OCR: Ихтик (г.Уфа). ihtik.lib.ru, ihtik@ufacom.ru


     В монографии рассматриваются  основные  этапы  творческого  пути  Ж.-П.
Сартра, философа, писателя,  публициста, литературного критика.  В настоящее
время Сартр стал одним из главных идеологов "новых левых" -- экстремистского
течения,  противопоставляющего себя  мировому  коммунистическсму движению  и
смыкающегося с  маоизмом. "Неомарксизм" Сартра,  служащий  одним  из главных
теоретических  источников  современного  философского  ревизионизма,  делает
особенно  актуальной критику его воззрений, проникнутых  духом  анархизма  и
нигилистического отрицания классического культурного наследия.
     Книга рассчитана на широкий  круг  читателей, интересующихся проблемами
идеологической борьбы.


     1ФБ
     К--44

     Лениздат, 1976












     ПРЕДИСЛОВИЕ ................................... 3
     ГЛАВА  ПЕРВАЯ.  Метафизическая  прелюдия:  трактат  о  судьбе  человека
................. 17
     Философия                        и                        беллетристика
...................................................... 19
     Жалкий                            жребий                            наш
..................................................................... 50
     Жизнь  в абсурде и соблазн чистого эстетизма ..........................
92

     ГЛАВА ВТОРАЯ. Свобода: от абстракции к реальности ........ 106
     Катастрофа                        и                         пробуждение
....................................................... 106
     Освободительная миссия литературы .....................................
127
     Диалектика абстрактного гуманизма .....................................
154

     ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Подъем и упадок .........................................
176
     От            экзистенциализма             к             "неомарксизму"
..................................178
     Между           Марксом,            Мао            и            Маркузе
............................................ 220

     ЗАКЛЮЧЕНИЕ
....................................................................... 236










     Бунин однажды сказал: "Не  все ли равно, про кого говорить? Заслуживает
того каждый из живших на земле". И дело не только в  том, что каждый человек
по-своему  интересен, а  в  том,  что  каждый  человек  --  это  целый  мир,
"схваченный", отраженный,  запечатленный и  пережитый.  Но нужно  уметь  это
показать, и такое умение -- мерило таланта всякого художника, а особенно  же
писателя, почему и называл М. Горький литературу "человековедением".

     На  абстрактном  языке философии  это называется "диалектикой общего  и
единичного, отдельного". В замечательной  работе В. И. Ленина  "К вопросу  о
диалектике"  мы  находим   предельно  обобщенную  формулу  связи  отдельного
существования с универсальным целым: "...отдельное не существует иначе как в
той связи, которая ведет к общему... Всякое отдельное неполно входит в общее
и т. д. и т. д. Всякое отдельное  тысячами переходов  связано с другого рода
отдельными (вещами, явлениями, процессами)" [1].

     1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 318.




     Итак, в  человеке  отражается целый мир,  но всегда  сквозь призму  его
индивидуальности,  стало быть, с определенной  --  поневоле  ограниченной --
точки зрения, в которой  истина смешана с заблуждением, объективное описание
с  "субъективной  слепотой" (В. И.  Ленин)  и личными пристрастиями. Поэтому
стремящееся  к объективной  истине  научное  познание не может  ограничиться
простой  фиксацией отражения  мира во внутреннем  мире  человека,  а  ищет и
находит критерии, позволяющие выделить приблизительно верное и адекватное из
всей совокупности человеческих мнений, суждений и идей.

     В области социального познания выяснение истины особенно затруднено,  и
не  только  сложностью  предмета,  но  и   обилием  некритически   усвоенных
предпосылок, незаметно входящих в самый процесс размышления и искажающих его
результаты.  Препятствием становится сама  вовлеченность субъекта познания в
социальный  процесс,  который  он  изучает. Можно  было  бы думать  -- и так
действительно  думал  знаменитый итальянский мыслитель первой половины XVIII
века Дж. Вико, -- что исторический  мир как создание самого человека гораздо
легче  поддается   изучению,  чем  независимая  от  человеческого   сознания
физическая   реальность.  И  однако  же  история  науки  свидетельствует  об
обратном:  в  то  время  как естествознание, и прежде  всего  математическая
физика,  уже  добилось весьма значительных результатов, социальное  мышление
еще топталось на месте, безуспешно выдвигая проекты "социальной физики".

     Открытие  Марксом и  Энгельсом  материалистического  понимания  истории
позволило подвергнуть  научному исследованию стихийно складывающийся процесс
общественного сознания  и выработать критерии, руководствуясь которыми можно
отличить  истинное   отражение  объективной  реальности   от  идеологических
иллюзий.  Эти   иллюзии  состояли,  главным   образом,  в  непроверенном   и
неоправданном   убеждении,  будто  общественное  бытие  --  непосредственный
процесс социальной жизни -- складывается в зависимости от тех представлений,



     которые люди имеют о  самих себе и своих отношениях друг  с другом. Эта
ложная предпосылка  казалась интуитивно  очевидной:  ведь история  --  арена
действия  людей, обладающих  сознанием и волей  и,  следовательно, способных
осуществлять поставленные ими перед собой цели.

     Человек (и это тоже  представлялось  самоочевидным) свободен, а свобода
означает  не что иное,  как самоопределение, т. е. способность действовать в
соответствии со своими намерениями, а не под гнетом внешней силы.  Правда, с
момента зарождения общественной мысли было известно, что человек свободен не
во  всем:  он  не свободен,  например, от  необходимости  поддерживать  свое
существование  путем   удовлетворения  органических  потребностей,  хотя,  в
принципе,   он  может   сознательно  обречь  себя  на  смерть.  Но  все-таки
зависимость человека  от материальных  потребностей тоже представляла  собой
если не аксиому, то, во всяком случае, подтверждающийся на каждом шагу факт.

     Однако господствовавший  на протяжении многих  столетий идеалистический
взгляд  на историю базировался на представлении, которое опять-таки казалось
совершенно бесспорным: каково бы  ни  было влияние  "низменных" органических
потребностей,  в  области  истории ими можно  пренебречь,  так  как историей
движут "высшие силы духа", а не материальные потребности. Ясно, что телесные
нужды не детерминируют содержание духовных ценностей, а  просто представляют
собой необходимые условия для функционирования "духа",  и  не более. Переход
от материального к духовному,  таким  образом, совершенно отсутствовал, да и
был  совершенно  излишним  в  этой  системе  представлений. В свою  очередь,
изоляция духовного  элемента  исторического  развития  и  была  предпосылкой
иллюзии сознательного и целенаправленного хода исторического процесса.



     Маркс  и  Энгельс  нашли  то посредствующее  звено,  которое  позволило
связать воедино материальные и духовные факторы  исторического процесса,  не
впадая в то же  самое время в биологизаторские тенденции, столь популярные в
буржуазной   общественной  науке  последнего  столетия.   Не  сами  по  себе
биологические  потребности определяют идейные мотивы  деятельности  людей, а
социальные  условия удовлетворения  этих потребностей,  которые  и  образуют
"реальный базис" человеческой истории. Так была найдена всеобщая предпосылка
и познания, и  самого  бытия  человека.  Чтобы быть,  надо добывать средства
существования, а это требует труда, материальной преобразующей деятельности,
которая осуществляется  одновременно  как практическое единство  человека  и
природы и как общение людей друг с другом в процессе труда.

     Бытие      человека,      следовательно,      приобретает      характер
социально-исторической практики,  на основе которой  возникает и развивается
познание   и   сознание.   История    остается   стихийным,   бессознательно
развивающимся   и   неуправляемым   процессом   до   тех   пор,   пока   эта
социально-практическая предпосылка  ее остается скрытой. Как только реальный
базис  исторического процесса  обнажается,  наступает  конец  идеологическим
иллюзиям (разумеется,  в принципе -- как постоянная возможность раскрывать и
разоблачать их), конец "беспредпосылочности"  и "непосредственной данности",
спонтанной  непроизвольности  и  абсолютной  творящей  силы  идей. Вместе  с
разоблачением   иллюзии   самостоятельности   движения   идей   исчезает   и
представление  о  том,  что   идеи  могут  быть  совершенно  оторванными  от
общественного бытия, "чистым вымыслом", "абсолютным заблуждением".



     Марксистский   диалектико-материалистический   метод  учит   отыскивать
реальное содержание во всех общественных идеях, сколь бы фантастическими они
ни  казались  на   первый  взгляд,  объяснять   генезис  заблуждений,  а  не
морализировать по поводу того, как велика может быть дистанция между истиной
и  мнением и  как  часто  ложные идеи  направляют общественную деятельность.
"Заблуждение"  в  социальном познании  объясняется не  просто  тем, что люди
чего-то  "недопонимают" по слабости  ума  или  нетерпеливому легкомыслию  --
психологическими   факторами  можно   еще   в  какой-то  степени   объяснять
индивидуальную   дифференциацию  взглядов.   Нет,  популярные   заблуждения,
массовые  иллюзии,  общий  стиль  мышления  укоренены  опять-таки   в  самой
действительности и  возникают  потому, что  эта  действительность "выглядит"
иначе,  чем  есть  на самом деле. Понятие  объективной видимости социального
процесса как  источника идеологических извращений необычайно существенно для
марксистской концепции общественного сознания и социального познания.

     Не  случайно,   что  еще  при  самом  возникновении  диалектического  и
исторического   материализма   Маркс  выдвинул  положение,   которое   позже
превратилось  в  целую программу исследований: "Все мистерии, которые уводят
теорию в  мистицизм,  находят  свое рациональное  разрешение в  человеческой
практике и в  понимании этой практики" [2]. Таков  материалистический  метод
изучения  идеологии. В  первом  томе "Капитала" Маркс  дал блестящий образец
такого  исследования при  раскрытии  "тайны товарного  фетишизма":  "Так как
производители вступают в  общественный контакт между собой лишь путем обмена
продуктов своего труда, то и специфически  общественный характер их  частных
работ проявляется только  в рамках  этого обмена.  Другими словами,  частные
работы фактически осуществляются как звенья

     2 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 3.




     совокупного  общественного труда лишь через те отношения, которые обмен
устанавливает  между продуктами труда, а при  их посредстве  и между  самими
производителями.  Поэтому  последним,  т.  е.  производителям,  общественные
отношения их частных работ кажутся именно тем, что они представляют собой на
самом деле, т.  е. не непосредственно общественными отношениями самих  лиц в
их  труде, а, напротив, вещными  отношениями лиц и общественными отношениями
вещей" [3].

     Таким  образом, оказывается, что само заблуждение отнюдь не беспочвенно
и его  источником  является не ложная  ориентация субъекта, а характер самой
общественной жизни. Отсюда и специфическое  понимание  "переделки сознания",
преодоления  идеологических  иллюзий:  ложное  сознание  исчезает  вслед  за
практическим   преобразованием   соответствующей  ему   реальности.   "Строй
общественного   жизненного   процесса,   т.    е.   материального   процесса
производства, сбросит  с  себя  мистическое  туманное покрывало  лишь тогда,
когда  он станет  продуктом  свободного общественного  союза  людей и  будет
находиться под их сознательным планомерным контролем" [4].

     3 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 82--83.
     4 Там же, с. 90.


     До  той поры, до победы коммунистического общественного строя (а именно
о  нем идет речь в только что приведенном высказывании), преодоление ложного
сознания  реализуется лишь в абстрактно-теоретической форме,  в форме науки,
представляющей   историческое   самосознание  человечества   и   указывающей
перспективу  общественного  развития   на  основе  анализа  его   (развития)
действительных  тенденций.  Это и вызывает необходимость постоянной  критики
ложных форм общественного сознания и его теоретических представителей.



     Разумеется, Марксов анализ товарного фетишизма имеет значение всеобщего
образца  в  его  общеметодологическом  содержании:  это  не значит,  что при
критике  буржуазной идеологии  мы  должны  везде  и  всюду  видеть  товарный
фетишизм и все из него выводить. (Кстати, подобная  тенденция характерна для
книги Г. Лукача "История и классовое сознание", вышедшей в  свет  еще в 1923
году  и оказавшей большое влияние на  самые  разнообразные  варианты полу- и
околомарксистских течений.) Товарный фетишизм сам по себе представляет  лишь
специфическую "формулу искажения",  характерную для  буржуазной политической
экономии, особенно в ее эпигонских (по сравнению с классиками А. Смитом и Д.
Рикардо)   формах.  Эта   бессознательно  воспринятая  и   потому  незаметно
вторгающаяся   в   теоретические  построения  предпосылка  непосредственному
сознанию самого теоретика  представляется  самоочевидной, не  нуждающейся  в
дальнейшем   прояснении   и    обосновании,   а   между   тем   эта   мнимая
"самоочевидность" и становится  той  призмой,  сквозь которую преломляются и
эмпирические факты, и результаты теоретического анализа.

     Поэтому  когда  предметом  марксистского  анализа  делаются  иные,  чем
политэкономия,  формы  общественной  мысли,  метод  Маркса требует  найти ту
независимую  от  индивидуального сознания  категориальную структуру, которая
вырастает  непосредственно  из   реальных   условий  общественного  бытия  и
опосредствует   индивидуальный   процесс   мышления.   И   здесь    решающим
обстоятельством,  формирующим   основные   черты  идеологического  процесса,
становится  разделение  труда  и  классовая  структура общества,  в  котором
умственный  труд,  духовное  производство  превращаются   в  привилегию,   в
монополию  господствующих классов,  которые  непосредственно не  участвуют в
производительном  труде.  "С  этого  момента  сознание  может  действительно
вообразить себе,



     что оно нечто иное, чем осознание существующей практики, что оно  может
действительно представлять себе что-нибудь,  не представляя себе чего-нибудь
действительного, -- с этого момента сознание в состоянии эмансипироваться от
мира и перейти к образованию "чистой" теории, теологии, философии, морали  и
т. д." [5].

     5 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т, 3, с. 30.


     Иллюзия   автономности   духовного  производства   проникает  в   самую
сердцевину социального  мышления  и  деформирует  его  содержание,  порождая
представление о вечности и неизменности своего предмета (общества, человека,
космоса)   и  возможности   иметь  абсолютную  истину   об   этом  предмете.
Энциклопедическое  выражение  эта  тенденция  получила  в философии  Гегеля.
Поэтому основоположники марксизма, говоря о  "немецкой  идеологии",  имели в
виду прежде всего Гегеля и его эпигонов.  С тех пор, разумеется,  изменились
формы проявления идеологической иллюзии, но  ее глубинная структура осталась
во многом прежней.

     В предлагаемой работе и пойдет речь об одной такой форме идеологической
иллюзии,  и  не  в  отвлеченной  ее сущности,  а в  совершенно  определенном
индивидуальном  преломлении в философской, литературной, публицистической  и
политической  деятельности  Жана-Поля Сартра. Кто  действительно заслуживает
названия "идеолог" в  точном смысле этого слова, так  именно  Сартр, который
никогда   не  был  только  абстрактным  философом,   кабинетным  теоретиком,
академическим светилом буржуазной философии XX  столетия вроде Бергсона  или
Гуссерля.  Сартр  всегда был и остается адвокатом и  агитатором, у  которого
абстрактнейший  философский  анализ  --  лишь  одно  из  средств  пропаганды
излюбленной  идеи, заветного  воззрения, воплощающегося  то  в  драму,  то в
роман,  то  в  литературоведческое  эссе   или  в   статью  на  злободневную
политическую тему.



     Каждый мыслитель и художник  -- сын своего времени.  Эту истину  сделал
достоянием философии  Гегель,  в литературной критике ее  блестяще  применил
Белинский,   а  теоретически  адекватную   интерпретацию   ее   дал   Маркс,
сформулировав закон об определяющей роли  общественного бытия по отношению к
общественному  сознанию.  И творчество  Сартра  --  не  исключение из общего
правила.  В его  книгах  отразился век, и в духовной истории  последних трех
десятилетий его философские трактаты,  романы и  пьесы заняли  важное место.
Шумный  успех  и  шумная  хула  сопровождали  и  сопровождают  его  на  всем
протяжении  литературной  деятельности. Общество не  осталось  равнодушным к
Сартру, тем  более что сам писатель чрезвычайно озабочен тем, чтоб постоянно
"быть   с  веком   наравне",   чтоб   --   боже  упаси!   --   не  выглядеть
"стариканом-ретроградом", чуждым  новейшим веяниям  и  настроениям.  Желание
быть "ультрасовременным" сыграло, по-видимому, не последнюю  роль  в  тесных
контактах  Сартра  с промаоистскими  кругами молодежного движения на Западе,
хотя,  конечно,  этот его "курбет"  имеет  и  более  глубокие корни  в самом
характере его мировоззрения.

     Что же это за мировоззрение  или, вернее сказать, каков лейтмотив этого
мировоззрения, ибо  на  первый вопрос можно дать  ответ лишь  в  конце нашей
книги, а не  в предисловии? Этот  лейтмотив -- "картезианская свобода", если
воспользоваться  заголовком  одной  из статей  Сартра. Постараемся  выяснить
сначала,  каков  непосредственный  смысл  этого понятия,  а затем  попробуем
проникнуть в  его реальное содержание и  соотнести с социально-историческими
предпосылками.



     Непосредственно речь  идет о свободе в понимании  великого французского
философа Рене Декарта (1596--1650)  как  о  спонтанной  творческой  силе,  в
которой  находит концентрированное  выражение автономное  бытиe богоподобной
личности. "Богоподобие" личности -- это на первый взгляд  простое повторение
религиозного догмата о человеке как "образе божием", но в действительности в
эту  архаическую  форму великий  философ  сумел  вместить  иное  содержание,
предполагающее  новое  понимание  личности.  В  ортодоксальной  католической
философии человеку  сразу  "указывалось  его место"  в универсальном порядке
бытия.  В  соответствии с  этим  и  свобода  рассматривалась  как подчинение
закону, основанное на  разумной воле. Декарт высвобождает волю из-под власти
интеллекта,  признав ее  самозаконной  и  творящей "из  себя"  силой,  а  не
исполняющей чьи бы то ни было предначертания.

     Власть воли заходит так далеко, что она способна противостоять разуму и
в  таком случае  становится источником заблуждений. Поскольку правильное или
неправильное функционирование разума  зависит от воли, для успеха в познании
потребно "очищение" воли, и первое правило составившего эпоху "Рассуждения о
методе"  Декарта касалось именно того,  что можно назвать "настроением ума",
--   волевой  установки   субъекта,   решившего  "избегать   поспешности   и
предубеждения и  включать в свои  рассуждения только то, что  представляется
моему  уму так ясно и отчетливо,  что никоим образом не  сможет дать повод к
сомнениям"   [6].  "Картезианская  свобода",  таким  образом,  есть  принцип
автономии и  суверенности индивидуального  сознания  и самосознания  ("моего
ума", наблюдающего за своими собственными действиями).

     6 Декарт Рене. Рассуждение о методе с приложениями. М., 1953, с. 22.




     Если  подойти  к этому принципу  "мыслящего я" (на философском языке он
называется  принципом  cogito) с  социально-исторической  точки  зрения,  то
выясняется,  что эта  философская абстракция в конечном счете  имеет глубоко
земные    корни   и   связана   она   с   эмансипацией   личности   от   пут
феодально-сословного  строя. Феодальная организация общества  отличалась той
ярко  выраженной особенностью, что человек в ней никогда не выступал "сам по
себе". Вот  что пишет по этому  поводу современный советский историк:  "...в
средние  века не было той личности, которая  складывается в  Европе в  новое
время, в  эпоху атомизации общества, не было такой индивидуальности, которая
питает  иллюзию своей полной  автономности  и  суверенности по  отношению  к
обществу...  Человек не осознает себя  как автономную  индивидуальность,  он
принадлежит к целому и должен выполнять  в  его рамках отведенную ему  роль.
Социальные роли в феодальном обществе строго фиксированы и целиком поглощают
человека...   Не  оригинальность,   не  отличие  от  других,  но,  напротив,
максимальное   деятельное   включение  в   социальную   группу...--   такова
общественная доблесть, требовавшаяся от индивида" [7].

     7 Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М., 1972, с. 273.


     В противоположность  социальной психологии  феодального общества новое,
буржуазное сознание отстаивало право человека на самостоятельность, выражало
упоение  индивидуальностью,  бешеное  самоутверждение  и безграничную  жажду
радостей бытия.  С  предельной отчетливостью эти  черты буржуазного сознания
обнаружились на заре  капиталистического общества в Италии эпохи  Ренессанса
или в так называемой  "Елизаветинской" Англии. "Мемуары" Бенвенуто Челлини и
пьесы  Шекспира  --   вот   документы   той   эпохи,   эпохи   пробудившейся
индивидуальности, ощутившей себя не  "тварью дрожащей", а центром вселенной,
господином своих сил, а не служителем божиим.



     В тех исторических условиях  пробуждение  индивидуальности означало  по
основному   своему   содержанию   утверждение   буржуазного  индивидуализма,
завуалированного,  правда, религиозной идеологией, без которой нарождавшееся
капиталистическое общество  не  могло  обходиться так  же, как и феодальное.
Картезианский   принцип  "мыслящего  я",  обладающего   свободной  волей   и
самостоятельно  решающего, "что есть  истина",  несомненно  имел  буржуазную
идеологическую направленность, был, грубо  говоря,  абстракцией  буржуазного
сознания. "Грубо говоря" потому,  что  значение этого принципа, конечно,  не
исчерпывается этим, а  имеет  еще  и  чисто  научное содержание,  ибо  в нем
формулируется  одна  из  фундаментальных  предпосылок научного исследования:
истина  не  дается  "свыше",   а  вырабатывается   силами  самого  субъекта,
опирающегося на собственный разум, а не на авторитет.

     В  этом  отношении "Рассуждение о методе"  явилось манифестом  научного
рационализма, бросившего вызов средневековой схоластической традиции робкого
размышления в  границах,  установленных  "священным  писанием",  авторитетом
"отцов  церкви"  и  церковных  соборов.  Теперь  нелегко  представить, какое
поистине   революционизирующее  значение   приобрело   такое,  казалось  бы,
элементарное  требование не  доверять  никому  и  ничему,  кроме  того,  что
очевидно  для  разума,  что  установлено "ясным  и отчетливым" размышлением.
Разумеется,  это только  одна  из  самых  общих предпосылок  научного  стиля
мышления, скорее отграничивающая его от религиозного сознания, чем придающая
ему какую-либо определенную характеристику.



     Сам Декарт пошел гораздо  дальше,  чем требовалось для  защиты научного
метода   от   посягательств  религиозной  догматики,   й  превратил  принцип
"мыслящего  я"  в  исходный  пункт идеалистического учения  о  сознании  как
самостоятельно  существующей  реальности  (субстанции).  Именно  это учение,
пережив века и претерпев разнообразные метаморфозы, воскресло в философии Э.
Гуссерля, под определяющим влиянием которого и находился  Сартр, когда почти
сорок   лет  тому  назад   опубликовал   свой   первый   философский   очерк
"Трансцендентность Я" (трансцендентность -- потустороннее  бытие. -- М. К.).
Так началась карьера  философа,  своеобразно сочетавшего в  своем творчестве
идеи Гуссерля, Хайдеггера (знаменосца немецкой "философии существования"  --
экзистенциализма) и Гегеля. К этому же времени относится  и его литературный
дебют --  роман  "Тошнота"  (1938)  и  сборник  рассказов "Стена" (1939). Но
хронологическое повествование о философско-литературных трудах Сартра ничуть
не входит в наши цели. Наш интерес иной, и,  кажется,  более существенный, и
задан он  исходной постановкой  вопроса  в самом  начале  этого предисловия:
человек как зеркало своей эпохи, как свидетель  и соучастник событий, в гуще
которых  он  живет;  наконец,  противоречия  и   аберрации   индивидуального
творчества как выражение общественных  противоречий и объективных социальных
аномалий. Под этим углом зрения мы и намерены рассмотреть творчество Сартра.
Не имманентное рассмотрение философии и литературы, а философия и литература
как ответ на  вызов исторической  ситуации, как  попытка выяснить  диапазон,
реальных возможностей исторического действия с  позиций определенного класса
и  определенного  мировоззрения.  Такой интегральный  подход  к  философской
эволюции   Сартра   позволяет  проследить   важные  идеологические  процессы
современного капиталистического мира. Идеологические и политические  зигзаги
философа поучительны как отражение объективных противоречий



     мелкобуржуазной   революционности,    типичные   особенности    которой
обрисованы в  классических  трудах  Маркса  и  Ленина. Анализ  идейного пути
Сартра  дает  возможность  понять   теоретическую   анатомию  и   социальную
психологию  современного левого экстремизма,  непримиримая  борьба с которым
составляет необходимое условие дальнейшего прогресса мирового революционного
движения.

     В нашей  литературе есть двоякого  рода работы о  Сартре. Одни написаны
профессиональными    философами     и     содержат     критический    анализ
абстрактно-теоретических идей французского литератора. К такого рода работам
относятся, например, наша статья "Феноменологическая онтология Ж.-П. Сартра"
[8] --  одна  из  первых в  советской  литературе  попыток  систематического
разбора главного философского трактата Сартра -- и  обширное исследование В.
Н.  Кузнецова  "Ж.-П.  Сартр  и  экзистенциализм",  а  также  работы  М.  К.
Мамардашвили,  Э.  Ю. Соловьева, Г.  М.  Тавризян, Г. Я. Стрельцовой. Другие
принадлежат  перу литературоведов и  литературных критиков (Е. М. Евнина, Т.
И. Бачелис, С. И.  Великовский и др.) и содержат анализ художественной прозы
и драматургии  Сартра. Конечно,  работы философов содержат экскурсы в  сферу
литературного   творчества,  а   литературоведы  так  или   иначе  соотносят
художественное  творчество   Сартра  с   философскими   идеями,  но   анализ
органической связи этих аспектов и тем  самым -- совокупного идеологического
эффекта  деятельности  Сартра  до  сих пор  осуществлялся, главным  образом,
спорадически, а не систематически.

     8 См.: Вестник Ленинградского университета, 1966, No 17.









     МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ ПРЕЛЮДИЯ: ТРАКТАТ О СУДЬБЕ ЧЕЛОВЕКА

     Книги, которая называлась бы "Трактат  о судьбе человека", нет в списке
произведений Сартра,  но если расшифровать смысл его фундаментальной  работы
"Бытие  и  Ничто",  слывущей  "библией  современного   экзистенциализма",  и
перевести  полученный  результат  с  технического  философского  жаргона  на
общепонятный язык,  то другого столь  же  удачного обозначения, пожалуй,  не
найдешь.   К  теме  человеческой   судьбы  сходятся   все  нити  философских
произведений Сартра 30-х годов, и эта  же тема стоит на переднем плане в его
философском  романе  "Тошнота".  В  начале своего пути  Сартр целиком еще во
власти пафоса теоретического  понимания человека  и мира, и средством такого
понимания он избирает литературу.

     Много лет спустя  в интервью парижской газете "Монд" он сам рассказал о
тех   чувствах,  которые   побудили   его   избрать  деятельность  писателя:
"...раньше... я смотрел изнутри.  Я безмятежно думал, что  создан для  того,
чтобы   писать.  Из  потребности  оправдать  свое  существование   я  возвел
литературу  в  абсолют" [1].  В  автобиографической  повести  "Слова"  Сартр
нарисовал   выразительную   картину   существования   "маленького   принца",
окруженного обожанием стареющего деда и кроткой

     1 Цит. по: Сартр Жан-Поль. Слова. М., 1966, с. 20.




     матери, подавленной властностью своих родителей, рано пристрастившегося
к чтению и  жившего  выдуманной жизнью в воображаемом мире. "Платоник в силу
обстоятельств,  я шел от знания  к  предмету: идея казалась мне материальней
самой вещи, потому что первой давалась мне в руки и давалась  как сама вещь.
Мир  впервые  открылся  мне  через  книги...  Вот  откуда взялся во мне  тот
идеализм,  на  борьбу с  которым я ухлопал  три  десятилетия... Я обрел свою
религию:  книга  стала мне  казаться важнее  всего на  свете...  я... вдыхал
разреженный воздух изящной  словесности,  вселенная уступами располагалась у
моих  ног,  и каждый  предмет униженно молил меня об имени --  дать ему  имя
значило  одновременно  и  создать его,  и  овладеть  им.  Не  впади я в  это
капитальное заблуждение, я бы в жизни не стал писателем" [2].

     Писательство, понятое как предназначение, таило в себе жажду  спасения,
переряженную  религию: "Идея  святости, позаимствованная у католицизма, была
вложена в изящную  словесность, я  не  сумел стать  верующим, поэтому увидел
эрзац  христианина  в литераторе; ...я  думал, что отдаюсь литературе,  а на
самом деле  принял  постриг... Я  предался церкви.  Воинствующий ее адепт, я
искал спасения в творчестве; мистик, я  пытался вторгнуться в молчание бытия
раздражающим шорохом, и, главное, я подставлял имена на  место  вещей: это и
значит веровать. Мой взор помрачился. Пока  длилось затмение, я считал,  что
выпутался" [3].

     2 Там же, с. 49, 55.
     3 Там же, с. 170, 171.




     Эта  ретроспективная самокритика  в самом  деле  дает  ключ к пониманию
очень многого в  книгах Сартра: "беспощадный" атеист  и "грубый реалист", не
гнушающийся   самыми   рискованными  деталями  и  откровенными  "описаниями,
оборачивается   глубоко   религиозной   натурой,   фанатически  верующей   в
чудодейственную  силу  пера  и  правоту  идеалистического  взгляда  на  мир,
обосновывающего эту  веру  теоретически. Но в том-то  и дело,  что выбор был
сделан  заранее,  до  всякого  обоснования,  и потому  Сартр столько сил  (и
страниц) потратил, чтобы доказать всему миру, и прежде всего -- себе самому,
что сделал  он этот выбор свободно и  сознательно. Как возможна свобода  при
условии предопределения  или предопределение несмотря на свободу -- в тисках
этого вопроса неизменно бьется философская мысль Сартра. Итак, "вначале было
слово"...











     Неразрывность философско-литературного  творчества  Сартра  есть  факт,
который требует объяснения. Для того чтобы переход от философских абстракций
к образам художественной  литературы был  так естествен и  органичен, нужна,
очевидно,  какая-то внутренняя  связь между этими родами деятельности.  Ведь
ничего по сути дела не дает простая ссылка на то, что некий человек обладает
талантом и философа, и литератора. По-видимому, в таких случаях и философия,
и  литература приобретают  специфическую окраску,  какие-то  особенности,  в
которых  и следует искать  нужное нам  объяснение. В интересующем нас случае
объяснить  искомую  связь  не  так  уж  трудно,   если   учитывать  характер
феноменологической философии,  адептом  которой объявил себя Сартр на первых
порах своей литературной деятельности.



     Исходное  значение  термина  "феноменология"  дает простой его перевод:
феноменология  есть "учение  о явлениях".  Согласно Гуссерлю (родоначальнику
этого   типа   философствования),  философское  познание   исчерпывает  себя
описанием  "явлений". Но что означает само слово "явление"?  Вопрос этот  не
так прост, как может  показаться: значение слова "явление" неоднозначно. Под
явлением мы часто понимаем определенные события в окружающем  мире, например
атмосферные  явления,  электромагнитные  явления.  Тут  мыслятся  совершенно
объективные ряды  событий,  которые  никак  не  соотносятся  с  человеком --
субъектом познания.

     Но  у  этого  слова  есть  и  другое  значение  (Гуссерль  считает  его
изначальным  и основным; оставим  это утверждение на его совести, тем  более
что  для  наших   целей  это   не  так  уж  важно):  явление   есть  процесс
самообнаружения -- то, что "выявляет себя". В этом смысле  мы истолковываем,
например, название  картины А. Иванова "Явление Христа народу". Впоследствии
во  введении  к  трактату "Бытие  и  Ничто" Сартр дал сжатую  характеристику
особенностей  феноменологического  подхода   к  исследованию  реальности.  В
феноменологии,  пишет  он,  "реальность  вещи"  заменяется   "объективностью
феномена", а это означает, что "явление не относится к бытию, как кантовский
феномен  относится  к ноумену (к вещи,  как  она  существует  сама  по себе,
независимо  от сознания. -- М. К.)... Явление не может быть тонкой  пленкой,
которая отделяет бытие субъекта от абсолютного бытия" [4].

     4 Sartre J.-P. L'Etre et le Neant. Paris, 1943, p. 14.


     Таким образом, с точки зрения феноменологии, реальность и есть явление,
"за" которым  ничего  не  скрывается и вообще ничего нет. Эту  позицию Сартр
именует "монизмом феноменов", позволяющим преодолеть целую серию "дуализмов"
и  покончить с бесплодной  борьбой  абстрактных  противоположностей, которая
наполнила собой всю историю философии. Это прежде всего ка-



     сается  противоположности внешнего и внутреннего, ибо явление само себя
раскрывает до конца и в нем  не остается ничего потаенного. Приходит конец и
дуализму  бытия и видимости,  или, как говорил  в свое время Ницше,  иллюзии
"мира  за  сценой".  Явление  получает  статус реальности и  перестает  быть
"покрывалом  обмана",  скрывающим  истинную  природу  бытия.  Вместе  с  тем
ликвидируется и  противоположность  возможности и действительности,  так как
все, что является, становится действительным, наличным, хотя бы в фантазии.

     В    свете    феноменологической    перспективы    теряет    смысл    и
противопоставление  явления  сущности. "Явление  обнаруживает  сущность, оно
есть эта сущность. Сущность  сущего... есть принцип  серии (явлений,  --  М.
К.). Но сущность как  принцип серии есть  определенное сцепление явлений, т.
е. она сама -- явление. Это объясняет, как  возможна интуиция сущности" [5].
Различие между непосредственным явлением (чувственным  образом  вещи)  и  ее
сущностью оказывается всецело  относительным,  т. е.  проходит внутри  самой
сферы  явлений,  ибо   сущность  тоже   должна  быть   зафиксирована  в   ее
непосредственной данности сознанию, и, следовательно, она тоже  представляет
собой  явление,  но  только более  глубокого  порядка.  Отсюда  и требование
Гуссерля: описывать, а не конструировать, описывать  все, что дано сознанию,
что  проступает  в  нем,  и  притом  именно  так,  как  оно  непосредственно
проявляется, ничего не примысливая из головы. Эту установку Гуссерль называл
"принципом всех  принципов".  Никаких  абстрактно-теоретических  построений,
ничего  "потустороннего",  лежащего  за  пределами  сознания  и  обладающего
самостоятельным бытием.

     5 Ibid., p. 8.




     Отождествление реальности с различными видами непосредственной данности
сознанию придает феноменологии неприкрыто идеалистический характер, несмотря
на довольно сложные манипуляции  Гуссерля с понятием  "интенциональности" --
направленности сознания  на объект, находящийся вне его. Всякий акт сознания
указывает   на   нечто,  что  в  нем  имеется  в  виду:  восприятие  дерева,
воспоминание о пережитом, представление о будущем. Казалось бы, здесь найден
выход  из тупика  идеалистической догматики: сознание  оказывается  накрепко
связанным  с реальностью, на которую оно всегда направлено. Но  сам Гуссерль
воспользовался тезисом об  интенциональности сознания для более изощренного,
рафинированного выражения идеалистической позиции.  Оказывается,  объекты, в
конечном  счете,  обладают  лишь  иллюзией  внешнего  бытия,  ибо  "внешнее"
существует  только,  в  свою  очередь,  для  внешнего,  поверхностного  слоя
"эмпирического сознания",  который  опознается в актах самонаблюдения, когда
сознание "следит"  за  собственными  действиями, обращается на самое себя  и
делает уже себя, а  не внешний мир своим  предметом. Декартовское "я мыслю",
выражения  типа "жив!"  (когда  человек,  например,  приходит в  себя  после
сильного  потрясения), "я пережил свои  желанья, я разлюбил свои  мечты" как
раз   и  обозначают  состояние,  которое  на  философском  языке  называется
рефлексией самосознания.  Вот по отношению к такой рефлексии  мы имеем право
говорить о внешних предметах.

     Но, по мысли Гуссерля, этот процесс рефлексии можно продолжить и далее,
вплоть до того пункта, когда в сознании не окажется никакого индивидуального
содержания  или особенностей,  ничего  именно  мне,  Петру,  Павлу и  т.  п.
присущего,  ничего, кроме общей формы отнесения  актов сознания  к  "чистому
субъекту" -- носителю этих актов. Этого "чистого субъекта" Гуссерль •именует
"трансцендентальным я".



     Когда   Гуссерль   говорит   о   первичной    рефлексии,   эмпирическом
самосознании,  он  еще  не покидает  почвы  фактов,  но  как  только  в  его
рассуждениях   появляется    мифическое    "трансцендентальное   я",   место
непредвзятого философского исследования занимает апологетика идеалистических
догм. Идеализм  Гуссерля -- настолько явный и, можно сказать,  традиционный,
что у него  почти не  нашлось  верных последователей,  готовых идти до конца
вслед за учителем.

     Сартр был среди тех, кому мало  импонировал трансцендентальный идеализм
Гуссерля.  Первые его  самостоятельные  шаги в философии  связаны с критикой
идеалистических заблуждений Гуссерля, но, освобождаясь  от этих заблуждений,
Сартр  тем не менее оставался  в круге идеалистических представлений, как он
сам в этом признавался много лет спустя. Критику феноменологической традиции
он  ведет  в двух  расходящихся из  одной  точки  направлениях:  видоизменяя
одновременно и концепцию  сознания, и  теорию бытия Гуссерля.  В  результате
получилось нечто не  похожее ни на одно  ранее  сформировавшееся философское
учение и вместе с тем похожее сразу на многие  из них. Это нечто  и получило
название "экзистенциализма" (философии существования) Сартра.

     Последовательно  развивая  феноменологическую  концепцию  сознания,  он
избавляется  от  гуссерлианского   понятия  чистого   субъекта,  отказываясь
признать  в  нем  непосредственно опознаваемую феноменологическую  данность.
Феноменолог  ведь должен  описывать только то, что  "являет себя",  а чистый
субъект  в  опыте  не  появляется, но  представляет собой  лишь искусственно
сконструированную сущность, каких в  феноменологии, согласно  Гуссерлю, быть
не должно.



     Такое  понятие  (чистое  "я") --  результат ошибки  рефлексии,  которая
конструирует субъект сознания по аналогии с внешним предметом.  Подобно тому
как внешний предмет имеет свойства,  приписываемые ему, так и сознание имеет
некий  твердый  устойчивый  субстрат, на  который  "нанизываются"  различные
психические  состояния.  В  роли  такого "стержня" и  выступает  субъект. Но
различие между сознанием и его предметом имеет фундаментальное значение, так
как если  бы способ  бытия  сознания совпал со способом бытия  предмета,  то
пришлось бы говорить об отношении  между двумя предметами, а не об отношении
сознания к предмету. На самом деле, рассуждает Сартр, в сознании нет ничего,
кроме  отдельных  актов,  а  каждый  такой  акт исчерпывается  отношением  к
объекту. Поэтому "бытие сознания есть сознание бытия" [6].

     Эта  лапидарная  формулировка  резюмирует  суть  сартровской  концепции
сознания, автономность сознания по отношению к объективному  миру и в  то же
время  полную  зависимость  от него,  ибо все содержание  сознания  приходит
"извне".  Сознание  нельзя  вообще считать  чем-то "внутренним" в отличие от
"внешнего", оно не замкнуто  на  себя, не отгорожено от мира,  а,  наоборот,
открыто  миру и  есть абсолютно прозрачный  светоносный  "эфир",  в  котором
внешний  мир себя  только  и  может  обнаруживать.  Можно  сказать,  поясняя
рассуждение  Сартра,  что сознание -- это своего рода "экран-невидимка"  или
"проявитель"  (лишенный,  разумеется, всякой вещественности)  картины  мира,
проявитель,  присутствие которого нельзя заметить. Поэтому "в конечном счете
все  находится  вовне, все,  вплоть  до  нас  самих;  вовне,  в  мире, среди
других...  в  городе, в гуще толпы... вещь среди вещей, человек среди людей"
[7].

     6 Ibid., p. 19.
     7 Sartre J.-P. Situations, I. Paris, 1947, p. 32.




     Теперь  уже можно полнее  объяснить,  почему возникает иллюзия "чистого
субъекта". Главным источником ее является  интеллектуалистическая  трактовка
самосознания,  ведущая  свое  происхождение  от  Декарта: самосознание  есть
мышление   о   сознании,  а  всякое   мышление   в   отличие,   скажем,   от
непосредственного  чувства  имеет перед  собой четко фиксированный отдельный
предмет. Отсюда неизбежность расчленения познавательного акта на  мысль и ее
предмет,  но так  как в  данном  случае  речь идет  о  познании сознания, то
благодаря  этому  ин-теллектуалистическому  подходу  сознание  автоматически
опредмечивается   и  возникает  иллюзия  духовной  субстанции  --  "я",   --
управляющей и руководящей своими действиями из "глубины души".

     Чтобы  избежать  этой   ловушки,  достаточно  понять,   что  в   основе
самосознания лежит непосредственное, "до-рефлективное" знание  о самом себе,
составляющее  непременный  элемент любого акта сознания.  "Всякое предметное
сознание  объекта  есть  в  то  же  самое  время непредметное сознание  себя
самого...  Это  самосознание  мы  не должны рассматривать как новое сознание
(тогда  мы снова подменим самосознание мышлением о сознании.  -- М.  К.), но
как  единственный  способ  существования,  который   возможен  для  сознания
чего-либо" [8]. И вместе с тем сознание какого-либо объекта и сознание этого
сознания не одно и то же, как  не одно и то  же удовольствие от  чего-либо и
сознание этого удовольствия.

     8 Sartre J.-P. L'Etre et le Neant, p. 19.


     В опыте сознания интуиция,  пишет Сартр, не находит  ничего похожего на
"я", которое было  бы необходимо  присуще актам сознания (на  чем настаивает
Гуссерль).  Например, увлеченный чтением  человек  целиком  "растворяется" в
книге,  и его  собственное "я" появляется  лишь  тогда,  когда от чтения  он
переходит к размышле-



     нию и суждению над прочитанным: "Я  думаю, что  автор  здесь  не прав".
Поэтому   "я"  вовсе  не  изначально,  а  производно  именно  от   рефлексии
(размышления).   Иначе  говоря,   это  интеллектуальная  конструкция,  а  не
реальность,  реальность же дается только в  интуиции, в которой деятельность
сознания безлична и анонимна, спонтанна и  хаотична и никак  не слагается  в
гармоническое единство проявлений некоей "души".

     Итак, самосознание не следует смешивать с рефлексией, как  это делали и
делают сторонники картезианской традиции, ибо оно неотделимо от  предметного
сознания  и  не   существует  помимо  его  отдельных   актов.  Этот   вывод,
предполагающий движение мысли от абстрактной сущности мышления к интуитивной
очевидности   самосознания,    Сартр    именует    "очищающей   рефлексией":
противоположный   путь,  уводящий  сознание   от  реальной  жизни   в  сферу
концептуальных фикций, он называет --  "нечистой",  или смутной, рефлексией.
"Нечистая рефлексия" порождает ту схему объяснения сознания, которая типична
и  для обыденного понимания, и  для  научной (экспериментальной) психологии.
Эта  схема переворачивает  действительное  соотношение  реальных и идеальных
компонентов  психической жизни  и ставит  непосредственную  жизнь сознания в
зависимость  от  рефлективных  конструкций,  вместо  того  чтобы,  наоборот,
показывать,  как   из   непосредственной   реальности   сознания   вырастают
конструкции мышления.  То,  что производно,  превращается в основополагающий
принцип объяснения, а непосредственная  данность "выводится" из того, что на
самом  деле  представляет  ее же  собственный  продукт. Так возникает  схема
психического детерминизма, на которую и ополчается Сартр едва ли не в каждом
своем произведении.



     Вот  схема  детерминистического объяснения человеческих поступков. Есть
некоторое  "я",  обладающее определенным  набором качеств  и  индивидуальных
особенностей,  оно продуцирует какие-либо психические  состояния  (например,
любовь, ревность или глубокую мизантропию), а из  этих психических состояний
уже вытекают отдельные поступки. Объяснение идет, таким образом, от прошлого
к настоящему,  ибо  информация  об индивидуальных  качествах того или  иного
субъекта  основывается, конечно, на  его прежних поступках  и отсылает к его
биографии.  Что  же  касается  состояний,  то  они тоже предшествуют  данным
поступкам  и  потому  опять-таки  относятся  к  прошлому,  хотя  и  не столь
отдаленному,  как  суждение  о личности совершающего  определенный  поступок
человека.  Впрочем, движение от  прошлого к  настоящему предполагается самой
структурой  причинной  связи, ибо причина обязательно должна  предшествовать
действию и вызывать его.

     Иное  объяснение следует дать  с  точки зрения  "очищающей  рефлексии".
Каждое  сознательное  решение  несет на себе  отпечаток  самопроизвольности,
присущей сознанию, и,  следовательно, обязательно означает полный "разрыв" с
прошлым  и  одновременно  новое его  переосмысление  в духе  совершаемого  в
настоящем  действия.  Таким  образом,  сартровская   "очищающая   рефлексия"
движется в  противоположном  (по сравнению  с  каузальным  --  причинным  --
объяснением)  направлении:  от  настоящего   к   прошлому.   Прошлое  теряет
самодовлеющее  существование и  активную  порождающую  силу.  Наоборот,  его
значение  целиком определяется  настоящим, подготовлением  к которому оно  и
было. Это значение "ступени" к настоящему вообще делает прошлое осмысленным.
В противном случае оно вообще ничего не значило бы.



     Отсюда следует также, что сознание не продукт, а творец,  не результат,
а  начало,  не реакция  на  что-либо  внешнее, а  свобода  быть самим собой:
сознание  "определяет свое существование в каждое мгновение  прежде,  чем мы
можем  что-либо  понять.  Так  каждое  мгновение  нашей  сознательной  жизни
обнаруживает   творение  из   ничего.   Не  новое  перераспределение  (ранее
существовавших факторов. -- М. К.), но новое существование... Ничто не может
воздействовать на  сознание, так  как  оно причина  самого "ебя" [9].  Не то
чтобы Сартр вовсе отрицал мотивацию человеческих действий, как можно было бы
подумать, ознакомившись  с цитированным высказыванием. Нет,  по крайней мере
несколько  лет  спустя Сартр  допустил существование  факторов,  в  какой-то
степени участвующих в совершении действия, но не определяющих его.

     Он предложил различать "мобиль" и "мотив" действия.  "Мотив" обозначает
объективное основание,  или "резон", для совершения действия.  "Мобиль" есть
"не  что  иное,  как  понимание  этого  основания в  той  мере, в  какой это
понимание  представляет  собой самосознание" [10].  При этом  он  специально
подчеркивал, что мотив, отнюдь не определяя действия, проявляет себя  только
через  проект  действия.  Проект  же  действия  зависит  от  его  цели.  Так
постепенно  становится  ясным,  что  каузальному  объяснению действий  Сартр
противопоставляет   телеологическое  (целевое)   и   делает  это  совершенно
неправомерно.

     9 Sartre J.-P. La Transcendence de l'Ego. Paris, 1965, p. 38.
     10 Sartre J.-P. L'Etre et le Neant, p. 525.


     Сознательная постановка цели  и  определение средств ее  реализации  --
характернейшая черта человеческой деятельности.  Поэтому вполне естественно,
что  для понимания человеческих поступков  мы сплошь  и  рядом  прибегаем  к
выяснению  целей  -- к  телеологическому объяснению. Но  почему же  в  таких
случаях мы должны отказаться от детерминизма, почему Сартр счи-



     тает телеологическое объяснение индетерминистичным -- вот что, пожалуй,
труднее  всего  понять.  Ведь  стремление  осуществить  цель  само  по  себе
выступает как  причина  действия, хотя и  причина  особого рода, не  имеющая
ничего общего  с  непосредственным физическим  воздействием.  Цель  вместе с
системой  средств, предназначенных для  ее осуществления, образует идеальное
предвосхищение  результата, и  это  предвосхищение  становится побудительным
мотивом, приводящим в движение ресурсы человеческой энергии.

     Конечно,  цели  не  приходится  уподоблять  вещам  материального  мира,
которые можно  созерцать, перемещать с места на место  и  т. д.  Прежде  чем
стать объектом стремления, цель должна быть сформулирована, а это невозможно
без  сознательного самоопределения и  выбора. Но выбор -- категория  гораздо
более широкого применения,  чем склонны допустить приверженцы феноменологии,
объявившие сознание  "причиной самого себя".  Даже простейший  биологический
организм реагирует на окружающую  среду  избирательно, и по мере продвижения
вверх  по эволюционной  лестнице эта  избирательность  становится все  более
сложной и  все более приближающейся к деятельности человеческого сознания. В
растительном и животном мире  в  ходе  эволюционного процесса вырабатываются
все  более  сложные механизмы обратной связи,  которая и  представляет собой
общую основу и исходную предпосылку  чисто  человеческих процессов сознания,
самосознания   и  рефлексии.  Что  же  касается  специфически   человеческой
деятельности,  то  при  ее  анализе факт  выбора вполне укладывается в схему
детерминизма.  Во-первых,  выбор  всегда   осуществляется  в  диапазоне  тех
возможностей, которые предоставляет  историческая ситуация,  а этот диапазон
.от моего  сознания нимало не зависит. Во-вторых,  если даже  допустить, что
акт выбора абсолютно ни от чего не



     зависит,  то  и   такое  предположение  мало   помогло   бы  защитникам
индетерминизма,  ибо  выбор,   однажды   сделанный,  определяет   дальнейшее
развитие,  ограничивая  вполне определенным образом "спонтанное  творчество"
сознания.  Следовательно,  какой  бы  принцип  объяснения  мы  ни   приняли,
поведение человека складывается в  упорядоченную цепь действий, несмотря  на
всегда возможные отклонения  в частностях  и варианты. Так что не приходится
вместе   с   Сартром   думать,   будто  в  каждое   мгновение  человеческого
существования происходит "творение из ничего".

     С  другой   стороны,   невозможно   совместить   абсолютную  творческую
способность сознания, постулируемую Сартром, с признанием внутренней пустоты
сознания, на  чем он  сам,  как  мы  видели,  настаивает, устраняя из  своей
философии всякие  следы субъективно-личностной концепции сознания. Ведь если
субъект -- фикция, то сознанию не на чем держаться, и вполне последовательно
сознание  у Сартра  превращается в  чистое  движение,  "скольжение  вне себя
самого", "абсолютную утечку".  Но если  это так,  тогда  откуда же возьмется
богоподобное   его  свойство  "творить   из  ничего"?   Сознание  не   может
существовать само по себе, оно ничего не значит без бытия, которым полностью
определяется  его содержание.  Вот и получается, что, как удачно подметил У.
Дезан, сартровское сознание -- это "ничто, которое должно делать все" [11].

     11 Desan W. The tragic finale. N. Y., 1954, p. 56.


     Источник  логически   несовместимых  характеристик   сознания  следует,
по-видимому, искать  в природе самого феноменологического  способа  анализа.
Феноменолог  рассматривает   сознание,   только  опираясь  на  самосознание,
интерпретируя  это последнее как  первичную  и  окончательную  инстанцию, не
допускающую никаких иных



     способов  исследования.   Автономия  сознания  есть  исходный  постулат
феноменологической  концепции   и  ее  заключительный  вывод.  Но  там,  где
автономия  гипертрофируется, неизбежны претензии на  всемогущество. С другой
стороны,   сартровское  желание  избавиться  от  гуссерлианского   идеализма
вынудило его  постепенно устранить все  позитивные  характеристики сознания,
которые  основатель  феноменологии  удерживал в понятии  трансцендентального
субъекта. Отсюда, пожалуй, приходится заключить, что, как  показывает пример
Сартра,  бороться против идеализма, оставаясь на позициях феноменологической
философии,  --  дело  безнадежное,  способное  только   породить  внутренние
противоречия в теоретической концепции.

     Такова в  общих чертах  феноменологическая трактовка сознания. Она-то и
стала связующим  звеном между философским и литературным творчеством Сартра,
в  ней  следует  искать теоретические предпосылки  художественного  метода и
стиля  этого  писателя.  Стиль писателя определяется  спецификой его видения
мира, а не только совокупностью каких-либо формальных приемов повествования,
диалога,  словоупотребления и  т. д.  На это справедливо  обращает  внимание
академик Д. С. Лихачев: "Стиль -- не только форма языка, но это объединяющий
эстетический  принцип структуры всего содержания  и всей формы произведения.
Стилеобразующая система может быть вскрыта  во  всех элементах произведения.
Художественный стиль  объединяет в себе  общее  восприятие действительности,
свойственное  писателю,  и  художественный   метод  писателя,  обусловленный
задачами, которые он себе ставит" [12].

     12 Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1967, с. 35.




     Но прежде чем мы ближе познакомимся  со стилем Сартра, вернемся к общей
характеристике феноменологии, но с  несколько  иной точки зрения, чем ранее.
Если приглядеться, какую модель знания она отстаивает,  то нельзя отделаться
от мысли, что мы имеем дело с попыткой сблизить философию с искусством. Ведь
как бы  мы ни определяли ближайшим образом сущность  художественного  метода
постижения  действительности,  остается бесспорным, что  в отличие  от науки
искусство познает  мир сквозь  призму человеческого сознания, и  не только в
его познавательных, но и в эмотивных аспектах. Поэтому искусство отражает не
только  мир,  но  обязательно  и  человека в нем,  причем  человека  не  как
статиста, пассивного  объекта  развертывающихся  вокруг него событий, но как
живого и деятельного участника всего происходящего.

