Переводчик и исполнитель песен  Жоржа Брассенса Александр Аванесов,  48
лет.
     Издал  сборник  "Брассенс по-русски"  -  книжка  с  67  переводами +  4
компакт-диска с записью этих песен-переводов (вокал, две гитары, контрабас).

     e-mail: vesna@online.ru
     адрес сайта: www.brassens.ru

     ========================


     Le vieux Lйon

     Скоро семь лет
     Как тебя нет
     Старый Леон
     Но как живой
     Слышится твой
     Аккордеон
     Баловень муз
     Ты в рай искусств
     Отбыл... Окрест
     Лучшего бог
     Выбрать не мог
     В райский оркестр
     Семь лет назад
     Как же был рад
     Тамошний люд
     Нынче они
     Песни твои
     Хором поют
     Когда, Леон
     Аккордеон
     Твой здесь звучал
     Тебя, прости
     Никто почти
     Не замечал

     Это абсурд
     Но не несут
     Тех в Пантеон
     Кто был влюблен
     Как ты, Леон
     В аккордеон
     Бедный венок
     И бугорок
     На пустыре
     Стало, старик
     Пусто в тот миг
     В нашем дворе
     Кто-то шутил
     Что было сил
     Кто - напевал
     В горле комок
     Каждый как мог
     Слезы скрывал
     Не прогадал
     Что не попал
     Ты в Пантеон
     В сердцах у нас
     Теплей в сто раз
     Старый Леон

     Держу пари
     Нынче, старик
     Ты б не узнал
     Улицу Ванв
     Площадь Забав
     Шумный квартал
     Нет здесь дружков
     Весельчаков
     Видно, с тех пор
     Стала мелка
     Наша река
     Тесен наш двор
     Но и по сей
     День у друзей
     Пусть шли года
     В прошлое дверь
     Ты уж поверь
     Не заперта
     В них не утих
     Старый мотив
     И в унисон
     Сердце кольнет
     Чуть запоет
     Аккордеон

     Нынче зима
     Или весна
     В кущах у вас
     Лучше ль вино
     В мире ином
     В моде ли вальс
     Вы там на вы
     Или на ты
     Между собой
     Может, тебя
     Слышь, старина
     Тянет домой
     Если у дам
     Прекрасных там
     Веселый нрав
     Вряд ли ты, черт
     Был огорчен
     В ящик сыграв
     Если в цене
     В той стороне
     Аккордеон
     Чем там не рай
     Пой да играй
     Старый Леон


     Le parapluie

     Шла без зонта она, а дождик
     В то утро лил, как из ведра
     А я как раз отличный зонтик
     Спер у приятеля вчера
     Бегу спасать скорей бедняжку
     "Не нужно ль лишних ползонта?"
     Утерши влажную мордашку
     Она сказала просто "да"

     Я парил под зонтом
     Я мечтал лишь о том,
     Чтобы дождь шел и шел подольше
     Точно ангел пешком
     Шел со мной под зонтом
     Я на небе парил седьмом

     Как было славно, как уютно
     Идти под зонтиком вдвоем
     И слушать песенку попутно
     Что напевали дождь и гром
     Вот бы как встарь разверзлись хляби
     То весь потоп, все сорок дней
     До самых до последних капель
     Я бы протопал рядом с ней

     Гроза прошла ужасно быстро
     Бывает дождь часами льет
     А этот так, слегка побрызгал
     И вот уже перестает
     Сказав "спасибо, до свиданья"
     Она растаяла в дали
     А вместе с нею все мечтанья
     И все фантазии мои



     Le nombril des femmes d'agents

     К пупку жандармовой жены
     Мужчины в целом безразличны
     Из женских прелестей, увы
     Пупок не самый эстетичный
     Но был знаком я с чудаком
     Который в тайне от подруги
     Мечтал увидеть хоть мельком
     Пупок жандармовой супруги

     "Я больше жить так не могу, -
     Рыдал он. - Горе мне! О, горе!
     Я видел на своем веку
     Пупки различных категорий
     Перевидал, к чему скрывать
     Я все пупки у нас в округе
     Но это если не считать
     Пупка жандармовой супруги

     При встрече старые дружки
     Мне говорят не без бахвальства
     Что видят запросто пупки
     Супруг жандармского начальства
     Мой младший сын и то ласкал
     Жену префекта на досуге
     А я, я даже не видал
     Пупка жандармовой супруги"

     Вот как-то сжалившись над ним
     Жена блюстителя порядка
     С пупком спасительным своим
     Пришла к несчастному украдкой
     "Я, - говорит ему, - не прочь
     Вам оказать свои услуги
     С тем, чтоб увидеть вам помочь
     Пупок жандармовой супруги"

     "О слава, слава небесам!
     Иди ко мне мой ангелочек
     Я наконец увижу сам
     Жены жандармовой пупочек"
     Прервав на этом разговор
     Он запустил под юбку руки
     Горя желаньем вперить взор
     В пупок жандармовой супруги

     Но, знать, напрасно сорок лет
     Он ждал надежду не терявши
     Что не покинет этот свет
     Не увидав пупка жандармши
     В тот самый миг у старика
     Удар случился от натуги
     Так не увидел он пупка
     Пупка жандармовой супруги



     La mauvaise rйputation

     Гуляет в нашей стороне
     Дурная слава обо мне
     Мол, я драчун и грубиян
     Один позорю всех селян
     Вовсе я на них не бросаю тени
     Просто не с ноги мне идти со всеми
     Но не любят у нас в краю
     Тех, кто шагает не в строю
     Нет, не любят у нас в краю
     Тех, кто шагает не в строю
     Бранят меня наперебой
     Кроме немых, само собой

     В великий наш июльский день
     Ликуют все, кому не лень
     А я под звуки медных труб
     Обняв подушку сплю, как труп
     Вроде, не буяню, не протестую
     Сплю без задних мыслей и в ус не дую
     Но не любят у нас в краю
     Тех, кто шагает не в строю
     Нет, не любят у нас в краю
     Тех, кто шагает не в строю
     В меня все тычут палец свой
     Кто не без рук, само собой

     Забрался в сад безусый вор
     За ним в погоню крохобор
     Я ставлю ногу, исхитрясь
     И скряга шлепается в грязь
     И кому во вред невдомек мне, право
     То, что паренек избежал расправы
     Но не любят у нас в краю
     Тех, кто шагает не в строю
     Нет, не любят у нас в краю
     Тех, кто шагает не в строю
     И все гоняются за мной
     Кроме хромых, само собой

     И без пророков ясно мне
     Что у соседей на уме
     Петлю накинут, выбьют стул
     Из-под меня под общий гул
     Я ведь не со зла предпочел, ей-богу
     Всем, ведущим в Рим, лишь свою дорогу
     Но не любят у нас в краю
     Тех, кто шагает не в строю
     Нет, не любят у нас в краю
     Тех, кто шагает не в строю
     Глазеть как дуба даст сосед
     Кроме слепых сбегутся все




     Les amours d'antan

     В ту пору бегал я за юбками из ситца
     Марго была швея, Фаншетта - кружевница
     Не голубых кровей, прошу меня простить
     Вы скажете, что я любил кого попало
     На каждом, мол, углу таких Венер немало
     Мой принц, не всем дано прекрасных дам любить

     Когда вам двадцать лет и пыл томит не детский
     Любое декольте для сердца довод веский
     Пастушки скромной лик божественно красив
     Пусть не было маркиз, служанки нас пленяли
     За неименьем роз фиалки мы срывали
     Весною Купидон не слишком прихотлив

     Красотку повстречав в субботу на толкучке
     Оттуда через час ты вел ее под ручку
     Болтал о том о сем, о чувствах - ни словца
     Потом на всех парах вы мчались на Киферу
     Попутку предпочтя услугам гондольера
     И в спешке прихватить забыв свои сердца

     Подружка, как могла, старалась быть нарядной
     Но среди знатных дам казалась неприглядной
     Роскошное манто и шелковый корсет
     Не снились ей и в снах, но стоило лишь снять ей
     И старое пальто, и простенькое платье
     Психея пред тобой во всей своей красе

     Бывало день спустя к любимой прибегу я
     Она уже с другим воркует, попрыгунья
     Никто не лез в петлю и не сходил с ума
     Ромашка, по какой гадали мы с Сюзеттой
     Теряла лепестки последние с Лизеттой
     Но всякий раз любовь брала свое сполна

     Вы скажете, что я любил кого попало
     На каждом, мол, углу таких Венер немало
     Но я других не знал, прошу меня простить
     Манон, Мими, Сюзон - подружек вереница
     Марго была швея, Фаншетта - кружевница
     Мой принц, не всем дано прекрасных дам любить




     Je suis un voyou

     В недрах сердца я ношу о любви преданье
     Словно призрак мне оно душу бередит
     Время косит и крушит все до основанья
     Но любовь мою к Марго сердце сохранит

     "Ну и ну!", - сказал себе я
     Повстречав Марго
     По дороге сельской фея
     Шлепала в сабо
     Если б рядом с нею в ногу
     Вдруг цветы пошли
     То с красоткою, ей-богу
     Сходство б вы нашли
     Я сказал: "Ты вся в Мадонну
     Как от плоти плоть"
     Эту ересь, я надеюсь
     Мне простит Господь
     Впрочем, буду я прощен
     Или нет - плевать
     Все равно мне хулигану
     Рая не видать

     В церковь шла краса такая
     Был велик искус
     Укусил ее в уста я
     Чтоб узнать их вкус
     Мне она на это строго:
     "Ах, какой нахал!"
     Но не стала недотрога
     Поднимать скандал
     Я сказал: "Забудь запреты
     И побудь со мной"
     Бог простит меня за это
     Был я сам не свой
     Впрочем, буду я прощен
     Или нет - плевать
     Все равно мне хулигану
     Рая не видать

     Дев таких не видел сроду
     Я и, впавши в раж
     Слопал два запретных плода
     Распустив корсаж
     Мне она на это строго:
     "Ах, какой нахал!"
     Но не стала недотрога
     Поднимать скандал
     А потом, не буду лгать я
     Сам не знаю как
     Разорвал на ней я платье
     Бог простит, он благ
     Впрочем, буду я прощен
     Или нет - плевать
     Все равно мне хулигану
     Рая не видать

     Я хожу с тяжелой ношей
     На душе давно
     За святошу с постной рожей
     Выдали Марго
     У нее должно быть нынче
     Два-три сосунка
     Что с утра до ночи хнычут
     Просят молока
     Только я соски их мамки
     Первый пригубил
     Пусть простит меня Всевышний
     Я ее любил
     Впрочем, буду я прощен
     Или нет - плевать
     Все равно мне хулигану
     Рая не видать




     Les amoureux des bancs publics

     Если кто-то скажет вам
     Что, дескать, тут и там
     Скамейки вдоль аллей
     Выставлены, чтоб на них дремали старики
     Знайте, это сущий вздор
     Известно с давних пор
     Они куда нужней
     Тем, кто делает в любви лишь первые шаги

     Сидят целуясь парочки, как голубки
     Голубки, голубки
     Им плевать на злые языки
     И косые взгляды
     Сидят целуясь парочки, как голубки
     Голубки, голубки
     Клятвы их так жарки и легки
     Рука касается руки

     Им, забывшим о часах
     Рисуется в мечтах
     Уютный тихий дом
     Синие обои в спальне, тикают часы
     В мягких креслах у окна
     Он с трубкою, она
     Склонившись над шитьем
     Спорят, кто же будет первым, дочка или сын

     Взглядом их сверлит народ
     По парку взад-вперед гуляющий с детьми
     Всем семейством - мать, отец, за ними сын и дочь
     Их ругают на чем свет
     Стоит, но не секрет
     Что сами-то они
     Оказаться на их месте были бы не прочь

     Годы быстро пролетят
     Сгустятся тучи над
     Их райским уголком
     Пыл сердец их охладят осенние ветра
     И признаются себе
     Они, что на скамей-
     ке в парке городском
     Прожита была любви их лучшая пора


     Pauvre Martin

     Котомку на спину закинув
     С нехитрой песенкой своей
     С нехитрой песенкой своей
     Он уходил ворочать землю
     Лишь только снег сходил с полей

     Бедный Мартен, нищая доля
     Стелется поле вспаханных дней

     Чтобы хоть как-то прокормиться
     Справить одежку поновей
     Справить одежку поновей
     Он от восхода до заката
     Всюду с лопатою своей

     Бедный Мартен, нищая доля
     Стелется поле вспаханных дней

     Без тени зависти и злости
     В дождь промокая до костей
     В дождь промокая до костей
     Он разрыхлял чужую ниву
     Не помышляя о своей

     Бедный Мартен, нищая доля
     Стелется поле вспаханных дней

     Когда же смерть к нему явилась
     Велела следовать за ней
     Велела следовать за ней
     Он вырыл сам себе могилу
     На пустыре среди камней
     Бедный Мартен, нищая доля
     Стелется поле вспаханных дней

     Он вырыл сам себе могилу
     На пустыре среди камней
     На пустыре среди камней
     И в ней улегся торопливо
     Чтоб не тревожить зря людей

     Бедный Мартен, спи себе вволю
     Пройдено поле вспаханных дней




     La ronde des jurons

     Я сквернослов
     Из бранных слов
     Составил я свой часослов
     Наш предок галл
     Что редко лгал
     Как четки их перебирал
     От звонаря
     До короля
     Ругались люди почем зря
     За бранью не лезли в карман
     И бил искрометный фонтан...

