---------------------------------------------------------------
  Данное  художественное  произведение    распространяется    в
  электронной форме с ведома  и  согласия  владельцов авторских
  прав  на  некоммерческой  основе  при   условии    сохранения
  целостности  и  неизменности  текста,   включая    сохранение
  настоящего  уведомления.  Любое  коммерческое   использование
  настоящего текста без ведома  и  прямого  согласия  владельца
  авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

       По  вопросам  коммерческого  использования  этого текста
  можно обращаться по адресам:
       Литературное агенство "Классик".
       sander@stirl.spb.su
       alexanderkrivtsov@usa.net
---------------------------------------------------------------
 © Copyright Андрей Столяров
---------------------------------------------------------------





     Вернув документы, лейтенант угрюмо откозырял:
     - Ничего не могу поделать. Отгоните машину к дому и ждите.
     У него было темное, обветренное лицо. Он не говорил, а выдавливал  из
себя слова. За спиной его от канала через всю улицу тянулась цепь солдат -
ноги расставлены, на груди автоматы, в петлицах - серебряные парашюты.
     Я  достал  удостоверение.  Если  оно  и  произвело   впечатление   на
лейтенанта, то внешне это никак не выразилось.
     - Хорошо, - так же угрюмо сказал он. - Вы  можете  пройти.  Но  я  бы
советовал обождать.
     Он помолчал, видимо, рассчитывая,  что  я  соглашусь.  Набережная  за
оцеплением была пустынна,  солнечна.  Доносилась  стрельба  -  справа,  из
середины квартала...
     - Хорошо, я дам сопровождающего, - лейтенант стал еще угрюмей. Мотнул
головой. Вразвалку подошел сержант в пятнистом полевом комбинезоне. На шее
у него болталась прозрачная пластинка величиной с ладонь.
     - Проведешь, - сказал лейтенант. - Я сообщу по рации.
     Сержант окинул мгновенным взглядом мой светлый,  выутюженный  костюм,
прищурился на галстук:
     - Испачкаетесь, сударь.
     Я знал, как обращаться с десантниками, и  поэтому  уверенно  двинулся
вперед, как бы не  сомневаясь,  что  он  последует  за  мной.  Так  оно  и
оказалось.
     Мы пошли по набережной.
     - Вы все-таки  держитесь  сзади,  -  уже  нормальным  голосим  сказал
сержант, догоняя. - И ни в коем случае не отходите от меня.
     - Что тут у вас происходит? - спросил я.
     - Операция.
     Больше он ничего не добавил.
     Мы свернули во двор - узкий,  извилистый.  Стены  в  черных  подтеках
смыкались вверху, вдавливаясь в небо. Все время казалось,  что  мы  сейчас
упремся в тупик, но неожиданно открывался новый проход. Отовсюду слышалась
стрельба. Сдвоенно выстрелил карабин; затем,  сплетаясь  в  едином  звуке,
хлестнули  автоматные  очереди,  и,  наконец,  солидно  застучал   тяжелый
пулемет, судя по звуку  -  "гокис",  пули  у  него  размером  с  небольшой
огурец...
     Это было уже серьезно. В последний раз я слышал "гокисы" год назад во
время мятежа в Порт-Хаффе.  Тогда  сепаратисты  из  "Феруза"  внезапно,  в
считанные  минуты  профессионально  положив   напалмовые   кассеты   вдоль
пригорода и блокировав огненным полукольцом войска МККР, двинули танки  по
шоссе прямо на Ролиссо, где  находились  международные  армейские  склады.
Если бы они захватили оружие, то могли бы отрезать весь  север  и  держать
жесткую  оборону  этой  территории  по  крайней  мере  несколько  месяцев.
Главнокомандующий вооруженными силами  страны  то  ли  растерялся,  то  ли
действительно был связан с сепаратистами, как говорили потом:  он,  вместо
того чтобы подорвать склады,  выслал  наперехват  артиллерийскую  школу  -
недоученных  курсантов,  подкрепив  их  саперным  батальоном  из  резерва.
Штурмовые танки "Мант" прошли сквозь них, как сквозь масло, - я уже потом,
после гибели Аль-Фаиза видел на шоссе месиво исковерканных орудий и тел, в
котором копошились подразделения Красного креста и добровольные санитарные
дружины.
     Нас выбросили на исходе ночи. Небо начинало светлеть. Десятки  капсул
неспешно, одна за другой вываливались из пузатых  с  маленькими  крыльями,
неуклюжих на вид транспортных самолетов и  долго,  уменьшающимися  точками
летели вниз и у самой земли эффектно  распахивали  зонты  -  пружинили  на
воздушной подушке.
     Сверху  все  было  отлично  видно.  И  огненный,  голубой   полукруг,
опоясавший порт, и серебрящуюся спокойную Ниссу, и артиллерийские  вспышки
за мостом, который уже был захвачен  сепаратистами,  и  ближе  к  земле  -
пропитанные флюофором светящиеся зеленые  знамена  передового  полка  "Меч
пророка", чьи танки на лобовой броне несли изречения девятого калифа Али.
     Мы садились прямо на склады. Вдали  уходи  разрывы,  но  мы  все-таки
надеялись здесь закрепиться - у нас  были  податомные  базуки,  которые  в
случае  попадания  если  и  не  пробивали  броню,  то  вынуждали  "Мантов"
остановиться на минуту-две для смены оплавившейся оптики, а за  это  время
можно было навести канальную мину. И вот, когда мы начали  выпрыгивать  на
сырую бетонную  площадку  перед  складом,  оттуда,  со  сторожевых  вышек,
тяжелыми басами заговорили "гокисы". Оказывается, Аль-Фаиз еще  за  четыре
часа до выступления выслал вперед ударную группу; она  без  шума  вырезала
охрану и заняла ключевые посты. Но мы узнали об этом потом. А в тот момент
занявшаяся  огнем  капсула  вызвала   наши   крики   предостережения.   Мы
разворачивались к вышкам так, чтобы там увидели голубые нашивки  на  наших
робах.  И  командир  десанта,   югославский   майор,   приказал   осветить
прожектором его форму с  надписью  "Международные  войска",  -  но  вторая
очередь, выкинувшая его из луча и свалившая прожектор,  поставила  все  на
свои места.
     Я очнулся тогда только утром в госпитале, когда Аль-Фаиз и двенадцать
его имамов, окруженные в здании аэровокзала,  покончили  счеты  с  жизнью,
выбросившись на мостовую.
     ...Двор вывел нас на боковую  улицу.  Тут  слабо,  но  ощутимо  пахло
чесноком. Я покосился на прозрачную пластинку. Это был противогаз.
     - Теперь осторожно, - предупредил сержант.
     И сразу же над нашими головами раздался звук - будто пилой по дереву.
Мы отшатнулись. Чуть выше, над нами  в  темном  кирпиче  появился  десяток
красных лунок со сколотыми краями.
     - Весело тут у вас, - сказал я, отряхивая кремовый пиджак.
     Сержант блеснул зубами сквозь кирпичную пыль:
     - Это ничего - пугают. А вот у них есть один с карабином,  так  бьет,
подлец, как в тире.
     - Откуда у них "гокисы"? - спросил я. - Или это ваши стараются?
     - У них все, что хочешь, есть, - сержант вытер лицо, оставив  на  нем
красные полосы. - Надо перебираться на ту сторону. Видите подворотню?
     До подворотни было метров сорок.
     - По одному и - быстро, - приказал сержант. Выскочил и, будто нырнул,
почти падая, перебежал улицу. Запоздало ударила очередь, выбила  искры  из
асфальта,  зазвенело  стекло.  Я  кинулся,  не  дожидаясь,  пока   очередь
кончится. По мне не стреляли.
     - Вот мы и на месте, - сказал сержант. Он закурил.
     - Хороший автоматчик уложил бы вас запросто.
     - Под хорошего автоматчика я бы и не полез.
     Он открыл обшарпанную дверь на первом этаже. В квартире  царил  хаос.
Мебель была перевернута,  на  полу  сверкали  сотни  зеркальных  осколков.
Полированную  стенку  наискось  прочерчивала  пулевая  дорожка.  По  бокам
выбитого окна стояли капитан-десантник и совсем молоденький  лейтенант.  У
обоих на шее висели пластинки противогазов. Очень сильно пахло чесноком.
     - По приказу начальника охраны... - шагнув вперед, начал  докладывать
сержант.
     Капитан резко повернул к нему  белое,  засыпанное  известкой  лицо  и
крикнул сорванным голосом:
     - К стене!
     Мы едва  отскочили.  Автоматная  очередь  прошла  по  полу,  брызнули
зеркальные фонтаны.
     - Засекли все-таки, сволочи, - сказал капитан.
     Лейтенант ежесекундно вытирал лицо ладонью:
     - Надо менять позицию.
     - Поздно, уже поздно, - проговорил капитан и опять навис над рацией:
     - Хансон, слышишь меня? Хансон! Что там у вас?
     - Заняли чердак, - донеслось в ответ.  -  Через  минуту  начинаем.  Я
сообщу.
     - Балим! - закричал капитан. - Через  минуту  закроешь  окна.  Плотно
закроешь, понял? Чтобы носа не могли высунуть!
     - Не высунут, капитан, ничего не высунут, - неторопливый голос был  с
сильным южным акцентом.
     - Видишь, где у них пулемет?
     - Вижу.
     - Вот. Чтоб больше ни я, ни ты его не видели.
     - Понял, капитан. Все будет в ажуре, капитан!
     Капитан повернулся к нам:
     - Ну?
     - Сержант доложил.
     - Какой Август?  Август  на  той  стороне,  -  капитан  с  неприязнью
посмотрел намой злополучный костюм, ужасно сморщил лицо. - Сейчас туда  не
пройти.  И  здесь  вам  делать  нечего.  Отправляйтесь  во  двор.  Он   не
простреливается.
     Я достал удостоверение. Капитан не успел даже  взглянуть  на  него  -
рация, казалось, накалилась:
     - Начинаем, капитан!
     И он в ответ весь напрягся:
     - Балим! Балим! Огонь!
     Впереди бешено стучали десятка два автоматов. Капитан скомандовал:
     - Пошли!
     Мой сержант перекинул автомат в руку, лег, раскинув ноги, у соседнего
окна.
     Переулок хорошо просматривался - широкий,  пустой.  Стены  его  домов
были исцарапаны пулями. У тротуара дымилась покореженная легковая  машина.
Ветер переворачивал зеленые бумажки,  застилавшие  асфальт.  На  углу,  из
высокого дома  с  зарешеченными  окнами  выдавалась  узкая,  в  два  этажа
полукруглая башенка, пронизанная солнцем.
     Стреляли по ней.
     На крыше дома появился человек - во весь рост. Замахал руками.  Слева
выскочил взвод десантников и побежал мимо догорающей машины.
     - Быстрей, быстрей! - застонал капитан в рацию.
     И вдруг откуда-то  сверху,  перекрывая  автоматную  суету,  отчетливо
застучал "гокис". Пули его с визгом рикошетировали от мостовой.  Обрушился
пласт  штукатурки.  Поднялась  белая  пыль.  Двое  бегущих  сразу   упали,
остальные, помешкав секунду, нырнули в ближайший подъезд.  Один  десантник
то ли растерялся, то ли еще почему, но на какой-то миг застыл на  середине
переулка. Когда он опомнился, момент был  упущен.  "Гокис"  отсек  его  от
подъезда. Десантник рванулся в другую сторону. Вжался там в  глухую  стену
спиной,  глядя,  как  быстро-быстро  по  асфальту  приближаются   к   нему
выщербленные лунки.
     Сержант  у  окна  выругался,  автомат   в   его   руках   заколотился
нескончаемой очередью. Я заметил, что сжимаю пистолет - когда только успел
его вытащить? - и сунул его обратно подмышку.
     - Балим, я тебя расстреляю, - страшным голосом прорычал капитан.
     - Они перешли на третий этаж! - закричал Балим.
     Десантник  у  стены,  наконец,  решился  -  прыгнул  вперед,  надеясь
перескочить через смертельные лунки. Очередь поймала  его  в  воздухе.  Он
переломился надвое.
     - Балим, что же ты, Балим, - горловым шепотом сказал капитан.
     И вдруг все стихло. Только сержант бил и  бил  вверх  по  башенке.  Я
потряс его за плечо, он очумело оглянулся, бросил автомат, высморкался  на
пол.
     - Капитан! Хансон передал - они уже в квартире!
     - Ага! - капитан, соскальзывая, выбрался через окно, зашагал к дому с
башенкой. Лейтенант  молодцевато  выпрыгнул  за  ним.  У  меня  оборвалось
сердце,  но  выстрелов  не  было.  Я  тоже  вылез.  Отовсюду   появившиеся
десантники  смотрели  на  башенку.   Ждали.   Негромко   переговаривались.
Некоторые поднимали зеленые бумажки - купюры по сто крон каждая.  Высокий,
черный  человек  что-то  темпераментно  объяснял  капитану,  помогая  себе
руками. Капитан его не слушал.
     Все расступились. Пронесли двоих на  носилках,  все  в  бинтах.  Один
непрерывно стонал и плакал.
     Подошел Август. Я не сразу узнал его застывшее лицо.
     - Одного все-таки взяли, - сказал он.
     - Ведут, ведут, - пронеслось среди десантников. Они подались вперед.
     Из парадной дома с башенкой двое в комбинезонах  волокли  третьего  -
коленями по мостовой, он бился в их руках и кричал.
     Август увидел меня, моргнул голыми веками.
     - Ты? Ну, слава богу!
     И тут же забыл про меня.





         ВЫДЕРЖКИ ИЗ ДОКЛАДА ПОСТОЯННОЙ ИНСПЕКЦИОННОЙ КОМИССИИ
        ПРИ МЕЖДУНАРОДНОМ КОМИТЕТЕ ПО КОНТРОЛЮ НАД РАЗОРУЖЕНИЕМ
        (МККР) ПО ОБСЛЕДОВАНИЮ ОБЪЕКТА 7131 (БИОЛОГИЯ), НАУЧНО-
          ТЕХНИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА "ЗОНТИК", ШТАТ АРИЗОНА, США

     Основание для инспекции -  заявление  профессора  Чарльза  Ф.Беннета,
Принстонский университет, о характере  научных  работ,  которые  велись  в
комплексе "Зонтик" и которые шли вразрез  с  частью  пятой  "Декларации  о
разоружении" - "Медицински неоправданное воздействие на  психику  человека
физическими, химическими или иными  средствами  с  целью  модификации  его
поведения" - и вразрез с частью  второй  "Декларации  прав  гражданина"  -
"Насильственное изменение индивидуальных качеств личности".
     ...Инспекцией  научно-технического  комплекса  "Зонтик"   установлено
наличие проводящихся в нем  в  настоящее  время  исследований  химического
воздействия  на  психику  человека  препаратами  группы  "Октал"  с  целью
модификации поведения по типу реакций "Страх".
     ...Шестая  лаборатория  объекта  (бывший  руководитель  -   профессор
Ф.С.Нейштадт),  на  которую  указывал  заявитель,  в  настоящее  время  не
восстанавливается, в  планах  реконструкции  не  значится  и  тематика  ее
исключена из предполагаемого направления исследований.
     ...Суммируя вышеизложенное, комиссия подтверждает  наличие  в  данном
комплексе исследований,  нарушающих  вышеуказанные  пункты  "Декларации  о
разоружении" и "Декларации прав гражданина", и рекомендует МККР:
     1. Полностью расформировать научный персонал комплекса "Зонтик".
     2. Демонтировать оборудование комплекса и передать его МККР.
     3. Привлечь директора комплекса "Зонтик"  профессора  Г.Р.Микоэлса  и
руководителей  лабораторий  профессоров  Н.Ф.Липкина  и  У.Ч.Олдингтона  к
судебной ответственности в рамках  Международного  гражданского  права  по
статье "Личная ответственность за создание и разработку запрещенных систем
вооружений".



         ПРИЛОЖЕНИЕ
            (выдержки из заявления профессора Чарльза Ф.Беннета)


     ...Обращаю особое внимание МККР на исследования в шестой  лаборатории
комплекса "Зонтик", руководитель - профессор Ф.С.Нейштадт. Я лично не  был
знаком  с  профессором  Нейштадтом,  но  примерно  за  год  до  подписания
"Деклалации о разоружении" у меня состоялась доверительная беседа с  одним
из его сотрудников, моим близким другом, имени которого я здесь не привожу
по этическим причинам. Мой друг сообщил мне,  что  профессором  Нейштадтом
разработан принципиально новый способ модификации психики  человека.  Речь
идет  о  создании  в  коре  головного  мозга,  в  среде  уже  существующих
нейрофизиологических  связей  локального,  совершенно  автономного   блока
управления с четкой реализацией записанной в нем программы. В  отличие  от
существующих к настоящему времени способов модификации  эмоциональных  или
логических функций коры головного мозга, которые влекут за собой частичную
деформацию психики, новый метод позволяет полностью сохранить  сложившуюся
к  моменту  воздействия  психофизиологическую  картину   личности   с   ее
мировоззренческим, социальным или бытовым содержанием.  При  этом  явления
амнезии или диффузии психики не наблюдаются. Способ, которым  производится
запись  программы,  мне  неизвестен.  Включение  программы  осуществляется
индивидуальным или общим словесным шифром.
     Мой друг, в искренности которого я не сомневаюсь,  сообщил  мне,  что
профессором Нейштадтом в сотрудничестве  с  научным  отделом  Министерства
обороны создается техника  серийной  записи  подобных  блок-программ.  Она
может быть использована в соответствующих целях среди  военнослужащих  или
гражданского населения. Первые опыты в этом направлении на добровольцах из
ВВС прошли успешно. По словам моего  друга,  профессор  Нейштадт  обладает
гипертрофированным честолюбием, не признает никаких моральных категорий  и
одержим стремлением к личной власти.
     Считаю своим долгом человека и гражданина сообщить эти сведения  МККР
и просить  МККР  провести  тщательное  расследование  по  делу  профессора
Нейштадта.



         ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПОКАЗАНИЙ ПРОФЕССОРА Г.Р.МИКОЭЛСА,
              БЫВШЕГО ДИРЕКТОРА НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА
                  "ЗОНТИК", В МЕЖДУНАРОДНОМ СУДЕ В ГААГЕ
               (верховный судья процесса Э.Штритмайер (ФРГ)
 

     ВОПРОС. Подсудимый, знали ли вы, что исследования, которыми занимался
ваш комплекс, запрещены "Декларацией" и могут проводиться только с особого
разрешения и под контролем МККР?
     ОТВЕТ.  Мы  никогда  не  ставили  перед  собой  военных  целей.  Наши
исследования  носили  сугубо  медицинский  характер.  Они  необходимы  для
изучения и лечения некоторых шизоидных  и  параноидных  состояний  психики
человека.
     ВОПРОС. Подсудимый, вы не ответили на вопрос.
     ОТВЕТ. Да, знал. Но я хочу подчеркнуть, что исследования  проводились
исключительно на добровольцах. Все испытуемые предварительно знакомились с
программой эксперимента и его возможными последствиями. В настоящее  время
все они чувствуют себя удовлетворительно и получили оговоренную  правилами
денежную компенсацию.
     ВОПРОС.  Что  вы  можете  сказать  о  работах   шестой   лаборатории,
руководимой профессором Нейштадтом?
     ОТВЕТ. Мне об этом ничего неизвестно.
     ВОПРОС.  Не  кажется  ли  вам  странным,  подсудимый,   что,   будучи
директором комплекса, вы не  знали  о  характере  работы  подчиненной  вам
лаборатории?
     ОТВЕТ.  Шестая  лаборатория  только  формально  входила  в  комплекс.
Фактически она подчинялась не мне, а непосредственно Министерству обороны.
У лаборатории  были  собственные  средства,  она  самостоятельно  закупала
оборудование и самостоятельно планировала исследования. Профессор Нейштадт
имел право увольнять или принимать на работу любого сотрудника. Я не  знал
даже приблизительно о  направлениях  работы  шестой  лаборатории.  Мельком
слышал, что испытуемых там называют фантомами.
     ВОПРОС. Почему?
     ОТВЕТ. Да потому, что все отчеты шестой лаборатории, минуя меня,  шли
сразу в Министерство. Могу только  сказать,  что  профессор  Нейштадт  был
безусловно очень талантливым ученым и понимал свою  ответственность  перед
человечеством. Мы все сожалеем о его гибели. Он  никогда  не  позволил  бы
себе ничего противозаконного.



       ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПОКАЗАНИЙ ГЕНЕРАЛА А.Д.КРОММА,
              БЫВШЕГО НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
             МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ В МЕЖДУНАРОДНОМ СУДЕ В ГААГЕ
                (верховный судья процесса Э.Штритмайер (ФРГ)


     ВОПРОС. Подсудимый, научно-технический комплекс "Зонтик" находился  в
ведении вашего отдела?
     ОТВЕТ. В определенной мере.
     ВОПРОС. Поясните суду ваши слова.
     ОТВЕТ. Мой отдел действительно контролировал некоторые институты,  но
в подавляющем большинстве случаев мы лишь  предоставляли  дотации  научным
центрам для выполнения необходимых нам исследований. И по отношению к  ним
я осуществлял только общее руководство работами, не вдаваясь в детали.
     ВОПРОС. И комплекс "Зонтик" не был исключением?
     ОТВЕТ. Да.
     ВОПРОС. Что вы можете сказать о шестой лаборатории?
     ОТВЕТ. О ней я узнал только  после  происшедшей  там  катастрофы.  Ее
исследования  не  входили  в  компетенцию  моего  отдела.  С   профессором
Нейштадтом знаком не был.
     ВОПРОС.  Вы  здесь  слышали   показания   профессора   Микоэлса.   Он
утверждает, что шестая  лаборатория  подчинялась  Министерству  обороны  и
доклады о результатах ее исследований получал непосредственно ваш отдел.
     ОТВЕТ. Я могу повторить: о деятельности шестой лаборатории  я  ничего
не знал. Если такие доклады и существовали, то я их не видел.
     ВОПРОС. Что вы можете сказать о причинах гибели шестой лаборатории?
     ОТВЕТ. Сразу после катастрофы мы провели расследование.  У  экспертов
нет единого мнения.
     ВОПРОС. А ваше личное мнение?
     ОТВЕТ. Я не эксперт.



       БЕЗ УКАЗАНИЯ ИСТОЧНИКА

                   СВЕДЕНИЯ О ПРОФЕССОРЕ Ф.С.НЕЙШТАДТЕ,
                  БЫВШЕМ РУКОВОДИТЕЛЕ ШЕСТОЙ ЛАБОРАТОРИИ
                  НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА "ЗОНТИК"

     Фредерик Спенсер Нейштадт родился в 1961 г. По окончании Гарвардского
университета (штат Массачусетс) получил диплом по  специальности  биология
(нейрофизиология). Уже в первые годы  учебы  проявил  незаурядные  научные
способности и склонность к экспериментальной работе. Пять  лет  работал  в
лаборатории профессора Н.М.Хэйла  (недостоверно,  профессор  Хэйл  умер  в
1997Ъг., данные о штате лаборатории в  архиве  университета  отсутствуют).
Направление исследований - "Патофизиологические состояния головного  мозга
человека" (недостоверно, данные о плановой тематике в архиве  университета
отсутствуют). С 1994 г. работал в научно-техническом комплексе "Зонтик". С
1998 г. - руководитель шестой лаборатории этого комплекса.
     Предполагаемое  направление  исследований  -   волновые   резонансные
регуляции   психики   человека.   Открытые   публикации   по   результатам
исследований отсутствуют. Данные о  сотрудниках  лаборатории  отсутствуют.
Осенью... года (за две недели до прибытия инспекции  МККР)  в  лаборатории
профессора Нейштадта произошел  взрыв  выраженной  силы,  сопровождавшийся
интенсивным многосуточным горением нетушащихся зажигательных  смесей  типа
напалм-кремний. В этих условиях восстановить  документы  или  оборудование
лаборатории    оказалось    невозможным.    Человеческие    останки     не
идентифицировались. Предположительно, профессор Нейштадт и его  сотрудники
погибли в момент взрыва.



       БЕЗ УКАЗАНИЯ ИСТОЧНИКА

                ГИПОТЕТИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛИЦ
              (ФАНТОМОВ), КОДИРОВАННЫХ В ШЕСТОЙ ЛАБОРАТОРИИ
                  НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА "ЗОНТИК"

         Попытка переворота в Парабайе

     В ночь с двадцать шестого на двадцать  седьмое  июля  часть  офицеров
генерального штаба Парабайи,  опираясь  на  взводы  охраны,  арестовала  и
расстреляла весь руководящий состав генштаба и военного министерства. Были
подняты  по  тревоге  гарнизон  города  и  офицерское  училище.  От  имени
расстрелянного военного министра танковому полку,  находящемуся  в  летних
лагерях, был отдан приказ войти в столицу. К утру двадцать  седьмого  июля
мятежники  блокировали  президентский  дворец,  захватили  радиостанцию  и
обратились с воззванием к армии  и  народу.  Мятеж  был  поддержан  частью
офицеров ВВС, которые, не посвятив в свои планы рядовой состав, подняли  в
воздух подчиненные им подразделения и  барражировали  небо  над  столицей.
Утром двадцать седьмого июля после отказа президента страны сложить с себя
полномочия    и    сдаться    дворец    был    подвергнут     интенсивному
артиллерийско-пулеметному обстрелу. Основная  часть  войск  не  поддержала
мятежников.  Рядовые  ВВС  и   курсанты   офицерского   училища,   выяснив
обстановку, заявили о своей верности правительству. Командование принял на
себя  начальник  оперативного  управления  генштаба.  К  вечеру   двадцать
седьмого  июля  мятежники  были  рассеяны;  руководители  мятежа,   будучи
окружены в здании  генштаба,  покончили  жизнь  самоубийством.  По  данным
Министерства обороны Парабайи, офицеры, возглавившие мятеж, в разные сроки
проходили подготовку в США.


