----------------------------------------------------------------------------
     Шекспир У. Сонеты / Пер. с англ. Р. Бадыгова.
     М.: Водолей Publishers, 2005.
     OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------

                                   ~ 1 ~

                      Увы, не вечен розы вешний цвет,
                      И увяданья ей не избежать.
                      Но если на земле бессмертья нет,
                      Нам должно красоту преумножать.
                      А ты, влюбленный в свет своих очей,
                      Себя сжигаешь в пламени костра
                      И сеешь голод средь густых полей,
                      Себе же враг, но ждет твоя пора:
                      Пока ты - украшение земли,
                      Весны глашатай, нежный первоцвет,
                      Но вот твои бутоны отцвели -
                      И, расточитель-скряга, где твой след?
                      Мир осчастливь, обжорою не будь,
                      Чтоб съесть проценты и в земле уснуть.

                                   ~ 2 ~

                     Как сорок зим возьмут тебя в осаду
                     И на лице оставят явный след,
                     Цвет юности, даривший нам отраду,
                     Увянет, превратившись в пустоцвет.
                     А спросят, где краса твоя былая,
                     Где роскошь и богатство прежних дней -
                     Тогда ты, очи долу опуская,
                     Вдруг устыдишься глупости своей.
                     Приятней ссуду, что дана с рожденья,
                     Вернуть, сказав, что сын любимый твой
                     Оплатит счет, и заслужить прощенье,
                     Его ссудив своею красотой.
                     Себя в нем молодым увидев вновь,
                     Почувствуешь ты, как теплеет кровь.

                                   ~ 3 ~

                    В зеркальное вглядевшись отраженье,
                    В потомстве обновиться поспеши:
                    Себе пути отрезав к отступленью,
                    Не предавай другой живой души.
                    Ужель найдется та, чья целина
                    Пренебрегла бы вспашкою желанной?
                    И есть ли муж, чьей глупостью должна
                    Прерваться цепь наследников нежданно?
                    Ты - отраженье матери своей,
                    Ее весны дыхание второе,
                    И так же в окна старости твоей
                    Да светит детства время золотое.
                    Но коль тебе не страшен мрак и тлен,
                    Пусть образ твой возьмет могила в плен.

                                   ~ 4 ~

                   Беспечный друг, ты тратишь безоглядно
                   Лишь на себя все, чем богаты мы.
                   Щедра природа, но не любит жадных,
                   Она не дарит, а дает взаймы.
                   Прекрасный скряга, злоупотребляя
                   Тем, что обязан передать другим,
                   Какую сумму, прибыли не зная,
                   Транжиришь, одинок и нелюбим!
                   Имея дело лишь с самим собою
                   И не пустив наследство в оборот,
                   Когда примчится смерть к тебе с косою,
                   Какой оставить сможешь ты отчет?
                   Когда б красу могила не взяла,
                   Она б твоей преемницей была.

                                   ~ 5 ~

                     То Время, что искусно порождает
                     Достойный восхищения предмет,
                     Со временем его преображает,
                     Как злой тиран - и чуда больше нет.
                     Без устали оно склоняет лето
                     К зиме суровой - мертвому венцу:
                     Листва опала, вся земля раздета,
                     И соки жизни близятся к концу.
                     И если аромат не заключен,
                     Как жидкий пленник, в стенки из стекла,
                     Тогда из памяти исчезнет он,
                     Как зелень лета гибнет без тепла.
                     Но цвет увядший пусть теряет вид, -
                     Он и зимою запах сохранит.

                                   ~ 6 ~

                      Так пусть зимы шершавая рука
                      Не уничтожит летней красоты:
                      Укрой в сосуд сокровище, пока
                      Его бездумно сам не сгубишь ты.
                      Не запрещает взыскивать закон
                      Процент, который платим мы шутя -
                      Десятикратно в детях обновлен,
                      Будь счастлив, словно малое дитя,
                      Счастливей в десять раз, чем есть сейчас,
                      Десятикратно обновленный в них -
                      Тогда и смерть бессильна в смертный час:
                      Ведь ты остался жить среди живых.
                      Не расточай же красоты своей,
                      Не стань добычей смерти и червей.

                                   ~ 7 ~

                      Когда восход горящую главу
                      Над нами ранним утром подымает,
                      Любой, как будто грезя наяву,
                      Ее с немым восторгом провожает.
                      Когда она глядится с высоты,
                      Дни юности еще напоминая,
                      Не оторвать нам глаз от красоты,
                      Что мчит, как колесница золотая.
                      Но вот телегой старою она
                      Плетется на закат - и всяк живущий,
                      Не помня, как душа была полна,
                      С тоскою ожидает день грядущий.
                      Вот так и ты останешься один,
                      Когда тебя не повторит твой сын.

                                   ~ 8 ~

                     Ты - музыка, но слушаешь с тоскою
                     Пустые звуки: в толк я не возьму,
                     Зачем ты любишь все, тебе чужое,
                     Что досаждает сердцу твоему?
                     Звучащих струн согласный унисон,
                     Союз влюбленных, что тебя смущает, -
                     Тебе упрек легчайший: это он
                     На долг твой музыкальный намекает:
                     Когда прикосновением руки
                     Звучать заставишь за струной струну,
                     Польются звуки, дивны и легки,
                     Напомнив мужа, сына и жену.
                     Без слов их песня говорит про то,
                     Что ты один на свете, ты ничто.

                                   ~ 9 ~

                    Страшишься ль ты за слезы вдовьих глаз,
                    Себя один сжигая, как дрова?
                    Когда, бездетный, встретишь смертный час,
                    Тебя оплачет мир, как та вдова.
                    Весь мир твоей вдовою зарыдает,
                    Что ты, не повторив себя, почил.
                    Вдова любая лишь о том мечтает,
                    Чтоб сын ей в мыслях мужа воскресил.
                    Пускай иссякнет вся твоя казна -
                    Она к другим уйдет, не исчезая.
                    Но красоту исчерпаешь до дна -
                    Она завянет, прибыли не зная.
                    Нет у тебя любви к другим, когда
                    Себя ты расточаешь без стыда.

                                   ~ 10 ~

                      Любимец многих, для себя живешь,
                      Растрачивая молодость постыдно,
                      И в них взаимных прав не признаешь,
                      Что для меня куда как очевидно.
                      Желаньем безрассудным одержим,
                      Ты разрушаешь сам без колебанья
                      То, что чинить положено живым -
                      Родную крышу собственного зданья.
                      Отвергнув неразумный свой обет,
                      Сумей избрать себе достойный путь -
                      Уж если благороден твой портрет,
                      То и душой добрее стань чуть-чуть.
                      Любя меня, создай другое "я" -
                      Чтоб не исчезла красота твоя.

                                   ~ 11 ~

                     Мы быстро увядаем, но растем
                     Все так же скоро в облике другого;
                     И та же кровь опять играет в нем -
                     Ее своей назвать мы можем снова.
                     И в этом росте - мудрость, красота,
                     А без него на свете жизни нет,
                     И сразу мир охватит пустота
                     Всего лишь через шесть десятков лет.
                     Пусть те, кого природа, про запас
                     Не отложив, топорно сотворила,
                     Бесследно гибнут, но тебя как раз
                     Она бесценным даром наделила -
                     Прекрасною печатью создала,
                     Чтоб копий много получить могла.

                                   ~ 12 ~

                      Когда смотрю на циферблат часов
                      И вижу: день сменился тьмой ночною,
                      Когда увял весенний рой цветов,
                      Объяты кудри снежной белизною,
                      Когда деревья голые стоят -
                      Те, что от зноя укрывали стадо,
                      Когда снопы, уложенные в ряд,
                      Увозят в ригу, урожаю рады, -
                      Тогда я, Времени заметив бег,
                      Живого обреченность понимаю:
                      Прекрасное, отжив короткий век,
                      Дорогу молодому уступает.
                      Пред Временем ничто не устоит,
                      Но нас опять потомок повторит.

                                   ~ 13 ~

                      Навеки б юность твоему лицу!
                      Но смерть тебя не станет вечно ждать.
                      Так приготовься к должному концу,
                      Чтоб образ свой другому передать.
                      В аренду красота твоя сдана -
                      Когда бессмертия желаешь ей,
                      Мир покидая, пусть тогда она
                      Вновь возродится в облике детей.
                      Прекрасному жилью не позволяй
                      Уйти в небытие в конце пути -
                      Наследнику в хозяйство передай,
                      Чтоб он с почетом мог его вести.
                      Будь бережлив, предвидя тот конец -
                      И скажет сын: "Был у меня отец".

                                   ~ 14 ~

                     Подсказку я от звезд не получаю,
                     Но все ж в какой-то мере астролог;
                     Но не добро иль зло я предвещаю,
                     Чуму и смерть предвидеть бы не смог.
                     Судьба закрыта плотною завесой:
                     Кого ждет ветер, молния и гром,
                     Что станет с принцем или же принцессой -
                     На небесах намека нет о том.
                     Но я легко в глазах твоих читаю
                     Точнее, чем по звездам, мой ответ,
                     Что красота и верность процветают,
                     Когда в потомстве остается след.
                     А если нет - прогноз бы дать я мог:
                     Они погибнут, как придет твой срок.

                                   ~ 15 ~

                     Когда я созерцаю все живое
                     Лишь краткий миг на свете молодым,
                     Когда на сцене зрю лишь показное,
                     Что звездам подчиняется иным,
                     Я сознаю, что люди, как растенья,
                     Покорны небу, каждый в свой черед
                     Цветет и вянет без сопротивленья,
                     Смирив гордыню - жалкий свой оплот, -
                     Я понимаю, как непостоянно
                     Все сущее и унесется прочь,
                     Как Время с увяданьем непрестанно
                     Стремятся день твой изменить на ночь.
                     Но унесут они любовь твою -
                     Тебе в стихах я новую привью.

                                   ~ 16 ~

                     Не жалкими стихами жизнь воспеть -
                     Есть путь иной покончить с тиранией
                     И злое Время смертным одолеть,
                     Предотвратив нашествие стихии:
                     Сейчас ты на вершине счастья, но
                     У стольких женщин сад не плодоносит,
                     Не твой портрет - дитя хотя 6 одно,
                     Твой цвет живой, из них любая просит.
                     Так не забудь оставить за собой
                     Свои изображения живые,
                     Чтоб внутренний и внешний облик твой
                     Хранили в сердце вечно остальные.
                     Ты должен жить в побегах молодых -
                     Живой автопортрет ценней других.

                                   ~ 17 ~

                     Кто в будущем поверит тем стихам,
                     В которых я восславил твой портрет,
                     Когда - известно это небесам -
                     От истины в них половины нет.
                     А если 6 я правдиво описал
                     Твой образ дивный для грядущих лет,
                     Тогда бы, верно, кто-нибудь сказал:
                     "Не может быть такого - лжет поэт".
                     Пускай меня ревнивые века
                     Представят просто старым болтуном,
                     А строки пожелтевшего листка
                     Лишь вольным поэтическим штрихом -
                     Имея сына, дважды проживешь
                     И будешь в нем и в них вдвойне хорош.

                                   ~ 18 ~

                     Кто с яркой зеленью тебя сравнит?
                     Нет, ты еще прекрасней и нежней.
                     Лишь только жгучий ветер налетит,
                     Как тотчас вянет цвет весенних дней.
                     Бывает, солнце слишком жарко греет,
                     Но часто небо нам грозит дождем;
                     И красота со временем тускнеет -
                     Внезапно иль естественным путем.
                     Но не увянет твой наряд зеленый
                     И будет вечно радовать других:
                     Ведь он, в моих строках запечатленный,
                     Останется навеки средь живых.
                     Покуда люди населяют мир,
                     Живет мой стих, а с ним и мой кумир.

                                   ~ 19 ~

                     Пусть, Время, ты притупишь когти льва,
                     И обратится в прах твой лучший плод,
                     Пусть зубы тигра держатся едва,
                     И снова Феникс на костре умрет,
                     Пусть радость с горем об руку идут,
                     Твори любое зло - мне все равно,
                     Пусть все цветы завянут, отцветут,
                     Но запрещаю я тебе одно:
                     Пусть друга не коснется твой резец -
                     Не бороздя морщинами ланит,
                     Нетронутым, его как образец
                     Прекрасного навеки сохранит.
                     Твори свое - не все в твоих руках:
                     Он будет вечно юн в моих строках.

