OCR: Gray





     "Когда государство становится убийцей,
     оно называет себя Родиной".
     Фридрих Дюрренматг





     Обычный  февральский день  славный город  Ростов-папа отмечал необычной
людской  сутолокой  у  коммерческих палаток,  магазинов, магазинчиков  и  на
"толчках"  - приближался ежегодно почитаемый мужской  праздник.  В иные годы
его называли просто - День Советской  Армии и  Военно-Морского Флота, теперь
же Президент назвал еще проще - Днем защитника Отечества, дабы, наверное, не
слишком  часто  склонять слово  "армия",  которое после событий в  Афгане  и
Карабахе начинало попахивать  не слишком приятно. Но, как бы там ни было,  -
мужское население России 23 февраля  готовилось  принимать подарки и поэтому
загодя  запасалось  разномастным  "пойлом",  чтобы  достойно  их  обмыть.  А
женщины, естественно, старались в выборе презента, чтобы  спустя две недели,
в свой праздник, не остаться, как говорят, "в пролете".
     Так  что  выручка в различные  банки  начала стекаться прямо с  утра, и
обмен "деревянных" на валюту осуществлялся бойко и безостановочно. Поэтому к
обеду сотрудник охранного бюро "Щит"  Олег Грунский был аки загнанная лошадь
- в мыле, мотаясь постоянно с кассиром из очередного "комка" к коммерческому
банку, мечтая уже  даже не о красивой женщине  и  хорошей выпивке,  а лишь о
жалкой двойной порции пельменей с  острым  кетчупом...  Очень не  ко времени
влезли ему в башку эти пельмени. Около половины  двенадцатого, при очередном
выходе  из  дверей  коммерческого  банка,  на  них   с  кассиром  обрушились
неизвестно  откуда  два  этих  полудурка  с  натянутыми  на   рожи,  как   в
классических детективах, вязаными "пидорками" с прорезями для  глаз  и носа.
Все совершилось в
     секунды:  Олег и рта раскрыть не успел, чтобы поздороваться, не то, что
до  пистолета дотянуться, как  получил от нападавших  несколько доз довольно
дорогого  удовольствия  - парализанта, а не просто слезоточивого газа. А так
как фигура охранника несколько смахивала на бельевой шкаф, для страховки его
пару раз шандарахнули электрошокером. Так что Олег отключился, даже не успев
возмутиться  бестактному и  нетрадиционному поведению  налетчиков - как  это
так, среди бела дня,
     на виду  у  славной милиции  и охраны? Тем  более  -  не  успел  толком
уследить, что  потом  сделали  с  кассиром...  Смертоубийства,  конечно,  не
произошло, но очень опечаливал тот факт, что удачливые грабители смылись. Их
"выигрыш" составил ровно двенадцать тысяч "зеленых".
     Очнувшись,  Олег  схватился  за  голову.   Вовсе  не  потому,  что  она
разваливалась от боли,  а  увидев  лежавшего неподалеку  без  инкассаторской
сумки  кассира,  над  которым уже суетилась медсестра с  нашатырным спиртом,
аппетитно подсвечивая из-под халата голыми коленками.
     "И  почему это  "скорая"  обычно приезжает  быстрее  милиции?  -  успел
удивиться охранник, и сейчас
     же  эту мысль  перебила  другая.  - Лучше бы эти мракобесы  меня  сразу
"замочили"!" - он знал, каковы
     будут последствия налета.
     И, конечно,  не  ошибся  в  своих  предположениях:  директор  их  бюро,
Всеволод Геннадьевич, дал ему
     на размышление всего трехдневку: - У тебя, май беби, трое суток  на то,
чтобы покрыть сумму,  которую ты прозевал. В случае невозврата - с "крутыми"
иметь дело предоставляю тебе самому. Они обвиняют ваше величество в  сговоре
с теми волками -  гопниками, которые доллары хапнули. Я сказал  все и больше
ничем помочь не могу всего семьдесят два часа тебе, чтобы "крутануться"! Иди
и думай...
     Вот такие  "новости" услышал Олег в  кабинете  своего  шефа.  И теперь,
поцеживая  бурбон  в  баре  "Синди",  он  размышлял над  создавшимся  аховым
положением, не  обращая  внимания на великолепный зад медленно раздевавшейся
стрип-девицы  на помосте у стойки. Еще  бы!  От таких мыслей враз импотентом
станешь! Состояние харакири прошло, и  теперь  очень хотелось  жить. А чтобы
выжить в  этой  ситуации, нужно было только одно - "бабки". У Олега  не было
такой  суммы.  Выход, конечно,  имелся:  продать  четырехкомнатную  квартиру
стариков-родителей, их  самую  большую  семейную  ценность...  Он знал,  что
родители  не откажут, если узнают, в какое дерьмо он  влип,  но знал также и
то, что помрут они после этого быстрее, чем хотелось бы  - ведь двадцать три
года  стояли в  очереди на  ее  получение... А  других  вариантов  не  было!
Впрочем!..
     Олег прошел к  боковой стойке бара, кивнул Павлику-бармену и, придвинув
к  себе коробку телефонного аппарата, набрал номер давнишнего друга их семьи
- дяди Толи, занимающегося в настоящее  время оптовыми поставками шоколадных
изделий из Москвы по провинциям Ростовской области;
     -  Дядь  Толь,  выручай! -  выложив ему  историю с нападением, попросил
Олег.
     - Есть такое дело!  - весело ответствовал тот  "племяшу".  -  Под сотню
процентов тебя устроит?.
     Учти - это только для тебя, остальным - двести сорок!
     - Я  подумаю! - вякнул Олег, бросая  трубку на рычаг. А что тут думать?
Ему и с нулевым кредитом
     лет  пять  рассчитываться  надо,  а тут  еще проценты!  Ну  что делать?
Оставался последний выход...
     Утро 23  февраля  1994 года бывший охранник частного  бюро  "Щит"  Олег
Грунский  встретил в поезде,  весело отмеряющем рельсовые стыки до Сочи. Да,
он "сматывал  удочки", "ударился в  бега",  "слинял", наконец - как здесь ни
крути, а понятие одно - уходил от  неминуемого возмездия за "дыру" в бюджете
"крутых".  Достаточно насмотрелся  по  телевидению,  да  и  в прессе  иногда
вычитывал  подробности "расчета"  за куда меньшие суммы: расчлененные тела в
спортивных  сумках, канализационных люках и просто в посадках, "гитаристы" с
удавками  из струн  на шее, а  то  и  просто  нашпигованные  свинцом  тела в
подъездах.
     Пожить  еще  хотелось  из интереса: дадут ли выбраться, в конце концов,
России из той большой ямы
     дерьма, в  которую ее по шею загнали  власть  держащие? Для этого нужно
было  всего ничего  -  отъехать от дома куда-нибудь подальше и начать  новую
жизнь. Имея  хотя бы стартовый капитал. Таковой для начала  у Олега имелся -
четыреста баксов, скопленных им за пару лет работы охранником для проведения
шикарного  отпуска. Сейчас они как нельзя кстати пригодились совершенно  для
иных   целей  -  поддерживать   прожиточный  минимум   Грунского,  начавшего
путешествие в неизвестность. Именно о дальнейших жизненных планах Олег решил
подумать на досуге в одном из южных городов-курортов, куда решил сбежать  от
подкравшейся беды. Но она, как известно не
     ходит одна...
     На  станции "Кавказская" металлический  голос  дежурной по  вокзалу  во
всеуслышание   предложил   пассажирам  поезда  Москва-Адлер   сорокаминутный
перекур, именно такой  продолжительности предполагалась стоянка. Естественно
-  большинство  находящихся  в  вагоне  выразили  желание  прошвырнуться  по
перрону, подкупить чего-нибудь в дорогу. Не был исключением и Олег, соскочив
с подножки, сунул в зубы "Кэмел" и глубоко, с наслаждением, затянулся.
     Тут же к нему подвалили две молоденькие вокзальные шлюхи.
     - Мужчина, угости сигареткой!
     "Неужели я так  смахиваю в  последнее время на мед,  что ко мне, прости
Господи,  всякое  дерьмо  мгновенно   прилипает,  стоит   только   на  людях
появиться?" -  глубоко  в  душе  возмутился  несправедливости  судьбы  Олег,
разглядывая набивавшихся в  партнерши  девиц. Лет по пятнадцать, не  старше,
мордашки и фигурки симпатичные, но "штукатурки" на "фасаде"...
     -  Послушайте,   милашки,   -  начал   он  голосом   родителя-педагога,
отчитывающего за непослушание в школе, - если я вас сейчас угощу сигаретами,
вы  попросите  прикурить,  затем захотите  познакомиться,  предложите "товар
лицом" и,  наконец,  назовете  расценки за каждое используемое отверстие  на
вашем теле. Поэтому давайте сразу ближе  к делу -  что вам надо? Потому  что
навару с меня -  как  с куриных  яиц  -  одна  известь! Итак, миледи,  я вас
слушаю?!
     - Нам бы пожрать чего-нибудь покапитальнее!
     - доверительно  призналась одна из "вокзальных аристократок". - У нас с
Инеской второй день ничего  не наклевывается, а ты сразу  грубить начинаешь!
Первое, второе, третье - и мы в порядке!..
     - А  на десерт - минет  по  очереди!  -  смешливо добавила Инеска, кося
шалым карим глазом на внушительную фигуру Олега. - Правда, Юль?
     -  Все честь  по чести! -  согласилась  подруга. -  Оплата не отходя от
кассы!
     - Серая проза жизни! - тяжело вздохнул Олег, выщелкивая  им по сигарете
из пачки. - Пошли  в кафешку,  на шикарный кабак  я не  потяну. Три шашлыка,
беляши и кофе не так, чтобы ощутимо ударили  по его  карману. Расплачиваясь,
Олег слабо приглядывался к новым подругам. А зря - он пропустил алчный блеск
в глазах Инески при виде баксов в отделении его бумажника, и едва  приметный
знак, который Юля подала кому-то из посетителей кафе.
     Сытно подрубав, Олег почувствовал свежий прилив сил. Взглянул на часы -
ого,  еще  больше четверти  часа околачивать  груши! А  Юлька тянула уже  за
рукав.
     - Пошли, что ли?
     - Куда это? - прикинулся наивной овечкой Олег.
     - За причитающимся  вознаграждением! -  многообещающе улыбнулась ему  с
другой  стороны Инеска. -  Да здесь  рядом, не беспокойся  - сто раз на свой
поезд успеешь!
     -  Ну,  если  недалеко!  -  согласился  Олег.  От  предвкушения  нового
приключения сладко засосало под
     ложечкой.
     Зашли  тут  же,  за кафе,  в закуток, отгороженный от вокзальной  суеты
наваленными  друг на друга фанерными  лотками  - прилавками. Юлька  раскрыла
свою сумочку, и на свет появился пузырек одеколона "Гвоздика" и "Тампакс".
     Инеска звонко расхохоталась, заметив недоумение Олега.
     - Доставай  свой  инструмент,  счас  обрабатывать его будем! Но  сперва
произведем дезинфекцию!
     Дальнейшему развитию событий помешали: "на пороге" закутка выросли  три
фигуры с обросшими
     мордами.  "Черные"!  Один из  них,  помахивая зажатой  в руке  бутылкой
водки, выдвинулся вперед.
     - Это кто тут нашу хавиру занял? Пока хозяев не было, здесь квартиранты
появились? А ну, девочки, валите отсюда! - обратился он к Юльке  и Инеске  -
те прошмыгнули мимо троицы в проход.
     - А  ты  останься! -  обратился  "хозяин квартиры", по виду  -  азер, к
Олегу, пытающемуся последовать примеру "аристократок". - За аренду помещения
надо платить!
     "Кинули,  прошмандовки!  Как последнего  лоха!"  -  понял  он, отступая
спиной к задней стенке кафе.
     И  сразу появились  спокойствие, полная уверенность  в  себе  и веселая
злость к этим - готовым всегда поживиться за чужой счет.
     Это приходило к нему само, откуда-то изнутри,  еще  со времен  драк  на
переменках возле школьного
     туалета. Тогда, в  детстве, за  невозмутимость, хладнокровие  и  тонкий
расчет  при ударах  его  наградили кличкой  Айс,  что  по-английски означает
"лед". Именно наградили, а не дали  прозвище, потому что всеобщее уважение к
собственной персоне Олег с детства выбивал кулаками, не  влезая в драку зря,
но и не  давая спуску обидчикам. А если  добавить к тому-же, что у родителей
нашлись "лишние"  средства для  того, чтобы  отдать  его  в юношескую  школу
восточных единоборств,  то  понятной станет и  причина уважения  к Олегу его
сверстников, и даже тех, кто постарше...
     - Ребята,  мне ведь  некогда разбираться с  вами  за  это наследство! -
кивнул он на кучу сбитой фанеры. - На поезд могу опоздать!
     - А мы тебя разве держим? - искренне удивился  тот, с бутылкой водки. -
Отдай только кошелек,
     которым ты тряс вот за этой стенкой -  и  крути педали...  Нам баксы во
как нужны! - чиркнул он ногтем большого пальца себя по горлу где-то в районе
кадыка.
     -  Ну,  мне-то  они  нужнее!  -  вежливо  ответствовал  Олег  и  ударил
костяшками пальцев правой руки
     с выдвинутым средним суставом именно в это место - в "яблочко".
     "Хозяин квартиры" захрипел, судорожно пытаясь захватить в легкие воздух
перебитой  гортанью,  затем  вскинул вверх  руки, словно пытаясь прихлопнуть
пролетавшую  муху,  и  осел на  асфальт.  Рядом  стеклянно лопнула  бутылка,
растекаясь  водочной лужицей. Двое его друзей мгновенно сквозанули наружу и,
выхватив финки, стали по обе стороны прохода.
     - Выходи, шакал, рэзать будем!
     -  Вот  это  другой компот! -  довольно воскликнул  Олег, потому  что в
тесном закутке и развернуться-то негде было.
     Сгруппировавшись, он кувырком  выкатился  наружу  и,  сделав стойку  на
плечах, засадил обоим гоп-
     стопникам носками туфель по челюстям. Те, мелькнув подошвами кроссовок,
завалились  в  гущу  ящиков  из  фанеры,  а  Олег,  вскочив,  увидел стоящих
невдалеке Юльку с Инеской, с неподдельным интересом наблюдавших за  схваткой
и... проплывающие мимо вокзала вагоны поезда Москва-Адлер. Его поезда...
     С  ходу, наперекрест выделив каждой "миледи"  по оглушительной оплеухе,
он  напрямую рванул  к  отходящему  составу, отчаянным  прыжком  взлетел  на
площадку предпоследнего вагона, успев крикнуть
     им на прощанье:
     -  Ждите,  милашки  - мы  еще  встретимся!  Я  обязательно  вернусь  за
расчетом...
     - Стоять  на  месте,  резвый!  - встретил  его в следующем,  на  пути к
своему, вагоне наряд поездной
     милиции.
     Старший  наряда - немолодой  уже младший  лейтенант, по размеру  живота
которого можно было безошибочно определить о его многолетнем стаже  работы в
органах МВД, с подозрением уставился на
     Айса:  - Это кто же  у нас  козликом скачет туда-сюда? Да  еще  местной
вокзальной милиции спокойно работать не дает?..
     И началось: руки  не  там,  где  надо,  а  значит -  за  спину  их  и в
наручники.  Так  -  документы,  валюта   в  бумажнике...  Это  больше  всего
заинтересовало стража закона.
     -  А  зачем тебе,  красавец,  валюта? Может, ты  ей  приторговываешь  в
свободное от уродования честных азербайджанцев время? Знаешь, милок, что мне
по  рации только что  сообщили?  Троих  торговцев лавровым  листом  прямо  с
вокзала забрала "скорая". Одного - в реанимацию, а двоих - в травматологию.
     - А девчонок с того же вокзала никто никуда не отправлял? - неосторожно
ляпнул Айс и тут же, спохватившись, прикусил язык.
     - Нет! Не забирали! -  обескураженно стих было младший лейтенант, затем
с вновь возросшим интересом уставился на Олега. - А что, там и женщины были?
     - Ножи у ваших честных торгашей были в руках - натуральные свинорезы! -
попытался увести Олег
     в сторону разговор. Кажется, удалось.
     - Были, - признался старший наряда, - перочинные ножички! Они ими ветки
по  размеру  подрезали  - вполне  законный  инструмент.  И эти азербайджанцы
вполне  законопослушные  граждане:  лицензия  в  порядке,  и  налог  уплачен
полностью, нашими российскими рублями. А вот у тебя валюта для чего?
     - прицепился он снова к Олегу.
     Тот  уже   понял,  что  обвинения  против  него  выдвигаются  куда  как
серьезные.
     - Послушайте, лейтенант, можно с вами поговорить один на один?
     Старший наряда тотчас же вызверился на своих подчиненных:
     -  Вы  еще  здесь?  А  кто  пойдет  узнавать   насчет  свежего  пива  в
вагоне-ресторане? А ну, живо: один
     разведчик, а ты с ним за сопровождающего!
     - Ну, говори! - потребовал он у Олега, когда они остались вдвоем.
     -  Я только хотел сказать - давайте будем  считать, что я баксы копил с
пеленок для лечения этих
     торгашей-азеров и помощи  в  борьбе  с  преступностью  нашей доблестной
милиции!
     Доллары мигом исчезли в кармане младшего лейтенанта.
     - Ну, и?..
     - И дальше я еду безо всяких проблем и приключений!
     - А почему бы и не ехать? -  закипятился вдруг старший наряда. - Вполне
добропорядочный  гражданин  с  постоянной  пропиской в паспорте  может у нас
свободно передвигаться по всей территории СНГ.
     А с этими хулиганами станции Кавказской мы еще  разберемся -  можете не
сомневаться! Счастливой
     дороги! - откозырял он Олегу напоследок.
     "ф-фу, вроде  бы отделался и  от этих! Хорошо то, что хорошо кончается!
Хотя - что же  хорошего, деньги - на нуле. Влетел уже второй раз за неделю!"
грустью размышлял Олег.