     Наука  дает  нам  истину  в  ее  чисто  объективном  виде,  хотя  ввиду
бесконечности процесса познания она не  лишена  субъективизма, понимаемого в
данном случае как неполнота, неточность. Субъективизм искусства совсем иного
рода.  Он, так  сказать, принципиальный  и неустранимый, потому что в задачу
искусства  входит  выражение  всей  полноты  и  интенсивности  человеческого
мироощущения и  миропонимания. С этим же  обстоятельством связана и образная
природа   художественного  творчества,  продуцирующего  не   абстракции,   а
квазиматериальные  реальности,  "квази"  --  потому,  что  они  представляют
воплощенную в чувственном  материале фантазию художника, а "материальные" --
потому, что книги, статуи,  картины точно так же доступны  непосредственному
созерцанию, как  и  другие  вещи материального  мира. Научная  картина  мира
складывается  из  познанных  закономерностей, взаимосвязей  между сущностями
разных порядков,  все  более  удаляющихся от непосредственно воспринимаемого
мира по мере  прогресса научного знания.  Более того,  в  современной  науке
нередки  ситуации,  когда явления, объясняемые теорией, не имеют  аналогии в
мире  восприятия  и  потому  принципиально не  могут быть  представлены  или
воссозданы фантазией. Таковы, например,  особенности микромира, отображаемые
квантовой механикой.



     В  то  же  время   неотъемлемой  чертой  искусства   остается  образное
воплощение  мысли.  Художественный  образ неизмеримо  богаче  содержанием  и
сложнее по своей  структуре, чем  обыкновенное чувственное восприятие,  и он
по-своему  проникает в  глубь явлений,  хотя и  никогда  не  покидает  почвы
непосредственной  чувственной  "видимости", посредством  которой  художник и
выражает  сущность.  Здесь  есть некоторая  аналогия  с  тем,  что  Гуссерль
называет  "сущностным  видением",  "интуицией  сущности",   или  "идеацией".
Феноменология,  таким образом, представляет собой философию, ориентированную
на  искусство,  стремящуюся  максимально  сблизить  философское  мышление  с
художественным  творчеством по  способу постижения действительности. Но  так
как  из  всех видов  искусства словесное искусство -- литература -- наиболее
пригодно для выражения смысла "являющейся сущности", то отсюда и та завидная
легкость, с которой философские абстракции у  феноменологов обрастают плотью
художественных образов.

     Симона де  Бовуар рассказывает, как Сартр впервые узнал о феноменологии
от только что вернувшегося  из Германии  Р. Арона. Было это  в самом  начале
30-х  годов,  они  сидели в  кафе,  и  Арон  сказал,  посмотрев  на  столик:
"Феноменология  позволяет делать философию из всего,  вот хотя бы  из  этого
коктейля".  Эти  слова,  по  свидетельству  де  Бовуар,  произвели  огромное
впечатление на Сартра: с  тех пор  и  началось его  увлечение гуссерлианским
кругом  идей  и "новыми горизонтами",  которые эти  идеи,  как ему думалось,
открывали.  Во  всяком  случае, одним из следствий увлечения  феноменологией
была  известная   "демократизация"  мыслительного   материала,  связанная  с
требованием  описывать абсолютно все, что  является сознанию,  и именно так,
как оно является.



     Это требование как бы "привязывало" философию к перипетиям повседневной
жизни    человека,    к   обыденным    житейским    ситуациям   человеческих
взаимоотношений, что тоже  сближало философский анализ с  традиционным делом
литератора.  Гуссерль  еще старался сохранить своего  рода аристократическое
представление  о  философии как  "науке об  абсолютной реальности",  в  роли
каковой (реальности) у  него фигурировало "чистое  сознание", превращенное в
самостоятельный субъект. Как  мы имели возможность убедиться, Сартр с самого
начала  своей философской карьеры  поспешил разделаться с этим предрассудком
идеалистического  мировоззрения,  и  тем  самым  феноменология  окончательно
превратилась в метод  "прояснения" смысла повседневного человеческого бытия.
На философском языке это означало, что феноменология сделалась  инструментом
экзистенциализма (философии существования).

     Основным признаком человеческого существования приверженцы  этого стиля
мысли  объявили  (вслед   за  немецким  учеником  Гуссерля  М.  Хайдеггером)
бытие-в-мире.  Смысл  такого  определения  был  в  том,  чтобы  покончить  с
представлением  о  самодовлеющем  бытии человека;  человек  вне мира  -- это
абстракция, а не реальность, точно так же как и мир вне человека. Можно было
подумать,  что на сей раз буржуазная  философия  действительно избавилась от
идеализма   и  нашла   наконец  "магическую   формулу"  исходного  принципа,
объединяющего субъект и объект в единое  целое. И,  надо сказать,  если  это
определение  надлежащим  образом интерпретировать  с  позиций  исторического
материализма,  то у  нас  получится  положение  об  общественно-исторической
сущности человека и о предметно-практическом характере окружающей его среды.



     Совсем не  то  в  экзистенциализме.  Здесь отношение  человека  к  миру
определяется  в психологических терминах, но  не как  "идея", "ощущение" или
"сознание вообще",  что было свойственно архаическим формам идеализма, а как
интуитивно переживаемая эмоциональная  "настроенность",  которую  Хайдеггер,
например, называет "заботой", одновременно призывая понимать  это словo не в
обычном  психологическом смысле,  а  онтологически  --  как  всеобщую  форму
бытия-в-мире.

     И  подобно  тому  как  феноменологи  всеми силами старались  освободить
сознание  от  всяких  аналогий с вещественным  миром,  так экзистенциалисты,
опираясь  на  ту  же методологию,  подчеркивали  непроницаемость  бытия  для
сознания, иррациональность  мирского, его невыразимость  в языке  предметных
описаний, основанных на зрительных восприятиях. Так экзистенциализм пришел в
непосредственное соприкосновение  с  таким  необходимым  компонентом техники
литературного дела, как язык.

     В  этой   области   чисто  литературные   искания  порою   очень  тесно
переплетались с философскими, смена эстетического кодекса порождалась сменой
философского взгляда на жизнь, и наоборот. Проблема языка литературы сама по
себе   была   частью   более  общей  проблемы  --  проблемы   поиска   новых
изобразительных  средств, с  помощью которых искусство  могло бы  все  более
глубоко и тонко проникнуть в реальность мира и человека (в искусстве, как мы
уже говорили, реальность мира обязательно выступает в  преломлении духовного
склада личности).  Со времен классицизма XVII  века  вся  история  искусства
может   рассматриваться   как  непрерывный   процесс   расширения   предмета
художественного  освоения и последовательного снятия ограничении, налагаемых
устаревшими эстетическими взглядами.



     Практика  искусства  ломает  обветшавшие каноны  и прорывается к "новым
берегам", и вслед за этим происходит изменение эстетической теории. Рождение
и расцвет реализма XIX века -- итог и  кульминация эстетического  развития в
условиях буржуазного  общества. "Большой реализм"  классиков XIX столетия --
Бальзака и Толстого в литературе, Бизе и Мусоргского в музыке, передвижников
в живописи --  в  разной степени и с разной глубиной проникновения, конечно,
выражал одну и ту же идею: "прекрасное есть жизнь", жизнь во всей полноте ее
проявлений. Для искусства более нет "низких тем" или недостойных изображения
предметов, прекрасное не есть  особый привилегированный эстетический объект,
парящий  над суетой  и  скверной жизни.  Прекрасное --  это  одновременно  и
"качество" художественного изображения, и сама действительность,  но не в ее
грубой фактичности  и эмпирически фиксируемых  фрагментах, а в общей связи и
смысле, воплощающем чудо земного бытия, радость жизни, полной труда, борьбы,
человеческого  стремления к счастью  и правде несмотря ни на что  и  вопреки
всему. Искусство и есть кристаллизация этого чувства жизни.

     Но от расширения рамок  классической  эстетики,  приведшего к торжеству
реализма, был всего лишь шаг к нарушению равновесия: либо в  сторону грубого
натурализма -- антиэстетики, либо в сторону чистого эстетизма, принципиально
отказывающегося  во  имя  "впечатлений"  или  ничем  не  стесняемой  свободы
"выражения"  от  какого бы  то  ни было  эстетического  канона.  Речь  идет,
конечно,  о  движении  импрессионизма  и  экспрессионизма.  В художественной
литературе признанным лидером  импрессионизма  была  Вирджиния Вульф (1882--
1941). Ее знаменитое определение гласит: "Жизнь есть



     светящийся  круг, полупрозрачная оболочка,  окружающая нас  от  первого
пробуждения   сознания  до  самого  конца".  Описание  этого  круга  в   его
изменчивых,  прихотливых  проявлениях  и  должно,  по  мнению  писательницы,
исчерпывать   задачу  литератора.   Наиболее   значительным   художественным
памятником  импрессионизма в  литературе стал  многотомный цикл М. Пруста "В
поисках утраченного времени". Здесь фокус художественного  выражения сдвинут
от  реальности,  преображаемой  и отражаемой  субъективным миром человека, к
самим  впечатлениям,  которые   в  своем  многообразии  и  составляют  жизнь
человеческой субъективности.  В  высшей  степени  симптоматично  и  то,  что
внутренним стержнем  прустовского  произведения  стала не  судьба героя  или
героев,  а само переживание времени. Это переживание  образует  своеобразный
внутренний фон всего романа и, так сказать, принцип сцепления его элементов.

     Прихотливая  нить впечатлений, тщательно  воссоздаваемая  романистом  с
большим   психологическим  искусством,  "держится"   на   сквозном  ощущении
уходящего времени, и не просто  в смысле приближения неизбежного конца, но в
более  глубоком и  универсальном значении  движения времени как  непрерывной
утраты  чего-то  самого заветного и дорогого. Движение  времени есть,  стало
быть,  его  нисхождение и  деградация,  инфляция, что  ли.  Отсюда и  весьма
своеобразная  точка отсчета времени: исчисление ведется  от "золотого века",
прошлое возводится  на  пьедестал  и  окружается  ореолом  святости,  а  все
позднейшее выглядит как изгнание из рая.

     Здесь прустовский роман вдруг обнажает внутреннее сходство  элегической
своей настроенности  с  библейской  религиозно-мифологической  традицией,  а
вместе с тем и с идеалистической философией, которая никогда не теряла связь
с этой традицией. Идея первоначального



     беспредельного   счастья,   отнесенного   к   неопределенно    далекому
доисторическому  времени, и  надежда на возвращение его когда-либо в будущем
была  центральной догмой христианства  и зачастую  незаметно  вкрадывалась в
философско-исторические  схемы самых  разнообразных  мыслителей, порою  даже
искренне считавших себя атеистами.

     В  философском  мышлении  эта  милая сердцу  угнетенных и  обездоленных
сказка  о  потерянном  и  возвращенном  рае  превратилась  в так  называемую
"концепцию отчуждения". В  философии  она  появилась  задолго до  того,  как
получила   это  свое  название,   а  название   ей  дал  Гегель,   виртуозно
разработавший и всю схему в целом. Нам нет нужды сейчас подробно  говорить о
ней, и мы ограничимся лишь основной  идеей, а таковой была идея развития как
самообогащения  духа  через  добровольный  уход от  себя  в  чужую стихию  и
возвращение  с победой.  Отчуждение поэтому  -- необходимый момент развития:
только покинув  родной свой дом, а затем претерпев все необходимые испытания
"за морем", дух становится тем,  чем он должен быть  поистине, по-настоящему
обретает себя. В  конце концов получается, что развитие  есть возвращение  к
началу, соединение  с  собой через временную утрату, добровольную  разлуку и
преодолимую боль.

     Если  приложить  эту общую  схему  к человеческой  истории,  то  выйдет
примерно то же самое,  что можно прочитать в Библии:  вначале дух  божий был
сам по себе, затем он сотворил  вселенную  и человека и  через  человеческие
деяния  стал   действительно   богом.  Содержание  же   истории  и  образует
становление царства божия на земле: вначале человек живет, не сознавая своей
божественной сущности и святого предназначения, и соответственно этому живет
как   попало,   в  недостойных   себя   социальных  условиях.  Наконец   ему
"открывается" слово божие, но довольно долго оно остается почти что "всуе",



     только  словом, а  внешнее  бытие  его  остается прежним,  и только под
занавес мировой истории очеловечивается вся окружающая реальность, включая и
государственное   устройство,  или  --  что  для  Гегеля  то  же  самое   --
божественная  сущность  человечества  становится  действительностью,  т.  е.
наступает царство божие на земле, а история прекращает течение свое.

     Таким  образом,  у  Гегеля  мы  встречаем   оптимистическую  разработку
прустовской  темы; "утраченное  время" все-таки находится,  достигается даже
гораздо  большее -- полное освобождение от времени, ибо это и означает конец
истории,   вневременное  вечное  блаженство.  Можно  сказать  также,  что  в
гегелевской философии находится ответ на тему "Фауста"  Гете.  Тема  эта  --
бесконечность человеческих  стремлений, вечное движение человеческой натуры,
никогда не успокаивающейся на чем-то определенном и ограниченном,  каким  бы
ни  казалось  оно привлекательным в тот  или  иной  момент.  Тему эту  можно
обозначить еще как  вечную погоню  за  абсолютом,  за абсолютным воплощением
идеала  истины,  красоты  и  добра,  за объединение  этих  идеалов  в  жизни
человека. Человеку  мало  быть только  ученым,  ему мало  и  жизни в царстве
красоты,   ему  необходимо   общественное   поприще,   социальное  действие,
посредством которого человек превращает свои чаяния в устои реальной  жизни.
Одним  словом,  Фауст --  это  образ  целостного  человека, вдохновляющегося
социально значимыми задачами.

     Вот  почему   творение  Гете  живет  в  веках   как   великий   образец
гуманистической литературы, где  победоносная  мощь  поэтического  выражения
соединяется с  необыкновенной  глубиной проникновения  в то, что  мы  теперь
называем   на   отвлеченном  языке   "проблемой   человека".  Как  и  всякое
произведение искусства, "Фауст" не дает, разумеется,  теоретического решения
проблемы, но лишь



     "материал" для философско-исторического размышления на эту тему.  И вот
Гегель,  как  нам  представляется,  следующим  образом  расшифровал  загадку
"Фауста": формирование целостного человека -- результат всемирной  истории и
одновременно завершение ее. Фауст  обещал отдать душу  дьяволу, как только у
него  возникнет  желание  "остановить  мгновенье"  и  застыть  в  блаженстве
достигнутого совершенства.

     По Гегелю,  это  мгновение  наступает, когда  все  человечество  (а  не
отдельный   исключительный   индивидуум)   реализует   принципы  свободы   и
справедливости  в  правильно  организованном обществе, и эта эпоха,  по  его
мнению,  в  принципе уже  наступила  после  того,  как  Великая  французская
революция  разбила  "неправовой произвол" феодализма. В этом суждении Гегеля
было  не  только  идеалистическое  заблуждение, но  и  великая  историческая
иллюзия  победившего  класса,  забывшего   об  исторических  границах  своих
свершений.  Гегель  завершает  и  подводит итог  той  эпохе  интенсивнейшего
культуротворчества,   символом  которой  и  стал  Гете,   тогда  как   Пруст
принадлежит к совсем иному периоду буржуазной культуры.

     У Пруста мы  сталкиваемся с пессимистическим вариантом идеи отчуждения:
счастливое прошлое не воспроизводится в настоящем  и не сохраняется  навек в
какой-то исключительный миг, имеющий быть в  будущем.  Конечно,  гегелевский
оптимизм в определенной мере опирался  на "гарантии" религиозного  утешения,
но была у него еще и историческая вера в лучшее будущее. Вот ее-то и не было
у Пруста,  ибо  он был правдивым художником эпохи буржуазного заката. В этот
период  разочарование  в   настоящем  и  тревога  перед   будущим   и  стали
предпосылкой  глубокой,  неотвязной тоски  по  прошлому, с таким  изощренным
мастерством изображенной в его эпопее.



     И  сам  образ  человека   радикально  изменился:  вместо  исторического
деятеля, стремящегося  все  вперед  и  вперед,  --  почти  бесплотная  тень,
утонченно-изящный хранитель  воспоминаний,  в  них растворивший  собственную
личность, "тень  без  особых  примет".  И  если  искать философские аналогии
такому  представлению  о  человеке,  то  мы  опять должны  вернуться в  лоно
феноменологии  с  ее  стремлением   "разложить"  жизнь  сознания  на  чистый
временной процесс,  в  котором  отдельные моменты  времени,  взаимопроникая,
обретают специфическое значение прошлого, настоящего и будущего по отношению
друг к другу.

     Начало  этому  сведению  сознания  к  "чистой  длительности"  временных
моментов,  "цепляющихся"  друг  за  друга и  вместе образующих  живое  целое
сознания,  положили  еще  В.  Дильтей  и А. Бергсон,  но систематически  эту
операцию проделали  Э. Гуссерль и  М. Хайдеггер на  основе  представления об
"интенциональности", или "экстазах",  как  предпочитал выражаться Хайдеггер.
"Экстазы" образуют внутреннюю структуру времени, внутреннюю структуру самого
"дления",  которое  ведь  и состоит  в  том,  чтобы беспрестанно  меняться и
проводить  невидимую  грань  между  тем,  что  было,  есть  и  будет.  Такое
представление перешло от Хайдеггера к Сартру.

     Но в нашей характеристике  литературно-философских влияний, в атмосфере
которых  сформировался  художественный  стиль Сартра, не  хватает  пока  еще
одного   звена.   Речь  идет   о   сюрреализме.  Сюрреалисты  объявили  себя
"последователями  Маркса и  Рембо". Вот что  заявил глава  и первый теоретик
этого  направления  Андре  Бретон:  "Преобразовать  мир,  -- говорит  Маркс.
Изменить жизнь, -- говорит  Рембо.  Эти  два лозунга для нас одно и  то же".
Суть поэтической  реформы А. Рембо заключалась  в том, чтобы полностью слить
поэзию



     с жизнью, сделать ее не копией реальности, а самой реальностью. В  этом
его  замысел  был  прямой  противоположностью  заветам  поклонников  чистого
эстетизма,  желавших,  подобно  другому влиятельнейшему  французскому  поэту
конца  прошлого века С.  Малларме, соорудить  из  металла  поэтической  речи
нетленное   здание   чистой   красоты.  Рембо,  напротив,  требовал  сломать
сложившиеся каноны поэтического выражения и перенасытить речь новым смыслом,
равнозначным бессмыслице для приверженцев отжившей эстетической рутины.

     Шум  и хаос подлинного мира, а не академически благообразные "сочетанья
певучих созвучий" должны войти в стих. Поэзия, согласно Рембо,  -- открытие,
обнажение первозданной реальности, замаскированной обыденным  языком, языком
здравого смысла,  повседневного  общения и научного обихода. Из  поэтической
программы Рембо  следовала  философская  установка  иррационализма,  ищущего
реальность  мира  за  пределами  науки   и  логики.  Высшей  функцией  поэта
становится "подрыв всякого смысла" (dereglement de tous les sens). Поэтому к
традиционному   представлению   о   поэте-пророке   Рембо   добавляет   иные
определения, иногда звучащие  довольно зловеще:  "великий больной", "великий
преступник",   "великий  проклятый"   и   вместе  с  тем  "великий  мудрец".
Определения достаточно красноречивы сами по себе, из них ясно, что  наряду с
иррационализмом  в  состав   этого  воззрения  входит  вполне   определенный
антигуманистический смысл: дело поэта оказывается связанным нерушимыми узами
с преступлением и оскорблением святыни ("проклятый").



     Сюрреалисты  истолковали  эти определения  как выражение революционного
протеста  против буржуазного общества  и буржуазности вообще.  Представители
мелкобуржуазной   интеллигенции,   потрясенные   событиями   мировой   войны
1914--1918 годов,  они искренне ненавидели  буржуазное общество и мечтали  о
революции, а поэзия, искусство  в целом были  для них  всего лишь  средством
разрушения старого уклада. Иррационализм, заимствованный у Рембо, усилился у
них под влиянием психоанализа Фрейда. Так и стали они определять  поэзию как
высвобождение подспудной энергии бессознательного психического, подавленного
силами рассудка, обеспечивающего всего лишь биологическое выживание человека
и  не  приносящего  радости.  У  сюрреалистов  все  смешалось в  одну  кучу:
искусство,   революция,   либерализация  половой  морали.  Освобождение   от
эксплуатации  приравнивалось  к  освобождению  инстинктов и  к  поэтическому
творчеству.

     А  между тем  подлинная  (а не воображаемая) революция  требует  тяжкой
борьбы, ясной  программы  и строгой дисциплины,  что никак не согласуется  с
"бунтом инстинктов" против разума. С другой стороны, освобождение инстинктов
может быть  достигнуто  без всякой революции  и при  режиме  эксплуатации  и
угнетения; на  то  есть средства самые разнообразные, и нет необходимости их
здесь  перечислять.  Наконец,   никоим  образом  не   следует  отождествлять
искусство  с  психофармакологическим средством, повышающим жизненный  тонус,
хотя  оно  и  может   иметь  побочное  терапевтическое  действие:  приятная,
негромкая  музыка  способствует процессам пищеварения,  а  роман, насыщенный
глубоким философским  содержанием,  с  успехом  порой  заменяет лекарство от
бессонницы.  Но  все  эти  побочные  эффекты  не  входят  в  самую  сущность
искусства. После  того  как произведение искусства создано,  оно может  быть
использовано для самых разных целей: античным бюстом можно голову проломить,
но ведь не в этом его эстетическая ценность.



     Читатель может подумать: зачем так долго говорить о том, что и без того
понятно? Затем, что этой сюрреалистической идее суждена  была долгая  жизнь,
что до сих пор в буржуазных странах  именно такое представление об искусстве
плодит   все  новые  и  новые  трюкачества,   именуемые   по  большей  части
"поп-артом".   Если  назначение  искусства   в  том,   чтобы  "возбудить"  и
"раскрепостить",   то  все  что   угодно,  любой  предмет   в  специфических
обстоятельствах  может  выполнить эту  роль.  Практика буржуазной  "массовой
культуры" успела это достаточно подтвердить.

     Но  что  осталось  от  всей  мешанины  непереваренных  идей  и  смутных
представлений, составивших некогда сюрреализм? Остался прочным приобретением
эстетики   сам  лозунг   революционного  искусства,  помогающего  уничтожить
прогнившее старое общество. Сам по себе этот лозунг, конечно, возник гораздо
раньше и получил научное  обоснование в  марксистско-ленинской эстетике,  но
пропаганда  необходимости  соединения  искусства   с   революцией,  хотя   и
развивавшаяся в совершенно  ложном контексте, до  некоторой  степени сыграла
прогрессивную роль  в условиях военной и послевоенной революционной ситуации
в  Европе.  В уродливо карикатурной  форме  выражена была  мысль  о  высоком
общественном  предназначении искусства, и, конечно,  не случайно, что лучшие
из  бывших  сюрреалистов -- такие, как П. Элюар или Л.  Арагон,  --  создали
замечательные  произведения, проникнутые  духом  социалистического реализма.
Но, надо сказать, более закономерной оказалась эволюция сюрреалистов вправо,
что и случилось, например, с самим лидером этого движения А. Бретоном.



     Теперь у  нас, кажется,  представлены все ингредиенты  интеллектуальной
ситуации,   в  которой  сформировался  Сартр.  Важнейшей  особенностью  этой
ситуации было  теснейшее переплетение  философских  и  эстетико-литературных
мотивов. Художественная  литература  интеллектуализируется, в нее все больше
вторгаются отвлеченно-философские  схемы,  выстилающие фабулу  или,  точнее,
служащие ей заменой  (вспомним  Пруста).  €  другой  стороны, сама философия
беллетризуется,  предпочитая апеллировать  к "живой  интуиции", к  наглядным
ситуациям,  в  которых  дан  действующий  человек.  Литературно-эстетическая
позиция  вдруг обнаруживает  глубинную философскую  подоплеку и  переходит в
философию,  как  это  выясняется  при  анализе  сюрреализма. При  этом  сама
философская   концепция   человека   как   бы    "задает"    соответствующий
художественный  метод,  диктует определенный способ изображения людей.  Так,
феноменологическая   концепция  сознания,  развернутая   Сартром,  вкупе   с
экзистенциалистским  представлением  о  свободе обусловили такую особенность
его  эстетического кодекса, как лозунг "литература без  характеров", которая
должна  изображать  отдельные  проявления  свободы  человека  в  критических
ситуациях ("свободу в ловушке", как говорил Сартр).

     "Характер", по Сартру, -- такая  же фикция, как и "душа":  нет никакого
устойчивого комплекса человеческих качеств, образующих характер, так же  как
нет и  какого-либо особого носителя сознания. Нет разных  характеров, а есть
разное поведение разных  людей  по  отношению к  внутренне присущей  каждому
свободе:   либо   открытое   принятие   своего   свободного   жребия,   либо
замаскированный  трусливый отказ. Это основной предмет изображения у Сартра:
мужество   быть   свободным,   деяние,  наполняющее   смыслом   человеческое
существование.



     Свобода,  самосознание,  действие,  по  Сартру,   неразрывны   и   даже
тождественны.  Мы уже  знаем,  что  Сартр отказывается  от  представления  о
внутренней духовной жизни человека: сознание обязательно живет вовне, в мире
среди других людей и потому исчерпывается деянием, которое ведь и составляет
человеческую связь с миром. Этот акцент на сознание-действие выделяет Сартра
из прочих феноменологов и  экзистенциалистов и сближает его со  сторонниками
идеалистической философии действия фихтеанского типа, а временами напоминает
даже  о таких, в общем-то чуждых этому писателю философских  доктринах,  как
прагматизм и лингвистическая философия (на  это обстоятельство  указывает, в
частности, известная английская романистка и философ Айрис Мердок).

     Но попробуем  все-таки  несколько расшифровать понятие "литература  без
характеров".   Такое  понятие   предполагает   совершенно  определенный  тип
литературного героя,  в изображении  которого  Сартр, собственно,  и  достиг
наибольшего искусства. Это человек без определенной линии поведения,  ищущий
оправдания своей  жизни, постоянно колеблющийся между разными решениями  или
принимающий  попеременно  то одно,  то другое  решение, испытывающий  острое
отвращение   к   бессмыслице   повседневного  прозябания  и  особенно  четко
фиксирующий в своем сознании все неприглядные и отталкивающие стороны жизни.

     Таковы, например, Антуан  Рокантен -- герой романа "Тошнота" -- и Матье
Деларю -- главный персонаж трилогии "Дороги свободы". Это блуждающие оком по
жизни  созерцатели  вроде  прустовского   Свана,  но  с  одним  существенным
отличием:  они  твердо  знают, что  подлинная  жизнь  не  в созерцании,  они
взыскуют спасительного действия, которое всколыхнуло бы стоячее болото быта.
Они   отвергают  всякое  готовое   решение,   всякий  автоматизм  поступков,
санкционированных  извне, установленных  господствующим кодексом  социальной
морали. Они ненавидят тупую, самодовольную буржуазность, которой никогда и в
голову-то  не приходило  сомневаться  в своем  праве копить деньгу,  растить
брюхо и увековечивать  лоснящиеся свои физиономии в назидание потомству. Вот
типичный пример отношения сартровского героя к буржуазии.



     Рокантен, содрогаясь  от  гнева и омерзения,  вглядывается  в  портреты
"отцов   города",   выставленные   на   всеобщее   обозрение  в  захолустном
провинциальном  музее,  и, даже  не  отдавая  себе  в этом  отчета,  шепчет:
"Мерзавцы, мерзавцы". Герои Сартра  ищут  оправданного действия, правильного
выбора, опираясь  только  на самих себя,  на  силу "очищающей  рефлексии", и
потому  для  них  становятся  законом  резкие  скачки  поведения,  вызванные
внезапными "озарениями"  самого  разного  содержания.  Так, Орест  (в  пьесе
"Мухи") внезапно своим умом доходит до того, что он  свободен  и никто не  в
силах запретить  ему сделать  то, что он  решил  сделать, никого не может он
взять себе в советчики для этого дела. Гец (из пьесы "Дьявол и Господь Бог")
наконец-то понимает после многих мытарств своей совести, что бога нет и что,
стало быть, мучился он столько времени напрасно.

     Дух разъедающей рефлексии царит в романах, пьесах, рассказах Сартра, но
эта рефлексия не остается одним только открытием в сознании, она обязательно
означает поворот в  судьбе героя. Особенно заметно  резонерство  действующих
лиц  в пьесах  Сартра.  Их  герои не столько действуют,  сколько  собираются
действовать,  а до тех пор выясняют  свои отношения. В беседах друг с другом
для них  постепенно вырисовывается смысл их  собственных действий.  Конечно,
резонерски-аналитическая  драматургия   Сартра   не  похожа  на  резонерство
классической драмы: там функционировала готовая мудрость сословного кодекса,
а здесь  герои  ищут  истину  для  себя и в первый раз,  хотя и на  глазах у
зрителя.  В  этом  отношении,  пожалуй,  наиболее  показательна  пьеса  "При
закрытых  дверях", которую многие считают лучшим созданием  Сартра в области
драматургии.



     Ситуация пьесы,  прямо сказать, экспериментально-символическая, которую
поэтому   можно  трактовать  и  в  сниженно-бытовом  --   с  реалистическими
аксессуарами -- смысле, и в абстрактно-философском, метафизическом. Действие
происходит  в  герметически  закупоренном  пространстве, в  четырех  стенах,
ровный  свет заливает сцену. Разговор  то  ли в камере  смертников, то ли --
хуже того -- в "царстве мертвых", как любили говорить литераторы XVIII века.
Вот здесь-то и происходит  "судебное  разбирательство",  предметом  которого
является  смысл прошлого  каждого  из персонажей. Не  будем затрагивать всех
линий  этой пьесы,  тем более что по составу персонажей она явно из наиболее
"черных"  в  наследии  Сартра.  Общая трагедия  всех участников  пьесы -- их
бездействие, невозможность что-либо изменить в том, что когда-то произошло в
их  жизни,  ибо теперь те, кто  ведет беседу, либо заключенные,  которым  не
вырваться на волю, либо бесплотные тени в аиде.

     Один  из  персонажей  --  Гарсен  --  мучим  весьма  небезосновательным
подозрением в  том, что  он трус, бросивший свой боевой пост под благовидным
предлогом. Вот это он никак и не может решить для себя сам и зовет на помощь
любящую  его Эстеллу (у которой, кстати сказать, за плечами кое-что похуже).
Между ними  происходит  следующий  диалог: "Эстелла, я трус? --  Как  я могу
знать, любимый, я ведь не в  твоей шкуре. Это ты должен  решить  сам. -- Вот
этого я  как раз  и  не могу сделать... -- Но  ты должен вспомнить,  у  тебя
должны  быть причины поступить так. --  Да, но настоящие ли это  причины? --
Какой ты сложный...".



     Особенную остроту  мучениям Гарсена  придает тот факт, что, поскольку у
него уже нет будущего и  уж он не сможет совершить ничего,  что позволило бы
пролить дополнительный свет на  мотивы его прошлых  поступков и как-то иначе
их  интерпретировать, решать  теперь, трус он или нет,  будут другие. В этом
контексте и  родилась знаменитая,  часто цитируемая фраза Сартра: "Ад -- это
другие". Адские муки в  том и  состоят,  что ты целиком находишься во власти
других и сознаешь это, и они за  тебя решают, кто ты  есть, а сам  ты  не  в
состоянии   вмешаться.  Это  и  есть   феноменологическая  формула   смерти:
окостенение  прошлого и  превращение его в  достояние другого.  Пока ты жив,
ничто еще не потеряно, твое  прошлое принадлежит тебе, и оно меняется вместе
с твоими поступками. Так в творчество  Сартра входит феноменологическая тема
времени.

     Мы   вовсе  не  собираемся  сейчас  давать  сколько-нибудь  развернутую
характеристику  литературного творчества Сартра: мы только  хотели  показать
воочию,  что  между  философским   и  литературным  его  трудом   существует
непосредственная связь и,  так  сказать, вполне  определенное  соответствие,
даже если это соответствие и нельзя назвать однозначным. В общей форме у нас
о такой связи много писали, мы постараемся лишь немного конкретизировать ее.
Общая оценка,  конечно,  еще  впереди,  но уже сейчас уместно  заметить, что
идеалистические  посылки  феноменологии  и  экзистенциализма  предопределили
довольно  узкий  диапазон  художественного  творчества  Сартра,  однообразие
главных  персонажей и перевес  рефлексии и рассуждения над  непосредственным
образным  воплощением темы. В  дальнейшем  мы  добавим немало подробностей к
этому  суммарному суждению,  а пока  постараемся ответить на вопрос, который
может  возникнуть  у  читателя:  почему  мы  должны  приписывать  недостатки
Сартра-писателя  идеалистическим  заблуждениям Сартра-философа? Не вернее ли
будет сказать, что дело просто в ограниченных возможностях его писательского
дарования? Разумеется,



     и  такое суждение было  бы правильно, но  только оно описательно,  лишь
отмечает  факт, а  не объясняет  его. "Ограниченность" таланта  есть  узость
писательского видения  мира,  а с  Сартром  нам только  особенно повезло: мы
точно знаем, и знаем благодаря самому писателю, какие  философские установки
определили  его  художественный  стиль  и  какая концепция человека  легла в
основу  его  беллетристических произведений. Теперь  самое время попробовать
расшифровать  сартровскую философию человека  в ее  первоначальном варианте,
запечатленном в тяжеловесном абстрактном трактате "Бытие и Ничто", увидевшем
свет в 1943 году в оккупированном фашистами Париже.












     Да, пожалуй, в этих  или подобных им словах можно выразить общий  смысл
только что названной нами  книги.  Ведь  в ней  буквально сказано, и сказано
почти  в  самом  конце,  в  заключение долгих и часто темных рассуждений, не
всегда проясняющихся  и после пространных  описаний немалого числа житейских
ситуаций: "человек  есть бесплодная страсть".  Мысль сама по  себе далеко не
новая,  меланхолические излияния  на эту тему  известны со времен  появления
первых  памятников   письменной  литературы.  Неодинаковы,  однако,  способы
обоснования  столь неутешительного вывода. Сартр  пришел к  нему  извилистым
путем большой учености, доставшейся по наследству от философской традиции. В
его   трактате    слились   в   единое    русло   три   направления   мысли:
феноменологическая философия  Гуссерля, "экзистенциальная аналитика" (учение
об  основных  определениях  человеческого  существования  исключительно  как
проявления "феномена бытия") Хайдеггера и идеалистическая



     диалектика Гегеля. Слились, но только для  того, чтобы с большей, чем у
Хайдеггера, основательностью возвестить правоту "философии существования" --
"экзистенциального"  подхода к пониманию  человека.  Вот это упование автора
трактата  и  стоит со  всевозможной строгостью проверить, ибо здесь речь уже
заходит об основном символе веры писателя, который  и определяет направление
его творчества.

     Непосредственно на переднем плане книги Сартра  не проблема человека, а
проблема  бытия,  но нужно  знать особенность  феноменологической философии,
чтобы не  смущаться этим обстоятельством: феноменологическое  учение о бытии
имеет своим средоточием  сущность, или природу, человека. В свою  очередь, с
феноменологической  точки зрения, доступ к анализу бытия открывается  только
посредством человека,  ибо  предмет такого анализа --  не структура бытия, а
его смысл, человек же --  единственное  в  мире существо,  которое  задается
вопросом  о  смысле бытия. Этот  ход  мыслей и предваряет  замысел  "Бытия и
Ничто",   носящего  подзаголовок   "Очерк   феноменологической   онтологии".
"Феноменологическая онтология" в  переводе  на общедоступный  язык  означает
"проясняющее учение о бытии".  "Прояснить" означает  "установить смысл", для
учеников  же   Гуссерля   "установить  смысл"   равнозначно  "проникнуть   в
окончательный изначальный смысл" явления, т. е. в данном случае --  бытия. В
этих  поисках  "окончательности", последнего предела  понимания  сказывается
извечное заблуждение идеалистической философии, ее "идеологическая иллюзия",
по  выражению Маркса. Ведь понимание бытия составляет  необходимый компонент
мировоззрения,   которое   всегда   обусловлено   социально-исторически   и,
следовательно, меняется  от одной эпохи  к  другой. Поэтому напрасно  искать
"изначального  смысла",  ибо  то,  что  порой   выдается  за  изначальное  и
окончательное,  на  самом  деле представляет  собой  эфемерный  (в  масштабе
всемирной   истории)   взгляд   определенного   субъекта   со    всеми   его
социально-классовыми и личностными особенностями и пристрастиями.



     С этой меркой и надо, по нашему мнению, подходить к сартровокому учению
о  бытии, которое дает не  столько картину бытия самого по себе (на  что оно
претендует), сколько автопортрет  некоего социального  типа с  присущим  ему
мироощущением. Что это за социальный тип и каково  его  мироощущение, станет
ясно по  мере того,  как мы углубимся  в суть  дела и уясним узловые  пункты
рассматриваемого учения.

     Книга Сартра "Бытие и Ничто" построена на гегелевский манер по принципу
восхождения от абстрактного  к конкретному: вначале предмет  исследования --
бытие -- расчленяется на элементы, которые не существуют  в действительности
отдельно  друг  от друга, но  могут  быть  рассмотрены  по  отдельности  для
удобства  анализа.  Эти  абстрактные  составляющие  --  бытие само  по себе,
сознание и самосознание и, наконец, сознание другого сознания, т. е. другого
субъекта, присутствие  которого оказывает самое разнообразное воздействие на
мое   "я".   Следует   помнить,  что  в  соответствии   с   общей   природой
гуссерлианского   метода    каждый   из   перечисленных    элементов   бытия
рассматривается   исключительно    сквозь   призму    сознания,   так    что
предварительное  расчленение  бытия, по  Сартру, можно  выразить и несколько
иначе. Сначала описывается сознание,  направленное вовне,  соприкасающееся с
внешним  бытием, затем предметом  становится сознание,  обращенное на  самое
себя,  а  в довершение  всего  в  орбиту исследования попадает  то же  самое
сознание,  но  уже  в  другом  качестве: не  как  центр  самодеятельности  и
неограниченной свободной инициативы по отношению  ко  всему  остальному, что
есть  в  мире,  но  как  объект приложения  чужой  посторонней силы  другого
субъекта  с  теми же самыми  претензиями на  абсолютную  самодеятельность  и
неограниченную свободу.



     Своеобразие этой последней ситуации в том,  что здесь сознание  ощущает
себя  не  с внутренней, а, так  сказать, с внешней  точки зрения, смотрит на
себя как бы "со стороны" -- глазами другого человека  и, следовательно, само
словно  затвердевает,  превращается во  внешнее бытие, в  то же  самое время
сознавая,  что с ним  происходит, т.  е.  оставаясь  сознанием. Оказывается,
бытие нельзя напрочь отделить от сознания и  даже более  того -- сознание не
существует рядом с бытием на равных правах.  Не в пример открытому идеалисту
Гуссерлю,  для которого сознание осталось последней  и высшей инстанцией, т.
е. абсолютным бытием, Сартр  решительно склоняет чашу весов в сторону бытия,
и притом До такой степени, что сознание у него из "всего", каким оно было по
представлению приверженцев идеалистической традиции, становится в буквальном
смысле слова "ничем".

     Этот поворот в способе осмысления основного вопроса философии отразился
и в  самом  названии  трактата  "Бытие и  Ничто",  где "ничто" есть  синоним
сознания, как может убедиться всякий внимательный и подготовленный читатель,
если у него хватит терпения  выдержать семьсот с лишним страниц сартровского
текста  со всеми его темными  отвлеченностями и непролазными философическими
глубинами,  в которых теряются  попадающиеся  то тут, то  там живые образы и
картинные описания.

     Но начнем по  порядку, т.  е. с анализа  бытия как такового, каково оно
есть  в своей  собственной стихии независимо  от воспринимающего, мыслящего,
переживающего субъекта.



     Кстати,  допуская  такого  сорта  бытие,  Сартр  в  каком-то  отношении
приближается  к материализму,  выражая (и таких  мест  немало  рассыпано  на
страницах  его трактата) благое намерение  избавиться  от  "идеализма" своих
предшественников,  особенно  Гегеля  и  Гуссерля.  В дальнейшем  мы  увидим,
насколько это ему удалось,  сейчас же ограничимся  напоминанием, что за свои
столь  явно  выраженные, хотя  бы  только на уровне деклараций,  симпатии  к
материализму Сартр подвергся довольно резкой  критике со  стороны ряда своих
комментаторов.  В  этих симпатиях  усмотрели  грехопадение  Сартра  с  высот
феноменологии  и  полный  разрыв  с методом Гуссерля.  Так, один из критиков
обвиняет его в "дуализме" сознания и бытия, сводящем на нет все  "достижения
феноменологии".  Со  времен гениального труда  В.  И.  Ленина "Материализм и
эмпириокритицизм"  хорошо известно, что упрек в "дуализме" ("удвоении мира")
крайне  характерен именно для идеалистической критики материализма. С  точки
зрения идеалистов,  этого  недостатка  ("удвоения  мира") лишено  только  их
собственное  учение.   На  самом   деле   гораздо   больше  истины  в  прямо
противоположном утверждении, ибо где еще можно найти такую интенсивную форму
"удвоения  мира",   как   не   в   христианском   вероучении,  заботливо   и
систематически  противопоставляющем  "земное"  и "небесное", естественное  и
сверхъестественное.

     Однако  мы  немного отвлеклись от  нашей  темы и теперь  должны  к  ней
вернуться.  Каковы  же,  собственно,  характеристика  "самого  бытия"  и его
"образ",  т. е.  проявление в сознании?  Эту  характеристику  Сартр  сначала
логически   дедуцирует  из  противопоставления  бытия  сознанию,   а   затем
описывает, как оно себя обнаруживает в сознании субъекта. Решающим признаком
бытия, коренным образом отличающим  его от  сознания,  является, по  Сартру,
отсутствие  в  нем  каких-либо  отношений,  которые   бы  обуславливали  его
внутреннюю расчлененность. Бытие просто "есть", "наличествует", "пребыва-



     ет", фактически "присутствует". Вот все, что о нем можно сказать. Но из
такой "бедности" Сартр с помощью логики  извлекает довольно много следствий,
которые,  в  свою  очередь,  обрастают  множеством других  следствий,  также
имеющих принципиальное значение. Нет  нужды  все перечислять здесь,  ведь  в
нашу  задачу  не  входит  пространное "академическое"  обозрение философской
доктрины  трактата,  тем  более что  это уже  сделано  в  нашей  литературе,
особенно в книге В. Н. Кузнецова.

     Вместе с признанием фактического существования независимо от сознания в
философию  Сартра вторгается тема абсурдности  бытия, которая временами даже
становится  лейтмотивом  его  философского  творчества.  Бессмыслица  факта,
"радикальная  случайность"  человеческого  существования, чуть ли не  каждое
мгновение  подверженного неожиданностям, которые невозможно предвидеть и тем
самым избежать,  --  необходимое,  по мнению  Сартра,  следствие из простого
признания  того обстоятельства,  что бытие и сознание  не одно и то  же. Так
философия абсурда превращается в  единственную альтернативу обанкротившемуся
идеализму, с которым французский философ демонстративно спешит расквитаться,
по крайней  мере  в  форме  открытых деклараций.  Но  такая  альтернатива --
идеализм или  иррационализм  (так  на философском языке  принято  обозначать
тезис  абсурдности  бытия) --  ложна  в своей основе,  ибо она  опирается на
совершенно  неправомерную  предпосылку, будто  материалистическое  учение  о
независимом  от  сознания  бытии  необходимо   связано   с   утверждением  о
бессмысленности этого бытия. Эта предпосылка сама по себе есть не  что иное,
как идеалистическое предубеждение против материализма.



     Но   послушаем   теперь,   что    утверждает   Сартр.   Верный    адепт
феноменологического метода, он ищет способ описать это абсурдное бытие в том
его виде, в каком оно  непосредственно  обнаруживает себя  в сознании. Такую
возможность писателю  предоставила свободная форма  философского  романа,  о
котором   речь   впереди,  --  романа   "Тошнота".   Название  книги   имеет
непосредственное  отношение  к теме нашего теперешнего  разговора,  так  как
"тошнота"  есть тот "феномен", в котором бытие обнаруживает себя в сознании.
Герою романа неожиданно открывается омерзительная картина обнаженного бытия,
лишенного покровов, которыми обычно скрыты  воспринимаемые вещи. Потрясенный
герой внезапно осознает, что чистое бытие  --  это не абстракция мышления, а
нечто вроде клейкой  пасты, заполонившей собой  все пространство, только что
наполненное  светом  и  красками и  вдруг  представшее  в совсем  ином виде:
"Разнообразие вещей, их индивидуальность были только видимостью, облицовкой.
Облицовка   разрушилась,   высвободив  чудовищные   бесформенные   массы  --
оголенные, в страшной бесстыдной наготе... Я ненавидел эту постыдную свалку,
громоздящуюся до самого неба, наполненную студенистой слизью... Это был Мир,
обнаженный Мир, внезапно обнаруживший себя, и я задыхался от ярости при виде
этого огромного бессмысленного бытия". Такое бытие воистину способно вызвать
тошноту!

     Но попробуем разобраться в цитированном отрывке. С  чем, собственно, мы
здесь имеем дело? Непосредственно, это "художественная литература", и в этом
случае,  пожалуй,   нет  оснований   предъявлять   какие-либо  претензии   к
правдивости   представленной  картины.   В  самом   деле:   почему  бы  душу
литературного персонажа не мог посетить этот странный и  ужасный образ, мало
ли какие кошмары были предметом художественного  воплощения в слове.  Но для
Сартра -- это нечто гораздо большее, это раскрытие тайны, "истины бытия",  и
тут  уже вполне закономерны сомнения  и  возражения с  иной,  чем у  автора,
философской точки зрения.



     В "Тошноте" мы сталкиваемся с той интеграцией философии и литературы, о
которой  вели  разговор  в предыдущем разделе.  Перед нами  беллетризованная
философия,  или философски структурированная  беллетристика.  Если в  данном
случае просто сказать "философская беллетристика", то это  значит  ничего не
сказать. Здесь дело не  только в том,  что та или иная "притча" раскрывается
всем  строем  художественного  произведения.  В  этом смысле  мы  говорим  о
"философских  повестях"  Вольтера  или,  как  это  совсем  недавно  было  на
страницах журнала "Вопросы литературы", о "притчеобразности" повестей Василя
Быкова.  Повести  этого  рода  имеют  художественное  значение  (если   они,
разумеется,  вообще его  имеют) совершенно независимо  от  философских идей,
которые не всегда еще можно вполне однозначно определить. Сочинения же вроде
"Тошноты"  просто  рассыплются,  обратятся  в  ничто,  если  вынуть  из  них
философское содержание, связанное со всей тканью романа вполне однозначно.

     Всякое великое создание  искусства,  а особенно --  по  вполне понятным
причинам   --  литературы,   обладает  неисчерпаемой  глубиной  философского
содержания. Так,  мы привыкли говорить:  у  каждого времени свой Шекспир или
свой   Пушкин.  О  "философски  структурированной  беллетристике"  этого  не
скажешь, и не  только потому, что несоизмеримы масштабы дарований Сартра  и,
скажем, Шекспира, а  еще и  потому,  что создавалась  эта  беллетристика как
выражение  вполне  определенных идей, ясных автору еще  до  написания книги.
Такого   рода   беллетристика  --  всегда  иллюстрация   идеи,  правда,   не
абстрактной,  как  у  писателей  эпохи  Просвещения,  а  "экзистенциальной",
которая по своей сущности неполна и несовершенна до тех пор, пока не получит
вопло-



     щения  в образе. Так,  экзистенциальная идея абсурдности бытия остается
"пустой", пока не наполнится конкретным содержанием художественного  видения
мира, почему  сартровская "Тошнота" столь  же необходима  для понимания  его
философских воззрений, как и отвлеченно-философский трактат "Бытие и Ничто",
который, к  тому  же, переполнен описанием разнообразных житейских ситуаций,
вполне уместных в рассказе, романе или пьесе.

     Что же касается теоретически доказательной силы такого способа "решения
проблем", то  надо сказать, что феноменологические описания  никак не  могут
претендовать  на  достоверность со  строго научной точки зрения,  а вместе с
ними (этими описаниями) не обладает достоверностью и все "проясняющее учение
о  бытии",  созданное  по  рецептам  Гуссерля  и  Хайдеггера. Характернейший
признак любого подлинно научного утверждения  -- возможность  проверки путем
повторения  другими исследователями того  же  эксперимента или той  же самой
цепочки рассуждений, которые и привели к данному выводу.

     У  феноменологов же все в конечном счете  основывается на  "интуитивной
очевидности" для  того субъекта, который ведет рассуждение. Но ведь  то, что
для  меня  "очевидно",  зависит  от  того,  какой   я  человек,   каков  мой
субъективный мир, сложившиеся привычки познания и действия, каковы, наконец,
мои убеждения и ожидания. Последнее  обстоятельство, пожалуй,  важнее всего,
ибо самоочевидное --  это прежде всего то, что укладывается в рамки ожиданий
субъекта.  Возможно,  что   найдутся  люди  с  такой  же,   как  у   Сартра,
эмоциональной реакцией  на материальность окружающего  мира.  Но  это сам по
себе  факт, нуждающийся в объяснении, а не  теоретическая истина в последней
инстанции. Такую реакцию до некоторой степени можно объяснить психологией



     утонченного интеллигента,  который привык жить и чувствовать себя уютно
лишь  в   мире   собственного  воображения   и  размышления  и  у   которого
межличностная и вещная реальности вызывают  лишь страх и отвращение. Но ведь
сам мир тут ни при чем, возможно ведь и совсем иное отношение  к реальности.
Вспомним, например,  жизнеутверждающую "телесность" античного мировосприятия
или  человека  эпохи  Ренессанса,  которому,  как  говорил  Маркс,  "материя
улыбается поэтически чувственным блеском".

     Весьма  вероятно,  что  описанный  Сартром  синдром тошноты генетически
связан  с атавизмами христианской  концепции плоти  как  источника  греха  и
всяческой  скверны.  По  своим  убеждениям  Сартр --  атеист,  но  одно дело
сознательная установка, и совсем другое -- ее  последовательное проведение в
жизнь, тем более  что упование на  очевидность  предоставляет  очень удобную
возможность принять за  "данное"  унаследованные с детства предрассудки,  не
подвергая  их  критическому  анализу.  Ссылка  на  интуицию  нередко  служит
оправданием  самого безоглядного  догматизма,  просто-напросто игнорирующего
причины того явления, которое принимается за "данное".

     Вообще  эмоциональное  восприятие  мира --  функция  сложного комплекса
социальных   и   индивидуально-психологических   факторов,   среди   которых
немаловажное значение  имеют и классовая принадлежность субъекта, несомненно
влияющая  на его  "жизненный  тонус",  и  специфичность исторической  эпохи,
выпавшей на долю человека, и свойства характера, индивидуальные  особенности
переживания  в  тот  или  иной момент  времени. Одним  словом, эмоциональная
реакция  субъекта не дает оснований судить о том, что есть мир сам  по себе,
хотя и проливает свет на внутренний мир того, кто живет и действует в мире и
кто непрестанно меняется вместе с течением времени и обстоятельств.  Поэтому
в высшей степени экстравагантно приписывать самой  действительности свойства
изменчивой и прихотливой человеческой души, как это делает Сартр.



     Но  главный  сюрприз  ждет  читателя впереди  -- там,  где наш  философ
заводит рассказ  о  самосознании.  Здесь мысль  его вообще не  расстается  с
парадоксами, и  самый  поразительный из них мы уже  отмечали: отождествление
сознания  с "ничем". Нелегко  понять,  не  говоря о том,  чтобы принять, ход
мыслей,  приводящий к  такому  заключению.  Постараемся только  немного  его
пояснить.  В  то время как  бытие  просто  "есть" и больше ничего,  сознания
никогда "нет"  в  том  смысле, что  оно не  поддается  опознанию  в качестве
наличного  факта,  оно  всегда  отсутствует  там,  где  его  ищут.  Сознание
неуловимо,  так что преследователю приходится довольствоваться лишь мертвыми
следами  его   пребывания   подобно  неудачливому  детективу,   всякий   раз
попадающему на место преступления после того, как преступник преблагополучно
успел  скрыться.  Приходится снова  и  снова возобновлять погоню, откладывая
достижение цели на будущее.

     Так вот и сознание: о нем можно сказать, что оно только что было ("труп
еще не успел остыть") и еще  будет, но никогда не скажешь: "вот оно".  И все
дело  в том,  что сознание  нельзя  представлять  себе как  вещь  или  некое
фиксированное  состояние, оно реализуется не иначе как в процессе, а процесс
(и это  известно еще со времен античных  философов) неделим на  совокупность
точно  локализованных в пространстве  и  времени моментов  или фаз.  Процесс
всегда  представляет собою  переход от  одного момента к  другому, "перелив"
одного  состояния  в другое,  а  не смену  кадров  -- моментальных  снимков,
механически  накладывающихся  друг  на  друга. Иными  словами, любой  момент
процесса  как  бы  обладает "протяженностью",  т.  е. лишен  четких  границ,
отделяющих его от последующих моментов,  и потому всегда  устремлен  за свои
собственные пределы.



     Эту  особенность  всякого  процесса  Сартр  превращает в  отличительную
характеристику  сознания и,  следуя  уже  Гегелю, а  не  Гуссерлю, объявляет
противоречие атрибутом сознания. Таким образом, у него получается, что бытие
тождественно  самому  себе  и  потому  просто "есть",  существует,  так  что
оказывается справедливым старинное изречение Парменида "бытие есть,  небытия
нет", причем вторая половина этого афоризма ("небытия нет") относится именно
к сознанию.  Противоречивость сознания  исключает,  по  мнению  Сартра,  его
самостоятельное бытие. Отсюда и фундаментальный парадокс сознания: оно "есть
то, что оно не есть, и не есть то, что оно есть".