                                   ~ 20 ~

                    Лик женщины природный, неподдельный
                    Ты носишь, госпожа и господин,
                    И сердцем, что измены беспредельной
                    Не знало, обладаешь ты один.
                    Твой ясный взор сильнее женских чар
                    Мужчин и женщин равно изумляет.
                    Умело тот используешь ты дар:
                    Он золотом предмет свой покрывает.
                    Был женщиной сперва ты сотворен.
                    Но, в детство впав, природа наделила
                    Тебя одной деталью - и лишен
                    Того я, что милей всего б мне было.
                    Раз так, лишь мне свою любовь дари,
                    Себе же их сокровища бери.

                                   ~ 21 ~

                      Я не из тех, кто лиру посвятил
                      Достоинствам раскрашенной богини
                      И ей приделал пару легких крыл -
                      Чтоб ангелом витать в небесной сини.
                      Ее равняют с солнцем и луной,
                      Кораллами морскими, жемчугами,
                      Всей роскошью небесной и земной
                      И первыми весенними цветами.
                      О нет, как слепо любит сына мать,
                      Так я люблю любовь свою земную,
                      И не желаю я ее менять
                      На статуэтку, даже золотую.
                      Я не иду с любовью на базар,
                      Где хвалят залежавшийся товар.

                                   ~ 22 ~

                      Пока еще не тронут ты годами,
                      И я седин своих не признаю.
                      Но жизнь твой лик избороздит следами -
                      Тогда кончину призову свою.
                      Твоя краса - простое одеянье
                      Того, что в сердце я ношу своем,
                      А в нем твое сокрыто обаянье -
                      Как я могу считаться стариком!
                      И потому будь осторожен с сердцем -
                      Как я свое для друга берегу,
                      Дрожа над ним, как нянька над младенцем,
                      Пока живу, пока дышать могу.
                      Когда отправлюсь я в последний путь,
                      Свое назад не сможешь ты вернуть.

                                   ~ 23 ~

                      Как незадачливый актер на сцене,
                      От страха растерявший все слова,
                      Или какой-нибудь безумный гений,
                      В бреду собой владеющий едва,
                      Так я, себе не веря, забываю
                      Все, что при встрече высказать желал,
                      Подавленный любовью, замолкаю,
                      Как будто пыл свой страстный растерял.
                      Так пусть мои стихи красноречиво
                      Пророками немыми предстают
                      И лучше, чем соперник мой болтливый,
                      Любовь к тебе беззвучно воспоют.
                      Тебе же пусть поможет ясный взор
                      Глазами слышать сердца разговор.

                                   ~ 24 ~

                     Глазами в сердце я запечатлел
                     Твое лицо, похожее на диво,
                     Служить же рамкой телу повелел,
                     Но лучшее в картине - перспектива:
                     Твой образ верный мастерски сокрыл
                     Я в глубине души своей давно,
                     Глазами же твоими застеклил
                     Во внешний мир в ней каждое окно.
                     Теперь ты видишь, что за польза в том:
                     Мои глаза создали твой портрет,
                     Твоими солнце смотрит в этот дом
                     И льет сквозь окна восхищенный свет.
                     Но глаз уловкой предает искусство:
                     Рисует то, что видит, а не чувства.

                                   ~ 25 ~

                     Кто под звездой счастливою рожден,
                     Пусть хвастается знатностью своей.
                     Но я не лучшей долей наделен,
                     Боюсь гордиться дружбою твоей.
                     Принцессы жалкий, низкий фаворит,
                     Как ноготок, под солнцем расцветает,
                     Но лишь внезапный ветер налетит -
                     В своей ничтожной славе умирает.
                     И если полководец, утомлен
                     От ратных дел, от войска удалился -
                     Из книг почета вдруг исчезнет он,
                     Забытый всеми, на кого трудился.
                     Но счастлив я: люблю и сам любим,
                     Твой верный страж, тобою я храним.

                                   ~ 26 ~

                    О, бог любви, послушный твой вассал,
                    Кого судьба с тобою повязала,
                    Тебе письмо-посольство отослал -
                    Явить не ум, а преданность вассала.
                    Трудна задача: ведь посланник мой -
                    Лишь голый разум, облаченный в слово.
                    Но, с выдумкой твоею небольшой,
                    Нагой посол нарядным станет снова.
                    Пока звезда, что светит мне в пути,
                    Свой луч с небес на землю посылает -
                    Чтоб был достоин я твоей любви,
                    Мои лохмотья ярко украшает, -
                    Осмелюсь хвастать, как тебя люблю -
                    Зачем пытаешь душу ты мою?

                                   ~ 27 ~

                    Усталый, я домой тащусь едва -
                    Скорей бы отдохнуть в конце дороги.
                    Но путь свой начинает голова
                    И трудит ум, пока в блаженстве ноги.
                    И мысли уж не там, где я живу -
                    К тебе летят ревнивою толпою,
                    И ты передо мной, как наяву,
                    Хотя глаза объяты темнотою.
                    В душе моей незримый образ твой
                    Рисует ярко внутреннее зренье:
                    Сверкает он, как камень дорогой,
                    Во тьме ночной в моем воображенье.
                    Так члены днем, а ночью бедный ум
                    Не знают отдыха от тяжких дум.

                                   ~ 28 ~

                    Могу ль я быть в блаженном настроенье,
                    Когда всех выгод отдыха лишен:
                    От гнета дня нет ночью избавленья,
                    День ночь гнетет, сам ночью угнетен.
                    Они с насмешкой пожимают руки -
                    Одна другому закадычный враг,
                    А я тащусь и жалуюсь на муки:
                    Тем дальше ты, чем дальше каждый шаг.
                    Как будто облаков не замечая,
                    Я подкупаю лестью хмурый день,
                    А если в небе звезды не мерцают,
                    То ублажаю смуглой ночи тень.
                    Но день печаль дневную продлевает,
                    А ночь тоску ночную укрепляет.

                                   ~ 29 ~

                      Когда, людьми унижен и судьбой,
                      Изгнанника удел я проклинаю
                      И, воздевая руки над собой,
                      К глухому небу взоры обращаю,
                      Желая быть счастливцем, как иной,
                      Пригожий и друзьями окруженный,
                      От зависти к другим почти больной,
                      Твореньями своими раздраженный,
                      Вдруг образ твой заговорит во мне,
                      И я как будто крылья обретаю
                      И жаворонком в ясной вышине,
                      Душой воскреснув, песни распеваю.
                      Богатства своего не уступлю
                      Я никому - и даже королю.

                                   ~ 30 ~

                      Когда один в полночной тишине
                      Минувшее на суд я вызываю,
                      Всю боль души, кричащую во мне,
                      В отчаянье опять переживаю.
                      Из вечной ночи призываю вновь
                      Друзей, давно ушедших безвозвратно,
                      И предстает передо мной любовь,
                      Которую уж не вернуть обратно.
                      Так, прошлых бед не в силах сосчитать,
                      Когда они проходят чередою,
                      Скорблю я с прежней силой и опять
                      Плачу за них ценою дорогою.
                      Но стоит мне подумать о тебе -
                      Утраты все ничто в моей судьбе.

                                   ~ 31 ~

                      Твоя душа хранит любви слова
                      Всех тех, кого я мертвыми считал.
                      Одной ее в ней царствуют права
                      И тех, кого давно я потерял.
                      Как много слез в священной тишине
                      Я у надгробий каменных пролил:
                      По праву мертвых все они ко мне
                      Взывают из заброшенных могил.
                      В тебе любовь погибшая жива,
                      Усыпана венками тех, кто спит.
                      Отдали на меня они права
                      Тебе, который верно их хранит.
                      Их образы в тебе я нахожу,
                      Я вами больше жизни дорожу.

                                   ~ 32 ~

                      Когда переживешь последний день
                      Поэта, обратившегося в прах,
                      И оживет перед тобою тень
                      Воспевшего тебя в своих стихах,
                      Ты эти строки с лучшими сравни,
                      И - пусть их превзойдет соперник мой -
                      Мои не ради рифмы сохрани,
                      А в память нашей дружбы дорогой.
                      Меня одной лишь думою уважь:
                      "Его бы муза вровень с веком шла -
                      Она б другой имела экипаж
                      И лучшую бы песню родила.
                      Но нет его. Поэтов новых круг
                      Ценю за стиль, но всех дороже друг".

                                   ~ 33 ~

                      Не раз я видел утренней порой
                      Во всей красе вершины дальних гор,
                      И дол сверкал, от солнца золотой,
                      Смотрелся в воды голубой простор.
                      Но тотчас набегали облака,
                      И омрачался светлый небосвод,
                      Волною серой пенилась река,
                      Теряя красоту зеркальных вод.
                      И мне сиял когда-то светлый луч,
                      Шли беззаботной чередою дни,
                      Но все ж не избежал я темных туч,
                      Затмивших годы лучшие мои.
                      Пусть так, но даже солнце в пятнах - знаю
                      И потому судьбу не обвиняю.

                                   ~ 34 ~

                    Зачем сулил ты мне прекрасный день?
                    Я без плаща пустился в путь опасный -
                    Свисает с неба черной тучи тень,
                    Собою затмевая лик твой ясный.
                    Пусть для меня пронзил ты облака,
                    Чтоб утереть лицо мое рукою -
                    Спасет меня от ран твоя рука,
                    Но с сердца груз позора вряд ли смоет.
                    Твой стыд - не лекарь горю моему,
                    Не возместить раскаяньем потерю.
                    Принес обидчик жалости суму -
                    Но твоему лекарству я не верю.
                    Ах, эти слезы - перлы и жемчуг!
                    Богатый выкуп платишь ты, мой друг.

                                   ~ 35 ~

                    Ты не жалей о том, что совершил:
                    Луну и солнце застят облака,
                    У роз - шипы, на дне ключа есть ил,
                    А сладкий лист питает червяка.
                    Мы грешны все, как в этих строфах я:
                    Проступку твоему ищу сравненья,
                    И мною совесть куплена моя:
                    Твое прощенье больше прегрешенья.
                    В душе моей давным-давно кипят
                    Любовь и гнев гражданскою войной:
                    Твой обвинитель - твой же адвокат:
                    Вступил в союз с противной стороной.
                    Я стал необходимым дополненьем,
                    О, милый вор, к твоим же преступленьям.

                                   ~ 36 ~

                     Пусть на двоих любовь у нас одна -
                     Признаюсь, нам расстаться надлежит.
                     А тяжкий груз позорного пятна
                     Пусть уголок моей души хранит.
                     Молва людская разделяет нас -
                     Причина отчужденья показная.
                     Она крадет у нас за часом час,
                     Бессилья своего не признавая.
                     Тебя на людях я "не узнаю",
                     Страшась с тобою оказаться рядом,
                     И честь оберегаешь ты свою,
                     Меня не удостаивая взглядом.
                     Но именем твоим я дорожу
                     И в том свою отраду нахожу.

                                   ~ 37 ~

                     Как восхищают дряхлого отца
                     Его потомка юного дела,
                     Так я, хромая в жизни без конца,
                     Рад одному - судьба с тобой свела.
                     Пусть ум, богатство, знатность, красота,
                     А может, многое и сверх того -
                     В твоей короне каждая черта
                     Прекрасна - не хватает одного:
                     Моей любви - ее тебе дарю;
                     Лишь тень твоя, не беден я, не хром;
                     Твоим богатством счастлив, говорю,
                     Что лучшей долей я участник в нем.
                     Владея тем, чего б желал тебе,
                     Как благодарен я своей судьбе!

                                   ~ 38 ~

                   К чему искать предмет для вдохновенья,
                   Когда поэта вдохновляешь ты,
                   И жалкими словами повторенья
                   Марать без нужды пошлые листы?
                   А если я в стихах чего-то стою, -
                   Благодари себя, читая их:
                   Где тот глупец, кто, восхищен тобою,
                   Не посвятит тебе прекрасный стих!
                   Так пусть десятикратно затмевает
                   Все девять муз моей, десятой, свет
                   И силою своею освещает
                   Дорогу в вечность, что избрал поэт.
                   Коль скромный труд оценят мой по праву,
                   Пусть боль моя - тебе отдам я славу.

