Земной   разведывательный  звездолет,  возвращаясь  домой,
забрел  в  скопление  звездной  пыли.   Место   было   мрачное,
неизученное, и земляне искали здесь и везде кислородные планеты
-- дышать уже было нечем. Поэтому, когда  звездолет  подошел  к
кислородной  планетке, робот Стабилизатор заорал нечеловеческим
голосом: "Земля! ", и инспектор Бел Амор проснулся.
     Тут   же  у  них  произошел  чисто  технический  разговор,
разбавленный юмором для большего  интересу,  разговор,  который
обязаны   произносить  многострадальные  герои  фантастического
жанра в порядке информации  читателя:  о  заселении  планет,  о
разведке,  о  космосе, о трудностях своей работы. Закончив этот
нудный разговор, они с облегчением вздохнули и  занялись  своим
делом: нужно было ставить бакен.
     Что  такое  бакен?  Это полый контейнер с передатчиком. Он
сбрасывается на орбиту и непрерывно сигналит: "Владения  Земли,
владения Земли, владения Земли... " На этот сигнал устремляются
могучие звездолеты с переселенцами.
     Все дела.
     Несколько  слов о Бел Аморе и Стабилизаторе. Инспектор Бел
Амор -- человек средних лет с сонными глазами;  в  разведке  не
бреется, предпочитает быть от начальства подальше. Не дурак, но
умен в меру. Анкетная автобиография не представляет интереса. О
Стабилизаторе  и  того  меньше: трехметровый корабельный робот.
Недурен  собой,  но  дурак  отменный.  Когда  Бел  Амор   спит,
Стабилизатор   дежурит:   держится   за  штурвал,  разглядывает
приборы.
     Их   придется   на  время  покинуть,  потому  что  события
принимают  неожиданный  оборот.  С   другого   конца   пылевого
скопления  к  планетке  подкрадывается нежелательная персона --
звездолет внеземной цивилизации.  Это  новенький  суперкрейсер,
только  что спущенный со стапелей. Он патрулирует галактические
окрестности  и  при  случае  не  прочь  застолбить   подходящую
планетку.   его   жабообразной  цивилизации  как  воздух  нужна
нефть...  что-то  они  с  ней  делают.  В   капитанской   рубке
расположился   контр-адмирал   Квазирикс   -   толстая  жаба  с
эполетами.. Команда  троекратно  прыгает  до  потолка:  открыта
планета  с  нефтью,  трехмесячный  отпуск обеспечен.  Крейсер и
земной разведчик приближаются к планетке и замечают друг друга.
     Возникает юридический казус: чья планета?
     --  У  них  орудия противозвездной артиллерии... -- шепчет
Стабилизатор.
     -- Сам вижу, -- отвечает Бел Амор.
     В местной системе галактик мир с недавних пор. Навоевались
здорово,  созвездия  в  развалинах;  что  ни  день,  кто-нибудь
залетает  в минные поля. Такая была конфронтация. А сейчас мир,
худой, правда. Любой инцидент чреват, тем более, есть  любители
инцидентов. Вот, к примеру: рядом с контр-адмиралом Квазириксом
сидит его адъютант-лейтенант Квазиквакс.
     --  Плевать на соглашение, -- квакает адъютант, -- оно все
равно временное. Один выстрел --  и  никто  ничего  не  узнает.
Много  их  расплодилось,  двуногих,  суперкрейсер  ни во что не
ставят.
     Есть и такие.
     --  Будьте благоразумны, -- отвечает ему контр-адмирал. --
В последнюю войну вы еще головастиком были, а я уже  командовал
Квакзанским ракетным дивизионом. Вы слышали что-нибудь о судьбе
нейтральной цивилизации  Журавров  из  одноименного  скопления?
Нет?  Посмотрите  в  телескоп  --  клубы  пепла  до  сих пор не
рассеялись. Так  что,  если  хотите  воевать,  то  женитесь  на
эмансипированной  лягушке и ходите на нее в атаки. А инструкция
гласит: с  любым  пришельцем  по  спорным  вопросам  завязывать
мирные  переговоры.  У  инспектора Бел Амора инструкция того же
содержания.
     Гигантский суперкрейсер и двухместный кораблик сближаются.
     -- Вас тут не было, когда мы подошли!
     -- Мы подошли, когда вас не было!
     Бел Амор предлагает пришельцам отчалить подобру-поздорову.
Это он хамит для поднятия авторитета.
     --   Послушайте,   как  вас  там...  --  вежливо  отвечает
контр-адмирал Квазирикс. -- На службе я тоже  агрессивен,  хотя
по  натуре  пацифист.  Такое  мое  внутреннее противоречие. Мой
адъютант советует решить вопрос одним выстрелом, но, если после
этого   начнется  новая  галактическая  война,  я  не  перенесу
моральной ответственности. Давайте решать мирно.
     Бел  Амор  соглашается  решать  мирно,  но  предварительно
высказывает  особое  мнение  о  том,  что  с   противозвездными
орудиями и он не прочь вести мирные переговоры.
     Тут же вырабатывается статус переговоров.
     --   Мы   должны  исходить  из  принципа  равноправия,  --
предлагает Бел Амор. -- Хоть у вас и  суперкрейсер,  а  у  меня
почтовая  колымага,  но  внешние  атрибуты  не должны влиять на
результате переговоров.
     Со   своей   стороны  суперкрейсер  вносит  предложение  о
регламенте.   Контр-адмирал   настаивает:    не    ограничивать
переговоры  во  времени  и  вести  их  до  упаду, пока не будет
принято решение, удовлетворяющее обе  стороны.  Судьба  планеты
должна быть решена.
     Вот   отрывки  из  стенограммы  переговоров.  Ее  вели  на
суперкрейсере и предоставили копию в распоряжение землян.






