---------------------------------------------------------------
 © Copyright Елизавета Михайличенко, Юрий Несис
 Email:  nesis(a)013.net.il
---------------------------------------------------------------




     Не  то, что  до  последней  минуты не  верил,  а  еще и  до  сих пор...
"Ульпанский"[1]  иврит  и   не  такие  шутки  со  мной  играл.  И  вел  себя
по-идиотски: жмут руку,  поздравляют, а  я  думаю  -  вдруг просто  утешают.
Только  когда пистолет в руку взял, понял: "Приняли!" До сих пор не  пойму -
на  фиг я  нужен израильской  полиции?  Чтоб  сам банки грабить не начал  от
безнадеги?..
     Забавно  смотреть на Израиль из этой формы. Вроде и  не розовые очки, а
синие штаны, но как все сдвигается.  Синие  штаны - это вообще могучая вещь.
По юности, когда в первые джинсы влез, мир  тоже  стал резко  лучше - ярче и
оптимистичнее.
     Вечером устрою праздник души: тещу, с ее бесценным персональным
     "теудат-оле"[2]  выселю  из  персональной спальни  в  "полкомнаты",  за
занавесочку. А  если меня через три дня выпрут  из полиции? Пожалуй, с тещей
надо  подождать три месяца,  девяносто дней, то есть семьдесят пять рабочих.
Если не  брешут,  тогда  пособие  по безработице  будет  чуть  ли не  больше
зарплаты.



     ...Точно, выгонят. Три дня  играть  в  компьютерные  игры  на  глазах у
начальства, более того, по его же совету... И все радостно лыбятся. Ну да,
     "чурка" за компьютером. Хорошо, теперь меня пить кофе  с собой  берут -
чтобы  наедине с телефоном  не оставлять. Это  после того,  как  я  дрожащим
голосом  сообщил  большому  начальнику,  что он  сможет  поговорить  с  моим
непосредственным начальником не раньше, чем через год. Менты здесь такие  же
тупые,  как и  у  нас - мог бы  и  сообразить, что "шана"[3] и "шаа"[4]  для
нормального человека никакой принципиальной разницы не имеют, а не приезжать
выяснять  какое  именно  тяжелое  ранение,  и  в  какой схватке, и  в  какой
больнице... Все были страшно довольны - как мне потом объяснили, потому, что
взять  оле[5]  для работы  с "русским" контингентом  была  идея именно этого
большого   начальника.  Я  пока   единственный  в  стране  полицейский   без
пятилетнего  стажа гражданства. Интересно,  когда он  допрет,  что "русские"
олим в Израиле  самая  благоденствующая группа населения? Они даже в полицию
не обращаются - советская школа. Знают, что себе дороже.



     - Слиха, ани ло медабер руссит. Рак рега. Борис, бо![6]
     Слава  бо! Какой-то особо одаренный оле  сумел  найти в зтом телефонном
кирпиче номер  полиции. Интересно,  в Израиле  бывают  убийства  телефонными
справочниками? Неужели эта старая идиотка действительно отравила?.. Чушь, уж
миллионер-то иврит знает.
     - Алло. Израильская полиция вас слушает...
     - Приезжайте скорее, меня пытаются ограбить!...
     Хоть на машине  покатаюсь. Если  я сейчас задержу рецидивиста, то и сам
задержусь на работе. А  то эта старая активистка все-таки отравит Фриду. Так
меня вчера унизить! "Зачем вам ее отравлять, Софья Моисеевна?" "Ну Боря, она
хоть и из семьи миллионера, но все-таки  собака. Хозяин станет настаивать на
расследовании, а  не  один уважающий себя полицейский не захочет за это дело
браться. И у тебя появится хоть какое-то занятие!"
     ... Ага,  гвалт на втором  этаже.  Судя по  густоте мата,  этот  знаток
телефонного справочника сам провел задержание. Надо как-то примазаться...
     -  Полиция! Всем  стоять! Руки  вверх! - Судя по состоянию кровати, это
больше похоже на попытку изнасилования. - Кто звонил?
     - Я звонил. Товарищ полицейский, вот он хочет вытащить кровать.
     - Почему именно кровать?
     -  Потому  что это его кровать. А я снимаю  у него квартиру. И  уносить
кровать он по договору права не имеет! Вот договор, видите?
     Вижу,  вижу.  Только  прочесть  не могу.  Хоэяин  верещит.  Как же  ему
объяснить, чтоб руки опустил? А, уберу пистолет, а дальше пусть как хочет...
Нет, хочет, чтобы его попросили:
     - Слиха, адони...ядим...ядаим...[7]  хендз даун,  черт побери! Ло хенде
хох!..
     Ха коль беседер, адони![8] Молодец.
     Так,  теперь  хозяин в  договор пальцем полез...Чего делать-то? Нам  бы
только семьдесят пять рабочих дней простоять, да семьдесят пять жарких ночей
продержаться...  Если хозяин прав, а я ему кровать не дам, он на меня  в тот
же день  телегу накатает... А наш меньше,  чем через два месяц  месяца ее не
напишет. Хотя, он способный. Надо его уговорить.
     - Слушай, мужик, я тебе не как представитель власти, а как земляк скажу
- на фиг ты с этим дерьмом связался?! Пусть этот крохобор сегодня же на этой
постели получит свой инфаркт!  Ты посмотри, что он у тебя забирает? Здесь на
помойке  в любой  момент  можно лучшую  кровать кровать взять,  поверь моему
опыту! Я тебе сам ее до дома донести помогу!..



     ...Что-то коллеги мои какие-то  пристальные  стали.  Смотрят... Неужели
этот хозяин пожаловался, что я  его на мушке долго держал? Вот гад,  а я еще
ему кровать отдал... А-а, кажется, труп какой-то нашли. "Рааль" - это что же
такое?
     Да это  же яд!  И место  сходится!  Неужели отравила?!... "Мета"  - это
умерла, женский род. Ну да. А раз Фрида - значит, точно  сука. "Келев" - это
собака!  Все сошлось! Господи! Отравила!.. Может,  не зря ее в 52-м по  делу
врачей...
     - Борис, бо!
     Не  такая  уж она и дура, моя  теща. Вот что значит жизненный опыт! Как
она израильтян вычислила - еврейская  ментальность, что говорить. Сейчас мне
это дело и поручат...
     ...Как  они перед миллионерами  пресмыкаются! Пять человек  на эту суку
смотреть едут! И начальник тут же. И  еще кобеля с собой  прихватили. Что-то
тут не то... И эта "иша", "иша"[9] все время... А что, если "келев" к кобелю
относится, а "иша" к трупу?  Ну да, кобель в женском  роде - это "кальба"...
Значит, сука
     Фрида  загрызла мою тещу. Как  же мы без  второго "теудат-оле"  жить-то
будем?
     Интересно,  за растерзанную цепной сукой империалиста тещу  компенсация
положена?.. А если все-таки "иша"  - не труп, а задержанная, то есть теща? И
компенсацию платить нам?.. А вдруг эту отраву вообще кто-то третий съел?!
     Приехали. Труп! Женщины!  Чужой! Действительно, приехали...  А  женщина
явно  из  наших...  Даже загореть, бедняжка,  не успела... Неужели олим  уже
колбасу  с  земли подбирают?.. И советское белье ни с  каким  не спутаешь...
Вот, значит, почему меня с собой взяли... а завтра тещу "возьмут"...



     Пока мы кофеи гоняли, ожидая  заявления о пропаже жены, дочери или хотя
бы  соседки  или квартирантки, на роскошном лимузине  подкатил  маленький  и
нахрапистый.  Через  каждые три  слова он кричал "А-кальба  шели!" и даже до
того как прзвучало имя Фрида,  я понял, что теща все-таки сделала свое дело.
Начальник   вяло   отбивался,  потом  махнул  рукой   и  произнес  то  самое
универсальное  "бесэдэр",  которое может  в Израиле означать что  угодно. На
этот раз оно означало, что прозекторам предстоит сверхурочное вскрытие  суки
Фриды.
     От радости, что не  буду  зятем  убийцы, я побежал к  багажнику  помочь
перенести  благородное  животное,  оградившее  граждан Израиля  от  тещиного
теракта. Благородное животное оказалось тяжеленным мраморным догом, и пока я
ее тащил  к полицейскому пикапу, радость мне отравляли сомнения, должен ли я
брать  у миллионера чаевые.  Но  этот гад  их  мне  даже  не  предложил.  Не
досталось мне и морального поощрения - на крылечко  вышел шеф и не  позволил
бедному  миллионеру использовать наш служебный транспорт в его личных целях.
Я  приравнял  себя  к  служебному  транспорту  и самоустранился.  Социальная
справедливость торжествовала мучительно долго. Наконец, коротышка допер свою
суку  до лимузина,  восстановился  в  объятиях  кожаного сидения и  отбыл  в
притюремный морг.
     Собаку, естественно, "повесили"  на  меня, и  я сел  разрабатывать план
оперативно-розыскных мероприятий сроком  на 65 рабочих дней. А потом  пришли
результаты анализов. Женщина и Фрида скончались от одного и то же яда.



     Иду на всеизраильский рекорд по скорости выполнения сложного задания!
     Когда до конца  рабочего дня труп так и остался бесхозным, коллеги были
неприятно удивлены и ворчали, что у русских все не как у людей. А у самих-то
даже "бичей" нет.  И блатных сук в морге вскрывают. Так за последние полчаса
я стремительно продвинулся от параши-компьютера к столу начальника и говорил
всяческие банальности уже в роли эксперта по русским олим.
     Все, на что хватило воображения моих коллег - это послать меня обходить
близживущих олим с фотокарточкой трупа,  причем  не  черно-белой, а цветной.
Хорошая, кстати, фотография - другой бы на моем месте злоупотребил служебным
положением и загнал  бы ее как  рекламу: "После нашего снотворного вы спите,
как убитая". Интересно, труп в  неглиже  - это эротическая  реклама?..  Нет,
устроюсь-ка  почтальоном  по  совместительству...  Или   страховым  агентом:
"Здравствуйте.  Покойницу  не   знали?   А   сами  от   несчастного   случая
застраховаться не хотите?"
     А я, дурак, иду по стопам Павлика Морозова.
     Подхожу  к  теще. Приглашаю  к  столу.  Достаю  пачку  сигарет. Включаю
настольную лампу. Закуриваю. Пускаю дым и свет  ей  в лицо. Потом пододвигаю
Софье Моисеевне пачку и ласково предлагаю:
     - Курите.
     -  Дурак ты,  Боря,  -  не менее ласково отвечает  теща. - Ты  на  кого
работаешь  -  на  родное  израильское  правительство,  или  на  какое-нибудь
космополитическое общество охраны животных?
     - Знакома вам эта женщина?! - строго спрашиваю  я и надвигаю фотографию
на тещины линзы.
     - Разбирайся со  своими бабами сам, - фыркает она. - У моей знакомой на
морде побольше шерсти было.
     - Ксати,  о  собачках,  - обрываю  я.  -  Вы  же  все-таки  врач, Софья
Моисеевна.
     Должны были  сначала  на  собаках  экспериментировать, потом  на  людей
переходить. А вы, почему-то, наоборот сделали...
     А она мне в лицо смеется:
     - Меня уже капитан МГБ Гольдфельд в тысяча  девятьсот пятьдесят  втором
году  пытался заставить сознаться в отравлениях, которые я не совершала... а
ты пожиже будешь...
     - Ладно,  Софья  Моисеевна, -  говорю  я, -  давайте  хоть раз  в жизни
поговорим серьезно.
     - Серьезно?!  - карандащные тещины брови  выгибаются,  как спины черных
кошек. - С тобой?! Не смеши людей, Боря.
     Вот наглая старуха. Даже не сомневается, что я ее не заложу.
     - Где яд, которым вы отравили суку?!
     - А где яд, которым ты отравил жизнь мне и моей дочери?..




     И  это   все  евреи?!  Как   не  уезжал.   Коммунальные  квартиры  пока
единственный  вклад  нашей  алии  в израильскую культуру.  И  всюду  норовят
исполнить то самое
     "вопросом на вопрос" в олимовском варианте:
     -  Я ничего не знаю. Радио  не понимаю, денег для газет нет,  соседи не
хотят говорить со мной по-русски... А вы давно  в стране?.. И уже работаете?
Слышишь,
     Аркаша, а он уже работает. И сколько же вам  платят?.. А вы женаты?.. А
кем вы были в Союзе?..
     В общем, посмотрел я на эту жизнь и понял - у тетки  вполне могли  быть
основания покончить с собой. Эту  версию и надо отрабатывать. В конце концов
теща  же  не по злому умыслу...  В каком-то смысле даже ради меня. Установим
личность, посмотрим семью - а  у кого здесь  в семье все  нормально? Да нет,
видимо  она  одиночка,  раз  никто  не  ищет.  Так  начальнику   и  объясню:
"Порядочная  женщина. Предпочла  смерть  массажному  кабинету. Как настоящий
советский человек."
     Нет, ну какой начальник мне тупой попался. Хуже старшины в Афгане. Я же
с каждой улицы по мешку одежды набираю:
     - Простите, вы  в последнее  время, случайно, конечно,  никакую женскую
одежду не находили... Труп же только в белье... Вы ж фото видели... Ищем.
     Мне неудобно, а люди вообще от стыда и ужаса провалиться готовы:
     - Да-да, конечно, но  мы  думали, что  ничья, раз выложена...  Случайно
мимо шли, а тут багаж как раз не дошел... Верочка, сними кофточку...
     Ничего. В конце дня я всеми этими мешками кабинет шефа забаррикадирую и
потребую повышения  зарплаты. Еще  парадную форму и  мотоцикл. Нет,  пикап -
чтобы на горбу мешки не таскать...
     ...Да-а, с парадной формой придется  подождать. Вот  так -  собираешь с
миру по  нитке на парадную форму, а стоит отойти на минуточку, свои  же олим
мешочки тырят. Вот точно, что "все мы из гоголевской "Шинели" вышли". Ну и к
лучшему. Все равно коллеги не оценят, что наши люди, чтобы помочь следствию,
лучшее с себя снимали. В патриотическом порыве. Им чем больше притащишь, тем
они хуже об олим думать будут.
     Не  буду  я  и этот мешок  тащить. Пусть  идет естественный  круговорот
штанов  в  природе.  И  хоровод  юбок.  Все  равно еще  столько  же  наберу.
Осчастливлю-ка лучше эту симпатичную девушку:
     - Хабуба![10]
     Ишь, шарахнулась. Решила, что террорист замаскировался.
     - Да  свой я, свой.  Мы  тут у  одного  матерого  контрабандиста  мешок
импортных шмоток конфисковали. Есть в Израиле отдельные негативные явления.
     Примите в подарок: от нашей миштары[11] вашей мишпахе[12]!
     Приятно, когда  тебя понимают.  А  на иврите пока флиртовать научишься,
уже  незачем  будет...  Хорошая  девушка,  культурная. Другая бы прямо здесь
рыться  начала.  А  эта стесняется. Могла бы и просто  мешок забрать, а  она
вместе с ним и меня пригласила. Может,  и чаем  напоит.  Или даже кофе.  Или
даже  ... А взгляд  у нее настороженный.  Наверное, все-таки  боится,  что в
мешке бомба. Поэтому и пригласила. Ладно, посмотрим...
     ...Угу, посмотрел. Не так уж плохо. Уютная вполне квартирка. Не простая
олимочка попалась.  Может, она и не на женские тряпки позарилась,  а на  мою
форму? И кофе не самый дешевый, и печенье дорогое.
     - Мариша, у тебя муж что, уже работает?
     Гадом буду,  на  слове  "муж" дернулась.  Значит,  точно  ему  изменить
собирается. Интересно,  с кем? Х-ха. Первая измена на  Святой земле  -  тоже
этап  в жизни женщины. И далеко не  каждой удается  сделать это с  настоящим
израильским  полицейским.  А  для   адона  полицейского   это  будет  первое
злоупотреблние...   нет,   скорее   всего   просто  употребление   служебным
положением. Какое уж тут зло? Тоже важная веха в карьере...
     - Работает. Только давай чуть тише - ребенка разбудишь...
     Ладно,  ладно, громко смеяться  не будем. Перейдем на интимный шепот  -
будить ребенка нам ни к чему. Тем более, если он или она уже разговаривает:
     - Мальчик или девочка?
     - Второе...
     - И сколько же лет твоей дочке?
     - Примерно год... Ладно, я возьму вот эти.
     - Да бери еще, вот это платье тебе очень пойдет.
     - Думаешь?
     - А ты примерь.
     Она  ушла  в соседнюю  комнату,  а  я  прикидывал как  бы  поэлегантней
проскочить ту самую грань между "салоном" и "спальней"? Смешно признаваться,
но  до сих пор переход этой грани требует от  меня  тех же  усилий, что и  в
семнадцать.  Есть  во всем  этом  какое-то циничное признание  в  предыдущем
лицемерии.  И  если женщина  почувствует  твою неловкость, она увидит  в ней
собственное падение и никогда тебе этого не простит... Поэтому я говорю себе
- а  что  ты,  собственно дергаешься, парень?  Ты  что,  все  еще  "русский"
интеллигент в третьем поколении? Мы, простые ребята из миштары обычно делаем
морду  кирпичем и  трахаем этих олимок когда  хотим,  как хотим, где хотим и
сколько можем.
     Я  сделал морду  кирпичем и  все-таки  (ведь три  поколения  старались)
произнес:
     - Извини, что без стука.
     Конечно, на  этой рефлексии  я  припозднился секунд  на десять, она уже
начала  натягивать это платье. Но в этом был  свой плюс,  потому  что тесное
платье не  давало  ей  не  то,  что  шевельнуть руками,  а  даже  возмущенно
посмотреть.  Иэ под  платья  торчало  все,  что надо.  В смысле, все то, что
торчало, было что надо! И  белье олу из России не  выдавало. С платьем у нее
заклинило  напрочь,  наверное обе  руки  в  один  рукав попали.  И,  пытаясь
освободиться, она извивалась. Она та-ак извивалась...
     Я  смотрел  на  этот "танец  живота" как  последний болван, пока из под
платья обиженно не донеслось:
     - Что стоишь, как последний болван?! Помоги!
     И полиция пришла на помощь временно одинокой гражданочке...




     Даже  единственный  бдительно  сохраненный мною  мешок  вывел  шефа  из
обычного  улыбчивого  равновесия. Он произнес темпераментный монолог о  том,
что  израильтяне  порядочно  оскотинились,   если  предпочитают  такие  вещи
выкидывать,  а не занести соседу оле. А я стоял и радовался не только за его
духовный  взлет,  но особенно тому,  что  мы начинаем понимать друг друга и,
может  быть, сработаемся,  если я, зная лишь каждое десятое слово,  все-таки
ловлю  общий  смысл шефовой речи. А последнюю обобщающую фразу: "Давно войны
не было!" я даже понял полностью.
     Пользуясь  упоительным  моментом  слияния наших душ, я  решил подсунуть
шефу  версию о самоубийстве.  В  моем  переводе  на  мой  же английский  она
выглядела настолько убогой, что он беспардонно  прервал меня. И на столь  же
скудоумном английском растолковал, что когда  "русский" возвращается на свою
историческую родину, он не может совершить самоубийство, во всяком случае, в
течение  первых  месяцев, поскольку  это время  он  пребывает  в  эйфории от
осуществления  многолетней мечты, изобилия  исторических мест  и товаров,  и
полного  государственного  обеспечения.  Он  понимает,  что  мне  негде было
изучить  основы психологии, но  даже элементарная  логика и наблюдательность
подсказывают,  что  покойница  не  провела в  Израиле и месяца.  Но, как  ни
странно,  похоже,  что  я  действительно  попал  пальцем  в  небо  -  и  это
самоубийство.  Только, конечно, не новой репатриантки,  а туристки  из  СССР
Киры Бойко, которая приехала к нам несколько  дней назад, увидела, что такое
нормальное общество, и решила остаться здесь навсегда хотя бы таким образом,
ибо не попадала под закон о репатриации. Потому что была не такой "русской",
как я, а настоящей  русской.  Вот сейчас приедет ее  подруга, опознает,  и я
смогу заняться собакой Фридой. А после Фриды меня, даст Бог, отправят отсюда
в полицейскую школу.
     Приехала подруга  - Анат бат Ицхак - говорят, в  предыдущей алие менять
фамилию на отчество считалось  хорошим тоном. В  принципе, обычная советская
баба,  но  уже  с  легким акцентом и  прочими намеками на заграничный  шарм.
Впрочем, к летающим  тараканам она все еще относится плохо - когда в  момент
опознания на  Анат спикировал  племенной  рыжий экземпляр, она шлепнулась  в
обморок. А когда очнулась, наотрез отказалась признать в трупе свою  подругу
Киру.
     Начальник  мягко настаивал, отпаивал пивом, очень уж ему хотелось снять
стресс и вернуть  Ицхаковне память. Первое ему вполне  удалось, Анат выпила,
закурила, пококетничала с шефом, посетовала на одиночество. Но и только.
     - Слава Богу, это не Кирка, - сказала  она. - Кирка ведь красавица. Как
такая красивая женщина может бесследно исчезнуть в такой маленькой стране?
     -  Найдется, - потускнел шеф. - "Сопровождает" кого-нибудь. Россия ведь
валюту не меняет.
     Мне же шеф объяснил, что туристку эту теперь никто не найдет. Наверняка
она "залегла" в массажном кабинете.
     Потом шеф  подвез  меня  прямо к дому убийцы, а  я  шел  по лестнице  и
пытался  вспомнить  о  теще  что-нибудь хорошее,  чтобы  избежать  искушения
совершить за нее чистосердечное признание.
     Перед  дверью  я  вспомнил,   что   когда  меня  после  исключения   из
университета  забрили  в  армию,  именно  теща сама  запекла мне  в  пирожок
перочинный  ножичек с  открывашкой  для консервов.  А  у  остальных  ножи  и
открывашки  отобрали. И  всю бесконечную  дорогу до  Термеза я  имел  долю с
каждой открываемой  банки. И это воспоминание укрепило мой  слабый мятущийся
дух.  Мой бедный дух, оторвавшийся от ветки родимой и еще не пустивший корни
на родимой  же земле.  Совершенно  одичавший в предотъездной мышиной  возне,
продолжающейся и после приезда. И слегка озадаченный сегодняшней супружеской
изменой... Какая, однако,  женщина! Нет, такое чувство "постели" должно быть
врожденным, как талант. Но это я не от пошлости - просто приятно вспомнить.