         Виндзорский инцидент

     Девятого августа группа военных техников станции слежения  и  обороны
второго  пояса  Солнечной  системы  "Виндзор"  (Марс,  Эритрейское  море),
расстреляв большую часть обслуживающего персонала, в том  числе  командира
станции слежения полковника Нигата (Япония), захватила  пульты  управления
ракетами "земля-космос" и в течение четырех дней  требовала  передачи  под
свой контроль всех станций слежения и обороны Марса, а также  эвакуации  с
планеты международных сил,  угрожая  начать  ракетный  обстрел  крупнейших
столиц Земли. Переговоры с террористами оказались безрезультатными. Боевой
крейсер "Хант" (СССР), высланный Советом безопасности МККР, получив прямое
попадание ракетой "земля-космос", тем не менее сумел игловыми  радиолучами
парализовать работу систем  наведения  и  высадил  десант,  который  после
двухчасового боя захватил станцию слежения  "Виндзор".  Часть  террористов
была уничтожена во время перестрелки, трое, блокированные в диспетчерской,
покончили с собой, около десяти человек на  бронетранспортерах  прорвались
на космодром и, захватив пассажирский  лайнер  "Мико",  вышли  в  открытое
пространство, предположительно к границам Солнечной  системы.  Интенсивный
лучевой поиск корабля оказался безрезультатным. Лайнер "Мико", захваченный
террористами,  относится  к  типу  малогабаритных  пассажирских  лайнеров,
вооружения  не  несет  и  опасности  для  Земли  и  передовых  станций  не
представляет.





     Замысловатым ключом я открыл дверь и присвистнул: по квартире  словно
прошел  смерч.  Громили  ее  долго  и  тщательно.  Мебель   предварительно
разбирали на детали и каждую часть ломали по отдельности. Из  дивана  были
выдраны все пружины, и они были разбросаны по  всей  квартире.  От  люстры
осталось белое пятно.  Как  сахар.  Непонятно,  как  был  достигнут  такой
эффект. Книги, вероятно, сначала разрывали по корешку,  а  потом  выдирали
все  страницы.  Обои  висели  печальными  языками,   обнажив   ноздреватую
штукатурку. Кухонный агрегат был превращен в груду мятого металла.
     На такую работу потребовалось много времени и энергии.  Она  вызывала
уважение.
     В одной из комнат точно посередине  стояла  совершенно  целая  низкая
лакированная тумбочка - странно аккуратная среди разгрома.  На  ней  лежал
лист бумаги. От руки печатными буквами крупно было написано одно  слово  -
"убирайся".  Вместо  подписи  стоял  значок  -  полукруг   с   поперечными
черточками.
     Я сел на тумбочку. У меня было несколько версий. Первая - здесь  всем
предоставляют такие квартиры. Так принято. Эта версия была удобна тем, что
разом все объясняла.
     Версия  вторая  -  хулиганство.  Версия  третья  -   маньяк.   Версия
четвертая... Версия пятая... Версия сто сорок шестая - звездные пришельцы.
Изучали земную жизнь.
     Я тяжело  вздохнул,  так  как  знал,  что  мне  сейчас  предстоит.  Я
разделся, повесил одежду на сохранившийся гвоздь и принялся за работу.
     Обыск занял ровно  три  часа.  Я  перемазался  известкой,  выпачкался
машинным маслом, разодрал себе  локоть  чем-то  острым  и  поранил  колени
осколками стекла. Но в итоге через три часа на тумбочку легли  два  серых,
тонких кружочка с выпуклостью в центре - наподобие кнопки.
     И,   с   некоторой   оторопью   глядя   на   эти   высокого   класса,
сверхчувствительные дистанционные микрофоны, я вдруг понял, что ни одна из
версий не подходит.
     Я оделся и поехал в Дом.
     Дом стоял на тихой зеленой  заасфальтированной  улице.  Вход  в  него
украшали шесть колонн, по которым, ослепительно  вспыхивая,  бежали  вверх
хохочущие  и  плачущие  лица,  встающие  на   дыбы   кони   и   написанные
разноцветными буквами короткие и загадочные слова.
     Я не сразу понял, что это афиши.
     Навстречу мне вывалилась радужная стайка  молодежи.  Они  шли,  будто
плясали, высоко подпрыгивая. Одна из девушек,  оступившись,  ударилась  об
колонну, и та лопнула с печальным звоном,  обнажив  блестящий,  решетчатый
круг в асфальте.  Все  захохотали.  Упавшая  вскочила,  визжа  повисла  на
высоком   парне.   Над   кругом   задымился   голубой    туман:    колонна
восстанавливалась.
     С некоторым сомнением я потрогал свой галстук, но потом подумал,  что
для инспектора строгий и чуть старомодный вид даже обязателен.
     На этаже, где помещалась администрация, народа  оказалось  неожиданно
много. Здесь сновал все такой же молодняк.  Меня  они  не  замечали,  друг
друга - тоже. И  все  они  двигались  как  бы  пританцовывая.  На  гудящих
воздушных карах проплыла пустая рама  для  мнемофильмов.  Ее  поддерживали
мужчины в синих халатах. Бородатые  ребята,  по  пояс  голые,  лоснящиеся,
работали у стен с декорационными  фломастерами,  пена  которых  застывала,
образуя причудливую лепку.
     У двери с надписью "Дирекция" невероятно тощий,  изнуренный  человек,
как ветряк, размахивал руками. Одет он был  наподобие  новогодней  елки  -
цветные тряпочки, бляшки, зеркальца; сквозь них просвечивали желтые ребра.
Его собеседник пятился назад на коротеньких ножках.
     - Нет, нет, нет! - фальцетом кричал тощий. - Кто у  нас  режиссер?  Я
режиссер!  И  я  не  позволю!  Никаких  драконов  -  ни   трехглавых,   ни
огнедышащих! Сугубый реализм. Учтите это! Я так вижу!
     - Витольд, - пытался убедить его собеседник. -  Ну  совсем  маленький
дракончик. Вроде ящерицы. Пусть себе летает...
     Тощий его не слушал:
     - Ни драконов, ни ящериц, ни морских змеев. Запомните!
     И потряс пальцем перед носом толстого собеседника. Тот воззвал:
     - Бенедикт, хоть ты скажи...
     Третий участник разговора -  высокий  и  громоздкий  -  только  сонно
прикрывал веки, думал о своем. На обращенные к нему вопли солидно кивнул.
     Тощий застыл с поднятым пальцем.
     - Ни одной запятой не дам переставить. Все. Я - сказал, - высокомерно
уронил он и пошел по коридору так, будто все его суставы были на шарнирах.
     - Могу я работать в таких условиях, Бенедикт? - театрально воскликнул
толстый.
     - М-да... - подумав, изрек высокий. Заметил мой взгляд:
     - Вы ко мне?
     Я назвался.
     - Вот, очень кстати, - сказал высокий. -  Инспектор  из  Столицы.  По
вопросам культуры.
     - От сенатора Голха? - растерянно спросил толстый.
     - Не  только.  Возникла  необходимость  общей  инспекции,  -  туманно
ответил я.
     - Боже мой! Это же  нелепо!  -  толстый  всплеснул  руками.  -  Какой
инспектор? Зачем нам инспектор? Я вчера  говорил  с...  Он  ни  словом  не
обмолвился об инспекторе.
     - Герберт, - предостерег  высокий.  -  Инспектор  разберется  сам.  -
Повернулся ко мне. - Разрешите представиться, директор Дома - Бенедикт,  -
вежливой  улыбкой  поднял  верхнюю  губу,  показал  крепкие  зубы.  -  Наш
финансовый бог - советник Фальцев.
     - Очень, очень приятно, - расшаркался  советник.  По  лицу  его  было
видно, что он испытывает совсем другие чувства.
     - Как здоровье сенатора? - заботливо спросил директор.
     - Неплохо, - отрезал я.
     - Как же так... - растерянно начал советник.
     Директор его перебил:
     - Прошу вас, - он указал на дверь и распорядился. -  Герберт,  пришли
Элгу.
     Финансовый бог поперхнулся. У меня возникло ощущение,  что  я  ляпнул
что-то не то.
     В  кабинете  директор  усадил  меня   за   обширный   стол-календарь,
исписанный множеством пометок.
     - Итак, господин Павел?
     - Может быть, без господина? - предложил я.
     - Отлично, - с готовностью согласился директор. - Я  для  вас  просто
Бенедикт.
     - Меня интересует ваш Дом. Хочется познакомиться поближе. Гремите.
     - Да, Дом у нас замечательный, - сказал директор. - Уникальный Дом. К
нам  приезжают  специально  из  других  стран,  чтобы  принять  участие  в
Спектакле. Знаете, в Италии есть фонтан Грез: если бросишь  туда  монетку,
то обязательно вернешься. Так и у нас. Кто  хоть  один  раз  участвовал  в
Спектакле, тот обязательно приедет еще.
     Директор все время улыбался, а глаза его  оставались  холодными.  Мне
это не нравилось. Он вполне мог  быть  фантомом.  Впрочем,  торопиться  не
следовало. Фантомом мог оказаться кто угодно. Даже я сам.
     -  Разумеется,  это  далось  не  сразу,  -  продолжал   директор.   -
Кропотливая работа. Пристальное изучение  вкусов  молодежи.  Ее  духовного
мира. Вы знаете, у молодежи есть свой духовный мир! Что бы там  ни  писали
наши социологи!
     Мне очень хотелось  прочитать  заметки  на  столе.  Такие  торопливые
записи могут сказать  о  многом.  Я  скосил  глаза.  Но  директор  как  бы
невзначай нажал кнопку, и поверхность стола очистилась.
     - Чрезвычайно интересно, - промямлил я.
     - Мы ведь не просто копируем историю, - все усердствовал директор.  -
Мы воссоздаем ее заново. Разумеется, в чем-то отступая от действительности
- но в рамках. Иного я бы и не допустил. - Он  поднял  широкие  ладони.  -
Какой смысл рассказывать. Сегодня у нас ввод  нового  Спектакля.  Надеюсь,
вечер у вас свободен?
     - В какой-то мере, - уклончиво ответил я.
     - Обязательно приходите! - с энтузиазмом воскликнул  директор.  -  Мы
ставим восемнадцатый век. Морское  пиратство.  Я  распоряжусь,  чтобы  вам
оставили марку.
     В это  время  в  кабинет  вошла  светловолосая  женщина.  Чрезвычайно
сексапильная.
     Директор обрадовался:
     -  Элга!  Наконец-то!  Познакомьтесь,  Павел  -  Элга.  Она  как  раз
занимается этой... культурой.
     Элга обещающе улыбнулась. Ее короткая юбка едва доходила до  середины
бедер, декольте на блузке располагалось не сверху, а снизу, открывая живот
и нижнюю часть груди.
     - Элга вам все покажет, - директор был сама любезность. - Тем  более,
что она специалист. А меня, извините, Павел, ни одной свободной минуты.
     - Буду рад, - сказал я, поднимаясь.
     - Пойдемте, - предложила Элга и посмотрела на меня многозначительно.
     Я  поймал  взгляд  директора  -  тоже  многозначительный.   Очевидно,
предполагалось, что теперь новый инспектор поражен в самое сердце.
     В коридоре топтался мрачный парень в синем  халате.  Челюсть  у  него
выдавалась вперед. Увидев директора, он произнес голосом чревовещателя:
     - Бенедикт...
     - Я уже все сказал, - пресек его директор.
     Парень посмотрел на Элгу, потом с откровенной ненавистью  на  меня  и
высказал свою точку зрения:
     - Ладно. Монтировать камеру - Краб. Записывать фон - Краб. Ладно.  Вы
Краба не знаете. Вы Краба узнаете.
     - Я занят, - еле сдержался директор.
     Парень напирал грудью.
     Я хотел дослушать этот захватывающий диалог,  но  Элга  увлекла  меня
вперед. Мы прошли мимо бородатых ребят, занимающихся лепкой. Один  из  них
присвистнул и произнес довольно явственно:
     - Элга опять повела барана.
     Бараном был, конечно, я.
     - Кто это? - спросил я.
     - А... художники. Хулиганят - непризнанные гении. - Элга фыркнула.  У
нее это получилось на редкость привлекательно.
     - Нет, вот этот парень с лицом гориллы.
     - И верно, похож, - она легко рассмеялась. - Это  Краб,  мнемотехник.
Странный какой-то человек. Все время что-то требует. Бенедикт устал с ним.
     Я оглянулся. Мрачный  парень  весьма  агрессивно  втолковывал  что-то
директору. Тот, морщась, кивал. Вид  у  него  был  затравленный.  Бенедикт
действительно устал.
     - Что бы вы хотели осмотреть, господин Павел? - спросила Элга.
     - Все.
     - Благодарю, - она прямо-таки обдала меня  синевой.  Я  подумал,  что
радужка глаз у нее подкрашенная.
     - Все - это очень  много,  Павел.  Может  быть,  мы  сначала  посидим
где-нибудь, Павел?
     Мое имя таяло у нее во рту.
     - Сначала немного посмотрим, - извиняясь, сказал я.
     Элга передернула плечиком:
     - Вот режиссерская. Там готовят сегодняшний Спектакль.
     Режиссерская представляла  собой  громадную  комнату  без  окон.  Под
светящимся  потолком  были  развешаны   десятки   волновых   софитов   для
стереокраски, а в  центре  на  разномастных  стульях  сидели  около  шести
человек. Режиссер, похожий на елку, жестикулировал. Сбоку от него я увидел
Кузнецова. Гера задумчиво курил. Он то ли не обратил внимания на  открытую
дверь, то ли играл свою роль - по легенде мы были незнакомы.
     Больше я ничего заметить не успел. Режиссер повернул к нам изъеденное
до костей лицо и спросил, срываясь на крик:
     - В чем дело? Я занят, занят, занят!
     Элга закрыла дверь, словно обожглась.
     - Ввод Спектакля, - смущенно  пояснила  она.  -  Витольд  всегда  так
нервничает.
     Я промолчал. Я думал:  как  хорошо,  что  в  паре  со  мной  работает
Кузнецов. Спокойный и рассудительный Гера Кузнецов, на которого при  любых
обстоятельствах можно положиться даже больше, чем на самого себя.
     Элга повела меня в техотдел. Я не разбираюсь в голографии и тем более
в волновой  технике,  но,  по-моему,  оборудование  у  них  первоклассное,
выполненное  в  основном  по  специальным  заказам.  Там  же,  в  зале,  в
прозрачном кресле, возведя черные глаза  к  потолку,  полулежал  парень  в
шикарном  тренировочном  костюме;  он  затягивался  тонкой,   как   спица,
сигаретой, а выпускал зеленый дым. Парень даже не  посмотрел  на  нас,  но
сигарета замерла в воздухе, и я  понял,  что  он  слушает  разговор  самым
внимательным  образом.  Выходя,  я  равнодушно  обернулся  и  поймал   его
пронзительный и сразу погасший взгляд.
     Вообще Элга оказалась неплохим гидом, особенно когда забывала о своей
задаче - обольстить инспектора из Столицы. Я искренне был заинтересован ее
рассказом, и поэтому она говорила много и охотно. В  результате  я  узнал,
что ей двадцать семь лет, что она не замужем  -  все  попадались  какие-то
хухрики, что она хотела бы  иметь  самостоятельную  работу,  а  ее  держат
ассистентом, что она давно бы ушла, если бы не Спектакли, что все  в  Доме
держится на Витольде, а директор в искусстве - ни дуба не варит,  что  он,
директор, уже не раз делал ей определенные предложения, но,  она  в  гробу
видела этого зануду, что директор  и  Витольд  ненавидят  друг  друга,  но
почему-то работают вместе, хотя давно  могли  бы  и  разойтись,  что  Элге
приходится выполнять некоторые особые поручения, какие - она не  уточнила,
и поэтому многие относятся к ней плохо.
     Из всего этого в какой-то мере можно было составить общую картину, но
ничего существенного понять при этом  было  невозможно.  Элга  была  очень
мила, и мне приходилось ежесекундно напоминать себе, что фантом,  пока  не
включена программа, ничем не отличается от обычного человека.
     Кроме того, у меня не выходил  из  головы  погром  в  моей  квартире.
Сомнений не было - я засветился. Но  каким  образом?  Ведь  я  появился  в
городе только вчера и о моем прибытии знали три, от силы четыре  человека?
А если громить квартиру, то  причем  тут  микрофоны?  Получалась  какая-то
ерунда.
     Сдавленный хрип донесся  из-за  низенькой  двери  слева.  Так  хрипят
загнанные лошади. Я посмотрел на Элгу.  Она  ползала  плечами.  Я  потянул
дверь. В маленькой, похожей на кладовку комнате, где стояли рулоны  бумаги
и высокие бутыли  коричневого  стекла,  угрюмый  Краб,  оскалясь,  стиснув
квадратные зубы, душил зажатого в угол советника Фольцева. Финансовый  бог
уже посинел, слабыми пухлыми руками рвал кисть, сдавившую горло.
     - Отпустите, - сказал я.
     Краб повернул заросшее лицо:
     - Чего?
     - Вполне достаточно.
     - Исчезни, - посоветовал Краб.
     - Я ведь могу вызвать полицию, - пригрозил я. - Есть двое свидетелей.
     Отпущенный  советник  стал  кашлять,  давиться   слюной,   сгибаться,
насколько ему позволял живот. Лицо у него из синего стало багровым.  Вдруг
он замахал руками:
     - Оставьте нас! Пожалуйста! Я вас прошу!
     И опять согнулся, выворачивая легкие в кашле.
     Мы пошли дальше. Я деликатно молчал. У Элги был такой вид, словно  ее
осенило.
     Мы спустились в библиотеку. Она  располагалась  в  подвале.  Светился
матовый потолок. Уходили вдаль деревянные стеллажи. Было  очень  тихо.  За
барьером у раскрытой книги сидела девушка, с таким печальным лицом, словно
она всю жизнь провела в этом подвале.
     Элга меня представила.
     - Анна, - сказала девушка. Она была в сером платье с белым  кружевным
воротничком - как в старом фильме.
     - У вас, вероятно, много читателей? - спросил я. И  мне  вдруг  стало
стыдно за свой бодрый тон.
     - Нет, - сказала она. Сейчас мало читают, больше смотрят видео.  А  с
тех пор, как начались Спектакли, - тем более.
     Я перевел взгляд на раскрытую книгу.
     - А я привыкла, - сказала она. -  С  детства  читаю.  Это  отец  меня
приучил.
     Элга фыркнула.  Теперь  мне  это  не  показалось  привлекательным.  Я
смотрел на Анну. Она - на меня. Я спросил о чем-то. Она  что-то  ответила.
Элга начала нетерпеливо пританцовывать.
     Послышались шаркающие шаги.
     - А вот и папа, - сказала Анна.
     Из-за  стеллажей  появился  согнутый  старик  в  вельветовой  куртке,
поправил старинные роговые очки.
     Мы немного поговорили. Я явно не был в ударе  -  вдруг  забыл,  какие
вопросы следует задавать инспектору. Кажется, этого никто не заметил.
     Старик любовно гладил корешки:
     - Книги - это моя давняя страсть. У меня и дома неплохая  библиотека.
Старая классика. Есть  издания  прошлого  века.  Конечно,  сейчас  принято
держать звукозаписи - знаете: группа артистов читает  "Войну  и  мир".  Не
спорю, есть удачные трактовки, но я привык сам. А мода  -  бог  с  ней,  с
модой.
     Я все время смотрел на Анну. И она тоже смотрела, без смущения.  Элга
прекратила улыбаться.
     Когда молчать дальше стало неудобно, я обратился к старику:
     - Сегодня у вас новый Спектакль?
     Он вздохнул:
     -  Не  любитель  я  этих  Спектаклей.  Но  директор  требует,   чтобы
присутствовали все. Так сказать, на месте изучали дух молодежи.
     - А вы там будете? - спросила Анна.
     - Обязательно, - заверил я.
     - Я приду, - сказала она.
     Мы вышли. Элга обиженно молчала. У  нее  исчезло  все  оживление.  Мы
поднялись на второй этаж. Она грустно посмотрела на меня:
     - Вот так всегда. Разные хухрики  липнут,  а  стоит  познакомиться  с
серьезным человеком, как он смотрит только на нее.
     - Я не серьезный. Я веселый и легкомысленный, - отозвался я.
     - И ничего в ней нет, - уверила меня Элга. - Подумаешь, книги...
     Мы  расстались.  Я  не   назначил   Элге   свидания,   и   она   ушла
разочарованная.





