---------------------------------------------------------------
 Перевод с французского: Ярослав Старцев
 From: yaroslav.startsev@uapa.ru
 Date: 2 Dec 1998
---------------------------------------------------------------




И вправду, как милы все эти деревушки,
Поселки, городки, всяк населенный пункт,
Где памятники есть, музеи да церквушки -
Все хорошо, лишь жаль - как жаль - что в них живут.
Как жаль, что в них живут людишки, что с презреньем
На мир едва глядят, оседлав свой насест.
Любители кокард, погромов и питейной -
Радостные кретины из тех самых мест.

Будь прокляты они, все дети "малых родин",
Насажены на шпили колоколен их!
Здесь вам покажут все, чем край богоугоден,
Смозолят вам глаза, достанут и слепых.
И будь их родиной Париж, Москва иль Порто,
Иль Чертовы Кулички, или Бухарест,
Иль Мухосранск - они всегда горды до черта,
Радостные кретины, что из этих мест.

Их курицы несут лишь страусовы яйца,
На пляжах их песок - уж точно золотой,
А воздух, чем они так искренне гордятся,
Повсюду знаменит целебной чистотой.
И понемногу, по чуть-чуть до них доходит,
Что и навоз их крепкий - другим тяжкий крест:
От зависти к нему с ума весь мир посходит,-
Радостные кретины, что из этих мест.

И место, где они на этот свет явились
Не общее ничуть - им жаль от всей души
Тех бедных чудаков, чьи жизни не сложились,
Кто родом не отсюда - значит, из глуши.
Но лишь набат над ними зазвучит, скликая -
Тотчас они поротно идут под оркестр
Чтоб пасть в бою с очередными чужаками, -
Радостные кретины из тех самых мест.

Господь, как хорошо жилось бы всем на свете,
Когда б породу ту Ты скрыл во мгле веков,
Ту, что везде кишит и что повсюду встретишь -
Породу патриотов, "местных", земляков.
И жизнь была б чудесна... Только Ты блефуешь:
Порода эта плешь кому хочешь проест.
Вот аргумент за то, что Ты не существуешь -
Радостные кретины из тех самых мест.
				                               //












Раньше на месте вот этих садов
Были трущобы, чей вид был не нов:
Ветхость лачуг только небом накрыта.
Даже не римских развалин уют,
Фауна же, обитавшая тут
Ох, не дурна же была, - просто элита.

Нет, не дурна - элита площадей
Из безработных, пропащих, бомжей,
Из собиравших подачки и тару.
Здесь, средь бродяг и пропивших талант
Жил один лабух, один музыкант -
Он умещал весь свой скарб на гитару.

Удочеренная этим мирком
Здесь же цвела ароматным цветком
Юная фея иного замеса.
Найдена в детстве была у ручья,
В пышном наряде, неведомо чья -
И ее тут же прозвали "Принцесса".

Вот, как-то вечером - Боже, храни! -
Наедине оказались они.
Лабуху девочка молвит, краснея,
Но на колени к нему взгромоздясь:
"Я влюблена, поцелуемся всласть,
И делай со мною все, что сумеешь".

"Ну-ка, принцесса, помедли чуть-чуть,
Я не сатир, лучше спрячь свою грудь-
Мне скоро тридцать, тебе - лишь тринадцать.
Разница есть, да и я не стремлюсь
Камеру ощупью знать наизусть" -
"Но я клянусь, что не буду трепаться."

"И не проси, продолжал он, прости,
Ты не в моем вкусе, также учти -
Сердцем моим завладела другая..."
Прочь устремилась принцесса бегом
Прочь, чтобы выплакать горе тайком:
Грубо любовь ее так отвергают.

Чтоб малолетнюю не совращать,
Лабух решил по-английски сбежать,
Утром в повозке старьевщика скрылся,
Струны щипал и слова бормотал...
Лет через двадцать он там проезжал
И на себя без причины сердился.                    //












Пасть за идею - что ж, идея превосходна,
Но я едва не пал, когда не думал так.
Поскольку те, кто знал, как это благородно,
Грозили смертью мне, предприняв ряд атак.
И, с этим аргументом согласившись все же,
Моя шальная муза с ними стала в ряд,
Но припевает тихо, вечно невпопад:
"Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже."

Решив, что не грозит отечеству опасность,
В дорогу на тот свет не станем мы спешить.
Ведь торопясь, увы, ума теряем ясность,
Пав за идеи, что не будут завтра жить.
Но вряд ли есть судьба печальнее и горше,
Чем перед смертью в полной мере осознать:
Не ради той идеи стоит умирать!
Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже.