                                   ~ 39 ~

                      В какой манере я воспеть могу
                      В единстве нашем лучшее начало?
                      Хваля тебя, нисколько я не лгу,
                      Но тем хвалить себя мне не пристало.
                      Давай, любовь разделим пополам -
                      Тогда я право обрету в разлуке
                      Простор полета дать своим мечтам,
                      Пусть и творя в невыносимой муке.
                      О, расставания горчайший плод! -
                      Один досуг взамен я получаю,
                      И лишь любовь смягчает сердца гнет,
                      От тяжких дум и Времени спасая.
                      Так на два я деление терплю:
                      Пусть ты далек, зато тебя хвалю.

                                   ~ 40 ~

                    Отняв у друга все его любви,
                    Не сможешь ты расширить свой надел:
                    Что отнял, то любовью не зови -
                    Всем, что мое, и раньше ты владел.
                    Меня опять же в ней ты полюбил,
                    И потому тебя я не виню.
                    Предмет любви совсем тебе не мил,
                    Но другу все же я не изменю.
                    Тебя прощаю, благородный вор,
                    Хоть выкрал ты остатки нищеты.
                    Любви остывшей вынесу позор,
                    Страшнее груз твоей недоброты.
                    Любой порок в числе твоих заслуг,
                    Но стать врагами нам нельзя, мой друг.

                                   ~ 41 ~

                     Забыв нередко друга своего,
                     Ты с легкостью меняешь поведенье,
                     Чиня ему обиды оттого,
                     Что всюду есть соблазн и искушенье.
                     Ты знатен - за тобой одна бежит,
                     Красив - другая сеть раскинуть рада, -
                     Сын женщины едва ли устоит -
                     Кругом такая мощная осада!
                     Ты красоту и юность упрекнуть
                     Обязан был в невольной перемене,
                     В том, что, избрав такой мятежный путь,
                     Они вели дела к двойной измене:
                     Одна соблазном друга увела,
                     Любовь другого ложною была.

                                   ~ 42 ~

                      Она твоя, но главная беда,
                      Хотя скажу: любил ее без меры, -
                      Ты отнят ею, в сердце навсегда
                      Утратил я остатки прежней веры.
                      Обидчики мои, прощаю вас:
                      Мою любовь ты с нею обретаешь,
                      И, знаю, из любви ко мне как раз
                      Уход ее к себе ты одобряешь.
                      От этой сложной перемены мест
                      Она и ты - пусть в выигрыше оба,
                      И только я двойной утраты крест
                      С собой смиренно понесу до гроба,
                      Но друг мой от меня неотделим -
                      Святая ложь: один лишь я любим.

                                   ~ 43 ~

                     Закрыв глаза, тебя я вижу ясно,
                     Отбросив все, мешающее днем.
                     Передо мною облик твой прекрасный
                     Горит во сне невидимым огнем,
                     И тень твоя все тени озаряет,
                     Но как же настоящий образ твой,
                     Что ярче дня, при свете ускользает,
                     Когда и тень неодолима тьмой?
                     Как может солнца свет благословенный
                     Мои глаза обманывать собой:
                     Ты яркой тенью, пусть несовершенной,
                     Стоишь везде, всегда передо мной.
                     Все дни темнее ночи для меня,
                     А сны ночные ярче света дня.

                                   ~ 44 ~

                     Когда б не две основы мирозданья,
                     Что тянут вниз и преграждают путь,
                     Преодолев любые расстоянья,
                     Я прилетел бы на тебя взглянуть.
                     Мне кажется порою: не беда,
                     Что от земли так трудно оторваться -
                     Есть мысль, а с нею суша и вода
                     Вовек бы не смогли соревноваться.
                     Но та же мысль покоя не дает,
                     Когда душой к тебе я улетаю:
                     Во мне так много и земли, и вод,
                     Что лишь досуг слезами умываю.
                     Нет проку от медлительных стихий -
                     Лишь символов земных перипетий.

                                   ~ 45 ~

                     А две легчайших - воздух и огонь -
                     Всегда с тобой, ничто им расстоянье,
                     Их не догонит и крылатый конь:
                     В одном - душа, в другом горит желанье.
                     Когда послами от меня к тебе
                     Они умчатся с пламенным приветом,
                     Из четырех со мною тяжких две -
                     Как я тоскую в окруженье этом,
                     Пока меня не вылечат опять
                     Послы, восстановив четыре части,
                     И смогут мне о друге рассказать,
                     Всю правду, сердце согревая счастьем.
                     Но, радостью недолгою объят,
                     Я в горе отсылаю их назад.

                                   ~ 46 ~

                     У зренья с сердцем давняя война:
                     В стремленье образ друга захватить
                     Свои права любая сторона
                     Другой никак не может уступить.
                     По иску сердца - лишь его тайник
                     Хранит надежно дорогой алмаз,
                     Ответчик возражает напрямик,
                     Что самый верный сторож - это глаз.
                     Но суд присяжных мыслей заключил,
                     Своим дознаньем завершая спор,
                     Что он по праву тяжбу прекратил
                     И справедливый вынес приговор:
                     Глазам твой внешний облик присудить,
                     А сердцу - всю любовь в себе хранить.

                                   ~ 47 ~

                     Покой и мир меж них теперь царят,
                     Любой в беде поддерживает друга:
                     Глаза ли жаждут твой увидеть взгляд,
                     Иль в сердце жар любовного недуга.
                     Мой глаз простор фантазии дает
                     И сердце на банкет свой приглашает,
                     В другое время в гости сам идет
                     И пир любовный с сердцем разделяет.
                     Так образ твой незримый иль портрет
                     Моей владеют страждущей душою;
                     Не дальше ты, чем мыслей ясный свет,
                     Я с ними, а они всегда с тобою.
                     Уснут они - портрет на страже твой,
                     Глаза и сердце радуя собой.

                                   ~ 48 ~

                    Все безделушки, отправляясь в путь,
                    Заботливо закрыл я на замок -
                    Так крепко, чтоб запоры отомкнуть
                    Никто, нечистый на руку, не смог.
                    Но ты, пред кем все ценное пустяк,
                    Мое сокровище, моя опора,
                    Кого я спрятать не сумел никак,
                    Добычей можешь стать любого вора.
                    Тебя я не додумался замкнуть,
                    Хотя в груди есть место потайное,
                    Но ты оттуда можешь ускользнуть
                    В любой момент, найдя себе другое.
                    Меня не удивил бы твой каприз:
                    Тем меньше верность, чем ценнее приз.

                                   ~ 49 ~

                     Предвидя, что наступит отчуждение
                     И на меня ты бросишь хмурый взгляд,
                     Когда тебя благие размышленья
                     От скромного актера отвратят,
                     Когда пройдешь, почти не узнавая,
                     Кивнешь украдкой, подводя итог,
                     Когда любовь изменится былая,
                     Виня во всем юдоль мирских тревог -
                     Предвидя это, дух я укрепляю,
                     Себя навек в пустыне хороня,
                     И, как в присяге, руку подымаю,
                     Чтоб ты ушла законно от меня.
                     Так много нахожу к тому причин,
                     Но где же та, чтоб не был я один?

                                   ~ 50 ~

                     Тащусь дорогой длинною назад,
                     И мысль одна изводит душу мне:
                     Покою предстоящему не рад -
                     Мой друг остался в дальней стороне.
                     Едва плетется конь, взвалив мой вес -
                     Инстинкту доверяясь своему,
                     Как будто чует этот старый бес:
                     В пути от друга спешка ни к чему.
                     Ему вонзил я с силою в бока
                     Кровавых шпор стальное острие -
                     Он вторит только ржанием слегка,
                     Терзая сердце жалкое мое.
                     Так ясно говорит мне это ржанье:
                     За мною радость, впереди - страданье.

                                   ~ 51 ~

                     Пускай мой путь сплошное наказанье -
                     Меня ленивый конь не тяготит,
                     Я нахожу простое оправданье,
                     Когда домой он вовсе не спешит.
                     Но что скажу, когда пришпорив ветер,
                     К тебе вернуться снова захочу
                     И, превзойдя все скорости на свете,
                     Не чувствуя движенья, полечу?
                     Да разве может ветер быстролетный
                     Порыв души оставить позади!
                     Тем более от клячи тихоходной
                     В стремленьях сердца помощи не жди.
                     Сейчас плестись я медленно могу,
                     К тебе - коня оставив, побегу.

                                   ~ 52 ~

                      Я - как богач, который извлекает
                      Сокровища лишь изредка на свет
                      И после счета тотчас запирает -
                      Затем, что счастья в пресыщенье нет.
                      Но как волнуют краткие мгновенья,
                      Когда, перебирая их в руке,
                      Он предается сладким вожделеньям
                      И прячет все поспешно в тайнике!
                      Вот так и Время в час черезвычайный
                      Торжественно вскрывает тот сундук,
                      Где с гордостью храню я клад мой тайный -
                      Тебя, единственный и верный друг.
                      Когда ты здесь, я счастлив наяву,
                      А если нет - надеждою живу.

                                   ~ 53 ~

                      Ты из чего природой сотворен?
                      Любой из смертных лик один имеет;
                      Ты многолик - в тебе их миллион,
                      Таким богатством кто еще владеет!
                      Адониса ль начну живописать -
                      Тебе он будет бледным подражаньем,
                      Примусь Елены щечки малевать -
                      Вновь недостойным завершу мараньем.
                      В тебе искусно соединена
                      Пора весны и осень золотая;
                      Одна тебе за юность век должна,
                      Другая же - за щедрость урожая.
                      Все вечное ты чем-нибудь ссудил -
                      Тебя еще никто не повторил.

                                   ~ 54 ~

                      Как ярко оттеняет красоту
                      Та истина, что в ней заключена.
                      Мы любим розу только потому,
                      Что тонкий аромат таит она.
                      Шиповника колючие кусты
                      Пусть солнце в летний зной не меньше греет,
                      И весело нарядные цветы
                      На них огнем пурпурным пламенеют -
                      Они себе на радость лишь цветут
                      И увядают безо всякой пользы,
                      Но нам двойную радость принесут
                      В букете пышном срезанные розы.
                      Так молодость ценою увяданья
                      Приносит счастье подлинного знанья.

                                   ~ 55 ~

                    Не смогут пережить стихов моих
                    Ни мрамор, ни скульптура золотая.
                    Не в сером камне ты, а только в них
                    Останешься навеки, как живая.
                    Когда от войн темницы упадут,
                    И каменные кладки рухнут наземь,
                    И гений Марса уничтожит вдруг
                    Все, что воздвигнул наш пытливый разум -
                    Тогда, наперекор небытию,
                    Запечатлеет память человека
                    Нетленную поэзию мою
                    И будет помнить до скончанья века
                    Твой образ светлый - до поры, когда
                    Воскреснешь вновь в день Божьего суда.

                                   ~ 56 ~

                    Рази, любовь - возможно ль допустить,
                    Что острие тупее аппетита?
                    Сумев сегодня пламя погасить,
                    Назавтра вновь воюешь ты открыто.
                    Пускай голодному сегодня ты
                    Глаза его наполнила дремотой,
                    Но позже жертву снова навести
                    И не оставь ее своей заботой.
                    Пусть в промежутке будет океан,
                    Чьи берега покажутся влюбленным
                    Что рай земной, который свыше дан
                    В подарок, как недавно обрученным.
                    Сочти за зиму берега свиданий:
                    Чем дальше лето, тем оно желанней.

                                   ~ 57 ~

                     Чем должен заниматься твой вассал,
                     Не подчиняясь твоему желанью?
                     Куда 6 досуг ненужный он девал,
                     Не следуя любому приказанью?
                     И может ли тебя он попрекнуть,
                     Когда его испытывает Время,
                     Когда ему пришлось пуститься в путь,
                     Взвалив на плечи расставанья бремя?
                     Ревнивой мысли не могу спросить,
                     Где и какими занят ты делами;
                     Слуга твой, смею лишь предположить,
                     Кто счастлив под иными небесами.
                     Смешна любовь, чье глупое старанье
                     Найдет любым капризам оправданье.