     Выгрузившись  в  Сочи  из вагона,  он вышел  на привокзальную  площадь,
изобилующую таксистами со
     скучными физиономиями -  не сезон. Выбрав машину,  стоявшую несколько в
стороне  от других,  подошел к  ней и  постучал  в окошко.  Стекло тотчас же
опустилось,   и   из   салона   выглянула   заросшая   рожа   пожилого   уже
водителя-армянина. Он с интересом уставился на Олега.
     - Куда едем, джан*?
     - Есть разговор, отец!
     С противоположной стороны машины тотчас же распахнулась дверца.
     - Заходи, поговорим!
     - Послушай, батя, - в салоне Олег снял с руки золотые часы с браслетом,
- вот эти котлы стоят
     сотню баксов, а я тебе их отдам за  одну простенькую консультацию:  где
срочно найти работу? Любую! Подзалетел я маленько, так, что даже пожрать  не
за что!
     - А что ты можешь?
     - Ну, я, конечно, не доцент кафедры университета, но водитель, говорят,
классный  - вожу все, что  крутится. Могу людей охранять - служил  в морской
пехоте, а затем работал телохранителем. А на крайняк - могу и грузчиком... -
перечислял Олег.
     Таксист  задумался, и  только  лишь  через минут пять долгого  ожидания
дважды неудачник услышал
     ответ:  - Охранять, говоришь?  Ну,  знаешь,  на  море  таких  мальчиков
накачанных - хоть отбавляй, даже конкуренция своего рода образовалась. А вот
что бы ты ответил, если бы тебе предложили защитить целый народ -  армян, от
их врага  -  азеров,  которые спать спокойно не  дают  Арцаху*?  Там  тебя и
накормят, и напоят  и, если не женат -  жену подберут красавицу. А если  еще
при этом сумеешь  выбиться  в  командиры  - деньги устанешь считать! Ну, как
тебе предложение?

     *Джан - дорогой (арм.)

     Олег уже знал, конечно, больше понаслышке, что в том  "райском уголке",
который  красочно расписал  водитель-армянин,  не первый год  идет  какая-то
странная война с переменным успехом, но представления его о боевых действиях
в  тех  краях  были,  как  у   большинства  рассказчиков:  что-то  наподобие
грандиозного командно-штабного учения с привлечением солдат срочной службы и
местного населения.
     - Ладно, батя, - вздохнул Олег, - делать нечего
     - повоюем за армян! Куда идти-то?
     - А никуда не надо идти! - засуетился таксист.
     - Я тебя прямо сейчас и отвезу в Адлер, на встречу с большим человеком!
     "Большой  человек" местной  диаспоры -  Гарик, показался Олегу вовсе не
огромным - "на коньках и
     при  шляпе - полтора метра ростом". Да и вес его был соответствующим: в
ветреную погоду на улице
     без килограммовой  гири  в кармане нечего и показываться. Но зато шея и
руки  "большого"  были  утяжелены золотыми вещицами  общим весом  граммов на
двести, среди которых посверкивали камешки -  явно не стеклянные. Прибыл  он
после звонка таксиста  в черной  "Волге" на  заднем  сиденье, огороженный по
бокам двумя внушительного вида "мальчиками".
     Встреча  произошла  в  одном  из  скверов  города, на  окраине.  Окинув
взглядом фигуру Олега через приоткрытую дверцу "Волги",  Гарик ткнул пальцем
на переднее сиденье рядом с водителем:
     - Садись, джан, поехали!
     Олег  понял, что  вопросы типа "куда,  зачем и почему" здесь неуместны,
поэтому молча полез на указанное место. Зато взволновался таксист и дернулся
к машине:

     *Арцах - древнее название Карабаха

     - Гарик?..
     - Сидеть!  - процедил небрежно коротышка. - Сидеть и ждать своего часа!
И таксист враз исчез в салоне своего лимузина.
     Поехали  по трассе из города в сторону  Сухуми И  на одном из  участков
свернули на малозаметную гравийку, петляющую змеей  между кустов и деревьев.
По ней вскоре выехали на большую поляну, ограниченную с одной стороны крутым
обрывом, а с  другой -  отвесной  скалой. Дороги  дальше не  было.  "Волга",
развернувшись у самого обрыва, стала. Гарик махнул Олегу - выходи, мол.
     -  Так за  армян,  говоришь, воевать собрался?  - с ненавистью  выдавил
коротышка,  выходя из  машины  по  другую сторону. -  А  кто же защитит нас,
азербайджанцев,  если вы, сволочи, ринулись всем миром на нашу землю? Как же
много  вас,  за  деньги готовых угробить  и  истребить  целый  народ  и  его
культуру! Ничего, мы вас потихоньку выведем, как моль!
     -  Ребята! - обратился  Гарик к своей охране.  -  А  ну, потренируйтесь
немного на нем, а затем - как остальных - с обрыва!
     "Продал таксист, козел! - успел подумать Олег, становясь в стойку. Нет,
он  отнюдь  не  собирался  подставлять, как в  библейском писании,  щеки для
битья!
     - Сначала оценим, на что годятся эти ребята, а уж  затем прикинем, кого
вырубать первым. Скорее всего  - второго",  - размышлял далее он,  короткими
нырками  вправо-влево-вниз  уходя  от ударов  первого  детины,  который  шел
напролом  - в  лоб. А  в это  время  второй...  Олег  резко  упал на  землю,
перекатился на  спину и встретил летящее со спины тело сдвоенным ударом ног.
Противник хрюкнул, словно налетев на каменную стену, и плюхнулся в траву.
     "Так, на одного полегчало!" - Он перестал уходить от ударов, вскочив на
ноги, и, поставив блок
     обеими руками, поймал в "замок" кисть первого, пронырнул ему за спину и
вполсилы рванул руку кверху, заведя ее назад  и чуть  в сторону. В  плечевом
суставе  нападавшего глухо хрустнуло, он взвыл отчаянно и покатился по земле
в  сторону  того, второго.  А Олег  боковым ударом  ноги встретил  водителя,
размахивающего монтировкой.  После этого, пригнувшись, пошел  к коротышке  -
авторитету", который,  увидев  исход  столь быстро  закончившегося поединка,
спрятался за машиной.
     - Счас  я тебе, мозгляк, покажу, как у нас в Ростове забивают  гвозди -
по самую шляпку! - пообещал ему Олег.
     - Стоп,  стоп,  стоп!  - из-за  багажника "Волги"  сначала показался...
ствол АКСУ, и лишь затем -улыбающаяся рожа Гарика. - Все, спектакль окончен,
и роль свою ты сыграл отлично!
     - Притормози, я  объясню  суть  дела! -  попросил  он  еще  раз  Олега,
передергивая затвор автомата.
     Тому волей-неволей пришлось вхолостую выпустить пар: до Гарика и оружия
было  далековато, а рисковать понапрасну он  не любил  - в этом случае шансы
были неравны и явно не в его пользу.
     - Проверочку устроили, мать вашу за ногу и об стенку? - догадался он.
     - Ага! - весело согласился "авторитет", чуть  опустив ствол. - И  ты ее
выдержал на все сто! Послушай, джан, иди ко мне в телохранители?! - попросил
неожиданно Гарик, с презрением оглядывая
     свою охрану и стонущую "гвардию".  - Хочешь, возьму  тебя вместо них, а
их оклады буду выплачивать
     тебе?
     - Нетушки, благодарю покорно! - шутливо поклонился ему Олег. - Чтобы ты
на мне тренировал
     всех будущих  кандидатов  в  защитники Арцаха?  Я птица  вольная,  куда
хочу-туда  лечу! Впрочем,  - вспомнив  о чем-то,  спохватился он,  -  я  еще
подумаю над твоим предложением, уважаемый!
     - Подумай! - согласился с  ним Гарик. - До утра - срок большой! А пока,
-  подмигнул он  Олегу,  - я тебя приглашаю  отобедать  со мной - в качестве
компенсации за потерянные калории! - махнул он рукой на свою "эскадру".
     Загрузились вновь в машину, и через сорок минут были на том же месте  -
в сквере,  где их терпеливо дожидался таксист. Один из телохранителей Гарика
полез  к нему в салон,  коротко переговорил и  сунул  ему в  карман сверток.
После  чего  армянин  уехал, довольно  ухмыляясь.  А  "Волга",  отмотав  еще
кварталов шесть  по окраине Адлера, вскоре остановилась у  здания с вывеской
над входом "ТОО Фортуна".
     - Слушай,  ты зачем меня привез  сюда? - повернулся Олег к Гарику. - На
работу устраивать, да?
     -  Смотря что понимать под словом  "работа"!  -  загадочно  ухмыльнулся
Гарик. - Может быть, к утру
     ты переменишь свое мнение об этом понятии.
     Зашли в холл - контора как контора обычного товарищества с ограниченной
ответственностью -
     всюду  двери  с надписями: "Отдел  кадров", "Приемная", "Бухгалтерия" и
тому подобными бюрократическими обозначениями.  Гаврик  вел Олега дальше  по
коридору, к  двери с табличкой "Посторонним вход воспрещен". Нажал на кнопку
сбоку. Металлический голос  прозвучал неожиданно над самой головой, заставив
Олега непроизвольно вздрогнуть:
     - Кто здесь?
     - Арцах! - произнес Гарик в сеточку микрофона, вмонтированного в стенку
под кнопкой звонка.
     Заклинание  прозвучало как "Сезам" в сказке об Али-Бабе и подействовало
так же: массивная дверь,
     скрывающая  металл  под  древесно-стружечной  облицовкой,   поехала   в
сторону, открывая ступеньки,
     ведущие вниз.  Гарик,  Олег  и двое  телохранителей потопали вниз и там
встали точно перед такой же
     дверью.
     - Кто? - вновь вопросил динамик над дверью.
     - Фидаин*! - напыщенно ответил Гарик.
     Открылась  и эта дверь, и Олег, шагнув  за ее порог, попал... в сказку.
Огромное помещение под землей освещалось  притушенным светом, переливающимся
всеми цветами радуги. Он волнами наплывал
     изо  всех  углов,  затем   -  мгновенная   яркая  вспышка,  и  вновь  -
одурманивающе-томное  наползание тумана.  В  этом  свете  вода  огромного  -
площадью квадратов  на пятьсот  -  бассейна, казалась  нереально-струящейся,
живой  радугой  под  ногами.  И  фигуры  семи   обнаженных  наяд,  грациозно
выгибающихся в кристально-чистой воде, казались то  выточенными из  слоновой
кости  изящными   статуями,  то  изумрудно-зелеными   русалками  с  длинными
распущенными волосами...

     * Фидаин - борец за свободу

     - Нравится? - тронул за плечо Гарик обалдевшего от неожиданности Олега.
     Тот  только молча  кивнул, судорожно двигая кадыком  - пытался  смочить
слюной враз пересохшее
     горло.
     -  Тогда  раздевайся!  - предложил  "авторитет", подходя  к  небольшому
столику, стоящему  на  расстеленном  коврике  у края  бассейна.  Столик  был
заполнен напитками и  фруктами в  вазах.  Гарик  щелкнул пальцами,  и тотчас
отовсюду  полилась медленная  чарующая мелодия,  прерываемая сладострастными
вздохами, экстазными всхлипами.
     - Ну, чего же ты ждешь? - сам он был уже в темно-лиловом халате.
     - У меня... плавок нет! - искренне признался Олег.
     - А зачем они тебе? - изумился Гарик, отбрасывая в сторону халат.
     Без    него    обнаженное    тело    коротышки    выглядело   до   того
безобидно-мальчишеским, что Олег безо
     всякого  смущения и  жеманства вмиг разоблачился догола. А когда они  с
Гариком   опрокинули    по    четвертому    тосту,    жизнь   казалась   уже
безмятежно-прекрасной, а  окружение девушек, присоединившихся к их торжеству
- обязательным приложением сегодняшнего дня.
     - В воду! - скомандовал Гарик, опорожнив очередную рюмку.
     И  все  с  веселым визгом и смехом ринулись в подогретую воду бассейна.
Тотчас же в бассейн
     шлепнулись  брошенные кем-то четыре-пять легких  пластиковых  мячей,  и
девушки, дурачась, принялись
     швыряться ими  и  отнимать  другу  друга. Один из  них хлопнул Олега по
носу, он машинально поймал  его  и, зажав в  руках мокрый цветастый пластик,
стоял по грудь в воде, не зная, что с ним делать. Зато знали девушки.
     Сразу четверо  ринулись на  него  в атаку. Вмиг  он  оказался в  кольце
обнаженных  девичьих  тел: оголенные  соски скользили, прижимались  к  нему,
чьи-то горячие губы властно и одновременно нежно впились в его рот поцелуем,
а внизу живота он вдруг почувствовал... еще одни  губы, жадно занявшиеся его
восставшим   донельзя  мужским  достоинством.   Это   было  уже  слишком   -
почувствовав,  как слабеют его колени,  Олег с невольным стоном  отступил  к
краю  бассейна,  прижавшись  лопатками  к  плиточкам  и  опершись  о  кромку
раскинутыми  руками.  Рядом  вынырнуло  смеющееся, бесподобно красивое  юное
личико, захватив воздух широко открытым ртом, скрылось под водой, и он вновь
ощутил там, внизу, горячий сладостный засос.
     "Да они  же все  -  малолетки!" - эта мысль в затуманенном  алкоголем и
желанием мозге промелькнула, как искорка на ветру - вспыхнула и погасла.
     Вскрикнув от наслаждения, он  рванулся в самую  гущу  бьющихся золотыми
рыбками девичьих тел, норовя ухватить  любую с одним-единственным  желанием,
войти в нее, до конца, до самого-самого!.. Но, как рыбы, девчонки со скрипом
отлично  промытой кожи  выскальзывали из его рук.  Наконец-таки ему  удалось
намертво  заклинить одну из  них -  прижав  у груди кольцом из рук. Девчонка
несколько раз отчаянно трепыхнулась в этом стальном  капкане и вдруг, сладко
охнув, плотно охватила ногами  Олегову поясницу и  сама насадилась на острие
его копья,  безошибочно-интуитивно найдя  точку соприкосновения.  От избытка
чувств  хладнокровный  Айс  взвыл  звериным  воплем,  взорвавшись   изнутри,
извергнувшись  наподобие проснувшегося  вулкана. Девушка,  почувствовав этот
момент, со смехом отпрянула в сторону, предоставив ему свободно изливаться в
прозрачную воду бассейна.
     Почувствовав, как предательски  отказывают  ноги, Олег  стал  безвольно
погружаться - ему было сейчас все равно:  жить, умереть, родиться  заново...
Он,  может  быть, так и начал бы хлебать  воду  широко открытым  после крика
ртом, да не дали наяды: плотно зажав  его  со всех сторон упругими чашечками
грудей, они завертели  Олега в  кругу, по  очереди впиваясь поцелуями  в его
губы...
     Очнулся он от веселого  хохота над головой. Смеялся Гарик. Сидя на краю
бассейна, он поглаживал
     по  спине  мурлыкающую  от  удовольствия   одну  из   девчонок,  удобно
устроившуюся на его бедрах. Мужской инструмент коротышки, видимо,  давненько
уже находился внутри нее.
     - Ну как, утопил потомство в водичке? - отхохотав, поинтересовался он.
     Олег,  безо  всякого стеснения  уже,  утвердительно  мотнул  головой и,
почувствовав, наконец, свои
     ноги,  выбрался  на край  водоема. Девушки  опять  со  смехом  занялись
мячами,  разделившись уже по парам.  Теперь они не столько  гонялись за ним,
сколько ласкали друг друга. Помещение  заполнилось нежными девичьими стонами
и протяжными вздохами. В  сочетании с музыкой  они производили такой эффект,
что Олег почувствовал вдруг с  изумлением, как вновь восстает  опавшая  было
его плоть. Понял его состояние и Гарик.
     - Выбирай на ночь любую! - радушно предложил он, спихнув в воду сидящую
на его коленях и
     наполняя рюмки коньяком в очередной  раз. Олег  растерянно вгляделся  в
безупречно-красивые лица и
     фигуры девушек.
     - Я... н-не знаю! -  наконец  растерянно  признался он. -  Мне они  все
нравятся!
     - Ну, все так  все! - как ни в чем не бывало  согласился с ним Гарик. -
Желание гостя для меня -
     закон!
     - Слушай, джан!  - взволновано  спросил Олег. -  Откуда ты берешь такую
красоту?
     Он широким жестом  обвел помещение. "Авторитет" принял же его только  в
отношении девчонок.
     - Это делается  очень просто: каждый год я  объявляю, например, конкурс
красоты, ну, допустим
     "Мисс королева чего-нибудь". И, поверь мне и моему опыту в этих делах -
из   сотни  претенденток  всегда  можно  выбрать  десяток-другой  для  этого
бассейна. Контракт у них  ровно  на год,  живут на  всем  готовом.  А  через
год-приятные воспоминания о проведенном времени и кругленькая сумма в валюте
на дорогу! А я объявляю следующий конкурс "Мисс...".
     - Но ведь это все стоит бешеных бабок: и содержание девушек, и бассейн!
     - А ты  что думаешь, мои гости - сплошь бомжи и бичи вроде тебя? Ну, не
обижайся, это шутка, но
     если бы ты не понравился мне там, на поляне - может быть, никогда  бы в
жизни не увидел такого...
     А  теперь спать!  -  решил Гарик. - И завтра  утром  лишь от тебя будет
зависеть - продолжится этот сон или начнется суровая явь!
     "Авторитет" не  соврал: всю  ночь  блаженйь(и  сон  Олега сопровождался
нежными ласками пяти наяд...






