородый.
     Когда орущее, лающее пылевое облако подкатило к чинаре, главный аксакал
медленно поднял тяжелые веки и погладил узкую белую бороду.
     -- Месторождение! -- орал Таир. -- Булькает!
     -- Черное золото!--орал Володька. -- Там! Скорей!
     -- Гав! Гав! Р-р-тяв!--лаяли собаки.
     -- Ура! -- кричали местные мальчишки.
     -- Говори, -- тихо приказал главный аксакал, и все мгновенно умолкли.
     Только Таир быстро-быстро, захлебываясь гортанными  звуками,  заговорил
по-азербайджански.
     И Володька даже не удивился тому, что все понимает.
     От нетерпения  он подпрыгивал  и все пытался вставить словечко,  но ему
никак не удавалось вклиниться в стремительную россыпь Таировых слов.
     Ему казалось, что старики заснули. Они прикрыли темными веками глаза  и
застыли, только толстые папиросы дымились в узловатых руках.
     Таир замолк, и наступила напряженная тишина.
     Вдруг все  мальчишки, и все девчонки,  и  все собаки отпрыгнули  назад,
потому что главный  аксакал неожиданно вскочил  как совсем молодой человек и
выкрикнул какие-то клекочущие слова. Глаза его сверкали.
     -- Гав! Гав! Р-р-тяв! -- залились собаки.
     -- Ура! -- завопили мальчишки и девчонки.
     -- Месторождение!--закричал Таир.
     -- Черное золото! -- заорал Володька.
     -- Лопаты! -- приказал главный аксакал. -- Мотыги! Лом! Все побежали за
инструментами, а один не очень старый
     старик с деревянной ногой проковылял за угол дома и тут же стремительно
прикатил на открытой трехколесной коляске.
     А  еще один  аксакал  приехал  на телеге, запряженной  мохнатым  бодрым
коньком с бельмом на правом глазу.
     С  ломами,  лопатами  и  мотыгами  погрузились  в эти  два транспортных
средства  и в сопровождении восторженных псов,  с которых  давно уже слетела
сонная одурь, помчались к месторождению.  Впереди пылила инвалидная коляска,
оттуда высовывался Таир и кричал Володьке, который трясся в телеге:
     -- "Пионерская правда"! Во!
     Он очерчивал пальцем вокруг лица рамочку.
     -- Телевизор! -- кричал Володька. -- Во! -- Он рисовал на груди медаль.
-- Родька! От зависти! Кх! -- Он приставлял палец к виску.
     Оба  заливались  счастливым   смехом,  а  главный  аксакал   настегивал
кизиловым прутом конька, и глаза его горели неукротимым огнем.
     Приехали   к   речке.   Все   бросились,  отталкивая   друг  друга,   к
месторождению. Сзади неторопливо шел самый старый человек с киркой и с белой
бородой. Он шел  молча.  Все  вдруг засмущались,  притихли  и  расступились.
Главный  аксакал  внимательно оглядел булькающее место,  улыбнулся и  ударил
киркой.
     Тугим фонтанчиком выплеснулась маслянистая жидкость.
     -- Ур-ра! -- закричали все.
     -- Р-р-тяв! -- поддержали собаки. Еще раз ударил аксакал. Еще!
     Он отошел. Заработали  лопаты. И вдруг  горестно и тихо  ахнул Таир.  И
наступила такая тишина, что стало жутковато.
     Володька протиснулся вперед  и увидел  проржавелый, рыжий  бок железной
бочки.  Ее полностью замыло гравием и песком, а в самой середине откопанного
куска чернела рваная дыра, пробитая киркой главного аксакала.
     -- Солярка! --тихо сказал старик. -- Половодье! Водокачка! Движок!
     Больше он ничего не сказал, но так поглядел на Володьку и Таира, что те
съежились и им очень захотелось стать маленькими рыбками,  чтобы -- нырь! --
и уплыть с глаз долой.
     Все отвернулись и  молча полезли  по откосу  к  транспортным средствам.
Даже собаки ушли. И тоже молча. Только хвосты их выражали презрение.
     -- "Пионерская правда"! -- сказал Таир. -- Во! -- Он попилил свой живот
ладонью около пупа.
     -- Телевизор! -- сказал Володька. -- Месторождение!
     -- Родьке -- ни-ни! -- предупредил Таир.
     -- Могила! -- ответил Володька.
     В это время зашуршала галька на тропинке. Вниз спускался  самый  старый
аксакал.  Он стоял  перед ребятами,  отдувался,  внимательно разглядывал их.
Мальчишки совсем сникли. Старик неожиданно улыбнулся.
     -- Молодцы, -- сказал он. -- Речка сейчас совсем маленькая, рыбе плохо,
тесно.  Солярка  для  нее  отрава.  Малькам -- смерть. Сегодня же  эту бочку
вытащим. Молодцы!
     Он повернулся и, опираясь на свой  кизиловый посох, кряхтя, полез вверх
по тропинке.



     Вернулись  учителя  со своей конференции,  вернулись  с гор  знаменитые
добытчики нефти Таир и Володька, и начались нормальные школьные будни.
     Будни...
     Многострадальный  директор школы  классифицировал замысловатые  выходки
своих учеников по собственной системе:
     а) нечаянно;
     б) по глупости;
     в)  намеренно, но беззлобно и даже остроумно  (а в большинстве только с
потугами на остроумие);
     г) мрачные -- из-за обиды на несправедливость (истинную или мнимую);
     д) беспричинные ("раззудись плечо, размахнись рука");
     е) злостное хулиганство. Отец Володьки говорил:
     --  Ну  что, опять? Бедные ваши учителя! Молоко им надо выдавать. Очень
вредное производство -- делать из вас,  обормотов, людей. Немыслимо  трудное
дело,  нервы  надо  железные  иметь.  Ну  скажи  мне,  Володька,  зачем  вам
понадобилось лезть в  окно класса по водосточной трубе?  Опять вы  с Таиркой
отличились!
     -- Ха, -- усмехался Володька, -- почти весь класс полез.
     -- И девочки тоже? -- изумлялась мама.
     -- Ясное дело!
     -- Но зачем? Зачем? Дверей вам  мало? Кровельщика  мало? Весь город  об
этом говорит. Зачем в окно-то?
     Володька опускал голову, бормотал:
     -- Ну интересно же! Каждый день все в дверь и в дверь. Скукота...
     -- Ну,  гляди,  Володька,  устрою я тебе веселье,  --  грозился отец  и
показывал свой широкий флотский ремень.
     А уж что происходило в семье Таира  после очередного приключения, можно
догадываться,  потому что  мрачный Таир выходил с пунцовыми, как закат перед
штормом, ушами и упорно молчал, не отвечая на сочувственные вопросы Володьки
и  Родьки. Он только незаметно для  них  (это ему казалось,  что  незаметно)
потирал мягкое место и мрачно хмурился.
     Отец  Таира  был  суровый  мужчина, хоть  и самой, казалось  бы, мирной
профессии -- кондитер. Такие торты и пирожные делал -- пальчики оближешь!
     Короче говоря, будни как будни. И вдруг в город пришел праздник. Именно
пришел, приехал, прискакал -- красочный, шумный и веселый.
     И первым,  как всегда, пронюхал об этом радостном  событии Мамед Караев
по  прозвищу  Очевидец.   Просто  удивительно,   как  везло  этому   Мамеду,
неслыханно, антинаучно! Еще только назревает в  городе какое-нибудь событие,
а он уже тут как тут или поблизости.  И уши  у него шевелятся  будто антенны
локатора.
     Вот и в тот день только собрались сыграть  после уроков в чижа во дворе
школы, как вдруг вбегает взмыленный Очевидец и вопит на весь двор:
     -- Вот вы тут играете в палочки-стукалочки, в чижа этого дурацкого, а к
нам цирк приехал!
     Крикнул,  крутанулся  на пятках, так что  гравий брызнул  из-под ног, и
растворился, исчез.
     С минуту все ошеломленно молчали,  потом не сговариваясь бросили биты и
рванулись во всю прыть за Мамедом.
     И  успели  в  самый раз, точка в точку  -- шумное, разноцветное шествие
циркачей перешло через мост на речку Жинже, втягивалось в город.
     Мальчишки и девчонки гурьбой вывернули из-за угла, застыли на миг и тут
же заорали,  завизжали, засвистели, потому что такое они видели  впервые.  А
поглядеть было на что.
     Впереди  гордо  вышагивал  одногорбый  верблюд-дромадер. На  морде  его
застыло презрительное выражение.
     За  ним  на  паре белоснежных выхоленных  коней пританцовывали, крутили
сальто  наездницы.  Бежали  ученые  собачки,  бородатый важный  козел вез  в
маленькой тележке обезьяну в голубых штанах.
     Колесный трактор "Беларусь" тащил за собой целый поезд из  разноцветных
небольших  вагончиков. На их крышах  весело  улыбались артисты, прыгали друг
другу на плечи акробаты, силач поднимал неправдоподобно огромные гири.
     -- Дешевка! -- Родька цвикнул слюной сквозь зубы. -- Балаган. И  гири у
этого толстяка пустые внутри. Вот у нас в Юрмале...
     -- Иди-ка ты! -- разозлился Володька. -- Не мешай.
     --  Гляди, гляди,  Володька, -- закричал Таир,  -- ты  погляди на этого
ишака! Ну точь-в-точь мой Чако!
     За последним вагончиком трусил обыкновенный ослик. И  если бы не ленты,
вплетенные в гриву, если бы не соломенная шляпа, сквозь которую торчало ухо,
ничем   бы   этот   цирковой   артист  не   отличался   от   ишачка-трудяги,
принадлежавшего Таировой семье.
     -- Ну надо же, -- восхищался Таир,  -- у него и пятна белые там же, где
у Чако, видал?! На лбу и на груди!
     Неожиданно  из  последнего  вагончика  выскочил  человек,  и сразу  все
поняли, что  это  клоун.  У человека было  все, что полагается иметь клоуну:
рыжие  волосы,  огромные  башмаки,  клетчатые штаны  и  малиновый нос. Клоун
вскочил  на ослика задом  наперед и стал посылать  во  все стороны воздушные
поцелуи.
     Цирковой поезд удалялся.
     --  Давай за  ними!  Айда  с нами,  Родька!  --  крикнул  Таир.  Родька
сморщился:
     -- Да ну их! Дешевка! Вот у нас...
     -- Слыхали, слыхали! "У нас в Юрмале"! -- Володька махнул рукой. Родька
стал его раздражать.
     -- Что вы знаете! -- Родька покраснел, рот его нехорошо перекосился. --
Да у нас в Дзинтари чешский "Луна-парк", и "Комната ужасов", и "Американские
горы", и...
     -- А у нас ЦИРК, -- перебил его Таир. -- Побежали, Володька, а он пусть
остается со своими незабываемыми воспоминаниями.
     Родька поглядел вслед приятелям, усмехнулся и  пошел по своим делам.  А
дела у него завелись серьезные.
     --  Эх вы, салажата, пацаны  сопливые, -- пробормотал  он.  Удивительно
ловко разворачивались циркачи! На пустыре
     у недостроенного еще здания  новой поликлиники  полукругом  выстроились
жилые  вагончики, мгновенно  исчезли яркие костюмы артистов  --  их  сменили
рабочие  комбинезоны. Кто-то  вбивал колышки, размечал  круг, самые  сильные
собирали и устанавливали высокие мачты из металлических труб. Рычал трактор,
скрежетали лебедки, извивались стальные тросы, какие-то  веревки,  а в самом
центре размеченного круга лежал морщинистый брезентовый бугор. Огромный, как
уснувший мамонт.
     Володька, Таир, Мамед  да и весь почти класс  метались, пытаясь помочь.
Их не прогоняли; каждая пара  рук здесь была на cчету. Ребята что-то тянули,
тащили, перекатывали, но ничегошеньки не понимали в этой суете.
     Один  человек  ничего  вроде  бы  не  делал.  Он  стоял  в  стороне  --
коренастый, как грабовая коряга, и негромко командовал.
     Потом,  когда  Таиру  и  Володьке и всем другим  мальчишкам и девчонкам
показалось, что все уже окончательно и бесповоротно запутано и распутать нет
никакой возможности, кряжистый человек прорычал в мегафон такие слова:
     -- Всем от купола!
     И все бросились в стороны от брезентового мамонта.
     --  Включить лебедки  на счет  "три"!--рычал  человек.-- Р-р-раз!  Два!
Три-и-и! -- рявкнул он, и брезент пошевелился, полез вверх.
     И куда только делись запутанные тросы,  веревки и веревочки!  Все стало
на свои  места.  Брезентовый купол натянулся -- и  получился огромный шатер.
Получился цирк-шапито.
     Это был  какой-то  фокус, но никто  не удивился -- на то и  цирк, чтобы
фокусы и чудеса!
     Таир и Володька  старались от души, таскали в  шатер скамейки, помогали
засыпать арену  тырсой  --  смесью песка  и  опилок,  забивали  бесчисленные
колышки вокруг  шапито  -- брезент начинал  звенеть от натяжения,  и наконец
пришла награда: их заметил человек с мегафоном -- поманил пальцем.
     -- Цирк любите? -- пророкотал он. Володька и Таир враз кивнули.
     -- И я люблю, -- поспешно влез в разговор Мамед-Очевидец.
     -- И я!
     -- И я!
     -- И я!..
     -- М-м-да!.. -- прогудел человек с мегафоном и насупил кустистые брови.
     --  Ему бы  бороду завести --  вылитый  Карабас-Барабас, --  прошептала
Ленка Бородулина.
     --  А  я  и  есть  Карабас, --  рокотнул  вдруг человек (и  как  только
услышал!), -- но я подобрел со временем.
     Он подмигнул ребятам и протянул пачку листочков.
     --  Ну   вот  ты,   курносый,  на,  бери!  Это  контрамарки  на  первое
представление.  Ждем, -- обратился он  к  Володьке.  -- Раздай всем, кто нам
сегодня помогал. Не  хватит, приходи ко мне. Спросишь  директора.  А  теперь
брысь. По домам!
     Он так рявкнул, что все вздрогнули, а Ленка прошелестела:
     -- Карабас. Точно. Живой.
     Контрамарок хватило на весь класс.  Когда Родька подошел и спокойненько
протянул  руку, Володька едва  сдержался,  чтобы не  съязвить: это же,  мол,
балаган, вот у тебя в Юрмале. .. Но сдержался.
     -- Ты теперь главный администратор цирка? -- спросил  Родька,  широко и
нахально улыбаясь.
     --  Ага! -- отозвался Володька. -- Бери билет.  Просим-умоляем от имени
администрации прибыть на премьеру нашего представления.
     Родька хмыкнул.
     -- Небось  боится директор, что палатка его полупустой окажется,  вот и
раздает щедрой рукой контрамарки, -- сказал он.
     Но Родька ошибся. В день первого представления цирк был битком набит, а
вокруг шапито  гудела  и  волновалась  толпа  неудачников;  они  просительно
заглядывали  в   глаза   счастливчикам,  гордо  шагающим   прямо  в  объятия
контролеров,  и жалостливыми,  сконфуженными  голосами  спрашивали,  нет  ли
лишнего билетика.
     Контрамарочники  прекрасно  устроились в проходах,  а Володька,  Таир и
Родька заняли лучшие места -- на самой первой ступеньке. Ноги их упирались в
барьер арены.
     И начался  праздник.  Собачки  играли  в  футбол  воздушными  шариками,
акробаты  совершали  немыслимые  прыжки и кульбиты, верблюд  танцевал вальс,
обезьяна показывала высший класс верховой езды, галопируя на козле, клоун...
Да,  это  был замечательный клоун! Он  умел делать  все,  что  делали другие
артисты, только смешно. Кроме того, он умел играть на обычной пиле,  пускать
струйки  слез из глаз, вынимать из-за пазухи  большущий  аквариум с золотыми
рыбками и делать еще множество замечательных и непостижимых вещей.
     С Родькиной  физиономии  давно уже  сошла  снисходительная  усмешка, он
хохотал вместе со всеми, хлопал, орал и веселился.
     Но всех перещеголял какой-то мальчишка.
     Когда клоун неожиданно выпрыгнул из своих великанских башмаков и сделал
сальто,  в  верхних рядах кто-то  так  завизжал  от восторга,  что весь цирк
грохнул хохотом и обернулся.
     -- Гляди,  Родька,  -- закричал Таир, --  да это же наш старый знакомый
визжит, будто его зарезали!
     --  Какой  еще  знакомый?  --  Родька  быстро  метнул  взгляд  назад  и
нахмурился.
     --  Ну этот,  пижон,  у  которого  мы на пляже костюм  спрятали! Гляди,
костюм-то тот же!
     -- Точно! Тот самый, -- подтвердил Володька.
     -- Мало ли одинаковых костюмов! -- буркнул Родька и отвернулся.
     -- Да ты гляди, и латки фальшивые те же, -- не унимался Таир.
     -- Мало ли идиотов одинаковые латки нашивают, -- гнул свое Родька.
     -- Нет, Таир, это не тот пижон. Это другой, -- сказал Володька.  -- Тот
был щекастый и белобрысый, а этот худой и черный.
     Таир вгляделся внимательней.
     -- А  ведь верно, -- удивился он,  -- другой парень. Странно. Костюм-то
тот же, с кем хочешь спорю.
     Он внимательно взглянул  на  Родьку, хотел что-то сказать или спросить,
но  в  это  время  клоун вытащил  на арену упирающегося ослика,  точь-в-точь
похожего на Чако, ишака-трудягу.
     Цирковой осел  упрямился, как и полагается  только  ослу,  или  же (как
потом выяснилось) он очень талантливо изображал упрямство. Артист!
     Клоун вскочил на него, резво  объехал арену, вытащил из своих бездонных
карманов громадный будильник и большую овальную коробку.
     -- Вот замечательный хронометр,  вот  самые вкусные шоколадные конфеты,
--  закричал он, -- тот, кто просидит всего одну коротенькую минутку на этом
смирном ишачке, получит коробку конфет в вечное свое пользование!
     Цирк  притих.  Мальчишки  переглянулись.  Никто  не  решался  выйти  на
освещенный прожекторами  манеж. Легко глядеть на артистов, а как представишь
себя на их месте -- бр-р-! Сотни глаз на тебя  смотрят, а ты один-одинешенек
на пустом манеже. Страшно. ..
     -- Ха-ха!  Неужели  же  во  всем  этом  прекрасном городе  не  найдется
храброго джигита?!--насмехался клоун. -- Неслыханно! -- надрывался клоун. --
Бояться маленького, смирного ишачка!
     Среди зрителей послышался шум,  какое-то движение. Мальчишки  повернули
головы  в   ту   сторону   и  увидели  взъерошенного  дядю  Арчила,  яростно
вырывающегося из могучих рук своей плотной жены.
     -- Пусти! -- крикнул дядя Арчил, встал и сделался одного роста со своей
сидящей женой.
     Он   распушил  знаменитые   усы,  сделал   свирепое  выражение  лица  и
заклекотал, изо всех сил сдерживая себя.
     -- Нехорошо говоришь, кацо,  --  обратился он к клоуну. --  Не пристало
джигиту  гарцевать на  ишаке, даже если этот ишак ученый, но  мне невыносимо
слушать твои слова!
     -- Вот бесстрашный  человек, вот  великий джигит!  --  завопил  клоун и
схватился за голову. -- Ой, пропали мои конфеты, ой, горе мне!
     Дядя Арчил спускался к арене -- прямой и гордый.
     --  Мне  не  нужны твои конфеты, дорогой,  не убивайся,  -- высокомерно
сказал он, --  сейчас ты увидишь, что может сделать  Арчил Коберидзе с любым
ишаком, даже будь он ишачьим академиком.
     -- Кто? Кто это -- Арчил Коберидзе?! -- ужаснулся клоун.
     -- Это я, -- скромно сказал дядя Арчил.
     --  Ой,  ой!  Пропала  моя  голова, --  закричал клоун,  и  из его глаз
брызнули метра на два струйки слез.
     Зрители  захохотали. Но дядя Арчил  даже не улыбнулся. Твердой походкой
он  подошел к ослу и птицей  взлетел на него. Ослик  не  успел  шелохнуться.
Стало  очень тихо. Отчетливо  тикал  будильник  в  руках клоуна. Дядя  Арчил
поднял руку, приветственно помахал зрителям.
     -- Эх мы,  лопухи,  прохлопали  такие конфеты!  Весь класс  можно  было
угостить! -- прошептал Володька.
     -- Тридцать  секунд! Тридцать две! Ой,  ой,  пропали конфеты! -- кричал
клоун.
     -- Слыхали, -- крикнул дядя Арчил. --  Говорит -- джигитов  нет!  -- Он
поднял над головой сложенные руки.
     -- Сорок две, сорок три секунды! Мама! Мамочка! Пятьдесят!
     Зрители хихикали.
     -- Эх, дураки мы, -- шептал Володька.
     Р-раз! Никто сперва  не понял, как  это  произошло, -- ослик  так резко
взбрыкнул задом, что показалось, он сделал стойку на передних ногах.
     А дядя Арчил кубарем покатился на манеж.
     Он  молниеносно   вскочил.  Он  не  обращал   внимания   на  хохот,  на
притворно-сочувственные   слова   клоуна.   Он   хищно   согнулся   и   стал
подкрадываться к  такому на вид  невинному  ослику.  Дядя Арчил был похож на
разъяренного кота. Глаза его горели.
     Он вскочил  на осла и погнал  его  по кругу, изо всех сил вцепившись  в
густую гриву. Когда он проносился мимо мальчишек, те видели решительное лицо
своего приятеля и шевелящиеся губы. Губы явно шептали проклятья.
     Ишак бежал все быстрее  и  быстрее и  вдруг  остановился на всем скаку,
ноги  его  взрыли  тырсу манежа,  инерция  швырнула дядю  Арчила  вперед, он
скользнул по шее осла и шлепнулся на арену.
     -- Последняя, третья, попытка!--закричал клоун. -- Оркестр! Туш!
     Бойко задудели  в  свои  медные трубы  музыканты,  растерянно озираясь,
вновь подошел к ослу дядя Арчил, опасливо взгромоздился на него. Но коварное
животное, не дав опомниться бедняге  парикмахеру, стало медленно валиться на
бок, и дяде Арчилу поневоле пришлось спрыгнуть на манеж.
     Осел тут же вскочил и побежал по кругу, во всю глотку распевая победную
песнь. Слова были такие:
     И-а! И-а! И-а! И-а! И-а! И-а!
     Да-а!  Это  был  великий  артист! Публика  ревела от  восторга.  Родька
оглушительно свистел, засунув в рот четыре пальца.
     А Володька и Таир сидели понурившись, опустив глаза.
     Им было  жалко  дядю Арчила.  Они-то знали его  гордый,  неукротимый  и
добрый характер, они-то  понимали, каково ему сейчас. Завтра ведь весь город
будет судачить о победе этого хитроумного ишака.
     Вдруг Таир встрепенулся. Рот его расплылся до ушей.
     -- Ну, Володька! Мы его проучим! Мы его накажем! -- заявил од.
     -- Его уже и так проучили!  -- захохотал Родька. -- Джигит!  Сидел бы в
своей парикмахерской, не высовывался!
     -- Дурак ты, Родька!  -- вскипел Таир. -- Дядя Арчил человек что  надо,
он нас на охоту брал, а над ним все гогочут. Ему же обидно!
     -- А не надо было... -- начал Родька, но Таир его перебил:
     ---  Мало  ли что не  надо!  Откуда же  он  знал,  что этот  ишак такой
опасный?! Нет, мы его проучим.