     За последние несколько дней  я стал столь популярен среди местных олим,
что другой  бы на  моем месте уже вовсю баллотировался в муниципалитет. Но я
ограничил  свои амбиции  Маришиной  спальней,  хотя это и  могло повлиять на
голоса избирателей.
     Мне  так надоело отвечать на одни и те же вопросы о  ходе следствия,  а
главное - выслушивать советы бывших соотечественников, что я позвонил во все
русские газеты и пригласил на пресс-конференцию.
     Никакой благодарности  за  рекламу  производственной деятельности  я от
шефа  не  получил.  Напротив, корреспонденты произвели  на  него,  по-моему,
гораздо большее впечатление, чем труп. В лучших традициях русских городовых,
он разогнал эти ошметки еврейской  интеллигенции и сообщил мне, что  я "кцат
куку[13]". Самое гнусное, что невозможно понять, то ли это дружеский упрек и
на  него следует улыбнуться, то ли оскорбление, за которое  пристало дать  в
морду. По смыслу-то это вроде как  "чудак", а вот подразумевается ли, что на
букву м..., я понять так и не смог.
     Вместо пресс-конференции меня послали от  греха  подальше  к Ицхаковне,
которая домогалась  у  шефа - что делать  с вещами исчезнувшей? Но  от греха
подальше не  получилось. Родные  советские  старушки  у подъезда  поняли все
гораздо раньше меня и проводили сообщническими взглядами.
     Вещи занимали  половину, а  то и треть большого чемодана. Под ироничным
взглядом Анат я ковырялся во всем этом женском балаганчике, изредка, чтоб не
скучно было, вставляя реплики в стиле Шерлока Холмса:
     -  Похоже,  у вашей  подруги были длинные  черные волосы,  -  это после
разглядывания расчески.
     Когда, рассматривая лифчик, я глубокомысленно сообщил:
     - Похоже, ваша подруга была комсомолкой с 1975 года? - Анат сообразила,
что ее присутствие здесь вовсе не обязательно и пошла выбрасывать мусор.
     Я  решил,  что  по  Фрейду  это  следует  рассматривать, как проявление
российской  ментальности   и   пожалел,  что  не   могу   восхитить   своими
психологическими познаниями  шефа. Впрочем, я бы все равно не смог объяснить
этому чурке, почему на российской фене стража порядка величают "мусором".
     Вернулась Анат в тот момент, когда из очередного лифчика выпал орден
     "Красной Звезды"  и зазвенел,  шмякнувшись на  общеизраильский каменный
пол.
     Орден был новенький,  значит, почти наверняка,  "афганский". Такой  же,
как у меня.
     Ясно, что шалава везла  его  на  продажу,  да видно  они тут  не в цене
оказались.
     Оно  и  к лучшему. А то теща  намекала мне, что советским орденам здесь
место в коллекции устроенных людей.
     Я  обернулся к Анат, ожидая  комментариев. Но она  была вся  в каком-то
письме. Им же пришлось заняться и мне. В смысле, письма  из ее дрожащей руки
я  не  взял, а  пообещал поверить  на  слово.  Потом заметил, что письмо  на
русском и с удовольствием изменил свое решение.
     Какие-то придурки,  пацаны наверное, подписавшиеся  "Совет по Чистоте и
Вере" печатными буквами, с массой ошибок, сообщали Анат, что она - нехорошая
женщина,  занялась  преступным  бизнесом по  поставке русских  христианок  в
еврейские  бордели.  Тем  самым  она оскверняет  Святую  землю  и  подрывает
нравственность народа. И вообще, как палестинский агент, она приговаривается
к смертной казни, которая, с Б-жьей помощью, за ними не заржавеет.
     Я заржал, но Анат была искренне напугана:
     - Они  на все  способны! Хоть бы  мужик был в  доме, или собака! Сожгут
квартиру, как автобусную остановку! Ну пожалуйста,  вы должны меня охранять!
Зря я налоги на вас плачу?!
     - Хоть до утра! - браво брякнул я. - Ваша полиция вас сбережет! -  и, к
собственному ужасу, вскоре обнаружил, что был понят слишком буквально.
     До утра я, конечно, не остался, но домой вернулся поздно  и  всю дорогу
пытался объяснить хоть самому себе - на фиг мне все это было нужно. И почему
я  согласился -  из  нормального  жеребячества  или  из жалости?  "Ладно,  -
отмахнулся я  сам от  себя. - Зря  она, что ли, в  самом деле, платит на нас
налоги?"



     Когда я приперся на работу, меня тут же препроводили к начальнику.
     Оказалось, что быть  здесь  хоть кому-то  нужным очень приятно.  И  я с
порога, в служебном рвении, начал рапортовать.
     - Когда ты от нее ушел? - оборвали меня уже на третьем слове.
     Кажется, я покраснел. И замямлил:
     -  Довольно  поздно.  Она  была  испугана  -  к  ней  пришло  письмо  с
угрозами...
     - Вот это?
     - Да.
     - Сам писал?
     - Да  нет, - я попытался сбиться на игривый тон. - Хотя в  подростковом
возрасте  мог бы. Но  для тридцатилетней  одинокой женщины  в  этом не  было
необходимости.
     Шеф мрачно сверлил меня взглядом.
     - Какого черта?! -  разозлился я. - Все  это случилось  после окончания
рабочего дня. Она что, пожаловалась, что я ушел не заплатив?
     - Точное время когда ты от нее ушел, - медленно сказал шеф. - И советую
как следует подумать, прежде, чем отвечать.
     - А почему, собственно?  - я судорожно боролся за свое  право на личную
жизнь.
     - А потому, что эксперты уточняют сейчас время ее смерти.




     ...То, что нет кондиционера -  это  плохо. Но то. что  нет  параши, это
хорошо. То, что посадили  -  это  плохо. Но то,  что сижу не  в Совке  - это
хорошо...
     Интересно, вычтут с меня за питание?
     А,  может, они блефуют,  что Анат тем  же  "собачьим"  ядом?.. Да  нет,
нелогично - если я убийца, то я  уж точно знаю чем я это сделал. И лапшу мне
на уши вешать - себе же во вред... Давно надо было расколоться насчет тещи -
все равно ей точно  ничего не будет.  Теперь-то  совершенно ясно - моя  теща
Софья
     Моисеевна   -   сумасшедшая.   Маньяк-убийца.   Психологически   вполне
объяснимо.
     Когда сорок лет назад ей пришили  отравление, она  эту ситуацию столько
раз  через себя пропускала...  а тут еще  тяготы абсорбции... Собачка  Фрида
сыграла роль  "собачки",  и ружье выстрелило. Дуплетом.  С полной отдачей...
Нет,  не могла эта старая карга  меня  выпасти без посторонней помощи - я бы
заметил, когда к  Анат  шел, что  она у меня на хвосте... И шел  я быстро...
Значит, моя теща, Софья
     Моисеевна, не  шаркала  за мной ревматической походкой,  а  пошаркала в
частное  сыскное агенство -  блюсти честь  семьи.  Вот  на  что,  значит, ее
пособие идет! А мы еще о квартирке подумывали...
     Похоже, что тещу надо  закладывать срочно. А то Мариша  ненадолго  Анат
переживет... Кстати, стопроцентное было бы алиби. Нет, для алиби она слишком
хороша. Таких  женщин на алиби тратить бесхозяйственно. Кстати, если уж речь
зашла  о сексе,  то анализы  такие  брать не только  бесхозяйственно,  но  и
безнравственно.   Заставлять   человека   изменять   жене   с   лабораторным
оборудованием...  Как  все-таки  теща ее  так  быстро  отравила?  Я, значит,
оттуда, а  она туда: "Здрасьте, а я из  горгаза. Не  хотите  ли бутерброд  с
колбаской?" Маразм!



     ...Нет, адвокат мне не нужен. Я не настолько богат, чтобы разговаривать
в присутствии своего адвоката. А казенного мне тем  более не надо - я на них
в
     Совке насмотрелся...
     А вот за переводчицу спасибо. Что она так покраснела?
     -  Они говорят, что  в убитой содержится принадлежащая вам... ну... это
самое. Понимаете?
     Вот  сволочи.  Заставлять  чистую  еврейскую  девушку   переводить  эту
пакость!
     - Напомните этим гигантам мысли, что я их  об  этом предупреждал! Но им
так хотелось меня изнасиловать, что они не пожалели денег налогоплательщиков
на этот подлый анализ!
     Ну  вот,  хоть  узнаю как  на иврите "изнасиловать"...  Краснеет  и  не
переводит.
     Смотри-ка, а я такая же сволочь, как и  они. Такая сволочь не может  не
заложить тещу. И даже обязана это сделать... А я ведь не могу! Своими руками
убил  бы  -  совесть  бы не мучила. А  вот заложить - нет,  не могу.  Как-то
неблагородно это.
     - Они говорят, что в вашей  квартире найден яд, которым  были убиты все
трое.
     - Уже трое?!
     - Две женщины и собака.
     Ну  все! Проклятая  старческая  скаредность!  Правильно  я от  адвоката
отказался. Яд в квартире - какой уж тут адвокат!
     - Они говорят, что вас вызвали на очную ставку с вашей тещей.
     Как это тонко! Никого мне не  хочется видеть так, как  ее! Хоть бы свой
фирменный бутербродик с колбаской принесла, чтобы мне перед своим народом не
позориться... И сына теперь в школе затравят...



     Когда Софья Моисеевна, закинув ногу за ногу, улыбнулась и сказала:
     -  Начальник, угости  попироской! - мне стало ясно, что  "крыша" у  нее
поехала окончательно.
     Переводчица, поразмышляв, как передать подтекст, решила не  напрягаться
и одарила  тещу длинной  темной сигаретой.  С этой сигаретой рука тещи стала
похожа на обгоревшее дерево.
     Софья  Моисеевна  правильно назвала  свои  имя и  фамилию, без  запинки
оттарабанила девятизначный номер своего удостоверения  личности, но на этом,
собственно, все и закончилось. Вернее, началось.
     -  В первый раз  вижу  этого мужчину! - сказала она, держа сигаретку на
отлете.
     - Это твоя теща? - спросил меня начальник.
     - Если я ей не зять,  то и она мне не теща, - сказал я, честно глядя на
шефа бараньими глазами - терять мне было все равно нечего. "Савланут[14]!" -
сказал я себе. Смертной казни здесь нет, глядишь, и найдут настоящего убийцу
еще при моей жизни.
     Чмокнула открытая шефом банка пива, и я попросил:
     - Начальник, угости пивком!
     Впервые Софья Моисеевна посмотрела на меня одобрительно.
     Шеф  укоризненно  покачал головой  и вызвал вторую  "свидетельницу". Ею
оказалась  моя  жена.  Ленка  влетела  в  кабинет  и  тут  же споткнулась  о
презрительный взгляд  своей матери. Наконец-то появился хоть один нормальный
человек и высветил всю пошлую фальшь и идиотизм наших  социальных ролей  - и
шефа, и тещи, и моей, и даже переводчицы.
     Леночка-пеночка, веточки вен  под глазами, тяжело  жить, если все не по
фигу.
     Каждый ломается в отведенном ему судьбой месте. Неужели я был той самой
опорой для  нее?!  Ни  разу  не сорвалась  на визг на  виражах  абсорбции...
Непринужденно сменила фонендоскоп  на  швабру...  Потому  что  боялась  - ее
обвиню в  приезде. Я знал, что боялась.  И держал козырь при себе... Да нет,
на  самом деле не  держал. Глупенькая, решила, что  уговорила меня приехать.
Как  будто есть принципиальная разница...  Ладно, разница есть. Особенно,  в
магазинах и тюрягах.
     Ленка  - единственный человек  в мире, который  боится за  меня. Не  за
кормильца,  отца  ребенка,  опору  семьи,  а просто за скота по имени  Боря,
которому, по  большому счету,  все  по фигу, кроме сына... И вот  она  перед
выбором:  смолчать, что мать  отравила собаку, или  обменять мать на мужа. А
ведь не  знает  еще,  что в комплекте с собакой идут  два трупа. В нагрузку.
Поэтому  все это для  нее  такой  сюр собачий,  но на  еще  чужой почве... И
окончательно мерзко, что, думая о ней, думал о ее страхе  за  меня.  В Совке
это ласково называли эгоизмом.
     - ... Это ваша мать?
     - Да, конечно. А это мой муж Борис. Боря?!
     - Хорошо. Это ваша дочь?
     Софья Моисеевна пожала плечами, как в театре "Ромэн":
     - Не знаю, я  плохо  вижу.  Но  моя  дочь,  как мне  все-таки казалось,
извините, не такая дура.
     - Мама!  -  виновато сказала  Ленка. -  Пожалуйста,  не надо.  Мы же не
дома...
     - Не дома? - переломила теща обгоревшие спички бровей. - Почему? Ты мне
все время рассказывала, что в Израиле мы будем у себя дома...
     - Ага! - уличил шеф. - Значит, это все-таки ваша дочь?
     - Молодой человек, - завела  теща, - дай  вам Бог в семьдесят лет точно
отвечать  на  вопросы следователя.  У  меня  плохое зрение,  я уже сидела  в
тюрьме, когда ваши узники Сиона еще сидели на горшках ...
     -  Ваши узники  Сиона!  -  почему-то влез  верзила Мики, до этого молча
мерявший меня и мою мишпаху презрительным взглядом.
     - А вы-таки правы, молодой человек, - теще явно захотелось отдохнуть на
безопасной  теме. -  Они наши.  В Союзе они страдали  за нас,  а  теперь  мы
страдаем за них. Вы  ведь меня понимаете? О чем я говорю? А вы, наверное, из
Марокко?
     -  Ладно!  -  шеф  явно  начал  нервничать.  -  Вы  подтверждаете  свое
заявление,  что собаку,  принадлежавшую господину  Бернштейну, отравила ваша
мать?
     Ленка покраснела и кивнула.
     - Ну, Лена! - зажестикулировала теща. - Это же все-таки наша полиция.
     Посмотри  на  этих ребят -  у  них-таки  интеллигентные  лица  и  умные
еврейские головы.  Хоть тот  и  из Африки.  Они  же прекрасно  видят  и  все
понимают, что вы решили освободить от меня жилплощадь.
     - Вы отрицаете, что отравили собаку? - перебил шеф.
     Теща скорбно выслушала перевод, жадно, как в  последний раз, затянулась
и с театральным пафосом произнесла свою коронную реплику:
     -  Начальник,  меня  уже  капитан  МГБ Гольдфельд  в  тысяча  девятьсот
пятдесят втором году пытался заставить сознаться в отравлениях, которых я не
совершала... А ты пожиже будешь...
     -  Зачем ваша мать отравила эту  чертову собаку?! - заорал шеф. - Вы же
не настолько богаты, чтобы позволять себе такое сафари!
     - Ну, мама боялась, что Боря останется без  работы, - Ленка рефлекторно
подошла поближе ко мне и взглядом искала поддержки. - Боря рассказывал дома,
что сидит тут целыми днями без всякого дела, на  компьютере играет... И мама
придумала такое преступление,  которое стыдно будет расследовать  настоящему
полицейскому... вы не думайте, мы  маму очень отговаривали. Но вы же видите,
какой она человек...
     - Слава Богу, что Хаим не дожил! - сказала теща в пространство.
     Ленка тут же заткнулась.
     - Борис, изложи-ка нам  свою версию гибели собаки, - ласково начал шеф,
уже достаточно дошедший.
     - Самоубийство! - ответил я, преданно глядя на шефа.
     Мики выслушал перевод моей версии, подскочил, потом посмотрел на Ленку,
     Софью Моисеевну, переводчицу и шефа, махнул рукой и сел на место.
     - Ну что  ж, - тускло сказал шеф.  - Страх  потерять работу - это  хоть
какой-то мотив...  Собака -  это на недельку. Но и одного трупа тебе хватило
бы  надолго. Зачем понадобился второй? И  ведь знал, что  оставляешь  улики.
Может быть, ты маньяк?
     Ленка,  увидев, что  на меня вешают трупы, как серьги, стала  орать,  а
теща аккомпанировала ей саркастическим хохотом, пока обеих не вывели.
     -  Теперь понятно зачем  он  созвал корреспондентов, - поделился  шеф с
Мики  осенившей  его  догадкой.  - Мы  думали,  он  просто  придурок,  а  он
рассчитывал  закрепиться за  этим  делом,  -  шеф повернулся  ко  мне. -  Ты
надеялся, газеты разнесут, что ты расследуешь это убийство?
     Вспомнив, что пока я еще еврей, я ответил вопросом на вопрос:
     -  Мужики,  а  там,  где  вас  учили  на  полицейских,  вам  ничего  не
рассказывали о презумпции невиновности?
     Ментальность - ментальностью, а профессионализм - рофессионализмом.
     Похоже, что слова "презумпция невиновности" на  полицейских  всех стран
времен  и народов действуют  одинаково.  Мики,  набычив  кучерявые  голову и
спину, пошел на мою фразу-мулету, канюча:
     - Шеф, ну можно? Ну, пожалуйста! Ну всего один раз!
     Мне  стало  страшно. Если  совсем  уж  честно.  А когда мне  страшно, я
действую и выражаюсь нелепо. Короче, я схватил хлипкий пластмассовый стул и,
потрясая им, как мой дедушка зонтиком, завопил:
     - Но-но! Я буду жаловаться в малый Синедрион!
     К  счастью, израильские полицейские -  не румынские  пограничники.  Шеф
сохранил меня для тюряги полностью укомплектованным зубами и ребрами.
     - Мики, Мики, - мягко пожурил он. - Тебе мало записи  в личном деле "не
допускать к работе с арабами"? Если тебя нельзя будет допускать и к работе с
олим, то цена тебе будет полставки.
     Хорошо все-таки жить в правовом государстве...
     ...А  теперь повторю то  же самое  без  иронии.  Хорошо жить в правовом
государстве. Без иронии. С болью.
     До конца  дня  шеф  изнурял нашу  семью  персональными  и перекрестными
допросами. Он  перешел с пива  на пилюли. Даже Мики в углу  притомился. Одна
теща, натренированная на гэбистских "конвейерах", была болезненно оживлена и
явно  рассчитывала на ночную  смену. Но  ее звездным  часам не  суждено было
превратиться в звездные сутки.
     В конце дня принесли какую-то бумагу, шеф долго и грустно ее читал, еще
дольше тер лоб и виски, наконец спросил:
     - Какие еще родственники у вас есть в стране?
     - Начальник,  - искренне вздохнула теща.  - Неужели ты не видишь, что с
третьим таким родственником я уже была бы в могиле...
     ...Так я узнал о Маришиной  смерти от тещиного яда. Никогда  не страдал
ясновидением, но тут мне стало страшно. И больно.  Эта смерть была на мне. И
если бы  это сделала не дряхлая  сумасшедшая старуха, а  здоровый  мужик,  я
нашел бы утешение в мести. Хотя бы попытался найти.
     Шеф почему-то счел  Маришину  смерть достаточным алиби.  Хотя очевидно,
что яд может действовать и в отсутствии отравителя.
     Шеф извинился перед  каждым из нас, а передо мной еще  и  за то, что не
может  сразу вернуть  пистолет, так как его куда-то сдали. Не веря, что меня
реабилитировали  не  только как гражданина, но и  как  полицейского,  я тупо
спросил, должен ли выходить завтра на работу?
     Шеф покивал, сказал, что понимает, как я измотан и разрешил отдыхать до
обеда.




