Кащей Бессмертный, как известно, был самым  бесталанным  существом  в
древнем  бесталанном  подпространстве. В  юности   он   испытал   сильное
потрясение, обнаружив у себя отсутствие всяких талантов - если  отсутствие
вообще можно обнаружить. Он вечно лежал на раскладушке в своей  комнатушке
и      рифмовал       названия       окружавших       его       предметов:
"комнатушки-кружки-раскладушки-девушки"... Рифма  "девушки"  в  этом  ряду
была очень сомнительна, - но с девушками Кащею так не везло, что  уж  эту
погрешность можно ему простить.
     Стихи он писал каллиграфическим  почерком, заглавные  буквы  украшал
вензелями и подшивал  в  канцелярскую  папку. Так  потихоньку  создавался
поэтический цикл под общим названием "Подпространство". В  самом  названии
был подтекст. Лирические строки сменялись там горькой иронией, философские
размышления сочетались  с  бытописательством, а  внешняя  занимательность
сюжета прикрывала глубину второго плана.
     Все как у людей.
     Попробовал поступать в Литературную Штудию  и  с  душевным  волнением
представил  на  конкурс  канцелярскую  папку... Ответ  Специалистов   был
единодушным: ритм   соблюден, концы    зарифмованы    (хотя    почему
"раскладушки-девушки"?! ), содержание присутствует, таланта не наблюдается.
Кащею было рекомендовано искать и  проявлять  способности  в  каком-нибудь
другом деле.
     Кащей не сдавался. Нужно  было  срочно  Подавать  Надежды, иначе  из
Подающих Надежды ему грозила высылка в  Бесталанные  Кварталы. Он  веером
рассылал стихи по редакциям, но они или пропадали, или же  возвращались  с
краткими рецензиями: "Не то", "Не пойдет", "Нуждается  в  доработке"  или
совсем уже загадочное: "Я очень устал, ухожу в отпуск".
     Кащей  ничего  не  понимал... Ему  не   с   кем   было   поговорить,
посоветоваться...


     Однажды канцелярская папка случайно  попала  к  одной  старой  ученой
ведьме. Старушка была специалистом в Героическом Эпосе Первых Талантов  и,
значит, разбиралась в поэзии. За свою долгую жизнь она  прочитала  столько
всякого текста, что у нее выработалась  привычка  читать  между  строк, и
поэтому ей все время что-то мерещилось. Она одна сжалилась  над  Кащеем  и
назначила ему аудиенцию. Наверно, ей тоже не с кем было поговорить.
     - Зачем вы пишете? - сходу спросила она.
     Кащей не был искушен в ответах на подобного рода вопросы. Он  еще  не
знал, что эти вопросы задаются  только  для  того, чтобы  самому  на  них
отвечать.
     - Хорошо, поставлю вопрос иначе, - обрадовалась Ученая Ведьма. - Чего
вы вообще хотите достичь? (Вопрос все из той же оперы).
     - В жизни? - уточнил Кащей.
     - Да, конечно.
     Кащей задумался, но  кроме  "девушек", опять  не  нашел  достойного
ответа.
     - Значит, вы  не  знаете, чего  хотите! -  с  восторгом  заключила
старушка. - Отвечу за Вас. Вы, как и все, хотите стать бессмертным, но  с
таким отношением к делу у вас ничего в  жизни  не  получится. Поживете  и
исчезнете! Искусство должно  быть  здоровым  и  светлым, а  у  вас  жизнь
напоминает помойную яму. Конечно, так оно и есть, но все об этом и без вас
знают. У вас извращенный вкус, а вы извратите вкус у читающей публики. Вы
вульгарны настолько, что не стесняетесь даже  таких  выражений... Вот, я
отметила на пятой странице, цитирую: "Поцелуйте  в  задницу  ту, которая
скачет  на  белом  коне, Богиню  Целомудрия... "   -   Ученая   Ведьма   с
торжествующей гадливостью уставилась на Кащея.
     Тот был ошеломлен. Где бабушка обнаружила эту  штуковину?! Неужто  в
текст вкралась такая грубая очепятка?!.. Он открыл папку на пятой странице
и отыскал цитируемую строку. Прочитал и вздохнул с облегчением.
     - Мадам, - сказал Кащей, - зачем вы рассуждаете о светлом будущем и о
вульгарных поэтах, когда задницы мерещатся вам даже там, где их нет и быть
не может! Здесь ясно написано: "Поцелуйте всадницу, ту, которая скачет  на
белом  коне, Богиню  Целомудрия... "  Вам  почудилось! Убедитесь   сами,
"задница" ни в какой контекст не лезет, - строфой ниже героиня подставляет
своему возлюбленному для поцелуя свою щечку, никак не...
     Старая карга в синих чулках влепила Кащею пощечину, схватила за ухо и
потащила к двери. Кащей не сопротивлялся. Он понял, что все  редакторы  не
равнодушны и не завистливы, о нет! Просто, они читают между строк, а  там,
как известно, ничего не написано. (Уже  потом, через  много  лет, Кащей
Бессмертный научился отвечать на подобные вопросы. Когда  его  спрашивали
"зачем? ", "почему? " да "как? ", он отсылал всех на пятую страницу "целовать
всадницу").


     После посещения Литературной Ведьмы  Кащей  бросил  писать  стихи, а
канцелярскую папку сжег, сильно  надымив  в  комнате. Совсем  опустился,
перестал выходить на улицу. Соседи тут же нанесли на него, они  не  могли
терпеть в своем доме бесталанного (а  попросту, "беса"), от  него  могли
заразиться. Все признаки  налицо... Чем  он  занимается? Какие-то  концы
рифмует... А недавно из окна дым валил...
     Вызвали  ишаков  ("Интеллектуальный  Шмон"), и  те  увели  Кащея  на
переосвидетельствование.
     Пе-ре-о-сви-де-тель-ство-ва-ни-е... Такое длинное и неприятное слово,
как  и  сама  процедура. Снимание  одежд. Саморазоблачение. Снимайте,
снимайте, стесняться некого. Измерение  головы  колючим  кривым  циркулем.
Измерение   остальных   параметров. Потом    беседа    с    добродушным
квартальным-ишаком...
     - Как думаете жить дальше? - спрашивал Добрый Ишак. - Еще  не  все  в
жизни потеряно, вы такой молодой. Предлагаю вам почетный выход. Лотерейный
Центр собирается осуществить широкую программу помощи бесталанным, но  для
этого нужно знать, как живут, чем дышат... Ну, вы меня понимаете? В  вашем
положении это кое-что...
     - Вы предлагаете мне стать стукачом? - уточнил Кащей.
     - Зачем так грубо?.. Сотрудником.
     Но Кащей уже потерял всякую фантазию. Он не хотел "кое-чего", он  не
хотел быть сотрудником. Он уже вообще ничего не  хотел. Так  из  Подающих
Надежды он угодил в бесы. Ему сделали бронебойные прививки и  под  охраной
двух ишаков отправили в Подпространство, в бесталанный квартал. Его  новое
жилье не шло ни в какое сравнение с прежней комнатушкой -  это  был  чулан
без окон, похожий  на  консервную  банку  из-под  сардин; а  его  соседом
оказался глухонемой бес с остановившимся каменным  взглядом  сфинкса  и  с
длинным самодельным ножом  на  пружине  (чик  -  лезвие  вылетает; чик  -
исчезает). Что еще?.. Один  стул, две  раскладушки  и  тусклая  лампа  в
металлической клетке - в неволе эти лампы быстро перегорают, и  приходится
торчать в темноте, пока в  конце  декады  не  отоварят  талон  на  бытовые
приборы.