     Пробуждение было прозаичное: девушки  исчезли, как сладкий сон, остался
лишь Гарик- в кресле
     посреди комнаты.
     -  Итак,  я  жду  ответа  на  мое вчерашнее предложение!  - он  обрезал
огромную сигару, прикурил и
     по комнате поплыли пласты ароматного дыма.
     - Учти,  Айс, -  предупредил  он  Олега (пьянь-пьянью был  вечером,  но
кличку  его запомнил  отлично),  - такие  предложения я  редко  кому делаю -
кандидатов  в телохранители каждое  утро - толпы у  ворот моего дома. Но для
тебя - исключение, так же, как и прошедшая ночь.
     - Знаешь, - признался ему Олег, - до  встречи с тобой у меня  была лишь
одна цель - найти "крышу", приличное  содержание. И, не будь у нас вчерашней
беседы    о   международном    положении,   патриотизме   и    разборках   с
территориальностью - я, пожалуй, остался бы: в конце концов, какая  разница,
чье  тело  от кого охранять! Но  теперь я  хочу самостоятельно разобраться в
этой путанице - кто кого от кого защищать должен. В башке сейчас такая каша,
что расхлебать ее поможет истинное положение вещей, которое я увижу на месте
своими глазами,  смогу  ощутить своей шкурой. Иначе  я  не смогу  полноценно
работать на тебя.
     - Ты мне вот что скажи, - помолчав, проговорил Гарик, -  оно тебе очень
надо - знать больше тех,
     кто  занимается  непосредственно  этим  вопросом  -  правительств  трех
республик - Армении, Азербайджана и России?
     -  Очень надо! Хотя  бы  для  собственного  самообразования!  -  твердо
выговорил Олег.
     -  Что  ж, - "авторитет"  вылез из кресла  и нервно расплющил  сигару в
пепельнице, - я сделал все,
     чтобы уберечь твою  дурную башку от пули!  Первоначальные мои намерения
были: снабдить тебя  хорошей экипировкой и деньгами. Но ты  переубедил  меня
своим  заявлением  о самостоятельности. Хорошо, получай  самостоятельность -
мои люди  отвезут тебя только до аэропорта, а денег я тебе дам лишь на билет
коммерческого  рейса -  "челночный". А  дальше  - как знаешь! Одно  скажу на
прощанье: если тебе вдруг остохренеет вся муть, которой  ты там наслушаешься
и насмотришься - при первой  же  возможности "делай ноги"! Можешь  вернуться
сюда,  ко  мне,  но  учти:  приму  я  тебя  на  службу  только  здорового  и
полноценного -  с  руками и ногами. И  головой, конечно! Словом-таким, каким
вижу сейчас. А пока - прощай, на всякий случай!
     - Что, так плохо все там, куда я еду?
     - Ничего больше не буду говорить - ты сам суешь башку в петлю...
     Далее пошло проще: аэропорт, ожидание коммерческого рейса в Армению и -
поздним вечером
     уже - вылет в Ленинакан. Начало неожиданностей и маленьких открытий для
себя на древней земли Аястана было положено  Грунским буквально  с первых же
шагов  в  аэропорту  города,  который  по  причине капризного климата  часто
называют  Сибирью  Армении. До  самого  горизонта не видно  было  ни  единой
светящейся точки, а это означало одно - огни города еще далеко от аэропорта.
К  нему  метнулись  сразу  несколько  таксистов-частников.  Вперед  вырвался
молодой коренастый крепыш.
     - Тебе куда ехать, джан? - дежурный вопрос.
     - Да мне вообще-то в город надо, в военкомат. Но не в СНГэшный, а в ваш
- армянский, - точно по
     инструкции Гарика ответил русский.
     - Деньги, конечно, имеются?! - уточнил на всякий случай таксист.
     - Конечно, не имеются, - в тон ему ответил Олег, - по дороге кончились,
наглухо.  Но  зато я  сюда  приехал  добровольцем,  воевать  за  вас!  -  он
проговорил это весело, хотя сердцем уже почувствовал что-то не совсем доброе
на ближайшее время.
     -Э-э-э, браток! Я  лично тебя сюда  не  звал. Денег нет -  иди с  миром
пешочком. Тебе вот так-все
     прямо и прямо! - как приговор  прочел не совсем патриотично настроенный
таксист.
     Олег  понял, что  к  другим  частникам  и  подкатываться  нечего.  Даже
разделив   с   ними  выпивку  и   закуску,  положенные   в   дорогу   людьми
Гарика-"авторитета", он рисковал остаться здесь: законы гостеприимства вечны
и нерушимы, но  закон денег  преобладает все  же  над древними заповедями. В
лучшем случае он мог нарваться на вежливый, но твердый отказ, в худшем же...
Об  этом не  стоило  и  думать, поэтому  Олег  плюнул, перехватил  поудобнее
дорожную сумку  и  потопал  в темноту  "одиннадцатым  маршрутом"  - то  есть
пешком...
     Дорога  до  города  заняла  около  пяти  часов.  За  время  путешествия
новоявленный доброволец много
     чего успел увидеть и оценить. Понял, например, сколь катастрофичным для
Армении   было  землетрясение  конца  восьмидесятых   годов:  неразрушенными
остались  лишь строительные сборно-металлические  домики-коробки,  в которых
теперь в  тесноте, при свете керосиновых ламп, ютились люди, да не так давно
отстроенные  дома-полудворцы,  по  размеру  и  виду  которых  можно  было  с
уверенностью судить о толщине кошелька их хозяев.
     "Странно, прошло уже почти  пять лет, а  восстановление жилищ как будто
бы и вовсе не начиналось!" - сделал парадоксальный вывод из своих наблюдений
Грунский. Он даже не подозревал, сколько еще предстоит таких вот выводов...
     К армянскому военкомату  он доплелся в начале десятого  утра.  А оттуда
опять  пришлось идти на  окраину города - разыскивать казарму Ленинаканского
батальона пятой отдельной бригады армии республики Армении, расположенную на
Казачьей заставе. Там-то и осуществлялись прием и  оформление добровольцев в
Карабах.
     Зайдя  на   территорию  этого   наконец-таки  обнаруженного   "военного
объекта", Олег обследовал его
     и  пришел  к  выводу,  что  из  всего  списочного  состава  части здесь
находится всего лишь  один дневально-дежурный, к которому он и подкатился за
неимением командного состава.
     - Слушай, браток, ты не в курсе, где здесь канцелярия или отдел кадров,
или хоть какая-нибудь
     фигня, где оформляют новобранцев?
     - Русский?!  -  обрадовался дневальный  так,  словно сто  лет ожидаемую
невесту встретил. - Земляк,
     мать твою! Дай я тебя обниму! - прослезился он.
     - У вас что здесь, руссаки за доисторических мамонтов катят? - удивился
Олег, высвобождаясь от
     объятий сентиментального земляка.  - А мне  рассказывали, что наших и в
Армении, и в Азербайджане - хоть задницей ешь! Кстати, Олегом  меня звать. А
хочешь, Айсом называй, это моя кликуха с детства!
     - Володя Светлов! - представился дневальный.
     - Но все Вовчиком кличут. Пошли, братуха, отметим это дело! Жаль, кроме
сотни граммов "муховки"
     (фруктовой эссенции)  в  бутылке  ничего не осталось. Ничего,  по  пять
капель хватит!
     - Да есть  у меня чем отметить! - тряхнул своей сумкой Айс. - Но...  ты
ведь на посту?!
     - Да какой это пост! - расхохотался Вовчик. - Так, одно название. Стою,
абы  со скуки не сдохнуть. И заодно, кстати,  поджидаю таких вот,  как  ты -
добровольцев. А комбат приедет только завтра.
     -  И много  ты за сегодня  таких,  как я ...наожидал? - поинтересовался
Олег уже в дежурке, где
     Вовчик сразу же принялся растапливать "буржуйку".
     - Ты  первый, - ответил  тот, - и, наверное, последний. Что-то неохотно
последнее время наш брат
     изъявляет желание проявить свой интернациональный долг.
     - А ты как проявил его? - спросил Олег, расставляя на  столе припасы из
сумки, среди которых
     позвякивали  три бутылки водки  - "тормозок"  на дорожку от адлеровских
армян.
     Выяснилось,   что   Светлов   -   обычный   уже   для   нашего  времени
профессиональный бомж из Рязани.
     После  Спитакского  землетрясения  решил  "завязать"  с  бомжеванием  и
приехал сюда, в  Армению, восстанавливать  разрушенное  стихией.  Куда  там!
Приходящие  из Союза  стройматериалы  и техника так  же,  как и гуманитарная
помощь из-за  рубежа в  совокупности  с  медоборудованием  -  до  семидесяти
процентов всего  этого "добра"  -  уходили куда-то "налево". Так  что  особо
ударных темпов работ по  восстановлению не наблюдалось. А когда "посыпался",
как карточный домик, Советский Союз, и началась полномасштабная война  между
армянами и азерами  - вообще стало худо - не до троительства и  производства
электроэнергии, а тем более не до мира  с соседями  стало стране, воюющей за
свободу новых территорий.
     Так что волей-неволей пришлось Вовчику в 1992 году, в сорокашестилетнем
уже возрасте, вернуться
     к  старому,   ставшему  привычным  "ремеслу"  -  бомжевать.  Но  вскоре
выяснилось, что Ленинаканская
     зима  не предоставляет никаких  льгот для  такого  вида  индивидуальной
трудовой деятельности. Эти-то неурядицы и  привели, в конце концов, Светлова
в армянский военкомат  - в  армии хоть  поят, кормят,  одевают  и обувают. А
война - подумаешь, русского бомжа такой хреновиной не запугать!
     - Сейчас стреляют везде, и мирного населения гибнет больше, чем солдат!
- так охарактеризовал
     свои  тогдашние размышления рязанский  доброволец, наливая себе и Олегу
очередную дозу настоящей русской водки, доставленной с далекой Родины.
     Тогда   же,   весной   93-го,   Вовчик   познакомился   еще   с   двумя
руссаками-ленинаканцами  -  Петром  Карпенко  из  Днепропетровска и  Рашидом
Хабибукллиным из  Казани.  Втроем они  и  попали в  Карабах...  Пообтерлись,
привыкли,  и  при  взятии   осенью   девяносто  третьего  года  Физули  даже
"отличиться" успели, выполняя никому не понятный  тогда приказ: после штурма
сжечь все дома  в поселке. Петро в тот день "пошел  на рекорд"; от его  руки
пылали ясным огнем тридцать семь строений - хозяйственный хохол все,  что не
смог  унести,  с удовольствием предал огню. За  Вовчиком сохранилось  второе
место - двадцать три жилища.
     -  А жгли-то  зачем?  - перебил рязанца  Грунский.  - Что,  была угроза
обратного штурма?
     Вовчик замолчал, насупился. Затем неохотно ответил:
     -  А  наше  какое дело -  была  угроза или ее не  было? Приказали  - мы
сделали, и все! Хотя Физули
     до  сих  пор - наш!  -  он повернулся к  Олегу  спиной,  сосредоточенно
растапливая почти потухшую во время исповеди "незабудку-буржуйку".
     Однако рассказа своего не прервал - видимо, долгое время не было у него
возможности излить душу
     кому-нибудь из земляков "оттуда".
     В октябре Вовчику не повезло: пошел с группой разведчиков на "талан"* к
туркам, за бараниной и
     хлебом, а  на обратном пути нарвались всем скопом на пулеметную засаду.
После того, как четыре пули ПК продырявили его тело по диагонали - от левого
плеча  до правого  бедра,  - армянские  полевые  лекари отправили его в  тыл
вместе  струнами,  а  в  списках  батальона  он  прошел,  как  погибший  при
исполнении боевого задания...  И только  в  Степанакерте,  при "паковке" тел
погибших  в  гробы, кто-то  чудом углядел,  что  русский жив  - чуть  слышно
застонал.
     Пролечившись  в  Ереване,  вернулся  в   Ленинакан.  А  здесь  проблемы
гражданской жизни не изменились нисколечко. И денег  на отъезд в Россию нет:
компенсации за ранение хватило лишь на два дня
     нормального существования - хорошо поесть и выпить.
     -  И  теперь вот сижу в казарме,  сторожу ее  и жду  новой отправки  на
позиции. Здесь же, на постах, и Рашидка-джан, и Петро-хохол. С ними веселей!
- совсем невесело закончил свое повествование Вовчик. С окончанием  рассказа
совпало полное очищение казарменного стола от еды и спиртного.
     -  Ну, спасибо  тебе большое,  Айс,  я так уже, наверное,  пару лет  не
хавал!  Сразу  видно  - наш,  руссачок, приехал!  И  хлебец-то наш, русский.
Ей-богу, он мне снился иногда! - растроганно благодарил Олега Светлов.
     Спать они улеглись где-то около пяти утра...