     Днем было проведено короткое радиосовещание. Я доложил о квартире.  У
Августа мое сообщение восторга не вызвало.
     - Случайность? - буркнул он. - Ладно. Разберемся. Подключим  полицию.
В конце концов,  по  документам  ты  -  гражданин.  Пусть  обеспечат  твою
безопасность как гражданина.
     Я выразительно молчал. Конечно, полиция могла  бы  кое-что  выяснить,
но, с другой стороны, тут же начались бы ненужные расспросы - кто?  зачем?
почему?
     - Ладно, - проницательно посмотрел на меня Август. - Посмотрим. Это я
беру на себя. Как ты считаешь, имеет смысл менять квартиру?
     - Нет. Я засветился еще до входа в операцию. Утечка информации где-то
на самом верху.
     - Что еще?
     Я рассказал о своих впечатлениях от Дома, сделав акцент на  директоре
и черноглазом парне, которого видел в танцевальном зале.
     - Значит, ничего нового, - подытожил Август. Покашлял.  -  Работа  по
раскрытой группе тоже ничего не дала.
     - Вы же одного взяли, - напомнил я.
     - Как  ты  помнишь,  включенные  фантомы  в  случае  провала  кончают
самоубийством, - сказал Август.
     - Но ваш - жив.
     - Пока жив. Была попытка выброситься из окна, попытка разбить  голову
о стену.  Сейчас  его  держат  в  специальном  помещении  под  непрерывным
контролем. И конечно, он молчит. Это тоже в программе. И будет молчать.  У
МККР пять живых фантомов, они молчат уже полгода.
     Он опять покашлял и сказал жестко:
     - Плохо работаем. Прежде всего нам нужен старший группы.  Не  фантом.
Не блокированный. Старший, который знает код включения программы.
     - Или слово власти, - добавил я.
     - Нам нужен старший, - как бы не слыша меня, повторил Август.
     Потом мы немного поговорили с Кузнецовым.  Он  был  настроен  гораздо
оптимистичнее, хотя и не объяснил почему. Мне показалось, что  он  чего-то
недоговаривает, и я прямо сказал ему об этом.
     - Терпение, Паша, - засмеялся Кузнецов. - Мне самому  многое  неясно.
Не хочу тебя сбивать: смотри свежими глазами.
     Я немного подумал и решил, что он ничего не знает. Просто морочит мне
голову.
     Вечером я поехал на Спектакль.
     Говоря  о  популярности  Дома,  директор  не  преувеличивал.  Уже  за
несколько  кварталов  до  него  движение  было  закрыто.  Улицы  заполняла
разноцветная и удивительно тихая толпа. Я плечом раздвигал покорные спины.
Когда вглядывался в лица, то видел, что в глазах у  всех  стояла  глубокая
тоска.
     При входе дежурила полиция. Между оцеплением  и  толпой  было  метров
десять свободного пространства. Чувствуя, как на мне фокусируются взгляды,
я пересек его, назвал свою фамилию. Мне открыли турникет, и в это время из
толпы выскочил длинный парень в комбинезоне с сотнями молний. Лицо у  него
было раскрашено флюофорами - правая щека мерцала красным, левая -  желтым.
Он пронзительно закричал: И меня! И меня! - и, растопырив ладони,  кинулся
в проход. Его перехватили. Он вырывался  из  рук,  взметая  синие  волосы.
Толпа смотрела безучастно. Полицейские изредка переговаривались.
     Я поднялся наверх.
     Зала как такового не было. В три несуществующие стены его било  море.
Тяжелые, отсвечивающие изнутри зеленью волны обрушивались  на  песок.  Дул
порывистый, пахнущий йодом, ветер. Соленые  брызги  летели  в  лицо.  Море
простиралось до горизонта и сливалось там с синим южным  небом.  В  центре
тянулась  широкая  песчаная  отмель.  Ее   окружали   джунгли   -   буйное
переплетение  узловатых  стволов  корней  и  глянцевых  листьев.  Скрипуче
кричали невидимые птицы. Доносился перекатывающийся рык тигра.
     По отмели  прогуливались  зрители,  поглядывали  на  часы.  Некоторые
забредали в воду, долго смотрели на горизонт.
     Сбоку от вдающейся  в  море  песчаной  косы  тяжело  покачивалось  на
волнах, скрипело старинное судно с двумя  мачтами,  на  одной  из  которых
бился на ветру черный флаг с черепом  и  костями.  Борта  его,  украшенные
причудливой резьбой, побелели  от  воды,  медная  обшивка  позеленела,  из
квадратных  амбразур  выглядывали  масляные  дула  пушек.  На   его   носу
деревянная женщина с распущенными волосами подалась вперед, открыв  рот  в
беззвучном крике.
     Меня окликнули. Особняком стояла группа людей во главе с директором.
     - Как вам нравится? - спросил он.
     - Чудесно, - ответил я.
     На директоре был черный плащ до пят и  черная  же  шляпа  с  большими
полями. Такой же костюм был и на советнике, в котором тот  походил  не  на
пирата, а на толстого, всем довольного средневекового лавочника.
     - Маскарад необязателен,  -  пояснил  директор.  -  Это  для  лучшего
вживания в роль.
     - Ну что они тянут? - сморщила губки Элга. Красное  бархатное  платье
ее переливалось жемчугом. По-моему, настоящим.
     - Я не знаком со сценарием, - сказал я.
     - И не нужно! - воскликнул директор. - Это же не стереофильм.  Там  -
да - требуется знать сценарий, выучить реплики. А  здесь  вся  прелесть  в
том, что сценарий неизвестен. Даже я его знаю только в общих чертах. У нас
зритель - активное лицо сюжета. Он сам создает его.
     - Что я должен делать?
     - Что хотите. Абсолютная свобода! И к тому  же,  учтите:  при  любой,
самой острой ситуации вам гарантируется полная безопасность.  Поэтому  что
взбредет в голову, то  и  делайте.  Вот  Герберт,  например,  -  он  обнял
советника, - Герберт в прошлый раз женился на африканской принцессе и  был
объявлен королем Сесе Секе Омуа  Первым.  Ему  вставили  в  нос  кольцо  и
воткнули перья в разные части тела. У него родилось шестеро детей.
     Директор захохотал, сильно запрокинув голову назад. Советник  сердито
высвободился из объятий.
     -  Вечно  ты,  Бенедикт,  выдумываешь.  Какая  женитьба:  я  взрослый
человек. - Расправил плащ на толстых, покатых плечах.
     - Он у нас любит изображать огнедышащих драконов, - как бы по секрету
сообщил мне директор. - Просто страсть какая-то. Хлебом  не  корми  -  дай
дохнуть огнем. Правда, Геб?
     Советник буркнул что-то и отвернулся.
     - Но могу дать совет, - продолжал уже серьезно директор. -  Если  вам
не понравится тот сюжетный ход, в который вы попали, то  вы  можете  легко
перейти в другой. Просто делайте шагов десять-пятнадцать в любую  сторону.
На стены, море, прочий антураж внимания не обращайте.
     - Ну, когда они начнут, - простонала Элга. Взяла меня под руку,  так,
что я ощутил ее ноготки.
     Сильная волна докатилась до наших ног и  отхлынула,  оставив  шипящую
пену. Я с удивлением обнаружил, что брызги на лице настоящие.
     С нашего места хорошо просматривалась  вся  отмель.  Я  быстро  нашел
черноглазого парня. Он стоял в венчике  хохочущих  золотоволосых  девушек.
Недалеко   от   них   Кузнецов   озабоченно   разговаривал   со   стариком
библиотекарем, хмурился. Я скользнул по ним равнодушным взглядом.
     Тут же стояла Анна - в коротком белом платье, одна.
     - Если хотите пройти  сюжет  еще  с  кем-нибудь,  -  многозначительно
сказал директор, - то держитесь ближе к партнеру: будет большая суматоха.
     На бриге ударил колокол -  медным  голосом.  Все  зашевелились.  Элга
сильно сжала мою  руку.  На  верхней  палубе  появился  человек  в  черном
камзоле, махнул кружевной манжетой.
     - Пошли, - двинулся вперед директор. - Удачи вам, Павел.
     Я кивнул на прощание, и его  тут  же  заслонили  чьи-то  спины.  Элга
потащила меня к бригу. Толкались. Было очень тесно. Я оглянулся: лицо Анны
мелькнуло и пропало в толпе.
     - Скорей, - торопила Элга и дернула меня совсем не вежливо.
     По липкому, смоляному трапу мы вскарабкались на борт.  Остро  запахло
морем. Палуба оказалась неожиданно маленькой. Я опасливо огляделся  -  где
мы тут все разместимся? Зрители лезли один за другим.
     Второй  раз  ударил  колокол.  Кто-то  восторженно   закричал.   Крик
подхватили. Колокол торжественно  ударил  в  третий  раз.  Бриг  закачался
сильнее, застонало дерево, выгнулись паруса. Берег начал отодвигаться.
     Я неоднократно участвовал в голографических фильмах и прекрасно знал,
что это имитация: мы никуда не плывем, бриг стоит на месте,  да  и  самого
брига нет - на какой-то примитивный каркас наложено объемное изображение.
     Но здесь что-то произошло: странное ощущение легкости и веселья вошло
в меня. Я как бы забыл обо всем, что знал раньше.
     Мы находились в открытом море. Кругом, насколько хватало  глаз,  была
вода. Ветер крепчал, срывал  пенные  гребни,  волны  перехлестывали  через
палубу, корабль заваливался с боку на бок. Я схватился за ванты, на  губах
была горькая соль. Элга повернула ко мне мокрое счастливое лицо, шум  волн
заглушал ее голос. Я поцеловал ее.  Она  чуть  откинулась  назад.  Веселый
Роджер плескался над нами.
     - Па-арус! - закричали сверху.
     На капитанском мостике стоял человек. Длинный шарф  его  рвал  ветер.
Кажется, это был директор. Вытянутой рукой он показывал в  море.  Там,  за
волнами, ныряли белоснежные паруса.
     Элга завизжала, забарабанила меня по спине.
     - К орудия-ам!
     Полуголые, повязанные цветными платками пираты побежали по  скобленой
палубе, ловко откинули замки пушек, закрутили винты. Я не увидел вокруг ни
одного знакомого лица. Более того, я не знал ни одного  из  тех  зрителей,
что стояли на отмели.
     - Ого-онь!
     Дула дружно выбросили пламя и плотные клубы дыма. Запахло гарью. Элга
не выдержала - кинулась  к  свободной  пушке.  Я  ей  помогал.  Ядро  было
тяжелое. Мы забили заряд.  Элга,  зажмурив  синий  глаз,  наводила.  Пушка
дернулась,  пахнула  в  лицо  раскаленным  дымом.  На  паруснике   впереди
вспучился разрыв, забегали темные фигурки. Элга все время кричала. На  ней
теперь  было  не  красное  бальное  платье,   а   разорванная   тельняшка,
брезентовые брюки, сапоги с широкими отворотами. Я не понимал,  когда  она
успела переодеться. Мы заряжали, прицеливались и стреляли,  сладко  ожидая
очередного разрыва. С парусника отвечали  реже.  Ядро  ворвалось  на  нашу
палубу, оглушительно лопнуло - пират рядом  с  нами  схватился  за  горло,
хрипя, осел к мачте, между пальцев потекла кровь.
     Корабли  быстро  сближались.  Из  трюмов  нашего   брига   высыпалась
абордажная команда - небритые, смуглые,  свирепые  флибустьеры  горланили,
перегибались через борт. Одноглазый верзила взял в зубы кортик, ощерился -
темная струйка потекла из порезанного рта.
     Капитан повел над головой короткой саблей. Издал клич:
     - На аборда-аж! - и побежал вниз, на палубу.
     Корабли сошлись с катастрофическим треском. На  паруснике  повалилась
мачта, накрыв команду белыми крыльями.  Наш  борт  оказался  выше,  пираты
спрыгивали на палубу чужого судна.
     Элга билась внизу с офицером в серебряном мундире, ловко уклоняясь от
ударов. Вспыхнув клинком, снесла ему эполет. Офицер схватился за плечо,  и
тут одноглазый пират, рыча, вращая желтым зрачком, погрузил кортик  ему  в
грудь. Офицер всплеснул руками - покатился.
     Я тоже оказался на паруснике. Рубил, кричал. Вокруг хрипели  яростные
лица, плясала сталь, но ни  один  клинок  не  задевал  меня.  Мы  теснили.
Команда парусника отступала к рубке - падал то один, то другой. Их капитан
палил с мостика из двух  пистолетов  -  метко  брошенный  кортик,  блеснув
рыбкой, воткнулся ему в горло, и он повис - руками на поручнях.
     Палуба очищалась. Наш  капитан,  потеряв  плащ  и  шпагу,  выкрикивал
короткие команды. Элга восторженно вопила, глаза у нее были бессмысленные.
Она наскакивала на щуплого матросика, который, забившись за бухту  каната,
с ужасом в лице сжимался под ее ударами. Я  обхватил  Элгу  за  пояс.  Она
яростно вырывалась. Матрос перевалил птичье тело на борт. Элга  оторвалась
- бледная, сияющая, высоко подняла саблю.
     Из кают послышались крики. Выбежали несколько женщин,  заметались  по
палубе. За  ними  гнались  пираты.  Одноглазый  сгреб  одну  из  них,  она
отбивалась ногами, взметая  вверх  подол  пышной  юбки,  потом  вырвалась,
прижалась  к  борту  -  растрепанная,   испуганная.   Одноглазый   подошел
неторопливо, сильным движением разорвал на ней платье  -  от  горла  вниз.
Женщина  прижала  руки  к  голой  груди,  застонала.  Одноглазый  довольно
заурчал. Пираты захохотали.
     Я увидел Анну. Она стояла у другого борта - тонкая, презрительная.
     - Боже мой, какая скука, - сказала она. - И вы - тоже.  И  вы  -  как
все.
     Я посмотрел на свою окровавленную  саблю  -  кого  я  убил?  Ощущение
веселья пропало. Была грязная, затоптанная палуба, небритые рожи  пиратов,
потные, латаные мундиры.  Длинными  шагами,  расталкивая  команду,  прошел
капитан, остановился у женщины в разорванном платье.  Она  крепче  прижала
руки. Он широкой пятерней взял ее за волосы. Женщина  запрокинула  голову,
заблестели сахарные зубы.
     Анна вздрогнула.
     - Уйдем отсюда, - сказал я.
     Она пошла, отворачиваясь. Я не знал,  куда  идти.  Я  вспомнил  слова
директора: десять-пятнадцать шагов в любую сторону. Я знал,  что  море  не
настоящее, но прыгнуть за борт не мог. Из кают доносились пьяные крики. На
палубу ввалился матрос с черпаком  и  стал  пить  из  него,  обливая  себя
красным вином. Я считал шаги - девять, десять, одиннадцать.
     На двенадцатом шаге - как  будто  лопнула  струна.  Свет  на  секунду
померк. Мы оказались в полутемной каюте.  Было  душно.  Трещали  трехрогие
свечи на стенах. За неоструганым столом сидело человек десять - в  завитых
париках, в камзолах с крахмальными отворотами. На  столе  лежала  большая,
лохматая карта, прямо на ней стояли кубки с  вином  и  высокая  серебряная
фляга, изображающая льва, поднявшегося на задние лапы.
     Мы сели на резные стулья. Анна уронила голову на руки. На  нас  никто
не обращал внимания. Холеный человек без парика вел ногтем  по  карте.  На
смуглом, равнодушном лице его поблескивали светлые глаза.
     - До Картахены двести миль, - негромко и властно говорил  он.  -  При
благоприятном ветре мы придем туда утром. Войдем в залив  и  высадимся  на
холмах, против города. Вот здесь самое удобное место.
     Грузные  люди  следили  за  пальцем,  сопели.  Среди  них  я   увидел
черноглазого парня. Он вдруг незаметно подмигнул мне и, сделав озабоченное
лицо, склонился над картой.
     - Город со стороны залива не защищен,  -  продолжал  главный.  -  Нам
придется иметь дело только с гарнизоном.  Пушки  покрывают  расстояние  от
города до залива: нас поддержат корабли.
     - Капитан Клайд забыл, что при входе в залив сооружены два  форта  по
двадцать пушек в  каждом,  -  язвительно  сказал  толстый  человек,  очень
похожий на советника.
     - Мы их подавим, - небрежно ответил капитан  Клайд.  -  Два  фрегата,
восемьдесят орудий, час хорошей бомбардировки.
     - Перед фортом мели, близко не подойти, - не сдавался толстый.
     - Гром и молния! - дернул головой его сосед с  фиолетовым  шрамом  от
лба до подбородка. - Высадим десант на шлюпках. Мои ребята пойдут первыми.
Черта с два их  кто-нибудь  остановит!  -  Стащил  парик,  тряхнул  рыжими
волосами.
     Толстый что-то зашипел в ответ. Я не слушал: у  меня  на  груди,  под
рубашкой слегка закололо - вызывала "блоха". Я незаметно сжал ее  -  вызов
принят. Парики, склонившись над столом, рычали друг на друга. Рыжий стучал
кулаком, текло вино. Капитан Клайд, откинувшись на спинку стула,  надменно
поднимал бровь.
     На меня не смотрели. Вместе с платком я захватил в кармане  микрофон.
Голос Кузнецова внятно произнес:
     - Повторяю: Великие Моголы. Великие Моголы... - и затем другим тоном.
- Что? Нет. Сейчас, - и короткий стон сдавленный к отчаянный.
     Свободной рукой я безуспешно сжимал "блоху" под  рубашкой.  На  вызов
никто не  отвечал.  Черноглазый  парень  беспокойно  заерзал.  Наши  глаза
встретились. Он поспешно опустил веки. Я шепнул Анне:
     - Нужно идти.
     - Идите, - не поднимая головы, ответила она.
     У дверей застыл негр в тюрбане с  саблей  наголо.  Блестели  молочные
белки. Я не знал, где искать Кузнецова, пошел по коридору  между  каютами.
Двое  пиратов,  жадно  разглядывавшие   золотой   браслет,   расступились,
пропуская меня.
     В этот раз переход произошел  на  четырнадцатом  шаге.  Был  полдень.
Неистовое солнце. Дрожащий  от  зноя  воздух  и  белая  пыль,  покрывавшая
булыжник. Улица уходила в гору. Снеговая вершина ее плыла в небе. По обеим
сторонам улицы стояли низкие серые дома с окнами-бойницами. Старый  камень
их крошился от жары. Из проломов глухих  стен  пробивались  ватные,  пряно
пахнущие цветы.
     Я поедает вызов еще несколько раз.  "Блоха"  молчала.  Я  зашагал  по
пустынной улице. Насколько я понимал технику переноса, простая ходьба  мне
ничем не грозила: чтобы перейти в другой сюжет, надо было этого захотеть.
     Город  словно  вымер.  В  горячей  пыли  копошились  облезлые   куры.
Пробежала собака - скелет, обтянутый шерстью. Откуда-то доносились  редкие
пушечные залпы. Улица вывела меня на площадь - знойную, выгоревшую.  Часть
ее обрывалась вниз громадным спуском. Там было море.  По  неправдоподобной
синеве его, как игрушечные, передвигались кораблики с раздутыми  парусами,
время от времени они окутывались клубами выстрелов. С берега, при входе  в
залив им лениво отвечала крепость. Она была как на ладони - обе  башни  ее
обваливались, из  продолговатых  строений  в  центре  валил,  черный  дым,
прорезаемый язычками пламени.  Через  стены  упорно,  как  муравьи,  лезли
крохотные фигурки.
     Я понял, что смотрю действие с другой стороны, из Картахены. И еще  я
понял, что судьба города решена: корабли подавят форт, войдут  в  залив  и
начнут бомбардировку.
     Метрах в двухстах подо мной на кремнистой тропе  от  моря  карабкался
отряд пиратов человек в тридцать. Блестели пряжки на амуниции.  Я  толкнул
камень. Он покатился вниз. Меня заметили. Один  из  пиратов  поднял  руку,
раздался слабый хлопок выстрела. До  площади  они  должны  были  добраться
через полчаса.
     Я пошел обратно в город, думая, как найти  Кузнецова.  Навстречу  мне
хлынула толпа - солдаты с  алебардами,  растерянные  горожане,  женщины  с
детьми. Она вмиг подхватила меня. Кто-то чувствительно ударил в спину.  По
крикам можно было догадаться, что пираты ворвались в город. Вероятно,  бой
с фортом был обманным: он стянул к себе весь гарнизон, а капитан Клайд тем
временем высадил десант и ударил с тыла.
     Остановиться было невозможно. Работая локтями, я пытался вырваться из
объятий толпы. Какой-то офицер без  кирасы,  придерживая  лоскут  кожи  на
щеке, срывающимся голосом звал солдат. Его  не  слушали.  Меня  прижало  к
дому, я вцепился в дверную скобу. Толпа схлынула. Бежавшие в хвосте  стали
перелезать через стены. Появились пираты - ободранные, злые -  с  гиканьем
понеслись по улице. Все были  с  мешками.  Двое  тащили  деревянный  ящик,
полный золотых монет, кряхтели, ругались.
     Меня не видели. Я пошел узкими,  кривыми  переулками.  Окна  сюда  не
выходили. Из-под домов дерзко торчал во все стороны  жестокий  чертополох.
Тревожный, частый набат плыл над городом, взывал к пустому небу. Слева  за
домами поднялось пламя. Пополз жирный, коричневый дым.
     Из-за угла, воздев руки, запрокинув лицо  и  хохоча,  шла  женщина  в
черном монашеском одеянии.
     - Элга! - закричал я.
     Женщина опустила руки.
     - Кто? - повела безумными зрачками. Узнала.
     - Павел! - и захохотала опять.
     Я схватил ее за плечи:
     - Элга, опомнись!
     Она поцеловала меня, клацнув зубами о зубы. Сказала спокойно:
     - Вот ты где. Я тебя искала.
     От нее пахло вином.
     - Элга, где Кузнецов? - Она не понимала. -  Кузнецов,  практикант  из
Советского Союза? - Я решил наплевать на конспирацию.
     Элга пожала плечами:
     - Здесь где-то. А я вот захотела тебя увидеть и увидела.
     - Элга, мне нужен Кузнецов, - внятно сказал я,  сжимая  ее  запястье.
Она скривилась.
     - Элга, где он?
     - Пусти, - попросила Элга.
     Я отпустил ее.
     - А ты совсем не тот, за кого себя выдаешь, - погрозила мне  пальцем.
- Мне еще Бенедикт сказал: таинственный инспектор. Кузнецов тебе нужен.  В
телецентре Кузнецов, где ж ему быть. Они сейчас  всей  бандой  впрыскивают
нам молодежный отдых.
     - Идем, - приказал я.
     Элга повисла у меня на руке. Мы пересекли улицу. Она тыкала пальцем:
     - Туда. - И лепетала: - А ты мне нравишься. Хоть Бенедикт  и  сказал,
что ты... чур, молчу... ты мне все равно нравишься.
     Мы остановились перед  одноэтажным  домом,  окна  которого  закрывали
железные ставни.
     - Здесь, - сказала Элга. - Только туда нельзя. Пока идет  трансляция,
туда никому нельзя. Даже Бенедикту нельзя.
     Дверь была заперта. Я постучал. Мне никто не ответил.
     - Пойдем, выпьем, - сказала Элга. - Не будь таким скучным.
     Я рванул дверь. Замок отлетел.  Внутри  было  темно.  Мерцали  экраны
настройки -  палуба  корабля,  горящий  город,  горящий  форт.  Я  нащупал
выключатель. Вспыхнул бледный свет. Комната была небольшая. Все четыре  ее
стены представляли собой пульты со множеством кнопок и тумблеров. Не в лад
мигали десятки зеленых  глазков.  На  полу,  прорвав  сплетение  проводов,
опрокинув табуретку, лицом вверх лежал  Гера  Кузнецов.  Стеклянные  глаза
смотрели в потолок.
     Элга заглянула через плечо.
     - Пьян вдребезги, - сказала она и захихикала.





     Кузнецов был убит примерно за час до моего прихода. В клинике  скорой
помощи  ему  заменили  сердце,  проводи  регенерацию  сосудов  и   нервов,
аэрировали мозг. Все было бесполезно. Он пролежал слишком долго.
     Подробности я выяснил по "блохе". Стреляли болевой иглой,  вызывающей
паралич сердечной мышцы.
     Я  знал  эти  болеизлучатели  -   легкие,   компактные   пистолетики,
стреляющие волновыми разрядами. Они применялись в медицине  для  интактных
операций - блокировали нерв в точке укола. Превосходное оружие, совершенно
бесшумное (можно стрелять в толпе), не оставляющее следов.
     Август запретил мне вмешиваться в это дело. Было ясно,  что  Кузнецов
раскрылся и убит кем-то из фантомов, поэтому мне следовало быть  предельно
осмотрительным. Расследования решили не проводить. По официальной  версии,
смерть наступила от  сердечной  недостаточности.  Несчастный  случай.  Мне
предписывалось продолжать работу.
     Я доложил о последней связи.
     - Великие Моголы? - переспросил Август. - А ты не ошибся?
     - Он повторил два раза очень отчетливо.
     - Ладно. Разберемся, - Август помолчал. -  Прошу  тебя,  Павел,  будь
осторожней - без самодеятельности.
     На  похоронах  я  появиться  не  мог.  Я  понимал,  что   конспирация
необходима, но было очень горько.  С  Герой  мы  дружили  давно  -  вместе
кончали Школу, четыре года наши кровати стояли  в  одной  комнате,  каждый
день в шесть утра он стаскивал с меня одеяло и  гаркал  в  ухо:  "Вставай,
защитник планеты". Я тогда очень гордился своей профессией и  считал,  что
именно мы, сотрудники МККР, обеспечим Земле спокойствие и безопасность.
     К тому же у меня было свидание с Анной. Я пытался убедить  себя,  что
это нужно для  дела.  Получалось  не  очень  убедительно:  для  дела  была
необходима встреча не с ней, а с Элгой, чтобы выяснить, почему директор не
поверил в мою легенду.
     В конце концов, я махнул рукой и направился в  городскую  библиотеку.
Там мне выдали толстенный том по средневековой истории.
     Оказалось, что Великие Моголы - это  династия  царей  Индии,  которые
правили с шестнадцатого до середины девятнадцатого века.  Так  их  назвали
европейские путешественники в семнадцатом веке.
     Наибольшего  расцвета  Великие  Моголы  достигли   при   Шах-Джакане.
Государственное  их   устройство   представляло   собой   централизованную
феодальную монархию. В семнадцатом веке оно  включало  в  себя  почти  всю
Индию и Кабул. Однако уже в то время, несмотря на  внешнее  могущество,  в
стране стал назревать внутренний кризис, приведший в  итоге  к  усобице  и
распаду  государства.  Власть  Великих   Моголов   ослабла.   К   середине
восемнадцатого  века  эта  династия  владела  фактически  только  Дели   и
прилегающими районами, а к концу восемнадцатого века Великие Моголы  стали
простыми марионетками в борьбе князей Северной Индии. Этим воспользовались
англичане и в 1803 г. захватили Дели. Формально Великие Моголы  продолжали
считаться правителями Индии до  1858  г.,  когда  английские  колониальные
власти упразднили  династию.  Далее  перечислялись  представители  Великих
Моголов.
     Вот что я выудил из книг. Какое отношение все это имело  к  фантомам?
На всякий случай я выписал основные факты и запомнил их.
     Потом я поехал к Анне.
     На  перекрестке,  где  мы  договорились  встретиться,  куря   красную
сигарету, лихо топталась девица - из тех что ищут партнера на один  вечер.
Каблуки ее звякали при каждом шаге, из сережек неслась популярная  мелодия
Анны не было. Я посмотрел на часы.
     - Павел, - позвала девица.
     - Да... - глубокомысленно протянул я, окидывая ее взглядом.
     Анну  было  не  узнать.  Волосы  она  зачесала  вверх,   столбом,   -
ультрамодная прическа "Нефертити", косметика светилась: на глазах - синим,
на губах - зеленым,  вместо  обычного  платья  она  надела  переливавшуюся
радугой футболку и джинсы, на которых вспыхивали живые картинки.
     - Вам не нравится? - Анна медленно покраснела, бросила сигарету.
     - Очень эффектно, - я взял ее под руку. - Куда мы пойдем?
     Анна закусила губу:
     - Вы не подумайте, это я в первый раз так. Потому что надо быть,  как
все. А то меня пригласит кто-нибудь - посмотрит и больше не показывается.
     - Вам не требуется быть, как все, - искренне сказал я.
     - Правда?
     - Правда.
     Она обрадовалась:
     - Я сбегаю, переоденусь. Я тут недалеко живу. А то словно  это  и  не
я...
     - Не надо, - остановил ее я. - В следующий раз.
     - А будет следующий раз?
     - Вы хотите этого?
     - Да. А вы?
     Я кивнул.
     Последние фразы мы произнесли шепотом, остановившись. Рядом никого не
было. Только какой-то мужчина в  блестящем,  будто  металлическом  костюме
читал новости на стене, время от времени  нажимая  кнопку,  чтобы  сменить
кассету.
     Я сказал нарочито весело:
     -  Так  куда  же   мы   направимся?   В   концертном   зале   сегодня
гала-представление. Билетов не достать, все равно, что к вам на Спектакль,
но используя свое положение инспектора...
     Грохот барабана заставил нас оглянуться. В улицу втягивалась  длинная
колонна. Шли ровными рядами - по десять человек. Плечом  к  плечу.  Все  в
черных галифе, в зеленых рубашках с  закатанными  рукавами.  Единым  махом
вбивались в мостовую сотни увесистых сапог: Трум!.. Трум!..
     По бокам колонны не в ногу шагали равнодушные полицейские.
     - "Саламандры", - без выражения сказала Анна. - Фашисты.
     - Фашистская партия у нас запрещена, - возразил я.
     - Разве дело в названии? - Она процитировала.  -  "Призовем  молодых,
призовем жестоких, призовем тех, чья вера - нация, чей долг -  нация,  чья
совесть - нация". Как там у вас в Столице с верностью нации?
     - У нас потише. Все-таки Столица.
     Перед колонной несли склоненное знамя - тяжелое, с золотыми  кистями.
На черном бархате травяным соком зеленела  громадная  буква  "С".  Из  нее
вырывалось пламя.
     Эту букву я уже видел. Она стояла под запиской,  которую  я  нашел  в
своей разгромленной квартире. Так. Значит  мной  занимаются  "саламандры".
Или некто похуже. Допустим, сенатор Голх.  Тот  самый  сенатор,  по  чьему
поручению я якобы произвожу инспекцию.
     Я почувствовал себя неуютно.
     - Если  "саламандры"  кого-нибудь  убивают,  то  полиция  никогда  не
находит преступников, - сказала Анна.
     - Вот как? - я знал это не хуже ее.
     - Вы же не инспектор, Павел.
     - А кто?
     Она пожала плечами:
     - Не знаю.
     Трум!.. Трум!..  -  отбивали  свой  жесткий  ритм  сапоги.  Невидимые
палочки поддерживали его на  барабане.  Молодые,  каменные  лица  смотрели
вперед. Только вперед. Трум!.. Трум!.. Сегодня нам принадлежит эта страна,
а завтра весь мир!
     - А вы знаете, что Краб - "саламандра"? - взглянула на меня  Анна.  -
Он у них даже какой-то начальник. И Элга им очень интересуется. Бегает  на
собрания. Истеричка. Напрасно я устроила ее к нам в Дом.
     - Вы не любите Элгу? - спросил я.
     - Это моя сестра, - сказала Анна.
     Темнело.  Зажглись  голубые  панели  на  домах.  В  кромке   тротуара
проступила сиреневая линия. Мы шли вдоль улицы. Дул слабый ветер.  Деревья
шелестели, словно бумажные. Прозрачные, хрупкие такси бесшумно проносились
над мостовой, в их желтой скорлупе сидели люди, беззвучно смеялись.
     - Элга, конечно, наврала, что она инженер, - сказала Анна. - Работает
у  нас  всего  полгода,  но  удивительно  вписалась.  Словно  рождена  для
Спектаклей. А вот я нет. У меня все получается, не  как  у  других.  И  не
нарочно. Просто не выходит. Наверное, я не ко времени. Мне бы  родиться  в
двадцатом веке...
     - Время не выбирают, - ответил я чисто машинально,  так  как  в  этот
момент оглянулся и заметил того же мужчину в посверкивающем  металлическом
костюме. Он шел за нами.
     Случайность или слежка? В подобных ситуациях я закуриваю.  Зажигалка,
разумеется, не сработала.
     - Сел аккумулятор, - объяснил я Анне. Стал заряжать вручную,  нажимая
рычажок большим пальцем. Анна что-то  рассказывала.  Мужчина  приближался.
Подзарядка аккумулятора - дело длительное. Когда он проходил мимо  нас,  я
его хорошо рассмотрел.
     - ...Очень странные сны, - говорила Анна. - Большой сад. Тропический.
Пальмы, магнолии, орхидеи. Да-да, так просто растут орхидеи - распускаются
по ночам. Песчаная дорожка. Я бегу по ней, спотыкаюсь, падаю, плачу.  Меня
поднимает женщина. У нее злое лицо. Мы идем с ней к морю. Она держит  меня
за руку. Больно. Море очень  теплое,  а  песок  горячий.  Вам  приходилось
видеть непонятные сны? Такие, что даже не знаешь, откуда они взялись?
     - Нет, - сказал я, краем глаза следя  за  улицей.  Как  я  и  ожидал,
мужчина немного прошел вперед и свернул в первую же  парадную.  Все  стало
ясно: за мной следили, причем примитивно - визуальным способом.
     Разумеется, это могли быть наши сотрудники. Вряд ли бы  меня  пустили
без всякого прикрытия. Но я сильно сомневался, чтобы люди Августа работали
так  прямолинейно.  Во  всяком  случае  портрет  мужчины  зафиксирован   в
зажигалке и завтра его личность установят.
     - ...Самая настоящая пустыня, - говорила Анна. - Это ведь странно - я
никогда не была в пустыне. Ровная, как стол. Барханов нет. До горизонта  -
серый песок. Дует ветер, и песок змеится под  ногами.  Шипит.  А  потом  -
вскидывается столбиком. И далеко, у самого неба, -  озеро,  чистое-чистое,
серебряное. Там - вода. И мне кто-то говорит сзади: "Мираж". И голос очень
знакомый.
     Мы прошли за парадную метров  сто,  и  мужчина  вынырнул,  приклеился
сзади. Я решил больше не обращать на него внимания.
     - Правда, не могут сниться такие сны нормальному человеку? -  сказала
Анна.
     - Вполне обычное явление, - немного невпопад ответил я.
     - Я читала, что сок - это небывалая комбинация обыденных  фактов.  Но
не могу же я видеть во сне то, чего никогда не видела в  жизни.  Нет.  Это
ненормально. Сейчас никто не видит снов. Вы знаете, я ходила к  врачу.  Он
провозился со мной целый день. Надел шлем, и вижу - то свет, то  тьма,  то
пятна цветные плавают. И я должна была говорить,  что  вижу.  Совсем  меня
замучил. А потом сказал, что это - воспоминания о детстве. А  какие  могут
быть воспоминания, если я родилась здесь,  в  городе,  и  всю  жизнь  жила
только в нем.
     - Вы могли видеть такие картины в ваших Спектаклях, - сказал я.  -  И
потом, во сне они преобразовались...
     - Нет! - Анна  возмущенно  тряхнула  головой.  -  Нет!  Причем  здесь
Спектакли? Ненавижу наши Спектакли!
     - Вчера  было  очень  интересно,  -  сбитый  ее  горячностью  пытался
переубедить ее я.  -  Даже  трудно  отличить,  где  голограмма,  а  где  -
реальность.
     - Там все ненастоящее, - уже спокойно сказала Анна. - От первой нитки
до последней. Вот вы сначала чувствовали, что это выдумка?
     - Да.
     - А потом вдруг - поверили. Не до конца, но поверили.  Я  следила  за
вами.
     - В какой-то мере, - помедлив, ответил я: странная мысль пришла мне в
голову.
     По пустынной улице навстречу друг другу неслись  два  такси,  набитые
дергающимися  юнцами.  Водители  рулили  лоб   в   лоб.   Сближались   они
стремительно. Анна  прижалась  к  моему  локтю.  За  несколько  метров  до
неминуемого столкновения включились автопилоты, и машины, резко вильнув  в
стороны,  прошли  буквально  в  сантиметре  друг  от  друга.   Отлетев   в
противоположные  концы  улицы,  такси  развернулись  и  опять,   наращивая
скорость, понеслись навстречу.
     Захватывающее развлечение - ведь всегда существует хотя бы миллионная
вероятность, что автопилот не сработает.
     Анна отвернулась и проговорила сквозь зубы:
     - Не переношу. А еще знаете, что делают? Надевают антигравы и прыгают
с телевизионной башни. У кого откажет. И я прыгала. Что с вами, Павел?
     Оказывается, я стоял с открытым ртом. Я опять ощутил  ту  легкость  и
веселье, которые я испытал в Спектакле.
     - Ненавижу убожество, - еле сдерживалась Анна. - Спектакли! Картонные
люди  и  картонные  декорации.  Куклы  на  пружинах.   Взрослые   младенцы
развлекаются пустышками. И словно никто не видит. В газетах  -  слюни,  по
радио - идиотская  патока.  Приезжают  инспекторы,  вот  вы,  например,  -
одобряют. Бенедикт как-то уламывает. Он всех уламывает, Павел! Взяли бы  и
запретили!
     - Это не так просто, - почти не слушая, ответил я.
     В позапрошлом году мы вели дело  "Нищих  братьев".  Они  организовали
несколько общин в Канаде - около десяти тысяч человек. Руководители общин,
духовные отцы Саймон и Арпангейль, называвшие  себя  архангелами,  кстати,
оба выпускники технического колледжа, магистры наук, частью купили, частью
смонтировали сами волновой генератор для направленной передачи эмоций.  Им
удалось составить коды различных экстатических состояний и довольно  чисто
вложить их в усилители. Каждый вечер проводился час молитвы.  Я  и  сейчас
будто вижу, как тысячи людей стоят на коленях на залитой водой  плантации,
в расползающейся, мокрой земле и, дергаясь, словно эпилептики, воздев руки
к  небу,  возносят  восторженную  молитву  задрапированному  под   часовню
генератору с золотым крестом на вершине, а два архангела в белых  мантиях,
куда была вшита  иридиевая  мозаика  для  изоляции,  упираясь  головами  в
низкое, кровавое солнце, торжественно и  величаво  благословляют  покорную
паству.
     Чтобы попасть на час молитвы и испытать благодать  божью,  люди  были
готовы на все - жили в землянках, работали по двадцать часов в  сутки  без
еды, в грязи, в ледяной воде, окучивая голубые марсианские  маки,  которые
громадными партиями шли на экспорт в Китай, расценивались на  вес  золота.
Они отдавали жен, детей, могли убить кого угодно, чтобы испытать еще раз -
хотя бы один-единственный раз - блаженство господней любви.
     И вот, когда мы шли между молящимися, а они  хрипели  и  бились,  как
слепые, и грязь текла по бескровным лицам, вот тогда я испытал точно такое
же  чувство  легкости  и  веселья,  а   вслед   за   этим   -   огромного,
всепоглощающего, нечеловеческого счастья.
     - Вы не слушаете меня, Павел, - обиделась Анна.
     - Я слушаю, слушаю, - отрешенно сказал я.
     Мы пошли дальше. Впереди сиял проспект. Над домами  в  чутком  ночном
воздухе, задевая крыши, вращались два исполинских серебряных шара.  Оттуда
лилась музыка.
     - Значит, у них в Доме стоит волновой генератор, - подумал я. -  Надо
же, с ума сойти - волновой генератор.





