----------------------------------------------------------------------------
     Перевод Б.Кушнера
     Уильям Шекспир. Библиографический указатель русских переводов и
     критической литературы на русском языке 1976-1987
     М, ВГИБЛ, 1989
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

                                      


                      Пусть в зеркале я стар я верить не готов,
                      Покуда юность шествует с тобою.
                      Но лишь в тебе увижу след годов,
                      Умру в я с твоею красотою.
                      Ведь только ты души наряд и свет,
                      Всегда сердца согласно бьются наши -
                      Мое в тебе, а я твоим согрет,
                      Ну как же я могу казаться старше?
                      Тебя прошу я сердце сохранять,
                      Чтоб и мое стучало также звонко,
                      А я готов твое беречь как мать,
                      Что над больным склоняется ребенком.

                      Но сердце, что люблю, - мой драгоценный клад,
                      Когда умру, не возвращу назад.




                      Когда в душе я созываю тени,
                      Безмолвен суд и тяжек приговор.
                      И память рвет бесценный ход мгновений
                      И пеленою застилает взор.
                      Тогда в себе я нахожу уменье
                      Оплакать всех, кого забрала ночь,
                      друзей, что скрыло смерти безвременье,
                      И ту любовь что смог я превозмочь.
                      Встаю чредой из прошлого печали,
                      Я счет веду всему, что было жаль,
                      И будто жизнь опять в своем начале
                      Я вновь плачу за каждую печаль.

                      Мой нежный друг, живу я только в вере,
                      Что ты собой восполнишь все потери.




                      В заклятый день - пошлет ли его рок?
                      Когда паду в твоем сужденьи строгом,
                      Когда любви ты подведешь итог,
                      Как ростовщик, что счет ведет залогам, -
                      В заклятый день, когда в толпе меня
                      Едва окинешь равнодушным взором,
                      Когда любовь погасшая твоя
                      Тепло заменит церемонным вздором -
                      В заклятый день я выстою в беде
                      В сознании, что сам всему виною,
                      И, руку вскинув, словно на суде,
                      Я поклянусь, что правота с тобою.

                      Я без тебя погибну может быть,
                      Но нет закона, что велит любить.





                      Но тщетно море, суша, камень, медь
                      Гордятся мощью - им назначен срок.
                      Как красоте тогда не умереть,
                      Когда она нежнее чем цветок?
                      Как тронуть смерть бессилием цветка,
                      Какой найти от времени заслон,
                      Когда кружат безжалостно века
                      И сталь мечей и гордый строй колонн?
                      О, крик души! Где красоту укрыть?
                      Кто стрелки отодвинет на часах,
                      И времени прикажет отступить,
                      Чтоб цвет времен не обратился в прах?

                      Увы, никто, но ярче всех светил
                      Ты засияешь из моих чернил.




                     Но тщетно море, суша, камень, медь
                     Гордятся мощью - им назначен срок.
                     Как красоте тогда не умереть,
                     Когда она нежнее чем цветок?
                     Как тронуть смерть бессилием цветка,
                     Какой найти от времени заслон,
                     Когда крушат безжалостно века
                     И сталь мечей и гордый строй колонн?
                     О, крик души! Где красоту укрыть?
                     Кто стрелки отодвинет на часах,
                     И времени прикажет отступить,
                     Чтоб цвет времен не обратился в прах?

                     Увы, никто, но ярче всех светил
                     Ты засияешь из моих чернил.




                      Душой устав, я плачу о кончине.
                      Нет силы видеть муки нищеты,
                      И пустоту в ликующей личине,
                      И совершенство - жертвой клеветы,
                      И девственность, что продана разврату,
                      И простоту, что превратили в срам,
                      И веры повсеместную утрату,
                      И неуместной славы фимиам,
                      И глупость, поучающую вечно,
                      И власть, остановившую перо,
                      И мощь в плену у мерзкого увечья,
                      И злом порабощенное добро.

                      Душой устав, уснул бы я совсем.
                      Но как тебя оставить с этим всем?!




                      Недолго плачь по мне, пусть слез исчезнет след
                      Лишь колокол вдали пробьет тоскливый,
                      Что я оставил этот низкий свет,
                      Спустившись ниже в черный мир червивый.
                      И над строкой заплакать не спеши
                      В сознании моей несчастной доли
                      Я так любил, что для твоей души
                      Я не желал бы даже этой боли.
                      И если ты увидишь этот стих,
                      Когда мой прах смешается с землею,
                      Не призывай тогда имен моих -
                      Пускай любовь твоя умрет со мною.