     Загадочная  фраза   без  труда,  однако,  поддается  расшифровке,  если
суммировать  ранее приведенные соображения: сознание есть именно процесс,  и
потому его  нельзя отождествить  с  каким-либо наличным  состоянием,  и  оно
всегда находится в буквальном смысле слова "вне себя"  и посему одновременно
"есть и  не. есть". И все же этих соображений, известных  задолго до Сартра,
совершенно  недостаточно,  чтобы  оправдать  превращение  сознания в  ничто.
Сознание, конечно, нельзя фиксировать в поле чувственного восприятия, указав
на него  пальцем, как если бы это был стол или камень.  Но ведь то же  самое
можно сказать и о многих других объектах,  например о явлениях микромира,  и
никому не  приходит в  голову выдавать их за "невещественный мираж",  говоря
словами чеховского  персонажа.  Просто  присущий им  способ  бытия иной, чем
привык  думать  человек,  руководствующийся  в суждениях  о мире  обыденными
житейскими. представлениями. Но "проясняющая онтология",  с которой мы имеем
дело сейчас, по собственному заверению ее приверженцев как раз и заключается
в  "радикализации"  --  углублении  до  "последнего  основания" преднаучного
взгляда на мир.



     Вполне понятно поэтому, что нашему  философу достаточно найти  в  самом
сознании образ, который символизировал бы  контраст бытия и  небытия,  чтобы
считать свою задачу выполненной.  Задача эта не столь уж  сложна,  так как в
античном, полумифологическом еще сознании довольно часто встречался контраст
"пустого  и полного", который можно обнаружить  даже в философии  Демокрита,
более всего удаленной от мифологической традиции. Антитеза пустого и полного
служит  своего  рода  символическим  эквивалентом  абстрактных   философских
категорий  "бытия"  и  "ничто".  "Бытие" --  это  абсолютная  заполненность,
непроницаемость,  стихия  непреодолимой  косности,  начало  инерции,  тупого
сопротивления всякому  усилию. "Ничто"  -- это  разреженность, "декомпрессия
бытия",  по  собственному  выражению  Сартра,  "пустота",  несущая  с  собой
ощущение  освобождения от тяжкого бремени бытия,  а  вместе с этим --  свет,
краски, движение -- словом все, что превращает  кошмарную серость  бытия как
такового  в  обжитый человеком  мир.  Эта  же  самая  животворная пустота  и
является   символом   сознания,   преображающего   своей   волшебной   силой
омерзительную  по  сути реальность.  И  в то  же время  все  свое содержание
сознание   заимствует  извне,  ничего   не  примешивая  от  себя  (еще  одно
"противоречие", на которые так щедр Сартр в своем анализе). Однако далеко не
всякое  противоречие  обязано  своим  существованием  самой  природе  вещей,
довольно часто его причиной становятся ошибки  нашей мысли.  В.  И. Ленин не
раз говорил, что  есть противоречия в самой жизни, и их нельзя игнорировать,
и есть противоречия неправильного рассуждения, которых  следует во что бы то
ни стало  избегать. Очень  похоже,  что  в  данном случае мы  имеем  дело  с
противоречиями второго рода.



     Но  если  сознание, по Сартру,  --  чистое  ничто,  то в  человеке  оно
делается  причастным  к бытию.  В  человеческом существовании  бытие  и  его
отрицание неразрывно слиты, так  что в этом противоестественном соединении и
заключена разгадка всех странностей и парадоксов, неразлучных с человеком, и
даже  более  того --  вся его злая судьба. Человек всей  душой  стремится  к
"позитивности",  к  тому,  чтобы обрести  твердую опору и  стать "настоящим"
бытием, но никогда не достигает этого, да и не может достигнуть, ибо это ему
"не  дано". Сартр  заранее  отнял у человека возможность соединения с  самим
собой, гармонически целостного бытия, приравняв сознание к пустоте  и склеив
свою  модель  человека  из  двух  разных  и  даже  несовместимых  половинок.
Пессимистический вывод,  таким образом,  уже содержится в исходном постулате
разбираемого нами сочинения и может  быть  сделан задолго  до  того, как сам
автор соблаговолил преподнести его читателям  в конце долгих размышлений как
некую печальную развязку философического повествования о "бытии и ничто".

     Поскольку  сознание неизменно стремится  за  пределы  всякого наличного
состояния,  человек  поневоле  становится   "экстатическим  бытием",  т.  е.
определяется  стремлением к  цели,  причем  характер этой  цели  может  быть
совершенно  скрыт  от человека,  если он  не сумеет  пробиться  сквозь туман
обволакивающих его  сознание  иллюзий. То, что человек считает  своей целью,
сплошь и рядом не совпадает с действительным  предметом стремления. Отсюда и
популярность вопроса "чего же ты хочешь?", который  мы  чуть ли не на каждом
шагу задаем то вслух, то про себя. Если угодно, это тоже  один из "проклятых
вопросов",  которые  вечно  тревожат людей, и каждого в отдельности, и  всех
вместе. Но этот вполне реальный  и  жизненно важный вопрос Сартр "углубляет"
таким образом, что делает невозможным научный ответ на него.



     Во-первых,  Сартр   исходит  из  предпосылки   (ничем   совершенно   не
обоснованной), что если  обнаружить главный предмет человеческих вожделений,
то мы раз  и навсегда  раскроем  смысл человеческого существования. Но  ведь
надо  было еще доказать  (а  доказать это нельзя), что  этот предмет  во все
времена и  для всех людей один и тот же. Во-вторых, никто еще не  доказал (и
наш   автор  в  том  числе),   что  человеком  движет,  в  конечном   счете,
одно-единственное  стремление.  Обе   эти  предпосылки   требуют  строжайшей
проверки с исторической и психологической точек зрения. Ничего подобного  мы
в разбираемом  произведении  не  найдем,  а  это означает,  что  перед  нами
умозрительная  философская  конструкция,  вымысел,  или,  в  лучшем  случае,
гипотеза, которая не поддается пока подтверждению. Но для Сартра все обстоит
как раз наоборот: в высшей степени сомнительный домысел для него приобретает
значение самоочевидного  основоположения, которому он  придумал  специальное
название -- "фундаментальный проект".

     "Фундаментальный проект" -- это и есть изначальное, коренное  жизненное
стремление индивидуума, которое  одинаково для каждого, хотя и проявляется у
каждого по-своему соответственно его особой "ситуации". Понятие  "ситуация",
по Сартру, может получить разъяснение только в связи с понятием "свобода", а
это  последнее  (понятие)  определить  совсем  нетрудно:  свобода  у  нашего
философа  --  не что иное, как синоним самого сознания.  Такая интерпретация
свободы  вообще  характерна  для давней идеалистической  традиции: идеалисты
никак   не  хотят   принять  в  расчет,  что  свобода   сознания  мыслить  и
фантазировать все, что  нравится,  вовсе не эквивалентна  реальной  свободе,
которая требует для



     своего  осуществления  соответствующих материальных  и,  прежде  всего,
социально-экономических  предпосылок.  Поэтому  нас не должно удивлять,  что
Сартр  пишет:  "Свобода -- это как раз то ничто, которое  заключено в сердце
человека и которое понуждает его делать себя, вместо того чтобы просто быть,
ибо  "быть" для человека  всегда  означает "выбирать себя".  Поэтому выбор и
сознание  суть одно и  то же.  Надо  иметь сознание, чтобы выбирать,  и надо
выбирать, чтобы подняться на уровень сознания" [13].

     Теперь  уже  "ничто"  становится  основным  мотором  всей  человеческой
деятельности. Это  заставляет  вновь вспомнить слова Дезана,  что  у  Сартра
"ничто   делает  все".  К   тому   же  нет  оснований  сводить  человеческую
деятельность к одному только выбору, ибо практическое  есть,  прежде  всего,
предметно-чувственная  деятельность.  По этому  поводу  приходится напомнить
справедливые  слова  Маркса,  отметившего,   что   "деятельная  сторона,   в
противоположность   материализму,   развивалась    идеализмом,   но   только
абстрактно, так как идеализм,  конечно, не знает действительной, чувственной
деятельности как таковой" [14]. Это замечание полностью относится и к учению
Сартра.

     13 Sartre J.-P. L'Etre et le Neant. p. 539.
     14 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 1.


     Но все же Сартр,  памятуя о своей критике идеализма,  стремится сделать
предложенную  им концепцию свободы максимально реалистической  и  отвечающей
потребностям активного  действия  в современном  мире,  где роль  социальных
факторов поведения человека становится как нельзя более ощутимой. И здесь он
снова  отсылает  к  бытию. Ведь  ничто существует, только опираясь на бытие,
отталкиваясь  от  него.   Поэтому  "в  порах"  сознания  постоянно  прячется
бытие-в-себе, и чистое ничто



     возможно  лишь  в  абстракции  интеллекта.  Отсюда  реальность  свободы
предполагает  фактичность,   или  отношение  к  данному.   Так  складывается
экзистенциально-феноменологическая   концепция   ситуации.    "Мы   называем
ситуацией фактичность свободы в  полноте мирового бытия  в той мере, в какой
данное не  проявляет  себя  перед лицом свободы иначе, как в свете той цели,
которую она (свобода. -- М. К) выбирает" [15].

     15 Sartre J.-P. L'Etre et le Neant, p. 568.


     Свобода и ситуация  -- понятия коррелятивные, ибо одно  из них лишается
смысла  вне  отношения  к  другому.  Структура  ситуации  определяется "моим
местом",  "моим  прошлым",  "моей средой", "моим ближним".  Эти  определения
указывают   на    то,   что   философ,    в   известной   мере,    учитывает
социально-исторические факторы человеческого  бытия. (Впрочем, до  него  это
делал  представитель  старшего поколения экзистенциалистов К.  Ясперс.) Ведь
что   такое,   например,  "мое  место"?  Здесь,  конечно,  имеется  в   виду
принадлежность  субъекта к определенной стране  в определенную  эпоху,  даже
обитание  в некоем  географическом районе. Остальные  определения не требуют
даже и такой расшифровки. Все это субъект не выбирает, а застает в наличии и
вынужден так или иначе учитывать в своих действиях. Перед нами, казалось бы,
вполне правильная  точка  зрения, достаточно  широкая  и  гибкая  концепция,
учитывающая  и роль  среды (в широком смысле этого слова), и субъективный --
человеческий -- фактор.

     Действительно,  у  Сартра  представлены  и субъективный  и  объективный
моменты  исторической ситуации.  Но главная проблема состоит в  понимании их
соотношения,  и здесь-то  его позиция  представляется явно  односторонней  и
ошибочной. Чтобы в  этом удостовериться, достаточно лишь вспомнить, что речь
идет о феноменологической



     теории,  в  которой  постоянной  системой координат служит сознание.  В
данном  случае  это  означает, что  ситуация  рассматривается  исключительно
изнутри, с точки зрения действующего субъекта, оказывающегося  в центре всех
факторов  и  самостоятельно  определяющего   их  смысл   в   соответствии  с
поставленными перед собой целями. Индивидуальная  цель субъекта  оказывается
исходной й определяющей все остальные элементы ситуации и их связь.

     В   результате  ситуация  совершенно  лишается  каких-либо  объективных
детерминирующих  факторов,  элемент  бытия-в-себе играет  роль  препятствия,
которое надо преодолеть, и наполняет,  таким образом,  пустоту человеческого
проекта определенным содержанием. Благодаря бытию-в-себе отрицание, которое,
согласно  Сартру,   и  представляет  собой  способ  существования  сознания,
является всякий раз определенным (именно таким, а не другим) отрицанием. При
этом  сознание полностью сохраняет свою  автономию,  так что ничто другое не
может на него воздействовать.  Даже готовность подчиняться обстоятельствам и
быть  "рабом вещей"  предполагает соответствующее  решение и, следовательно,
иллюстрирует абсолютность свободы.

     Привлекательность   сартровской  позиции   в   этом   вопросе   (как  и
привлекательность  экзистенциализма  в  целом)  заключается в  том, что  она
возвышает человека, взваливая на него одного всю тяжесть решения и апеллируя
к всемогуществу  личной инициативы. И, надо  сказать, в тех условиях,  когда
философ  дописывал  свой  онтологический  трактат,  его  рассуждения   имели
довольно  прозрачный   политический   смысл:   к   личному   мужеству  своих
соотечественников  и  их  ответственности  перед  собой  обращался  Сартр  в
туманных  строках  своего трактата, когда Франция  была повержена коричневой
свастикой и перед каждым честным человеком возник



     неумолимый вопрос: сопротивляться захватчикам или покориться им. Таково
было  реальное  социально-историческое содержание  того "выбора", о  котором
столько  говорил и писал Сартр. В некоторых местах его книги этот подспудный
и вместе с тем живой, свободный от схоластической формалистики академической
философии голос гражданина звучит довольно явственно.

     Но  каковы  бы  ни  были  благородные  гражданские  побуждения  Сартра,
доктрину  его  следует анализировать с  научной беспристрастностью.  Недаром
древние говорили: "книги имеют свою судьбу". Это очень емкий афоризм, и  он,
между прочим, означает, что  книги  надо оценивать безотносительно к "добрым
намерениям" авторов  и  невзирая на то,  "хорошими"  или  "плохими" были они
людьми.   Теории  Сартра   решительно  не   хватает  диалектики,   и  притом
материалистической,  чтобы превратить  имеющуюся  в  его  взглядах  "крупицу
истины",  вкрапленную  в глыбу идеалистического  заблуждения,  в  правильную
теорию.  Как отмечали  Маркс  и Энгельс, ""история" не есть какая-то  особая
личность, которая пользуется человеком как  средством для  достижения  своих
целей (так считал, например, Гегель. -- М. К.). История -- не что  иное, как
деятельность преследующего свои цели человека" [16].

     16 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 2, с. 102.


     Казалось  бы, и Сартр говорит  об этом. Но как  узко  он  понимает саму
человеческую  деятельность!  Он  сводит  ее к индивидуальным целям и на этом
обрывает исследование, хотя следовало бы как раз пристальнее присмотреться к
этим последним. И  тогда можно было  бы увидеть, что чистая индивидуальность
--  это  измышление  абстрактного  ума,  не привыкшего  сообразовывать  свои
теоретические  выкладки  с  широкой фактической  базой.  В  действительности
индивидуальные цели принадлежит  людям  определенного  социального  класса и
определенной  группы  внутри  него.  Здесь  нужно  привлечь  ленинскую  идею
диалектической  связи   общего  и  отдельного,  выдвинутую   в  "Философских
тетрадях".



     Общее  (класс) существует лишь в отдельном и через отдельное  (т. е.  в
совокупности отдельных индивидуумов). Вопреки тому, о чем твердят буржуазные
критики от  Б.  Кроче  до Г. Маркузе,  марксисты (в  отличие от гегельянцев)
вовсе не предполагают  реальное  бытие общих  сущностей (например,  "класс",
"базис") независимо от их конкретного  проявления в общественно-исторической
практике  людей.  Классы  состоят  из живых людей  со  своими специфическими
интересами  и  запросами, через  которые  и  осуществляются  общие  интересы
класса. И эти  живые  люди,  из  отношений  между  которыми складываются все
элементы   социальной   структуры,   вовлечены  в  процесс   целесообразного
действования. Они  не  просто реагируют  на  внешние  стимулы, но преследуют
определенные  цели и рационально используют средства,  которыми располагают.
Однако сами эти цели детерминированы социально-исторически.

     В  результате  целесообразная  деятельность  "накладывается"  на  сетку
причинной  зависимости, благодаря  чему  эта  последняя  лишена механической
однозначности причины и действия. Одна и та же причина может вызывать разные
действия, и,  следовательно" зная причину,  мы в состоянии определить только
возможность соответствующего действия. Кроме того, из хаотических (на первый
взгляд)    проявлений    индивидуальных   воль   складывается   историческая
закономерность,   которая,  однако,  не  механически  определяет   поведение
индивидуума, а сама,  так сказать, "нуждается"  в  нем, ибо без деятельности
людей она остается объективной возможностью,  но никак не действительностью.
Однако эта закономерность, эта объективная возможность существует



     независимо от  какого бы то ни  было  индивидуального  "проекта",  чего
никак не хотел признать Сартр  в "Бытии и Ничто" и что он все-таки, хотя и с
многочисленными оговорками, вынужден был признать в "Критике диалектического
разума",  когда  спустя  четверть  века  борьбы  с  марксизмом  под знаменем
экзистенциализма вдруг сам  объявил  себя последователем Маркса и чуть ли не
единственным "истинным марксистом". Но об этом речь впереди.

     Тогда  же Сартр был далек от понимания  недостатков  феноменологической
концепции ситуации и с презрением  именовал  всякий  детерминизм проявлением
"дурной веры" --  самообмана, нечестности  перед собой.  Это понятие  играет
очень важную роль во всех построениях Сартра. "Дурную веру" следует отличать
от обычной лжи, ибо ложь предполагает,  что лжец владеет истиной, которую он
скрывает от другого. Но здесь  картину  полностью  меняет то обстоятельство,
что  обманщик и обманываемый -- одно и то же лицо. Источником "дурной  веры"
является внутренняя противоречивость сознания, которое  "есть то, что оно не
есть, и не есть то, что оно есть".

     Для  того  чтобы  человек  мог  до конца  себя понимать  и  быть вполне
искренним с собой, нужно было бы, чтобы сознание, подобно бытию-в-себе, было
тождественно  самому себе. Тогда стало бы  возможностью совпадение  знания с
предметом, т. е. адекватное  самопознание. Но  это онтологически невозможно,
так  как  сознание, будучи "темпорализацией",  существует "на  расстоянии от
самого  себя". Поэтому  человек  так  же  незаметно и естественно впадает  в
состояние  самообмана, как и  в сон. Функционирует "дурная вера" посредством
"нечистой рефлексии" (о которой мы вскользь упоминали в предыдущем разделе),
"овеществляющей" сознание. Общая формула "дурной веры" такова: "нечистая



     рефлексия" переодевает бытие-для-себя в одежды бытия-в-себе и наоборот,
трансценденция  превращается  в  фактичность  или,  иными  словами,  свобода
рассматривается  вне  ситуации,  а  ситуация  вне  свободы.  Чтобы до  конца
разъяснить эту  формулу Сартра, надо было  бы остановиться хотя бы на  одном
примере,  приводимом  им,  но  это заняло бы слишком  много  времени,  важно
уловить  ее  общую суть  и конечный  результат, а  суть  ее  всегда остается
одинаковой: бегство  от  реальности  и стремление  скрыть этот факт  от себя
самого.

     Посмотрим,  как  накладывается  "дурная  вера"  на  основную  структуру
человеческого   существования.  Согласно   экзистенциалистам,   человек   не
представляет  собой  какого-то  твердого,  устойчивого  ядра,  у   него  нет
"природы" или "характера" (все это фикции "нечистой рефлексии"), и все же он
представляет  собой  некоторое целое, некое единство  проявления. Вот эту-то
целостность экзистенциальных проявлений Сартр вслед за Хайдеггером  называет
"фундаментальным  проектом"  или  "первоначальным  выбором".  Первоначальный
выбор  есть,  собственно, конкретизация фундаментального  проекта  в  данном
индивидуальном случае.

     В   самой   общей   форме    структура   человеческого    существования
("фундаментальный проект") следует из  ничто (как и многое другое у Сартра).
Теперь  это  ничто  принимает  вид   "недостатка",  которым   страдает   все
человеческое существо. Поэтому "человек в основе  своей представляет желание
быть",  он  стремится  достигнуть   полноты  существования,  абсолютной  его
наполненности.  Стало  быть,   для-себя-бытие  хочет   обладать   качествами
в-себе-бытия,  ибо  только  оно не испытывает  ни в чем недостатка.  Но мало
того: человек хочет  стать бытием-в-себе, сохранив в то же самое  время свою
свободу и  сознание. "Это тот идеал, который можно назвать  Богом... Человек
есть бытие, которое проектирует быть Богом" [17].



     Этот  весьма важный  пункт воззрений  Сартра  способен  дать повод  для
неправильных толкований, равно  как и вытекающий из него вывод об абсолютном
пессимизме  Сартра.  Дело  в  том,  что  фундаментальный   проект  внутренне
противоречив и по  существу своему  неосуществим: в абсолютной наполненности
бытия-в-себе нет места для свободы и,  с другой стороны,  сама  свобода есть
непрестанное отрицание бытия-в-себе.  Поэтому попытка "выскочить" из условий
человеческого   существования   заранее   обречена   на   неудачу,   что   и
провозглашается  торжественно  в   заключительных  строках  четвертой  части
трактата:  "Вся  человеческая   реальность  есть   страсть,   поскольку  она
проектирует   потерять  себя  и  одновременно  конструировать  в-себе-бытие,
которое  избегает фактичности (и  тем самым абсурдности. --  М. К.),  будучи
своей собственной  основой,  причиной самой  себя, тем, что религии  именуют
Богом.  Таким образом,  страсть человека противоположна  страсти Христа, ибо
человек теряет себя как человек  для того, чтобы родился  Бог.  Но идея Бога
противоречива, и мы теряем себя напрасно; человек -- это бесплодная страсть"
[18].

     17 Sartre J.-P. L'Etre et Ie Neant, p. 653.
     18 Ibid., p. 708.


     Опираясь на  этот заключительный  пассаж и ряд других высказываний того
же рода, разбросанных по всему трактату, исследователи обычно интерпретируют
философию  Сартра  в  духе  крайнего  пессимизма  и  полной   безысходности.
"Трагический   финал"   --  так  назвал  свою   книгу  о  Сартре  У.  Дезан.
Правомерность такой характеристики не приходится отрицать,  надо только ясно
представлять  себе границы  и смысл сартровского пессимизма. Фундаментальный
проект человека обречен на банкротство, но  при этом весьма  важно выяснить,
каков же все-таки смысл этого проекта более определенно.



     Что же все-таки  это значит --  желание  быть богом?  Первое, что здесь
приходит в голову и на что, главным образом, обращают внимание комментаторы,
-- это развенчание всякого религиозного (в  том числе христианского) идеала,
поскольку  отвергается  сама идея  бога.  Но  этим далеко  не  исчерпывается
замысел  Сартра.  Кроме  анализа  логического  состава самого  понятия  бога
(единство  в-себе-  и  для-себя-бытия)   и   демонстрации   его   логической
противоречивости сартровский тезис означает развенчание совсем иного идеала,
ничего общего с христианским не имеющего. В самом деле: "желание быть богом"
-- отнюдь не  императив  истинного христианина, наоборот,  с  ортодоксальной
точки зрения -- это величайшая ересь и богохульство. Да в приведенной цитате
прямо говорится: "страсть человека  противоположна страсти  Христа". Неужели
Сартру не известно, что  долг  настоящего  христианина --  Imitatio  Christi
(подражание Христу)?

     Специфический смысл  фундаментального  проекта лучше  всего,  по нашему
мнению, раскрывается при анализе третьего модуса  бытия, о  котором у нас до
сих   пор   не   шла  речь,   --  бытия-для-другого.   "Другой"   составляет
существеннейший  момент  экзистенциальной   ситуации,  радикально   меняющей
положение  экзистенциального  сознания.  Существование другого,  обладающего
свободой,  как  и  я  сам,  делает  меня  объектом  в его  глазах и  в  моих
собственных,  ибо  я  всей  кожей, всем  существом своим ощущаю  присутствие
другого  и  его  взгляд,  направленный  на  меня.  Феноменология  "взгляда",
подробно развернутая  в "Бытии  и Ничто", представляет  один  из  интересных
моментов   разбираемого  учения.  Феноменологический  метод,  собственно,  и
обнаруживает свою плодотворность при описании ситуаций подобного рода.



     Коренной   методологический   порок   экзистенциальной    феноменологии
заключается  в  том,  что  ее  приверженцы  необоснованно  расширяют границы
применения этого метода, но отсюда вовсе  не следует, что феноменологический
метод -- вообще идеалистическая выдумка.  Феноменологический метод опирается
на один несомненный факт психической жизни: на факт самосознания и рефлексии
(размышления) по поводу данных самосознания.  Мы на каждом шагу обращаемся к
этим  операциям.  Идеализм   феноменологов  сказывается   в  их   стремлении
представить субъективный метод самоанализа в виде  изначального, основного и
определяющего,  а объективный метод науки -- в  виде  вторичной  абстракции,
или, как они выражаются, "конституированной рефлексии". Поэтому субъективный
метод  у  них  совершенно  неправомерно узурпирует права научного  метода  и
становится  совершенно  бесконтрольным,  тогда  как  на  самом  деле  данные
самоанализа  только тогда будут  действительно  надежны,  когда  каждый  шаг
самоанализа  будет   находиться  под  контролем  экспериментально-логических
проверочных процедур науки.  Но как первичный материал объективного научного
исследования человеческого мышления и действия данные самоанализа полезны, а
в некоторых случаях просто незаменимы. Об одном из таких случаев мы сейчас и
говорим.

     Когда  я  ощущаю на  себе взгляд другого,  то  мнимой замкнутости моего
внутреннего  мира  приходит  конец  и  я  на опыте  собственных  переживаний
углубляюсь  в область  межличностных  отношений.  Обращенный  на меня взгляд
может  означать  многое:  от безграничного обожания до животной ненависти, и
диапазон этих  значений Сартр кладет  в основу  рассмотрения различных видов
бытия-для-другого. Общую основу  этой безмолвной встречи взглядов составляет
обоюдное   желание   сохранить   свою   свободу   в   присутствии   другого,
нейтрализовать или  даже  поставить  на службу собственному  самоутверждению
другого человека и тем самым преодолеть комплекс опредмечивания -- так можно
обозначить  ту негативную эмоцию, которая возникает у меня, когда я чувствую
себя объектом рассматривания.



     Эта общая установка восстановить автономию  бытия-для-себя невзирая  на
существование  другого  реализуется  в  поведении  человека   двумя  путями:
"превзойти  трансцендентность другого, или, напротив, поглотить в  себе  эту
трансцендентность, не утрачивая ее характера трансцендентности -- таковы две
первоначальные позиции,  которые я принимаю  по отношению к  другому"  [19].
Первая позиция есть не что  иное, как утверждение собственной  свободы путем
отрицания свободы другого, и находит она выражение в таких  актах поведения,
как "индифферентность",  "желание",  "ненависть",  "садизм".  Вторая позиция
представляет собой попытку добиться у другого  добровольного признания своей
свободы, и средствами ее осуществления служат "любовь", "язык" и "мазохизм".

     Начнем со второй позиции.  Смысл ее нагляднее всего проступает в любви.
В чем же суть  "проекта любви"  по  Сартру?  В конкурентных отношениях между
любящими. Каждый  хочет  одного и  того же: обладать не телом, но "свободой"
("душой")  предмета  своей  страсти,   хочет  "существовать  a  priori   как
объективный  предел  этой  свободы" [20],  иными словами, быть  для  другого
"всем". Но, во-первых,  эти стремления наталкиваются друг  на друга, ибо они
противоположно  направлены.   Во-вторых,  даже  само  осуществление  проекта
свободы равнозначно его крушению, ибо стать для другого всем значит потерять
себя.

     19 Ibid., р. 431.
     20 Ibid., p. 435.




     Здесь-то  н  обнаруживается  глубокая  внутренняя  противоречивость  и,
следовательно, неосуществимость "проекта любви"  в принципе:  смысл  любви в
том,  чтобы приковать  к  себе сердце другого  свободного человека,  но  как
только это  достигается,  другой  из  свободного  становится рабом,  а  ведь
первоначальное намерение было  любить свободного человека. Следовательно, по
Сартру,  любовь   есть  мечта,   прикрывающая   довольно-таки   неприглядную
реальность борьбы и порабощения. Так развенчивается  еще один  романтический
идол, которому поклоняется  буржуазная респектабельность, отлично сознающая,
впрочем,  изнанку  действительных  отношений  между мужчиной  и  женщиной  в
капиталистическом обществе.

     Не лучше обстоит дело и с другой  позицией, позицией подавления свободы
другого. Ни любовь, ни ненависть не могут  примирить бытие-для-себя человека
с  его  бытием-для-другого, свобода  одного  делается  рабством  другого,  и
конфликт  предстает  как  существеннейшая   черта  отношений  между  людьми.
Гегелевский анализ  господского и  рабского сознания  в "Феноменологии духа"
превращается  Сартром  в общую  модель человеческих отношений с  той  только
разницей, что  у  Гегеля это  противоречие  снимается  в  ходе исторического
процесса, а по Сартру, противоречия между людьми неизбежны и неустранимы.

     Здесь  Сартр обращает  огонь  своей критики против идеализма Гуссерля и
особенно  Гегеля. Гегеля он обвиняет  в  неоправданном  "гносеологическом  и
онтологическом оптимизме", поскольку  тот верует  в  синтез  противоположных
определений  в  лоне  абсолютного духа.  Для  Гегеля  "несчастное  сознание"
(сознание  гибели надежд)  --  давно  пройденная  духом  ступень,  если  эту
категорию  истолковывать исторически, или --  с логической  точки зрения  --
одна из необходимых предпосылок окон-



     чательного  торжества  духа.  В  этом  находил  выражение  исторический
оптимизм поднимающейся  буржуазии. Совершенно  иначе смотрит  на дело Сартр.
Для него "несчастное  сознание" -- неустранимая и вечная черта человеческого
существования.  Такой   вывод,   конечно,  не  беспочвен,  в  нем  подытожен
исторический  опыт  столетия, прошедшего со  времени наибольшей популярности
учения Гегеля, а этот опыт  недвусмысленно показал, что гегелевский оптимизм
неоправдан, что буржуазное "царство разума" так и не стало  царством счастья
и  душевного  мира людей. В  полной мере  обнаружилась  враждебная  человеку
сущность капиталистических общественных  отношений. Однако сам Сартр, следуя
своей  антиисторической   методологии,  изображает  определенный   результат
(изживание  иллюзий  буржуазного  прогрессизма)  конкретного   исторического
процесса   как  необходимый  элемент  изначальной  онтологической  структуры
человека.

     И  все  же  крушение обеих позиций  по  отношению к  другому отнюдь  не
равнозначно.  (Вот   на   это  далеко   не  всегда  обращают   внимание   а.
комментаторской литературе.)  Общее  здесь то, что  свобода другого не может
быть отнята  ни лаской, ни насилием. Добычей любви или  ненависти становится
лишь тело, фактичность  существования, а  свобода как чистая трансценденция,
или  ничто, всегда ускользает от посягательств. В этом месте трактата  опять
показывается  на поверхности  социально-политический  смысл  отвлеченнейшего
анализа Сартра. Рассуждения Сартра о том,  что, даже убивая человека, нельзя
убить  его свободы, иллюстрированные сценой линчевания из романа У. Фолкнера
"Свет в августе", звучали  как завуалированный призыв во что бы то  ни стало
бороться за свободу родной страны, невзирая на террор поработителей.



     Несостоятелен проект  любви и обольщения,  но столь же  несостоятелен и
проект ненависти и порабощения. Вторая часть этого утверждения звучит не так
уж пессимистично... Теперь у нас есть все данные для того, чтобы ответить на
вопрос  о  смысле   фундаментального  проекта.  "Желание  быть  богом"  есть
стремление  к  абсолютному  пределу во  всех  отношениях, во  всех  областях
человеческой  деятельности. Это неуемная жажда жизни, не желающая  принимать
во  внимание  реальных  условий  человеческого бытия, попытка  выскочить  из
рамок,  поставленных  ситуацией.  Это,  стало  быть,  слепое  иррациональное
влечение,  игнорирующее технический мир, в котором господствует рациональная
связь  между причиной и действием,  и открывающее  вход в особый "магический
мир".

     Совокупность  эмоциональных  реакций  индивидуума  представляет  особый
способ  бытия-в-мире,  особый способ реакции  на  реалии внешнего мира. Так,
например,  обморок  охваченного  ужасом   человека   символически   выражает
стремление ликвидировать опасность, подавляя сознание этой опасности, -- как
будто  бы  простая модификация сознания могла устранить угрозу.  Магическому
миру  и  магическому  действию  Сартр  противопоставляет технический  мир  и
техническое действие.

     В этом мире нет места непосредственным импульсивным реакциям. Здесь уже
господствует  рефлексия, в свете которой  вся  действительность выглядит как
множество инструментальных комплексов,  группирующихся вокруг целеполагающей
деятельности    субъекта.   Деятельность   сознания   всегда   целесообразна
(интенциональна, если воспользоваться терминологией феноменологов).  Как  же
тогда отличить "техническое" действие от "магического"? Ответ на этот вопрос
снова  приводит  к фундаментальному различию дорефлективного и рефлективного
самосознания.    Техническое    действие   предполагает    сознающую    себя
целесообразность, а магическое -- своего рода бессознательную.



     Но   Сартр   (в  отличие   от   Фрейда)   не   признает   существования
бессознательного психического,  считая (вслед  за Гуссерлем),  что  постулат
бессознательного  представляет  собой   опять-таки  овеществление  сознания.
Поэтому  магическая целесообразность  должна  быть  понята  как  особый  акт
сознания, природа которого  и состоит  в том,  чтобы быть отрицанием  самого
себя. Отсюда специфический характер эмоциональных актов составляет намерение
"закрыть  глаза"   на  реальность  технического  мира   и  инструментального
детерминизма. Это,  по Сартру, "деградация сознания", не желающего принимать
во  внимание   коэффициент   сопротивления  вещей  и  разрабатывать  технику
действительного изменения мира.  Это своеобразная  форма  бегства  от  мира,
"эскапизм".

     Общая  характеристика  эмоций  оказывается  полностью  применимой  и  к
фундаментальному проекту, который представляет собой безрассудное влечение к
абсолютной   интенсивности  бытия,  которая  человеку   в   действительности
недоступна.   Это  крайняя   степень  самоутверждения,  это   желание   быть
единственным  в мире, как един и всемогущ Творец. Остается сделать последний
шаг,  чтобы  окончательно  прояснить  смысл  фундаментального проекта: найти
более  экспрессивное обозначение этой  позиции,  и притом  такое, которое бы
сразу позволило  определить  ее  (этой позиции) философскую  ориентацию. При
определенных  знаниях  в  области европейской философии  последнего столетия
сделать  это, в  общем,  нетрудно.  Ассоциация  возникает  быстро:  человек,
желающий стать богом, есть не кто иной, как сверхчеловек, а само это желание
есть безграничная воля к власти. Иначе говоря, суть фундаментального проекта
Сартр фактически  (хотя и  не  вербально)  очерчивает  в  терминах философии
Ницше.



     Стало быть, могут сказать нетерпеливые читатели, Сартр -- ницшеанец. Ни
в   коем    случае!   Такая   оценка   абсолютно   не   соответствовала   бы
действительности.  Нельзя  же  забывать  совершенно  однозначного  отношения
Сартра к  фундаментальному проекту: ведь, с его точки зрения, это магическая
"деградация  сознания",  обнаруживающая внутреннюю  свою противоречивость  и
неосуществимость при свете  теоретической рефлексии. Фундаментальный проект,
а  вместе  с ним и  философия Ницше как  теоретическое его оправдание,  есть
продукт все той же "дурной  веры", желающей  видеть человеческую свободу без
ограничений,  налагаемых ситуацией,  а  независимую  от сознания  реальность
представлять наподобие человека.

     Стало  быть,  банкротство  фундаментального  проекта  есть  банкротство
сверхчеловека и его воли к власти. Опять-таки стоит  спросить: так ли уж это
пессимистично?   Если  же  вспомнить,  что  ницшеанство   было  существенным
ингредиентом нацистской  идеологии,  то можно  сказать и больше: банкротство
фундаментального  проекта  есть, по Сартру,  неизбежность  крушения  всякого
деспотизма  и  тирании,  а в  особенности  же  --  гитлеровской.  Этот вывод
усиливал антифашистское  звучание трактата; правда, чтобы его уловить, нужны
были  тщательные раскопки, которые мы  и попытались произвести на  глазах  у
читателя.

     Что  же касается сартровского пессимизма, то это, конечно,  не выдумка,
пессимизм действительно  присущ философу, только  заключается он не в том, в
чем его обычно ищут. Человек есть "бесплодная страсть" постольку,  поскольку
его захватывает вожделение  власти и  претензия на абсолютное бытие. Но этот
проект не может и нe должен (по соображениям морали

     и человеческого достоинства) быть осуществлен,  так как он предполагает
тиранические поползновения. Следовательно,  о неосуществимости этого проекта
жалеть  не  приходится,  уместнее  радоваться,  если  желаешь  благоденствия
человечеству и ценишь человеческий разум, а не слепую страсть, "дионисийский
порыв" сверхчеловека, воспетого Ницше.

     Действительный  же  пессимизм   Сартра  --  в  его   уверенности,   что
агрессивно-эротические   инстинкты  образуют   основу  психического   склада
человека  в   его  "естественном  состоянии",  не   затронутом  воздействием
критической  рефлексии,  в  беспрестанном  подчеркивании  слабости разума  и
всепроникающей власти  "дурной  веры",  в  крайне  скептическом  отношении к
возможностям  адекватного самопознания и  истинно человеческих связей  между
людьми,   свободных  от   своекорыстного   соперничества.  Пессимизм  Сартра
сказывается и  в  обостренном внимании к низменным  проявлениям человеческой
натуры,  в деталях грубо  физиологического  порядка, коим он уделяет  немало
внимания в своих художественных произведениях и без которых (по крайней мере
в   таком  количестве)   вполне   можно   было   бы   обойтись,  в  дотошном
каталогизировании  сексуальных  извращений,  которым  он  вслед  за  Фрейдом
придает  неправомерно большое значение  при исследовании тайн  человеческого
поведения.

     Вообще  следует  сказать, что, будучи рационалистом по своему идеалу (в
начале  60-х  годов  Сартр   заявил,  что   с  самого   начала  литературной
деятельности  его  определяющим стремлением  было  "ясно видеть"),  Сартр  в
понимании фактической стороны  психической жизни человека принимает  позицию
иррационализма. Несмотря  на развернутую критику фрейдовского  психоанализа,
который он объявил формой ложного самосознания (все  той же  "дурной веры"),
он в действительности  во  многом  повторяет  психоаналитическое объяснение,
хотя  и  в  несколько  иной  словесной  редакции.  Так,  например,  отвергая
бессознательное,  он восстанавливает едва ли не  все его функции в концепции
дорефлективного самосознания.



     Да   и   само   понимание    фундаментального   проекта   человеческого
существования у него, в сущности, выдержано в духе позднего, так называемого
"метафизического", фрейдизма, согласно  которому все проявления  психической
активности  человека могут быть  сведены к одному и тому же фундаментальному
инстинкту  жизни  --  "эросу"  (иногда  Фрейд  говорил  и  о  противоположно
направленном  инстинкте  смерти, коренящемся  в  том  же "эросе").  Но такой
способ  объяснения  привел  психоанализ   к   абстрактно-философскому  стилю
мышления, первоначально совершенно ему чуждому. Сам того не замечая,  Фрейд,
врач по профессии, воспитанный в русле естественнонаучного материализма, под
конец  жизни оказался  в одной компании с "метафизиками"  и врагами научного
объяснения   человека   вроде  Шопенгауэра  и   Ницше.   Проблему  мотивации
человеческой  деятельности  Шопенгауэр  и  Ницше  решали  очень  просто: они
отождествляли человеческое поведение с  космической силой жизни, единосущной
и  творящей,  неподвластной закону и  разуму.  Все поступки человека, с этой
точки зрения, несут на себе отпечаток  таинственного шифра мировой жизни, не
укладывающейся в понятия рассудка.

     Философия   жизни   шопенгауэровско-ницшеанского   типа   более   всего
способствовала  проникновению  в  психологию биологических моделей, и прежде
всего   модели   инстинкта.   Под   влиянием  таких  представлений  и  самое
человеческую  жизнь  старались  интерпретировать  как  функцию  многообразия
исходных  инстинктов,  конкретизирующих  и  символизирующих  одну  и  ту  же
стихийную



     силу жизнеутверждения,  или  "воли  к власти". Конечно  же,  говорить о
научной  обоснованности   этого   подхода   не   приходится:  проверить  его
предпосылку  просто  невозможно,  тем  более что  исходное  понятие жизни  и
жизнеутверждения  не имеет  четкого определения, а  отсюда  и концептуальная
неопределенность,  "размытость" всего  построения.  Такая  неопределенность,
разумеется,  только на руку защитникам  "глубинной  психологии"  (так  стали
называть эту концепцию  в противоположность экспериментальной --  научной  в
собственном смысле слова -- психологии), так как оставляет  широкое поле для
произвольных истолкований и всякий раз -- в том именно духе, какой требуется
для поддержания теоретического реноме доктрины.

     "Глубинная психология" по  своему методологическому подходу  напоминает
онтологическое определение сущности человека Сартром:  и  там и тут с самого
начала   выдвигается   умозрительный  философский   тезис,   а   затем   уже
"объясняются" разнообразные частные проявления человеческой натуры на основе
этого принципа, который, таким образом, сохраняет свою  суверенность на всем
протяжении  исследования и  автоматически ограждается  от  критики.  Поэтому
полученные в ходе такого "исследования" частные результаты не дают материала
для  проверки   самого  принципа,   как  это  свойственно  подлинно  научным
процедурам, а  предназначены  лишь демонстрировать  объясняющую  "мощь" его.
Самый  же  главный вопрос  остается  за  пределами  рассмотрения:  насколько
соответствует действительности исходное умозрительное определение человека.



     От  этой  спекулятивной  концепции нет  перехода к  разработке программ
эмпирического  исследования  психической  деятельности,  специальной  теории
личности   и   особенно   мотивации  поведения.   Способность   генерировать
эмпирические    гипотезы   на   основе   плодотворных   общеметодологических
соображений отличает  научную  философию от спекулятивной. История советской
психологической науки показала  воочию плодотворность применения философских
принципов  диалектического  материализма при  определении стратегии научного
исследования психической деятельности.  Вот что пишет по этому поводу видный
психолог М. Г. Ярошевский:  "Марксизм раскрыл роль практики  в филогенезе --
историческом развитии человеческого сознания. Советская психология применила
этот  принцип  к изучению  развития  индивида --  онтогенеза.  Ее  важнейшим
объяснительным понятием  становится понятие  деятельности...  В марксистской
теории  деятельность  впервые  получила материалистическую  интерпретацию  в
качестве особой формы взаимодействия  общественного  человека  с  предметным
миром. Сознание же из  имманентной сущности, какой оно выступало в различных
идеалистических  воззрениях,  получило  принципиально новое  объяснение. Оно
рассматривалось  теперь  как осознание бытия, т.  е. процесса реальной жизни
людей.   Из   этого   вытекала   необходимость   соединить  "деятельностную"
характеристику  человеческой психики  с "отражательной"" [21]. Эта концепция
получила  развитие  в  культурно-исторической  теории  Л.  С.  Выготского, в
работах С. Л. Рубинштейна,  А. Н.  Леонтьева, грузинской  школы психологов и
других.

     21 Ярошевский М. Г. Психология в XX столетии. М., 1971, с. 288, 289.


     В  то  же   время  разнообразные  варианты  психоаналитических  доктрин
образуют как бы  замкнутый континент,  обитатели которого  говорят на особом
языке, понятном  только им одним, не могут и  не  желают наладить контакты с
"другой  цивилизацией",  т.  е.  с   постоянно   растущей   массой   фактов,
эмпирических обобщений, концепций в рамках научной психологии. Это вернейший
признак спекулятивного априоризма.



     Продолжая  и  развивая   параллель  между   "глубинной  психологией"  и
онтологической концепцией  человека у  Сартра, мы вовсе  не хотим создать  у
читателя  впечатление,  что  эти  концепции  полностью  тождественны.  Такое
заключение  было  бы  глубоко  ложным, и вскользь мы об  этом  уже говорили.
Вернемся  снова к этой мысли,  чтобы не  осталось повода  для недоразумений.
Отмеченная  нами  параллель  верна  в  той  мере,  в  какой  анализ человека
ограничивается  выяснением смысла фундаментального проекта,  а  этот  смысл,
пожалуй,  едва ли не лучше всего  раскрывают известные  строчки Блока: "О, я
хочу  безумно  жить: все сущее  -- увековечить, безличное  --  вочеловечить,
несбывшееся -- воплотить!" Вот эта, говоря словами  того же поэта, "хмельная
мечта" и составляет фундаментальный проект,  безграничную жажду жизни. Сартр
-- экзистенциалист и  потому  называет  проектом  то,  что  в  сущности есть
инстинкт,   ибо   человеком   в  этом  случае  движет  слепая   страсть,  не
контролируемая  разумом.  Называть  такое  влечение "проектом  сознания"  --
значит   неправомерно  расширять   понятие   сознания,  включая   в  него  и
бессознательные процессы, что, в целом, весьма характерно для Сартра. В этом
отношении различие между Сартром  и представителями философии жизни -- чисто
терминологическое.

     Действительное  различие выступает  на поверхность  тогда,  когда Сартр
называет фундаментальный  проект  продуктом  "нечистой  рефлексии",  ложного
самосознания  ("дурной  веры").  Здесь вступает в силу этический рационализм
Сартра --  так,  примерно, можно обозначить его позицию. Дело в том, что, по
Сартру,  человек  за  все  несет  ответственность,  поскольку  его  сознание
автономно  и суверенно,  и  всегда  самостоятельно  делает  выбор,  так что,
уступая страсти и заглушая голос  трезвого  рассудка, гоняясь за несбыточной
мечтой, он сам себя  ослепляет и убегает от реальности в "магический мир". В
бегстве  от  реальности  --  его  вина, и  никакие ссылки  на  "инстинкт"  и
"страсть" Сартр во внимание не принимает.



     Так  совершенно  неожиданно  перед  внимательным  читателем  обнажается
"задний план" трактата и совершенно по-иному начинает  выглядеть и сам облик
автора.  Это  облик  моралиста,  а  не  сексолога-любителя,  с  наслаждением
наблюдающего  через  замочную скважину  за  интимной стороной  человеческого
бытия и с интересом  исследующего тошнотворную свалку всевозможных  отбросов
"фактичности".  Из  банкротства  фундаментального проекта  для  критического
сознания неизбежно следует  вывод о том, что надо отказаться от желания быть
богом, единственным творцом всего сущего и пересмотреть свой  выбор с учетом
реальности, т.  е. неотчуждаемой  свободы другого.  Это  можно  сделать, ибо
кроме  "нечистой рефлексии",  состоящей на службе  "дурной веры",  есть  еще
иная, "очищающая" рефлексия. Она-то и призвана сорвать "покрывало обмана"  с
деятельности  сознания. "Чистая рефлексия есть  одновременно  первоначальная
форма рефлексии  и ее идеальная форма; нечистая  рефлексия  возникает  на ее
основе, и все же она (чистая рефлексия. -- М. К.) никогда не дана  с  самого
начала, ее надо достигнуть с помощью некоего катарсиса" [22].

     22 Sartre J.-P. L'Etre et le Neant, p. 201.


     С точки зрения "чистой  рефлексии"  (адекватного самосознания), свобода
человека  абсолютна  в  рамках  его  "ситуации", радикальной случайности его
бытия,  определяемой  "абсурдными  фактами"  рождения и  смерти и  абсурдной
основой в-себе-бытия, а также неустранимой фактичностью моего бытия вместе с
другими.  Поэтому  человек  "волен"  признать  неизбежность  и необходимость
ограничения  своей  свободы  фактом  существования  других  субъектов и  тем
избежать эгоистического желания "быть абсолютом".



     Итак,  вместо  "естественной"  склонности человека к абсолютному  бытию
моральное  сознание полагает своей  исключительной целью  свободу,  и прежде
всего свободу от иллюзий. "Этот особый тип проекта, который имеет свободу  в
качестве  основы  и  цели, заслуживает  специального  исследования... Но это
исследование не  может  быть  проведено здесь: оно принадлежит  Этике" [23].
Итак,   онтологическая   концепция   человека   как   "бесплодной   страсти"
подготавливает условия для этической концепции, посредством которой только и
может  быть выражено  подлинное экзистенциальное бытие. Анализ человеческого
бытия наталкивается на систематически и  во множестве  обличий торжествующую
иллюзию, этика призвана  возвысить и очистить природную стихию человеческого
существа. Позиция нравственного сознания, таким образом,  представляет собой
единственный исход из безотрадной ситуации, изображенной в трактате.

     23 Ibid., p. 708.


     Чуть  подробнее обрисуем  моральный идеал Сартра.  Для  этого  мы снова
должны  вернуться к характеристике извращенного  сознания -- "дурной  веры",
коренящейся  в  самой онтологической структуре для-себя-бытия.  Вырваться из
тенет "дурной  веры"  очень и очень трудно,  и Сартр  даже  пишет,  что сама
искренность есть форма самообмана. Но описание самого феномена "дурной веры"
означает, что эту болезнь духа можно  распознать и, следовательно, излечить.
Возможно, по крайней мере в принципе, сознание ложного самосознания.



     Искренность перед самим собой  представляет собой  идеал, к которому мы
должны непрерывно стремиться, никогда не достигая своей цели полностью и  на
длительное   время.  "Если  дурная   вера   возможна,  то  потому,  что  она
представляет  собой  непосредственную  и непрерывную угрозу  любому  проекту
человеческого бытия,  ибо сознание содержит  в себе  непрерывный риск дурной
веры"  [24]. Имея  это в  виду,  человек и  должен преследовать  свой идеал,
постоянно оглядываясь  на пройденный путь, всегда готовый пересмотреть  свои
взгляды и действия, чтобы сохранить верность самому себе, своему призванию.

     24 Ibid., p. 111.


     Такова мораль интеллектуальной  честности, которая есть вместе с тем  и
мораль ответственности. Ответственность --  неизбежное  следствие абсолютной
свободы сознания. "Дурная вера" в специфической форме, которую Сартр именует
"духом  серьезности",  маскирует  сознание  ответственности, утверждая,  что
поведение  человека  автоматически   определяется  средой   и  всякого  рода
объективными  причинами.  "Духом  серьезности"  проникнута  вся  религиозная
мораль,  опирающаяся  на догмы  и требующая  безусловного  повиновения  этим
догмам, а также обыденная мораль "делового человека" -- буржуа, непоколебимо
уверенного  в незыблемости  существующего порядка  вещей  и считающего  себя
абсолютно необходимым элементом социального уклада.

     "Дух серьезности" проявляется в  стремлении "материализовать ценности",
представить их  чем-то абсолютно  объективным,  совершенно  не зависящим  от
человека, и  тем избавить  его от ответственности за  происходящее  в  мире.
Между тем "чистая рефлексия" дает ему знать,  что  "человек, осужденный быть
свободным, несет на своих плечах всю тяжесть мира: он ответствен за мир



     и  за самого себя...  Нет нечеловеческой (чисто объективной.  -- М. K.)
ситуации: только  благодаря страху,  бегству  (от реальности. --  М.  К.)  и
обращению к магии  я могу вообразить ситуацию нечеловеческой" [25]. При этом
каждый выбирает в одиночку, всегда на  свой страх  и  риск,  ни  на  что  не
опираясь, кроме своего решения, без оправдания и смягчающих обстоятельств.

     25 Ibid., p. 639.


     Иногда считают, что  здесь  мы  имеем дело с  крайним индивидуализмом и
даже "отрицанием морали". Конечно, отзвуки анархического индивидуализма дают
себя   знать   в   формулировках  Сартра,   но   их   нельзя   анализировать
безотносительно  к той  конкретной ситуации,  в которой  они  высказывались.
Сартр  писал  (по  крайней  мере, заканчивал)  свою  книгу в  оккупированном
Париже,   над  которым  развевалось  знамя  со  свастикой.  В  тех  условиях
подчеркивание   негативного   аспекта   свободы   (свобода   как   отрицание
существующего)  и  разоблачение  ссылок  на  "давление  обстоятельств"  было
равносильно  антифашистской  пропаганде  и дискредитации  коллаборационизма,
призывавшего признать "сложившуюся реальность" (поражение Франции) и служить
Родине  в  союзе  с  "великой  Германией" под руководством  "героя  Вердена"
(Петена).  То   была  самая  гнусная  и  отвратительная  форма  "бегства  от
реальности" -- "дурной веры".

     Поэтому Сартр не отрицал мораль, а  утверждал ее, призывая каждого быть
до  конца  честным перед самим собой и ясно сознавать, что за свои  поступки
несешь  ответственность  ты  сам  и  что  холопское служение  оккупантам  не
оправдаешь ссылками на то, что "мы-то люди маленькие, а маршалу видней, куда
вести  страну".  Позиция  Сартра  --  бескомпромиссное  отрицание  установок
конформизма,  беспринципного  приспособленчества,  и  эта  тема -- борьба  с
конформизмом -- имеет куда  более широкое значение,  чем только разоблачение
вишистов.



     В самом  деле, что же  представлял собой гитлеровский "новый  порядок",
как  не  гигантскую  и  тщательно  отрегулированную машину  бюрократического
терроризма,   рациональной  организации  массовых   убийств  и  планомерного
уничтожения  целых  народов?  А на чем держался  этот  режим?"  На  страхе и
послушании,   на   бездумном  и  безотлагательном   исполнении   предписаний
начальства   всех   рангов.   Массы   людей  --  законопослушных  и   вполне
респектабельных, обыкновенных обывателей без особых примет -- с  покорностью
и безотказностью точных автоматов выполняли бесчеловечные приказы нацистских
бонз, жгли,  грабили, убивали, не  только не ведая  раскаяния или  угрызений
совести, но  даже  с приятным  ощущением  выполненного  долга, "долга  перед
фюрером и Германией". А "мирные жители" стран оси -- те, конечно, "ничего не
знали"  о том, что творили солдаты на оккупированных территориях, "не знали"
и о  лагерях  смерти,  возносивших к  небу трубы  своих крематориев почти по
соседству  с   благоустроенными  жилищами,  где  "лояльные  граждане"   тоже
"выполняли свой долг", но только в тылу.