     * Талон- кража, воровство




     "МЕШОЧНАЯ ЛЮБОВЬ"

     А  в десять часов Грунский знакомился с заместителем батальона в тылу -
Чохчогленом, бывшим прокурором Ленинакана. Заодно тот постарался предсказать
ближнее будущее Олега в найденной им части: -  Оформишь контракт добровольца
на полгода, затем получишь форму.  А  до  отправки живи вместе со  Светловым
здесь, в казарме. Будете помогать семьям погибших фидаинов в отгрузке угля и
дров! А там, на позициях, если будешь вести себя правильно  и воевать хорошо
- может быть, получишь офицерские погоны. Ну, и все, что к ним прилагается!
     Чохчоглен  пошел  было  к  дверям, затем остановился. -  Да,  вот  еще:
спасибо, что приехал! Мы, армяне, всегда рады гостям! Наши дома - твои дома,
мой хлеб - твой хлеб!
     На деле же, по наблюдениям Олега, все оказалось намного прозаичнее: да,
иногда руссаки действительно отгружали со склада женщинам в трауре понемногу
угля и дров, но основная масса  этих "стратегических" товаров уходила людям,
которые приезжали со своим транспортом и погрузчиком и, никого не стесняясь,
рассчитывались с кладовщиком Аро наличными.
     Вовчик  постоянно заигрывал  с  этим мордастым  армянином: то сумку  до
ворот поможет доволочь, то
     загрузить то-се в его "Москвич-комби".  Олег терялся в догадках: за что
принципиальный бомж так полюбил кладовщика?
     Разгадка   пришла  однажды  днем.  По-быстрому  загрузив  в   телегу  с
запряженным  в  нее ишаком  полкуба  сыроватых  чурочек, Олег  пошел  искать
Вовчика, чтобы покурить с ним да покалякать. А нашел его
     вкупе  с Аро  за  штабелем  мешков  с  куркутом*.  Вдвоем они о  чем-то
ожесточенно спорили с двумя молоденькими женщинами в черном.  Видимо, Вовчик
неплохо  понимал  и разговаривал  по-армянски, помогал  себе  жестикуляцией,
уговаривать, как видно, тоже умел - спор понемногу утих, и женщины принялись
раздеваться,  бросая одежду  здесь  же - на расстеленный по  мешкам брезент.
Олег кашлянул. Женщины, испуганно ойкнув, застыли каждая на своем месте. Аро
быстро оглянулся  и,  увидев Айса, что-то  сказал им,  затем, повернувшись к
Вовчику, закатил тому целую речь. Бомж заулыбался и поманил Олега.

     * Курку т - перловка

     - Иди сюда быстрей! Разговеться хочешь?
     - Чего? - не понял Олег.
     - Трахаться, спрашиваю, будешь? Аро уступает тебе свою вдовушку!
     -   А...   можно?   -  Олег  неуверенно  подошел  ближе   -  оголенные,
аппетитно-тугие груди молодок притягивали к себе почище любого магнита.
     - Да боже ж ты мой! - расхохотался Вовчик. - Что, она жена его, что ли?
Мы бы тебя  сразу взяли в  компанию, да ты ходил, как хрен  проглотивши! Эти
вдовы  давно уже изучили складскую  таксу:  хочешь получить побольше уголька
или дровишек -  задирай подол! И им хорошо - соскучились по мужской ласке, и
нам приятно! Ну, как тебе бартер? Не ущемляет твоих представлений о чести  и
благородстве? - съехидничал он.
     - О какой чести и каком благородстве  может идти речь в этом вертепе? -
психанул Олег. - Лишь бы
     им было хорошо, а о себе мы сами позаботимся!
     Какую он мне выделяет?
     - Ты в первый раз - тебе и выбирать!
     Олег посмотрел на молодок,  которые  уже  разделись до пояса  сверху  и
стояли теперь на мешках в
     длинных  черных юбках:  одна - потупившись, а вторая  - глядя на него и
улыбаясь загадочно. В  полутьме складского  помещения проблескивали белки ее
огромных глаз, опушенных стрелами-ресницами.
     Взгляд ее скрестился с Олеговым, и... оба шагнули навстречу друг другу.
Вовчик мгновенно оценил ситуацию и без слов завалил  ту, первую, на брезент.
Безо всякого стеснения закатил  ей на живот юбку, под которой не было ничего
одето, приспустил свои штаны и с довольным урчанием погрузился в "монашку".
     Олег  подошел  к  "своей"  и  потянул  ее  за руку, приглашая  в  нишу,
образованную двумя штабелями мешков. Она безмолвно шагнула за ним. В темном,
пахнущем  мышами, пылью  и джутом,  закутке Грунский  прижал горячее молодое
тело  к перловой стене, ощущая грудью  щекочущее  прикосновение затвердевших
сосков, и задохнулся от желания: сказывалось вынужденное воздержание.
     - Тебя... как зовут?
     -  Ниной  меня звать,  а  что -  это очень  важно? -  молодка  отчаянно
обхватила его и принялась тереться о тело обнаженной грудью.
     -   Погоди,  ты  что  -  русская?  -   Олег  был  поражен  чистотой  ее
произношения.
     - А ты думал - здесь одни армяне живут? -  огрызнулась женщина. - И нам
не нужны тепло и еда?
     - Землячка! - Олег засмеялся почему-то облегченно и нырнул рукой под ее
юбку. Там уже давно
     все  было  готово к его  приему - горячо и влажно.  Поэтому он  не стал
больше тратить времени на разговоры: рывком сдернул с нее мешающую одежду и,
упав на колени,  принялся усердно работать  языком меж ее раздвинутых бедер.
Нина  застонала  от  блаженства,  затем  закричала  и,  рывком  заставив его
подняться,  откинулась на стенку из плотно набитых мешков. Олег приподнял ее
ногу и вошел в горячую щель. Невольный стон вырвался у него. Так они стояли,
раскачиваясь в едином  ритме,  покуда оба не вскрикнули в порыве мгновенного
экстаза. Затем  замерли,  не в силах  оторваться  друг от друга,  и вдруг...
услышали  раздававшиеся  рядом  стоны.  Оглянувшись, Олег  увидел любопытную
сцену:  в трех  шагах от них  - на  выходе из  ниши, стоял Аро со спущенными
штанами и... отчаянно  онанировал в сумасшедшем темпе. Вот из его  "прибора"
брызнула густая белая струя, он заорал во весь голос и покатился по  мешкам,
содрогаясь в экстазе...
     Нина и Олег переглянулись и прыснули.
     - Что, дорогой, поезд  ушел и  пришлось догонять  на дрезине? - шутливо
поинтересовался у него Олег. И не дожидаясь ответа, побежал с Ниной к выходу
из склада, подхватив по пути ее одежду.
     - Еще  придешь? - спросил он, провожая ее с наполненной дровами тачкой.
- Или траур у тебя?
     -  Какой еще  траур?!  -  небрежно  отмахнулась Нина.  - Сейчас  многие
женщины  под вдов косят - больше надежд  на выживание. Я - бывшая  студентка
Ереванского политеха. Родом из Пензенской области.
     - А подруга? - спросил Олег, имея в виду ее напарницу по "бизнесу".
     - Янка-то? Из-под Ростова она, мы из одной группы! - засмеялась Нина.
     - А домой почему не едете?
     - На какие шиши? И что нас там ждет без денег?
     Здесь все-таки интереснее!
     - Война - интереснее? - изумился Олег.
     - Это для вас война - бойня!  А у нас с  Янкой наклевывается одно очень
классное дело! Сделаем
     его, и тогда двинем отсюда хоть на край света!  - мечтательно зажмурила
Нина свои огромные глазищи.
     - Подожди!  - вдруг тормознула она  Олега. -  А ты, кстати, не хочешь в
нашу компанию? Комплекция
     у тебя - дай Боже, а такие ребята сейчас - везде на вес золота!
     - Золото покуда больше в дерьме ковыряется! - невесело усмехнулся Олег.
- А что за работа все-
     таки?
     - Скажу через два дня - надо кое с кем посоветоваться. Я ведь тоже сама
ничего не решаю. На
     сколько дней безделья ты еще можешь рассчитывать?
     - Сказали - на позиции через месяц! - пожал плечами Олег.
     - Через месяц мы с тобой...  - Нина запнулась, затем спросила напрямик.
- Скажи, я тебе нравлюсь?
     - Очень! - признался Олег. - Ты красивая!
     - Сама  знаю! -  засмеялась Нина. - Тогда мы с  тобой через месяц можем
прямо отсюда махнуть на
     курорты. Кстати, как тебя зовут-то?
     - Айс! - почему-то брякнул Олег.
     - Гм-м-м! - понимающе прищурилась  Нина. - Что ж  - до свидания, Айс! -
она бросилась ему на
     шею, И их губы слились в долгом поцелуе.
     - Я тебя сама найду, Олег! - прокричала она затем, скрываясь стачкой за
ближайшим поворотом.
     Он  пораженно закрутил головой - вот чертовка, да она давно уже его имя
разузнала!   Скорее  всего  -  у   того  же  Вовчика...  И  он   с  веселыми
воспоминаниями и легким сердцем пошел обедать.
     Вообще-то  норма  питания  добровольцев  в  столовой  соседней  с  ними
бронетанковой   части  вызывала  у  Грунского,  мягко   говоря,  недоумение:
провонявшийся старый сыр, немного хлеба и все тот же
     осточертевший  куркут. До вчерашнего дня  Вовчик Светлов успокаивал его
по-своему:
     - Тебя, Олежка,  ждет здесь  еще много  интересного, так  что привыкай,
терпи! А в Арцахе получше
     будет: валом трофейной жратвы, а если "планчиком" захочешь  разжиться -
его  там тоже море!.. Главное  вернуться  "оттуда" в целости и  сохранности.
Держись,  если  что,  нас -  мы люди битые! Даст Бог, с  этого  захода  пару
стволов неучтенных притащим втихаря, продадим - вот тебе и бабки для отдыха!
А то и на родину махнем, подальше от этих обезьян!
     По его совету Грунский начал пускать "с молотка"  - за арах* и жратву -
свои "лишние" вещи, так
     как  оставлять их до возвращения "оттуда" у кого-либо не имело никакого
смысла,  все  равно  сопрут, а таскать  их  с собой  -  просто неудобно, как
чемодан без ручки.  Исчезновению  личных вещей  весьма способствовали вечные
вечерние гости-офицеры-танкисты соседней  части. Приходили они с  водкой,  а
уходили  поздно  ночью с чем-нибудь "на память" о классном мужике Грунском -
очками, рубашкой, зажигалкой...
     А  однажды вечером, когда Светлов, пережрав дармовой  водки,  храпел "в
отключке", а Олег ходил в
     столовую  за  скудным  ужином  -  полбулкой  хлеба,   кто-то  умудрился
"по-братски" спереть  последнее  -  сложенный  загодя на выезд  "сидор" -  с
носками, трусами, бритвой и всякой нужной мелочью.
     Разбираться  поутру никто не  захотел  - русскому выдали  новый,  но...
абсолютно пустой вещмешок. Тоже побратски.

     *Арах-водка

     Олег  прекрасно помнил армян бывшего Совдепа, застойных и перестроечных
времен -  нормальных, общительных  и веселых мужиков. "Что же  с ними, блин,
произошло?  Может,  здесь собрались  одни малохольные?  Смотри, что  творят?
Придется, видимо, заняться ими по-другому!" - закипая,  думал уже не Олег  -
тот,  прежний  Айс  брал  верх  над   его  личностью,  заставляя  заниматься
"разборками".
     Сказано -  сделано! Через  пару дней он  отловил за  туалетом армянина,
который спер со склада три
     сухпая. Он застал  его в  тот  момент,  когда "экспроприатор"  впопыхах
запихивал консервы  в сетку, а вощеную бумагу заталкивал в кусты. Состоялась
воспитательная беседа.
     - Ах ты, говнюк! Я разным дерьмом перебиваюсь, хотя  и работаю здесь, а
ты хочешь, чтоб тебе
     все готовеньким с неба падало?! - и по челюсти, и в лоб!
     -  За что, джан? - расплакался несчастный. -  У  меня  дома дети вторую
неделю голодают, а работы
     нет. Зато сосед Аро, который тоже здесь  работает, жиреет день ото дня.
Цены на продукты у него - не подступишься!
     "Снова что-то не так сделал! -  мгновенно остыл Олег. - Этот нищий, тот
-  вор!  Поневоле  свихнешься.  Да чтобы этот  дурдом понять,  самому  нужно
головой о рельсу постучать, чтобы мозги по-другому варить начали!"
     -  Вали-ка  ты  отсюда, брат, пока  тебя еще кто-нибудь не  застукал. И
консервы эти забирай!  - отправил со  склада Грунский  неудачливого вора, не
выдержав слезной исповеди сорокалетнего грешника.
     Да, много нужно потопать по  этой стране,  покуда не  начнешь  понимать
происходящее вокруг тебя! С
     Аро  бы  "разобраться  по-братски"  - отъел гад,  харю  на гуманитарной
помощи, да нельзя - сам с голодухи загнешься или  по мусоркам лазить начнешь
в поисках хлебной корочки! С тех пор, как у Олега закончились "лишние" вещи,
интерес к нему офицеров-танкистов заметно упал. Отказали и в приеме на кухне
соседней части. Зато кладовщик расщедрился: для них со Светловым было у него
всегда припасено что-нибудь вкусненькое. А  требовалось за это всего-ничего:
закрывать глаза на  подъезжавшие  иногда грузовики  без  товаро-транспортных
накладных  да помогать грузить на  них коробки,  мешки и  ящики. Мало-помалу
Грунский со Светловым попали в полную зависимость от Аро, и это больше всего
злило Олега, не терпевшего посягательств на свою самостоятельность.
     - Чтоб ты сдох, онанист жирный! - слишком уж  часто за последнее  время
желал он ему.
     Раздражало  и  отсутствие  Нины - словно  сквозь  землю провалилась  со
времени их единственного
     "свидания"... Тешили лишь воспоминания о внезапной встрече с ней, порой
настолько яркие, что Олег однажды огромным усилием воли сдержался, чтобы  не
заняться "рукоприкладством" наподобие кладовщика.
     Спасали  стихи, в их  строчки он выливал накипевшие  в  душе  чувства и
помыслы.   Писать  он  их  начал  с  шестого  класса,  влюбившись  тогда   в
красавицу-восьмиклассницу Элку - королеву красоты всех
     выпускных  классов их школы-восьмилетки. Взаимности он, естественно, не
добился, и любовь  к Элке со временем  прошла. А вот  любовь к стихосложению
осталась... Вечером  седьмого марта  он  один сидел  в дежурке,  подтапливая
железную  "незабудку",  и, от нечего делать,  подбирал рифмы. Постепенно  на
бумаге начало что-то вырисовываться:

     Кто мог предвидеть, что в безбрежье
     Судьба исполнит вдруг мечты,
     И где-то в ближнем зарубежье
     Найдем друг друга я и ты?
     Найдем и тут же потеряем
     В потоке жизненном. Почти
     Вдруг уподобившись трамваям
     На разветвлении пути...
     Любовь была? Да нет, любовью
     Случайной связи не назвать!
     Слиянье губ - до слез, до крови,
     И умереть, и не дышать...
     Шептать слова - не зная смысла,
     Лаская тело, губы, грудь,
     Быть для тебя вином искристым,
     А после - на груди уснуть.
     Проснуться рядом лишь с тобою,
     И век прожить, и жизнь пройти.
     А то, что связано судьбою,
     Не разрубить, не расплести!
     И видеть тень ресниц густую,
     Глаза, улыбку - вновь и вновь...
     Пусть кто-то чтит любовь другую,
     А разве это не любовь?