     Контр-адмирал  Квазирикс. Решено: не надо грубостей. Будем
решать мирно.
     Инспектор  Бел  Амор.  Рассмотрим вопрос о передаче нашего
спора в межцивилизационный арбитраж?
     Квазирикс.  Ох уж эти мне цивильные... по судам затаскают.
     Бел Амор. Ну, если вы так считаете...
     Квазирикс.   Предлагаю   не  обсуждать  вопрос  о  разделе
планеты.  Она должна  принадлежать  одной  из  договаривающихся
сторон.
     Бел Амор. Заметано.
     Квазирикс. Будут ли еще предложения?
     Бел Амор. Ничего в голову не лезет.
     Квазирикс.  Тогда  предлагаю  сделать  перерыв до утра. По
поручению команды приглашаю вас на скромный ужин.


     Бел  Амор. Наша делегация благодарит за оказанный прием. В
свою очередь приглашаем вас отобедать.
     Квазирикс.   Приглашение   принимаем.  А  теперь  к  делу.
Предлагаю опечатать корабельные  хронометры.  Они  должны  были
зафиксировать  точное  время обнаружения планеты. Таким образом
можно будет установить приоритет одной из сторон.
     Бел Амор. Где гарантия, что показания вашего хронометра не
подделаны?
     Квазирикс (обиженно). За вас тоже никто не поручится.
     Бел  Амор.  Решено:  показания  хронометра  не  проверять.
Кстати, обедаем мы рано и не хотели бы нарушать режим.
     Квазирикс. В таком случае пора закругляться.
     Бел  Амор.  Еще одно... Захватите с собой вашего адъютанта
Квазиквакса. Мы с ним вчера не закончили беседу...


     Неизвестное лицо с крейсера (похоже на голос боцмана). Эй,
на шлюпке, как самочувствие?
     Робот  Стабилизатор.  У  инспектора  Бел  Амора с похмелья
болит голова и горят трубы. Ну и крепкая же эта штука у  вас...
Он предлагает отложить переговоры еще на один день.
     Неизвестное     лицо.     Контр-адмирал     Квазирикс    и
адъютант-лейтенант Квазиквакс тоже нездоровы  после  вчерашнего
ужина. Контрадмирал приглашает вас на завтрак.


     Квазирикс. Ну и...
     Бел Амор. А она ему говорит...
     Квазирикс.  Не  так  быстро,  инспектор...  Я  не  успеваю
записывать.


     Бел  Амор. Адмирал, переговоры зашли в тупик, а припасов у
меня осталось всего на два дня. Надеюсь, вы  не  воспользуетесь
моим критическим положением...
     Квазирикс.   Лейтенант  Квазиквакс!  Немедленно  поставьте
инспектора  Бел  Амора  и  робота   Стабилизатора   на   полное
крейсерское довольствие!
     Лейтенант Квазиквакс. Слушаюсь, мой адмирал!