     Когда  рухнул  фашистский  режим  и  злодеяния его стали известны всему
миру,  благонамеренный обыватель  --  бывшая  опора  "нового  порядка" --  с
готовностью  признал,  что  "был  обманут"  и  что во всем  виноваты Гитлер,
гестапо, СС,  но только  не он,  безупречный  семьянин и  честный  труженик,
который только "исполнял приказ",  а  какие  были приказы --  это  уж не его
дело.   Широкое   распространение   психологии   социального   лицемерия   и
индифферентизма, трусливого отказа  от каких бы то  ни  было  внутренних  --
моральных -- регуляторов поведения в пользу "адаптации к среде" любой ценой,
чтобы избавить себя от всякой ответственности,  -- все эти черты буржуазного
мещанства и служат мишенью экзистенциалистской критики.



     И  действительно, признание личной  ответственности -- одна из основных
предпосылок  морального сознания. Но  эта предпосылка выступает  у Сартра (и
других экзистенциалистов) в идеалистически гипертрофированном виде, что и не
могло  быть иначе, ибо феноменологический  метод знает  только  абстрактного
индивидуума в  абстрактной ситуации и абсолютизирует активность субъекта,  в
то  же  время  неясно  себе  представляя  конкретно-историческое  содержание
свободного самоопределения человека.  В  связи с этим некоторые  особенности
неповторимой, уникальной исторической ситуации  у  экзистенциалистов вообще,
но чаще  всего  именно у  Сартра,  превращаются во всеобщие,  категориальные
определения свободы.

     Позднее,  уже  после войны,  в  небольшом очерке "Республика  молчания"
Сартр сам пояснил, под влиянием каких особых условий сложилась его концепция
свободы. "Никогда мы не были свободнее, чем  во времена германской оккупации
(можно подумать, что это говорит один из французских прислужников нацизму, а
не участник движения  Сопротивления, но таков уж парадоксальный стиль нашего
автора,  читая которого никогда не следует торопиться с выводами. -- М. К.).
Была  поставлена сама проблема свободы,  и  мы оказались  на  границе самого
глубокого   знания,   какое  человек   может   иметь   о  себе...   Всеобщая
ответственность  во   всеобщем  одиночестве  (в   связи   с   необходимостью
конспирации. -- М. К.) -- не было ли это обнаружением нашей свободы?" [26].

     26 Sartre J.-P. Situations, III. Paris, 1949, p. 11.




     Опять   --   в   который    раз   --   мы   сталкиваемся   с   обычными
феноменологическими  преувеличениями:   если  для   определенного   субъекта
(скажем,  по имени Сартр)  свобода явила лик свой в той именно  ситуации,  о
которой говорится в цитате, то из этого вовсе не следует, что такая ситуация
является  "привилегированной инстанцией" обнаружения  свободы  вообще.  Даже
если бы это  было  и  так, то все равно  условия обнаружения свободы  и сама
сущность ее --  совсем  не  одно и то же. Можно, пожалуй, согласиться с тем,
что  в  одиноком  размышлении  сильней  зазвучит,  в  душе  мотив   свободы,
императив, обращенный к твоей совести и чувству  долга. Подлинная свобода --
результат  сознательного  решения, а не мгновенная  вспышка  эмоций,  слепое
влечение    неизвестно    к    чему.   Но    гораздо   важнее    предпосылки
феноменологического    обнаружения    свободы,    остающиеся    за    кадром
экзистенциалистских  описаний. Мы уже говорили об  этом  в  связи с анализом
феноменологической  концепции  ситуации:  свобода  предполагает  объективные
возможности  для действия  в  определенном  направлении,  а  это в  решающей
степени зависит  не от сознания  субъекта и  ясности  его  интеллектуального
зрения  (что тоже, разумеется, фактор  немаловажный), но от структуры  самой
исторической  ситуации,  составляющих  ее  объективных  условий.  Между  тем
реальное  осуществление  свободы  Сартра  интересует  гораздо   меньше,  чем
пробуждение  чувства  свободы  в  душе,  погрязшей  в  тине   обывательского
существования. Об этом мы и поведем сейчас рассказ.













     Теперь  мы  ясно  представляем,  какова,  по  мнению  Сартра,  "природа
человека" [27] и что за  препятствия возникают на трудном его пути  к самому
себе  --  к подлинному  бытию "в истине".  Перейдем снова на другой  уровень
анализа: от абстрактнейшей философии к  художественному воплощению идеи. Это
движение от абстрактного к конкретному и наоборот неизбежно при исследовании
философско-литературного   творчества  Сартра,  так  как  у  него  философия
объясняет литературу, а литература -- философию, и оба  эти компонента равно
необходимы для понимания всей его интеллектуальной "продукции" в целом.

     27 Знатоки возмутятся и скажут: экзистенциалисты отрицают правомерность
употребления этого понятия,  и  сам Сартр немало  об этом писал.  Так-то оно
так, ответим мы, но,  право  же, это спор о словах, ибо что  такое  всеобщие
онтологические определения человека, как  не его  "природа", хотя и  понятая
"процессуально"?


     Нам надлежит углубиться  в абсурдный  мир  романа "Тошнота",  в котором
задыхается  Антуан Рокантен  -- первый  из вереницы излюбленных литературных
персонажей Сартра. Рокантен  --  первый не только хронологически,  но и, так
сказать, логически, ибо он начинает тот путь исканий,  который завершает Гец
в пьесе  "Дьявол  и Господь Бог", появившейся  спустя четырнадцать лет после
романа.  На этом отрезке  (так  нам представляется) довольно отчетливо можно
проследить   духовное  возмужание   сартровского   героя,  его   постепенное
приобщение- к  миру,  который  поначалу вызывал у него  лишь отвращение, и к
активному действию в нем. Но прежде чем это случилось и Рокантен стал Гецем,
много событий должно было произойти: промчалась опустошительная буря мировой
войны и героическая эпопея  Сопротивления, и  в разоренной  Европе  с  новой
силой   разгорелась  схватка   демократически-социалистического  движения  с
империализмом.



     Мы  застаем  Рокантена  на положении вольного  художника в  захолустном
городишке  с многозначительным  названием "Бувилль"  ("Грязь-город").  Герой
романа   собирает   материалы  для   биографии  маркиза  Роллебона,  некоего
исторического   деятеля  давно   прошедших   времен.  Рокантен  --   человек
созерцательного склада,  к  тому же "пишущий", и,  естественно, живет  своим
"внутренним миром", среди книг, мыслей и  слов. Но, странное дело, необычное
чувство в нем возникает, растет  и  наконец  разрешается в ту кульминацию, о
которой  мы  уже писали:  Рокантен  внезапно  открывает "само существование"
вещей,  обычно скрытое  под  оболочкой  привычных  обозначений и стереотипов
чувственного восприятия. Его томит, как несколько  позже скажет  сам Сартр в
очерке "Что такое литература?",  "несводимость человека  к миру мышления". И
не  только  человека:  любая  вещь  остается  чуждой  мысли  и  живет  своим
собственным таинственным и даже зловещим бытием. Вот он  в трамвае уставился
на сиденье и прошептал: "Это сиденье... Но слово остается на моих губах: оно
отказывается слететь и присоединиться к вещи".

     Рокантен как бы пробуждается  от  догматического сна, повторяя  в своей
индивидуальной биографии всемирно-исторический момент рождения скептицизма в
европейской философии  нового времени, момент Мон-теня и Юма. Но  только его
скептицизм не интеллектуального порядка, а экзистенциального:  он переживает
всем   своим   существом,  всей  кожей  и  нервами  чудовищную   абсурдность
существования, его "бунт" против окультуривания, оформления действительности
в мыслях и словах.

     Раз открыв этот "безумный, безумный мир", Рокантен уже не может нигде и
ни в чем найти точку опоры: все поплыло перед его эмоционально преображенным
взором,  все  потеряло привычные очертания и обнаружило новое  измерение, не
поддающееся  освоению  и  усмирению  обычными  человеческими  средствами. Он
обращается к самому себе и не находит, как мы можем



     сами догадаться, "себя": нет ничего похожего на "дух", или, как говорил
Гегель,  "самость":  только текучие мимолетные  впечатления,  а "мысли"  как
таковой и вовсе не найти,  а есть только телесные ощущения да слова, которые
тоже  мгновенно  возникают  и  так же  быстро  исчезают. Да  и  он сам  себе
становится противен: он ощущает  себя как  "бесстыдную  плоть",  наполненную
лимфой, или "тепловатым молоком".

     И зрелище других тоже не дает  отдохнуть  глазу: подобно городничему  в
заключительной сцене "Ревизора" сартровский герой видит всюду только "свиные
рыла".  Кошмар  людей-животных упорно  его  преследует:  не тело  --  объект
античного  культа,  --  а  вся  та же  слякотная  плоть, скверно пахнущая  и
безобразная  на вид. Знакомый протягивает Рокантену руку, а тот  вместо  нее
видит  "толстого белого червя".  Но  гораздо  лучше, на  наш  взгляд, с куда
большей    силой    это    ощущение   бестиальности,   проступающей   сквозь
антропологическую оболочку, передано Буниным от лица "юного поэта" Арсеньева
с его острой художественной восприимчивостью: "Какое количество  мерзких лиц
и  тел!.. Некоторые  просто страшны! На ходу так  кладут ступни,  так держат
тело в наклон,  точно  они только вчера поднялись с  четверенек. Вот я вчера
долго шел по Болховской сзади широкоплечего, плотного полицейского пристава,
не спуская  глаз с  его толстой  спины  в шинели,  с икр  в блестящих крепко
выпуклых голенищах: ах, как я пожирал эти голенища, их сапожный запах, сукно
этой  серой добротной шинели,  пуговицы  на ее хлястике  и  все это  сильное
сорокалетнее животное во всей его воинской сбруе!" [28]

     28 Бунин И. А. Собр. соч., т. 6. М., 1966, с. 218.




     Подоплекой  такого чувства является, конечно, эстетическая  чуткость  к
безобразному -- оборотная  сторона влечения к прекрасному. Да и просматривая
роман, все больше убеждаешься  в  том,  что рокантеновский  "опыт  тошноты",
прояснивший  ему   всю   мерзость  грубого  существования,   есть  результат
эстетической  оценки  тусклого  буржуазного быта.  Так, Рокантен, желая жить
настоящей жизнью, полной интересных событий  и приключений, опять-таки вдруг
сознает,  что приключения  возникают  тогда, когда о  них рассказывают, а не
когда соответствующие  события действительно совершаются: приключения есть в
книгах  и разговорах, но они никогда  не происходят на  самом  деле. Вот это
любопытное  рассуждение  Сартра:  "Чтобы  самое  тривиальное  событие  стало
приключением,  все, что  вы  должны  сделать,  -- это начать  рассказывать о
нем...  Но  вы  должны выбирать: жить  или рассказывать...  Когда вы живете,
ничего  не происходит. Сцена  меняется, люди входят и уходят, вот и все. Нет
никаких  начал. Дни добавляются  к дням без ритма или логики, нескончаемое и
монотонное  прибавление...  Но когда вы начинаете рассказывать  о жизни, все
меняется... события совершались  в  одном направлении, а  рассказываете вы о
них  в  прямо  противоположном.  Вы,   кажется,  начинаете  с  начала:  "Был
прекрасный осенний вечер...". Но в действительности вы начали с конца. Конец
здесь,  он невидимо присутствует и придает этим немногим словам  весомость и
значение начала...  Я хотел  бы, чтобы  события моей жизни следовали друг за
другом и упорядочивались, как в воспоминании. Но с таким же успехом я мог бы
попытаться схватить время за хвост" [29].

     29 Sartre J.-P. La Nausee, p. 60, 62.


     Рокантен  скорбит   о   том,   что   реальное   время,  время  событий,
совершающихся в действительности, представляет собой, говоря словами Гегеля,
"дурную бесконечность" -- монотонную последовательность не связанных  друг с
другом моментов, беспрепятственно стремящихся



     куда-то  в  неопределенно  далекое  будущее,  никогда,  собственно,  не
наступающее. Иное  дело  --  время романа или рассказа.  Оно  организовано и
завершено  и все пронизано  единой "интенцией" -- целью, реализуемой в конце
рассказа  полностью, но  незримо  присутствующей  в  каждом  его фрагменте и
превращающей этот отрывок в обещание и, следовательно, приключение.

     На  примере  этого рассуждения  легко  понять  самый  метод, при помощи
которого Сартр (вместе с Рокантеном) приходит к столь неутешительному мнению
о природе реальности. Этот  метод  состоит в  абсолютном разведении в разные
стороны сознания  и  реальности.  Мы об этом  уже говорили  немного  раньше,
теперь  продолжим  эту  тему  дальше.  Сартр  исходит  из  предпосылки,  что
бытие-в-себе ничем не может  быть похоже  на бытие-для-нас (т. е.  на бытие,
как оно  воспроизводится в  нашем сознании). Природа реальности определяется
"методом  вычитания" из  всего того объема информации, который  мы получаем,
созерцая  мир.  Но  созерцание, по  Сартру, знакомит нас только  с предметно
представляемыми и мыслимыми сущностями, а не с самим существованием. Поэтому
если  устранить  все  присущие  сознанию  характеристики,  то  мы и  получим
иррациональное, непроницаемое бытие-в-себе.

     Сартр и вообще  экзистенциалисты очень облегчают  себе дело тем, что не
принимают  во  внимание  процедур  научного  познания,  ограничиваясь  общей
"критикой  науки" [30]. Однако  им следовало бы задуматься над вопросом, при
каких  условиях мы можем получать при посредстве  науки практически полезную
информацию о мире и согласовать свою теорию познания с этими условиями.

     30  Об  этом см.: Киссель М. А. Идеализм против науки. Критика  науки в
буржуазной философии XIX--XX вв. Лениздат, 1969.




     Сартровское  понимание бытия-в-себе  особенно явно  демонстрирует  свою
несостоятельность при  интерпретации социальной реальности, которая является
собственным  творением человека  с его  целеполагающей активностью. Здесь  и
вовсе не приходится говорить о непроницаемой для сознания реальности, потому
что в обществе  и вся природная среда  очеловечивается, и человек  созерцает
себя в созданном  им  самим мире. Продукт труда,  даже  если он противостоит
своему  создателю   как   нечто   чуждое  и  порабощающее  его  (в  условиях
капитализма), все  равно  остается материальным  воплощением, объективацией,
как говорил молодой Маркс, "человеческих  сущностных  сил"  и  уж по  одному
этому не может  быть иррациональным  бытием-в-себе,  как  предполагает схема
Сартра.

     С этими соображениями  мы  и  подойдем  к оценке  сартровского  анализа
"приключения". Конечно, как  говорил  Блок,  -- "жизнь без начала и  конца",
"начала" и  "концы" условны, т. е. это сделанные человеком зарубки в памяти,
вычленяющие какие-то события,  важные в определенном отношении для  того или
иного конкретно-исторического субъекта  (а в роли последнего может выступать
не только  отдельный  индивидуум,  но и  класс или  общество).  Но  на  этом
основании все же нельзя утверждать, как это делает наш  автор, что  реальное
время  в   отличие  от   литературного  совсем  не  структурировано,  будучи
гомогенной  последовательностью моментов, равнодушно уходящих  в вечность  и
уносящих вместе с собой частицу отмеренного  человеку жизненного срока. Ведь
кроме физического времени как объективной закономерности движущейся  материи
есть  время  историческое  как  закономерность  общественного   развития,  а
историческое время --  не пустая последовательность моментов, но заполненный
живым смыслом для субъектов социального действия отрезок исто-



     рического творчества, будь то целая формация или отдельная эпоха внутри
нее, период  или какое-либо отдельное  значимое  событие. Возьмем, например,
почти   четырехлетний  промежуток  времени,  содержание  которого  составила
Великая Отечественная  война.  Следуя  логике  Сартра, надо думать, что  эта
война  как реальное событие была  лишена  внутренней  связи и направленности
развертывания составивших ее эпизодов  и  только наша мысль или писательское
воображение способны  сделать из  этого  хаоса  какое-то единое  осмысленное
целое,  как  это  получилось,  скажем,  у К.  Симонова в трилогии  "Живые  и
мертвые".

     И все же это глубоко  ошибочная точка  зрения.  Время войны было единым
целым для всех ее участников  на фронте и в тылу, для всего народа, на плечи
которого  свалилось  это тягчайшее  испытание. 22 июня 1941 года, начавшееся
бомбардировкой  наших городов,  -- это  не  просто  хронологический  межевой
столб,  установленный историками,  чтобы  не  запутаться в  необозримом море
исторических фактов, нет, это событие  было реальным  началом нового периода
отечественной   истории,   ибо  оно   перевернуло  жизнь  народа.   Конечно,
действительная  история  гораздо  богаче, сложнее,  хаотичнее,  чем  история
писаная  и,  тем  более, история, запечатленная художником,  так  как  копия
никогда  не  может  полностью  совпасть  с оригиналом, а  всякое  отражение,
разъяснял В. И. Ленин, всегда есть упрощение и огрубление действительности.

     Почему  же,  однако,  Рокантен  так остро  переживает монотонную  скуку
своего бытия и даже считает эту скуку обнаружением мнимого абсурда реального
существования?



     Подобное умонастроение с неповторимым совершенством описал наш Пушкин в
стихотворении,  помеченном  днем  его  рождения --  26 мая 1828  года.  "Дар
напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана? Иль зачем судьбою тайной
ты  на казнь осуждена? Кто меня  враждебной  властью из ничтожества воззвал,
душу мне наполнил страстью, ум сомненьем взволновал?.. Цели нет передо мною:
сердце пусто, празден ум, и томит меня тоскою однозвучный жизни шум".

     В трех строфах  пушкинского стихотворения заключено все необходимое для
понимания   психологического   генезиса  экзистенциализма,   для   понимания
настроения, которое выражает себя в этом типе философствования. Только, ради
бога, не нужно  думать,  будто  мы  Пушкину приписываем  экзистенциализм, до
этого  еще никто, кажется,  не додумался,  хотя ретивые  пропагандисты  этой
философии  имеют  под  рукой   длинный  список  литературных  знаменитостей,
призванный подтвердить "всеобщность" экзистенциального мышления. Нет,  у нас
речь о другом.

     Для  Пушкина -- это не  мировоззрение,  не жизненное credo, а выражение
мимолетного (мимолетного именно для него) настроения, когда,  говоря словами
современного  уже  поэта,  "подступает отчаянье", а  вслед  за  ним апатия и
безразличие к любому делу жизни. Усталость, разочарование и  желание убедить
себя в неизбежности их, чтоб меньше ранили невзгоды,  -- вот  элементы этого
настроения. Нужно  ли  говорить,  что  у  Пушкина (как  и  у  каждого  почти
человека) было достаточно оснований испытывать такие чувства.

     Но в самом  же стихотворении содержится опровержение "печальных истин",
в  нем запечатленных.  Нет, не напрасный, не случайный дар эта  жизнь,  если
родились на  свет  эти строки  и много иных, которыми вот уже почти  полтора
столетия  не перестают  восхищаться  десятки миллионов.  Прописная, но очень
глубокая и верная истина: настоящее  искусство, подлинная поэзия всегда учат
любви к жизни, даже тогда, когда касаются самых трагических ее черт.



     У Рокантена "цели нет", "празден ум", и потому он поражен отвращением к
жизни. Беда только, что настроение свое он проецирует на мир и находит в нем
самом абсурд, отчего  еще сильнее заболевает своей "метафизической болезнью"
и не чает, как выздороветь. И вот случай  приводит  его  в кафе,  он слушает
граммофонную  запись  песни,  которую  сочинил  американский  еврей,  а поет
негритянка,  и под слова  припева: "В один из этих  дней  ты будешь,  милая,
скучать обо  мне" -- на  него снова  снисходит озарение: "И я тоже, я  хотел
быть. Это  все, чего  я хотел, это подводит  итог моей жизни: в  основе всех
моих  стремлений,  на  первый взгляд противоречивых, я  нахожу одно  и то же
желание:  изгнать существование из себя, освободить сменяющиеся мгновенья от
жира,  налипшего на них, выжать  их  досуха, очистить, закалить  себя,  чтоб
наконец  извлечь  ясный, острый звук  из  саксофона... Она поет.  Итак, двое
спасены: Еврей  и Негритянка. ...Они мне немного напоминают мертвых, немного
--  героев  романа;  они  отмылись  от  греха  существования.  Не полностью,
конечно,  но настолько, насколько вообще может  человек...  Негритянка поет.
Значит, можно оправдать свое существование?... Не мог ли бы и я попробовать?
-- Конечно, не в сочинении музыки,  но в другом материале. Это могла бы быть
книга" [31].

     31 Sartre J.-P. La Nausee, p. 247--248.


     Здесь резюмированы не только заветные мысли  героя под занавес  романа,
но и  важнейшие категории-символы  сартровской философии. Существование есть
"грех"  и  падение, "вырождение",  как  утверждает Рокантен  в другом месте.
Излюбленный Сартром символ существования -- "слизь", "слякоть", "клейкость",
"вяз-



     кость"   и   т.   д.   Следуя   методу   "материального   воображения",
разработанному Г. Башларом применительно к анализу поэтического  творчества,
один  из  исследователей  творчества Сартра,  Р.  Шампиньи,  предложил  свое
объяснение   такой  символики  существования.   Существование  (человеческая
реальность) в  представлении Сартра  расшифровывается  как  соединение  двух
"первоэлементов", присутствовавших еще в мифологии, а затем перекочевавших в
ионийскую  натурфилософию,  а  далее  -- в  физику  Аристотеля:  твердого  и
жидкого, т. е. "земли" и "воды" [32].

     Что  касается  второго --  "влажного"  -- элемента,  то  сам  Сартр без
обиняков высказался  на одной из последних страниц своего трактата: "Вода --
это  символ сознания"  [33].  В то же время его  характеристика бытия-в-себе
(абсолютная  тождественность,  непроницаемость, бескачественность  и т.  д.)
напоминает  мифологему  земли.  Как  вода  течет  по  земле,  так и сознание
принуждено  навечно быть скрепленным  с  бытием-в-себе. Текучесть воды  есть
наглядный образ  трансценденции сознания  и  экстатической природы  времени.
Желание плотское сам  Сартр уподобляет взбаламученной воде:  "Взбаламученная
вода  все   еще   вода;  она  сохраняет  ее  текучесть  и   ее  существенные
характеристики; но ее прозрачность "встревожена" мистическим присутствием...
которое проявляется как сгущение воды из  себя самой" [34].  Отсюда и  часто
встречающийся   у  нашего  автора  символ  "плоти"  (в  отличие  от   тела),
олицетворение  "вязкости"  существования  в  результате смешения  твердой  и
влажной "натур".

     32 Champigny R. Stages on Sartre's way. Bloomington, 1952, ch. II.
     33 Sartre J.-P. L'Etre et le Neant, p. 702.
     34 Ibid., p. 456.




     Шампиньи   отмечает  почти   полное  отсутствие  в  образной  структуре
сартровской философии "динамических элементов": "воздуха" и особенно "огня".
Это служит для него  основанием провести ряд очень интересных сопоставлений,
одно из них мы здесь приведем. "Воображение Сартра и Хайдеггера иллюстрирует
два аспекта романтизма.  Воображение  Хайдеггера напоминает об оптимистичном
романтизме.  Сцена   --  сельская  местность.  Человек  --  "пастух  бытия".
Хайдеггер  пишет  "Лесные   тропы",  Сартр   пишет  "При  закрытых  дверях".
Воображение  Сартра урбанистично,  как и у  Бодлера... Хайдеггер  говорит  о
"доме"   бытия.  Это  космическое  жилище,  открытое  четырем  элементам,  в
особенности воздуху и свету. "Ад", сцена в  пьесе "При закрытых  дверях", --
просто комната, какую можно  найти во многих  парижских квартирах... Любимый
поэт  Хайдеггера  --  Гельдерлин. У  По,  у  Бодлера мир становится тяжелым,
непрозрачным.  "Природа"  больше  уже  не  превозносится.  Космическое  тело
вырождается в плоть" [35] и т. д.

     35 Champigny R. Op. cit., p. 58.


     Весьма меткое,  на  наш взгляд,  сравнение  и  полезное, особенно ввиду
того, что очень  часто обоих мыслителей  подводят под одну  и  ту же рубрику
"экзистенциализм"  и   молчаливо  предполагают  принципиальную  общность  их
воззрений. Приведенное же высказывание заставляет задуматься, чего же  у них
все-таки  больше:  общего  или  различного.  Одним  словом,  мы  лишний  раз
убеждаемся,  что  нельзя  давать   себя  обманывать  "этикеткам"  --   общим
названиям, укоренившимся обозначениям -- и  бездумно  им следовать. Всегда и
во всем, как указывал В.  И.  Ленин,  нужен  "конкретный  анализ  конкретной
ситуации", а не подгонка фактов под схему.



     Правда,  следует предостеречь  читателя,  чтобы  у  него  не  сложилось
мнение, будто в этом сравнении преимущество  на стороне Хайдеггера абсолютно
и безусловно.  Увы,  возвышенная поэтичность  стиля  мышления  досократиков,
которой Хайдегтер старался пропитать  свою философию начиная с середины 30-х
годов, не помешала ему заигрывать с нацистским рейхом и даже верой и правдой
несколько лет служить режиму  на посту ректора Фрейбургского университета. И
в то  же  время Сартр  со всеми его декадентскими  симпатиями и  копаниями в
грязной ветоши человеческого бытия мужественно боролся  с фашизмом  и всегда
оставался демократом и "социалистом чувства".

     Итак,  Рокантен  в конце  романа  "прозрел" и, кажется, нашел выход  из
кризиса:  если  нельзя  самому  быть  как  глыба  стали  или   гармонический
музыкальный напев, взмывающий в небо над слякотью презренного существования,
то можно запечатлеть себя в произведении, обладающем этими качествами, и тем
"спастись" от скверны "вязкой" повседневности, став легендой в глазах других
людей.  И вместо  биографии  маркиза,  не  нужной  никому,  Рокантен  решает
написать роман,  чтобы  жизнь  его обрела смысл  и чтобы другие  "устыдились
своего существования".

     Что же означает этот проект в общем контексте учения Сартра и можно  ли
считать  тождественной  позицию автора  и  его  героя? Конечно,  в  какой-то
степени Рокантен  --  это сам  Сартр, рупор  его излюбленных идей, и все же,
надо думать, к моменту выхода "Тошноты" в свет автор в своем развитии далеко
опередил своего героя. С точки зрения онтологии человека, сформулированной в
"Бытии  и  Ничто", проект Рокантена  --  одно из  проявлений "дурной  веры",
потому  что Рокантен жаждет застывшего  совершенства бытия -- спасения через
красоту и,  следовательно,  бегства от реальности. Это иллюзия и  недостаток
мужества одновременно. Впрочем, по Сартру,  в основе своей это всегда одно и
то же: иллюзия



     порождена боязнью "ясно видеть", страхом перед истиной, какой бы она ни
была. Так и Рокантен. Убаюканный пением негритянки, он захотел несбыточного:
перенестись  в  иной мир, по ту сторону тошнотворного болота повседневности.
Но  "очищающая рефлексия"  неумолимо требует  от  человека  стать человеком,
именно стать,  ибо  бог (если бы  он существовал) может "быть", как каменное
изваяние  египетской  пустыни,  неподвижный  тысячелетний  свидетель  работы
космических  сил  и  муравьиных  стараний  людей,  а  человек  может  только
"становиться",  непрерывным  напряжением  воли и  разума осуществляя "проект
свободы"  в этом -- единственно  существующем  --  мире. Истина  требует  от
человека действия во имя свободы --  таков был философский вывод,  навеянный
романом.










     СВОБОДА: ОТ АБСТРАКЦИИ К РЕАЛЬНОСТИ

     Онтологический трактат Сартра только подводит к проблеме свободы, но не
решает ее, оставляя это решение этике. На последней странице "Бытия и Ничто"
Сартр обещал, что за онтологией  немедленно последует этика ("мы посвятим ей
следующий труд"), но до сих  пор не  сдержал обещания. Чем же это объяснить?
Вероятнее всего,  тем, что с течением времени  (и какого времени!) воззрения
философа  существенно  изменились   и  ему  стала  ясной  бесперспективность
концепции абстрактного морального сознания, а контуры этой концепции, как мы
видели, уже  намечены в заключении его трактата. Нам  представляется,  таким
образом,  что  отсрочка  работы по  этике связана  с  приближением Сартра  к
философии марксизма, в свете которого моральная проблема решается совершенно
иначе,   чем  в   русле   феноменологической  философии.  Изживание  иллюзий
абстрактного  морализма в  творчестве  Сартра  40--50-х  годов  мы  и  хотим
проследить в этой главе.










     Уже  через  несколько  лет после войны  М. Мерло-Понти,  сначала друг и
соратник,  а  затем  политический  и  идейный  противник  Сартра, истолковал
"Тошноту" как пророчество о событиях ближайшего будущего, о разгроме Франции
и  ее  оккупации.  И правда,  было  Рокантену еще  одно  видение:  чудовищно
разросшиеся корни дерева,  выступив из-под земли, грозят заполнить собою все
еще  свободное  пространство  и  удушить всех его  обитателей.  Это  типично
сюрреалистическая   картинка,   и,   конечно,   задним   числом   ее   можно
интерпретировать как угодно и  видеть, в частности,  в  этих корнях щупальца
коричневого паука, раздувшегося почти на всю Европу.

     Но что  действительно делает из  "Тошноты", так сказать, документ эпохи
--   это  изображение  удушающей  атмосферы,  затхлости  Третьей  республики
накануне  ее   падения.   За   благопристойным  фасадом   великих  традиций,
исторических реликвий  и широковещательных деклараций  на будущее -- зияющая
пустота обывательского  существования, автоматизм каждодневного  прозябания,
смутное сознание, что не все благополучно, тут же усердно загоняемое внутрь,
и  всезаглушающий официальный  оптимизм,  насаждаемый господствующим классом
ради обуздания трудящихся масс, но  в конечном счете одуряющий сами правящие
круги. Символ  "дурной  веры" Франции  30-х  годов  --  "несокрушимая" линия
Мажино,  воздвигнутая  на   франко-германской   границе.  Она   должна  была
гарантировать,  что не  повторятся  события  1914  года,  когда вскоре после
начала войны немцы оказались чуть ли не в ста километрах от Парижа, и только
поспешное наступление русских армий в Восточной  Пруссии спасло  Францию  от
"нокаута в первом раунде".

     И вот  французскому обывателю  с  середины  20-х  годов  вдалбливали  в
голову,  что  прошлое  не  повторится,  что  безопасность   Франции  надежно
обеспечена и что  германский дракон, буде сунется, неминуемо обломает зубы о
стальную броню укреплений, растянувшихся на



     сотни километров. А немцы-то и штурмовать ее не стали, эту неприступную
линию  Мажино, они  обошли  ее  с  тыла  и захватили  тысячи  дотов, десятки
крепостей,  массу вооружения и гарнизоны  совсем "тепленькими". И предвидеть
этот маневр заранее великие  стратеги  Елисейского дворца, все  эти  Петены,
Вейганы, Гамелены  и другие наследники "великого" Фоша, никак  не могли. Это
было выше их  умственных сил,  да и,  кроме того, они-то знали, что  Франция
по-настоящему к войне не готова и, следовательно, "если  бы линии  Мажино не
было, ее стоило бы выдумать". Ведь надо же иметь козыри в парламентской игре
за теплые местечки на государственной службе.

     Со  времени образования массовых армий  и  введения  всеобщей  воинской
повинности  военное  поражение  страны всегда свидетельствовало  о  глубоких
социальных  дефектах режима. Третья  французская  республика  не  составляет
исключения  из этого правила.  Ее позорная капитуляция в  июне 1940  года --
вернейший показатель неспособности французской буржуазии руководить страной.
Корыстолюбивая и  недальновидная, боявшаяся собственного  народа больше, чем
нацизма,  эта  буржуазия  от  хвастливой  самоуверенности быстро  перешла  к
раболепной покорности и  "сотрудничеству"  с оккупантами, как будто возможно
сотрудничество между поработителями и порабощенными. Лозунг "сотрудничества"
с  немецкими  оккупантами стал  определяющей политической  формулой  "дурной
веры" на долгие четыре года, пока Франция оставалась порабощенной.

     Война и поражение  внесли дух политики в дом каждого  француза,  как бы
далек он  ни  был от непосредственной  политической борьбы.  И  литературная
деятельность  Сартра  очень   рельефно  отразила   этот  процесс.  Атмосфера
"Тошноты",  можно сказать, совершенно "аполитичная", да и сам роман построен
монологически, че-



     иу  способствует  форма  дневника.  Совсем  другое  дело  --  следующее
прозаическое  произведение Сартра  --  трилогия  "Дороги  свободы"  (отрывки
четвертого  тома  под названием "Последний  шанс" появились в  редактируемом
Сартром журнале "Тан модерн" еще в ноябре -- декабре 1949 года, но с тех пор
продолжения  не  последовало и,  по-видимому,  не  последует,  так  что  это
произведение приходится называть трилогией).

     С самого начала в трилогии присутствует "собственной персоной" история.
Разве что в  первом романе "Зрелый возраст" эта тема звучит приглушенно,  но
уже  во   втором  --  "Отсрочка"  --  исторические  события  живописуются  в
хроникально-документальной  манере,  наряду с  изображением  "личной  жизни"
героев и  их взаимоотношений. Здесь  на Сартра оказала  влияние литературная
техника Дос Пассоса, которого  он даже однажды назвал "величайшим романистом
нашего  времени". В  "Отсрочке" время действия обозначено  совершенно точно:
23--30 сентября 1938 года. Эта неделя вошла  в историю XX  века как  один из
самых    удручающих    эпизодов   политической   слепоты   и   политического
предательства: "великие  западные демократии" с  головой выдали Чехословакию
(с  которой были связаны пактом  о взаимопомощи) Гитлеру и назвали эту акцию
"спасением мира".

     Чемберлен и Даладье  сообщают чехословацким  представителям  Масарику и
Мастны  пункты договора, согласно которому Судетская область должна отойти к
германскому  рейху, а также ряд других унизительных условий, а в это время в
отеле  некая  дева  безвольно  уступает  грубым  домогательствам  случайного
человека,  к  которому,  как она  тут же  признается, питает  ненависть. Две
сцены,  идущие  параллельно,  усиливают впечатление, причем  каждая  из  них
становится  символом  другой.   Политическая   капитуляция  ассоциируется  с
физическим насилием,  хуже  того -- с апатично-добровольной отдачей себя  на
поругание.



     Пожалуй, в данном случае художественно и идейно оправданы отталкивающие
физиологические  подробности,  которыми,  по  своему  обыкновению,  уснащает
рассказ Сартр, ибо опять-таки  ассоциативно эти характеристики накладываются
на  соответствующую  политическую  акцию,  усиливая  впечатление   гнусности
происходящего.  Роман кончается встречей Даладье на аэродроме: толпы людей с
букетами  и знаменами рвутся сквозь  полицейский  кордон к премьеру, издавая
ликующие  вопли:  "Да  здравствует  Франция,   да   здравствует  Англия,  да
здравствует мир!" Даже этому прожженному  политикану становится не по  себе:
он-то все-таки не  принимает за чистую монету официальную пропаганду и такое
страстное желание быть обманутыми его шокирует. Но никто не хочет воевать за
какую-то там  Чехословакию  (где  ее еще на  карте найти --  вот вопрос!), а
Гитлер хочет только удовлетворения "законных претензий" немецких меньшинств,
и  больше  ничего. Потому "да  здравствует  мир!" и благодетели человечества
Чемберлен и Даладье  вкупе  с Гитлером и Муссолини, милостиво согласившимися
на "компромисс".

     Таковы  плоды  "нечистой рефлексии",  занимающейся  подтасовкой  смысла
фактов в угоду страсти -- страсти жить  беззаботно и по инерции, не возлагая
на  себя  тяжести  ответственных  решений  и предпочитая закрывать  глаза на
опасность, вместо того чтобы мужественно и своевременно встретить ее лицом к
лицу.  Так  коллективный   самообман   приводит  к  тягчайшим   историческим
последствиям, в  конечном счете -- к  предательству  национальных интересов,
ибо расплата  не замедлила прийти: двух лет не прошло с  момента  мюнхенской
капитуляции,  как  Елисейские  поля  застонали под  тяжестью  кованых  сапог
гитлеровской солдатни.



     Конечно,  у  Сартра  не  найдешь точного  социально-классового  анализа
поведения  правящих  кругов  Запада  накануне второй  мировой  войны,  в его
трилогии  не подчеркивается их ненависть  к  СССР как один из  определялющих
мотивов  политической игры ведущих западных держав с Гитлером. Придерживаясь
своего  метода, писатель фиксирует внимание только  на  "следах  в сознании"
действующих субъектов, им по-прежнему  принадлежит абсолютная инициатива (по
мнению Сартра,  разумеется), так что они,  "если бы только захотели", всегда
могли  бы действовать иначе,  чем в действительности.  Но вот в чем  вопрос,
неизбежно  возникающий,  когда  мы   переходим  с  психологического   уровня
объяснения поведения индивидуума  на социологический: каковы  же те причины,
которые  заставляют людей "хотеть" именно того,  чего они хотят?  Мюнхенское
капитулянтское  сознание  несомненно  было  самообманом,  о  котором  смутно
догадывались сами  его  носители, но  какова главная  причина, сделавшая это
лицемерие столь  привлекательным  и для лидеров, и для  рядового буржуазного
обывателя? Причина эта конкретно-историческая, и заключается она в классовом
интересе, заставлявшем "западные демократии" видеть в Гитлере "друга-врага":
друга  --  потому что его надеялись использовать против большевизма, и врага
--  потому что  он  никогда не  скрывал  своих  шовинистически-реваншистских
замыслов.

     Таким образом, внутренняя  противоречивость  сознания, в которой  Сартр
усматривает объяснение и "перманентный риск" "дурной  веры", скрывает в себе
конкретно-историческую  противоречивость   классовой   позиции  субъекта  и,
следовательно, вовсе не является  конечной причиной  тех или  иных действий.
Вот почему сартровское объяснение событий -- абстрактно-психологическое или,
точнее,  метафизически-антропологическое -- недостаточно и односторонне.  Но
нельзя забывать



     и   другой  стороны  дела  (на  которую  совсем  не  обращали  внимания
вульгарные социологи и опошлители марксизма  среди них):  каковы  бы ни были
объективные причины и социальные детерминанты человеческого действия, прежде
чем стать побудительным мотивом, они должны  пройти через сознание субъекта,
или, как говорят психологи,  "интериоризироваться" в нем, и только затем уже
обрести новую жизнь в проекте целеполагающей деятельности.

     В те времена, когда  Сартр по горячим следам событий  работал над своим
циклом (два первых тома  вышли в 1945 году, а третий -- два года спустя), он
был очень далек от марксизма. Об этом свидетельствует умонастроение главного
героя трилогии -- Матье Деларю, в котором  куда с  большим основанием, чем в
Рокантене, можно видеть "второе я" автора. Деларю с его вечными колебаниями,
сомнениями  и   боязнью  практического  действия  воплощает   в   себе  идею
экзистенциальной свободы. Он, собственно, только и  делает, что бережет свою
свободу. Поэтому он и не  может  ни на  что  решиться:  собирается  ехать  в
Испанию сражаться с фашистами и не едет, склоняется к тому, чтобы вступить в
компартию,, и не  делает этого, решает жениться на своей любовнице, а вместо
этого внезапно порывает с ней.

     Деларю  сам  ничего  не   решает,  события  его  влекут,  но  он   зато
представляет собой внутреннюю, постоянно рефлектирующую сторону этих событий
и потому не сливается с  ними,  а существует на расстоянии от них. Тем самым
он  "внутренне"  свободен, но свобода его  пуста, и  всякий раз его действие
рождается совершенно спонтанно и неожиданно для него самого, демонстрируя ту
самую     неуловимую     "текучую"     природу     свободы,    о     которой
абстрактно-теоретически   Сартр   рассуждал   в   онтологическом   трактате.
Кульминацией его жизни становится единственный героический поступок. После



     того как французская армия  превратилась в толпу вооруженных  беженцев,
как  одно  огромное  животное  (это  опять  излюбленный  символ   писателя),
охваченное ужасом,  Матье, вместо того  чтобы дожидаться плена в  безопасном
убежище, взбирается  с несколькими  товарищами на крепостную  стену и оттуда
начинает  пальбу по приближающимся немцам. Скоро  он остается совсем один, и
тут-то  его пронзает ощущение небывалой свободы: "Он приближается к парапету
и  начинает  стрелять  вниз. Это был  один  огромный  реванш; каждый выстрел
отмщал  какое-то одно  прежнее угрызение совести... Этот  выстрел  за книги,
которые  я  не осмелился  написать,  тот --  за  путешествия, которых  я  не
совершил... Он стрелял, заповеди летали в воздухе... возлюби ближнего своего
как самого себя... не убий. ...Он стрелял  в человека, в Добродетель, в Мир:
Свобода  -- это Ужас... Он  стреляет: он был чист,  он  был всемогущ, он был
свободен" [1].

     1 Sartre J.-P. La Mort dans I'Ame. Paris, 1949, p. 280, 281.


     Не  правда  ли,   страшен  облик  такой   свободы?   В  этом   описании
сконцентрированы,  пожалуй, все  негативные,  можно  даже сказать, социально
опасные    черты    экзистенциалистской     концепции    свободы.    Деларю,
созерцатель-интеллектуал, впервые почувствовал себя свободным,  когда  начал
убивать.  Причем то,  что он  стреляет в нацистских  солдат, --  факт  чисто
случайный,  и Матье  вполне отдает себе  в  этом  отчет,  сознавая,  что  он
стреляет в Мир и в Добродетель, а не в солдат, не во врагов. Точнее  говоря,
из этой тирады выходит, что  весь мир  --  враг свободному  человеку и стать
свободным  можно,  только   как  следует  расквитавшись  с  ним.  Всегдашняя
"пустота" свободы, полная неопределенность ее содержания здесь оборачиваются
"ужасом",  который влечет  за  собой  абсолютное одиночество  субъекта,  чьи
действия не имеют внутренних границ или регулятивов.



     Отождествлeние абсолютной свободы  с ужасом принадлежит Гегелю, который
в  "Феноменологии  духа" дал по своему обыкновению  историко-психологическую
иллюстрацию   этого   "момента   Духа".   Сартр   же   дал  беллетризованную
экзистенциально-феноменологическую  зарисовку  этого состояния. Существенное
различие,  однако,  вот  в  чем:  для  Гегеля   --  это  частное,  внутренне
несостоятельное определение свободы, изживаемое дальнейшей "работой" Духа. А
вот у  Сартра это  похоже на окончательное суждение, ибо  экзистенциализм не
признает диалектически ступенчатого, исторически постепенного  развертывания
какого  бы то  ни  было  явления. Его  метод  импрессионистичен:  мгновенная
вспышка, освещающая сразу все, вплоть до последней глубины.

     При  философской оценке этой  сцены с  пальбой  надо,  конечно,  еще  и
соблюдать обычную осторожность, совершенно необходимую в тех  случаях, когда
мы  имеем дело  с анализом  художественного  произведения:  нельзя  бездумно
ставить  знак  равенства  между  позицией  автора,  раскрывающейся  во  всем
произведении, и умонастроением того  или иного персонажа.  В данном  случае,
однако, основания для такого уравнения есть:  во-первых, Матье  --  наиболее
близкий писателю герой, это становится ясным для каждого, кто хотя  бы бегло
ознакомится  с трилогией;  во-вторых, подобного  рода  рассуждения  довольно
часто встречаются и  у других приверженцев экзистенциализма. Так, примерно в
то же время,  когда был опубликован роман, из которого мы только что привели
выдержку, в  редактируемом  Сартром журнале "Тан  модерн"  появилась  статья
Симоны де Бовуар о значении творчества маркиза де Сада. Эта соратница Сартра
склонна была видеть в порнографи-



     ческих творениях  маркиза, наполненных  сценами  извращений и  насилия,
некий глубокий смысл, указывающий  на  неисследованные глубины человеческого
существа.  Такое,  если  можно  так  выразиться,  заигрывание  с   насилием,
эстетическое  его  оправдание  в  настоящее  время  стало  общим  местом   в
литературе   так   называемых   "новых   левых".   Теоретики  "новых  левых"
(собственно,  следовало бы и слово "теоретики"  взять в  кавычки, ибо в этом
течении, за редкими  исключениями, господствует дух крикливого дилетантского
рассуждательства)   усматривают  "горизонты   нового  общества"   в   "новой
Чувственности",  одним  из первооткрывателей  которой,  пo их мнению, и  был
пресловутый  маркиз-уголовник.  Хотя  в   целом   платформа  "новых   левых"
представляет  собой  самую   настоящую  мешанину  с   такими   экзотическими
компонентами, как, скажем,  шаманизм и алхимия, но экзистенциалистская струя
в их общей философской установке чувствуется совершенно определенно: все они
в какой-то степени, хотя и не систематически, прошли школу Сартра,  Камю, де
Бовуар.

     Упоение  "освобождающей силой"  разрыва социальных связей чувствуется в
последних мыслях Матье, проносящихся в его мозгу  перед  гибелью (впрочем, в
отрывках  незаконченной  четвертой  части  цикла Сартр  "воскрешает"  своего
героя,  еще раз  демонстрируя этим  отцовскую к нему любовь).  Но возможна и
несколько  Иная  интерпретация  предсмертного  умонастроения   Матье,   если
опять-таки сопоставить это умонастроение С общими выводами "Бытия и  Ничто".
Можно  рассматривать  ощущение всемогущества, охватившее Матье,  когда  он с
высоты  целился и стрелял в крохотные  фигурки людей, ощущая себя полубогом,
как  проявление  вездесущего  "фундаментального  проекта"  -- "желания  быть
богом"  --  самой  сладостной  для  сердца  человеческого иллюзии.  И  тогда
придется заключить, что в этой сцене выражена не последняя "экзистенциальная
истина", а всего  лишь "дурная вера" интеллектуала, почувствовавшего себя на
мгновение сильной личностью.



     Предвидим недоумение  и даже,  может быть, возмущение читателя: так как
же все-таки интерпретировать эту сцену в конце-то концов? Ведь мы так  и  не
пришли к чему-либо определенному!  Совершенно верно, но эта неопределенность
соответствует  духу   той   философии,  которую  проводит   Сартр  в   своих
художественных  произведениях и  пытается теоретически  отстаивать  в  сфере
абстрактной мысли. Недаром та же де Бовуар  назвала эту доктрину "философией
двусмысленности".

     И  в  самом  деле:  экзистенциализм  --  это  своего  рода  философский
"оборотень",  он  способен  принимать  разнообразные   обличья   (нет   двух
экзистенциалистов, во  всем  согласных  между собой) и  сбрасывать  их,  как
только  данная  "форма одежды"  может  оказаться  по тем или  иным  причинам
неудобной.  Экзистенциалисты  стараются  принципиально  не  связывать   себя
никакими ранее высказанными теоретическими положениями, они с беззастенчивой
легкостью готовы от  них отказаться,  если этого  потребует "их демон",  как
говорил в свое время Сократ, или же все та же "экзистенциальная истина".

     И не случайно Сартр любит  распространяться о "духе предательства", ему
свойственном (это тоже, разумеется, нельзя понимать слишком буквально, иначе
писатель  будет  выглядеть  совсем  черным  злодеем,  что  не  соответствует
действительности),  о  том, что,  говоря  словами  нашего поэта, его  "манит
страсть к  разрывам". Нам  еще  на деле предстоит  убедиться в этом качестве
Сартра  и  как  писателя  и  как идеолога.  Сейчас  же  только  скажем,  что
экзистенциалистский  дух  неопределенности  поистине  царит  в его  "Дорогах
свободы". Главный  герой трилогии только ищет, но  так  и не находит пути, и
создается  даже впечатление, что самому автору тоже неведом выход  и  он для
того и пишет свои романы, чтобы наконец вместе  со своими героями пристать к
какому-то  берегу,  но только  покачивается со  своей литературной ладьей на
"волнах неопределенности".



     Фигуру Матье в сартровском цикле оттеняют две другие, приставленные как
бы  по  бокам  к  нему,  чтобы  яснее  был заметен  своеобразный стиль жизни
главного   героя,   его   "экзистенциальность".   С   одной   стороны,   это
гомосексуалист Даниель, озлобленный на мир  и на человечество за свой порок,
от  которого  он  не  в  силах  освободиться и который он,  наоборот,  хочет
представить как  результат его сознательного выбора и вольного желания. Все,
чего  он  хочет,  -- это  "быть гомосексуалистом, как  дуб бывает дубом", он
хочет целиком слиться со своим пороком, и тогда ему, конечно, было бы легче.
Но  он не в  состоянии этого достигнуть,  и мы можем заранее сказать почему:
человеческое  естество не  способно  затвердеть,  как  дерево,  оно  текуче,
непрерывно  меняется  и глубоко противоречиво и существует "на дистанции" от
самого себя.

     Так вот  и Даниель,  несмотря на все  свои  старания, отделен  незримой
трещиной от своего порока,  и потому мучается, испытывая попеременно  стыд и
злобу -- расплату за свой  конфуз. Ожесточение становится его натурой, и его
он превращает  даже в жизненное  кредо: "Быть свободным -- значит делать то,
что  тебе  не нравится".  Следуя  этому  правилу,  он  женится  на  Марсели,
любовнице  Матье,  нисколько ее не  любя.  И  другим  он  тоже  дает  советы
подобного рода, находя понятное в его положении удовлетворение от созерцания
затруднений, страданий и замешательства  других. Матье он, например, говорит
примерно так: ты отказался от всего ради своей свободы, теперь откажись и от
нее самой, чтобы этим лишний раз продемонстрировать свою свободу.



     Эдакий,  в  общем, змий-искуситель с печатью отверженности  на челе.  В
четвертой    части    человеконенавистничество    приводит   его   в    стан
коллаборационистов.

     Другая оттеняющая фигура романа  -- коммунист Брюне.  В обрисовке этого
характера  (мы  помним,  что, согласно Сартру, "характера  нет",  но  мы уже
договорились,   что   терминологические  новшества  его  не  всегда  следует
принимать  всерьез;  так и в данном случае) в  наибольшей степени  сказались
мелкобуржуазные предрассудки Сартра, его непонимание психологии коммуниста и
всей  атмосферы  действия  в  рядах  коммунистической  партии.  Отношение  к
компартии  очень хорошо раскрыто  Сартром  на примере Матье:  он и тянется к
партии, она его привлекает многими сторонами своей деятельности, и страшится
совершить  решительный шаг, боится  потерять свою "экзистенциальность", свою
свободу, которая у него тратится только на то, чтобы ничего не предпринимать
серьезного.

     Брюне  изображен  с  очевидной  (и  притом довольно значительной) долей
авторской  симпатии.  Он   выгодно   отличается  от   Матье  решительностью,
твердостью  духа,  определенностью  линии поведения.  В  то же  время  Сартр
временами хочет его представить наивным,  не тронутым  рефлексией человеком,
неспособным или  почти неспособным  к  самоанализу,  узколобым  догматиком в
вопросах  партийной политики. Его  преданность партии и непоколебимая вера в
коммунизм,  с одной стороны,  импонируют Сартру (так же,  как и Матье),  а с
другой стороны,  отталкивают: ведь Брюне раз и  навсегда  сделал свой выбор,
для  него  все  в принципе  ясно, а  это  неприемлемо для  экзистенциального
мыслителя, который всегда желает "зарезервировать" для себя запасный выход и
по  большей  части пребывает в  состоянии  мучительного раздумья о  том, как
вечные проблемы бытия преломляются в конечном существовании человека.



     Брюне  -- человек действия, и на мучительные раздумья у него просто нет
времени.  И   в   этом  отношении  заметна  тайная  зависть   автора  и  его
литературного  двойника  к  настоящему  деятелю,  к человеку  практическому,
изменяющему мир, в то время как экзистенциальный мыслитель только рассуждает
о необходимости  его  изменить.  Сартр (мы об  этом уже писали в  предыдущем
разделе) теоретически боготворит действие, он даже придает ему некий высший,
"метафизический" смысл оправдания  и "спасения" человека от  окружающего его
абсурда, но  в страхе останавливается перед  ним на практике. Потому-то  его
Матье и  охватывает какое-то дикое  исступление,  когда впервые в  жизни  он
совершает решительный поступок.

     "Дороги свободы" имеют, как нам представляется, принципиальное значение
для  понимания творчества Сартра в целом, ибо именно здесь впервые отчетливо
выражена  тройственная  типология  человеческого  характера,  с  каковой  мы
встречаемся во многих других его произведениях (например,  в пьесе "Дьявол и
Господь Бог").  Это, во-первых, автономный носитель свободы,  образ которого
постепенно  углубляется  у  Сартра в 50-е годы; во-вторых,  два  симметрично
расположенных друг против друга "неподлинных существования":  одно со знаком
плюс,  другое со  знаком минус,  т. е.  человек из народа, со здоровыми,  но
перемешанными с  предрассудками "дурной веры" стремлениями, и злобный изгой,
человеконенавистник  из принципа, выбравший путь насильника и злодея и всеми
силами старающийся полностью слиться с приуготовленной себе самим ролью. Оба
симметричных  субъекта  находятся   во  власти  "дурной  веры",  что  делает
внутренне    противоречивой    позицию   каждого.   Отсюда   и    диалектика
взаимопревращения добра в зло,  а зла в добро. С этими  метаморфозами мы еще
будем иметь дело в дальнейшем.



