---------------------------------------------------------------
     © Copyright Александр Бондарь
     Email: abondar2002@yahoo.ca
     Date: 10 Feb 2003
     Комментарии и впечатления о произведении
---------------------------------------------------------------
      По вопросу о коммерческом распространении текстов
произведений Александра Бондаря обращайтесь к автору.
 E-mail:  abondar2002@yahoo.ca.
 Адрес: Alexandre Bondar 1660, Bloor Street East, Unit 816,
Mississauga, Ontario, L4X-1R9, Canada. Телефон: (905) 625-8844
---------------------------------------------------------------




     - Девушка, это не вы потеряли?
     Света вздрогнула от неожиданности и обернулась.
     - Чего?
     Молодой  человек   в  мятом  костюме  что-то  вертел  в   руке.   Света
пригляделась  - расческа.  Кажется,  ее расческа.  Она  растерянно  раскрыла
сумочку. Так и есть. Расчески там не было.
     - Спасибо. - Света улыбнулась благодарно.
     - Да, не за что.
     Чтобы  разглядеть  молодого  человека,  Света  прищурилась. У  нее было
слабое зрение, и врачи упорно советовали очки. Света  считала,  что очки  не
идут ей, а контактные линзы не любила.
     Молодой человек улыбнулся. Брюнет.  Серый костюм без галстука. Короткая
прическа. Руки в карманах.
     Света вдруг смутилась. Она вспыхнула и  отвернулась. Потом быстро пошла
прочь. "Пусть думает,  что у меня дела", - решила Света. Но молодой  человек
так  не подумал. Он  был умнее. Света  слышала  шаги  за  спиной.  Она пошла
быстрее. Молодой человек - тоже. Наконец он ее догнал.
     - Разве мы с вами нигде не встречались? - Спросил он спокойно.
     Девушка обернулась.
     - Оригинальнее ничего не придумали?
     Парень честно кивнул.
     - Не придумал. - Он помолчал и  потом  глуповато улыбнулся. - А, может,
встречались, все-таки?
     Света, посмотрела на молодого человека и убежденно замотала головой.
     - Нет. Не думаю.
     Стояло утро,  сырое и  холодное  не по апрельски.  Крупные серые  капли
висели  на  ветках.  Багровые тучи ползли с  горизонта, обещая грозу.  Дома,
деревья, кусты - все было окутанно холодным вязким туманом.
     -  Итак, мы не знакомы.  - Подытожил молодой человек,  продолжая шагать
рядом.
     - Я вас не знаю.
     - Тогда нам нужно познакомиться.
     Ударил гром, похожий на пистолетный выстрел.
     - Я на улице не знакомлюсь.
     -  Правильно. - Молодой человек  кивнул. -  Я  тоже. Встретимся сегодня
вечером в кафе. Там и познакомимся.
     Света искоса, с интересом, глянула на него.
     - Я подумаю. - Сказала она серьезно.
     - Как насчет кафе "Под тополем"?
     - Может быть.
     - В пять вечера, например. Придете?
     Света задумалась... Конечно, она будет свободна.
     - Может быть.
     -  Но  я-то  точно  приду. Буду  вас ждать  хоть  до  утра. А  если  не
придете... - он помолчал, - это будет на вашей совести.
     Света не выдержала и засмеялась.
     - Хорошо подумайте.
     Она кивнула.
     - Подумаю хорошо.
     - Тогда, последний вопрос: как вас зовут?
     Света загадочно улыбнулась.
     - Узнаете, когда познакомимся.
     -  Хорошо. - Молодой человек остановился. - Тогда - до скорого. В любом
случае, я - Сергей. - Он развернулся и, не оборачиваясь, быстро пошел прочь.
     Света, ничего не ответив, внимательно на него посмотрела.

     Света  Снегирева  училась на  втором курсе юрфака.  Сейчас  она  шла на
лекцию.  Университет располагался  неподалеку от  ее дома,  и добиралась она
пешком.  В желудке  переваривался завтрак из двух  яиц  с ветчиной,  запитый
чашкой  черного  кофе без  сахара, а  в голове вихрем кружились самые разные
мысли. На Свете были рыжие вельветовые джинсы и синяя куртка. Глядя на небо,
она размышляла, успеет ли дойти до университета, или дождь все-таки начнется
раньше.
     Гром ударил еще пару раз, пока Света  шла; и когда  она приблизилась  к
большому  серому  зданию, с  неба уже посыпались  крупные  прозрачные капли.