     "До обеда" - это значило, что мне нужно пережить еще ужин и завтрак. За
ужином  я решительно отказался обмыть чудесное избавление  бутылкой "Голды",
початой еще по  случаю  моего устройства на работу. На  это  Софья Моисеевна
ласково сказала:
     - Боря, кому суждено быть повешенным, тот не утонет...
     Ночью я не спал. Давно был уверен, что мне нечего терять, кроме сына. А
последнее было неизбежно и близко - Левик уже вступал в возраст, когда детям
становится не до родителей... Но с  потерей этой женщины я примириться никак
не мог:  я только  сейчас  врубился, что всего  за несколько  мимолетных,  в
общем-то, встреч наши отношения умудрились подняться над постелью, хоть мы с
нее почти не поднимались... Теперь-то я понял в чем дело - она во мне видела
прежде  всего  личность. Ей было интересно  не сколько  я зарабатываю, а что
думаю. Не  как у  меня с женой, а как у меня на работе... Ее экстравагантная
женственность скрывала и одновременно подчеркивала ум, как какая-нибудь юбка
с разрезом... Под  утро я отупел и перестал понимать то ли мне действительно
так  жалко  Маришу, то  ли себя, скотика,  у которого  женщины такого класса
может уже не быть никогда.
     Мозг отключался, я уже стал надеяться на сон, но тут  врубился желудок,
и  я прошлепал  на  кухню. Рука  было  потянулась к  консервам,  но  приступ
отвращения к себе заставил вытащить супчик и хлебать эту холодную отраву.
     А тут и Софья Моисеевна пожаловали - в ночной рубашке, но при челюстях.
     То ли жизни меня поучить, то ли на мою агонию посмотреть.
     -  Боря,- сказала  она грустно.- Клянусь жизнью Леночки...  Я  отравила
только  собаку...  Я  яд-то не  выкинула,  потому  что боялась -  вдруг  кто
отравится... И мне говорили, тут крысы...
     С  логикой у Софьи Моисеевны была, конечно, полная лажа. Потому-то я ей
и поверил. Врет она всегда крайне продуманно.
     - А кто же?- тупо спросил я.
     Теща пожала плечами:
     - Я  не  знаю, как  принято здесь и  сейчас, но  я за свою жизнь видела
несколько отравительниц  и ни одного отравителя... Я уловила сегодня, что ты
знал  кого-то  из  убитых...  Подумай,  кто  тебя  здесь  может  так  сильно
ненавидеть?
     Я честно подумал:
     - Здесь я жил мирно, вы же знаете.
     -  А  твои  старые  враги?  Были  среди  них  кто-нибудь  с  чем-нибудь
еврейским?
     Я  не стал хамить, хотя очень хотелось, а просто красноречиво посмотрел
на  тещу. Но  мой  очень  старый и  очень кашерный  враг тупо разглаживал на
коленях ночную рубашку, словно надеясь, что на ткани выступит имя убийцы.
     - Ну конечно,- сказал я.- Что еще везти из Союза, как не старые счеты?!
     Каждый  мечтает  начать  новую  жизнь  со  сведения  старых  счетов! А,
главное, у олим других дел, кроме мести, нет...
     Но тут старая боевая лошадь встрепенулась и закивала:
     -  Действительно, как  я  не подумала! Это  же надо быть каким идиотом,
чтобы везти в Израиль старые счеты! - и она триумфально ткнула в стенку, где
в деревянной  раме  лаково  поблескивали  "костяшки"  советского компьютера,
который я, вместе с тремя дюжинами граненых стаканов, вывез  на сувениры, но
прикипел к ним душой.
     Достойный  ответ не  подворачивался, и я решил компенсировать остроумие
профессионализмом:
     - Ладно, Софья Моисеевна, яд-то откуда?
     - С шука[15], конечно, там дешевле...
     - У кого?
     - У торговца.
     - Смертью?
     -  Перестань, Боря.  Там в конце  среднего  ряда сидел  очень приличный
старик.
     Он, между прочим,  тут  уже сорок лет.  А родом из Франции. Пережил там
оккупацию...
     -  Как вы, однако,  на иврите  разговорились... или у  вас гувернантка-
француженка...
     - Боря, ты же, все-таки, еврей. Я понимаю, что среди евреев тоже бывают
дураки, и еще какие! Но и они знают, что существует идиш...



     После  утренней  чашечки кофе  типа "чифирь"  (две  капли убивают любую
собаку), я  удивился тому,  что  нахожусь во власти сильной эмоции. Я жаждал
мести. До  этого  мне так  сильно хотелось  только возвращаться домой  -  из
Афгана  в  Союз,  а  из  Совка в Израиль... Как  ни  крути, но  кто-то очень
оперативно ликвидировал  мои  внебрачные связи. Две  из двух  возможных... В
такие совпадения я не верю. Значит,  убийце я очень не безразличен. По всему
должна  быть  теща.  Но это не  она. Ленка? Невозможно...  Непрофессионально
рассуждаю. Каждая из них вполне может  быть убийцей. Мало ли, что  зять  или
муж убийцы убежден в их невиновности. Так и должно быть. А  если тебе так не
хочется  в  это  верить, придумай  альтернативную  версию.  А  не  можешь  -
воспользуйся чужой. Тем более, что идея родилась в кругу семьи, между плитой
и холодильником... Итак, кто же это с чем-то еврейским меня в Совке так люто
ненавидел?..
     Ой, много кто. В доизраильском воплощении уж этого-то добра хватало - и
убить  грозили,  и  жену,  и сына...  Вот  только тещу  ни одна  сволочь  не
предлагала - ни враги, ни  друзья...  И друзей  было  не меньше. Это здесь -
слиха[16],  бэвакаша[17],  и  никому  ты  на  фиг  не  нужен.   Накидывай  в
супермаркетную тележку что можешь и катись в свой пинат-охель утилизовывать.
Зато и мне по фигу. Впрочем, по фигу было и там.
     Ладно.  Кто из моих врагов попадает под  закон о репатриации?  Судя  по
фамилиям, человека три. А там - черт их знает.  И кто из них в Израиле? Надо
дать объявление в газету: "Ищу своих врагов. Звонить с утра до вечера, кроме
Субботы." Только  не примут у  меня объявление в русскоязычных  газетах - не
простят "пресс-конференции". А мы с врагами, как назло, в иностранных языках
не сильны. Впрочем, наконец-то я в совершенстве  знаю хоть  один иностранный
язык.  А Левик  уже на иврите чешет.  А на русском еще без акцента, но уже с
интонациями... Что-то у нас с ним в последнее время отношения осложнились...
Та-ак... А почему это я решил, что меня теща "пасет"? Я ведь с самого начала
понимал, что не  та у  нее крейсерская  скорость. А у  Левика  - та самая...
Начать мог просто из интереса, любопытно же,  как папа в полиции работает. И
увидел,  как  папа  работает. Скажем,  через  окно.  Ведь из  окна Маришиной
спальни видны лестничные пролеты соседнего дома. И у Анат мы,  кажется, окна
не  закрывали...   А  он   так   привязан  к  матери,  да   еще  Ленкой   на
"шестидесятчине" взращен. На Окуджаве... "Поднявший меч на наш союз  достоин
будет худшей кары..."
     Сознание совершенно обоснованно  отвергало  эту экзотическую чушь. Но в
подсознании уже  сместились пласты какой-то мерзости и пустили волну  такого
первобытного  ужаса, что я, даже не  вспомнив о своих принципах,  метнулся к
Левику  на  мирпесет[18]  и учинил  там  тотальный шмон.  Дневник я чуть  не
пропустил  -  он вел его в  учебнике по  математике. Накануне убийства Фриды
буквы сменялись цифрами.
     "Спокойно,  -  сказал я  себе.- Тут может  быть  совпадение.  Я  в  его
возрасте тоже придумывал шифры."  И тут я вспомнил, о чем была одна из  моих
шифровок.
     У нас появилась  тогда молодая классная руководительница. Сексапильная,
как написал бы Левик. Отец  пару раз заходил в школу и общался с ней не так,
как с прежней старой классной дамой. И не так, как с мамой. А я уже перестал
считать, что моя мама самая  красивая. По малолетству  я  был не в состоянии
осознать,  насколько  все  было  невинно  и  естественно.  Я  зверел  от  их
непристойных  улыбок,  прокручивал  сценарий с  брошенной  больной  мамой  и
мачехой-классной, и готов был убить то ли их обоих, то  ли все-таки ее одну,
чтобы не делать маму вдовой... А если бы я увидел их в постели?!...
     Нет, Левик мягче меня... Не мог он  убить человека, рука не поднимется.
Тем более  женщин...  Убить-то  рука  не поднимется,  а  яд сыпануть...  Как
подметила теща - не мужское дело. Для женщин. Для женщин и детей...
     Я  судорожно  переписывал Левикины шифровки, боясь  не  успеть до конца
уроков.  Успел  и   пошел   в  эту  самую  школу,  разбираться  с  Левикиной
посещаемостью. В конце-концов, все, что у нас было с Маришей, было до обеда.
     В школе мне обрадовались - а то они уже стали волноваться, почему Левик
не ходит на занятия...
     По кодексу офицерской чести надлежало, не сходя  со школьных  ступенек,
пустить пулю в лоб. В крайнем случае, щадя детей, сделать это за  оградой. И
я  был очень не  прочь.  Но пистолет затерялся в бюрократическом  лабиринте,
тещин, то  есть семейный яд конфисковали, и  пока я придумывал альтернативу,
инстинкт  самосохранения вел свою подлую работу. Сначала напирал на то,  что
самоубийство  это  большой  грех,  а,  придав  мыслям  должную   религиозную
направленность,  ткнул носом в письмо "Совета по Чистоте  и  Вере".  Уж я-то
знаю, что я этого письма  не писал. А Левик не мог  энать про ее исчезнувшую
подругу.  Если я дома не сболтнул. Но  не такой же я дурак, чтобы болтать  о
женщине, с которой... Но я же тогда с ней еще не...
     Кто, кроме соседей и  полиции, мог знать, что  у Анат  пропала подруга?
Эх, найти бы среди соседей какого-нибудь "черного"[19] советника  по чистоте
и вере!




     Дома на сваях тянулись шеренгой серых слонов. Растрепаные пальмы.
     Сплошные Сочи в конце сезона...
     Тот сезон кончился быстрее денег. И  мы с Пашей сжигали их, как самолет
с заклинившим шасси - керосин. В каждом из нас что-то заклинило - у Паши еще
в
     Афгане, а у меня уже здесь, в Сочах. Два года Паша вспоминал  о Сочи, и
мы мечтали, как  приедем к нему в  гости в конце  сезона...  Приехали... Что
может быть  омерзительней сбывшейся мечты? После  трехдневной  пьянки мы уже
совсем  было  "сели на брюхо". "Чайная" в  гостинице только открылась, и  мы
считали  мелочь. И я  по  пьяной сентиментальности надеялся,  что  останется
копеек 15 на  игральный автомат. Мне захотелось подарить их славной малышке,
которую мамуля  лишила счастья выпустить несколько торпед  по кораблику.  Не
осталось у  нас 15  копеек, поэтому мы пили  не закусывая.  К концу  бутылки
малышка выстрадала монетку и купила нам с Пашей пачку печенья.
     - Нате, дядя, закусите.
     - А ты говоришь - все сволочи!- укорил я Пашу.
     - И особенно ее папа-алкаш,- ответил он сумрачно.



     Три старушки сидели  в бессменном карауле, похоже - в  том же порядке и
одежде.
     - Что ж вы, мамаши, за Анат-то не доглядели?- спросил я.
     -  А  я  так  и  знала,  что  это  не  ты  ее  убил!- обрадовалась  мне
"корненная".  -  А  эти-то,-  кивнула  она  на  потупившихся  "пристяжных",-
обрадовались, видно молодость  вспомнили, побежали в миштару  фоторобот твой
составлять... Так кто ж ее все-таки?
     - Ясно кто. Тот, кто после меня приходил.
     - А кто после тебя приходил?!- затаила дыхание "тройка".
     - Да, вот кто после меня приходил?!- затаил дыхание я.
     - Да  в том-то и дело, что никто!- пожаловалась "коренная".- Кроме тебя
вроде бы и некому.
     - Ну как же  некому,- начал я ломать старческие стереотипы.- Что значит
некому? Я же вас не про бандюгу татуированного спрашиваю. Убийцей кто угодно
мог быть. Меня все интересуют - от десятилетнего пацана до раввина.
     - А!- опомнилась первой правая "пристяжная".- Так были! Из одиннадцатой
наш сосед  вскоре  пришел. Он хоть и не  раввин,  но такой, сильно дати[20].
Спокойный,  вежливый.  И  пацан чужой  прибегал, такой, олимовский. Постарше
десяти.
     - Так,- сказал я.- Так. И что, этот мальчик к Анат приходил?
     - Это мы не знаем,- с неохотой признала профессиональный промах левая.-
Это ты у местных спроси. Вон, на крыше сидят, ровно вороны!
     -  Вороны  и  есть,-  подтвердила "коренная".- Сидят,  следят  за всеми
сверху,  а с  нами не сядут.  Все  пролеты  лестничные просматривают. Ты  их
спроси. Только потом нам расскажешь, ладно?
     На крыше  меня  постигло  разочарование.  Старушки не воспринимали  мой
иврит.  Не  сразу я понял,  что  они  обходятся без государственного  языка,
перебиваясь с идиша на румынский.
     Мой единственный  шанс жил в  одиннадцатой квартире.  И я был  готов на
все, чтобы его не упустить.



     Божий  человек,  как  и  предписано,  "не лжесвидетельствовал",  не  не
лжесвидетельствовал  столь  изобретательно, что голова  трещала,  как  после
доброго партсобрания. Только и разницы, что всю дорогу  со стены улыбался не
Ильич, не Эдмундович, а Любавичский ребе. И как ему было не улыбаться, когда
на  вопрос  что вы  можете сказать об  убийстве жившего с вами  по-соседству
человека, хасид  чистосердечно признается, что на самом  деле убито было  не
более, чем полчеловека.  И не потому, что он женщин  за людей не считает.  А
потому,  что каждый  еврей,  сам по себе, является лишь  половиной целого...
Нет, господин  полицейский ошибается,  что  это  неважно. Это  как раз очень
важно!  Ведь как  на иврите пишется "половина"? "Мэм", "хэт", "цади", "йот",
"тав". Вы понимаете, что получается?!  "Цади"  в середине слова  -  намек на
"цадика"  - "праведника". А "цадик", господин полицейский, это промежуточный
уровень, через  который  материальный мир черпает свою жизненную энергию  из
мира духовного. И те, кто духовно близки к "цадику", духовно  связаны с ним,
соответствуют соседним  буквам - "хэт" и "йот", которые образуют слово "хай"
-  "живой".  Те же,  кто  далек от  "цадика", соотносятся с  буквами "мэм" и
"тав",  составляющими слово  "мэт" -  "мертвый", в соответствии  с тем,  что
сказано в  Талмуде:  "Грешники и  при жизни  своей  назывются  мертвыми".  А
покойница, если уж  честно вам сказать,  была совсем не безгрешна. Поэтому о
каком убийстве может идти речь?!
     Так я оказался некрофилом.
     Однако,   мое    ангельское    терпение,   проистекавшее   из   кровной
заинтересованности,  позволило   мне   вышелушить  несколько  фактов.  Очень
интересных фактов.
     Во-первых: эта подружка Анат, как ее... Кира  Бойко,  сразу  по приезде
явилась к этому хаббаднику выяснять, как  ей быстренько принять  гиюр[21]. И
была  очень недовольна, услышав, что  это можно сделать не раньше чем  через
год, и  только через  его  труп, потому  что  порядочнвя женщина  с  Анат не
дружила бы!
     Во-вторых: хоть он и отрицал, что знает что-либо о "Совете по Чистоте и
     Вере",  но   его   отсыревший   русский   образца   1950   года  вполне
соответствовал стилю так испугавшего Анат письма.
     В-третьих:  он утверждал, что, когда  проходил  в  вечер убийства  мимо
двери
     Анат, слышал, как "исчезнувшая" Кира кричала:  "Плевать  мне на тебя, я
сегодня вообще отсюда исчезаю! И уж теперь-то я буду счастлива!"
     Было  ясно:  или эта  бойкая  Бойко  действительно  явилась и  отравила
подругу,  или   "пингвин"[22]  очень   хочет,  чтобы   я   так  считал,   а,
следовательно, сам,  как  он  выражается, "если уж честно вам  сказать,  был
совсем не безгрешен". И то и другое меня, как отца, вполне устраивало.
     А что меня совершенно не устраивало, так это то, что у меня "на хвосте"
с левантийской небрежностью "висел" Мики.




     Теща доказывала, что надо идти на шук в пятницу перед  закрытием, когда
все  дешевле. Но  я живо представил, как  она меня  навьючит, и отстоял свое
полицейское достоинство.
     Ненавижу  шуки,  рынки  и  базары.  И  вообще  все  места,  где  больше
торгуются, чем торгуют.  Мерзостность их усугубляется с  каждым часом, а вот
ранним  утром они еще ничего. Пока торговцы не вопят, как мартовские коты, а
отара  покупателей не  вошла  в  загоны.  И  можно  ходить с высоко поднятой
головой, не боясь наступить на какую-нибудь рыночную "медузу".
     ...Кроме яда старик торговал  специями, крашенными под кораллы и бирюзу
бусами, мезузами[23], кипами[24], тюбетейками, мышеловками, птичьим и рыбьим
кормом  и  так далее.  И на  свой  товар,  и  на  покупателей  он  смотрел с
одинаковой брезгливостью. Минут  десять  я хладнокровно наблюдал, как теща и
старик хихикали и перемигивались. В соседнем ряду Мики столь же хладнокровно
изучал свиной окорок. Наконец, Софья Моисеевна вспомнила и обо мне:
     - Ты представляешь, Боря, у нас нашлись общие знакомые!
     - А они тоже покупали у него яд?- деликатно намекнул я.
     - Нет, Боря, они уже покойники,- с энтузиазмом  ответила она.- Не делай
такое лицо, они уже были покойники, когда Израиля еще не было.
     Не  прошло  и  получаса, как моя переводчица  доложила,  что  "примерно
вместе с ней" этот же яд купила молодая религиозная женщина, причем явно  не
для крыс.
     О религиозности свидетельствовал парик, а о  том, что яд не для крыс  -
большой  жизненный  опыт  продавца.  Мне пообещали, что через полвека я тоже
смогу  знать,  что  собирается  делать  с  купленным  у  меня  ядом  молодая
женщина...
     Лелея хрупкий образ  религиозной дамочки с ядом, уносил я  ноги с шука.
Теща тоже  уносила  ноги.  Свиные.  Мики смотрел  на  них так, что  хотелось
пригласить его на холодец.
     Мою шею все еще стягивали галстуком события последних дней, но, похоже,
тройной  узел  убийств  чуть  ослабел.  Во  всяком  случае, дышалось  легче.
Надежда, что убийца не живет со мной в одной схар-дире[25], подпиталась хоть
каким-то фактом.
     Говоря   простым   милицейским   языком,   план    оперативно-розыскных
мероприятий ясен и ежу.  Установить,  с каким бабами этот хаббадник  связан;
оттащить их фотографии на шук для опознания; колоть гада, пока не сдаст свою
изуверскую секту по  чистоте и вере;  и если в ней  окажется хоть кто-то  из
моих прежних  "клиентов",  то Мариша - это его месть. Почему бы пресловутому
мстителю из Союза не действовать через организацию религиозных фанатиков? Не
худший способ отвести от себя подозрения.  Правда, есть  еще  третий труп, в
смысле - который был первым. Но он как-нибудь приложится.
     Но  тут   чуть  не   приложился   четвертый.  У  озиравшегося   типа  с
саддамовскими усами  вывалился  огромный кухонный нож и звякнул  об асфальт.
Карман прорезал.
     Я и  араб замерли,  а Мики взвился  "соколом-орлом",  а  потом коршуном
кинулся на пискнувшего террориста.
     Дальнейшее  было вполне  общечеловеческим.  Вокруг  "арены" столпились,
теща оказалась в "партере".
     Террорист произносил  какой-то  страстный  восточный  монолог.  Блистал
глазами  и  русским  матом, сволочь. И так грамотно, кстати,  матерился, что
было совершенно ясно  - не меньше  пятилетки оттрубил он в  советских вузах.
Мики,  правда,  тоже  пытался  вставить  что-то  русское непечатное, но  это
выглядело жалкой пародией.
     Коллега мой,  подбадриваемый базарным людом, зверел прямо на  глазах. К
счастью для террориста, мне хватило  иврита напомнить коллеге  о том,  что в
его личном деле записано: "Не допускать к работе с арабами". Расширив ноздри
и зрачки, Мики долго смотрел на меня, потом процедил:
     - Он  не араб. Он шиит. Я арабский знаю. А это персидский. Он  иранский
террорист.
     Но теща, как всегда, не дала мне договорить с человеком.
     - Боря!- радостно объявила она.- Это не араб! Он -  наш! Я точно  такую
рубашку перед отъездом в универмаге видела!
     -  Я не араб!-  судорожно подтвердил террорист почти без акцента.-  Я -
ваш!
     Я - свой! Из Самарканда!  Он мне  руку сломал! Сам террорист! Как  я  с
одной рукой на стройке буду?! Тут больничный дают?
     -  Мики, Мики,-  мягко пожурил я, используя лексику шефа,-  теперь тебе
цена  полставки.  Смотри,  ты сломал руку  оле-йегуди[26].  Тебя  перестанут
допускать и к работе с олим. Даже следить за мной тебе теперь не доверят.
     Мики хватило еще на то,  чтобы потребовать теудат-зеут[27]. Но, получив
теудат-оле,  он побледнел и скис.  Очаровательное это было  зрелище  - белый
Мики  с голубым теудатом - "кахоль вэ  лаван"[28], живой символ  израильской
демократии в действии.
     - Зачем он носит этот нож?!- сокрушался Мики.
     - Зачем ты таскал нож?- спросил я потерпевшего.
     - Тут террористы,- объяснил он.
     Извинения  Мики оказали на  брата-оле целебное  воздействие. Наконец он
крякнул, словно стакан водки хватил, и выдохнул:
     - Слушай, земляк... А  ведь здесь - свобода. Тут,  я думаю, нельзя руки
просто так выламывать. Ну-ка, как его зовут? Я на него в суд подам!
     Это сообщение Мики принял покорно:
     -  Я теперь с ним до смерти не расплачусь. Особенно, если у  него будет
хороший адвокат...
     - Переведи!- потребовал террорист.
     - Он советует тебе найти хорошего адвоката,- охотно перевел я.
     - Это ж дорого!- поскучнел террорист.- А! Правды нигде нет...
     - Переведи,- робко попросил Мики.
     - Переводить мне сложно,- честно признался я.- Мне проще советы давать.
     Я ведь из страны Советов.
     И я посоветовал ему выписать чек на названную потерпевшим сумму.
     Потерпевший брякнул: "Сто!" Я при переводе добавил от себя нолик, и они
разошлись, довольные друг другом.
     Растроганный Мики, восстановивший средиземноморский оттенок, отвез тещу
и свиные ноги домой на своей машине.
     - Тода раба! Елэд тов![29]- оценила теща его тимуровский поступок.
     Потом  мы поехали в  нашу полицию.  За квартал до  миштары  он смущенно
попросил меня выйти и тихо покатил за мной.