     Внезапно  на  его  плечо опустилась  теплая  маленькая  ладошка,  и  он
услышал:
     - Это... для меня?
     - Нинка! - заорал,  вскакивая,  Олег. Табурет полетел  в сторону, а  он
схватил Нину, приподнял и закружил вокруг себя, напевая что-то бессвязное.
     - Пусти,  сумасшедший! - брыкалась она  с деланным возмущением. - Запри
лучше дверь сначала!
     Он с удовольствием выполнил это требование, не забыв  по пути выключить
свет...
     Потом, удобно устроившись на его плече, Нина спросила:
     - Ты не забыл о нашем разговоре?
     -  Что нужно делать? - Олег сейчас  был  готов  на  любой  сумасбродный
поступок.
     - Да делов-то  всего - открыть ночью  ворота  склада и помочь загрузить
кое-какую мелочевку, -
     пламя горящей "буржуйки" высветило ее беспечную улыбку.
     Олег,  рывком приподнявшись, оперся на локоть  и заглянул  в лицо Нины.
Затем усмехнулся сам.
     - Ты это  серьезно? Что  здесь брать, кроме  угля, дров  да провонявшей
мышами перловки?
     - Глупый ты! Неужели думаешь, за эту вшивую перловку ваш кладовщик смог
отгрохать два дворца
     с мраморной отделкой и приобрести, кроме официально зарегистрированного
"Москвича", три мощные
     иномарки? Да через  ваш  склад проходят такие вещи, которые  не каждому
"комку" снились!
     - А где ж он их берет? - спросил совершенно сбитый с толку Олег.
     -  Львиная доля гуманитарной  помощи  - раз,  награбленное из  товарных
вагонов - два, ну и остальное - "трофеи" этой дурацкой войны, тоже,  кстати,
не подаренные  завоевателям!  -  на полном уже серьезе перечислила Нина пути
доставки "товара". - А  наша  группа собирается  основательно потрясти  этих
"экспроприаторов". Договор на оптовую поставку, причем о-о-очень крупную, мы
уже заключили с одной из российских  фирм, платят они  наличными, не  требуя
никаких документов. Берут,  конечно,  по  дешевке,  но на  четырех  складах,
которые мы собираемся основательно потрусить, этого добра столько хватило бы
машин!  Значит, количеством  компенсируем качество,  только  и всего!  Денег
хватит не на один год безбедного существования.
     - И ты думаешь, Аро так вот все запросто и отдаст? - перебил ее Олег.
     -  А кто  будет  спрашивать  этого жирного  извращенца! -  презрительно
скривилась Нина. -  Операция  пройдет  завтра  -  в  женский  праздник,  все
поупиваются да вдобавок обкурятся "планчиком", уж мы
     постараемся,   чтобы  в   каждую  часть   его  закачали  в  достаточном
количестве. А вашему Аро мы такую
     "телку"  подсунем,  что  его утром  лишь подъемным краном  можно  будет
поднять с постели!
     - Надеюсь, ты не себя собираешься подставлять? - встревожился Олег. Это
уже прозвучало как
     согласие, и Нина развеселилась.
     -  Не беспокойся! - она ласково погладила его там, где надо, и он вновь
припал  к соскам  ее  великолепных грудей. - У  нас  есть спецдевочки для...
о-о-о, что ты делаешь со мной, Олег, Олее...
     На прощание Нина сунула ему свернутый листочек.
     - Это мой домашний адрес и телефон в Пензе. На всякий случай!...
     Этот случай должен был наступить завтра ночью - либо пан, либо пропал!






     Назавтра Аро дал им со  Светловым отгул. И сам смотался  куда-то. Ну, у
него-то дел было по  горло  - вечно в  поисках  своих должников,  а  вот чем
заняться  Грунскому со Светловым -  надо было  подумать. Вовчик все же исчез
вскоре  на полчаса, а вернулся,  нагруженный пакетами  с едой  и выпивкой  -
принес "привет" от Нины и Янки.
     - Они  нас в девять часов вечера на концерт приглашают! -  торжественно
сообщил он. - Ну, а мы им
     после  свою  "самодеятельность" покажем!  - подмигнул  Вовчик  Олегу  и
пригласил его "отобедать", позвякивая стеклом бутылок.
     Тот  отказался,  предупрежденный Ниной, потому что  он знал  уже, какой
"концерт"  будет  дан  ее  группой  в  девять  вечера.  Вовчик нисколько  не
обиделся: он умел "посидеть" и  сам -  в обществе магнитофона и  зеркала. По
магнитофону  он   прокручивал  кассеты  с  записью  выступлений   Петросяна,
Арлазорова и Хазанова - вот вам и собеседники, а с зеркалом чокался во время
очередного  тоста!  "Будь  здоров, Владимир Светлов!". Поэтому с  радостью и
сейчас  направил  стопы в  казарму,  заглянув  по пути  в  исписанные Олегом
страницы.
     - Письмо кому пишешь?
     -  Сказку сочиняю! -  объяснил ему  Олег. - О нынешнем положении дел  в
России!
     - В стихах? - недоверчиво прищурился Вовчик.
     - В стихах! - подтвердил Олег.
     -  Слушай,  прочти, а?! - попросил  Светлов. - Я  в своей  жизни только
заборных поэтов встречал -
     тех, которые туалеты еще  расписывают,  а  с толковым мужиком так и  не
пришлось пообщаться!
     -  Заходи  через часик-полтора,  должно  быть готово,  -  пообещал  ему
Грунский.
     -  Это меня устраивает, пойду пока  червячка заморю! - Вовчик удалился,
оставив Олегу для  "подкрепления"  большой  кусок  копченой  баранины,  пару
лавашей и четверть головки свежайшего сыра - королевский обед.
     Видимо,  эти продукты и вдохновили его на подвиг, ибо  явившемуся через
пару часов в некотором
     подпитии Светлову был  предложен уже готовый шедевр под  названием "Как
мужик царя кормил" (старая сказка на новый лад):
     В тридевятом где-то царстве занедужил вроде царь,
     И хлебнув с утра "лекарства", шваркнул о паркет стопары
     - Надоело до икотки заседать да выпивать,
     Да закусывать икоркой, да балык с пивком жевать!
     А подать сюда министров, отпирай замки ворот,
     Наливай вина канистру, мы пойдем гулять в народ!..
     Вмиг из залое заседанья мудрец;" - персон до ста:
     - Что ты, батюшка, а званье - царь ведь люду не чета?!
     Можа, гриб не той закваски сунул ты на завтрак в рот,
     Голова должна быть ясной, у тебя ж - наоборот?
     Ведь и дел с утра - палата: надо нам Указ издать,
     А доклады, а дебаты - заседать да заседать!
     - Цыц, едри вашу налево, хватит пудрить мне мозги!
     Раз сказал, что надоело, значит, спорить не моги!
     Заседаем год от года, на столах бумаг - горой...
     Вот потретесь средь народа, растрясете геморрой!
     Сладко слушать ваши сказки, но пора бы знать и честь -
     Мало издавать Указы, надо их и в жизнь провестъ.
     Поглядим-ка, кто чем дышит, как живут и что жуют,
     Может, новое что впишем в Конституцию свою...
     Делать нечего. Собрали в "дипломаты" все дела,
     Через час уже шагали вдоль околицы села...
     Ноги шаркают - пылища, солнце темечко печет,
     Притомился царь и ищет, где колодец промелькнет,
     Вдруг, как в сказке: появилась магазея на бугру,
     На царя окном скосилась, приглашая ко двору.
     Крикнул он: - Вот то, что надо! Где ты есть там,
     казначей?!
     А подать нам лимонаду, да с изюмом калачей!
     Видишь, очереди нету!Дак быстрей к прилаеку шпарь!
     Мож, колбаски нам к обеду расстарается шинкарь?
     Вдруг раздался голос сиплый со скамейки у крыльца:
     - Дулю с маком не хотите ль - персонально, для лица?
     Пригляделся царь, и видит он скамью со старичком:
     Вот ей-Богу не обидел, ежли б спутал со сморчком.
     - Ты чего, пенек засохший, лезешь в царску нашу речь?
     Кукиш твой - тебе ж дороже: враз кочан поедет с плеч!
     - Что ж, срубить башку не трудно - много надо ли ума?
     Ты подумай-ка покуда, где ты будешь брать корма?
     В заведенье энтом сроду, ежли что и завезут,
     Не доходит до народу: все с подсобки разгребут.
     Тесть и теща, сестры, братья - вся приказчика родня -
     Прут от спичек и до платья. В общем - махвия одна!
     А в воскресный день с народу по три шкуры обдерут.
     Экономикой, навроде, только рыночной, зовут.
     И кудый-то, вот зараза, подевалася махра.
     (Не иначе, как с Указу, что от царского двора!)
     Враз ту т морды спекулянтской поналезло, словно мух,
     Сам вот пачечку "Моршанской" оторвал за десять "штук".
     - Что ты, дед? В уме своем ли? Да махрой спокон веков
     Охранял народ от моли приданое сундуков!
     Не скажу насчет пшм ваших, ты пойди заглянь-ка в мой,
     Ну не пахнет, прямо скажем, в ем ни молью, ни махрой!
     А ведь было ж там одежи: полушубок, платья, шаль...
     Вроде плакаться негоже - и, однако ж, тряпок жаль:
     В полушубке ентом сдуру погостить к сынку попер,
     Мне откуда ж знать, что шкуры город любит с давних пор?
     И, когда я на минутку забежал, прости, в сортир,
     Там меня из полушубка вытряс дюжий рэкетир.
     Дальше - шаль для внучки Зины, как за стимул под товар,
     Обменяли в магазине нам на тульский самовар.
     Платья дочки растащили-мода, вишь, на них пошла!
     (Видно, раньше крепко шили - в ентом, знать, и все дела!)
     И теперя, чтоб кому-то что-то мы достать смогли,
     Надо сбагрить за валюту твои царские рубли.
     - Цыц, старик, допек до почки! Все на старый коленкор!
     Мне до фени твои дочки-об Россее разговор.
     Ведь в масштабе ежли мыслить, да статистику учесть,
     Ты должен во всяком смысле мягко спать и сладко есть...
     Вот послушай, на примере объясню тебе наш спор,
     Ежли ты башкой доселе так своей и не допер.
     Я имею две машины: "кадиллак" и "мерседес",
     Два дворца, сарай паршивый (что в мои владенья влез).
     Ты ж всю жизнь в сарае прожил и не нажил ни шиша.
     Приплюсуем, подытожим - и мы оба в барышах.
     По статистике, смекаю, нам выходит: по дворцу,
     По машине и сараю (в смысле - каждому лшу)!..
     Дед гляделками захлопал и башкою завертел:
     - Сколько в жизни каши слопал, ан не смыслю ентих дел!
     Чтоб сарай - да с "кадиллаком", иль дворец - да с батраком,
     Или чтобы сказка - с таком -без Иванов-дураков!
     что ж, давай прервем беседу, притомился вроде я,
     Да и баснями к обеду, чай, не кормят соловья?
     По-россейски гость покеда приглашается за стол:
     - Так пожалуйте отведать наш крестьянский разносол!
     тут почуял царь: желудок не на шутку подвело.
     Нога в руки, и за дедом пошагал через село.
     На крестьянское подворье завалились всей гурьбой,
     Крикнул дел: - Эгей, Прасковья?! Накорми народ честной!
     Вмиг из дома и сарая, с сеновала и гумна,
     Ребятня, как птичья стая, заметалась по углам.
     И на стол дубовой плашки, что под яблоней стоял
     Заскакали ложки, чашки, словно черт их всех загнал.
     У царя в глазах двоится, и в ушах - сплошной набат:
     - Это что ж за молодица наплодила сей детсад?
     Их же тут - как зайцев в клетке!-Дед ему и объяснил:
     - Енто две моих невестки постарались в меру сил.
     Счас же стало, как под вечер - нет бы книжку почитать,
     Тут как тут - система "Веер" загоняет всех в кровать.
     Сыновья придут с работы, телевизор клац - ан шиш!
     Лезут спать - и все заботы: что ни год - опять малыш!
     Царь спросил: - В таком пределе туговато, чай, с едой?
     - Ну, у нас любой при деле: и старик, и молодой.
     Есть хозяйство - есть и мясо, и в борще, и на столах...
     - Да, а в огороде припасов - хрен да луковый салат?
     - Знаешь, царь, давай не будем? Хочешь, дам тебе совет?
     Ты, во-первых, сельским людям обеспечь эквивалент!
     Ведь на складах и в подсобках загнивает ширпотреб:
     От стиралок до кроссовок. Пусть сменяют нам на хлеб!
     Холодильник - на картошку, телевизор - на курей,
     Будут яйца не по тыще, а всего по сто рублей.
     И еще совет не лишний: пусть бы каждый депутат
     Посадил хотя б по вишне - вот бы вырос сад-гигант!
     И еще... -Довольно, хватит! Стой, старик, притормози,
     Кто куда чего потратит - без тебя сообразим?
     Погоди чуток, невежа, ты и так наплел всего
     На четыре добрых съезда ч пять сессий сверх того.
     Говоришь: "Картошка, яйца, сад вишневый, ширпотреб"?
     Что ж, пошли обсудим, братцы, собирайтесь сей момент.
     Нам ведь некогда с тобою тары-бары разводить -
     Отправляемся в покои - думать, спорить и рядить.
     А тебе, старик, заданье. Коль не выполнишь приказ,
     С головой прощайсъ заране... Ну так слушай, вот наказ:
     Посчитай моих придворных, да за каждого, смотри,
     Посади один-два дуба. За меня посадишь три,
     Чтоб легко дубы сажались, казначею скажем так:
     - Выдай там ему записку: на вино и на табак.
     Дед вскипел: - А где ж записку отоварить, е-мое?
     Сдвинул царь корону низко: - Энто дело - не мое!
     Ходят гуси, щиплют травку. Двор пустой, как в шторм
     причал,
     Долго дед сидел на лавке. Долго думал. И молчал...
     Из кармана выгреб крошки, плюнул зло - по мере сил,
     И в записке "козью ножку" он с "Моршанской" закрутил...