                                   ~ 58 ~

                     Прости мне Бог, что в рабство я вступил
                     И добровольно защищаю друга,
                     Который всех надежд меня лишил
                     Быть рядом с ним в часы его досуга.
                     Пускай обид я вынесу моря -
                     Свобода не милее заключенья.
                     Дождусь ли, нетерпением горя,
                     Вновь стать слугой в его распоряженье?
                     Желанья друга - для меня закон,
                     И я на привилегии чужие
                     Никак не посягаю - волен он
                     Себе прощать деяния любые.
                     Я буду ждать, хоть ожиданье - ад,
                     И пусть меня за это не винят.

                                   ~ 59 ~

                    Коль в этом мире нам ничто не ново,
                    Зачем душа, себе упорно льстя,
                    Опять творить ненужное готова,
                    Зачав повторно прежнее дитя?
                    О, если б солнце путь поворотило
                    Назад хотя бы на пятьсот кругов!
                    Тогда бы мне поведали чернила
                    Про образ твой у древних мастеров,
                    Тогда б исчезли все мои сомненья
                    О чудесах, я знал бы наперед,
                    Сколь все земное склонно к измененью,
                    Иль вечный предстоит круговорот.
                    Нет, верю я, что разум прежних дней
                    Оставил нам лишь тень твоих теней.

                                   ~ 60 ~

                      Как волны в море, не переставая,
                      Стремятся к берегам за рядом ряд,
                      Так наши дни, друг друга подгоняя,
                      Вперед, к пределу вечности спешат.
                      Младенец, плывший в светлом океане,
                      Едва к короне зрелости приплыл,
                      Отправился дорогой испытаний
                      Платить долги, которые нажил.
                      Седое Время, юность разрушая,
                      Морщину за морщиной бороздит,
                      Жнет урожай, усталости не зная,
                      Никто перед косой не устоит.
                      И лишь мой стих переживет века -
                      Ничто ему костлявая рука.

                                   ~ 61 ~

                      Твоей ли волей я порой ночной
                      Бессонных глаз моих не успокою,
                      Когда виденья, схожие с тобой,
                      Как тени, суетятся предо мною?
                      Не твой ли дух является ко мне
                      И, ревности своей не доверяя,
                      Присутствует незримо в тишине,
                      Досуг мой ежечасно проверяя?
                      Любовь твоя, быть может, и сильна -
                      Моя, моя мне веки не смыкает!
                      И мой покой уносит лишь она,
                      Когда во тьме на пост свой заступает.
                      Не знаю, с кем ты в дальней стороне -
                      Неведенье терзает душу мне.

                                   ~ 62 ~

                      Грех себялюбья мною овладел -
                      Душою всей и каждой частью тела,
                      И я найти лекарства не сумел
                      От той болезни, что меня изъела.
                      Мне кажется, красивей нет лица,
                      Стройней фигуры и вернее сердца,
                      Что я достоин славного венца,
                      Которым коронуют самодержца.
                      Но стоит мне на зеркало взглянуть,
                      Как я убит дремучей сединою
                      И вижу, что, избрав неверный путь,
                      Законы обхожу я стороною:
                      Когда себе хвалу я воздаю,
                      Портрет твой юный сразу узнаю.

                                   ~ 63 ~

                      Когда-нибудь и друга сокрушит
                      Безжалостная Времени рука:
                      Морщинами чело избороздит,
                      Не отступаясь от него, пока
                      От юных зорь к закату он придет,
                      Чтоб путь закончить, выбившись из сил, -
                      И тотчас Время снова заберет
                      Тот светлый мир, в котором он царил.
                      Заранее готовлюсь я к тому,
                      Когда однажды острая коса
                      Свой век отмерит другу моему,
                      Чтоб он исчез, а с ним - его краса.
                      Нет, не поблекнет цвет его ланит -
                      Его мой стих навеки сохранит.

                                   ~ 64 ~

                      Когда я вижу: Времени рука
                      Минувших дней гордыню усмиряет:
                      И бронзу, пережившую века,
                      И каменные башни разрушает,
                      Когда голодный вижу океан,
                      Что урезает сушу день за днем,
                      А берег избавляется от ран,
                      Свою утрату восполняя в нем,
                      Когда я вижу смену состояний
                      И гибель состоянья самого -
                      Я знаю: не щадя моих желаний,
                      Смерть унесет и друга моего.
                      Душа от безысходности немеет,
                      При этой мысли сердце леденеет.

                                   ~ 65 ~

                    Не медь, не камень, не земля, не море -
                    Лишь смерть одна диктует свой закон.
                    Нежней цветка, в сраженье с этим горем
                    Как красота не сдастся ей в полон?
                    Зефира дуновением медовым
                    Снять вечности осаду не дано.
                    Слаб и утес пред Временем суровым,
                    Врата крушит железные оно.
                    Что предпринять? Сумею ли надежно
                    Я жемчуг мой от Времени сокрыть,
                    Чей скорый бег унять нам невозможно,
                    Чтоб красоты старенье отвратить.
                    Но чудо есть - при помощи чернил
                    Тебя в стихах навек я сохранил.

                                   ~ 66 ~

                    Устав от жизни, призываю смерть,
                    Как странник, изнывающий в пустыне:
                    Здесь страшно мне измену лицезреть,
                    Здесь все мертвит ничтожная гордыня;
                    Здесь злату незаслуженный почет,
                    Здесь позабыли о девичьей чести,
                    Здесь совершенств никто не признает,
                    Здесь любят склонность к угожденью, лести;
                    Здесь цензор над искусством бог и царь,
                    Здесь честность называют простотою,
                    Здесь глупость над ученым государь,
                    Здесь всюду помыкают добротою.
                    Устав от жизни, я б покинул свет -
                    Тебя одну оставить силы нет.

                                   ~ 67 ~

                      Зачем живу я в развращенном мире
                      И множу лишь неверия плоды?
                      Найду ли оправданья грешной лире,
                      К чему мои напрасные труды?
                      Зачем фальшивой краской украшаю
                      Его ланит давно увядший цвет,
                      Ценителей невольно принуждая
                      Искать того, в чем капли правды нет?
                      Зачем он жив теперь, когда бессильна
                      Природа в жилах кровь разгорячить?
                      Ее казна не так уже обильна -
                      Пришла пора остатком дорожить.
                      Она хранит его как экспонат,
                      Чтоб показать, какой имела клад.

                                   ~ 68 ~

                      Его ланиты - образ прежних лет,
                      Когда цвели прекрасные цветы,
                      Когда еще не родились на свет
                      Сегодняшнего лживые черты.
                      Давно почивших локон золотой
                      Теперь венчает головы живых
                      И веселит беспутной красотой
                      Руно могил поклонников своих.
                      А в нем живет без всяческих прикрас
                      Священный лик античной простоты
                      И восхищает непорочный глаз
                      Примером неподдельной чистоты.
                      Хранит природа лучшего венец
                      Фальшивому искусству в образец.

                                   ~ 69 ~

                      Все, что в тебе доступно созерцанью,
                      Улучшить невозможно никому,
                      И даже недруг справедливой данью
                      Несет лишь правду к трону твоему.
                      Но внешне щедро внешность коронуя,
                      Тебя все та же злостная молва
                      В словах иных безжалостно смакует,
                      Познав поглубже тайны естества:
                      Душа в поступках верно отражает
                      Сокрытые от взоров тайники,
                      В них явно видно, как произрастают
                      Среди цветов гнилые сорняки.
                      Причина в том, что все твои поля -
                      Давно уже общинная земля.

                                   ~ 70 ~

                      Когда чернит безвинно клевета,
                      Злословье принимай за похвалу:
                      Сочтет за одобренье красота
                      Любое подозренье и хулу.
                      Нельзя соблазнам противостоять,
                      Не подвергаясь карканью ворон:
                      Червяк весною любит поедать
                      Лишь самый нежный, молодой бутон.
                      Не одолеть засады юных дней,
                      Не зная поражений и побед -
                      И в этом добродетели твоей
                      От злых завистников спасенья нет.
                      Когда б твой образ незапятнан был,
                      Во всех сердцах один бы ты царил.


                                   ~ 71 ~

                    Грусти недолго, коль уйду я вдруг -
                    Покуда слышен похоронный звон.
                    Остерегайся света, милый друг -
                    Он низкими червями населен.
                    Не вспоминай за чтеньем этих строк
                    Того, кто написал их - я пойму.
                    Мне больно было б заслужить упрек,
                    Что досаждаю другу моему.
                    Нет, если, перечтешь их невзначай,
                    Когда я накормлю иных червей,
                    То понапрасну душу не терзай,
                    Пренебрегая памятью моей,
                    Чтоб не смеялся над тобою свет,
                    Когда в загробный мир уйдет поэт.

                                   ~ 72 ~

                     Чтоб не стыдиться перед миром всем
                     Тобою признанных во мне заслуг,
                     Лишь я умру - забудь меня совсем
                     И обо мне не говори, мой друг,
                     Пока для света не изобретешь
                     То, что затмит собою мой уход -
                     Такую добродетельную ложь,
                     Что истину скупую превзойдет.
                     А чтоб тебя не вздумал обвинить
                     В твоих деяньях злопыхатель мой,
                     Не лучше ли навек похоронить
                     И память обо мне в земле сырой?
                     Как и меня за мой любимый труд,
                     Тебя бесчестит их неправый суд.

                                   ~ 73 ~

                     Во мне ты созерцаешь время года,
                     Когда желтеют листья, увядая,
                     И на ветвях, дрожащих в непогоду,
                     Сбираются к отлету птичьи стаи.
                     Во мне ты замечаешь сумрак дня,
                     Когда светило к западу склонилось,
                     И темнота, объявшая меня -
                     То смерть сама - передо мной явилась.
                     Во мне огня ты замечаешь тленье,
                     Что возлежит над пеплом юных дней,
                     Обитель ту подвергнув истребленью,
                     Что почитал защитою своей.
                     Вот отчего любовь твоя сильна:
                     Разлуки вечной близость ей видна.

                                   ~ 74 ~

                     Когда меня без выкупа, бессрочно,
                     Отправит под арест всесильный рок,
                     Останется на свете полномочный
                     Мой заместитель в виде этих строк.
                     Найдешь одну ты истину в стихах,
                     Которые тебе я посвятил:
                     Подвластен праху лишь мой жалкий прах,
                     Но душу я для друга сохранил.
                     Пусть на потребу низменных червей
                     Земле мои останки предадут,
                     Но закладную в памяти моей
                     Трусливой смерти козни не сотрут.
                     Все лучшее, что жизнью мне дано,
                     В моих строках навек заключено.

                                   ~ 75 ~

                     Ты служишь пищей жизненной уму,
                     Как служит почве ливень проливной;
                     И я, себе переча самому,
                     Навек забыл, как скряга, свой покой:
                     То гордо я витаю в облаках,
                     То подозренье в душу западет -
                     И трепещу, испытывая страх,
                     Что недруг мой богатство унесет.
                     Порой справляю я роскошный пир,
                     Порою, голоданьем изнурен,
                     Тебя лишь жажду видеть, мой кумир,
                     Никем другим на свете не пленен.
                     То чахну я, то вновь переедаю,
                     Как жить мне без тебя - совсем не знаю.

                                   ~ 76 ~

                     Не знаю, отчего так не послушен
                     Мой стих влиянью модных перемен,
                     И новый метод мне совсем не нужен
                     Надежным и проверенным взамен,
                     И отчего заезженную клячу
                     Стегаю я безжалостно кнутом,
                     И в каждом слове, взятом наудачу,
                     Все говорит об имени моем.
                     Тебя пою всегда и твердо знаю:
                     Пусть эта тема вовсе не нова -
                     Я в новые одежды облекаю
                     Одни и те же старые слова.
                     Как солнце не стареет день за днем,
                     Я неизменен в творчестве моем.

                                   ~ 77 ~

                     Твое старенье зеркало покажет,
                     Часы - потерю дорогих минут,
                     О тайнах мысли чистый лист расскажет,
                     А эти строки в сердце оживут.
                     То зеркало, морщины отражая,
                     Тебе напомнит про могильный хлад,
                     А стрелки, круг делений пробегая,
                     Подскажут: Время не вернуть назад.
                     Но то, что в памяти не сохранится,
                     Доверь бумаге - прочитав, поймешь:
                     Детей ума, давно забытых, лица
                     В ней как знакомцев новых ты найдешь.
                     К услугам трем почаще прибегай -
                     Из них тройную пользу извлекай.