     Что ты, morbleu, cовсем ventrebleu!
     Да и какого ты cornegidouille
     Хочешь, parbleu! Отстань, sacrebleu!
     Не то как jarnibleu!
     Сам ты рardi и ventre saint-gris
     И par ma barbe и non d'une pipe
     Пусть я pardi, пусть я sapristi
     Мне все до cristi
     Шел бы ты на, на jarnicoton
     На scrogneugneu, и на bigre, и на bougre
     На saperlotte, на сrй nom de nom
     На peste et pouah, diatre, fichtre et foutre
     Ладно Bon-Dieu
     Забудь vertudieu
     Tonnerr' de Brest и saperlipopette
     Лучше, pardieu, давай, jarnidieu
     Выпьем за бабье

     Какой пассаж!
     Былой багаж
     Ругательств выходит в тираж
     От них отвык
     И зеленщик
     Без них стал безлик наш язык
     Давным-давно не тешит слух
     Живая речь возниц и шлюх
     А были когда-то в чести
     И сыпались как конфетти...




     Comme une soeur

     Я был как раз невдалеке, невдалеке
     Когда пришла она к реке, она к реке
     И стала кончиком ноги
     В воде выписывать круги, в воде круги

     Тогда, хитрец, я, сделав вид, я сделав вид
     Что я не я, а рыба-кит, а рыба-кит
     Залег на самом на дне реки,
     Пуская молча пузырьки, на дне реки
     Я за ступню красотку хвать, красотку хвать
     Стал жадно ножку уплетать, стал уплетать
     Такого лакомства вовек
     Не ел ни кит, ни человек, ни человек

     За эту шалость под водой, я под водой
     Ко дну придавлен был другой ее ногой
     В речной песок уткнувши лоб
     Я притворился, что утоп, что я утоп

     Мой труп, от ужаса бледна, достав со дна
     Чтоб воскресить его она, его она
     Своими губками рот в рот
     Давай вдыхать мне кислород, мне кислород

     Когда утопленника - чтоб всем так везло б
     Целуют страстно и взахлеб, причем не в лоб
     Если удел у них таков
     Я завсегда тонуть готов, всегда готов

     К ее родным просить руки, просить руки
     Я прибежал, но старики, но старики
     "Что с босяка, - сказали, - взять
     Нет, нам такой не нужен зять, не нужен зять"

     К ним старый хрыч пришел потом, пришел потом
     Плешивый толстый скопидом, ох, скопидом
     Замуж за старого хрыча
     Ее отдали сгоряча, ох, сгоряча

     Со дня их свадьбы я все жду, со свадьбы жду
     Под сердцем жарит как в аду, сам весь в чаду
     Все жду, надеюсь, что вот-вот
     Протянет ноги старый жмот, протянет жмот
     Похоронив его едва, его едва
     Поплакав день, от силы два, от силы два
     Она опять придет к реке
     Где буду я невдалеке, невдалеке




     La guerre de 14-18

     С начала летоисчисленья
     Воюют люди почем зря
     Воюют страстно, с упоеньем
     Но, откровенно говоря
     Если войну времен Приама
     Гомер считал передовой
     То для меня, скажу вам прямо
     Нет лучше Первой мировой

     Значит ли это, что из войн всех
     Я признаю ее одну
     А франко-прусскую и вовсе
     Я не считаю за войну
     Нет, я не вижу в ней изъяна
     И не назвал бы рядовой
     Но для меня, скажу вам прямо
     Нет лучше Первой мировой

     Я знаю, что герои Спарты
     Мечом косили не бурьян
     И гренадеры Бонапарта
     Палили не по воробьям
     Салютовать я столь же рьяно
     Готов их славе боевой
     Но для меня, скажу вам прямо
     Нет лучше Первой мировой
     Увы, жестокой и кровавой
     Была война сороковых
     Она считается по праву
     Одной из самых мировых
     Не умаляю я ни грамма
     Ее значенья как второй
     Но для меня, скажу вам прямо
     Нет лучше Первой мировой

     Не отмахнулся бы я даже
     От войн локальных всех времен
     Признаюсь без подхалимажа
     Я ими просто покорен
     В любой интрига есть и драма
     И любование собой
     Но для меня, скажу вам прямо
     Нет лучше Первой мировой

     Возможно, ей найдется ровня
     Марс сложа руки не сидит
     И уже следующая бойня
     Меня приятно удивит
     Она дополнит панораму
     Но умереть, пока живой
     Я бы хотел, скажу вам прямо
     Только на Первой мировой




     La non-demande en mariage

     Амура, милая, клялись
     Мы не пытать стрелою из
     Его же лука
     Немало в прошлом было тех
     Кого за этот страшный грех
     Карала скука

     Имею честь
     Я не просить
     Твоей руки
     Наряд свой подвенечный
     Вечно береги

     Не надо клятвенных речей
     Пергаментов и сургучей
     Будь вольной птицей
     Журавль, паривший в облаках
     Глядишь, окажется в руках
     Простой синицей

     Венера, позабыв латынь
     Стареет, стоя у плиты
     Скребя посуду
     Я из ромашки молодой
     Умру, целительный настой
     Варить не буду

     Разочарован будешь ты
     Едва к секретам красоты
     Получишь доступ
     Цветок любви тотчас бы сник
     Лишь став закладкою для книг
     По домоводству

     Сварив на медленном огне
     Плоды, храните их на дне
     Дубовых кадок
     Рецепт проверенный и вот
     Ты пробуешь запретный плод
     А он не сладок
     Женою мне тебя не звать
     Навек отложим нашу свадь-
     бу, дорогая
     Будь мне невестой как была
     Я все домашние дела
     С тебя слагаю



     Auprиs de mon arbre

     Нету мне прощенья
     Я покинул дуб
     Доброе растенье
     Как же был я глуп
     Неразлучны были мы
     Горем, радостью делились
     Неотесанны, прямы
     Никогда вьюном не вились
     У меня деревья
     Нынче, скажут вам
     Просто загляденье
     Не чета дубам
     Но не стало мне житья
     Без раскидистого дуба
     Моего второго я
     Преданного друга

     Потерял я к жизни
     К жизни всякий вкус
     С той поры, как я
     Я расстался с дубом
     Потерял я к жизни
     К жизни всякий вкус
     Жил бы рядом с ним
     И не дул бы в ус
     Обозвать дубиной
     Вправе вы меня
     С трубкою любимой
     Распрощался я
     С трубкой старою в зубах
     Я имел обыкновенье
     Даже сидя на бобах
     Быть в веселом настроенье
     Я ж не за понюшку
     Табаку свою
     Променял на ту, что
     Нынче я смолю
     Трубка - класс, но хоть убей
     На душе ужасно тяжко
     Вот бы сделать из своей
     Хоть одну затяжку

     Презирать, нет спору
     Все меня должны
     Ибо дал я деру
     От родной жены
     Столько лет я как-никак
     Постоянно видел в доме
     Этот нос, что был и так
     Как облупленный знаком мне
     И теперь со стервой
     В браке состоя
     С нежностью о первой
     Вспоминаю я
     Та была не из стряпух
     Не красавицей, но если
     Я проигрывался в пух
     Мы рыдали вместе

     В старенькой мансарде
     Крыша - решето
     В дождь, сказать по правде
     Сыро, но зато
     Ночью звезды я считал
     Дергал струны на гитаре
     И красоток приглашал
     Посетить мой планетарий
     Тот чердак убогий
     Я забыл давно
     Пусть не дует в ноги
     И не каплет, но
     Знает тот, кто на седьмом
     Небе посетитель частый
     Что искать меня на нем
     Нынче труд напрасный




     Le bistrot

     Грязен, сер и нищ
     Прячется Париж
     Непарадный
     Держит там бистро
     Толстое мурло
     Хмырь отвратный

     Если пьешь не вдрызг
     Любишь ты изыск
     Есть деньжата
     Поезжай в Пасси
     Здесь в меню, прости
     Нет мускатов

     Но коль ты в беде
     И любой бурде
     Глотка рада
     Чрево закалил
     Тут полно чернил
     Дрянь, что надо

     И кого здесь нет
     Весь столичный цвет
     Не прелаты
     Жителей лачуг
     Нищих и пьянчуг
     Встретишь там ты

     Тут людей битком
     Валит косяком
     Завсегдатай
     Радует всем глаз
     Та, чей муж как раз
     Хмырь мордатый

     Спорить я готов:
     Ты б и сам часов
     Восемь кряду
     Пил бы ту бурду
     Только б фею ту
     Зреть в награду

     Глянь, как сложена
     Входит как княжна
     Во палаты
     Видя эту стать
     Бога восхвалять
     Все тут рады

     Кто же между тем
     Сам владеет тем
     Нежным кладом
     Жирновато для
     Этого хмыря
     С толстым задом

     Мир несправедлив
     Скажешь ты, вспылив
     Боже святый
     У любви из-за
     Старости глаза
     Плоховаты

     Если станешь путь
     К ней искать, то будь
     Строг в речах ты
     И, гляди, без рук
     Вольности мой друг
     С ней чреваты

     Тонкая рука
     Хлещет смельчака
     Без пощады
     Где счастливец сей
     Кто познает с ней
     Все услады

     Кто растопит лед
     Ключ к ней подберет
     И пиратом
     Влезши к ней под бок
     Толстяку б помог
     Стать рогатым

     Грязен, сер и нищ
     Прячется Париж
     За фасадом
     В той дыре кабак
     Стал для бедолаг
     Райским садом




     La complainte des filles de joie

     Хоть их гулящими зовут
     Попробуй разгуляйся тут
     Горбатятся, как каторжанки
     Гражданки, гражданки
     Горбатятся, как каторжанки

     Весь год одеты налегке
     Стоят они на сквозняке
     Не выпишут девке публичной
     Больничный, больничный
     Не выпишут девке публичной

     На макияж и на гипюр
     Немало тратится купюр
     Уловы у них небогаты
     Но траты! Но траты!
     Уловы у них небогаты

     Их презирает честный люд
     Жандармы спуску не дают
     Клиент попадается грязный
     Заразный, заразный
     Клиент попадается разный

     И каждому - а их не счесть
     Дай на седьмое небо влезть
     Свой хлеб никогда эти крали
     Не крали, не крали
     Свой хлеб никогда эти крали

     Тут кто заплатит, тот жених
     Но бабье счастье не для них
     Мечта о супружеском ложе
     Их гложет, их гложет
     Мечта о супружеском ложе

     Они нужны, они в ходу
     Пока свежи, пока в цвету
     Лет в тридцать уже потаскушки
     Старушки, старушки
     Лет в тридцать уже потаскушки

     И ты, заморыш, слышь, не смей
     Не смей подтрунивать над ней
     Над бедною старой лоханкой
     Вакханкой, вакханкой
     Над бедною старой лоханкой

     Над кем смеешься ты, лопух?
     Как знать, одна из этих шлюх
     Случись, и могла б тебе малый
     Быть мамой, быть мамой
     Случись, могла быть твоей мамой




     Le vent

     Когда вдруг на
     Мосту Альма
     Подует ветер-балабол
     Держи покрепче свой подол
     Когда вдруг на
     Мосту Альма
     Подует ветер, ветер-плут
     По Сене шляпы поплывут

     Что за ветреные шутки
     Возмущаются ханжи
     Ветер кружит, ветер вьюжит
     Задирает юбки
     Прекратите! Нет уж, дудки
     Пусть ханжи возмущены
     Пусть бурчат, ворчат, бранятся
     Ветру хоть бы хны

     Если видеть только то, что
     Всем бросается в глаза
     Ветер вреден всем на свете
     Сделать вывод можно
     Но при более дотошном
     Взгляде, даже для ежа
     Ясно, нет для ветра жертвы
     Лучше, чем ханжа




     Je m'suis fait tout petit

     Ни пред кем главы я не обнажу
     Каждый вам скажет
     А пред ней на цыпочках я хожу
     Только прикажет
     Был я нелюдим, жил я дикарем
     Хищник вчерашний
     Сплю в ее ногах, ем из рук ее
     Стал я домашний
     Я пред этой куклой стал мал и слаб
     Ее кладешь - она в истоме
     Я пред этой куклой стал мал и слаб
     Ее коснешься - "мама" стонет

     Крепкий был орешек я, очень тверд
     Не брал и молот
     Зубками ее весь я перетерт
     Весь перемолот
     Зубы у нее молока белей
     Белей, пожалуй
     Но сверкнут они, чуть что не по ней
     Страшней кинжала

     Я готов пред ней простираться ниц
     Вечность и дольше
     Хоть она ревнива, как сто тигриц
     Если не больше
     Как-то в цветнике среди стройных роз
     Я был замечен
     Зонтиком потом кто-то розы снес
     Все покалечил

     От знакомых магов и мудрецов
     Слышал раз пять я
     Что в ее объятьях в конце концов
     Буду распят я
     Есть, конечно, хуже и лучше есть
     Я ж выбрал эту
     Висельнику тут или там висеть
     Разницы нету











     Le pornogragphe

     В детстве краснел, как рак, едва
     Я слышал бранные слова
     Даже произнести дерьмо
     Без смущенья не мог
     Но
     Нынче, когда из грубых слов
     Сделал себе я ремесло
     Произношу уже давно
     Я вслух говно

     Это позор, но
     Пою я порно-
     графически-
     е песенки

     Прямо на сцене в микрофон
     Я матерюсь, как солдафон
     Отборной брани полон рот
     Потешаю народ
     Но
     Сам от стыда потом горю
     Себя пред зеркалом корю
     "Ну, что за песни ты поешь
     Ядрена вошь!"