Света быстро вошла  внутрь и чуть ли не лбом столкнулась здесь со  своей еще
школьной  подругой  Катей   Мальцевой.   Катя  училась   на   первом   курсе
филологического. Родители  ее существовали на  зарплату, денег на взятку  не
было, и потому устроить дочь на юридический они никак не могли.
     - Света, привет! - Воскликнула обрадованно Катя.
     - Привет, - улыбнулась та.
     Света глянула на  часы, украшавшие стену холла - до начала первой  пары
оставалось больше пятнадцати минут. Катя тут же начала что-то  рассказывать.
Света  не слушала ее, но  и не  перебивала. Она молча смотрела на  подругу и
соображала, стоит ли выкладывать - что с ней произошло.
     - Кать,  - проговорила Света, перебив рассказчицу на  полуслове. - А на
меня вчера напали.
     - Чего? -  Та осеклась. Даже  забыла, о  чем рассказывала. - Напали? На
тебя?
     - На меня. - Света кивнула. - Вчера.
     - Кто напал? - По Катиному лицу Света прочла,  что та готова  выслушать
захватывающую историю.
     Она скучно пожала плечами.
     - Не знаю.  Какой-то тип. - Света выдержала  короткую паузу. - Я  вчера
вечером вышла в магазин за хлебом. Когда возвращалась...

     ...Было темно. В тишине улицы Света слышала только звуки своих шагов. И
еще ветер шуршал старой газетой, перелистывая ее на тротуаре. Молочный туман
покрывал землю, обволакивая разбухшие ветки поникших деревьев и черные стены
домов.
     Света  чувствовала - она  не одна на этой пустой улице. Просто  уверена
была, что не одна, но проверить свою догадку не могла никак. Мрачные громады
девятиэтажек  возвышались  отовсюду.  Неясные  тени  испуганно  метались  из
стороны в сторону, прячась от мертвой пустоты улиц в полумрак  жмущихся друг
к другу кустов. Неживая  от страха луна  посреди черного неба смотрела вниз,
дожидаясь, когда, наконец, появятся  первые оранжево-огненные лучи холодного
утра.
     Света  пошла  быстрее.  Она  не   могла  понять,  откуда   взялось  это
мучительное, давящее ощущение близкой  опасности. Хотелось быстрее  дойти до
своего подъезда.
     Человеческая фигура появилась откуда-то из темноты. Света  не удивилась
ей. Она увидела эту фигуру только краем глаза. Не могла  понять: мужчина или
женщина. Покой ночи нарушали негромко постукивающие по  тротуару шаги. Света
уже подошла к своему дому. Она видела черную дыру подъезда.
       Шаги следовали  за  ней,  не  отставая  ни  на  метр.  Света,  вдруг,
представила  себе,  как она заходит в  подъезд,  как погружается в эту глубь
беспроглядного мрака,  и  как фигура человека сзади  ныряет  следом за  ней.
Твердый комок  подкатил  к  горлу.  По  коже  прошел  мороз...  И тут  Света
побежала,  сама  не зная,  на что рассчитывая.  Задыхаясь, она слышала,  что
незнакомец бежит следом.  Света уже  почти достигла подъезда, когда  тяжелая
ладонь сзади  схватила  ее  за плечо.  Она хотела  крикнуть, но  другая рука
зажала ей рот.
     И  в  этот момент в подъезде  вспыхнул свет.  Оттуда  послышались шаги,
голоса. Там были  люди. Они как раз выходили на улицу. Света увидела, что ее
уже никто не  держит. Незнакомец исчез где-то,  будто бы  растворился. Света
стояла  на месте, пытаясь  понять,  что же все-таки  произошло. Потом, когда
оцепенение начало отступать, она неуверенно двинулась туда - в подъезд...

     - Люди в подъезде - это была какая-то компания. Они от кого-то выходили
как раз. А тот  человек исчез. Совсем.  - Света пожала плечами. - Вот и все,
собственно.
     - Представляю! - На  Катю  эта  история  произвела, может быть, большее
впечатление, чем на саму рассказчицу. - В милицию ты заявила?
     - Да. Отец настоял. Сегодня схожу к ним после лекций.
     - Будут расследовать?
     - Наверное.
     Света понимала, что если бы это случилось не с ней - дочкой заместителя
председателя крайсовета,  а, скажем,  с Катей,  никакая милиция  не стала бы
никогда ничего выяснять.