     Во   время   завтрака   контр-адмирал   Квазирикс   вручил
инспектору Бел Амору орден Золотой Кувшинки и провозгласил тост
в честь дружбы землян и андромедян. Инспектор Бел Амор выступил
с ответной речью. Завтрак прошел  в  сердечной  обстановке.  На
следующий  день  инспектор  Бел  Амор  наградил  контр-адмирала
Квазирикса Почетной грамотой.


     Бел  Амор.  Мы  здесь  торчим  уже четыре месяца! Давайте,
наконец, решать!
     Квазирикс.  Команда  предлагает стравить наших корабельных
роботов, пусть дерутся. Чей робот победит,  тому  и  достанется
планета.
     Бел Амор. В принципе я согласен. Спрошу Стабилизатора.
     Стабилизатор... (В стенограмме неразборчиво. )


     Утром  в космическое пространство вышли корабельные роботы
Стабилизатор   (Солнечная   система)   и   Жбан    (Содружество
андромедян). По условиям поединка роботы должны были драться на
кулаках без ограничения времени  с  перерывами  на  подзарядку.
Инспектор  Бел  Амор  и  контр-адмирал Квазиквакс заняли лучшие
места в капитанской рубке, команда выглядывала в  иллюминаторы.
Жбан  и  Стабилизатор,  сблизившись, подали друг другу клешни и
заявили, что они, мирные роботы, отказываются устраивать  между
собой бойню; а если хозяевам охота драться, они не против.
     По  приказу контр-адмирала робот Жбан получил десять суток
гауптвахты за недисциплинированность. Инспектор Бел Амор сказал
Стабилизатору: "Я т-те покажу! Ты у меня попляшешь! " -- однако
дисциплинарного взыскания не наложил, ничего такого не  показал
и плясать не заставил.


     Квазирикс. Мне уже все надоело. Меня в болоте жена ждет.
     Бел Амор. А я что, по-вашему, не женат?
     Квазирикс. Я бы давно ушел, если бы не вы.
     Бел Амор. Давайте вместе уйдем.
     Квазирикс. Так я вам и поверил.
     Стабилизатор.... (Что-то бормочет. )
     Бел  Амор.  Адмирал,  у  меня  появилась  неплохая  мысль.
Давайте отойдем в сторону  от  планеты  и  устроим  гонки.  Кто
первый придет к цели, тот и поставит бакен.
     Квазирикс  (с сомнением). Но я не знаю предельной скорости
вашей шлюпки.
     Бел Амор. А я -- предельной скорости вашего крейсера. Риск
обоюдный.
     (Далее  в стенограмме следует уточнение деталей, и на этом
она обрывается. )

