---------------------------------------------------------------
     © Copyright Александр Бондарь
     Email: abondar2002@yahoo.ca
     Date: 10 Feb 2003
     Комментарии и впечатления о произведении
---------------------------------------------------------------
      По вопросу о коммерческом распространении текстов
произведений Александра Бондаря обращайтесь к автору.
 E-mail:  abondar2002@yahoo.ca.
 Адрес: Alexandre Bondar 1660, Bloor Street East, Unit 816,
Mississauga, Ontario, L4X-1R9, Canada. Телефон: (905) 625-8844
---------------------------------------------------------------

     Михаилу Кибальнику

     Я очень странно отношусь к 8-му марта. В этот день острее чувствую, что
не родился женщиной. И, конечно, так, как есть, лучше. Что бы я делал? Мысль
о том, что суровые мужики,  с которыми я поглощаю пиво у себя дома, смотрели
бы на  меня  облизываясь,  и старались бы  аккуратно  погладить,  эта  мысль
вызывает...  нет,  даже  не  отвращение  -  удивление,   может  быть,  какое
испытываешь при соприкосновении с чем-то, глубоко посторонним. А, ведь я мог
родиться женщиной. Почему нет? Мужчиной же родился.
     ...Только что  я купил  букет.  Красные Розы. Сказал  бы  "красные, как
кровь", если бы это не было так банально. Дождь закончился, и светит солнце.
Такое яркое, что даже темные очки плохо защищают. "На свиданье ты принес мне
букет  из красных роз", - вертится у меня в  голове. - "Для меня твои цветы,
как признание в любви". Цветы почему-то всегда связывают с любовью, хотя без
них  не  обходятся  и похороны. Тем не менее,  про смерть при виде цветов не
вспоминают. Странно.
     Но,  вот,  я  и  пришел. Здоровенная  девятиэтажка.  Смотрится  угрюмо,
насупленно, высокомерно. Постояв  немного, я присмотрелся. Вот оно, их окно.
Там движутся какие-то неясные силуэты, и гремит музыка. Совершенно очевидно,
что оттуда гремит.
     Я очень отчетливо ощущаю, что мне многого не  хватает в жизни. И хорошо
понимаю, что виноват сам.  Просто, вот,  не  вписываюсь, в ту жизнь, которая
течет вокруг, хронически не вписываюсь. Я - другой, не такой, как все. Лучше
или хуже, если честно, не знаю. Просто другой. Про  себя считаю,  что лучше.
Правда, иногда боюсь - хуже. Наверное, очень многие думают так, но на других
мне  плевать. Кажется, что вся жизнь: это  когда другие сидят за праздничным
столом,  а  ты  проходишь  себе  мимо  окна.  Праздник  в  чужом  доме  меня
раздражает.  Но  раздражает давно,  и я привык.  Сегодня,  правда,  будет по
другому. Сегодня  и  я скажу  то,  что хотел высказать. Давно хотел. Хотя...
вообще-то,  я  человек не злой.  Просто,  иногда  знаешь, что должен сделать
что-либо. Должен, а значит, и вопросов не будет. Но сегодня я сделаю то, что
должен, с простым чувством: именно это я и хотел сделать.
     Захожу в подъезд. Это все  равно, как на амбразуру, как на войне. Меня,
ведь, не ждут здесь. Теперь на третий  этаж. Лифт  я  не вызываю, поднимаюсь
пешком. Давлю кнопку звонка и только тут понимаю: отступать некуда, теперь -
только  вперед. Я  нерешителен  по характеру,  наверное, как большинство.  И
потому предпочитаю момент, когда Рубикон сзади и впереди Рим. Выбора  уже не
остается.
     ...Какие-то  шаги  с   той  стороны  двери.  Женский   голос:  "Сейчас,
минуточку". Неужели, это она? Я почувствовал, как стало трудно дышать.
     И  вот, дверь открылась. Темноволосая  девушка, ослепительно  красивая,
появилась  на  пороге.  Ее  рубиновые  глаза посмотрели на  меня серьезно  и
недоумевая. В какой-то момент, она, видно, решила, что я ошибся номером.
     - Вам кого? - Спросила красивая девушка.
     - Тебя, - ответил я. - Не узнаешь?
     Девушка медленно покачала головой.
     - Помнишь пятый класс, школу? - Я улыбнулся.
     Девушка нахмурилась.
     - Пятый класс?..
     - Букет, который тебе подарил  на восьмое марта Сережа Ковалев помнишь?
Самого Ковалева?..