     -- Да кого?! Кого?!
     Родька явно обиделся, не понравилось ему слово "дурак".
     -- Ясно кого -- клоуна этого!
     --  Погоди, Таир,  объясни толком, -- попросил Володька. -- Как  мы его
проучим?
     -- А вот как! Слушайте! -- Он обнял приятелей за шеи, притянул к себе и
быстро рассказал о своем плане.
     -- Гениально!--завопил Родька. -- Чур, я  буду  наездником. Чур, никому
ни слова!
     --  Почему это  ты?!--Володька возмутился.  -- Таир  придумал, пусть  и
выходит на манеж.
     -- Нет, --  твердо ответил Таир. --  Жребий  тянуть станем. Три спички.
Одна обломанная. Кто ее вытащит, тот и выйдет.



     На  следующий  день  с  раннего  утра  у  кассы  цирка толпился  народ.
Володька,  Таир  и   Родька  из  кожи  вон   лезли,  чтобы  заработать  себе
контрамарки. Они граблями  разрыхляли  манеж, сметали  жесткими  метелочками
пыль с алого бархата барьера, с усердием чистили скребниками ишачка-артиста,
таскали какие-то веревки и все время старались попасться на глаза директору.
     -- Вижу, вижу, все вижу, --  сказал наконец  директор и вручил им шесть
контрамарок, -- можете девочек пригласить! Или дружков.
     Все шло по плану. Но самое трудное  было впереди. Тянули жребий. Спички
держал Родька. Потянул Таир -- длинная. Володька -- тоже длинная.
     -- Ура! -- заорал Родька и швырнул третью спичку в сторону.
     Таир внимательно поглядел на Родьку, присел,  пошарил  в  траве,  нашел
спичку. Длинная.
     -- Ты что же это делаешь? Жульничаешь? -- зловеще спросил Таир.
     И тут  Родька улыбнулся  так добродушно и  открыто, что  Таир  невольно
улыбнулся в ответ.
     -- Понимаете, ребята, уж  очень хотелось  самому этого клоуна проучить,
-- с обезоруживающим нахальством проговорил Родька. -- Уж больно дядю Арчила
жалко.
     Вот этой последней фразы ему говорить не стоило. Володька разозлился.
     --  Видали  мы  вчера,  как ты  его жалел.  В четыре  пальца.  Вот  ты,
оказывается, какой!
     -- Какой?
     -- А такой,  --  Володька  пошевелил пальцами, --  такой...  извилистый
человек.
     -- Ладно.  Хватит, --  вмешался Таир. --  От дальнейшей  жеребьевки  мы
тебя, Родька, отстраняем.
     Таир взял две спички, отломал у одной кусочек, зажал в кулаке.
     -- Тяни, Володька, -- сказал он.
     Володька потащил  и вынул  коротенькую спичку.  Он  поглядел на  Таира,
смущенно пожал плечами.
     -- Все честно, -- сказал Таир. -- Значит, ты сегодня выходишь на арену.
     -- Везет же некоторым, -- пробормотал Родька.
     -- Не надо было  жульничать, -- отрезал  Таир. Вечером цирк  был  снова
переполнен. Мальчишки сидели
     на  том  же месте,  что и вчера, но почти не видели  представления. Они
ерзали от нетерпения, они ждали выхода клоуна с ишачком.
     За полчаса до этого коронного номера Таир вскочил, пробрался к выходу и
выскользнул из цирка.
     Володька изо всех сил сжимал кулаки, его колотила нервная дрожь.
     "Успеет или не успеет? Успеет или не успеет?" --беззвучно шептал он.
     --  Успеет! Должен  успеть! --  подбадривал его  Родька.  Вот окончился
предпоследний номер, вот сейчас выйдет
     клоун...
     "Не успеет!" -- прошептал Володька,  и  в  это  время запыхавшийся Таир
плюхнулся рядом.
     -- В порядке!--выдохнул он.
     Володька вымученно улыбнулся и еще сильнее сжал кулаки, ногти впились в
ладони.
     -- Боишься? -- спросил Таир.
     --  А ты думал!  Вот сколько народу  --  и все глядеть будут, -- честно
ответил Володька.
     -- Давай я выйду, если дрейфишь, -- предложил Родька.
     -- Еще чего! Волнуюсь я, понял?
     -- Ты только не тяни! А то выскочит какой-нибудь чудик  и все испортит,
-- прошептал Таир.
     Вышел  клоун,  втащил  за  собой  упирающегося  ишачка,   поправил  ему
залихватскую  соломенную шляпу, вынул будильник, коробку  конфет и прокричал
слово в слово то же самое, что и вчера.
     Ряду этак  в десятом поднялся  здоровенный парень,  стал  пробираться к
манежу.
     Володька испуганно вскочил, и ноги сами собой вынесли его на арену.
     Он  даже  не  предполагал,  как  это  страшно  --  очутиться  одному  в
освещенном  круге.  Лиц  зрителей не  видно,  и  кажется,  там,  в  темноте,
шевелится кто-то огромный, глазастый, а ты  будто голый стоишь перед сотнями
глаз.
     -- Вот смелый молодой человек!  Вот отважный джигит! -- закричал клоун.
-- Прошу  садиться!  Самый  смирный из  ослов  ждет вас!  Минута! Всего одна
минута -- и конфеты ваши.
     Володька напряженно вглядывался в ряды зрителей. Где-то там сидели Таир
и  Родька,  Ленка  Бородулина,  Мамед  по прозвищу  Очевидец  и  еще десятки
знакомых людей. Но прожектора ослепляли, и Володька никого не увидел.
     Клоун потянул его за рукав.
     -- Давай, давай, мальчик, не бойся, -- прошептал он, а вслух  закричал:
-- Смертельный номер! Джигитовка на осле. Маэстро!
     Он протянул руки к оркестру, и там сухо и тревожно затрещал барабан.
     Медленно,  как  в тягучем,  вязком  сне,  Володька  подошел  к  ишачку,
неуклюже взгромоздился  на  него и почувствовал, что тот дрожит. Ослик  тоже
нервничал и боялся.
     Как сквозь вату доносился голос клоуна:
     -- Тридцать секунд! . . Сорок!  . . Ой, пропали мои конфеты! Пятьдесят!
Ой, моя голова! Пятьдесят пять!
     Ослик  стоял неподвижно  и  мелко  кивал  головой.  Клоун  запнулся,  с
изумлением уставился на Володьку.
     -- Пятьдесят шесть! -- завопил кто-то, и Володька узнал Родькин голос.
     -- Пятьдесят семь, -- машинально продолжил клоун.
     -- Пятьдесят восемь! -- надрывался Родька.
     -- Минута... -- растерянно и негромко пробормотал клоун.
     Но в цирке стояла такая тишина, что все услышали.
     -- Ну и дела, -- прошептал клоун, и Володьке стало вдруг жаль его.
     Но,  видно, клоун  был не  только отличным  артистом,  но  и  настоящим
мужчиной. Он взял себя в руки, и голос его прозвучал весело и звонко:
     -- Гр-р-рандиозно! Этот мальчик прирожденный  дрессировщик! Уж если  он
мог укротить этого серого лопоухого хищника, ему никакие львы и крокодилы не
страшны!!!
     Зрители добродушно посмеивались. Володька  слез с ослика. Клоун подошел
и протянул коробку конфет. Но Володька,  неожиданно  для зрителей,  да и для
себя тоже, попятился и спрятал руки за спину.
     --  Бери, бери, разбойник, --  тихо проговорил клоун,  -- ишь чудо-юдо!
Заболел, наверное, мой серый.
     Клоун шутливо замахнулся на Володьку.
     Очевидно, издали его раскрашенное  лицо  казалось веселым, но  Володька
видел, что глаза клоуна были печальны и озабочены. Он  почти насильно  сунул
коробку Володьке и поволок ослика за кулисы.
     Представление окончилось.
     Таир и Родька  шумно  веселились, какие-то незнакомые  люди поздравляли
Володьку, хлопали его  по плечам, но он молча и сосредоточенно пробирался  к
выходу.
     -- Ты чего? -- спросил тревожно Таир.
     -- Ничего.  Конфеты надо отдать. Это нечестно. Клоун думает,  что  осел
заболел. Он тревожится. Сейчас пойду и отдам.
     -- Сдурел! -- возмутился Родька.
     -- Сам сдурел, -- огрызнулся Володька.
     Они уже вышли из шатра шапито, когда услыхали пронзительные вопли. Двое
мальчишек, сцепившись, катались на земле.
     Один из  них был в знакомом джинсовом  костюме  с фальшивыми латками, а
второй.  ..  Вторым  был тот самый  щекастый  пижон, над  которым  мальчишки
подшутили на пляже.
     Он оседлал обладателя роскошного костюма, тряс его и вопил:
     -- Отдай, отдай! Вор! Ворюга! Это мой! Мой костюм!
     И по щекам его текли слезы, а лицо было перекошено от злости.
     -- Псих  сумасшедший! -- отбивался оседланный мальчишка.-- Слезь с меня
немедленно! Я тебе дам за "ворюгу"! Ненормальный!
     Раздвинув  толпу,  появился  милиционер,  легко приподнял  мальчишек за
шиворот, встряхнул и поставил на ноги.
     -- Хулиганите? -- деловито спросил он. -- Вы что это  тут за цирк после
цирка устроили?
     Черноволосый мальчишка попытался объяснить:
     -- Вот  этот  сумасшедший, первый раз его вижу,  набросился сзади ни за
что ни про что!
     --  Ах,  ни за  что!  Ни  про  что!  --  взревел  щекастый.--  Это  чей
костюм?--Он ткнул пальцем в грудь противника.
     -- Как чей? Мой!
     -- Нет, мой! Ты его украл! На пляже украл, пока я плавал!
     Черноволосый  так рванулся  к обидчику, что милиционер с трудом удержал
его.
     -- Слыхали?! Я же говорил -- ненормальный он!
     -- Ладно, -- сказал милиционер, -- разберемся. Пошли.
     И повел мальчишек в милицию. Володька и Таир  растерянно переглянулись,
поискали глазами Родьку. Но Родька исчез.
     --  Да-а!  --  протянул Таир.  --  Не  нравится  мне  все это. Очень не
нравится. Надо срочно найти Родьку, пусть объяснит.
     -- Ладно,  никуда Родька не денется, --  завтра  в школе поговорим. Тут
какая-то ошибка или...
     -- Вот именно -- или, -- мрачно проворчал Таир.
     -- Нет, Таирка,  быть  такого не может. Я знаю, о чем  ты  думаешь.  Не
верю. Пойдем скорее, клоуна повидаем! А с Родькой потом.
     Таир и Володька шагнули в  сторону  от ярко  освещенного входа в цирк и
сразу  окунулись  в  непроглядную  темень. Только  тускло  светились  слабые
лампочки  над  крылечками  домиков-вагончиков.  Мальчики осторожно подошли к
одному
     из них и увидели клоуна. Он  стоял рядом с осликом, гладил его, целовал
теплую замшевую морду и горестно бормотал:
     --  Ну, что  же  ты,  Сережа, Серенький  мой! Заболел?  Что же с  тобой
случилось, милый? Эх, такой номер пропал! Столько мы с тобой работали, и все
прахом. Заболел ты, бедняга!
     -- Да не заболел  он, не беспокойтесь, --  проговорил Володька и шагнул
из темноты в желтый круг света.
     -- А, это ты, джигит? -- вяло удивился клоун. -- Вкусные конфеты?
     -- Не знаю, не пробовал, -- ответил Володька. -- Я их обратно принес.
     -- Нет уж! Заработал честно -- ешь! Просто Серый заболел!
     -- Никакой это не Серый! И заработал я нечестно. Этого осла Чако зовут!
-- закричал Володька.
     -- И-а! И-а!--трубно подтвердил Чако.
     И тут же из темноты, будто эхо, раздалось:
     -- И-а! И-а! И-а!
     И появился Таир.  За ним бодро трусил артист Сережа, Серенький, двойник
ишачка-трудяги Чако.
     Ослики  стали  рядом, Володька снял  с Чако соломенную  шляпу, а  клоун
зажмурился и яростно затряс головой.
     -- Двоится! -- прошептал он и открыл глаза. -- Точно двоится!
     Серый  потянулся  к клоуну,  лизнул  его  шершавым языком в  шею.  Чако
затрусил к Таиру.
     -- Погодите,  погодите! -- клоун хлопнул себя по лбу. -- Вы  что ж это,
черти полосатые, вы, значит, моего Серого подменили?!
     -- Подменили, -- сказал Таир.
     -- Конфет захотелось?
     -- Вот ваши конфеты. Забирайте, -- ответил Володька.
     -- Ничего не понимаю! -- воскликнул клоун.
     Он был  так счастлив встречей  с Серым, что  готов  был  простить  всех
мальчишек на свете.
     -- Для чего ж вы это все проделали? -- спросил он.
     -- Дядю Арчила было жалко, -- ответил Таир.
     -- Какого еще дядю? Не знаю никакого Арчила!
     -- А кого ваш Серый вчера сбрасывал? Над кем  все  смеялись? Не знаете!
Он  же вам сам сказал, мы слышали. "Я, -- говорит, -- Арчил Коберидзе". А он
наш друг. Ему обидно.
     -- Но  ведь это же шутка! Это старый цирковой трюк! Ребенку понятно, --
закричал клоун.
     -- Нам-то понятно. -- Таир грустно улыбнулся. -- А  дяде Арчилу обидно.
Он целый день никого брить не мог. У него от обиды рука дрожала.
     -- Да-а!  Дела! -- клоун задумался. --  Значит,  он  парикмахер? Ладно!
Завтра же пойду к нему и извинюсь. Видно, это хороший человек, если  у  него
такие верные друзья.
     --  Только вы  поосторожнее,  --  предупредил  Володька, --  вы  сперва
извинитесь, а  потом уж брейтесь.  Дядя Арчил ужас  какой  горячий  человек.
Забирайте конфеты. Нам домой пора.
     -- Нет  уж, --  твердо сказал  клоун, --  вы их  заработали  честно.  И
многому  меня научили. Может быть,  и пора уже менять старые трюки. Особенно
если из-за них хорошим людям -- обида.



     На следующий день весь шестой  "а" лакомился конфетами.  А  на Володьку
приходили глядеть, как на чудо, изо всех классов -- от первого до восьмого.
     Тяжкое бремя славы  легло на  Володькины  плечи. Поначалу  он смущался,
потом  развеселился и  очень серьезно стал  рассказывать  о  своих необычных
способностях.
     -- Я,  --  говорил он, -- его загипнотизировал. Я ему мысленные приказы
передавал.
     -- Ой!--пугались девочки. -- Значит, ты гипнотизер?
     --  Ага! -- говорил  Володька и прикрывал  ладошкой губы-- уж очень ему
хотелось расхохотаться. -- Я, наверное, и учиться брошу, -- продолжал он, --
в цирк пойду. Раз у меня такие неслыханные способности.
     -- Врешь ты все, -- заявила Ленка Бородулина.
     -- Ах, так! -- зловеще прошептал  Володька. -- Сейчас, сейчас... сделаю
тебя черепахой... Сейчас узнаешь...
     Ленка вдруг застыла, лицо ее стало таким  испуганным, что Володька даже
растерялся на миг.
     Потом он  расхохотался. Ленка ткнула его острым локтем в бок и выбежала
из класса.
     Таир в  этих  Володькиных  развлечениях участия не  принимал.  Он ходил
мрачный  и  все  высматривал,   не   появился  ли  Родька.  Странная  сцена,
разыгравшаяся у выхода из цирка, не давала ему покоя.
     Но  Родьки все  не  было.  И только на следующий  день выяснилось,  что
родители увезли его в Баку удалять гланды.
     Несколько дней Родька пролежал в больнице.
     И как раз в эти дни пропал любимый Володькин щен Филимон.
     Еще утром Володька  играл с  ним, а когда вернулся из школы, Филимона и
след  простыл.  Сперва ни  Володька,  ни Таир  не  беспокоились:  характер у
Филимона  был независимый, и он частенько отправлялся разгуливать по городу,
но к вечеру возвращался обязательно.
     На этот раз Филимон не вернулся.  Три дня  Таир и  Володька прочесывали
город,  расспрашивали прохожих, по очереди звали Филимона и  прислушивались:
не отзовется ли?
     Все было тщетно. Филимон исчез. Володька осунулся за эти дни, глаза его
запали и неестественно  блестели.  А на  четвертый  день, когда  все  уже не
сомневались, что Филимон пропал окончательно и только один Володька не желал
этому верить, Филимон явился.
     Был он взъерошенный и решительный, на шее его болтался обрывок веревки,
а хвост вилял победно и радостно.
     Захлебываясь лаем, он бросился к Володьке, тот подхватил его на руки, и
Филимон мгновенно облизал своему хозяину лицо. Обычно такие телячьи нежности
Володькой  не допускались, но в тот  миг  он был  так счастлив, что позволял
Фильке все. Он сам целовал щенка в холодный влажный нос и приговаривал:
     -- Филька мой, Филимон, Филимоша...
     Володькина  мама  принесла  бульон  и  куриную  ногу.  Филимон с  такой
жадностью набросился на еду, что стало ясно: пес не ел несколько дней.
     -- Да какой же это злодей тебя голодом морил,  псина ты  моя милая?! --
возмутилась мама.
     --  Гляди,  Володька,  -- сказал  Таир,  --  видал,  как  конец веревки
замусолен? Она не оборвана, ее Филимон перегрыз.
     -- Вот бы найти этого гада,  который Фильку мучил! Я не я буду, если не
найду!
     -- А что?! -- загорелся Таир. -- И найдем! Нас Филька отведет.
     Филимон  внимательно глядел ребятам в глаза и всякий  раз, услышав свое
имя, с готовностью вскакивал.
     --  Мальчики, может,  подождете,  пока  отец с моря придет?  -- сказала
мама. -- Наверняка тот, кто морил Фильку голодом, человек плохой.
     -- Да что, мы в лесу живем? Не бойся ты, пожалуйста!
     --  Филька!  Вперед!  Веди!--закричал Таир,  и  Филимон  бойко побежал,
поминутно оглядываясь на мальчишек.
     Миновали  одну улицу,  другую,  свернули  в заросший  травой  окраинный
переулок. В конце переулка  дома  кончались, узкая извилистая тропка вела  в
горы.
     Таир  и  Володька  недоуменно  переглянулись,  но  Филимон  с   прежней
уверенностью бежал вперед.  Ребята  припустили  за  ним.  Тропинка  петляла,
змеилась,  но упорно вела  все  выше в горы. Начался голубой  грабовый  лес.
Голубым он был оттого, что стволы деревьев  обросли  густым синеватым  мхом.
Только на  грабах  бывает  такой  мох. Филимон вдруг свернул с  тропинки,  и
мальчишкам пришлось продираться сквозь густые кусты орешника.
     -- Куда это он нас завел? -- спросил Таир.
     Володька   только  плечами   пожал.   Ребята  были   мокрые  от   пота,
исцарапанные; они тяжело дышали, но упрямо продолжали ломиться сквозь густые
переплетения гибких веток.
     Неожиданно   орешник  кончился,  и  мальчишки  выскочили  на  небольшую
полянку, покрытую высокой, сочной травой.
     Полянка  упиралась  в  отвесный  склон  горы, и  в  этом  склоне  зияла
треугольная дыра.
     -- Вот это да!--прошептал Володька. -- Пещера!  Рядом с входом в пещеру
чернел след от костра, чуть поодаль в землю был вбит кол, а к нему привязана
веревка.
     Филимон уселся рядом с колом и уставился в  лицо Володьки своими умными
и преданными глазами.
     --  Видал? -- Таир подошел,  поднял замусоленный конец веревки.  -- Вот
здесь его кто-то и привязал.
     -- Зачем только ему  это  понадобилось? Непонятно.  Мальчишки  говорили
шепотом. Было жутковато. Глухая
     тишина  висела  над  поляной, и  ребятам казалось, что из  черной  дыры
пещеры за ними наблюдают внимательные, холодные глаза.
     Филимон  вдруг вскочил и неторопливо вбежал в пещеру. Через малое время
он выскочил оттуда и уселся перед  входом  -- одно ухо  торчком, другое, как
тряпочное, болтается и голова набок -- загляденье!
     -- Не лаял! -- сказал Володька.
     -- Пусто там. Никого нет. Пойдем поглядим? -- предложил Таир.
     -- Пошли!
     Мальчишки осторожно  протиснулись  сквозь узкую  дыру входа  и замерли.
После яркого, блистающего зелеными, голубыми,  золотыми красками дня пещера,
казалось, была залита до краев непроглядным мраком.
     Таир первым сообразил, что они заслоняют собой вход.
     -- Давай руку, Володька, -- сказал он,--  отходи в  сторону, пусть свет
войдет.
     Глаза  постепенно  привыкли  к  сумраку  пещеры,  и  наконец  мальчишки
рассмотрели  ее всю.  Потом  обстоятельно измерили. Пещера была  невелика --
восемь  шагов  в  длину,  шесть в  ширину,  зато  свода ее  разглядеть  было
невозможно.
     У стенки напротив входа лежала груда веток с пожелтевшими уже листьями.
Очевидно, кто-то спал на них.
     Больше ничего в пещере не было, если не считать многочисленных окурков,
разбросанных по каменному полу.
     -- Необитаемой пещеры не получилось, -- Володька усмехнулся. --  Хозяин
был, но куда-то ушел или переселился.
     -- Что же он, гад, Фильку не отвязал?! Псина ведь погибнуть могла!
     -- Может, просто не успел?
     -- А  может, он вот-вот явится?  -- Таир был очень серьезен. -- Знаешь,
Володька, давай-ка сматываться  отсюда.  Через пару  дней  придем  поглядим.
Тогда и решим, что с нашей находкой делать. Про  эту пещеру, наверное, никто
и не знает.
     -- Кроме того, кто в ней спал и курил, -- Володька усмехнулся.
     -- Может, это давно было, -- не сдавался Таир.
     --  Нет,  недавно. Не позже, чем три  дня  назад. Ты что,  забыл, когда
Филька пропал.
     -- Верно,  -- протянул  Таир,  он задумался,  потом  решительно тряхнул
головой:  --Все  равно! Если  здесь кто и живет, надо на него поглядеть: что
это за тип, который чужих собак ворует, да еще голодом их морит.
     О своей находке мальчишки не рассказали никому. И только когда в классе
появился Родька, все такой  же улыбающийся, добродушный и красивый, Володька
и Таир открыли ему свою тайну.
     Володьку   поразило,  как  мгновенно  изменилось  Родькино   лицо.   Он
побледнел,  глаза сделались жесткими,  зрачки  сузились,  стали  размером  с
булавочную головку.
     -- Как вы ее нашли? -- резко спросил он. Таир и Володька переглянулись.
     --  Так ты, значит,  знал про  пещеру? --  спросил  Таир.  На мгновение
Родька смутился, но тут же ясными глазами оглядел приятелей:
     -- Да откуда ж мне знать! Просто интересно.
     -- Темнишь ты  что-то, --  подозрительно  сказал  Таир. -- И  вообще...
скажи-ка, что это за дурацкую сцену  мы видели у выхода из цирка?  И куда ты
тогда исчез?
     --  Никуда  я  не исчезал,  -- спокойно  ответил  Родька,  -- нас толпа
растащила  в разные стороны. Я тогда сразу понял, в чем дело. Этот щекастый,
видно,  большой жук. Он, наверное, кому-нибудь дал  свою  джинсу,  чтобы тот
продал тому парню. Денежки поделили, а потом решили костюм  отобрать -- поди
докажи, что он не ворованный! Жулики!