     Они   посмотрели  на  большие  часы   под  потолком.  Стрелка  уверенно
подкрадывалась к девяти.
     - Пора уже. - Сказала Катя. - Опоздаем.
     - Пошли.
     Они очутились в небольшом коридоре, наполненном  шумной бурлящей толпой
студентов и преподавателей. Катя, вдруг, спросила подругу:
     - А если бы ты сейчас увидела его, узнала бы?
     - Что? - Мысли у Светы успели уже  отбежать в сторону, и  она сразу  не
поняла вопроса. Потом медленно покачала головой: - Вряд ли.

     Когда Света  вышла  из  университетского здания, она сразу  же  увидела
серое  "Жигули",  скромно  поджидавшее  ее напротив  парадного входа.  Света
узнала эту машину.
     - Не боишься, без охраны ходить? - Услышала она, когда подошла ближе.
     Андрей  Макаров учился  здесь же, на пятом курсе юридического и  четыре
года уже работал  в милиции. Света покачала головой.  Рыжий усатый Андрей ей
совершенно не нравился, но именно его родители пророчили Свете в мужья. Сама
она допускала, что именно так  и случится. Мысль эта наводила на нее скуку и
безразличие.
     Андрей включил  мотор,  и "Жигули"  его поползло  вдоль  дороги рядом с
идущей по тротуару Светой.
     - А может, тебя подвезти?
     Света опять покачала головой.
     - Что сегодня вечером делаешь?
     - Занята буду. - Повернув голову, Света скучно смотрела на Андрея.
     - Идешь на свидание? - Неуклюже пошутил тот.
     - Например. А тебе что?
     Андрей неловко повел плечами.
     - Да ничего, вобщем-то. Просто хотел тебя куда-нибудь пригласить...
     -  Не  надо лучше. Приглашать.  Все равно  откажусь. -  Она без всякого
выражения посмотрела на макаровские "Жигули".  - Ты  против движения  едешь.
Тебя оштрафуют.
     -  Кто? -  Андрей  самодовольно  скривился. - Я сам  мент. Пятый год  в
мусарне.
     -  Ладно, мусор,  - Света  перешла  на  другую сторону. - Приятно  было
увидеться. Пока.
     Андрей, остановив машину, с досадой смотрел ей вслед.

     Кафе "Под  тополем" всегда многолюдно в это  время суток: когда еще  не
настала  ночь,  но  день уже подходит к  концу.  Здесь ошиваются веселые, но
мирные компании и  отдельные парочки.  Все тихо и благопристойно.  Дерутся -
иногда,  стреляют  -   совсем  изредка.  Ленивый  бармен  за  стойкой,   где
выстроились разнокалиберные бутылки, скучающе глядит на публику.  На витрине
внизу разложены и закуски - интересные главным образом для мух. Бутерброды с
высохшей  колбасой и  позавчерашним  сыром годятся только  под водку. И то -
после  шестой рюмки. И  еще музыка.  Звучит  она негромко,  чтобы  не мешать
застольным беседам.  Музыка -  только фон. Ее здесь никто особо не  слушает.
Песни - о разном. Но если не вникать, то кажется, что об одном и том же.
     К  кафе Света подошла не одна. С Катей: она рассказала зачем-то подруге
об утреннем своем знакомстве, и та напросилась взять ее на  свидание. Просто
посмотреть на молодого человека. Хотя бы одним глазком.
     Свету тревожила задняя  мысль: а, вдруг, тот не придет? Вдруг, это была
просто шутка? Как она себя будет чувствовать перед подругой?
     Прибыли с опозданием. На десять минут. Девушка, которая пришла  раньше,
чем ее молодой  человек и скучающая в  ожидании,  смотрится  жалко. Света об
этом подумала.
     К вечеру потеплело.  Света расстегнула куртку. Но даже и не  от погоды.
Она нервничала, и,  пока подруги шли от остановки троллейбуса,  Света успела
вспотеть. На ней сейчас были белые  джинсы  и легкая синяя куртка. Шапки она
не носила никогда  - даже  зимой. Ей нравилось  демонстрировать публике свои
пушистые золотистой расцветки волосы.
     -  Вон - он, - Света, вдруг, встала, как  вкопаная,  не в силах сделать
дальше ни шагу. Потом быстро отошла в сторону. Они подошли слишком близко, и
молодой человек мог легко заметить Свету.
     - Где? - Катя тоже остановилась, обшаривая голодным взглядом  публику -
всех, кто сидел за столиками. - Который?