     ..."Майор Пронин сидел на телеграфном  столбе  и делал вид,  что читает
газету".  Так и  не дослужившийся до  майора  Бренер сидел на  своем рабочем
месте в  израильской полиции и делал вид, что читает русскую газету. И  даже
конспектирует ее,  как  ленинскую "Искру". На самом же  деле, бывший капитан
МВД, а ныне  - трудящийся Востока считал, сколько раз  встречается каждая из
тридцати трех букв  русского  алфавита в произвольно взятых текстах.  Не то,
чтобы  я  совсем  свихнулся от своей  абсорбции по-голливудски,  а просто до
этого я уже проделал аналогичное с сыновними шифровками.
     Занимаясь тупой  работой, я  понял, что мне не  стоит заниматься  тупой
умственной работой - она  снимает  самоконтороль. Это как учитель выходит из
класса. В голову лезли  мимолетные, но такие пронзительные подробности наших
отношений  с Маришей, что  я уже  не мог понять  -  то ли  это действительно
подробности, то ли я начал художественное редактирование своих "мемуаров"...
     Ставшие здесь милыми  чисто советские ее проявления: где еще врач будет
декламировать  вам  Петрарку в  подлиннике  и  в  нескольких  переводах,  но
испугается шутки по поводу густоты шерсти на моей груди: "У меня с  Афгана -
прогрессирующий  гипертрихоз";  "А ты уверен, что это не  заразно?"; "К моей
шерсти  у некоторых  бывает  аллергия."; "Аллергия у меня только на собак. И
сильная.   Так  что  если  ты  кобель,   лучше   признайся  сразу..."  А  ее
аристократическая  небрежность  в  обращении  с  собственной  дочкой, словно
многие поколения  предков не  обходились  без  кормилицы  и  няни - вот  так
воспитывается  независимость! А Левик  до двух лет  ходил  с  соской  и,  по
крайней мере, до десяти - с Софьей Моисеевной...
     ...Наконец гигантский труд был завершен - я расположил цифры из шифра и
буквы из газеты по частоте  использования,  напротив друг  друга.  "Перевел"
цифры в  буквы и приготовился  собрать плоды своего  труда.  Но шифровка  не
плодоносила - вышла  полная  абракадабра.  Горькую пилюлю  напрасной  работы
золотила гордость, что сын мой оказался умнее, чем я предполагал.
     Рабочий  день  давно  закончился,  и  впустую.  Уже  больше  часа  Мики
недовольно косился на меня. Я захлопнул тетрадь, и мы поехали домой.




     После ужина в семейном кругу (Мики от трапезы отказался), я взял фото
     Левика  и  побрел к дому Анат.  Только надо это было сделать до ужина -
"тройка"  уже  закончила вечернее заседание, предъявлять  сына для опознания
было некому.
     Номерами  квартир  старушек я  сразу  не  поинтересовался, а ходить  из
диры[30] в диру не было куража. И я решил  покурить во  дворе - влруг кто-то
да выглянет.
     Выглянул  хасид. В  темноте и  в "гражданке" он  меня  не  признал,  но
озирался здорово.  Как будто к бабе шел. Как  гимназист  перед борделем. Это
мог быть тот самый счастливый случай, без  которого ни одно расследование не
идет. И я "упал ему на хвост".
     Шли мы недолго, пришли  к асимметричной  многоэтажке. Фасад был залатан
дюжиной  вывесок. Что за  конторы, было  не  видно, а если бы и видно  -  не
понятно.
     Стали ждать.
     И оба дождались своего. Вернее - свою! Юную, стройную, эффектную. Я бы,
конечно,  предпочел увидеть что-нибудь  поскромнее - в  чулочках, парике и с
прикрытыми   локтями   и   коленками   (почему   именно  эти   суставы   так
богопротивны?)... А, может, это - четвертый труп?
     Красотка процокала под  большим домом на сваях и устремилась куда-то по
скрывавшейся в глубине квартала тихой улочке. И все стало напоминать пародию
на пародию.
     Большие южные звезды. Разносортица вилл. Впереди юная  красавица и явно
очередная жертва. За ней семенит из одной тени в другую религиозный изувер.
     Черная  шляпа, черный просторный,  как  сутана, пиджак -  напоминают  о
патере
     Брауне. Третьим крадется, профессионально проскакивая освещенное окнами
вилл  пространство,  бывший   капитан   МВД,  по-прежнему,   как  ни  крути,
подозреваемый в  убийстве. А уж за ним, ни от кого  не  скрываясь, прожигает
казенный  бензин настоящий израильский полицейский сабра[31]  Мики - колючий
снаружи  и сладкий  внутри, если верить прочитанной  и  обсчитанной  сегодня
русской газете...
     Но самое подлое - это собаки. Как ночью в деревне. Из-за каждого забора
облаивают чужака. А чужак для них почему-то только я. Красотка проходит - ни
ухом, пингвин - ни рылом. А я -  так за всех троих. Неужели от меня какой-то
специфический олимовский запах?  Неприкаянности? Неустроенности? Или дешевой
пищи, дешевого мыла и дешевых сигарет?
     Да нет, скорее - они оба тут не в первый раз. Привыкла собака  к ним. А
Мики - просто в машине. Если так,  то шансы, что хаббадник ее отравит именно
сегодня -  невелики...  Нет,  ну  как  брешут! А  может, у  меня  олимовская
походка? А  почему  бы и  нет? В детском саду, в  октябрятах, в  пионерах, в
комсомоле, в армии - всюду учили маршировать... О, вот мы и пришли!
     И  куда же это мы пришли? Вилла, однако, не из последних. И кругом одни
мечты:  у  ворот - идиота,  за  воротами - оле,  за дверью  - каждого сабры.
"Мерседес", вилла и красивая женщина.
     Ага,  надо  понимать,   что  заглядывать  в  чужие   окна  иудаизм   не
запрещает...
     Что  же там такое открылось взору нашего "черного следопыта"? Жаль, что
отсюда  не  видно.   Впрочем,  как  известно   из  анекдота,  наблюдение  за
наблюдающим  гораздо интереснее. И  информативнее! Наконец-то божий  человек
отшвырнул  всю  мягонькую  благостность.  Вот  лицо  настоящего  убийцы! Что
называется - страстного и холодного. Такой не травить, а резать должен...
     ...Ну  наконец-то!  Жертва  возвращается, развязка  приближается. Ну  и
хорошо, а  то замерз, как... да нет, с таким телохранителем -  какая уж  тут
развязка!
     Вслед за жертвой с трудом пролез в дверной проем огромный негр, оглядел
крыши домов с таким видом, как будто он центровой из "Маккаби" и скрючился в
позе эмбриона  за рулем "Мерседеса". "Жертва" бабочкой впорхнула туда  же, и
вся эта роскошь покинула сцену.
     Хасид долго смотрел им  вслед, затем тяжко вздохнул,  полез в карман  и
достал пузырек. Долго смотрел на него.
     Мучается,  бедный. Тяжело упускать добычу.  Я  даже испугался, что он в
сердцах  шмякнет  яд об  асфальт, и доказывай потом, что это  его, а не  моя
работа...
     А уж как мне жаль шанс упускать!..
     А не буду я его упускать! Я же многого от жизни не требую  - мне не его
виновность доказать, а хотя бы от себя и  домочадцев подозрение отвести. Вот
она - "печенюшечка", предложенная мне из жалости судьбой. Все  как раз: Мики
- свидетель, яд - улика. И надо сделать это юридическим фактом.
     Я рявкнул:
     - Не двигаться!- отлепился от забора и возник перед стариком.
     Мики врубил фары. Старик выглядел жалко. И я начал его  колоть, пока он
не очухался:
     - Кто эта женщина?!
     -...Рахель...
     - Почему ты за ней следишь?!
     Старик, скорбно глядя на меня, пожевал губами и привалился к ограде:
     -...Дочь...
     Я слегка растерялся - то ли от боли в его глазах, то ли от неожиданного
поворота:
     - А мужчина?
     -...Католик...
     - В смысле?- сказал я.
     - Гой[32],- теперь у него были глаза человека, испившего чашу до дна.
     Впрочем,  последний глоток был еще у него  в руке  и он  явно решил его
сделать.  Но  как  только   старик  начал  сворачивать  крышку  пузырька,  я
перехватил его руку, подержал  ее  в  свете  микиных  фар, затем  достал  из
кармана носовой  платок и медленно,  чтобы у Мики ни в чем не было сомнений,
сдавливал запястье, пока склянка не плюхнулась в платок. Вслед за ней к моим
ногам плюхнулся старик.
     Мики выскочил из машины и побежал к нам.
     - Что ты с ним сделал?!- заорал он.
     -  А  то ты  не видел,- ответил  я  и  добавил пару известных даже  ему
русских слов.
     Мики   ответил  несколькими   ивритскими   словами,  до   сих  пор  мне
неизвестными, и  начал искать  у старика пульс. И похоже, нашел, потому  что
слегка успокоился и потребовал, кивнув на платок:
     - Покажи!
     - Это яд,- внятно объяснил  я,- тот самый.  Он его, гад,  под лекарство
замаскировал. Надо  узнать  - кто из этой парочки такое лекарство принимает.
Может, он его подменить хотел?!
     Понятно, что так складно это звучало только в моем воображении. То есть
примерно  половину слов  мне приходилось  заменять аналогами  разной степени
отдаленности. Например,  вместо  "лекарства" была "еда для  больных"  и  так
далее.
     У Мики  не хватило  мозгов это понять. Он лапанул  пузырек, похерив всю
дактилоскопию, понюхал яд, потом его лизнул и влил старику в рот.  Что я мог
сделать?! Только стоять и ждать когда на мне будет уже пять трупов...
     ...После  того,  как  мы  сдали  слегка  "реанимированного"  хаббадника
кардиологам, Мики сказал:
     - Чем следить за стариком, лучше бы взял автограф у Джона.
     - У католика?- догадался я.
     В очередной раз Мики посмотрел на меня, как на идиота:
     - Ты мне  надоел. Ты завтра телевизор  включи, посмотри баскетбол.  Как
раз "Маккаби" играть будет. А я хоть хавэру[33] свою навещу, бесэдэр?
     - Не  могу  тебе этого обещать,  хавэр,- сказал я.- Ведь завтра дедушку
могут выписать. А я хочу присутствовать при появлении четвертого трупа.
     - Все хотят присутствовать при появлении четвертого трупа,- вздохнул
     Мики.-  Ладно,  смотри  -  этот  старик вернулся из Америки  уже  после
первого трупа. Поэтому у него железное алиби...
     - Ты не мог сказать мне это на пару часов раньше?!- вомутился я.
     - Не  мог.  Я и  сейчас  не мог,  это между нами. А  потом  -  хотелось
посмотреть на работу русской школы. Так ты посмотришь баскетбол, бесэдэр?..




     Мне  предстояло две операции.  Приятная и  неприятная. Получение первой
зарплаты и свершение первого преступления на исторической родине.
     Мой иврит явно не соответствовал поступившей на счет сумме, и пкида[34]
посмотрела на меня со злобным интересом. И профессиональное чутье у нее было
что надо -  через  пару минут  я уже запихивал  тещину карточку в банковский
автомат.
     Валютный счет  был цел и  даже поднакопил жирок  процентов. Шекели тоже
были на месте. Похоже, что частный детектив, выпасший меня, был альтруистом.
     Или ему платил "Сохнут". Или он поставлял информацию не за деньги.
     Денег  я  зачем-то снял много,  и теперь  хотелось  с  ними  что-нибудь
сделать. Воображения хватило на бутылку  водки,  а чувства юмора  - на банку
огурцов. Чадам  и домочадцам я прикупил в ближайших лавках подарки: Левику -
электронную игру, Ленке - кроссовки;  сложнее было с  тещей, но тут девица в
седом парике улыбнулась мне  с рекламы  крема от  морщин,  и Софья Моисеевна
получила французский крем в знак  того, что подозревать ее в убийстве теперь
не больше оснований, чем других членов семьи.
     - Шалом,  старуха!- сказал я Ленке.- Ставь самовар!- и стукнул  об стол
бутылкой.
     Ленка закусила губу  и  подняла на меня  обиженные  глаза. "Началось",-
тоскливо подумал я и взвыл голосом профкомовского Деда Мороза:
     - Смотрите, какие я вам подарки принес!
     Выход сына и тещи положил конец сцене первой "Ленка и ее муж-подлец".
     Вторая  сцена  получилась не  менее  эмоциональной.  Я  вывалил на стол
подарки.  Левик с  радостным воплем хапанул кроссовки, Ленка молча и скорбно
рассшифровывала  надписи на креме.  Софья Моисеевна подозрительно  взяла  со
стола пеструю коробку,  повертела,  сдержанно поблагодарила  и ушла к себе в
комнату разбираться.
     - Значит, вот в чем дело!- трагически прошипела Ленка.
     - Ты чего, старушка?!- приобнял ее я.- Что такое?!
     - Не  торгай  меня!- крикнула она.- Я и без  твоего  подарка знала, что
теперь кажусь тебе старой!..
     Ленка  ревела  в ванной. Ее истерика должна была  меня ошарашить - жена
принципиально никогда не истериковала и истеричек не выносила. Не ошарашила.
     Что-то подобное напрашивалось  после  моего  чудесного  освобожления из
мест  предварительного заключения. Наши  взаимоуважение, духовную общность и
совместное ведение хозяйства не оскверняло больше ничто плотское. Мариша еще
не умерла во мне, а я не то, чтобы был принципиальным противником группового
секса,  но не с Ленкой же! А  она  слишком хорошо меня знала, чтобы отличить
общий абсорбционный стресс от моих частных реакций.
     Я стоял в салоне, у бутылки водки и вслушивался в недра квартиры. Ленка
рыдала  под  аккомпонимент  бравурной  музыки  - Софья  Моисеевна  осваивала
электронную игру. Праздничный ужин, судя по всему, отодвигался.
     Я  нашел  на кухне  банку  с чем-то, напоминавшим  крем для  обуви, под
кодовым  названием "Цуцик".  Положил его вместе с  чем-то,  надписанным  без
огласовок,  в питу[35]. Съел. "Цуцик" был похож  на  шоколад, а  второе, без
огласовок, наоборот.
     Пока    в    моем    желудке   осуществлялись   единство    и    борьба
противоположностей, я смотрел  на остатки  "Цуцика"  и вспоминал  вчерашнего
негра, вчерашнюю девицу, вчерашнюю  историю  и вчерашнюю же просьбу Мики.  И
пошел смотреть телевизор.
     Дейстивительно,  играл  "Маккаби".  После  опознания  Джона  интерес  к
зрелищу иссяк.  Что поделаешь,  я  не болельщик.  Я театрал.  Потомственный.
Пусть они тут узнают своих негров на темных улицах со ста метров в  спину...
У советских собственная ментальность... На баскетболистов смотрим свысока...
     Зря я, что ли, привез любимовского "Гамлета без Гамлета". Кстати, ничто
так не примиряет с израильской  действительностью, как песни Высоцкого... Да
и диалоги весьма актуальны:

     "... Ты прибыл с севера и ничего не знаешь.
     Безумный Гамлет, в прошлый год убив отца,
     На этот раз прикончил сразу двух:
     Беднягу Клавдия и мать.
     Во время сна он влил им в уши яду.
     А яд ему всучил какой-то призрак.
     Подробностей не знаешь?.."

     Подробностей  я не знал.  И не было у меня труппы бродячих  актеров для
проведения  следственного  эксперимента  по-шекспировски.  И вообще,  у меня
больше  ничего  не было.  А от Офелии  остался только ее  муж  в  законе,  и
встречаться с  ним страшно  не  хотелось. Ну,  неприятно  мне  встречаться с
мужьями  своих  женщин.   Слежу,   чтобы   не  высунулось  скотское  чувство
превосходства и  всегда перебарщиваю  - самоуничижаться начинаю. И  понимаю,
что это  выглядит так, словно мне стыдно... А ту как бы даже и не с мужем, а
со вдовцом...
     Но  от  встречи  с  ним  было  не  отвертеться.  Хаббадник не  оправдал
возложенных на него  чаяний;  "Совет по  Чистоте и  Вере"  ушел в  подполье;
таинственная  подруга  Анат   куда-то  еще  глубже.   Единственная  ниточка,
отводившая  подозрение от моей семьи,  вела  к мужу  Мариши -  Вове. И лучше
всего было сходить к нему  прямо сейчас, пока Мики у хаверы...  Да и водке с
огурцами чего киснуть...
     Магнитофон одобрил мое решение и пообещал перед тем, как обесточился:
     "Идиотизм - не вечный спутник правды!
     Со временем ты все узнаешь..."




     Сцены ревности можно было не опасаться. Вова, как и подобает супермену,
был не ревнив. Когда он тогда неожиданно приперся, его не удивило ни то, что
дверь долго не открывали, ни что полицейский при мундире, но босиком.
     Замечательный мужик!  Так  и  подмывало  ляпнуть,  когда  мы  службу  в
Афганистане вспоминать стали: "Что ж  ты раньше не  сказал, что из сороковой
армии. Я бы с твоей женой путаться не стал..."
     Нет,  действительно бы не стал... Я хоть  и скот, но с принципами - как
справедливо заметил один мой однополчанин, когда я его арестовывал...
     Жека был сильно под дозой. Но меня узнал и сориентировался:
     - Ты, браток, отвернись... или пойди отлей. Я убегать буду.
     Правильно, в общем, сориентировался. Дней пару назад я бы его отпустил.
     Но  в ту  ночь  убили  медсестру в  реанимации  - взяли наркотики. И  я
сказал:
     - Ампулы у тебя, Жека, очень неудачные. Из-за таких медсестру замочили.
     Так что - извини.
     Жека даже вышел из кайфа:
     - Ты что, гад, мокряк на меня вешаешь?!
     - Не вешаю, Жека. Но не исключаю. И отпустить не могу.
     - А-а,- протянул Жека.- Я вспомнил! Ты же  у  нас принципиальный! Ты же
по  хатам  не  шарил, не мародерничал. Ты только  трофеи... часы с трупов...
шакал!
     - Заткнись, скотина!- я не хотел, чтобы услышали остальные - нормальные
люди в "афганский кодекс" не врубаются...
     ...Да,  волосы  и принципы  с годами  редеют.  Но  тем больше  дорожишь
оставшимися. Надо бы их как-нибудь на досуге причесать, уложить, а то во все
стороны  торчат,  что-нибудь,  или кого-нибудь цепляют, и не дают  нормально
продвигаться. И вообще - попадают в суп и портят аппетит.
     Кстати, наконец-то я хожу по  улице без "хвоста". Если, конечно, Микина
хавера -  не банальный ход для усыпления  бдительности.  И я сделал ответный
банальный ход - начал перезавязывать шнурок.
     Результат оказался глубоко небанален - Мики не было. Была Ленка.
     Все  стало  на свои  места. Похоже, что к Вове можно было уже не  идти.
Ленка,  по обыкновению "проинтуичив", что я отвязался,  испытывает,  скажем,
страх  одиночества. И, в общем,  правда страшно. Чужая страна, ни  языка, ни
профессии. Плюс сын, плюс старуха-мать. А тут - очень кстати -  сука Фрида с
неопознанным трупом. И  тот  же  яд  под  рукой.  Ниспосланный свыше  случай
вернуть мужа в ложе семьи... А Левик мог  о чем-то  догадаться, но без шифра
писать о таком - страшно...
     А с точки зрения Ленкиной морали, Фрида - не большая сука, чем Анат или
     Мариша...  "Поднявший меч на наш  союз,  достоин будет худшей кары...",
"Пусть ваше сердце не замрет, не задрожит рука...",  "И одною  пулею он убил
обоих,  и  бродил по берегу  в  тоске..."  Что  она еще напевала в последнее
время?
     В   тоске   добрел   я  до  знакомой   двери,  обезображенной  какой-то
каббалистической надписью из пяти "вавов" и одной  "хэй". А потом еже  шесть
"вавов" и дырка от бублика.