     - Не хило! - Вовчик задумчиво помахал в воздухе рукой. - Ну прям как на
картинке - наша родемая
     Россия. Давай за это и тяпнем по сто грамм?!
     - По сто грамм можно! - согласился Олег. "Уговорили" они бутылку. После
чего улеглись спать:  Светлов  - поневоле,  с "перегрузом", а Грунский - про
запас, на будущую  ночь. Но сначала наступил вечер. А с ним  черти  принесли
Аро. Чем-то он был встревожен: лазил по складу, обнюхивал все
     углы и закоулки. Олег забеспокоился: летела  коту под хвост  задуманная
операция. Наконец он не выдержал:
     - Тебя  что, в  праздник  такой дома  никто не ждет?  Или  на  стороне?
Маячишь тут перед глазами, как... кобылий хвост перед телегой!
     - Ну,  ты!  - окрысился враз кладовщик. - Не забывай,  кто тебя кормит!
Отпустили - иди, трахай свою Нинку. Тем более,  я для тебя ее распечатал еще
три года назад! - ухмыльнулся он похабно.
     - Брешешь, гад! - рванулся к  нему Олег.  - Да какая  девушка ляжет под
тебя добровольно?
     -  Еще как легла!  -  захохотал Аро. - Ей  одежда  шикарная нужна  была
позарез, а вместо мани - мани
     - дыра в кармане... Вот и сменяла свою целку на купленные мной шмотки!
     -  Смотри,  как  бы  не вышли тебе боком эти самые шмотки!  - на полном
серьезе предупредил его
     Олег. - Бабы - они мстительные, сто лет обиду помнят.
     - А-а-а,  брось!  - небрежно отмахнулся  кладовщик. - Она мне теперь по
гроб благодарна должна
     быть -  я  ей  вместо себя такую замену нашел! - оценивающе оглядел  он
Олега.
     -  Тьфу, кунем  твою рожу! - плюнул тот и ушел в казарму  -  дочитывать
книгу. Однако на душе было
     неспокойно.
     Ровно  в двадцать один час под воротами раздался  требовательный сигнал
автомобиля. Он, как
     ужаленный, подхватился  с кровати и, выскочив на улицу, огляделся.  Аро
нигде не было видно.
     - Ушел домой, зараза! -  облегченно вздохнул Олег. Забежал в  дежурку и
надавил кнопку. Огромный
     лист  металла  плавно  поехал  в сторону, и  на территорию склада, ревя
моторами, ворвались три армейских "Урала". Из кабины первого выскочила Нина.
     - Закрывай ворота! - приказала она Олегу. Он задвинул лист на место.
     Грузовики,  с  крытыми тентом  бортами, уверенно двинулись к  третьему,
самому дальнему пакгаузу, и
     стали  в  ряд  перед   его  входом.  Из-под  брезента  в  кузове  стали
выгружаться  молчаливые люди  в пятнистом  камуфляже. И  вдруг  из  огромных
металлических дверей склада  выскочил Аро, на ходу пытаясь задернуть  молнию
брюк. Из-за его спины испуганно выглядывало женское лицо.
     - Кто такие? Почему без спросу в выходной день?!
     - кладовщик, брызжа пеной гнева, подскочил к машинам.
     -  По  какому  праву,  говоришь?  -  Нина,  подходя  сбоку,  спрашивала
уверенно, жестко. - А по праву
     первой брачной  ночи -  мы ведь с  тобой повязаны давно, не так ли? А в
этом вот "дворце", - показала она на вход в склад, - ты мне не одну  банку с
тушенкой и  сгущенным  молоком скормил  в  обмен  за "трах". Впрочем, не мне
первой, и вижу - не последней! - подмигнула она испуганной молодой женщине.
     - Высмотрела, шалава,  где что лежит?! - прошипел с ненавистью Аро. - А
теперь привела своих
     кобелей на готовенькое? Ах ты, сволочь!
     Выстрел  прозвучал так буднично, что никто сориентироваться не  успел -
откуда у кладовщика появился в руке пистоле. Никто, кроме Нины. Она невольно
схватилась рукой за левую  грудь - место, в  которое  угодила пуля, а правой
выхватила  у  рядом  стоящего  напарника   в   камуфляже  маленький,  словно
игрушечный, автомат "Узи". То ли рука  ее ослабела настолько, что  не смогла
поднять  оружие до уровня груди, но, скорее всего - специально,  вся очередь
пришлась  Аро  в  нижнюю часть живота  - точно между  ног. Его воплю  мог бы
позавидовать  Кинг-Конг  из  одноименного  американского  фильма.  Кладовщик
повалился  на  асфальт двора,  скрутившись  в  тугой  комок, словно  пытаясь
защитить свои  "драгоценности"  от  следующей  очереди.  Но Нина  больше  не
стреляла
     - не  могла  стрелять.  Автомат  со  стуком  выпал  из  ее руки,  а она
мертвенно  вдруг  побледнела, шагнула  к  подбегавшему Олегу и  упала  в его
объятия.
     -  Ну,  вот  и  все, Айс!  Прости,  что так  глупо...  -  пыталась  она
оправдаться, - никуда мы с тобой уже не уедем!
     А от казармы набегал еще не протрезвевший толком и ничего не понимающий
Светлов. Одновремен-
     но  раздались  несколько  металлических  щелчков  -  его  уже  взяли на
мушку...
     -  Стойте! -закричал Олег,  чувствуя,  что  сейчас произойдет  еще одно
убийство. - Не стреляйте, это свой!
     К  Вовчику  уже спешила Янка, метнувшаяся было к  подруге,  безжизненно
обвисшей вдруг на руках
     Олега. Захлебываясь  в рыданиях, она вкратце поведала  ему происшедшее.
Бывший бомж сориентировался быстрее всех.
     - Ребята, грузите побыстрее, что вам нужно и сваливайте отсюда! Хорошо,
если в соседней части
     не  обратили внимания  на  выстрелы.  А мы,  извините, вам помогать  не
будем.
     -  Это  почему  еще?  -  возмутился было Олег, бережно опустив  Нину на
кем-то брошенную прямо на
     асфальт пятнистую куртку.
     - Потому что не хочу, чтобы меня завтра  судил  трибунал за  ограбление
вверенного мне объекта! -
     мрачно огрызнулся Вовчик, отдирая от себя руки Янки. - А кроме того, мы
с тобой будем заняты более важным делом!
     Янка склонилась над безжизненным телом Нины, поцеловала ее в лоб, затем
потянула из ножен на
     поясе подруги сверкающий клинок десантного ножа.
     - Эй,  ты  что  делать собралась! - встревожился  Вовчик, видя, что она
подходит к корчившемуся кладовщику. - Брось, не надо!
     Янка,  будто не слыша,  развернула  Аро  физиономией  вверх  и с минуту
вглядываясь в его обезобра-
     женное гримасой боли лицо.
     -  Ну что, доволен теперь, козлиная  харя? - она с ненавистью плюнула в
это лицо, затем холодно, расчетливо всадила нож в ямку чуть повыше ключицы.
     Аро забулькал  горлом, дернулся и затих. Женщина  дернула молнию на его
ширинке, одним взмахом располосовала трусы и, резанув пониже живота, бросила
на  грудь  мертвого  кладовщика  окровавленное и истерзанное  пулями мужское
достоинство, вырезанное вместе с мошонкой.
     - Получай, кобель жирный, то что заслужил!
     Рядом   раздался  истошный  вопль  ужаса,  тут  же  оборвавшийся.  Все,
ошеломленные столь страшной
     и непредвиденной развязкой,  оглянулись на молодую женщину, выскочившую
из дверей склада вслед
     за Аро.  Она с ужасом смотрела на  труп "благодетеля",  судорожно зажав
рот рукой.
     - Уходи! - сурово приказала  ей Янка. - И передай всем, что этот вампир
испустил дух! Где твоя тачка?
     Та  указала  на одноосную тележку, приткнутую  к бухте  троса  во дворе
склада.
     - Помогите  ей загрузить ее  продуктами!  - обратилась Янка  к людям  в
защитной форме. - И заодно  в темпе начинаем погрузку! Мы и так уже вышли из
графика.
     Вмиг ворота склада были распахнуты, и три "Урала"  исчезли в его чреве.
Оттуда они выехали через
     час, загруженные по самые борта, обтянутые сверху зеленым прорезиненным
брезентом.
     Тем временем Светлов  с Олегом тоже не дремали. Вовчик подсказывал ему,
какие ящики таскать,
     безошибочно тыча в них пальцем.  Складывали они их в дежурке, опуская в
неизвестную ранее Грунскому яму, замаскированную под досками пола.
     -  Ты  мне  скажи,  что  мы  хоть  носим? -  спросил  его Олег,  тяжело
отдуваясь.
     -  Потом,  потом!  - торопил его  Вовчик, надсадно сопя  во  время этой
гонки. - Чем тяжелее придется
     нам сейчас, тем легче будет жить потом, вот увидишь!
     Наконец, груженые "Уралы" выстроились цепочкой у ворот.
     - Шабаш! -  скомандовал  Вовчик  -  их яма  тоже наполнилась ящиками  и
коробками. К ним подошла Янка.
     - Что ж, прощай, Светлов, и не поминай лихом!
     - крепко поцеловала она Вовчика. - Мне было хорошо с тобой - по крайней
мере, ты проводил со
     мной время не на шкурный интерес! Или я не права?
     - Ты мне нравишься! - откровенно признался Вовчик. - Так нравишься, что
я бы охотно женился
     на тебе... Но в другое время и в другой обстановке!
     - В другое время и в другой обстановке! - согласилась с ним Янка. - Что
ж, может быть и будет
     оно  когда-нибудь у  нас! Адрес мой у тебя имеется - на всякий  случай!
Ну, а все остальное - забота Провидения, не так ли?
     - Так! - подтвердил Светлов. - Тебе пора!
     - По машинам! - скомандовала Янка водителям, успевшим за время прощания
отмыть на  бортах  заляпанные до этого грязью  номера.  И  "Уралы",  взревев
двигателями, вскоре исчезли из поля зрения, увозя вместе с грузом тело Нины.
     - А с моей студенткой встречи больше не будет!
     - грустно выговорил Олег, глядя им вслед.
     - С какой студенткой? - искренне удивился Вовчик.
     - С Ниной, с кем же еще! - сумрачно обронил Грунский.
     -  Она  тебе что  -  ничего  не рассказывала?  -  продолжал  удивляться
Светлов. - Какие там студентки?
     Ну, может,  и были  ими раньше,  но  последние два года  их профессия -
убивать  людей! В полном смысле этого слова! - заметив теперь  уже удивление
на  лице  Олега, подтвердил он. -  Снайперши  они  обе. Слышал о спецбригаде
"Белые колготки"? Так это о них пишут все газеты, о таких вот  Нинах и Янах.
Зарабатывают хорошо: до пятисот долларов за  офицера и в три раза  меньше за
рядового,  но,  получив деньги, берут отпуск и за два дня все проматывают. А
затем вновь возвращаются сюда. Или  переходят в лагерь противника,  если там
заплатят больше. И везде быстро находят "спонсоров" вроде этого, - мотнул он
головой в  сторону трупа  кладовщика.  -  Ненавидят  этих "спонсоров"  лютой
ненавистью, однако деться некуда  - жить-то привыкли по первому классу - вот
и ложатся  под  них.  Однако при  первом же  удобном случае  избавляются  от
свидетелей  позора,  как в  этом случае. Так что любой,  кто  их трахает  за
соответствующую подачку - потенциальный покойник, рано или поздно.
     - Выходит,  они  и  нас  могли  того?..  -  Олег  на  пальцах изобразил
взведенный курок.
     -  Только поначалу!  -  не согласился с  ним Светлов. - А  после  Нинка
втрескалась в тебя всерьез -
     это мне  Янка по секрету доложила. Да так, что решила завязать со своей
профессией,  ну и заодно тебя уберечь от нее.  После сегодняшней операции...
Не вышло, как видишь! - с тяжелым вздохом развел руками Вовчик.
     -  Да,  человек  предполагает,  а судьба  -  располагает!  -  задумчиво
протянул Олег.
     - Судьба! - подтвердил Светлов и... изо  всей силы  хрястнул неожиданно
по зубам его так, что из
     разбитых  губ  Олега брызнула кровь. Тот  оторопел от  неожиданности на
пару секунд. За это время Вовчик успел приложиться к его физиономии еще раза
три - в  челюсть, глаз  и ухо. Больше не  успел  -  Грунский,  очухавшись от
секундного  шока, отскочил  на безопасное расстояние и, крутнувшись, засадил
его прямой  ногой  по  корпусу.  Слепая  ярость  осознания  несправедливости
происходящего прошла, и теперь перед Светловым предстал Айс - хладнокровный,
расчетливый и не  дающий пощады. На  Вовчика обрушился  такой каскад ударов,
что он летал по асфальтовому плацу, как мотылек.
     Наконец,  влипнув  в  бухту  троса,  у  которой  совсем недавно  стояла
тележка, он заслонился окровавленными руками, ободранными о жесткое покрытие
двора, и закричал:
     - Хватит, довольно, не надо больше!
     Олег  подскочил  к  нему,  схватил  одной рукой за  волосы, а другой  -
вывернул его кисть за спину аж до затылка.
     - Ты что, сволочь? Крыша поехала?
     - Отпусти, больно же! - взмолился Вовчик. - Я больше не буду!
     - Проверим! - Грунский отпустил его руку. - Теперь объясняй!
     - Пошли  звонить начальству  об  ограблении  склада!  -  пригласил  его
Светлов в казарму. - Заодно
     доложим и о том, как нас избили до бессознания! - попытался он скорчить
ухмылку разбитым ртом.
     - Ах ты, артист долбаный! - сразу все поняв, шутливо замахнулся на него
Олег. - Не мог сначала
     объяснить, что к чему?
     - Эффект был бы  совсем не тот! - оправдывался  Вовчик, и, засмеявшись,
наконец, протянул руку
     Грунскому. - Ну что, без обиды?
     - Да кто на клоунов обижается?! - пожал его "клешню" Олег...
     Только через час они  дозвонились  до начальства - праздник  ведь, да и
ночь на дворе.  К тому же  заместитель комбата Чохчоглен был явно "подшофе",
телефонная  трубка с  трудом могла переварить его бессвязную речь. Добившись
от  него обещания  "разобраться во  всем завтра,  на  месте", Светлов бросил
трубку на рычаг аппарата.
     - А  не  забудет  он до завтра по  пьяни о всех обещаниях?  - усомнился
Олег.
     - Ты  плохо  знаешь нашего  заместителя!  -  торжественно  провозгласил
Вовчик, разливая по солдатским кружкам  великолепный армянский  коньяк -  из
складских запасов. - Он может забыть переспать с  женой, но дела батальона -
никогда! За это и держится  до сих пор на должности, иначе бы давно пополнил
ряды алкашей-безработных. Ну, давай  помянем Нину, да заодно выпьем за успех
проведенной операции!
     - А что они грузили в эти машины?
     -  Много будешь  знать -  мало проживешь!  - скаламбурил Светлов.  - До
хрена там чего дефицитного накопилось у Аро - очень  запасливый и жадный был
мужик! Может, и удалось бы ему сохранить все
     это в тайне, а затем продать  выгодно, да сгубила еще одна жадность - к
молоденьким  женщинам.  Тайком  от жены оборудовал  в  складе целый офис - с
коврами, видаком и выпивкой, там и прикармливал, там же и использовал. Вот и
накрылась тайна его  одним женским местом!  Много  поимеют  ребята  на  этом
"деле",  если, конечно, не попадутся.  Тогда им лучше  самим застрелиться  -
ислам воровства не прощает!
     Ну, а перед нашим Богом мы свои грехи как-нибудь при случае отмолим!
     Светлов широко вдруг зевнул, зашипев невольно от боли в разбитых губах:
     -  Слушай,  Грунский,  тебе  не кажется,  что  после  таких  трудов  мы
заслужили праведный сон?






     На  следующий  день   комиссия  "по  разборкам"  все  же  прибыла,   но
расследование проводилось как-то вяло. По всей вероятности, кому-то в верхах
не терпелось "замять"  это, едва начатое, дело по  ограблению продсклада: то
ли напряженная обстановка была  тому  причиной, то ли  грабители "поделились
побратски" кое с  кем... К тому  же  началось формирование  боевых частей из
добровольцев и "военкоматских" - призывников, для отправки их на позиции.
     Светлов же успел по своим каналам втихаря "загнать" продукты из ямы под
дежуркой, а вырученные
     баксы  закопал где-то на территории  части, пообещав Олегу разделить их
"фифти-фифти" сразу по
     возвращении из первой  же  операции,  как только  утихнет шумиха  после
разборок.
     Прибывшая в  Ереван  группа Ленинаканского  батальона насчитывала шесть
добровольцев, включая
     Грунского, и тринадцать резервистов,  отловленных  военной  полицией на
улицах разрушенного города
     для  прохождения   "переподготовки"  в  боях.  На   Аштаракском   шоссе
находилась сборная база батальонов
     пятой бригады,  командовал которой, по  слухам,  полковник (правда, без
военного  образования)  Мамвел Григорян - национальный  герой, фидаин. Всего
насчитывалось  восемь батальонов, каждый  из  какого-нибудь района Армении -
Эчмиадзинского, Масисского, Веди, Горис... Но группы отъезжающего пополнения
укомплектованы  были все одинаково - основная масса - "военкоматовцы". И  по
характеру их проводов родственниками - как на тот свет, навсегда, чуть ли не
в  трауре,  да  еще  c  заунывными  песнями,  поразительно  смахивающими  на
отпевание - Олег сделал  еще один невеселый вывод: с той главной  задачей, о
которой твердил Светлов - вернуться, справляются немногие.
     Загрузка в  автобусы  была  долгой -  под звуки национальных  маршей  и
песен. Многих защитников
     Родины  парням из комендатуры приходилось  вносить в салоны  на  руках,
потому что  от  безысходности  и выпитого  ходить  самостоятельно те уже  не
могли. Мероприятие по дегустации спиртного продолжалось всю дорогу по горным
перевалам  до самой  столицы НКР - Степанакерта. В ход шло  все, что горело:
водка пшеничная и тутовая,
     спирт,  коньяк,  одеколон...  За  окнами  автобуса  проносились  горные
весенне-зимние  пейзажи: разбитые  трассы,  руины сел  -  результаты  работы
"Града"*,  а на обочинах  -  сожжеенная бронетехника и  таблички с фамилиями
русских солдат времен "особого комитета" Вольского, еще при существовании
     Советского Союза, погибших как от ножей армян, так и от пуль азеров. Но
кого  они  интересовали  сейчас,  эти  "пейзажи"?  Даже  вариант  слететь  с
обледенелой дороги серпантина в пропасть - всем был "фиолетово". Может быть,
кроме  одного пассажира, зажавшегося в самом углу  и тоскливо поглядывавшего
то в окно автобуса, то на зрелище в салоне.
     "Куда я попал и где мои вещи? Добегался... Где ты,  Гарик, "авторитет",
со своим сказочным бассейном и ласковыми наядами? Поздно, поздно уже  что-то
менять, сейчас осталась одна цель - выжить! Любыми  путями!" - думал Олег, в
очередной раз укладывая спать в  кресло Светлова, находившегося в постоянном
"переборе" и норовившего отоспаться на заплеванном полу автобуса.
     На одной  из остановок "по малой  нужде"  в  автобусе неизвестно откуда
появились  три девахи.  Впоследствии  оказалось  -  pycские,  добираются  до
Степанакерта,  чтобы пересесть  там  на  поезд в  Россию.  По тому,  что  их
нисколько не смутило присутствие в салоне одних мужиков, все поняли - эти из
тех,  "дающих".  Теория  подтвердилась  при  первых  же  попытках  уговоров,
"плечевые"** заявили, что  трахаться будут лишь  при  наличии бабок. А  кому
нужны деньги на войне? Немедленно вытрясли карманы и  вскоре вручили путанам
внушительную пачку денег разного достоинства и
     производства. После  этого завесили  салон  поперек  вмиг  появившимися
двумя шерстяными  одеялами,  отгородив  заднее сиденье  и пару рядов кресел.
Получился салон в салоне.