     В церкви прошу попа, мол, поп
     Прости, что в песнях прорва поп
     Клянусь на задницы попу
     Наложить я табу
     Но
     Эдак ведь можно ни за грош
     Окончить век среди святош
     И водворяю я назад
     Опальный зад

     К слову сказать, моя жена
     Нравом задорным снабжена
     Лечь под любым, кто б ни пришел
     Норовит голышом
     Но
     Мало того, к чему скрывать
     Тащит друзей она в кровать
     Горит у бабы как в аду
     Огонь в заду

     Я был бы сказочно богат
     И удостоился наград
     Если б любви, ведущей в Рим
     Посвятил славный гимн
     Но
     Мне мой Пегас, насупив бровь
     "Не смей, - сказал, - петь про любовь
     Если в ней нет хотя бы двух-
     Трех потаскух"

     Как-то владельцу кабака
     Спел я, зайдя издалека,
     Песню о птичках и цветах
     Глядь, а он весь в слезах
     И
     Так говорит: "Коль хочешь ты
     Петь о цветах, пусть хоть цветы
     Растут на улице Блондель
     Там, где бордель"
     Я перед тем, как лягу спать
     Люблю с балкона наблюдать
     Как граждане, спеша домой
     Мельтешат подо мной
     Но
     Я, к сожаленью, не пиит
     Мне слово граждане претит
     Гляжу я без обиняков
     На мудаков

     Твердо уверен честный люд
     Что я в аду найду приют
     Что попаду я к сатане
     Что гореть мне в огне
     Но
     Тот, для кого все непристой-
     ные слова лишь звук пустой
     Возьмет меня в Иерусалим
     Чтоб пел я с ним...




     Le fossoyeur

     Злобы нет во мне, моя кирка
     Не обидит даже червяка
     Но когда б не мертвецы
     Я бы сам отдал концы...
     Рыть могилы мой удел

     От живущих слышу всюду, где б
     Ни был я, что мертвые - мой хлеб
     Это так, но кто ж в селе
     Бедолаг предаст земле...
     Рыть могилы мой удел
     К корешам иду ни жив ни мертв
     Я для них лишь повод для острот
     "Ты, брат, будто с похорон"
     Слышу я со всех сторон...
     Рыть могилы мой удел

     Раньше думал: пусть не повезло
     Хоть приучит к смерти ремесло
     Но я понял, хороня
     Видеть смерть не для меня...
     Рыть могилы мой удел

     Что ж, прощай, покойник, в добрый путь
     Если встретишь Бога где-нибудь
     Расскажи, как нелегка
     У могильщика кирка...
     Рыть могилы мой удел




     La Marguerite

     Жаль бедняжку, дал промашку
     Наш аббат
     Он из требника ромашку
     Говорят
     Уронил во время мессы
     На алтарь
     Как отъявленный повеса
     И бунтарь

     Сам епископ в гневе тискал
     Тряс псалтырь
     Как попал цветок нечистый
     В монастырь
     Как пробраться к нам в аббатство
     Он рискнул
     На святое наше братство
     Посягнул

     Если, Боже, есть ты все же
     Наверху
     То не верь ты в эту ложь и
     Чепуху
     Мол, с монашкой за рюмашкой
     Наш кюре
     Обзавелся той ромашкой
     На заре

     Это сплетни, он намедни
     В самый пост
     Обходя перед обедней
     Наш погост
     Заложил случайно требник
     Тем цветком
     Вот и все, а люди треплют
     Языком

     Чтоб немедля прекратили
     Бить в набат
     Нет, не изменял Марии
     Наш аббат
     И ромашка, цвет весенний
     Чтоб была
     Впредь вне всяких подозрений
     Ну, дела!


     Le gorille

     Горилла гость в деревне редкий
     И все тетки, что есть у нас
     Уцепившись за прутья клетки
     Не сводили с красавца глаз
     Без стыда устремляли дамы
     Свои взоры в одну деталь
     Ту, что, помня наказы мамы
     Назову я при всех едва ль

     Бойся гориллы!

     Как случилось? Вполне возможно
     Что не плотно закрыли дверь
     Но из клетки на вид надежной
     Вырывается крупный зверь
     И хищно лапы потирая
     Кричит: "Кому-то на беду
     Сейчас ее я потеряю"
     Имея девственность в виду

     Хозяин зверя был сконфужен
     "Что ж это будет? - закричал, -
     Мой горилла хоть с виду дюжий
     Ни разу самки не встречал"
     Дамы доселе от примата
     Не отводившие свой взор
     Вдруг заорали благим матом
     И понеслись во весь опор

     То, что от клетки поначалу
     Было никак не оттеснить
     Теперь визжало и кричало
     И удирало во всю прыть
     При том, что шанс один из тыщи
     У каждой был наверняка
     Ведь на селе у нас не сыщешь
     Под стать горилле мужика

     Все, кто был в платье, мчались пулей
     Роняя брошки по пути
     За исключением бабули
     И в длинной мантии судьи
     Судья - совсем еще зеленый
     Старушка - дряхлая вконец
     К ним и запрыгал распаленный
     Любовным пламенем самец

     "Ой, - волновалася бабуся, -
     Не предавалась баловству
     Я уж полвека, признаюся
     Только б не сглазить, тьфу-тьфу-тьфу"
     "Спутать с какой-то там мартышкой
     Меня, естественно, нельзя", -
     Думал судья спокойный слишком
     Как потом оказалось зря

     Случись, что вам, как обезьяне
     Вдруг загорелось взять силком
     Судью иль бабку, то вы сами
     Остановились бы на ком?
     Встань предо мной, скажу вам прямо
     Эта дилемма, я б тогда
     Без колебаний выбрал даму
     Не посмотрел бы на года

     Но при больших довольно плюсах
     И преимуществах горилл
     Увы, ни разумом, ни вкусом
     Всевышний их не одарил
     Вместо того, чтоб со старухой
     Вкусить запретные плоды
     Примат схватил судью за ухо
     И поволок его в кусты

     Все вам описывать детально
     Мне бы никто не разрешил
     Жаль, эпизод как раз финальный
     Вас бы особо рассмешил
     Ибо гориллою колеблем
     Судья звал маму и ревел
     Как человек, кому намедни
     Отсечь он голову велел




     Putain de toi

     Жил на луне я, витал в поднебесье
     Ни забот, ни хлопот, ни радостей земных
     Все цветы разводил, сочинял свои песни
     Привечал котов и пел для них

     А-а-а-ах...
     С тобою, дрянь
     А-а-а-а-ах...
     Влип я и впрямь

     Помню, как в дождь, кто-то скребся за дверью
     Я открыть поспешил, подумал, что коты
     Черт возьми, ну и кот! Я глазам не поверил
     Вся промокшая стояла ты

     Лапки как бархат походкой вальяжной
     В мое сердце вошла ты, спрятав коготки
     Ты усов не носила и были, что важно
     Твои принципы как пух легки
     Все уголки моей жизни богемной
     От твоих юных лет зажглись как от огня
     Ты затмила весь мир, став единственной темой
     Для стихов, котов и для меня

     Время жнет все, что под руку попало
     Вскоре в нашей любви пошло все кувырком
     На цветах и стихах моих злость ты срывала
     И котов пинала каблуком

     И вот когда провиант был весь слопан
     Хоть шаром покати - ни крошки пожевать
     О, презренная, ради куска эскалопа
     К мяснику ты бросилась в кровать

     Хватит, сказал я себе, это слишком
     И земную любовь навеки проклянув
     Я с рогами, цветами, с котами под мышкой
     Возвратился снова на луну




     Oncle Archibald

     О, заправилы темных дел
     О, шарлатаны, ваш удел
     Незавиден
     На Арчибальдовом горбу
     Впредь вам не ездить, он в гробу
     Всех вас видел

     Вчера воришка без усов
     Последний час с его часов
     Спер по-хамски
     Мой дядя бросился вослед
     Глядь - на пути его скелет
     С виду дамский

     Смерть, чтоб клиента залучить
     Задравши саван до ключиц
     На погосте
     С усердьем девки ветреной
     Виляла тазобедренной
     Своей костью

     Ржет Арчибальд: "Ну и тоска
     Зачем сама скажи доска
     Мне в постели
     Еще мозоль с тобой натру
     Клянусь, мне больше по нутру
     Бабы в теле"

     Смерть показать тогда свой нрав
     Решила, больше не сказав
     Ни словечка
     Смахнула враз своей большой
     Сельскохозяйственной косой
     Человечка

     Увидев кислый дядин вид
     Смерть Арчибальду говорит
     "Ну, тебе ли
     Так сокрушаться, мой родной
     Ведь обручен ты был со мной
     С колыбели

     Скажи, мой милый, только "да"
     И впредь ни козней, ни вреда
     От живущих
     Избавлен будешь от волков
     От псов, людей и дураков
     Вездесущих
     Коль короли тебе милей
     Вернуть обратно королей
     Требуй рьяно
     А передумаешь, валяй
     Кричи: "Республику давай!
     Бей тирана!"

     Ты сможешь спину впредь не гнуть
     Ругать начальников, лягнуть
     Аж министров
     Ты больше, свет моих очей
     Не пострадаешь от врачей
     Аферистов"

     И понял дядя Арчибальд
     Что понапрасну был запаль-
     чив с невестой
     И вот счастливая чета
     Ушла в обнимку, а куда
     Неизвестно

     О, заправилы темных дел
     О, шарлатаны, ваш удел
     Незавиден
     На Арчибальдовом горбу
     Впредь вам не ездить, он в гробу
     Всех вас видел




     Dans l'eau de la claire fontaine

     Войдя в ручеек для купанья
     Разделась она донага
     Вдруг ветром ее одеянье
     Закинуло на облака
     Попавши в беду, она знаком
     Велела, чтоб я ей принес
     На платье цветущего мака
     И лоз виноградных и роз

     Нарвав лепестков розы в горсти
     Прикрыл ее грудь я слегка
     Купальщице не слишком толстой
     Для лифа хватило цветка

     Лозою как юбкой гипюрной
     Прикрыл ее бедра слегка
     Красавице миниатюрной
     Для юбки хватило листка

     Ко мне потянулася молча
     Она, оценив мой порыв
     Я так ее обнял, что тотчас
     Осыпались юбка и лиф

     По нраву пришлась ей простая
     Игра, и с тех пор в ручеек
     Простушка входила нагая
     Прося у небес ветерок




     Celui qui a mal tournй

     Помню я совсем изнемог
     Чуть подует - валился с ног
     От среды до другой среды
     Не водилось во рту еды
     Гробовщики, чуя заказ
     Измеряли меня на глаз
     И собравшись в последний путь
     Я решился с него свернуть
     Не ища извилистых троп
     Дал ночному гуляке в лоб
     Я поленом, не рассчитал
     Толстосум сразу дуба дал
     Местный жандарм, взявши мой след
     Нацепил на меня браслет
     И отправил навек в тюрьму
     Чтоб я понял там, что к чему

     Но приличной с виду толпе
     Я уж виделся на столбе
     Дескать, плачет по мне петля
     Что не жалко веревки для
     Шеи моей. Грезили вслух
     Как, едва испущу я дух
     Каждый сунет себе в карман
     Часть веревки, как талисман

     Ровно век прошел до звонка
     Меня вышибли, дав пинка
     Я с собою не совладал
     И подался в родной квартал
     Полуживой, прячась, как вор
     Шел домой я, потупив взор
     Так и ждал, что народ честной
     Повернется ко мне спиной

     Но один сказал мне: "Привет!
     Не видали тебя сто лет"
     А другой все мне руку жал
     Говорил, что, мол, рад, не ждал
     Знать, еще есть и не одна
     Человеческая душа
     Сел я наземь едва дыша
     И все слезы излил до дна



     Au bois de mon coeur

     В лесу Кламар ландыши цветут
     Ландыши цветут
     Сердце мое для друзей приют
     Для друзей приют
     А мне твердят со всех сторон
     Со всех сторон
     Из сердца сделал ты притон
     Ты притон

     В лесу Венсен ландыши цветут
     Ландыши цветут
     Сердце мое для друзей приют
     Для друзей приют
     Они, коль в доме нет вина
     Коль нет вина
     Со мной и воду пьют до дна
     Пьют до дна

     В лесу Медон ландыши цветут
     Ландыши цветут
     Сердце мое для друзей приют
     Для друзей приют
     Как ни женюсь они гурьбой
     Они гурьбой
     Бегут поздравить с молодой
     С молодой

     В лесу Сен-Клу ландыши цветут
     Ландыши цветут
     Сердце мое для друзей приют
     Для друзей приют
     Как ни умру все тут как тут
     Все тут как тут
     Бредут за гробом и ревут
     И ревут



     Les copains d'abord

     Нет, наш корабль был не сродни
     Плоту Медузы, пусть над ним
     Смеялись люди почем зря
     Люди почем зря
     В утиный пруд он спущен был
     И с той поры плывет, как плыл
     С названьем Главное - друзья
     Главное - друзья

     Девиз "качайся, но держись"
     Не раз спасал матросам жизнь
     С ним был и черт им не судья
     Черт им не судья
     Там капитан - не прохиндей
     Не бандой сукиных детей
     Был экипаж, пусть не князья
     Главное - друзья

     Их всех связал морским узлом
     Не грех, прославивший Содом
     Не поиск смысла бытия
     Смысла бытия
     Высокий штиль был не в чести
     Кастор, Поллукс и Боэси
     С Монтенем в них нашли б изъян
     Главное - друзья

     Сошли бы вряд ли за святых
     Застать с Евангелие их
     Хоть раз и то было нельзя
     То было нельзя
     Орали песни, не псалом
     Но шла за друга напролом
     Вся закадычная семья
     Главное - друзья

     Когда случался в жизни шквал
     Вставала дружба за штурвал
     Надежный лоцман у руля
     Лоцман у руля
     Дружков, что были на мели
     Тащили вместе, как могли
     То оступаясь, то скользя
     Главное - друзья

     Когда свистали всех наверх
     И не был слышен чей-то смех
     Скорбели молча, без нытья
     Молча, без нытья
     Паршивец в воду канул вдруг
     Но на воде от друга круг
     Не исчезал и век спустя
     Главное - друзья

     Все корабли меняли курс
     А этот шел, не дуя в ус
     Тихонько время бороздя
     В утиный пруд он спущен был
     И с той поры плывет, как плыл
     По курсу Главное - друзья
     Главное - друзья



     La marche nuptiale

     Я свадеб видел тьму, бедных и дорогих
     Одних вела к венцу любовь, других - долги
     Браки нищих князей в износившихся фраках
     И свадьбы торгашей с торгашеским размахом
     Но с радостью в душе до скончанья веков
     Я буду вспоминать день свадьбы бедняков
     Моей мамы с отцом, двух влюбленных со стажем
     И свадебный наш ход в открытом экипаже

     Невесту с женихом в шарабан усадив
     Друзья - вместо кобыл, родные - позади
     Повезли мою мать и отца маловера
     Не в церковь под венец, а к господину мэру

     Людишки, что с них взять, из окон и с террас
     Квадратные глаза таращили на нас
     "Гляньте ну и шуты, в цирке им выступать бы", -
     Хихикала толпа при виде нашей свадьбы

     Вдруг молния, гроза! Все грохочет кругом
     Казалось будто нас расстреливает гром
     Сдуло шляпу с отца: боги дружною ратью
     Старались, как могли, испортить нам всю свадьбу

     Вовек не позабыть мне невесты в слезах
     Баюкавшей букет, как куклу, на руках
     На гармошке своей, покраснев от натуги
     Играл я для нее торжественные фуги

     Мужчины небесам показав кулаки
     Наперекор богам, насмешкам вопреки
     Поклялись дотащить нашу свадьбу до места
     Кричали свояки: "Да здравствует невеста!"