Ораторы, вожди, на подвиг призывая,
Как правило, увы, погибнуть не спешат.
"Пасть за идею" - вот их истина благая:
Их жизней в этом смысл, а жить они хотят.
В любой из штаб-квартир немало их, похоже,
Чье долголетье просто удивляет всех
Я знаю, они шепчут про себя сквозь смех:
"Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже."

Идей ценою в жизнь вокруг совсем немало,
Их оптом или врозь вам могут предлагать.
Не раз пред новичком проблема возникала:
Как выбрать так, чтоб не зазорно было пасть?
Но, раз они все друг на друга так похожи
Мудрец ничуть к могиле не спешит, когда
Идут толпой под флагом храбрецы туда:
"Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже."

Когда б, благодаря побоищам и войнам,
Мир изменился весь и стал прекрасным вдруг,
Героев череда, теперь уже покойных,
Нам рай земной давно бы создала вокруг.
Но, даже если головы другие сложат,
Как горизонт, век золотой опять вдали,
А смерть опять, опять владычица земли.
Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже.

Святые бунтари, миссионеры славы,
Хотите пасть в бою - мы не мешаем вам.
Но, черт меня возьми, другим оставьте право
Жить просто чтобы жить, как каждый хочет сам.
Поскольку Смерть не дура, и справляться может
Без этих ваших столь навязчивых услуг,
Довольно говорить, что эшафот нам друг!
Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже.
					                //











Имея честь всегда с ней в дружбе находиться
Хотел бы я воспеть, признательность храня,
В телах прекрасных дам ту часть, что не сравнится
Ни с чем другим, - но всяк молчит, ее ценя.

Та песнь могла бы стать и лебединой песней,
С любовью серенад и стройностью баллад,
Но к горю моему, ту часть, что всех чудесней,
Лишь грязные слова вульгарностью клеймят.

Как жалок сей позор для языка родного,
Ахиллова пята, бесчестье и вина,
Ведь нет ни одного не площадного слова
Чтоб обозначить то, чем счастливы сполна.

Тогда как у цветов столь чудные названья,
Тела прекрасных дам, ваш ласковый цветок
Чей аромат пьянит, не требуя признанья,
К несчастью окрестил совсем не пышный слог.

Но хуже всех, - увы, всего распространенней-
Словцо из пяти букв, что больно вспоминать
Поэзии в нем нет, однако есть зловонье,-
Позор тому, кто смог впервые так сказать.

Позор тому, кто смог в досаде или сдуру,
В похмельном ли бреду, в одно объединить
То, что вдыхает жизнь в прекрасную натуру,
С ругательств грязных тьмой, чтоб в мир им путь открыть.

Обиженный женой или кастрат ехидный,
К Венериным садам нисколько не влеком
Был тот мерзавец, что осмелился постыдно
Смешать одно с другим в злонравии своем.

Чума бы забрала все однокоренные,
Которые, ничуть не ведая стыда,
Сближают воровство, вранье, грехи иные
С той частью женских тел, что славится всегда.

О небо, сделай так, чтоб вдохновленный гений,
В порыве торжества и в творческом огне
Сметая все века молчанья и гонений
Ей имя бы создал достойное вполне.

Чтоб в ожиданьи зря приязнь не пропадала
Не будем забывать, что способов других
Воздать хвалу и честь ей создано немало
Что все они годны, и что я знаю их.
И что я знаю их.                                              //







Хоть я и не совсем уж круглый идиот,
Я не мыслитель, чужд мне гения полет,
Но парень неплохой и добродушный я,
И в этом ценность есть своя.

Припев:

Когда кретин активен
Ну как я
Ну как ты
Ну как мы
Ну как вы
Он в общем безобиден.
Пусть решает,
Совершает
Все, что глупо,
Все, что тупо, -
То, что с ним неладно
Никому не в падлу.
Портит всю картину
То, что из
Тройки шиз
Двое злы
Как козлы -
Упертые кретины.
Вдохновляясь,
Возбуждаясь,
Развивают,
Продвигают,
С пылом их нет сладу,
Всей округе в падлу.