     Кащей пожил там, и  вскоре, чтобы  всю  жизнь  не  сводить  концы  с
концами, решил свести счеты с жизнью. Ему надоела эта тоскливая особа. Что
за жизнь в консервной банке?.. Тогда он  еще  не  был  Бессмертным  и  мог
позволить себе такую роскошь - свести счеты. Хотелось, чтобы все произошло
быстро и без мучений. Лежал на раскладушке, разглядывал лампу. Из коридора
несло засорившимся клозетом. Глухонемой сосед сидел на стуле, тоже молчал,
но многозначительно поигрывал ножом: чик, чик, чик... Кащей  взглянул  на
себя со стороны взглядом застывшего сфинкса - вполне созревший труп.
     Можно было не сомневаться: Кащея зарежут раньше, чем  он  покончит  с
собой.
     Кащей смирился. Даже сумел сочинить стишок и вывесил его в коридоре:

                     На свете нет преступней акции,
                     Чем засорение канализации.

     "Прежде чем зарежут, пусть хотя бы не воняют", - решил Кащей.
     Глухой сосед удивился, когда узнал, что Кащей умеет рифмовать концы.
     "Еще! " - жестом потребовал он.
     Кащей  напрягся, припомнил  свои  былые   стихотворные   подвиги   и
нацарапал:

                         К лепесточку лепесток,
                         Получается цветок.
                         Хочешь мни,
                         А хочешь рви,
                         Не увидишь ты крови.
                         Им не больно, не обидно,
                         Запах есть,
                         А слез не видно.

     Сосед был приятно поражен. Он  так  подобрел  к  Кащею, что  спрятал
нож... "Чик-чик" - прекратилось, и Кащей решил привыкать жить. Разве можно
жить в консервной банке? Можно. Организмы везде живут. Каждое утро  они  с
соседом отправлялись на Биржу Бесталанных в длинную очередь, где  получали
талоны на скудное питание и глупые зрелища. Пространства, где  проживали
счастливые обладатели удостоверенных талантов, бесам запрещалось посещать.
Вскоре у Кащея в очереди завелись знакомые, такие  же  серые  и  обиженные
богом личности. Он стал здесь вполне своим. Ему объяснили по секрету, что
его сосед уже прирезал нескольких  стукачей, и  что  самые  отпетые  бесы
уважительно называют его за глаза Глухим  Чертом, и  что  этот  Черт  еще
покажет всему пространству глухонемыми своими знаками  что-то  одному  ему
известное.


     Однажды Кащея разбудил скрип двери. Он сел на  раскладушке. Свет  из
коридора проник в консервную банку. Наверное, приближалось  утро, потому
что Глухой Черт, не разбудив Кащея, уже  отправился  занимать  очередь  на
Биржу. В консервную банку вошел незнакомец с толстым портфелем.
     - Перепись, - сказал незнакомец, уселся  без  приглашения  на  стул,
примял висевший на спинке Кащеев пиджачок и вытащил  из  портфеля  анкету.
Потом добавил: - Населения.
     Кащей стал думать о том, чем эта перепись может ему угрожать?..
     - Нет, не был, не состоял, - отвечал Кащей.
     "Почему никто никогда не спрашивает: а жил ли?.. Не жил. "
     Утро наступало. Хотелось жрать. Вопросы, наконец, закончились.
     "Безобидная анкетка, - решил Кащей. - Значит, не за этим явился. "
     Пауза  затянулась. Кащей  догадывался, кто  перед  ним. Служители
Интеллектуального Шмона (но, понятно, не уличные ишаки) носят в левой руке
толстые портфели и потому всегда  скособочены  на  левый  бок... Молчание
становилось неприличным. Чего ему надо?
     - Я бы на вашем месте в такой квартире  не  жил, -  наконец  нарушил
тишину Переписчик Населения.
     - Выбора нет.
     - Почему же? Вам предлагался выбор. Мы сожалеем, что такой молодой  и
подававший надежды организм попал в компанию к бесам. Мы хотим вам помочь.
В том случае, конечно, если вы поможете нам. Помнится, вы  рассылали  свои
стихотворения  по  редакциям. Мы  их  читали. Там  были  неплохие. Вот,
например... Впрочем, забыл. А не ваше ли это  сочинение  в  коридоре: "На
свете нет преступней акции, чем засорение канализации"?
     - Мое, - признался Кащей.
     - Вот видите! - обрадовался мнимый Переписчик Населения, почувствовав
слабинку. - Дайте-ка мне свои рукописи, они будут опубликованы.
     Переписчик с готовностью раскрыл пасть портфеля.
     - Я их сжег.
     - Сожгли?!.. Это поступок! А вы говорите, что у вас нет талантов... А
пепла, случайно, не осталось?
     - Какого пепла?
     - От сожженных стихов.
     - Зачем вам стихотворный пепел? - удивился Кащей.
     - Затем, что в нашей организации можно по пеплу восстановить текст.
     - Плохих поэтов, как  собак  нерезаных, -  ухмыльнулся  Кащей. -  И
незачем по пеплу восстанавливать. А вот если вам нужен стукач, то  я  могу
посоветоваться в бесталанном квартале и бесы  выдвинут  свою  кандидатуру.
Есть подходящий бес - глухой и немой одновременно. Как живут, чем дышат  -
послушает и доложит.
     Стало ясно, что разговаривать больше не о чем...
     Мнимый Переписчик Населения извинился за примятый пиджачок.
     Раскланялись...
     Кащей принес из коридора кружку с кипятком. Половину кипяточку выпил,
другой -  побрился  и  принялся  надевать  помятый  пиджачок. Вполне  еще
приличный пиджачок, хотя и бывший до Кащея в употреблении. Проверить: нет
ли чего в карманах?.. Вчера  было  пусто... Сегодня... Тоже  ничего  не
появилось.
     Вдруг в боковом кармане Кащей нащупал дыру - если дыру  вообще  можно
нащупать. Он вспомнил, что недавно потерял (или украли? ) талоны. Той ночью
от голода он не мог заснуть. Не в эту ли дыру провалились  талоны?.. Если
они там, то Кащея ожидает сегодня двойные удовольствия - двойная кормежка,
а может быть, даже целый час в  гостях  у  казенной  дамы, у  которой  он
состоит на обслуживании. Она, шельма, всегда  норовит  побыстрее... Кащей
надорвал карман и по локоть влез за подкладку...