     Всю ночь я писал доклад, стараясь сделать его убедительным, а  уже  в
пять утра вышел из дома. Встречу назначили на  квартире  у  Августа,  и  я
хотел избавиться от наблюдателя, кем бы он ни был. Поэтому я взял такси  и
поехал в Южный район. Вчерашнего мужчины на улице  не  было,  но  какой-то
ранний прохожий сел вслед за мной в машину,  и  она,  следуя  в  некотором
отдалении,  стала  повторять  мой  маршрут.   Фотографировать   на   таком
расстоянии не имело смысла.
     Южный  район  был  столь  велик,  что  физически  представлял   собой
самостоятельный  город  с   собственными   предприятиями,   больницами   и
кинотеатрами. Стодвадцатиэтажные дома,  разделенные  садами  через  каждые
шесть ярусов, поднимались на горизонте. Утреннее оранжевое  солнце  стояло
над ними. На вершинах пирамид посверкивали башенки связи.  Подрулив  к  их
подножию, я вошел в лифт  и  через  десять  минут,  оказался  на  площадке
междугородной аэробусной станции.
     Тотчас передо мной вырос дежурный внутренней службы:
     - Ваш билет?
     - Начальника станции! - потребовал я.
     Дежурный, видимо, понял, с кем имеет дело, потому что без промедления
прошептал что-то в наружный карман.
     - Вы подождете здесь? - спросил он.
     - Да.
     Дежурный исчез. Бетон был влажен. Стояли два пустых аэробуса, похожие
на громадные  серебряные  капли.  Начинало  припекать.  С  пятисотметровой
высоты город, затянутый утренним туманом, не проглядывался.
     Небо прочертила огненная точка - покидал атмосферу  рейсовый  лунник.
Позади меня на стене красовался, стереоплакат  -  молодой  парень,  подняв
щиток  шлема,  шагал  по  красной  пустыне.  Брови  его   были   сдвинуты,
непреклонные глаза устремлены вдаль. Перед ним, смешно подпрыгивая, пробуя
песок длинным клювом, перекатывался чибис.
     Плакат призывал работать в Аркадии. Он был лишним. Желающих попасть в
марсианскую Аркадию хватало: отбирали одного из десяти.
     ...Тогда в этой самой  Аркадии  я  просидел  две  недели  на  базе  у
Дягилева -  сразу  после  появления  песчанок,  которых  сгоряча  объявили
разумными  обитателями  Марса.  Бактериологи,   направленные   в   пустыню
высаживать штаммы для освобождения кремний-связанной  воды,  клялись,  что
через двадцать лет в Аркадии появится настоящее озеро, а через пятьдесят -
на всем Марсе можно будет дышать без шлема, как  тот  парень  на  плакате.
Потом, в карантине, я четыре  дня  рассказывал  им  о  своей  работе,  они
слушали, разинув рты, а я им завидовал: они занимались  большим  и  чистым
делом, они работали в будущем Земли, я же - в ее прошлом.
     Мне стало грустно. По роду своей деятельности я редко  сталкивался  с
нормальной жизнью. На мою долю выпадали в основном эксцессы...
     Подошел начальник станции, со  значительным  выражением  на  лице.  Я
объяснил, что мне нужно. Значительное лицо вытянулось.
     - Это невозможно, - развел он руками. - Только рейс на Париж.
     - Я вас очень прошу, - ледяным тоном сказал я.
     - Но...
     - Очень.
     Зачастую  правильно  выбранный  тон  действует   лучше,   чем   любые
удостоверения. Через пять минут я стартовал - в рулевой кабине стоместного
междугородного аэробуса. Пилота я попросил закинуть меня в Северный район.
Он был предупрежден, и возражений не последовало.
     Теперь  я  был  спокоен.  От  визуальной  слежки   я   избавился,   а
запеленговать аэробус, выявить место  его  посадки  или  выслать  хотя  бы
патрульный вертолет за такое время не успели бы и в Управлении полиции.
     - А правда, что у нас высадились пришельцы? -  кося  глазом,  спросил
пилот.
     - Не слышал.
     -  Ну  да  -  скрываете.  Говорят,  высадились  по  всей  планете.  И
маскировочка - не отличить от людей. Ходят,  наблюдают.  А  если  пришелец
посмотрит тебе в глаза - то падаешь мертвым. Говорят, на днях  одного-таки
взяли  Целое  сражение  было:  пушки,  пулеметы,  лазеры.  Дивизию  солдат
пригнали. Значит, не слышали? - недоверчиво переспросил он.
     Я откинулся в мягком кресле.  Мы  засекречиваем  все  подряд,  боимся
потревожить людей, - и вот к чему приводит дефицит информации.
     Мы приземлились на Северной станции, я взял такси и поехал к Августу.
     Он открыл мне сам. Как всегда пробурчал:
     - Опаздываешь.
     На нем была мятая рубашка и такие же брюки. Словно  он  спал  одетый.
Под глазами мешки. В комнате  сидели  трое.  Молчаливый  Симеон  -  офицер
полиции для связи  с  местными  органами,  незнакомый  мне  строго  одетый
человек с мертвыми от  контактных  линз  глазами  и  третий  -  тот  самый
черноглазый парень из Дома. Он как всегда курил с отсутствующим выражением
лица, выпуская аккуратные кольца зеленого дыма.
     - Познакомься, - представил  Август.  -  Жан-Пьер  Боннар,  сотрудник
МККР, работает  параллельно  с  тобой.  После  гибели  Кузнецова  назначен
старшим группы.
     - С приятным свиданием, - Боннар протянул мне руку.
     Я пожал ее и сел. Боннар свободно закинул ногу на ногу. Пиджак на нем
переливался радугой при каждом движении. Он ногтем постучал по часам:
     - Давайте начинать, господа. Не знаю, как вы, а у меня  времени  нет.
Утреннее свидание с дамой.
     Я думал, Августа хватит удар, но он сдержался,  помалиновев  тяжелыми
щеками.
     - Плохо работаем, - сказал Август.  -  Не  профессионально.  Потеряли
Кузнецова. Глупо потеряли. Даже непонятно, на чем. Обидно. Что дальше?
     Он поочередно оглядел всех. Все  молчали.  У  Боннара  на  лице  была
разлита скука. Август сел в сразу раздавшееся кресло:
     - Прошу вас, Симеон.
     -  Даю  справку,  -  отчеканил  Симеон.  -  Политическая  организация
"Саламандра"  создана  примерно  пять  лет  назад.   В   настоящее   время
насчитывает около сорока тысяч членов и около двухсот тысяч сочувствующих.
Имеет   два   места   в   парламенте.   Представителем    организации    в
правительственных  учреждениях   является   сенатор   Голх.   Политическая
платформа организации -  "возрождение  нации"  -  в  социальном  плане  не
конкретизируется. Деятельность организации протекает в основном  в  рамках
закона.
     - Это все? - вскинул глаза Август.
     - Все.
     - Дорогой... Симеон, - ласково сказал Август. - Не  считайте,  что  в
МККР одни дураки. В МККР знают, что делают. Там  выбрали  вашу  страну  не
случайно.  Предыдущие  действия  фантомов  не   носили   целенаправленного
характера. МККР склонен думать, что имело место изолированное,  спонтанное
включение программы.
     - Дорогой... Август, - в том же тоне начал Симеон. - Я согласен,  что
ограбление  банков,  шантаж  с  радикальными  последствиями,  политические
убийства, то есть организующая деятельность фантомов происходит  именно  у
нас. Я могу вас заверить, полиция сделает все, что в ее силах.
     - Дорогой Симеон, меня интересуют два вопроса. Первый. Как  засветили
моего сотрудника? Второй. Почему им заинтересовалась "Саламандра"?
     - Дорогой Август, у "Саламандры" бывают очень неожиданные интересы.
     Август яростно скреб ногтями голый череп. Симеон  барабанил  пальцами
по столу. Развивался обычный конфликт между МККР и местными властями.  Шла
обычная игра в вежливо-язвительный  словесный  пинг-понг.  Местная  власть
всегда считала, что МККР позволяет себе слишком много. У МККР, разумеется,
было противоположное мнение.
     Я почему-то вспомнил Столицу - как двое десантников волокли бьющегося
об асфальт фантома из дверей Центрального банка.
     Сказал:
     - За мной хвост.
     Они оба замолчали.
     - Я ведь работаю без прикрытия? - осведомился я.
     Август перекатил зеленые глаза на Симеона.
     - Без, - подтвердил тот.
     Я достал фотографию человека в стальном костюме.
     - Не мой, - определил Симеон.
     - А сегодня с утра был еще один, я его не смог сфотографировать.
     Боннар дунул на свои перстни, пересел к Симеону  на  диван.  Наморщил
лоб.
     - А может быть, они  какое-то  время  наблюдают  каждого  новичка?  -
предположил я.
     Август перевел взгляд на Боннара. Тот подтянул, длинные ноги:
     - Нет. Ничего подобного. За мной - чисто.
     Август продолжал смотреть из-под голых век.
     - Я бы заметил, - занервничал Боннар. - У меня  квалификация  первого
класса. Нет. Не думаю.
     Тон его мне не понравился.
     - Хорошо, - наконец подал голос Август.  -  Будем  рассматривать  обе
версии.
     Симеон изучал фотографию. Чуть ли не нюхал.
     - Готов поклясться, что этот тип из второго отдела, - внезапно  сипло
сказал он.
     Август повернулся к нему всем телом:
     - Военная контрразведка?
     - Да.
     - Мне кажется, дорогой Симеон, будто  вы  жалеете,  что  связались  с
нами.
     - Вы не знаете, что такое второй отдел, - нахмурился  Симеон.  Бросил
фотографию. Предупредил:
     - На меня больше не рассчитывайте.
     - Только не надо драматизировать ситуацию, -  сказал  Август.  Симеон
ушел в размышления, прикрыв глаза.
     - И еще новость. - Я рассказал о своих ощущениях во время Спектакля и
подробно  изложил  историю  "Нищих  братьев",  проведя  обнаруженную  мной
аналогию.
     - Волновой генератор? - с сомнением произнес Август.
     - Здесь, пожалуй, что-то есть, - задумчиво  сказал  Боннар.  -  Я  не
знаком с материалами по "Нищим братьям" и не  сталкивался  с  направленной
передачей эмоций. Но то, что вы рассказали, напомнило  мне  об  ощущениях,
которые я испытал в Спектакле. Сначала - неприятие происходящего вокруг, а
потом вдруг полное приятно всего этого, сопереживание. Находишься будто  в
центре событий. Эмоциональный фон - легкость, веселье, вседозволенность.
     - Ваше мнение, доктор? - обратился  к  человеку  с  мертвыми  глазами
Август.  Представил.  -   Доктор   Або,   нейрофизиолог,   специалист   по
блок-записям, занимается медицинской стороной фантомов...
     Тот кивнул.
     - Доктор, есть ли какие-нибудь медицинские средства,  чтобы  отличить
обычного человека от фантома? - перебил я.
     - Пока нет, - доктор сплел бледные пальцы. - Мы сейчас  работаем  над
этой проблемой.
     - А нельзя ли подобрать спектр - волновой, фармацевтический,  который
бы выключал или стирал программу?
     - Не отвлекайся, Павел, - остановил меня Август. - Если медицина даст
результаты, ты узнаешь об этом немедленно. Мы слушаем вас, доктор.
     - Я не думаю, что в Спектакле существует передача эмоций, по  крайней
мере в том  виде,  как  ее  изложил  ваш  коллега.  Волновой  генератор  -
установка чрезвычайно сложная и дорогая, собрать ее  частным  образом  без
молекулярных  микросхема  без  биодатчиков,  которые  выращиваются  только
индивидуально, по заданным  параметрам  и  требуют  громадного  количества
времени, невозможно. Скорее всего, указанный эмоциональный фон был  создан
атмосферой  Спектакля.  Зрительные  образы  чувственны  сами  по  себе  и,
апеллируя   к   уже   существующему   эмоциональному   резерву,   вызывают
соответствующее переживание.
     Доктор говорил округлыми фразами, внушительно; видно,  поднаторел  на
конференциях. Я понял, что убедить его не удастся.
     - Что касается "Нищих братьев", то я знаком с материалами. Они  имели
самый  примитивный  передатчик   и   транслировали   очень   узкую   часть
экстатического  спектра,  примерно  одну  сотую,   правда,   при   большой
интенсивности. Если бы что-нибудь подобное имело место в Спектакле, то  вы
просто не смогли бы участвовать в нем  -  лежали  бы  в  состоянии  острой
эйфории, - доктор расплел руки, положил их на острые колени. Замер.
     - Ладно. Работаем дальше, - Август по-прежнему был собран. -  Боннар,
ставьте вашу ленту.
     - Я не согласен, - сказал я. Август поморщился.
     - Да, я не согласен. Я единственный из  присутствующих,  кто  испытал
действие генератора, и поэтому заявляю со всей ответственностью: генератор
там есть. Вы даже не представляете, какая это  опасная  штука  -  волновой
генератор эмоций.
     Боннар усмехнулся. Август почесал лоб, доктор слушал спокойно, готовя
возражения.
     - Да! Наши фантомы - детская, игрушка по сравнению  с  ним.  В  конце
концов, что могут фантомы -  убить,  взорвать...  Они  просто  роботы.  Их
немного против всего мира. А  генератор  не  изменяет  человека,  он  лишь
предлагает ему наслаждение в тысячу  раз  более  сильное,  чем  в  обычной
жизни. Фактически  он  саму  жизнь  заменяет  иллюзией  -  более  яркой  и
радостной. И вкусивший плод может не  захотеть  отказаться  от  него,  это
становится своего рода манией.
     - Чего же ты хочешь? - проворчал Август.
     - Закрыть Дом, изъять аппаратуру, выявить всех людей, участвовавших в
Спектаклях, провести  обязательную  психотерапию.  Через  МККР  взять  под
контроль аналогичные Спектакли в других странах.
     Боннар присвистнул.
     - Дискуссию прекращаю, - прервал меня Август. - Дом будет  открыт  до
начала операции. Там посмотрим.
     - Я вынужден подать официальный рапорт, - сказал я  и  положил  перед
ним папку со своим ночным докладом.
     - С вами, русскими, невероятно трудно работать, - вздохнул Август.  -
Вы вечно все усложняете.
     - Мы можем послать кого-нибудь из  технического  отдела  -  осмотреть
аппаратуру под видом плановой профилактики, - безразлично  сказал  Симеон,
не открывая глаз.
     Август с кислым видом отодвинул мою папку.
     -  Ладно.  Максимум  два  человека.  Всякие   расспросы,   выяснения,
расследования - категорически  запрещаю.  Даже  если  обнаружится  этот...
генератор. Что ты улыбаешься, Павел? Имей в виду: фантомов мы должны взять
в кратчайший срок. Боннар, у вас все готово?  Включайте.  Доктор!  Уберите
свет - там, справа.
     Все смотрели запись, сделанную Боннаром на Спектакле. Она была  очень
забавна. Лента фиксировала лишь то, что было на самом деле, без  достройки
деталей, произведенной нашим сознанием. Так, оказалось, что  борт  корабля
настоящий,  а  на  палубе  стоят  два  фанерных  куба  -  грубая  имитация
капитанского мостика и кают. Пираты - голографическое изображение -  были,
словно восковые, не раскрашенные, и передвигались вдвое медленней, чем мне
тогда казалось. Вместо пушек лежали толстые металлические трубы, время  от
времени независимо от заряжающих их людей извергающие клубы пара.
     Совещание  пиратов  во  главе  с  капитаном   Клайдом   проходило   в
современной комнате, лишь чуть-чуть тронутой голограммами. А улица  города
и площадь его были весьма удачно наложены на коридор Дома, который  вел  в
дирекцию.
     И среди этих примитивных декораций особо  нелепо  выглядели  бегущие,
падающие, сражающиеся с невидимым противником фигурки  зрителей  в  модных
костюмах. Несколько раз я видел  на  экране  себя:  нелепо  дергаясь,  как
картонный, я прыгал по палубе и лицо у меня было  глупо-восторженное.  Мне
было стыдно. Август смотрел на экран бесстрастно.
     Потом мы прокрутили мою ленту. Я увидел точно  такого  же  Боннара  и
успокоился.
     Обе ленты  в  основном  совпадали,  кроме  конца.  Боннар  не  был  в
осажденном городе. Он высадился с десантом и карабкался с ним по  тропе  к
площади - я снял их сверху. Мой  показ  завершался  комнатой  настройки  в
телецентре, где мертвый Кузнецов смотрел вверх остановившимися глазами.
     Зажгли свет.
     После паузы Август сказал:
     -  Мы,  конечно,  постараемся   идентифицировать   каждого   зрителя,
попробуем установить их присутствие в районе телецентра. Но  это  вряд  ли
что-нибудь даст. Ведь участвовало более двухсот человек.
     - А лента Кузнецова? - спросил Боннар.
     - Там не было ленты.
     - Зондаж мозга?
     - Сплошные помехи, - ответил  Август.  -  Чернота.  Смерть  наступила
внезапно. Он ни о чем не думал.
     В комнате стало тихо. Жужжал невыключенный проектор. Август  потрогал
себя за массивную щеку, словно у него болел зуб:
     - Кто такие Великие Моголы, теперь представляете?
     - Да, - сказали мы с Боннаром.
     - Специалисты, - кивок в сторону доктора, -  полагают,  что  одно  из
имен в том или ином сочетании может быть  словом.  Вводит  Моголов  Павел.
Боннар - наблюдатель.
     - Можно еще раз  посмотреть  середину  второй  пленки?  -  неожиданно
попросил доктор. - Там есть одно любопытное место. Сразу после  совещания,
когда вы выходите...
     Я погнала назад ленту, фигуры на экране заметались, как  сумасшедшие.
В нужном месте я притормозил.  В  кадре  показалось  надменное,  брезгливо
сморщенное лицо капитана Клайда,  парики,  склоненные  над  картой,  Анна,
уронившая голову на руки.  Август  увидел,  как  Боннар  подмигнул  мне  и
недовольно кашлянул.
     Потом изображение запрыгало:  я  вышел  в  коридор.  Там  стояли  два
пирата. Один протягивал другому золотой браслет.
     - Стоп! - сказал доктор. Он упер палец в браслет.  -  Синергетический
блокатор нервных волокон, АСА-5, многоразового пользования, проще говоря -
болеизлучатель.
     - Крупно! - гаркнул Август.
     Я повернул ручку. Предмет заполнил экран. Сомнений не оставалось.
     - Время?
     - Двадцать один одиннадцать.
     - Значит, через четыре минуты после убийства, - сказал Август. -  Дай
лица. Вот они, фантомы!
     Оба лица были усатые, в париках. Совершенно  незнакомые.  Мне  в  них
что-то не понравилось.
     - Ну и глаз у вас, доктор, - уважительно отозвался Боннар.
     - Вот этот, левый, убил Кузнецова, -  сказал  Август.  Почему  они  в
маскараде? Это ведь не голограмма.
     Я понял, что мне не нравится, и разозлился:
     - Мы их  не  определим.  Это  люди,  одетые  под  голограмму.  Они  в
биомасках.
     - Свет! - бесцветным голосом сказал Август.