     -  А-а,- сказал  небритый ханыга  в засаленной  футболке  и приглашающе
отступил  от  входа.-  Наконец-то. А  то  я  все жду,  когда ты придешь. Уже
пол-ящика выпил... Ты там скажи, чтобы этого мудака больше не присылали... И
переводчицу его, с ее русским языком... Сам приходи.
     - Так я и  пришел,- сказал я и по-инерции выставил бутылку и  огурцы на
стол, на  котором  аналогичного, в различной  степени опустошенности,  и без
того хватало.
     Мужик  сломался. И  это, наконец, объяснило мне, почему Мариша изменяла
такому  шикарному  мужу  -  и   красавцу,  и  шкафу,  и  преуспевавшему  там
скульптору,  уже  начавшему  получать заказы  здесь.  Когда я не выдержал  и
спросил ее об этом, она усмехнулась: "Он - слабый". Я тогда не поверил.
     -  А  дочка  где?-  спросил  я  Вову, потому  что  все  вокруг  слишком
напоминало общагу после Нового года, и ребенку в этом бардаке не было места.
     Вова усмехнулся:
     -  Спит.  Устала после  учений  по  гражданской  обороне,-  он кивнул в
затененный угол.- Одно меня в этой жизни радует - одноразовые пеленки.
     В  углу стояла эта  самая пластиковая конура для  младенцев - на случай
грядущей химической  атаки. "Мамат". В  ней,  обняв папин противогаз,  спала
Номи.
     Рядом  валялись израильский флажок, голый пупс и орден  Красной Звезды,
которых в Израиле, судя по всему, было не меньше, чем врачебных "поплавков".
     - На фиг ты все это вскрыл?- спросил я.- Оштрафуют.
     - Не успеют. Все равно  скоро война. А ребенку нужна хотя  бы "мамать".
Для патриотического, как видишь, воспитания.
     От малышки на подстилке меня проняло по-настоящему. Я налил по полной и
испил до дна. Это  было именно то,  что сейчас требовалось.  Быстро и молча,
как в подъезде, прикончили мы бутылку. И уже обстоятельно взялись за вторую.
     Все-таки жизнь - пресволочной  жанр. Становишься подлецом  помимо воли.
Напротив сидел человек, который  не сделал мне ничего плохого. Мы родились в
одной  стране  под  одной  пятой  графой;  ползали  по  песку  и   горам  на
колониальной  войне -  в другой; и вот теперь  пьем  "Столичную"  в третьей.
Выходило, что этот человек был мне почти брат. А я трахал  его жену. А потом
моя жена ее за это убила. И иэ  скульптора-супермена получился оле-одиночка.
Короче, загубил  я походя мужику жизнь, а теперь пил с ним, как лучший друг,
и  пытался что-нибудь выведать. Что-нибудь такое, что позволит мне успокоить
свою не слишком беспокойную совесть и отыскать убийцу вне своего дома.
     - А откуда у тебя орден Красной Звезды?
     - Заслужил ненароком. Угораздило,- отозвался  Вова.- Очень уж в плен не
хотелось попадать. Ну,  и командир части об  этом  вспомнил.  Через полгода.
Когда я его самого из плена выменял...
     -  Подожди-ка!  А  это  не  тогда,  когда  душманам вместо комбинезонов
подштанники подсунули? Это у этого полкана кличка "Подштанник" была?..
     Мы выпили  за еврейскую  предприимчивость,  потом за наших  "афганцев",
потом за  афганских  афганцев, хоть  они и  мусульмане. Потом  за  еврейских
"афганцев", потом за  афганских евреев, потому  что евреи есть  везде, тем и
хороши. Потом за то, что евреи уже есть не везде. А потом еще за много чего.
     - Пожрать чего-нибудь сварганить?- вспомнил, наконец, Вова.
     - Что я, жрать сюда пришел?- отказался я.
     -  А чего ты тогда пришел? По службе? Тогда  почему не спрашиваешь  кто
убил Марину?
     - Ну?- сказал я.- Кто?
     - А в том-то и фокус, что некому.
     Помолчали.
     - А почему ты не спрашиваешь - кого я подозреваю?- протянул Вова.
     - Ну?
     - А никого... А  теперь ты  меня  спросишь с кем она  поддерживала хоть
какие-то отношения.
     Я промолчал.
     - А ни с кем она тут еще не поддерживала отношений,- усмехнулся Вова.-
     Не успела. А если ты еще после этого поинтересуешься моим мнением, то я
скажу - самоубийство.  Причина?  Нет причины.  Значит,  крушение сионистских
идеалов.
     Все  это ерничанье тяжело давалось нам обоим, но он имел право задавать
тон, и раз выбрал такой, значит, так ему было легче.
     Во  всяком  случае,  мысль была вполне здравая  - у  Мариши сионистские
идеалы имелись и даже не без перехлеста.
     - Что, три самоубийства подряд одним и тем же ядом?- буркнул я.
     - Старик,- сказал Вова, тоскливо глядя на меня.- Это эпидемия.
     Проснулась Номи и заревела. Я  забрал у Вовы соленый огурец, который он
явно намеревался сунуть в "Мамат" и, неожиданно для себя, брякнул:
     - Жениться тебе надо. Ради дочки.
     -  С  меня  хватит!  Заказ  выполню и  няню  найму.  Приятную  во  всех
отношениях.
     Но меня уже занесло.
     - Ты что, так сильно ее любил, или наоборот?
     Вова прикрыл глаза и выдавил:
     - Понимаешь... я не могу примириться с  этой  потерей. Я  только сейчас
понял, что она для меня значила. Она во мне видела прежде всего личность. Ей
было  интересно  не как у меня с женой...,- он закрыл лицо  руками.-  Я  был
женат, когда мы познакомились. Короче, тебе этого не понять... А я теперь не
семьянин, а клиент массажных кабинетов.
     - У тебя дочка,- напомнил я.
     - Тем более,- убежденно сказал он.
     Монолог о Марише меня  покоробил. Кто-то  мне все это  уже  говорил про
нее, в том же торжественном  штиле.  И этот кто-то  был я сам.  И  я впервые
подумал,  что в бабьей банальности: "Все мужики одинаковы" есть большая доля
истины.  Чтобы сменить тему, я зацепился  за массажный кабинет -  Кира Бойко
меня еще интересовала:
     - Ты уже в кабинетах был?
     -   Я  же  говорю  -   заказ  сдам,  найму  няню  и  пойду  в  бордель.
Абсорбироваться.
     Даже обСАБРироваться. А пока валюты нет.
     - У меня есть,- зачем-то признался я.
     Я был пьян и меня одолело нездоровое любопытство -  действительно ли он
пойдет в бордель через несколько дней после смерти любимой жены.
     - Пью и гуляю только на свои,- пошел он на попятный.
     - Считай, что занял - до сдачи заказа. Любовь в кредит - это нормально.
     Обсабрироваться надо именно в кредит.
     - Дочку некуда!- огрызнулся он.
     - Завезем ко мне,- предложил я.
     - Пошли!
     Пока  Вова  на лестнице пытался завязать шнурки, я  держал Номи  и тупо
смотрел на бесконечные "вавы" на двери. И спросил:
     - Что это?
     - Это я, Вова Вувос. Сам себе частокол.




     Номи хныкала. На полдороге к моему дому мы зашли в ближайший подъезд.
     Через  пару минут к нам приблизилась Ленка. Я окликнул ее, познакомил с
Вовой, и, пока она обретала дар речи, вручил ей Номи с напутствием:
     - Любишь кататься, люби и саночки возить!
     После  чего мы  двинулись строевым маршем в ближайшее заведение. И  тут
же, наконец, поняли  почему  в Израиле военные  не печатают шаг. Со страшной
силой Вова вляпался в собачье дерьмо. И, судя по его  аллергической реакции,
не в первый раз.  Мы  тут же решили следующую нашу встречу посвятить разбору
со сладкоголосым соловьем из "Голоса Израиля", который заливал на Союз,  что
в здесь собак  выгуливают не иначе, как с пакетиком и специальными  совком и
метелочкой.
     - Понимаешь,- сокрушался Вова.- Я Кинга из-за этого предал! Не мог себя
представить с пакетиком, совком и  метелочкой. Но это  убеждало больше всего
остального. Я прельстился красотой еврейского общежития и плюнул на Штаты...
     По дороге мы решили подкрепиться и купили длинную французскую булку. Но
она  не пошла. Так, помахивая этим  длинным багетом, я  и прибыл к заветному
входу. И услышал до боли знакомый голос:
     - Барух аба[36],  ментяра! Ну и "демократизатор" у тебя! Прямо новейшая
французская модель... или это у тебя протез?
     Я  очумело смотрел, как  трясся  передо мной  в пошлом смехе легкий  на
помине
     Жека, которому логичнее было бы быть где-то градусов на 30-40 севрнее.
     - Тебе,  наверное, нельзя  дать  ему  в рыло?-  завелся Вувос.-  Так ты
скажи...
     Жека резко оборвал смех и предупредил:
     - Очень не советую начинать интифаду на контолируемых мной территориях.
     Наша служба поддержания порядка действует решительно.
     Казалось,  что  Жека так  и  не вышел  из-под  кайфа  со  времени нашей
последней встречи. Впрочем, что-то  в  нем  слегка изменилось - его  обычная
веселая злость перешла в, скажем, злое веселье.
     - Кто это такой?- Вова явно не любил не владеть обстановкой.
     - Он из очень ограниченного,- я постучал по лбу,- контингента советских
войск в Афганистане. Шланг батальона. Наркоман. Уголовник. Клоун.
     Жека оскаблился и представил Вове меня:
     - Бывший  студент.  Бывший мент. Экзамены он  сдавал хреново,  а  своих
боевых товарищей сдавал ништяк...
     Вувос поскучнел и спросил меня:
     - Слушай, а может вы в следующий раз разберетесь?
     Жека великодушно махнул рукой:
     - Ладно. Вольно. Я зла не помню. Скажите девочкам, что от меня, они вас
обслужат, как настоящих. А то они со своими присачковывают.
     - А ты чего, секретарь парткома?- спросил Вувос.
     -  Не,  скорее председатедь  месткома,- доброжелательно объяснил Жека.-
Слежу, чтобы соблюдались права нелегально трудящихся.
     -  И  много членов  в  этой твоей профорганизации?-  нарочито  небрежно
спросил я.
     - Один,- сообщил Жека и заклекотал в восторге от самого себя.
     - Слушай,- попросил Вова.- Давай что-нибудь делать. Или туда пошли, или
отсюда.
     Вдруг Жека задумался:
     - А я ведь вас так не пущу. Знаю  я вас, олим. Покажите сначала деньги.
А еще лучше - заплатите мне вперед.
     Вувос помотал головой и уставился на Жеку:
     - Не-е, ты не в моем вкусе.
     Алкогольный  юмор Вовы оказался как  раз  на  Жекином  уровне, и тот  с
удовольствием поклекотал. Затем сел на корточки у стены, закурил и произнес:
     -  Понял!  Денег у вас  нет.  Работу здесь  ищете?  Хорошо,  мне  нужен
вышибала -  ты наглый, ты подойдешь. А ты, мент,  будешь отмывать полы. Пять
шекелей в час, плюс один за звание. Итого шесть. Бесэдэр?
     -  Нет,- сказал я смиренно.- Мне женщина нужна. Кира Бойко. Вот деньги,
видишь?
     Жека доверчиво протянул руку:
     - Давай. Второй этаж налево, третья дверь.
     Я спрятал  кровные  шекели  в карман  и потянул  Вову к  двери,  но тот
упирался.
     - Ну и не надо,- лениво сказал Жека.- Все равно ее сейчас на месте нет.
     -  Как  это нет?!- я почувствовал  себя, как в ГУМе,  когда перед носом
кончился товар.- А где она?!
     - Пошли отсюда,- сказал Вова, но теперь уперся я.
     Жека долго смотрел на меня, похихикивая, наконец снизошел:
     - Она в командировке. А у тебя хороший вкус. Только теперь она не Кира.
А Линда. Артистический псевдоним, понял? А откуда  у тебя  лишние деньги? Ты
же ничего не умеешь делать такого, за что в этой стране лишние деньги  дают.
Старух трахаешь, что ли?
     И тут за меня неожиданно оскорбился Вувос:
     - Как разговариваешь с израильским полицейским, скотина?!
     "Сам ты скотина,- грустно  подумал я.- Испортил  мне  всю игру.  Фиг он
теперь расколется."
     Жека присвистнул и даже приподнялся, но потом отмахнулся:
     - Не мети  пургу. Нехорошо, парень, ватика[37] обманывать. Наших ментов
в их ментуру не берут. Вернее, теперь уже их ментов - в нашу.
     - Ладно,- оборвал я,- куда вы Линду командировали?
     Жека пожал плечами:
     - Да далеко.
     -  Это что ж такое!-  сокрушался Вова,  тяжело  глядя на  Жеку.-  Везде
собачье дерьмо.
     - В Эйлат или на север?- настаивал я.- Куда далеко?
     Мимо нас прошли веселые, беззаботные, англоязычные. Мы втроем проводили
их завистливыми взглядами.
     - Отвали!- ответил Жека.- Если  ты мент, то предъяви ксиву, и поговорим
официально, на государственном языке - хоть на иврите, хоть  на арабском.  И
это было бы даже неплохо  - нам  свои люди в миштаре  во как  нужны! Местные
слишком дорого обходятся. А тебя по дешевке купить можно...
     Я вытащил удостоверение и ткнул ему в вытянувшуюся морду.
     - Бога нет!-  сказал  Жека.-  Какая  у  вас, ментов,  транснациональная
мафия!..
     Что ты хочешь?
     - Киру Бойко.
     Жека облизнул тонкие капризные губы:
     - Нет ее в Израиле сейчас, товарищ.
     - Где она?
     - Далеко она.
     - Точнее?
     - Очень далеко.
     Вувос затейливо выматерился. Я  подошел к Жеке, присел рядом  и  внятно
сказал:
     - Страна, город, адрес.
     - Ты  просишь невозможное!- взвыл Жека.- И все равно зря!  Никакой тебе
адрес не поможет, потому что там и с  адресом не достать!  Ты пойми, она так
далеко, что дальше не бывает.
     Вовина матерная конструкция  материализовалась  и  обрушилась через мое
плечо на Жекину челюсть.
     - Прекрати!- заорал я.
     - Козел!- проорал мне в ответ Вова.
     Жека покорно  сполз на асфальт  и,  кажется,  собирался отключиться.  Я
поднял его "за грудки" и встряхнул:
     - Где?! Где далеко? В Америке?
     - Дальше!- ненавидяще прохрипел он.
     - В Австралии?
     - Еще дальше!- Жека отвечал, как посылал туда меня.
     - Оба козлы!- сумрачно сообщил Вувос и ушел.
     - Сейчас тебе будет еще хуже, чем у тебя с географией,- честно сказал я
Жеке.- Дальше Австралии уже не бывает. Там уже вечные льды и пингвины.
     Жека неожиданно хихикнул:
     - Дурак  ты!  Оле!  Разве  на  Ближнем Востоке расстояние  в километрах
меряют? Если в километрах, то Америка дальше, чем Совок. А достанешь ты ее в
Совке?
     - Она не в Совке,- сказал я.
     - Не в Совке,- согласился Жека.- Еще дальше.
     Мое лицо стало достаточно красноречивым.
     - Ну ты  меня запарил! В Саудовской  Аравии она!- вздохнул  Жека.- Но я
тебе  этого не говорил, учти! Мы ее в аренду сдали. Принцу одному в гарем...
Не смотри на  меня так!- заорал он.- Я не вру! Ты же ни хрена тут не знаешь,
это обычные дела!  У них  нефтедоллары, у нас -  белые женщины...  Не смотри
так, говорю! Она сама захотела, никто ее не заставлял!
     Я молчал.
     - Отпусти!!! Она  скоро вернется!.. Она не могла тебе  ничего  сказать!
Дала подписку о неразглашении!
     "Спокойно,-  сказал  я себе,- это слишком  безумно, чтобы  быть  полной
ложью...
     Я же ничего тут не знаю..."
     Я отпустил Жеку и, улыбаясь, спросил:
     - Как она туда попала, сынок?
     -  Как  все,-  улыбнулся  он  мне  в  ответ.-  Через  Иорданию.  Знаток
географии, а спрашиваешь.
     Я попытался представить красивую женщину, походкой манекенщицы топающую
по барханам. Нет, моего алкогольного опьянения для такого миража не хватало.
Требовалось наркотическое.
     - Через границу ты ее провожал?- понимающе спросил я.
     -  Что  я, дурак?-  обиделся  Жека.-  У меня свой бизнес, мне чужого не
надо. Там своя эстафета... Что ты так на меня смотришь? Ведь даже террористы
оттуда проходят. А отсюда -  туда, вообще делать нечего! С полным комфортом,
на  верблюде.  В парандже...  Да не улыбайся ты  так паскудно, вернется  она
скоро... А зачем она тебе, любовь, что ли? Или для карьеры?
     - Прекрати балаган!- устало  сказал я.- Если бы границы охранялись так,
как ты поешь, мы бы в день по дюжине терактов имели.
     - Прекращаю,- согласился Жека.- За подробностями обращайся в Мосад. Сам
понимаешь, без покровительства спецслужб такие дела не делаются, все  как  в
Совке. Стране нужны осведомители в гаремах арабских принцев - война на носу!
А я правда больше ничего не знаю.
     Любой бред должен быть доведен до логического конца, поэтому я спрсил:
     - Ты говоришь, что она скоро вернется... Когда именно.
     - На днях,- пожал плечами Жека.
     - Адрес!
     -  Да  нету  у нее постоянного адреса.  Ты оставь свой телефон,  я тебе
сообщу.
     И ей передам... что ей передать?
     - Твой адрес.
     Жека поскучнел.
     - У меня тоже нет постоянного адреса. Не лезь в мои дела, тебе же лучше
будет.
     - Гражданин,- пророкотал я,- предъявите документики.
     Жека тоскливо посмотрел на небо и сообщил в сторону:
     -  При себе теудат зеут не ношу-с!  Дозвольте,  гражданин начальник, за
ним домой съездить.
     - А катись!- в сердцах сказал я.
     Подозрительно  озираясь, зашагал Жека к еще не старому "Вольво",  чтобы
выполнить  мое пожелание. А  я завернул  за  угол,  открыл  дверцу новенькой
"Субару", плюхнулся рядом, отодрал у водителя усы и распорядился:
     - Кадима[38], Мики! Вон за тем "Вольво". Хорошая машина у твоей хаверы!
     Усы я переклеил себе.




     Чем больше я мерз под  Жекинымы окнами, тем более  идиотскими  казались
мне  все его  восточные  сказки. Ясно  было,  что  "щелкнувшись",  он  может
заплетать  сюжет  не хуже  Шахерезады, и  к одной такой  ночи  вполне  могла
добавиться еще тысяча.
     Но  единственный  шанс  найти  убийцу  не в  собственной  семье  был  в
исколотых  руках  этого подонка,  достаточно  опытного,  чтобы  отсиживаться
сейчас не в собственной берлоге. А терять его я не мог себе позволить. Кроме
того, как ни крути, наркотики проходят через ливанскую границу куда успешнее
террористов. А ее стерегут уж  куда лучше  иорданской. Пожалуй,  верблюда  с
Кирой  Бойко легче пропихнуть  через иорданскую  границу,  чем  ампулу через
ливанскую...
     ...Сильно после  полуночи  началась  цепная реакция  зажигания окон. Из
них,  усиливаясь  с  каждым  новым  окном, неслись  тревожные  телевизионные
голоса.  И когда они, накопившись,  переступили  порог  моего восприятия,  я
понял: в Ираке началось.