     Роясь в  утробе  пиджака, молодой  Кащей  Бессмертный, конечно, не
предполагал, что этому пиджаку уготовано войти в Историю. Не было  у  него
ни озарения, ни предчувствия, когда он лез за подкладку. Лишь  было  одно
скромное желание найти старые талоны.
     О, радость!.. Пальцы  нащупали  скомканную  бумажку... Так  и  есть,
талон!.. Если нашелся один, могут найтись и остальные...
     Но за подкладкой ничего больше не было - кроме  одинокой  пуговицы...
Что ж, и пуговица в хозяйстве пригодится.
     Кащей зажал талон в кулаке и заспешил в очередь к Бесталанной  Бирже.
Очередь  закручивалась  по  трем  длинным  кварталам. Стой  себе  в  свое
удовольствие, спешить все равно некуда. Очередь  каких  много. Анекдоты,
сплетни, новости, скоротечные  драки, вдумчивая  рукопашная  игра   под
названием "охламончик". Глухой Черт где-то здесь занял очередь  и  ожидает
Кащея. Конечно, Глухой Черт мог бы взять талоны безо  всякой  очереди, но
это уже моветон... У Глухого Черта железные принципы: стукачей  -  резать,
без очереди - не лезть.
     - Эй, поэт, иди сюда! Тут твой дружок!
     Глухой Черт стоял  особняком, никому  не  мешал  и  читал  вчерашнюю
газетку "вверх ногами" - ему так было удобнее.
     "Найти талон - большая удача, - жестом объяснил Глухой  Черт, глянув
на счастливую рожу Кащея. - Талон на что? "
     - Еще не знаю, - ответил Кащей и  объяснил  в  рифму, чтобы  сделать
другу приятное:

                      Растягиваю удовольствие
                      В предвкушении продовольствия.

     Каменное лицо Глухого  Черта  медленно  улыбнулось. Бесы  в  очереди
насторожились - кажется, наклевывалось развлечение. Какой-то разговорчивый
Старый Бес тут же вспомнил, как  он  нашел  когда-то  целый  библиотечный
талон. Правда, он плохо умеет читать, зато целую неделю провел в "тепле  и
светле". Случайно  вылетевшая  из  старика  рифма   привела   очередь   в
чрезвычайное оживление: кругом поэты! Куда ни плюнь -  попадешь  в  поэта!
Все разом заговорили, и ничего нельзя было  разобрать. Каждый  вспоминал,
как он когда-то...
     Чудесно день начинался.
     - Что бы там могло быть? - тянул время Кащей, не разжимая кулак.
     "А что бы ты хотел заиметь? " - молча спросил Глухой Черт.
     Это был вопрос из разряда "поцелуйте всадницу", но Кащей еще  не  был
Бессмертным и еще не умел на них отвечать.
     - А я бы - до бабы! - отвечал за Кащея еще один рифмач из очереди.
     - Не томи, показывай!
     Кащей разжал кулак. На ладони лежала смятая  зеленая  бумажка. Талон
развернули.


     Это был не талон, а лотерейный билет.
     Всего лишь старый лотерейный билет. Прошлогодний  лотерейный  билет,
зеленый. В  этом  году  они  розовые. Лотерейный  билет  -  всего  лишь.
Просроченный прошлогодний билет.
     - Нет, еще не просроченный! - суетился кто-то. - Гляди, что написано:
"Выдача выигрышей производится до 15-го линюля Очередного Года. Сегодня  -
пятнадцатое. А  год  какой? Какой  год, кто  помнит?.. Позапрошлый  был
Последующий, прошлый -  Текущий, а  сейчас  какой?.. Очередной! Значит,
сегодня истекает последний день!
     Так чудесно день начинался и так плохо продолжается. Уже  истекает...
На физиономию Кащея пытались не смотреть. Физиономия была такая, что никто
не смел зубоскалить, - тем более, рядом  приглядывался  Глухой  Черт: не
обижает ли кто дружка?.. Воротили сочувственные рыла. Всем известно: бесы
в лотерею не выигрывают. Ну, возможно, иногда  сойдется  серия, и  бес
выиграет талон на обед в ресторации. Ну, выиграет, но какой же бес  станет
мотаться за этим обедом в ресторацию к Ядру Системы? Тем  более, сегодня
истекает последний день. Лишь Глухой Черт не  терял  надежды. Он  свернул
газетку и вытащил нож. Его знаки означали:
     "Сейчас проверим. Иди за мной. "
     Кащей с неохотой поплелся за своим опасным другом. За ними  увязались
старый бес-библиотекарь и прочие сочувствующие. Глухой Черт, нарушая  все
свои железные принципы, полез  к  окошку  Биржи  без  очереди. Никто  не
осмелился возражать, а самые отпетые бесы восприняли как должное.
     В  биржевом  окошке  сидел  очкастый  организм  с  талантом  младшего
экономиста - кассир, то есть. Это удостоверял медный  значок  на  лацкане.
Видел-то он хорошо, а очки с простыми стекляшками носил для форса и  пущей
важности протирал их перед бесами.
     - Почему без очереди-шмочереди? - строго спросил кассир (он виртуозно
говорил в рифму). - Да сколько вас ТУТ, мать вашу ТРУТ?
     Ему объяснили: надо проверить лотерейный билет.
     - Лотерея-блатерея... - забормотал кассир  и  швырнул  друзьям  пачку
прошлогодних лотерейных таблиц. - Следующий-заведующий!
     Глухой Черт повел пальцем по строкам. Ему мешали, толкали в спину. Он
защелкнул лезвие ножа и опять потащил палец от серии с номером  к  столбцу
выигрышей:

     Серия, номер................................... выигрыш

     У Кащея появилось предчувствие. Он на себя прикрикнул. Глухой Черт  в
третий раз провел пальцем и замычал. На  его  языке  это  означало  высшую
степень потрясения.
     - Ты что-то выиграл! - объяснили Кащею.
     За Глухого Черта стали читать другие:
     - Серия... Серия... Сошлась  серия... Считай, обед  в  ресторации
выигран! Номер... Номер... Сошелся номер!.. - дрожащий  палец  метнулся  к
столбцу выигрышей. - Талант штаханиста-профессионала!.. Нет, мимо...
     - Не умеешь! Дай я... Серия  номер... Талант  коми... комирсанта...
Мимо.
     Очередь  напирала. Кащей  глотал  слюну. Глухой  Черт  в   глубокой
задумчивости чистил ногти ножом. Кто-то  разглядывал  билет  на  просвет.
Кассир сдвинул очки на лоб и высунулся:
     - Что, фальшивый? - с надеждой спросил он.
     - Сам ты...
     - Дай сюда! - потребовал кассир.
     Ему с неохотой отдали таблицу. Он повел  пальцем  по  строке. Он  не
поверил своему пальцу и строго на него  посмотрел. Указательный  палец  -
инструмент кассира. Как напильник для  слесаря. Инструмент  подводить  не
должен. На  него  поплевывают, им  считают, пересчитывают, подписывают
ведомости, ковыряют в носу. Иногда  указательным  пальцем  показывают  на
непонравившегося беса, и  того  уводит  патрульный  ишак. Кассир  провел
пальцем еще раз. Затем сверил дату на таблице и на лотерейном билете.
     - Идентично... - пробормотал кассир. Он начал протирать стекла очков.
Его глаза выражали обычную зависть. Простенькая, несложное  чувство, но
кассир не сумел его спрятать, - а на бесах зависть лучше не показывать.
     - Да в чем дело?! - орали бесы.
     -  Надо  же... -  кассир  уже  забыл  рифмовать  слова  и  заговорил
нормальным языком. - Тут с таким трудом развиваешь  способности, а  этому
все сразу привалило...
     Он отшвырнул таблицы. Старец-грамотей поймал их  и  с  воодушевлением
принялся читать:
     - Серия такая-то!.. Номер такой-то!.. Выигрыш...
     Голос его дрогнул:
     - ТАЛАНТ ПОЭТА!