     - В кожаной куртке, боком сидит...
     Голос у  Кати  дрогнул. Ей было не по себе;  словно это Катю пригласили
сюда на свидание. - Красавчик какой... Светка, я тебе завидую.
     Та нервно улыбнулась. Потом резко повернула и пошла назад.
     - Стой! Что случилось!? - Катя кинулась к своей подруге.
     -  Ничего...  Не  знаю... - Света  брела, не останавливаясь. Вместе они
зашли за угол. Света остановилась, прижалась спиной к стене.
     - Боюсь. - Сказала она честно. - Просто боюсь.
     Катя искренне хотела утешить  подругу, хотя  понимала: сама бы  боялась
еще больше.
     - Ты думаешь,  зачем он  меня  пригласил? Кофе выпить и все? Я, что, не
понимаю?  Вначале в  кафе  посидим  и еще, может, в кино. После домой меня к
себе затащит. А что потом - сама знаешь...
     - Да нет, ну не обязательно. - Катя пожала плечами.
     - Сказать честно, - Света посмотрела  себе  под  ноги, - я, вообще,  не
могу понять, зачем люди этим занимаются. Когда я была младше и вдруг узнала,
что мои родители занимаются этим, мне показалась - вообще не смогу больше их
уважать. Стыдно было за  них. -  Света тоскливо  улыбнулась.  - Я, наверное,
такая глупая. Многого не  понимаю. Когда мне сказали, что если бы не это, то
я бы и не родилась, то... Поняла, что этот мир  хуже гораздо, чем я привыкла
о нем думать.
     Она помолчала. Катя тоже не говорила  ничего.  Все эти размышления были
ей хорошо знакомы. Потому слушала она всерьез, без иронии.
     - Я и сейчас понять не могу, - продолжала Света, - почему просто нельзя
жить  вместе.  Без  этого  совсем.  Просто  жить.  Ребенка  можно  взять  из
детдома... - Свету, вдруг, передернуло. - Я такую чушь несу. Самой тошно.
     - Почему  чушь?  - Катя пожала плечами. - Я  так  же,  как и ты  думаю.
Только вот он вряд ли захочет...
     Света кивнула.
     - Да, ты права.
     Она постояла еще немного, потом взяла себя в руки.
     - Я пошла.
     - Иди.
     Катя,  стоя  на  тротуаре, провожала  взглядом подругу. Молодой человек
сразу увидел  Свету, как только та вывернула из-за угла.  Он отпивал  кофе и
глядел по сторонам. Света не смогла сдержать улыбку, когда ее новый знакомый
привстал с места и протянул  ей букет, как-то резко и неожиданно появившийся
у него в руках.
     - Спасибо, - несмело сказала Света и...  покраснела.  Она почувствовала
это и покраснела еще больше.
     Букет лег на  стол, где появилась вскоре и другая  чашка кофе.  Молодой
человек хотел было взять бутылку шампанского, но Света запротестовала.
     - Я - Сергей, - напомнил свое имя новый знакомый.
     Теперь  была  очередь  Светы.  Она помялась - чувствовала  себя  сейчас
крайне неловко. Потом сказала:
     - Очень приятно. А я - Света.
     - Мне еще приятнее.
     Сергей достал из кармана сигареты, но по глазам Светы понял, что ей это
не понравится. Он быстро спрятал пачку в другой карман.

     Они сидели  здесь  допоздна.  Солнце  давно  уже  опустилось  за  крыши
многоэтажек.  На  улицах  зажглись  фонари, которые,  как  могли,  старались
рассеять сумрак спустившейся ночи.
     Света   успела  выяснить,  что  Сергей  учится   на   четвертом   курсе
политехнического. О себе она старалась говорить  меньше,  опасаясь вопроса о
ее  родителях.  Света рассказала о  вчерашнем  происшествии. Сергей выслушал
сочувственно и сказал  только, что небезопасно молодой девушке  одной гулять
поздно вечером.
     Свет в кафе еще не зажгли, и  здесь было темно. Света  глянула на часы,
но цифры разобрать она смогла, только, включив подсветку.
     - Мне пора, - сказала Света. - Я не могу возвращаться домой поздно.
     Оба они поднялись с мест.
     - Я тебя провожу до дома, если ты не возражаешь, конечно.
     - Только не дальше подъезда.
     До  автобусной остановки шли молча. В  автобусе обменялись  телефонами.
Света знала: первой звонить не будет, подождет, пока позвонит Сергей.