     Девушка покачала головой.
     - Ты так изменился...
     - Десять лет прошло. Даже больше.
     Я виновато пожал плечами.
     -  Ты  знаешь,  я,  вообще-то, не  в Краснодаре сейчас  живу.  Проездом
оказался здесь. На один день. Решил  зайти. Хотя, наверное, зря.  Я  вижу, у
тебя гости... Мой поезд в десять часов...
     Я  помялся. Возможно, что придется уйти сейчас. Не вышло, так не вышло.
Напрашиваться не хотелось.
     - Марина!  Кто  там пришел?! -  Послышался нетрезвый голос  из  глубины
квартиры.
     Я  напрягся.  Ага!  Вот  он  -  главный  отрицательный  герой,  роковой
любовник, коварный и  безжалостный соблазнитель прекрасной  героини  романа.
Вот, кого я хотел увидеть.
     Марина  (так  звали   темноволосую  девушку   с   рубиновыми   глазами)
отправилась  туда, к  мужу.  А  я смотрел ей  вслед, в  спину. Почему  самые
красивые девушки достаются тем мужчинам, которых надо убивать?
     - Это мой одноклассник бывший, - услышал я. - Он проездом в Краснодаре.
Зашел поздравить меня.
     Муж что-то ответил, но я не  разобрал, что. Марина вернулась.  Я быстро
протянул ей букет.
     - Это тебе. - Сказал я скромно.
     Марина улыбнулась.
     - Спасибо.
     Мне очень хотелось поцеловать ее, хотя бы в  щечку, хотя бы по братски,
но... прошла секунда,  и момент  был упущен. Марина взяла букет и унесла его
на кухню. Вернулась с вазой. Букет уже был пристроен и стоял теперь в воде.
     - Пойдем, - сказала Марина, - я познакомлю тебя с мужем.
     Мы  прошли  через прихожую, где  сидел здоровенный  тип с недружелюбной
физиономией,  и оказались в  большой  комнате - это была гостинная. Тут  был
накрыт стол, и компания, человек десять, отмечала  здесь  торжество. Когда я
вошел, на меня уставились сытые,  холеные,  наглые, блатные  физиономии.  Во
главе стола восседал крупный горец лет сорока с большими усами.
     - Это Сергей. - Сказала Марина. - А это Артур, мой муж.
     Я огляделся  и понял, почему  она вышла  за этого  человека. Обстановка
комнаты  подавляла своей роскошью. Стены оббиты кожей, сверху -  модернового
вида люстра, какие-то хрустальные вазы кругом, кинжалы  и  шашки на  стенах,
явно очень старые. Но я всегда думал, что женщина, которая выходит замуж  по
расчету не отличается ничем от шлюхи. Первая берет меньше и отдается на одну
ночь, вторая берет больше  и продает себя на более долгий срок. Вот,  и  вся
разница.
     - Сергей, говоришь? - Артур достал стакан. - Давай, пей.
     Вино забурлило, и он наполнил стакан доверху.
     - Пей.
     Мы чокнулись, и  я выпил.  Вино довольно быстро стукнуло  в голову, и я
огляделся вокруг. Морды, которые окружали меня, сделались как будто бы ближе
и роднее. Наверное,  еще несколько стаканов,  и я их всех полюблю, несколько
стаканов  еще, и мир изменится.  Мне стало жалко,  что не сижу тут сейчас на
положении обычного гостя. Очень  жалко. Но у меня, к сожалению, другая роль,
и эту  роль надо доиграть, раз начал. Я отодвинул стакан.  Напиваться  в мои
планы не входило.
     - Давай, еще.
     Артур хотел налить, но я отодвинул его руку.
     - Вы знаете, - мною это было сказано довольно мягко, но в  то же  время
твердо, - я еще должен зайти по делам сегодня вечером. Больше пить  не могу,
честное слово. - И покачал головой.
     Боялся, что Артур станет сейчас приставать и настаивать, но он оказался
удивительно покладистым.
     - Не хочешь, не надо.