     Зал походил на оранжерею. По стенам его тянулся вверх узорчатый плющ.
Его прорезали  огненные  стрелы  бегоний,  усыпанные  мелкими  фиолетовыми
цветами. В длинных  аквариумах,  в  зеленой  воде  над  полуразвалившимися
пагодами висели толстые, пучеглазые рыбы, подергивали шлейфами плавников.
     - Очень  рад,  что  вы  нашли  время,  -  сказал  директор.  -  Элга,
поухаживай за гостем.
     Элга налила мне в узкий бокал чего-то лимонно-желтого, плотным  слоем
всплыла коричневая лопающаяся пена.  Я  пригубил.  Это  был  приправленный
специями манговый сок со слабыми признаками  алкоголя.  Такой  же  напиток
стоял и перед остальными. Режиссер сидел с опущенной головой и покачивал в
руках бокал с прозрачной жидкостью, изредка отпивая из него.
     Даже на полу росла трава. Я нагнулся. Трава была настоящая. Я оглядел
зал. Боннар сидел недалеко от меня; как воробей, вертел головой,  смуглыми
пальцами  чертил  воздух.  Три  симпатичные  девушки   за   его   столиком
переламывались надвое от смеха.
     Анна была с отцом. Встретила мой взгляд - Элга как раз  положила  мне
руку на плечо - отвернулась. Какой-то долговязый тип горячо говорил с ней,
взял за кисть, поцеловал  кончики  пальцев.  Волосы  его,  меняя  окраску,
непрерывно шевелились. Будто черви.
     - Мы потанцуем? - спросила Элга на ухо.
     Сегодня она была одета  удивительно  скромно  -  в  серую  накидку  с
прорезями для рук.
     - Обязательно, - сказал я.
     - Наш Спектакль, - говорил директор, - является не частью  искусства,
как иногда полагают, а, скорее, синтезом всех искусств.  Ничего  подобного
не было прежде, разве  что  на  заре  цивилизации,  когда  музыка,  слово,
движение были единым целым. Я вижу в этом глубокий смысл: мы повторяем то,
что уже было найдено человечеством, но на ином уровне  -  отобрав  лучшее,
органически сплавив его в Спектакле и создав тем  самым  некую  высшую  и,
возможно, совершеннейшую из существующих форм искусства.
     Режиссер хрюкнул в бокал. Директор бросил на него непонятный  взгляд.
Советник, поедавший сразу из двух тарелок тушеное мясо  с  грибами,  изрек
желудочным голосом:
     - Я лично без Спектаклей не могу, - и уткнулся носом в подливку.
     - Ваше мнение, Павел, было бы чрезвычайно интересно, -  обратился  ко
мне директор.
     Все впились в меня глазами.
     - Вообще мне понравилось, - осторожно начал я. -  Реалистично.  Ярко.
Действие захватывает - не успеваешь вдуматься.
     - В ваших словах слышится большое "но", - директор раздвинул  губы  -
улыбнулся.
     Советник не донес мясо до рта. Капал соус. Элга прошептала мне в ухо:
     - Ну, говори, Павел...
     Я щекой чувствовал ее дыхание. Мне казалось, что они все  чего-то  от
меня ждут.
     Зал вдруг раздвоился, как в неисправном телевизоре.  Оба  изображения
подрожали и медленно, с трудом совместились.
     Я помотал головой. На меня смотрели.
     - Да, - подтвердил я. - Простите за прямоту.  Я  усматриваю  в  ваших
Спектаклях большую опасность.
     Действие моих слов было неожиданным. Советник уронил мясо в  тарелку,
отвалил мягкую челюсть. Режиссер дернул бокал так, что  из  него  плеснула
жидкость. У Элги остановилось дыхание.
     Впрочем, все тут же опомнились.
     - Не совсем понимаю вас, - спотыкающимся голосом сказал директор.
     Внезапно я увидел, что он боится.  Пытается  скрыть  это,  облизывает
темные губы.
     - Вы соединяете различные искусства, - сказал я.
     - Так...
     - Берете из каждого  наиболее  сильную  компоненту  и  на  основе  их
создаете новый мир. То есть, вы используете  не  само  искусство,  а  лишь
часть его. Эссенцию. Эссенция входит  в  искусство,  но  заменить  его  не
может. - Режиссер открыл было рот, но ничего не сказал.
     - И поэтому мир вашего Спектакля - суррогат. - А опасность в том, что
этот суррогат  -  намного  ярче  и  доступнее  обычного  мира.  Главное  -
доступнее. Потому что  ваш  мир  человек  в  какой-то  мере  создает  сам,
согласно своим потребностям. Далеко не каждый может эти свои потребности -
в том числе и неосознанные - контролировать. Не каждый может отказаться от
них во имя достаточно абстрактных этических принципов.
     И тут что-то произошло. Они перестали меня слушать. Напряжение спало.
Элга расслабленно вздохнула. Режиссер потянулся к бокалу. Советник занялся
салатом.
     Словно от  меня  ждали  чего-то  совсем  другого  и,  не  дождавшись,
обрадовались.
     - Я не говорю, что вы обращаетесь к низменным инстинктам, - сказал я.
- Но вы заполняете сферу между  ними  и  сознанием;  заполняете  настолько
плотно, что сознание уже не способно контролировать их.
     - Очень оригинально, - вежливо отреагировал директор.
     Он лишь делал вид, что  слушает.  Режиссер  помахал  кому-то,  сказал
рассеянно:
     - Искусство во все времена являлось суррогатом, как  вы  говорите,  -
начиная с ритуальных танцев первобытных людей, где участвующие  впадали  в
транс, кончая современными гала-мистериями на сто тысяч человек.
     Он глотнул своей  жидкости  -  поморщился.  Сверху  зазвучала  тихая,
вязкая музыка, она обволокла зал. Свет изменился,  стал  серебряным.  Элга
тянула сок. Хрупкие полупрозрачные стебли откуда-то сверху свешивались  ей
на плечи. Она обрывала их, бросала - тут же отрастали новые.
     Подошел  парень,  похожий  на  гориллу,  кажется  Краб,   наклонился,
прошептал настойчиво. Элга сузила глаза:
     - Уйди! И больше не подходи ко мне сегодня.
     Парень скрипнул  зубами,  отошел.  Из-под  густых  век  упер  в  меня
ненавидящий взгляд.
     У меня звенело в голове.  Зал  покачивался,  словно  в  опьянении.  Я
чувствовал, что говорю слишком много, но как-то не мог остановиться:
     - В любом виде искусства право выбора принадлежит человеку. Он  волен
принять предлагаемую ему сущность или  отвергнуть  ее.  А  ваши  Спектакли
порабощают полностью: выбора не остается. Человек может  лишь  варьировать
навязанную ему конструкцию.
     Директор  благодушно  кивал.  Лицо  у  него  было  отсутствующее.   Я
разозлился:
     - Вы навязываете свою культуру, насильно  внедряете  ее  в  сознание,
руководствуясь при этом лишь собственными  критериями.  Это  рабство.  Это
тирания культуры. Она  ничем  не  отличается  от  исторических  тираний  -
фараонов, Чингисхана или Великих Моголов.
     Слово было сказано. Я продолжал спокойнее:
     - Раньше человек жил под экономическим  диктатом.  Или  под  диктатом
политическим. Сейчас вы  хотите  навязать  ему  диктат  культуры  -  более
опасный, потому что он неявный. Под властью вашего Спектакля хуже, чем под
властью Великих Моголов, - повторил я.
     И опять ничего не произошло. Свет в зале потускнел.  Музыка  заиграла
громче. Появились танцующие, - они стояли неподвижно,  обнявшись.  Анна  с
долговязым тоже встали, прильнули друг к другу.
     Из черноты выплыло  лицо  режиссера  -  деревянное,  в  перекрученных
мышцах: оно отклонялось то влево, то вправо, как  маятник.  Донесся  вялый
голос:
     - Кто это вам рассказал о Великих Моголах?
     - Не  помню,  -  ответил  я,  пытаясь  удержать  в  поле  обзора  эту
качающуюся маску.
     - Витольд, - предостерег директор.
     Режиссер неожиданно оттолкнул бокал, ощерился.
     - На-до-ело, - сквозь зубы отчеканил он. -  Я  хочу  ставить  Великих
Моголов и я буду ставить Великих Моголов.
     Запрокинув голову, допил до дна. Кадык бегал по худой шее.
     - Не понимаю вашего тона, - сказал я.
     Темнота вокруг сгущалась, становилась осязаемой. Непрозрачный  воздух
уплотнялся и как бы замуровывал меня.
     - А  идите  вы  все!  -  вскочил  на  ноги  режиссер,  зашагал  между
окаменевшими  парами  -  худой,  взъерошенный,   в   нелепой   одежде   из
переплетенных лент.
     Элга  потянула  меня  танцевать.  Свет  струился  с  потолка   мягким
серебром, ничего не освещая. Цветы казались черными. Я обнял  Элгу  -  под
ладонями было голое тело.  Элга  смотрела  насмешливо:  серой  накидки  не
существовало. Это было сложная фигурная запись, - мои руки вошли в  ткань.
Элга была безо всего. Подняла лицо, губы ждали.
     Глупо оглянувшись, я поцеловал ее. От нее пахло душной  сиренью.  Она
мне очень нравилась. Мне все очень нравилось. Мне все очень  нравились.  И
директор, и советник, и долговязый режиссер. Он странно одевается. Но  это
ведь ничего. Может же человек  странно  одеваться.  И  напрасно  они  меня
боятся. Это совершенно незачем. Они боятся, потому что  ты  не  инспектор,
сказала Элга. А почему я, собственно, не инспектор? Откуда известно, что я
не инспектор? А потому что Бенедикт все Министерство наизусть знает. Ну  и
правильно, я не инспектор. Может  же  человек  не  быть  инспектором?  Они
решили,  что  ты  специалист-психоэмоциолог  или  волновик.  Боялись,  что
запретишь Спектакли. Ну и глупости, почему  я  должен  запретить  их?  Там
эмоциональный фон выше нормы. Вот они и перетрусили. Дураки.  Они  же  тут
все идиоты - и Бенедикт, и этот гениальный  Витольд,  и  толстый  Герберт.
Подумаешь, фон выше нормы. Это  еще  не  причина,  чтобы  запрещать  такие
чудесные Спектакли. Может же фон быть выше нормы? А собственно, почему  он
выше нормы? Этого я не знаю. Ладно, пусть он будет выше нормы. Я разрешаю.
Все равно они мне все нравятся. И Анна мне очень нравится. Я  наверное  ее
люблю. То есть, тебя я тоже люблю. Я  поцеловал  Элгу.  У  меня  кружилась
голова. Она же дура, сказала Элга. Истеричка. Упросила, чтобы  я  устроила
ее в Дом. А разве не она тебя устроила? Я же говорю: она тебе все наврала.
Дура. Связалась с "саламандрами", бегает к ним на собрания. А что  плохого
в "саламандрах"? Это прекрасные ребята. Они немного заблуждаются, но может
же человек немного заблуждаться? И потом у нее такой приятный отец. Он  ей
такой же отец, как я тебе... И кто он тогда? Муж. Ей зачем-то понадобилось
выйти за него. Муж? Как странно. Значит, она замужем? Но я  все  равно  ее
люблю.
     Мы стояли на  террасе.  Терраса  была  громадная,  темная,  окутанная
зеленью. Элга нажала кнопку, передняя стена опустилась до половины. Хлынул
прохладный воздух. Город  внизу  был  черен.  Мерцали  крыши.  Светлячками
ползли такси. Вдали, в новостройках  подымались  пирамиды  света.  Обещали
дождь с десяти до десяти ноль трех, сказала Элга.  Тропический  ливень.  Я
люблю дождь. И я люблю дождь, сказал я. Я вас всех люблю. И  еще  я  люблю
Августа. Он вытащил меня из воронки для пауков в Синей пустыне. Ты  видела
когда-нибудь  воронки  для  пауков?  А  самих  пауков  ты  видела?  У  них
восемнадцать ног. Я лежал два дня без воды и думал,  что  уже  конец.  Они
сидели вокруг и ждали. У меня губы растрескались. И я люблю  Кузнецова.  А
ты знал Кузнецова? Конечно знал. Мы четыре  года  жили  в  одной  комнате,
каждый день в шесть утра он стаскивал с меня одеяло и гаркал в ухо. Или  я
это уже рассказывал? Нет, ты этого не рассказывал. Нет, мне кажется, что я
все-таки рассказывал. Ну все равно. Гера - мой друг. Жаль, что его  убили.
Его убили? Говорили - сердце. Да, его убили,  какие-то  сволочи,  фантомы,
нелюди. И еще жаль, что он ошибся. Весь Дом говорит о  Великих  Моголах  и
ничего не происходит. Придется отказаться от этой  версии.  Но  тогда  нам
даже не за что зацепиться. Должен же человек за что-то зацепиться? Вот  вы
зацепились за Спектакли. Кстати, у вас в Доме есть волновой генератор? Нет
у нас генератора, генераторы запрещены. У вас есть волновой  генератор.  Я
это знаю. Если  ты  меня  любишь,  ты  должна  сказать,  что  у  вас  есть
генератор. Но у нас в самом деле нет генератора.
     Разверзлось небо - зашумело, затрещало, загудело  и  рухнуло  ревущим
водопадом, сплошной стеной сумасшедшей воды. Струи  захлестывали  веранду.
Элга протянула обе руки в дождь. Волосы ее прилипли к лицу.
     - Здорово! - крикнула она.
     Метался мокрый плющ  на  стене.  Я  ртом  ловил  воду.  Меня  мутило.
Стремительно тяжелела голова. Из желудка поднимался тошнотворный комок.
     Грохот оборвался. Струи дождя  растворились  в  сыром  воздухе.  Было
тихо, лишь капало с крыш.
     Элга вытерла лицо.
     - Ну и ливень - красота, - сказала  она,  отжимая  волосы.  -  Пойдем
сушиться.
     - Слушай, Элга, - не сдавался я. - Так у вас  в  Доме  есть  волновой
генератор?
     - А? Что? Не знаю - мокрая насквозь.
     Я пощелкал по стеклу аквариума. Пузатые рыбы  устремились  к  пальцу,
таращили пустые глаза. Элга взяла меня за руку:
     - Пошли.
     Между нами в зеленом стекле аквариума совершенно  бесшумно  появилась
аккуратная круглая дырка - вода мгновенно хлынула оттуда струей.
     И сразу же рядом возникла вторая - такая же круглая. Я толкнул Элгу в
бок, подставил ногу. Мы упали. Я старался прикрыть ее сверху. Кобура  была
под мышкой. Элга барахталась, мешала. Я ждал новых выстрелов, их не  было.
Наконец, я вытащил пистолет, дулом фиксировал дверь. Спросил:
     - Где включается свет?
     - Там, - слабо показала она, так ничего и не поняв.
     Свет вспыхнул неожиданно резко. В дверном проеме никого не было.
     - Вставай, - сказал я.
     Элга с трудом поднялась, дико посмотрела на аквариум: на обнажившемся
золотом песке били хвостами, растопыривали жабры толстые, уродливые рыбы.





     Я велел  Элге  ехать  домой  и  молчать.  Она  только  кивала.  Ушла,
оглядываясь.
     Затем я вызвал Боннара.  Он  явился  элегантный,  веселый,  в  облаке
пряных духов. Увидел дырки, присвистнул.
     - Забавная история. Ты видел, кто стрелял?
     - Нет.
     Боннар дугой поднял бровь:
     - Это точно?
     Я не стал отвечать. Меня мутило все сильнее. Бровь опустилась на свое
место.  Боннар  ощупал  края  аквариума  потрогал  влажный  песок,  сказал
задумчиво:
     - Стреляли из "кленового  листа",  в  крайнем  случае  -  "Элизабет",
армейская серия.
     Я не спорил.
     - И стрелял лопух: промахнулся с десяти метров.
     Я опять согласился. Он соизволил обратить внимание на мой вид:
     - Тебе плохо?
     - Подсыпали какой-то дряни.
     Боннар сочувственно причмокнул. Спросил:
     - Великие Моголы?
     - Да! - уверенно ответил я,  хотя  только  что  был  также  уверен  в
обратном.
     - Значит, мы ходим где-то близко, - сказал Боннар. -  Вероятно,  тебе
имеет смысл постоять здесь - он вернется.
     Я показал на дверь:
     - Иди, пока нас не засекли вместе.
     - Я мог бы приказать, - напомнил Боннар.
     - Мог бы.
     Боннар прищурил южные глаза, черные, как маслины. Казалось, сейчас он
воспользуется своим правом, но он сказал:
     - Хорошо. Работай сам. Контроль  через  "блоху".  -  И  ускользнул  в
темный проем.
     Я больше не мог терпеть. Меня выворачивало.  Горло  запечатал  комок,
отдающий желчью. Натыкаясь на стулья, я проскочил  зал,  где  слабый  свет
серебрил головы и плечи неподвижных Дар, в  коридоре  пошел  медленнее:  я
чувствовал себя сосудом, до краев наполненным водой, - боялся расплескать.
     Чем меня напоили - "сыворотка правды"? Или что-нибудь вроде роценона,
который   вызывает   неудержимую   болтливость?   Надо   будет   тщательно
проанализировать разговоры - кому это было надо? Но  все-таки  хорош  этот
Боннар - оставить меня как подсадного, пусть стреляют. Впрочем, винить его
трудно: так принято работать у нас в МККР - если для успеха операции  надо
пожертвовать сотрудником, то жертвуют, не задумываясь. Считается,  что  мы
знаем, на что идем, и нам за это заплачено.
     Я столкнулся с этим уже в первый год работы, когда меня направили  на
Орбитал Венос - станцию во Внеземелье, где исчезли контейнеры с  геофагом.
Там в меня стреляли три раза в день -  утром,  днем  и  вечером.  Ночью  я
отсыпался, замкнув свою каюту  личным  шифром.  А  по  окончании  операции
выяснилось, что меня еще до прибытия  на  Орбитал  сознательно  засветили,
рассчитывая, что группа  Эрлаха,  вывозящая  геофаг  в  малые  страны  для
использования в локальных войнах, постарается  меня  убрать  и  тем  самым
обнаружит себя. В конечном счете так оно и случилось,  но  я  получил  два
пулевых ранения и вдобавок недоверие к оперативному  отделу  МККР  на  всю
жизнь.
     Так что Боннар был не так уж и неправ. Включенный фантом  нацелен  на
реализацию программы. Стрелявший действительно мог вернуться. Но нам нужен
был не он. Брать рядового  фантома  не  имело  смысла.  Кузнецов  каким-то
образом вышел на Великих Моголов. Это - ключ. Но мы  не  знаем,  как  этим
ключом пользоваться. Работаем вслепую. Фантомы  проявляют  себя  только  в
действии. Значит, нужно вызвать их на действия. А это может лишь  старший.
А он не будет этого делать, пока  не  получит  реальных  шансов  захватить
власть. Да, конечно, я бы на его месте так и поступил  -  сидел  бы  очень
тихо, затаился, забился в щель,  ждал  бы,  пока  подчиненные  фантомы  не
пройдут наверх достаточно далеко, в МККР, например. Да, затаиться и ждать.
Никакой активности.
     Меня все-таки вытошнило. Прямо на  пол.  Я  едва  успел  согнуться  -
кашлял и давился, выталкивая изнутри горчайшую зеленую пену. Нет,  это  не
"сыворотка  правды"  и  не  роценон,  от  них,  как  я  знаю,  не   бывает
последствий. Это что-то другое. Желудок содрогался в болезненных спазмах.
     - Стоп! - сказал я себе. -  Но  ведь  кто-то  же  убил  Кузнецова?  И
стрелял в меня. Значит, активные  действия  они  все-таки  ведут.  Почему?
Может, потому, что Кузнецов нашел ключ? Нет. Чихали они на этот  ключ.  Он
ничего не отзывает.
     Концы не связывались. Я зашел в тупик. Оставалось последнее:  а  если
Кузнецов нашел не ключ, а ниточку от клубка всей  этой  истории  -  слабую
такую ниточку - а теперь и ее стараются оборвать. Что тоже  проблематично:
они не могут не знать, что имеют дело с государственной организацией - все
факты, добытые мной или кем-то другим, немедленно передаются в центр.  Нас
просто не имеет смысла убивать. И все-таки нас убивают.
     Во рту жгло так, словно язык  обсыпали  перцем.  Неимоверно  хотелось
пить. Я двинулся в конец коридора, к душевым. Звонко щелкнула дверца лифта
- и сразу же за поворотом кто-то побежал.
     Я нащупал под мышкой рифленую рукоятку пистолета.
     Шаги приближались. Бежал пожилой человек, и это ему давалось нелегко:
он тяжело дышал. Вылетел из-за угла, остановился в растерянности.
     Это был советник.
     Я шагнул к нему, не убирая руки из-за пазухи:
     - Еще раз здравствуйте, господин Фальцев.
     Радужная оболочка его глаз пропала от испуга.
     - Куда-нибудь торопитесь? - заботливо спросил я.
     - Я... я искал вас, - срывающимся голосом сказал советник.
     - Пожалуйста.
     - Мне очень нужно сказать вам, - так, чтобы  никто  не  знал.  Тайно,
понимаете, тайно.
     Я оглянулся. Коридор был пуст. Я убрал руку.  В  конце  концов,  даже
если он фантом, то за моей реакцией ему не  успеть:  пока  он  вытаскивает
пистолет, я его голыми руками положу четыре раза.
     Советник загадочно покивал лицом в красных пятнах:
     - Я хочу вам сказать, что я ничего не знаю.
     - Очень содержательное сообщение. А о чем именно вы ничего не знаете?
     - Ни о чем. Честное слово? Мое дело - финансовое. Я перевожу  деньги,
я оплачиваю счета и больше ничего. Они все решают сами.
     - Кто они?
     - Бенедикт и Витольд. И еще этот... Краб, техник.
     - У вас в Доме есть волновой генератор? - пошел я напрямик.
     - Не знаю, - испугался он. - Похоже, что есть. Наверное есть. Знаете,
ощущение очень близкое...
     - Господин Фальцев, мы же все равно установим, если вы имели  дело  с
волновыми наркотиками.
     Советник выпустил воздух со свистом, как проколотая надувная игрушка.
     - Я пробовал "веселый сон", - обреченно сказал он.
     Я недоверчиво посмотрел на него. История с "веселым  сном"  была  мне
известна. Эти аппараты предназначались для общей анестезии. Считалось, что
они должны полностью снимать болевые явления при операциях, вызывая вместо
них ощущение легкой радости. Но уже в процессе испытания опытных  образцов
было обнаружено, что они обладают  наркотическим  действием  с  длительным
привыканием к наркотику. Аппараты вернули на доработку  -  меняли  спектр,
резонансную частоту - деталей я не помнил. Пострадало человек двадцать - в
слабой форме.
     - Почему сразу не заявили? - спросил я.
     - Я... мне сказали, что во второй раз не  излечивается...  -  упавшим
голосом ответил советник. - И ведь я  контролировал  Дом  через  городской
совет. Мог быть скандал. Но я  хотел  прекратить,  я  серьезно  говорил  с
Бенедиктом...
     - А "саламандры" дали вам понять, чтобы вы не вмешивались?
     Советник осекся и, как черепаха, втянул голову.
     - Смелее, Фальцев, - сказал я. - Вы же сообщаете мне это не из  любви
к согражданам. Вы хотите, чтобы мы избавили вас от "саламандр".  Так?  Кто
конкретно вас доил?
     - Краб, - еле слышно ответил советник. - Но наверное, есть и  другие.
Я не обращался к местным властям, потому что...
     - Понятно. Это все?
     - Все! - Он впервые поднял  на  меня  затравленные  глаза.  -  Чистая
правда.
     - Идите, - приказал я.
     - Я могу быть уверен?..
     - Да, - сказал я. - Закон гарантирует анонимность заявителя.
     - Спасибо.
     Он побрел - весь мятый и поникший, шаркая ногами.
     Я устремился к душевым. Меня не интересовал советник  Фальцев.  Пусть
рэкетом занимается городская полиция. В основном ясно - генератор  в  Доме
выявят, а Дом закроют. Их не спасет ни Бенедикт, ни  "саламандры"  ни  сам
сенатор Голх. Тут - закон. Это хорошо. Значит, я могу  больше  не  тратить
время на Спектакли. Только главное:  искать  старшего  группы.  Нам  нужен
старший.
     Дверь в душевую была заперта, но я сообразил это, лишь сорвав хлипкую
задвижку. Влетел внутрь. Внутри было очень уютно. Посредине душевой,  там,
где каменный пол понижался к  зарешеченному  стоку,  двое  незнакомых  мне
ребят  с  сильно  развитой  мускулатурой   держали   подмышки   обвисшего,
согнувшего  колени  библиотекаря.  Измученное  лицо  его  было  в   свежих
ссадинах, зрачки - глубоко под веками,  в  углах  губ  трепетала  кровяная
слюна. Видимо, шел крупный разговор. Как раз в тот момент, когда я влетел,
третий человек неторопливо и сильно ударил библиотекаря  тяжелым  ботинком
под ребра. Умело ударил. Привычно. Библиотекарь  екнул  нутром,  качнулась
неживая голова, изо рта выпал сгусток крови.
     Я все понял. Было удивительно, как я не  догадался  об  этом  раньше!
Зачем-то мягко и бережно прикрыл дверь. Защемило в груди - их было трое.
     Тот, который бил, обернулся. Так и есть - Краб.
     - Надо же, еще один, - без удивления отметил он.
     Его напарники сразу же отпустили библиотекаря. Он мешком повалился на
мокрый пол. Начали придвигаться ко мне с боков.
     Шумела вода. Почему-то все души у стен были включены. Мелькнула мысль
о пистолете - но одно дело фантомы и совсем другое - мелкие шантажисты.  Я
был  в  этой  стране  частным  лицом  и  вовсе  не  хотел  превратиться  в
центральную фигуру шумного процесса на тему "сотрудник МККР  расстреливает
мирных граждан". У нас  в  отделе  не  одобряли  скоропалительных  огневых
контактов. Из такого процесса меня могли и не вытащить.
     - Не бойся, - ласково обратился  ко  мне  Краб,  встряхивая  обросшие
волосами кисти рук. - Мы тебя не убьем. Мы тебя только изувечим.
     Он еще не кончил говорить,  как  я,  нырнув,  ударил  его  головой  в
челюсть. Краб вскрикнул. Но настоящего удара не  получилось.  На  мне  уже
повисли. Стало  душно  и  тесно.  Грязные  пальцы  с  обкусанными  ногтями
попытались выдавить мне глаз, но я тоже был не новичок: поймал их зубами -
раздался придавленный стон. Каждый из этих ребят был вдвое  сильнее  меня,
но они совершенно не владели боевой техникой и только мешали  друг  другу.
Они вцепились в меня и тут же отпрянули.  Я  стоял  у  стены.  Мой  пиджак
лопнул по шву, а рубашка лишилась всех пуговиц сразу.  Болел  бок  и  ныла
шея. Это были пустяки. Я еще мог работать. Тем более,  что  обстановка  не
подходила для расслабления. Правда, один  из  моих  противников  сидел  на
полу, раскачивался и баюкал сломанную руку, но двое других вполне прилично
держались на ногах. Если бы они были профессионалами, то мне  пришлось  бы
трудно. Но это были дилетанты. Краб, раздув и без того  широкие  ноздри  и
хрипя, сплевывал кровь из прокушенного языка. Второй  парень  -  низкий  и
квадратный - смотрел на меня с явной опаской.
     Дух их был сломлен.
     - Убирайтесь, - я пнул ногой дверь.
     - Ну мы тебя еще встретим, - невнятно пообещал Краб, морщась от боли.
     - Давай, давай, - сказал я.
     - Мы тебя поприветствуем...
     Они подхватили сидящего  и,  не  обращая  внимания  на  его  жалобные
всхлипы, потащили в коридор.
     Я сунул голову под ближайший душ, в холодную воду. Пил, чувствуя, как
оседает внутри горькая пена. Боль в боку  усиливалась.  Наверное,  сломали
ребро. Славный денек выдался. Веселый. Я утерся ладонью и вызвал Августа.
     У него даже голос пресекся от новостей:
     - Ты уверен?
     - Да. Библиотекарь.
     - Дай бог, - сказал Август. - Я  сейчас  свяжусь  с  полицией,  пусть
произведут задержание - согласно всем правилам. Как ты себя чувствуешь?
     - Жив пока, - ответил я, удивленный такой заботой.
     Он и сам, видимо, смутился, потому что торопливо сказал:
     - Полиция будет минуты через три-четыре. Не волнуйся,  Павел.  Теперь
уже все.
     Я и не думал волноваться. Операция шла  к  концу.  Сейчас  приедут  и
заберут библиотекаря. Он несомненно старший. Он даст нам  ключ  и  назовет
остальные группы. Может быть, он скажет нам и слово власти.
     В животе все еще горело. Я зачерпнул воды. Из соседнего душа  торчали
ноги.  Косясь  на  неподвижного  библиотекаря,  я  заглянул  за  кафельную
перегородку. Там лежал Боннар, мелко и часто дышал открытым  ртом,  скребя
пальцами по кафелю.
     Меня словно толкнуло. Я пошарил у него за пазухой, вытащил  пистолет.
"Элизабет" -  армейская  серия.  Из  дула  попахивало  свежей,  кисловатой
пороховой гарью, а в обойме не хватало двух патронов.
     Вот значит так. Была  попытка  к  бегству.  Неудачная  попытка.  Вот,
значит,  какая  получается  каша.  Контрразведка  и  "саламандры".  И  еще
фантомы. Ну что же, теперь ясно. Разгром моей квартиры - это "саламандры".
А вот микрофоны - это уже второй отдел. И  час  назад  на  террасе  Боннар
стрелял не в меня. Он стрелял в Элгу.
     - Получается, что ты фантом, Боннар, - сказал я тихо.
     Боннар сразу же ужасно застонал, не открывая глаз, пощупал волосы:
     - Сволочи, всю голову мне разбили! - Оторвал руку. Она была в крови.
     - Потерпи немного, сейчас будет  врач,  -  сказал  я  ему.  Осторожно
передвинул его - чтобы голова оказалась на возвышении.
     - Где он, да где же он? - в беспамятстве бормотал Боннар.
     Мне было жаль его. В конце концов, он не был виноват ни в чем.
     Теперь  следовало  заняться  библиотекарем.  Он  лежал  лицом   вниз,
обтекаемый спокойной водой. Я его перевернул. Ни документов, ни оружия  не
оказалось. Мокрая одежда неприятно липла. Мне не нравилось его неподвижное
лицо. Я оттянул веко над синеватым белком.
     - Поднимите меня, - ясным голосом сказал библиотекарь.
     Я посадил его. Он открыл  глаза  -  злые,  внимательные.  Негнущимися
пальцами полез в нагрудный карман.
     - Помогите мне. Кто вы - разведка, МККР?
     Я достал  из  кармана  ампулу,  выкатил  белый  шарик  ему  на  язык.
Библиотекарь почмокал облегченно. Вдруг мигнул:
     - Послушайте, надо уходить. Они вернутся?
     Я придавил его плечи. Он сучил ногами по полу. Упер холодную,  мокрую
ладонь мне в подбородок:
     - Они же нас всех убьют! Вы что, не понимаете?
     Оттолкнул меня, пополз на четвереньках. Я схватил его за  шиворот,  и
он ткнулся лицом в струящуюся воду. Сопел, пускал пузыри. Внятно сказал:
     - Идиот! Боже мой, какой идиот!
     - Мне нужен код включения программы, - сказал я.
     Библиотекарь чудом вывернул расплющенное лицо. Смотрел мимо  меня.  Я
тут же хотел оглянуться. Но не успел. Что-то тяжелое и  темное  обрушилось
сверху. Чудовищная боль пронзила затылок. Вспыхнули  разлетающиеся  искры.
Чуть  обернувшись,  я  еще  успел  заметить  темную  фигуру  Боннара.  Он,
оскалившись,  поднимал  надо  мной  сжатые,  дрожащие  руки.  Потом   руки
опустились и свет погас.