     La premiиre fille

     Зубрил историю я в школе
     Но позабыл давным-давно
     Кто бил кого на ратном поле
     При Понтуаз и Ландерно
     Но не забудешь
     Ее никогда
     Ту женщину первой
     Сказавшую "да"
     С ней первою когда-то
     Ты перешел на ты
     Сердце, ее черты
     Храним с тобой мы свято
     Как принца тебя ли
     Ждала или с ней
     Уже побывали
     Десятки парней
     Ты будешь ее помнить
     И вспоминать всегда
     Ту, что тогда тебе
     Сказала "да"

     Другие канули уж в лету
     Марго, Розетта и Нинон
     Почти не помню я Фаншетту
     Не говоря уж о Лизон

     Но не забудешь
     Ее никогда
     Ту женщину первой
     Сказавшую "да"
     С невинностью расстался
     Взамен ее цветка
     Но ведь наверняка
     В накладе не остался
     Будь все честь по чести
     Из церкви в альков
     Иль где-то в подъезде
     Как у бедняков
     Ту первую девчонку
     Мы вспоминаем вновь
     Ту, что путевку
     Нам дала в любовь

     Моим крещеньем женской лаской
     Причастьем, азбукой любви
     Моей последней детской сказкой
     Стали объятия твои

     Но не забудешь
     Ее никогда
     Ту женщину первой
     Сказавшую "да"
     Казаться искушенным
     Ты ей тогда хотел
     Но сразу оробел
     Увидев обнаженной
     За первой, понятно
     Была не одна
     Но вспомним ли завтра
     Мы их имена
     Из всех, кого забудешь
     Последней будет та
     Что тебе первая
     Сказала "да"




     La ballade des cimetiиres

     У нас в роду могил навалом
     На каждом кладбище за ис-
     ключением ничтожно малым
     Захоронений завались
     Где - скромный холмик у аллеи
     Где - склеп битком набит уже
     Есть даже кто-то в мавзолее
     Но тяжело мне на душе

     Мне б бугорок иметь, хоть прыщик
     Пусть хоть родни далекой прах
     На Монпарнасском на кладбище
     От дома всего в двух шагах

     На Пер-Лашезе есть гробница
     Есть и на кладбище морском
     Если копнуть, и за границей
     Есть кто-нибудь, с кем я знаком
     Лежит родня, где только можно
     Сделать лопатою дыру
     Даже один крест придорожный
     Стоит, качаясь на ветру

     Но ни могилки, хоть их тыщи
     В столь неожиданных местах
     На Монпарнасском на кладбище
     От дома всего в двух шагах

     Раз в год я всех почивших в бозе
     Родных и близких обхожу
     Где постою в печальной позе
     А где - понурясь посижу
     Вот я в Банье со скорбным списком
     Стою, о камень опершись,
     Вот в Шампере пред обелиском
     Я орошаю кипарис

     Но днем с огнем меня не сыщешь
     Стоящим где-нибудь в слезах
     На Монпарнасском на кладбище
     От дома всего в двух шагах
     В поместье тетки престарелой
     И дни и ночи напролет
     Снует родня моя без дела
     Все ждут, когда ж она помрет
     Кто ждет сервиз ее китайский
     Кто ждет Рембрандта, кто Леже
     А кто по замку по-хозяйски
     Уже гуляет в неглиже

     Я же готов остаться нищим
     Только б зарыть ее на днях
     На Монпарнасском на кладбище
     От дома всего в двух шагах

     Так причитал один приятель
     И лил обильную слезу
     В огонь Солдата, тоже кстати
     Небезызвестного ему
     На небесах он всех достал так
     Что сам Господь велел его
     Отправить первым катафалком
     По адресу Фруа-де-Во

     Но катафальщик, живший в Шартре
     Был как всегда навеселе
     И по ошибке на Монмартре
     Бедняга был предан земле



     Jeanne

     У Жанны, у Жанны
     Дверь таверны открыта всю ночь до утра
     Кто б ты ни был коль нет ни кола ни двора
     Тебя здесь ждут, входи без стука
     Очаг домашний и уют
     И в дождь и в снег находят тут горемыки

     У Жанны, у Жанны
     Никогда и никто не услышит в ответ
     Ради бога простите, но мест больше нет
     Здесь опоздавших не бывает
     Немного потеснятся все
     Найдется место и тебе в ее сердце

     У Жанны, у Жанны
     Гость появится - стол тотчас будет накрыт
     Пусть хозяйка бедна, но останешься сыт
     Так угощать она умеет
     Вода покажется вином
     И настоящим пирогом - корка хлеба

     У Жанны, у Жанны
     Платит каждый, чем может, коль нету монет
     Ей седины пригладь, пожелай долгих лет
     Спой на прощанье под гитару
     На чай дай знать ей только, где бездомный кот
     Иль пес в беде - будет рада

     У Жанны, у Жанны
     Не случилось детей ей в капусте найти
     Чтоб баюкать, кормить и прижавши к груди
     Оберегать от всех напастей
     Другая, матерью не став,
     Сочла б что жизнь ее пуста, но не Жанна

     У Жанны, у Жанны
     Нет и в мыслях тужить о таких мелочах
     И к чему заводить своих собственных чад
     Когда все те, кто есть на свете
     Кто есть на суше и в воде
     На небесах и на земле - ее дети
     ПОДРУЖКА ЗА СТО СУ
     La fille а cent sous

     В ту пору рвань и пьянь я жил на самом дне
     Позоря всю округу
     Однажды за сто су один ханыга мне
     Продал свою супругу

     Когда же я, держа покупку на весу
     Стащил лохмотья с гостьи,
     То понял, что меня нагрели на сто су
     Всучив сплошные кости

     Ступай домой и там костяшками греми
     За что отдал монеты?!
     Мужик я хоть куда, не в радость, черт возьми
     Мне обнимать скелеты

     К супругу воротись, сто су мои он пусть
     Потратит на отраву
     Она же чуть не в плачь: "К нему я не вернусь
     Вы мне пришлись по нраву"

     Поверьте, не моя вина, свидетель Бог
     Что я худа, как вобла
     Растрогавшись, к себе худышку я привлек
     В уме считая ребра

     "Ты, за кого отдал я целые сто су
     Практически впустую
     Как звать тебя? - Нинет - Нинет, утри слезу
     Не плачь, тебя люблю я"

     И тот мешок костей, с которым рядом лечь
     За деньги страшно было
     Застрял в моей душе, его уж не извлечь
     За все богатства мира
     В ту пору рвань и пьянь, я жил на самом дне
     Позоря всю округу
     Однажды за сто су один ханыга мне
     Продал свою супругу




     Bonhomme

     За собой везя возок
     Баба в стужу клячей вьючной
     Чтоб старик согреться мог
     Собирает сучья
     Помирает мужичок
     Старческою смертью

     Вот знакомая сосна
     Сердце больно застучало
     Часто девушкой она
     С милым здесь встречалась
     Помирает нынче он
     Старческою смертью

     Зябко, пальцы отекли
     Смотрит лес немой и редкий
     Как старуха от земли
     Отдирает ветки
     Помирает мужичок
     Старческою смертью

     Ход старухи не прервать
     Пусть твердит ей здравый голос:
     "Хватит руки обдирать
     Ни к чему твой хворост
     Мужичку, уж помер он
     Старческою смертью"
     Зря ей шепчет и другой
     Голос, что в душе затерян
     Ей напомнив, что порой
     Он бывал неверен
     Мужичок вот-вот помрет
     Старческою смертью




     Le testament

     Ивой склонюсь я в тихой грусти
     Когда творец наш и судья
     Длань на плечо мое опустит:
     "Пойдем, посмотришь, есть ли я"
     Мир черным крепом вдруг затянет
     В глазах померкнет свет земной
     Еще шумит ли дуб, что станет
     Моей доскою гробовой

     Пойду на кладбище кругами
     По самой дальней из дорог
     Буду плестись вперед ногами
     Смерть прогуляю, как урок
     Пусть чертыхается могильщик
     Кричит, что ждет меня с утра
     Я в путь последний на кладбище
     Пойду дорогой школяра

     Прежде чем стану к душам грешниц
     Я на том свете приставать
     Мне бы под занавес со здешней
     Красоткою пофлиртовать
     Снова "люблю" сказать милашке
     И вновь гадать под стать юнцам
     На хризантеме, что ромашкой
     Влюбленным служит мертвецам

     Даст Бог, вдова в печали будет
     Когда помрет ее супруг
     И чтоб пустить слезу на людях
     Ей не понадобится лук
     Пусть выходя еще раз замуж
     Найдет, как я, детину, чтоб
     Мог он носить мою пижаму
     Халат и весь мой гардероб

     Пусть любит он мою супругу
     Вино, что в погребе, допьет
     Но только, чур, прошу как друга
     Пусть он котов моих не бьет
     Если ж осмелится, несчастный
     Моих котов поколотить
     Я привидением ужасным
     За ним везде начну ходить

     Здесь похоронен лист осенний
     За гробом гости побрели
     "Закрыто - все на погребенье"
     Висит записка на двери
     Ушел из жизни я беспечно
     Туда, где зубы не болят
     Где над могилой общей вечной
     Потоки времени шумят





     Histoire de faussaire

     В окрестный вклинившись пейзаж
     Мерцала ферма, как мираж
     Наверняка она была
     Сплошь из пластмассы, оргстекла
     Ненатуральные кусты
     Вели к колодцу, ни воды
     Ни капли правды стар и мал
     Со дна его не поднимал

     Хозяйка шла навстречу мне
     По виду сельская вполне
     Со вкусом выбранный наряд
     Был взят в театре напрокат
     Букетик скромный мой поник
     Такой вокруг пылал цветник
     Из гладиолусов и роз
     Но настоящих ли - вопрос

     Аллеей липовой ведом
     За нею вслед вошел я в дом
     В гостиной электрокамин
     Горел без дыма, рядом с ним
     Буфет на вид Анри Второй
     В шкафу томов старинных строй
     Буфет - подделка, вот вам крест
     Тома закуплены на вес
     Набор картин, набор ковров
     Намек на старых мастеров
     Ресницы, ногти, слой румян
     Все - накладное, все - обман
     Фальшивый жемчуг, и едва ль
     Мог бы похвастаться рояль
     Что кости клавиш - чистый слон
     И сам фальшивил он на тон

     В неверном свете ложных свеч
     Лже-кружева срывая с плеч
     Она шептала, чуть дыша:
     "О, ты мой первый ложный шаг!"
     Игра в невинность и экстаз
     А дополнял весь этот фарс
     Фальшивых ангелов парад
     Седьмого неба суррогат

     Если и было что без лжи
     Что шло, напротив, от души
     Нечто такое, что уже
     Не признает приставки "лже"
     Это любовь моя и резь
     В глазах, когда узнал я весть
     Стал ее сердцу мил маркиз
     Де Карабас, капиталист

     Амур, закоренелый плут
     Не изменил себе и тут
     Шельмец, притворная душа
     Венера тоже хороша
     Но сам прослыл бы я лгуном
     Коль умолчал бы здесь о том,
     Что был как раз обязан им
     Я счастьем подлинным своим



     Le vin

     Про все, что таю
     На сердце, спою
     Вам прямо
     Хоть глотка с утра
     Суха, как кора -
     Ни грамма
     Ни царь, ни слуга
     Костюм мой слегка
     Потертый
     Веду я свой род
     От тех, кто не пьет
     Лишь мертвый

     Господь, упаси
     Я был бы спесив
     И грустен
     Когда бы родня
     Нашла и меня
     В капусте
     Не средь овощей
     Для супа и щей
     Я найден
     Родные мои
     Нашли меня в ви-
     нограде

     Коль пьешь ты с душой
     И опыт большой
     То значит
     Всегда пузырек
     На черный денек
     Заначен
     В нем сок октября
     Наступит хандра
     На пятки
     Глотнешь не спеша
     И снова душа
     В порядке