     Напротив остановки, где автобус их выгрузил, неоновыми огнями светилась
вывеска ночного ресторана. Как и  обычно, вечером здесь было шумно. Какие-то
люди нетрезвого вида выходили на улицу, и громко решали тут свои проблемы. В
стороне  стоял милицейский "бобик". Покачивая дубинками, рядом прохаживалось
несколько  человек в форме.  Света  с Сергеем прошли  мимо  еще не  уснувшей
девятиэтажки.
     Света сразу увидела серое "Жигули" у своего подъезда. Она остановилась.
     - Ладно, - сказала быстро. - Расстанемся здесь. До скорого.
     Но  было уже поздно.  Дверца "Жигулей" распахнулась,  и оттуда  вывалил
Макаров. Он поспешил навстречу, широко расставив руки.
     -  А, Снегирева,  Светлана Николаевна! - Закричал он довольно громко. -
Добрый вечер вам!
     На Андрее была  мятая милицейская  форма. Фуражка съехала набок. Он был
пьян.
     - Все. - Сказала Света Сергею. - До свидания.
     -  И  интересного  какого фрайера подцепили..,  -  Макаров  внимательно
оглядел  Сергея.  -  А  только,  вот,  что  скажет  папа?  Наверное,  уже  и
потрахаться успели...
     Света тут же отвесила  Макарову  оплеуху. Тот  испуганно шагнул  назад,
потирая ошпаренную щеку.
     - Ах, так? Драться? Драться, значит...
     Правая рука его полезла в расстегнутую кобуру, и оттуда вынырнул черный
блестящий макаров.
     - С кого мне начать?
     Дуло пистолета прицелилось Свете в лоб. Та побледнела.
     - Ты нормальный?..
     - А может, с тебя?
     Андрей перевел ствол.
     - Так с кого, все-таки?
     Потом опустил пистолет.
     - Нет. Интересно, а что скажет папа?
     Андрей засунул макаров обратно в  кобуру и, пошатываясь, двинул к своей
машине.
     - Интересно...
     Света проводила его долгим настороженным взглядом.  Потом посмотрела на
Сергея. Тот молчал.
     - Счастливо. - Быстро сказала Света и скрылась в подъезде.

     Прийдя  домой,  Макаров переоделся. Надоело шастать по городу  в форме.
Подумав  и  все  взвесив,   он  решил  отправиться   сейчас  в  какую-нибудь
забегаловку - продолжить начатое. Макаров пересчитал деньги и сунул в другой
карман табельный пистолет.

     Уже была ночь.  До  закрытия  заведения  оставалось  чуть меньше  часа.
"Успеем" - подумал Макаров.  Он взял  для затравки сто грамм  коньяка, и уже
пристроился  за  столиком  в  углу, недалеко  от  входа,  как, вдруг, увидел
высокого парня  в  кожаной куртке,  появившегося в  кафе. Макаров его  сразу
узнал. Он  почувствовал, что начал трезветь. Парень не успел увидеть Андрея,
который  сидел  в тени,  скрытый дубовой перегородкой с узорчатыми перилами.
Макаров вдавился  в  плечи. Краем глаза, не поворачивая головы, он наблюдал.
Повертел  в  пальцах  стакан,  отодвинул  его.  Перед  его  глазами  торчала
милицейская  Доска  Почета  "Внимание:  розыск!", и еще  -  мрачная  угрюмая
физиономия.  Макаров  чуть-чуть приподнял голову, поглядел. Нет, ошибки быть
не могло. Ему стало  холодно. Он никогда  еще не попадал в похожие ситуации.
Что  делать?   Выйти  сейчас   из-за  столика,   достать  корочку,   сказать
"гражданин..." У того наверняка дуло. Макарову было нехорошо...
     А,  может,  пошло оно  все?.. Нет.  Он нашел решение. Когда  преступник
встанет, пойдет наружу, Макаров двинется следом и на  улице, где  никого  не
будет,  засадит ему пол обоймы в спину... От  такого решения Макарову хорошо
не стало, но лучшего он придумать не мог. Андрей нащупал пистолет в кармане,
потом аккуратно,  чтобы никто  не  увидел, высунул  его. Раскрыл обойму. Все
патроны на месте. Андрей взвел курок. Сомнения закопошились в нем. А надо ли
убивать? Зачем? Андрей не решался.
     Он сидел тихо, перебирая в голове свои мысли...