                                   ~ 78 ~

                        Так часто муза грешная моя
                        В тебе свою отраду находила,
                        Что каждого второго соловья
                        Поэзией подобной вдохновила.
                        Твои глаза, учившие писать
                        Высоким слогом грубого невежду,
                        Вдвойне собой умеют украшать
                        Ученых перьев яркую одежду.
                        Тем более цени труды мои -
                        Они тебе обязаны рожденьем.
                        Пусть красят стиль другие соловьи
                        Тобою, как цветистым опереньем.
                        Ведет меня твой дар, бесценный друг,
                        К высотам поэтических наук.

                                   ~ 79 ~

                       Пока один тобой я был пленен,
                       Лишь я твой образ благородный пел;
                       Но вот, иною музой посрамлен,
                       Ей уступил, оставшись не у дел.
                       Быть может, и заслуживаешь ты
                       Пера куда достойней моего,
                       Но я, воспев прекрасные черты,
                       Не утаил от друга ничего.
                       Заняв от добродетелей твоих,
                       Я честно той же мерой заплатил
                       И то, чем был украшен каждый стих,
                       Сторицею обратно возвратил,
                       Не дожидаясь никаких щедрот:
                       Оплачен труд поэта наперед.

                                   ~ 80 ~

                     Стал бедный мой язык и хил, и тощ:
                     Мне ведомо - соперник есть достойный,
                     Что на тебя свою обрушил мощь:
                     Я онемел, он здравствует спокойно.
                     В тебе и океан, и небеса,
                     Но коль рожден ты женщиной земною,
                     Моей ладьи упрямой паруса
                     К тебе спешат дорогою прямою.
                     Я лишь с твоей подмогой наплаву -
                     Он бороздит бездонные глубины!
                     И я крушенья не переживу,
                     Когда он приглашен на именины.
                     Он преуспел - скажи же, не тая:
                     Любовь - погибель верная моя.

                                   ~ 81 ~

                     Быть может, в эпитафии надгробной
                     Придется мне оплакать образ твой
                     Иль ранее того мой труп холодный
                     Забвенью предадут в земле сырой -
                     Мы все уйдем дорогою унылой,
                     Но ты других в веках переживешь:
                     Я кончу путь безвестною могилой,
                     А ты свое бессмертье обретешь
                     В стихах, где для грядущих поколений
                     Тебе я монумент воздвигну свой -
                     Пусть он хранит тебя, как добрый гений:
                     Ты в их глазах предстанешь, как живой,
                     Ты будешь жить и самом их дыханье -
                     Порукой в том поэта дарованье.

                                   ~ 82 ~

                      Ты с музою моей не обручен
                      И вправе безо всякого стесненья
                      Взирать на каждый стих, что посвящен
                      Другими, как предмету поклоненья.
                      Ты внешностью прекрасен и умом, -
                      И в том меня не обманули чувства.
                      Но вместо штампа свеженький прием
                      Едва ль отыщет новое искусство.
                      Ты вправе, но оно изобретет
                      Подобье правды - жалкая потуга!
                      Одно тебя нигде не подведет -
                      Простое слово преданного друга.
                      Их грубая мазня нужнее там,
                      Где фальши роз не достает щекам.

                                   ~ 83 ~

                      Прекрасное не требует похвал,
                      К нему я лишних красок не добавил -
                      Я в простоте душевной полагал,
                      Что красоту достаточно прославил.
                      А потому беспечно я дремал,
                      Себя надеждой смелой утешая:
                      Все, что другой бесславно намарал,
                      Отбросишь ты, льстецу не доверяя.
                      В вину молчанье мне вменяешь ты,
                      Его за добродетель не считая.
                      Но нет вреда от этой немоты -
                      Писать я серой краской не желаю.
                      Всей жизни, что горит в твоих глазах,
                      Не уместить в бездарных похвалах.

                                   ~ 84 ~

                      Ты это ты - кому из нас дано
                      Сказать об этом лучше и яснее,
                      И в чьих строках еще заключено
                      То, что прообразу равняться смеет?
                      Мне жаль пера, которое поэт
                      Не мог стезей надежною направить,
                      Чтоб удержаться, славя свой предмет,
                      От искушенья хоть чуть-чуть прибавить.
                      С тебя ему бы копию создать,
                      Не исказив натуру улучшеньем -
                      И мог бы он на лаврах почивать,
                      Повсюду вызывая восхищенье.
                      Страсть к похвалам - тот самый недостаток,
                      Что вносит в них не лучший отпечаток.

                                   ~ 85 ~

                      Пока я в одиночестве, тайком,
                      С моею музой время коротаю,
                      Пускай другие вертят языком,
                      Отточенной поэзией блистая.
                      По нраву мысли мне, а не слова,
                      Но я, как малограмотный служитель,
                      Кричу "Аминь", прослышавши едва,
                      Что написал способный сочинитель.
                      "Да, это верно", - вслед ему твержу
                      И вслух его немало одобряю,
                      Но про себя любовь свою держу -
                      Бумаге я ее не доверяю.
                      В других цени их перья золотые,
                      Во мне - мои деяния немые.

                                   ~ 86 ~

                       Его ли стих на полных парусах
                       Навстречу призу ценному летит,
                       Не оттого ли мой во мне зачах
                       И вырваться наружу не спешит?
                       Его ли дух, достойный ученик
                       Всесильных духов, в грудь меня сразил?
                       Не он ли тенью предо мной возник
                       И не его ль наставник удивил?
                       Нет - он, как и его небесный друг,
                       Дурачащий послушного глупца,
                       Не властны ни вселить в меня испуг,
                       Ни заслужить победного венца.
                       Надолго я молчанью обречен
                       Тем, что вниманья удостоен он.

                                   ~ 87 ~

                    Прощай, судьбы подарок беспримерный,
                    Ты сам себя неплохо оценил.
                    Достоинства твои - тот стражник верный,
                    Который нас навек разъединил.
                    Я не владел тобой без дозволенья,
                    Не зная, в чем на то моя заслуга.
                    В одном душа не ведала сомненья -
                    Что был небесполезен я для друга.
                    Дарил ты, цену сам не сознавая
                    Ни мне и ни себе, - и вот обратно
                    Вернулся дар - ошибка роковая,
                    Улучшен в обращенье многократно.
                    Царил я над тобой в воображенье,
                    Но, наконец, настало пробужденье.

                                   ~ 88 ~

                     Когда взираешь ты с пренебреженьем
                     На все мои заслуги пред тобой -
                     Пусть ты запятнан клятвопреступленьем,
                     Я вызываю сам себя на бой
                     И, собственною слабостью влеком,
                     Творю, как твой свидетель, суд неправый,
                     Черня себя своим же языком,
                     Тебя безмерно окружая славой.
                     Тем самым я выигрываю вновь:
                     К тебе стремясь душой своей больною,
                     Все зло, что причиняет мне любовь,
                     Считаю лишь наградою двойною.
                     Всецело я тебе принадлежу
                     И мнением чужим не дорожу.

                                   ~ 89 ~

                      Скажи, запятнан некой я виною -
                      И твой уход себе я объясню;
                      Скажи, что поражен я хромотою -
                      Смолчу в ответ, тебя не обвиню.
                      Бессилен ты, приличья соблюдая,
                      Навлечь такой позор, как сам певец
                      Несет себе, знакомство отрицая
                      И тем былому положив конец.
                      Ты сделай так, чтоб нам с тобой случайно
                      Увидеться на людях не пришлось,
                      Чтоб имя друга, раскрывая тайну,
                      Невольно с языка не сорвалось.
                      С собою в ссоре я - причина в том,
                      Что дружбу не вожу с твоим врагом.

                                   ~ 90 ~

                      Когда весь мир невзгоды на меня
                      Обрушил вдруг, как горестно признаться,
                      Что ты, удел суровый мой кляня,
                      Так можешь надо мною посмеяться.
                      Что ж, уходи - еще одним несчастьем
                      Пусть будет больше - всех не перечесть.
                      Но знай, что после долгих дней ненастья
                      Не всяк способен бурю перенесть.
                      И потому читай без промедленья
                      Свой приговор, покуда мелких бед
                      Поток не хлынул - слова сожаленья
                      Ты не услышишь от меня в ответ.
                      Не так страшна напастей череда,
                      Как то, что ты уходишь навсегда.

                                   ~ 91 ~

                     Достоинства одних в роду, в уменье,
                     Иных - в богатстве, тела красоте,
                     Тех гардероб - ну, просто загляденье,
                     У тех же - куча псов и лошадей.
                     Но в каждой шутке соль своя таится,
                     Ее постигнешь - вдвое веселей:
                     О, как смешны их радостные лица -
                     Мой клад куда надежней и ценней:
                     Любовь твоя гораздо выше значит
                     Богатств, высоких званий и одежд,
                     Псов, лошадей и соколов в придачу,
                     Счастливей я тех хвастунов-невежд.
                     Чего страшусь, счастливый человек?
                     Коль ты уйдешь, несчастен я навек.

                                   ~ 92 ~

                     Хотя ты можешь тайно ускользнуть,
                     Я застрахован до моей кончины:
                     Чтоб одному влачить сей бренный путь,
                     Сыскать не мог бы веской я причины.
                     И потому судеб любой удар
                     Меня страшит не более простуды:
                     Вручили небеса мне лучший дар -
                     Не быть рабом любой твоей причуды.
                     Когда избрал я ставкой жизнь и смерть,
                     Твой грех непостоянства не опасен:
                     Я был любим и счастлив умереть,
                     И оттого-то жребий мой прекрасен!
                     Нет ничего на свете без пятна,
                     Но фальшь твоя мне вовсе не видна.

                                   ~ 93 ~

                      Хочу я жить, не ведая измены,
                      Как рогоносец - просто и легко,
                      В любви твоей не видя перемены,
                      Хотя ты сердцем где-то далеко.
                      Лицо твое хранить умеет тайну
                      И о душе никак не говорит:
                      Не дрогнет мускул ни один случайно,
                      Оно стыдом сердечным не горит.
                      Предписано ему еще с рожденья
                      Поклонников любовью одарять,
                      Рассеивать тревоги и волненья,
                      Улыбкою их лица озарять.
                      О, эта добродетель показная -
                      Что яблоко для Евы в кущах рая!

                                   ~ 94 ~

                     Кто мог бы зло творить, но не желает,
                     Кто всех расшевелит, но сам притом
                     И камню в твердости не уступает,
                     Презрел соблазны, холоден умом -
                     Тем небеса благоволят по праву:
                     Вершители они своей судьбы,
                     Которые страстям найдут управу,
                     Когда другие - слабостей рабы.
                     Весенний цвет природу украшает,
                     Хотя себе на радость лишь цветет.
                     Когда же изнутри он загнивает,
                     Его сорняк последний превзойдет.
                     Из-за порока сладость нам горька -
                     Прогнивший цвет не лучше сорняка.

                                   ~ 95 ~

                      Как мило ты постыдное творишь!
                      С тобою сходен розы лепесток:
                      Со стороны не сразу в нем узришь
                      То, что разъел ничтожный червячок.
                      Но пусть твои деянья недруг твой
                      Смакует похотливым языком -
                      Молва хулу представит похвалой:
                      Ей нет изъянов в имени твоем.
                      В тебе пороку всякому дано
                      Найти жилья надежнейший оплот,
                      Тобой одевшись, каждое пятно
                      Нарядом ярким взору предстает.
                      И потому хочу предостеречь:
                      В худых руках тупеет острый меч.

                                   ~ 96 ~

                      Одним твои деянья лишь в упрек,
                      Другим они являют благородство:
                      В тебе способен обрести порок
                      С чертами добродетельными сходство.
                      Как изумруд фальшивый иль агат
                      Сверкает в перстне чопорной царицы,
                      Так и в тебе все ложное стократ
                      Предстать пред взором истиной стремится.
                      Как много ярок к волку попадут,
                      Когда он смотрит робкою овцою!
                      Как много в сети чары завлекут
                      Обманутых твоею красотою!
                      Но именем твоим я дорожу
                      И в том свою отраду нахожу.