Вот если б некто Х был дворником простым
И тихо дурковал - ну и пускай, Бог с ним!
Но он, скотина - вождь, и в партии всю жизнь.
Как понесет его - держись! (Припев)

Вот если б некто Z был дятел без чинов,
То он не дергал бы отечества сынов.
Но он ведь генерал, в генштабе главный босс.
Он в деле - нужен труповоз. (Припев)

Прости меня, Господь, коль речь моя горька.
Но, совместив с козлиной мордой дурака,
Два жанра тем смешав, Ты сделал, уж поверь,
Из мира дьявольский бордель. (Припев)




В амстердамском порту
Моряки распевают
О мечтах, что растают
На подходе к порту.
В амстердамском порту
Моряки засыпают
Повалясь на ходу
Как подгнившие сваи.
В амстердамском порту
Моряки умирают
Драмы с пивом смешав,
Когда лишь рассветает.
Но в амст'рдамском порту
Моряки вновь родятся
В душном смоге купаться
В океанном бреду.

В амстердамском порту
Моряки поедают
Рыбу, что будто тает
И в жиру как в поту.
Зубы их за версту
Как в оскале видны вам -
Жрать и тросы могли бы,
Грызть луну иль судьбу.
И здесь пахнут треской
Даже ломти картошки
Что справляясь без ложки,
В рот бросают рукой.
И встают, хохотнув -
Загрохочут ботинки -
Закрывают ширинку
И выходят, рыгнув.

В амстердамском порту
Моряки любят танцы
Брюхом жмутся в кадансе
К их партнерш животу.
И танцуют, вращаясь,
Как подобья планет,
И гармонь им вослед
Все хрипит, надрываясь.
С риском шею сломать
Крутят головы дружно,
Чтоб друзей услыхать.
Только ж взвоет натужно
Инструмент, и замрет -
Гордой поступью барской
Выступают на свет
Рядом с девкой батавской.

В амстердамском порту
Моряки любят выпить,
Чтоб запить, снова выпить
И еще раз запить.
Они пьют за блядей,
Кем богат Амстердам,
Гамбург или Бомбей-
Пьют, короче, за дам.
Пьют за тех, кто дает
Свою плоть и свой стыд
Лишь за пару банкнот,
Когда ж вечер испит,
Нос задрав здоровенный
На звезды сморкнутся
И поссут, как я плачу,
Над женской изменой.

В амстердамском порту,
В амстердамском порту...                       //














С Северным морем - вот последняя пустошь
С волнами дюн, что волн не пропустят
Где волнистые скалы тонут в приливе
Пустив свои корни глубже отлива
С грядущих туманов чредой бесконечной
И с ветром с востока - он держит извечно
Тот плоский край, где я рожден

С громадой соборов, заменяющих горы
И с мачтами звонниц, которые черны
Где черти из камня лишь тучи срывают
Где странствия лишь вдоль недели бывают
С заменой привету в виде струек дождя
И с западным ветром - он только и ждал
Тот плоский край, где я рожден

С небом столь низким, что канал заблудился
С небом столь низким, что лишь жалость внушает
С небом столь серым, что канал в петлю свился
С небом столь серым, что осталось простить
И с северным ветром - он воздух пластает
И с северным ветром - он хлещет, взвывая
Тот плоский край, где я рожден

С Шельдой, истоком почти итальянской
С Фридой, что стала принцессой испанской
Где ноябрьские дети возвращаются в мае
Где дымящийся луг под июлем стенает
Когда ветер в улыбке, когда ветер в зерне
Когда ветер лишь с юга - он поет на стерне
Тот плоский край, где я рожден
					                         //














Слишком легко - направиться к храму
Чтобы излить там душевную грязь
Перед священником в черной сутане
Смежившим веки, чтоб лучше прощать

Помолчи-ка, взрослый Жак
Что о Боге знаешь ты?
Лишь молитва да иконка
Для тебя Его черты

Слишком легко - лишь закончены войны
Всюду орать, что всем войнам конец
Я бы хотел быть таким же довольным
Но вижу над каждой могилою крест

Помолчи-ка, взрослый Жак
Пусть смеются, пусть кричат
Помолчи-ка, ты ведь сам
Не боец и не солдат

Слишком легко - любовь, умирая
Рвется, ведь ты ее часто сгибал -
Искренне мучаться, вволю рыдая
Как если б вечной любви ожидал

Помолчи-ка, взрослый Жак
Что ты знаешь о любви
Бег кудрей, сиянье глаз
Сути ты не уловил

Но скажи-ка, взрослый Жак
Без боязни повторяться
Слишком легко
Слишком легко
Лишь притворяться