     Таир и Володька оторопели. Слишком уж замысловатым казалось им Родькино
объяснение. Просто в голове не укладывалось, что может быть такое.
     -- Ерунда какая-то, -- сказал Володька.
     -- Чего ж ты молчал, не вмешался? -- спросил Таир.
     --  Чудила!  --  Родька  снисходительно  улыбнулся.  --  Я   же  только
предполагаю. А вдруг все не так?
     -- Ну и что? Мог же ты  рассказать, как мы подшутили на пляже, а  потом
ты сам, лично отдал этот несчастный костюм, -- не унимался Таир.
     -- А  если бы он  отказался?  -- Родька  внимательно  и твердо глядел в
глаза Таиру. Таир смутился отчего-то и отвел взгляд в сторону.
     -- Да как же он мог отпереться? -- заорал Володька. -- С  ума ты сошел!
Мы бы подтвердили твои слова!
     -- А если он жулик? Подтвердили!  Что получается? А то:  вместе  брали,
вместе  закапывали,  вместе  прятали. Сказал  бы он,  что  я ничего  ему  не
отдавал, и  никто бы вашим словам не поверил. Вышло бы, что  не он, а мы все
трое жулики.
     Родька говорил напористо и убедительно.
     Таир и  Володька растерянно молчали. Нельзя  сказать, что Родька убедил
их. Нельзя сказать, что они испугались. Да и чего пугаться, если ты ни в чем
не виноват?
     И все же. Какая-то  смутная тревога охватила мальчишек. Таир  хмурился,
сосредоточенно уставясь в землю, тер кулаком лоб. У Володьки противно сосало
под ложечкой, он глядел на Родьку, и тот вдруг  показался ему ни капельки не
симпатичным,  обаяние и добродушная  улыбка, все  это  куда-то исчезло, лицо
Родькино сделалось напряженным и злым.
     -- Все это странно и противно, -- проговорил Володька.
     -- Вот что, -- решительно сказал Таир. -- В этом деле надо разобраться.
А потому необходимо разыскать щекастого.
     -- Правильно! -- закричал  Родька. -- Верно! Найдем  и все выясним.  Не
отвертится.
     Он обрадовался, заулыбался и снова  стал  прежним Родькой -- веселым  и
добродушным парнем.
     Но  оказалось,  что не  так-то просто даже  в небольшом городе отыскать
человека, если не знаешь ни имени его, ни фамилии.
     Разве что случайно встретишь.
     Но щекастый не попадался на глаза, он как в воду канул. Несколько дней,
сразу после школы, мальчишки бродили по пляжу, без устали сновали по главной
улице города, вглядывались в лица прохожих -- все без толку.
     -- Асфальт полируем, -- посмеивался Родька, -- ноги гудят как чугунные.
     -- Ну его  к монахам, -- разозлился наконец Володька, -- мы из-за этого
типа нахватаем "пар" полные дневники. Я уже третий день уроков не делаю.
     -- И я! -- подхватил Родька.
     --  Ладно,  --  решил  Таир,  --   никуда  он  не  денется.  Все  равно
когда-нибудь встретим. Случайно.
     И они встретили. Но не щекастого пижона, а того худенького парнишку, на
которого щекастый напал тогда у цирка. И встретили неподалеку от школы.
     --  Стой!  --  закричал Таир. --  Погоди! Поговорить  надо. . Мальчишка
остановился. Хмуро оглядел по очереди троих
     приятелей. Одет он был в обычную школьную форму.
     -- Чего вам? -- спросил он.
     --  Слушай, мы видели, как  тебя и еще одного  милиционер увел.  Ну,  у
цирка, помнишь?
     -- Еще бы не помнить! -- мальчишка сердито фыркнул. --  А  вам-то какое
до этого дело?
     --  Да брось  ты злиться. Мы тебе  помочь хотим, понимаешь?  --  сказал
Володька.
     -- В чем помочь?
     --  А  в  том!  Где  твой джинсовый костюм? -- спросил  Таир. Мальчишка
дернулся, будто его ударили.
     --  И ты  туда  же?!  -- заорал он. --  Идите вы  все к  черту  с  этим
проклятым костюмом!
     --  Не ори, -- приказал Таир. -- Говори  толком. Мы тебе  действительно
можем помочь. Рассказывай все по порядку.
     Мальчишка  внезапно сник. Исподлобья  поглядел в  серьезное лицо Таира,
нехотя заговорил.
     -- Чего там рассказывать -- костюм этот ворованный оказался. Его у того
парня сперли на пляже.  А я-то  откуда  знал?  Мне его предложили купить,  я
продавца этого  домой отвел. Маме костюм тоже понравился. Купили. Шестьдесят
рублей  заплатили. Только и поносить  успел  четыре дня. А потом этот парень
налетел. Милиция, крики, родителей наших вызвали. Мать и отец того  парня --
его Славкой зовут -- подтвердили, что он не врет: его это костюм, обворовали
его на пляже. -- Мальчишка помолчал немного, грустно улыбнулся.  -- Славкина
мать красную  тряпку  принесла,  из которой фальшивые  латки  вырезала.  Все
точно, без обмана.
     -- Ну, а дальше что? -- спросил Володька.
     -- Ясное  дело  --  что! Пришлось отдать костюм. Славка его в охапку, и
тю-тю мой костюмчик -- укатил!
     -- Куда укатил, говори ты толком! -- закричал Таир.
     -- Не знаю, --  равнодушно ответил парнишка. -- В Ленкорань или в Баку,
не знаю. Славка-то нездешний. Он с родителями на несколько дней приезжал.
     -- Вот так номер! -- Родька весело захохотал. -- А продавец-то какой из
себя?
     -- Взрослый  уже парень, лет  семнадцать  ему, восемнадцать,  невысокий
такой, квадратный.
     -- Что я говорил? -- ликовал Родька. -- Жулики! Этот Славка и  продавец
-- одна шайка-лейка. Надули тебя, парень!
     -- Ты-то чему радуешься?! -- разозлился парень. -- Никуда этот продавец
от меня не денется! Я его, кривоногого, за километр узнаю. Уже больше недели
ищу.
     -- Ну  и  городишко! Все  друг друга  ищут!--веселился Родька. -- Вот у
нас...
     -- Вот у вас в Юрмале! -- оборвал его Таир. -- Слыхали. Надоело.
     Они распрощались с парнем, у Родьки оказалось какое-то срочное дело,  и
Таир с Володькой остались одни.
     -- А Родька-то оказался  прав. Я  б до такого в жизни не  додумался!  А
этот-то щекастый, ну и подлая рожа!
     -- Да, --  кивнул Таир. -- Прав. И это очень хорошо. Нет, не то говорю!
Ничего,  конечно,  хорошего  во всей  этой истории  нету,  но  я...  -- Таир
запнулся, быстро вскинул на Володьку  глаза, -- я ведь знаешь о чем думал...
я ведь подумал, что Родька костюм хозяину не вернул.
     Таир  и Володька сосредоточенно глядели  друг на друга,  довольно долго
молчали. Потом Володька опустил глаза, тихо произнес:
     --  Я тоже. Только  говорить  было  неловко. Больно  уж все  это...  --
Володька сделал неопределенный жест, лицо его брезгливо сморщилось.
     -- Это точно!--буркнул Таир.
     И больше они об этой истории не говорили.



     Всю  дорогу  до  пещеры  Родька  бежал.  Он  стоял  у  входа и  не  мог
отдышаться. Родька заглянул  в пещеру, Кубика не было. Он поковырял прутиком
кострище  --  пепел слежавшийся, старый, значит,  костер жгли давно.  Родька
поднял несколько окурков -- тоже старые, пожелтевшие от утренних рос.
     Сзади негромко хрустнуло. Родька  быстро оглянулся и увидел Кубика. Тот
стоял, полускрытый ветвями орешника, и внимательно ощупывал взглядом поляну.
     Подошел. Глаза колючие, подозрительные, спросил:
     -- Один?
     -- Один.
     -- Зачем пацанам показал пещеру?
     -- Я не показывал. Их Филимон привел. Кубик еще больше насторожился.
     -- Какой еще Филимон?
     -- Такой  --  с  хвостом.  Которого ты на  привязи  держал.  Зачем тебе
щенок-то понадобился? Чуть не заморил пса голодом.
     -- Смеешься, гаденыш?! --  прошипел Кубик. -- Самому жрать было нечего,
орехами питался. Ты скажи, где ты пропадал? Три дня тебя ждал не жрамши.
     -- В Баку я был, -- спокойно ответил Родька. -- Гланды вырезали. Четыре
дня в больнице пролежал.
     -- А потом?
     -- Потом пижона того искали, чей костюм ты так здорово продал. Дурак ты
все-таки, Кубик! В  этом  городишке каждый человек на виду. Не мог  в другом
месте покупателя найти?
     -- Помалкивай! Встретили?
     --  Уехал. Нездешний он. На мое счастье. Таир с Володькой от меня ни на
шаг не отходили. А если бы нашли? Нет, ты все-таки дурак.
     -- Полайся у меня, -- Кубик замахнулся. -- Отчего шум? Зачем искали-то?
     Родька подробно  все рассказал.  Начиная от драки у выхода  'из цирка и
кончая событиями сегодняшнего дня. Кубик внимательно слушал.
     -- Невезуха, -- пробормотал он. -- Надо же им было встретиться!
     Родька злорадно улыбнулся.
     -- А  этот покупатель здорово тебя  описал:  маленький  такой, говорит,
квадратный и кривоногий.
     Кубику это очень не понравилось.
     -- Еще что он говорил?
     -- "Я, --  говорит, -- этого жулика  за километр узнаю". Он и в милиции
все рассказал. Злой на тебя, как черт.
     -- А ты-то чего скалишься?
     -- Я  ничего. Только  придется тебе отсюда валить. В  городе  теперь не
покажешься.
     -- Ну уж дудки! Здесь  безопаснее всего. До холодов поживу. Потом денег
добудем и рванем с тобой куда-нибудь в Сочи. Или в Крым. Лафа!
     Родька отвернулся.
     -- Ты что  же это -- на попятный? -- Кубик схватил Родьку длинной своей
клешнястой рукой за плечо, повернул к себе.
     --  Зря я с тобой  связался, Кубик.  Катился бы ты отсюда поскорее,  --
тихо  ответил Родька. -- У  мамы после той истории сердце стало болеть. Отец
работу,  квартиру  бросил,  сюда  перевелся  из-за  меня.  И   ребята  здесь
подходящие.
     -- Эх,  ты! -- Кубик презрительно  сплюнул.  -- Маменькин сыночек! Нюни
распустил -- ребята, мамочка, папочка! А кого я в колонии от темной спас?
     -- Ну меня, -- вяло отозвался Родька.
     -- То-то же!  Что ты себя с этими мальками, салажатами равняешь! Ты  же
настоящей жизни хлебнул! Ты же отчаянный. Садись, закурим.
     Кубик  уселся  на траву, вытащил сигареты,  протянул  Родьке. Закурили.
Кубик о чем-то сосредоточенно думал.
     -- Вот что, -- сказал он, -- надо этих твоих шкетов покрепче привязать.
Они  и так уже на  крючке --  костюмчик-то вместе брали! Есть  у меня  идея.
Слушай.
     Кубик обнял Родьку  за  плечи и долго,  подробно растолковывал ему свой
план.  Родька слушал. Тошно ему было  и безнадежно. Одно он  понимал: просто
так Кубик от него не отвяжется. "Ну зачем, зачем я,  дубина,  рассказал ему,
куда мы переезжаем. Он никогда бы меня не нашел!"
     А Кубик все говорил и говорил.
     Родька глядел ему в переносицу,  на мясистый пористый нос,  на красные,
быстро  шевелящиеся  губы,  и  ему казалось, что  слова, которые он  слышит,
исходят не изо рта Кубика, а  откуда-то  со стороны, издалека и вливаются  в
него, как отрава -- вязкая, липкая.
     "Пропади ты  пропадом,--думал Родька, и ему  хотелось зареветь. -- Вали
хоть в Африку!"
     -- Понял? Все усек? -- спросил Кубик и встал. Родька кивнул.
     -- И обо  мне пока ни слова малькам! Завтра жратвы принеси. Оставишь не
в пещере, а здесь, в кустах.
     -- У тебя же деньги есть. Купил бы, -- осторожно отозвался Родька.
     --  То  деньги наши общие,  святые, на дело, -- торжественно проговорил
Кубик.
     Родька молча повернулся и понуро пошел прочь.
     "Святые! --усмехнулся он про себя.  -- Мне  сказал, что за сорок рублей
костюм продал, а парень говорил -- за шестьдесят".
     -- Но  гляди, Халва,  без фокусов, -- крикнул Кубик. -- Ты меня знаешь!
Мне терять нечего!
     Ярость захлестнула Родьку. Он  так  резко обернулся, что чуть  не упал.
Зубы его оскалились, лицо перекосилось.
     -- Ну ты, Кубик поганый! -- зловещим фальцетом выкрикнул он. -- Если ты
еще  хоть  раз... если  ты еще  разочек  назовешь  меня Халвой...  -- Родька
задыхался  от  бешенства,  --  или станешь грозить  -- гляди!  Ты  меня тоже
знаешь!
     На мгновение Кубик растерялся. Лицо вытянулось, поглупело. Но он быстро
пришел в себя, ласково улыбнулся.
     -- Ну, порох! Ну даешь! Я ж пошутил! Я ж  на  Кубика не обижаюсь, а чем
Халва хуже? Ну-ну, не буду, ей-богу, не буду! Не злись. Скорей приходи.
     Родька  двинулся  дальше.  Во рту  был противный вкус,  будто  он сосал
позеленевший пятак.
     -- Халва!--шептал Родька. -- Чтоб она пропала во всем мире, эта халва!
     Он медленно шел вниз по тропинке. Сквозь  редкие голубые стволы  грабов
виднелся город, весь  в зелени садов, с белыми, будто сложенными из кусочков
сахара-рафинада, домами, а дальше, до  самого горизонта застыла густая  синь
Каспийского моря.
     Потом все сделалось расплывчатым, неясным. Родька сошел с тропинки, сел
на землю, прислонившись к стволу дерева, закрыл глаза.
     И  замельтешили  картинки,  будто   какой-то  сумасшедший   киномеханик
склеивал кадры ленты как попало, путая конец, середину, начало...
     Вот  он, Виталька, тогда еще не Халва, не Родька,  летит  вдоль  берега
замерзшей широкой реки  Лиелупе на самодельном буере. Рядом отец -- сильный,
веселый. Шкот паруса
     намотан  на  руку в  дубленой желтой рукавице, другая рука на  румпеле.
Виталька  сидит  между  отцовских  колен,  ему  страшно  и  весело. Скорость
приличная.  Летит буер  на  трех коньках-полозах,  встречный  ветер выжимает
слезы  из глаз. Все лето  и осень возились они с отцом в сарае, пилили, шили
парус, ладили оснастку... Пожалуй, не было в  его,  Виталькиной, жизни  поры
счастливее. Чему он только не научился за те месяцы! Управляться с рубанком,
сверлом, обтачивать напильником зажатые в тиски стальные  пластины полозьев,
подрубать грубую парусину здоровенной матросской иглой, орудовать молотком и
отверткой. Научился распознавать и ценить разные сорта древесины. Липу -- на
полозья, она легко  принимает любую форму, не колется. Рябину -- на рукоятки
молотков -- пружинит, никогда не  отобьет  руки при ударе. Научился  шкуркой
наждачной бумаги  и осколком  стекла полировать высушенный  до звона, ровный
ствол сосенки -- будущую мачту.
     Да разве все перечислишь!
     Они с отцом ходили  счастливые, в штанах,  закапанных варом, с пахучими
стружками в волосах, с твердыми мозолями на ладонях.
     Мама улыбалась, шутливо поругивала:
     -- Поглядите на себя! Грязные, будто черти. И улыбка, как у лунатиков.
     --  Мы  и  голодные,  как  черти,  --  смеялся  отец.  --  Корми, мать,
мастеровых.
     Славное было время!
     А потом  случилась беда. Лиелупе  река  коварная  --  течение  сильное,
упругое, вода вихрится  воронками,  и потому  отец  никогда  не  выезжал  на
середину, держался только вдоль берега -- здесь лед был надежнее.
     И все-таки  промоина  подстерегала  их. Случилось  это  мгновенно. Буер
резко клю-
     нул  передним полозом,  и  сидящий впереди  Виталька очутился по  шею в
ледяной воде.
     Отец  успел  вскочить, выдернуть Витальку из  воды, он  отшвырнул его в
сторону, на крепкий лед и, оттолкнувшись от деревянной рамы, выпрыгнул сам.
     Он промок только до  пояса. Буер весь  ушел под воду и встал,  упершись
мачтой в переднюю кромку льда. Парус яростно трепетал на ветру.
     Все это произошло в считанные секунды.
     Отец подбежал к Витальке, схватил за руку, и они побежали со всех ног к
берегу.
     Прячась  от  ветра за  стенкой  запертой будки лодочной  станции,  отец
сорвал  с  Витальки  мокрое  пальто,  валенки,  полные  воды,  снял  с  себя
полушубок, укутал сына с головой, подхватил на руки и побежал.
     Когда они ввалились в дом,  отец дышал как запаленный конь -- километра
два он  бежал изо  всех сил.  Мамы  не было, она уехала в командировку. Отец
раздел  Витальку, растер  его водкой, обдирая жесткой ладонью кожу, укутал в
одеяло, напоил горячим чаем  с малиновым вареньем. В  общем, сделал все, что
мог. И  все-таки  Виталька  заболел.  На  него  навалилось  сразу  несколько
болезней -- ангина, бронхит, крупозное воспаление легких.
     Витальке несчетное  число  раз делали  разные уколы, он покорно  глотал
таблетки, и когда бы ни приходил в себя после
     горячечного  полусна, полузабытья, он видел  перед собой почерневшее от
бессонницы и горя лицо отца.
     Потом отца сменила мама.
     Поправлялся Виталька медленно и трудно. Но выкарабкался.
     Отца  словно подменили. Он  стал тихий, пришибленный какой-то. Виталька
однажды слышал, как мать говорила ему:
     -- Ну что казнишься! Ну случилось несчастье, с кем не бывает! Кончилось
ведь все хорошо. Ты погляди на себя -- тень, а не человек.
     --  Да, да...  Я ничего, ты  не волнуйся, -- бормотал  отец.  До  конца
учебного года оставался месяц, полторы четверти
     проболел Виталька, безнадежно отстал. На  семейном совете  было  решено
пропустить учебный год, отдохнуть как следует, набраться сил.
     Витальке снова предстояло идти в пятый класс.
     Но  пятый  класс  ему  довелось  кончать  в   колонии   для  малолетних
правонарушителей.
     Родька очнулся от своих  видений, сорвал травинку,  пожевал -- горькая.
Сплюнул. И снова стал вспоминать.
     В  тот  год весна  пришла рано.  Было очень тепло, и  в  Юрмалу хлынули
отдыхающие.
     Майори, Дзинтари, Дубулты наводнили веселые, пестрые толпы приезжих.
     Виталькины сверстники  еще учились,  и он  целыми днями одиноко  бродил
вдоль Рижского  залива  по  желтоватому плотному  песку  пляжа,  бесконечной
крутой дугой отделяющему Юрмалу от моря. Искал в зеленых валиках выброшенных
морем   водорослей  желтые  кусочки  янтаря  --  солнечного  камня.  В  этой
окаменевшей  древней  смоле попадались  удивительные вещи.  Виталька  больше
всего  дорожил  зеленоватым  прозрачным  янтарем,  внутри  которого   застыл
доисторический комарик. Он отполировал находку и постоянно носил в кармане.
     Камень был теплый, словно живой. Но Витальке было смертельно скучно.
     И когда он познакомился с Кубиком и его компанией, обрадовался и ожил.
     Вернее, познакомился -- не то слово, знал он этого Кубика давно, знал и
побаивался.  Водился Кубик с местной шпаной, из седьмого класса его выгнали,
и два года он где-то пропадал. Поговаривали, что Кубик побывал в  колонии, и
в ореоле этих  слухов  кривоногий, плотный коротышка  Кубик (его  еще  звали
"Кубик на колесах") казался фигурой таинственной, опасной и романтической.
     Он  верховодил  шумной,  нахальной  компанией  мальчишек,  вечно  жевал
жвачку, выменянную у иностранных туристов, прилично играл  на гитаре и очень
ловко метал большой складной нож. Без промаха попадал в ствол дерева шагов с
пятнадцати.
     Компания Кубика задирала прохожих,  распевала  под  гитару,  резалась в
карты на  пляже и побаивалась  одного только Юргиса  Калныня  -- участкового
милиционера. Неторопливый, медлительный Калнынь отбирал карты, спокойно рвал
их в клочки, говорил одно слово:
     -- Уймись!
     Кубик  угодливо  улыбался, давал всяческие обещания, но униматься  и не
собирался.
     Когда Калнынь отходил, лицо Кубика перекашивалось от злости, и он шипел
вслед:
     -- Мент проклятый! Погоди у меня, доходишься!
     И длинно цвикал слюной сквозь зубы. На Витальку ни Кубик, ни его дружки
не обращали внимания, не снисходили.
     Но за  время  болезни Виталька здорово повзрослел и вытянулся, он  стал
выше  Кубика на полголовы и свято уверовал в истину, вычитанную  в  какой-то
книжке:  там герой  говорит, что  когда человек  ходит,  то  растет  в  одну
сторону, а когда лежит, то в две.
     Виталька  отлежал  два  с  половиной месяца  и блестяще подтвердил  эту
теорию.
     Однажды он шел вырезать  себе удилище и в зарослях над пляжем наткнулся
на компанию Кубика. Они сидели в  кружок, играли  в карты.  На  траве лежали
деньги.
     Кубик  увидел  Витальку, затянулся  сигаретой, выпустил красивое кольцо
дыма.
     -- Ну, что бродишь, утопленник, --  весело сказал он, -- садись с нами,
метни карту.
     Виталька смущенно улыбнулся.
     -- Не умею, -- сказал он.
     -- Садись, научим, плевое дело, -- ответил Кубик. -- Деньги есть?
     Виталька запустил руку в карман, нащупал рубль, позвенел мелочью.
     Научиться играть в "двадцать одно", в  очко, оказалось  нетрудно. И тут
неожиданно  для самого Витальки выяснилось, что он  человек  очень азартный.
Ощущение, когда  он  брал карту, складывал  очки,  было  настолько  острым и
необычным,  что  у  Витальки  руки  дрожали.  И  не  от  жадности,  нет,  от
возбуждения. Он  с  таким же азартом играл бы на  спички  или  на щелчки, но
здесь играли на деньги,  и  Виталька  свой рубль  с  мелочью просадил  очень
быстро.
     -- Все? -- спросил Кубик. -- Пустой? Отвали.
     И снова стал сдавать карты. Витальку он уже не замечал. А у того просто
руки чесались еще разок испытать свою удачу.
     -- Сейчас, сейчас, --  проговорил  он, -- сейчас принесу, только  домой
сбегаю.
     -- Вот!  Это по-нашему! А ты, оказывается, заводной! -- похвалил Кубик.
-- Возвращайся быстрей.