     Над Биржей Бесталанных пролетал тихий ангел.
     Кащея бросило  в  жар  и  тут  же  в  холод. От  подобного  перепада
температур даже камни дают трещину. В глазах поплыли большие серые  пузыри
- будто в душе вздохнула большая серая рыба. Кащей начал  заваливаться  на
бок и чуть не разбил голову о чугунную решетку Биржи, но  его  поддержали
друзья. Сразу множество друзей. Каждому хотелось  поучаствовать  в  судьбе
Кащея, прикоснуться к нему. Такой, как все, и один  из  нас! Немудрено  и
умереть от радости! Постелили на заплеванную паперть (до Эпохи Талантов на
Бирже Бесталанных размещался обыкновенный Храм Божий) чью-то  сердобольную
курточку, уложили на нее Кащея...
     Не пожалели, значит, курточку.
     - Что, умер? - с надеждой высунулся кассир. Но ответа не дождался. -
Умер-шмумер, лишь бы был здоров!
     А кто-то в очереди уже строил далеко идущие планы... Поэт-лауреат  из
нашего Бесталанного Квартала! Он привлечет внимание Лотерейного  Центра  к
существующему положению вещей.
     - Кому там не нравится существующее положение вещей? - пресек крамолу
кассир. - Тебе, лохматый?
     - Да он же глухонемой! - оправдали бесы Глухого черта, который  опять
от всего отрешился.
     -  Тем  более! Гляди   мне! Обр-радовались!.. Внимание, читаю:
"Лотерейный  билет  с  крупным  выигрышем  должен  быть  доставлен   лично
владельцем по адресу: "Ядро Системы, третья  планета, Лотерейный  Центр".
Хотел бы я посмотреть на того, кто за полдня сумеет смотаться к ядру!
     - Не понял...
     - Понял - не дурак, а дурак - не понял.
     - Не может такого быть! Наверно, можно отправить  почтой... Заказным
ценным письмом!
     - Кто умеет читать?
     - Я умею читать.
     - На, читай: "До-ста-вить  лич-но  вла-дель-цем". Точка. Где  здесь
слово "почта"? - Кассир протер очки. - Никаких ценных писем! Тут этого  не
написано, но  подразумевается. Осталось  полдня. Для  полета   к   Ядру
необходимы: спецразрешение-шмецразрешение, паспорт-шмаспорт, два
поручительства-шморучительства, прививки-шмививки... Волокита-шмолокита
ровно на две недели. Хотел бы я посмотреть на того, кто сможет  за  полдня
добраться к Ядру! Да и кто его повезет без таланта?.. Сегодня какой  день?
Пятница? Читаю стихи, сам сочинил: "Пусть  в  ПЯТНИЦУ  приклеит  билет  на
ЗАДНИЦУ". Га-гага-га... Лотерейные  билеты  нужно   проверять   вовремя.
Впрочем, выход есть...
     - Какой?
     - Я могу рискнуть. Вместо него.
     Бесы не поняли.
     - Кассиром будет! Всю жизнь при талонах! Ну, какой из него поэт? Где
ему такой талант выдержать? Очухался, что ли? Знаешь, какой  поэтический
ген зловредный? От одного укола на тот свет отправишься!
     Хорошо, что Кащей зашевелился и подал голос. Могли и без него решить.
     - От укола еще никто не умирал, - прохрипел  он. -  Поэтический  ген
никому не противопоказан.
     Бесы опять туго задумались.
     - Эй, очкастый! Выдай ему талоны на декаду вперед! Он проедет за  них
до Ядра Системы, - придумал кто-то.
     Но кричавший сам понял свою глупость. За декадные талоны  прокатишься
разве что в подземке по кругу.
     - Вот что, ребята! Пусть каждый  отдаст  Кащею  свои  талоны  за  всю
декаду. Ничего, поголодаем, зато у нас будет свой поэт! А если зазнается -
голову свернем! Понял?.. Нет, ты скажи: понял?
     - Понял, - отвечал Кащей.
     - Стройся в очередь, получай талоны!
     Бесы плохо и медленно соображают. Проявить солидарность с собратом  -
это была новая и сильная мысль, но  бесам  требовалось  время, чтобы  ее
переварить. Они могли бы думать еще  полдня, но  кассир  сам  неосторожно
ускорил дело.
     - А это видели? - спросил он и показал неприличный жест.
     Бесы угрожающе притихли. Язык жестов - куда понятней. Все бесталанные
очереди имеют с кассирами свои счеты. Кассиров  не  очень-то  любят... То
уйдет куда-то, стоишь битый  час  под  форточкой, ожидаешь. То  обжулит,
срежет четверть талона и жизненных благ, соответственно  получаешь  меньше
на четверть. То всучит вместо талонов никому не нужный лотерейный билет...
Впрочем, уже не знаешь, что лучше...
     Кассир почувствовал эту всеобщую любовь к себе. Он  успел  захлопнуть
свою железную форточку, но с улицы прилетел здоровенный  булыжник  (как  и
везде во Вселенной - оружие угнетенных) и вышиб форточку  вместе  с  рамой
вглубь Бесталанной Биржи.
     "В чем тут дело, почему бунты время от времени  вспыхивают, несмотря
на то, что  ишаки  круглосуточно  патрулируют? -  меланхолично  размышлял
кассир, когда с него срывали значок экономиста и  выворачивали  карманы  в
поисках удостоверения. - В чем тут дело? Невозможно понять этих  темных  и
генетически бесперспективных бесов. От бесталанных одни болезни, безволие
и слабость ума. Нельзя держать это  бездельное  стадо  в  узких  кварталах
Подпространства. Запомнить  глухонемого  подстрекателя, вести  себя  так,
чтобы не стать жертвой. "
     Кащея в это время снаряжали в дорогу. К  пиджаку  прикрепили  значок
кассира, в карман засунули удостоверение кассира. Часы  кассира. Вручили
громадный портфель кассира, набитый талонами. Кащей сразу окривел на левый
бок и сделался подозрительно похожим на ишака. Бесы даже  засомневались  -
получит талант, и  с  концами... Но  выбора  не  было. Грамотный  старец
размахивал руками перед носом Кащея, - благословлял, что ли?
     - Дуй, на тебя одна надежда!
     Кассира и взятых  в  плен  биржевых  ишаков  повязали  и  усадили  на
паперти. Глухой Черт  отвлекся  от  чтения  газетки, показал  пальцем  на
пленных и провел ребром ладони по горлу:
     "Их следует прирезать. Бунт так бунт! "
     Но его к счастью не  слушали. Да, конечно, эти  обладатели  мелких
способностей куда опаснее тех, кто по-настоящему талантлив. Но чем резать,
лучше оставить их заложниками, а Бесталанную Биржу подпалить... И зрелище,
и погреемся - сразу два удовольствия.
     - Ты еще здесь?! Он еще здесь! Давай, дуй!
     - Куда дуть-то? - не понимал Кащей.
     - Хватай такси до подземки, подземкой в аэропорт, оттуда вертолетом -
на космодром, а там на "Вечерний экспресс" к Ядру Системы!
     - Такси! Стой!
     "Еще чего, бесов возить! " -  подумал  организм  с  талантом  водителя
такси и решил высокомерно проехать мимо.
     Но такси схватили, остановили, водителя вытряхнули.
     - Кто умеет водить тачку?
     Никто из бесов не умел водить... Бесы ничего не умеют. Время  шло, а
Кащей еще ни на шаг не приблизился к Ядру Системы. Полный безысход.
     "Ну, я умею водить", - всем на удивление показал жестом Глухой  Черт,
свернул газетку и сел за руль.