     "Дороги свободы" (может быть, из-за  незавершенности) так и не содержат
образа  подлинного деятеля,  контуры которого  намечаются  в  заключительных
ремарках  "Бытия и Ничто".  Но такой образ (или,  во всяком  случае,  первое
приближение  к нему) уже появился  на  страницах  первой  сартровской пьесы,
которая получила  тотчас  же  шумный  успех. (Первый опыт  Сартра в  области
драматургии  относится  к   1940   году,   когда,  находясь  в   лагере  для
военнопленных,  он  написал и поставил силами товарищей  по заключению пьесу
"Бариона".) Мы имеем в виду "Мухи".

     В этой пьесе, поставленной в  Париже в 1943 году,  когда в столице и  в
стране  еще  хозяйничали  гитлеровцы,  впервые  появляется  экзистенциальный
гуманист,  на необходимость которого указывал  онтологический  трактат. Но в
этом случае художественное открытие предваряло теоретический анализ, который
Сартр  попытался   дать  в  послевоенной   лекции  "Экзистенциализм  --  это
гуманизм", изданной в 1946 году.  В этой лекции (от многих положений которой
Сартр  впоследствии   отмахивался)  содержится  формула   "экзистенциального
гуманизма",   как  две  капли  воды  похожая  на  кантовский  категорический
императив: "Я не могу сделать мою  собственную свободу моей целью, если я не
сделаю свободу других моей собственной целью".

     Сходство  с кантовскими формулировками, вообще  говоря, не  должно  нас
удивлять:  ведь позиция  "очищающей  рефлексии", за  которую ратует  Сартр в
"Бытии и Ничто",  выражает точку  зрения "чистой  моральности", абстрактного
морального сознания. Вывести его формулу как раз  и хотел в свое время Кант,
а он  умел решать  поставленные перед собой  задачи (другое  дело, что  сама
постановка этих проблем у него была  в свете наших современных представлений
зачастую  неадекватна,  а  отсюда неадекватно  и решение,  но, повторяем, те
проблемы,  которые  Кант  выдвигал,  он  для  себя  решил).  Немудрено,  что
одинаковая  постановка  вопроса  привела  Сартра  спустя более  чем  полтора
столетия к примерно одинаковому решению.



     Итак, "очищающая рефлексия", исправляя фундаментальный проект, на место
"желания быть богом" ставит человеческую свободу,  на  которую, в отличие от
сверхчеловеческой,   естественно   накладываются   необходимые  ограничения,
поставленные существованием других людей с их собственными экзистенциальными
притязаниями.  Вместе с  этим  в человеческие  отношения  вместо  конфликта,
порожденного  "дурной верой",  входят согласие и  гармония. Экзистенциальный
гуманист,  действуя  во  имя себя,  из  глубины,  так сказать,  собственного
существа, в то же самое время действует  и ради других, потому что  истинная
его   свобода   заключается    именно   в    соединении   бытия-для-себя   и
бытия-для-другого.

     Содержание и проблематика пьесы "Мухи",  зрелищно очень эффектной  (это
можно с уверенностью сказать, даже не видев  пьесу на сцене, по одним только
авторским  ремаркам,  сильно  действующим   на   воображение  читателя),  не
сводится, конечно,  только к проблеме экзистенциального  гуманизма. Мы  лишь
хотим отметить то  новое, что она вносит в  творчество  Сартра.  О ней у нас
писали довольно много [2],  что дает нам право быть в этом  случае предельно
краткими.

     2 См., например, статьи Т. И. Бачелис и С. И. Великовского.


     "Мухи"  представляют собой обработку  античного мифологического сюжета,
уже  послужившего основой  для творений Эсхила и  Софокла. Сартра ничуть  не
заботит  "святость мифа", верность передачи его исторического содержания. Он
сознательно  идет на модернизацию. Этот прием уже не раз оправдывал  себя  в
твор-



     честве старших собратьев Сартра по драматургическому ремеслу (например,
Ж.  Жироду). "Мухи" -- пьеса  тираноборческая  и богоборческая, второе верно
даже в большей степени,  чем первое.  Основу сюжетной канвы составляет месть
Ореста,  сына  Агамемнона, убийце своего  отца  и любовнику  матери.  Канва,
вообще-то говоря, могла бы быть и  совсем иной, ибо стержень пьесы не связан
с ней  органически, а составляет этот  стержень гордый вызов Ореста Юпитеру,
гораздо  больше  похожему  на   христианского  творца,  чем  на  первого  из
олимпийцев. Тема ее --  мужество быть свободным, отвага, потребная для того,
чтобы совершить действительно свободный поступок без всякой внешней санкции,
исключительно на  свой страх и риск, как это решается наконец сделать герой,
невзирая  на  множество  серьезных  предупреждений и  угроз  несколько  даже
перетрусившего  Юпитера. Тема  -- "с небом  гордая вражда", -- как мы видим,
далеко   не  новая.   Новой   является   концепция   свободы,   специфически
экзистенциалистская,   к  тому  времени  уже  полностью  сложившаяся  в  уме
писателя, ибо ко времени постановки пьесы он уже закончил "Бытие и Ничто".

     Орест  появляется в родном городе, где  правит  теперь  узурпатор,  как
знатный путешественник  из Афин в сопровождении  наставника, обучившего  его
скептической мудрости. И первая заповедь  этой мудрости -- не ввязываться не
в свое дело. Первоначально Орест так и поступает: ведь он -- изгнанник,  его
ничто не  связывает с этим городом, кроме  рассказанной ему  родословной, но
это  только  слова,  которые  не  может  подкрепить  даже память.  "И вдруг,
внезапно, свобода ударила в меня, она меня пронзила, -- природа отпрянула...
Вне природы, против природы, без  оправданий, без какой бы то ни было опоры,
кроме  самого  себя.  Но я не вернусь  в  лоно твоего  закона (божественного
закона. -- М. К.),



     я обречен не  иметь другого закона, кроме моего собственного. (Это тоже
очень напоминает учение Канта об автономии нравственного субъекта. -- М. К.)
Я  не вернусь в твой естественный мир: тысячи  путей проложены  там,  и  все
ведут  к тебе, а я могу идти только собственным путем. Потому что я человек,
Юпитер, а каждый человек должен сам отыскать свой путь" [3].

     3 Сартр Жан-Пoль, Пьесы. М., 1967, с. 77.


     Как  и  Матье в  "Дорогах  свободы",  Орест начинает  свой  собственный
путь...  с  убийства. Он решает  убить  свою  мать  и  ее  любовника,  чтобы
отомстить  за  смерть  отца.  Но  что его  делает  свободным?  Ведь Эгисф  и
Клитемнестра тоже  пролили кровь, но от этого не стали свободными, наоборот,
они  согнулись под тяжестью своего  преступления,  и мухи (символ  угрызений
совести, терзающих  смердящую грехом душу) облепили Аргос, превратившийся  в
печальный город,  город плача и публичного покаяния.  Нет,  свободным делает
отсутствие раскаяния  и,  следовательно, отсутствие апелляции  к "верховному
суду", кто бы этот суд  ни вершил -- бог, "природа"  (излюбленная абстракция
просветителей XVIII века) или человек. Признание себя неподсудным -- вот что
делает   свободным.  Тогда  поступок,  совершенный   человеком,  принадлежит
действительно ему  и уже  не  может рассматриваться как результат ослепления
страстью,   ошибка   в  расчете   или   неведение.   Все   это   "извиняющие
обстоятельства", а для свободного человека таковых не существует.

     Тяжело бремя  такой свободы,  настолько тяжело, что  способно раздавить
слабые души.  Так и случилось с сестрой Ореста Электрой. Сколько раз в своем
воспаленном   воображении  лелеяла  она  картину   страшной  мести,  которая
обрушится на убийц, а когда эта месть свершилась, она ужаснулась содеянному,
и тогда оказа-



     лось, что до сих пор она лишь играла в кровавое  возмездие,  но на деле
не хотела его. Неподдельная ненависть в ее словах, обращенных к брату: "Вор.
Я владела столь  малым: крупицей покоя,  несколькими снами. Ты отнял всe, ты
обокрал нищую. Ты был моим братом, главой семьи, твой долг был охранять меня
--  ты окунул  меня  в кровь, я -- красна,  как освежеванный бык; ненасытные
мухи  облепили  меня,  мое  сердце --  чудовищный рой!" Так  жестоко  бывает
наказано комедиантство, игра с самим собой, "дурная вера", пустившая корни в
самое сердце и  извратившая  побуждения человека. Свободный человек,  владея
"очищающей рефлексией", действительно знает, чего  он хочет, а "дурная вера"
рано или поздно заставляет расплачиваться за себя.

     До сих пор персонажи пьесы разыгрывали темы "Бытия и Ничто", с которыми
мы уже достаточно знакомы, но в конце пьесы возникает новый мотив, который и
делает,  по  нашему мнению,  эту  пьесу  определенной вехой интеллектуальной
биографии Сартра. Оказывается, Орест заботится не только о себе или  о своей
сестре,  сводя счеты  с  Эгисфом и Клитемнестрой,  и  в заключительном своем
монологе он прямо говорит об этом: "И однако, люди, я люблю вас, я убил ради
вас. Ради вас... Ваша вина, ваши угрызения, ваши ночные страхи, преступления
Эгисфа -- я все взял на себя, все принадлежит  мне... Смотрите,  ваши верные
мухи покинули  вас ради меня...  Прощайте, мои  люди, попытайтесь жить:  все
здесь  нужно  начинать  сначала,  заново.  И  для  меня  тоже  жизнь  только
начинается..." [4]

     4 Там же, с. 82.


     Это монолог не индивидуалиста,  ведущего спор с  богом, им  двоим  лишь
понятную и для них одних важную тяжбу. Это речь  освободителя  и искупителя,
взявшего на себя все грехи людей, чтобы им жилось легче.



     Это позиция странствующего  рыцаря добра и  справедливости, без  всякой
для себя корысти ведущего войну со злом ради блага людей. Орест напоминает и
Дон-Кихота, одного из  прекраснейших представителей  этой  породы  героев, и
немножко рыцаря Ланцелота из пьесы нашего замечательного драматурга  Евгения
Шварца "Дракон". Правда, образ Шварца возвышеннее и героичнее: ценою жизни в
открытой  схватке  с огнедышащим чудовищем выполняет свою миссию Ланцелот, а
Орест убивает  безоружного мужчину  и женщину, молящую о  пощаде (эта деталь
производит, конечно, отталкивающее впечатление, если не вселяет отвращение к
Оресту,  как это и случилось с  Электрой, но принижающие подробности, мы уже
не раз отмечали, вообще входят в состав эстетического кодекса Сартра).

     Но   героизм  Ореста  особого   рода,   это  героизм   ответственности,
добровольно и открыто взятой на  себя, -- качество, которое не принадлежит к
числу особенно  распространенных  среди  рода человеческого.  Из  истории мы
знаем немало примеров, когда несокрушимое солдатское мужество пасовало перед
перспективой гражданской ответственности, а герой на  поле брани превращался
в  пресмыкающееся  у  трона  владыки. К  тому  же  убийство  матери  следует
толковать,  конечно,  аллегорически:  в  раскрашенной  и  перезрелой шлюхе с
"мертвыми  глазами"  нетрудно  разглядеть черты  правителей  Виши, они  ведь
"тоже" были французы, а престарелый Петен  к тому же еще претендовал на роль
"отца народа". Чтобы сбросить ярмо, надо было без страха и сожаления поднять
на них руку, не смущаясь демагогическими рассуждениями  о "братоубийственной
войне".  К гражданскому  мужеству и гражданской ответственности  и  призывал
французов пример Ореста.



     Экзистенциальный  гуманизм,  как он  запечатлелся в "Мухах", еще крайне
далек от  научного  решения  проблемы.  Сартр еще не преодолел  абстрактного
понимания  свободы,  и  одиночество  героя  в  толпе  рептильных  обывателей
выглядит у  него  неизбежной  расплатой  за историческую инициативу. Дуализм
героя и "тупой бессмысленной  толпы" едва ли не  становится конечным выводом
пьесы. Слишком далек еще  был автор ее от понимания реальностей политической
борьбы и условий коллективного действия, в котором, как неоднократно отмечал
В.  И.  Ленин,  осуществляется  живая  диалектическая  связь между  массами,
классами,  партиями  и  вождями. В то время социологическое  зрение  было  у
Сартра еще в зачаточном  состоянии, он только  еще спускался из эфира чистой
мысли на землю, в гущу жизни, и потому в значительной  мере продолжал судить
о  жизни не  по собственной  ее мерке, а  по  своим  абстрактным философским
моделям.

     Но жизнь и  практика  политической борьбы -- хороший  учитель для того,
кто не утратил способности учиться несмотря на  то, что уже успел выработать
систему  воззрений  по  "основным  проблемам  человеческого  существования".
Метафизические шоры часто лишают абстрактного мыслителя способности понимать
очевидное,  если оно не  укладывается в готовые теоретические  схемы.  Сартр
оказался  в  состоянии   расширить   рамки   своих   воззрений,  вступив   в
непосредственный  контакт с социально-исторической практикой антифашистского
движения  Сопротивления   и  послевоенной   борьбы   за   демократическую  и
процветающую Францию. Сразу же  после  войны у  Сартра, окончательно созрело
убеждение в  том,  что  главную  задачу  литературы составляет  сознательное
служение делу  освобождения человечества. Систематическое  обоснование этого
взгляда  он  дал в обширном  эссе "Что такое литература?",  опубликованном в
1947 году,














     С  самого начала очерка Сартр пытается  провести строгую демаркационную
линию между поэзией и прозой. Под литературой в  собственном смысле слова он
понимает только  прозу, и потому отмеченное различие играет основополагающую
роль во всей его теории.  С  него начнем и мы.  Вот собственная формулировка
философа:  "Поэт помещает  себя  за пределами  инструментального  языка;  он
избрал раз и навсегда поэтическую установку, которая рассматривает слова как
вещи, а  не как  знаки.  Человек  (практической  жизни.  --  М. К.), который
говорит, находится по ту  сторону слов, около объекта (к которому  относятся
слова.  -- М.  К.); поэт остается  по  сю  сторону слов. Для  первого  слова
одомашнены,  для второго они остаются  дикими. Для первого  они представляют
собой   удобные  конвенции,  орудия,  которые   постепенно   изнашиваются  и
выбрасываются, когда перестают служить; для второго они  -- явления природы,
естественно  произрастающие на земле, подобно траве или деревьям".  "...Поэт
-- тот, кто отказывается пользоваться языком" [5].

     5 Sartre J.-P. Qu'est-ce que la  litterature? -- Situations, II. Paris,
1948, p. 64, 63.


     Таким образом, поэтическая речь противопоставлена обыденной, а вместе с
этим и общение (коммуникативная  функция языка) противопоставлено выражению.
Поэт  занят самовыражением, а обычный  человек стремится  к  взаимопониманию
посредством  знаковых  выражений,  имеющих  одинаковый  смысл для участников
разговора.  Сартр, конечно,  учитывает,  что проводимое им  различие имеет в
значительной мере идеальный характер, ибо в действительной жизни поэтическая
речь содержит в себе элементы коммуникативной и наоборот -- обыденный язык в
своем звучании сохраняет поэтические  обертоны. Но даже  при такой оговорке,
которая  делает  позицию Сартра более  сильной,  предложенная им  демаркация
вызывает серьезные возражения.



     Во-первых, вряд ли можно согласиться с тем,  что обыденный язык целиком
сводится к  знаковой деятельности обозначения объектов, это весьма  сложное,
полифункциональное образование.  Если  бы  Сартр  принял  во  внимание  опыт
неопозитивизма,  представители которого как раз  и пытались  сконструировать
идеальный знаковый  язык на основе коренного  преобразования обыденной речи,
он понял бы, что его оценка обыденного языка слишком груба и приблизительна,
чтобы быть  правильной.  К  тому  же  он  вообще  не  склонен,  по-видимому,
различать  коммуникативную  и  значимо-обозначающую функции  языка На  языке
семиотики    это    означает,    что   он   не   различает    прагматический
(коммуникативный),  семантический  (выражающий  значение)   и  сигматический
(обозначающий объект) аспекты языка [6]. Он не учитывает того, что каждая из
этих функций  самостоятельна и что, скажем, выражать значение -- вовсе не то
же самое, что  обозначать объект,  ибо значение не  обязательно  должно быть
объектом.  Таким  образом,  в  оценке  и  характеристике   обыденного  языка
аргументация нашего философа весьма неубедительна.

     6 См.: Клаус Георг. Сила слова. М., 1967, с. 14--16.


     Во-вторых, и при  описании  поэтической  речи Сартр  защищает  довольно
узкую и одностороннюю  позицию. Он, как всегда, стремится быть современным и
даже  наисовременнейшим.  Поэтому он  ориентируется в  основном на некоторые
новейшие направления поэтического творчества, в частности на  экспрессионизм
и  сюрреализм.  Именно для  этих  направлений типично рассмотрение слова как
живого организма и поэтического  мира как подлинной  реальности,  скрываемой
конвенциями обыденной речи (об этом мы уже говорили немного в первой главе).



     На   опыте  сюрреализма   основан  и  пессимистический   вывод   Сартра
относительно того,  что  поэт неминуемо  "обрекает  себя  на  неудачу"  [7].
Действительно, сюрреалисты, силясь вобрать в свои произведения жизнь во всей
ее полноте, поставленной перед собой цели  не достигли, а  поэтическую форму
начисто  разрушили.  Но  сама  поэзия   неповинна   в  преувеличениях  кучки
литераторов,  которым просто не  хватало  поэтического дарования, вот  они и
старались  компенсировать  сей  недостаток   "смелым"  теоретизированием   и
постановкой потрясающе масштабных задач. Границы сюрреализма не есть границы
поэзии, которая  всегда шла  и продолжает  идти путем, не  предусмотренным в
"творческой лаборатории" А. Бретона и его последователей.

     7 Sartre J.-P. Situations, II, p. 87.


     Вообще  в   этом  очерке  Сартра,   где  он  принужден   был  как-никак
аргументировать,  а не  давать  вместо доводов феноменологические описания и
интерпретировать их, едва ли не в наибольшей степени сказались  общие пороки
его стиля мышления:  фрагментарность, теоретизирование ad  hoc (на  случай),
неправомерное обобщение частных  примеров, скачки в рассуждениях, вызванные,
так сказать, сопротивлением материала, который никак не удается подвести под
заранее  выработанное  понятие.  И наконец, то, что  мы  бы  назвали методом
энергичного  повторения  патетических  деклараций   вместо  их  обоснования.
Декларация,  даже  многократно повторенная,  не  заменит  аргументации.  Это
художник, как известно со времен Белинского, показывает,  а теоретик  обязан
доказывать,  обращаясь  не  к  чувству,  а к  ясному  критическому разумению
читателя.



     Поэтому часто при  чтении  Сартра  возникает  довольно сложное  и  даже
парадоксальное  чувство:  иногда соглашаешься  с его  мнениями по  отдельным
вопросам и с конечными  выводами, но не  можешь  принять его  рассуждений  и
доводов,  которые  порой   даже  вызывают  досаду   своей  легковесностью  и
непродуманностью.  Иногда же бывает иначе: привлекает какое-то одно  звено в
цепи рассуждений, совершенно экстравагантных и неприемлемых. Сильнее всего и
интереснее  Сартр  в  описаниях  конкретных ситуаций  человеческой  жизни  и
истолковании их  смысла,  особенно если это  истолкование не превращается  в
глобальные  постулаты,  что,  к  сожалению,  бывает  довольно  часто  в  его
практике.

     Так вот и в очерке "Что такое литература?" у Сартра попадается довольно
много верных и прогрессивных по своему общественному звучанию мыслей, хотя и
кое-как обоснованных или вообще ничем не подтвержденных. Что, однако, делает
этот очерк этапом интеллектуальной биографии Сартра, так это первый проблеск
социологического  анализа  явлений  литературы,  с  чем  ранее  нам  еще  не
приходилось  встречаться  в  его творчестве.  Но посмотрим, каким путем  наш
автор приходит к социологическому взгляду на явления духовной культуры.

     Обоснование автономии  прозы по отношению к  поэзии служит в  контексте
очерка     вполне     определенной    цели:    признанию     ответственности
литератора-прозаика (в  отличие от поэта) перед  самим собою и  перед  своим
читателем. Поэт  не  думает  о  читателе,  он творит из  себя  и  для  себя.
Литератор же  с самого начала творческого процесса  имеет в виду воздействие
на читателя, ибо  он абсолютно нуждается в нем для того, чтобы его  творение
стало  произведением  искусства.  "Акт  творчества  есть  только неполный  и
абстрактный момент труда; если бы автор существовал один  на белом свете, то
сколько



     бы  он  ни  писал, его  работа никогда не возникла бы как  объект и  он
вынужден был бы прекратить писать или отчаяться. Но акт писания предполагает
акт чтения как его диалектический коррелят, и эти два связанных акта требуют
двух различных  субъектов... Искусство  существует  только для и посредством
других людей" [8]. Мысль глубоко верная, диалектическая по своей природе, но
очень  не  новая. И  главное,  она  внутренне  не  связана с общефилософской
позицией экзистенциализма,  а  Сартр,  заимствовав ее из других  источников,
пытается поставить ее на службу своим целям. С течением времени он все  чаще
и чаще стал прибегать к такому  приему, что безусловно усиливало и  без того
заметный эклектизм его мировоззрения.

     В  чем  же  сущность взаимодействия  между  автором  и  читателем,  как
устанавливается между ними связь,  питающая живительными соками обоих? Здесь
свобода обращается  к свободе.  Для читателя это означает,  что чтение книги
как произведения искусства  есть  потребление эстетической  ценности,  а эта
ценность, по  Сартру (вот как раз  пример бездоказательного утверждения), не
что  иное,  как  "абсолютная  цель...  императив,  который трансцендентен  и
который   свобода  принимает  и  делает  своим  собственным...  Произведение
искусства есть ценность,  потому что  оно призыв" [9].  Для писателя  же его
творчество  представляет   собой  манифестацию  свободы  в  двояком  смысле:
во-первых,  всякий акт словесного общения "открывает  мир":  "В акте  речи я
обнаруживаю некую ситуацию благодаря моему проекту изменить ее;  я делаю эту
ситуацию  очевидной  для  себя и  для  других,  чтобы  ее изменить...  Таким
образом,  прозаик  --  это  человек,  который  избрал   определенный  способ
вторичного

     8 Ibid., p. 93.
     9 Ibid., p. 73.




     действия,  действия через обнаружение"  [10]. Во-вторых, акт творчества
--  не  только   обнаружение  "просвета"  свободы  в  окружающем  мире,  это
одновременно и акт самоосвобождения от страстей и от "дурной веры", мучающих
самого автора:  "В страсти  свобода  отчуждает  себя... Отсюда  это свойство
чистого  выражения, которое  представляется  существенным  для  произведения
искусства;  читатель  должен ощущать  эстетическую дистанцию...  Но  это  не
означает,  что автор  обращается невесть  к какой абстрактной и  отвлеченной
свободе.  Эстетический  проект воссоздается вместе  с  чувствами...  Но  эти
чувства особого рода: они основаны  на свободе, они  сообщены (произведением
искусства. -- М. К.)" [11].

     10 Ibid., p. 98.
     11 Ibid., p. 99.


     Здесь   воспроизводится  одно   из   самых  фундаментальных   положений
традиционной эстетики, установленных  чуть ли не со  времен  Аристотеля. Это
положение  о специфической, неутилитарной природе эстетического наслаждения,
часто  в  истории  эстетики приводившее  к  различного рода  идеалистическим
крайностям,  но  в  своей  основе  справедливое.   Однако   Сартр  не  видит
противоречия, которое  вносит  в его теорию  этот  тезис, ибо сам он как раз
отстаивает  концепцию  утилитарной  природы  прозы  (одно  из  противоречий,
которые нередки в его теоретических работах).

     Из этих рассуждений Сартр делает вывод о том, что связь между писателем
и читателем есть  не что иное, как "пакт благородства". Вот его  знаменитое,
часто цитируемое в разных работах высказывание  на этот счет: "Я не отрицаю,
что  автор может быть  захвачен  страстью или что  его писательский  замысел
может возникнуть под влиянием страсти. Но его решение  писать подразумевает,
что он находится на определенной дис-



     танции от своей страсти, что  он преобразовал свои эмоции  в  свободные
эмоции, т. е. что он принял позицию благородства. Таким образом, чтение есть
пакт благородства между писателем и читателем... Возвещая себя, моя  свобода
возвещает свободу другого" [12].

     12 Ibid., p 104--105.


     В этом пункте постепенно обнаруживается этический рационализм писателя,
который  мы уже отмечали при анализе его концепции человека. Опять-таки, как
ни парадоксально,  но некоторые утверждения Сартра перекликаются с эстетикой
классицизма: свобода как победа над страстями  и благородство  как излучение
человеческой  свободы  и первостепенный  атрибут искусства --  все это очень
похоже  на  эстетический  кодекс  XVII  века.  Как  трудно  это  сочетать  с
писательской  практикой Сартра  -- тонкого аналитика  половых  извращений  и
проникновенного  живописца   разнообразнейших   физиологических  отправлений
человеческого  организма!  А натуралистические  описания  половой  любви?  К
свободе ли читателя они апеллируют, или к чему-то иному?

     Не сомневаемся, что на эти риторические вопросы Сартр  ответил бы: "Вот
именно! И в грязи мерцает свет свободы, и гнусность физического бытия только
лучше оттеняет человеческое  в человеке". Но  тогда, надо сказать,  очень уж
извилистым путем ведет он своего читателя к истине. Есть опасение,  и, между
прочим, оправдавшееся на практике, что часть читателей не пройдет всего пути
целиком, а застрянет на  каком-нибудь его отрезке, где изображено, например,
упоение садизмом,  так свойственное человеческой натуре, если верить Сартру,
пока не  просветлит  ее "очищающая  рефлексия".  Мы уже  говорили о том, что
вслед  за  С. де Бовуар некоторые  "теоретические представители" современной
левой молодежи поднимают на щит маркиза де



     Сада. Не несет ли за это какой-то ответственности и сам мэтр?

     Если  же  исходить  из  благородства  как  определяющего  эстетического
критерия,  то рамки  художественной литературы будут неправомерно  сужены  в
ущерб  реализму  изображения.  Тогда  в  романах,  повестях  и рассказах  не
найдется  места не  только для гомосексуалистов, без  которых  Сартру как-то
трудно  обойтись  в  своем  творчестве,   но  и  вообще  для   полнокровного
отображения  жизни.  Из  литературы  уйдет  богатство  красок,  разнообразие
жизненных ситуаций и характеров -- одним словом, все то, что делало Шекспира
"варваром" в глазах строгих ревнителей классицизма.

     Кроме   того,   в   этих  формулировках   Сартра  явственно  проступает
морализирующая  тенденция, которая,  как  давно уже известно,  действует как
свирепый мороз  на  нежные цветы изящной словесности. Сартр прямо говорит  о
долженствовании и  призыве  (а не  об отображении  реальности сквозь  призму
человеческих ценностей)  как основном  содержании художественной литературы:
"Хотя литература  -- это одно, а мораль -- другое (вот именно!  -- М. K.), в
сердце  эстетического императива мы  различаем  моральный императив  (вторая
часть фразы отрицает первую. --М. К.)... Произведение искусства,  с какой бы
стороны  мы к  нему ни  подошли, есть акт  веры в  свободу людей...  Поэтому
произведение искусства можно определить как воображаемую картину  мира в той
мере, в какой этот мир требует человеческой свободы" [13].

     13 Ibid., p. 111.




     Разумеется, в живом теле искусства этическое и эстетическое  неразрывно
слиты,  что  особенно  подчеркивается существованием  такой  категории,  как
эстетический идеал, но важно учитывать  по крайней  мере два обстоятельства.
Первое: в орбиту искусства  входит весь мир нравственных отношений  со всеми
полярными явлениями, ему присущими, а не одна только свобода. Второе: даже в
том  случае,  когда  нравственный  опыт человека и  человечества  становится
преимущественным   предметом  изображения  (как,   например,  в   творчестве
Достоевского), нет оснований призывать к безусловному преобладанию этических
требований  над  эстетическими  критериями, ибо это  привело бы к разрушению
художественной цельности произведения и к превращению эстетической  ценности
в   отвлеченную  идею,   а  живых  людей  --  в  "экземпляры",  охватываемые
родо-видовыми отношениями понятий.

     Последний недостаток характерен для творческой практики самого Сартра и
особенно заметен  в его трилогии.  Главные  его персонажи  --  это в гораздо
большей степени различные типы "экзистенциального  проекта", чем живые люди.
Второстепенные же персонажи вообще  выглядят нарисованными  на плоскости вне
всякой  оптической перспективы,  имея  чисто служебное  значение  и  оттеняя
различные  стороны  главных   героев.  Ни  одно  произведение  искусства  не
обходится без несущей конструкции, но каждый  ее элемент находится не только
в функциональном отношении к целому, но отражает  в себе это целое полностью
и  сообразно  собственной  своей  природе.  В  этом  специфика  органической
целостности,  составляющей "чудо"  подлинного  искусства  и  обуславливающей
невозможность серийного  производства шедевров по  формам, точно снятым хотя
бы  даже с самых гениальных образцов.  "Отливка", как бы  тщательно ни  была
сделана,  все же всегда  оказывается  неимоверно грубой, чтобы  передать это
удивительное "свечение" целого в каждой составляющей его части.



     Сартровский "конструктивизм"  (мы здесь,  разумеется, не  имеем в  виду
художественное направление в  архитектуре) получает  в его теории литературы
видимость  теоретического оправдания.  Этой же цели  служит и его  концепция
фрагментарного  бессубъектного  сознания,  о которой  мы уже  говорили.  Это
показывает, что доктрина, изложенная в  эссе "Что такое литература?",  имеет
опять-таки  двойную  "дедуктивно-индуктивную"  (берем   это   определение  в
кавычки, потому что  составляющие  его  слова  употребляются не  в точном --
формально-логическом -- смысле)  основу. С одной стороны,  она  опирается на
определенные  общефилософские   соображения  (экзистенциалистскую  концепцию
человека),  а  с   другой  стороны,  вырастает  из  художественной  практики
писателя, из его художественного стиля.

     Ясно,  что у писателя с философской закваской, как тот, о котором у нас
идет речь, стиль в значительной мере  определяется  философией. Но поставить
на этом точку, как это часто делают в философской литературе о  "сартризме",
было бы, по нашему мнению, неправильно, ибо сама-то философия в определенной
степени оказывается  зависимой  от интуитивных предпосылок, лежащих в основе
художнического "видения" мира. Иначе говоря, персонажи Сартра часто выглядят
как  иллюстрация  к его  идеям,  но сама-то  идея  очень  часто возникает из
иллюстраций.

     Эту  же мысль можно выразить и иначе: эстетические дефекты произведений
Сартра  объяснимы  ущербностью  его  философии, но  эта  последняя,  в  свою
очередь,  кое-чем обязана специфической природе  его художественного взгляда
на мир. Но тогда выходит, что и художественный взгляд  может быть ущербным и
односторонним, а не только идеологическое оформление его? А почему бы и нет,
--  ответим  мы  на  этот вполне естественно возникающий  вопрос. Все дело в
данном случае объясняется специфической  природой художественного  дарования
писателя. Одному лучше удаются, например, лирические



     пейзажные  зарисовки,  а  другому  --  колоритные  диалоги.  И   только
выдающийся писатель  умеет многое, гений --  все или  почти все,  возможное,
разумеется,  при данных условиях  социального  и  культурного  развития.  От
размеров  дарования  зависит,  широк  или  узок  мир,  открывающийся  в  его
творчестве,  а также специфическая перспектива освещения событий  и  окраска
деталей.

     Сартру  "дано" изображать  человека, мятущегося  в хаосе сменяющих друг
друга  впечатлений,  так что  и  характера  его не заметишь,  а единственная
направляющая ось в  этом хаосе -- жажда решения и выбора,  и  притом такого,
который изменил бы обычное течение жизни.  Это и  есть "литература свободы",
за   которую  он  ратует  в  своем  теоретическом  эссе,   приспосабливая  к
особенностям своего дарования и общую  теорию литературы, чего уж, во всяком
случае,  делать  не  следовало.  На  свете  было и  есть  великое  множество
писателей  "хороших   и  разных",   и  теория  литературы,  достойная  этого
наименования, должна вычленять  общую структуру писательского  ремесла, а не
подводить теоретическую  "базу" под  способ  работы  одного  или  нескольких
представителей   литературного   цеха.   Нельзя  заставить  всех   писателей
живописать одно и то же, пусть это даже будет "экзистенциальная свобода", от
этого "императива" проиграет и сам писатель, да и  литература в целом ничего
не  приобретет,  ибо  горячо  и  с  душой этим  делом  могут заниматься лишь
писатели-экзистенциалисты,  а  для всех остальных  это  требование  окажется
пустым,  формальным и сковывающим творческую инициативу, как  и всякое извне
навязываемое требование.

     Чувствуя недостаточную привлекательность экзистенциалистской абстракции
свободы,  Сартр  делает  попытку   наполнить   эту  абстракцию  определенным
социально-политическим  содержанием.  Это  обстоятельство  и  делает  очерк,
посвященный теории литературы, важной



     вехой           интеллектуальной           биографии          писателя.
Экзистенциально-феноменологическое   понятие   ситуации  здесь  обнаруживает
определенный  конкретно-исторический  оттенок,  который  обычно  у писателей
этого направления бывает "прикрыт" метафизическими определениями, годящимися
для всех эпох и народов. "Писательство и чтение -- две стороны исторического
факта,  и  свобода,  к  которой  призывает  нас  писатель,  не  есть  чистое
абстрактное   сознание  свободы...  Каждая   книга   предлагает   конкретное
освобождение  от совершенно определенного отчуждения" [14].  Благодаря  этой
своей   функции  писатель   "ангажирован",  т.  е.   становится  выразителем
определенного осознанного отношения к миру. И  это отношение  есть  по своей
сущности  отрицание, "вызов",  борьба.  "Писатель  заражает общество больной
совестью, и  потому  он в вечном конфликте с  консервативными  силами" [15].
Отсюда, стало быть,  писатель, по  Сартру,  --  всегда  передовой литератор,
стоящий выше своего времени  и призывающий  к новому будущему. Существование
реакционных  писателей, таким образом,  подвергается сомнению.  Единственная
оговорка,  которую  делает  Сартр  для  такого  случая,   касается  "больной
совести", которая и реакционера может сделать писателем.

     14 Ibid., p. 119.
     15 Ibid., p. 129.


     При всей прогрессивной общественной направленности этих суждений Сартра
надо  сказать, что они несут  на  себе печать больших упрощений. Связь между
социальной позицией  писателя  и его  творчеством далеко  не такая прямая  и
непосредственная, как это хочет представить наш  автор. Большой литературный
дар и глубина художественного постижения  действительности  отнюдь не всегда
связаны с  осознанной установкой  на борьбу с окружающей  действительностью.
Лучший тому



     пример --  один  из  самых  любимых Сартром  писателей  --  Г.  Флобер,
которого  никогда   нельзя  было  бы   назвать  сознательным  борцом  против
буржуазии. С другой стороны, выражение социального протеста само по себе еще
не  делает то или иное произведение событием  художественной литературы, как
полагали  приверженцы   вульгарного  социологизма  20-х  годов,  подменявшие
диалектическую  методологию  марксистской   эстетики  довольно  примитивными
схемами "экономического детерминизма".

     Кое-какие формулировки Сартра дают основание  предположить, что на  его
восприятие марксизма с самого начала  повлиял троцкизм.  Вот одна  из  таких
формулировок:  "В  бесклассовом  обществе,   внутренняя  структура  которого
представляла бы собой перманентную революцию, писатель мог бы стать  рупором
для  всех,  и  его   теоретическая   борьба  могла   бы  предшествовать  или
сопровождать  фактические изменения...  Внутренне  освобожденная, литература
выражала бы отрицательность  как необходимый  момент созидания. Но  этот тип
общества на сегодняшний  день,  насколько  я  знаю, еще не существует, а его
достижимость  сомнительна" [16]. Уже  в  этом высказывании, обнародованном в
1947  году,  с  полным  правом  можно   усмотреть  ростки  воззрений,   ныне
сделавшихся чрезвычайно популярными в рамках движения левого экстремизма.

     16 Ibid., р. 130.


     Троцкистский   тезис   "перманентной   революции"   и   нигилистическое
определение  задач литературы в обществе будущего выражены  здесь достаточно
отчетливо. Социально-критическая функция действительно присуща  литературе с
самого  ее  возникновения, но  невозможно  согласиться,  что она исчерпывает
собою все содержание литературы, не говоря уже о том, что по мере про-



     движения  к бесклассовому  обществу  вряд  ли следует ожидать  усиления
социальной критики. Не  логичнее ли предположить обратное, ибо,  как отмечал
В. И. Ленин, в коммунистическом обществе исчезнут социальные антагонизмы, но
сохранятся противоречия, как и во всяком движущемся и развивающемся явлении.
Социально-критическая задача литературы,  естественно, выступает на передний
план в условиях глубокого  кризиса, охватывающего общество, стоящее накануне
социальной  революции.  Но  правомерно  ли  проецировать   эту  ситуацию  на
бесклассовое общество? Снова и  снова, в который  уже  раз, Сартр  поддается
непреодолимой своей слабости превращать конкретную ситуацию  в общую теорию.
Как   раз  для   коммунистического  общества  в  большей  степени,  чем  для
какого-либо   иного,  нужны   созидательный  пафос   и   прямое  утверждение
гуманистических   ценностей,   а   не   только   "борьба   с   отчуждением",
социально-экономические корни которого уничтожает уже социализм.

     Но чтобы быть  справедливым к  нашему автору,  следует отметить, что  в
рассматриваемом  очерке  он  все-таки куда  больше,  чем  прежде,  учитывает
требование   историзма,   которым   "из  принципа"  пренебрегают  сторонники
экзистенциально-феноменологического  метода.  Конечно,  от  систематического
рассмотрения  историко-литературного процесса Сартр и здесь  очень далек, он
ограничивается несколькими типичными примерами, но анализ этих примеров дает
некоторую картину различных эпох литературного творчества.

     Первый  пример  (мы  приводим  не  все,  имеющиеся  в  очерке) касается
литературы   классицизма.   И  сразу  же  практика  классицизма  приходит  в
противоречие  с сартровской  теорией литературы, которая просто не вмещает в
себя  этот  случай. Творцы  классицизма  отнюдь не были  "больной  совестью"
своего времени, им и в голову не



     приходило  "бросать  вызов"  современному  им  обществу.  Не   особенно
заботились  они  и  о  моральном императиве,  их  интересовала прежде  всего
"психология", т.  е.  все  то, что  относится к области презираемых  Сартром
"характеров".  Это  отмечает сам Сартр,  а кроме того, надо еще сказать, что
классицизм изображал  не  только человеческую свободу, как  это должно  было
быть  согласно разбираемой нами теории.  Как раз отличительной  особенностью
трагедии  Расина   по  сравнению  с  трагедией   Корнеля  было   изображение
всемогущества  страсти, что  должно  быть противопоказано  литературе,  если
следовать рецептам нашего автора.

     Излюбленный  пример  Сартра  относится  к  XVIII  веку  во  Франции,  к
поколению "философов" в  узком смысле этого слова (позднее их стали называть
"идеологами"; показательно,  что Наполеон, задушивший французскую революцию,
употреблял   это    слово   как   бранную   кличку).   Философы-просветители
идеологически  разрушали и  разоружали феодальный  порядок, действуя во  имя
новых нарождавшихся  отношений,  подлинная суть которых для  них  оставалась
непонятной.  Все  это   хорошо  известно   тем,  кто   изучал   произведения
основоположников марксизма, но Сартр с энтузиазмом неофита провозглашает эти
положения как впервые обретенную истину. Во всяком случае, этo означает, что
он  уже  достаточно  понимает   необходимость  социально-классового  анализа
идеологических явлений, в какие бы ошибки и упрощения он при этом ни впадал.

     Победа   буржуазного  уклада,  продолжает  наш  автор,  вновь  изменила
положение  писателя,  сделавшегося  апологетом  существующего порядка вещей.
Такую характеристику Сартр считает исчерпывающей для классического  реализма
XIX  века. С обычной  для него  размашистостью и  нежеланием  модифицировать
общий принцип при охвате разнородных явлений он заявляет:



     "Идеализм,  психологизм, утилитаризм,  детерминизм, дух  серьезности --
вот  на какие  темы  должен был  рассуждать буржуазный писатель перед  своей
публикой" [17]. Получается, что детерминизм как принцип подхода к объяснению
мира  и человека  и психологизм -- это замечательное завоевание  романистики
прошлого  столетия  --  накрепко  связаны с буржуазной идеологией  и  должны
разделить  судьбу этой  последней,  так что литература нового общества может
обойтись,  скажем, без  психологизма, а философия  -- без детерминизма. Но с
другой  стороны, идеализм  и утилитаризм  -- действительно характерные черты
буржуазной идеологии как сегодня, так и сто лет тому назад.

     17 Ibid., p. 161.


     Социологическому    анализу    Сартра    систематически    не   хватает
диалектического историзма, органически связывающего исторически изменчивое и
преходящее с  устойчивым  и субстанциальным, обладающим  преемственностью  и
относительной  самостоятельностью.   Так   и  в  данном  случае.   Поскольку
литература в целом  есть  человековедение, то  историко-литературный процесс
можно   рассматривать   как  прогресс  в  изображении  и  познании  человека
художественными  средствами,  а также  в изображении  мироощущения  человека
разных  эпох  и культур. Это и лежит  в основе  преемственности и внутренней
связи исторической эволюции художественной литературы.

     С позиций  диалектико-материалистического  историзма  можно  определить
историческую      значимость,     неизбежность     и     даже      известную
художественно-познавательную  ценность  некоторых произведений  декадентской
литературы, создатели которых обладали недюжинным талантом, острым ощущением
кризиса эпохи, кризиса самих оснований буржуазной цивилизации и культуры.



     Это  та ситуация,  о  которой писали -- наряду со  многими, конечно, --
Блок, освободившийся от влияния декадентства, и Есенин, который вообще этому
влиянию  не был подвержен: "Рожденные в  года глухие пути не  помнят своего"
(Блок), "...в развороченном бурей быте с того и мучаюсь, что не пойму,  куда
несет  нас рок  событий" (Есенин). Здесь  превосходно запечатлена  ситуация,
которая  породила  декадентскую   литературу,  но   запечатлена   средствами
классической  поэзии.  В  декадентской  литературе  ситуация  остается,  так
сказать, зашифрованной, поскольку  абсурд бытия в  ней выражен в "абсурдной"
(с  точки зрения  классических канонов) форме.  Таковы,  например, "Улисс" и
"Поминки по Финнегану" Джойса. Но разрушение классической традиционной формы
литературного  произведения  у Джойса (в  отличие от бесчисленного множества
литературных  спекулянтов нашего  времени)  не  самоцель,  а попытка изнутри
выразить реалии абсурдного  мира.  Поэтому абсурдность  формы  указывает  на
абсурдность содержания, т. е.  мироощущения  человека, который "посетил  сей
мир в его минуты роковые" и нисколько не понял смысла развертывающихся перед
ним трагических  событий. Не только не понял, но и слился с этими событиями,
стал  их  "звуковым  лицом",  моментальным  фотографическим  снимком,  а  не
уяснением.

     Для    социологического     анализа     декадентского    умонастроения,
поддерживающего  и  питающего  и  самое философию  экзистенциализма,  важное
значение имеют такие явления литературного процесса XX века, как "литература
потерянного  поколения" и движение  "рассерженных  молодых  людей".  Сорок с
лишним лет тому  назад, после  появления,  почти  одновременного, романов Э.
Хемингуэя "Прощай, оружие!", Э. Ремарка "На Западном фронте без перемен", Р.
Олдингтона "Смерть героя", заговорили о литературе "потерянного поколе-



     ния". И в самом деле, несмотря на различие творческой манеры писателей,
бросается   в  глаза  внутренняя   общность   мироощущения  героев   в  этих
произведениях. Дело не  только в общности  темы -- человек на  войне,  но  в
поразительном   совпадении  авторского  взгляда,  писательской  позиции   и,
следовательно, -- впечатления,  остающегося у читателя после прочтения  этих
книг.

     Источник единого  настроения,  выраженного  и  внушаемого  этими  тремя
романами,  в том,  что в  них запечатлен  исторический  опыт  поколения, для
которого мировая  война  стала  первым  впечатлением самостоятельной жизни и
определяющим  фактором  духовного формирования. Всякая настоящая литература,
как  говорил еще  Белинский, выражает "общественное самосознание", и поэтому
она, помимо своей эстетической  ценности, имеет еще значение исторического и
социологического документа.

     Герои  Хемингуэя,  Ремарка,  Олдингтона  принесли с  собой мироощущение
поколения, попавшего в  гигантскую  мясорубку бессмысленной  войны.  Недаром
"тененте" [18] Генри у  Хемингуэя сравнивает эту войну с чикагскими бойнями:
"...только мясо здесь зарывали в землю" [19]. Окопы стали их университетами,
истребление  себе подобных -- главным занятием, постоянное ожидание  смерти,
усилием  воли выгоняемое за  порог сознания, --  лейтмотивом  существования.
Ненормальные,  нечеловеческие  условия  бытия,  которые  стали  повседневной
реальностью, и влияние этой ужасающей реальности на душу вчерашнего юноши --
вот  что составляет  центральную  тему  литературы "потерянного  поколения".
Читая романы, можно проследить основные  стадии  и  конечный результат этого
процесса "крещения" целого поколения в огненной купели фронтовой жизни.

     18 Тененте (итал.) -- лейтенант.
     19 Хемингуэй Э. Избр. произв., т. 1. М., 1959, с 311.




     "Испепеляющие годы"... Это знаменитое определение Блока, пожалуй, лучше
всего  может  резюмировать  жизненный   опыт  юных   солдат  мировой  войны,
воскресших  на  страницах  лучших  произведений представителей  критического
реализма. И прежде всего, война выжгла предрассудки обывательского сознания,
усердно насаждавшиеся школой и семьей (эта  тема больше развита у Олдингтона
и   Ремарка),   обнажила   лицемерие   буржуазной  морали   и   призрачность
идеологических   устоев,  на   которых   якобы  основывалась   "христианская
цивилизация". "Первый же  артиллерийский обстрел  раскрыл  перед  нами  наше
заблуждение, и под этим огнем рухнуло то мировоззрение, которое они (учителя
и вообще "взрослые". --  М. К) нам прививали. ...Мысловно вдруг прозрели.  И
мы  увидели,  что от их мира  ничего не осталось. Мы неожиданно  очутились в
ужасающем  одиночестве  (вот  как можно истолковать абстрактные  рассуждения
философов  об  "экзистенциальном  одиночестве",  которое  не вечный  спутник
человека,  а  порождение конкретной ситуации.  -- М. K.), и  выход  из этого
одиночества нам предстояло найти самим" [20].

     20 Ремарк Эрих Мария. На западном фронте без  перeмен. Возвращение. Три
товарища. Лениздат, 1959, с. 19.


     Перестал   действовать   сложившийся   на  протяжении  полутора   веков
идеологический стереотип, существеннейшим  элементом которого было убеждение
в том,  что  все  "идет  к  лучшему"  в этом мире,  что  социальная эволюция
постепенно реализует  христианские принципы любви,  добра и  справедливости,
что буржуазный общественный порядок разумен и хорош  уже сейчас и станет еще
лучше  в  будущем, а  это  счастливое  будущее  гарантировано  автоматически
действующими



     "законами  социального  прогресса",   как   торжественно  провозглашали
буржуазные мыслители,  считавшие  себя свободными от  предрассудков религии.
Относительно мирный период развития капитализма  во второй половине прошлого
столетия, казалось, подтверждал эту идиллическую картину.

     Правда, существовала и развивалась научная идеология марксизма, которая
за  благополучным  фасадом  капиталистического  общества  сумела предугадать
кровавые  события 1914--1918 годов,  но ее влияние распространялось  главным
образом   на  индустриальный  пролетариат.   Идеи   господствующего   класса
доминировали   и   впитывались   представителями   самых   различных   слоев
капиталистического общества как  нечто само собой разумеющееся и  безусловно
истинное.  Догмы буржуазной идеологии через  механизм "социального контроля"
(система государственного принуждения, образования, церковь) передавались из
поколения   в  поколение,  благодаря  чему   обеспечивалась   идеологическая
стабильность, необходимая для сохранения социального status quo.

     Когда молодежь по тем  или иным  причинам отказывается  принять систему
ценностей  (убеждений  и  идеалов)  своих  отцов,   в   обществе   возникает
идеологический   кризис,   который  является  симптомом   каких-то  глубоких
социальных перемен.  Этот момент и получил отражение  в рассматриваемых нами
произведениях, герои которых уже не верят в то, чему их учили. Но что потом,
вслед  за  прозрением и разочарованием в  "возвышающем  обмане"  официальной
морали, маскирующей неприглядную реальность житейских отношений капитализма?



     Первым следствием становится растерянность и потеря ориентировки (не на
"местности",  не  в  боевой обстановке, за  что  последовало бы  немедленное
наказание  --  смерть,  а в "большом  мире", за  пределами  непосредственной
ситуации, которую  человек переживает  в  данный  момент).  Вот  характерный
диалог из Хемингуэя: "Человек никогда ничего не знает, правда? -- Правда, --
сказал я.  --  Никто никогда  ничего  не знает". От  совокупности устойчивых
верований,  которыми  была полна  голова вчерашнего ученика,  к радикальному
скептицизму,  превращающему сознание  в  "чистую доску",  о которой  некогда
писал  философ  Локк, -- такова естественная  реакция человека,  пережившего
банкротство унаследованных  идеалов.  Прежний  опыт, опыт "доброго,  старого
времени",  мирной жизни ничего уже  не стоит в  кромешном  аду  войны, где с
небольшими передышками  протекает  жизнь солдата. Приходится самому на ощупь
искать новые житейские максимы взамен прежних иллюзий.

     Здесь  и  приходит  новый,  более "реалистический" взгляд  на  человека
вместо    традиционного   религиозного   представления.    Война   навязчиво
подчеркивает биологическую основу человеческого  существа.  Лишения  окопной
жизни, мучения  раненых, агония умирающих, зрелище истерзанной  плоти -- все
это разоблачает  "красивую ложь"  о романтике  войны,  о бесплотных  героях,
совершающих  подвиги в  эстетически очищенной атмосфере, сражаясь и умирая в
картинных позах. Грубая реальность войны воссоздана писателями с необычайной
достоверностью. Отсюда  обостренное чувство физического наслаждения бытием и
вынужденная простота существования -- опрощение, которое издавна прославляли
моралисты,  призывая   "вернуться   к  природе"  и   отказаться  от  сложных
потребностей,  порождаемых цивилизацией. Это осуществилось, но  отнюдь не на
фоне идиллического сельского пейзажа, рисовавшегося взору Горация или Руссо,
а под  грохот канонады, среди грязи и крови. "На грани смерти жизнь ужасающе
прямолинейна;  она сводится  к самому  необходимому, и  все  остальное  спит
глухим оном; вот эта-то примитивность и спасает нас" [21].

     21 Там же, с. 185.




     У  Хемингуэя  даже самый стиль  повествования (короткая,  как  правило,
фраза, лаконичный  диалог,  основанный на  повторении и варьировании одних и
тех же  слов,  недоговоренность и отрывистость  речи, отсутствие развернутых
объяснений  и  детализации  в  описаниях)  призван  сделать  "прозрачной"  и
ощутимой эту простоту, присущую самой жизни.

     Но  за счет чего достигается  опрощение? За  счет  духовного содержания
жизни, сведенной к  физиологическому, растительному  существованию,  за счет
отказа от  мысли (в  той  мере, разумеется,  в какой мышление  не  связано с
выполнением  профессиональных  обязанностей),  диктуемого  голым  инстинктом
самосохранения, потому  что нельзя выжить и сохранить  психическое здоровье,
если   в   нечеловеческих   условиях   еще   и  думать!   Мышление  --   это
непозволительная,   губительная  роскошь  на  войне,  ибо  для  того,  чтобы
"выдержать  это", человеку обязательно надо забыться, не задумываться,  хотя
бы на время, о нестерпимом гнете реальности, не пытаться осмыслить его.

     Разрыв  социальных  связей  и  "выпадение"  личности  из  укоренившейся
системы общественных отношений -- оборотная сторона обнажения биологического
начала  человеческого бытия.  Люди "потерянного  поколения"  и среди  толпы,
среди шумного многолюдства больших городов,  не могут  справиться с чувством
глубокого и непреодолимого  одиночества. Они  кажутся  себе  робинзонами  на
необитаемом  острове,  песчинками,  затерянными  в  пустыне.  Так  рождается
неприязнь  и  равнодушие  к  событиям   "большого   мира",   к  исторической
действительности более широкого масштаба. Вот горький итог, который подводит
Ремарк:  "Теперь  мы  вернемся усталыми,  в  разладе с собой, опустошенными,
вырванными из  почвы и растерявшими  надежды.  Мы  уже  не сможем прижиться"
[22].