     На  работу  я  проспал. Что  по законам военного времени делают здесь с
опоздавшими на  ответственную работу, я не знал  и был  готов к  худшему. Но
всем было совершенно не до  меня. Казалось, миштару переключили с 33-х на 78
оборотов. Смысл инструкций-скороговорок ускользал. На иврит-"каля[39]" никто
почему-то больше со мной не разговаривал, зато и  ни одним  "савланутом" или
"ихье-бесэдором"[40] не попотчевали. А вместо привычного  "леат-леат"[41] то
и дело слышалось "маэр-маэр"[42].
     Наконец в сортире я узрел свое  подлинное  лицо. Бедные  коллеги!  Весь
день  перед  ними  маячила  небритая  харя  с выпученными от  непонимания  и
красными от  недосыпания глазами. Поэтому, когда  меня  отправили то  ли под
домашний арест,  то ли на домашнее дежурство, короче "домой и безвылазно  до
утра", я их понял.
     Дома я  наконец-то реализовал свои  амбиции  -  лишил тещу персональной
комнаты, превратив  ее  в  "хэдэр-атум"[43].  После  чего  проявил  о  Софье
Моисеевне сыновнюю  заботу - препроводил ее  сердечные, дыхательные и прочие
недостаточности  в  полкомнаты  за   занавесочку,  к   кислороду.   Затем  я
мужественно поборол  желание заклеиться  от  семьи  изнутри и настроился  на
полнометражный домашний вечер.
     Вечер  получился  отвратительным.  Сын  хамил,  теща  заискивала,  жена
загадочно  ухмылялась.  Прямо  конкурс   устроили:  "Кто  у   нас  самый   п
подозрительный?" А почему  кто-то один? Их трое  -  и  трупов  трое.  Каждой
сестре по серьге.
     Легли рано. Ленка,  было,  затеяла  выяснение  отношений,  но  я ее  не
поддержал - выяснения  семейных  отношений  всегда  чем-нибудь  кончаются, а
определить свои отношения с подозреваемой я не мог до окончания следствия.
     И  снилась  мне пустыня. Думал, Каракумы, но  несколько раз  вляпался в
верблюжье дерьмо и понял, что все-таки Негев.
     Из-за сабры вышел верблюд.
     Он был в черном сомбреро, из-под которого вились рыжие стружки пейсов.
     На "корабле пустыни" плыли три женских фигуры. Именно фигуры, а не лица
жеского пола, потому что  все трое были в мини-паранджах отечественной фирмы
"Готтекс". Кормчей была Мариша.
     Как я обрадовался, когда догадался! Я простер к ней руки и рявкнул:
     - Гражданка, почему на верблюде?!
     Конечно, мне хотелось орать совсем другое. Но что-то меня  во всем этом
смущало -  то ли  раскачивающийся, как  при  молитве верблюд, то ли Маришины
дуэньи, которых  я  никак не мог окончательно опознать. То  есть одна из них
была Анат, но вот какая именно...
     Мариша нехотя закрыла косметичку и ответила, как убогому:
     - Потому что на  собаках я  больше  ездить не  могу, начальник.  У меня
аллергия на собачью шерсть... А ты все убийц ищешь?
     - Да вот, все ищу..,- стыдливо признался я.- Надо же отомстить.
     - Ну,  ищи, ищи,-  поощрила она.- А кстати, если найдешь -  сам убивать
будешь, или под суд отдашь?
     Я задумался над этим "гамлетовским" вопросом, а Мариша ткнула пальчиком
в  магнитофон,  который держала явно знакомая мне  соседка.  Магнитофон стал
вещать:
     "Ты прибыл с севера и ничего не знаешь!"
     Я  был не Гамлет, это было  очевидно, но обидно. И я в очередной раз  в
своей жизни пошел на компромисс, заявив:
     - "Меня зовут Горацио. Я прибыл сюда из Эльсинора."
     Магнитофон хрипло рассмеялся:

     "Полно врать! Горацио здесь был.
     Шикарный тип!
     Все пальцы в перстнях - истый царедворец.
     Он, кстати, первый, кто разоблачил
     Делишки принца. Этот самый Гамлет
     Завел себе щебечащую курву
     По имени Оливия. И с ней играл в очко.
     Подробностей не знаешь?"

     Подробностей я, как всегда, не знал.
     - Дерьмовая у вас  алия!- сообщила с верхушки  верблюжьего горба Анат.-
Всю страну загадили - понавезли верблюдов на продажу.
     -  Это  не верблюды,- буркнул верблюд и  сплюнул.- Верблюжьего в них  -
только горбы и что  плюют  на все.  Пусть  каждый докажет, что он верблюд...
Все, хватит трепаться! Нам до субботы успеть надо.
     С ближайшего бархана скатился на ранце Вова Вувос и заорал:
     - Я в школу опаздываю! Подвезите меня!
     - А домашнее задание дашь списать?- игриво спросила Мариша.
     Мне стало его жалко.
     - Ты чего, старик?- спросил я.- Какая школа? Может, учебка?
     - Мальчик,  мы  в  караван-бордель  едем,-  хрипло  рассмеялась  третья
женщина, до этого казавшаяся мне Ленкой.- Вон, видишь?
     - Так это же Кремль!- обрадовался Вова.
     На "корабле" похабно заржали:
     - Какой прелестный мальчик!  Сразу видно  - ни  разу не был в массажном
кабинете. Просто - это красный фонарь в форме Красной Звезды...
     -  Ладно,- сказала Мариша  Вове.- Держись  за хвост...  А мента с собой
берем?
     Мент (в смысле я) ополоумел от обиды и прошептал:
     - Я не мент... Я - герой-любовник... У меня дедушка - профессор.
     Мариша врубила маг, который ехидно сообщил:

     "Вот вам розмарин - для памятливости.
     А вам - анютины глазки - чтобы видеть.
     А это - несколько стебельков для меня -
     Ее называют богородициной травою...
     Богородица-дева, радуйся,
     Благодатная Мария, Господь с тобой,
     Благословенна ты, жена,
     И благословенно чрево твое..."

     Вова выматерился и дернул верблюжий хвост, как девчачью косичку.
     - Отойди,- посоветовал я.
     Хвост сработал, как ручка унитаза.
     - Каждый оле должен съесть свой горшочек дерьма,- наставительно сказал
     Вова.- Савланут,-  он поднял  на  меня глаза без  зрачков.  На сплошном
белом фоне  плавали красные прожилки.-"Я  повернул глаза  зрачками  в душу,-
скромно пояснил он,- а там повсюду пятна черноты. И их ничем не смыть..."
     Мариша снова врубила маг:
     " Все это плод его больной души!"

     - "Мой пульс, как ваш, отсчитывает такт!- упрямился Вова.-
     И так же бодр! Нет нарушенья смысла
     В моих словах! Переспросите вновь,
     Я повторю их, а больной не смог бы!..
     Во имя Бога бросьте ваш бальзам!
     Вам надо исповедаться! Покайтесь
     В содеянном и берегитесь впредь!
     Вам надо исповедаться!.."

     Из-за  очередного  бархана  послышалось  улюлюканье, и  троица в черных
масках, завывая,  бросилась к верблюду.  На "борту" началась  паника.  Софья
Моисеевна и Левик содрали маски и,  приставив ко ртам мегафоны, самозабвенно
выли  в них, а я никак  не мог  врубиться  -  где же Ленка  -  на верблюде в
парандже или рядом - в разбойничьей маске...
     ...Ленка  была  рядом и,  действительно,  уже  в  маске.  Газовой.  Под
подушкой она ее  держала, что ли? Сирена выла еще омерзительнее, чем во сне.
Вбежал Левик и сразу  влетел головой в подставленный ему Ленкой  противогаз.
Софья Моисеевна копошилась  в углу,  глядя  на  противогазные  ремешки,  как
салага на парашют.
     Я помог теще. Даже выдернул ей из фильтра затычку. Затем "обулся" сам и
мне тут же захотелось куда-нибудь марш-броситься, километров, этак, на пять.
     Сирена стала издыхать.  Ленка  доклеивала дверь, а за окнами ухало - то
так,  то  сяк.  Я  откупорил   колу,  и  мы  слегка  повампирствовали  через
специальные трубочки, торчащие из противогазов. Кроме Софьи Моисеевны -  она
опробовать резиновый хоботок не захотела, вернее, не смогла.
     - Лена, я же говорила, что ты плохо заклеила комнату,- печально сказала
теща и указала на потолочную паутинку, весело качающуюся в струйке воздуха.-
     Это будет стоить нам жизни.
     Я  попытался ее успокоить, объясняя, что рвануло далеко и, вероятно, не
химия. А даже если и химия, то концентрация низкая. А даже если и не низкая,
то противогазы нас защитят.  Лучше бы я начал с тещей прощаться - мои слова,
как  всегда  у нас с ней, произвели обратный эффект. Софья Моисеевна  тут же
объявила, что  ей подсунули неисправный противогаз  и начала задыхаться. При
этом она чувствовала "явственный запах газа".
     Пока  Ленка вызывала "скорую", а  я успокаивал Левика, теща вытащила из
противогазной коробки  атропин,  втихаря  вколола  его себе и стала  с  нами
прощаться. Выдав Ленке и Левику  все приличествующие случаю банальности, она
обратилась ко мне:
     - Боря... я доставила тебе... много неприятностей... из-зи собаки... Не
считай  меня убийцей...  я  бросила  два куска... один съела Фрида...  я так
испугалась, что второй съела та  женщина... Леночка знает, как я мучилась...
Но, раз убитых трое - значит это не я... Леночка даже яд от меня спрятала...
чтобы я сама не отравилась...
     - Что?!- взвыл я.
     Теща  посмотрела  на меня с осознанным ужасом,  схватилась за  сердце и
потеряла сознание.
     ... Явились  слуги  Рока в  черных масках и вместе с  тещей  унесли  на
носилках надежду, что убийца - она. До сих пор я не понимал своего  счастья:
убийца-теща по сравнению с убийцей-женой или убийцей-сыном, это как грипп  в
сравнении со СПИДом...
     К утру  все стало достаточно очевидным - Ленка  начала следить за  мной
раньше, чем я  это заметил. Гораздо раньше, чем позавчера. Я  бы и позавчера
ее не заметил,  если бы не  привык следить за следящим Мики... Кто  же знал,
что с
     Ленкой в Штаты надо было ехать. Вернее,  в тот  штат, где жена, убившая
любовницу мужа, неподсудна... А если двух любовниц?
     Пора  было  закрывать  дело.  Жека  -  это  несерьезно,  не  надо  себя
обманывать.
     Других альтернатив нет. Надо только убедиться, что мальчик,  забегавший
в  подъезд  к  Анат  -  не  Левик.  Потом  огорошить  Ленку  психологическим
следственным  экспериментом,  а  потом  решить, как  жить  дальше...  Самому
интересно - убью, сдам или отпущу?




     Утром я  прибыл к  подъезду Анат и порадовался моральной  и  физической
полноценности "тройки" старушек.
     - Ну что,- поинтересовалась "коренная",- скоро Саддама арестуешь?
     -  Как  обстрел пережили, бабули?- куртуазно спросил я, вытаскивая фото
Левика.
     - Разве это обстрел?- отмахнулась одна.- Вот при Сталине в Ленинграде -
это были обстрелы!
     - А-а, нашел-таки!- порадовалась за меня  другая, бросив  цепкий взгляд
на фотографию.- Молодец!
     - Вы внимательно посмотрите,- униженно попросил я.- Может, не он? Вы же
мельком видели...
     -  Он, он! Не  волнуйся!-  хором успокоили  старушки.- Этот самый,  что
после тебя  в наш подъезд зашел.  Это  что же, от  горшка два  вершка, и уже
убийца? За что же он ее?.. Двойки ему ставила, что ли?
     -  Ты слушай,- воодушевилась "коренная",- я еще девчонкой была, у нас в
школе одна в учителя прям так сильно влюбилась, что повесилась! А теперь они
вот, значит, как...
     Но я уже не слушал.



     Я метался по вымершему  от чрезвычайности своего положения  городу,  но
отравляющие вещества на меня не снисходили.
     Дома  меня ждал Левик, не зная, как распорядиться подаренными  Саддамом
каникулами. Он раскручивал какой-то шахматный этюд, очень обрадовался мне, и
от всего  этого стало  особенно  больно. Ленка торчала у тещи в  больнице, и
лучшего  момента для  разговора  невозможно  было  придумать  -  тянуть было
некуда.
     Томясь  от  безнадежности, я  согласился сыграть партию.  Мне достались
черные. Я принял открытый дебют и спросил:
     - Хорошо, когда не надо идти в школу?
     - Скучновато...
     - А я думал, ты привык в последнее время обходиться без школы.
     Замер. Напрягся. Не  поднимает глаз  от доски... Уши  -  вареники. Мои.
Делает глупый ход. При чем тут бабушка?  Трогательная бесхитростность -  так
примитивно   пытаться   уйти   от   темы.  И  это  с   папашей-ментом...   С
папашей-скотом,  который довел сына до  убийства, а  теперь изобличает.  И с
мамашей...  Наводчицей?  Богиней  мести? Беззащитной жертвой? Совершенно  не
могу  понять, как  она  могда его использовать? Все  это против природы. Как
мать могла вложить  в руки сына  яд?  А  так, заботливо  оборачивая ему  шею
шарфиком... Какая здесь роль Ленки - вот что главное. А главное - потому что
с Левиком  "гамлетовского" вопроса не существует - он не  виновен, даже если
виновен. То есть его вина на мне. Или на мне и Ленке.
     - Как ты думаешь, сынок, мама в последнее время сильно изменилась?
     - А ты?
     Думаю. И чем больше я  думаю, тем  меньше  хочется это делать. И вот до
чего я  додумался,  сынок.  Если  ты  начал  убивать, то у  тебя  есть  один
единственный  шанс остаться человеком. Получить жестокий урок. На всю жизнь.
Нельзя,   мальчик,   перешагивать   через   трупы...   во   всяком   случае,
допризывникам.
     Человеческая  жизнь  - зто слишком высокий порог, о который  нормальным
людям положено спотыкаться. И ты  должен узнать, что смерть искупаетя только
смертью. И  раз  вина  на мне, то на мне и  искупление... Но я ведь не  могу
оставить тебя с матерью, которая толкнула тебя на такое... Поэтому я  должен
знать:  уйти мне  одному или  прихватить с собой ее.  И никто  мне не сможет
рассказать об этом, кроме тебя...
     -  Хороший ход, сынок... Пока я буду думать, возьми ручку и напиши: "Ты
шлюха,   Анат!   И  поставляешь  русских  христианок  в  еврейские  бордели!
Оскверняешь  святую землю  и позоришь нравственность  народа.  Приговариваем
тебя,  как  палестинского  агента,  к смертной казни. С  Божьей  помощью." И
подпись... ну, ты сам знаешь какую, да?
     - Какую?..
     - Совет по Чистоте и Вере,  естественно... Стоп, писать  надо печатными
буквами, ты же знаешь. Пойди, попей  водички, чтобы  рука  так  не дрожала и
перепиши печатными.
     -...З-з-зачем?..
     - Для графологической экспертизы. Странно, что ты спрашиваешь... Просто
те детективы,  в  которых  по  печатным  буквам  почерки  не идентифицируют,
написаны еще в прошлом веке. До всеобщей компьютеризации, сынок.
     Плачет.  Плачет уже  по-взрослому.  Раньше раскрывал рот и  выворачивал
нижнюю  губку...  Он  уверен,  что  я  знаю  все.  Поэтому  через  минуту  я
действительно буду все знать... А ведь  до  последнего надеялся, что минует.
Ладно.  Пора  поговорить  о  маме...  Черт!  Звонит.  Легка  на  помине.  Не
открывать, что ли? У нее ключ...
     Долго думал - Левик уже у двери...
     - Шалом, Шуш! Тиканси[44], тиканси...
     Кого черт принес?.. Красивая девчушка... Надо же, у нас с ним не только
уши-вареники, но и  общность  вкусов... Ого, даже не одноклассники,  даже из
соседней школы? Ладно, замыкайся на своем мирпэсэте, шушукайся с Шушей.
     Отсрочка приговора...
     Сейчас очень пригодился бы хороший внутренний стержень. Как у Тараса
     Бульбы или у Петра I. Или у майора  Деева...  Но стержня у меня нет.  И
давно.
     Вместо  него  был  запущенный  колодец... Из него  еще удавалось  порой
вычерпнуть  что-нибудь живительное. Но  сейчас он  пуст. Только сыплется  со
стен какая-то дрянь...
     Я тупо курил в спальне, пока не вспомнил, что она теперь "газоубежище".
     Пришлось разгерметизироваться и проветривать...
     Свежий  воздух наждачил  мозги,  счищая  спасительное  отупение.  Жизнь
заканчивалась и была прожита  зря.  И эта алия, совершенная,  если отбросить
пафос,  ради  Левика,  обернулась  падением.  Уж  лучше  бы  маразматики  из
Политбюро слали его  убивать афганцев,  чем  собсвтенная  мать  -  евреек...
Впрочем, с Ленкой - не факт. А факт то, что мне, в общем-то, уже безразлично
- соучаствовала Ленка или нет. Это ее биография. Жена-убийца - это бывает, с
этим можно жить. А с убийцей-сыном жить нельзя. Да и не очень хочется... Что
я могу  сказать?  "Убивать нехорошо, сынок"?  "За  убитых  теть ты  получишь
ремнем"? Клин  вышибают  клином - придется  самоубиваться. Он должен понять,
что  смерть  не то,  чтобы искупается смертью, а  что  смерть  - это  всегда
потеря. В данном случае это будет потеря отца...
     А, может быть, у нас не только общие уши и вкусы, но и заниженный порог
     "допуска смерти"?.. Пристреливал же я в Афгане новый автомат по фигурке
старика на ишаке. Вряд ли служит оправданием то, что уплощенная расстоянием,
в аляповатом  халате,  она  казалась  жестянкой  в  тире. А  потом бугристые
потрескавшиеся руки из рукавов этого  же халата - к вечеру, когда спустились
в кишлак. И "рембрандтовские"  глаза.  И  все.  И  я уже был плохой  солдат,
потому  что начинал  думать,  прежде, чем  стрелял.  И терял  те  самые доли
секунды, из-за которых теряют друзей... Какого черта я это все  вспоминаю?..
А-а,  это  же  я  перед  смертью,  как  подобает  порядочному,  жизнь  начал
вспоминать. "Вам надо исповедаться! Покайтесь в содеянном..."
     Очевидно одно, до прихода Ленки Левик  эту Шуш не отпустит. Шушукаются,
шушукаются...  а  должно  бы  быть не до  шуток и шашней...  не до  шашек  и
шахмат...  При  чем тут шашки и шахматы? А, это  он в дневнике своем сегодня
зашифрует:  "После игры  в шашки...а, мы же в шахматы  играли, отец с шашкой
наголо взял меня на пушку, но пришла Шуш - для шуток и шашней... шушукались,
пока не пришла мамаша..."
     Что за маразм - мне намедни помирать,  пристало о душе думать,  а  не о
всякой шушере. До старческого сексуального маразма  я еще не дошел...  и уже
не дойду. Почему  же  мысли  о  Шуш в  башке  шуршат и  копошатся?..  Может,
неспроста? Может, интуиция  что-то подшептывает? Скажем, Господь великодушно
решил показать мне перед смертью  мать  моих  внуков?  Сколько же  их будет?
Хамеш,  шеш,  шева,  шмонэ,  тэша...[45] Шиш!..  Мысли  какие-то  шепелявые,
шуршат, словно пустая магнитофонная лента.
     Я  стоял  у  окна,  докуривая  сигарету,  когда  понял,  что  докуриваю
последнюю сигарету. Последнюю в пачке. Последнюю. Окурок выпал и летел себе,
пока  не шмякнулся на  темный асфальт, разбрызгав искры, чтобы еще помаячить
там, подманивая.
     Тут я обнаружил, что последние несколько сигарет я циклился на мантре:
     "Шла  Шуша  по  шошше и  шошала  шушку".  И  вот тут-то у  меня "шкурка
поднялась". Что это значит, тому, кто  не испытывал, объяснить невозможно. У
собак, вернее, у  их хозяев, это называется "взять след". Полицейская ищейка
Боря, боясь спугнуть интуицию, сделал у окна стойку.
     Ощущение удачи схлынуло,  и на песке осталась элементарная, но  эдравая
идейка, что скорее всего я не расшифровал дневники Левика из-за того, что он
уделил в  них Шуш должное внимание.  Редкая  буква "ш"  стала частой, и весь
частотный ряд за ней сдвинулся...
     - Господи!- истово бормотал я, раскладывая листки.-  Сделай  так, чтобы
это  был  не  Левик! А  я  сделаю все,  что ты  хочешь...  Обрежусь...  Кипу
нацеплю...  впрчем,  ханжей  тебе  и  без  меня  хватает...  Ну  что я  могу
сделать?.. Хочешь, я на территориях поселюсь?!
     Новый  ключ  вошел в  Левикину  шифровку, как  в притертый  замок.  И я
прочитал:
     "...Не пошел в школу. Нашел девушку. Хорошую. Шушана. Шлялись  по шуку.
Ее учительша из класса вышвырнула, за то, што шумела и шалила...
     ...Шуш - девушка ништяк! Не пошли в школу...
     ...В их школе учительша страшно шпыняет Шуш...
     ...Ништяк! Папаша шепнул мамаше, што Шушина школьная учительша пришла в
миштару, потому што ее школьная подруга-шлюха ушла подшабашить шекелей. Есть
шикарная шутка! Шуш будет в штопоре!
     ...Решили, што шутка хороша.  Прошантажируем учительшу. Напишу, што она
шлюха, штобы на Шуш не шипела. Што ее пришьют, как шалашовку!
     ...Шаа шалош[46]. Швырнули учительше наш шантаж в ящик. И пошли шляться
по  шхуне[47].   Шуш  разрешила  поцеловать.   Вышло   в  шею.  Это  што-то!
Ошеломительно! Шикарная девушка! Решил,  штобы учительше было еще  страшней!
Напишу,  што задушим... Пришел пришпилить  новый  шантаж  на  дверь. Помешал
датишник в шляпе шахор[48]. У учительши слышался шум. Когда датишник прошел,
решил пришпиливать,  а  дверь нараспашку! Замешкавшись, не  отшмыгнул. Вышла
роскошная шалава, внешностью почти што  Шуш, но шире и крашеная. Шуш  лучше.
Шалава отшатнулась и ушла. И я ушел, не пришпилил - слишком много датишников
и шалав шлялось...
     ...Шел с Шушей по шошше и шошал Шушку..."
     От  такого  катарсиса  я сел на  пол,  прислонился  к  стене и  впал  в
нирвану...
     Великий  Драматург  явно  испытавал слабость  к своему  оскотинившемуся
персонажу Боре.  И, поиграв с ним  за "красной" чертой, решил сохранить  его
для  действия за  "зеленой"[49]...  Но  каков  Левик! Сукин сын! Пошл не  по
годам... Шушку... Действительно, кровь не водица... Но не дурак! "Шепелявый"
код  -  зто просто и  изящно... Значит,  все-таки Ленка. Ну и фиг  с ней. А,
может, вообще - Кира Бойко? Как было бы мило с ее стороны!..
     Нирвана перешла в эйфорию, и с песней "Ам Исраэль хай!"[50] я явился на
мирпэсэт - обласкать нашу замечательную молодежь.
     Молодежь  в  ласках извне явно  не нуждалась  и  встретила меня  крайне
настороженно. Чтобы завязать непринужденный разговор,  я спросил Шуш -  где,
по ее сабровскому мнению, лучше жить - в Иудее или Самарии?
     - В Калифорнии,- отрезала она.
     Сын подобострастно рассмеялся...
     ...Вскоре  пришли еще  трое: реанимированная теща, исцарапанная Ленка и
кот.
     - Мама  отказывалась  уходить без него  из больницы,- объяснила  Ленка,
глядя на меня безумными глазами.
     Левик перевел. Все посмотрели на кота. Он был зауряден.
     - Я за  ним по  всему  двору бегала,-  пожаловалась  Ленка.-  Он нашего
"кис-кис" не понимает, шарахается.
     Это Левик переводить не стал, а объявил:
     - Я ему противогаз сделаю!- и сделал авторский перевод.
     - Не  болтай  глупости!-  возмутилась теща.-  Лучше придумай,  как  его
назвать...
     - Назовем Индикатор. Как его еще называть,- сурово сказал я и посмотрел
на тещу буравящим взглядом капитана МГБ Гольдфельда.
     Кот хрипло мявкнул и исчез под шкафом.
     -  Действительно,- согласилась  теща.- Назовем  его Индикатор.  Он  так
чутко реагирует на гнусные намеки!