     Я в книжках читал
     Про то, как Тантал
     Однажды
     По горло в воде
     Страдал между тем
     От жажды
     Лишиться воды
     Еще полбеды -
     Есть лужи
     Лишиться вина -
     Беды, старина
     Нет хуже

     Будь дождь из вина
     Стоял бы без сна
     Я с чаркой
     А будь у коров
     Вино, стать готов
     Дояркой
     Будь Сена-река
     Как брага крепка
     Примчались
     Бы все, черт возьми
     Топить в ней свои
     Печали




     Embrasse-les tous

     Ты давно забыла первого мужчину
     Трешься ты щекой о каждую щетину
     Кто, скажи, тебя просил и получил отказ?
     Нет таких средь нас
     Вход свободный, заходи, кто ни захочет
     Верность ты хранишь до следующей ночи
     Ни один гостиный двор не знал столько гостей
     Как твоя постель

     Пьер, Поль, Франсуа - не проспи смотри же никого
     Обнимай их всех, обнимай их всех
     Бог признает своего
     Всех ласкай, подняв забрало
     Бей налево, бей направо
     До тех пор пока от этих ласк
     Кто-нибудь дуба не даст
     Толстых, худых и вот этого, и вон того
     Обнимай их всех, обнимай их всех
     Бог признает своего

     Пока кто-нибудь любовью
     Истекая будто кровью
     Не взмолится: "Пощади!"
     К твоей припавши груди

     Всех целуй, пока свет клином не сойдется
     На одном, кто от любви к тебе свихнется
     Для кого тот поцелуй сладчайший за щекой
     Припасен тобой
     Жди того, к кому ты намертво присохнешь
     Жди того, за кем ты дверь свою захлопнешь
     Написав на ней "Вход посторонним воспрещен"
     А пока еще

     Пьер, Поль, Франсуа - не проспи смотри же никого
     Обнимай их всех, обнимай их всех
     Бог признает своего
     Всех ласкай, подняв забрало
     Бей налево, бей направо
     До тех пор пока от этих ласк
     Кто-нибудь дуба не даст
     Толстых, худых и вот этого, и вон того
     Обнимай их всех, обнимай их всех
     Бог признает своего

     И тогда забыты сразу
     Будут все твои проказы
     Твое первое "люблю"
     Сведет их тотчас к нулю
     Коль девчонка полюбила
     Ей простится все, что было
     Словно сердце ее вы-
     лупилось из скорлупы.




     Saturne

     Он угрюм, молчалив, всесилен
     Он всему отмеряет срок
     Пусть Сатурн и звучит красиво
     Но страх внушает этот бог

     Ход печальный свой совершая
     От вселенской тоски, видать
     Он сшибает цветы, скучая
     Чтоб как-то вечность скоротать

     И тебя милая заставил
     Он, отвесив дань на весах
     Заплатить за его забавы
     Щепоткой соли в волосах

     Все поэты воспеть хотели
     Красоту осенней поры
     Я смотрю на тебя и тени
     Сомненья нет, они правы
     Вместе в сад выйдем, дорогая
     Нынче он в багрянец одет
     О любви снова погадаем
     Сорвав ромашку бабьих лет

     Всю тебя я запомнил сердцем
     Чтоб забыть мне хоть что-нибудь
     Нужно чтобы Сатурн раз десять
     Прошел свой бесконечный путь

     И девчонка в окне соседнем
     Прикроет пускай свою грудь




     La princesse et le croque-notes

     Видишь тот сад?.. До недавних времен
     Здесь был известный в Париже район
     Не для туристов - сплошные трущобы
     Богом и чертом забытый квартал
     Что же до тех, кто внутри обитал
     То все как на подбор высокой пробы

     Аристократы столичного дна
     Цвет тротуаров - калеки, шпана
     Армия нищих, и малый и старый
     Как полагается, был там свой франт
     Местный артист, отставной музыкант
     С его видавшею виды гитарой

     Всеми любима, резва, как юла
     Юная фея в трущобах цвела
     Нежный цветок среди грязных развалин
     Некогда крошку на речке найдя
     В люльке роскошной, бродяги дитя
     На всякий случай Принцессой прозвали
     Боже, спаси нас, на все твоя власть
     Вот к музыканту уже, не спросясь
     Лезет она на колени и бойко
     Молвит, по-детски свой бант теребя:
     "Я, мой Орфей, полюбила тебя
     Можешь меня целовать и не только"

     "Не приставай, - отвечал тот, - прошу
     К юным принцессам я ровно дышу
     Тебе тринадцать, а мне - скоро тридцать
     Да за такое, как пить дать, тюрьма..."
     "Милый, я буду как рыба нема
     Если не веришь, могу побожиться"

     "Даже не думай, - подтрунивал он, -
     В знатную даму я тайно влюблен
     К тому же ты не совсем в моем стиле"
     Слезла Принцесса с колен и бежать
     Слез от обиды не в силах сдержать -
     Такую щедрость и не оценили

     Не состоялся растления акт
     Утром чуть свет сел в обоз музыкант
     И напевая куплет за куплетом
     Ноги унес, и теперь проходя
     Мимо тех мест лет уж двадцать спустя
     Он почему-то жалеет об этом




     La traоtresse

     Я о смерти молю, пусть любой землекоп
     Мне могилу продаст, гробовщик справит гроб
     На расходы плевать, взять готов и старье
     Я застукал любовницу с мужем ее
     О, любовь моя
     Вероломная

     Думал я: мой Амур к ее сердцу тропу
     Застолбил, что навек в ней застрял мой гарпун
     Все раскрылось вчера, когда эту лису
     Я с ее же супругом застукал в лесу

     Вот вам вера в людей, вот вам страшный пример
     Как подмял Гименей под себя адюльтер
     Это надо же, мужа в постель заманить
     Для того, чтоб любовнику с ним изменить

     Как я был близорук! Ведь не день и не два
     Она мне отдавалась спустя рукава
     Без особого рвенья, былого огня
     И рожала детишек совсем не в меня

     И чтоб рогом изранить мне сердце сполна
     С сатанинской усмешкой сказала она
     Как нарочно при всех, мне давая под дых
     Неизвестно, кто больше рогат из двоих

     Где найти мне слова, чтоб супругам Дюпон
     По заслугам воздать, отомстить за урон
     Я застал их в момент, когда эта змея
     Посвящала в свои рогоносцы меня




     Pйnйlope

     Ты, как сверчок, тепла домашнего залог
     Примерная жена, ты, лишь муж за порог
     Корпишь над своим рукодельем
     Идя за муженьком любимым по пятам
     Не предаешься ль ты пленительным мечтам
     Прекрасным фривольным виденьям?

     Когда твой Одиссей на службе допоздна
     А ты все ждешь и ждешь - в целом мире одна
     Ужель, Пенелопа, ни разу
     В мечтаниях своих под тиканье часов
     Не забредала ты в чужой тебе альков
     Где новое небо в алмазах?

     Неужто никогда ты не искала встреч
     С веселым болтуном, чья безумная речь
     Так сладко вдруг голову вскружит
     Кто вырастит шутя ромашку средь ботвы
     Развесит на ветвях запретные плоды
     И не пощадит твоих кружев?

     Хотела б ты, чтоб вновь настиг тебя пострел
     Не дьявол и не бог, с кучей маленьких стрел
     В колчане, да лук в детской кисти
     Кто статуи с их мест свергает, раскачав
     В них распаляет плоть и, святость развенчав
     Срывает с них фиговый листик?

     Тебе не попадет за это от небес
     Подумаешь, порой вдруг попутает бес
     И сердце помчится галопом
     Сей грех в ходу у всех замужних недотрог
     Это их дань любви, пожизненный налог
     На лавры твои, Пенелопа?




     L'orage

     О дождях я всегда побеседовать рад
     Но беснуюсь, едва со мной заговорят
     О ясных днях, о них - ни слова!
     Я терпеть не могу небосвода лазурь
     Потому как любовь пришла ко мне в грозу
     Свалилась с неба грозового

     В небесах фейерверк рисовал вензеля
     Гром рычал и ревел, дрожала вся земля
     Рвались за окнами зарницы
     И с постели вскочив, как была в кружевах
     Прибежала в ночи соседка чуть жива
     И стала в дом ко мне ломиться

     "Я осталась одна, я боюсь... Дело в том
     Что супруг мой ушел, едва услышал гром
     В грозу растут его доходы
     Он бедняга в конторе коммивояжер
     Разъезжает окрест, обходит каждый двор
     И продает громоотводы"

     Бена Франклина подвиг научный воспев
     Я ее от грозы укрыл, прижав к себе
     А там любовь взялась за дело
     О жилищах чужих по ночам хлопоча
     Как ты мог допустить, чтоб в собственный очаг
     Стрела Амура залетела

     Лишь к утру поборов наконец-то свой страх
     Возвратилась домой красотка впопыхах
     Сушить промокшего супруга
     Но успела сказать, покидая мой дом:
     "Я приду к вам опять, как только грянет гром
     Громоотвод тому порука"

     С той поры, что ни день, закативши глаза
     Я глядел только вверх, только на небеса
     И все явления природы
     Наблюдал, был я рад облакам дождевым
     Строил глазки, махал слоисто-кучевым
     Но ждал у моря я погоды
     Муженек у нее предприимчивым был
     Целый воз железяк своих в ту ночь он сбыл
     Миллионером став на этом
     И соседку увез в край дурацкий, туда
     Где и грома никто не слышал никогда
     Где даже туч приличных нету

     О, вы слезы мои, вы, что льетесь ручьем
     Отправляйтесь к любимой, чтобы там дождем
     Напомнить о ненастной ночи
     Когда молнией выжжен был в сердце моем
     Как две капли дождя похожий на нее
     Заветный маленький цветочек




     Le temps ne fait rien а l'affaire

     Те, кто юн и чист
     Едва родились
     Сопляки
     Говорят, что все
     Кто стар и кто сед
     Мудаки
     Те, кто стар и лыс
     Облез и раскис
     Старики
     Скажут, что сынки
     Слепые щенки
     Мудаки

     Сам я не старый и не юный
     Об этом песенку пою им

     Годы не делают погоды
     Тот, кто чудак, тот чудак
     Парень иль дед седобородый
     Тот, кто чудак, тот чудак
     Бросьте пустые ваши споры
     Чудак со стажем и чудак новичок
     Старый чудак, чудак матерый
     И желторотый чудачок

     Вот он постарел
     Вчерашний пострел
     И сопляк
     Нынче убежден
     Кто младше, чем он
     Тот чудак
     Но в ответ на то
     Кто зелен и кто
     Желторот
     Дерзкая шпана
     Вам скажет, что на-
     оборот

     Сам я не старый и не юный
     Простую песенку пою им...




     Les quatre bacheliers

     Было нас четыре дружка
     Без оглядки
     Сливки школы, цвет городка
     Цвет городка

     Чтоб своих подруг баловать
     Без оглядки
     Стали мы слегка воровать
     Мы воровать
     Подглядел за нами сосед
     Без оглядки
     И навел жандармов на след
     Навел на след

     На глазах у школы как раз
     Без оглядки
     Повели в наручниках нас
     В наручниках нас

     Четверых позвали отцов
     Без оглядки
     Полюбуйтесь на сорванцов
     На сорванцов

     Трое из папаш тех парней
     Без оглядки
     Стали распекать сыновей
     Сыновей

     "Ах, мерзавец, - каждый орал
     Без оглядки, -
     Наше имя ты замарал
     Ты замарал"

     Заявили все как один
     Без оглядки:
     "Знай, отныне ты мне не сын
     Ты мне не сын"

     А четвертый самый большой
     Без оглядки
     Самый толстый молча вошел
     Молча вошел

     Видя, как ввалился отец
     Без оглядки
     Все решили: парню конец
     Парню конец

     Но он не кричал, разъярясь
     Без оглядки
     Что втоптали честь его в грязь
     Честь его в грязь

     Он к себе воришку привлек
     Без оглядки
     И промолвил: "Здравствуй, сынок
     Здравствуй, сынок"

     Он полез в карман и при всех
     Без оглядки
     Протянул ему свой кисет
     Ему кисет

     Я не знаю, верно ль толстяк
     Без оглядки
     Поступил, ведя себя так
     Ведя так

     Но я знаю, как одинок
     Без оглядки
     Оступившийся паренек
     Паренек

     И что не погибнет пацан
     Без оглядки
     За спиной такого отца
     Такого отца

     Если нашей паствою он
     Без оглядки
     В один голос был осужден
     Был осужден
     Значит просто божий закон
     Без оглядки
     Ни на йоту им не знаком
     Им не знаком



     Funйrailles d'antan

     Раньше к почившему в бозе ходили толпой
     Вас приглашали, кормили почти на убой
     Зван был и просто знакомый, и друг, и сосед
     Есть, дескать, в доме покойник, мы ждем вас в обед
     Нынче, случись где усопший, его норовят
     Спрятать от близких друзей, нарушая обряд
     Мертвых своих, никому про то не говоря
     Живые в наши дни хоронят втихаря

     Где ж он похорон былой размах
     Где те неспешные шествия, шествия, шествия
     За катафалком
     Бравые довольные в гробах,
     Все как огурчики жмурики, жмурики, жмурики
     В беленьких тапках
     Если был почивший при деньгах
     Чарки могильщикам, даже лошадкам
     Наследникам было не жалко
     Вдрызг напивались все
     Лишь зарывали прах
     На пом-пом-пом-пом-пом-пом помпезных поминках
     Гости и сам кюре
     Ползали на бровях
     На пом-пом-пом-пом помпезных похоронах