     Все, что происходило с Кащеем Бессмертным в  тот  исторический  день,
давно описано  и  общеизвестно. Каждый  школьник  знает, что  этим  днем
заканчивался "последний век Эпохи Талантов", и что "хотя Кащей Бессмертный
поэтом так и не стал, но в корне изменились представления"  и  так  далее.
Что с того, что Кащей так и не стал поэтом? Удивительна не  его  судьба  -
удивительны  нравы  дикарской  эпохи  разделения  разумных  организмов  на
талантливых и бесталанных, эры спекуляции  на  человеческих  способностях.
Все ли помнят  иллюстрации  в  школьном  учебнике  истории? Первый  бунт,
сожжение Бесталанной Биржи, первых повязанных  ишаков, Глухого  Черта  за
рулем тачки... такси. Некоторые двоечники полагают, что  наша  Счастливая
Эпоха в чем-то даже  обязана  случайному  таксисту, вздумавшему  проехать
после полудня 15-го линюля Очередного Года по Бесталанному  Кварталу. Это
не так. Такси вообще не понадобилось. То есть  тачка  понадобилась  только
для того, чтобы завернуть за угол, выехать  из  оцепления  сбегавшихся  со
всех сторон вооруженных ишаков и немного попетлять по кварталам, сбивая  с
толку возможную погоню.
     Уже гремели выстрелы, орали матюгальники, крушились витрины - короче,
доносились звуки, сопутствующие  восстановлению  порядка. Вонюче  горела
Бесталанная Биржа с анкетами бесов. Глухой Черт остановил такси у какой-то
загаженной мусором подворотни, вытащил за шиворот  ничего  не  понимающего
Кащея, а тачку на полной скорости  отправил  вдоль  квартала  на  произвол
судьбы - пусть преследуют.
     В  подворотне  Глухой  Черт  знаками  объяснил: "Снимай   кассирский
значок. "
     - Зачем? - удивился Кащей.
     Глухой Черт  содрал  с  него  значок, а  портфель  кассира, набитый
талонами, швырнул в мусорник и присыпал  хламом. В  подворотню  на  бегу,
придерживая фуражку, заглянул патрульный ишак. Но тихие бесы  у  мусорного
бака его не заинтересовали. Он помчался туда, где гремели главные события.
Глухой Черт тут же подпалил своей газеткой  мусорный  бак  с  портфелем  и
потащил Кащея в глубину двора, к черному ходу на чердак.
     - Мне нужно в подземку, - напомнил Кащей, жестикулируя. - В аэропорт!
На космодром!
     "Посмотри на себя! Тебя на первой же  станции  загребут, -  объяснил
Глухой Черт. - Кассира сейчас освободят, он нас запомнил и  сразу  выдаст.
Патрульный ишак тоже нас засек. Сейчас сбегутся... А теперь - гляди! "
     Глухой Черт разгреб мусор в углу чердака... и Кащей впервые  в  жизни
увидел в натуре два штурмовых космических скафандра! О  такой  вещи  может
мечтать далеко не каждый ишак, а только высокопоставленный!
     - Да ты не такой глухой, каким прикидываешься! - удивился Кащей.
     "Надевай! - ухмыльнулся Глухой Черт. - Натягивай! "
     Затем гудением "У-у-у! " и вертикальным  движением  руки  Глухой  Черт
изобразил старт с чердака в космическое Подпространство.
     - А там что делать?
     "Перехватим "Вечерний экспресс". Он выйдет по расписанию  и  подберет
нас. Везде свои дьяволы... - подмигнул  Глухой  Черт, привычно  влезая  в
скафандр. - Шевелись! Застегнись! С управлением разберешься, тут  просто:
включил - выключил. Выбираемся на крышу через слуховое  окно. И  сразу  в
облака. Не отставай. "
     Глухой  Черт  осторожно  выглянул. Внизу, во  дворе  уже   крутился
подозрительный ишак.
     Стартовали с крыши сразу на второй подкосмической скорости; Кащею  с
непривычки чуть ноги не оторвало. Наверное, из бесрайона этот старт  никто
не заметил - иначе тут же  вызвали  бы  ишаков-перехватчиков  в  таких  же
штурмовках. Через несколько секунд вошли в облака. Нет, их не  заметили...
А впрочем... Нет, никому в голову не могло прийти, что бесы разгуливают  в
подкосмосе в штурмовых скафандрах. А впрочем...
     Вышли   на   орбиту, затаились   в   тени   ржавого    заброшенного
ретрансляционного  спутника  и  стали  дожидаться  "Вечернего  экспресса".
Глухой Черт потребовал особого  внимания  и  принялся  объяснять  какие-то
совсем уж абстрактные вещи: он ткнул пальцем в Кащея, принял  вдохновенную
позу задумчивости (рука на челе, глаза прикрыты), потом похлопал  себя  по
карманам и почесал большой и указательный  пальцы. Кащей  поднатужился  и
сообразил:
     "Когда получишь талант поэта, придется отдавать долги. "
     - Кому и сколько я должен?
     "Долги обществу, балда! Пуф-пуф! Бах-ба-бах! Оружие! С  оружием  в
руках! "
     - Стрелять не умею.
     "Врешь! - беззвучно кричал Глухой Черт. - Я за тобой давно  наблюдаю!
Чуть тебя не прирезал, подумал, что ты стукач. А ты  концы  рифмуешь! Нам
такие нужны! За свободу бесов с оружием в руках! "
     - Я к политике никакого  отношения, -  выпутывался  Кащей  из  новой
халепы (стукачом он не стал, но и быть патриотом не хотелось; вообще, не
хотелось ни во что ввязываться).
     "Ладно, будешь действовать словом, - великодушно порешил Глухой Черт.
- Ля-ля!.. За свободное Подпространство! Нам такие даже больше нужны. "
     Приближался  "Вечерний  экспресс". Глухой   Черт   мигнул   красным
фонариком. Далеко в стороне промчался патрульный катер... Нет, не за ними.
За ними, кажется, никто не гонится. Космодром, конечно, уже оцеплен, а  их
приметы разосланы, но никому не приходит в  голову  искать  их  здесь, на
орбите. Шмонают там, внизу на дорогах такси, автобусы и подземку...
     Кто он, этот Глухой Черт? Кто он такой, если  хранит  на  чердаке  в
бесквартале штурмовые ишачьи скафандры и запросто останавливает  "Вечерний
экспресс", идущий к Ядру Системы?