     Виталька  кинулся домой,  открыл жестяную коробку  из-под леденцов, где
хранил  все  свои  накопленные  на  спиннинг  деньги  --  двенадцать  рублей
восемьдесят копеек, зажал их в потном кулаке и побежал обратно.
     Когда он вернулся,  в кустах чинилась  расправа. Кубик сидел  верхом на
груди длинного сутулого мальчишки по
     имени Валдас  и методично отвешивал  ему пощечины. Валдас  ревел, но не
сопротивлялся.
     -- Не садись без денег, не садись! -- приговаривал Кубик. -- На холяву1
проехаться хочешь! Не садись!
     Остальные равнодушно  наблюдали за расправой. Потом  он спокойно слез с
Валдаса, сказал:
     -- Поехали дальше.
     И стал сдавать карты.
     Валдас  встал,   шмыгнул  носом,  размазал  по   своей  длинной  унылой
физиономии слезы и уселся  рядом  с  Кубиком.  Тот  покосился  на  него,  но
промолчал. Потом заметил Витальку. Обрадовался.
     -- А-а-а! Пришел? Садись, садись, дорогой! Бери картинку.
     Везло в тот день Витальке необычайно. Через час он выиграл двадцать три
рубля. Двенадцать  восемьдесят  плюс двадцать три!  Неслыханная сумма  денег
шуршала в его карманах. Но он все еще не верил, что это всерьез.
     -- Ребята, -- сказал  он сконфуженно, -- не  надо мне. Вы заберите, кто
сколько проиграл.
     -- Чего-о? --  Кубик  вылупил глаза.  -- Шутки шутишь? Ты у меня гляди.
Карточный долг -- долг чести. Запомни!
     Три дня не ходил Виталька к Кубику. Дурные деньги  жгли карманы. Но так
тянуло, так тянуло снова испытать остроту риска и сладость  удачи, победы. И
он снова пошел. И проиграл все до копейки. Нормальное дело.
     Кубик  охотно дал в долг. Через неделю Виталька не мог спать  от ужаса,
метался  и не находил выхода -- он  был должен Кубику тридцать  два рубля. И
достать их было негде.
     В воскресенье  отец с мамой  уехали в Ригу,  Виталька  сидел дома один.
Пришел Кубик.
     -- Айда на пляж, -- пригласил он.
     -- Слушай, Кубик, у меня... у меня денег нет, не могу я долг отдать.
     -- А-а, делов-то! -- беспечно отмахнулся Кубик. -- Отработаешь.
     -- Как?
     -- Пойдем на пляж -- покажу.
     1 На холяву (жаргон.) --даром, бесплатно, на чужой счет.
     Это оказалось очень  легко -- отработать.  Кубик долго бродил по пляжу.
Беспечно посвистывал, курил, бесцеремонно перешагивал через распластанные на
теплом песке тела.
     Тысяча людей блаженно  жмурились,  ловили бледной своей кожей солнечные
лучи, подставляли спины и животы, впитывали живительные "ультрафиолетики".
     Кряжистая   фигура  Кубика  выгодно  отличалась   от  остальных  густой
загорелостью.
     Он что-то высмотрел, подошел к своей молчаливой компании.
     -- Ты, -- ткнул он пальцем  в грудь  Витальки,  -- и  ты,  --  в  грудь
Валдаса, -- пошли.
     Валдас вскочил.
     -- Куда? -- спросил Виталька.
     -- Пошли, -- сказал Кубик, -- поборетесь. Погляжу, кто кого. Матч века:
Утопленник с Фитилем.
     Он  бесцеремонно схватил  Витальку за руку,  протащил  вперед. Виталька
ничего не понимал.
     Валдас  покорно плелся сзади, загребал  косолапыми ногами песок.  Кубик
подтолкнул его к Витальке.
     -- Давай, -- приказал он.
     И неуклюжий Валдас неожиданно резко прыгнул  на  Витальку, сбил  его на
песок.
     Виталька разозлился.
     Валдас  пыхтел,  жарко  дышал ему в лицо, и было  ясно, что зубы он  не
чистил давно.
     Виталька вывернулся из-под него, и тут навалился Кубик.
     Клубком покатились по песку, поднимая чьи-то полотенца, подстилки.
     Возмущенно кричала толстая белокурая женщина, кто-то стал разнимать их.
     -- Куликаны! Места фам малло!--кричала женщина-латышка. -- Итите прочь!
Фыпороть фас нато!
     Виталька поднялся  и обнаружил, что Кубик и  Валдас куда-то исчезли. Он
извинился. Женщина не ответила, она аккуратно раскладывала на песке  широкое
махровое полотенце.
     -- Ухоти, ухоти, малшик, -- сказала она и легла на полотенце, прилепила
на нос кусочек газеты. -- Не заслоняй мне солнца.
     -- Извините, -- пробормотал  Виталька. Тетка  ему  не  понравилась. Она
была круглая, как любительская колбаса. Он подошел к своей одежде, сгреб ее,
недоуменно оглянулся.
     Из-за кустов на высокой предпляжной гряде выглядывал Кубик, рукой манил
к себе. Рядом маячил Валдас. Виталька взобрался к ним.
     -- Быстро по  домам, -- скомандовал Кубик,  --  считай, что мы с  тобой
наполовину в расчете. -- Он хлопнул Витальку по плечу.
     -- Не понимаю, -- прошептал тот. Валдас хихикнул.
     -- Не  понимает!--обрадовался  Кубик. -- Он дите!  А это видел?  --  Он
протянул ладонь. На ней лежали круглые блестящие часики с браслетом.
     -- Золотые.  Везучий ты парень, -- сказал Кубик. -- На сегодня все. Дуй
домой и на пляже два дня не появляйся.
     Родька медленно поднялся. Неторопливо пошел вниз, к городу. Сколько раз
потом он вспоминал эту сцену  на пляже в Дзинтари! Бессонными ночами,  после
мучительного,  стыдного  разговора  со следователем,  после суда, встречи  с
заплаканной   мамой,   растерянным    отцом,    водворения    в    ВТК    --
воспитательно-трудовую  колонию  --  он  вспоминал  первое  свое  участие  в
воровстве.
     Нельзя сказать,  что  он  не сопротивлялся.  Он перестал встречаться  с
компанией  Кубика,  прятался  от  него.   Но  куда  спрячешься  в  маленьком
городишке? И он все еще находился в кабале. Он был должником.
     А потом рано-рано утром, когда родители только  ушли на  работу, явился
Кубик, притащил два лоснящихся тугих чемодана и попросил  спрятать их  в том
самом сарае, где они с отцом с таким упоением мастерили буер.
     -- Ты не дергайся! -- утешил Кубик. --  Ты их прихонырь, чтоб никто  не
увидел. Через неделю заберу. И долга  не будет, прощу. И считай, что  у тебя
есть десятка. Сыграем?
     Виталька  и не  помнил,  как  сел играть.  И  снова  сделался должником
Кубика.
     -- Ерунда, --утешил его  тот, -- отработаешь. -- Он ругнулся. -- Вокруг
фраеров -- глаза разбегаются.
     Кубик тогда  долго сидел у Витальки, опустошил  почти весь холодильник,
ел много и жадно. Виталька молча угощал его.
     А Кубик разглагольствовал.
     -- Погоди, --  говорил он, -- еще одно дельце -- и мы махнем с тобой на
юг.  Красотища! Едой надо  запастись.  Поможешь. Я  с этой местной шантрапой
знаться не хочу. Тебе доверяю. Все вдвоем сделаем.
     Виталька молчал. Ходу назад не было... А потом он стал... Халвой.



     К глухой стене пятиэтажного дома прилепилась легкомысленная пристроечка
из  гофрированной  розовой пластмассы. Внутри  стояло несколько столиков для
любителей мороженого, в дальнем конце был буфет. Торговали в  этом заведении
чем угодно: от мороженого и сластей до банок с кильками пряного посола.
     Ночи стояли теплые, Виталька спал на открытой террасе, и поэтому, когда
явился Кубик, посвистел тихонько, Витальке оставалось только перелезть через
балюстраду с  точеными балясинами и прыгнуть  метров  с двух на мягкую землю
клумбы.
     Городок спал.  Кубик нес под  мышкой  тугой сверток, держался поближе к
стенкам  домов.  Фонари  светили  вполнакала.  Зато  полная  луна сияла, как
прожектор.
     -- Обрадовалась, дура, вылупилась, -- шепотом ругался Кубик.
     -- Кто? -- не понял Виталька.
     --  Кто,  кто!  Луна! Хоть бы  ее  тучей занавесило, что  ли, -- ворчал
Кубик.
     Как   ни  напряжен  был  Виталька,  как  ни  боялся,  но  не  выдержал,
расхохотался.  И тут же Кубик тяжело  и резко треснул его кулаком по  спине,
дыхание пресеклось.
     -- Тише ты, болван! -- прошипел Кубик. -- Развеселилась деточка!
     На пластмассовой двери висел здоровенный новенький замок.
     Все произошло до удивления просто. Кубик развернул свой  сверток -- это
был  вещевой  мешок,  вынул  коротенький  ломик  -- гвоздодер,  с  негромким
скрежетом вывернул петлю, отворил дверь,  быстро втащил за  собой Витальку и
сразу же
     защелкнул дверь на щеколду. Потом Кубик включил фонарь. Они  находились
в  тесной  кладовке.  Вокруг  громоздились консервные  банки,  висели  палки
колбас, друг на  друге лежало несколько больших кругов сыра,  в ящике стояли
две бутылки шампанского.
     Кубик стал  проворно набивать  всем этим добром мешок. Несколько раз он
высыпал  все  из  мешка,  заполнял  его  новыми,  лучшими,  на  его  взгляд,
консервами, совал плитки шоколада. Повертел в руках две бутылки шампанского,
с сожалением сказал:
     --  Тяжеленные, заразы! Да  и не  влезут!  Ладно! Одну  здесь разопьем,
другую в руках понесешь.
     Кубик  стал  на  ящик,  ловко  сорвал  фольгу  и проволоку с  горлышка,
бесшумно откупорил шампанское -- только дымок из горлышка пошел.
     -- Будешь? -- спросил он Витальку.
     -- Нет, нет, не буду, -- пробормотал тот.
     -- Эх ты,  салажонок!  Гляди, как надо! -- Кубик  присосался к бутылке,
кадык на его толстой шее запрыгал вверх и вниз -- казалось, в горле у Кубика
ходит куриное яйцо. Виталька отвернулся -- было противно.
     Наконец Кубик с чмоканьем оторвал бутылку от губ. Он сидел и отдувался.
Глаза его блаженно маслились.
     -- Вот это житуха! -- проговорил он. -- Дураки  пусть работают.  Десять
минут -- и готово!
     Он хлопнул ладонью по раздувшемуся мешку, встал, легко вскинул мешок за
спину. "Ох и здоровенный же, бычина",-- подумал Виталька. Мальчишка понимал,
что они делают, понимал прекрасно, но было в этом столько новизны, остроты и
риска, что спина покрывалась пупырышками.
     -- А ты, -- приказал Кубик, -- бери бутылку и вот это. -- Он показал на
прямоугольник, завернутый в вощеную бумагу.
     -- А это что? -- Виталька колупнул пальцем лоснящуюся обертку.
     -- Халва. Вещь! Любимая моя еда. Пошли. Иди вперед.  Он распахнул дверь
и подтолкнул Витальку в спину.
     Ослепленный  ярким  светом,  Виталька сделал  шаг  и  застыл.  Рот  его
приоткрылся. Вид у него был такой глупо-изумленный, что вокруг захохотали.
     -- Ну вот и халва с шампанским пожаловали, -- проговорил чей-то веселый
голос. -- Картина называется "Не ждали".
     Виталька сквозь слепящий свет фар милицейской машины
     разглядел прямо  перед собой молодого милицейского  лейтенанта. За  ним
стояли еще несколько человек.
     Кубик метнулся назад, захлопнул дверь, щелкнул засовом.
     Витальку отвели в сторону, лейтенант подошел к двери.
     -- Дуралей ты, Кубик, -- негромко сказал он. -- Давай-ка выходи сам, не
будем портить народное имущество -- дверь, она тоже денег стоит.
     В ларьке раздался  глухой  рокот,  звяканье, потом  дверь отворилась  и
вышел Кубик, туго свернутый пустой мешок он держал под мышкой.
     -- Ну, молодец!  --  восхитился  лейтенант.  -- Успел? -- Он заглянул в
кладовку. -- Что ж ты их грудой вывалил? Сложил бы хоть.
     Глаза Кубика затравленно  бегали.  Ноги его согнулись, руки висели ниже
колен. Удивительно он был похож в этот момент на обезьяну.
     Вдруг он оскалился и метнулся к Витальке.
     Лейтенант молниеносно перехватил его правую руку, завернул ее за спину.
     Кубик застонал от боли, опустился на колени.
     -- Это ты, гаденыш! -- хрипел он. -- Ты донес.
     -- Я же говорил, Кубик,  что ты дурак, -- спокойно  произнес лейтенант.
-- Слыхал о таком: электрическая сигнализация? Так вот, не успели вы открыть
дверь, как сигнализация сработала. Мы уже давненько поджидаем вашего выхода.
Да вы что-то там завозились.
     Лейтенант отпустил Кубика, тот медленно  поднялся, машинально  отряхнул
брюки. Лейтенант заглянул в кладовку.
     -- Э! Да вы тут шампанское распивали! -- воскликнул он. -- Ну, молодцы!
Шампанское! Халва! Шоколад!  Губа у вас не  дура. Ишь,  аристократы!  --  Он
подозвал  пожилого  сержанта, приказал: -- Этих  голубчиков в  машину -- и в
отделение. Утром с понятыми и продавцом разберемся, чего не хватает.
     Потом была камера с толстой, обитой железом дверью  и  круглым глазком,
прорезанным в ней.
     Оглушенный всем происшедшим,  Виталька сгорбившись  сидел на деревянных
нарах, тупо глядя на дверь.
     В голове была звонкая пустота, от липкого, тяжелого страха поташнивало,
противно сосало под ложечкой.
     Кубика  держали в  другом  месте.  Сколько он  просидел  в  оцепенении,
Виталька  не знал. Очнулся от маминого голоса--  звенящего, тревожного. Мама
спрашивала:
     -- Где он? Где мой ребенок? Густой бас ответил насмешливо:
     -- Увидите сейчас своего ребеночка, любителя халвы.
     -- Какой халвы? При чем здесь халва? -- изумилась мама.
     -- Сейчас все узнаете, гражданка. Пожалуйста, пройдите сюда.
     Через  несколько  минут  лязгнул  замок,  дверь отворилась,  и Витальку
повели  по  длинному  коридору  в  комнату,  где  сидели  пожилой человек  в
коричневом костюме и мама. Это уже потом Виталька разглядел того человека. А
сначала он увидел маму, вернее ее глаза -- влажные, в пол-лица, испуганные и
недоумевающие.
     Он  воспринимал все происходящее как бы со  стороны, словно происходило
это не с ним, с кем-то посторонним, незнакомым совсем человеком.
     Этот незнакомец  глуповато улыбается, не знает, куда деть ставшие вдруг
совершенно лишними руки.
     Виталька что-то говорил, отвечал на  вопросы мужчины. Он говорил чистую
правду, у него просто не  было  ни сил, ни желания изворачиваться и  кривить
душой.  Виталька  пришел  в  себя,   только  услышав  голос  Кубика.  Сквозь
дымчато-молочную  пелену,   застилавшую  сознание,  он  услыхал,  как  Кубик
совершенно спокойно заявляет, что забрались они в ларек  только  потому, что
он, Виталька, обожает халву, просто жить без нее не может.
     -- Боже мой!  -- растерянно говорила  мама. -- При чем  здесь халва? Да
мой сын никогда ее не любил!
     --  Зачем же он тогда схватил  ее?  Целый  брусок? Ведь  верно  говорю,
гражданин начальник?
     Кубик ерзал на стуле -- весь воплощенная невинность и раскаянье.
     Виталька  медленно  провел рукой по лицу, будто снимая липкую  паутину,
поглядел  на   Кубика.  Что  он  говорит?  Обычно  неподвижное  лицо  Кубика
удивительно  преобразилось  --  оно негодовало, глядело с подобострастием на
следователя,  с  гневом на Витальку  и  в  то  же  время  успевало  Витальке
подмигнуть -- мол, не будь дураком, слушай, о чем я говорю, и соглашайся.
     --  Халвы, говорит, хочу, -- слышал Виталька  веселый голос Кубика,  --
пойдем,  говорит, ломанем лабаз,  без халвы,  говорит, не  могу,  а дома  не
покупают. Я говорю: да брось ты. ..
     Дальше Виталька  не слышал. Темная, вязкая  волна ненависти захлестнула
его, он  в  длинном упругом прыжке  бросился на  Кубика,  сшиб его со стула,
вцепился в мягкое,  резиновое лицо. Он не помнил, как  верещал Кубик, как  с
трудом растащили их. Единственное, что запомнилось,-- вопль Кубика.
     --  Видали?! Видали?!  Псих он.  Псих  ненормальный! Халва проклятая! У
него и прозвище такое -- Халва! Кого хотите спросите.



     А  потом  накатил  кошмар.  Виталька   видел  все  обрывками,  нечетко,
расплывчато.
     Был обыск  дома, понятые-соседи,  смущенные, неразговорчивые. Застывшее
лицо мамы, отец -- суетливый и несчастный.
     И  были те  самые лоснящиеся чемоданы, которые принес и спрятал в сарай
Кубик.
     Молодой,  насмешливый  лейтенант   удивленно  вздернул  брови  и  сразу
посерьезнел.
     -- Вот они где,  голубчики, -- сказал он  и похлопал чемоданы по пухлым
бокам, -- а мы-то с ног сбились.
     --  Откуда они у нас?  --  изумилась  мама.  Отец  глядел на чемоданы с
ужасом.
     -- Действительно, откуда они? -- спросил у Витальки лейтенант.
     -- Кубик принес, -- равнодушно ответил Виталька. Надо было видеть,  что
сделалось с Кубиком. Он побагровел, заметался, завизжал не своим голосом:
     --  Видали гадюку! Сперва  из-за его  проклятой  халвы ларек ломали,  а
теперь чемоданы на меня вешает! Ворюга!
     -- Ах, Кубик, Кубик, -- тихо, укоризненно произнес лейтенант,--ну зачем
же так  волноваться.  Ведь на ручке и  на  двери  туристского  автобуса,  из
которого унесены эти  чемоданы, масса отпечатков пальцев. На чемоданах  тоже
есть на-
     верняка--они ведь лакированные.  Сравним  твои пальчики, Виталькины,  и
все станет ясно. И не кричи так громко, не надрывайся.
     Было следствие, был суд. И все это время Виталька чувствовал, что он --
это  не он.  Видел  себя  будто  со  стороны  -- стриженого,  оцепенелого, с
деревянными скованными движениями,  а чаще и вовсе неподвижным. Сидит тощий,
сгорбившийся мальчишка, уставясь в одну точку, и часами молчит.
     На  суде в зал не глядел. Не мог  он видеть  измученные лица родителей,
любопытные  глаза   знакомых.  Приговор  был   такой:   год   пребывания   в
воспитательно-трудовой колонии. Кубик получил три года. Ему было шестнадцать
лет, и  значит,  предстояло  Кубику  отбыть  до  восемнадцати в колонии  для
несовершеннолетних, а  потом  еще год в  исправительно-трудовой  колонии для
взрослых.
     Виталька  и Кубик  попали в  одну колонию.  В  разные  только отряды. В
первую же  неделю Кубик зверски избил Витальку. И попал в штрафной изолятор,
а Виталька -- в санчасть.
     Витальку поташнивало, голова кружилась,  ныли  ссадины на лице,  и было
так тошно, что и не скажешь. Витальке не хотелось жить.
     Через  несколько  дней его  выписали, и  Виталька твердо решил,  что  в
другой раз он так  просто Кубику не дастся, защищаться будет  всем,  что под
руку попадется, способами дозволенными и недозволенными.
     Но другого  раза не случилось. Начальник колонии вызвал к себе Кубика и
объяснил  ему  просто и доступно, что в следующий  раз  отдаст его под суд и
Кубик схлопочет еще год или два за хулиганство.
     И Кубик присмирел, стал как шелковый. Правда, он поглядывал на Витальку
волком, шипел иногда при встречах:
     -- Гляди, Халва, еще не вечер! Котлету сделаю, попомни!
     И Кубик медленно отходил, улыбаясь многозначительно и зловеще.
     Виталька каждый раз вздрагивал,  услышав ненавистное прозвище Халва, но
поделать ничего не мог -- с  легкой руки Кубика  прозвище прилепилось к нему
прочно. Особенно  после  того,  как он пару раз подрался  из-за него.  А вот
этого
     уже  делать   совсем   не   следовало.   Теперь  Виталька  стал  Халвой
окончательно и бесповоротно.
     Кубик только ухмылялся, видя, как тот злится.
     Но однажды,  когда  Кубик вошел  в  столярную мастерскую,  где Виталька
трудился  над очередной табуреткой, и  при  всех мальчишках стал  объяснять,
какое  очередное  мясное  блюдо  он сделает  из Витальки,  терпение  у  того
лопнуло.  Он схватил увесистую ножку табуретки,  шагнул к  Кубику  и  звонко
крикнул:
     -- Пальцем тронешь -- убью! Убью как собаку, Кубик вонючий!
     Кубик  отпрянул.  Поглядел  в  выцветшие  от  ненависти,  почти   белые
Виталькины глаза и поверил. Отступил еще на шаг.
     Но  вокруг  стояли мальчишки и  внимательно наблюдали за  этой  сценой.
Кубик огляделся. Очень многое решалось в эти мгновения.
     -- Ну ты, малек! -- крикнул он. -- Просишь? Забыл, как я тебя метелил?
     -- Больше не будешь, -- твердо ответил Виталька.
     -- Допрыгаешься! -- кинул Кубик и пошел к выходу.
     На  пороге  оглянулся, увидел насмешливые  лица  мальчишек и понял, что
проиграл. Позорно проиграл. А  Виталька понял, что с этого момента  приобрел
смертельного врага -- хитрого, злобного и жестокого.
     Но  он  несколько  преувеличил  опасность. Выяснилось,  что  уязвленное
самолюбие и гордость у Кубика на втором месте, на первом -- желудок.
     Виталька понял это, когда получил первую посылку из дому.
     Нельзя сказать,  что в  колонии плохо  кормили, еды  было достаточно --
простой,  сытной, но довольно однообразной. И когда Витальке  пришла посылка
со всяческими  домашними вкусностями и он стал угощать  ими ребят,  Кубик не
выдержал, дрогнул. Он подошел к Витальке, выдавил улыбку и протянул руку.
     -- Чего уж там! -- сказал он. -- Чего  грыземся-то? Земляки ведь. Давай
пять.
     Виталька  онемел от  неожиданности.  Он  настороженно  оглядел  Кубика,
неуверенно  подал руку. Он ждал подвоха. Но Кубик уселся рядом, обнял его за
плечи и зашептал:
     -- Слушай, ты ошалел? Чего ты все раздаешь этим гаврикам. Нам тут двоим
еле-еле хватит.
     Виталька удивленно поглядел на Кубика и усмехнулся.
     -- Ну, ты даешь, Кубик! Ну, ты тип!
     --  Чего лыбишься,  --  мрачно отозвался  Кубик, --  тебе хорошо,  тебя
родители не  забудут, а  мой старик  давно от меня  отказался.  Фигу он  мне
пришлет с маслом, а не копченую колбасу. Ему самому на выпивку не хватает.
     Виталька смутился.