                                   ~ 97 ~

                      В душе моей жила ночная тьма,
                      Покуда не явилась ты, о роза.
                      Казалось мне, сковала все зима
                      Дыханием декабрьского мороза.
                      А лето наступило чередой -
                      Его сменило время урожая,
                      И я остался бедною вдовой,
                      Что без супруга плод свой ожидает.
                      Лишь жалкою надеждою сирот
                      Я эту роскошь буйную считаю:
                      Здесь летом так тебя не достает,
                      Что даже птицы в рощах умолкают.
                      А запоют - чириканью сродни:
                      Дрожа, как лист, ждут осени они.

                                   ~ 98 ~

                      Расстались мы веселою порой,
                      Когда апрель наряд свой распушил
                      И, отрицая мрачный образ свой,
                      Сатурн за ним на крыльях заспешил.
                      Но не могли меня очаровать
                      Ни аромат цветов, ни птичий хор,
                      Не торопился я цветов нарвать
                      Иль завести приятный разговор.
                      Ни чудных лилий снежной белизной,
                      Ни киноварью роз не восхищен,
                      Я полагал - в них только образ твой
                      Рукою неумелой воплощен.
                      Дохнул зимою хладной этот день,
                      Едва твою напоминая тень.

                                   ~ 99 ~

                      Лесной фиалке бросил я упрек:
                      Где, милый вор, украл ты аромат?
                      Из уст любимой - где б иначе смог;
                      Твои ланиты пурпуром горят -
                      Ее же крови в них заемный ток.
                      У лилий рук любимой белизна,
                      У майорана - нежный блеск волос,
                      И бледность щек взяла из них одна,
                      Другой же алый стыд занять пришлось.
                      А третья, не красна и не бела,
                      Поддела оба цвета на крючок
                      И запах, только что же обрела -
                      В награду в ней завелся червячок.
                      Цветов таких, пожалуй, вовсе нет,
                      Чтоб не украли запах твой иль цвет.

                                  ~ 100 ~

                      Сколь мощный вдохновения исток
                      В твоей, о муза, памяти угас:
                      Ты тратишь силы, как пустой игрок,
                      Напрасно расточая их запас.
                      Наверстывая каждый праздный день,
                      Строфою нежной вновь заговори,
                      Забывчивая, пересилив лень,
                      Готовым слушать песню подари.
                      Проснись, в лицо любимой загляни -
                      Когда в нем есть морщинка хоть одна,
                      Сатиру ты на Время сочини,
                      Его на все ославив времена.
                      Воспой любовь, судьбу опережая,
                      До сбора рокового урожая.

                                  ~ 101 ~

                     Чем оправдаешь лень свою, о муза,
                     В прекрасном правоты не воспевая,
                     В любви моей их тесного союза
                     Себе в ущерб никак не признавая?
                     Не ты ль твердила прежде громогласно,
                     Что истинному в красках нет нужды,
                     Оно без них само собой прекрасно,
                     Ему следы вмешательства чужды?
                     Пусть так, но не безмолвствуй, как немая,
                     Сорви с души молчания печать:
                     Прекрасное от Времени спасая,
                     Ему сумеешь ты бессмертье дать.
                     Исполни долг - тебе моя рука:
                     Пусть красота переживет века.

                                  ~ 102 ~

                     Не напоказ люблю я, это верно -
                     Своей любовью хвастать не привык.
                     Любовь продажна, если непомерно
                     Ее вознес безудержный язык.
                     И мы любили раннею весною,
                     Я тоже пел и видел в пенье толк,
                     Как в роще соловей порой ночною;
                     Прошла весна - и соловей умолк.
                     Не то, чтоб лето менее приятно,
                     Чем дни весны, да вышел песням срок:
                     И музыки обилие, понятно,
                     Как аромат излишний, нам не впрок.
                     А потому я тоже умолкаю
                     И досаждать вам больше не желаю.

                                  ~ 103 ~

                     Увы, какую муза нищету
                     При всех своих возможностях являет,
                     Когда, воспеть задумав красоту,
                     Меня к себе на помощь призывает!
                     В потугах жалких друга не вини:
                     Когда узнать причину пожелаешь,
                     Глазком одним на зеркало взгляни -
                     Загадку эту сразу разгадаешь:
                     В душе моей желанья вовсе нет,
                     В поэзии вступив на путь опасный,
                     Моим благим намереньям вослед
                     Испортить то, что подлинно прекрасно:
                     Ведь зеркало твое тебе покажет
                     Гораздо больше, чем мой стих расскажет.

                                  ~ 104 -

                   Прекрасный друг, ты молод, как всегда!
                   С тех пор, как мы впервые повстречались,
                   Уже трех зим суровых холода
                   В три лета неизменно обращались,
                   И три весны, пришедших в свой черед,
                   Сменила трижды осень золотая,
                   Но мчит вперед времен круговорот,
                   Тебя своим крылом не задевая.
                   Как часто смотрим мы на циферблат,
                   Не чувствуя, как стрелка убегает!
                   Вот так мой глаз, случайный бросив взгляд,
                   Старенья твоего не замечает.
                   Грядущее, тебе мои слова:
                   Наступишь ты - и красота мертва.

                                  ~ 105 ~

                     Пускай для всех язычником я стану,
                     Пусть идолом сочтут мою любовь -
                     Ее одну я петь не перестану
                     И буду повторяться вновь и вновь.
                     Одной лишь теме верен постоянно,
                     Сегодня, завтра - так же, как вчера -
                     Любовь я буду славить неустанно,
                     Как воплощенье правды и добра.
                     Добро, правдивость, красота - три слова
                     Пишу я каждый раз на новый лад,
                     И каждый стих - лишь копия другого,
                     Хотя слова по-разному звучат.
                     Три качества так часто жили врозь,
                     Теперь единство их в тебе сошлось.

                                  ~ 106 ~

                      Когда читаю в хрониках былых
                      О том, что ныне недоступно нам -
                      О том, как славит изощренный стих
                      Достоинства и рыцарей, и дам -
                      Я вижу: их извечный идеал
                      Лишь отразил прекрасные черты,
                      Которые так счастливо вобрал
                      И воплотил в себе сегодня ты.
                      Но образцом для нынешних времен
                      Служить не могут прошлого слова:
                      Покуда не был ты на свет рожден,
                      Поэтам не хватало мастерства,
                      А у живых, кто твой увидит лик,
                      В восторге взор, да немощен язык.

                                  ~ 107 ~

                    Ни страх мой, ни чужие предсказанья
                    Превратностей и бед грядущих дней
                    Не превзойдут друг друга в состязанье
                    Меня отторгнуть от любви моей.
                    Луна пережила свое затменье,
                    Пророчеств мрачных след давно простыл,
                    Уверенность сменила все сомненья,
                    И мир себя оливой возвестил.
                    И дней счастливых время наступает,
                    Любовь моя, как прежде, молода,
                    Поэту смерть дорогу уступает,
                    Я оживаю в рифмах, как всегда.
                    Тиранов бронзу одолеет прах -
                    Твой памятник останется в веках.

                                  ~ 108 ~

                     В какой еще строке не воплотил
                     Я верный образ твой, любимый друг?
                     Каких еще не достает чернил
                     Для восхваленья всех твоих заслуг?
                     Все исчерпав, за старое опять
                     Я взялся и, покуда хватит сил,
                     Не брошу, как молитву, повторять
                     Все, что тебе когда-то посвятил.
                     Любовью той, что вечно не тускнея,
                     Собою попирает пыль и прах,
                     Живу я и, с тобою молодея,
                     Морщин не замечаю на щеках.
                     Пусть форма и покажется мертва -
                     Я нахожу все новые слова.

                                  ~ 109 ~

                      Не говори, что я кривлю душой -
                      Хотя разлука усмиряет пламя,
                      Легко могу расстаться я с собой:
                      Душа с тобою днями и ночами.
                      И где бы я ни странствовал, мой друг,
                      К тебе обратно сердцем поспешаю,
                      Как в дом родной, и после всех разлук
                      Раскаянье слезами орошаю.
                      Другим не верь, в душевной простоте,
                      Когда они заявятся с наветом,
                      И дай отпор бездушной клевете,
                      Не следуя обманчивым советам.
                      Ничтожен для меня весь этот мир,
                      Но без тебя я одинок и сир.

                                  ~ 110 ~

                    Да, это верно, странствуя по свету,
                    Я превратился в жалкого шута
                    И торговал за мелкую монету
                    Той дружбой, что всегда была чиста.
                    И так же верно, что на верность друга
                    Взирал я равнодушно, как чужой.
                    Но из скитаний - в том моя заслуга -
                    Вернулся с обновленною душой.
                    Испытывать тебя - пустое дело,
                    Свой аппетит не стану я дразнить.
                    Прими любовь, которой нет предела,
                    О, божество, тебя ли не любить!
                    В своем ты сердце место мне найди
                    И старой дружбой снова награди.

                                  ~ 111 ~

                      Капризную Фортуну ты бранишь
                      За все мои нелестные деянья,
                      Профессию негодную винишь,
                      Несущую лишь горечь подаянья.
                      Ко мне ее позорная печать,
                      Как пятнами к красильщику, пристала.
                      Так сделай милость, помоги мне снять
                      Виновную богиню с пьедестала.
                      Любое средство выпить не боюсь,
                      Безропотно приму твои старанья
                      И горечи совсем не устрашусь,
                      Чрезмерным не считая наказанья.
                      О, сжалься, друг, тебя я уверяю,
                      Что лучшего лекарства я не знаю.

                                  ~ 112 -

                     Мой друг, с твоим участьем и любовью
                     Мне нипочем вульгарнейший скандал:
                     Ты моему душевному здоровью
                     Отличное лекарство прописал.
                     Мой суверен, верши свою расправу,
                     И пусть клеймо черно или бело -
                     Лишь одному тебе судить по праву,
                     По справедливости, мое добро и зло.
                     Мой слух устроен словно у гадюки:
                     В пучине сотен разных голосов
                     Отыщет он родные сердцу звуки,
                     Их не заглушит хор клеветников.
                     Я от бесчестья тем и защищен,
                     Что целиком тобою поглощен.

                                  ~ 113 ~

                    Расстались мы - мой взор в воображенье,
                    А тот, которым видеть суждено,
                    Весь обращен во внутреннее зренье -
                    Как будто видит, но ослеп давно:
                    Ни птиц и ни цветов не различает,
                    Все исказилось - форма и размер,
                    И с ним душа никак не разделяет
                    Ни зелень трав, ни свет небесных сфер.
                    Столкнувшись с явью, грубой или нежной,
                    Разумный довод отметая прочь,
                    Я мерю, словно ученик прилежный,
                    Тобой орла с голубкой, день и ночь -
                    Глазами разум мой пренебрегает,
                    Он истину сурово отвергает.

                                  ~ 114 ~

                     Тобою лишь мой разум очарован
                     И лесть - монархов бич - испил до дна.
                     А взор ослеп, как будто околдован,
                     Любовь твоя - алхимия одна,
                     Что в нежных херувимов обращает
                     Ужасных чудищ, многоглавых змей,
                     Добро и зло безжалостно мешает
                     И губит все огнем своих лучей.
                     Опасности никак не замечая,
                     Напиток сердце безотчетно пьет,
                     А глаз, дурному вкусу потакая,
                     Очередную чашу подает.
                     Но если взор душе подносит яд,
                     Вкушая первым, - он не виноват.

                                  ~ 115 ~

                    Те строки, что писал я прежде, лгут,
                    Когда твердят: нельзя любить сильнее.
                    Не знает разум ни границ, ни пут,
                    Огонь в душе горит еще яснее.
                    Любви ли клятвы, царский ли указ -
                    Ничто на свете не избегнет тлена.
                    Прекраснейшим намереньям в свой час
                    В конце концов наступит перемена.
                    Но отчего любовь короновать
                    Я не бегу, поспешность отвергая,
                    И не страшусь богатство потерять,
                    Надежду на грядущее питая?
                    Любовь - дитя, и я сказал бы просто:
                    Она растет, и нет пределов роста.