             ТЕЛЕТАЙПНЫЕ СООБЩЕНИЯ ПО ВТОРОМУ КАНАЛУ СПЕЦСВЯЗИ
                       (МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ)


     1699.  (Правительственное  сообщение).  2   сентября.   Правительство
республики Ассиаб сообщило,  что  в  ночь  на  второе  сентября  произошло
вооруженное  выступление  сепаратистов  в  провинции  Махатан.  Оно   было
поддержано некоторыми частями национальной армии. К утру второго  сентября
мятежники  овладели  главным  городом  провинции.  Днем  второго  сентября
главарь сепаратистов полковник Сагеш выступил по местному  радиовещанию  с
заявлением об отделении провинции Махатан и  образовании  самостоятельного
государства Маха. Полковник Сагеш обратился к главам государств с призывом
признать  его  правительство.  Одновременно  в  Совет  безопасности   МККР
направлена просьба ввести войска МККР на территорию провинции Махатан  для
разъединения   правительственных   и   сепаратистских   частей.    Просьба
обсуждается в Совете безопасности. Наблюдатели МККР выехали в Ассиаб.


     1700.  (Отдел  информации  МККР).  2  сентября.  В  настоящее   время
большинство   глав   государств    отказалось    признать    правительство
сепаратистов,  возглавляемое  полковником  Сагешем.  Группой  малых  стран
выдвинуто предложение о проведении  в  провинции  Махатан  плебисцита  под
эгидой МККР с целью определения ее государственной принадлежности.
     Президент республики Ассиаб П.Шион заявил, что, по имеющимся  у  него
данным, население провинции Махатан не поддерживает  мятежников.  Законное
правительство прочно контролирует основную территорию страны. Политические
партии республики осудили действия сепаратистов. Утром  третьего  сентября
правительственные войска, сконцентрировавшись  в  долине  р.Апша,  нанесли
удар  по  мятежникам  и  захватили  плацдарм  на  противоположном  берегу.
Согласно последним сообщениям, войска сепаратистов в беспорядке  отступают
в глубь провинции.


     Особое внимание!
     1704. (Сообщения зональных агентств). 2 сентября. Второго сентября  в
республике Бальге был  совершен  государственный  переворот.  В  нарушение
Международного права группа лиц, пришедшая к власти, не обнародовала своей
политической и социальной программы, не сообщила о составе сформированного
правительства и не отвечает на запросы отдела информации МККР. Телефонная,
телеграфная и телексная связь вплоть до каналов МККР  прервана.  Аэродромы
закрыты.    Железнодорожное    сообщение    отменено.     Посольства     и
представительства,  аккредитованные  в  республике  Бальге,  контактов  со
своими правительствами не имеют.


     1705. (Отдел информации МККР). 3 сентября.  Самолет  с  наблюдателями
МККР, посланный в республику  Бальге,  был  встречен  над  ее  территорией
военными истребителями, которые, открыв предупредительный огонь,  вынудили
его покинуть воздушное пространство Бальге.


     1712. (Отдел информации МККР). 4 сентября.  Совет  безопасности  МККР
отклонил просьбу главы сепаратистов полковника  Сагеша  о  введении  войск
разъединения в  провинцию  Махатан  и  предложил  сепаратистам  прекратить
военные действия с целью разоружения под контролем наблюдателей МККР.
     Президент республики Ассиаб П.Шион  заявил,  что  мятежники  отвергли
ультиматум   правительства   о   капитуляции.   Правительственные   войска
продолжают наступление на столицу провинции. Президент Шион заявил  также,
что в освобожденных районах отмечены множественные случаи зверских расправ
сепаратистов с мирным населением.


     Особое внимание!
     1717. (Отдел информации МККР). 4 сентября.  Самолет  с  наблюдателями
МККР, вторично после официального извещения посланный в республику Бальге,
был встречен над ее территорией истребителями ВВС республики. В  ответ  на
радио- и световые сигналы с самолета по  международному  коду  истребители
открыли огонь на поражение,  в  результате  чего  загорелись  оба  ведущих
мотора.  В  пятнадцать  двадцать  две  по  Гринвичу  связь   с   самолетом
прервалась. Пограничные посты воздушного наблюдения сообщили, что  самолет
упал в джунглях на северо-востоке страны.  Судьба  представителей  МККР  и
членов экипажа неизвестна.


     Особое внимание!
     1719. (Оперативный отдел МККР. Только для служебного пользования!). 5
сентября. В ночь на пятое сентября оперативный отдел МККР с помощью боевых
вертолетов "облако" высадил на территорию республики Бальге две  поисковых
группы в составе пяти человек каждая с целью сбора информации о  положении
в стране. Командиры групп - капитан Ж.Майоль (Франция) и капитан  М.Волков
(СССР). Обе группы в настоящее время продвигаются к столице республики.


     1720.  (Правительственное  сообщение).  5  сентября.  Государственная
радиостанция  республики  Бальге  передала  сообщение,  что  в  результате
народного восстания против олигархической  диктатуры  к  власти  в  стране
пришло правительство национального спасения во  главе  с  доктором  Моисом
Шуто. Цель его  -  установление  в  республике  демократических  свобод  и
преодоление экономического кризиса.
     Доктор Моис Шуто заявил, что государственный переворот был  поддержан
подавляющим  большинством  населения   республики.   В   настоящее   время
обстановка в стране налажена. Одновременно доктор. Шуто  заявил,  что  его
правительство  не  потерпит  никакого  вмешательства  во  внутренние  дела
страны. Любые попытки пересечения государственной границы Бальге воинскими
частями или отдельными лицами будут беспощадно  подавляться.  Доктор  Шуто
призвал все государства мира признать возглавляемое им  правительство  как
единственно законное и выражающее волю народа Бальге.


     1722. (Агентство АТН). 5 сентября. Глава сепаратистов полковник Сагеш
опроверг сообщение, что правительственные войска  продвигаются  к  столице
провинции  Махатан.  Он  сообщил,  что  доблестные   войска   независимого
государства Маха прочно удерживают позиции западнее городов Шомол и Барба.


     1723. (Агентство Рейтер). 5 сентября. Рейтер сообщает, что на стороне
сепаратистов провинции Махатан, имеющей общую границу с республикой Бальге
протяженностью   более   четырехсот   километров,    сражаются    воинские
подразделения республики Бальге.


     Особое внимание!
     1724. (Оперативный отдел МККР). Справка. Доктор Моис Шуто,  президент
республики Бальге.  Год  рождения  неизвестен.  Предположительный  возраст
сорок восемь - пятьдесят лет. Окончил институт  нейромедицины  в  Сорбонне
(Франция) по специальности "нейрофизиология".  После  окончания  института
около  четырех  лет   работал   в   государственном   нейрофизиологическом
госпитале. Данные о научных работах за этот период отсутствуют. Длительное
время работал в шестой лаборатории  (руководитель  -  профессор  Нейштадт)
научно-технического  комплекса  "Зонтик",  объект  7131  (биология),  штат
Аризона, США. Был заместителем профессора Нейштадта. До настоящего времени
считался погибшим во время катастрофы в лаборатории.


     Особое внимание!
     1734. (Отдел информации  МККР).  6  сентября.  Две  станции  слежения
близнецы 11 и 12 внешнего пояса безопасности  Солнечной  системы  внезапно
захвачены группой неизвестных лиц. Захват осуществлен изнутри. Акт захвата
установлен техником системы О'Доннелом  (Ирландия),  который  при  попытке
приблизиться к обеим станциям на одноместном катере Т-2 был  обстрелян  из
легких пулеметов. На запросы МККР станции не отвечают.
     Отдел  безопасности  космоса  МККР  отдал  приказ   всему   персоналу
станций-близнецов внешнего пояса Солнечной системы оставаться  на  местах,
заблокировать  выходы  в  пространство  и  не  принимать  никаких  средств
космического  сообщения,  за  исключением  тех,  о  которые  будет   особо
объявлено отделом безопасности МККР.  Командирам  станций-близнецов  отдан
секретный,   не   подлежащий   обсуждению   приказ    разрушить    головки
синхронизаторов наведения ракетных систем.
     Эксперты считают, что ракетные системы станций-близнецов  могут  быть
вручную, силами персонала станций переориентированы на Землю  со  значимой
вероятностью поражения (10-12). В связи с этим боевому  крейсеру  "Скальд"
отдан  приказ  выйти  на  орбиту  внешнего  пояса  и   предложить   лицам,
захватившим станции, сдаться, а в случае отказа или начала боевых действий
с их стороны - уничтожить станции-близнецы 11 и 12 внешнего пояса системы.


     1735. (Агентство Сана).  6  сентября.  Глава  сепаратистов  провинции
Махатан  полковник  Сагеш  официально   заявил,   что   возглавляемое   им
независимое государство Маха подверглось  неспровоцированной  агрессии  со
стороны республики Ассиаб. Исчерпав все возможности мирного урегулирования
конфликта,  правительство  государства   Маха   обратилось   к   соседнему
дружественному  государству  Бальге  с  просьбой  оказать  ему  военную  и
экономическую помощь.  Полковник  Сагеш  подтверждает,  что  сейчас  между
обеими странами ведутся переговоры о включении государства Маха  в  состав
государства Бальге в рамках федерации, так как этническая  общность  обоих
народов не подлежит сомнению.


     Особое внимание!
     1741. (Оперативный  отдел  МККР).  6  сентября.  Сообщение  К.Клодта,
генерального представителя МККР в республике Бальге.
     ...обстановка жесточайшего террора. Не соблюдаются ни гражданские, ни
международные законы. Все члены прежнего правительства и многие  секретари
расстреляны. Военный министр  убит  в  момент  переворота.  Министр  труда
застрелен у себя  дома,  убита  его  жена.  Министр  культуры  укрылся  во
французском посольстве,  солдаты  вытащили  его  оттуда,  и,  несмотря  на
протесты посла, расстреляли у дверей посольства. Английское и мексиканское
посольства, пытавшиеся укрыть беженцев, разгромлены. Судьба  американского
посла неизвестна. Убивают  всех  иностранцев.  Погибли  шведский  режиссер
Олафсон, итальянский спортсмен, чемпион мира по прыжкам в высоту  Лациани,
группа бразильских туристов. По улицам столицы непрерывно курсируют  танки
и бронетранспортеры. Солдаты стреляют без предупреждения. Вчера под нашими
окнами убили женщину, стреляли на спор, она бежала  по  улице  -  убили  с
третьего выстрела. Запрещены все политические партии, профсоюзы, собрания,
демонстрации. Запрещено  собираться  группами  более  трех  человек.  Идут
повальные обыски, конфискуют радиопередатчики. Сжигают книги. Меня  прячут
знакомые, если найдут - их расстреляют. Комендантский час с семи вечера до
семи утра. Идет поголовная чистка  в  государственных  учреждениях,  любой
заподозренный исчезает бесследно. О судьбе арестованных не  сообщают.  Два
дня назад...
     Примечание. Передача  велась  с  гражданской  или  медицинской  рации
направленного действия, усиленной,  видимо,  вручную,  на  передачу  узким
лучом. Начало и конец передачи не фиксировались.


     Особое внимание!
     1743.  (Сообщение  Интерпола).  7  сентября.  Вчера  в  международном
аэропорту Орли  (Франция)  при  попытке  вывезти  за  границу  медицинское
оборудование,  подлежащее  обязательной  регистрации,  задержан  гражданин
Голландии А.Фогт. Багаж  общим  весом  в  четыреста  килограммов  содержал
аппаратуру, по мнению экспертов, аналогичную той, которая использовалась в
шестой лаборатории  научно-технического  комплекса  "Зонтик".  Задержанный
А.Фогт признался, что указанная аппаратура изготовлена по  особому  заказу
фирмой "Медико" (Франция). Заказчиком  ее  является  гражданин  республики
Бальге доктор Реджинальд Камма. Фотороботы доктора Р.Камма с  вероятностью
в 78% совпадают с портретом Моиса Шуто, который возглавил  государственный
переворот в республике Бальге 2 сентября сего года.


     Особое внимание!
     1746. (Отдел информации МККР). 7 сентября.  Группа  лиц,  захвативших
вчера станции-близнецы 11  и  12  внешнего  пояса  безопасности  Солнечной
системы, провела радиопередачу на международных волнах. Лица,  захватившие
станции, утверждают, что ими уже (якобы за сутки) большая  часть  ракетных
систем переориентирована в сектор Земли.  Руководитель  террористов  некто
Ораган заявил, что отныне обе станции  находятся  в  полном  подчинении  у
доктора Моиса Шуто, возглавившего новое правительство республики Бальге. В
случае применения Международным сообществом каких-либо санкций в отношении
республики Бальге или в отношении доктора Шуто, а также в случае нападения
на станции-близнецы 11 и 12 обе станции обстреляют сектор  Земли  ракетами
планетного типа.
     Примечание:  Эксперты  МККР  считают  такую  быструю   переориентацию
ракетных систем станций-близнецов маловероятной.