     * Град - система залпового огня "Катюша"
     ** "Плечевые" - дорожные проститутки

     Пришлось  Олегу перебираться  из своего  закутка  в  "общий  зал",  а в
"кабинет" тут же нырнули девицы.  Через некоторое время в стыке одеял жадным
похотливым  взорам явилась  оголенная  женская  ручка и  кокетливо  поманила
пальчиком желающих. Их  оказалось очень  много: почти  половина  новобранцев
ломанулась за одеяла - "облегчиться".
     -  Стоп! -  на  их  пути  встали  двое сопровождающих  из  комендатуры.
Внушительного  вида,  на поясе у каждого  -  ПМ  в кобуре, а на  руке  висит
милицейская дубинка.
     - Сначала  надо  пробу снять! - осклабился один их них, держа ладонь на
рукояти "Макарова". - Может они специально подосланы - заразить призывников!
     - У  вас что -  спецприборы для этого имеются?  - попытался  срезать их
кто-то из желающих.
     - А как же!  -  здоровила  похлопал себя  по  ширинке,  отметая  всякие
возражения,  и заявил:  -  Давайте  еще  одного проверяющего из  своих -  за
свидетеля!
     Таковой нашелся быстро  - общий заводила и анекдотчик. Все трое исчезли
за  ширмой,  остальные с нездоровым интересом стали прислушиваться к звукам,
доносившимся "оттуда", а четверо наиболее
     любопытных сунули носы между одеялами.  Девицы стонали настолько громко
и натурально, что  можно  было подумать  - насилуют девственниц. Минут через
двадцать  вышли  "проверяющие"  и,  плотно  заняв  первые четыре  кресла  от
"салона", весело подмигнули остальным.
     - Все в порядке! Становись в очередь  по трое! Зашипев тормозами, встал
автобус, и в салоне появился водитель.
     - Ребята, по  всем законам я должен быть следующим!  - заявил  он. - Не
дай Бог дрожащими руками рулить по таким дорогам!
     Все дружно загоготав, единодушно согласились ним. Далее поехали веселее
и дружнее, общая "любовь", наверное, сплотила.
     В  Степанакерте,  во время перегрузки пополнения в грузовики, произвели
"дозаправку топливом" страждущих организмов  - на  соседнем  карвине* кто-то
умудрился  "увести" ведрами литров пятьдесят  коньячного спирта. Здесь  же и
отметили "прощание славянок"  - трое путан уходили на железнодорожный вокзал
с сознанием честно выполненного долга  и тугим  "прессом" за пазухами. После
этого "готовое" к выполнению любых  приказов командования пополнение бригады
Григоряна прибыло, наконец-то, на  полевую базу подразделения -  село Мечен.
Для  Грунского  это  был  новый  этап  наблюдений и  знакомств  с  армянским
вариантом явно советской, по уставам, армии.
     Поздно ночью вернулись с постов руссаки.
     - Мать  моя,  какая  встреча! - проспавшийся  Вовчик бросился  обнимать
двоих. После этого представил их Олегу.
     - Это Петр-хохол, а это Рашидка!
     За  разговорами просидели  до утра. Петро, так  же, как и Олег, бежал в
Карабах от возмездия, но - за убийство.
     - Жена, понимаешь, такая тварь  попалась!  Однажды отпросился  с работы
пораньше - зуб заболел, Прихожу домой,  отпираю  дверь своим ключом, а она с
соседом аэротикой  занимается. Пока  за  топором в  прихожую сбегал, сосед в
окно  сиганул со  второго этажа, а под горячую руку жена попалась... Оттяпал
ей башку и рванул сюда, в Карабах. Слышал потом: оправдали меня по состоянию
аффекта.   Оказывается,  соседи  пошли  в  свидетели   и  заявили,  что  моя
благоверная уже третий  год с соседом  кувыркается. Вот  падлы, весь подъезд
знал об этом блядстве, а мне никто даже словечком не обмолвился!
     Такая у нас Россия -  страна "доброжелателей"! - с  горечью рассказывал
Петро Олегу, не забывая прикладываться к стакану сконьячным спиртом.

     * Карвин - винзавод (арм.)

     У  Рашида  жизненная история  был  намного  проще,  Честный каменщик из
Татарии,  он  приехал  в  Леинакан подшабашить  на  дом  своей  строительной
специальностью и...  остался у разбитого корыта,  Обижен он был до крайности
на своих единоверцев-мусульман, армян и азербайджанцев,  оставивших  его,  в
конце  концов, без любимой работы.  Но  больше всего злился на супруга своей
дальней родственницы  -  Раисы Горбачевой  -  "доведшего  страну  до  такого
бардака". Счеты с обидчиками он сводил при помощи любимого РПК* с оптикой, а
ненавистный правитель был недосягаем в Москве,
     После некоторого обмена опытом  в этой компании  Грунскому  стало ясно,
что сам  он покуда ничего  путного  из  себя не представляет -  все  покажут
служба и бои,а не ля-ля!
     А боев пока не было:  он попал на позиции как раз в очередное перемирие
-  временное  прекращение  огня для  отправки раненых  в  тыл и  захоронения
убитых.
     На следующий день Олег познакомился с командиром  батальона -  Вартаном
Маляном, в  свое  время воевавшим  в далеком Афгане.  Он  вызвал Грунского и
начал прощупывать его; где проходил срочную службу, кем, что  изучал...  Сам
бывший кадровый офицер, Малян объяснял Олегу стратегию армян:
     -  Задача  по   освобождению  административной   территории  НКР  почти
выполнена. Осталось освободить от азеров лишь несколько сел  в Мардакертском
районе.  Но противник жестко продолжает удерживать  почти  весь Шауменовский
район. А там - труднопроходимые горы, а в  них - отлично укрепившиеся турки.
Они, в принципе, виноваты,  что из-за этого нам пришлось взять другие, более
"легкие" районы, уже чисто азеровские: Физули,  Горадиз, Агдам, Киль-боджар,
Кубатлы... Ну, а насчет Лагинского коридора пусть не особо разоряются -  это
же  прямая связь с Арменией! И вообще  -  в штабе  поговаривают, что  к  маю
азербайджанцы  могут созреть, в  смысле -  И  живой силой  и вооружением,  и
атаковать. Чтобы этого не произошло, мы, наверное, в апреле сами рванем!

     * РПК - ручной пулемет Калашникова, калибр 5,45.