     "Вечерний экспресс" (немытая коробка, доживающая свои дни на  силовых
ухабах этой бесталанной провинции) притормозил, и Кащей  с  Глухим  Чертом
вскочили в заранее приоткрытый шлюз. Их встретила смазливая  стюардесса  в
элегантном дамском скафандре и провела в  служебный  салон  вне  видимости
пассажиров. Там она прибрала их доспехи и сняла  скафандрик, оставшись  в
одном кружевном белье (в таком виде и разгуливала по салонам). Кащей  тут
же по уши влюбился в нее, а Глухой Черт подмигнул и ободряюще  воспроизвел
тот неприличный жест, из-за которого пострадал сегодня биржевой кассир.
     - Руки держим при себе, договорились? -  сказала  Матильда  (это  имя
было вышито на карманчике скафандра). - Это вы в лотерею талант  выиграли?
Значит, будете всю жизнь рифмовать?.. Скука... Но тоже занятие. Сейчас нас
поздравит командир. Экипаж знает, что вы мой жених. Да, да, жених, у  тебя
плохой слух? Раз в сезон  каждый  член  экипажа  имеет  право  провезти  в
"Экспрессе" одного родственника. Жених - это  что-то  вроде  родственника,
верно? Наш командир, хотя и не питает любви к бесам, но без предрассудков.
Сочувствует. Он направляется к нам. Улыбайся. Не  вздумай  волочиться  за
мной по-настоящему... Я сама скажу, когда захочу...
     Командир поздравил жениха и невесту. Кащею даже говорить не пришлось.
Он, командир, счастлив познакомиться с поэтом, или, во  всяком  случае, с
бесом, собирающимся  поэтом  стать. Система  оскудела  поэтами, вы   не
находите? Нет, рифмуют, конечно... "Грозы-стервозы... "  Да  что  толку?
Немудрено, с тех пор как началась эта гонка за бессмертием, все как  будто
оглохли и онемели. Живого слова не услышишь, кроме  мата. Он, командир,
сделает все, от него зависящее... А это кто  с  вами? Брачный  свидетель?
Один из тех, кто оглох и онемел?..
     Когда словоохотливый командир удалился, Матильда  принесла  жениху  и
свидетелю скромный звездолетный ужин - чай с пирожками. Они  ели  сегодня
впервые.
     - Теперь ты - наш! - объяснила Матильда, поправляя опавшую  бретельку
лифчика. - А ты ничего, скромный. Не сердись. Я б тебе отдалась, но сейчас
не  время. Потом, ладно? Твой  спутник  -  командир  боевой  подпольной
организации бесов. Законсервирован, законспирирован  и  замаскирован, но
сегодня  решил  раскрыться  и  стать  твоим  личным  телохранителем. Его
настоящего имени никто не  знает, даже  я. Большого  ума  бес. Отличный
организатор, агитатор и пропагандист.
     - Кто агитатор-пропагандист?! - поразился Кащей. - Он же говорить  не
умеет - не то что двух слов связать!
     - Но он тебе все здорово объяснил... Слова - пустой звук. Голая мысль
в чистом виде - вот его идеал. Он  умеет  донести  голую  мысль  в  чистом
виде... Телепатия, спрашиваешь? Не знаю. Он все слышит и  умеет  говорить,
но дал обет молчания до полного освобождения бесов! Это - мужик! Ему  б  я
тоже отдалась!
     Кащей, жуя пирожок, с уважением поглядел на Глухого Черта.
     "Не знаю, о чем вы там говорите, но женщина не права, -  всем  своим
видом отвечал Глухой Черт. - В начале было Слово, и слово будет  в  конце.
Потому-то я и молчу - о чем говорить в промежутке, зачем  городить  слова?
Пусть говорят поэты; поэзия бессмертна - она спасет мир. Ты во что  бы  то
ни стало должен добыть талант поэта, и тогда мы освободим бесов. Я  доведу
тебя до Лотерейного Центра. Не беспокойся, стрелять тебе  не  понадобится.
Стрелять и резать буду я, а тебе достаточно ядерной  гранаты... -  Глухой
Черт утер рукавом губы, допил чай и протянул Кащею сверток. - На, держи...
Видишь проволочку? Дернешь за проволочку -  выскочит  иголочка. Подорвешь
себя в Лотерейном Центре в случае необходимости. Смерть -  моментальная  и
без мучений. Ты ведь об этом мечтал? "
     Кащей чуть не подавился пирожком.
     (Кащей, напоминаем, еще не умел отвечать на подобные вопросы. )
     - Вы заблуждаетесь на мой счет, - зашептал он. - Я не умею стрелять и
швырять гранаты. Я также не умею  орудовать  словом  в  целях  агитации  и
пропаганды. Назначение поэта в обществе совсем в другом...
     "В чем? "
     - Совсем в другом!
     "В чем, конкретно? "
     - Вот в этом самом, в другом!
     "Понял, - был ответ. - В другом - так в другом. Граната  на  крайний
случай. Живым  не  давайся. Запомни: дернуть  за  проволочку, выскочит
иголочка... "
     Кащей с опаской спрятал гранату в дырявый карман пиджака. До полуночи
оставался вечер, а до Ядра Системы они еще ни на шаг не продвинулись.
     Но вот, командир включил мигалку и стал разгонять "Вечерний экспресс"
по силовому коридору. Пронеслись мимо будки  дежурного  ишака-стрелочника.
Тот  хлопнул  рюмку, выглянул, узнал  "вечерник"  и  включил   наводящий
прожектор-рельс. Пошли  по  зеленому  лучу. Мелькали  ремонтные   службы
нульпространственного коридора, недостроенная гостиница, футбольное  поле
на ржавом планетном якоре, три буксира в галактическом  рукаве, таскающие
звезды туда-сюда...
     Наконец "Вечерний экспресс" сорвался с луча  и, с  выхлопом  свернув
пространственно-временную   субстанцию   в   зеленую    плеть, проткнул
Подпространство и вынырнул у внешнего края Ядра Системы.
     - Поторопитесь, -  сказала  Матильда. -  Под  нами  третья  планета.
Командир согласился ожидать вас до полуночи, а потом - возвращаемся.
     До полуночи оставался один час...