     Да,  из  этих  людей  уже не получится  ревностных  служителей маммоны,
"полезных членов общества", как они называются на языке  буржуазной  морали.
Им уже  ясна  бесчеловечная  природа  тех  общественных  отношений, в  кругу
которых протекает их  существование.  Единственное, что остается этим людям,
--  найти  убежище, отдушину в безжалостном  мире, где "все  люди -- враги".
Таким убежищем  оказывается для них личная жизнь, сфера интимных отношений и
чувств.  Любовь -- единственное, что еще привязывает  их  к жизни, крепость,
воздвигнутая   на  развалинах  иллюзий,  уничтоженных  войной.  Сравнение  с
крепостью прямо  напрашивается, когда читаешь  у Хемингуэя:  "...ведь  мы  с
тобой вдвоем, против всех остальных в мире.  Если что-нибудь  встанет  между
нами,  мы пропали, они  нас схватят"  [23]. "Они"  -- это вовсе  не какие-то
определенные враги, которых можно распознать, избежать, уничтожить  наконец,
если не будет иного выхода. В том-то и  дело, что это безличный и вездесущий
враг  --  "обесчеловеченный" мир, который Сартру, например, представляется в
виде удушающей слякоти.

     22 Там же, с. 197.
     23 Хемингуэй Э, Избр. произв., т. 1, с. 232.


     Но и эта крепость оказывается непрочной: ведь тот, для кого любовь есть
все, отдает себя во власть случайностей, которые он не в силах предусмотреть
и предотвратить. Уход, измена или  смерть  любимого существа в таком  случае
равносильны полной  катастрофе  и окончательному  банкротству.  "Вот чем все
кончается: смертью.  Не  знаешь даже,  к чему все это. Не успеваешь  узнать.
Тебя просто швыряют в жизнь и говорят тебе правила, и в первый же раз, когда
тебя  застанут  врасплох, тебя  убивают... В этом можешь быть уверен. Сиди и
жди, и тебя убьют" [24].

     24 Там же, с. 407.




     Этот  заключительный пессимистический аккорд  романа "Прощай,  оружие!"
по-своему перекликается с основными  выводами философского трактата "Бытие и
Время" Мартина  Хайдеггера,  лидера  немецкого экзистенциализма и одного  из
главных  философских  наставников Сартра. Не  то чтобы  Хемингуэй  начитался
Хайдеггера или наоборот -- оба названных произведения и опубликованы-то были
впервые почти одновременно. Нет, параллелизм объясняется куда более глубокой
причиной:  оба  эти  произведения возникли  в  одной и той  же  атмосфере  и
порождены одним и тем же историческим опытом --  опытом крушения буржуазного
гуманизма.

     Общее умонастроение это выражено и в  приведенных нами строках Есенина.
"Рок  событий" --  это  действительно последний  вывод,  к которому приходят
эмпирическим  путем, на  основе личного жизненного опыта  герои  Хемингуэя и
который  Хайдеггер  обосновывает   философски   в  своей   "экзистенциальной
аналитике"  (так  он  определил  жанр  "Бытия  и  Времени"),  Две  последние
категории трактата Хайдеггера (оставшегося незавершенным) так  и обозначены:
"судьба"  и "историчность".  "Историчность"  потому и присуща  человеческому
бытию (и только ему одному), что оно представляет собой "судьбу".



     И Сартр ратует за "литературу историчности", но только эту историчность
он,  в  отличие  от  своего  учителя,  понимает  уже  с некоторым  перевесом
социологических  мотивов над  метафизическими. "Наши старшие собратья писали
для людей в отпуске; но для публики, к которой мы теперь  обращаемся, отпуск
давно кончился...  Нас  со  зверской  жестокостью бросили  обратно  в  поток
истории,  и мы были вынуждены  создавать литературу  историчности" [25]. Так
постепенно перед читателем  развертывается идея "ангажированной литературы",
отдающей себя  сознательному  служению  свободе в определенной  исторической
ситуации.  "Ангажированная"  литература  выдвигается  как  антипод  "чистого
искусства", добру и злу  внимающего равнодушно и желающего лелеять одну лишь
красоту  в  мире чистых платоновских  форм.  Именно такое искушение, как  мы
помним, владело Антуаном Рокантеном. Преодолев окончательно соблазны чистого
эстетизма, Сартр поднимает  на пьедестал литературу осознанной  общественной
цели, и более того -- литературу,  преследующую социалистический идеал, хотя
не столько  в ортодоксально  марксистском, сколько в троцкистском освещении.
Но для буржуазного интеллигента это  был значительный шаг вперед, отражавший
общее  полевение  мелкобуржуазных слоев  Франции  под влиянием  трагического
опыта оккупации и освободительной антифашистской борьбы в союзе с СССР.

     25 Sartre J.-P. Situations, II, p. 244--245.


     И  все  же теория  литературы  Сартра  оставляет  в  целом  впечатление
недостроенного  здания,  зияющего  провалами в разных местах.  Теоретический
инструментарий Сартра,  как  мы уже  отмечали,  недостаточно тонок для того,
чтобы аналитически расчленить, а затем проследить диалектическую взаимосвязь
различных   моментов,   сплетающихся  воедино   в   процессе   литературного
творчества.  Едва ли  не самый  главный  недостаток его  очерка,  по  нашему
мнению,  --  в  растворении концепции художественной  прозы  в общем понятии
литературы, куда



     входит,  между  прочим,  и   философия.  Если  бы  автор  при  этом  не
распространял на  область литературного искусства, искусства прозы предельно
общих  характеристик  литературной  деятельности   вообще,  то  его  позиция
выглядела  бы куда  прочнее.  Между  тем  Сартр  в  своем  анализе постоянно
перескакивает с одного на другое, не замечая внутренних границ, разделяющих,
скажем, публицистику, журналистику  и  художественную  прозу  в  собственном
смысле.

     Он  справедливо требует, чтобы  литература служила передовым  идеалам и
ориентировалась  на аудиторию порабощенных капитализмом  масс. Но достаточно
ли  этих ориентиров, чтобы создать художественно  значительные произведения,
которые бы  пережили  тот  непосредственный  момент,  когда  создавались,  и
оставались  бы нужны людям  долгое время спустя? Пусть  не вечно, ибо только
исключительные творения гения  превращаются в вечных спутников человечества,
но  все-таки  жизнь  подлинно художественного произведения должна быть  куда
длинней, чем срок существования  газетного листка,  на который сегодня жадно
набрасываются, а  завтра равнодушно забывают ради новых сенсаций.  Похоже на
то, что Сартр, отстаивая  "литературу историчности", сделал высшим критерием
литературы   злободневность,  совершенно  забыв  о  специфических  критериях
художественности.

     Борясь   с   абстракциями   идеалистической    эстетики,   некритически
оперировавшей    категориями   "вечных   ценностей",   будто    это   что-то
аксиоматически очевидное,  совсем не требующее  обоснования,  Сартр, как это
часто  с ним случается, впал в  противоположную крайность  -- релятивизм  и,
можно даже сказать,  утилитаризм, хотя в  теории он признает (и справедливо)
утилитаризм  установкой  буржуазного  сознания.  Утилитаризм  этот,  правда,
особого  рода,  он связан  с  непременным требованием к писателю  ограничить
предмет своих размышлений одною лишь темой свободы,  а художественный эффект
произведения -- пробуждением чувства свободы.



     Но это  требование  одновременно и  слишком широкий,  и  слишком  узкий
критерий. Слишком  широкий -- потому, что всякое художественное произведение
способно  пробуждать  чувство  свободы хотя бы тем, что оно воплощает в себе
победу  активно-творческого   формирующего  начала  над  непокорной  стихией
исходного  материала, и этот его эффект  совершенно не зависит от  исходного
намерения  художника,  а  только  от  его  искусства,  от  умения  создавать
эстетические ценности. Но в таком случае мы не идем в определении литературы
дальше  самого общего  признака  искусства.  С  другой стороны,  сартровский
критерий   слишком  узок,   потому  что  произведение  художественной  прозы
порождает разнообразную гамму переживаний, среди которых чувство свободы  не
единственное.  В  этом  и  проявляется неувядаемая прелесть великих созданий
литературы.  Кроме  того, очень  часто  пробуждаемые  произведением  чувства
зависят  не только от него самого, но и от психического склада читателя и от
специфического настроя его  чувств в конкретной  ситуации чтения. Достаточно
хорошо известно, что разные читатели "вычитывают"  разное  из одной и той же
книги.  Сартр  предполагает  абсолютное  тождество   переживаний   автора  и
читателя, но это скорее счастливое исключение, чем правило.

     Самое главное же, однако, состоит в том, что недостаточно продуманные и
негибкие    социологические   формулировки   Сартра   дают   основание   для
примитивно-упрощенческого   понимания   общественной   роли   художественной
литературы,   что   в  наше   время   особенно  наглядно  продемонстрировали
"культурная революция" маоистов и призывы к тотальному разрушению культуры



     прошлого  со  стороны  сочувствующих  маоистам  левых  экстремистов  на
Западе. Рассматриваемый в этой перспективе  очерк "Что такое  литература?" в
известной  мере поддерживает  тенденцию  культурного  нигилизма, приверженцы
которого под видом  "буржуазной культуры и  идеологии" готовы уничтожить все
или  почти все культурные ценности  прошлого, заменив  их  набившим оскомину
демагогически   пропагандистским  чтивом  с  убогим  набором  идеологических
штампов.












     С окончанием войны отошла в прошлое героическая эпопея Сопротивления, и
Сартр встал перед необходимостью снова определить свою политическую позицию.
Обстановка  была  очень  сложной  (рост  влияния коммунистов  и  возрождение
традиций  Народного  фронта, движение голлизма и консервативного буржуазного
либерализма,  зарождение "холодной  войны" и  усиление  антикоммунистической
истерии), а "мое политическое мышление, -- вспоминал  впоследствии Сартр, --
было  смутным" [26].  Однако он довольно быстро занял место  на левом фланге
мелкобуржуазной  демократии, примкнув к  сторонникам социализма  с  довольно
расплывчатой программой.

     26 Sartre J.-P. Situations, IV, p. 199.


     Вместе  с тем он ведет энергичную полемику с французскими  марксистами,
выступает с публичными лекциями и на  диспутах. К этому  времени и относится
его  заявление  о том,  что "экзистенциализм  --  это  гуманизм".  Хотя  это
утверждение (как мы старались показать)  и не противоречит  основным выводам
"Бытия  и  Ничто",  все  же  оно  требовало  дальнейшего  обоснования  и,  в
частности, пересмотра односторонне негативной концепции свободы.



     Статья "Картезианская свобода", написанная почти одновременно с лекцией
о гуманизме, свидетельствовала о намерении Сартра углубить и  расширить свое
прежнее  понимание свободы. Здесь он  высказывает мысль о том, что  "свобода
едина,  но  проявляется   по-разному  сообразно   обстоятельствам"  [27],  и
подвергает  критике  дуалистическую  концепцию   Декарта,  согласно  которой
свобода  человека имеет негативный характер  и состоит  в отрицании  греха и
лжи, тогда как в своем стремлении к истине и добру человек  целиком  зависит
от  бога. Поэтому только для бога свобода означает творчество. "Понадобилось
два века кризиса  -- кризиса Веры, кризиса Науки  -- для того, чтобы человек
заново  обрел эту творческую  свободу,  которую  Декарт  предоставил  Богу".
(Кстати сказать, негативная концепция свободы доминирует и в  онтологическом
трактате Сартра, хотя он уже тогда не признавал никакой религии.)

     27 Sartre J.-P. Situations, I, p. 314.


     Итак,  человеческую свободу следует понимать  позитивно, как творческий
акт. Но феноменологический метод требует, чтобы была найдена соответствующая
форма  опыта, посредством которого  позитивность  свободы была  бы  пережита
субъектом именно как позитивность. Опыт художественного творчества для этого
не годится, ибо деятельность воображения предполагает отрицание реальности и
сознание  этого  отрицания. Опыт Сопротивления  снова выдвигает на  передний
план негативность свободы. И тут Сартр делает открытие, которое ознаменовало
решающий  сдвиг  в  его  мировоззрении:  он  находит   ранее  неведомое  ему
"измерение  опыта"   --   историческое  творчество.   В  пространном  очерке
"Материализм и  революция" (1946) он  снова преподносит  своим  читателям  и
почитателям   сюрприз:   экзистенциализм   теперь   становится   "философией
революции", и  не просто  революции, а революции социалистической, и  в этом
качестве он должен прийти на смену диалектическому материализму!



     Аргументация  Сартра очень проста: всякий материализм  проникнут "духом
серьезности",  это,  мол,  философия "шозизма" ("вещности"),  не  признающая
"трансценденции" и свободы. Уже  эти формулировки показывают, как мало тогда
Сартр  разбирался  в  особенностях  диалектико-материалистического мышления,
считая достаточными  обычные возражения против дюжинного естественнонаучного
материализма, который задолго до него и  глубже, чем он, критиковали Маркс и
Энгельс. Поэтому не будем разбирать  по существу эту аргументацию, тем более
что некоторое время спустя  сам автор  отказался от значительной части своих
критических замечаний.  Скажем  только,  что новая  позиция  потребовала  от
философа решения необычайно  трудной проблемы  --  как  совместить  исконный
экзистенциалистский индивидуализм (даже в "гуманистической" интерпретации) с
теорией коллективного действия, без которой экзистенциализм, конечно, не мог
претендовать  на  роль "философии революции". Как перебросить "теоретический
мостик"  от  изолированной  личности  к  массе,  которую еще  основоположник
экзистенциализма Кьеркегор противопоставлял экзистенции,  а  все современные
экзистенциалисты считают синонимом  "неподлинного существования"?  Ведь куда
понятнее, с  точки  зрения  "классического  экзистенциализма",  политическая
философия Альбера Камю, который в книге "Мятежный человек" (1951) исходит из
принципиальной несовместимости "мятежа" -- индивидуального бунтарства -- как
способа  "истинного"  существования  и  революции,   которая  всегда   якобы
порабощает, а не освобождает.



     Сартр надолго задумался над этим  вопросом  и  дал свое решение лишь  в
"Критике диалектического разума"  (1960). Но до этого времени все его смелые
утверждения насчет "органической  связи" экзистенциализма с социалистическим
гуманизмом оставались  серией  авансов,  выводами  без  посылок, гипотезами,
которые невозможно проверить.

     Между  тем   политические  воззрения   Сартра  становились   все  более
определенными. Преодолевая предрассудки антикоммунизма,  он присоединяется к
Движению  сторонников мира  и  в 1952 году  начинает публикацию серии статей
"Коммунисты и  мир". Тогда  же он выступает с "Открытым письмом  Камю",  где
выражает свое несогласие с антисоветскими выпадами, содержавшимися  в  книге
Камю "Мятежный  человек". Сближение Сартра  с коммунистами и  его симпатии к
Советскому  Союзу  послужили причиной разрыва с  Морисом Мерло-Понти, давним
другом и соредактором "Тан модерн".

     Мерло-Понти  выпустил  широко  разрекламированную  антикоммунистической
печатью книгу "Приключения диалектики" (1955), в  которой яростно нападал на
"ультрабольшевизм Сартра". Ему ответила Симона де Бовуар в "Тан модерн". Все
эти события  стимулировали дальнейшую теоретическую работу Сартра, неустанно
стремившегося "ясно видеть". Но теперь это уже означало  не чистую рефлексию
абстрактного  самосознания,  а  понимание  человека  в  истории,   реального
субъекта исторического процесса.

     Мерло-Понти   важнейшую,   по  его   мнению,   проблему   современности
сформулировал так:  "гуманизм и террор". Под этим углом зрения  он  и затеял
полемику.  Размышляя  на тему, предложенную  своим бывшим соратником,  Сартр
почти  одновременно написал  два произведения:  пьесу "Дьявол и Господь Бог"
(1951) и разросшееся до пятисот с лишним страниц предисловие



     к собранию сочинений Жана Жене (автора скандально  известного "Дневника
вора") "Святой  Жене, комедиант  и мученик"  (1952).  В них  он окончательно
распрощался с  иллюзией абстрактного  гуманизма, своего рода "дурной верой",
которая,  несомненно, была  пережитком абсолютной  морали, унаследованной  с
детства и сохранявшейся несмотря на сознательно исповедуемый атеизм.

     В  "Святом  Жене"  содержится   теоретический   вывод,  а  в  пьесе  --
разыгранная  в лицах  иллюстрация. "Или  мораль  -- просто  пустяк, или  она
представляет собой конкретную тотальность, которая реализует  синтез Добра и
Зла. Ибо  Добро без Зла -- это парменидовское бытие, т. е. Смерть. И Зло без
Добра  --  это  чистое Небытие.  ...Абстрактное противопоставление этих двух
понятий  объясняет  лишь  отчуждение  человека.  Остается сказать, что  этот
синтез  в исторической ситуации нереализуем.  Таким образом, всякая  мораль,
которая не признает  себя невозможной  сегодня,  способствует мистификации и
отчуждению людей.  Моральная проблема  порождена  тем, что  мораль для нас в
одно и то же время является неизбежной и невозможной" [28].

     28 Sartre J.-P. Saint Genet, comedien et martyr. Paris, 1952, p. 177.


     Постараемся   расшифровать   это   довольно   абстрактное   философское
рассуждение. Сообразно своему  понятию мораль  есть "конкретная тотальность"
-- целостность, воплощающая в себе единство противоположных  определений. Но
такая мораль осуществима лишь в обществе, которое само в  себе воплощает эту
тотальность, органическую  целостность  всех  общественных отношений  людей.
Таким обществом может быть только коммунизм. В современном капиталистическом
обществе   мораль   неизбежно   является   антагонистической,   закрепляющей
абстрактную противоположность добра и зла. В расколотом обществе мораль тоже
расколота. Это значит,  что нет единой общечеловеческой морали, мораль носит
классовый характер. Добро для одного класса есть зло для другого и наоборот.
Иначе быть не может.



     Всякая  мораль,  которая отрицает свою классовость, есть ложь  и обман,
или, на сартровском  языке, -- "дурная вера". Поэтому принципиально ошибочны
претензии   подняться  над  схваткой,  быть  третейским  судьей   враждебных
социальных  сил,  не принимая ничьей стороны  и оставаясь  наедине  с собой.
Именно  этого и хотели интеллектуалы  типа Камю и  Мерло-Понти,  они  решили
любой  ценой  сохранить олимпийскую  безмятежность  духа и  отстраниться  от
борьбы основных социальных сил современной эпохи, поругивая время от времени
то  ту,  то  другую  сторону  и  демонстрируя  этим  свою  "интеллектуальную
независимость".

     Но олимпийская  безмятежность -- удел богов, а человек никогда не может
стать богом. Это Сартр всегда твердо знал, но он далеко не сразу понял,  что
быть настоящим человеком -- это значит не только быть свободным в себе и для
себя, как Орест в пьесе "Мухи", это значит еще присоединиться и служить делу
освобождения угнетенных. Быть человеком с ясным самосознанием -- значит быть
гражданином  и  борцом.  Как гражданин и борец  Сартр и выступил против двух
своих  прежних друзей, доказывая,  что олимпийская их позиция есть нежелание
адекватно понять ситуацию современного человека  и бегство  от реальности  в
магический  мир, населенный  призраками  воображения,  -- то, что он  еще  в
"Эскизе теории эмоций" называл "деградацией сознания".



     Художественное воплощение этого строя мыслей мы находим в пьесе "Дьявол
и   Господь  Бог".   Это   искусно  и  сложно  построенное  драматургическое
произведение,  самое богатое  социально-историческими  реалиями,  в  которые
органически  вплетается, как это всегда  у Сартра,  метафизический  спор. Но
если раньше метафизическое содержание зачастую выступало в чистом виде, а те
или иные бытовые подробности существенного значения не имели, образуя  всего
лишь  минимально  необходимый  фон,  то  теперь  перед  нами,  с  некоторыми
оговорками, вполне реалистическая драма  на  историческом  материале  времен
Великой крестьянской войны в Германии.

     Это   уже   не  метафизическая  притча  вне  времени  и   пространства;
исторический колорит эпохи передан хотя и скупо, но точными и выразительными
штрихами. Герои пьесы, помимо того что они носители определенной философской
идеи, суть вместе с тем  и социальные типы. Их социальная принадлежность  не
только  подчеркнута,  но  и  показано ее определяющее  значение в  поведении
людей. На этот счет в пьесе  есть и открытая поясняющая  декларация банкира,
откровенного  глашатая  экономического  понимания  истории:  "Видите  ли,  я
разделяю людей  на три категории: те, у кого много денег;  те, у кого совсем
нет денег, и те, у кого денег немного. Первые хотят сохранить то,  что у них
есть, --  их корысть в том, чтобы поддерживать порядок.  Вторые  хотят взять
то, чего у них нет, -- их  корысть в том, чтоб уничтожить нынешний порядок и
установить другой, который им будет выгоден. И те и другие -- реалисты,  это
люди,  с которыми можно  договориться.  Третьи хотят уничтожить общественный
порядок, чтобы взять то,  чего у них нет,  и в  то  же время сохранить  его,
чтобы  у них не отобрали  то, что у  них есть. Это значит, что  они на  деле
сохраняют то, что уничтожают в идее. Это и есть идеалисты" [29].

     29 Сартр Жан-Поль. Пьесы, с. 222--223.




     Характеристика  эта не  полностью, конечно,  совпадает с авторской, ибо
смысл пьесы или, вернее сказать, один из оттенков его как раз состоит в том,
что "корысть"  человека очень часто  проявляется в сознательном бескорыстии,
но как основа для классификации персонажей драмы она вполне подходит.

     На  сцене   действуют   столпы  феодального  порядка   --  владетельный
архиепископ, иронически  обрисованный тип католического циника, у которого с
богом доверительные отношения на основе  взаимной выгоды, богатые  горожане,
феодальные сеньоры  и  их наемные войска. Есть  и другой лагерь -- "бедняки"
города и деревни,  городской  плебс и крестьяне -- страдающая масса, готовая
вот-вот  вспыхнуть  пожаром  возмущения  и   силой  добиться   осуществления
социальной справедливости. У них есть вожаки, которые твердо знают, чего они
хотят,  и  исподволь  готовят  выступление  против  угнетателей. И  наконец,
излюбленные  герои  Сартра -- "промежуточные  люди"  ("идеалисты", по отзыву
банкира).  На  них,  собственно,   и  держится  пьеса,  и  в   их  действиях
раскрывается основной ее смысл и  окончательный  урок. На  сей раз их  двое,
точнее -- диалектическая  пара, двойники, каждый из  которых  отражается  --
"светится", если воспользоваться гегелевским выражением, "в своем другом", в
своем втором  я.  Они не имеют  фиксированного  места  в мире, как  те,  чья
социальная принадлежность определена рождением и способом социального бытия.
Это кондотьер Гец и священник Генрих.

     Удачливый  предводитель  банды  ландскнехтов,  наводящей  ужас  на  всю
Германию,  Гец  --  незаконнорожденный  сын  знатной  матери  и  плебея.  Он
бесправен  в  мире  феодальных  отношений,  "вытолкнут"  из  него  и  потому
беспредельно свободен. Он может  сам решать,  что ему делать, его решение не
предопределено социальным статусом. И он выбирает: "ублюдок" по рождению, он



     хочет во что  бы  то ни стало стать ублюдком уже без кавычек,  по делам
своим среди людей.  Он принял на себя роль сознательного и бескомпромиссного
сеятеля  зла.  Насильник, клятвопреступник,  братоубийца, он щеголяет своими
преступлениями и упивается ими. Он ходит по сцене, как фазан, бряцая шпорами
и выворачивая наизнанку богомерзкую душу свою. Он и видом своим  чрезвычайно
гнусен,  громогласно хвастает своими  преступлениями и бросает  ими открытый
вызов небесам.

     Он -- преступник не  из корысти, а из принципа,  что,  как мы понимаем,
гораздо  хуже  для  его  жертв.  С  жадным  всегда  можно  договориться,   с
принципиальным  бандитом  --  никогда.  Чем  больше   его  уговаривают,  тем
непреклоннее его желание  поступить наоборот. Он даже чувствует что-то вроде
ответственности:  у  него  пакт  с  сатаной.  Да,  да,  выясняется,  что  он
дьявольски честолюбив и решил  стать  казнящей  дланью  дьявола,  ничуть  не
меньше.

     У него тяжба с богом. "Бог -- единственный  достойный противник", -- по
ходу  дела роняет Гец. Бог есть добро, а  он, Гец,  "заставляет  кровоточить
сердце господне" своими преступлениями и  в том находит высшую свою  отраду.
Зло  в  мире  -- от  человека, вот  он  и решил  стать человеком,  в котором
концентрируется  мировое  зло.  Тот не настоящий  преступник,  кто совершает
преступление ради  каких-то  иных  мотивов  (скажем,  из  той  же жадности).
Преступник -- тот,  кто, совершая его, приемлет свое действие как  свободное
решение, а не поступок, вызванный внешней необходимостью.

     Гец пребывает в  сладострастном упоении  самим собой, своею дьявольской
натурой,  вызывающей повсюду  страх  и  ненависть. Он  кажется  самому  себе
исполином зла, высоко вознесенным над землею своими чудовищными злодеяниями,
и потому постоянно обращается к богу как к равному себе. Иными словами,  его
поведение -- яркая иллюстрация фундаментального проекта человека -- "желания
быть  богом".  Гец   хочет  быть  богом,  так  сказать,  со  знаком   минус,
"антибогом",  Антихристом, проще  говоря.  Но,  как  мы  знаем,  желание это
порождено иллюзией неясного самосознания, и оно обречено.



     Так и  "демонизм"  Геца:  это  не  его  натура, -- это  его  личина, не
подлинное его  бытие, а всего  только  роль, с  которой  он  так и не  может
слиться,  как  бы ни  уверял себя  в обратном.  Убивая и глумясь,  он только
комедию ломает,  а не  проявляет самого  себя  сообразно свободному  выбору.
"Комедиант", -- бросает  ему вслед  любящая и оттого проницательная женщина.
Лихорадочность  самоутверждения  Геца,   его   напряженный,  деланный   смех
свидетельствуют  о  внутреннем  разладе  и  заставляют  ожидать  разительной
перемены в его поведении.

     Совсем  иной  исходный  пункт в духовной эволюции его двойника Генриха.
Поначалу  он   кажется   антиподом   Геца.   Это   подчеркнуто   и  внешними
обстоятельствами: Генрих живет вместе с своей паствой за крепостными стенами
города, который держат  в голодной блокаде  войска  Геца. Генрих -- по крови
бедняк,  но  церковь  его  возвысила  и  сделала священнослужителем.  Генрих
всерьез  принимает евангельские  заповеди  бескорыстия и  любви  к ближнему.
Поэтому,  когда восставшие горожане  заточили всех городских  священников, а
Генриха оставили на  свободе  за то, что его любили простые прихожане, он не
отправился "из  солидарности" в  тюрьму, а  остался, так  сказать, на  своем
посту, дабы врачевать души христианским утешением и напутствовать уходящих в
последний путь. Голод, болезнь и  смерть  царят в осажденном городе. И среди
всеобщего  несчастья  по улицам бродит Генрих, твердя дежурные слова  о том,
что на все воля божия.



     В душе его растет смятение,  сострадание к людям  вступает в конфликт с
верой, сомнения  точат  его душу, и он в исступлении кричит:  "Верую, потому
что нелепо". (Это один из приемов, не  раз применявшихся Сартром:  цитата из
литературного источника --  в данном случае из Тертуллиана -- вкладывается в
уста  действующих  лиц.  В  результате хрестоматийные истины  обретают новую
жизнь,  а  бытовой казус возвышается до  значения некоего момента  "всеобщей
истины".) Развитие  событий ставит его перед  новым  испытанием: разъяренная
толпа измученных  лишениями  людей  врывается в  покои  епископа  и избивает
старика до смерти. Генрих хочет предотвратить  кровопролитие, его без злобы,
но чувствительно отшвыривают в сторону, и, что страшнее всего  для него,  из
холодеющих  уст  своего  духовного "владыки",  за  которого  он  только  что
заступался,  он  слышит  слова проклятия  "богоотступнику".  И  предводитель
восставших городских низов -- Насти --  тоже  называет его предателем. Позже
Гец  в  обычной  сладострастно-глумливой манере объясняет  ему  почему: "Две
стороны дерутся,  а ты хочешь в одно и то же время  быть за тех и за других.
Значит,  ведешь  двойную  игру.  Значит,  говоришь  на  двух  языках...  Что
изменится для тебя, если ты впустишь меня в город? Станешь предателем? Но ты
уже предатель,  только и  всего. Предатель, который совершает предательство,
-- это  предатель, который  приемлет  себя"  [30]. Умирающий  епископ отдает
Генриху ключ  от подземного входа  в город  Вормс,  теперь только стоит  ему
отдать этот ключ Гецу, и все будет кончено...

     30 Там же, с. 212.




     Долг  перед церковью повелевает  ему сделать это:  ведь у него  в руках
жизнь двухсот священников, которых неминуемо прикончит чернь, обезумевшая от
страданий. Но если ландскнехты Геца ворвутся в город, они перережут двадцать
тысяч горожан. Мучаясь и презирая  себя, Генрих все-таки отдает ключи  Гецу.
Теперь вся тяжесть решения на плечах полководца.  И в этот момент происходит
то,  что  часто  случается  в  художественном творчестве  Сартра:  внезапное
перерождение  человека.  Гец  делает новый  выбор: решает теперь всей  силой
страсти служить Добру, как раньше -- Злу.

     С  этого  момента Гец  и  его  двойник  Генрих  идут  в противоположном
направлении:  один от  дьявола к богу,  другой -- от бога к дьяволу. В  душе
Геца -- просветление  и  жажда новой жизни, в  душе Генриха  -- тяжкий смрад
человеконенавистничества, отравляющий его изнутри и кратчайшим путем ведущий
к  гибели. Чтобы  проникнуть  в  смысл  пьесы,  важно  понять,  в  чем  суть
"дьявольщины". Отдаться дьяволу  -- значит презирать  человека, ничтожеством
его считать, и всю землю -- грязным прахом, над которым в головокружительную
высоту возносятся девственно чистые  небеса. Только небо чисто, и только там
добро, все остальное -- дьявольское наваждение.

     Крушение Генриха -- обличение внутренней тенденции христианской морали,
которая,  возвеличивая бога,  умаляет  человека.  Под занавес  это  поясняет
своему двойнику  (самому себе) окончательно  прозревший  Гец: "Ты видишь эту
пустоту над головой:  то бог. Ты видишь щель в двери: то бог. Ты видишь дыру
в  земле:  то  бог.  Бог  есть  молчание,  бог  есть  отсутствие.  Бог  есть
одиночество  людское... Если есть бог, то человек  ничто" [31]. Стоит только
принять  пустоту  за   абсолютную  полноту  бытия  (так  в  теологии  всегда
определяют понятие бога), как  действительная жизнь обесценится и дьявол тут
как тут: ведь он по природе своей нигилист. "Дьявольщина", таким образом, --
это  дух крайнего отрицания и  абсолютного презрения  к жизни. К  ужасу всех
благочестивых сердец, зрелое размышление приводит к выводу, что бог и дьявол
неразлучны, более того -- неразличимы:  божественное и дьявольское без конца
превращаются  друг  в друга,  как  и  положено абстракциям согласно  закону,
открытому еще Гегелем.

     31 Там же, с. 313.




     Но Генрих  есть  лишь  "момент", выражаясь гегелевским языком,  сложной
натуры Геца. В  то  время как  Генрих  зашел в тупик и не  ищет  выхода, Гец
продолжает  свое  духовное  странствие.  Ему  тоже  еще  предстоит  испытать
коварство диалектики,  управляющей абстракциями. Во втором  акте, вырвавшись
из  плена  прежних заблуждений,  Гец  горит желанием любить  своих  ближних,
творить добро и  жить строго по евангельским заветам. Он жаждет осчастливить
страждущих  и обремененных  и  раздает свои  земли крестьянам. Те упираются,
понятное  дело,  не   берут,  ожидая  подвоха  и   с  изумлением  взирая  на
юродствующего   сеньора.   Как   ни  настаивает  разгоряченный   собственной
добродетелью Гец,  он не может  сломать глухую стену  недоверия, отделяющего
крепостного раба  от господина. И только "жульничеством" (как  он сам  потом
признается)  Гец  достигает  успеха:  он  принимает  личину  пророка  и  тем
заставляет поверить в "божественность" своих дел. В его  поместье воцаряется
христианская идиллия: люди живут  по  закону божьему, не  ведая больше нужды
материальной и обильно вкушая  пищу духовную, которой  их  неустанно пичкают
наставники, объясняющие непрестанно, "что такое хорошо и что такое плохо"  и
как следует правильно поступать.  И рядом  ходит довольный, вкушая  сладость
всеобщего  поклонения, устроитель человеческого счастья Гец. Казалось,  цель
достигнута, мечта  осуществилась  и дело наконец совпало полностью  с благим
намерением. "Враг рода человеческого", вечно  примешивающий  к  благу  зло и
превращающий одно в другое, уж  не проникнет за ограду  колонии евангельских
христиан, построивших царство божие на земле.



     Но есть в  колонии одна странная непокорная душа, которая почему-то  не
хочет  учиться, как "правильно любить" ближнего, и вносит  своим  поведением
диссонанс  в  строго  регламентированный  быт.  Это  Хильда,  дочь  богатого
мельника, когда-то хотевшая  принять постриг,  но оставшаяся в  миру,  чтобы
оказывать посильную помощь тем, кто в ней нуждается. Она не "пророчица" и не
организатор лучшей жизни, а просто милосердная сестра в полном  смысле этого
слова.  Именно  от нее слышит Гец те  слова, которые и  без того должны были
шевелиться  в его  душе:  "Хорошо счастье! Они прямо блеют  от  счастья... Я
знаю, они теперь не  голодают, их работа не так тяжка. Счастье  для баранов!
Если оно им по душе, я вместе с ними должна к нему стремиться. Но я не могу,
не хочу такого счастья. Должно быть, я чудовище! Люблю их меньше с той поры,
как они стали меньше страдать, хотя ненавижу страдание" [32].

     32 Там же, с. 286.


     Счастье, которое устроил Гец "для  людей", построено не их собственными
руками,  а  зиждется  на обмане, вере и авторитете. Они сами не  ведают, что
творят, за них  думает другой -- благодетель Гец,  которому все ведомо и все
доступно,  ибо он при  помощи  своих  чудес  прочно воцарился в душах  своих
подданных (иначе их не назовешь) и управляет всеми их побуждениями. Взрослые
люди стали малыми детьми, за которыми ходят няньки, без собственного разума,
свободы и ответственности. Это ли настоящее счастье?



     Так  постепенно в пьесе проступают контуры реального гуманизма -- любви
к людям, основанной на уважении их достоинства, идея человеческого  счастья,
которое завоевывается в  совместной  борьбе  сильных  духом и  свободных  от
предрассудков    людей,   а   не    предоставляется    в   "готовом    виде"
благодетелем-тираном. (Потому что такого рода благодетель, каким стал Гец во
втором действии  пьесы,  ничем не отличается от тирана по  существу, ибо все
сам решает  за других. Он просто не нуждается в насилии, так как  все  ему и
без  того преданы,  но  если  кто-то  встанет на  пути,  "безрассудно" будет
противиться  собственному  счастью,  как тогда  поступит он, которому одному
ведома вся истина?) Сделавшись слугой  добра, Гец не  изменил  своей натуры,
своего, если употребить психологический термин, "эго-образа", его еще влечет
соблазн  быть  сверхчеловеком,   теперь  уже  сверхчеловеком  от  гуманизма.
Прозревший Гец, освободившийся наконец от своего двойника, сам признает это:
"Мне  было наплевать,  чудовище  я или  святой! Главное  -- я не  хотел быть
человечным... решил удивить  небеса, чтобы  спастись от  людского презрения"
[33]. Якобы отдавая всего себя людям, Гец на самом деле служил только самому
себе,  своему болезненному, непомерному тщеславию. Он  опять-таки хотел лишь
самоутверждения, все остальное было для  него  побочным  обстоятельством. Не
любовь к людям, а самый настоящий эгоизм двигал им.

     33 Там же, с. 311.


     В   пьесе  "дурную  веру"   и  комедиантство  Геца  оттеняет  "простая"
человечность  Хильды,  которая  разделяет  страдания  людей,  не думая  себя
возвысить в собственных глазах, не умиляясь своими деяниями. В  финале пьесы
Гец,  убивая  набросившегося на  него в  дикой ярости  Генриха,  остается  с
Хильдой. Этим  показано его  движение к человечности  от распаляющей иллюзии
всемогущества и исключительности.  Но эволюция  главного  героя не  только в
этом.  Обстоятельства  снова  бросают  Геца  в   гущу   битвы.   Разразилось
крестьянское восста-



     ние, и восставшие требуют, чтобы  к ним  присоединилась паства Геца. Те
отвечают, как их учили:  насилие несправедливо, откуда бы оно ни исходило. В
ответ  восставшие  стирают с  лица  земли поселок евангельских  христиан,  и
возвратившийся из  отлучки Гец застает лишь  трупы и пепел в своем поместье.
Его  "Добро" принесло  воистину злые плоды! Столько мертвых тел Гец не видел
за все годы  своей военной деятельности. Только разделавшись с Генрихом, Гец
понимает в чем дело, -- всю свою прежнюю жизнь он  гонялся за призраками: он
хотел творить чистое и абсолютное зло,  а затем такое же чистое и абсолютное
добро. Но их нет и не может быть, ибо не существует их основы -- бога.

     Атеистическое   прозрение   Геца    означает    кульминационный   пункт
драматического  развития сюжета. "Бога  не существует!.. Нет небес, нет ада!
Есть  лишь  одна  земля...  Нет  средства  избежать  людей  (в желании  быть
единственным в мире и заключается фундаментальный  проект "дурной веры".  --
М. К.).  Прощайте, изверги! (Гец первого акта. -- М.  К.) Прощайте,  святые!
(Гец второго акта. -- М. К.) Прощай, гордость! (Основной побудительный мотив
и  злого и  доброго Геца. --  М. К) Нет  ничего, кроме людей...  Я все начну
сначала" [34].

     34 Там же, с. 311.


     И он действительно начинает. Бароны разгромили толпу не имеющих навыков
военного дела крестьян. Насти обращается к Гецу с предложением взять на себя
командование восставшими.  Тот сначала отказывается, но затем, понимая,  что
иного выхода  для него нет, если  он  действительно хочет помочь угнетенным,
соглашается. Первым делом его на новом посту становится убийство офицера, не
пожелавшего  ему  подчиниться: "Вот и началось царствие  человека на  земле.
Хорошее начало.  Пошли,  Насти! Я  буду палачом и мясником... Не бойся! Я не
отступлю. Заставлю их трепетать от страха передо мной, раз нет иного способа
их любить.  Буду одинок под  этими пустыми небесами -- раз нет иного способа
быть вместе со всеми. Идет война -- я буду воевать" [35].



     Эта  реплика венчает  пьесу и  формулирует основную ее  мысль, которая,
впрочем, еще обнаженнее выражена двумя страницами раньше: "Я возжелал чистой
любви. Глупец! Любить -- значит вместе с другими ненавидеть  общего врага. Я
разделяю вашу  ненависть. Я возжелал Добра.  Глупец! На земле теперь Добро и
Зло неразделимы. Согласен быть злым, чтобы стать добрым" [36]. Такой логикой
своих  нравственных  исканий  герой пьесы  утверждает  крушение религиозного
гуманизма  и  необходимость  практической  борьбы  с  оружием  в  руках   за
ликвидацию социального неравенства.

     35 Там же, с. 320.
     36 Там же, с. 317.


     "Дьявол и  Господь Бог" -- это пьеса об освобождении человека от власти
абстракций, которые отнюдь не безвредны, как может показаться, но, наоборот,
способны искалечить или даже совсем погубить человеческую жизнь, о  том, как
медленно  и мучительно, с бурными пароксизмами отчаяния  и метаниями вслепую
происходит изживание иллюзий, о том, как в результате тяжкой душевной работы
побеждают разум  и  социальная  зоркость и  обретается дорога от  человека к
человеку без всякого посредничества сверхъестественной силы.

     Это  пьеса и о том, что абсолютная мораль, рекомендуемая христианством,
не приложима, как говорил еще Энгельс, нигде и никогда, о том, что поведение
человека  не  может базироваться на вечных  табу,  игнорирующих  сложность и
постоянную изменчивость исторической ситуации. Сартр  проводит  мысль о том,
что нравствен-



     ность означает прежде всего выбор  своего места  в классовой борьбе,  и
притом обязательно  на стороне  угнетенных. "Разве не  священна война рабов,
которые хотят стать людьми?" -- восклицает один из  персонажей пьесы. Мораль
борьбы   и  ответственности   перед   угнетенными,  мораль   служения   делу
освобождения трудящихся защищается и обосновывается здесь.

     Сартр не отложил в сторону  свои экзистенциалистские понятия о человеке
(не случайно, анализируя идейное содержание пьесы, мы постоянно пользовались
категориями "Бытия и  Ничто"),  но, надо  сказать,  эти  понятия  совсем  не
обязательны  для  интерпретации  поведения персонажей.  Благодаря  тому  что
действие переносит  нас  в  европейское средневековье,  когда господствующей
формой идеологии была христианская религия, идея служения богу (или дьяволу)
приобретает  вполне  реалистический  смысл  как  обнаружение  специфического
способа представления, характерного для той эпохи.

     Но  пьеса Сартра  --  конечно же  не историческая  драма "из  рыцарских
времен", это все  равно метафизическая  притча  в  исторических  одеждах.  У
Сартра полководец XVI века произносит  такие тирады,  которые обличают в нем
внимательного  читателя  Фейербаха,  Достоевского, Ницше  (в частности,  вся
история с  евангельской колонией Геца, именуемой, кстати, "городом  Солнца",
что тоже  анахронизм, так как  утопия  Кампанеллы появилась  почти столетием
позже описываемых событий, напоминает вариацию  на  тему "легенды о  великом
инквизиторе"  из  романа  Достоевского "Братья Карамазовы"). Гец  -- это наш
современник,  европейский интеллектуал, решающий для  себя проблему, как ему
Жить в  мире, расколотом социальным антагонизмом. И решение Геца, как мы уже
отмечали, --  живой укор всем  "неприсоединившимся", всем жаждущим  покоя  и
созерцательного  одиночества, всем, кто живет собою  и  для  себя, забывая о
"кровоточащем мире" вокруг.



     И  все же, как  нам кажется,  решение этих  проблем Сартром в  пьесе не
всегда  достаточно   глубоко  и  не  лишено   обычной  для  экзистенциализма
двусмысленности.  Приводя  выдержку из "Святого  Жене", Сартр считает нужным
говорить  о  "невозможности  морали"  в наше  время  до  утверждения полного
коммунизма. Здесь,  как  нам кажется,  он снова  отдает  дань  своей  манере
разрубать мечом гордиевы узлы  запутанных проблем и опять-таки  дает слишком
грубые формулировки, за которыми часто скрывается  и неправильное понимание.
Правильнее  в данном случае было  бы говорить  о  невозможности внеклассовой
морали в классовом обществе.

     Но  классовая  мораль  реально  существует,  и  Сартр  это  превосходно
показывает в своей  пьесе. Однако  в данном отношении в пьесе есть  какая-то
недоговоренность, которая,  как и всякая недоговоренность,  может обернуться
неподходящим  использованием  на  практике.  Автор совершенно недвусмысленно
отстаивает  право   угнетенного   класса   на  вооруженную  борьбу  за  свое
человеческое  достоинство. С первой  и до последней  сцены  вся линия  Насти
выдержана в  одном и  том  же  духе: "Вставайте  же,  братья! Вперед!  Нужно
убивать,  если  хотите, чтобы  настало  царствие  небесное".  Право  масс на
революционное    насилие   Сартр   признает   безоговорочно.   Но   проблема
революционной этики, особенно отношения  вождь -- масса, и вопрос о том, все
ли дозволено ради достижения великой и благородной цели, не получили в пьесе
сколько-нибудь  серьезного  отражения, хотя о  революционной этике  автор по
ходу действия задумывается неоднократно.



     Определенную  идейную нагрузку в  этом отношении  несет  линия Насти --
Карл. Карл  -- это своего рода двойник Насти,  только  грубее, циничнее, его
речи зачастую дышат жестокостью и личной злобой. Он по душевной  конструкции
гораздо  примитивнее  Насти  и  куда  неразборчивее  в средствах.  Насти  --
предводитель городской бедноты, а Карл -- вожак сельских низов.  Когда между
ними  происходит  столкновение, вызванное тем,  что  Карл  хочет  немедленно
развязать еще не подготовленное как следует восстание, то он прямо заявляет,
что   "деревне"  нечего   слушаться   "города".  Он   не   гнушается  прямым
систематическим  обманом  крестьян,  дурачит  их,  показывая  фокусы  и  тем
заставляя  верить в  свой  "пророческий"  дар, --  в  общем,  систематически
эксплуатирует  отсталость  низов,  решительно  используя  их  самые   темные
предрассудки. Так,  когда после поражения крестьяне пали  духом и  среди них
воцарился  страх,  он, чтобы поднять их  боевой дух,  приглашает "колдунью",
которая, прикасаясь "деревянной рукой" к людям, делает их "неуязвимыми".

     Насти претит  этот  балаган, но  он не может предложить  иного выхода и
говорит своему соратнику: "Я сделал их людьми, ты хочешь снова превратить их
в скотов".  На что тот  отвечает: "Лучше скоты, идущие на смерть, чем  люди,
которые  спасаются бегством" [37]. Насти духовно "отмежевывается"  от Карла,
даже называет его "пророком заблуждений и мерзости", но  и только. Дела -- в
руках цинично-предприимчивого Карла.  В финале пьесы Насти, который  на всем
протяжении  действия был образцом несокрушимой уверенности в своей правоте и
стойкости, оттеняя тем самым вечную неуверенность Геца, прикрытую  бравадой,
вдруг признается  в своих  глубоких колебаниях:  "Гец,  прежде я не знал  ни
одиночества, ни поражения, ни смятения,  теперь я бессилен перед ними" [38].
В то время как Гец наконец

     37 Там же, с. 316.
     38 Там же, с. 319.




     обрел  решительность  и ясность  цели, а  также  искреннее  убеждение в
правильности избранного пути, его "воспитатель" испытал обратное превращение
и  явно начинает сомневаться  в  своей  правоте,  как  Генрих  в первом акте
усомнился в догмах веры. Эта метаморфоза набрасывает легкую пессимистическую
дымку на  в общем-то мажорный финал  пьесы. У  читателя остается впечатление
полной   неизбежности  разочарования  революционера   в   своем   деле.  Это
показывает, что Сартр еще не встал как следует на точку зрения революционной
классовой морали, хотя и порвал с позицией абстрактного гуманизма.

     В пьесе показана неизбежность  компромиссов и зигзагов  в революционном
движении,  но  до  каких  границ возможны компромиссы  и  как  далеко  может
отклониться  движение  от  цели,   чтобы   не   потерять  право  именоваться
революционным?  Неужели  правильной позицией является  безбрежный прагматизм
Карла, который мало думает о перспективе и  совсем не заботится о воспитании
масс, чтобы тем увереннее на них действовать? Сартр видел важность вопросов,
которые мы  только что  сформулировали, и,  однако,  лишь скользнул по  ним.
Почему? Если он  считал, что эти  вопросы  при  всей их  значимости все-таки
отступают  на   задний   план  по  сравнению   с  первоочередными   задачами
революционного движения, то он глубоко ошибался, ибо прогресс революционного
движения  невозможен   без   постоянной   сверки  компаса,   без  внутренней
принципиальной  критики  различных  форм  отступничества   от  революционных
идеалов  и  устранения наслоений,  привносимых  воздействием мелкобуржуазной
среды и подрывной деятельностью враждебных классовых сил.



     Или, может быть, он думал, что сама действительность еще не дает ответа
на эти вопросы, которые сможет прояснить лишь будущее? И в этом случае с ним
нельзя согласиться: идейное наследие  В.  И. Ленина дает все необходимое для
надлежащего осмысления  этих проблем. Ленинское учение о партии, о принципах
партийного  строительства  и  о  функциях  партии  в  мировом  революционном
процессе и в созидании коммунистического общества дает надежный ориентир для
принципиальной    оценки   как   политического   авантюризма,   стремящегося
представить  индивидуальные   и   групповые  цели   оторвавшихся   от   масс
руководителей  в  виде "всеобщей истины", так и  политического оппортунизма,
теряющего из виду конечную цель движения в сутолоке повседневных дел.

     Но политическое  мышление Сартра,  несмотря на тот прогресс, о  котором
свидетельствуют его работы  40-- 50-х годов, было еще слишком абстрактным  и
далеким  от  практики  революционной  борьбы,  чтобы  он  мог  почувствовать
необходимость  пройти как  следует  ленинскую  школу  революционной  теории.
Вообще  надо  сказать,  что   Сартр,   по-видимому,  разделяет  предрассудки
буржуазной  "советологии", усиленно  противопоставляющей Маркса  Ленину.  Во
всяком случае, незаметно, чтобы он серьезно изучал труды В. И. Ленина.

     Могут  возникнуть недоумения:  как можно требовать от экзистенциалиста,
чтобы  он знал  ленинизм? Все  дело  в  том, что спустя  несколько лет после
рассмотренных в этой главе событий Сартр открыто объявил себя марксистом,  а
последующие его курбеты вплоть до  бесславного  союза с французской группкой
маоистов только подтверждают правоту хорошо известного  тезиса:  современный
марксизм  есть именно марксизм-ленинизм.  Нельзя удержаться в наше  время на
позициях  ортодоксального  марксизма,  если  игнорировать  ленинский этап  в
развитии марксистской мысли.












     ПОДЪЕМ И УПАДОК

     Конец 50-х -- начало  60-х годов -- кульминационный пункт философской и
социально-политической  эволюции Сартра, после чего началось  его  сползание
вниз,  которое  даже  не  назовешь  отступлением на  заранее  подготовленные
позиции.  Все  те троцкистские и полутроцкистские идеи, которые  до  поры до
времени не играли определяющей роли в  его мировоззрении, вдруг выступили на
передний план и обусловили его переход на тощую  и  эклектическую  платформу
современного левого экстремизма.

     Переломным моментом в его политической  биографии стали майские события
1968  года  в  Париже,  студенческие выступления,  проходившие под лозунгами
"власть    --     воображению"     и    немедленного     разрушения     всей
государственно-монополистической  структуры французского общества.  С  этого
времени Сартр начинает выступать с регулярными и  довольно злобными выпадами
против  Французской коммунистической партии, заявляя о своем "разочаровании"
в  ней.  Его  неудовольствие  вызвало  то,  что  французские  коммунисты  не
выдвинули    лозунга    немедленного    вооруженного    свержения     власти
монополистического  капитала,  т.   е.  не  встали  на  путь   политического
авантюризма  и  путчизма,   подобно   студенческим  "вождям"  вроде  братьев
Кон-Бендит.



     Коммунисты не могли пойти на это, так как они  основывают свою политику
не на головокружительных  волюнтаристских прожектах, принимающих во внимание
лишь   непосредственно  складывающуюся   благоприятную   в   данный   момент
конъюнктуру, а на научном  анализе расстановки основных классовых сил внутри
страны и на  международной арене. Объективный  социально-политический анализ
показывал, что во Франции  в мае 1968  года не было признаков  революционной
ситуации,  и  потому  выступление коммунистов с оружием в  руках не было  бы
поддержано  широкими народными  массами  и привело бы  только к  социальному
хаосу и разгулу  контрреволюции в стране, что отбросило бы ее далеко назад в
отношении социально-политического развития.

     Было время, когда Сартр с полным пониманием относился  к  политике ФКП,
заявлял  о своей солидарности с  ней по узловым политическим проблемам  дня.
Полемизируя с  антикоммунистами, Сартр, в частности, писал о  ФКП следующее:
"Изменяла ли она когда-либо свой взгляд на войну в Индокитае? Переставала ли
она защищать  мир? Не  была ли  она права, выступая против  плана  Маршалла,
борясь  за  национальную  независимость?  А национализм  во  времена военных
блоков  так же, как  интернационализм  --  его дополнение,  --  не  есть  ли
истинная  форма прогрессизма?" [1].  С  тех пор (цитата приведена из  статьи
1956  года)  Сартр  выступал вместе  с коммунистами  против войны  в Алжире,
неофашистского экстремизма ОАС, режима личной власти и американской агрессии
во  Вьетнаме.  В 1964  году он был  одним  из  докладчиков  на теоретической
конференции  по   этике,   организованной  Институтом   Грамши   Итальянской
коммунистической партии.

     1 Sartre J.-P. Situations, VII. Paris, 1965, p. 126.




     Тем   не  менее  и  тогда  нельзя  было  сказать,  что  политические  и
философские взгляды Сартра  совпадают  с марксизмом. Это  довольно  рельефно
проявилось  в  его  оценке  некоторых  политических  событий  того  времени.
Теоретические  разногласия Сартра с коммунистами нашли выражение  в "Критике
диалектического   разума"  (в  1960   году  вышел  только   первый   том,  и
маловероятно,  что  появится  обещанный  второй)  -- работе, превышающей  по
объему  и трудности понимания онтологический трактат "Бытие и Ничто",  и без
того необычно построенный и нелегкий для чтения. Но прежде чем мы резюмируем
теоретические   расхождения   Сартра  с  философией  марксизма,  постараемся
выяснить место этого тру"  да  в  идейной  эволюции  французского  философа,
особенности авторского замысла и метода его реализации.