     -  По  сводке  на  десять  утра  группа  неизвестных  лиц   захватила
Международный экономический центр,  -  прямо  с  порога  начал  Август.  -
Угрожают разрушить систему согласования цен. Полный хаос экономики Земли!
     Он сел - напротив меня,  через  стол.  Симеон  в  черном  полицейском
мундире, перетянутом белыми ремнями, очнулся, как лошадь,  мотнул  длинной
головой, фыркнул, отгоняя сон.
     - Для начала они отключили линии учета валют, - сказал Август.  -  На
биржах  паника.  Каждый  час  простоя  линий  обходится  в  сто  миллионов
долларов.
     - Чего они хотят? - спросил я.
     Август открыл рот, и тут зазвонил  телефон.  Он  взял  трубку,  молча
выслушал и так же молча положил.
     - Они заявили, что  будут  подчиняться  только  доктору  Моису  Шуто,
президенту республики Бальге.
     - Я поеду, - почернел Симеон. Встал - худой, истомленный бессонницей.
     - Куда? - с интересом спросил Август.
     Симеон подумал и сел - очень прямо. Ремни на нем скрипнули.
     - Не понимаю, почему выступления начались именно сейчас, - сказал  я.
- Логичней было бы подождать, накопить сил...
     Август достал из своей папки фотографию, бросил на стол:
     - Полюбуйся.
     На фотографии был снят  библиотекарь  в  своем  вельветовом  пиджаке,
галстук бабочкой. Мне стало тоскливо.
     - Внимательно смотри, - сказал Август. Он был зол и не скрывал этого.
     Фотографию покрывала тонкая штриховая сетка, короткие стрелки в углах
ее указывали на разные части головы и лица. А под ними мелко, от руки были
вписаны цифры.
     -  Фредерик  Спенсер  Нейштадт,  профессор  нейрофизиологии,   бывший
руководитель шестой лаборатории научно-технического комплекса "Зонтик",  -
отчеканил Август. - Данные антропометрической экспертизы подтверждают наши
догадки. Идентификация полная. Вы объявляли его в розыск, Симеон?
     - Считалось, что он погиб, - вяло проговорил Симеон. Прикрыл  мягкие,
фиолетовые веки.
     У него был какой-то отсутствующий вид.
     - Если они получат государственную базу, ну это... -  Август  щелкнул
пальцами, - Бальге,  то  за  год,  пожалуй,  смогут  закодировать  два-три
миллиона человек.
     Я сидел оглушенный.
     Опять зазвонил телефон. Август послушал.
     - Ну вот. Специальный представитель МККР вылетел  для  переговоров  с
доктором.  Шуто.  А  тот,  конечно,  поставил   предварительное   условие:
прекратить все операции против фантомов - не выявлять, не арестовывать. Вы
меня слышите, Симеон?
     - Слышу, - сказал Симеон, не поднимая век.
     - Эти... в МККР согласились. Как же - угроза Земле. - Август  хлопнул
себя по колену. - Я прямо скажу: есть ли фантомы в МККР, я не знаю,  но  я
знаю, что некоторые приветствовали бы фантомов с радостью. Да! Ты,  Павел,
не в курсе - уже сутки, как руководство по операциям против фантомов  взял
на себя Совет МККР. Минуя все  отделы.  Чертова  говорильня!  Теперь  шагу
нельзя ступить без их разрешения.
     Симеон открыл один глаз:
     - Кто вас информирует, Август? Если это не секрет.
     Август посмотрел на него долгим взглядом и, наконец, сказал:
     - Меня информирует консул Галеф. А что?
     - Ничего, - Симеон закрыл глаза.
     - Профессор от нас не уйдет, - сказал  Август.  -  Полиция  проверяет
город - негласно. Междугородное движение такси отменено. Частные машины  -
их сохранилось немного - на учете. Из четырех аэробусных станций - три  на
ремонте, одну мы оставили в качестве ловушки.
     - Он может придти в биомаске, - напомнил я.
     - Хоть в двух! Из города ему не выбраться. Не пойдет же он пешком.
     - Почему "саламандры" его не убрали... - задумчиво протянул Симеон.
     - Это вопрос? - Август поднял бровь.
     - Мысли вслух.
     - Ага! - Август повернулся ко мне. - Мы также ищем остальных -  Элгу,
Анну, Краба. Все они исчезли. Это, между прочим, твоя вина,  Павел.  Зачем
тебе понадобилось лезть в драку? Ничего бы ему не сделали. Ты  должен  был
сказать: Извините, - и закрыть дверь. Голову тебе починили?
     - Все в порядке, - неловко сказал я.
     - Плохо работаем, - голос  Августа  опять  стал  жестким.  -  Сны,  о
которых тебе рассказывала Анна, это приманка. Блесна. Она не фантом. У нее
охранные функции.
     - А зачем нужно охранять профессора? - спросил Симеон.
     - Мысли вслух? - осведомился Август.
     - Нет, вопрос.
     Август смотрел, не мигая, громадными глазами.
     - Послушайте, Симеон, вы очень не хотите сотрудничать с нами?
     - Да, - сказал Симеон.
     - Боитесь военных?
     - Я всего лишь полицейский. И за моей спиной не стоит МККР.
     Август подумал. Пожевал толстыми губами. Принял решение:
     - Ладно. Дальше. Специалисты исследовали аппаратуру в Доме. Волнового
генератора там нет.
     Этого я не ожидал.
     - Вы говорили с советником, с Фольцевым?
     - Да.
     - Нет, о Спектаклях?
     - О Спектаклях не говорили.
     Я коротко изложил свой  разговор  с  советником.  Август  слушал  без
интереса.
     - Все это  хорошо,  Павел,  -  нетерпеливо  перебил  меня  он,  -  но
отношения к  делу  не  имеет.  Честное  слово,  если  бы  там  и  оказался
генератор, то я все равно не позволил бы распылять наши силы. Есть главное
и есть второстепенное.
     - Пошлите кого-нибудь на Спектакль, пусть замерят эмоциональный фон.
     Август заворочался так, что кресло застонало:
     - В конце концов, я начинаю думать, что у тебя идефикс, Павел...
     - Я прошу вас...
     - Ладно.
     Я видел, что он не пошлет. И я чувствовал, что мне не  доказать  ему,
что тихая зараза, которая, как болотный туман,  расползается  из  обычного
Дома, гораздо опаснее всех фантомов.
     Я  подумал,  что  в  принципе  возможно   вообще   не   выходить   из
искусственного мира Спектакля: включить в него производство, науку  -  как
его элемент, и тогда  люди  будут  ездить  на  работу,  полагая,  что  они
находятся не в  такси,  а  в  боевой  колеснице  Древнего  Египта,  и  что
диссертация  -  это  не  диссертация,  а  средневековый  трактат  Фимилона
Аквитанского "О природе и происхождении демонов". Ведь в  каждом  человеке
живет страсть к Игре, и если снять ограничения, сознательно наложенные  на
себя человечеством в своем долгом  и  трудном  пути,  то  Игра  -  всплеск
безудержного веселья, романтики и приключений. Но тогда суррогат знания  и
чувства захлестнет мир.
     Снова раздался звонок. Август поднял трубку и забыл ее положить.
     - Пожалуйста, - растерянно сказал он. - Станция-близнец  одиннадцатая
произвела показательный выстрел в сектор Земли. - Голос его окреп. - А эти
болтуны,  эти  паникеры  из  МККР  настолько  перетрусили,  что  приказали
международным частям покинуть территорию Бальге.
     - Это не трусость, - Симеон так  потер  лицо,  словно  хотел  содрать
кожу.
     - На орбите Марса десяток  тяжелых  крейсеров,  на  самом  Марсе  две
станции ближней защиты, - наливаясь кровью говорил Август. - А эти... мало
того, что вывели войска, они еще завернули "Скальда" - ему оставался  один
день полета, завтра раскатал бы близнецов по всему пространству.  Нет,  вы
послушайте  -  Шуто  потребовал,  чтобы  профессора  Нейштадта   целым   и
невредимым доставили к нему. И сейчас они серьезно обсуждают этот  вопрос.
Кроме советского, кажется, только французский представитель против. Вместо
того, чтобы поднять по тревоге дивизию  "призраков",  накрыть  всю  Бальге
куполом радиопомех, высадить десант и через два часа доставить этого  Шуто
в тюрьму МККР, они, видите ли, вступают с ним в переговоры. Паникеры!
     - Они не паникеры, - снова возразил Симеон.
     Август несколько секунд бешено глядел на него. Рявкнул:
     - Знаю! - и положил трубку. Телефон тут же позвонил.
     - Да! Да! Делаем все, что можем. Нет, гарантировать не могу. А вот не
могу и все. Так и  передайте.  Помощь?  Требуются  детекторы  генетических
кодов  -  двести  или  триста  штук.  Их   можно   снять   с   аэродромных
опознавателей. Ну так получите разрешение! Нажмите на правительство!
     Бросил трубку, повернулся массивным телом:
     - С кем вы, Симеон?
     Тон был чрезвычайно опасный. Я выпрямился.
     - Я ни с кем. Я наблюдатель, - внешне спокойно ответил Симеон.
     Они прямо впились друг в друга глазами. Я был готов ко всему. Я  знал
Августа. Если он решил стрелять, то он будет стрелять.  Его  не  остановят
никакие законы, никакие процессы, никакие скандальные сообщения в газетах.
Поэтому он и занимался особыми акциями. Но Август,  вероятно,  решил,  что
стрелять еще рано - как-то потускнел, сказал брюзгливо:
     - МККР запрашивает, можем ли мы гарантировать, что возьмем профессора
в течение двух суток. На это время они  собираются  растянуть  переговоры.
Понял, Павел, почему начались выступления? Теперь профессор не в коробке у
"саламандр". Теперь он работает на себя. И очень торопится - пока  его  не
захлопнули снова.
     Я молчал. А  что  было  говорить?  Ведь  именно  я,  пусть  невольно,
способствовал освобождению профессора Нейштадта.
     - По-настоящему, следовало бы тебя, отстранить, - Август  не  смотрел
на меня. - Но нет людей. И  нет  времени.  -  Сделал  внушительную  паузу,
придавая  вес  своим  словам.  -  Займемся  Боннаром.  Сегодня  утром  его
обнаружили. Симеон, у вас готова кассета? Давайте!
     Симеон притушил свет. На экране возникло лицо Боннара.  Он  улыбался.
Рядом мигала дата.
     - Ему было двадцать девять лет, - зачем-то сказал Август.
     Я подумал, что мне тоже двадцать девять. Совпадение не радовало.
     Фотографию  Боннара   сменила   длинная   улица   для   промышленного
транспорта.  По  обеим  сторонам   ее   поднимались   гладкие   стены   из
непрозрачного стекла. Камера показала их ничего не отражающую поверхность,
потом - цифровой индекс под выпуклым глазом осветителя.
     - Восточный район города, - сказал Август. - Заводской сектор,  самая
окраина. Линия скоростных перевозок. Не представляю, как его туда занесло.
     Я тоже не  представлял.  На  автоматических  линиях,  за  исключением
ремонтных бригад, людям было запрещено появляться: поток шел  с  громадной
скоростью, защитная автоматика не  гарантировала  безопасность  случайного
пешехода. Только очень серьезная причина могла заставить Боннара забраться
в эту путаницу тоннелей, где каждые  две  секунды  с  ревом  пролетал  над
землей громадный грузовой контейнер.
     - Внешняя охрана его пропустила, - сказал Август  Почему  -  этого  у
автомата  не  спросишь.  Внутренний  контроль   зафиксировал   присутствие
человека на полосе Прибыл дежурный - уже поздно. Сразу вызвали нас.
     Боннар лежал на  мостовой,  ничком,  выкинув  вперед  руки.  Над  ним
согнулись полицейские.
     - Самоубийство? - спросил я.
     - Самоубийство, - сказал Август. - Он бросился между контейнерами.
     - Все-таки он фантом?
     - Да. Здесь мы ошиблись. Мы были обязаны предвидеть тот случай, когда
кто-то из нас окажется фантомом. - Попросил, не оборачиваясь:
     - Симеон, будьте любезны, поставьте зондаж.
     На экране появился  город  -  старые,  еще  кирпичные  дома  бесшумно
исчезали, наезжая друг на друга.
     - Это, вероятно, ретроспекция,  -  сказал  Август.  -  Скорее  всего,
детство. Конец двадцатого века.
     Дома раздвинулись, образуя улицу. По гнутым рельсам прополз  смешной,
железный трамвайчик, скрылся за углом. Из  низкой  подворотни,  размазывая
слезы по круглым щекам, выбежал мальчик лет десяти. Огляделся,  сморщился,
плача, - уткнулся в стенку. Пошел косой дождь -  сильный  и  загадочный  в
своей беззвучности.
     У мальчика подрагивали плечи  под  мокрой  рубашкой.  На  стене  были
процарапаны детские каракули.
     Мне  хотелось  отвернуться.  У   меня   было   предубеждение   против
посмертного зондажа головного мозга: словно подглядывают  за  человеком  в
замочную скважину. Все равно он мало что давал - редко кто  мыслит  ясными
зрительными  образами,  обычно   получается   каша,   которую   невозможно
анализировать.  Правда,  ходили  слухи,  что  с  помощью  зондажа  удалось
раскрыть несколько весьма запутанных дел. Но я бы не  хотел,  чтобы  после
моей смерти из мозга вытаскивали то, что  я  видел  и  чувствовал  в  свои
последние минуты.
     - Возьми "память", сидишь, как глухой, - сказал Август.
     Я без особой  охоты  надел  браслет,  прилепил  на  виски  кристаллы,
интенсивность эмоций поставил на самую низкую.
     На экране под осенним ветром яростно метались деревья -  буря  мокрых
листьев. Временами они становились прозрачными, и тогда открывалась река -
широкая, пустая, в сетке дождя.  По  ней,  отчаянно  дымя,  плыл  курносый
буксир. Река без всякого  перехода  сменилась  местом,  где  умер  Боннар.
Качались непрозрачные стены. Словно он был пьян. На  экране  сменяли  друг
друга то небо, то бетон - Боннар  закидывал  голову.  И  тут  бесконечное,
острое, смертельное отчаяние охватило меня. Были в этом отчаянии и жалость
к себе, и стыд, и страх, и полная безнадежность, и что-то еще такое,  чего
определить было нельзя.
     Снова появилась улица. Мальчик. Каракули на стене. Что-то вроде "Ау".
Плечи вздрагивали от рыданий. Пахло гарью и смертью. Все погибло, не  было
пути назад. Вот сейчас стены качнутся в последний раз и рухнут...
     Зажегся свет.
     - Впечатляет, - кивнул Август. - Чрезвычайно острая передача  эмоций.
У вас, Симеон, отличная лаборатория.
     Я сидел неподвижно. Неужели Август ничего не понял? Или, наоборот, он
понял все, но не хочет говорить при Симеоне. У меня перед  глазами  стояла
отсыревшая, темная штукатурка старого дома, на  которой  камешком,  слабой
рукой, вкривь, было процарапано нелепое и древнее имя - Аурангзеб.
     - Полагаю, что часа через два мы получим  необходимую  аппаратуру,  -
сказал Август. - Ведь у профессора лучевой  передатчик?  Как  вы  думаете,
Симеон, мы сможем воспользоваться армейской базой?
     - Я думаю... - начал Симеон.
     И замер с открытым ртом.
     В прихожей гулко, часто затопали сапоги. Дверь распахнулась с треском
- от удара. В комнату,  толкаясь,  ввалились  солдаты  в  синих  мундирах.
Мгновенно по двое стали около  каждого  из  нас  -  автоматы  наизготовку.
Чувствовалась хорошая школа.
     - Сидеть! - гаркнули мне в ухо.
     Жесткие руки легли на  плечи.  Я  упал  в  кресло,  ощущая  противную
пустоту в груди. Напротив меня, схваченный за локти, медленно опускался на
стул Август.
     Звонко, неторопливо  щелкая  каблуками,  слегка  покачивая  блестящим
стеком, вошел офицер. На плече у него были нашиты желтые молнии. Козырнул,
резко  откинув  два  пальца  от  высокой  фуражки.  Оглядел  нас,  сказал,
высокомерно растягивая гласные:
     - Должен быть еще один. Четвертый.
     К нему сунулся сержант, зашептал в ухо. Офицер брезгливо кивал.
     Август опомнился:
     - Сударь, что это значит?
     - Привезите его, - приказал офицер сержанту.
     Тот опрометью бросился из комнаты.
     - Сударь, - холодно повторил Август, - соизвольте прекратить _э_т_о_.
Я сотрудник Международного Комитета по контролю над разоружением.
     Офицер с подчеркнутым вниманием вперился в него.
     - Неужели? - он картинно поднял брови. Хлестнул стеком  по  сияющему,
черному голенищу. - Выведите их!
     Я впервые видел,  как  Август  растерялся.  Он  теребил  пуговицу  на
пиджаке - оторвал и бросил ее.
     Двое солдат подняли  Симеона.  Он  был  бледен  до  синевы.  Спокоен.
Смотрел в пол. На скулах его горели красные пятна.
     Август, с трудом выдавливая из себя звуки, спросил его:
     - С кем вы, Симеон?
     Симеон обернулся в дверях.
     - Я ни с кем. Я - наблюдатель, - сказал он.
     Его толкнули в спину.





     Видимо, заранее было решено отвезти меня сюда, потому что в  квартире
было прибрано, в ней стояла новая мебель.  В  комнате  работал  телевизор.
Напротив него в мягком кресле сидел уже знакомый мне человек - в  стальном
костюме и смотрел на экран. Тот, что выслеживал. Когда я вошел, он даже не
обернулся.
     Я отправился на кухню. Второй охранник - белобрысый,  что-то  жующий,
отклеившись от косяка, последовал за мной. Я заварил кофе. Настроение было
кислое. Мне ничто не угрожало. Меня просто изолировали на некоторое время.
Пока не найдут профессора. Через пару  дней  отпустят.  В  крайнем  случае
здешнее правительство извинится. Если только  правительство  поставлено  в
известность.
     Кофе был горький.
     Августу тоже ничто не угрожало. Его тоже отпустят.  Он,  наверное,  в
бешенстве. Вышагивает комнату, заложив  кулаки  в  карманы.  Лицо  у  него
малиновое. Он скребет череп ногтями - ищет выход.
     Что касается  Симеона...  Очень  плохо,  если  он  расшифровал  слово
власти. Нет, еще хуже, если он  передал  его  второму  отделу.  А  мог  он
расшифровать слово? Вполне. Оно  держалось  на  экране  целую  секунду.  А
передать военным? Не знаю. Может быть.
     Тонкая чашечка  треснула  у  меня  в  руках.  Кофе  потек  по  столу.
Белобрысый охранник, как пружина, выпрямился на звук. Увидел -  достал  из
коробочки леденец, зачмокал.
     Значит, военные. Второй отдел. Контрразведка. Они, конечно, с  самого
начала знали, кто мы такие и чем занимаемся. Они нам не мешали: они просто
ждали, пока мы не выйдем на профессора. А потом нас отстранили.  Вероятно,
юристы роются сейчас в каталогах, ища  оправданную  законом  формулировку.
Так. Теперь "саламандры". Как это сказал Симеон? Он ведь  очень  интересно
сказал. Почему они не убили библиотекаря? Ну, прежде всего "саламандры" не
знали, что он - это профессор Нейштадт. Они считали его рядовым  фантомом.
Или старшим группы. Иначе бы они вытрясли из него все. Хорошо.  Но  они  и
так из него все вытрясли. По их представлениям. Он  им  просто  не  нужен.
Однако его берегли, убирали каждого, кто  к  нему  приближался.  Например,
Кузнецова. Значит, он им все-таки нужен. Зачем?
     Не хватало какой-то детали, какой-то мелочи, чтобы все встало на свои
места.
     По радио читали сводку новостей. В самом конце текста диктор сообщил,
что группа полномочных представителей Совета  безопасности  МККР  достигла
предварительного соглашения с новым президентом республики Бальге доктором
Моисом Шуто. Подробности соглашения не передавались.
     Я выключил радио. Я желал доктору  Моису  Шуто  провалиться  ко  всем
чертям. Воздух за окном синел. Стиснутый домами  полз  двухъярусный  поток
желтых, прозрачных такси. По тротуару торопились, редкие пешеходы.
     Мне нечем было  заняться.  Я  принял  душ  и  лег  спать.  Белобрысый
охранник сел на стул около кровати. Надолго. Бросил в рот еще леденец.
     Проснулся я от грохота. Уже рассвело. Прямые лучи пересекали комнату.
На полу блестело множество осколков. Оба моих стража с пистолетами в руках
стояли у окна. Оно было разбито и в  раме  его  застряло  тяжелое  длинное
копье.
     Давя стекло ногами, я подошел  к  окну.  Охранники  оглянулись.  Было
такое ощущение, что сейчас они заговорят. Но  старший  лишь  мотнул  мятым
лицом, и белобрысый исчез. Я выглянул. По улице удалялся конский топот. Из
домов выбегали люди. Собралась изрядная толпа.  Белобрысый  влез  в  самую
середину, расспрашивал.
     Я  втащил  копье  в  комнату.  Оно  было  настоящее,  деревянное,   с
треугольным металлическим наконечником,  к  шейке  его  был  привязан  пук
разноцветных лент. Где они его взяли? Разве что в музее.
     - Ала-а!.. - раздался слитный, многоголосый крик.
     Из-за поворота вылетел  с  десяток  всадников.  Нагибаясь  к  гривам,
понеслись вдоль улицы. Каждый держал несколько пылающих  факелов:  швыряли
их в окна - звон стекла и гудящее пламя вырывалось наружу.
     Толпа на мостовой секунду стояла в оцепенении. Вдруг все закричали.
     - Ала-а!... - вопили всадники.
     Люди полезли в парадные, вышибали рамы первого этажа. Улица мгновенно
опустела.  Белобрысый  остался  -  один  посередине   мостовой.   Всадники
приближались. Он помахал передним пистолетом. Кажется, выстрелил. Передний
конник в  шляпе  с  красным  пером  коротко  гикнул  и  проскакал  мимо  -
белобрысый лежал навзничь, из груди его торчало древко.
     Я не помню, как очутился  внизу.  Второй  охранник  кубарем  скатился
вслед за мной. Всадники исчезли. Большинство домов  пылало.  Валил  жирный
дым. Улица заполнялась людьми. Женщины выбегали, прижимая детей  к  груди.
Мужчины торопливо выбрасывали вещи, какие-то медные котлы, сундуки, обитые
железом. Полетели перья из треснувших перин.
     Первым делом я занялся белобрысым.  Он  лежал,  вцепившись  в  древко
посиневшими пальцами. Копье глубоко ушло в грудь. Руки  у  него  были  еще
теплые, а лицо в грязных пятнах - неподвижное.
     Требовались срочные меры. Я схватил за рукав второго охранника. Он  в
это время взваливал на спину здоровенный холщовый мешок.
     - Есть аптечка? Позвоните в "скорую" - из любой квартиры!
     - Пусти! Пусти! - с неожиданной злобой закричал  охранник.  Лицо  его
перекосилось. Он замотался всем телом: - Пусти, тебе говорят!
     - Ваш коллега умер, -  как  можно  внятнее  произнес  я.  -  Вызовите
"скорую", я пока восстановлю сердце.
     - Да пусти же, так тебя и так! - охранник рванулся.
     Тонкая материя легко разошлась. Он по инерции сделал шаг назад, упал.
Мешок лопнул. Полилось  белое  пшеничное  зерно.  Охранник  охнул  и  стал
торопливо собирать его пригоршнями, плача от злости.
     - Здесь есть врачи? - громко спросил я.
     Два-три бледных, испуганных лица обернулись ко мне на мгновение.  Все
что-то делали: тащили, увязывали, складывали. Воздух гудел от раздраженных
голосов. Плакали дети. Я заметил, что одежда на людях какая-то странная  -
матерчатые, грубые куртки, полосатые широкие  панталоны,  кожаные  сапоги,
туфли с металлическими пряжками.
     Улица вместо силиконового асфальта была вымощена  булыжником,  кривые
дома из неоштукатуренного камня тесно лепились друг к другу, а в раскисших
канавах текла зеленая, омерзительная вода.  Оттуда  доносился  невыносимый
смрад.
     Это был средневековый город.
     Худощавый человек во вполне современном костюме протолкался  ко  мне,
показал плоскую, металлическую коробочку, пристегнутую к запястью.
     - Вы звали на помощь? Я врач. Что случилось?  -  Тут  же  присел  над
мертвым, потрогал веки. - Держите!  -  упершись  в  грудь,  сильно  дернул
копье. Обильно пошла кровь. Он достал из коробочки  безыгольный  инъектор,
залил рану пенистой жидкостью. Она быстро уплотнилась,  порозовела.  Затем
он сделал еще одну инъекцию - рядом.
     Ноздри белобрысого дрогнули.
     - Все, - сказал человек, выпрямляясь. - Все, что могу: глубокий  сон.
Остальное в клинике. Черт! Какая сейчас клиника! - Повернул ко мне нервное
лицо. - Наконец-то вижу хоть одного нормального. Вы  можете  сказать,  что
произошло? Все словно с  ума  посходили.  Маскарад  какой-то.  Или  это  -
временной сдвиг, и мы перенесены куда-нибудь в четырнадцатый век?
     Он постучал по стеклу медицинского браслета:
     - Вот - ни одна больница не отвечает.
     Я хотел ему объяснить - не вышло.  Высокий  женский  голос  испуганно
сказал:
     - Ах! - и все умолкло. В гнилом воздухе  повисла  тишина.  И  в  этой
тишине, перекатывая цокот копыт по булыжнику, метрах в двухстах от нас  на
перекресток выехал конный отряд. Всадники  были  в  сверкающих  на  солнце
латах, с опущенными забралами. Железные доспехи покрывали грудь  и  головы
коней. Предводитель их с пышным черным султаном на  шлеме  поднял  руку  в
металлической  перчатке.  Остановились.  Осмотрели.  Охранник,  собиравший
зерно, разогнулся, пшеница посыпалась у него с ладоней.
     - Господи, спаси и помилуй! - отчетливо, на всю улицу сказал кто-то.
     Предводитель махнул  рукой  -  вперед.  Всадники  вразнобой  опустили
тяжелые копья - ниже удил, и затрусили к нам, убыстряя ход.
     - Безобразие! - громко сказал врач за моей спиной.
     Вдруг стало  невероятно  тесно.  Меня  сдавили  так,  что  я  не  мог
вздохнуть. Толпу крутануло водоворотом. Кто-то застонал, кто-то  упал  под
ноги.
     - Да бегите же, идиоты! - изо всех сил закричал я.
     Бежать было некуда. Люди лезли друг на друга. Цокот нарастал. Я чудом
уцепился за карниз, подтянулся, перевалился в  окно  второго  этажа.  Стон
поплыл между крышами. Квартира горела. Сквозь разбитую раму выходил дым.
     То, что внизу казалось мне хаосом и паникой, отсюда таковым вовсе  не
выглядело. Плакали и метались где-то сзади.  А  перед  разряженной  толпой
десятка три мужчин энергично наваливали в  кучу  шкафы,  колеса,  железные
треноги.  Росла  баррикада.  Женщины,  оставив  детей,   помогали.   Врач,
скинувший пиджак, распоряжался, стоя на бочке - топор посверкивал у него в
руке.
     И у многих тоже появились топоры, колья. Толпа ощетинилась.  Передние
всадники, доскакав до баррикады, замялись. В них  полетели  камни,  палки.
Булыжник задел предводителя с  черным  султаном.  Шлем  с  него  свалился.
Второй булыжник ударил ему в лицо, брызнула кровь.  Предводитель  взмахнул
железными руками и пополз с седла. Лошади ржали, вставая на дыбы.
     Мне здесь делать  было  нечего.  Кашляя  от  дыма,  я  перебрался  на
противоположную сторону комнаты и спрыгнул вниз из окна.
     Переулок был пуст. Накренилась, попав в яму,  телега  с  отвалившимся
колесом. В оглоблях стояла низенькая мохнатая лошадь. У клешневатых ног ее
лицом вниз валялся человек, опутанный соломой.
     Итак, это был  Спектакль.  Спектакль,  который  затопил  весь  город.
Вероятно, в Доме  сняли  экранировку  и  поставили  аппаратуру  на  полную
мощность. Не нужно было спрашивать, зачем это понадобилось: в таком  хаосе
никому не было дела до фантомов. Профессор Нейштадт спасал себя  -  открыв
шкатулку Пандоры. Тысячи людей проснулись сегодня в  раннем  средневековье
и, не рассуждая, включились в дикую, безумную игру. Мне стало  страшно.  В
представлениях, шедших в стенах Дома, погибали не люди, а  голографические
изображения их - этим объяснялась вседозволенность, но в городе  игра  шла
всерьез - вон одна из жертв ее лежит недалеко от меня - лошадь косилась на
труп и негромко ржала.
     Никто из участников  Спектакля  не  мог  посмотреть  на  все  это  со
стороны: созданный мир был слишком реален. Вероятно, сознание сохранили те
немногие, кто, как и я, уже участвовал в Спектаклях, или те,  кто  в  силу
профессионального долга обязан был контролировать себя очень жестко,  как,
например, тот врач.
     -  Минуту,  -  сказал  я  себе.  -  А  почему,  собственно,  я   вижу
средневековый город? Конечно, его достраивает мое воображение  -  согласно
сюжету. Но я-то знаю, что его нет.
     Тупая ноющая боль возникла в голове, кровь толчками застучала изнутри
в  череп.  Грязные  уродливые   дома   дрогнули,   посветлели,   заблестел
силиконовый асфальт, появились огни  дневных  реклам.  Боль  нарастала.  Я
терпел Я теперь знал, что мне делать.
     Вместо лошади с телегой у кромки тротуара стояло  такси.  Дверца  его
была отломана. У меня в глазах плыли  разноцветные  круги,  но  я  кое-как
втиснулся в кабину и нажал адрес.
     Больше можно было не сдерживаться. Я отдался Спектаклю. Боль  тут  же
исчезла. Я скакал на коне по разграбленному, дымящемуся городу. То и  дело
попадались убитые. В  шапках  дыма  и  взметывающихся  искр  проваливались
крыши, пылающие головни перелетали через меня.
     К счастью, автопилот был лишен эмоций, следовал точно по  маршруту  и
затормозил в конце его.
     Дом сегодня представлял  собой  высокую,  круглую  башню  из  грубого
кирпича. Ее штурмовали сотни людей - они  лезли  по  лестницам,  срывались
вниз, забрасывали вверх канаты с крючьями на концах. Сверху,  меж  зубцов,
по ним стреляли из луков и лили кипящую смолу. Стоял ужасный шум.
     Ценой сверлящей боли я увидел Дом и вышел из такси.
     Внутри Дома был рай.
     Густое синее небо куполом накрывало горы, поросшие  пушистыми  елями.
На вершинах растопыренными лапами лежал снег, внизу, под  ногами  зеленела
горячая трава. Кое-где блестели озера - круглые, черно-синие, сказочные.
     Я пошел, вдыхая чистый запах смолы. Налетел  ветер,  зашуршали  иглы.
Пестрая птица, клевавшая шишку,  упорхнула  вверх.  Вдалеке,  на  открытом
склоне был виден хутор - два кукольных домика, окруженных забором. Из труб
вертикально подымался сизый дым.
     Тропинка вывела меня на поляну. Там, взявшись  за  руки,  по  пояс  в
траве плясали тролли в  смешных  островерхих  колпачках  -  трясли  белыми
бородами, выбрасывали колени.  Заметили  меня  и  попрятались  в  ельнике,
высовывая испуганные рожицы.
     Впереди  раздавался  лязг  металла.  Я  продрался  туда,  безжалостно
обламывая ветви. Лес кончился. На опушке его яростно  тяжелыми  двуручными
мечами не на жизнь, а на смерть рубились  директор  и  режиссер.  Директор
явно брал верх, выкрикивал "хэк! хэк!" -  наступал.  У  режиссера  по  лбу
текли струйки пота. Он приседал под страшными ударами.
     - Прекратить! - командным голосом крикнул я.
     Они оба обернулись. И тут коварный директорский меч описал  блестящий
полукруг - и режиссер, схватившись за виски,  покатился  под  вывороченные
корни.
     Надсадно дыша, директор шагнул ко мне.
     - Кто таков? - грозно спросил он.
     - Проводите меня в техническую и немедленно отключите  аппаратуру!  -
приказал я.
     - Чей ты раб? На колени, собака! - раздался громовой раскат. Глаза  у
директора побелели от гнева.
     - Потрудитесь выполнять, - сказал я. - Вы рискуете  сесть.  И  не  на
один год.
     -  А  кровью  своей  упиться  не  желаешь?  Вот  он,   огненный   меч
Торгсвельда!..
     Интеллигентной беседы у нас не получилось. Директор то предлагал  мне
склонить голову перед владыкой своим, то грозился изрубить меня на  куски,
то начинал хвастливо расписывать свои подвиги в дальних  странах,  где  он
сражался с великанами и шинковал трехглавых драконов.
     Он, видимо,  начитался  приключенческих  романов.  Я  смотрел  в  его
породистое надменное лицо и  испытывал  сильное  желание  ударить  болевым
шоком.
     Но тут невесть откуда набежала толпа крестьян  в  холщовых  рубашках.
Все дружно стали на колени и начали громко славить  доброту  и  ум  своего
хозяина. Миловидные крестьянки на вышитых рушниках протягивали хлеб,  соль
и тонизирующие напитки. Директор пил и отдувался.
     Я пошел дальше. Техническая была где-то рядом: возвращение в реальный
мир сопровождалось все возрастающей болью. Ели сомкнулись темным шатром  и
разошлись. Передо мной лежало бездонное озеро. Белесые  мхи  отражались  в
черном зеркале его. Напротив его сжатый холмами поднимал свои узкие  башни
замок - мрачный приют тишины и забвения.
     В замок можно было попасть только вплавь. Обходить слишком  долго.  Я
знал, что это голограмма, но не решался. Озеро выглядело зловеще.
     Странное старческое  кряхтенье  раздалось  сзади.  Прижимая  к  груди
широкий светлый меч, из леса  вышел  сгорбленный  карлик,  одетый  во  все
красное. С ужимкой, будто танцуя, приблизился  ко  мне.  Печально  звенели
бубенцы на мягкой шляпе. Протянул меч. Сморщил гнилое лицо.  Захихикал.  Я
взмахнул клинком. Полыхнула беззвучная молния. Озеро разошлось. Я  побежал
по скользким от бурых водорослей камням между водяных стен. Пахло сыростью
и терпким йодом.
     Замок рос на глазах, пока  не  уперся  игольчатыми  башнями  в  самые
облака.
     Я ударил в кованые ворота. Они загудели медным  басом.  Встревоженные
тучи ворон с пронзительным криком понеслись по небу. Чистый и долгий  звук
вплелся в их гам. Я опустил руки. Ясный, радостный голос пел третью сонату
Герцборга - будто протягивал в синеве хрустальную нить.
     Высоко у открытого окна сидела женщина.
     - Рапунцель! - крикнул я.
     Женщина выглянула. Золотой дождь  хлынул  вниз,  солнечными  брызгами
расплескался на замшелых валунах, закипел у моих ног. Я полез, хватаясь за
горячие пряди. Волосы пахли летом, медом, скошенной травой.
     За окном был тесный коридор из  неотесанных,  грубых  каменных  плит.
Коптили железные факелы,  воткнутые  между  ними.  Навстречу  мне,  грузно
ступая, шел дикий зверь с безумными глазами. Голова у него была  медвежья,
а тело, как у ящерицы, покрыто  коричневой  чешуей.  Он  протянул  длинные
синие когти с запекшейся кровью под ними, утробно заурчал - я остановился,
он алым языком облизал толстые  губы.  Глаза  без  зрачков  были  затянуты
бельмам и.
     В этот раз мне будто завинтили в висок раскаленный штопор -  я  узнал
советника.
     И он тоже узнал меня.
     - Инспектор? Зачем вы здесь, инспектор?
     - Дорогу! - потребовал я.
     В узком коридоре было не разойтись. Советник улыбнулся. Так могла  бы
улыбнуться жаба:
     - Не  лезьте  в  наши  дела,  инспектор.  Не  надо.  Тем  более,  что
генератора в Доме нет. Нет его! И значит, нет нарушения закона!
     - Договорились с "саламандрами", Фальцев? Пропустите меня! -  крикнул
я, чувствуя, что больше не выдержу.
     Советник с неожиданным проворством поднял  затянутые  в  чешую  лапы,
наклонил выпуклый фиолетовый лоб. Передо мной опять был зверь.
     - Мяса сладкого хочу! - прорычал он.
     Я не успел увернуться. Лапы его сомкнулись на  мне.  Когти  раздирали
одежду, дохнуло смрадом - я отчетливо увидел  близкое  ребристое  небо,  -
напрягся и вырвался из объятий. Зверь шел на меня, переваливаясь,  выкатив
молочные глаза.
     Я поднял светлый меч. Зверь прыгнул.  Удар  пришелся  в  голову.  Она
распалась надвое. Хлынула темная ядовитая кровь. Вывалился  серый  мозг  -
дымящийся, похожий на гречневую кашу. Я переступил через дергающееся тело.
     Коридор казался бесконечным - поворот за поворотом. Копоть от факелов
забивала горло. Я впал в отчаяние. На обитой железом двери висела табличка
- "Технический отдел". Внутри  что-то  гудело  и  вспыхивало.  Мне  словно
залили в виски расплавленное железо. Глаза заволакивал туман. Я нащупал  в
углу  среди  прочего  барахла  тяжелый  лом  и  с  размаху  ударил  им  по
ближайшему, сверкающему стеклом и никелем звенящему мерцающему агрегату.