     -- Да бери, пожалуйста, угощайся. Что мне, жалко!
     --  Вот  это  правильно!  С  товарищем надо  делиться!  --сказал Кубик,
набивая карманы печеньем и конфетами. -- А кто шакалить будет -- гони в шею.
Говори: нам с корешем самим мало. А халвы не прислали?
     Виталька вскочил как ужаленный.
     -- Че ты, че ты! -- забормотал Кубик. -- Я ж просто так спросил. Ужасно
я ее, понимаешь, люблю, халву.
     -- А меня от нее тошнит, -- отрезал Виталька. -- Пошел вон!
     -- Да ладно тебе... да  брось! --  Кубик  торопливо сунул в  карман еще
одну горсть конфет и ушел.
     Вот  как Виталька избавился от кровного врага. По крайней мере, так ему
тогда показалось.
     Жизнь  в  колонии  была  поначалу  очень  нелегкой.  Каждый час  строго
расписан, заполнен плотно, по-деловому.
     Учиться Витальке было  легко, ведь он снова пошел в пятый класс. Но вот
работать и учиться с непривычки было тяжело.
     Виталька работал в столярке -- там делали табуретки,  подвесные книжные
полки, ребята постарше мастерили столы, тумбочки.
     С какой же благодарностью вспоминал он уроки отца, постройку буера!
     --  А  у тебя,  парень,  руки-то  вставлены тем концом,  что  надо!  --
удивился  мастер,  разглядывая первую Виталькину  табуретку,  после того как
грохнул  ею об пол и она не развалилась. Это у него был такой метод проверки
первой продукции своих учеников. У  иного и пятая и десятая разваливались, и
мастер не успокаивался, пока не добивался нужной прочности.
     Кубика он доводил до белого каления.
     -- Эх ты! На тебе пахать можно, а  руки  что  крюки, -- говорил мастер,
пиная ногой обломки очередной Кубиковой поделки.
     --  Ну дождется старый хрыч,  ну дождется,  -- шептал Кубик трясущимися
губами, -- он дождется, что я ему о башку эту проклятую табуретку разломаю.
     Мальчишки смеялись. Кубик заходился от злости, раздавал затрещины. Тем,
кто побезобиднее, конечно.
     Но вообще-то безобидных было немного, ребята собрались здесь отчаянные,
повидавшие в жизни такое, о чем Виталька и слыхом не слыхивал.
     Днем с  мальчишками занимались  учителя,  воспитатели,  мастера,  а  по
вечерам  в  спальне  начинались  разговоры  по  душам. Большинству  лихих  и
отчаянных  историй  Виталька  не  верил,  был  у него  хоть  и небольшой, но
достаточно  горький опыт, и все  же... все же что-то оседало в  душе, что-то
оставалось.  ..  И многое из того, что  раньше  казалось ему  невозможным  и
стыдным, теперь таким уже не казалось.
     Родители часто писали,  несколько раз приезжали  в дни, разрешенные для
посещений. Виталька и ждал этих дней, ждал жадно и... тяготился ими.
     У  отца  были  такие  глаза, будто  он  в чем-то  крепко  виноват перед
Виталькой, а маме все казалось, что ее сына обижают.
     А он  очень повзрослел  за последние  месяцы. И внутренне  и внешне  --
сильно вытянулся, раздался в плечах  и выглядел  в своем черном комбинезоне,
подпоясанном широким ремнем, в белой парадной рубашке с отложным воротничком
почти юношей.
     -- Ну что  ты,  мама, так переживаешь,  -- говорил  Виталька, --  учусь
хорошо,  сыт,  здоров.  Сперва трудно было,  а сейчас втянулся. Гляди, какие
мозоли, -- он с гордостью показывал ладони.
     -- В тринадцать лет --  мозоли,  -- шептала  мама,  --  сыночек  ты мой
бедненький!
     -- Это вы зря, -- заметил случившийся поблизости воспитатель, немолодой
уже дядька, к  которому ребята относились уважительно, -- мозоли  еще никому
вреда не приносили.  А  вообще-то парень он у вас хороший. Если не сорвется,
будем ходатайствовать о досрочном освобождении.
     Мама задохнулась от  радости, так горячо стала благодарить воспитателя,
что тот смутился, попрощался и поспешно ушел.
     -- Вот  хороший, замечательный человек, -- говорила  мама, --  Виталик,
сынок, если тебя станут обижать эти уголовники, беги сразу к нему!
     -- Мама! Что ты говоришь? Да за такие дела... -- Виталька покраснел.
     -- Действительно, мать, зря ты это, --- пробормотал отец.
     -- Ну хорошо, хорошо, может быть, я не понимаю чего-нибудь! Но сынок, я
тебя умоляю -- веди себя хорошо. Не сорвись, не сорвись, ради бога!
     И Виталька старался изо всех сил.
     Но  все  же  был  один  случай,  который  едва не перечеркнул  все  его
старания.
     Существовала в  колонии  одна компания,  которая  держалась  особняком.
Вечно  они  о   чем-то   шушукались,  запугивали  новичков,  многих  нещадно
эксплуатировали,  заставляли  делать  за  себя  самые  неприятные  работы. И
новички  безропотно   убирали  вместо  них  помещения,  прибирали  верстаки,
затачивали  инструменты,   заправляли  койки.  Мальчишки   таких  презирали,
называли "шестерками".
     Верховодил  этой  компанией  невысокий,  хрупкий  мальчишка по  фамилии
Моргулис. Глядя  на  его красивое,  тонкое лицо, на чистые синие глаза -- не
глаза, а очи, опушенные густыми длинными ресницами, -- никому в голову бы не
пришло, что  это  воплощение  невинности  способно на  какую-нибудь гадость.
Просто ангел небесный.
     Но это  был самый зловредный  парень  во  всей колонии. Ему  доставляло
сладостное  удовольствие  унижать самых безответных, растерянных свалившейся
на них бедой ребят.
     Виталька Моргулиса терпеть не мог. И чувство это было взаимным.
     Виталька был в колонии  уже полгода и считался старожилом, когда в  его
спальне  появился   тихий  деревенский  парнишка,  которого  сразу  прозвали
Химиком.
     Дело  в  том,  что он бредил  химией,  чудом  химических превращений  и
опытов,  и  один  из  них окончился  плачевно  --  в сарае,  где  проводился
очередной  химический эксперимент, раздался взрыв.  Химику опалило волосы, а
сарай загорелся.
     Был сильный  ветер, огонь перекинулся на  дом соседа. Погасить  дом  не
сумели, и Химик попал в колонию.
     И вот к этому парнишке явились Моргулис и его друг-телохранитель Борька
Коряга.  Они пребывали  в  развеселом  настроении  и  пришли  развлечься  --
"окрестить" новичка.
     Моргулис  вытянул Химика ремнем  по спине, Коряга --  тоже.  Но  парень
мгновенно вскочил и двинул Моргулиса в ухо. Виталька от души отвесил оплеуху
тупице и прихлебателю Коряге, и они вдвоем мгновенно  выкинули  ошеломленных
весельчаков за дверь.
     -- Будет тебе, Халва, темная, -- заявил тогда Моргулис во всеуслышание.
     -- Не будет. Только попробуй, ноги переломаю. Тебе. Лично, --  вмешался
вдруг Кубик.
     В этот день Виталька получил из дому посылку.
     И  тогда Моргулис сделал подлость, после которой  вся колония  объявила
ему бойкот. Он заставил одного из самых своих запуганных прихлебателей пойти
к начальнику  лагеря и  сказать, что Виталька и  Химик ни  за что ни про что
избили его, Моргулиса.
     Вызвали  Витальку,  он  все  рассказал,  как  было,  Химик  подтвердил,
подтвердили и  другие ребята.  А от  Моргулиса отвернулись  даже его дружки,
даже верный Коряга. И  остался  Моргулис  один, а хуже этого  ничего быть не
может.
     Незадолго  до  освобождения  (на  целых  четыре  месяца  раньше  срока)
Виталька узнал,  что отец  получил назначение  в далекий город на Каспии. На
конверте   стоял  незнакомый  адрес,  адрес  его  будущего   дома.  Виталька
догадывался,  что  родители  переехали  туда из-за  него, и  хоть  жаль было
расставаться  с  родными местами, Виталька  был рад.  Уж очень  тяжело  было
возвращаться туда, где об его истории знали все от мала до велика.
     --  Ну  вот, Кубик, -- сказал он, прочитав письмо,--больше  мы  с тобой
никогда не увидимся.
     -- Отчего это?
     -- Переехали мы. Родители уже там. Мама за мной приедет.
     -- Да где -- там?
     Виталька показал конверт с обратным адресом. Кубик присвистнул.
     -- Ничего себе махнули. Эх, и теплынь же там! Везуха тебе. У меня в тех
краях дружок живет. Крутой паренек.
     А  буквально за несколько  дней до  отъезда  Витальки в  лагере начался
переполох: Кубик сбежал. Был  конец месяца, за готовой  продукцией столярной
мастерской  колонии приехало сразу несколько  грузовиков,  и в одном из  них
среди тумбочек и столов  умудрился спрятаться Кубик. Но Витальку  это уже не
интересовало. Он рвался к новому дому, к родителям и новой жизни.



     На новом  месте  жизнь пошла правильная. Не  было  больше  Халвы,  даже
Виталька  остался  только  для  родителей.  Для  всех  остальных существовал
Родька, от фамилии Родин, -- ничего, в общем, обидного.
     И когда однажды под вечер, в сумерки, в тени густого  инжирового дерева
Родька увидел притаившегося человека и узнал в нем Кубика, показалось, будто
кто-то трахнул его по затылку палкой так, что в глазах потемнело.
     -- Здорово, парень, -- прошептал Кубик, -- узнал? Родька молчал.
     -- Да ты что, онемел? Или знаться не хочешь?
     -- Век  бы мне  тебя  не  видеть, -- пробормотал Родька, --  откуда  ты
взялся, как ты меня нашел?
     Кубик ухмыльнулся.
     --  Сам ведь адрес показывал. Я думал, ты рад будешь. Тон у  Кубика был
заискивающим, но в то же время почти
     неуловимая нахальная, насмешливая нотка проскальзывала в нем.
     Родька разозлился.
     -- Знаешь,  катился  бы  ты отсюда! --  сказал  он.  -- Не хочу  больше
никаких приключений и колонии больше не хочу. Сыт.
     -- Гонишь, значит? -- горько проговорил Кубик. -- А я-то надеялся... Ты
погляди на  меня. Загнали, как зверя. Розыск  объявлен, никуда  не сунешься.
Поесть хоть вынеси.
     Кубик был жалок. Оборванный, грязный, с голодным блеском  в  глазах, он
стоял перед Родькой, с тоской и надеждой вглядывался ему в лицо.
     Родька заколебался.
     --  Мне бы несколько  дней  отлежаться,  отдохнуть,  а потом я уйду, --
говорил Кубик.
     -- Ладно, -- решил Родька, -- эту ночь переспишь  у нас в сарае. Поесть
сейчас принесу. А  завтра отведу  тебя в  горы. Есть там  одна  пещера. Я ее
случайно нашел. По орехи ходил и нашел. Там и отлежишься.
     Рано  утром,  до  школы  Родька  отвел  Кубика  в  горы.  Тот  выглядел
отдохнувшим. И прежняя наглость вернулась к нему.
     -- Ну,  жратву мне сюда приносить будешь ты, -- сказал он. -- И еще мне
надо достать шмотки поприличнее.
     -- Где же я тебе их достану? -- удивился Родька.
     -- Ха,  делов-то. Сходи на  пляж. Помнишь, как у пижонов  вещи  в песок
закапывали? Раз плюнуть.
     -- Вот сам иди и закапывай, -- отрезал Родька.
     --  Чудак человек! Да меня  в  этих  лохмотьях первый же мент  заметет.
Небось у них во  всех отделениях  моя вывеска известна. А  меня заметут -- и
про тебя все узнают, усек?
     -- Ах ты... ах ты подлец! Вот ты как заговорил? Запугиваешь?
     -- Что ты, Виталька, что ты! Ей-богу, достанешь одежку -- и только меня
и видели. Уйду. Я ведь не только о себе, о тебе тоже беспокоюсь.
     -- Благодетель, -- процедил Родька, -- чтоб ты провалился!
     -- И  провалюсь, Виталик, и провалюсь! К Черному  морю подамся.  В Сочи
куда-нибудь. Хочешь со мной?
     -- Иди ты к чертям!
     Родька лихорадочно думал. Он был в  смятении.  Он чувствовал, что Кубик
загнал его в  угол. Ни за  что на свете Родька не хотел, чтобы новые друзья,
весь класс, Таир с Володькой узнали о том, что' он бывший вор.
     -- Ладно, Кубик, я тебе помогу. Но поклянись, что ты сразу же уберешься
отсюда.
     -- Виталик, кореш! Клянусь! Век свободы не видать!
     -- Ну, гляди!
     И  снова началась  для Родьки  постылая двойная жизнь. Когда  после той
истории  с джинсовым костюмом он узнал, что  Кубик не ушел, а костюм продал,
то понял, что влип окончательно, попался на крючок.
     Кубик  теперь  выглядел  вполне  прилично.  Он  купил себе  трикотажный
спортивный костюм, кеды -- ну просто прелесть: турист, который обожает горы.
     И с каждым днем Кубик наглел все больше.
     Вот тогда-то  Родька и  попросил маму поехать в Баку, удалить гланды. У
него  частенько  болело  горло,  не  раз  ему  предлагали  операцию,  но  он
отказывался. Теперь решился. Он  надеялся,  что  за  три дня его  отсутствия
голод прогонит Кубика из его  убежища. И он,  Родька,  избавится наконец  от
постылой и стыдной  зависимости. Избавится от страха. Не вышло. Кубику здесь
нравилось.
     Родька шел все медленнее. Наконец остановился.
     "А  ведь  дальше  будет все  хуже.  Ведь  он  уверен, что прижал меня к
стенке. Да так оно и есть, -- думал Родька, -- но ведь это Кубик.  Он только
тогда страшный, когда  его боятся.  Он  ведь сам сейчас трясется, как овечий
хвост. Нет, надо кончать!"
     Родька повернулся и побежал в гору.  Он не  видел ни голубого грабового
леса, ни кустов орешника,  он даже тропинку потерял, он  шел напролом.  Шел,
бежал, задыхался, снова  шел. Ветки хлестали по  лицу, какой-то  сухой сук с
треском  разорвал  рубаху. И когда Родька выскочил на поляну перед  пещерой,
выглядел  он, очевидно,  настолько  дико,  что Кубик  оторопел. Странно,  но
Родька  отчетливо видел себя  со  стороны,  видел,  как  лениво покуривающий
Кубик,  безмятежно  лежащий на сочной траве, резко вскочил  и  уставился  на
него, будто увидел привидение.
     -- Случилось чего?
     Родька говорить не мог, он задыхался.
     -- Слу... случилось, -- прохрипел он.
     -- Ты их... Ты задержи их хоть на пять минут, понял?  Потом не  найдут.
Далеко они?
     Родька уже отдышался. Он глядел на мечущегося Кубика, на его трясущиеся
руки,  на  судорожные   бестолковые  движения  --  Кубик   зачем-то   топтал
давным-давно  прогоревший  костер,  рвал  траву,  забрасывал   черное  пятно
кострища, вдавливал пальцами в землю окурки и  бесконечно повторял одно и то
же:
     90
     -- Далеко они? Далеко?
     -- Далеко, -- сказал Родька.
     И, видно,  сказал  он  это  единственное слово с таким презрением,  что
Кубик  застыл  pi уставился  Родьке  в  лицо  цепким настороженным взглядом.
Зрачки его сузились, сделались величиной с булавочную головку.
     -- Ты зачем вернулся? -- Голос Кубика был тусклый, нарочито спокойный.
     -- Не понял?
     Странный  это был разговор. Слова ничего не  значащие, тихие голоса. Но
такое напряжение ощущал каждый, что Кубик не выдержал.
     -- Ты зачем вернулся? -- завизжал он.
     Глаза его стали косить, и он {мелкими шажками двинулся к Родьке.
     -- Стой, Кубик!  И слушай. -- Родька сказал это почти шепотом, но Кубик
замер. -- Я тебя не боюсь, понял? И больше приходить не буду.
     Родька  повернулся  и  пошел прочь.  Спина  его была напряжена.  Каждой
клеточкой  своего тела он  ожидал  удара. Но удара не было. Остановил Родьку
голос Кубика:
     -- Виталик! А я? Как же я-то? Пропаду ведь!
     И  такая  тоска, такая  безнадежность была  в  этом голосе, что  Родька
застыл,  потом медленно обернулся.  Он  глазам  своим  не  поверил --  Кубик
плакал!   Этот   наглый,  непрошибаемый,  как  танк,  Кубик  плакал   самыми
настоящими, человечьими слезами!
     -- Пропаду ведь я, Виталик! -- причитал он.
     Лицо  его  обмякло,  толстые  губы  распустились...  И  впервые  Родька
почувствовал жалость к  этому типу.  Даже не просто  жалость,  а  жалость  с
примесью брезгливости.
     Взрослый, здоровенный парень хлюпал носом и причитал, бормотал какие-то
жалкие слова.  Родька  не слышал его. Ему было нестерпимо стыдно. Впервые  в
жизни перед ним так откровенно, так обнаженно унижался человек.
     -- Ладно, уймись ты, не позорься,  -- пробормотал Родька, -- прокормлю.
Живи пока. Но дружков моих, Володьки и Таира, не касайся!
     -- Да на кой мне эти малявки! Ну. спасибо, Виталик! Ну, кореш!
     -- Ладно тебе! Только сиди тихо, носа не высовывай! И Родька ушел.



     А через несколько дней у дяди Арчила пропало его знаменитое ружье. Боже
мой,  какое это было несчастье!  Дядя  Арчил  обезумел от горя.  Его  ружье,
которым он  так гордился, которое чистил каждый  день, пыль с него сдувал! И
вот оно исчезло, его украли, поднялась у кого-то рука.
     Володька и Таир утешали  своего друга, они говорили,  что в их городе с
таким кристально честным населением воры не водятся, просто подшутил кто-то.
Но дядя Арчил был безутешен.
     -- Шакал! -- ругал он вора. -- И отец его был шакал, и дед тоже! Нет...
дед, может быть, не был. Но он сам вороватый, хитроватый шакал! Холера ему в
печенку!
     Дядя  Арчил  бегал  по  тротуару  перед  дверью  своей  парикмахерской,
заламывал руки, возносил их к небу и без устали посылал проклятья.
     И чем больше собиралось зрителей, тем больше он распалялся.
     -- Все! --  кричал  он.  -- Все!  Теперь хоть  дом гори, хоть весь этот
несчастный город гори, Арчил Коберидзе пальцем не шевельнет!
     Выяснилось, что вор выманил дядю Арчила из парикмахерской очень простым
и остроумным способом.
     Клиентов  не  было,  дядя Арчил скучал.  Он в  очередной  раз  почистил
любимое ружье, поставил его в угол и задумался: чем бы еще заняться?
     В этот миг  его  огромный нос напрягся, ноздри  раздулись -- нос уловил
запах дыма.
     -- Где-то что-то  горит!  --  сам себе  сказал дядя Арчил и выскочил из
парикмахерской. Горела всего-навсего  урна. Стояла она метрах  в двадцати от
парикмахерской и дымила, как труба парохода.
     Дядя  Арчил  бросился  за  тазиком, набрал воды и побежал  тушить  этот
игрушечный пожар. Он выплеснул в урну воду, но дым повалил еще пуще.
     Чихая и кашляя, дядя Арчил накрыл урну тазиком и сел на  него. Выдержал
он всего несколько минут -- уж больно припекало сзади, но пожар был затушен,
ему не хватило кислорода.
     А  когда дядя Арчил, гордый  своей победой,  вернулся в парикмахерскую,
знаменитое ружье исчезло.  Он понял, что  его  хитро и подло провели  с этим
пожаром, нарочно подожгли урну.
     Все  это дядя Арчил  сообщил  сочувствующим зрителям.  Родька  стоял  в
стороне и сжимал кулаки. "Ну, Кубик! Ну, свинья! Это же твоя работа! Нашел у
кого  красть  -- это же все равно, что у ребенка отнять любимую игрушку! Ну,
погоди у меня!"
     Он круто повернулся и зашагал прочь от толпы.
     -- Ты куда, Родька? -- окрикнул Таир.
     -- Надо. Дела у меня.
     --  Что-то  многовато у  него дел появилось  непонятных,  --  задумчиво
проговорил Володька, глядя в Родькину спину.
     -- Эх, ружья жалко, -- сказал Таир.
     -- Ружье -- что! Дядю Арчила жалко, -- отозвался Володька.
     Пещера, как всегда, открылась  взгляду неожиданно. У входа мирно  сидел
Кубик и бездумно втыкал в землю нож.
     "Ишь  деточка!  В  ножички  сам  с  собой играет", --  подумал Родька и
подошел к Кубику вплотную.
     -- А, кореш, привет! Сыграем? Сигареты принес?
     -- Ты ружье взял? -- голос у Родьки пресекался от злости.
     -- Ружье? -- Кубик сделал изумленные глаза. -- Какое ружье? У кого?
     -- Двуствольное. У парикмахера.
     -- Ах, у парикмахера, -- протянул Кубик, -- так  бы сразу и говорил. --
Он широко улыбнулся.  --  Не-а. Не я. И парикмахера никакого не знаю. Месяца
три уже не стригся. А что, увели ружьишко?
     -- Ты не придумывай!  Гляди,  Кубик, узнаю, что это ты,  -- все! Заложу
тебя, и будь что будет!
     -- Да на кой мне это ружье,  -- закричал Кубик, -- что, я здесь в горах
грохотать  буду? Что,  я  совсем уж по  уши деревянный?!  У меня  для  охоты
рогатка есть. Во, гляди.
     И он, действительно, вытащил из кармана любовно сделанную рогатку.
     -- А я уж думал -- твоя работа.
     -- Индюк тоже думал, -- сострил Кубик и захохотал,
     очень довольный собой. Вдоволь повеселившись, Кубик посерьезнел и важно
сказал: -- Я тут отвалю на недельку, ты не беспокойся.
     -- Буду плакать и рыдать! На кого ж ты меня покидаешь?!
     -- Ладно, ладно, остряк. Неделю не свидимся.
     -- Век бы тебя не видать!
     -- Опять шутишь? -- Кубик весело помахал пальцем перед Родькиным носом.
-- За что я тебя, Виталька, люблю, так это за юмор.
     -- Юмор! -- хмыкнул Родька и не прощаясь зашагал вниз.
     -- Покедова, корешок! Не скучай, -- крикнул Кубик.
     -- Провалился бы ты, кубометр несчастный, -- проворчал Родька.



     А потом в школе появился новый учитель по труду.
     Казалось бы,  тоже мне -- новость! Появился  и появился.  Такой шустрый
старикашечка, лицо узкое, хитроглазое, сам  худенький, а кисти  рук будто от
другого  человека  --  огромные,  раздавленные  работой.  Про таких говорят:
возьмет яблоко, протянет два кулака и спросит: в какой руке?
     Поначалу ребята отнеслись к нему прохладно. Ну  что такое  уроки труда,
чем они были прежде?
     До  одури  выпиливали  лобзиками  из фанеры  всякие  ненужные  рамочки,
мальчишки лениво  шаркали напильниками -- считалось, что они делают молотки,
обрабатывают  стальную болванку  до нужной  точности.  Скукота  несусветная.