Мечтать, и с мечтой невозможной
Нести горечь вечных разлук
Гореть в лихорадке дорожной
Замкнуть мироздания круг
Любить до разрыва, до боли
Любить, даже пусть до беды
Стремиться, без сил и без воли
Достичь недоступной звезды
Вот мое странствие
Путь до звезды
И неважно мне время
И неважен успех
Безнадежности бремя
И бороться всегда
Без вопросов и слов
Сгинуть пусть
За одно только "да"
Я не знаю, герой ли я тот
Но душа обрела бы покой
Засияла бы зелень долин
Ведь несчастный один
Все горит, пусть и сжег все дотла
Все горит, даже пусть до беды
Чтоб достичь той, что в путь позвала
Чтоб достичь недоступной звезды               //














Они уже давно не говорят совсем или порой, лишь уголками глаз
У них иллюзий нет, по сердцу на двоих и, даже богачи, они беднее нас
И с духом чабреца, лаванды, чистоты, да с ароматом устаревших слов
Будь это и Париж, провинциалом стать немудрено под тяжестью годов
И не от смеха ли ушедших лет скрипит их голос, лишь зайдет о 	                             прошлом речь
И не от слез былых в глазах еще сейчас стоит слеза, пугаясь дрожи плеч
А дрожь не оттого ль, что видели они как время жило в ходиках стенных
В гостиной бормоча, твердя то "нет" то "да", и с нетерпеньем ожидало их

У них мечтаний нет, рояль давно закрыт, а книги засыпают крепким сном
И кошка умерла, воскресный же ликер уже не обдает живым огнем
Не движутся они, морщины в жестах их, а мир их начинает исчезать
С кровати до окна, потом с кровати в кресло, и вот уж с кровати в кровать
И их прогулки все, под ручку, лишь вдвоем, одеты в чопорность и к нитке  нить
Нужны затем, чтоб быть на похоронах тех, кто старше или не умеет жить
Всплакнуть и позабыть, пускай всего на час, про то, что время в ходиках стенных
В гостиной бормоча, твердит то "нет" то "да", и с нетерпеньем ожидает их

Они не умирают, лишь заснут и спят гораздо дольше, чем в обычный день
Друг друга отпустить они боятся, чтоб не потерять, но не отводят тень
Оставшийся, пусть он добрее или злей, приятней или неприятней был
Каким бы ни был он, вдруг попадает в ад, поскольку он другого пережил
Вы видите его, вы видите ее, в дожде печали и в ненастных днях
По настоящему идет едва плетясь и извиняясь, что еще не в тех мирах
В последний раз стремясь куда-то убежать от времени, что в ходиках стенных
В гостиной бормоча, твердит то "нет" то "да", и с нетерпеньем ожидает их
В гостиной бормоча, твердит то "нет" то "да", и с нетерпеньем примет нас за них













Мамаша, час пробил уже
Молиться о моей душе -
		Матильда снова здесь
Харчевник, пей свое вино
Ведь сердце горечью пьяно -
		Матильда снова здесь
Служанка, эй, готовь скорей
Мне пару новых простыней -
		Матильда снова здесь
Друзья, я знаю, вы со мной,
Но мне сегодня снова в бой -
		Проклятая Матильда снова здесь.

О, сердце, не пускайся вскачь
Все как всегда, порывы спрячь -
		Пускай Матильда снова здесь
О, сердце, перестань твердить
"Нельзя ее прекрасней быть" -
		Пускай Матильда снова здесь
О, сердце, прекрати канкан
Ведь умирало ты от ран -
		Пускай Матильда снова здесь
Друзья, скажите мне хоть вы
Что не сносить мне головы -
		Проклятая Матильда снова здесь.

О, руки, не дрожите так
Бродячих мало ли собак -
		Матильда снова здесь
О, руки, перестаньте рвать
Ведь вам должно быть наплевать -
		Матильда снова здесь
О, руки, вспомните - всерьез
Вы были мокрыми от слез -
		Матильда снова здесь
О, руки, хватит трепетать
Зачем объятья раскрывать -
		Ведь чертова Матильда снова здесь.

Молитвы, мама, не причем
Я в ад иду прямым путем -
		Моя Матильда снова здесь
Харчевник, принеси вина
Чтоб всем хватило допьяна -
		Моя Матильда снова здесь
Служанка, эй, неси скорей
Перин, подушек, простыней -
		Моя Матильда снова здесь
Друзья, забудьте обо мне
Я снова в дьявольском огне -
		Моя прекрасная Матильда снова здесь!


Популярность: 21, Last-modified: Wed, 02 Dec 1998 15:59:39 GMT