                      Чтоб этот мир, услышав голос твой,
                      Не осмеял нас за твоей спиной.





                      Во мне ты пору года видишь ту,
                      Когда последний желтый лист поник,
                      И холод сводит сучьев черноту
                      На хорах где не слышен птичий крик.
                      Во мне ты видишь час, когда невмочь
                      В закате день померкший распознать,
                      И смерти тень - с небес сползает ночь
                      И ставит погребальную печать.
                      Во мне ты видишь тот последний пыл,
                      Когда огонь сверкнет из пепла вдруг,
                      Но то, что прежде он сжигать любил,
                      Теперь само сжимает смертный круг.

                      Ты видишь все. Любовь обречена.
                      Но тем сильней становится она.




                      Но не терзайся, и когда за мной
                      Придут, чтоб взять без лишней канители,
                      Пусть эти строки сохранят живой
                      Ту память, что у нас отнять хотели.
                      И если вместе быть нам не дано,
                      Мой высший дух отыщешь за строкою
                      Земля возьмет, что ей обречено,
                      Моя душа останется с тобою.
                      И потому лишь мусор бытия,
                      Червей добычу, жалкий плод разбоя
                      Утратишь ты, когда погибну я, -
                      Простую плоть, что памяти не стоит.

                      Пускай в земле истлеет низкий прах, -
                      Моя душа с тобой - в моих стихах.




                      Уж если так - возненавидь скорей,
                      Покуда мир навис свинцовой тучей.
                      Обрушь удар со злой судьбой моей,
                      Но только после я прошу не мучай.
                      И если как-то справлюсь я с бедой,
                      Не стань тогда последнею невзгодой -
                      Пусть не утихнет ураган ночной
                      В обычном сером утре без исхода.
                      И коль разрыв, то сразу - не потом,
                      Когда все сгубит мелкая морока.
                      Уйди сейчас, чтоб твой уход, как гром,
                      Открыл мне суть свирепой мощи рока.

                      Чтоб понял я сквозь горечь прошлых бед,
                      Что жизнь лишь в том, со мной ты - или нет.




                      Не верю в старость я, когда твои глаза
                      Сияют, как и в самый первый миг.
                      С тех пор три лета видели леса,
                      И трижды зимний холод их постиг.
                      Три юные весны времен круговорот
                      Безжалостно окутал в желтый тлен,
                      Отцвел апрель, за ним июнь умрет,
                      И лишь в тебе не видно перемен.
                      Так стрелки неподвижны на часах,
                      И все же обегают циферблат...
                      Незримо время, но густеет страх,
                      Что и к тебе приблизится распад.

                      И если это так, о грубый век,
                      Задолго до тебя цвет красоты померк.




                      О, не скажи, что сердцем я солгал
                      И страсть разлукой сожжена дотла.
                      Бывало о себе я забывал -
                      Моя душа в твоей груди жила.
                      Ты - храм любви, где мой хранится пыл,
                      И потому я время превозмог
                      И возвращаюсь тем же, кем и был,
                      И у дверей смываю пыль дорог.
                      Нет никогда не жди измены ты
                      И хоть пороки все во мне найдешь,
                      Не верь, что мог я светоч доброты
                      Отдать постыдно за ничтожный грош.

                      Не стал бы жить я в этом царстве лжи,
                      Когда б не ты, цветок моей души!





                      Увы, все так, я жил шутом пустым.
                      Колпак везде таская за собою,
                      Калечил мысль, и торговал святым,
                      И оскорблял одну любовь другою.
                      да, это так. Я к правде жил спиной,
                      Во лжи подозревал ее, и все же -
                      Вернул мне юность горький опыт мой
                      И истину, что ты всего дороже.
                      Конец всему, во нет любви конца!
                      Прими же пыл моей воскресшей страсти.
                      К чему дразнить незрелые сердца -
                      Ведь ты мой бог во всем величье власти!

                      На любящей груди, где свет небес видней,
                      Укрой меня от злой судьбы моей.


Популярность: 13, Last-modified: Mon, 18 Dec 2006 10:51:51 GMT