Учитель черчения, совмещающий должность учителя по труду, садился в уголок и
читал. А каждый занимался, чем хотел. Даже в слона играли.  Это  такая игра:
трое, четверо, пятеро и т. д. мальчишек становятся согнувшись, обхватив друг
друга за пояс, передний упирается в  стенку руками, а другие трое,  четверо,
пятеро и т. д. прыгают на них с разбега верхом. Если кто-нибудь из прыгающей
команды  срывается,  то  команды меняются местами. Очень увлекательная игра,
только шумная.
     Учитель черчения иногда зажимал уши.
     Новый   учитель  труда,  Федор  Андреич,  сперва  молча  приглядывался,
усмехался. Поначалу все прилежно вырезали и
     шаркали напильниками.  Тоже приглядывались. Видят -- молчит. Перешли на
слона: пятеро на пятеро, остальные болельщики.
     Федор Андреич  тоже глядел с  любопытством, а когда  прозвенел  звонок,
сказал:
     -- А что! Веселая игра. И полезная. Силу развивает. И ловкость. Веселые
вы труженики. -- И ушел.
     Несколько секунд мальчишки оторопело молчали.
     -- Во! Вот это учитель!--восхитился Таир. -- Все понимает!
     --  Странно  даже,  --  сказала  Ленка Бородулина.  --  Очень  странно.
По-моему, он просто над нами смеется.
     -- Еще чего! -- поддержал Таира Володька. -- Просто дед юмор понимает.
     --  А  по-моему, Лена права, --  сказал Родька, --  уж больно  у  этого
Андреича глаза хитрющие.
     -- Ага, спелись! Пропал наш  Родечка,  пропал  родненький!  --  крикнул
Таир.
     Кто-то  засмеялся. Ленка  закусила  нижнюю  губу,  отвернулась.  Родька
поглядел  на  Таира  долгим  взглядом  и  ничего  не  сказал,  отошел.  Таир
почувствовал, как у него заполыхали уши. Не больно-то приятно, когда на тебя
так смотрят.
     --  Тоже мне  цацы...  недотроги...  --  пробормотал  он, -- настроение
только испортили.
     Упрямый человек был Таир и очень не любил признаваться в своих ошибках.
     А  Родька, отойдя  от Таира, вдруг резко остановился, будто наткнувшись
на столб. Он стоял, морщил  лоб  и сосредоточенно думал. Родька никак не мог
сообразить, что же остановило его.
     Бывает  так  --  хочешь  вспомнить  что-то   хорошо   тебе   известное,
напрягаешься, кажется, вот-вот ухватишь ускользающую мысль -- и не можешь.
     Родькин отец в таких случаях говорил:
     --  Шестеренки  заело.  Надо  отвлечься,   расслабиться,   потом   само
вспомнится.
     Родька медленно побрел дальше. Теперь он думал об отце.
     Как  же  он переменился  после всей этой злосчастной истории! Раньше он
был веселый, шумный человек. Иногда под горячую руку мог и по шее дать сыну.
А теперь он стал другим. До того вежливым и предупредительным с Родькой, что
     у того сердце  щемило, когда он  случайно перехватывал виноватый взгляд
отца.
     А в  чем  он  был виноват?  Тягостно все это было. Родька  давно бы уже
поговорил с отцом  начистоту, по  душам, если бы не появилась эта чума, этот
ненавистный Кубик.
     Неожиданно  Родька  вновь  остановился. Он  вспомнил, где  видел нового
учителя труда. Кровельщик! Ведь это  он висел тогда  на краю  крыши. Это его
едва не угробили ребята;  его полные ужаса глаза видел  Родька  так  близко,
когда тянулся за страховочной веревкой.
     Родька счастливо засмеялся. Вот это номер!
     "Интересно, а он меня помнит? -- подумал он. -- Где там! До меня ли ему
было тогда! Если не помнит -- ни за что не скажу", --твердо решил Родька. Он
выпрямился, походка стала  упругой и уверенной. До чего  же приятно человеку
чувствовать себя благородным!
     Когда ребята пришли в следующий раз на урок труда, то увидели на столах
какие-то  толстые  чурки и медные пластинки  -- обрезки  самых  замысловатых
форм.
     И  увидели совсем другого Федора Андреича -- спокойного, без усмешечки,
даже торжественного какого-то.
     -- Ну, вот что, дорогие мои, -- начал он, --  надо вам начинать учиться
работать руками. И работать со смыслом. Хотите?
     Класс загалдел,  ребята  переглядывались.  Кто  сказал "да", кто  пожал
плечами, кто откровенно усмехался.
     -- Тогда  другой вопрос, --  продолжал Федор  Андреич.  -- Хотите  всем
классом поехать во  время каникул  в  Москву или в  Ленинград,  или куда вас
потянет?
     Тут уж все дружно заорали: "Да!".
     -- Ну, так вот,  голуби, видите эти  чурки и обрезки медного листа? Что
из них  можно сделать? Так.  Молчите. Вот что  можно для начала. Вы  глядите
внимательно, а я потом вам дальше все расскажу.
     Федор Андреич взял треугольный обрезок металла, положил его на чурку, в
которой заранее была выдолблена неглубокая  овальная  ямка, и  стал несильно
постукивать по пластинке молотком.
     Ребята обступили  его, притихли, глядели внимательно,  но ничего еще не
понимали.  Звонко  постукивал  молоток,  и  на каждый удар  металл отзывался
по-разному, каждый раз  -- другая нота. Звуки были чистые и звонкие. Веселые
звуки.
     Пластина  постепенно  начала  прогибаться.  Она  словно  растягивалась,
принимая форму ямки в чурбаке.
     А   Федор  Андреич   легонько  придерживал  пластину  пальцами,  слегка
поворачивал ее, и  чем дальше, тем мягче, бережнее  пристукивал  молотком. И
металл послушно поддавался, пока не обволок собою всю выемку в чурбаке.
     Тогда Федор  Андреич взял узкое зубильце и выбил на одном из углов косо
летящую чайку.
     -- Что получилось? Получилась пепельница. Сувенир. Школа договорилась с
магазином  сувениров.  Если  у  вас  будут  получаться  красивые  вещицы, не
обязательно   пепельницы,   магазин   будет  их  покупать.   Туристы  всегда
интересуются сувенирами  ручной работы.  Деньги магазин будет переводить  на
банковский счет  школы. И  летом  на  эти  деньги  можно  будет  отправиться
путешествовать. Ясно?
     Ребята по очереди брали в руки сделанную на их глазах пепельницу.
     Она была  еще теплая,  приятно  тяжелая, а  многочисленные  впадинки от
удара молотком делали поверхность ее узорчатой. Красивая получилась штука.
     -- Каждый пусть придумает для себя личный знак.  Мой, видите, чайка, --
сказал Федор Андреич.
     Таир придумал для себя кинжал, Володька -- условного человечка: палочка
-- ручки, палочки --  ножки, палочка --  туловище и голова.  Родька -- букву
"Р",   а   Мамед-Очевидец   извивающуюся  змею.  Каких   только  знаков   не
напридумывали!
     Только  метить  ими  пока  было  нечего,  потому   что  дело  оказалось
непростым.  Сперва   придумывали  контуры  будущей  формы,  рисовали  ее  на
поверхности  чурбака,  потом  полукруглой  стамеской  делали  выемку,  потом
зачищали ее наждаком, потом...
     Вот с этим "потом" было похуже. То, что так легко, играючи получалось у
Андреича,  никак  не  получалось  у  остальных:  пластинка  прыгала,  больно
отбивала  пальцы,  если   ее  придерживали  пальцами,  и  вообще  вела  себя
совершенно по-хулигански.
     -- Дрянь такая,  -- приговаривал Таир и молотил по  своей пластинке, --
прыгает, как сумасшедшая лягушка!
     --  Моя еще хуже дрянь --  вообще  с чурбака  сваливается, -- жаловался
Володька.
     Ленка Бородулина завизжала от боли -- молотком попала
     по пальцу. Андреич смазал его  зеленкой, обернул  пластырем и от работы
Ленку отстранил.
     Только у Родьки  получалось  все  ладно.  Все-таки дни,  проведенные  в
колонии, не  прошли даром, руки его  уверенно  и четко работали.  Он  быстро
уловил ритм и силу ударов, и медная пластинка покорилась.
     -- Ну, вот! Видал, какие номера выкидывает? -- заорал Таир.
     Он  со злости  так  трахнул по пластинке,  что  она прорвалась в  самой
середине. Подошел Андреич, поглядел.
     -- Не беда,--сказал он,  -- не расстраивайся. Первый блин. Дальше лучше
пойдет. Вот глядите, как у него получается, -- Андреич показал на Родьку. --
А  почему? Потому что с умом работает. Когда-нибудь пробовал уже? -- спросил
он Родьку.
     Родька потупился и скромно ответил:
     -- Нет. Просто я гений. Самый обыкновенный.
     --  Ну, вот видите, -- серьезно  сказал  Андреич, -- у нас  уже и гении
собственные появились. Ну-ка, гений, покажи, как ты работаешь, а  вы  еще не
гении, внимательно наблюдайте.
     Родька  усмехнулся  про себя:  "Как  пишут  в  милицейских  протоколах:
"Виталий Родин,  он же Халва, он же  Родька, он  же Гений".  Ну,  Гений  так
Гений, все лучше, чем Халва".
     Родька стал стучать молотком. Остальные ребята окружили его.
     -- Чуете?  --  спрашивал Андреич. -- Улавливаете? Удар  должен быть  не
очень сильным, двойным. Раз-два! Раз-два! Раз-два! От центра по кругу. Тогда
она елозить не будет. А грохать молотком изо всех сил -- тут ума не надо.
     Однажды Андреич задержался за спиной Родьки подольше.
     -- А ведь  у тебя, Виталька, талант. Очень чуткие руки, и вкус есть. --
Он помолчал. -- Думаешь, не помню ничего? Молчишь? Ну, молчи. А ведь я из-за
тебя в школу пошел работать.
     Родька наклонился над пластинкой, спрятал лицо.
     --  А  ты молодец, парень. Скрытный  малость. Но гляди,  если  что надо
будет, говори открыто. Я ведь жизнью тебе обязанный.
     Родька молчал.
     Андреич  покряхтел  за  спиной, хмыкнул  --  видно,  хотел  еще  что-то
сказать, но не сказал, хлопнул легонько Родьку по плечу и отошел.
     И не стало уроков более увлекательных, чем уроки труда.
     Родька  даже  после  уроков  оставался,  любимый  футбол  забросил.  Он
придумывал  все  новые  и  новые формы, одна  замысловатее другой. Ему  было
интересно.  Эта работа была ему в радость. Он не знал еще, что такое чувство
называется радостью творчества.
     Кубик  не напоминал о себе. Да Родька и не  думал о  нем,  убрался -- и
скатертью дорога.
     Но вскоре Кубик вновь объявился. И при обстоятельствах необычных.



     -- Ну,  ваш Андреич  и жох! -- сказал Володьке отец. --  Припер меня  к
стене. Хватка у него мертвая.
     Володька встрепенулся.
     -- Как это -- припер? За что?
     -- Сам скоро узнаешь, -- ответил отец и загадочно улыбнулся.
     И как Володька ни старался, ничего больше ему не удалось узнать.
     Несколько дней все  в классе ломали голову над этой загадкой, но так ни
до чего и не додумались. А в пятницу Андреич сказал:
     -- Кто хочет со мной сплавать на  остров Козлиный? На нем один из самых
красивых маяков на Каспии и множество действующих вулканов.
     Слишком уж много  сведений  вывалил  на  головы  ребят Андреич: остров,
маяк, действующие вулканы...
     -- Что-то заговаривается наш Андреич, -- пробормотал Родька.
     -- А тигров и носорогов там нет? -- ехидно спросил Таир.
     -- Тигров и носорогов там нет.
     -- А как мы поплывем -- кролем или брассом? -- спросил Володька.
     -- Нас туда твой отец забросит. Я с ним уже договорился.
     -- Ах, вот оно что,  --  пробормотал Володька и вдруг  сообразил: -- Но
ведь мы все на отцовом дубке не поместимся.
     --  А все и не поплывут. Вам, во-первых,  надо отпроситься у родителей,
потому  что едем  мы  с  ночевкой,  уходим  в  субботу  сразу после  уроков,
возвращаемся вечером в воскресенье. Те, кого отпустят, бросят жребий, потому
что  больше десяти человек судно  не  возьмет. Десять вас  и я одиннадцатый.
Надо взять с собой еду и одеяло.
     Жребий  бросать  не  пришлось.  На  остров  Козлиный  отправилось  пять
человек, остальных родители не отпустили.
     В субботу было четыре урока, и ровно в час пять счастливчиков стояли на
пирсе рядом с пузатыми рюкзаками.
     --  Ну,  молодцы!  --  смеялся Андреич.  -- Снарядились отменно. Хоть в
кругосветку отправляйся, провианта хватит.
     -- Из этой-то лужи в кругосветку! -- хмыкнул Родька.
     -- Вот из нашей Юрмалы... -- хором отозвались Таир и Володька.
     Подошедший Володькин отец внимательно оглядел Родьку.
     -- Лужа, говоришь? --  спросил  он.  --  Нет,  милый, это  море. И море
серьезное. И ты в этом скоро убедишься.
     И Родька убедился. И действительно, очень скоро.
     Глядя на море с пирса, казалось, что стоит полный штиль. Но едва только
дубок отвалил, стало ясно, как этот штиль обманчив.
     Море дышало. Длинные пологие валы шли размеренно и мощно.  Легкий дубок
тарахтел мотором, тужился, словно играл с  волнами  в пятнашки, но те  легко
догоняли его,  мягко  подбрасывали,  какую-то долю  секунды держали на своих
хребтах,  потом ускользали,  и  дубок  клевал  носом,  катился вниз.  И  так
бесконечно -- вверх-вниз, вверх-вниз.
     Уже через час такой мерной болтанки Родька укачался. Он сидел, сжав изо
всех сил зубы, и старался на воду не глядеть.
     О  чем-то  весело  болтали  мальчишки.  Восторженно  взвизгивала  Ленка
Бородулина,  а Родька  сидел,  уставясь напряженным  взглядом  в собственный
рюкзак, и сглатывал, сглатывал подкатывавшийся к горлу противный комок.
     Он мужественно продержался еще целый час.
     Неожиданно Таир умолк, внимательно вгляделся в Родьку и сказал:
     -- А Родька-то зеленый!
     -- Точно. Как огурец, -- подтвердил Володька.
     -- Тебе плохо, Виталик? -- участливо спросила Ленка.
     И тут Родька не выдержал.  Он  метнулся к борту, перевесился через него
и... как говорится в старых романах, отдал морю дань.
     Вид  у  него  был такой несчастный, что  даже Таир,  неистовый  патриот
своего родного  Каспийского моря, не стал ехидничать,  не припомнил Родькины
пренебрежительные слова, простил ему "лужу".
     А Володькин отец похлопал Родьку по плечу и утешил:
     -- Не расстраивайся. Сам великий  адмирал Нельсон  тоже укачивался  всю
жизнь. И на командном мостике  его корабля  всегда  стояло  ведро. На всякий
случай.
     Родька нашел в себе силы отшутиться:
     -- А где ведро на вашем мостике?
     Отец Володьки улыбнулся, подмигнул: молодец, мол, так и надо, держись.
     -- Дело в том, -- сказал он, -- что я, к сожалению, не адмирал Нельсон,
и на моем  корабле просто  нет  ни  мостика,  ни командной рубки.  Но есть и
преимущества -- море рядом, стоит только через борт перегнуться.
     Тут совершенно неожиданно в разговор влез Мамед-Очевидец. Он заговорил,
будто его неожиданно включили, будто ткнули клавишу магнитофона:
     --  Адмирал Нельсон. Командовал  линейным кораблем "Агамемнон".  В боях
потерял правую руку и глаз. Последний корабль -- "Виктория".
     Родька от изумления даже позабыл, что ему плохо.
     Володькин папа  на миг  выпустил штурвал,  дубок  рыскнул  носом,  стал
бортом  к  волне, всех тут  же окатило  водой. Крутнулся штурвал, крутнулся,
словно человек на пятке, дубок на гребном винте, стал на курс.
     -- А еще что знаешь? -- спросил Володькин папа.
     --  Ведро  у  него на  мостике  действительно  было. Самое  простое  --
брезентовое.  После  каждого  похода  его  выбрасывали,  --  так  же   бойко
проверещал Мамед и, словно
     очнувшись, оглядел всех привычным, блестящим от неутолимого любопытства
взглядом.
     -- Вот это знаток! -- восхитился Андреич. -- Все знает!
     Родька  почти  не  слышал  последних  слов.  Пример  адмирала  Нельсона
оказался очень заразительным.  Когда  он,  оторвавшись от борта, обессиленно
рухнул на место, Володькин отец вдруг спросил:
     -- Есть хочешь?
     Родька  с недоумением уставился на него. Шутит или издевается?  И вдруг
внутри что-то со скрежетом провернулось, будто колеса несмазанные скрипнули.
Родька застыл, прислушался к себе и понял, что он зверски хочет есть.
     -- Очень хочу. Просто помираю,-- удивленно ответил он.
     -- Вот  и  отлично, -- отозвался Володькин отец. -- Спустись в  кубрик,
там  макароны  есть  в  кастрюле. Правда,  они холодные,  но тебе сейчас все
равно, верно?
     --  Правда.  Все  равно, -- ответил Родька:  он  почувствовал,  как рот
заполняется слюной.
     Кубрик на  дубке был крохотный --  сверху люк,  пять ступенек вниз, две
узкие койки, столик и дверь в машинное  отделение.  Родька вошел и попятился
--  в  нос  ударила  тяжелая  волна запахов  --  солярки,  нагретого железа,
перегоревшего масла -- все едкое, раздражающее.
     Родьку  затошнило.  Но  тут он  увидел  стоящую  на  столе  здоровенную
кастрюлю. Кастрюля стояла  в деревянном гнезде,  неподвижно и важно.  И была
полна  флотских  макарон  с  мясом,   обрызганных  томатным  соком.  И  есть
захотелось так, что ноги ватно ослабли.
     Из  дверцы машинного  отделения  выглянул  чумазый моторист, подмигнул,
прокричал сквозь треск дизеля:
     --  Рубай!  Вилка в  ящике стола.  Привет! --  И исчез, как  игрушечный
чертик из коробочки.
     Не  буду  описывать  дальнейшего,  скажу  только,  что,   когда   дубок
пришвартовался  к хлипкому деревянному  пирсу острова  Козлиный  и Володькин
папа  спустился  в кубрик  за  макаронами, которыми  хотел  накормить  своих
пассажиров,  он с  изумлением увидел почти пустую кастрюлю и  спящего на его
койке Родьку. Моторист хохотал.
     -- Нет,  ты видал, кэп, что за лихой народец пошел! Целый лагун макарон
срубал и рухнул. А ведь пришел чуть живой. Ну, дают! Ну, орлы!
     -- Ты серьезно? Один -- весь лагун? Может быть, ты ему помогал?
     -- Ей-богу, шкипер, не притронулся даже.
     -- Прекрати ты  эти штучки  -- кэп, шкипер! Тоже мне --  морской  волк.
Присмотрел бы за парнем, так и заворот кишок устроить недолго.
     -- Ничего с ним не сделается, паренек крепкий. А ведь здорово укачался!
Другие, коль укачаются, на еду глядеть не могут. Меня просто с души воротит.
     -- А у других -- наоборот  -- аппетит появляется гигантский. Вот и этот
из таких. Но целый лагун макарон! Фантастика! Надо его будить!
     Родька  вскочил  бодрый и веселый, будто  и не  было  ни качки, ни  его
недавних мучений. Макароны сделали свое дело. Но к Каспийскому морю Родька с
этих пор проникся почтением.
     Почему остров назывался "Козлиный", никто не понял.
     -- Может, здесь дикие козлы водятся? -- предположила Ленка.
     -- Сроду  здесь никаких  козлов  не  было, -- сказал  смотритель маяка,
большой неторопливый человек, -- коза, правда, есть. Но я ее собственноручно
с материка привез.
     -- Тогда при чем здесь козлы? -- спросил Таир.
     -- А вот поднимемся на маяк -- и поймете.
     Маяк был стальной, весь покрытый округлыми головками  заклепок. У входа
привинчена большая медная доска, на ней
     написано:
     Henri Lepaunt
     1872 Paris
     Федор Андреич ткнул пальцем в сторону надписи:
     -- Была такая  знаменитая фирма, устанавливала маяки  во  всех странах.
Добротные  делал  маяки этот  Генри, хоть  и проживал  в  сухопутном  городе
Париже.
     -- А где же вулканы, Федор Андреич? -- спросил Родька.
     -- А, оклемался, Гений? Раз любознательность проявляешь, значит, все  в
порядке. Будут и вулканы. Самые взаправдашние. Пошли наверх.
     Гуськом долго поднимались  по  крутой  винтовой лестнице  внутри маяка,
пока не очутились в маленькой, удивительно чистой комнате.
     -- Вот это и есть маяк. Все остальное -- башня, -- сказал смотритель.
     И начал рассказывать. Оказалось, что в мире нет двух одинаковых маяков.
Все чем-нибудь да отличаются. Или формой башни, или сектором освещения,  или
цветом огня, или высотой его над уровнем моря, или...
     Всего и не перечислишь -- непрерывный свет, одинарные проблески, группы
проблесков, затмевающийся свет... А еще маяки бывают  не только световые, но
и радиомаяки и акустические. Попросту говоря, ревуны.
     Стоит такой маячок на коварной скале среди  моря, на рифе и орет дурным
голосом  ночью или во время тумана. Вахтенный на корабле услышит -- и  сразу
корабль в сторону.
     -- Наш маячок виден  на тридцать километров.  В каждой лоции  записано,
что проблески у нас  такие: два по  три минуты,  один -- минута.  Если какое
суденышко заблудится, то как только штурманы свет наш увидят,  сразу поймут,
где они находятся.
     Ребята  молча разглядывали огромную  лампу, сложную систему  линз.  Все
было ново, необычно и интересно.
     -- Все! Решено! Иду в смотрители маяка, -- сказал Мамед-Очевидец.
     -- Ты же в море говорил, что капитаном будешь, -- сказал Володька.
     -- А  когда на экскурсию на  Нефтяные камни ездили,  что нефтяником, --
сказал Таир.
     --  Ничего.  Все  успею.  Сперва  нефтяником,  потом  капитаном,  потом
смотрителем. Или наоборот. Я еще молодой, --  хладнокровно ответил Очевидец,
не смутившись ни капли.
     -- А теперь пошли наружу, поглядите остров, -- сказал смотритель.
     Он  открыл небольшую овальную дверь, и  ребята вышли на узкий балкончик
-- балюстраду, -- опоясывающий башню маяка. Маяк стоял в  конце узкого мыса,
и остров с балкончика виден был весь, будто внизу лежала рельефная карта.
     --  А  ведь точно -- козел! -- закричал Таир.  -- А мы на хвосте стоим.
Вон тот мыс -- точь-в-точь борода.
     -- Вулканы! -- прошептал Родька.
     Правая сторона острова, "голова козла", как ее назвал
     смотритель,  была  сплошь покрыта  кратерами  вулканов.  В  них  что-то
шевелилось, всплескивало, стекало по склонам конусов.
     -- Чушь какая-то, -- не поверил глазам  Родька. -- Действующие вулканы!
Чушь!