                                  ~ 116 ~

                      Я не хочу мешать слиянью в плен
                      Сердец влюбленных, но к чему любовь,
                      Которая при виде перемен
                      Сама меняет облик вновь и вновь?
                      О нет! Любовь - надежнейший маяк,
                      В невзгодах путеводная звезда,
                      С которой курс сверяя свой, моряк
                      Найдет дорогу верную всегда.
                      Любовь - не шут у Времени в руках:
                      Пусть урожай обильный зреет ей,
                      Но неизменной в любящих сердцах
                      Она пребудет до скончанья дней.
                      И все ж, коль я ошибку совершил,
                      Зачем любил и не жалел чернил?

                                  ~ 117 ~

                      Вини меня: как часто я скупился
                      Любовь твою оплачивать добром
                      И убежать, безумный, торопился
                      Я от тебя все дальше день за днем
                      И, Времени напрасно доверяя,
                      Свой парус предоставил всем ветрам;
                      Тебя нередко из виду теряя,
                      К ничтожным устремлялся я умам.
                      Поступки друга - пусть они не гладки -
                      Ты в книгу аккуратно запиши,
                      Но, подчинясь обманчивой догадке,
                      Его возненавидеть не спеши.
                      Мои ошибки, глупое упрямство
                      Твоей любви проверят постоянство.

                                  ~ 118 ~

                     Чтоб лучше разыгрался аппетит,
                     В еду мы соус терпкий добавляем,
                     А коль недуг у нас внутри сокрыт,
                     Слабительным болезни изгоняем.
                     Я сам нередко тоже прибегал
                     К лекарствам горьким, чувства укрепляя,
                     И, нарушая клятвы, полагал:
                     Себя лечу, болезнь предупреждая.
                     Но вот такой "политики" плоды:
                     Когда любовь сменяет пресыщенье,
                     Уход к другим спасает от беды,
                     Но лишь ценою тяжкого прозренья.
                     Теперь я горький получил упрек:
                     Лекарство оказалось мне не впрок.

                                  ~ 119 ~

                     О, сколько слез сирены я испил
                     Из адской чаши, горькой и зловонной!
                     Объятый страхом, падал я без сил,
                     С надеждою расставшись окрыленной.
                     Какими заблужденьями изрыт
                     Мой путь по жизни, без того не гладкий,
                     Как часто вылезали из орбит
                     Глаза мои в безумной лихорадке!
                     Добру пойти на пользу может зло,
                     Как лечит яд опаснейший больного -
                     Когда любви угасшей повезло,
                     Она еще прекрасней станет снова.
                     Упреки я без споров принимаю
                     И выигрыш трехкратный получаю.

                                  ~ 120 ~

                      Ты был небезупречен предо мной,
                      И я, обидой тяжкой уязвленный,
                      Согнуться б должен телом и душой
                      Без крепких жил из стали закаленной.
                      Когда бы мною был ты оскорблен,
                      Как я тобой - познал бы муки ада,
                      А я б, навек спокойствия лишен,
                      Не ведал ни досуга, ни отрады.
                      О, если бы смятенье чувств избыть,
                      Покончив с ненавистным отчужденьем,
                      И раненные души излечить,
                      Друг другу принеся бальзам смиренья!
                      Твои грехи меня с тобой равняют:
                      Они собой мои же искупают.

                                  ~ 121 ~

                    Уж лучше в самом деле грешным быть,
                    Чем просто слыть - отмоешься едва ли -
                    И радости минутные ловить,
                    Чтоб сплетники тебя не оболгали.
                    Зачем трубят они про "буйный" нрав,
                    За мной шпионя взором похотливым,
                    И, совести остатки растеряв,
                    Меня порочат голосом фальшивым?
                    Нет, я есть я, и пусть никто другой
                    Свои грехи моими не считает -
                    Я прям, а если глаз его кривой, -
                    Пускай меня он с грязью не мешает!
                    Таким весь мир - одна сплошная грязь,
                    И каждый только грязной лужи князь.

                                  ~ 122 ~

                     Подарок твой, та книжка записная,
                     Исписан до последнего листка,
                     Исчез вдруг, как безделица пустая,
                     Но сохранится в сердце на века
                     Или пока на этом свете бренном
                     Я исчерпаю свой предельный срок
                     И, преданный забвенью, прахом тленным
                     Переступлю последний мой порог.
                     Не так уж много может поместиться
                     В той малой книжице, и потому
                     Не сохранил я краткие страницы,
                     Препоручив их сердцу моему:
                     Помощника такого содержать -
                     Что памяти своей не доверять.

                                  ~ 123 ~

                  Не хвастай, Время, я такой, как прежде:
                  Ряды твоих новейших пирамид,
                  Хотя явились и в иной одежде,
                  Лишь прежней сути изменяют вид.
                  Жизнь - краткий миг, любой на свет рожденный
                  Все, что всучишь, за новое сочтет
                  И взор отвесть не может восхищенный -
                  Он речи о подделке не поймет.
                  Старания твои я презираю,
                  Ни нынешним, ни прошлым не прельщен,
                  И записям твоим не доверяю -
                  Твой каждый шаг поспешностью рожден.
                  Клянусь, таким пребуду я всегда,
                  И не согнут меня твои года.

                                  ~ 124 ~

                      Любил бы я тебя за положенье -
                      Моя любовь бастардом бы слыла:
                      Как Времени слепое порожденье
                      Она б цветком иль сорняком была.
                      О нет, не управляема Фортуной,
                      И взлетам, и падениям чужда,
                      Она всегда во мне пребудет юной:
                      Меж ней и модой кровная вражда.
                      Ее молва людская не пугает,
                      И неизменно - завтра, как вчера -
                      Она еретикам не уступает,
                      Ей нипочем ни ливни, ни жара.
                      Порукой в том - живущих преступленья,
                      Их смерть во благо нам, а им в прощенье.

                                  ~ 125 ~

                     Быть может, нес я шаткий балдахин,
                     Наружное напрасно выставляя,
                     Иль клятвой ложной до моих седин
                     Поклялся в дружбе, клятву нарушая?
                     Не видел тех, кто, формой увлечен,
                     Платил за все ценою непомерной
                     И, к сложному бездумно устремлен,
                     Простой лишался выгоды, но верной?
                     Сдаю я сердце в добровольный плен,
                     Пускай в твоем оно всегда хранится.
                     Да будет равноценным наш обмен,
                     И пусть нам не мешают третьи лица.
                     Доносчик подлый! Низкая душа
                     В любви не стоит медного гроша.

                                  ~ 126 ~

                     О, мальчик мой с улыбкой на устах,
                     Зерцало, серп, часы в твоих руках.
                     Несут краса твоя и процветанье
                     Поклонникам бессчетным увяданье.
                     Тебя назад - лишь вырвешься слегка -
                     Тотчас природы возвратит рука.
                     Она тебя содержит, милый друг,
                     Чтоб коротать противный свой досуг.
                     Но ты, ее любимец, должен знать:
                     Не век же ей сокровища держать.
                     Пускай себе куражится недолго -
                     Не увернется от уплаты долга.

                                  ~ 127 ~

                     Да разве мог бы прежде черный цвет
                     Быть символом прекрасного бесспорным?
                     Теперь ему на свете равных нет -
                     Кумир постыдно заменили черным.
                     Не раз пытались грязному с тех пор
                     Фасад украсить обликом фальшивым,
                     Тем самым выставляя на позор
                     То, что считалось подлинно красивым.
                     И потому глаза ее черны
                     И брови словно трауром одеты,
                     Как будто сострадания полны
                     К тем, кто лишен прекраснейшего цвета.
                     Но так печаль к глазам ее идет,
                     Что цвет иной никто не признает.

                                  ~ 128 ~

                      О, музыка моя, едва рука
                      Твоя так нежно дерева коснется -
                      Согласно струны задрожат слегка,
                      Душа от звука сразу встрепенется.
                      На зависть мне не с тыльной стороны
                      Они шутя ладонь твою целуют,
                      А губы те, что пожинать должны
                      Свой урожай, краснеют вхолостую.
                      Так их ласкать! Да я б на месте их
                      С самою декой местом поменялся,
                      Чтоб стать опорой пальчиков твоих,
                      И губ живых блаженней оказался!
                      Коль дерзкие так счастливы в игре,
                      Оставь им пальцы, губы - только мне!

                                  ~ 129 ~

                      Стыда утрата есть души растрата,
                      Простая похоть в действии - она
                      Убийственно, жестоко виновата
                      В тех крайностях, какими жизнь полна.
                      За утоленьем следует прозренье,
                      Безумной гонке лишь один конец:
                      Приманку заглотив, лишенный зренья,
                      Возненавидел все вокруг слепец.
                      Такой же сумасшедший в обладанье,
                      Сколь ни имей, еще желает он.
                      Ждал удовольствий, а нашел страданье,
                      И думал - счастье, оказалось - сон.
                      Все так и есть, но кто избегнуть рад
                      Блаженства, низвергающего в ад?

                                  ~ 130 ~

                    Ее глаза - не звезды, я не скрою,
                    И алость губ с кораллом не сравнить,
                    И грудь не так бела, как снег зимою,
                    А волосы - что проволоки нить.
                    Встречал я много роз в пору цветенья,
                    Но на щеках ее подобных нет;
                    От запахов иных я в восхищенье,
                    Чем тех, что в ней оставили свой след.
                    Люблю я разговор ее, но знаю,
                    Что музыке приятнее внимать;
                    Стройна богинь походка - допускаю:
                    Ей не дано, как им, легко ступать.
                    И все ж, о небо, ни к чему сравненья:
                    Любовь моя, ты редкое явленье!

                                  ~ 131 ~

                     Мучитель мой любимый, мой тиран,
                     Как все красотки, ты горда, надменна.
                     Изныло сердце от бессчетных ран -
                     Ведь в нем ты камень самый драгоценный.
                     Пусть твой доброжелатель скажет мне,
                     Что нет в тебе жестокости ни грана,
                     Но я, с самим собой наедине,
                     Как верный пес, залечиваю раны.
                     Чтоб доказать его неправоту,
                     Зову я их в свидетели живые:
                     Пусть в черном цвете славят красоту -
                     Безмерно превзошел он остальные.
                     Черна не ты, черны твои дела,
                     И им молва по праву воздала.

                                  ~ 132 ~

                    Твои глаза невольно сострадают,
                    Моей печали видя глубину,
                    И черный цвет, как траур, надевают,
                    Желая сердца искупить вину.
                    Ни ранний свод угрюмого востока
                    Светило так не красит никогда,
                    Ни запад, где сияет одиноко
                    В вечернем небе яркая звезда,
                    Как пара черных глаз - твой лик стыдливый,
                    Но ты тогда и сердцу дай совет
                    Грустить все той же грустью молчаливой,
                    Под стать глазам одевшись в этот цвет, -
                    И я клянусь, мне жаль того глупца,
                    Кто не оценит твоего лица.

                                  ~ 133 ~

                    Черт побери то сердце, что страдать
                    Меня и друга равно обрекает!
                    Ей мало одного меня пытать -
                    Другого тоже в рабство обращает!
                    Меня же от меня ты увела,
                    Мое второе я приворожила,
                    Себя, меня и друга отняла -
                    Тройною мукой трижды наградила.
                    Пускай в твою тюрьму я заключен -
                    Меня за друга посчитай залогом,
                    Да будет он скорей освобожден -
                    Должна быть мера в обхожденье строгом.
                    Ее не вижу я в глазах твоих -
                    Под стражею содержишь ты двоих.

                                  ~ 134 ~

                      Я признаюсь - он собственность твоя,
                      И сам я угодил к тебе в заклад.
                      Но я прошу, мое второе я
                      Ты, в утешенье мне, верни назад.
                      Вы против - ты из жадности своей,
                      А он ослеп из чувства доброты,
                      Не ведая всей тяжести цепей,
                      Которыми его сковала ты.
                      И, поступая словно ростовщик,
                      Ты красоту свою пускаешь в ход,
                      А он, как неоплатный твой должник,
                      Себя за это в рабство продает.
                      Нет друга, и оплачена сполна
                      Моя свобода, только где она?

                                  ~ 135 ~

                      Есть у тебя желанье, как у всех,
                      Да сверх того имеется другое -
                      Моей добавки для твоих утех,
                      Я думаю, достаточно с лихвою.
                      И пусть ему пределов не дано,
                      Но и мое ты удостой вниманьем -
                      Оно другим желаниям равно,
                      Ведь не напрасно я зовусь "Желаньем":
                      Как море воду в изобилье пьет,
                      Запас преумножая постоянно,
                      Так и твое желанье возрастет,
                      Со мною станет более желанно.
                      Друзей недобротой не убивай -
                      В желанье про меня не забывай.