     В  десяти  световых  годах  от  планеты они нашли замшелый
астероид  и  решили  стартовать  с  него.  Гонки  проходили   с
переменным   успехом.  Сначала  Бел  Амор  вырвался  вперед,  а
суперкрейсер  все  никак  не  мог  оторваться   от   астероида.
Контр-адмирал  буйствовал  и  обещал  то  всех  разжаловать, то
присвоить внеочередное звание тому, кто поднимет в  космос  эту
свежеспущенную   рухлядь.  Адъютант-лейтенант  Квазиквакс  стал
капитаном 3-го ранга: он  спустился  в  машинное  отделение  и,
применив  особо  изощренные  выражения, помог кочегарам набрать
первую космическую скорость.
     К  половине дистанции суперкрейсер настиг Бел Амора, и оба
звездолета плелись в пылевом скоплении со скоростью 2 св.  год/
час:  плелись  до  тех  пор,  пока  у  Бел  Амора  не оторвался
вспомогательный двигатель.
     --   У   вас   двигатель  оторвался!  --  предупредительно
радировали с крейсера.
     --  Прыгать надо! -- запаниковал Стабилизатор и выбросился
в космическое пространство.
     Бел  Амор  сбавил  скорость  и  осмотрелся. Положение было
паршивое. Еще немного -- и того...
     На  последних  миллиардах километров суперкрейсер вырвался
далеко  вперед  и  первым  подошел  к  планетке.  Тем  гонки  и
закончились.  Для  Бел  Амора  наступило  время переживаний, но
переживать неудачу ему мешал Стабилизатор: тот плавал где-то  в
пылевом скоплении и просился на борт.
     --  Пешком  дойдешь!  -- отрезал Бел Амор. -- Как в драку,
так принципы не позволили?
     --  Надо  не  кулаками,  а  умом  брать,  -- уныло отвечал
Стабилизатор.
     Бел  Амор  вздохнул  и... навострил уши. Там, у планеты, с
кем-то неистово ссорился контр-адмирал Квазирикс.
     --   Вас   тут   не   было,   когда  мы  были!  --  кричал
контр-адмирал. -- У меня есть свидетель! Он сейчас подойдет!
     Незнакомый голос возражал:
     --  Тут  никого  не  было, когда я подошел. Вы мне мешаете
ставить бакен!
     -- У меня есть свидетель! -- повторял контр-адмирал.
     --   Не   знаю   я   ваших   свидетелей!   Я   открыл  эту
каменноугольную планетку для своей цивилизации и буду  защищать
ее всеми доступными средствами до победного конца.
     Бел  Амор  приблизился  и  увидел на орбите такой огромный
звездолет, что крейсер рядом с ним не смотрелся.
     --  В  самом  деле,  свидетель...  -- удивился незнакомец,
заметив звездолет  Бел  Амора.  --  В  таком  случае  предлагаю
обратиться в межцивилизационный арбитраж.
     Контр-адмирал  Квазирикс  застонал.  У Бел Амора появилась
надежда поправить свои дела.
     --  Адмирал,  --  сказал  он.  --  Переговоры  никогда  не
закончатся.   Вы  же  сами  видите,  что  происходит.   Давайте
разделим планету на три части и возвратимся домой, а потом наши
цивилизации без нас разберутся.
     --  Это почему на три части? -- послышался новый голос. --
А меня вы не принимаете во внимание?
     -- Это еще кто?!
     К   планете  подбиралась  какая-то  допотопина...  паровая
машина, а не звездолет. Там захлебывались от восторга:
     --  Иду,  понимаете,  мимо,  слышу:  ругаются; принюхался:
чем-то пахнет;  чувствую,  есть  чем  поживиться;  дай,  думаю,
сверну,  спешить некуда, вижу, планетка с запасами аш-два-о, да
у нас за такие планетки памятники ставят!
     --   Вас  тут  не  было!  --  вскричали  хором  Бел  Амор,
контр-адмирал и незнакомец.
     --  По  мне  не  имеет значения, были, не были, -- резонно
отвечала паровая машина. Прилетели -- ставьте бакен. Бакена нет
-- я поставлю.
     -- Только попробуйте!
     -- А что будет?
     -- Плохо будет!
     --   Ну,   если   вы   так   агрессивно   настроены...  --
разочаровалась паровая машина, -- давайте тогда поставим четыре
бакена... О, глядите, еще один!
     Увы,  паровая  машина  не ошиблась: появился пятый. Совсем
маленький. Он  огибал  планетку  по  низкой  орбите  над  самой
атмосферой.
     -- Что?! Кто?! -- возмутились все. -- пока мы тут болтаем,
он ставит бакен! Каков негодяй! Вас тут не было...
     --  Нет, это не звездолет... -- пробормотал контр-адмирал,
разглядывая в подзорную трубу вновь прибывшую персону.  --  Это
бакен!  Кто  посмел  поставить  бакен?! Я пацифист, но я сейчас
начну стрелять!
     Это    был   бакен.   Он   сигналил   каким-то   странным,
незарегистрированным кодом.
     Все  притихли,  прислушались, огляделись. Низко-низко плыл
бакен  над  кислородной,  нефтяной,   каменноугольной,   водной
планетой; и планета эта уже не принадлежала никому из них.
     У  Бел  Амора  повлажнели  глаза,  незнакомец прокашлялся,
сентиментально всхлипнула паровая машина.
     --  Первый  раз  в  жизни...  --  прошептал  контр-адмирал
Квазирикс и полез в карман за носовым платком.  --  Первый  раз
присутствую при рождении... прямо из колыбельки...
     --  Потрясающее  зрелище.  По  такому  случаю  и выпить не
грех...  - намекнула паровая машина.
     --  Идемте,  идемте...  -- заторопился незнакомец. -- Нам,
закостенелым мужланам и солдафонам, нельзя здесь оставаться.
     Бел Амор молчал и не отрываясь смотрел на бакен.
     Бакен сигналил и скрывался за горизонтом.
     Это  был  не  бакен.  Это был первый искусственный спутник
этой планетки.
---------------------------------------------------------------
                                 Файл набрал Николай Селюн,
                                            февраль 1991 г.
                                          Москва

Популярность: 21, Last-modified: Wed, 01 Apr 1998 15:44:20 GMT