     --  Почему  же  чушь? --  усмехнулся  Федор  Андреич.  --  Весь  остров
вулканического  происхождения. И  вулканы  действующие.  Только эти  вулканы
грязевые.
     -- Вон мои огольцы в "Башке" купаются, -- сказал смотритель. -- "Башка"
-- самый у нас большой вулкан,  метра  четыре ростом и плюется грязью дальше
всех. А в кратере  у него  тепло,  градусов сорок -- сорок  пять будет. Вон,
глядите.
     Двое  мальчишек казались  сверху совсем маленькими. Они сидели на самой
верхушке вулкана,  опустив  ноги в кратер,  и по очереди опускались в него с
головой. Казалось, что из кратера выскакивают два негритенка.
     Но вот негритята кинулись наперегонки к морю, нырнули, сверху отчетливо
было  видно, как  в голубой  воде  расплылось вокруг них  темное пятно, и на
берег вышли два белоголовых мальчишки.
     -- Сейчас познакомитесь. Я их на моторке сегодня привез. Целую неделю в
интернате, один -- в четвертом классе, другой--  в пятом. Дорвались до своих
вулканов, соскучились, -- ласково  сказал смотритель, -- говорят, эта  грязь
полезная. Может, и так. Знаю одно -- не вредная,  это точно. Мои ребятишки с
самых малых лет в ней бултыхаются.
     -- Как же вы тут один живете? Вам не скучно? -- спросила Ленка.
     -- Почему  один? Нас на острове  пятеро.  Два  метеоролога,  моя жена и
сестра ее. Обе  -- техники. Да вот гостей сколько! Кроме Андреича с вами еще
егерь из заповедника приехал.
     -- Какой заповедник? -- спросил Володька. Смотритель нахмурился.
     -- Есть тут такой.  На  материке, недалеко. Уникальный  заповедник, там
даже  розовые фламинго  водятся.  Да только там  сейчас нехорошо.  Завелось,
понимаете, бандитье, бьет птицу на гнездовьях без жалости. Мешками увозят.
     -- А егерь что смотрит?!--возмутился Таир.
     --  Егерь? Их там трое. А заповедник  огромный. И браконьеры вооружены.
Стреляют. Нашего Авеза едва не подстрелили.
     -- А он что же глядел? Лопух ваш Авез, -- заявил Родька.
     --  Ишь ты, какой горячий! Нет, Авез  не лопух. Он человек. Пошли вниз,
сейчас познакомитесь.
     Дом  смотрителя  был  просторный.  Две   удивительно  похожие   женщины
суетились во дворе вокруг летней печки. Очень вкусно пахло.
     Дубок уже ушел.
     Андреич с ребятами расположились на террасе, прямо на полу, на толстом,
сплетенном из пеньковых веревок мате.
     Пришли сыновья  смотрителя Леха и  Саша, чинно поздоровались,  побежали
переодеваться.
     Но больше всех заинтересовал ребят егерь Авез.
     Это был высокий молчаливый
     парень.  Лицо мрачноватое, озабоченное.  Оказалось, что Андреич  с  ним
хорошо знаком.
     -- Что, Авез,  все о своих браконьерах  думаешь? -- ласково спросил он.
-- Раньше, помню, ты веселый был.
     -- Веселый!  --  Авез  горько усмехнулся.  --  Понимаешь, Андреич,  это
фашисты  какие-то! Палят по всему  живому. Лебедей  бьют, аистов,  журавлей.
Десять убьют,  двадцать ранят. А я подранков, как  "скорая помощь", собираю.
Вчера в меня стреляли. Всадили заряд утиной дроби в борт моторки.
     -- Ты их знаешь?
     -- Двоих знаю. Отец бандит и сына такого же вырастил. Барыги.
     За  копейку удавятся.  Два раза  обыск у них делали. Без  толку.  Их  с
поличным надо взять.
     -- Пробовали?
     -- Сколько раз! Осторожные. Уходят. Есть  у меня подозрение, что кто-то
из  заповедника, из  наших  кто-то сведения им сообщает. Узнаю -- вот  этими
руками, -- Авез протянул перед собой могучие ручищи, -- голову отвинчу.
     Андреич засмеялся.
     -- Не отвинтишь. Ты добрый.
     -- Я был добрый! -- закричал Авез. -- Раньше!  Теперь я очень злой. Тут
еще один подлец появился. Совсем сопляк. Я его в бинокль разглядел. Так этот
просто так стреляет. Развлекается. Кто ему ружье продал, не понимаю!
     И такое горестное  изумление  было на лице Авеза, что ребятам стало его
жаль.
     -- Ты когда возвращаешься, Авез? -- спросил Андреич.
     -- Завтра.
     --  Может  быть,  покажешь  ребятам заповедник?  Пусть поглядят  на эту
красоту.
     Авез внимательно осмотрел ребят.
     -- Покажу,  -- серьезно сказал  он.  -- Пусть. Пусть знают, что красоту
беречь надо.
     Немного погодя,  когда Авез ушел к своей лодке, чтобы наладить что-то в
моторе, и ребята остались одни, Родька задумчиво сказал:
     -- Нет, этот Авез не лопух.
     -- Он очень увлеченный человек, -- сказала Ленка.
     -- Но эти-то живодеры! Как у них рука поднимается! -- воскликнул Таир.
     -- У тебя же поднялась --  отстрелить невинной корове хвост,  -- поддел
Володька.
     -- Так я же нечаянно!
     -- Буду егерем, -- сказал Мамед.
     -- Сперва нефтяником, потом капитаном, потом  смотрителем маяка,  потом
егерем? -- насмешливо спросил Родька.
     -- Правильно. Я еще молодой. Все успею, -- подтвердил Мамед.



     Поистине, это  был  лабиринт.  В плавнях,  заросших камышом, причудливо
петляли, извивались узкие протоки. И везде  бесчисленные гнездовья птиц. Это
было  беззаботное птичье царство. Каких только пернатых красавцев  здесь  не
было!
     Изумрудными шейными  воротничками  красовались селезни,  вышагивали  на
долгих, членистых, похожих на стволы бамбука ногах цапли.
     Дикие гуси  -- могучие серые птицы -- стремительно пересекали  открытые
пространства воды. Они напоминали современные авиалайнеры,  когда отрывались
после долгой  пробежки и взлетали с воды, как с бетонной  полосы  аэродрома,
обтекаемые, устремленные по косой ввысь, неутомимые воздушные бродяги.
     Невозмутимо,   без   видимых   усилий   плыли   лебеди.   Они  казались
высокомерными,  пока  не  ныряли  стремительно  за  потерявшей  бдительность
добычей.
     Стояли  кое-где  застывшие пеликаны,  с тяжело  отвисшим зобом, набитым
рыбешкой. А красавцы птицы фламинго! Розоватые, как отблеск утренней зари на
воде...
     Плевать было на все  эти  красоты Кубику  и его новым дружкам! Впрочем,
дружками их нельзя было назвать. Дружки!
     Старшему,  Бархрам-оглы, отцу,  было  лет под сорок. Сыну  его,  Саиду,
восемнадцать.  Походили  они  друг  на  друга разительно--вкрадчивой  легкой
походкой, заросшими  темной с  синеватым  отливом  щетиной  лицами,  вислыми
могучими   плечами,   а   главное,   взглядом   --   ускользающим,  опасным,
настороженным. Кубик их боялся. Серьезные были люди.
     Когда он их  нашел,  Саид сделал вид,  что  не знает  его, хотя  вместе
прожили бок о бок в колонии почти  полтора года. Кубик попал туда впервые за
карманную кражу.  Саид был старожилом, взял Кубика под свою опеку. Саид  был
хозяин, Кубик -- "шестерка", мальчик  на побегушках, слуга. И Кубик старался
вовсю.  Саид  получал  роскошные  посылки--копченую  рыбу,  мясо, прекрасные
плоские лепешки,  которые, стоило их только разогреть,  становились мягкими,
пышными и свежими. Саид снисходительно делился с Кубиком. Он ни с кем
     не   ссорился,  держался   спокойно  и  с  достоинством.   Веки  всегда
презрительно  полуопущены. Слова цедил  сквозь зубы. Был  он  не по возрасту
могуч,  и никто  в колонии, даже  из  самых отчаянных, с ним  не связывался.
Кубик  на  него только  что не молился, унижался,  старался всегда  быть  на
глазах, старался услужить во всякой мелочи.
     И был счастлив, когда Саид ронял ему сквозь зубы какие-нибудь указания.
     Все мальчишки в колонии знали,  что Кубик "шестерит" у Саида, презирали
его за это, но Кубику было наплевать. Главное, он был в безопасности.
     Саиду  оставалось  пробыть в колонии еще  восемь месяцев, когда  Кубика
освободили.
     -- Адрес возьми,--процедил Саид, -- будешь в наших краях, заходи. Может
быть, понадобишься.
     Он повернулся спиной  к Кубику  и, казалось, забыл о его существовании.
Кубик вызубрил  адрес наизусть и много дней повторял его, как скворец, боясь
забыть.
     И потом был поражен, узнав от Витальки-Халвы, от этого лопоухого салаги
-- мальца, которого так легко затравил в "дело", что родители его переезжают
в места неподалеку от дома Саида.
     Может  быть,  он  и не  решился  бы никогда на  побег, если  бы  не это
странное, показавшееся ему чудесным совпадение.
     После  того  как  он  отлежался,  отоспался,  отъелся в  пещере,  снова
подцепил  на  крючок  Халву, разжился  деньгами  и приоделся, Кубик  решился
навестить Саида и его отца.
     Он тогда оторопел, увидев выросшего на  голову Саида.  Тот скользнул по
нему равнодушным взглядом, не кивнул даже, повернулся и ушел в дом.
     И не было его очень долго. А Кубик стоял как оплеванный и не знал, куда
деваться. Узкая  улочка поселка была пропечена  солнцем, тени  не было, лучи
били отвесно.  А за калиткой шелестело  широкими листьями могучее  инжировое
дерево,  в  тени его стоял врытый в землю  стол, несколько  легких  плетеных
стульев.  На  столе  блестела  капельками воды огромная  отпотевшая бутыль с
красным вином, видно, только что вынутая из погреба. Кудрявилась на тарелках
зелень-закуска.
     В глубине двора виднелся красивый дом с  широкой  террасой. Истекающему
потом на солнцепеке Кубику все это бла-
     гополучие  показалось  таким заманчивым,  таким  желанным!  А сам он  в
пропотевшем  спортивном  костюме,  неприкаянный, как пес,  вздрагивающий  от
любого внимательного  взгляда, -- таким несчастным, несправедливо  обиженным
судьбой, что ему захотелось плакать.
     Таким его и увидел впервые  отец Саида -- жалким, мокрым, с трясущимися
губами...
     Еще  более кряжистый,  чем сын, он  щелками глаз ощупал Кубика с ног до
головы, резко повернулся и проворчал Саиду:
     -- Трясется, как шакалий хвост. Медуза. Гони его.
     -- Погоди, отец. Ему жарко, он голодный. Он пригодится, -- ответил Саид
и что-то еще добавил на непонятном Кубику языке. Что-то насмешливое.
     Отец улыбнулся, ответил, вновь оценивающе оглядел Кубика.
     -- Ладно. Иди,-- сказал  он и отворил калитку. --  Не  трясись. Садись,
пей, ешь. Поговорим потом.
     Серьезные  были люди.  Жесткие. Деловые. Когда  Кубик  поел, отец Саида
сказал:
     -- Возьмем тебя. Помогать будешь. Охотился когда-нибудь?
     -- Нет, -- ответил Кубик.
     -- Научим, -- Он  переглянулся с  сыном, снова  что-то  быстро  сказал.
Непонятное, клекочущее. Оба вновь  рассмеялись. --  Ты  тоже теперь дичь. На
мушку не попадайся.
     Кубик улыбнулся -- растерянно, непонимающе.
     --  Берем, -- сказал  отец. --  Мы охотники.  Птицу бьем.  Дичь.  Потом
продаем. У нас ружье, катер, места, покупатели. У тебя руки. Кривые. Кормить
будем. Подкинем кое-что. Старайся. Ружье добудешь -- в долю возьмем.
     Во  время  обеда  Кубик сидел  тихо,  скромно,  весь  вид  его  выдавал
подавленность и покорность.
     Однако Кубик думал. Лихорадочно соображал.
     Бесшумные старухи молча подавали на стол очень вкусные,  пряные, острые
кушанья. Отец Саида распоряжался без лишних слов -- знаками.
     Слушались его беспрекословно.
     "Добуду,  добуду!"--думал  Кубик.  Он  вспоминал  редкие  фразы  Халвы,
случайно вырвавшиеся  -- о  чудаке  парикмахере дяде  Арчиле,  о его  ружье,
ежедневно стоявшем в
     углу пустынной парикмахерской, и продолжал бормотать про себя: "Добуду!
Добуду".
     Особенно сильно эта мысль обуяла его после первой охоты, на которую его
взяли. Впрочем, охотой это назвать было нельзя. Так, хладнокровное избиение.
     Саид  со  своим отцом неторопливо выбирали  непуганых  птиц  покрупнее,
очень проворно перезаряжали  двустволки.  И били,  били в  упор,  по  стаям.
Экономили дробь: каждым дуплетом  сшибали  несколько птиц. Проворно собирали
их в полосатые мешки.  Тех, что падали в густые заросли камышей, приходилось
доставать Кубику.
     Он  соскальзывал с лодки, продирался сквозь осклизлые стволы  камыша и,
как охотничья собака, приносил дичь.
     Подранков он сначала топил. Слишком уж они трепыхались и верещали.
     Но Саид сказал:
     --  Не топи. Утопленников  не надо. Так надо.-- Саид  взял  живого  еще
селезня, проворно перегрыз, вернее прокусил ему с хрустом с одного раза шею.
     -- Понял? Так надо.
     Этому Кубик научился быстро.
     "Ружье! Ружье надо добыть",--думал он.
     И когда  устроил  этот спектакль с  горящей урной, увидел  парикмахера,
суетливо  и добросовестно гасящего дымный, игрушечный пожар; когда он ощутил
в руках тяжелое двуствольное  ружье, прохладную гладкость его стволов; когда
безнаказанно  скрыли  его  от  людских  глаз голубые  стволы  грабов,  Кубик
почувствовал восторг.
     В руках его было оружие!
     Он вновь ощутил наконец себя  человеком.  Нахальство и  самоуверенность
вернулись к нему.
     Правда, Виталька-Халва  чуть не испортил  всего. Если бы этот салажонок
при последнем их разговоре чуть поднял глаза, он  бы увидел висящую на ветке
орешника двустволку, и тогда пришлось бы что-то придумывать, изворачиваться.
А может быть.. .
     Нет, ни  о  чем другом Кубик  думать  не хотел, боялся. Отмахивался  от
опасных мыслей. Тем более, что все обошлось.
     Когда Кубик принес ружье, Саид и отец его недоуменно переглянулись. Они
явно не ожидали от Кубика такой прыти.
     Откуда появилось ружье, они не спросили, но по глазам их, по неуловимым
признакам Кубик понял,  что его если  и не уважают  еще,  то  относятся  уже
по-другому. Он чувствовал, что становится своим.
     -- Долю  получишь, -- сказал отец Саида. -- Я шесть, Саид три, ты одну.
Понял?
     Кубик радостно закивал. Целая доля!
     Вихрь  радостных  мыслей,  надежд  взметнулся  в  его голове.  Он начал
лихорадочно  подсчитывать.  Доля  --  это хорошо. Через  пару месяцев  можно
завести  свою  лодку. Отделиться. Браконьерить  самому. Потом мотор  купить,
потом...
     Сладостные эти мысли прервал насмешливый голос отца Саида:
     -- Не вздумай один бить птичку. Если егерь поймает, конец тебе. С  нами
не поймает.
     Саид добавил, глядя своими равнодушными глазами на Кубика:
     -- Егерь не поймает, мы поймаем. Не шали, Кубик. Ты понял?
     И  этот спокойный тон,  эти немигающие  глаза  показались  Кубику  куда
страшнее узких, горячих глаз отца.
     Кубик часто закивал. Он понял. И снова тоска подкатила  под его сердце.
Но  долго  тосковать  Кубик не умел. Как не  умеют  долго грустить и плакать
плохие люди всех возрастов и народов.
     Но злость осталась.
     Кубик понимал, что  при  своем бесправном положении он просто не сможет
никому  продать  ни одну самую лучшую  утку или  гуся  без риска попасться и
снова очутиться в колонии.
     "Ништяк!  -- думал  он. -- Я  одинокий серый волк! Проживем.  Еда есть.
Ружье есть. И есть  на всякий  случай лопух  Халва!  --  Он  подумал  так  и
выпрямился, расправил плечи. -- Я одинокий серый волк! Плевать на всех!"
     Кубик  стал  злее.  И  всю злость свою  перенес на тех, кого  бил своим
беспощадным ружьем.
     --  Ты  дура! Глупая дура!  -- злился отец  Саида.  -- Зачем грохочешь?
Зачем зря  нырка  стреляешь?  Кто его ест? Он рыбой  пахнет! Никто не купит!
Зачем пеликан  бьешь?!  С ним не знаю, что делать, редкий птица! Дура ты! --
Отец, когда злился, начинал говорить с сильным акцентом.
     Кубик только щерил свои крепкие желтоватые зубы.
     -- А мне так нравится! -- говорил он.
     Первая  встреча с катером егеря -- собакой, гадом. . .  И ка-ких только
слов  не пробормотал отец  Саида, когда судорожно  пытался завести подвесной
мотор!
     Он суетливо  дергал шнур, мотор всхрапывал, чихал и не заводился. Катер
подходил  все  ближе.  Саид встал,  тщательно прицелился и  выстрелил.  Удар
крупной дроби пришелся  в  нос катера,  тот вильнул  в  сторону и врезался в
стену камыша.
     И в тот же миг взревел мотор лодки. Отец Саида прибавил оборотов, лодка
скользнула в почти неприметную протоку и растворилась в плавнях.
     Кубик сидел испуганный, подавленный. Он боялся.  Он так боялся, что его
поташнивало.
     Когда  лодка, повернув  в очередной раз, застыла с выключенным мотором,
Кубик спросил:
     -- Ты в него целился?
     Саид  спокойно!  закурил  сигарету,  затянулся,  стряхнул  пепел,  тихо
сказал:
     --  Зачем в  него?  Лодку  сбил. Если б  не сбил,  в  него  стрелял бы.
Трясешься?
     Кубик отвернулся. Вечная история: он попадал из огня в полымя.
     Переполненный  катер  егеря  тихо  скользил  по  бесчисленным  протокам
заповедника.  Мотор был  выключен. Егерь осторожно,  стараясь  не  плеснуть,
отталкивался шестом от дна. Ребята |застыли в лодке, боясь  резким движением
или  шепотом спугнуть птиц.  Они  зачарованно  смотрели  на  непуганые стаи,
неторопливо  отплывающие при виде катера. Лебеди недовольно оглядывались: не
мешайте, мол.
     -- Ой, мамочка, змеи!--прошептала вдруг Ленка Бородулина.
     И правда -- прямо по  xодy лодки  из  воды  торчало  несколько десятков
змеиных головок.
     -- Змеи?-- Егерь усмехнулся, опустил руки в  воду и  лов-ко выхватил...
черепаху.
     Панцирь у нее был  неожиданной  формы  --  не круглый,  как  у  обычных
черепах, а овальный, сильно вытянутый овал.
     --  Водяная  черепаха,-- сказал егерь,  --  возьми  на  память,  --  он
протянул черепаху Ленке.
     -- А где она будет жить у меня? Ей же вода нужна.
     -- У вас в городе речка есть?
     -- Есть. Жинжа. Хорошая  речка, -- опередил Ленку Таир.-- Поймайте  еще
парочку,  мы  их  выпустим, и  в нашей  замечательной Жинже  тоже будут свои
черепахи. А потом. ..
     Таир не  успел договорить. Совсем  рядом, где-то справа гулко хлестнули
выстрелы.
     С  треском поднялась  огромная  стая уток,  а выстрелы  все  гремели  и
гремели, вырывая из плотной массы стаи все новые и новые жертвы.
     --  Что же они  делают,  ребята?!  --  крикнула  Ленка.  Губы  у  егеря
побледнели.  Он яростно ругался  на  своем родном языке, но понимал его один
Таир. Егерь изо всех сил налегал на шест.
     Впереди показался просвет в камышах, и сквозь него все увидели лодку.
     Лодка  была метрах в  трехстах от катера.  В ней стояли трое с ружьями.
Егерь  подвел катер  к  небольшому островку с  чахлой  березкой  посередине,
прошептал:
     -- Высаживайтесь и ждите меня. С вами я за ними гнаться не могу.
     Мальчишки запротестовали. Егерь одернул:
     --  Некогда спорить. Теряем время. Потом  он  внимательно oглядел всех,
остановился на самом рослом и сильном -- на Родьке.
     -- Ты останься,  может быть,  пригодишься. Если начнут стрелять,  сразу
ложись на дно.
     Таир, Володька, Мамед и  Ленка высадились на  остров, а егерь с Родькой
осторожно,   стараясь  не  шуметь,  поплыли  к  браконьерам.  Но   незаметно
подобраться им не удалось.
     Внезапно самый высокий  из  тройки обернулся, увидел  катер и мгновенно
прыгнул к мотору.
     Егерь  рванул  шнур своего. Моторы  заработали  почти  одновременно.  И
началась гонка!
     Браконьерская лодка была явно перегружена, и катер стал ее медленно, но
неуклонно настигать.
     Когда  до лодки  оставалось метров сто пятьдесят,  один  из браконьеров
схватил другого в охапку и швырнул в камыши.
     -- Беги! -- крикнул он.
     И сразу облегченная лодка рванулась вперед.
     Родька вскочил. Он сразу узнал того, которого  выбросили из  лодки. Его
нельзя было не узнать -- Кубик. Кубик с ружьем.
     -- Кубик! -- заорал он. -- Стой! Стой, подлец!
     -- Стой! --крикнул егерь.
     Но Кубик и не думал останавливаться.  Он с треском  ломился через стену
камышей, как обезумевший от страха медведь.
     Егерь заглушил мотор.
     -- Из катера не выходи, -- приказал он и бросился за Кубиком.
     Ему сразу здорово не повезло. Егерь угодил в яму и окунулся с  головой.
Пока он отплевывался и, фыркая, выбирался из ямы, Кубик был уже далеко.
     -- Ушел! Ушел, подлец, -- шептал  Родька. -- Это я, я  во всем виноват!
Без  меня его  давно бы уже поймали! Но ничего... ничего... Я сам! Все равно
не уйдет!
     Мокрый  егерь перевалился через борт лодки. Он запаленно  дышал и долго
не мог выговорить ни слова.
     -- Видал, что делают, мерзавцы?! Запомни! Крепко запомни!
     -- Запомню! -- поклялся Родька. -- На всю жизнь!
     В тот же день отправились домой.
     Ребята   наперебой   обсуждали   встречу   с   браконьерами,   подробно
рассказывали обо  всем  Володькиному  отцу и  Андреичу. Один  Родька молчал.
Сидел как каменный, уставясь в одну точку, и молчал.
     -- Ты что, опять укачался? -- спросил Андреич.
     -- Сходи в кубрик, поешь, -- предложил Володькин отец.
     -- Не. Я не укачался. И есть не хочу. Спасибо, -- ответил Родька.
     -- Слушай, а какого  ты там Кубика поминал? -- спросил  вдруг Андреич и
пристально поглядел Родьке в глаза. -- Мне егерь говорил.