     Нынче сыгравшего в ящик за пару минут
     Выжав сто сорок, доставят в последний приют
     Бедный, он даже не может, по-детски резвясь
     Видеть, как месят наследники конскую грязь
     Тут на неделе оболтусы врезались в дуб
     Сплющило всех, невредимым остался лишь труп
     И получилось, что вместо могилки одной
     Фамильный склеп набит был доверху родней

     Видя, как нынче хоронят, чего там скрывать
     Крепко подумаешь, прежде чем дуба давать
     Лучше сгореть, утопиться, пропасть без следа
     Чем дать себя хоронить и сгорать от стыда
     Раньше из кожи вон лезли покойники, чтоб
     Ближний от зависти лопнул, увидев их гроб
     Где та пора, когда каждый хотел умереть
     Так, чтоб посмертно нос соседу утереть




     Стихи Антуана Поля
     Les passantes

     Хочу посвятить эту песню
     Тем женщинам, коим уместней
     Не песню, а жизнь посвятить
     Всем тем, с кем нас близко ль, далече
     Сводили случайные встречи
     Чтоб раз навсегда разлучить

     Той грации, что на рассвете
     Появится в тонком корсете
     В окне и исчезнет опять
     А ты обомлевший, неловкий
     Стоишь под окном незнакомки
     И взгляда не в силах отнять
     И той, чьи глаза и чей профиль
     Как оды прекрасные строфы
     Скучать не давали в пути
     Кого за недолгие мили
     Вы поняли и полюбили
     И все-таки дали уйти

     И той, что по жизни послушно
     Бредет с существом равнодушным
     Не смея мечтать об ином
     Чей взгляд, встретясь с вашим случайно
     Вдруг явит всю бездну отчаянья
     В порыве безумном, хмельном

     Тому, кто со счастьем обвенчан
     Легко те короткие встречи
     Забыть, расставаясь с былым
     Попутчиц прекрасные лица
     Надежды, которым не сбыться
     Рассеются в прошлом как дым

     Но грезим, проживши напрасно
     О всех, кто нам тайно и страстно
     Сулил неземную любовь
     Сердцах, что нас ждут и доселе
     Устах, что вкусить мы не смели
     Любимых, не встреченных вновь

     И в час полуночного бденья
     Встают чередою виденья
     И шаря рукой, как в бреду
     Мы тянемся к тем, кто не с нами
     Зовем их немыми губами
     И плачем, обняв пустоту


     Sale petit bonhomme

     Без крыльев на спине, со счетами под мышкой
     Не голенький пострел, а гадкий коротышка
     Нам деловой нанес визит
     Прознавши о банкротстве дел сердечных наших
     Он прикатил на дрогах холоден и важен
     Чтобы забрать свой реквизит

     Переступив порог, он принялся за дело
     "Во-первых, - заявил, - верните мои стрелы
     Какой теперь от них вам прок?"
     Смотрели мы без скорби, не чиня помехи
     На то, как он любви ненужные доспехи
     В свой упаковывал мешок

     Пошарив по углам, нашел он все детали
     Ромашки, по какой мы некогда гадали
     И стал при нас ее латать
     Явись еще вчера, он рисковал немало
     Он встретил бы отпор, не избежал скандала
     По шее мог бы схлопотать

     Чтоб сор не выносить, он стал сжигать в камине
     Записочки, стихи и прочие святыни
     Нашей идиллии былой
     Я бровью не повел, когда порывшись в хламе
     Он вдруг извлек на свет и, размахнувшись, в пламя
     Швырнул ваш локон золотой

     Бродя по дому с тряпкой, как бы между делом
     Стирал со стен он надпись, сделанную мелом
     "Поль без ума от Виржини"
     От Виржини, Ортанс или от Каролины
     Увы, лишь кончен фарс, как имя героини
     Я забываю, черт возьми
     Собравшись уходить, он бросил нам с угрозой
     "Не смейте никогда бессмертник путать с розой
     К вам нет доверия теперь
     Не надо делать вид, что вылит из бетона
     Сентиментальный флирт", - сказал он мрачным тоном
     И за собой захлопнул дверь

     Не ностальгия мной владеет, дорогая,
     Хоть прошлое горит, не очень-то сгорая
     Не возродить под пеплом жар
     Я вспомнил о любви и о ее кончине
     Всего лишь по одной весьма простой причине
     Чтоб обновить репертуар.



     La fessйe

     Старый школьный мой друг тут на днях учудил
     Не оставив детишек супруге, почил
     Обалденная, кстати замечу, особа
     Заглянув, чтобы долг свой последний отдать
     Но особо не зная чем вечер занять
     Я решил посидеть вместе с нею у гроба

     Чтоб утешить вдову, можно всем пренебречь
     Для начала решил я на шутки налечь
     Стал валять дурака и травить анекдоты
     Рассказал две-три байки смешные, и вот
     Я гляжу: вся трясется, держась за живот
     Хохотали мы вместе потом до икоты

     Мою трубку, торчавшую из пиджака,
     Увидав, мне вдова принесла огонька
     "Не смущают пусть вас никакие запреты
     У покойного к дыму была неприязнь
     Но теперь-то уж можно курить не боясь
     Черт! Куда подевались мои сигареты"

     Ровно в полночь вдова голоском, как елей
     Пригласила меня сесть за стол вместе с ней:
     "Разве тем воскресим мы его, в самом деле
     Что осудим себя на голодную смерть
     Вы, конечно, не против немного поесть"
     И тогда при свечах мы немного поели

     "Как хорош он, как будто всего лишь прилег
     В этот час он едва ли мне бросит упрек
     За рюмашку-другую", - вздохнула вдовица
     Вскоре мы осушили бочонок вина
     У вдовы развязался язык и она
     Перестала совсем уже гостя стыдиться

     "Ничего не поделаешь, там будем все", -
     Заявила она, на колени мне сев
     И, поймав мои губы своими губами:
     "Я теперь, - говорит, - быть спокойной могу
     Проверяла, не заячью ль скрыли губу
     Вы, негодный кокет, накладными усами"

     Дьявол! Мои усы накладными назвать
     Я был просто обязан ей трепку задать
     И немедля задрав на негоднице юбку
     И хотя моей целью была только месть
     Все же я отвернулся, блюдя вдовью честь
     Размахнулся и - шлеп! - опустил свою руку

     "Ой-ой-ой, вы мне зад рассекли пополам!"
     Тотчас я пожалел, что дал волю рукам
     Незадача! Поскреб я с досады затылок
     Но потом я узнал и был этому рад
     Что шлепок не при чем и что вдовушкин зад
     Состоял от рожденья из двух половинок

     Но когда размахнулся я вновь для шлепка
     Злость куда-то исчезла, обмякла рука
     Тут еще обернулась она, строя глазки:
     "Моя попочка - прелесть, не правда ли, глянь!"
     И вершившая суд моя бедная длань
     Постепенно сменила удары на ласки




     Quatre-vingt-quinze pour cent

     Женщины будят в нас по большей части
     Лишь чувственные, низменные страсти
     Они нам дарят праздник, на котором из двух тел
     Одно бывает часто не у дел
     Букеты, серенады, комплименты
     У дам на первом месте сантименты
     Дуэль иль подвиг, все что ради них совершено
     Их волнует, но

     Девяносто пять раз из ста
     В час забав альковных тоска
     Мучит женщин, ты вон из кожи
     Лезешь, им до лампочки
     Их скука гложет
     Кто не верит, что это так
     Тот по меньшей мере простак
     Легок на подъем наш брат
     Но женщина сложней в сто крат
     Если чувств в ней ни на грош
     То плоть ее не прошибешь
     Как хорошо! Еще! Прибавь усердья!
     Подбадривают нас из милосердья
     Умело притворясь, что ими - сказка для невеж -
     Седьмого неба взят рубеж
     Чтоб горе-верхолаз, уcлышав это
     Решил, что он любовник - лучше нету
     Чтоб не попал впросак самонадеянный петух
     Чтоб поднять в нем дух

     Только когда на ней тот, кого нежно
     Всем сердцем она любит, то, конечно
     Сомлев от его рук, от его ласковых атак
     Она скучать скучает, но не так
     Иль если ваша дамочка, к примеру
     Как кошка - темпераментна не в меру
     На своего любимого конька ей стоит сесть
     Не заставишь слезть

     Гиганты в этом деле, корифеи
     Творцы воздушных замков на Кифере
     Мне скажут: "Если баба, как бревно, с тобой лежит
     То значит никудышный ты мужик"
     Пусть так. Пускай рассказывают байки
     Все эти сексуальные зазнайки
     Mesdames, когда они на вас взбираются сопя
     Пойте про себя...




     Cupidon s`en fout

     Чтоб интрижка наша стала любовью
     Не хватило нам в тот день пустяка
     Но Венера занималась собою
     А Купидон стал валять дурака
     Амур не прочь повалять дурака
     Бывают дни, когда ему все до фени
     Когда честь мундира не дорога
     Стрел не точит, мажет мимо мишени
     Амур не прочь повалять дурака

     В этот день весь инструмент, все старанье
     На других балбесов наверняка
     Он истратил, а на нас - ноль вниманья
     Амур не прочь повалять дурака

     Без его благословенья, наказа
     Мы в траве покувыркались слегка
     Жертвой пала ваша честь, но не разум
     Амур не прочь повалять дурака

     Вы позволили мне все, даже больше
     Только сердце билось без огонька
     А огня святого не было вовсе
     Амур не прочь повалять дурака

     Ощипали два десятка ромашек
     Но "не любит" был ответ у цветка
     Потерпела крах идиллия наша
     Амур не прочь повалять дурака

     Вам, гуляющим в дубраве с подружкой
     Я желаю повстречать там стрелка
     Мне, увы, не повезло потому что
     Амур не прочь повалять дурака






     Le grand chкne

     Жил-был дуб-великан в непролазной глуши
     Но не из тех дубов, на ком хоть кол теши
     И видать не видал в том уголке глухом
     Он человека с топором

     До конца своих дней он бы жил не тужил
     Когда бы не его соседи, камыши
     Всяк лез в драку, а сам малявка, карандаш:
     "Эй дуб, когда ты дуба дашь?"

     День-деньской ребятня от горшка два вершка
     Старалась досадить ему исподтишка
     Пела, встав в хоровод, историю о том
     Как дуб поспорил с тростником

     Хоть и с толстой корой, да и ростом не мал
     Болезненно ту басню дуб воспринимал
     И, вздохнув тяжело, стал собираться в путь
     В соседний лес куда-нибудь

     С корнем обе ноги от земли отодрав
     Он шел, не оборачиваясь, до утра
     Но я был с ним знаком и знал, как геркулес
     Страдал, родной покинув лес
     На опушке лесной, где дуб сделал привал
     С влюбленной парой он знакомство завязал
     И журить их не стал, когда увидел на
     Своем стволе их имена

     А когда весь запас поцелуев иссяк
     И оба наласкались вволю, так и сяк
     Великан рассказал, не пряча горьких слез
     Им обо всем, что перенес

     "Дуб-а-дуб, мы тебя приглашаем с собой
     У наших камышей характер золотой
     Ты нам будешь давать свою густую тень
     Мы - поливать три раза в день"

     Вместе двинулись в путь, в центре - дуб-великан
     Влюбленные, держась за корни, по бокам
     Дуб от счастья сиял, как славно, думал он
     Быть рядом с теми, кто влюблен

     Снова корни пустив, щедро тень он давал
     Но поливать его никто не поливал
     Вся-то влага, что дождь, да капельки росы
     И задирали лапу псы

     На затычки с него обдирали кору
     И желуди сбивали свиньям поутру
     На суку его, по решению судей,
     Нередко вешали людей

     Потеряв всякий стыд, вандалы - что с них взять?
     Из дуба изготовили себе кровать
     У ехидны той был любовников кагал
     И дуб, бедняга, быстро сдал

     Распилили кровать и дубу вместо дров
     Пришлось обогревать зимой их жалкий кров
     И как ящик простой - ужаснейший удел! -
     В камине великан сгорел

     Наш кюре, как всегда, заявил наотрез
     Что дым его не мог подняться до небес
     Кто поведал ему, с чьих знать он может слов
     О том, что нет в раю дубов




     Tonton Nestor

     Дядя Нестор
     Какой позор
     Нет, вам прощенья нет
     Что это вы-
     кинули вы
     На свадьбе у Жанет
     Весь ритуал
     Какой скандал
     Вы превратили в фарс
     И все из-за
     Ваших каза...
     Казарменных проказ

     В тот день, когда
     Скромна, чиста
     Страх пересилив свой
     Она сказать
     Хотела "да"
     Пред городским главой
     Что вдруг взбрело
     Бес вам в ребро
     Невесту, просто жуть!
     Выйдя ей в тыл
     Что было сил
     За попу ущипнуть

     В тот же момент
     Рука Жанет
     Не разобрав, как даст
     В ухо куму
     Причем, тому
     Что был как раз мордаст
     И вместо "да"
     Подпрыгнув та
     На заданный вопрос
     Вскрикнула "ой!"
     И мэр в расстрой-
     стве свадьбу перенес

     В тот день когда
     Скромна, чиста
     Чуть приоткрыв уста
     Она сказать
     Хотела "да"
     Пред ликом Господа
     Но тут щипок
     Опять обжег
     Ей задницу, как хлыст
     Как пара шпор
     Дядя Нестор
     Да вы - рецидивист

     В тот же момент
     Рука Жанет
     Шнобель у кунака
     Скрутила враз
     Тот был как раз
     Соплив и без платка
     И вместо "да"
     Аббату та
     Расстроившись до слез
     Вскрикнула "фи!"
     И тот, увы
     Венчанье перенес