     Окончив  эту  долгую  речь. Малян  "забил  косяк"  с "планом" и,  после
пятиминутного раздумья, издал приказ:
     - Грунский отвечает за физподготовку батальона и тактические  занятия с
"военкоматом"  -  стариками,   учителями,  бомжами!..   Это  была  уже  хоть
маленькая, но командная должность.
     В  один  из  теплых  апрельских  дней  в  батальоне объявили,  что все,
свободные от дежурства на  постах, к середине дня должны собраться на поле у
разбитой школы.  Тут же объяснялась и причина  сборов -  состоится финальный
матч первенства бригады по футболу; встреча команды офицеров-
     земляков   и   любимцев   комбрига   Григоряна,   из    Эчмиадзина,   и
новобранцев-ереванцев. Матч, по задумке командира, должен был отвлечь личный
состав от дурных мыслей перед  наступлением и служил своеобразным праздником
спорта и веселья, А так как питание и обеспечение всех подразделений
     соединения, кроме "родного" Григоряну, было на том же  уровне,  который
успел оценить Олег еще в Ленинакане - "безнадега", то действительно - смешно
было противопоставлять  откормленным офицерам-эчмиадзинцам  еле волочащих от
голода ноги ереванцев. Азарт от игры, конечно, был, но, в
     основном, у болельщиков  из  офицерья: игра,  по  сути дела, шла в одни
ворота.
     Эчмиадзинцы вкатывали в  ворота противника  мяч за мячом. Итоговый счет
был  разгромным - 7 : 2, не в пользу ереванского батальона. Как, собственно,
и предполагалось с самого начала.
     И   вручение  призов  победителям  также  произвело   очень   "веселое"
впечатление на  триста пятьдесят голодных  рядовых  постовиков.  Сам  Мамвел
Григорян вручил счастливчикам двух  баранов, несколько  ящиков с консервами,
по  десять бутылок коньяка  и шампанского  для торжественного  обеда,  а его
"девочка"   -  боевая   подруга,   она   же  заместитель   по  тылу   и  ППЖ
(походно-полевая жена),  вручила  каждому "крутому" футболисту  полушубок на
овчине и чисто "фирмовый" спортивный костюм "Адидас".
     "Да, очень "веселенькое" мероприятие,  что там ни говори! - думал Олег,
возвращаясь после торжественной церемонии в казарму. - А попробуй обратиться
с  жалобой  на  плохое питание  и рваное обмундирование, тут  же чуть ли  не
стонут офицеры-кормильцы: снабжение, мол, ни к черту - на складах мыши голые
и голодные  бегают!". Олег  вспомнил одну из  таких ленинаканских "мышей"  -
кладовщика  Аро, и  тут  же  действительно  не  мог  удержаться  от  хохота:
сравнение было не в пользу серых тварей.
     А поздно вечером, ворочаясь на жесткой солдатской постели, он понял еще
одну простую истину:
     жизнь офицерского  и рядового составов в  этой  "освободительной" армии
разительно похожа  на жизнь "новых русских" и, сравнительно с ними - простых
колхозников там, в покинутой им России. У  офицеров - свои порядки, жратва и
одежда, а у рядовых - полуголодное существование, основной
     радостью  которого являлся сбитый на лету  воробей или  скворец (обычно
птицы в тех  краях в  пределах видимости  человеческого  глаза  на землю  не
садятся), или найденная где-нибудь в скалах полянка с киндзой, а то и чей-то
заброшенный огород с луком. Некоторые не  брезговали "шакалить" по вечерам в
помойных ящиках  у офицерских  столовых,  и,  видимо,  не были "в пролете" -
вечно ходили со сравнительно довольными рожами.
     Да не  только в питании  было  дело: особые порядки касались и  вещевой
службы (кому че, кому- ниче), и девочек старших, "больших" офицеров, а также
женского  пола из состава  медперсонала и  кухни. И  рядовых солдат  в  этих
вопросах  ставили  в жесткие  рамки, не  вызывающие  сомнения  в  их  полной
беспомощности перед офицерской элитой...
     С пятого  апреля начались  усиленные  занятия  сформированных  накануне
штурмовых групп, в которые  входили солдаты, крепкие еще, здоровые  в общем,
по командирским понятиям - не совсем сдыхающие от недоедания.
     Занятия проходили  с впечатляющим эффектом: по небу  туда-сюда носились
штурмовики,  по  полю,  маневрируя,  ползали  танки  Т-72,  а  пехота  орала
"ур-р-ря!"   и   вовсю   палила   холостыми  из   АКМ-ов,   норовя   попасть
гранатой-болванкой по танковой решетке радиатора. Понять, конечно, кто  кого
лупит,   было   трудновато,   но   само  обращение   с  оружием,   полнейшая
безнаказанность  от пуль и  осколков - относительная, конечно, ибо  холостым
выстрелом  иногда  запросто вышибали  глаз,  а  безобидным  на первый взгляд
взрывпакетом  отрывало  руку,  ногу,  а  то  и  чего  похлеще  при  ползании
по-пластунски, - возбуждали солдатиков-добровольцев не хуже хорошей наркоты.
     В  этот же день любовница комбрига - Назик, семнадцатилетняя симпатюля,
шастала  по  полю с  видеокамерой, снимая  "для памяти" наиболее  интересные
моменты учебной штурмовки.  Позы она, конечно,  изображая  великого Федерико
Феллини, принимала такие, что у штурмующих оружие из
     рук вываливалось при виде ее различных оголенностей, но и сама при этом
увлеклась  настолько,  что  имела  неосторожность  приблизиться  на  опасное
расстояние к маневрирующему  Т-72.  А молодой,  неопытный  механик-водитель,
естественно, не мог видеть, что сзади танка совершает променад такая
     "драгоценность".  Ну и  зацепил правым бортом  ее плечо. Слегка, порвав
бортовым крюком лямку  вязаного то  ли  платья,  то ли  полупальто. Но этого
оказалось  достаточно,  чтобы комбриговская ППЖ  взвыла в  полный  голос  не
столько от боли, сколько  от страха и злости за испорченный  наряд.  А через
пять  минут эчмиадзинские офицеры затаптывали в грязь ничего не понимающего,
перепуганного  танкиста.  Шлюшка  Назик  тоже старалась внести  свою лепту в
избиение,  норовя  пнуть  его в лицо,  да побольнее, подкованными каблучками
замшевых сапожек. Это "дело", которое Олег наблюдал издали,
     называлось здесь  "обычным". А  к  утру  следующего  дня  Рашид  принес
новость:
     - Слышь,  руссаки!  А  танкист-пацан "дуба  секанул"  - забили  его  до
смерти!  Еще  один  "павший  в  боях  за  свободу  и  независимость  НКР"  -
посмотрите, домой так и напишут!
     Понятное  дело:  по бригаде поползли  нехорошие слухи и кривотолки. Это
перед  наступлением-то! И  начальство решило  преподнести  рядовому  составу
"большой сюрприз"...
     В  десять часов утра на запасные  пути местной железнодорожной  станции
загнали необычный состав:
     наглухо  закрытые пульмановские вагоны, на тамбурных  площадках которых
примостились по  паре солдат с овчаркой. На ярко-красных погонах у них  были
две  золотистые  буквы  "ВВ"   -  внутренние  войска.   На  станции  солдаты
сноровисто, по  одному, спрыгнули  с подножек и,  понатужившись,  налегли на
двери-ворота. Те, постукивая роликами, поехали  в сторону,  открывая проемы,
забранные решетками,  сваренными  из толстой арматуры. И тотчас  встречающих
состав добровольцев оглушило... женским гомоном, выкриками и крепким, совсем
не женским матом.
     Оказывается,  местное  начальство,  договорившись  с кем-то  из  высших
кругов, завернуло "на  денек" следовавший транзитом, из одной ИТК  в другую,
плановый конвой с осужденными  женщинами. Причем  подобрали  умно: следующих
этапом  по  одной лишь статье - за растрату.  Почему  умно? Да потому что за
растрату  у нас  в  России  ни  один уважающий себя  работник  или работница
прилавка никогда  не сядет. Особенно те,  у кого солидный стаж работы в этой
профессии. Для отсидки существует особая  категория "мальчиков" и "девочек",
только что  окончивших торгово-учебное заведение и поступивших на практику в
тот или иной магазин или на базу. При очередной ревизии их "подставляют", и,
таким  образом,  недостающая на данный момент в кассе  предприятия розничной
торговли выручка или партия дефицитного товара на складе списывается за счет
этих стажеров.  Большая часть  из них  - те,  которых  не  в  силах выкупить
родители,    родственники,   или    "добрые    дяди-спонсоры",   оседает   в
исправительно-трудовых   колониях  различных  режимов  -  в  зависимости  от
"размера   хищений".  Довольны  почти  все:  ОБХСС  или,  по-новому  ОБЭП  -
отсутствием "висяка", члены ревизионной комиссии -
     сознанием выполненного долга, а матерые работники прилавка - отведенной
в очередной раз бедой. Горе родителей и искалеченная юная жизнь - а  что это
такое перед ощущением  тугой, хрустящей  пачки  "крупнокалиберных  купюр"  в
чьем-нибудь потном, жирном кулаке?...
     Потому-то этот состав  из трех  вагонов и содержал, в основном, молодой
контингент растратчиц, определенных этапом в НТК строго режима на  одном  из
берегов Южного Буга в Западной Украине.
     Грунский, оказавшийся волею ротного в толпе "встречающих", с изумлением
вглядывался в  женские тела,  прилипшие  к  прутьям  решетки, отгораживающей
свежий воздух от испарений вагонной параши.
     Одетые  в одинаковые темно-синие платья-халаты, арестантки, однако,  не
были  похожи одна  на другую  - юные, симпатичные,  но какие-то блекло-серые
лица сменились  у решеток пожилыми, одутловатыми. За порцией свежего воздуха
выползли  из темных углов  на свет  божий  "мамы":  те,  кто учил неопытных,
впервые  попавших на  зону, удовлетворять самих себя - "толочься" кукурузным
початком, огурцом или просто кашей, плотно набитой в капроновый чулок...
     А из-за решетки в сторону охранников полетели куски.., конской колбасы,
недавно, в пути выданной им на завтрак.
     - Забери жратву, малахольный! Она у вас вонючая!
     - Врешь, стерва,  свежая!  - не  выдержав, взорвался совсем молодой еще
солдатик, по всей видимости - первогодок. - Прямо с завода намедни получили!
- запальчиво принялся он  было доказывать кому-то, и тут же умолк, сраженный
раздавшимся   вокруг   хохотом.    Смеялись   все;   девахи   за   решеткой,
конвоиры-"старички"  и даже добровольцы - те, кто  понял,  на чем подловился
"салага",
     -  Эх,  детвора! -  оказавшийся  рядом Вовчик  снисходительно  потрепал
молодого бойца  по  стриженому ежику неотросшей  шевелюры. - Правы  бабенки:
конечно, припахивать  стала  колбаска,  коль в деле  побывала,  в вернее - в
теле! Кто ж вас учил сухпай раздавать целыми кольцами? Резать надо
     было на кусочки, тогда бабы были бы не удовлетворены, зато сыты!
     Между  тем одна  из  зэчек,  молодая привлекательная блондинка,  стоя у
решетки,  окликнула  проходящего мимо  сержанта  из сопровождающего  состава
взвода охраны, который тащил куда-то полный пакет жирной селедки.
     - Эй, долдон, моя детка рыбки, хочет!
     - Какая еще детка? - огрызнулся сержант.
     - А вот эта!
     И  блондинка  задрала спереди  полу халата  до  пояса, обнажив  длинные
стройные ноги и  курчавые  завитки волос в промежности - под халатом не было
трусиков. Сержант вспыхнул то ли от смущения, то ли от возмущения, а женщины
в вагоне уже корчились от хохота: молодость и здоровье искали
     выхода  даже в такой вот  пошловатой шутке. К  тому  же рядом - мужики,
самцы, а это много значит для изголодавшихся в СИЗО за время следствия...
     Командир отделения, затравленно оглянувшись, наткнулся на поощрительные
взгляды добровольцев.
     - Дай ты ей рыбки, жалко, что ли? Тогда он сунул руку в пакет, захватил
пару увесистых рыбин и,
     размахнувшись, запулил их между прутьев.
     - Нате, подавитесь, сучки! - и повернул было в сторону от вагона.
     - Погоди ты, чебурек!  Теперь  рыбка водички хочет!  - повторный  оклик
заставил его обернуться.
     Блондинка уже стояла, распахнув халат и  поводя обнаженными  бедрами из
стороны  в  сторону.   Тело  и  хвост  селедки,  торчащих  "оттуда",  плавно
волнообразно повторяли движения бедер, создавая  впечатление  плывущей рыбы.
Зрелище было настолько необычным и захватывающим, что кто-то из
     "встречающих",  не  выдержав,  присвистнул. Сержант  с минуту  постоял,
переваривая раздававшийся вокруг  хохот, затем сорвался  с места и  исчез за
одним из станционных пакгаузов.
     Некоторое время  народ внутри  вагонов и  вне  их  веселился  на полную
катушку,  сопровождая  смех  репликами в адрес  сбежавшего армянина типа "не
выдержал, сердешный", или "вручную злость пошел сгонять", как  вдруг сержант
вновь появился перед вагоном с полным ведром воды.
     - Кто, говоришь, воды просит?
     -  Да  ты  что,  ослеп,  телок  недоделанный?  -  блондиночка  все  еще
красовалась в той  же позе. - Вот, погляди поближе - детка моя и рыбка! Дашь
им напиться?
     - На!
     Сержант,  подойдя  ближе,  окатил  из   ведра  ее  и  стоявших   вокруг
"подельниц". Истошный вой боли и злости раздался изнутри вагона; в ведре был
крутой кипяток из вокзального титана.  Сначала все рванули от решетки прочь,
затем злоба взяла верх над разумом. Во всех трех вагонах женские тела
     швырнуло  вновь  к  решеткам,  и  десятки  рук  ухватились  за  прутья.
Проклятия и  нелестные пожелания в  адрес  всех  стоящих на перроне мужиков,
перемежаемые отборнейшим площадным матом, слились в сплошной гам. Но если бы
Бог  услышал  мольбы,  пожелания,  захотел тут  же  исполнить их,  у  бедных
представителей мужского пола поотваливалось бы все их мужское достоинство, а
у некоторых оно застряло бы в совсем нежелательных местах.
     И  вдруг  общий  вопль  внезапно,  как  по  команде   стих.  Продолжали
раздаваться  лишь  отдельные не то выкрики, не то стоны: - 0-о-ой! 0-о-ой! -
которые постепенно подхватили все находящиеся в
     вагонах женщины. "Встречающие"  не врубались сперва - что к чему, затем
раздался чей-то выкрик:
     -  Мужики,  они же вагоны раскачивают! Действительно, зэчки, вцепившись
руками в переплеты решетки, под эти выкрики ритмично дергали ее на себя.
     Последствия начали сказываться уже через несколько таких рывков: вагоны
плавно  качались, пока еще  на  рессорах,  но амплитуда колебаний  с  каждым
качком увеличивалась. Еще несколько рывков...
     Первыми  очухались  сопровождающие  состав  конвоиры. Привязав  длинные
поводки словно взбесившихся овчарок к подножкам, они по  команде все того же
сержанта сорвали с плеч автоматы и защелкали затворами.
     - Предупреждаю ... - начал было армянин, но, видя, что через минуту уже
будет поздно кого-либо предупреждать, махнул рукой - давай, мол!
     Плотный автоматный огонь по крышам  вагонов сделал свое дело: женщины с
визгом ломанулись  от решеток к противоположной стене. Но получилось  хуже -
бросок совпал с очередным наклоном вагонов  в ту же сторону. Состав качнулся
еще сильнее, на какую-то долю  секунды замер  с  оторванными от левой рельсы
колесами и - с треском и скрежетом рухнул на тупиковую  насыпь по ту сторону
перрона.  Вой  перепуганных  и  искалеченных  овчарок  смешался с отчаянными
воплями там - внутри вагонов, -  Дошутились, падлы! - Олег  и сам не знал, к
кому отнести свое высказывание. Но секундный шок от  увиденного  уже прошел,
он рванулся к сержанту, как к старшему надзора.
     - Где ключи от дверей?
     Тот трясущимися руками безропотно протянул связку...
     Через'пять  минут  открыли  решетки на  вагонах. А  через пятнадцать  -
сгоняли  всех  заключенных  общей  кучей,  как  стадо баранов,  в  пустующий
контейнерный  склад. Сюда же принесли раненых, которых, к счастью, оказалось
всего  двое:  пожилая зэчка  до отключки треснулась головой о  металлическую
стойку, а одна из молодых умудрилась сломать руку. Синяки и ссадины в расчет
не принимались.
     В  темном помещении  склада  разобраться  -  кто,  где  и  что из  себя
представляет,  можно  было  лишь  с  помощью  фонарика,  а  пока  кто-то  из
начальства  посвечивал  у  входа,   проверяя  списочный  и  наличный  состав
заключенных, залетевший в горячке дальше  всех  на территорию  пакгауза Олег
почувствовал чьи-то  руки на своем  теле.  Они уверенно,  в  полной темноте,
скользнули сверху вниз по пуговицам  гимнастерки, и она распалась спереди на
две полы.
     - Эй,  эй,  кончай  ночевать!  - попробовал  отбрыкнуться Грунский.  Не
следовало ему,  наверное, вообще  вякать. Ибо,  услышав мужской голос рядом,
женщины рванули со всех сторон, как  осы на  свежеразрезанный  арбуз. В один
миг гимнастерка слетела с него, и нашел он ее собственной голой
     задницей  уже  на полу  -  руки  опрокинули  его,  разложили,  не забыв
сдернуть по пути штаны и трусы.
     "Да  что они,  кошки  -  в темноте  так ориентироваться?" -  успел  еще
удивиться, и  тут же сверху низ его живота придавило упругой округлостью,  а
жадные пальцы захватили его сразу же восставшую плоть и принялись запихивать
ее в плотную горячую щель, "Не  дай Бог, старуху какую  подсунули!" - он уже
решил отдаться во власть женщин и получать удовольствие, но хотелось бы кого
помоложе,
     Олег  протянул  над собой  руки, и... они наткнулись на остро  торчащие
груди и каменные, затвердевшие от желания шишечки сосков.
     - Не волнуйся, специально для тебя берегла! - раздался сверху свистящий
жаркий  шепот,  затем  -  полувскрик-полустон,   от  которого  он  задрожал,
закаменел,  готовый  взорваться,  и  вдруг почувствовал,  как  девичье  тело
соскользнуло с него, а чьи-то руки,  зажав  мертвой хваткой  естество, ловко
перевязывают его тонкой нитью.
     "Эге" про это мы уже слышали!" - быть изнасилованным группой женщин ему
совсем не хотелось:
     знал  по  рассказам  "братвы",  что потом  месяц  в  раскорячку  ходить
придется, если  импотентом еще не сделают. Олег  рванулся, но  руки его были
зажаты, как в тиски, ноги тоже. Хотел заорать,  выматериться - в  рот сунули
тряпку с резким, знакомым запахом пота.
     "Да это же мои носки!"  - догадался враз, и,  наверное, нежелание жрать
грязь со своих же ног  добавило злости и силы. Вырвав,  наконец, ноги, резко
двинул их махом вперед, не придавая уже значения тому, что лупит по "слабому
полу",  затем еще раз.  Охнули, вскрикнули  - освободились руки. Ну,  теперь
полегче будет! Сорвав нитку  с интимного места, он рванулся к далеко впереди
светлеющему  выходу,  колотя  направо  и  налево  кулаками  с зажатыми в них
носками. Уже было совсем вырвался из плотно обжимавшего кольца разгоряченных
женских  тел,  когда  услышал откуда-то  сбоку  жалобно-негодующий  полукрик
Светлова: - Что вы делаете, шалавы, без наследства оставить  хотите? Я же не
бык-производитель, в конце концов!
     "Ого. землячок в беде!" - и начал кулаками и ногами прокладывать дорогу
вбок - к Вовчику. И вскоре, пнув ногой очередную упругую плоть, наступил еще
на одну.
     - Вот сволочи, под конец слонов ко  мне припустить решили! -  Светлов в
любой ситуации способен был на шутку.
     -  Вставай,  осеменатор!  - Олег помог  ему подняться.  Вдвоем они  без
особого   труда  пробились  на  свет  Божий.  Здесь  их   встретили  хохотом
собравшиеся закрывать ворота "встречающие". Светлов с Грунским оглядели друг
друга  при  дневном  свете  и... от  души присоединились  к  веселившимся  -
посмотреть и "побалдеть" было на что  и с чего; оба  голещенькие, заляпанные
чем-то белесым и...
     кровью.
     - Это еще откуда? - изумился Олег.
     - У  них тактика такая!  - объяснил  ему  бывший  бомж. - Чтобы завести
мужика  до  беспредела,  подсовывают  ему  свеженькую, нетронутую,  из вновь
поступивших, хоть и очень редко, но попадаются такие "изюминки", А потом  уж
пользуются "стояком" все  по  очереди. Так что считай, -  звонко  хлопнул он
земляка по голому плечу, - сегодня ты прошел свое первое боевое крещение!  И
с честью выдержал его!
     - А ты что, тоже проходил такие? - не удержался от вопроса Олег.
     - Бывало  и  похуже! - скромно  не стал распространяться  бомж. Им  уже
несли "отвоеванное"  с помощью  фонариков  обмундирование. Электрики  спешно
чинили  вечно  бездействующее освещение склада, на  запасных путях с помощью
козлового крана ставили на  рельсы опрокинутые вагоны, а женщин-заключенных,
партиями по двадцать  человек, под усиленным конвоем  разводили по  казармам
новобранцев. Вызывались из склада только желающие. Впрочем, недостатка в них
не было  - забеременевших переводили  на  общий,  более  "мягкий"  режим,  а
некоторых затем даже амнистировали... Жизнь катилась по накатанной колее.






     Истинную  цель  готовящегося  наступления,  разумеется,  свой  вариант,
Грунскому постарался разъяснить Сурен - командир  штурмовой роты, ереванский
боевик,  отец  четверых  детей:  -   Какой  там,  на  хрен,  Карабах,  какие
территории? И что  это  за  бред  -  якобы  это интересы далекой Москвы? Все
объясняется  намного   банальнее:   просто   у  "больших"  командиров  после
Физулинской битвы кончились
     трофеи, а  если так- вперед  штурмовку,  батальоны,  технику! Вперед на
талан  - это  у  нас  уже в  законе!  Чтобы  хорошо  жить  -  надо  воевать.
захватывать, рисковать собой. Если бы  мытолько знали, до  чего доведет  это
движение  за свободу Арцаха,  -  да гори оно  все  огнем -  ничего бы  и  не
начинали в свое время!  Впрочем, сам все увидишь, дай  лишь Бог,  чтобы живы
остались! - так  закончил свое объяснение фидаин с пятилетним военным стажем
и двумя ранениями в боях с азербайджанцами.
     А  через пару дней "влетел" Светлов: дежурил на постах  и, не  выдержав
отсутствия  соли  в  куркуре, решил  сбегать за ней к  соседям по  позиции -
карабахским партизанам-ерникам, у которых, по слухам, было все. Соль  Вовчик
принес к вечеру, а ночью его под конвоем увели в эчмиадзинскую
     комендатуру...  Руссаки  увидели  рязанца  только   через  двое  суток:
шепелявившего, с разбитыми губами и без двух передних зубов.
     - Какая-то шука штуканула, што я не жа шолью ходил, а долбиться планом!
Вот и огреб по шамые "помидоры"...
     А  еще  через  три дня,  на бригадном построении  было  объявлено сразу
несколько интересных овостей: наступление на "проклятых агрессоров-азеров" -
со  дня  на  день;  полки  карабахцев   и  части  ерников  (за  исключением,
естественно,  бригады Григоряна) - все  трусы, засранцы, исоединение Мамвеля
без их паскудной помощи войдет к девятому мая  в богатый трофеями Мир-Баши -
основную цель наступления в этом районе; ближайшее мощное соединение соседей
-  шушинский  полк Ишханяна, но его командир  для боевых  действий - слишком
молод и неопытен!..
     Короче, вся суть выступления начальника штаба бригады сводилась к тому,
что "мы, мол, сами с усами, а опыт Мамвела - решающий в предстоящем сражении
- потерь почти не будет".
     Стоявший в одном  строю с руссаками Светлов тихонько, чтобы не услышало
начальство, шепелявил



. . .

Популярность: 14, Last-modified: Sun, 14 Sep 2003 15:15:51 GMT