     В  методологическом введении,  опубликованном впервые еще  в 1957 году,
Сартр выясняет соотношение марксизма и экзистенциализма в той форме, в какой
он теперь представлял себе это соотношение. Полутора десятка лет не прошло с
того времени, когда Сартр со всем  своим полемическим азартом утверждал, что
экзистенциализм -- это единственная "истинная" альтернатива марксизму. И вот
теперь он  утверждает нечто прямо противоположное, а именно: экзистенциализм
нельзя  даже ставить  на  одну доску  с марксизмом, потому что марксизм есть
истинная философия нашей эпохи, а экзистенциализм -- всего лишь "идеология",
базирующаяся на марксизме.

     Но   предоставим   слово  ему   самому.   В  предисловии   к   "Критике
диалектического   разума"   читаем:  "...я  считаю   марксизм   непреходящей
философией нашего времени, потому что рассматриваю идеологию существования и
ее познавательный метод как  вкрапление (une enclave) в марксизм, который ее
(идеологию существования. -- М. К.) порождает и  одновременно отрицает" [2].
Термин  "идеология" Сартр употребляет в весьма специфическом смысле частного
приложения  оригинальной  философии, составляющей  "теоретический  горизонт"
эпохи,  по  такого  приложения,  которое  утратило  связь с общим горизонтом
познания, с философией марксизма.



     Обосновывая   эту   мысль,  Сартр   углубляет  социологический   анализ
общественной мысли, с первым  наброском которого мы  встречались в эссе "Что
такое литература?":  "Если  философия  должна  быть  одновременно обобщением
знания, методом, регулятивной  идеей  (действия.  -- М. K.),  наступательным
оружием  и  общностью  языка;  если это  "видение мира"  есть  вместе с  тем
инструмент преобразования прогнившего общества; если определенная концепция,
возникшая  а уме  одного человека или группы людей, становится культурой  и,
временами,  даже  натурой  всего  класса,  совершенно  очевидно,  что  эпохи
философского творчества очень редки. Между XVII  и XX веками я  вижу  только
три такие эпохи, которые и обозначу  именами знаменитых людей: есть "момент"
(растянувшийся минимум  на полтора  столетия.  --  М.  К.) Декарта  и Локка,
"момент"  Канта и Гегеля  и,  наконец,  Маркса.  Эти три философские системы
становятся,  каждая  по  очереди,  почвой   всякой  индивидуальной  мысли  и
горизонтом всей культуры (общества в данный период  времени. -- М.  К.), они
непреходящи  в  той  мере,  в  какой  продолжают  существовать  исторические
условия, выражением  которых они служат.  Я часто говорил:  антимарксистский
аргумент есть не что иное, как воскрешение домарксистской идеи" [3].

     2 Sartre J.-P. Critique de la raison dialectique. Preface. Paris, 1960,
p. 9-10.
     3 Ibid., p. 17.




     Мы привели эту длинную цитату, потому что по ней уже можно судить о тех
изменениях, которые  произошли в сознании Сартра на протяжении  50-х  годов.
Теперь  он  объявляет  себя  марксистом  и стремится  сознательно  применить
марксистский  исторический метод  к раскрытию  смысла  историко-философского
процесса.  Этот процесс  он  соотносит  с  исторической  практикой, а  не  с
имманентным движением чистой мысли, как это свойственно историкам философии,
стоящим на идеалистических позициях. Он в общем  правильно выделяет основные
этапы   истории  новой  философии.  Нельзя   не  согласиться   также  с  его
обоснованием  определяющей роли  марксистской философии, которую  он считает
единственной  современной  философией  именно   потому,  что  она  порождена
кризисом буржуазного  общества и  указывает перспективу  познания и действия
для нового восходящего класса. Конечно, все это азбучные истины для человека
с марксистскими  убеждениями, но для автора "Бытия  и  Ничто" написать такое
стоило немалого труда и мучительной переоценки ценностей.

     Но продолжим  анализ  исходных  рассуждений  Сартра. Вслед  за великими
философами   --  творцами  новых  мировоззрений   приходят  "идеологи".  Они
разрабатывают в деталях  новое  мировоззрение и  занимаются практическим его
приложением.  Это, по его выражению, "относительные  люди",  так как в своей
деятельности  они  целиком  зависят  от  ранее очерченного философом  общего
горизонта эпохи. Иногда бывает даже так, что "своя своих не познаша",  т. е.
идеолог  восстает против философии, которая его же породила. Это и случилось
с экзистенциалистами. Такова мысль Сартра.



     С его точки зрения, экзистенциализм -- это блудный сын марксизма,  ныне
возвращающийся  благодаря  стараниям Сартра  в отчий  дом.  В  интерпретации
Сартра  философский  синтез  Маркса  предстает  как   преодоление  одинаково
односторонних концепций  Гегеля, "потерявшего" индивидуальность  человека  в
лабиринте    объективных    общественных    определений,    и    Кьеркегора,
восстановившего  эту   индивидуальность  в   ее  несводимой  к   объективным
определениям  специфике,  но  зато  "отрезавшего"  экзистенцию  от реального
движения истории. "Кьеркегор  прав против Гегеля в той  самой мере, в  какой
Гегель прав против Кьеркегора.  Кьеркегор прав в том,  что страдание, нужда,
страсть, труд  людей  суть  грубые  реальности,  которые  не  могут  быть ни
превзойдены,  ни  изменены  с  помощью  знания... По  отношению  к Гегелю он
(Кьеркегор. -- М. К.) означает некоторый прогресс на пути  к реалистическому
пониманию человека,  потому  что  настаивает  прежде  всего  на несводимости
реальности к мышлению и на примате реальности" [4].

     В   то   же  время  Марксова  критика  Гегеля,  уверяет  Сартр,  сродни
кьеркегоровской,  ибо подчеркивает примат социального действия, практики над
познанием.  В  результате  "Маркс  прав  одновременно и против Кьеркегора, и
против  Гегеля,  поскольку  он  утверждает  вместе  с  первым  специфичность
человеческого существования и вместе со вторым -- конкретного человека в его
объективной реальности" [5]. Такой  ход  мыслей позволяет Сартру говорить  о
необходимости    включения   экзистенциализма    в   теорию    исторического
материализма. Неразрывная  связь этих учений, как думает Сартр,  объясняется
общностью фундаментальной проблематики, проблематики отчуждения.

     4 Ibid., p. 20.
     5 Ibid., р. 21.


     Отчуждение,  которое  экзистенциалисты,   абстрагирующие   личность  от
истории, рассматривают  как "вечную  угрозу" экзистенции, марксизм объясняет
социальной структурой, в рамках которой формируется личность.



     То, что  экзистенциализм  фиксирует как  факт,  как свойство  личности,
марксизм интерпретирует  исторически. Поэтому оба учения,  уверяет Сартр,  в
сущности  не  исключают друг друга. Напротив,  марксизм,  как  более широкий
взгляд,  включает   в  себя  экзистенциализм.  Но  как  только  это  понятo,
самостоятельному  существованию экзистенциализма приходит  конец.  "Казалось
естественным в этих условиях,  что экзистенциализм, идеалистический  протест
против  идеализма,  потерял   всякую   ценность   и   не  переживет   упадка
гегельянства" [6]. Но этого не  случилось. Во-первых,  между  двумя мировыми
войнами  возник  "немецкий  экзистенциализм, представленный по  меньшей мере
Ясперсом". Это течение  мысли, по  мнению  Сартра,  не  имеет  исторического
оправдания, так как пытается  возродить веру  Кьеркегора  в трансцендентное,
затушевывая в то же время "реалистический" аспект его воззрений.

     Сартр  дает  уничтожающую характеристику  философии Ясперса: "Кьеркегор
достиг  определенного  прогресса по  сравнению  с  Гегелем,  потому  что  он
утвердил  реальность существования, но  Ясперс -- это регресс по отношению к
историческому движению, так как  он убегает от реального движения практики в
абстрактную  субъективность"  [7].  Такого рода философия представляет собой
анахронизм,  сохраняющийся  лишь  благодаря  "дурной  вере"  ее  основателя.
Любопытно, что  в этом  месте своего  труда Сартр  ни словом не обмолвился о
своих работах, написанных в духе классического экзистенциализма. Ведь  к ним
тоже   относится  в  большой  мере   эта  гневная  характеристика.  Хотя  он
исповедовал  атеизм,  но  в  грехе "абстрактной  субъективности" был очень и
очень повинен.

     6 Ibid., р. 21.
     7 Ibid., р. 22.




     Второй   причиной   того,   почему  экзистенциализм   продолжает   быть
самостоятельным   философским  течением,   являются,   по   мнению   Сартра,
недостатки,  присущие современному  марксизму, который  якобы "остановился".
Сартр обвиняет марксистов в том, что они превратили общие принципы в готовое
знание о данной исторической  ситуации и  "натурализовали" историю, исключив
из  рассмотрения  роль  субъективного  фактора и случайности в  историческом
процессе.

     Если   внимательно  вчитаться  в  раздел   "Вопросы  метода",   где   и
высказываются эти упреки, то нельзя отделаться от мысли, что Сартр во многом
воспроизводит  замечания Энгельса  из его писем об историческом материализме
начала  90-х  годов.  (Этим мы  не  хотим  сказать,  что Сартр  списывает  у
Энгельса,  на него  не  ссылаясь.  Речь  идет о существенном  сходстве  ряда
положений  того  и другого, причем  приоритет остается за Энгельсом.) В свое
время Энгельс предупреждал об опасности упрощенного  понимания исторического
материализма  и  даже указывал на  некоторые  его специфические  проявления.
Будущее показало, насколько справедливы были опасения Энгельса.

     Так, теоретики II Интернационала (особенно  Каутский) в своих трудах по
истории  явно  тяготели  к   упрощенному   пониманию  базиса  и  надстройки,
игнорировали   сложную   диалектику    "опосредствования"   объективных    и
субъективных   факторов  исторического   процесса.   В   последующий  период
марксистская  мысль иногда  грешила догматизмом. Однако  было бы глубочайшим
заблуждением думать, что марксизм "стоит на месте", ибо догматические недуги
прошлого успешно преодолеваются и давно преодолены  в главном -- в понимании
современной эпохи, чего  тогда (во  время создания  "Критики диалектического
разума") не стал бы отрицать и Сартр, признававший правильность политической
линии коммунистов.



     Явно односторонняя  характеристика "современного марксизма"  нужна была
Сартру    для    того,   чтобы    объявить    экзистенциализм    абстрактной
противоположностью  "догматического  марксизма".  Коль скоро  "догматический
марксизм"   уступит  место   "критическому",   экзистенциализм  окончательно
потеряет право  на самостоятельное существование и  вольется в марксизм, как
речка  в   океан.   Создателем   "критического   марксизма"   и   хотел   бы
зарекомендовать себя Сартр. Этим намерением и определяется  замысел "Критики
диалектического разума". Попробуем разобрать эту претензию по существу.

     Само   название   второго  трактата  Сартра  отсылает  нас  к  традиции
кантовского  критицизма  в  буржуазной философии XIX--XX веков. "Критика"  в
кантовском  смысле слова означает выяснение условий и границ того или  иного
способа  познания.  Своеобразие "критического метода" заключается в том, что
от факта  познания (от существования какой-либо науки или отдельной  теории)
умозаключают  к  условиям  его  возможности, от  следствия --  к  основанию.
Скажем,  в  "Критике  чистого  разума" Кант  задавался  целью  узнать,  "как
возможно чистое (теоретическое.  --  М. К.) естествознание как наука", т. е.
каковы теоретические предпосылки естествознания. Это не теория  науки и  тем
более не методология научного знания, а выяснение гносеологических оснований
и той и другой. Стало быть, критический метод есть метод обоснования готовой
теории,  подведения под нее теоретической  базы аподиктического (всеобщего и
необходимого) знания.



     Но  --  может  спросить читатель и будет  прав,  если спросит, -- разве
создание  теории не есть одновременно ее  обоснование?  С  общенаучной точки
зрения,  возможен  только утвердительный ответ, но представителей кантовской
философской  традиции  такой ответ удовлетворить никак не может. Дело в том,
что  обычное  научное обоснование  теории заключается в сравнении логических
следствий  из  теоретической  схемы  с  экспериментальным  материалом.  Если
эксперимент подтверждает  теоретические предположения,  то в  этом и состоит
"обоснование"  теории.  Другой  путь обоснования теории  состоит в выведении
данной   концептуальной   схемы   из   ранее   установленных   более   общих
закономерностей. Ни тот, ни другой путь общенаучного обоснования  теории  не
может удовлетворить представителей идеалистической философии, ибо они желают
найти "последние основания", вечную и  неизменную основу научного знания.  К
этому  стремился  и  Гуссерль,  как  мы помним,  а  вот теперь  Сартр  хочет
применить  этот  стиль мышления к  анализу  марксизма. У  него был еще  один
непосредственный  предшественник.  Это Вильгельм Дильтей, который  всю  свою
сознательную  жизнь  посвятил   созданию  "критики  исторического   разума",
соответственно которой ставил вопрос так:  "как возможно познание прошлого",
каковы  гносеологические  предпосылки  науки истории?  Для  Сартра  "критика
исторического разума" эквивалентна "критике диалектического разума". Но  что
такое "диалектический разум" в понимании Сартра? Ответ на этот  вопрос имеет
решающее значение для точного истолкования замысла разбираемого нами труда.

     Согласно   критическому   методу   надо   найти   сначала   фактическое
осуществление того  явления,  обоснованием которого  мы хотим заняться. Так,
когда  Кант  почти  два столетия  тому  назад  задался  вопросом о том, "как
возможно   чистое  естествознание",  он   исходил   из  факта  существования
классической    физики,   ньютонианского    экспериментально-математического
естествознания. Точно так же поступает  и Сартр. "Диалектический разум"  для
него равнозначен материалистическому пониманию истории, созданному Марксом.



     Отсюда  следует, что  предметом исследования  у Сартра является не сама
теория исторического процесса, ибо  он исходит  из того,  что эта теория уже
создана, и создана Марксом, а гносеологическое обоснование этой теории, или,
иначе говоря, теория теории. "Критика диалектического разума", по замыслу ее
автора, есть,  таким  образом,  не  что  иное, как метатеория  исторического
материализма.  Из  этого  вытекает довольно существенный  вывод:  бесполезно
вести полемику с Сартром, противопоставляя тезисам  его книги те  или другие
положения исторического  материализма, ибо  он всегда может сослаться на то,
что ведет исследование "на другом уровне абстракции" и занимается выяснением
теоретических   предпосылок   как   раз   тех    положений,    которые   ему
противопоставляют.  "Наша  задача,  --  пишет  Сартр,  -- ни в  коей мере не
состоит в том, чтобы воспроизвести реальную историю в  ее  развитии; она  не
состоит и  в  конкретном  исследовании форм производства или  групп, которые
изучаются социологией или этнографией. Наша проблема критическая... ее можно
сформулировать в  таких терминах: при каких условиях возможно познание любой
истории? В  каких пределах упорядоченные связи могут  быть необходимыми? Что
такое диалектическая разумность, каковы ее границы и основания?" [8].

     8 Ibid., p. 135.


     Итак,  Сартр  считает,  что  Маркс  создал  исторический материализм  и
успешно применял его на практике  (французский философ  в особенном восторге
от  "Восемнадцатого  брюмера   Луи  Бонапарта"),  но  не  дал   философского
обоснования разработанным им процедурам, и потому задачей настоящего времени
является



     "конституировать науку" [9]. "Конституировать" -- слово, заимствованное
из словаря  феноменологии  Гуссерля,  и  означает  оно  описание  того,  как
деятельность  сознания формирует  свой  предмет.  В  данном случае предметом
является история  человечества. Частные  науки  (история,  социология) берут
этот предмет как заранее данный и не задумываются над тем, каково содержание
этого понятия, его "конституированный смысл".

     Для  решения  этой  задачи  Сартр  выработал особый метод  --  довольно
странную комбинацию феноменологии и диалектики. Согласно феноменологическому
критерию истины, обоснование диалектики следует искать в особой форме опыта,
в которой диалектика была бы  дана с "аподиктической достоверностью", но уже
не  в области "чистого сознания"  идеалиста  Гуссерля,  а в "конкретном мире
истории". Надо сказать, что это почти взаимоисключающие условия, ибо в сфере
"чистого   сознания"   субъект   сам  себе  хозяин   и  потому  может  найти
аподиктическую   достоверность   там,   где   захочет  (вот  почему   разные
феноменологи  дают различные описания  одних и тех же явлений, причем каждый
апеллирует  к интуитивной очевидности  и аподиктической  достоверности),  но
Сартр уверенно находит нужную ему форму опыта.

     Необходимо еще пояснить, что он понимает под диалектикой. Диалектика --
это  процесс  тотализации,   формирования  конкретной  целостности,  который
одновременно образует и объективную  ткань  истории,  и метод  ее  познания.
Следовательно, проблема обоснования диалектического разума сводится к  тому,
чтобы  найти  "некий  сектор  бытия,  где   тотализация   есть   сама  форма
существования" [10]. Такой формой существования, по

     9 Ibid., р. 33.
     10 Ibid., p. 137.




     Сартру,  является индивидуальная практика. "Вся историческая диалектика
основывается на индивидуальной практике  в той  мере, в какой  последняя уже
диалектична,  т. е. в той мере, в какой действие есть отрицающее преодоление
противоречия,  определение,  тотализация   настоящего   во  имя  тотальности
будущего, реальный  и  производящий  труд материи" [11]. Конец  цитированной
фразы относительно "труда материи"  -- отнюдь не  случайная оговорка автора.
Он  вполне сознательно  настаивает на  "монизме  материальности",  благодаря
которому только и можно постичь единство человека и природы.

     11 Ibid., p 166.


     Однако  по  мере углубления в трактат  становится все более  явственной
основная слабость "Критики диалектического разума" -- двусмысленность самого
понятия  практики.  Сартр  задается  целью во  что бы  то  ни  стало "слить"
марксистское   понятие   труда   (порой   в   фейербахианской   окраске)   с
кьеркегоровской  концепцией  экзистенции (без  ее теологических аксессуаров)
как неразложимого единства  бытия и сознания. Здесь у внимательного читателя
законно  возникает  подозрение,  не является ли  теперешняя  "индивидуальная
практика" двойником старого знакомого -- "дорефлексивного самосознания".

     Эти  подозрения   усиливаются,  когда   Сартр   начинает  разворачивать
тотальность  индивидуальной практики  в  тотальность  мировой  истории.  Для
правильной оценки теоретической позиции Сартра необходимо  представлять себе
общий  план его труда.  Вся  "Критика  диалектического  разума"  (включая  и
второй, не появившийся на свет  том) призвана  обосновать  единство  мировой
истории -- процесса тотализации (totalisation en cours). Абстрактные моменты
этого процесса: "индивидуальная практика", коллектив ("практически  инертная
серия") и группа. (На этом анализ первого тома заканчивается.)



     Экзистенциалистское  прошлое и, до некоторой  степени, настоящее автора
сказывается в  том, что исходной точкой всего процесса генезиса исторической
реальности по-прежнему оказывается  экзистенция (под  именем "индивидуальной
практики").  Но  на  этой  основе  идет  "процесс  тотализации",  постепенно
охватывающий все более широкие общности людей вплоть до мировой истории в ее
единстве  (это должно  быть  предметом  второго  тома). В этом  существенное
отличие позиции Сартра  в "Критике диалектического разума"  от его позиции в
трактате "Бытие и  Ничто". Экзистенциальное мышление идет от  социального  к
индивидуальному, счищая шелуху объективных определений, и хочет найти "ядро"
личности,  чистую  субъективность,  а  Сартр,  наоборот,   в  индивидуальной
практике  стремится проследить тотальность мировой истории.  Но  это значит,
что  точка зрения на  индивидуум  как на нечто изолированное им теоретически
преодолена   (практически  она   была   преодолена   гораздо  раньше).  "Нет
изолированного   индивидуума.   Но   в   исторической  тотализации  реальное
исчезновение   изолированного   индивидуума...   осуществляется   на  основе
органической практики  ("органическая практика" --  деятельность коллектива.
-- М.  К.) как  конституированная диалектика  и как  опосредование..." [12].
Таким  образом,   получается,   что  хотя   феноменологически  (по   порядку
обоснования)   первична  индивидуальная  практика,  реально-исторически  она
всегда включена в состав более широкого "практического ансамбля".

     12 Ibid., p. 642.




     В этой двойственности, в движении вперед с непременной оглядкой  назад,
-- специфическая особенность  "Критики диалектического разума", особенность,
делающая  чтение  этой  книги   временами   прямо-таки   мучительным.  Можно
значительно  упростить себе понимание,  если читать  выборочно,  принимая во
внимание      либо      одни      экзистенциалистские      мотивы,      либо
фейербахиански-марксистские. На  таком  приеме  расчленения, между прочим, и
основываются  порой  оценки этого произведения. С  одной стороны, буржуазные
комментаторы  часто  говорят  о  том,  что  здесь Сартр "капитулировал перед
марксизмом" и  отказался от  экзистенциализма. С  другой  стороны, нередки и
противоположные  утверждения  в духе изречений  типа: "каким  ты был,  таким
остался". В этом случае обходят молчанием новые  для  Сартра ингредиенты его
философского синтеза.

     В  "Критике диалектического  разума" мы находим  широкую синкретическую
концепцию,  в  которой  элементы   гегельянства  (тотализация)  и  марксизма
(материальная   практика)   соединяются   с   феноменологическим   описанием
индивидуального и группового сознания, а также с учением об экзистенциальном
проекте,  в  которое   вдобавок  вплетены  фейербахианские  установки.   Все
содержание  первого  тома составляет  феноменологическое описание группового
сознания,  возникающего  на  основе  индивидуального,  хотя  Сартр  затратил
неимоверно  много сил,  чтобы представить  этот процесс  как движение  самой
материальной практики (что  и  делает его  книгу  труднодоступной, а местами
просто непонятной).

     Ему пришлось столкнуться с естественными границами  феноменологического
метода, который перестает действовать за пределами  самосознания. Но в таком
случае Не возвратит ли Сартра обоснование глобальной тотализации -- единства
мировой истории -- к  позиции Гегеля с его мировым  разумом? Пока что Сартра
спасает незавершенность его  труда, но во  втором  томе,  в котором  позиция
группового  сознания  должна быть превзойдена (как  того требует общий  план
работы), угроза гегельянского идеализма станет вполне реальной. Не в этом ли
причина  того, что  второй том  до  сих  пор не появился в печати,  хотя  со
времени публикации первого прошло уже пятнадцать лет?



     Затруднение возникло не  случайно. Ведь  в принципе  возможны, пожалуй,
только   два   варианта   обоснования   диалектического   разума:    открыто
идеалистическая гегелевская теория тождества мышления и бытия, движения духа
и хода истории, и марксистско-ленинская теория  отражения, согласно  которой
субъективная диалектика познания  отражает объективную  диалектику природы и
истории.  Сартр  решительно  отвергает теорию отражения  (о  чем уже  немало
писали  в  нашей литературе) и  в  то  же  время  не  хочет  принять  теорию
тождества. Надо  признаться, что, по  нашему  мнению, это ему довольно плохо
удается,  несмотря на то  что Сартр стремится  слить воедино все разнородные
элементы  своей  концепции   с   помощью   сложной   цепи  опосредствований.
Присмотримся,  однако,  пристальнее  к  некоторым  наиболее  существенным  и
интересным моментам теоретического построения Сартра.

     В отличие от Гегеля, у которого  диалектика вводится, прежде всего, как
закон превращений в  лоне  понятия, Сартр  берет  за  основу  реалистический
исходный пункт: отношение  индивидуума к  окружающей среде.  Фундаментальным
фактом,   приводящим  в   движение  весь   механизм  диалектики,  становится
"недостаток" (1а rarete). Благодаря этому  обстоятельству  вся  человеческая
жизнь превращается в "отчаянную  борьбу  с нуждой" (как можно еще  перевести
это  ключевое  сартровское  словечко)  [13]. Здесь,  по  мнению  Сартра,  --
источник всех глубочайших  социальных противоречий, и прежде всего классовой
борьбы. Отсюда  неизбежность  двоякого  рода  отношений,  связывающих каждый
"практический организм"  (индивидуальность)  с его  окружением: к  природным
вещам и к другим людям.

     13 Ibid., р. 201.




     Отношение к  природным вещам в условиях "нехватки" (мы стараемся давать
различные  русские  эквиваленты  этого слова,  так как оно  и на самом  деле
многосмысленно)   по  необходимости  превращается   в   труд  --   "взаимное
опосредствование" вещей человеком и человека вещами. Это Сартр называет даже
"важнейшим oткрытием  диалектического  опыта"  [14]. Опосредствование  вещей
человеком есть "объективация", благодаря которой природные вещи превращаются
в знаки и орудия человеческой деятельности. Опосредствование человека вещами
есть, по Сартру, "объективность" -- то, что еще Гегель называл отчуждением.

     Дело  в   том,   что,   очеловечивая   материю,   человек  одновременно
материализует и тем самым обесчеловечивает себя, создает мир "античеловека".
"Человек теряет себя  для того, чтобы могла  существовать человеческая вещь"
[15].  По  мере  того как труд накапливается  и  оптимизируется в результате
прогресса знаний и  навыков, "материя, благодаря человеческим противоречиям,
которые она  несет  в  себе,  становится  благодаря и  посредством  человека
основной  движущей  силой   истории"  [16].  В  этом  источник  исторической
необходимости, которая, по Сартру, "конституируется"  (это,  как  мы  знаем,
любимое слово  феноменологов) в результате отчуждения человеческой свободы в
материальный мир.

     14 Ibid., р. 165.
     15 Ibid., p. 238.
     16 Ibid., p. 250.




     Стало быть, отношение человека  к природе с самого  начала  и в  основе
своей содержит  антагонизм человека с человеком,  и притом в двояком смысле:
во-первых, человек  как таковой превращается в свою противоположность  и сам
создает  античеловеческий мир, господствующий  над ним как  слепая природная
сила,  и,  во-вторых,  этот  конституированный материальный  мир  становится
исходной  и главной ареной  антагонизма  между  самими  людьми, непримиримой
борьбы  интересов. Ибо интерес, согласно  Сартру, неизбежно принимает  форму
"отношения  между  вещами  при посредстве  человека". Борьба за  вещи только
обнажает  изначально  антагонистический  характер  отношений  между  людьми.
"Нужда,   --   безапелляционно   заявляет   Сартр,  --  воплощает  пассивную
целостность   индивидуумов,   составляющих   коллектив,   как  невозможность
сосуществования"  [17].  Поэтому  и с данной точки зрения человек становится
противочеловеком,   он  несет   в   себе  "угрозу  смерти"  [18].  Отсюда  и
неизбежность  войны,  которую Сартр  тоже именует "трудом", "трудом человека
над человеком".

     17 Ibid., p. 205.
     18 Ibid., р. 208.


     Таким образом, исходный базис человеческой истории образует антагонизм,
который,  вообще говоря,  не  связан  с  какими-либо  определенными формами,
общественного производства, а  вытекает  из  природы  "нужды"  и способа  ее
удовлетворения.  "Материальность" у Сартра  выступает как непрерывная угроза
подлинности человеческого существования и  царство бесчеловечного. Такой ход
мыслей приближает Сартра к Гоббсу гораздо в  большей степени, чем к  Марксу.
Ибо исходная  идея у Сартра  и Гоббса  одна  и та же:  в  их  изначальной  и
первозданной сущности  отношения  между людьми есть не  что иное, как "война
всех против  всех".  Только  у  Гоббса обоснование  (в  духе его  времени  и
эмпирической  философии,  которой  он   придерживался)  психологическое,  со
ссылками на  "природу  человека", а  у Сартра  неизмеримо  более изощренное,
опирающееся на  ге-гельянско-марксистские  представления,  но  в  достаточно
односторонней интерпретации.



     Материальное бытие,  по Сартру, --  результат  отчуждения,  а вовсе  не
природная данность, как то следует из материалистического взгляда  на мир. А
ведь исторический материализм  основывается на  материалистическом понимании
природы,  которое   углубляется  и  одновременно   достраивается   "доверху"
материалистическим пониманием истории. Это детальнейшим образом разъяснил В.
И. Ленин в своем гениальном труде "Материализм и эмпириокритицизм". При этом
надо  учитывать,   что   во   времена  Ленина   не   были   известны   такие
основополагающие   произведения  классиков,  как   "Немецкая   идеология"  и
"Диалектика   природы",   в   которых  прямо   утверждается  первичность   с
генетической точки зрения природного мира по сравнению с социальным.

     Учение   об   общественном  развитии  в   марксизме  развертывается  на
естественнонаучном фундаменте дарвинистского эволюционизма. Хорошо известно,
что   Маркс,  ознакомившись  с  только   что   появившимся  трудом   Дарвина
"Происхождение   видов   путем   естественного    отбора,   или   сохранение
благоприятствуемых  пород  в борьбе за  жизнь",  отмечал  его  значение  как
естественнонаучного    обоснования    диалектического     материализма.    В
общетеоретической форме  эту  идею  выдвинул  В.  И.  Ленин  в  "Философских
тетрадях",  сформулировав  тезис  о  том,  что  необходимо  связать  принцип
развития  с  принципом  материального  единства  мира.  Эта  связь  наглядно
выражает   монолитность   диалектико-материалистического  миросозерцания   и
органическую связь марксистско-ленинской философии с естествознанием.



     Но, может быть,  Сартр в ортодоксально-марксистском духе трактует  хотя
бы категорию  социального бытия?  Во всяком  случае, социальное  бытие  есть
продукт деятельности человека, результат ее  объективации.  В  этих пределах
наш  автор, конечно,  прав, хотя  и не говорит  ничего нового после Гегеля и
Маркса.   Дальше,  однако,   опять   начинаются   существенные  расхождения.
Материальность  общественного   бытия   Сартр   трактует   только  как   его
"обесчеловеченность",  как  слепую  силу  природной  необходимости. И  здесь
полностью  сохраняется  односторонне идеалистическое  понимание материи  как
косной   "силы   тяжести"   (Гегель),   простого   инерциального  компонента
реальности,  вся ценность которого  в том, что  в боренье с  этой  косностью
мужает "дух"  и  человек  обретает  свободу.  У  Сартра  гегельянское, а  не
марксистское понятие материи.

     Материалистический   монизм,  связывающий  в  единое  целое  объяснение
природы и  объяснение  истории,  исходит  из  представления  о  самодвижении
материи, о внутренне присущей ей активности, которая  и объясняет развитие в
природном и социальном мире. "Косная материя"  никогда не смогла бы породить
жизнь  на земле и претерпеть  биологическую эволюцию, создавшую  предпосылки
для общественного развития. Вот  почему  "социальная материя", по Марксу, не
сводится  к одной только слепой стихийной необходимости, действующей подобно
недоступным  человеческому  контролю  силам  природы, как  это  получается у
Сартра. Одно из фундаментальных положений исторического материализма гласит,
что общественное развитие есть естественноисторический процесс.

     Сартр,  в  сущности,  трактует  исторический материализм дуалистически:
материальное для него  равнозначно естественному,  историческое  же (царство
человеческой свободы, "трансценденции", "отрицания"  и т. д.) оказывается по
ту сторону  естественного. "Историческое"  и  "материальное", по  Сартру, --
антиподы, ибо в мате-



     риальном историческое отчуждается, превращается в грубую  объективность
и  угасает, хотя  и в такой  форме сохраняет активность,  но только в грубом
обличий физического давления и внешнего принуждения. Это грубое  принуждение
Сартр  и  называет  "движущей  силой  истории",  как  мы  имели  возможность
убедиться несколькими страницами ранее, когда  приводили соответствующее его
высказывание.

     Конечно, как разъясняли классики марксизма, до тех пор пока общество не
напало на след своего  собственного  развития и  не выработало исторического
самосознания (а это  оказалось возможным только в результате создания теории
научного коммунизма), общественные законы действовали  слепо, насильственно,
разрушительно, "за  спиной людей".  Но Сартр в  угоду  своей схеме, хранящей
следы гегельянского дуализма материи  и  духа, затушевывает  другую  сторону
марксистского  взгляда,  согласно которому  люди  всегда  сами  делают  свою
историю,  они обладают исторической  инициативой,  а не просто действуют под
давлением  внешней  необходимости.   И   эта  историческая   инициатива   --
неотъемлемый  элемент царства необходимости,  которая пробивает себе  дорогу
как  результирующая множества  индивидуальных  воль.  Вот  почему,  согласно
Марксу, историческое не противостоит материальному, а включает его в себя, и
наряду с отчужденной предметностью, давящей человека своей  слепой и  грубой
бездуховностью,  есть еще созидающая  предметная деятельность,  историческое
творчество.  Источник  заблуждений  Сартра  в   этом  пункте  заключается  в
давнишнем  его тяготении к дуализму,  вполне обозначившемуся еще  в "Бытии и
Ничто",  где "для-себя-бытие" было  вытолкнуто  за  пределы "бытия-в-себе" и
существовало  как  свободная  деятельность  "на расстоянии"  от материальной
предметности. Только теперь эта дуалистическая концепция трасформировалась в
определенную интерпретацию марксистской концепции исторического процесса.



     Невозможно   согласиться  и  с  интерпретацией   труда,   материального
производства в "Критике диалектического разума": поскольку  это материальная
деятельность,  то она  уже с самого  начала является  источником порабощения
человека  и  яблоком раздора  между людьми.  Материальное  производство  как
таковое с необходимостью  представляет  собой арену социального антагонизма,
сферу насилия, скрытого и явного. "Насилие не просто внешний акт, хотя может
быть, без сомнения, и им, оно есть также интериоризированная  нужда, или то,
благодаря  чему каждый видит в каждом другого (символ чуждости, появляющийся
у Сартра еще в "Бытии и Ничто". -- М. К.) и принцип Зла" [19].

     19 Ibid., р. 225.


     Здесь    почти   без   изменения    воспроизводится   давнишний   тезис
онтологического  трактата  об  изначальной   конфликтности  отношений  между
людьми. Теперь виной этому оказывается не страх изолированного "я"  за  свою
свободу в присутствии другого лица, предъявляющего те же претензии, а просто
антропологическая  природа  человеческого   существа,  вечно   испытывающего
"недостаток"  и  потому  вынужденного  конкурировать с другими за  обладание
необходимыми  благами.  Получается,  что  конкурентность  не  еcть  свойство
каких-то  специфических  социальных  условий  (антагонистической  социальной
структуры,   как   то   считают   марксисты),   но   атрибут   человеческого
существования.  Такое  объяснение  ничем не  хуже (и не  лучше) гоббcовского
"честолюбия",  побуждающего людей непрерывно вступать в драку  между  собой,
доколе  строгие   законы  не   положат   конец  безобразиям   "естественного
состояния".



     Сартр   уверяет,   что  благодаря  его   дедукции  из  фундаментального
антропологического факта  "недостатка" "образование классов станет не только
более понятным (чем у Маркса. -- М. К.), но аподиктически достоверным, т. е.
необходимым"  [20].  Здесь  мы  можем  убедиться,  что  планируемое  Сартром
обоснование  материалистического понимания  истории есть  не что  иное,  как
возвращение к  абстракциям антропологического принципа  в  философии, хотя и
обогащенного  всем  инструментарием, накопленным  в рамках  философии  жизни
(особенно  Дильтея),  феноменологии  и  экзистенциализма. Это  "обоснование"
опирается на абстракцию "человека вообще", от которой Маркс отказался еще  в
"Тезисах о Фейербахе",  и означает не  что  иное,  как попытку  дедуцировать
социологию из философии.

     20 Ibid., p. 224.


     Исторический материализм как  общая социологическая  теория  марксизма,
конечно  же,  рядом  своих  категорий связан с общефилософскими  основаниями
марксизма  (например,  такими  категориями,  как   "общественное  бытие"   и
"общественное  сознание"),  но в целом его содержание сложилось в результате
научного  изучения  реального  исторического процесса,  а  не  спекулятивной
дедукции из  мирообъемлющих принципов  -- "универсальной мировой схематики".
Поэтому  замысел  Сартра  на  деле означает  попятное  движение  от  научной
социологии  к спекулятивной  философско-исторической  конструкции -- к  тому
стилю мышления,  который Маркс и  Энгельс должны были  творчески перерасти и
преодолеть,  чтобы  пробиться  к  новым  горизонтам  действительно  научного
познания общества.



     Но   возвратимся   к   дальнейшей  аргументации   Сартра.  Объективация
человеческой  деятельности  создает  область  "практически  инертного".  Это
специфический  термин,  предложенный  Сартром для  обозначения  отчужденного
бытия человека в противоположность живой диалектике индивидуальной практики.
Социальное,   по  Сартру,   обязательно   конституируется  как  "практически
инертное"  первоначально  в  форме  "серии".  "Серия"  возникает   благодаря
отношению  к некоему общему для всех ее членов внешнему объекту, называемому
поэтому  "коллективной  сущностью".  Так, например,  толпа,  собравшаяся  на
остановке  в ожидании автобуса, есть серия, а автобус, которого все ждут, --
"коллективная сущность", заставляющая толпу собраться вместе.

     Сериальность  есть  внешнее  отношение чуждых друг другу  "абстрактных"
индивидуумов,  "абстрактных"  потому,   что  серия  создается  исключительно
внешней   необходимостью,   одинаковой   для   каждого,  независимо  от  его
специфически человеческой индивидуальности, которая остается "по ту сторону"
серии.  И отношения  между  людьми  тоже  чисто  абстрактные  и  формальные,
определяющиеся  (как   в  нашем   примере)   пространственной  смежностью  и
хронологической общностью. Серия -- это незнакомцы, собранные в одно и то же
время в одном и  том же  месте.  Их объединяет  только общая нужда.  Но  для
каждого  эта  нужда   имеет  разный  смысл  (одному   автобус  нужен,  чтобы
отправиться в театр, другому -- попасть домой, третьему -- на вокзал), и вот
эти-то разнообразные "индивидуальные проекты" и остаются за пределами серии.
Пока серия существует, эти проекты не реализуются, а когда они  реализуются,
то серия распадается. Поэтому устойчивость  серии  --  в  ее пассивности  (в
нашем примере -- в ожидании), т. е. в  практически  инертном характере. Так,
толпа на остановке может быть зафиксирована либо взглядом прохожего, идущего
мимо по своим делам, либо объективом фото- или киноаппарата. Здесь выступает
еще одна особенность серии: как целое, как некоторое един-



     ство серий существует для другого, для  постороннего,  а не  для  самой
себя, ибо каждый из составляющих ее  индивидуумов  думает свою думу и ничуть
не  интересуется  соседями,  с которыми  его ничто внутренне не  объединяет.
Потому и нужен внешний свидетель, который мог бы со  стороны  охватить  всех
как некое единство внешней предметности, объективности.

     Поэтому в  целом серия  есть объективность, "материальность", отрицание
собственно человеческого,  отчуждение.  Под это понятие Сартр подводит такое
существенное определение общественной жизни, как социальный класс. "Класс --
коллектив  практически-инертного  характера,  тогда  как  сам  индивидуум  в
качестве члена  класса есть элемент  сериальности...  Класс  как коллектив в
этом   случае   становится   материальной  вещью,   состоящей  из  людей   и
представляющей  собою отрицание  человека,  а также  серийную  невозможность
отрицания этого  отрицания" [21]. Характеристика Сартра относится,  конечно,
не  к  социальному  классу  вообще,  а  только  к  первоначальной стадии его
существования, которая  издавна  в марксистской теории обозначается термином
"класс  в  себе".  "Класс  в  себе"  --   это  всего  лишь  общность  людей,
поставленных объективно в одинаковые отношения  к средствам производства, но
еще не  сознающая общности своих интересов и не действующая в соответствии с
ними.  Интересное  и плодотворное  в "Критике  диалектического  разума",  по
нашему мнению, связано не  с ее "фундирующими" претензиями, а с тем реальным
социально-психологическим  содержанием,  которое  заключено  в   сартровских
описаниях основных фаз формирования и  функционирования социального сознания
на  разных уровнях  общности,  начиная  с внешнего и  временного объединения
людей  и  кончая  установлением  государственного  правосознания  (на   этом
заканчивается первый том).

     21 Ibid., p. 345, 353.




     Весьма  любопытно  и  поучительно,  как  Сартр  прослеживает диалектику
перехода от серии к группе, точнее говоря,  трансформацию сознания серийного
индивидуума в групповое сознание.  В  этом случае Сартр, часто прибегающий в
своем  труде  к  анализу исторических ситуаций,  берет  в качестве парадигмы
"группы в процессе слияния" события 14 июля 1789 года, закончившиеся взятием
Бастилии.  Эти  события достаточно  хорошо изучены, что,  конечно, облегчает
задачу интерпретатора и вместе с тем делает его описание  особенно наглядным
и убедительным.

     Мы,  к  сожалению,  лишены  возможности  оживить  изложение  красочными
историческими подробностями  и остановимся только на голой  схеме  процесса,
для чего воспользуемся ранее приведенным  примером с некоторыми изменениями.
Изначально мы имеем дело с простой серией людей, абсолютно чуждых друг другу
и испытывающих только общую потребность, которой совершенно недостаточно для
объединения собравшихся. Предположим весьма напряженную ситуацию: очередь за
железнодорожными  билетами  в  курортном районе в  период  окончания  летних
отпусков. Почти каждый здесь чужой друг другу, и думает он в этот  момент не
о  братстве всех людей на земле, а о том, как бы поскорее вырваться из толпы
с  вожделенным  билетом  и провести  спокойно  оставшиеся несколько  дней  у
теплого синего моря.  Вдруг проносится слух, что  те самые списки, в которых
зафиксировано твое "бытие  в очереди"  (новая  феноменологическая категория,
которая   Сартру   почему-то   не   пришла   на   ум),   кем-то    объявлены
недействительными, и ты мгновенно понимаешь, что дело -- швах и что возникла
реальная угроза остаться с носом. Мое бытие  (как сказал бы наш автор),  мое
сознание (как



     предпочитаем говорить мы) сразу  раздваивается: с  одной стороны, я  --
пассивный элемент серии, тупо ожидающий удовлетворения  своей "потребности",
а  с другой стороны, взволнованный  субъект, оценивающий ситуацию  в целом в
перспективе  моего индивидуального проекта и тем выходящий за пределы серии.
"Явное  противоречие  между  мной  как  инсайдером пассивной  сериальности и
аутсайдером, который  объективирует  серию в условиях  угрозы,  находит свое
разрешение в действии" [22].

     22 Ibid., p. 400.


     Что это за действие?  Сначала это просто изменение  установки: я ощущаю
себя  уже  не  посторонним   и  не  самим  собой   (носителем   неповторимой
индивидуальности с  определенными  анкетными  данными), а "третьим",  т.  е.
представителем  некоей  общности людей, а именно  -- страдальцев,  регулярно
отмечавшихся в тех списках, которые ныне хотят  превратить  в пустой  клочок
бумаги. Это и означает превращение  серии в группу. Я теперь  уже  не сам по
себе  среди других самих  по  себе, а представитель группы, сплоченной общей
для всех опасностью. Таким образом, опасность сплачивает серию в группу.

     Следующий этап формирования группы -- это "клятва". Рассказывают, будто
14 июля 1789 года Камилл Демулен обратился с зажигательной речью к парижским
трудящимся,  после  чего  было  решено  немедленно  идти  к Бастилии,  чтобы
разрушить этот символ деспотизма и бесправия. В нашем примере эту роль может
исполнить  первый, кто скажет: "Товарищи, нельзя допустить этого". Остальное
зависит  от  того, перейдут ли  от  слов к делу. Мы не случайно сопровождаем
рассуждения Сартра несколько "приземляющим" бытовым комментарием, и вовсе не
потому, что хотим  посмеяться  над всемирно-историческим  событием  14 июля,
открывшим новую эпоху в истории Европы.



     Мы   позволили   себе  несколько  ироническое   отношение   к   обычной
феноменологической манере,  которую  уже  много раз отмечали  в нашей книге.
Сартр  опять  делает далеко  идущие общие выводы  из  анализа  специфической
ситуации, несомненно  повторяющейся  и  имеющей  эквиваленты  в повседневной
жизни,  но  все-таки  не  исчерпывающей  всех возможных  вариантов  и потому
непригодной  в  качестве  единственной  прерогативной инстанции,  обнажающей
генезис  группы. Сартр детально показывает,  как  опасность превращает толпу
людей в единую  группу, занятую общим делом.  Совершенно очевидно, что в тех
условиях, о которых у него идет речь, иначе и быть не могло.

     Но  наш  автор  слишком  легко  находит подтверждение  тому, что  хочет
доказать:  анализ вспышки народного возмущения он использует для обоснования
глобальной  "теории насилия".  Мы  уже отмечали, что  Сартр  придает насилию
основополагающее значение в социальном  мире и "поправляет" в этом отношении
основоположников марксизма. Теперь  он еще  более расширяет  поле проявления
насилия.  Так,  "клятву",  знаменующую  собой  формальное  начало  групповой
практики,   он  называет  "утверждением  насилия  как  диффузной   структуры
возникающей  группы"  [23].  Стало быть,  и  группа не  может возникнуть без
насилия,    возможно   только   насильственное   объединение    разрозненных
индивидуумов,   и   вся  дальнейшая  аргументация  Сартра  основывается   на
историческом опыте  периода якобинской диктатуры -- "эпохи Террора",  как ее
иногда называют в исторической  литературе.  В  процессе группового действия
складывается "организация", предполагающая строгое

     23 Ibid., p. 449.




     расчленение взаимно  согласованных функций. Организация означает "общий
интерес, общую опасность,  общую потребность, лежащие в основе распределения
задач"  [24],  но  решающая  роль  в  ее  деятельности отводится  опять-таки
"Братству-Террору" (Fraternite-Terreur).

     Террор  извне заставляет сплотиться  группу в  момент  ее  образования,
внутренний террор  поддерживает  ее  существование,  ибо "индивидуум никогда
всецело  не  находится  в  группе,  и  никогда  -- полностью  вне ее"  [25].
Индивидуум с его "практикой" обладает свободой и "трансценденцией", мешающей
ему полностью слиться  с общими  целями организации и  раствориться  в своей
роли "третьего". Он стремится быть самим собой -- для-себя-бытием,  и потому
сохранение группы обеспечивается "моей индивидуальной свободой -- движением,
которое делает для меня реальной опасность исключения, физической ликвидации
и предательства"  [26].  Свобода, таким  образом, выполняет двоякую функцию:
она  и соблазняет  индивидуума  одиночеством,  не  обремененным  какими-либо
навязанными извне общими целями, подрывая тем самым базис организации, и она
же  стабилизирует  последнюю,  так  как  заблаговременно  указывает  ему  на
вероятную перспективу наказания за "организационные шатания".

     24 Ibid.. p" 460.
     25 Ibid., p. 573.
     26 Ibid., p. 570.


     Так  и существует группа,  "имитируя жизнь, но не  обладая  ею на самом
деле": коллективное  действие вырождается в простое механическое повторение,
в котором сознательное ограничение индивидуальной свободы в интересах борьбы
против общего врага  заменяется автоматизмом привычки, подкрепленным страхом
наказания. С течением времени группа все более превращается



     в "инертный инструмент" и приобретает статус социального института. Это
совпадает с образованием "власти" как устойчивого центра командования (когда
группа только  складывается, такого  центра  еще не  существует). Этот центр
получает  функции  "суверена". "Порожденный на свет террором, суверен должен
стать ответственным исполнителем террора" [27].

     В масштабе всего общества, представляющего собой  множество групп, роль
суверена  берет на  себя  государство, которое становится инструментом --  и
притом могущественным  инструментом --  "внешней детерминации" человеческого
поведения, и  не  столько  даже  путем  прямого  давления, сколько благодаря
манипулированию желаниями людей -- их  "обольщению". В  результате создается
"Мир  Иного"  --  повсюду  насаждается  сериальность  и главным  побуждением
становится  "быть как  другие".  "Процесс"  --  механическое  повторение  --
постепенно  вытесняет "практику" -- творческую деятельность  индивидуального
проекта. Весь процесс как бы возвращается к своему началу -- инертной серии,
случайному скоплению людей, лишенных спайки и преследующих каждый свою  цель
в рамках существующих  институтов, которые сами по себе уже не являются чьей
бы то ни было целью.

     С исторической  (или "диахронической") точки  зрения,  все общественные
изменения предстают  в  виде  "вечного двойного  движения перегруппировки  и
окаменения" [28], возникновения новых групп  в  результате острых проблемных
ситуаций  и последующего  их  вырождения  в  инертную  материальность.  Вот,
собственно  говоря, резюме  социальной  диалектики по  Сартру.  Пока  что не
очень-то содержательный итог, для получения

     27 Ibid., р. 600.
     28 Ibid., p. 643.




     которого вовсе не требовалось столь длительных изысканий, ибо подобного
рода  вывод  может  быть  получен  из самых общих  соображений,  основанных,
например, на термодинамических представлениях, если их  применить к процессу
жизни вообще (включая и  социальную  жизнь).  Тогда получится примерно то же
самое: эволюция жизни  есть воплощение антиэнтропийного начала  вселенной, а
стабилизация и  смерть  отвечают закону возрастания энтропии. В целом же мир
представляет собой арену непрерывной борьбы живого порядка с мертвым хаосом.
Большего с естественнонаучной точки зрения,  по-видимому, и сказать  нельзя.
Поэтому и возникает необходимость в специальной теории общества, ибо без нее
наши  представления  об  общественном  развитии будут  слишком  абстрактны и
бессодержательны,   для   того  чтобы  служить  ориентиром  в   практической
деятельности.

     Сартровская социальная диалектика дает формулу кругового движения, а не
прогрессивного развития. Правда, в свое оправдание философ  мог бы сослаться
на  незавершенность  своего  труда,  который  заканчивается  лишь  генезисом
государства  и,  следовательно,  еще не  касается  так  называемой "писаной"
истории  общества, протекавшей в рамках национальных  государств с различной
социально-экономической    структурой.   Но    к    "обоснованию"    понятия
социально-экономической  формации  Сартр  еще  не  приступил,  а  без  этого
невозможно  рассуждать о  социальном прогрессе. Впрочем, нет  уверенности  в
том, что Сартр принимает это понятие, ибо  предыдущий анализ показывает, что
он весьма вольно обходится со многими марксистскими положениями.



     Однако не  будем  гадать  о том, что,  возможно, никогда не сбудется (в
одном из интервью пятилетней давности Сартр довольно прозрачно намекнул, что
ему недосуг сейчас кончать это сочинение, так как у него другие литературные
планы), а лучше займемся  феноменологическим прояснением  класса и классовой
борьбы в заключительном  разделе  книги Сартра.  Он  возвращается к проблеме
социального  класса  после  детального  анализа  группы,  растянувшегося  на
несколько   сот   страниц.   (Надо   сказать,    что   композиция   "Критики
диалектического  разума"  не  только оставляет  желать  лучшего,  но  просто
заслуживает названия  "варварской",  ибо лишена  всякой  пропорциональности,
четкого разделения  тем и грешит  отсутствием логических переходов от одного
предмета к  другому,  что наряду  с частыми  повторениями и  возвращениями к
одной и той же мысли в разных местах вызывает активный протест читателя.)

     Согласно Сартру, "класс есть одновременно  практика и инерция, взаимная
отчужденность в результате разделения  и  общее поле для всех  (сфера общего
интереса.  -- М.  К.)"  [29]. Применительно к рабочему классу  он  несколько
детализирует эту характеристику, выделяя в нем по крайней мере три элемента:
серии, часто  находящиеся  в состоянии  глубокого возмущения,  формирующиеся
группы   и  институализированные  группы   (профсоюзы).  Это  пример  (и  не
единственный) того, как Сартр снимает спекулятивные очки и  порой достаточно
ясно  видит  социальную  реальность,  опираясь на  реальные  факты, а не  на
феноменологическую   интуицию.   В  такие  моменты   он   забывает  о  своем
широковещательном  проекте "критики основ" социологии и выступает просто как
социолог чистейшей воды.

     29 Ibid., p. 661--662.


     Фундаментальное значение  в  окончательном  формировании общей практики
класса  он придает,  как  и следовало ожидать,  опять-таки  насилию: "Классы
связаны друг с другом через практическое взаимодействие... Это предполагает,
что единство одного из них зависит от



     единства  другого  и что эта  зависимость проистекает  не  из  какой-то
диалектической  магии, но, главным  образом, из  реального  проекта насилия,
каковой  (проект.  --  М.  К)  и  вызывает  интеграцию  другого  класса  как
практического фактора его собственного единства" [30].

     30 Ibid., p. 735--736.


     Теперь  настало  время сделать  вывод,  что  Сартр,  по  существу, дает
волюнтаристическую интерпретацию  историческому  материализму, которая столь
же  ошибочна, как  и подвергаемый  им  критике  "экономический  детерминизм"
(последним  сильно  грешили  теоретики  II Интернационала,  в первую очередь
Каутский). С ортодоксально-марксистской  точки зрения, класс "конституирует"
не  "проект   насилия"  со  стороны  противоположного  ему  класса,  а,  как
неоднократно подчеркивал В. И.  Ленин, объективное исторически  определенное
место  в системе  общественного  производства.  Сартр фактически  возрождает
раскритикованную   в   свое  время  Энгельсом   теорию  насилия  под   видом
"обоснования"  марксизма и время от  времени вступает с  ним  в полемику, не
формулируя отчетливо центрального пункта разногласий.