     На третьей планете было уже темно, поэтому решили садиться  точно  по
координатам, указанным в лотерейном билете - прямо в клумбу перед  зданием
Лотерейного Центра.
     Сели и осмотрелись...
     Если это был Лотерейный  Центр, то  тщательно  законспирированный  и
замаскированный под обычное жилое здание. Ишаков нигде  не  было  видно  -
засада, значит, в самом Лотерейном Центре.
     Вошли... Лифт был открыт, но не работал. Оставили в нем  скафандры  и
бегом  отправились  на  девятый  этаж. Глухой  Черт  скакал  впереди   по
ступенькам, с  беспокойством  разглядывая  лестничные  площадки. Крашеные
двери и двери в коже, глазки, звонки, половые коврики, медные  таблички...
"Перспективный  бакалавр-биоэнергетик  Такой-то", "Доктор  органовведения
Растакой-то", "Инженер-вахмистр  Этакий"... Кащей  уже  чувствовал, что
сейчас произойдет одно  из  тех  недоразумений, которые  так  не  вовремя
украшают жизнь...
     На девятом этаже решили позвонить  в  дверь  с  табличкой  "Пенсионер
особого  назначения  Разэдакий". Им  открыл  заспанный, еще  не   старый
пенсионер в трусах.
     - Кто такие?
     Глухой Черт отодвинул пенсионера и вошел в квартиру.
     - Чего надо?! - заорал тот.
     Кащей протянул ему лотерейный билет.
     - Ты что, билеты распространяешь?
     - Тут указан ваш адрес...
     - Действительно... -  удивился  пенсионер. -  Действительно, адрес
мой... Впрочем, гляди, лопух! Планета третья, но с какого края? С внешнего
или внутреннего?
     Глухой Черт вышел из комнаты, отобрал у пенсионера  билет, перечитал
адрес. Ударил себя кулаком по лбу и, нарушив  многолетний  обет  молчания,
многоэтажно выругался.
     Кащей взглянул на часы кассира... До  средней  галактической  полночи
оставалось  совсем  ничего. Он  принес   извинения   пенсионеру   особого
назначения и заспешил вниз. Но  глупый  пенсионер  не  пожелал  принимать
извинений и схватил Глухого Черта за руку:
     - А талант у тебя есть, чтоб шляться здесь по ночам?
     О судьбе этого пенсионера история умалчивает. Надеемся, он остался  в
живых, потому что резать его ножом не было никакого времени. Глухой  Черт
свалил его одним ударом и захлопнул дверь.
... Опять одевание скафандров в темноте лифта...
     Взлетели уже не таясь, с грохотом, на третьей  космической  скорости,
разбудив всех окрестных ишаков. "Вечерний экспресс" болтался без  дела  на
орбите. Радировали: "Планета третья, но не с того края! Ввели, понимаешь,
нумерацию планет, будто в языке мало слов! "
     Матильда уже открывала шлюз. Экипаж поможет начинающему  поэту, даже
если придется сойти с курса. Протесты пассажиров побоку. Скафандры  можно
не снимать, сейчас будем на месте. Садитесь  прямо  на  крышу  Лотерейного
Центра - здание внизу, конечно, оцеплено...
     За пять минут до полуночи Глухой  Черт  увлек  за  собой  целую  стаю
дежурных патрульных ишаков, а Кащей в гордом одиночестве произвел  посадку
на крышу Лотерейного Центра - на этот раз  без  ошибки. Последние  минуты
ушли на то, чтобы сбросить скафандр и спуститься на девятый этаж к двери с
надписью:

                   "Регистрация лотерейных билетов".

     Часы за дверью стали бить галактическую полночь...