     Я вошел в Жекин двор и уселся на ту самую скамейку, на которой встретил
начало  войны.  Во время  чрезвычайного положения,  когда квартиры полностью
укомплектованы слоняющимися от  безделья  жильцами, а  каждая  комната - как
проходной двор, проходные дворы становятся идеальными рабочими кабинетами.
     Было пусто,  тихо и  сосредоточенно. Подъезды,  как пылесосы, втягивали
последних  прохожих - чем ближе,  тем быстрее.  И даже Жека, как  образцовый
обыватель, вписался в рамку  окна и слегка почернел на  желтом фоне  с голой
лампочкой, коптя небо.
     Вот  я  и  получил возможность не торопясь все  спокойно  обдумать.  Но
обдумывать было уже особенно  и нечего. К эндшпилю на доске осталось слишком
мало черных фигур: Ленка, да Жека с Кирой Бойко в уме. Дневник Левика обелил
как его самого, так и "черного" хасида. Террористический "Совет по Чистоте и
Вере" в полном составе мирно гонял чаи у меня дома, с очищенной предсмертной
исповедью  тещей. Несостоявшимся  убийцам чай  разливала  потенциальная.  То
есть, что значит - несостоявшимся?  Первую-то  женщину отравила теща. Но  не
преднамеренно. А двух моих любовниц  - Ленка. Что против нее? Яд хранила, за
мной следила.  Достаточно,  чтобы  прижать  и  расколоть. Но, как мать моего
сына,  она  заслуживает  не  менее  бережного  отношения,  чем  какая-нибудь
партийная номенклатура. Значит, за нее я возьмусь при полном и окончательном
отсутствии альтернатив.
     Является  ли   Жека   альтернативой?  При  наличии  воображения  -  да.
Израильский мафиози. Меня ненавидит. Считает вопросом своей  уголовной чести
отомстить. А тут еще теща "подбрасывает" ему труп, и он как-то узнает, что я
занят в  расследовании. Следит  за мной, обнаруживает  двух любовниц. Узнает
через  своих  людей  в  полиции  каким ядом  была  отравлена первая  жертва,
"стреляет" дуплетом, и я надолго у параши. А Кира Бойко - исполнительница. А
потом прячет ее в "Саудовскую Аравию". Полный бред.



     -  А-а...ты..,- уныло сказал  Жека,-  приятнее слышать сирену, чем твой
голос... Но учти, в хэдэр-атум я  тебя пускать не обязан. И не пущу. Поэтому
советую не задерживаться.
     Задерживаться, действительно,  смысла не имело.  С Жекой  надо работать
быстро и примитивно.
     - Киру Бойко вчера видели в городе,- блефанул я.- Зачем врал?
     Жека пожал плечами:
     -  Так   только  вернулась.  Прекрасно   отдохнула,  заработала,   даже
поправилась на рахат-лукуме. Между прочим, я ее возвращение рассматриваю как
патриотический  поступок... Вроде  этого дирижера  -  разорвала  контракт  и
приехала первым же верблюдом...
     Неформальность наших отношений была обоюдоострой. Он мог позволить себе
надо мной издеваться. Но и я мог себе позволить...
     Пока Жека в ванной  заговаривал матом кровь из носа, я осмотрелся. Хотя
осматривать было  особенно  и нечего. Квартирка тянула разве  что  на  приют
барахтающегося наркомана,  а  не на логово  крутого мафиози.  По-видимому, в
израильской мафии Жека занимал ту  же экологическую нишу, что я - в полиции.
"спец  по  русским  олим". Наверное  страдает,  что ему не  доверяют  ничего
серьезного. Говорят -"савланут","леат-леат" и  намекают, что ментальность не
та. Кстати, о  ментальности  -  это штука  интимная. Столь же интимная, как,
скажем, место, где  хранишь наркотики. В  Союзе после трехчасового  шмона мы
нашли их в футляре от фотоаппарата...
     - Замри!  Сейчас  вылетит  птичка!-  я  игриво  помахал  футляром перед
выползшим из ванной Жекой.
     Жека не замер, и мы слегка поборолись за роль фотографа. Волю к победе
     Жека утратил только после полной потери фотогеничности.
     - Ну что, что тебе от меня еще надо?- прохрипел он.
     - Женщину. Киру Бойко.
     - Да не знаю я никакой Киры Бойко!- истерично завопил Жека.
     Первая  ампула  хрустнула  на  каменном полу  под  моим  каблуком. Даже
секретарь  парткома,  узнав,   что  я  уезжаю,  не  смотрел  на  меня  более
укоризненно.
     -  Тихо,  тихо,-  попросил Жека,- дай договорить... Она  теперь Линда -
Киры больше нет... Хочешь, я ей позвоню?
     Я захотел. И даже номерок запомнил.
     - Шалм, Йоси. Это Юджин,- грустно сказал Жека.- Линда у тебя? Пригласи,
пожалуйста... Здравствуй, моя птичка!
     Птичка  вполне могла щебетать  телефонными гудками,  поэтому  я подошел
поближе. Но птичка щебетала, как положено:
     -...какая там жизнь!  Школьные каникулы. Если война не кончится, я сама
через неделю мужикам платить буду...
     - Не,  лапа, я  этого  не допущу,- пообещал Жека.- Вот  клиент  рядом -
слышишь, в трубку дышит...
     - С олимами больше не буду!
     - Не, у него с валютой все в порядке, он в полиции работает.
     Возникла пауза.
     - Тварь,  ты же  знаешь  мою ситуацию!- с  чувством произнесла Линда  и
повесила трубку.
     - Ну вот видишь,- развел Жека руками,- я сделал для тебя все, что мог!
     - Тварь!- с чувством произнес я.- Ты что, не знаешь  своей ситуации?- и
раздавил вторую ампулу.
     -  Ментяра  ты позорный!-  взвыл Жека.-  Ничего в тебе человеческого не
осталось! Я же  старался! Меня же прибить  могли!.. Дави! Все дави! Думаешь,
мы в Совке? А я и там всегда достать мог!.. Я трубку подниму, мне через пять
минут доставят! Ничего  я тебе  больше не скажу... Не найдешь ты Линду,  зря
телефон запоминал. Это кафе. Она теперь его за квартал обходить будет!
     - Ничего,- успокоил я Жеку,- я ее сам к тебе на свидание приведу. Когда
ты два пожизненных отбывать будешь.
     - Ты что ж, гад!- задохнулся Жека.- Теперь уже два "мокряка" вешаешь!
     Ненавижу!!
     Зря  он  схватился  за стул. Стул  был слишком тяжелый -  от  такого  и
лунатик увернется...
     ...Когда Жека очнулся, он был привязан к этому  стулу,  основательному,
под старину.
     -  Надеюсь,-  сказал  я,-  у  тебя установлена  телепатическая  связь с
наркотикодателем,- и хрустнул третьей  ампулой. Остальные оставил в футляре,
перекинул его через плечо и пообещал: Не отчаивайся. Я буду тебя навещать.
     - Ты до полиции не дойдешь! Гадом  буду, тебе это  не пройдет! Это тебе
не Совок! Прощайся с погонами!!!
     Я вернулся, достал  носовой  платок и отпечатал Жекины пальцы на каждой
ампуле. Потом подошел к столу, накорябал несколько ивритских букв и сообщил:
     - Перевожу для перенесших легкое сотрясение мозгов. "Я - наркоман. Меня
привязал мой друг, чтобы вылечить.  Всех,  явившихся на мои  крики, прошу на
мои слова не реагировать, а вызвать полицию".
     Жекин стул отбил чечетку, наконец замер, и Жека тускло произнес:
     - Что ты хочешь?
     - Киру Бойко.
     - Ладно,- простонал он,- сдам я ее тебе, фашист.
     - Когда?
     - Через недельку.
     - Бесэдэр,- согласился я,- так я зайду через недельку?- и стал уходить.
     - Завтра!- заорал Жека.- Завтра вечером! В семь, в кафе "Тамар".
     - Хорошо,- смиренно сказал я и отвязал изумленного Жеку.
     - А чего это ты мне так сразу поверил?- насторожился он.
     - А чего не поверить хорошему человеку?- удивился я.- Который оставляет
тебе  самое  дорогое,  что  у  него   есть,  да  еще  с  дактилоскопическими
автографами,- и я чуть тряхнул "фотопогремушкой".
     Жека дернулся.
     -   Ну,  до  завтра,-   сказал   я.-  За  сводничество  получишь   свои
фотопринадлежности.    А     если    встреча    сорвется,     получишь    за
фотопринадлежности...




     На  душе было гадко.  Весь этот садизм  дался  мне  тяжело...  Чего  не
сделаешь ради жены, вернее, чтобы не остаться круглым бобылем.
     Когда  проходил  недалеко от дома Мариши  тоска усугубилась и  вытянула
откуда-то  странное  чувство ответственности за  Номи и Вову  Вувосов.  И  я
зашел.
     Все стало куда приличнее. Номи  спала в кроватке. Пол был  относительно
чист, Вова относительно выбрит... Душа во мне скулила, не переставая.
     - Поздравляю с отменой штрафа за вскрытие противогазов!
     - Спасибо,- кивнул  Вова.-  Как бы нас самих теперь не вскрыли. Ты чего
шляешься?
     - Шел от нашего общего знакомого...
     - А-а, от этого... Ну и как? Есть новости из гарема?
     -  А как же!- показал я  ссадины на  кулаке.- Завтра встречаюсь с Кирой
Бойко. В девятнадцать ноль-ноль!
     Вова усмехнулся:
     - В Саудовской Аравии?
     - Почти. В кафе "Тамар"... Кстати, выпить есть?
     - Уже нету. По случаю войны пришлось спаивать унитаз... Кофе будешь?
     Пока Вова  варил  кофе,  я созерцал его новую фреску - на стене салона,
заваливаясь  в  разные  стороны,  брела  куда-то  группа  изломанных  жутких
силуэтов. Контуры их прерывались и обрывались.
     - Это что, исход евреев из Египта?
     -  Нет,-  крикнул  Маэстро  из  кухни,- это  выход художника из  запоя.
Уникальная техника. Пытаясь  удержаться на ногах, обрисовываешь  собственную
тень на  стене. И так много раз,  пока  не сможешь прикинуть, сколько хозяин
сдерет за ремонт...



     Рядом тормознула машина. На этот раз "Мицубиши". И Жека буркнул:
     - Влезай. Кафе не работает. Из-за войны.
     Пристегнутый  ремнями  к  сиденью,  Жека  выглядел  гораздо  лучше, чем
привязанным к стулу. И я сделал ему по этому поводу куртуазный комплимент.
     - Не вижу фотопринадлежностей,- тускло ответил Жека.
     - Увидишь,- пообещал я,- но только сначала я увижу Киру.
     - Я тебе не верю.
     -  Надо же,  какое  совпадение. А я  тебе. Может  к  адвокату подъедем,
договорчик оформим?
     - Черт с тобой!- процедил он.- Садись. Женщина ждет.
     Пустырь.  Почти  незаселенный  поселок  караванов[51].   Свет  кое-где.
Подъезжаем к темному, последнему. Значит мы первые.
     - Мадам опаздывает,- Жека долго возится с замком.
     И здесь лампочка без абажура.
     - Выпить хочешь?
     - Не хочу.
     - И правильно.
     Лезет в холодильник. Что же пьют на израильских  "малинах"? Пусто. Пиво
сегодня не завезли. Матерится. Лезет в морозилку... АВТОМАТ!!!
     - Ну все, мент. Отсуетился.
     - Не валяй дурака. Ты что думаешь, я без прикрытия?
     Это ляпнул зря. Мики не к месту вспомнил. Наивный ход.
     - Думаю. Потому что, идя с прикрытием, мент возьмет с собой ампулы. Для
убедительности. А ты не взял. Значит, боялся. И прикрытия нет.
     Мики, Мики, считай меня жертвой Саддама. Ведь  если бы не  война, ты бы
по-прежнему мирно пас меня...
     - Хорошо, прикрытия  нет. Но  на работе  все известно. И твои  ампулы в
сейфе. Тебя возьмут еще до утра.
     Смеется. Искренне!
     - А мне плевать. При чем тут ампулы? Я тебя убить должен. Давно должен.
     Сам видишь...
     Музыку  врубил.   На   всю  громкость.   Значит,  действительно   будет
стрелять...
     Глупо...
     - К стенке! Приговор зачитывать буду...
     Истерик!..
     -...  Позорный мент, Борис Бренер, за то,  что перестал быть человеком,
за  предательство  своих  боевых  товарищей  и  регулярное  вешание  на  них
мокряков,  как при  социализме,  так и  при капитализме, за  злоупотребления
служебным  положением, шантаж и прочее дерьмо, приговаривается к  вышке!  По
законам чрезвычайного положения!..
     ...Вместо  выстрелов   гаснет  свет.   На   пол!   Пули  над   головой.
Откатиться...
     Еще откатиться!.. Теперь бросок!!!
     ... Ну все, теперь подождать, когда Мики врубит свет и помотреть, что я
сотворил с Жекой... А здесь коллега перестарался - окно уже можно было и  не
выбивать.



     - Шалом, Мики! Ани по. Ха-коль бесэдэр, тода ла эль![52]
     - Ло мэвин!- отрезал Мики из  темноты.- Рак руссит! [53]Твой душман еще
дышит?
     - Вувос!!!- обалдел я.- Вувос! Вова!
     ...  Не знаю,  может, я  и первысил  пределы  необходимой  обороны,  но
раскаяния не испытывал. Пульс прощупывался, и ладно.
     - А как ты сюда попал?!
     - На такси,- объяснил Вова.- Пошли отпустим тачку.
     Вова передал  мне "мамат", потом  вытащил недовольную  Номи и  отпустил
перепуганного таксиста.
     - Кошмар,- честно сказал я, оглядев все его хозяйство.- Какого черта ты
за мной следил, да еще с ребенком?!
     Вова посмотрел на меня, как на идиота и спросил:
     - Общего знакомого реанимировать будем или добивать?
     - Вообще-то он мне живым нужен,- признался я.
     - Тогда стоит поспешить.
     Мы отволокли Жеку, Номи, "мамат", автомат и прочий скарб в "Мицубиши" и
рванули в больницу.
     -  Нет, без  дураков,- попросил я,-  чего  ради ты тратился  на  такси,
рисковал ребенком и вообще?
     - Ну некуда мне ее было деть!- разозлился Вова.- Никого я тут не знаю!
     Стреножен двадцать четыре часа в сутки.
     - Ну и дурак. У меня две бабы от безделья шизеют. Так что  всегда  и на
сколько угодно.
     - Ловлю на слове!-  обрадовался Вова.-  У меня  завтра в  три встреча с
заказчиком... Доча, не  надо  дядю-бандита  трогать, нельзя, да-а, нельзя...
дядя и так еле дышит...  Ты извини, что  я полез в твои дела. Но, во-первых,
это не только твои дела... все-таки одна из убитых - моя жена.
     - Я бы на твоем месте больше доверял профессионалам...
     - Хреновый ты прфессионал,-  объяснил Вова.- Ведь  уже  у борделя с ним
все было ясно.
     - Что тебе было ясно?
     - Что нет у него в помине никакой Киры. И ничего нет, кроме ненависти к
тебе. Это у него на лице читалось. Крупными буквами. Я неплохой портретист.
     -  Ошибаетесь, Ватсон,- добродушно сказал я.-  Есть у него Кира. Но это
его главное сокровище. Он ее прячет, как Кащей - иголку. Когда Кира окажется
у меня в руках, он получит два с половиной пожизненных.
     -  Да-а,-  протянул Вова.-  Иногда мне казалось,  что ты  сможешь найти
убийцу, но теперь я вижу, какой ты Шерлок  Холмс. С психологией у тебя лажа.
Короче, считай, что я тебя спас из личной симпатии...
     ...В  больнице  Жеку  приняли,  как  родного.  Оказалось,  что   Жекину
проломленную голову  только недавно  выписали из этой самой больницы, где он
вылежал себе  полное  алиби по всем убийствам, и  с  изрядным запасом.  Даже
приезд Киры в Израиль он встретил в больнице.
     Так  глупо   я  себя  не  чувствовал  давно.  Вова  наслаждался   своей
проницательностью, а я переживал профнепригодность.
     - Зачем ты сказал что ее знаешь?- грустно спросил я очнувшегося Жеку.
     - Из...любви... к тебе..,- прохрипел он.