     Согласно теории  исторического  материализма  в  ее подлинной сущности,
насилие  никогда не было первопричиной  глубоких  исторических изменений,  а
сами  его  результаты  всегда  зависели  от уровня  социально-экономического
развития той страны, где происходили  войны,  завоевания, вторжения и т.  д.
Один из  самых показательных примеров в этом  отношении -- гибель  античного
мира  под напором  варварских племен. Казалось бы,  это  наиболее выигрышная
ситуация  для сторонников волюнтаристического  объяснения истории.  Но более
или  менее  серьезное  размышление   приводит  к  заключению,  что  насилие,
собственно, мало что объясняет в совер-



     шившихся  событиях,  и  прежде  всего,  оно  не  объясняет,  почему  на
развалинах античного мира возникла феодальная организация  хозяйства и  всей
общественной  жизни.  Чтобы понять это,  необходимо углубиться в  социальную
ситуацию кризиса греко-римской рабовладельческой цивилизации, внутри которой
независимо от варварского  вторжения  зрели семена нового уклада  (например,
институт колоната и т. п.).

     Источник волюнтаристического отклонения Сартра  от подлинного марксизма
следует  искать, конечно,  в  общей  его  концепции  социального  бытия  как
отчуждения  индивидуальной  практики.  Социальное  бытие,   трактуемое   как
отпавшая  от живого и  творческого  субъекта  материальность, лишено всякого
единства  и  жизненной  силы.  Грубая  инертность  социальных  структур,   и
институтов  приводится  в  движение  и  оживляется  только  непосредственной
индивидуальной   деятельностью.   Именно   поэтому    конкретным   носителем
социального единства  группы  или  государства  (как  объединения  множества
групп)   становится   у   Сартра  суверен   в   качестве   "органического  и
индивидуального единства всех в одном" [31].

     31 Ibid., р. 599.


     Если  соотнести  эту  точку зрения с историей европейской  политической
мысли, то приходится сказать, что она напоминает позицию Макиавелли и Гоббса
--  ярых  защитников  и  теоретиков  абсолютистского  государства.  "Критика
диалектического  разума" некоторыми своими утверждениями  (одно  из  них  мы
только  что процитировали)  явно  напоминает "Левиафана"  Гоббса.  Но  каким
образом из "Критики  диалектического разума", проникнутой гоббсовским духом,
можно  вывести  "Критику  Готской  программы" Маркса, где изложено учение  о
переходе  к полному  коммунизму, -- остается тайной,  которую, похоже, Сартр
унесет  с  собой  в  могилу,  так  как  рационально  обосновать  связь между
абсолютистской концепцией социального  единства и учением о коммунистическом
общественном самоуправлении невозможно.



     Разумеется,   марксизм  не  чурается   революционного  насилия  и  даже
приветствует   его  как  необходимое   средство   подавления   сопротивления
эксплуататорских классов. Но никогда Маркс и Ленин  не рассматривали насилие
как  универсальное   средство   обеспечения   нормального   функционирования
социального     организма,     они     были     бесконечно     далеки     от
цинично-мизантропического  взгляда  Гоббса, который, разумеется,  не  извлек
свою концепцию со дна черной души своей, а просто обобщил цинично-варварскую
практику абсолютистского государства, свирепо расправлявшегося со своеволием
феодалов.

     Марксизм-ленинизм есть  обобщение совершенно иной исторической практики
-- практики  революционной борьбы рабочего  класса за  свое освобождение  от
капиталистической эксплуатации, а  вместе с этим --  и всего человечества от
последней исторической формы социального порабощения. Революционное  насилие
в   процессе   созидания  нового  общества  --  относительный,   исторически
обусловленный и  ограниченный инструмент политики, всего  лишь деструктивный
момент позитивного по своей внутренней сущности социального творчества.

     Вот почему чрезвычайно  важное место в теории научного  коммунизма (мы,
конечно,  не  ставим  своей целью перечислить все  важнейшие положения этого
учения)   занимает  концепция  непрестанного  развития  и  совершенствования
социалистической   демократии   в  рамках   общенародного  государства   при
руководящей роли рабочего класса и коммунистической партии. Эта концепция --
не   порождение   ума   кабинетного   теоретика,   а   отражение    реальных
закономерностей строительства



     коммунистического  общества  в СССР и других  странах социалистического
содружества.  Для  Сартра  же  социалистическая  демократия,   и  тем  более
общенародноe  государство (порождение совершенно новых исторических условий,
которые немыслимы в антагонистической социальной структуре), -- пустой звук,
или, как он сам пишет, "мистификация".

     В  его  "критическом  марксизме" нет  места  и  для  понятия  диктатуры
пролетариата.  Это  понятие  он  тоже  отвергает  на   том  основании,   что
органическое  единство не  свойственно  группе как  таковой,  но привносится
только лишь "индивидуальной практикой", как и все  творчески жизнеспособное.
Какой   же  теоретический   вывод  из  этого  вытекает?  Реальным  носителем
социального  единства может быть только отдельная личность, а в политическом
отношении  это  означает, что диктатура  класса  есть по  существу диктатура
личности, руководство партии  есть диктатура вождя. Все это ничего общего не
имеет  с  марксистско-ленинским  учением  о   закономерностях  строительства
коммунистического общества.

     Более того, такого  рода рассуждения имеют опасное сходство с доктриной
фашизма, провозглашающего  "принцип  вождизма",  возвеличивающего  "фюрера",
который  стоит  на  вершине  социальной  иерархии,  не подотчетный никому  и
ничему, и  перед которым все  склоняется  и  никнет, превращается  в  серую,
бесправную  массу людей,  беспрекословно выполняющую  приказы "высшей воли".
Вот  ведь что  получилось:  Сартр  хотел "обосновать" и "углубить" марксизм,
чтобы сделать его теоретически неуязвимым, и у нас нет оснований сомневаться
в искренности его намерений, а  на деле он своими волюнтаристическими идеями
только  помог  противникам марксизма и  антикоммунистам, имеющим обыкновение
твердить вопреки истине о том,  что марксисты "оправдывают тоталитаризм".  В
этом случае Сартр,  подобно  его  же Гецу, стал жертвой "хитрости разума"  и
достиг  результата,  прямо  противоположного тому,  которого  хотел,  т.  е.
подыграл антикоммунизму.



     Но  дело  не только  в этом.  Волюнтаристически-вождистские заблуждения
Сартра оказались  не  временными зигзагами его извилистого пути к марксизму,
как  можно было  еще  ожидать  в начале  60-х  годов,  они  подготовили  его
сползание на эклектическую платформу левого экстремизма, протягивающего руку
маоистам. Разве идеология Мао,  считающего семисотмиллионный китайский народ
всего  лишь   "чистой  бумагой",  на   которой   можно  рисовать  какие  ему
заблагорассудится иероглифы,  и  всерьез  уверенного в  своем праве  вершить
судьбами  мира, нисколько не напоминает  возвеличение "суверена"  в "Критике
диалектического разума"?

     Прежде  чем  перейти к  печальному  итогу  идейно-политической эволюции
Сартра,  мы должны еще  подвергнуть анализу гносеологически-методологические
идеи  его  второго  трактата,  тем  более  что  эти  идеи  лежат  в   основе
"сверхгиганта"  (мы имеем в виду объем)  в  литературной продукции Сартра --
четырехтомной  биографии Флобера  (пока  вышло  три  тома  --  свыше двух  с
половиной тысяч страниц).

     В  области  истории  как  науки,  означающей  познание человека  и  его
деятельности,  Сартр  отстаивает  применение  особого  способа  мышления  по
сравнению с обычными процедурами науки. Этот особый способ познания он вслед
за  Дильтеем  (основоположником  "критики  исторического  разума"),   но  не
ссылаясь  на  него,  именует  "пониманием"   в   отличие  от  концептуальной
деятельности  интеллекта.  Именно  "понимание"  Сартр,  выходя уже за  рамки
философии Дильтея, и приравнивает к диалектике:  понимание "не заключается в
каком-либо особенном природном даре, в специальной способности интуиции: это
познание есть просто диалектическое дви-



     жение,  которое  объясняет  действие  через  его  окончательный  смысл,
отправляясь  от  его исходных  условий" [32]. Понимание, таким образом, есть
реконструкция  исходного  "экзистенциального проекта"  или  "первоначального
выбора",  как   можно   сказать,  вспомнив   раздел   об   "экзистенциальном
психоанализе" из онтологического трактата "Бытие и Ничто".  Но, объявив себя
"марксистом", Сартр расширил  свою  первоначальную концепцию, добавив  в нее
социально-исторические факторы.  В итоге и сложился методологический органон
"Критики диалектического разума".

     Послушаем,  однако, дальнейшее  разъяснение  нашего автора:  "Понимание
есть не  что иное, как моя реальная  жизнь, т. е.  тотализирующее  движение,
которое  объединяет  моего  ближнего,  меня  самого  и  окружающую  среду  в
синтетическое единство становящейся объективации" [33]. Именно поэтому "наше
понимание Другого никогда не становится созерцательным: это не что иное, как
момент  нашей практики,  определенного способа жизни..." [34].  Объективация
есть  реализация  проекта,  движущегося  и  обогащающегося по мере  развития
действия: "С  декабря 1851 по 30  апреля  1856 года "Мадам Бовари" воплощала
реальное единство всех действий Флобера" [35].

     32 Ibid., р. 96.
     33 Ibid., p. 97.
     34 Ibid., p. 98.
     35 Ibid., p. 100.


     Теперь  становится   понятным,   почему   Сартр   в   своем  построении
"социального  универсума",  которое  мы только  что  разбирали,  исходит  из
"индивидуальной   практики".  Только  она,  собственно  говоря,  и  доступна
познанию, потому что только по отношению к ней возможно "понимание", ибо это
есть как раз та "операция", которая  постоянно совершается в моей деятельной
жизни, когда я реализую поставленную перед собою цель.



     Итак, "понимание"  представляет собой разновидность феноменологического
метода,  ибо оно основывается на том, как я  понимаю самого себя  в процессе
моей деятельности. Это не означает, разумеется, что чью бы деятельность я ни
изучал,  я всюду  "вижу"  только самого  себя  любимого (хотя  такая  ошибка
совершенно  естественна при рекомендуемом  Сартром  способе познания).  Нет,
просто   я   чужую   деятельность  с  ее  объективировавшимися  результатами
рассматриваю по аналогии с моей деятельностью,  имеющей другие цели и другой
исход. Тождественным оказывается сам  принцип связи конца и начала процесса,
продукта   и   первоначального   замысла.  Если  я  никогда  не  практиковал
самопознания,  никогда  не старался  понимать  себя,  я никогда  не пойму  и
другого.

     Но, по Сартру, такого никогда  не может быть: я всегда себя  "понимаю",
когда действую, только не на тот манер, на который ученый-естествоиспытатель
постигает  свой  предмет,  не  в  ясных  и  точных  понятиях,  а  в  смутной
непосредственности, скорее --  предчувствии,  которое  доводится до сознания
post   factum,  через   ретроспективную  расшифровку   продукта,  в  котором
объективировался первоначальный мой проект. Да  и  сам этот проект ничуть не
напоминает  точно  сформулированную и аналитически  разработанную  программу
научного исследования с четким перечнем поставленных задач.

     "Экзистенциальный проект" неотделим  от всего  процесса  моей жизни,  и
потому  он и не может быть в точности сформулирован заранее, ибо он меняется
вместе  с изменением самой  моей жизни,  углубляется и обогащается  по  мере
того,  как продолжается неустанная работа воображения,  мысли,  переживания,
действия --



     всего того,  что в  совокупности вставляет человеческую жизнь. Примерно
так можно представить себе ход мыслей Сартра. Теперь постараемся вдуматься в
эту   аргументацию  и  понять,  что   станется   с  историко-социологическим
познанием, если принять эту точку зрения.

     Во-первых,  в  орбиту  познания попадет  только деятельность  отдельных
личностей,  все остальное  этой  методологии  недоступно.  Вот почему нашему
автору  и  пришлось  все   социальное  сводить   к  деятельности  единичного
индивидуума,  порой  с весьма опасными политическими последствиями,  которые
ему-то как  апологету  "философии  практики",  кажется,  следовало бы хорошо
сознавать. Во-вторых, и  деятельность личности при таком подходе существенно
деформируется, и мы  остаемся  во власти загадок, догадок и  более или менее
правдоподобных допущений. Рекомендуемый метод предполагает единство  цели на
протяжении  определенного  --  часто  довольно  значительного --  промежутка
времени, но  есть или нет на  самом деле  такое  единство --  это зависит от
обстоятельств и от человека.

     В этом  отношении пример,  приведенный Сартром, из  которого  он  потом
сделал трехтомный опус, безупречен: Флобер и  его работа над "Мадам Бовари".
Но можно ли утверждать,  что это типичный  случай и  что историку приходится
иметь дело только с  такими личностями?  Гораздо чаще встречается  множество
целей, не  позволяющее свести  деятельность к единому проекту,  или инертное
существование, которое никак  не "нанизать" на какой-либо стержень.  Но если
даже  это  удастся сделать, мы все же никогда  не сможем быть в  достаточной
степени  уверены,  что  добрались  до  истинного  намерения, просвечивающего
сквозь  ту  или иную  серию  индивидуальных актов,  ибо  по  "объективации",
результату  не  всегда  можно судить об исходной цели по той причине,  что в
результате, как правило, содержится еще и нечто иное,



     чего  субъект первоначально не только не желал, но даже и не мыслил как
абстрактную  возможность. Здесь  мы  опять  наталкиваемся  на  общие границы
телеологического  объяснения,  о  которых  (границах)  мы  уже  говорили при
разборе феноменологического метода в первой главе. Задача усложняется  еще и
тем,  что  Сартр  желает  проследить не  просто  судьбу какого-либо частного
замысла,  возникшего  у  человека  по  тому или  иному поводу, но выявить  и
прояснить "до  последней глубины" судьбу человека,  проявляющуюся через  его
изначальный проект. Тут  вообще  почти невозможно  подобрать  сколько-нибудь
доказательный  эмпирический  материал,   который   допускал  бы  однозначную
интерпретацию,  подтверждая одну,  и только  одну,  версию,  так  что всегда
остается возможность совершенно иной интерпретации тех же самых  фактов (это
характерно не только для "экзистенциального психоанализа"  Сартра, но  и для
всего психоанализа в целом, включая и "ревизионистов" неофрейдизма).

     Так обстоит дело с гносеологическим фундаментом исторического знания по
Сартру. Гарантией его  возможности,  как мы видели, он считает  коммуникацию
(общение)  через  "понимание", которое составляет  необходимый момент  жизни
каждого человека, что и позволяет "оживить" прошлое, заново воссоздать его.

     Теперь  более  детально  рассмотрим собственно  методологическую  часть
трактата.  Метод  исторического,  или  антропологического  (по  Сартру,  это
синонимы), познания складывается  из двух процедур: "аналитико-регрессивной"
и  "синтетико-прогрессивной".  Первая  процедура  означает сведение  данного
продукта     человеческой      деятельности      к     общим     объективным
социально-историческим  условиям  его  "производства",  каковые  могут  быть
фиксированы с  "естественнонаучной  точностью", как  говорил еще Маркс.  Это
прежде всего характер об-



     щества   в   данный   момент,   определяющийся  социально-экономической
структурой  на  том  или ином  этапе  ее динамики,  класс и семья,  которая,
собственно    говоря,    опосредует    влияние    общества    на   личность,
"интериоризирует" социальное,  превращая его из  внешней среды во внутреннюю
атмосферу, микроклимат, где и вырастает дитя, превращаясь в личность.

     Диалектический метод обнаруживает пункт  включения человека  в класс, к
которому он  принадлежит,  т. е.  единичную семью  как посредствующее  звено
между всеобщим классом и индивидуумом: "семья, в конечном счете, формируется
в процессе  и  посредством общего движения  Истории  и,  с  другой  стороны,
переживается (индивидуумом. -- М.  К.)  как абсолют  в смутном мире детства"
[36].   Это  замечание   Сартра   совершенно   справедливо:   действительно,
становление  личности не  может  быть как следует  понято без  анализа  роли
семьи. Кроме  того,  первоначально (это единственная  поправка,  которую  мы
хотели бы сделать к данному  высказыванию Сартра)  классовая  принадлежность
личности  проявляется  в  общем  укладе  семьи  и  непосредственном  влиянии
родителей,  и  ребенок незаметно  для себя  усваивает определенные  элементы
своей классовой роли.

     36 Ibid., p. 47.


     Аналитико-регрессивный  метод  выполняет  свою функцию,  когда названы,
определены и рядоположены исходные условия деятельности личности, но сама-то
деятельность этим методом  не  охватывается. Здесь все находится в  покое  и
рядом друг  с другом  без  органической  связи. Эта связь вносится движением
самой практики:  "Практика  есть, в  сущности,  переход  от  объективного  к
объективному посредством интериоризации; проект как субъективное преодоление
объективности  по  направлению к  другой объективности,  расположенный между
объективными условиями среды  и объективными структурами  поля возможностей,
заключает в себе самом Движущееся единство  субъективности и  объективности,
этих кардинальных определений деятельности" [37].

     37 Ibid., p. 67.




     Воспроизведение этого движения  и требует "прогрессивно-синтетического"
метода. Следуя ему, мы не  возвращаемся  уже  назад,  к  исходным  условиям,
мертвым  "данностям",  а,  опираясь на  них,  постепенно  проникаем  в самый
процесс  производства  данного  продукта  (скажем, романа  "Мадам  Бовари"),
проникаемся ритмом поступательного движения человеческого творчества.  В  то
же время  это  метод синтетический,  ибо благодаря ему  мы  понимаем, как из
частей складывается  целое, как  разрозненные моменты ситуации, вовлекаясь в
горнило  субъективного проекта, перерабатываются  и в  результате получается
сплав, который мы и называем "продуктом" или "объективацией".

     Читатель, знакомый с  методологией  диалектического материализма, сразу
обратит  внимание  на  то,  что  "прогрессивно-синтетический"  метод  Сартра
напоминает разработанный  Марксом  на основе материалистического преодоления
диалектики Гегеля метод восхождения от  абстрактного  к  конкретному.  Маркс
блестяще  применил   этот  метод  при  анализе   капиталистического  способа
производства  и  обмена   в  "Капитале",  нарисовав  структурно-генетическую
картину  возникновения,   функционирования  и   развития   капиталистических
производственных отношений.

     Но  то,  что предлагает  Сартр,  возникло  на  основе идеалистического,
экзистенциально-феноменологического   прочтения  Гегеля  и  Маркса,  хотя  и
отражает в  искаженной форме некоторые черты реальной диалектики, диалектики
субъективного   мира   человека.  Метод  Сартpa   имеет   узкобиографическое
применение,    он    предназначен    исключительно    для    воспроизведения
индивидуального жизненного пути и при этом сохраняет  в себе все  недостатки
субъективного  метода  изучения  человека,  недостатки,  о  которых  мы  уже
достаточно подробно говорили.



     Прослеживание    "диалектики    души"    всегда    было    прерогативой
художественного творчества,  и само это знаменитое выражение родилось, когда
Чернышевский  разбирал  повести  тогда  еще  только начинающего  писателя Л.
Толстого. Но можно  ли  эту задачу решить в  строго научной  форме, если  не
опираться  на  точно установленные в  психологии данные  и  концепции  и  на
непосредственное  научное  наблюдение   за  тем  лицом,  духовную  биографию
которого  мы собираемся воссоздать?  Ясно,  что  в  подавляющем  большинстве
случаев мы лишены такой возможности  и  вынуждены опираться на  исторические
свидетельства и  автохарактеристики да  в  значительной мере на  собственное
воображение,  с  помощью  которого  склеиваем  в единое целое пожелтевшие от
времени документы, чтобы из них возник живой образ некогда жившего человека.

     Так поступал и  Сартр, когда вслед за "Критикой диалектического разума"
писал  огромную биографию  Флобера,  претендуя на  полную  научность  своего
исследования без примеси фантазии. Однако совершенно справедливо интервьюеры
Сартра  окрестили  это  произведение  "романом-биографией" [38],  тем  самым
указав на то, что "научность" сартровского метода  им  представляется весьма
сомнительной.

     88  Entretien  avec  J.-P.  Sartre.  "Monde", 14 mai  1971.  --  Анализ
биографии Флобера, написанной  Сартром, должен быть  предметом  специального
исследования, которое выходит за рамки нашей работы.
















     Теперь     настало    время    рассказать    о    печальном     эпилоге
философско-литературной деятельности Сартра.  В жизни каждого человека есть,
по-видимому,  "потолок", только определить его  нельзя с  такой точностью, с
какой конструкторы рассчитывают  потолок  самолетов. Невозможен  бесконечный
рост,  бесконечное  развитие  индивида, сама  природа положила  тут  предел.
Вопрос  только  в том, сумеет ли человек,  пережив  апогей своего  развития,
высшую точку своих достижений, достаточно долго оставаться на высоком уровне
или, наоборот, стремительно покатится вниз. Последнее и случилось с Сартром.

     Он  словно разучился  понимать то, что  понимал каких-нибудь  десять --
пятнадцать  лет  назад. Когда просматриваешь циклы его статей "Коммунисты  и
мир", то, несмотря на неизбежность расхождения  во  взглядах, соглашаешься с
автором  в  главном  и даже  испытываешь  к нему чувство  живой  и искренней
симпатии  за смелость и  доброжелательство, с которыми он  выступил в защиту
социалистических   завоеваний   в   СССР    в    условиях   самой    бешеной
антикоммунистической  истерии.  Тогда  он  понимал  неизбежность  ошибок   и
отклонений на неизведанном пути строительства нового общества, необходимость
сильного и сплоченного авангарда рабочего класса -- коммунистической партии,
без которой рабочий класс не смог бы не только достигнуть конечной цели,  но
вообще приобрести революционное самосознание.

     В  хаосе  исторических  случайностей,  временных трудностей  и наносных
явлений  он сумел  разглядеть главное: СССР  представляет в современном мире
совершенно новый  тип  социального устройства,  социалистического  по  своей
социально-экономической природе. Именно поэтому  он публично заявил о  своей
солидарности



     с коммунистами по ряду важнейших вопросов современности и присоединился
к  Движению  сторонников  мира  в  тот  период,  когда  антикоммунистическая
пропаганда  пугала  обывателей  вездесущей "рукой  Москвы". Еще  в 1963 году
Сартр заявил  о том, что  "СССР  -- единственная  великая  страна, где слово
"прогресс" имеет смысл" [39].

     39 Sаrtre J.-P. Situations, VII, p. 342.


     И вот, словно забыв о длительном и  мучительном своем пути сквозь дебри
академической  философии  и  предрассудки буржуазного интеллектуала,  больше
всего лелеющего "гордое одиночество" избранного, Сартр после майских событий
1968 года в  Париже резко порывает  с коммунистическим движением на Западе и
отдает свой авторитет и  свое  перо в услужение левоэкстремиетским группкам,
которые своей  подрывной  деятельностью  больше  помогают  империализму, чем
борются с ним. Он становится  редактором маоистского журнальчика, выходящего
под претенциозным названием "Дело народа", регулярно перепечатывая некоторые
его материалы в "Тан  модерн". Еще  недавно,  как рассказывают журналисты, в
рабочих пригородах Парижа неподалеку от заводских ворот можно было видеть на
импровизированной трибуне в  окружении  десятка  юнцов  невысокого  толстого
старика,  с  искаженным лицом выкрикивающего маоистские  лозунги. Рабочие, с
недоумением  бросив  взгляд  на эту  странную  картину,  не  останавливаясь,
проходили мимо...

     Что касается профессиональных литераторов и философов, то они давно уже
заметили, что читать Сартра стало  неинтересно: о чем  бы  он  ни  писал,  с
первых строк  уже  ясно, чем  он кончит,  а  кончает  он набившими  оскомину
штампами   экстремистской  идеологии.  Раньше   каждое  его  выступление  по
злободневным вопросам дня



     с нетерпением  ожидалось  и жадно  прочитывалось.  Читателей  привлекал
поиск  пытливой  мысли, склонной порой к излишним парадоксам и отклоняющейся
часто далеко от истины, но всегда побуждающей на самостоятельные размышления
и задающей вопросы, которые,  может быть, самому и  не пришли бы  в  голову.
Теперь  не то. Постаревший мэтр экзистенциализма из последних сил  пускается
вдогон  за бегущим днем, жадно  тянется  к молодежи, перенимая модные веяния
"молодежной контркультуры", и, кажется, больше всего на  свете заинтересован
в  том,  чтобы  нравиться и чтобы не  отстать от юности в смелом радикализме
воззрений.

     Смешно  и  объяснять одному из  самых  ярких представителей изощренного
самоанализа,  что при таком настрое из  теоретической деятельности не выйдет
ничего путного: мысль  становится раболепной служанкой  желания,  а  теория,
вместо    того   чтобы   анализировать   действительность,   вырождается   в
конструирование  заведомо  пристрастных  мнений.  Не  сам  ли  Сартр   писал
когда-то, что литературная  деятельность должна  быть автономной и свободной
от  внушений  страсти, преследуя  одну лишь  цель  --  реальное освобождение
человечества. Об  освобождении он  говорит,  конечно, по-прежнему, да только
его   представления   о   достижении   этой   цели   становятся  все   более
фантастическими.

     Юности  свойственна  безоглядность.  В  этом  и  сила ее и  слабость. С
уважением  и пониманием относиться к запросам молодежи, направляя ее энергию
в русло  сознательной  борьбы  за лучшее будущее  и созидательной  работы на
благо  нового  общества  --  в  этом  всегда  состояла  и  состоит  политика
коммунистических партий. Без мелочной  опеки и скучного менторства приобщать
молодежь  к  научному пониманию социального мира и  перспектив его развития,
вовлекая  ее в  практическую  борьбу на  основе  строгой организованности  и
дисцип-



     лины, -- одна из главных  задач воспитательной и  идеологической работы
коммунистов.  Научная  достоверность  коммунистического  идеала,  ясность  и
убедительность  марксистско-ленинской программы радикального  переустройства
общества служат  надежным  идеологическим ориентиром  революционной молодежи
всех  стран. Эта молодежь продолжает дело своих отцов в  новых условиях 70-х
годов XX века. Это не значит, что у революционной молодежи в рамках мирового
коммунистического движения нет своих проблем.  Речь идет о том, что в рамках
коммунистического  мировоззрения  и  практической  революционной борьбы  эти
проблемы  никогда не выступают  в  форме  неразрешимых  трагических коллизий
индивидуума  и  "организации", личных ценностей  и  коллективных  убеждений,
старой веры отцов и нигилизма юности.

     Иное  дело анархический радикализм мелкобуржуазного студенчества. В нем
выражен искренний  протест  против всеобщей обесчеловеченности  как атрибута
капиталистического общества, использующего  могучую силу современной науки и
техники  для  наиболее эффективной,  "рациональной"  организации  извлечения
прибылей. И вот  юные  радикалы не нашли ничего лучшего, чем  перенести свою
ненависть к капитализму на самое науку и научный  стиль мышления, объявив их
главными  виновниками  бедствий  современного  человечества.  В  самом  этом
утверждении  нет ничего  нового, почти  полтора столетия тому назад подобные
идеи высказывали Шопенгауэр и Кьеркегор, а затем они были подхвачены широким
течением  иррационализма XIX  -- XX  веков  и ныне превратились  в  расхожую
монету светских бесед и в популярное журнальное чтиво. Новое было в том, что
молодью  представители  деклассированных слоев  капиталистического  общества
восприняли иррационализм не  из книжек,  а из  жизни и не как теорию, но как
стиль жизни.



     Бегство  из  мира  деловых  отношений   в  собственный  групповой  мир,
основанный  на  интимных  связях  в  широком  и  узком  смысле этого  слова,
беззаботная   кочевая  жизнь  (часто  на   деньги  буржуазно-респектабельных
родителей),  жизнь в  наслаждении и созерцании  наслаждения,  по ту  сторону
изнурительного  труда  и  повседневной  заботы  первоначально  возникли  как
стихийная  реакция на социальный кризис буржуазной цивилизации,  неспособной
уже порождать идеалы и ценности, которые по-настоящему привязывали  бы людей
к традиционным устоям -- "истеблишменту", как принято говорить в США.

     Так стихийно возникла идея "контркультуры"  как  радикально иного стиля
жизни,  отрицающего  все  ценности буржуазного общества. Затем  уже  явились
теоретики,  взявшиеся обобщить сложившуюся практику  и выяснить до конца  ее
принципиальный смысл и возможные последствия. Первым из них стал Г. Маркузе,
книга которого "Одномерный человек", вышедшая  первым изданием  в 1964 году,
стала библией молодежных радикалов, заменив в этой функции "Бытие  и  Ничто"
Сартра. Маркузе  среди прочих выдвинул идею "новой чувственности", потребной
для  преобразования  старого общества.  Революция,  по  его  мнению,  должна
начинаться  с революций  в "биологических  потребностях",  в  самом  способе
ощущения жизни и регулирования жизнедеятельности [40].

     40 Marcuse H. An Essay on Liberation. Boston. 1969.


     Девизом  "новой  чувственности"  и  принципом создания  нового общества
должно стать полное  удовлетворение всех  человеческих потребностей, которые
подавляются буржуазным  обществом  и  буржуазной моралью. И  первой  из этих
потребностей    является   любовь   как   воплощение    жизнеутверждения   в
противоположность



     труду  как "буржуазному  принципу  эксплуатации".  Прежде  чем  создать
социалистическое  общество,  люди  должны  научиться  по-иному  чувствовать,
любить и дышать, отказаться от самоконтроля с помощью разума и вместо разума
-- оплота буржуазности -- опираться на эмоциональную  стихию  души и могучую
силу  воображения,  поднимающего  человека ввысь.  В контексте  этих идей  и
возник   знаменитый   лозунг  парижского  студенчества   в  мае   1968  года
"Воображение  к  власти",  в котором Сартр  усматривает  самый  важный  урок
студенческих волнений.

     Нигилистическая направленность идеи молодежной "контркультуры" не могла
не  импонировать  Сартру: тут ведь была капля (и не  одна)  его собственного
меда.  По  ходу  нашего  разбора  его  воззрений  мы  неоднократно  отмечали
нигилистические   тенденции   его  творчества,  а   также   троцкистские   и
полутроцкистские веяния в некоторых его произведениях. Но до поры до времени
эти тенденции  были  в  тени, а  стремительный  социально-политический  рост
Сартра в 50-е  годы давал даже  надежду на полное их преодоление. Случилось,
однако, обратное: нигилизм выступил на передний план социально-политического
мышления  Сартра  и  поглотил, можно  даже  сказать,  придушил все остальные
мотивы его философствования.

     Майское  движение  привело  Сартра в восторг особенно потому, что здесь
практика как  бы пошла  навстречу теории: бунтующая молодежь  в справедливом
гневе против власти монополистического капитала, усилившего свои позиции при
режиме де Голля, действовала, однако,  наподобие некоей суммы "экзистирующих
субъектов",   а  не   революционеров  марксистско-ленинской   школы.   Порыв
студенческой  толпы   был  импульсивен,  "спонтанен",   не  связан   никакой
программой (что-то похожее на нее возникло лишь в  ходе событий), он  бросал
дерз-



     кий вызов  реальности, не считаясь с  объективными факторами, и вылился
наконец в безудержную оргию разрушения, от которой пострадало, между прочим,
немало  неодушевленных  предметов научно-технической  цивилизации,  виновных
только    в    том,    что    они     были     сфабрикованы    в    условиях
государственно-монополистического капитализма. "Революционная ненависть масс
не знает  границ"  --  так, небось, написали бы  по  этому  поводу пекинские
пропагандисты, которым ради светлого будущего ничего не жаль. Пусть погибнет
хоть половина человечества, зато другая будет  жить по-новому, а "женщины не
перестанут  рожать", как  изрекла однажды  главная пекинская пифия.  Цель-то
святая,  какое  же тогда  значение  имеют  миллионы  погибших  и  гигантские
разрушения материальных и культурных ценностей?

     Вот здесь и вступает в силу диалектика, о  которой  Сартр имел неплохое
представление  в ту  пору, когда  писал пьесу "Дьявол  и  Господь  Бог",  но
начисто забыл, по-видимому, теперь. Такого рода циничные рассуждения  только
компрометируют  революционную  идею и  тем  играют  на  руку контрреволюции.
Безумие и провокация  --  звать  массы к открытому вооруженному  выступлению
против власти капитала, когда в стране нет революционной ситуации и открытое
выступление только помогло бы буржуазии раздавить авангард рабочего класса и
установить в стране  террористическую диктатуру.  Мерзость  и варварство  --
сжигать  книги классиков мировой  литературы  под тем предлогом,  что  в них
содержится  "феодальная   и  буржуазная  идеология",  уничтожать  картины  и
скульптуры  старых  мастеров,  которые  не  знали  ни  Мао,  ни  Маркузе  и,
следовательно, к своему счастью, не могли руководствоваться их "идеями".



     Совсем недавно Сартр обронил замечание, что надо  еще посмотреть, стоит
ли выставлять в музее "Джоконду", эстетическая ценность которой, с его точки
зрения,  сомнительна  и  которая  стала  символом  буржуазной   культуры.  О
"буржуазности" Баха и  Моцарта писал и Маркузе. Можно себе представить,  что
натворили бы молодчики, "вооруженные" такими идеями и собственным глобальным
невежеством, буде им представилась бы возможность претворить их на практике,
и какое "будущее" они создали бы для человечества!

     Марксисты-ленинцы  отлично  знают,  что революции не делаются  в  белых
перчатках, что революции вовлекают в свою орбиту стихийное возмущение масс и
потому  неизбежно связаны с определенными эксцессами. Но  они не превозносят
эти эксцессы и не  видят  в  них сущности революционного процесса, наоборот,
одной  из  задач  революционной  партии  рабочего  класса  является внесение
организованности в стихийные выступления масс и сведение к минимуму побочных
явлений,   сопровождающих   процесс   ломки  старого   общества.  Достаточно
напомнить,  с какой железной последовательностью и беспощадностью большевики
искореняли  вооруженный   бандитизм  анархистов,  творивших  безобразия  под
предлогом "революционной необходимости".

     Как мы уже отмечали, после майских событий 1968  года Сартр выступает с
грубыми  и несправедливыми  нападками  на  коммунистические  партии развитых
капиталистических стран.  Попытку  "теоретически"  обосновать  свою  позицию
Сартр сделал в беседе с редакцией итальянского журнала "Манифесто" -- органа
группы  левых  экстремистов,  впоследствии  исключенных  за  ревизионистские
взгляды из Итальянской коммунистической партии. В беседе он  развернул перед
слушателями  следующую  "диалектику  партии":  партия необходима  постольку,
поскольку масса без  нее остается в состоянии инертной сериальности, но  как
только партия  превращается в "институт",  она  становится "реакционной"  по
отношению к "формирующейся группе" [41].

     41  Sartre J.-P. Masses,  Spontaneite, Parti. -- "Les  Temps modernes".
Janvier 1970, p. 1044.




     Мы  помним,  что  "формирующаяся   группа",  по  Сартру,  это  стихийно
складывающееся  в момент  опасности объединение людей, несущее  еще  на себе
отпечаток творческой силы "индивидуальной практики" и потому способное якобы
"непосредственно воспринимать" факты, как они есть на самом деле. Партия  же
в этом  отношении уступает  группе, ибо  ее  мышление институционализовано и
"идеологично".

     Теперь   мы  сами,  без  помощи   автора,   можем  подставить  под  эти
теоретические абстракции реальные политические  эквиваленты.  "Формирующаяся
группа" -- это, стало  быть,  поднявшиеся  на  борьбу  студенты,  а "косная"
идеологическая сила -- Французская  коммунистическая партия, которая, видите
ли,  глубоко  виновата в том, что не ударила в  набат и не повела  массы  на
штурм Елисейского дворца. Под "формирующейся группой" можно понимать также и
любую  фракцию внутри  партии,  которая  возникла  позже, чем  партия,  и не
успела, следовательно, "окостенеть".

     Как  видим, отвлеченные рассуждения  Сартра  имеют  непосредственный  и
однозначный  политический смысл, направленный на дискредитацию партийности и
восхваление антипартийности. Однако "диалектика" Сартра Хромает здесь на обе
ноги. Антиномия группа -- партия есть произвольная игра противоположностями,
а  не   отражение  реальной  диалектики  взаимоотношения  массы  --  партия.
"Окостенение" партии  Сартр как истый  гегельянец дедуцирует из имеющегося у
него понятия о ней. Поэтому все его рассуждение заранее предполагает то, что
еще нужно  доказать.  Понятие  партии  следует  вырабатывать  не  с  помощью
феноменологической  интуиции  общей  сущности  "партийности",  а  на  основе
реального исторического опыта.



     Если подойти к  этому вопросу с научной точки зрения, опираясь на факты
без  всяких  посторонних  прибавлений, как  того требует  материалистическая
теория, то будет ясно, что нет никакой фатальной предопределенности в судьбе
партий и  что эта  судьба зависит  от обстоятельств классовой борьбы. Бывали
революционные партии, сраженные контрреволюцией во цвете лет, как, например,
якобинцы,  разгромленные  после  9  термидора.  Были  и есть партии, которые
действительно умирали заживо  и превращались в формально-механическую машину
голосования, что и  вызвало  крах II  Интернационала,  или партии,  поющие с
чужого   голоса,    как,   например,   инспирированные   маоистами   группки
"параллельных компартий" в ряде стран.

     Были  и  есть,  наконец,  партии,  которые  подобно  живому  организму,
осуществляющему обмен веществ с окружающей средой, сохраняют и умножают свою
силу путем непрестанного  контакта с классом и массами, не отчуждая себя  от
классовой базы,  а,  наоборот, постоянно поддерживая  обратную связь с  ней.
Такие партии на самом деле воплощают  в себе диалектику социального движения
и являются  динамическим фактором  общества.  Критерием же благополучия  или
неблагополучия  партийных  рядов   является  способность  вести  эффективную
политику  и занимать правильную позицию по узловым вопросам дня. Десяти  лет
не  прошло  с  тех  пор,  как  Сартр  признавал  за  Французской  компартией
способность  правильной  политической  ориентации. Теперь он  думает  иначе.
Изменилась, однако, не  ФКП, изменился  Сартр, и, к  сожалению, не  в лучшую
сторону.



     Он  с  презрением  называет  "идеологией"  стремление  коммунистических
партий принимать во внимание политическую реальность и объективные тенденции
социального  развития  и   восторгается  "инсургентами  мая"  за   то,   что
детонатором  их  движения "было  не  сознание эксплуатации, но  сознание  их
собственной  силы и их  собственных возможностей" [42]. Но ему  следовало бы
учитывать, что в политике субъективное ощущение  силы и "возможностей" много
раз бывало  причиной самых тяжелых  поражений. Еще Гегель  понимал, что надо
отличать абстрактную  возможность как  субъективное  стремление  к  цели  от
реальной  возможности,  возникающей  тогда,  когда   налицо  соответствующие
условия.  Коммунисты не  хуже Сартра знают, что  политика требует смелости и
невозможна без риска, но смелость не должна быть безрассудной, а риск должен
быть  оправданным и целесообразным. Конечно, если  реакция в  силу  каких-то
удачных маневров вынудит принять бой  в невыгодной  ситуации,  коммунисты не
капитулируют,  а будут продолжать борьбу. История коммунистического движения
полна  примеров  такого рода.  Но  встать  на  путь  несвоевременного  и  не
пользующегося  поддержкой масс выступления -- значит  проявить  политическую
безответственность и облегчить реакции ее черное дело. Путч остается путчем,
даже если его организаторы прикрываются социалистическими идеалами и владеют
марксистской фразеологией.

     42 "Les Temps modernes". Janvier 1970, p. 1052.


     Волюнтаристические  теоретические  установки  Сартра, особенно  заметно
проявившиеся  в "Критике диалектического разума", привели его на практике  к
поддержке авантюризма и даже к обоснованию  раскола революционного движения,
ибо  он  предлагает  создавать  "контрорганизацию  класса",  причем  "контр"
относится  к существующим  коммунистическим  партиям. И  здесь  его  позиция
смыкается с той раскольнической полити-



     кой, которую уже  на  протяжении полутора десятилетий ведут маоисты. На
страницах  "Тан модерн" регулярно  появляются  статьи, в которых  "наводятся
мосты" от "европейской левой" к "марксизму Мао". Авторы их, в основном члены
той же  самой группы  "Манифесте", силятся создать у  читателей впечатление,
что "маоистский  марксизм" в гораздо  большей степени  подходит  к  условиям
развитых капиталистических стран, чем подлинный марксизм-ленинизм.

     Так,  Э. Мази хвалит  Мао  Цзедуна и  его  приспешников за  то, что они
"устанавливают аналогию" между западным капитализмом и  "советской системой"
[43]. Россана Россанда превозносит "культурную революцию" в  Китае как "один
из  необходимых  способов  обновления  не  только  самой  партии,  но  также
революционной  стратегии  на  Западе"  [44].  Особенно  ее  радует, что  Мао
"поставил с головы на ноги" диалектику партии  и масс, авангарда и класса. В
рассуждениях   такого   сорта   прежде   всего   удивляет   нарочитая   (или
действительная)  политическая наивность: в  основу "теоретического  анализа"
положены  демагогические  лозунги  мозгового  треста  Мао,  а  не   реальное
содержание и объективные последствия так называемой "культурной революции".

     43  Masi E. Le marxisme de Мао et la gauche  europeenne. --  "Les Temps
moriernes". Mars 1970, p. 1376.
     44  Rossanda  R.  Le  marxisme  de  Mao.  --   "Les   Temps  modernes".
Decembre--janvier 1970--1971, p. 1202.


     Сущность акции Мао отнюдь не  в борьбе с  "бюрократизмом аппарата", а в
попытке  престарелого  деспота вернуть  себе  утраченный  было  контроль над
партией и государством. Очередное кровопускание понадобилось Мао потому, что
он   позорно   оскандалился  как  руководитель  правящей  партии,  ибо   его
пресловутые установки на "большой скачок" и т. д. дезорганизовали жизнь



     страны, и он  в значительной  мере потерял авторитет в  партии. Поэтому
ему и понадобилось ее разгромить. А  что касается бюрократизма и прочего, то
"культурная революция"  привела, как известно, к небывалому усилению военной
власти в  стране и  военизации  "революционизированной" партии. (Затем  Мао,
верный своей традиционной тактике, попытался повалить корабль на другой борт
и развернул кампанию против отдельных военных  руководителей, но эта тактика
не  вносит  никаких  структурных  изменений,  а приводит  лишь к перетасовке
правящей верхушки.)

     А "спонтанность масс" в условиях  маоистского  Китая остается чистейшей
фикцией. Напротив,  маоизм  довел  до небывалых  размеров практику циничного
манипулирования  массами   посредством  пропагандистского  оболванивания   и
устрашения.  Вот живет впроголодь народ в Китае  действительно  "спонтанно",
однако  "великому   кормчему"  до  этого   нет   никакого  дела,  он  мыслит
миллиардами, а судьбы десятков миллионов его  не волнуют.  Не волнуют судьбы
этих людей  и  таких "теоретиков", как Россана  Россанда,  которая  в порыве
пылкого  теоретизирования  пишет  буквально  следующее:   "Грубо  говоря,  в
слаборазвитом  Китае социальный конфликт  находится на  том же самом уровне,
что   и  в  передовых  капиталистических  странах;   противоречия,   которые
характеризуют оба  эти типа  общества,  не могут быть  преодолены иначе, как
ускорением   социального  процесса  по  направлению   к  коммунизму"   [45].
Интересно,  что  бы  она  сказала  после  того,  как  ее  отправили  бы  "на
перевоспитание", как это практикуется маоистами?

     45 Ibid., p. 1233.




     Мы  вовсе  не  утверждаем,  что  можно поставить знак  равенства  между
"сартризмом" и  маоизмом.  У Сартра все-таки слишком  изысканный вкус, чтобы
довольствоваться грубой похлебкой "мао-цзе-дун-идей", которая может сойти за
пищу духовную  только  у  "нищих  духом"  да у  людей, изнуренных атмосферой
страха. Но он пропагандирует  эти "идеи"  без каких-либо внятных критических
замечаний публичного характера, считая их "прогрессивными" и "полезными" для
дела революции. Не любовью к человечеству  проникнуты маоистские откровения,
на каком бы языке они ни звучали. Пекинские заправилы хорошо знают, для чего
им  это нужно.  Западные  же их подпевалы,  в  лучшем случае, не ведают, что
творят.  Для  политических  деятелей  это   не  извинение,   а  наоборот  --
дополнительная  вина.  Наше  время,  может   быть  в  большей  степени,  чем
какое-либо другое, требует социальной зоркости и подлинно научного подхода к
принятию ответственных решений.

     Последний   период  идейно-политической   эволюции  писателя  не  нашел
отражения  в   его  художественном  творчестве.  Раньше,  как  мы  старались
показать, философ шел рука  об руку  с  писателем:  отвлеченная мысль питала
воображение  художника,   а  созданные  им  образы,  превращаясь  в  предмет
рефлексии,  стимулировали теоретическое мышление. В последние пятнадцать лет
литературной  деятельности  Сартра  такого взаимообмена  философской  идеи и
творческой  фантазии  уже  не   наблюдается.   Художественный  метод  теряет
относительную     самостоятельность    и     целиком     поглощается     той
"прогрессивно-регрессивной"   процедурой,   обоснованию  которой   посвящена
преамбула "Критики диалектического разума".

     Задача  этой процедуры, как мы знаем, -- воссоздание  личности в  самом
процессе   ее  формирования.  "Регрессивный"  момент   исследования  --  это
историческая  ретроспекция,  путь  в  прошлое  данной  личности  к  исходным
социальным факторам  (общество  в определенную эпоху и  семья  как  клеточка
этого общества). Такова



     "марксистская"     корректива     "экзистенциального     психоанализа",
предложенного еще в "Бытии и Ничто". Но не стоит обольщаться -- это уступка,
которая делается  для того,  чтобы взять ее обратно:  "прогрессивный" момент
проектируемой   антропологии  восстанавливает   в   правах  экзистенциальное
"понимание",   опирающееся  на  интуитивное  сопереживание  "первоначального
проекта", который представляет  собой спонтанно возникающую и не допускающую
научного объяснения реакцию личности на окружающие ее обстоятельства.

     Экзистенциальное  понимание  "прогрессивно",  потому  что  совпадает  с
движением  самого   "проекта",  всегда   устремленного  в   будущее,  т.  е.
"впередсмотрящего" и с  этой точки зрения оценивающего как настоящее, так  и
прошлое.  Это  взгляд   не  из  настоящего  в  прошлое,  не  объяснение  уже
свершившегося,  но попытка проследить сам процесс  свершения,  пока он (этот
процесс)  еще  не  "затвердел"  в  готовом  продукте,  наличном,  объективно
фиксируемом результате.

     Именно  потому, что экзистенциальный  проект  в принципе  не  допускает
иного способа познания,  кроме интуитивного сопереживания, вся рекомендуемая
Сартром   процедура   включает   элемент    неконтролируемой   фантазии   --
художественного  вымысла,  в  лучшем  случае  правдоподобного,  в худшем  --
совершенно  произвольного.  Отсюда  и  тот  жанр, в  котором он предпочитает
работать    в   шестидесятые   годы,   --   "роман-биография".   Не   просто
"романизированная биография" в духе А. Моруа, А. Труайя, И. Стоуна,  которым
техника романиста  нужна для  занимательности рассказа, красочного изложения
фактов,  а  нечто  третье,  не  похожее ни  на  роман,  ни  на  историческое
жизнеописание,  взятые  по  отдельности.  Жанр   этот  требует,  разумеется,
специального исследования.  Пока что  с полной определенностью можно сказать
только  одно: пусть  читатель остережется принимать  за твердо установленный
факт  ту реконструкцию внутренней  жизни  Флобера, которую предлагает Сартр.
Печать  обычной   экзистенциалистской  двусмысленности  лежит  и   на   этом
произведении   нашего  автора:   возможность  систематически  смешивается  с
действительностью, порождение фантазии выдается за реальность.
















     Что  же в итоге? В мировоззрении Сартра  мы не найдем объективно верной
картины нашей эпохи и тем более -- обоснования последовательно революционной
и последовательно прогрессивной социально-политической позиции.  Несмотря на
все  свое  тяготение к  марксизму и практической  борьбе  на  стороне  "двух
миллиардов голодных", как он сам сказал однажды,  Сартр так и не  смог стать
ни  теоретиком социалистической революции, ни настоящим практическим  борцом
за идеалы социализма. Слишком тяжел оказался груз идеалистической философии,
деформировавшей  его восприятие  диалектического материализма  и  наложившей
отпечаток  на  его   политическое   поведение.   Слишком   часто  диалектика
превращается у него  в софистику, а истина  приносится в  жертву парадоксу и
звонкой фразе. Фрагментарность теоретического анализа и склонность к широким
обобщениям на  основе частных случаев приводят  к ошибочным заключениям даже
там,  где  в  основе  у него  лежат  меткие замечания  и  верные  наблюдения
отдельных явлений.  Эти верные  частные  наблюдения  слишком  поспешно Сартр
стремится  превратить в  общую теорию, которая оказывается  неприменимой  за
пределами тех ситуаций, из анализа которых она возникла. Эта особенность его
философствования  заметна на всем  протяжении его теоретической работы -- от
"Трансцендентности Я" до "Критики диалектического разумах".



     Такие    недостатки    свойственны   не    одному   Сартру,   а   всему
экзистенциально-феноменологическому  стилю   мышления,  который  он  пытался
"привить"  к методологии  исторического материализма. Сильнее всего  Сартр в
области  интроспективного  анализа  внутреннего мира  личности. Именно  этот
анализ  и  образует   стержень  его  художественного  метода,  объединяющего
философскую  рефлексию  с   наглядным   изображением  воображаемых  людей  в
воображаемых  ситуациях.  Отсюда  и  слабости  его  художественного  метода:
психологическое  однообразие главных  персонажей, которые представляют собой
по сути дела один и  тот же характер, перекочевывающий из книги в  книгу под
разными фамилиями, и  "одномерность" второстепенных персонажей, которые мало
интересуют  писателя  сами  по  себе,  а  только  создают  фон для  главных;
отсутствие собственно  поэтического  элемента  в  его  художественной прозе,
абстрактно-аскетическое,  "урбанистическое"  восприятие  мира,  из  которого
исчезли  прелесть природы и красота человека, неисчерпаемая многокрасочность
и мощная сила жизни.

     Угрюмая экзистенциалистская этическая рефлексия,  в  которой совершенно
угасла непосредственная  радость бытия,  питает  творчество  Сартра.  Но,  с
другой стороны, как мы пытались показать,  экзистенциалистская теоретическая
установка,  в  свою  очередь,  подкрепляется  соответствующим художественным
видением   мира.  Сартр   --   певец   свободного   сознания,   побеждающего
"фактичность",  преодолевающего   "плоть"  и  бросающего  вызов  объективным
факторам ситуации. Дуалистическое мироощущение, разводящее бытие и  сознание
в  разные  стороны,  лежит  в  основе  и  его   художественного   метода,  и
теоретического  мышления. Отсюда и негативная  характеристика  материального
мира,  а   соответственно  этому   и  "бесплотность"  сознаний  как   прямой
противоположности косной массивности материального бытия.



     При такой предпосылке образ человека  у Сартра неизбежно раздваивается:
вопреки   отталкивающей  физиологичности   плоти   собственно   человеческое
выступает как "чистое сознание", как рефлексия -- поиск пути, как решение и,
наконец, как спасительное действие,  которое венчает собой и фабулу романа и
сюжет  драмы  у  Сартра.  Свободный  выбор  --  вот объединяющая тема  всего
творчества Сартра, идол, которому он  поклоняется. Выбор, свободный от всего
-- от  дурманящей сознание страсти и от власти внешнего принуждения, будь то
давление обстоятельств или чужая воля. Изображение непокоренного человека  в
самых крайних ситуациях  и  сделало  некоторые  пьесы  Сартра  впечатляющими
документами антифашистской освободительной борьбы.

     Но свобода от всего есть пустота, и он довольно скоро  это понял, решив
заполнить  вакуум  социалистическим  идеалом. Он даже сделал  некоторые шаги
навстречу  исторически конкретному,  научному  пониманию  социализма, но  не
выдержал искуса  обстоятельствами и  сорвался  в бездну  нигилизма. Нигилизм
есть   оборотная   сторона  буржуазного  индивидуализма.   Его   современные
приверженцы  желают  в  одночасье  разрушить  все  старое, чтобы  затем  (во
благовременье) построить из  нового материала  все совершенно  новенькое. Им
претит суровая будничность  повседневной борьбы, где много проливается пота,
а  зачастую  и крови, но мало  места  для героического жеста и  эстетической
позы.

     Много  сил отдали  разоблачению этого  умонастроения Маркс,  Энгельс  и
Ленин.  История  повторяется,  и  снова  экстремистские  элементы  играют  в
революцию и  радуются выстрелам и взрывам, как  дети на елке -- бенгальскому
огню.  Но  это   очень  испорченные  дети,  а  вернее  сказать,  --  опасные
комедианты.

























     Михаил Антонович Киссель
     ФИЛОСОФСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ Ж.-П. САРТРА

     Редактор Г. К. Ламагина. Художник Г. Я. Вольфовский.
     Художественный редактор А. К. Тимошевекий. Технический
     редактор С.Б. Матвеева. Корректор Л. М. Ван - 3аам
     Сдано в набор 12/V 1975 г. Подписано к печати 17/XI 1975 г. М-26447.
     Формат 70Х108 1/32.  Бумага тип. No  3. Усл. печ. л. 10,50. Уч.-изд. л.
10,53.
     Тираж 25 000 экз. Заказ No 176. Цена 37 коп.
     Лениздат, 191023, Ленинград,  Фонтанка, 59.  Ордена  Трудового Красного
Знамени типография им. Володарского Лениздата, 191023,  Ленинград, Фонтанка,
57.




Популярность: 58, Last-modified: Mon, 16 May 2005 06:40:08 GMT