     Кащей распахнул дверь ногой.
     В кабинете сидел очередной удивленный ишак с талантом мелкого клерка.
     - Зачем же ногами? - пожурил он.
     - Зарегистрируй билет! - потребовал Кащей. - Сегодня еще  пятнадцатое
число, и я прибыл лично, как указано на обороте!
     - Верно! - согласился клерк, прислушиваясь к бою  часов. -  За  вами
кто-то гонится?
     - Регистрируй! - заорал Кащей.
     Клерк повертел лотерейный билет и шлепнул на него лиловую печать.
     - Издалека? - спросил он с сочувствием.
     - Из  Подпространства, -  Кащей  повалился  на  стул. -  Вы  будете
проводить экспертизу или как?
     - А что вы выиграли? Талант поэта?! Ого! Но вы не волнуйтесь, никакой
экспертизы проводить не  будем. Не  нужна  экспертиза. На  вашем  билете
написано: "Явиться  лично. "  На  настоящих  билетах   указывается: "или
переслать почтой". Так что я вам сочувствую. Ваш билет  фальшивый. Кто-то
над вами подшутил. Всякое бывает...
     - Врешь, каналья! Так не бывает! - Кащей схватил стул и  бросился  на
клерка.
     Тот прикрылся портфелем и быстро сказал:
     - Ладно, ладно... Пройдите в следующую дверь, там вас давно ожидают.
     Кащей сгреб со стола лотерейный билет.
     - Кто тут меня ожидает? - заорал он, вламываясь в следующую дверь.
     В кабинете, куда ворвался Кащей, сидели двое с кофейником и бутылкой.
Лицо одного из них было "непроницаемым" - значит, или идиот, или  большой
начальник. Второй показался Кащею знакомым, но вспоминать не было времени.
     - Что за сброд? Кому я тут нужен? - спросил Кащей.
     - Знаешь ли ты, с кем разговариваешь?! - опешили те.
     - Сейчас узнаю! - Кащей сбросил пиджачок и засучил  рукава. Подавать
себя к этому полуночному  ужину  следовало  именно  так: агрессивно. Для
начала он собирался  снести  со  стола  бутылку  с  кофейником, но  потом
вспомнил и вытащил сверток с проволочкой.
     - Ого! - удивилось второе лицо. -  Какой  ураган! И  всего  лишь  за
полдня! Где вы гранату раздобыли?
     Кащей, наконец, узнал утреннего Переписчика Населения.
     - Опять вы? Перепись населения, реставрация стихов из пепла?
     Гранату Кащей все же опустил, но начальники поняли, что на испуг  его
не возьмешь. Они протянули  свои  визитные  карточки. Кащей  прочитал  на
первой: "Галактический министр по делам бесталанных", на  второй  "Товарищ
галактического министра по делам бесталанных".
     - Вы-то мне и нужны, начальники! Что это вы развели - за  талонами  в
очередях стоять!
     - Вот народ, сразу права качает! - сокрушился бесталанный министр. -
Давайте лучше поговорим о вашем лотерейном билете. Мы  с  утра  поджидаем
вас. Прошу, рюмку...
     Ладно, просят... Кащей налил рюмку.
     - Видите ли, ваше столь опасное путешествие было  результатом  нашего
дружеского спора и одновременно социальным экспериментом на выживание. Мы
с товарищем редкостные спорщики. Я утверждал, что любой  бес, даже  самый
талантливый, даже если очень  захочет  -  а  очень  захотеть  ему  поможет
подброшенный фальшивый лотерейный билет - все равно  не  сумеет  проделать
такой путь за столь короткое время. Как видите, я проиграл. С  чем  вас  и
поздравляю. Для  вас  уже  заготовлены  значок  и  удостоверение  старшего
интенданта Центральных Правительственных Складов. Ваши  усилия  счастливо
завершились.
     - Плевал я на твои Правительственные Склады, - потряс свертком Кащей.
- Талант поэта, или вы отсюда никогда не выйдете.
     - Неуживчивый тип, - поморщился министр бесталанных. - Где ты  такого
нашел?
     - Талант поэта - или грохоту на всю Систему! - продолжал Кащей.
     - Вы, как видно, не понимаете, - начал уговаривать товарищ  министра.
- Зачем вам поэтический талант? О чем вы толкуете?.. Поэзия... Ведь  это
фу-фу... Облака, ветерок, пустой  звук... Подумайте   сами: это   не
ве-щест-вен-но! Если вам так нравятся таланты  на  букву  "П", то... вот
список, выбирайте! Таланты переплетчика, повара, парикмахера, пиротехника,
пожарника, продавца, паромщика... чем плохо на пароме, а?.. парашютиста,
писаря, почтальона  и  так  далее! Хотите  сразу  несколько  талантов  -
пожалуйста! Застрахуетесь, заживете... Миллионы бесов мечтают о  небольших
способностях, а вам все сразу! Вы  думаете, стоит  там  сделать  какой-то
укол, и бесталанный станет талантливым? Ерунда! Мифология  бескварталов.
Талант - это Бог знает что, никто не знает. Конечно, я  могу  выдать  вам
значок поэта, но очень многим рискуете. Вас ожидают большие разочарования.
     Товарищ министра в припадке откровенности  сболтнул  лишнее, министр
строго на него посмотрел. Мифология бесталанных кварталов была совсем  уже
ни к чему. Перед Кащеем будто сдернули покрывало с памятника, а  памятника
не оказалось - кто-то ночью спер.
     - Если без укола - еще лучше! - отвечал Кащей. - Меня устроит  значок
и  удостоверение. И  побыстрей! Если  не  хотите  познакомиться  с  моим
телохранителем...
     А  Глухой  Черт  уже  рвался  в  кабинет, таща  за  собой  полдюжины
вцепившихся в него ишаков.
     Кащей поднял сверток на вытянутой руке и натянул проволочку.
     - Не двигаться! - заорал на ишаков товарищ министра.
     Последовала процедура открывания сейфа и доставания из  него  голубой
атласной коробочки. На свет наконец появился  золотой  значок  -  стило  и
загнутый лист бумаги были изображены на нем.
     -  Удостоверений! -  потребовал  Кащей. -   И   заодно   значок   и
удостоверение старшего интенданта Правительственных Складов!
     - Для друга? - уточнил товарищ министра.
     Глухой Черт отбивался от ишаков из последних сил.
     - Нет, для себя, - ответил Кащей.
     Он бросил  значок  и  удостоверение  интенданта  себе  за  подкладку,
подошел к Глухому Черту и навесил ему на пиджак значок поэта.
     Глухой Черт окончательно онемел.
     - Вот он-то и есть настоящий поэт из всех присутствующих, - с пафосом
объявил Кащей. - Он точно знает, что должен делать поэт в загаженном, как
подворотня, обществе! Вы его еще услышите!
     - Браво! - сказал министр бесталанных.
     Ишаки топтались в дверях и не знали, что предпринять.
     - Чего вам? - спросил товарищ министра.
     - Этих бесов обвиняют  в  подделке  лотерейного  билета, а  также  в
подстрекательстве к бунту сегодня утром.
     - Можете возвращаться, сержант. Передайте  по  линии, что  операция
прекращена. Бесталанные  граждане  были   настигнуты   уже   в   качестве
талантливых, о чем подтверждают значки и удостоверения. Лотерейный  билет
погашен, выигрыш выдан, талант оприходован.
     - Но... Нельзя ли забрать?
     - Это как?
     - Ну... Конфисковать.
     - Я вас не понимаю, сержант! Как вам  должно  быть  известно, талант
является личным  достоянием  и  внутренним  качеством  индивидуума. Любой
талант  -  врожденный  или  благоприобретенный  -  охраняется  законом   и
конфискации не подлежит.
     Кащей  с  Глухим  Чертом, преглупо   блиставшим   золотым   значком,
отправились на крышу Лотерейного Центра, а оттуда "Вечерним экспрессом"  в
своей бесталанное Подпространство, которое следовало развалить  и  собрать
заново. Кащею опять не повезло - Матильда, благосклонно  глянув  на  него,
бросилась на пиджак Глухого Черта. Это был пиджак поэта. К такому  пиджаку
хотелось прильнуть. Таким пиджаком можно  было  размахивать, как  флагом.
Носить его впереди толпы, чтобы значок сверкал  на  солнце. Женщины  всех
цивилизаций на такие дела падки.
     А что было дальше - все знают: резня, переворот, опять  резня, опять
переворот - и еще много-много раз повторение цикла; и наконец -  Очередное
Счастливое Будущее, в котором мы с вами  живем. Кащей  же  Бессмертный  в
глубокой старости, глядя  на  эти  циклы, сделался  скверным  крючконосым
существом со вздорным характером; и все никак не мог  помереть  -  до  тех
пор, пока не сказал свое последнее Слово: подорвал себя в своем Замке  той
самой гранатой, дернув за проволочку и выдернув иголочку.






                  Ненаписанные, а также возрожденные
                  из пепла стихи Кащея Бессмертного

                Перевод с карданвальского Игоря Кручика


                 Я не поэт. Но нет, не потому,
                 Что не верчу богемой и толпой,
                 Что чувства подначальственны уму,
                 Что не владею словом и собой.
                 Какой бы ни случился мне билет -
                 Я просто слабый рифмователь. Ведь
                 За звание дебильное - "Поэт"
                 Страдать не соглашусь. И - умереть.


                        Что же такое душа?
                        Слышим об оной мы сплошь.
                        Может, она - анаша,
                        Дурь, от которой балдеж???
                        Ну-ка, в словарь посмотреть!
                        "Хлеб... - возглашает словарь, -
... с четким стремленьем черстветь,
                        Окаменяясь в сухарь. "


               Мне говорил шмонающий ишак:
               "Живи! Но усеки и не отчайся:
               Вселенная похожа на пиджак,
               И пламенный утюг - ее начальство.
               Ну, а подкладка малость расползлась,
               И там, в Заподлицовье, в масть порядку
               Рукав по локоть засучивши, власть
               Невидимая - штопает подкладку.
               Как в нуль-пространстве протыкают путь
               (сквозь лацкан - до подкладки) звездолеты,
               Так нужно шилом вовремя проткнуть
               Пиджак для бляхи, явствующей, кто ты. "


                       Цистерну надобно ума,
                       Дабы постичь цитаты эти:
                       "Познай, где свет - поймешь, где тьма",
                       "Прохавал жизнь - просек бессмертье".
                       Одну под вечер бытия
                       Ученый выдал (Шэкон?.. Бартли? );
                       Другую, скажем прямо, - я!
                       И совершил открытье вряд ли.
                       Ведь нечто новое ища,
                       Ты не отыщешь даже мизер.
                       Давно все есть: роддом, праща,
                       Соната, средство от прыща,
                       Бог, лотерея, телевизор!


               Виноват Гдемокрит,
               Фрезерфорд ли виновен
               В том, что мир состоит
               Из мельчайших хреновин?
               Я загнусь, как любой...
               Но ведь может случиться:
               Прах развеянный мой
               Соберут по крупице.
               Опосля монтажа
               Встану - ярый, как водка.
               Где ж возьмется душа?
               В каждом атоме. Вот как.


                           Я тебя люблю
                           Пять, наверно, лет.
                           Будешь ты в раю.
                           Я, наверно, нет.
                           Пью и предаю.
                           В ад мне взят билет!
                           Будешь ты в раю -
                           Вспоминай. Привет.

Популярность: 17, Last-modified: Wed, 14 Nov 2007 12:26:53 GMT