     Толпа двигалась  все  медленнее  и  наконец  совсем  остановилась.  Я
наступал на чьи-то пятки. На меня сзади тоже напирали.
     - Почему стоим?
     - Проверяют документы.
     - Нашли время наводить порядок! Тут все с  ума  посходили,  а  они  -
документы.
     - Господин офицер! Когда нас пропустят?
     - Не могу сказать, сударь.
     - Полиция - так ее и растак!
     Меня теснили спинами  и  локтями.  Площадь  не  вмещала  народ.  Сюда
собрались, наверное, со всех окраин. И не удивительно - Спектакль шел  уже
чуть ли не полдня.
     Проверка документов меня  не  радовала.  Несомненно,  искали  нас.  Я
скосил глаза на профессора. Он сильно осунулся, под слезящимися  веками  в
морщинистых мешках скопилась синева.
     - Отпустили бы вы меня в самом деле, - устало сказал он. -  Я  старый
человек, я этого не выдержу. Слово  власти  вам  известно.  Ну  дадут  мне
пожизненное заключение - что толку?
     На левой руке, чуть ниже плеча у него запеклась кровь: зацепил кто-то
из "саламандр".
     - Давайте-ка, я вас лучше перевяжу, - сказал я.
     Он поморщился.
     - Ах, оставьте ради бога!
     Продолговатый  пупырчатый,  как  огурец,  вертолет  с  растопыренными
лапами на брюхе прочертил небо. Тысячи поднятых лиц проводили его.
     - Военные, чтоб их подальше, - сказал кто-то.
     Вертолет приземлился на  крышу  Дома.  Она  еще  слегка  дымилась.  В
верхнем  этаже  чернело  оплавленное  отверстие  -  попадание   податомной
базукой. Они, "саламандры", оборонялись очень упорно. Поставили на чердаке
два пулемета с автоматической наводкой и плотно, веерным огнем закрыли все
пространство над Домом. Десантники сунулись было сверху - и  потеряли  две
машины. Один вертолет стоял сейчас на краю  крыши  -  помятый,  уткнувшись
винтом в ребристое  железо.  Другому  не  повезло  совсем.  Он  рухнул  на
асфальт, вспучив облако пламени, раскидал вокруг горящие обломки  и  тела.
Кажется, из команды никто не спасся. И два взвода, ринувшиеся через пустую
улицу к входной двери, сразу же откатились назад, встреченные  автоматами.
Оставили убитых на мостовой. Правда, военные быстро  опомнились  и  повели
бой по всем правилам: заняли крыши, подвезли базуки, непрерывным послойным
огнем запечатали  окна  первого  этажа.  Непонятно,  на  что  рассчитывали
"саламандры", ввязываясь в бой с  регулярными  частями.  Может  быть,  они
надеялись на фантомов - портативная радиостанция непрерывно  передавала  в
эфир труднопроизносимое слово  из  одних  согласных.  Но  улицы  были  уже
перекрыты. Базуки первым же ударом проломили  стену,  расшатав  здание,  а
вторым напрочь снесли часть крыши вместе с  пулеметным  гнездом.  И  в  то
время,  как  последний  пулемет,  торопливо  захлебываясь,  держал   небо,
десантники ринулись в образовавшийся проход.
     После выстрела базуки я  не  устоял  на  ногах:  опутанная  проводами
мнеморама сшибла меня, и  пока  я  мучился,  выдирая  контакты  из  клемм,
профессор навалился сверху, пытаясь разбить мне голову какой-то железякой.
Я легко стряхнул слабое тело. Он завозился, как червяк, среди проводов.  И
тут Анна, которую ранее не было слышно за стрельбой и  криками,  приказала
мне: "Руки! К стене!" Ее всю корчило. Рот кривился. Платье  было  порвано.
"Брось автомат, тебя повесят", - сказал я. Она,  как  сумасшедшая,  трясла
дулом: "К стене! К  стене!"  Я  подошел  и  вырвал  автомат  из  сведенных
судорогой пальцев. Магазин был пуст. Разумеется. Иначе бы  она  выстрелила
сразу - без дурацких команд. Профессор опять попытался меня ударить,  и  я
опять стряхнул его. У него не  хватало  сил  "Уходи  отсюда,  дурочка",  -
сказал я Анне. Она села прямо на пол, закрыла лицо ладонями, заплакала.  И
тут ударила  вторая  базука  -  по  чердаку.  Стены  качнулись.  С  визгом
пронеслись осколки кирпича. Показалось белое полуденное небо. И дальше был
только  дым,  ныряющие  в  нем  неясные  согнутые  фигуры  и   надоедливая
автоматная трескотня.
     - Почему Аурангзеб? - спросил я.
     Профессор вздрогнул.
     Это была случайность. Выплеск памяти. Детская привязанность к великим
властителям прошлого. Он разглядывал  книжку  с  картинками  и  видел  там
человека на троне. В чалме, с алмазным пером.  -  А  тысячи  других  людей
лежали перед ним ничком. И слоны стояли на коленях.  И  алмазное  перо  он
тоже хотел иметь. И дворец с белыми колоннами. И миллион рабов. Он  вырос.
Казалось,  так  и  будет.  Оставалось  совсем  немного.  Но  все  рухнуло.
Разоружение. "Декларация". Лаборатория погибла.  И  тогда  он  ошибся.  Он
связался с "саламандрами". Они сразу взяли  его  за  горло.  Они  его  так
держали, что он едва мог дышать. Он отдал им всех фантомов в этой  стране.
Просто счастье, что они не догадывались, кто он такой. И они  потребовали,
чтобы он собрал установку. И он сделал это.  Но  он  знал,  что  в  первую
очередь закодируют его самого.
     Профессор замолчал и растерянно улыбнулся. Кожа на лице его собралась
множеством суетливых складок.
     Он был очень старый.
     Мужчина в пижаме, плотно притертый к нам, посмотрел на его плечо.
     - Пулевое ранение?
     - Да, - сказал я тоном, не допускающим дальнейших расспросов.
     Мужчина воспринял мой тон по-своему, сказал сочувственно:
     - Озверел народ. И откуда они, скажи на милость, берут оружие. Что ям
надо? Живем - слава богу.
     Мужчина сильно пихнул локтем какого-то веснушчатого  гонца,  который,
вставая на цыпочки, вертел цыплячьей, в пухе, головой:
     - Ну ты, подбери сопли!
     Юнец охнул, схватившись за бок.
     - Уматывай, говорю, - мужчина пихнул его еще раз.
     У юнца  выступили  слезы  в  синих  глазах.  Все  отворачивались.  Он
побоялся возразить - полез назад, раздвигая стоящих острым худым плечом.
     - Дом тебе нужен? Пожалуйста, муниципалитет построит.  Машина?  Любой
марки на заказ, - как ни в чем не бывало продолжил мужчина.  У  него  было
хорошо откормленное лицо, выдающиеся скулы и квадратный подбородок.
     - Скажи на милость, чего им не хватает? Вот мне если власть и  нужна,
то только чтоб всех этих профессоров, писателей  пострелять  в  первый  же
день. Самая муть от этой сволочи. Ученых там разных,  инженеров.  Это  они
такую заваруху придумали. - Говоря  это,  мужчина  недобро  поглядывал  на
профессора, на его очки. Тот будто не слышал.
     - Порядок нужен. Чтоб как только кто высунулся - самый  умный  -  так
его сразу палкой по голове. Чтоб, значит, не высовывался...
     - Заваруху эту  устроили  не  от  избытка  ума,  а,  скорее,  от  его
недостатка, - сказал я.
     Мужчина запнулся, хотел сплюнуть  -  было  некуда,  проглотил  слюну.
Спросил, не глядя:
     - А ты, значит, из этих?
     - Из этих, - подтвердил я, жалея, что мы здесь не одни. Я  бы  с  ним
поговорил.
     - Ладно, - после раздумья сказал  мужчина.  -  Запомним.  Еще  придет
время. Передавим всех. Никого на развод не оставим. - Толкнул соседа. -  А
ну пусти! - И уполз в толпу.
     Было жарко. Солнце перевалило через зенит.  Пахло  потом  и  горячими
телами. Какой-то женщине стало плохо. Она закатила глаза.
     - Расступись, расступись! - донеслись повелительные голоса.
     Черепашьим шагом, облепленный стоящими на подножках военными, проехал
санитарный  автобус  с  низкой  посадкой.  На  крыше  его  в   мундире   с
лейтенантскими погонами сидела Элга - курила и стряхивала пепел на головы.
Я не прятался, вряд ли она могла различить  нас  в  толпе.  За  автобусом,
поблескивая  металлическими  эмблемами   на   зеленых   рубашках,   плотно
окруженные солдатами, шли "саламандры" - руки на затылке. Я  узнал  Краба,
сумрачного, перевязанного. Он усмехался.
     - А если я сейчас закричу? - сказал профессор.
     Я пожал плечами. Что он - в самом деле ненормальный,  чтобы  кричать.
Военная контрразведка  -  это  ему  не  "саламандры"  с  их  дилетантскими
штучками. Военные выпотрошат его в два счета, выжмут из него слово власти,
а потом ликвидируют.
     - Если бы знать, что установка даст такую интенсивность,  -  тоскливо
сказал профессор. - Я же как  снял  ограничитель,  так  больше  ничего  не
помню.
     - То есть. Спектакли - это побочный  эффект  кодирования?  -  пытался
угадать я.
     - Нет, - неохотно ответил  он.  -  Это  и  есть  кодирование.  Первая
ступень - без фиксации программы.
     - Разве так бывает?
     - Бывает.
     - А зачем нужна сублимация сознания?
     - Боже мой, вы же все равно не поймете, - раздражился профессор.
     - Кто еще знал о наркотическом эффекте Спектаклей?
     - Все знали.
     - И директор? И режиссер?
     - Да. Я же говорю: все.
     Вот так, подумал я. Все знали и молчали. Страшная вещь -  честолюбие,
лишенное морали.  Я  решил,  что  позволят  мне  или  нет,  но  я  займусь
Спектаклями сразу после фантомов. Если, конечно, останусь жив.
     Последнее было весьма сомнительно. Силы безопасности  слишком  быстро
перекрыли район. При проверке меня, безусловно, опознают. Так  же,  как  и
профессора. У нас нет ни малейших шансов. Пробиться назад сквозь  тысячное
скопление людей невозможно. И наверняка там тоже ждут.
     Проще было сдаться. Я не понимал,  чего  я  тяну.  Шаг  за  шагом  мы
приближались к оцеплению. Улицу перегораживали два  бронетранспортера.  На
каждом был смонтирован  стационарный  генетический  детектор.  Между  ними
сочился узкий  ручеек  людей.  Вот  один  из  бронетранспортеров  отъехал,
освобождая дорогу санитарному автобусу. Я видел  лица  солдат  -  усталые,
хмуро-напряженные. За  оцеплением  в  пустом  пространстве,  как  журавль,
выхаживал длинноногий офицер в синей форме. Вспыхивали  желтые  молнии  на
плечах. Какая-то женщина, одетая, несмотря на жару, в норковую шубу, ловко
поймала его за рукав:
     - Господин капитан, у меня муж в территориальных  войсках.  Полковник
Галеркамп.
     - Ничего не могу поделать, сударыня, - вежливо ответил капитан.
     - Но у меня сегодня  гости!  Доктор  Раббе,  действительный  советник
Пори...
     Она возводила частокол из имен.
     - Весьма сожалею, сударыня. Таков приказ.
     Капитан пытался  освободиться  от  назойливых  пальцев.  Он  совершил
ошибку, вступив в объяснения, чего  бы  никогда  не  допустил  полицейский
офицер, обученный тактике действий на улице. Толпа почувствовала  слабину.
Вскипели возбужденные голоса:
     - Господин офицер! Да что же это такое? Мы уже четыре часа стоим!
     - Мне нужно немедленно пройти, немедленно!
     - Приказ, сударь.
     - А я не желаю подчиняться вашим приказам!
     - Господин капитан, я член муниципального совета!
     - Это издевательство, я на ногах не стою!
     - Хорошие вещи позволяет себе полиция!
     - А это не полиция.
     - Тем более!
     - В порядке очереди, господа! Прошу соблюдать спокойствие!
     - У меня нет документов. Какие могут быть документы, когда черт знает
что происходит!
     Капитан  попятился.  К   нему,   придерживая   дубинку,   заторопился
полицейский  офицер  в  черном  мундире.  Было  уже  поздно.  Цепь  солдат
выгнулась, подрожала секунду, как  тугая  струна,  и  лопнула,  прорванная
человеческой  волной.  Полицейский  офицер  благоразумно  отскочил.  Левый
бронетранспортер попытался закрыть  проход,  заурчал  мотор.  Его  тут  же
облепили сотни  людей.  Покатые  бока  в  грязных  маскировочных  разводах
качнулись раз, другой - под общее ликование бронетранспортер  перевернулся
на бок, еще вращая колесами. Из него на корточках выбирались солдаты.
     -  Назад!  Назад!  -  тонким  голосом  закричал   капитан,   потрясая
пистолетом.
     Он, видимо, привык к беспрекословному  подчинению  в  казармах  и  не
обратил внимания, что полицейские сразу же побежали, даже не пробуя никого
остановить. Пистолет мелькнул над головами, хлопнул  выстрел  и  фигуру  в
синем смяли. Пробегая мимо, я увидел неподвижное тело на сером асфальте.
     Вырвавшись, волна  потекла  медленнее:  будто  не  верили  тому,  что
сделали - разговаривали нарочито громко.
     - Я как выбежал на улицу в пять утра, так больше и не был дома. Может
быть, мои сейчас стоят где-нибудь там. Или - кто знает... Я такое видел...
     - Бью, бью его о ступеньку, он уже хрипеть начал,  а  потом  гляжу  -
господи, это же мой сосед с верхнего этажа, я ж его знаю, мы же  с  ним  в
прошлое воскресенье надрались в "Ласточке". А у него весь затылок  разбит,
кровь течет - думаю: господи, что же это я...
     - Так оставлять нельзя. Все подпишемся. Эксперименты, видите ли. Люди
им, как мусор.
     - И прямо к мэру.
     - Чихал я на мэра! Президенту пошлем. Или пусть наводят порядок или я
стану презирать это правительство.
     Я все время держал профессора за запястье. Он сказал,  хватая  воздух
посиневшими губами:
     - Пустите меня. Я не убегу. Некуда мне бежать.
     Я его отпустил. Он сильно помассировал левую часть груди - сердце:
     - Ну зачем вы тащите меня с собой? Я могу умереть каждую минуту.
     Ему было плохо. У него складками  обвисла  кожа  на  лице  землистого
цвета. Дрожали пальцы.
     - Пошли! - велел я.
     - Нас все равно не выпустят, - безнадежно сказал он, через силу шагая
рядом.
     К сожалению, он был прав.  Впереди,  на  перекрестке,  уже  сели  два
вертолета  и  из  пузатого  нутра  горохом  посыпались  солдаты.  Еще  два
вертолета заходили на посадку. У меня не было никаких иллюзий.  Улица  шла
прямая, как  стрела.  Подворотни  были  закрыты  пластмассовыми  щитами  с
надписью "Полиция". Кое-кто из бежавших пробовал  ломиться  в  парадные  -
бесполезно. Район был блокирован  по  всем  правилам.  Вырваться  я  и  не
рассчитывал. Все, чего я хотел - позвонить.  Мне  обязательно  нужно  было
позвонить и сказать одно-единственное слово.
     - Они нас убьют, - сказал профессор.  И  вдруг  засмеялся,  засвистел
слабым горлом.
     Я испугался - думал он задыхается.
     - Ничего, ничего,  -  сказал  профессор.  -  Просто  вспомнил.  Очень
смешно. Вы знаете, что сенатор Голх - фантом? Да-да, сенатор  Голх,  глава
"саламандр". Я сам его кодировал. Правда,  смешно?  Быть  в  подчинении  у
собственного фантома.
     - Сенатор Голх? Почему же вы его не...
     - Он до дьявола осторожен. Представьте, я его ни разу не видел. То ли
он догадывался а чем-то, то ли просто так - не хотел рисковать. Но  правда
смешно?
     И  снова  засвистел  горлом  -  на  одной  ноте.   Замолчал.   Дорогу
перегораживал новый кордон.
     Лейтенант в синей форме громко сказал:
     - В городе объявлено чрезвычайное  положение.  В  случае  беспорядков
имею приказ стрелять. Проходи по одному!
     Солдаты   держали   оружие   наизготовку.   Злые    и    решительные.
Чувствовалось, что стрелять они будут. Толпа  покорно  затихла.  Подходили
задние, им боязливым шепотом объясняли, в чем дело.
     - Вот и все, - сказал мне профессор.  -  Жаль,  что  так  получилось.
Завидую вам: вас убьют сразу. А меня начнут потрошить. Прощайте, что ли.
     Очередь шла быстро. Лейтенант смотрел документы, если они были, потом
человека  ставили  перед  детектором.  Мигал  зеленый  индикатор   и   его
выталкивали  за  оцепление.  Мною  овладело  какое-то  тупое   равнодушие:
действительно, скорее бы уж все кончилось.
     Лейтенант кивнул профессору: Следующий.
     Он беспомощно оглянулся на меня. Из толпы вышел мужчина,  тот  самый,
который - палкой по голове. Что-то  сказал  лейтенанту.  Лейтенант  поднял
брови:
     - Интересно. Взять его!
     Солдат толкнул профессора вправо, где стоял большой военный фургон  с
непрозрачными стеклами.
     - Я протестую, - еле слышно сказал профессор.
     Солдат лениво и сильно ударил его кулаком в лицо.  Мотнулась  голова,
из угла губ побежала струйка крови.
     - Этого тоже, - сказал лейтенант, показывая на меня.
     Меня подхватили под руки.
     - Стой! Куда! - раздался злой голос.
     Профессор, оттолкнув солдата, бежал  по  пустынной  улице.  Он  бежал
мешковато, медленно, хватаясь за сердце. Непонятно, зачем он  это  сделал.
Ему все равно было не уйти.
     - Стоп! Стрелять буду! - крикнул солдат. Вскинув автомат, дал очередь
в небо. Профессор упал, как подкошенный. К нему подошли двое, перевернули:
Мертв.
     Появился полицейский офицер, подтянутый и строгий.
     - Что за стрельба?
     - Вот эти, - махнул лейтенант.
     Офицер обернулся. Это был Симеон. Наши глаза встретились.
     - Пропустите его, - сказал Симеон.
     - Нарушение законов чрезвычайного положения... - начал лейтенант.
     - Пропустите, я знаю этого человека.
     - Пропустить! -  неохотно  приказал  лейтенант.  Предупредил:  -  Всю
ответственность, капитан, вы берете на себя.
     - Разумеется, - кивнул Симеон.
     Лицо у него было каменное.
     Я прошел за оцепление, каждую  секунду  ожидая,  что  меня  окликнут.
Лейтенант сил безопасности мог и не подчиниться капитану полиции.
     - Его даже не проверили на детекторе, - сказал кто-то сзади.
     Я старался не убыстрять шаги.  Ай  да  Симеон!  Для  него  это  может
кончиться очень плохо.
     Метрах в ста от меня зеленела телефонная будка. Солдаты за руки и  за
ноги потащили профессора к фургону. Я подумал, что  его,  наверное,  можно
спасти, если срочно заменить сердце. Мысль мелькнула и пропала. Мне  нужно
было пройти эти сто метров.
     Телефон, к счастью, работал.  Онемевшими  пальцами  я  набрал  номер.
Трубку схватили на первом же звонке.
     - Консул Галеф!
     - Это я, - сказал я.
     - Наконец-то! Где ты? Я сейчас приеду! - закричал Галеф.
     Из будки мне было видно, как лейтенант ожесточенно спорит с Симеоном.
Симеон с чем-то не соглашался, но лейтенант махнул  рукой  и  трое  солдат
побежали в мою сторону.
     - Слушай меня внимательно, - я торопился.  -  Я  получил  слово.  Это
шестое имя в нашем списке. Понял - шестое.
     - Шестое, - голос у Галефа изменился. - Слава богу. Тут такая каша...
     - Меня сейчас арестуют, - сказал я.
     - Пускай, - ответил Галеф. - Не вздумай сопротивляться. С этой минуты
ты - иностранный подданный. Потребуй связи с посольством или со мной. Все!
До встречи!
     Я отпустил трубку. Она закачалась на шнуре. Мне было плохо.  Из  меня
словно выдернули стальной стержень.  Я  вдруг  вспомнил,  что  двое  суток
ничего не ел, только вчера - чашку кофе. По  мостовой,  стягивая  с  плеча
автоматы, бежали солдаты. Я открыл ставшую  почему-то  очень  тугой  дверь
будки и пошел им навстречу.

ИММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММ'
?          Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory         ?
?         в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2"        ?
ГДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
?        Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент       ?
?    (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov    ?
ХММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММММ?

Популярность: 31, Last-modified: Thu, 06 Nov 1997 08:53:48 GMT