     Пусть вы правы
     Уж очень вы-
     пуклый зад у Жанет
     Все же щипать
     Его на свадь-
     бе, никому не след
     Дядя Нестор
     Закончим спор
     Все, в следующий раз
     Замуж Жанет
     Что значит - нет?
     Мы выдадим без вас




     Le vingt-deux septembre

     Снова осень, сентябрь, снова двадцать второе
     Вы удрали как раз с вашим новым героем
     В вышеназванный день, каждый год с той поры
     Вспоминая о вас, разводил я лишь сырость
     А сегодня с утра ни слезы не пролилось
     Нынче двадцать второе, а мне хоть бы хны

     Каждый год в этот день на виду у прохожих
     Странный тип, на меня как две капли похожий
     Хоронил листопад в память нашей весны
     Но теперь без меня пусть улитки Превера
     Носят траур по листьям осеннего сквера
     Нынче двадцать второе, а мне хоть бы хны

     Раньше с мыслью о вас, к небу руки воздевши
     Первой ласточке вслед я взлетал, а взлетевши
     Падал штопором вниз с ощущеньем вины
     Я замашки Икара навеки забросил
     Одна ласточка вовсе не делает осень
     Нынче двадцать второе, а мне хоть бы хны

     Перевязанный ленточкой вашей букетик
     Из бессмертников также стоит на буфете
     Но похоже, теперь дни его сочтены
     Ни к чему эта вечная память о прошлом
     По цветочку раздам первым встречным усопшим
     Нынче двадцать второе, а мне хоть бы хны

     Пусть осенние скрипки заходятся в скерцо
     В том комочке во мне, что остался от сердца
     Где пожар бушевал, нынче угли одни
     Да и те догорают средь пепла и гари
     Даже пару каштанов на них не поджарить
     Нынче двадцать второе, а мне хоть бы хны

     Мне не грустно без вас, это грустно, увы




     Les croquants

     Запрягают телегу сынок и отец
     Едут свататься к людям простым, как они
     Вот вам дочь, чтоб до свадьбы ни-ни
     Деньги на стол - и под венец
     А красотка Лизон, ох уж эта Лизет
     Куркули головами качают ей вслед
     Кто понравится, с тем и пойдет
     Глазки закатит, ласок ждет

     Куркули в большой печали
     В их глазах недоуменье
     У такой неписаной красы
     И такое поведенье
     С голодранцем всяким в кровать
     Как так можно - им не понять

     Благонравная дева из честной семьи
     Чья невинность пошла на торгах с молотка
     Ублажит своего мужика
     Когда бы тот ни попросил
     А красотка Лизон, ох уж эта Лизет
     Куркули пожимают плечами ей вслед
     Против воли не станет идти
     Хоть ты ее озолоти

     Сердце честной супруги надежней брони
     И цветок, что однажды расцвел в нем, сродни
     Незабудкам на шляпках у дам
     Могильным мраморным цветам
     Ну, а в сердце Лизон, в добром сердце Лизет
     За сезон собирается целый букет
     Двух цветков одинаковых нет
     Что ни весна, то первоцвет




     Les patriotes

     Наш бравый инвалид испытывает муки
     Не потому, что из-за женщин не затеет спор
     А потому, что он живет с винтовкою в разлуке
     Оливковая ветвь для нас не символ с давних пор

     Слепой не оттого в печали беспросветной
     Что, глядя дамам вслед, не услаждать ему свой взор
     Тоскует он о том, что не увидит флаг трехцветный
     Гряда Вогезских гор была и есть наш кругозор

     Оглохшего, увы, нисколько не колышет
     Что не ему поет весною соловьиный хор
     Грустит он оттого, что столько лет уже не слышит
     Ни как играют гимн, ни как трубят военный сбор

     Немому нужен вновь дар речи до зарезу
     Но не затем, чтоб завести с красоткой разговор
     Дар речи обретя, он затянул бы Марсельезу
     Чтоб в детях поддержать патриотический задор

     Безрукий патриот, тот мучается страшно
     Не оттого, что щупать девок на руку не скор
     Горюет он о том, что не сразится в рукопашной
     Не сможет взять под козырек, когда идет майор

     Безногий патриот не потому несчастен
     Что за красоткой впредь не побежит во весь опор
     Хандрит он оттого, что со своей гвардейской частью
     Не бросится в атаку, чтоб врага сразить в упор

     Бесчленного гнетет не горькая утрата
     Не то, что на супругу не направит свой прибор
     Вот сделай он врага таким, как тот его, кастратом
     Не так бы тяжело переживал он свой позор

     Погибший патриот с тоской прощался с жизнью
     Не потому, что пал не за любовь. Ну что за вздор!
     Он вновь хотел бы жить, чтоб вновь погибнуть за Отчизну
     Будь он бессмертен - Боже! - воевал бы до сих пор




     Le petit joueur de flыteau

     Был флейтист незнатен и мал
     Он в замке однажды играл
     И решил король за игру
     Приблизить его ко двору
     "Не хочу я быть придворным, -
     Отвечал флейтист покорно, -
     Средь вельмож, кем трон окружен
     Не взять мне уже верный тон
     Скажут все тогда про меня
     Что честь я на чин променял

     Дворянину станет мала
     Церквушка родного села
     Не по рангу местный аббат
     И сельский наш бог простоват
     В Нотр-Дам ходить я стану
     Как приличествует сану
     Посреди богатых икон
     Не взять мне уже верный тон
     Скажут все тогда про меня
     Что честь я на чин променял

     Дом родной, что с детства мне мил
     Покажется сер и уныл
     Я сменю топчан бедняка
     На пух, кружева и шелка
     Отчий кров, село родное
     На поместье родовое
     Посреди зеркал и колон
     Не взять мне уже верный тон
     Скажут все тогда про меня
     Что честь я на чин променял

     Я стыдиться стану своей
     Родни недворянских корней
     Предъявлю я пращурам счет
     Чья кровь в моих жилах течет
     Подберу себе сословье
     С голубой дворянской кровью
     Средь имен с приставкою "дон"
     Не взять мне уже верный тон
     Скажут все тогда про меня
     Что честь я на чин променял

     Не смогу невестой назвать
     Подружку, чьи предки - не знать
     Ибо будет мне не с руки
     Просить у пастушки руки
     Подавайте музыканту
     Благородную инфанту
     Без любви красотки Нинон
     Не взять мне уже верный тон
     Скажут все тогда про меня
     Что честь я на чин променял"

     Музыкант, отвесив поклон
     Из замка отправился вон
     Шел домой, как был, налегке
     Котомка да флейта в руке
     Без дворянства, без поместья
     Шел к родным, к своей невесте
     И никто ему не пенял
     Что честь он на чин променял
     Сам Господь, как здесь говорят
     Поступку флейтиста был рад




     Le vieux Normand

     Видя, что молодым уже я не умру
     С вопросом кроха-сын спешит в мою нору
     Как жить, куда идти? - я слышу вновь и вновь
     Юнцу всегда даю совет не в глаз, а в бровь

     В землю штык или взвести курок
     Сам реши, что предпочесть, сынок
     Что тебе по сердцу, сам прикинь
     "Черт возьми" или "Аминь"

     Юный мой собеседник только морщит лоб
     Как же ему хотелось, бедолаге, чтоб
     Как рельс, моя позиция пряма была
     Я ж, старый лис, хожу вокруг да около

     Пудрить мозги мальцам - чего же проще, но
     Нынче, когда и запрещать запрещено
     Мой совет - не давать советов с кондачка
     Особенно, когда цена их высока

     Левой шагать ли, правой иль сойти с тропы
     Нет, не берусь я направлять твои стопы
     Сам нитью Ариадны между прочим я
     Пользуюсь только, как веревкой для белья

     Когда король кричит "Даешь парламент!" и
     Лозунг "Долой ментов!" пускают в ход менты
     Требуют мира те, кто горы бомб припас
     Пусть голову ломает хоть сам черт, я - пас

     Истина в наши дни нос держит по ветру
     Ты вслед, не дуя в ус, плывешь на всех парах
     Но изменен был курс в пути, и лишь в порту
     Ты понимаешь, что не прав, что это - крах




     La maоtresse d'йcole

     Был у нашей учительницы молодой
     Метод преподавания передовой
     Целую четверть словно феей доброй мы
     Были все поголовно очарованы
     Очарованы

     Трудным был до нее наш мальчиковый класс
     Каждый второй - прогульщик, бездарь, лоботряс
     Лишь продавец дурацких колпаков стучал
     По дереву - рад за любого неуча
     Рад за неуча

     С ней потянулся к знаниям и обалдуй
     Фея пообещала лучшим поцелуй
     Поцелуй этот - слово было нам дано -
     Будет взаправду, в губы, в общем, как в кино
     В общем, как в кино

     Кончились все прогулы, резко поднялась
     В классе по всем предметам успеваемость
     И продавец дурацких колпаков, спустив
     Свой капитал, сбежал, не видя перспектив
     Больше перспектив

     Четверть прошла, отметки стали выставлять
     У сорока учеников за четверть - пять
     Был удивлен до крайности весь педсовет
     Училка, та зарделась, словно маков цвет
     Словно маков цвет

     После уроков в классе всех собрав ребят
     Классная приступила к выдаче наград
     Сорок лауреатов, сорок лучших нас -
     Заняли лобызания весь классный час
     Целый классный час

     Ясное дело, ректор академии
     Сходу отверг, балбес, нововведение
     И несмотря на явный в классе перелом
     Выгнали нашу фею со скандалом вон
     Со скандалом вон

     Снова гонять стал лодыря наш первый класс
     Каждый второй - прогульщик, бездарь, лоботряс
     Четверть прошла - директор долго тер очки
     У сорока учеников лишь двоечки
     Только двоечки

     Был у нашей учительницы молодой
     Метод преподавания передовой
     Целую четверть, словно феей доброй, мы
     Были все поголовно очарованы
     Очарованы
     ОДА
     Le blason

     Имея честь всегда с ней в дружбе находиться
     Задумал я воспеть, хоть я и не пиит
     Часть нежных женских чар, о коей очевидцы
     Вам скажут, что она волнует и пьянит

     Мечтал, что будет стих сей песни благозвучным
     И чистым, как слеза, как лебединый пух
     Увы, все имена ее, кроме научных
     Такие, что нельзя произнести их вслух

     Родного языка изъян или причуда
     Позорное пятно, которое не смыть
     Ведь просто чтоб назвать, ты должен почему-то
     Тончайший инструмент блаженства матом крыть

     Немало в словаре названий поэтичных
     Для множества простых, обыденных цветов
     А тот, что всех ценней и самый эротичный
     Попал в разряд дурных и неприличных слов

     Но хуже всех других и без того вульгарных
     Одно из пяти букв - недружелюбья знак
     Уверен, что был женоненавистник, варвар
     Тот тип, который первый выразился так

     Чума возьми того, кто, взявши за основу
     Его, дал жизнь другому гнусному словцу
     Надеюсь, он в аду, наказан там сурово
     Ведь больше всех других оно ему к лицу

     Иль в нашем языке богатом и могучем
     И вправду не нашлось других, потребных слов
     Чтоб не отождествлять указанным созвучьем
     Живой венец любви с последним из ослов

     Мадам, мне режет слух подобное сравненье
     Ну, как похожим словом можно называть
     Божественную область вашего строенья
     И круглых дураков бесчисленную рать

     О небо, сделай так, чтоб вдохновленный гений
     Пегаса оседлав, столь нужный всем цветок
     Сметая времена наветов и гонений
     Красивым, христианским именем нарек

     То будет славный муж, любовью окрыленный
     И можно утверждать почти наверняка,
     Что долго будет тем любезен он влюбленным
     Что смыл позор веков с чудесного цветка

     Но должно ли, мадам, в мечтах о светлом муже
     Из виду упустив, совсем забыть о том,
     Что у простых людей есть способы не хуже
     Ей должное воздать, и с ними я знаком




     Le fantфme

     Оно бродило в простыне
     То приближаясь вдруг ко мне
     То исчезая на мгновенье
     Свеченье, блики в поздний час
     Все подтверждало лишний раз
     Что это было привиденье
     Хоть ночь была черным-черна
     По очертаниям пятна
     По нежным выпуклостям тела
     Я понял, чувств приятных полн
     Что предо мной прекрасный пол
     Что с дамою имел я дело

     "Ах, бедный-бедный я фантом
     Как я найду теперь свой дом, -
     Заплакал призрак. - Все пропало!
     Блуждаю, не видать ни зги
     Где косточки, где огоньки?
     Все, чем я путь свой отмечала

     Поэт, что мог бы не писать
     Спер огоньки мои, видать
     Решив, что это блики славы
     А косточки мои унес
     Наверняка, жандармский пес -
     Не забалуешь у легавых

     Вот-вот петух заголосит
     Какой иметь я буду вид
     В моем теперешнем убранстве
     Когда повсюду у живых
     Нет веры даже в домовых
     Жди обвинений в самозванстве"

     Я сам расплакаться готов
     При виде брошенных котов
     А тут страдания фантома
     Конечно, вызвался помочь
     И предложил, покуда ночь
     Бедняжку проводить до дома
     Здесь мог бы песни быть финал
     Но ветер ей подол задрал
     И я увидел, встав поближе
     Недоставало там костей
     Но что до мягких мест, ей-ей
     Все было - пальчики оближешь

     В ту пору легок на стрелу
     Был мой Амур, и я в пылу
     Завел с фантомом шуры-муры
     Стал звать красавицу зайти
     К себе, мол, это по пути
     Взглянуть на редкие гравюры

     "Мой друг, здоровы ль вы вполне
     Две тыщи лет почти что мне
     Для вас я, право, старовата"
     "Мадам, о возрасте потом", -
     Схватил подмышку я фантом
     И побежал к своим пенатам

     У этих женщин из баллад
     К любви особый был талант
     В них столько страсти сатанинской
     Что многие - чего уж там -
     Из ныне здравствующих дам
     В моих глазах упали низко

     К утру почувствовал я, как
     Кровать раскачивает в такт
     Моим горячим, сладким бредням
     Но понял я и загрустил
     Это отец меня будил:
     "Вставай! Опять проспишь обедню!"