     И убрал бутылку. Я внимательно его рассматривал.  Этот  горец Артур уже
уловил во мне соперника. Наверное, он решил, что я из  тех молодых  людей, к
кому обращают свои  взоры  скучающие  жены  богатых  мужей. Что-то  недоброе
исходило от него  по моему адресу. Я  это  "что-то"  чувствовал.  Сейчас  мы
посидим, еще выпьем, и он, глядя мне прямо в глаза по-джигитски спросит (а я
очень  хорошо  знаю эту  публику): "Послушай, Сергей,  а  что тебе  нужно от
Марины?" Я отвечу, что ничего  не нужно.  Тогда он нахмурится. "Ты знаешь, -
скажет, - как я люблю Марину? Нет,  - он покачает головой,  -  ты не знаешь,
как я  ее люблю". Потом Артур скажет,  чтобы я не обижался,  и  что он  меня
любит, как брата,  но если  попробую  приставать к Марине, зарежет. Мы с ним
обнимемся, расцелуемся и еще выпьем. А после я пойду домой, считая по дороге
столбы, и заночую скорее всего в вытрезвителе.
     - Ты не в Краснодаре живешь? - Спросила Марина. - Где?
     - В Сочи. Мы переехали десять лет назад. Родители поменяли квартиру...
     - А чем занимаешься?
     - Бизнесом. В фирме работаю в одной.
     - В фирме?
     Я замялся.
     - Если честно, не хотел бы рассказывать. Приватная фирма...
     Артур кивнул.
     - Понимаю. Бизнес есть бизнес.
     Он смотрел  на меня с уважением. Марина  поднялась с места и, не говоря
не слова, вышла. Я тоже встал. Посмотрел на часы.
     - Мне, правда, надо идти. Честное слово.
     Не  задерживаясь, я  покинул комнату и  оказался в  прихожей. На  кухне
журчала вода. Я быстро пошел туда. Марина мыла тарелку. Она повернула голову
и явно удивилась, увидев меня. Я остановился. Наверное, прошла секунда, пока
мы смотрели друг другу в глаза.
     - Только один вопрос. - Сказал я. - Один вопрос перед тем, как уйду.
     - Да. - Марина кивнула, не понимая. - Спрашивай.
     - Ты его любишь?
     - Чего?..
     - Ты любишь этого человека?
     - Артура? Очень люблю. А почему ты спрашиваешь?
     ...Она говорила неискренне.  Это  не  могло быть  правдой.  Невозможно,
чтобы такая  красивая девушка  всерьез  увлеклась этим волосатым  животным с
тремя извилинами.  По крайней  мере,  если  не любит,  то это можно понять и
простить. А если любит... если и в правду любит - то этого простить нельзя.
     - До свиданья. - Сказал я тихо. - Счастливо оставаться.
     То,  что  произошло  потом,  произошло быстрее,  чем за минуту. Проходя
через прихожую,  я  вытащил  пистолет  со  звукоглушителем. Громила, который
сидел тут, свалился на пол, получив две пули. Я  вошел  в зал. Поднял дуло и
нажал  на  курок   трижды,  целясь  Артуру  в  глаз.  Четвертый  выстрел   -
контрольный, я сделал, шагнув ближе, когда неподвижная туша, которая  раньше
была Артуром, уже покоилась на полу.
     Вот и все. Хэппи-энд получился.  Без наколов. В этой истории было,  что
нужно - и положительный герой и негодяй и обманутая им красавица. Не хватало
только пистолета и крови. Теперь каждая деталь на своем месте.
     Потом  я, не  чувствуя  под собой ног, летел вниз  по лестнице. Мчался,
петляя, по каким-то глухим, затерянным улочкам, хотя и понимал, что никто за
мной не гонится.
     Убить  Артура, известного также в наших кругах, как  Князь надо было  в
любом   случае.   Его    приговорили.   Но   это   дело   хотели    поручить
киллеру-специалисту. Однако, я решил, что все сделаю сам.  И справился, хотя
до этого мне не приходилось еще стрелять в живых людей.
     Иногда я  думаю,  а  что,  если Марина  сказала правду,  что если  она,
действительно, любила Артура?  Это трудный  вопрос,  и я  должен  признаться
себе, что  ответа на  него не  знаю. И, вообще, я ни в чем не уверен. Люди -
настолько растекающиеся существа, что можно  знать человека  всю  жизнь и не
знать что-то очень важное и очень существенное, что он носит в себе.
     И,  все-таки,  мучительно  жаль, что все  получилось  вот так. Марина -
самая  удивительная, сказочная девушка, из тех, кого  я когда-либо встречал.
Если бы она была  рядом со мною в  жизни, все было  бы по другому. Но, это -
пустые мечты. Честно говоря, вряд ли у нас с нею вышло бы что-нибудь...
     Даже если бы я и вправду был ее одноклассником Сережкой Ковалевым.

     Краснодар - Торонто- Вон,
     1992, 1999-2000 гг..

Популярность: 3, Last-modified: Fri, 07 Mar 2003 06:25:00 GMT