     -- Ни про какого, -- буркнул Родька и отвернулся.
     Но Андреич заметил, как сжались его кулаки, как туги желваки на скулах.
     -- Ну, гляди, не хочешь говорить, не надо, не неволю, -- сказал Андреич
и тоже отвернулся.



     Кубик задыхался. Слезы текли по горячему воспаленному лицу. Припекало в
груди. Язык распух, сделался большим и шершавым, едва помещался во рту.
     Несколько  раз Кубик зачерпывал ладонью воду,  плескал  в рот.  Но вода
была теплая, солоноватая, и пить от нее хотелось еще сильнее.
     Сил  больше не было, но Кубик все  ломился и ломился  сквозь камыш,  по
пояс в воде.
     Он  тихо  подвывал, глотал слезы и  приговаривал -- выдыхал одно только
слово:
     -- Продали... продали... продали...
     "Так  вот для чего я  им понадобился, вот для чего! -- стучало в мозгу.
--  На крайний случай! Как тряпку  выбросили.  Козлы поганые! Ну,  погодите!
Погодите! Вы еще узнаете, кто такой Кубик!"
     -- На коленях ползать будешь... на коленях, -- шептал Кубик запекшимися
губами.
     Внезапно  он споткнулся о какую-то  корягу и  ничком  плюхнулся в воду.
Встать сил не  было.  Кубик сел  и прислушался, но ничего не услышал, потому
что кровь часто и гулко бухала в ушах.
     Он сидел по горло в воде,  и полное равнодушие к своей  участи овладело
им.
     -- Не  могу...  Не  могу  больше...  Пусть  хватают,  -- бормотал  он и
всхлипывал, сморкался, тряс угловатой своей головой. -- Не могу.
     Но постепенно сердце успокоилось, перестало с такой бешеной силой гнать
кровь, шум в ушах утих, и Кубик услышал тишину.
     Сперва он не поверил, поковырял мизинцем в ушах. Полная тишина. "Может,
я оглох?"--подумал он и тихонько плеснул водой.
     Плеск показался неестественно громким. И Кубик понял, что не оглох.
     И еще он понял, каждой клеточкой ощутил, что за ним никто не гонится.
     И сразу же, как только осознал это, Кубик напрягся, и неведомо откуда в
тело вошла упругая сила. Кубику вновь нестерпимо, остро захотелось свободы.
     Он  медленно,  осторожно  поднялся на  ноги. Поправил  за спиной ружье.
Оскалился по-волчьи, прошептал:
     --  Нет,  Кубика  так просто  не  возьмешь.  Кубик  еще поборется.  Ну,
глядите, -- он потряс кулаком. -- Все глядите!
     Он  осторожно, стараясь не  шуметь, пошел дальше, на солнце, он знал --
берег там.
     Шаг его был пружинист.
     И  вдруг   Кубик   резко  остановился,  словно  налетел  на   невидимое
препятствие.
     Он внезапно вспомнил  странную вещь: когда Саид выбросил  его в камыши,
Кубик явственно услышал свое прозвище. Кто-то крикнул: "Кубик! Кубик, стой!"
     Но ведь прозвище знали здесь только трое: Саид,  его отец, и Халва.  Но
Саид крикнул. "Беги!". Это Кубик еще в воздухе услышал. Отец молчал, возился
с мотором.
     Значит, Халва?
     Тут Кубик плюнул даже  --  придет же такая чушь в  голову. Откуда здесь
взяться Халве? Померещилось.  "А может  быть, действительно, крикнул  Саидов
отец? Вполне  возможно.  Конечно!-- Кубик вновь оскалил  зубы. --  Чего  тут
голову ломать! Крикнул "Стой!", чтоб  меня  сцапали,  чтоб вернее уйти!  Ну,
гадючья семейка!"
     И  в тот же миг пришла другая мысль: а он, Кубик, не выкинул бы за борт
того же Витальку-Халву, если б за ними гнались и надо было уйти от погони?
     "Ясное  дело, выкинул. И не задумался бы, -- твердо решил Кубик. -- Так
чего  же ныть-то? Я для этой семейки -- как  для меня Халва: использовать да
выкинуть, нормально".
     Кубик двинулся дальше.
     Странное  дело,  он по-прежнему был смертельно обижен  и зол на Саида с
отцом,  но  в  душе оправдывал  их.  Считал,  что поступили  они  правильно,
неправильно только, что именно с ним, Кубиком, а не с кем-нибудь другим.
     Самый обидчивый народ -- это подлецы. Они  очень обижаются, если с ними
поступают подло.
     Кубик шел и шел.  Солнце стояло уже в зените, когда он наконец выбрался
на сушу, залег в прибрежных кустах.
     Он страшно устал, от голода  поташнивало, но Кубик все же заставил себя
пробраться на четвереньках поглубже в кусты, в самую непролазную чащу.
     Снять  с себя мокрую одежду уже не хватило сил. Кубик рухнул на  охапку
сухого хвороста и мгновенно уснул.
     Когда он  проснулся, солнце  уже садилось.  Костюм на  нем почти высох,
тело  ломило, будто по нему танк прошелся. Кубика бил озноб. Он долго не мог
понять,  где  находится,  что произошло.  Голова  была  как  чугунная, мысли
ворочались   тяжело,   со  скрипом,  будто  в  черепе  туго  проворачивались
заржавленные шестеренки.
     Но  постепенно  он  пришел  в  себя.  Бессмысленный,  тусклый взор  его
прояснился, Кубик все вспомнил.
     Злость с новой силой обожгла его.  И снова нестерпимо захотелось пить и
есть. Он спустился к морю, пошел вдоль берега, пока не наткнулся на ручеек с
пресной водой.
     Вода  припахивала прелью,  гнильцой, но Кубик припал  к ней  и пил, пил
бесконечно долго, глотая шумно, как конь.
     Когда  он оторвался от ручья, живот  его разбух,  и при каждом движении
вода плескалась в нем, как в бурдюке.
     Но  едва только Кубик утолил жажду, как  голод навалился с новой силой.
"Надо валить  отсюда  побыстрее,  -- думал  Кубик. -- Валить, валить!  Когти
рвать! На попутке доберусь до пещеры, там Халва наверняка что-нибудь припас!
Отлежаться, отоспаться, отъесться, а там поглядим! Ружье-то со мной!"
     Он нежно погладил полированное дерево приклада.
     Выбраться  из  этой опасной  зоны  оказалось  не так-то просто.  Быстро
темнело.  И,  как  всегда на  юге, ночь настала  неожиданно,  внезапно,  без
сумерек. Низко висели мохнатые южные  звезды,  луна  была  огромная,  яркая.
Резкие  тени  отбрасывали  кусты и деревья.  И  в каждой такой  тени  Кубику
чудилась  опасность,  засада.  Он  осторожно  шел,  сжимая  в  руках  ружье,
вздрагивая от каждого шороха, от хруста сучков под ногами, от любого резкого
звука.
     В  воздухе  стоял густой звон от  треска  цикад и  лягушачьих  голосов.
Шоссе,  до  которого  Кубик  добрался  уже  в глухую  ночь,  было  пустынно.
Проскочило несколько легковушек.  Кубик  "голосовал", но напрасно --  машины
пролетели не останаливаясь.
     Видно, никому не хотелось  брать на пустынном шоссе, ночью вооруженного
человека.
     Кубик зубами скрипел от злости и голода.
     -- Проклятые! -- шептал он. -- Сытые, да? Боитесь?  Правильно  делаете!
Погодите у меня! Вы еще узнаете, узнаете!
     Кто "они", что "они" узнают, Кубик и сам не знал. "Они", наверное, все,
все остальные люди.
     Человечество для  Кубика  четко  разделялось на  две  части:  он  и все
остальные. Причем часть под названием "ОН" была для Кубика неизмеримо больше
другой части.
     Эта большая часть была голодна,  полна ненависти и  вполне созрела  для
любого преступления.
     Остановить попутный грузовик Кубику удалось только  на  рассвете. Шофер
попался неразговорчивый, возможно потому, что плохо говорил по-русски.
     Кубика это вполне устраивало.
     -- Хлеба нету? -- спросил  он. -- Есть хочется. Кушать. Кубик энергично
задвигал челюстями, показывая, как
     он хочет есть.
     Шофер искоса взглянул на него.
     -- Кал?дны? -- спросил он.
     -- Голодный, голодный, -- закивал Кубик. -- Жутко голодный.
     Шофер вдруг смущенно улыбнулся.
     --  Сапсем  мало  есть  клеп.  Не  брал  я.  --  Он  пошарил в  кармане
хлопчатобумажной  спецовки, протянул Кубику кусок черствого хлеба с брынзой,
завернутый в обрывок промасленной газеты.
     Кубик с урчанием вцепился в хлеб зубами, почти не разжевывая, проглотил
в несколько приемов. Но голод не утих, есть захотелось еще пуще. И Кубик тут
же возненавидел шофера: почему не приехал раньше, зачем не взял с собой еды?
     "Все,  все против  меня! Будто сговорились,  гады,--думал  он.  --  Ну,
погодите, погодите! Дайте срок!"
     У моста через речку Жинжу шофер затормозил.
     Кубик  выпрыгнул  на  шоссе, не сказав шоферу ни слова,  изо  всех  сил
хлопнул дверцей  и  зашагал в  гору. Шофер  удивленно  поглядел  ему  вслед,
покачал головой и уехал.
     Было  уже совсем светло, когда  Кубик добрался  наконец  до  пещеры. Он
стремительно нырнул в нее и глазам своим не по-
     верил__на том месте, куда Халва обычно клал еду, ничего
     не было.
     Кубик  еще раз оглядел  все углы,  разворошил кучу  "сухих  листьев, на
которых спал.
     Пусто! Ни крошки съестного.
     Неистовая, слепящая ярость накатила на  Кубика. Руки затряслись,  глаза
заволокло розовым туманом.
     -- Предатель! --  пробормотал  он. -- Предатель! Все, все предатели! --
во всю глотку заорал он.
     Так заорал, что горы отозвались эхом.
     Всю эту  ночь Родька тоже не спал. Он тщательно, день за днем перебирал
в памяти  этот самый сложный,  самый запутанный год  своей короткой жизни  и
корчился от стыда, и презирал себя за глупость и слабость.
     Все, все произошло по его вине! С Кубиком связался по глупости, попал в
колонию,  из-за  него  отец и  мама  бросили родные места,  уехали за тысячи
километров, на  другой  конец страны. Ему  было  хорошо здесь.  С  отличными
ребятами познакомился -- искренними, смелыми, добрыми.
     Потом появился  Кубик,  и  опять  пошло  все  кувырком.  Он думал,  что
теперь-то никогда уже, никто не втянет его ни в какую темную историю.
     И снова ошибся, снова поддался Кубику, хотел избавиться  от него, и что
получилось?
     "Что же,  выходит, я просто трус?  -- подумал  Родька. -- И теперь  всю
жизнь  ходить мне и оглядываться,  изворачиваться, врать, обманывать друзей?
Всю жизнь в землю глядеть. И все из-за какого-нибудь Кубика? А кто он такой,
этот Кубик? Тупица,  наглец.  И  трус притом. И я боюсь его?  Значит, я  еще
больший трус? Ну уж нет!"
     И Родька понял: так жить  он больше не может.  Пусть все все узнают, но
больше так нельзя!
     Он осунулся, под глазами залегли тени, кожа обтянула скулы.
     Усталости  от  бессонной  ночи   он  совсем  не  ощущал.  Наоборот.  Он
чувствовал, что весь -- как сжатая до упора пружина.
     Рано утром он отправился к пещере.
     Андреич тоже  почти  не  спал этой ночью.  Не давали ему  покоя мысли о
Витальке Родине. Всем своим существом он
     чувствовал -- что-то с парнем  неладно. И это серьезно. Он сидел у себя
на  веранде  в  любимом  кресле-качалке,  когда  вдруг  увидел  стремительно
промелькнувшего  Родьку.  Тот  несся  так, будто за ним  гнались разъяренные
собаки. Лицо заострилось,  напряглось, и  весь он был напряжен, как  тетива.
Губы  побелели,  вытянулись  в  ниточку. И  как  только  Андреич  успел  все
заметить! Но он заметил. Может быть, потому, что слишком много думал об этом
парнишке в последнее время.
     Родька бежал в горы. Пока Андреич сменил свой допотопный махровый халат
на брюки и рубашку, пока возился со шнурками ботинок, Родьки и след простыл.
     Но Андреич  не зря вырос в этом городке и, конечно же, тоже был в  свое
время  мальчишкой. Он не бросился за  Родькой по тропинке, знал--не догнать,
слишком  уж неравные силы. Он  побежал наперерез ему, едва заметной тропкой,
заросшей, крутой.
     Андреич рассчитал, что догонит Родьку у пещеры, в которой  бесчисленное
множество раз прятались от непогоды он сам и ребята его поколения.
     Бежать было  трудно, изношенное  сердце  сопротивлялось, да  и тропинку
успели перехлестнуть  плети ежевики, а тот, кто  сталкивался  с  острыми  ее
колючками,  знает,  что  удовольствия от этого мало. Приходилось нырять  под
живую колючую проволоку, перешагивать  ее, давить ногами,  оставлять  клочья
брюк и рубахи на колючках.
     Поэтому Андреич  чуточку опоздал.  И  потом долго не мог  простить себе
этого.  Хотя  вины  его здесь  не было. Это легко говорить -- не было  вины,
легко убедить себя в этом. Но у Андреича были твердые и незыблемые принципы:
коль уж ты учитель, ребятишки все равно  что твои дети, и ты обязан защищать
их в  большом  и  малом. А  он не успел из-за  этой  дурацкой ежевики, из-за
разболтанного сердца,  и чего  греха таить  -- возраст, никуда  от  него  не
денешься.  Он услышал  голос, полный  ярости  и  отчаяния,  и  припустил еще
быстрее -- откуда только силы взялись.
     -- Все, все предатели! --- орал Кубик.
     Он  стоял,  широко  расставив  ноги,  и  потрясал  над головой  сжатыми
кулаками.  Волосы  всклокочены, лицо  перекошено... У ног  на  траве  лежало
ружье.
     И вдруг  Кубик увидел Родьку. Витальку, Халву, Родьку, Гения -- как вам
угодно.
     Кубик увидел его и весь  подобрался,  пригнулся, как перед  прыжком, и,
мелко переступая кривоватыми ногами, пошел на Родьку.
     Родька шел  навстречу.  Они не отрываясь глядели  друг другу в глаза, и
Родька вдруг понял, что не боится Кубика! Что бы  ни случилось, он больше не
боится его  и  никогда  не станет бояться.  Очевидно, Кубик  тоже это понял.
Глаза  его вильнули в сторону, но злость взяла верх. Он  подошел  к Родьке и
молча ударил его изо  всех  сил  в  голову.  Он  метил в  ухо,  но Родька  в
последний  миг успел  присесть,  и  здоровенный  кулак  Кубика  зацепил  его
вскользь по макушке.
     Родька резко разогнулся вперед  и  вверх и угодил головой в самый конец
подбородка, в самую "точку", как говорят боксеры. Челюсть у Кубика лязгнула,
взгляд  остекленел, и он тяжело плюхнулся на траву. Голова у Родьки звенела,
в глазах мелькали разноцветные круги, ноги ослабли, и он тоже сел на землю.
     Они  сидели,  уставясь  друг на друга, и  медленно приходили  в себя. И
вдруг будто по неслышимой команде  бросились вперед, сцепились  намертво. Ни
одного слова не было еще произнесено.  Они катались по поляне, рычали, рвали
друг на друге одежду, царапались, кусались, били кулаками куда придется.
     У Родьки заплыл правый глаз, он почти ничего не видел; у Кубика обильно
текла кровь из носа и из разбитых губ.
     И все-таки Кубик был старше и сильнее. Он оседлал наконец Родьку  и два
раза  тяжело ударил  его  по  лицу. Родька затих. Кубик, пошатываясь, встал.
Подобрал ружье и пошел прочь.
     Трикотажный его костюм был весь в клочьях, на груди  расплывалось пятно
крови, все еще шедшей из носа.
     Он не знал, что будет делать, не думал об этом.
     Зачем-то,  не  понимая, для чего  ему  это  надо,  он шагнул в  пещеру,
прижался щекой к холодному камню. Сколько он простоял так,  Кубик не помнил.
Он очнулся от звонкого окрика:
     -- Кубик!
     Шагнул  из пещеры  и увидел Родьку.  Тот стоял в двух десятках шагов от
пещеры и держал в руках толстый сук.
     Лицо  его  было  исцарапано,  в  кровоподтеках,  правый   глаз  залепил
черно-фиолетовый синяк. Но левый, широко открытый и ясный, глядел решительно
и твердо.
     "А ведь Халва меня и вправду не боится", -- мелькнуло в голове Кубика.
     -- Слышь  меня, Кубик?!--снова крикнул Родька.--  Бросай ружье  и  беги
отсюда  со всех ног.  Потому что, как  только я спущусь в город, я расскажу,
где ты прячешься.
     Кубик  задохнулся от ненависти. Отдать оружие? Ну  уж нет! Только с ним
он чувствует себя независимым и сильным.
     -- Беги, Кубик! Последний твой шанс!--снова крикнул Родька.
     -- Предатель! Шкура! Гаденыш! -- прохрипел Кубик.
     -- Сам ты предатель! Беги, Кубик! Я ведь все равно тебя не выпущу!
     -- Уйди! Уйди с дороги, Халва, -- завизжал Кубик и вскинул ружье.
     Убирать надо. И концы в воду. Его тут сто лет не отыщут.
     "Меня  никто не видел", --  лихорадочно думал Кубик. Родька сделал  шаг
вперед.
     -- Не посмеешь, трус! Брось ружье!
     Запаленный, исцарапанный, ввалился на поляну Андреич.
     -- Тебе правильно  говорят,  -- прохрипел  он,-- бросай ружье! И пошли,
хватит, погулял.
     От изумления и страха  Кубик опустил  ружье, нацеленное в грудь Родьки.
Но палец  был  на курке, дрожащий,  трусливый  палец.  Оглушительно хлестнул
выстрел, резко ответило горное эхо.
     Родька почувствовал,  как по  левой  ноге его,  повыше  колена,  словно
ударили раскаленным железным прутом. Горячая нестерпимая  боль залила грудь.
Он удивленно взглянул на странно прыгающее, трясущееся лицо Кубика и упал.
     Все это случилось  мгновенно,  но  Кубику  показалось, что  секунды эти
длились  очень долго, как  в тягучем, вязком сне.  Вот он вскидывает  ружье,
медленно,  долго жмет на  курок,  из  ствола вылетает  пламя,  чуть  погодя,
грохочут горы.
     Виталька-Халва стоит и глядит ему в глаза. И кажется,
     что ничего не случилось, что все еще можно исправить.
     Какой-то оборванный исцарапанный мужик бросается к Витальке, не обращая
никакого внимания на  Кубика. Голова Витальки  как-то  странно закидывается,
колени подгибаются, и он невыносимо медленно валится лицом в траву. Все.
     Глаза Кубика --  бессмысленные, белое, трясущееся желе. Ноги Кубика  --
плохо надутые резиновые ходули. Сердце Кубика -- дрожащий овечий хвост. Душа
Кубика. .. Да есть ли у него душа?!
     Он  с ужасом  смотрит на  распростертое  тело, на  незнакомого  мужика,
глядит на свои  руки,  сжимающие ружье, отбрасывает  прочь, вытирает  потные
ладони о штаны и пятится.
     -- Нет... -- шепчет он.-- Нет... Не надо... Не-е-ет!-- вопит он и сломя
голову бежит куда глаза глядят.
     Бежит, бежит Кубик, падает, карабкается, цепляется  за ветки, за траву.
А горное эхо гонится за ним, подстегивает, подгоняет.
     -- Не-е-ет! Е-е-ет! Ет!
     эпилог
     Родьку  и Андреича,  задыхающегося под тяжестью  своего ученика,  нашел
Филимон на тропе примерно на полпути от пещеры до дома.
     На  большой  перемене во двор школы ворвался Филимон.  Обычно веселого,
добродушного  щенка нельзя было узнать. Он  заливисто, нервно лаял, бросался
то  к  Володьке,  то  к  Таиру,  хватал их зубами  за штаны, тащил  куда-то,
отбегал, приглашал за собой, снова бросался, покусывал за ноги.
     -- Взбесился  он, что  ли?!  -- спросил Мамед-Очевидец. Таир и Володька
тревожно переглянулись.
     -- Что-то случилось!--твердо сказал Володька.
     -- Что-то случилось плохое! -- уточнил Таир.
     -- Побежали,  ребята!  -- крикнул  Володька, и весь класс  бросился  за
Филимоном.
     Осторожно  переставляя  ноги,  Андреич  тащил  Родьку  на  руках.  Нога
раненого по  всем  правилам  была перетянута поясным ремнем. Крови почти  не
было. Жгут свое дело сделал.
     Родька  был без сознания.  На  лице Андреича живого места  не  было  от
глубоких и  мелких царапин. Андреич  жадно  и часто хватал  широко раскрытым
ртом воздух.
     Мальчишки и девчонки растерялись.  Такого им еще не приходилось видеть.
Как ни странно, первой пришла в себя Лена Бородулина.
     Подчинились ей беспрекословно. Самый быстроногий  в классе -- Мамед  --
сорвался с места и будто растаял.
     Несколько человек приподняли  Родьку. Таир и  Володька  скрестили  руки
"стульчиком", посадили его. Тело  Родьки безвольно  валилось назад. Еще двое
ребят поддерживали его сзади.
     Медленно,  стараясь  не уронить раненого, пошли вниз.  Сзади,  смущенно
улыбаясь,  тихонько брел  Андреич. Родька в сознание не приходил. И  в таком
состоянии он был много дней.
     -- Шок, -- говорили врачи. И делали все, что могли.
     --  Большая потеря  крови, --  говорили врачи, --  если  бы вовремя  не
наложили жгут... -- Они качали головами. И пe-
     реливали  Родьке кровь. А весь класс вместе с родителями и Андреичем по
очереди дежурил у его постели.
     Дядя Арчил тоже приходил.
     __ Бедный мальчик, -- говорил. --  Выздоровей, пожалуйста,  выздоровей,
дорогой! Я  тебе подарю ружье, будь оно трижды проклято, зачем я  его только
выиграл!  Нет,  лучше  я  его выкину! Нет, подарю, пусть висит  на  стене на
память и никогда больше не стреляет.
     Дядя Арчил вытирал кулаком влажные глаза, он мучился  оттого, что из-за
его ружья ранили мальчика.
     Когда  Родька  наконец пришел  в себя,  первыми, кого  он увидел,  были
Андреич и Лена.
     -- Ожил? -- спросил Андреич и улыбнулся.
     Лена вскочила с табуретки. В белом халате она казалась старше. Она была
очень красивой девочкой.
     -- Его поймали? -- едва слышно спросил Родька.
     -- Поймали, -- ответил Андреич.
     -- Значит, вы теперь все знаете?
     -- Знаем.
     -- Все-все? -- переспросил Родька.
     -- Все-все, -- ответил Андреич.
     -- Ну и хорошо, -- ответил Родька, улыбнулся облегченно и тотчас уснул.
     Уснул спокойным сном человека, которому больше ничего  не надо скрывать
от своих друзей,  который может  уверенно глядеть на небо. А это так здорово
-- смотреть не только под ноги и по сторонам, а на небо тоже!


Популярность: 38, Last-modified: Sun, 13 Jan 2008 19:42:40 GMT