     Mourir pour des idйes

     Пасть за идею... Что ж, идея неплохая
     Я сам едва не пал под натиском людей
     Что с криками "Ура!", плакатами махая
     Шли плотною толпой на смерть ради идей
     Пристроившись в хвосте, как будто на аркане
     Мы с музою моей за ними поплелись
     Рискнув на свой манер подправить их девиз
     Умрем ради идей! Я - "за" двумя руками
     Умрем... Но стариками

     Пусть кажутся порой намеренья благими
     Не следует хватать идеи на лету
     А то, неровен час, отдашь концы во имя
     Той, что уже назавтра будет не в ходу
     Приятно пасть в бою с идейными врагами
     Но горько в смертный час понять, что прогадал
     Что в спешке не за ту идею жизнь отдал
     Умрем ради идей! Я - "за" двумя руками
     Умрем... Но стариками

     Пророки и вожди на нашей с вами тризне
     Твердят на все лады, что ради их идей
     Не жалко, черт возьми, и миллиона жизней
     Но сами не спешат расстаться со своей
     Туда, где льется кровь, их не загнать пинками
     За делом рук своих, следя из-за кулис
     Похоже, все они когда-то поклялись
     "Умрем ради идей! Мы - "за" двумя руками
     Умрем... Но стариками"

     Затмили небосвод знамена сект и фракций
     Воззваний - пруд пруди и лозунгов не счесть
     И мучает вопрос безусых новобранцев
     Какую из идей для смерти предпочесть
     И вслед за новоиспеченными богами
     Бегут они гурьбой на новой бойни шум
     Но мудрый не спешит в могилу наобум
     Умрем ради идей! Я - "за" двумя руками
     Умрем... Но стариками

     Когда бы рай земной, обещанный не раз нам
     И вправду мы могли построить на крови
     Давно бы цвел наш мир оазисом прекрасным
     И вместо воронья нам пели б соловьи
     Но где он, этот рай? Как повелось веками
     Отложен на потом и боги жаждут вновь
     Вновь смерть рождает смерть и снова льется кровь
     Умрем ради идей! Я - "за" двумя руками
     Умрем... Но стариками

     Зовущие на смерть, умрите, это просто ж
     Но ради всех святых, не трогайте других
     Для многих эта жизнь - единственная роскошь
     Отмерен путь земной - отсрочек никаких
     Костлявая точна без ваших понуканий
     Будь проклята пора безвременных кончин
     Под возгласы "ура", под скрежет гильотин
     Умрем ради идей! Я - "за" двумя руками
     Умрем... Но стариками




     Le mouton de Panurge

     Не оперилась еще толком
     Стрела, что в ней найдет мишень
     А у нее уже под боком
     Лежали все, кому не лень
     Ей смешны романсы, гондолы
     Лунный свет, стихи вновь и вновь
     Реквизит Венер старой школы
     Любящих любовь за любовь

     Но не подумайте, что демон
     Ей адским жаром тело жжет
     Пока ее седьмое небо
     Кончалось первым этажом
     Поцелуев мост ей не вскружит
     Головы до брызгов страстей
     Странно ей глядеть на подружек
     Любящих любовь за постель

     И не сочтите, бога ради
     Что ее прелести - товар
     И не успеешь встать с кровати
     Она уж просит гонорар
     Ей не надо платить за тело
     А протянешь мзду - отпихнет
     Ни намека в ней нет на девок
     Любящих любовь за доход

     Так почему же без охоты
     Когда игра не стоит свеч
     Без чувств, без видов на доходы
     Она готова навзничь лечь
     Отчего она непременно
     Даст любому юбку задрать
     Чтобы выглядеть современной
     Чтобы от подруг не отстать

     Не вечна мода, пусть девица
     Гуляет всласть, когда-нибудь
     Стрела с иголочку вонзиться
     Глядишь, в ее нагую грудь
     Подавай тогда ей гондолы
     Лунный свет, стихи приготовь
     Реквизит Венер старой школы
     Любящих любовь за любовь




     L'йpave

     О, Бахус, защити нас, горемычных пьяниц
     Хозяин кабака прогнал меня, мерзавец
     Когда я пропил все, остался без монет
     Он с криком: "Алкаши! Совсем уж обнаглели!"
     За шкирку взял меня и вышвырнул за двери
     Ну и что?! Каких трактиров только нет!

     На тротуаре я валялся в стельку пьяный
     Когда один босяк, обшарив мне карманы
     И не найдя ни су, оставил без штиблет
     Босяк, разуй глаза, в такой обувке рваной
     Ты вряд ли путь найдешь к земле обетованной
     Ну и что?! Каких прохожих только нет!

     Сорочку спер студент, но тоже дал промашку
     Принявши в темноте ее за ту рубашку
     Счастливчики в какой рождаются на свет
     Нет, снял ее, малыш, не с пьяного ты франта
     Не стоит она, слышь, и ломаного франка
     Ну и что?! Каких студентов только нет!

     Почувствовал потом, как немужские руки
     Тащили второпях с меня, простите, брюки
     Протерлись от пинков они за много лет
     О! Если вы, мадам, наденете их мужу
     У бедолаги зад заледенеет в стужу
     Ну и что?! Каких семеек только нет!

     С работы шлюха шла, когда сам не желая
     Наружу выставлял интимные места я
     И та, что видит их на всякий вкус и цвет
     Увидевши мое достоинство мужское
     К жандармам: "Боже мой, я видела такое!"
     Ну и что?! Каких распутниц только нет!

     Печатая шаги, явился страж закона
     "Вы что тут разлеглись, - спросил он возмущенно
     На улице зима - застынете в момент"
     И чтобы, не дай бог, я не схватил ангину
     Он, сняв свой дождевик, накинул мне на спину
     Ну и что?! Каких жандармов только нет!

     Да, были времена, гордец, вояка бравый
     С дружками тут и там орал я "Смерть легавым!"
     Оставить их в покое впредь я дал обет
     А если поорать приспичит, как когда-то
     Язык мой от стыда становится, как вата
     Ну и что?! Чего на свете только нет!




     Sauf le respect que je vous dois

     Поговорить о том о сем не прочь я, валяйте
     Идея ваша, вы, пожалуй, и начинайте
     Сам я, не взыщите, отвечать буду сухо
     Но слово о любви - и я с размаху бью в ухо
     При всем моем почтении к вам
     И слышать не желаю о галантном пиите
     Который, извиняюсь, лижет зад Афродите
     Все его элегии - одна показуха
     Слово о любви - и я с размаху бью в ухо
     При всем моем почтении к вам

     Еще вчера апологет добра, враг насилья
     Я свел практически на нет свой нрав агрессивный
     Но потом узнал, что приютил потаскуху
     Слово о любви - и я с размаху бью в ухо
     При всем моем почтении к вам

     Была же круглой сиротой, вдруг в красной шапчонке
     Гляжу намылилась к какой-то бабке с ночевкой
     Надо навестить, мол, захворала старуха
     Слово о любви - и я с размаху бью в ухо
     При всем моем почтении к вам

     Я ждал ее к утру, я прождал неделю - напрасно
     Но я все ждал, пока, слепцу, не стало мне ясно
     Снюхалась, поди, с бродячим волком, подлюка
     Слово о любви - и я с размаху бью в ухо
     При всем моем почтении к вам

     Амур, подлец и плут, в чем уже не раз был замечен
     В кувшинчик с ядом обмакнул стрелы наконечник
     В зелье приворотное отравы набухал
     Слово о любви - и я с размаху бью в ухо
     При всем моем почтении к вам

     Ромашка, что не редкость - это бич для влюбленных
     Скрывала под невинной белизной скорпиона,
     Дышащую негой и коварством гадюку
     Слово о любви - и я с размаху бью в ухо
     При всем моем почтении к вам
     Седьмое небо рухнет пусть на мой бедный череп
     Когда от горя я спущусь в могилу, но перед
     Тем раздастся крик и отлетит с моим духом
     Слово о любви - и я с размаху бью в ухо
     При всем моем почтении к Вам




     Don Juan

     Честь тем, кто тормозит, собой не дорожа
     Только б не раздавить жабу или ежа
     Честь тебе, Дон Жуан, ты счел, что хороша
     Та, за кого другой не дал бы ни гроша
     Пусть собой она дурна, по мне она

     Честь и жандарму, смог остановить он все
     Авто, чтоб для котов освободить шоссе
     Честь тебе, Дон-Жуан, назначил рандеву
     Ты той, кого любовь обходит за версту
     Пусть собой она дурна, по мне она

     Честь путнику тому, что встретив беглеца
     Не стал его ловить в угоду подлецам
     Честь тебе, Дон Жуан, ты среди всех парней
     Был первым, кто посмел пройтись под ручку с ней
     Пусть собой она дурна, по мне она

     Честь бравому кюре, что скрыл, не выгнал прочь
     Еретика-врага в Варфоломея ночь
     Честь тебе, Дон Жуан, ты с жадностью припал
     К губкам, что до тебя никто не целовал
     Пусть собой она дурна, по мне она
     Честь пехотинцу, что пленника к стенке пнул
     Но, взявши на прицел, винтовку отшвырнул
     Честь тебе, Дон Жуан, ты ей задрал подол
     Что делал до тебя лишь ветер-балабол
     Пусть собой она дурна, по мне она

     Честь деве, что в руках своих, попавши в плен
     Тому, кто был безрук, грела озябший член
     Честь тебе, Дон Жуан, ты заголил тот зад
     Что, кроме как сидеть, не знал других услад
     Пусть собой она дурна, по мне она

     Честь тем, кто не служа теориям большим
     Старался не мешать спокойно жить другим
     Честь тебе, Дон Жуан, ты сделал так, что впредь
     Девушке не грозит невинной умереть
     Пусть собой она дурна, по мне она




     Si seulement elle йtait jolie

     Будь хотя бы она красива
     Я сказал бы себе тогда
     Она несносна - не беда
     Зато пригожая на диво
     Как бы не так, спросите всех
     Она страшна, как смертный грех

     Будь хоть в теле, по крайней мере
     Я сказал бы себе тогда
     Лицом не вышла - не беда
     Но в остальном под стать Венере
     Увы, и этого ведь нет
     Посмотришь - вылитый скелет

     Будь хотя бы она любезна
     Я сказал бы себе тогда
     Она костлява - не беда
     Зато воспитанности бездна
     Но ее речь - отборный мат
     Это не женщина - примат

     Будь в уме у нее вся сила
     Я сказал бы себе тогда
     У ней нет такта - не беда
     Зато научное светило
     Но сколько будет дважды два
     Она ответит вам едва

     Будь стряпухой она при этом
     Я сказал бы себе тогда
     Она тупица - не беда
     Зато готовит - конец света!
     Увы, но я ее рагу
     Не пожелаю и врагу

     Будь хоть нравом она построже
     Я сказал бы себе тогда
     Она не повар - не беда
     Но чтит супружеское ложе
     Она ж готова, черт возьми
     Чуть не под каждым лечь костьми

     Будь чертовка хотя бы хворой
     Я сказал бы себе тогда
     Она блудлива - не беда
     Зато сыграет в ящик скоро
     Но хоть бы кашлянула раз
     Она переживет всех нас



     Trompe la mort

     Обильный снег ложится на
     Мои виски, как седина
     Легко меня издалека
     Принять за старика
     Но если я и седовлас
     То только для отвода глаз
     Все это - старческий наряд
     Театр и маскарад
     Чтоб время, дошлый счетовод
     Решил, что кончусь я вот-вот
     Что мне одна дорога - в гроб
     И поумерил свой галоп
     Под париком же я брюнет
     Седых волос в помине нет
     Так что не вздумайте спешить
     Мне саван шить

     Пускай на вид я стал другой
     Слегка сутул, спина дугой
     И семеню, как ветеран
     Страдающий от ран
     Не надо думать, что и впрямь
     Я так уж плох, что дело дрянь
     Все это - старческий наряд
     Театр и маскарад
     Расчет мой время усыпить
     Запутать и со счета сбить
     Мол, хуже сделать мне нельзя
     Не стоит тратить время зря
     Хожу сутулясь я, чтоб скрыть
     Свою мальчишескую прыть
     Так что не вздумайте спешить
     Мне саван шить
     Пускай стал тише сердца стук
     И реже дам прекрасных круг
     Не столь усерден я и лих
     Обхаживая их
     Не говорите, что я сдал
     Что интерес мой к ним упал
     Все это - старческий наряд
     Театр и маскарад
     Пусть время видит, что я сник
     И пройден, якобы, мой пик
     Дескать, для женщин умер я
     Финита ля комедия
     Но я ничуть не стал другим
     Горяч, могуч, неутомим
     Так что не вздумайте спешить
     Мне саван шить

     Но если все-таки на днях
     Зароют в землю некий прах
     И будут вдруг у мертвеца
     Мои черты лица
     Не торопитесь горевать
     Партер слезами заливать
     То будет просто ловкий ход
     Сценический уход
     Но только занавес дадут
     И время, точку ставя тут
     Осаду снимет наконец
     Под крики "Браво, молодец!"
     Из ямы выпрыгну я вон
     И выйду к залу на поклон
     Так что не вздумайте спешить
     Мне саван шить

Популярность: 10, Last-modified: Sun, 14 Sep 2003 21:09:23 GMT