     Я сделал  для Ленки все, что мог.  Но  дальше бежать от реальности было
уже некуда. Да и незачем.
     Против Ленки было не слишком много улик. Более того,  у нее  было такое
же алиби по Марише, как у нас с тещей - вместе сидели в миштаре. А, главное,
я не в состоянии был представить, как она  заставляла соперниц принимать яд.
Зато  знал, что сумею расколоть ее. Оставалось  прикинуть,  как  это сделать
чисто технически.
     Самым сложным оказалось  изолироваться  от  тещи и Левика. От вечернего
променада Ленка отказалась, сославшись на указания гражданской обороны.
     Пришлось ждать ночи и надеяться, что обойдется без особых истерик.
     Легли. Ленка отвернулась, и я обратился к затылку:
     - Давно хотел спросить... Зачем ты это сделала?
     Затылок молчал.
     - Прости, если можешь,- наконец выдавила она.
     Теперь помолчал я. Затем сформулировал:
     - Ладно... Рассказывай.
     - Стыдно...Ты и так все знаешь...
     Пришлось снова взять паузу и лишь потом уклончиво согласиться:
     - Знаю. Но не все.
     Ленка резко повернулась:
     -  Я   понимаю,  что  обманула  тебя...  Что  оказалась  совсем  другим
человеком...
     Мне так страшно думать что ты обо мне теперь думаешь..,- голос ее начал
дрожать, то есть она говорила относительно искренне.  Скорее всего искренне.
Надо было ловить  момент.  Но при этом не спугнуть. Как-то индифферентно, но
выверенно.
     - Жить вообще  страшно,- честно поддержал  я.- Особенно  теперь,  после
всего этого... Знаешь,- задушевно сообщил я главный следовательский секрет,-
это очень трудно держать все в себе... И зачем, если все и так ясно?  Сейчас
вообще  самый трудный период, когда все  так остро... Сейчас нам  нужно быть
всем  вместе  -  только  так   я  смогу   помочь  тебе,   мы  сможем  помочь
друг-другу,..-  тут  я  исчерпался и  заткнулся,  потому  что  горло  как-то
физически отказалось  все  это продолжать. Никогда  я  еще так  отчетливо не
чувствовал себя скотиной. В борьбе за правое дело.
     - Боренька!- она захлюпала на моей груди.- Боренька! Мне так страшно...
С тех пор,  как я  поняла,  что  могу остаться одна... с ребенком... в чужой
стране... У меня ведь ни языка, ни работы... У меня ведь ближе тебя... а эта
война... и  вообще... я одна не могу так быть... больше не  могу...  ты меня
совсем уже никогда не сможешь любить?
     И я, впервые за последнее  время, почувствовал, что, в общем-то, смогу.
И поразился своей беспринципности. Во время следствия! С подозреваемой! Нет,
я хотел бы сначала поставить все точки...
     - А когда ты начала за мной следить?
     Ленка зарыдала:
     - Я больше никогда не буду! Клянусь Левиком!
     Мне ли ее судить? Сам же и довел.
     - Ладно,- ровно сказал  я.- Ты задумала это еще до того, как взяла яд у
мамы?
     - Нет  конечно...  Ничего  я  не  задумывала...  Сама не знаю,  как это
получилось.
     Черт дернул!
     - Дальше.
     - Ну, ты вышел, а я за тобой. Все боялась, что ты оглянешься. Но ты, не
оглядываясь, пошел в этот дом...
     - В который?
     - Соколов, 17. Я этот адрес на всю жизнь запомню.
     Это  был  адрес   Мариши.  Но  ведь  сначала  она  убила  Анат.  Почему
преступники предпочитают колоться в обратной последовательности?
     - Яд был с тобой?
     - Нет, при чем тут яд?
     - Что, совсем ни при чем?
     - Его  же  изъяли при обыске. И слава Богу... Знаешь, когда ты заметил,
что  я за  тобой  ну...  веду  наблюдение,  и когда  ты так  с  этим Вувосом
подошел... я пожалела, что нечем отравиться...
     В этом была вся Ленка - честь и совесть городского клуба самодеятельной
песни - следить  за мужем это подло, а убить любовницу - романтично.  Может,
за это я ее и любил... Может, я и  сам такой.  Может, все мы такие... Жертвы
внутренней  борьбы с коммунистической  нравственностью.  Очевидно было  пока
одно - чистосердечное раскаяние и мокрая  подушка  не относились к "мокрому"
делу никак.
     Тут  Ленка  явилась  с  повинной ко мне  под одеяло,  но  пристрастному
допросу в супружеском ложе помешала сирена.
     Софья Моисеевна, стукаясь пятачком противогаза о каменный пол, тревожно
всматривалась  в  подкроватную  тьму  и  на некоторое  время  успокаивалась,
углядев желтые огоньки глаз Индикатора.
     - Софья  Моисеевна,- дружелюбно спросил  я,-  вы не боитесь,  что у вас
будет аллергия на кота?
     - Нет,  Боря,- грустно  ответила  она,- у меня теперь на всю оставшуюся
жизнь аллергия на собак.
     "Надо  же, совсем как у Мариши",- вяло подумал я.  Не осознавалось, что
жизнь еще так недавно  была  так  прекрасна. Розовое довоенное время,  когда
Мариша могла положить голову  мне на грудь, а  я  мог пошутить:"Осторожно, у
меня с  Афгана  - прогрессирующий  гипертрихоз";  "А ты  уверен, что это  не
заразно?";  "К моей  шерсти  у некоторых  бывает аллергия"; "Аллергия у меня
только  на  собак.  И  сильная.  Так  что  если  ты кобель,  лучше признайся
сразу..." И тут-то я обо что-то споткнулся. И прокрутил этот диалог еще раз.
И еще. Но обо что спотыкаюсь - не понял. А тут вспомнился мой дурацкий сон -
там  она тоже  говорила  о своей  аллергии... Ну и что? И все-таки  интуиция
дважды  ткнула  меня  носом  в эту  собачью аллергию... Нет,  собаки в  моей
израильской  жизни начали  играть  роковую  роль!.. Почему?  Логика  еще раз
проутюжила все это и обозвала  интуицию нехорошим словом.  Интуиция ответила
загадочной улыбкой Джоконды. Или Офелии.  И  повторила, как  убогому:  "Этот
самый Гамлет завел себе щебечущую курву  по имени Оливия. И  с  ней играл  в
очко.  И пил  безбожно. Подробностей -  не  знаешь." "Издеваешься?-  зловеще
сказала Логика.- Ну, ладно! А вот мы тебя - твоим же оружием!"
     Я  взял  лист  бумаги   и  провел  логический  анализ  сначала   своего
сновидения,
     "выскакивающих"  в  последнее время цитат из  "Гамлета  без  Гамлета" и
прочей дребедени. А  потом стал вспоминать все подряд, хоть как-то связанное
с моим расследованием. Зрительно вспоминать.
     Рапидом прошли:  рука старика-хасида с пузырьком принятого мною  за  яд
лекарства; черные длинные волосы на расческе пропавшей подруги Анат; Мариша,
вдохновенно декламирующая Петрарку в переводах и оригинале; Жека, сползающий
по стене у массажного кабинета после Вовиного удара...
     Интуиция ломалась, но "шкурка" уже "поднялась". Еще долго интуиция была
неумолима, как старый хасид, когда Кира Бойко упрашивала его помочь ускорить
гиюр.  Наконец  интуиция  пропела:  "Богородица,  дева, радуйся! Благодатная
Мария, Господь с тобой... Благословенна ты, жена..." И все выстроилось.
     От такого  сооружения просто дух захватывало. Тем более, что стояло оно
на песке, без всякого фундамента улик.
     К  утру  я понял, что  буду  делать. Гамлет с  его  бродячими  актерами
казался мне теперь добрым западно-европейским дядюшкой.
     Я позвонил  Вувосу  и намекнул, что ребенка  с моими женщинами  сегодня
лучше не оставлять. Он расстроился.  Видно, встреча  была  действительно для
него важной. И я сказал, что не  подведу, приду  и посижу с Номи сам, что же
делать...
     А потом спросил:
     -  Слушай, а у  вас в семье никто  диабетом не  болел? Нет? Ну и  слава
Богу...
     Я вышел и, как распоследняя сволочь, накупил в соседней лавочке конфет.
     Еще  и  фантики  выбрал поярче. Вернулся, позвонил на работу  и обманул
начальство, сказавшись больным.  Потом  поставил будильник на  14-00 и уснул
сном праведника.




     Я чувствовал  себя преступником и  заметал  следы. Изорванные на мелкие
кусочки яркие  фантики исполнили в унитазе веселый хоровод. Остался вопрос -
через  что  я,  все-таки,  не  могу  перешагнуть?  Что можно,  а  что нельзя
вытворять в поисках справедливости?  Избивать  подозреваемого  -  нельзя. Но
после  общения с Жекой у меня больше  ныли костяшки пальцев, чем совесть.  А
сейчас она  просто нарывала.  Азарт  ищейки...  этот собачий азарт  поостыл.
Оставалось пресловутое чувство долга... Ну  должен я все это закончить! Кому
должен? Может быть уже только  себе. Скажем, из профессионального самолюбия.
Раз  уж мужское в глубоком нокауте. Я как эти, изломанные на стене, брел  то
ли из Египта, то ли из запоя в никуда, все сильнее изламываясь по дороге.
     Я так устал от всего этого, что искренне обрадовался приходу Вовы, хотя
он никому из нас ничего хорошего не сулил.
     Вова был оживлен:
     - Договорился о выставке!- он помахал чеком.- И продал кое-что! А у вас
что? Как Номи себя вела?
     - Неблагородно,- ответил я.- Как Павлик Морозов.
     - В смысле?
     - Тоже продала кое-что. Вернее, кое-кого.
     - Интересно,- протянул Вувос.
     -  Еще  как интересно!-  подтвердил я и  показал ему  ту самую красивую
цветную фотографию первого трупа.- Узнаешь? Кто это?
     Вова пожал плечами:
     - Чей-то труп. Это мы еще до войны проходили.
     - Грустно,- констатировал я и задал тот же вопрос Номи: Кто это?
     -  Мама!-  обрадовалась  малышка.-  Мама!  Мама!  Мама!-  и,  улыбаясь,
потянула ручонки к фотографии.
     Я  заблаговременно  позаботился  не толоько о своем,  но  и  о  Вовином
здоровье - убрал тяжелые и острые предметы, закрыл жалюзи. Но о самоубийстве
Вова  пока  не помышлял.  То,  что  он  попытался сделать,  у  нас  в  части
называлось "чукотский поцелуй". Я увернулся  и провел  "шурави  духтар". Мой
инструктор мог бы мной гордиться. Обошлось без увечий, а Вова успокоился.




     ... Сегодня  у  Мариши  - сорок  дней.  Я беру бутылки, как  гранаты от
напиравшей танком тоски. Я  хочу помянуть женщину, которая меня не то, чтобы
не  любила, а для которой, как тонко было замечено в моем сне, я был ментом,
а  не героем-любовником.  Которая  любила другого  и спала  со  мной,  как с
системой  раннего  оповещения об угрозе ее счастью.  Счастью, добытому ценой
двух жизней.
     Иду я к Вове Вувосу. Мы скентовались.
     Мы наливаем по полной, и Вова говорит:
     - Давай, помянем ее. По русскому обычаю. Все-таки Кира была незаурядная
женщина.
     Я тупо киваю.
     - Не знаю,- говорит  Вова,- иногда мне кажется, что не будь я в Афгане,
я сохранил бы ей жизнь.
     - Не мучайся,- отвечаю я.- Конечно, сохранил бы. Во всем  плохом  в нас
виновато лично Политбюро... Крыши  у нас, правда, не поехали, а пороги стали
низкие.
     - Какие пороги?.. А-а, в смысле - убить проще...
     Не только  убить. Но еще и понять,  и простить  убийцу... Хотя как  раз
прощать я тогда не собирался...

     ... Когда Вова восстановился после "шурави духтар", я спросил:
     - Зачем было убивать?
     - Чтобы она не отравила мою дочь.
     Ответ меня озадачил, ведь я спрашивал о всех, а он имел в виду одну.
     - Почему ты думал, что она отравит Номи? - уверенно спросил я.
     -  Когда я узнал  о  смерти Анат, я все понял. Анат была единственной в
Израиле,  кто  знал  Киру. И могла ее  разоблачить. Она... она  так быстро и
легко  разделалась с ней, что я... Как  я мог после этого верить, что Марина
умерла от  сердечного приступа? Из тех,  кто  мог ей помешать осталась  одна
Номи... Ты  никогда не  наблюдал как выглядит  женщина, прикидывающаяся, что
любит ненавистного ребенка?
     Я  молчал. Давал ему выговориться, пока он не почувствовал,  что я знаю
не так много.
     -... я понял, что она  убила  мою  жену. И тогда я... короче, когда она
узнала, что  я все знаю и не  прощу, она... Короче, я дал ей тот самый яд, а
она... она его взяла и выпила...
     Его  невразумительные речи полностью подтвердили выстроенную мной схему
преступлений. По моей версии, Вова Вувос и его любовница Кира сразу же после
приезда убили Марину Вувос. Имя, документы и  статус жены  достались Кире, а
труп просто  выкинули. Молодая религиозная женщина, покупавшая яд на рынке -
это была  Кира, нацепившая для конспирации парик.  Затем убирается  ненужный
свидетель - Анат. А тут как раз в постель к Кире-Марише попадаю я и исправно
информирую о  ходе расследования. Но тут "идиллия"  нарушается -  кто-то  из
убийц не выдерживает психологического напряжения.  Например, "Мариша" решает
покаяться  мне.  Она ведь, вроде, в  начале убивать  не хотела  - собиралась
пройти гиюр, чтобы быть рядом с любимым Вувосом. И оказалась рядом с Мариной
и Анат...
     Вувос схеме  перечить не решался, но, как всякий нормальный преступник,
выгораживал  себя. Или,  действительно, был жертвой обстоятельств. Во всяком
случае, он спас мне жизнь и заслужил презумпцию невиновности.
     - Неувязочка,  хавер,- сообщил я.- Кто же выбрасывает на  улицу умершую
естественной смертью жену?
     - Всякий  оказавшийся на  моем месте. А  что  было делать? Ведь она все
равно умерла.  А  мы  остались.  Наконец  вместе,  но  только  до  конца  ее
туристической визы.  Я  же в  этом видел руку  провидения,  а не Киры...  Мы
перебрали все варианты. Остаться в Израиле она могла только как моя жена, но
с нееврейкой здесь брак не регистрируют. Она  готова была пройти гиюр, но не
успевала. Слетать зарегистрироваться на  Кипр? Но кто меня выпустит, пока не
верну долг государству?..  Что  было делать?.. И мог ли я поступить иначе по
отношению к Кире... Ты ведь не знаешь что она бросила ради меня... И я тогда
не знал,  что выкинуть труп - для нее  не только  получить гражданство. Но и
скрыть  от  меня,  что  Марина  отравлена...  И  я  согласился.  А  ты бы не
согласился?
     И я понял, что согласился бы. И спросил:
     - А  как вы собирались получать для нее теудат зеут? Ведь на визе  есть
фотография?
     - Твою визу там смотрели?- усмехнулся Вова.
     Я вспомнил, что нет.
     - Мы боялись... Решили  сказать, что потеряли ее визу. Но там система -
как специально для нас. Смотрели только теудат оле с моей фотографией.
     Похоже, он не врал. Все сходилось. И я был рад, что не могу загнать его
в угол...

     ...-  А  как  ты,  все-таки,  тогда  просек?  Давно   хотел  спросить,-
спрашивает Вова.
     Ну что могу тебе ответить? Не рассказывать же, как я общался в койке  с
твоей любовницей, и она рассказывала мне о своей аллергии на  собак. А потом
ты  жаловался мне, что не взял с собой  своего пса. И то, что даже советский
врач  должен  знать, что  такое гипертрихоз  и  не  должен  читать  наизусть
Петрарку  в подлиннике. И что "Мариша" рассказывала, как  вы после школьного
выпускного пошли в  ЗАГС, а  ты проболтался,  что вы познакомились, когда ты
уже был женат.
     И то, как она  смотрела на  меня  всякий раз, когда я произносил  "твой
муж".  Или как  я расшифровывал  дневник сына,  из которого  узнал, что Кира
похожа на Шуш  и  бесцеремонно  рассматривал  его девушку,  и  как  она  мне
нравилась, потому что была чем-то похожа на "Маришу". И про твою тираду "Она
видела  во мне  прежде  всего личность! Ей  было интересно, не  как у меня с
женой...",-  под  которой   и  я  мог  подписаться.  А  ведь  усомнившись  в
искренности, начинаешь сомневаться и во всем остальном.  Особенно в том, что
для матери нормально  отвечать на вопрос о возрасте ребенка:"Примерно год" и
хронически небрежно обращаться с дочкой, словно многие поколения предков  не
обходились  без кормилицы и няни... И тем более про свой дурацкий сон и  все
эти "гамлетовские" цитаты... И  уже не  только тебе, никому не расскажу, как
дрессировал  твою дочку, храни ее  Господь от  диабета, чтобы  на фотографию
кричала: "Мама!"... И я говорю:
     -  Видите ли, Ватсон,  ваш орденок "Красной звезды" уже попадался мне в
одном из лифчиков в чемодане  пропавшей подруги Анат. А теперь вспомни, тебя
же у борделя  как током  било каждый раз, когда звучало "Кира  Бойко".  Ты и
Жеке сообщил, что я полицейский, чтобы прекратить весь этот балаган. А потом
вообще  сорвался  -  вырубил  его и  ушел.  А  когда  ты утащил  ребенка  из
хедер-атум,  чтобы  посмотреть, как я встречаюсь  с  покойницей,  мог  ли  я
поверить  в  твои  объяснения  такой  экстравагантности?..  Пришлось  крепко
задуматься...  Одного   до  сих   пор  не  пойму   -  моя  теща,"кремлевская
отравительница", утверждает, что яд - оружие женщин. Почему ты выбрал яд?
     Вова криво улыбается:
     - Я не выбирал. Ты пойми, оно шло  так с самого начала... Кира ушла  от
мужа, я должен был уйти от жены...  Был скандал... Марина просила подождать,
а  потом  оказалась беременной.  Дикая мелодрама.  Беременной  и  наконец-то
согласной  ехать сюда. И сердце у нее было ни к черту. И я уже не смог уйти.
Кира  попала в  больницу. Перед  нашим отъездом она  исчезла...  И появилась
здесь! В первые же сутки  нашего приезда! Я был  один.  Марина ушла. Ушла за
какими-то подарками.
     Ей позвонили из благотворительного общества. Теперь-то  я понимаю,  кто
звонил...
     Ты  понимаешь,   что  я  испытал,  когда  Кира  вошла?!   В  эту  самую
"схар-диру"?! Я... А  она тянула время. И Марина нас застукала... Понимаешь,
она уехала, чтобы оторвать меня от Киры, а тут в первый же день в постели...
Ну  и  все эти дела: "Что ты здесь делаешь, тварь?!" "Прохожу гиюр." "С моим
мужем?!"  "Ради   него.  Я  не  хочу,   чтобы   наши  дети  считались  здесь
неполноценными"... А когда  у  Марины  начался приступ, я стал  набирать  по
телефону код  Тель-Авива, 03. Как ты догадываешься,  "скорая" не отвечала, а
Кира  кричала: "Сделай  что-нибудь!  Что  я наделала! Дай ей что-нибудь, она
умирает!  Вон  на  тумбочке  "корвалол"!"  И  я  сам  накапал  Марине  этого
"корвалола" с тумбочки. А потом  узнал про Анат... Что она отравлена тем  же
ядом,  что и женщина с пустыря. И  что подруга ее пропала... А разве  я тебе
это уже не рассказывал?
     - Это - да,- говорю я.- А как умерла Кира - нет.
     -  Достойно она умерла,- говорит  Вова и облизывает пересохшие губы.- Я
тогда  сразу  подумал  о Номи...  И  решил, что  если  Кира  сохранила  свой
"корвалол",  то  только  для  нее... И я  решил поставить,  как  это  у  вас
называется?  Следственный  эксперимент? Короче,  я  нашел второй  пузырек  с
"корвалолом" и поставил на прежнее место, на тумбочку.  И стал смотреть, как
она его увидит... Она позеленела. Она не знала, что думать... То ли я нашел,
то ли не убрала... Короче, я отвернулся, пузырек исчез. Когда я зашел за ней
в спальню, она держала два пузырька. И я спросил:"Что, сердце?" "Да." "Давай
накапаю."  Она протянула мне пузырек. А я уронил его на пол. И он  разбился.
"Хорошо, что  есть второй",- сказал я.  Она тоже уронила его,  но пузырек не
разбился.  Я  поднял.  Вылил  в стопку.  Поднес.  Она  все поняла.  "Лехаим,
любимый!"- сказала. И выпила...
     Мы тоже молча  выпиваем. Мы чего-то  ждем. Но чего  мы можем дождаться,
кроме сирены. Мы с Вувосом идем по стене среди изломанных людей. Мы знаем от
чего мы ушли, поэтому не оборачиваемся. И знаем, куда  идем. И мы знаем, что
никогда  туда  не придем. Мы из поколения  умирающих в  пустыне по дороге  в
Землю обетованную. На обочине. Последняя  капля раба выдавливается вместе  с
жизнью...
     В  небе  ликующе гудит снижающийся  самолет. Наверное,  он везет  новых
репатриантов. Кто еще станет лететь сюда в войну, среди ночи.
     Просыпается  Номи.  Ревет.   Вполне  жизнеутверждающе.  Вова  заботливо
склоняется над кроваткой и констатирует:
     - Вся в дерьме.
     - Да ладно,- говорю я,- у нее-то это состояние временное.





     1 Ульпан (ивр) -- полугодовые курсы иврита для новых репатриантов.
     2  Удостоверение  нового  репатрианта,  выдаваемое на семью.  Позволяет
получать пособия и льготы.
     3 Год (ивр.)
     4 Час (ивр.)
     5 Новый репатриант (ивр.)
     6 Извините, я не говорю по-русски. Минутку. Борис, подойди. (ивр.)
     7 Извините, господин... рук... руки... (ивр.)
     8 Все в порядке, господин! (ивр.)
     9 Женщина (ивр.)
     10 Фамильярное обращение к девушке (арабизм).
     11 Миштара (ивр.) -- полиция.
     12 Мишпаха (ивр.) -- семья.
     13 Немножко того (ивр.)
     14  Терпение (ивр.)  -  слово, которое  новые  репатрианты слышат  чаще
всего.
     15 Шук (ивр.) - рынок.
     16 Извините (ивр.)
     17 Пожалуйста (ивр.)
     18 Лоджия, балкон (ивр.)
     19 Ультраортодоксальные евреи носят черные одежды.
     20 Религиозный (ивр.)
     21 Гиюр (ивр.) - принятие иудаизма.
     22  Прозвище ультраортодоксов,  носящих,  даже в  самое  пекло.  черные
костюмы и белые рубашки.
     23 Мезуза (ивр.) - кусочек пергамента с рукописной молитвой.
     24 Кипа (ивр.) - ермолка.
     25 Схар-дира (ивр.) - съемная квартира.
     26 Новому репатрианту-еврею (ивр.)
     27 Удостоверение личности (ивр.)
     28  Голубой и  белый  (ивр.)  - цвета  Израильского  знамени  и  припев
популярной патриотической песни.
     29 Спасибо большое! Хороший мальчик! (ивр.)
     30 Дира (ивр.) - квартира.
     31 Сабра - вид местного кактуса со сладкими плодами, прозвиже рожденных
в Израиле евреев.
     32 Нееврей (ивр.)
     33 Хавера (ивр.) - подружка.
     34 Служащая (ивр.)
     35 Пита - арабская лепешка.
     36 Благословен пришедший (ивр.)
     37 Ватик (ивр.) - старожил.
     38 Вперед! (ивр.)
     39 Упрощенный иврит (ивр.)
     40 Все будет в порядке! (ивр.)
     41 Потихоньку (ивр.)
     42 Живее (ивр.)
     43 Герметизированная комната-убежище (ивр.)
     44 Заходи (ивр.)
     45 Пять, шесть, семь, восемь, деваять...(ивр.)
     46 Три часа (ивр.)
     47 Шхуна (ивр.) - микрорайон
     48 Черный (ивр.)
     49 "Зеленая черта" - границы Израиля до Шестидневной войны 1967 г.
     50 "Народ Израиля жив!" (ивр.) - слова известной песни.
     51 "Вагончик" - временное жилье для репатриантов.
     52 Я здесь. Все в порядке, слава Богу! (ивр.)
     53 Не понимаю!... Только по-русски! (ивр.)

Популярность: 23, Last-modified: Fri, 01 Sep 2006 09:07:15 GMT