                                  ~ 136 ~

                   В душе со мной почувствовав сближенье,
                   Скажи слепой: твое "Желанье" - я.
                   Пусть ей мое поведает прошенье,
                   Как далеко любовь зашла моя.
                   Пускай твоих желаний кладовая
                   Вобрав меня, заплещет через край,
                   И, правило богатства подтверждая,
                   За нуль ты единицу принимай,
                   Пускай в толпе мое не слышно имя,
                   Хотя в счетах мне место одному,
                   Считай ничтожным наравне с другими,
                   Когда приятно сердцу твоему,
                   Но дорожи хоть именем моим -
                   С таким "Желаньем" буду я любим.

                                  ~ 137 ~

                    Любовь слепая взор заворожила -
                    И, подменив прекрасное дурным,
                    Ему внушает колдовская сила
                    В упор не видеть то, что перед ним.
                    Подкупленный пристрастными глазами,
                    Он к пристани знакомой пристает,
                    Но, скованный незримыми цепями,
                    Мне фальшь постигнуть сердцем не дает,
                    Считая огороженным загоном
                    То место, где общинная земля,
                    И, вопреки естественным законам,
                    Не видит, что затоптаны поля.
                    Ни глаз, ни сердце лжи не замечают
                    И оба по заслугам получают.

                                  ~ 138 ~

                    Когда любовь неправду говорит,
                    Я верю ей, хотя она и лжет,
                    Что возраст мой висков не серебрит,
                    Чего понять мне сердце не дает.
                    Пусть молодость осталась позади,
                    Мне все же льстит бесхитростный обман;
                    Мы оба лжем рассудку вопреки,
                    Деля уловку молча пополам.
                    Но что ж она признаться не спешит
                    В неправде той о возрасте моем,
                    И мой язык бессовестно молчит,
                    А мы все так же счастливы вдвоем?
                    Есть у большой любви черта одна:
                    Не замечает старости она.

                                  ~ 139 ~

                      В защиту лжи меня не призывай,
                      В своих грехах напрасно обвиняя,
                      И силу слова словом побеждай,
                      А не искусство взора применяя.
                      Стыдливо пряча потаенный взгляд,
                      По сторонам добычи не ищи ты:
                      К чему уловки - твой опасный яд
                      Куда сильнее всей моей защиты.
                      Твои глаза - противник давний мой,
                      И лишь в одном я вижу оправданье:
                      Когда в силках окажется другой,
                      То будут не напрасными старанья.
                      Но я почти убит, мой милый друг -
                      Добей открыто и избавь от мук.

                                  ~ 140 ~

                      Не заслужил я твоего презренья -
                      Безмолвный мой язык не осуждай
                      И горьких слов для самовыраженья
                      В моей душе искать не принуждай.
                      Я верю, что поможет разум твой
                      Сказать "люблю", пусть даже не любя -
                      Так жаждет умирающий больной
                      Услышать ложь святую про себя.
                      Иначе как бы мне не довелось,
                      В своем безумстве проронить слова,
                      Которые, толкуя вкривь и вкось,
                      Тотчас по свету разнесет молва.
                      Будь начеку и сердца широту
                      Не променяй на злую клевету.

                                  ~ 141 ~

                     В тебя, изъянов сотню замечая,
                     Мои глаза не столь же влюблены,
                     Как сердце, что пылает, не внимая
                     Тому, чем так напуганы они.
                     Ни слуха твой язык не услаждает,
                     Ни осязанье не влечет, ей-ей,
                     Ни запах и ни вкус не привлекают
                     В пиру роскошном низменных страстей.
                     Но сердца быть слугой твоим желанье
                     Пять чувств моих бессильны отвратить:
                     Снесет оно любое наказанье,
                     Стремясь рабом твоим несчастным быть.
                     А боль моя - лишь выигрыш прямой:
                     В страданьях искупаю грех я свой.

                                  ~ 142 -

                    Любовь - мой грех, при жажде осужденья
                    Во мне найдется не один порок;
                    Но стоит привести твою в сравненье -
                    И ты отбросишь всяческий упрек.
                    Что ж, упрекай, но только не устами,
                    Чей розовый орнамент осквернен:
                    Запятнанный такими же грехами,
                    Был рентою в чужой постели он.
                    Признай же, что и я достоин счастья,
                    И, расточая жар своих лучей,
                    Лелей внутри себя ростки участья,
                    Чтоб заслужить участие друзей.
                    А если тайно согрешить умеешь,
                    То пожинать придется то, что сеешь.

                                  ~ 143 ~

                    Как та хозяйка, что, стремясь поймать
                    Случайно убежавшего цыпленка,
                    Скорей за ним кидается бежать
                    И опускает на землю ребенка,
                    А бедное дитя кричит, в слезах,
                    Ее в испуге за полу хватая,
                    Она ж в погоню рвется, впопыхах
                    Отчаянья его не замечая,
                    Так ты любовь стараешься догнать,
                    А я, твое дитя, тебя ревную.
                    Но если счастье можешь удержать,
                    Хоть поцелуй, как матери целуют.
                    Молиться буду за твое "желанье",
                    Лишь воротись унять мои рыданья.

                                  ~ 144 ~

                    Судьба, любить заставив сразу двух,
                    Со мной неосторожно пошутила:
                    Прекрасный друг мой - это добрый дух,
                    А в смуглой даме - дьявольская сила.
                    Тот дьявол в юбке, мне готовя ад,
                    Мою любовь другую искушает
                    И, подкупить ее безмерно рад,
                    Нарушить клятву верности внушает.
                    Но если ангел стал моим врагом,
                    Я подозрений вслух не выражаю:
                    Пусть я один, пускай они вдвоем -
                    Попал он в ад, как я предполагаю,
                    Но лишь тогда избавлюсь от сомнений,
                    Когда сгорит дотла мой добрый гений.

                                  ~ 145 ~

                       Уста, что сам Амур создал,
                       Сказали "Ненавижу я", -
                       И был сражен я наповал,
                       Но тут обидчица моя,
                       Узнав, как чахну я с тех пор,
                       В надежде отвести беду,
                       Смягчила сердца приговор,
                       Развеяв давнюю вражду.
                       И светлый день осилил ночь,
                       Слова по-новому звучат,
                       Как будто враг унесся прочь,
                       Сойдя с небес в кромешный ад:
                       "Я ненавижу" - но, любя,
                       Она сказала: "не тебя".

                                  ~ 146 ~

                      Душа, о, грешной плоти кладовая,
                      Мятежных сил обитель, посмотри:
                      Снаружи стены ярко украшая,
                      От голода ты чахнешь изнутри.
                      Как расточительны твои старанья,
                      Отделан дом, трудов твоих венец.
                      Но он пойдет вослед за увяданьем
                      Червям на корм - не в этом ли конец?
                      А если так - запас не расточая,
                      Свой век за счет служанки доживай,
                      Ценой отбросов сроки продлевая,
                      Кормись сама, богатств не наживай.
                      Тебя содержит смертный человек,
                      Умрет он раз - и смерти нет вовек.

                                  ~ 147 ~

                      Как в лихорадке, я горю сильней,
                      Когда любовь костер свой раздувает:
                      То, что душе становится больней,
                      Больного голод удесятеряет.
                      Давно мой разум-лекарь занемог
                      И за несоблюденье предписанья
                      Меня покинул, преподав урок:
                      Желанье - смерть, он исключил желанье.
                      Я безнадежен, я неизлечим
                      И, как слепой безумец, рассуждаю,
                      Не признаю ни следствий, ни причин
                      И редко связь меж ними различаю:
                      Ведь для меня ты свет и красота,
                      А вправду - ночь и ада чернота.

                                  ~ 148 ~

                      Какой любви в меня вселился бес,
                      Что взор мой видеть правду не умеет!
                      А если видит, то куда исчез
                      Мой разум, что о ней судить не смеет?
                      И если так, то кем я ослеплен,
                      Какую фальшь весь свет опровергает?
                      А если нет, он явно посрамлен:
                      Все "нет" любовь неправдой попирает.
                      Возможно ль правду с нею совместить?
                      Глаза любви всегда полны слезами.
                      Немудрено ошибку совершить -
                      И солнца не видать за облаками.
                      Как часто застилает нам глаза,
                      Любовь, твоя коварная слеза.

                                  ~ 149 ~

                      Гнездо порока, я ли не люблю
                      Тебя, когда, себе наперекор,
                      Без всяких колебаний я вступлю
                      С тобой, моим тираном, в заговор.
                      Кто хоть один среди моих друзей
                      Тобою как противник заклеймен?
                      Лишь хмуро взглянешь ты из-под бровей
                      Со мною дело заимеет он.
                      И как могу я задирать свой нос,
                      Заслуг в тебе не видя никаких?
                      Все лучшее к ногам твоим принес
                      Я, подчиняясь силе чар твоих.
                      Но вот постиг причину, наконец:
                      Влюбленный есть воистину слепец.

                                  ~ 150 ~

                      Откуда власть такую ты берешь,
                      Что сеет в сердце любящем смятенье
                      И, говоря заведомую ложь,
                      Я отрицаю то, что видит зренье?
                      Откуда то очарованье зла,
                      Которое так разум подавляет,
                      Что он твои порочные дела
                      За чистую монету принимает?
                      Не диво ль тем сильней тебя любить,
                      Чем больше есть причин для отвращенья?
                      Но ты с другими не спеши судить,
                      В каком я оказался положенье:
                      Тем, что твои пороки полюбил,
                      Вдвойне твою любовь я заслужил.

                                  ~ 151 ~

                      Ждать от любви стыда - напрасный труд,
                      Хотя известно - он дитя любви;
                      И потому, как благородный плут,
                      Меня вершить дурное не зови.
                      Тобою предан, сам я предаю
                      Телесной грязи непорочный дух:
                      В любви победу прочит он свою,
                      Но телом остаюсь к нему я глух.
                      Заслышав имени родного звук,
                      Опять за призом поспешает плоть,
                      Довольна рабской долей жалких слуг,
                      В бессилии гордыню побороть.
                      Меня слепая погубила страсть:
                      Взмывая вверх, не чаял я упасть.

                                  ~ 152 ~

                    Ты в ложной клятве обвиняешь друга,
                    Но велика вдвойне твоя вина:
                    Еще хранит постель тепло супруга,
                    Но ты уже другому неверна.
                    Но что за грех два клятвопреступленья,
                    Когда их я раз двадцать совершал?
                    Тому легко отыщешь объясненье:
                    В тебя давно я веру потерял -
                    Я присягал твоею добротою,
                    Тебя я постоянством наделил
                    И, прикрываясь ложной слепотою,
                    Лучом надежды ярко осветил.
                    Я честью клялся - вряд ли ты поймешь,
                    Что истину втоптал я в грязь и ложь.

                                  ~ 153 ~

                     Когда однажды, факел бросив свой,
                     Уснул беспечно юный Купидон,
                     Служанкою Дианы озорной
                     Огонь был в воду брошен - раньше он
                     В сердцах людей любовь воспламенял,
                     И каждый обреченный свой пожар
                     Тушил в ручье, а воду согревал
                     Сердец несчастных нестерпимый жар.
                     Вновь от любимой факел запалив,
                     Меня задумал мальчик испытать;
                     Я ж, от любви избавиться решив,
                     К ручью скорее кинулся бежать.
                     Но свой недуг я излечить бы мог
                     Лишь там, где факел Купидон зажег.

                                  ~ 154 ~

                      Божок любви, свой факел отложив,
                      Дремал однажды возле ручейка,
                      Когда врасплох толпой веселых нимф
                      Застигнут был, и легкая рука
                      Взяла огонь, который согревал
                      Сердец влюбленных целый легион -
                      И так желаний страстных генерал
                      Был девственной рукой разоружен.
                      Она тот факел бросила в поток,
                      Который был согрет любви огнем
                      Несчастных тех, кому назначил рок
                      Искать лекарства от недуга в нем.
                      И я туда лишь воду греть хожу,
                      А средства от любви не нахожу.

Популярность: 37, Last-modified: Tue, 19 Dec 2006 20:21:07 GMT