     Андрею  Макарову  не повезло с детством. Некрасивый курносый мальчишка,
который совершенно не нравился девочкам. Он ощущал себя умнее сверстников, и
за это его всегда  не любили. Целыми днями Андрею  нечем было  заняться.  Он
пытался читать  книжки. Перечитал всю фантастику  и  детективы  из  солидной
отцовской библиотеки.  Пытался читать что-нибудь посерьезнее, но от классики
быстро клонило в сон.
     У Андрея  была мечта. Мечта странная, и он никому о ней не рассказывал.
Хотелось кого-нибудь убить. Впечатляло, как легко  и лихо  делали это  герои
боевиков, на которых Андрей всегда хотел  быть  похожим. Ему  казалось,  что
стоит  однажды  в жизни надавить курок, как сразу  же станет  легче. Отойдут
комплексы и  внутренние проблемы. Весь мир изменится. Не  только Света - все
вокруг будут по другому к нему относиться.
     Сам Андрей хорошо понимал абсурдность этой идеи. Понимал, но отделаться
от нее все равно не мог.  Сейчас его сверлило ужасное, невыносимое ощущение,
что вот теперь  он, наконец,  близок  к жуткому,  жестокому  моменту,  когда
наконец убедится, поймет, что это значит - убить кого-то.  Сейчас.  Сегодня.
По  спине  у Андрея  вредными  назойливыми тараканами  пробегали  мурашки...
Сегодня. Сейчас...
     И тут,  он увидел, как  в  кафе появился еще один - в черном плаще и со
спичкой во рту.  Быстро все оглядев, новый посетитель  двинул к столику,  за
которым  сидел парень в  кожаной куртке. Андрей еще  сильнее сжался. Он,  не
отрываясь,  следил за ними. Потом парень в  кожанке встал  и быстро пошел  к
выходу. Второй - в черном плаще и со спичкой брел следом, наклонив  голову и
как будто подметая взглядом все. Входная дверь закрылась за ними.
     Андрей заколебался. Он совершенно не знал, как  ему  быть... Но времени
мало. Если идти, то сейчас...
     Решился. Быстро встал и направился к выходу.
     Оказавшись на  улице, приостановился. Чуть в  стороне услышал негромкие
голоса.  Тихо  ступая,  Андрей приблизился  к  тому  месту, откуда они  были
слышны. Голоса стали  очетливее. Макаров сунул  пальцы в карман, пощупал там
пистолет.
     - ...я тебе сказал, Муха, наши тропинки разбежались, разъехались.
     - Тебя приговорила сходка.
     Андрей чуть-чуть высунулся,  поглядел  на  того, кто  это сказал. Тип в
черном плаще стоял, засунув руки в карманы. Он продолжал жевать  спичку. Сам
Андрей оставался в тени, и его не было видно.
     - Ты пришел, чтобы сказать мне об этом?
     -   Зачем?  Ты   ведь  и  сам  знаешь:  воровской   закон  гласит,  что
предательство  корешей  -  тягчайший грех. За  это - смерть.  Ты  сдал  всех
ментам, забрал бабки и смылся.
     Парень в кожанке отошел назад и присел.
     -  Кто  сейчас  чтит  воровские законы? Нынешние  авторитеты  -  бывшие
петухи.
     Муха покивал огорченно.
     - Ты знаешь, кто чтит. Железка. Сухой...
     - Передай им  привет, когда  встретишь...  -  парень  в  кожаной куртке
медленно приподнялся.
     - Сам передашь.
     Муха шагнул в  сторону. В темноте протрещала автоматная очередь. Парень
в кожанке упал на землю. Андрей задрожал. Он увидел, как из темноты появился
невысокий  в кепке. Качнулось  дуло короткоствольного  автомата. Не  опуская
дула, человек  в  кепке  подошел ближе.  Прогремело  два  выстрела. Стрелок,
откинувшись  назад, рухнул. Автомат упал  рядом. Парень в кожанке  поднялся,
подошел ближе.
     -  Железка всегда плохо стрелял. - Спокойно сказал Муха. - Но от Сухого
тебе не уйти.
     Парень  в  кожаной  куртке  пнул   Железку  ногой,  потом  добил  двумя
выстрелами.
     - Поглядим. - Сказал он.
     В  этот момент на Андрея что-то нашло.  Еще  две минуты назад  он  знал
точно  - стрелять ни за  что в  жизни не  будет. Но теперь... Макаров поднял
свой пистолет,  прицелился.  Рука  задрожала предательски.  Курок плясал, не
желая оставаться на месте.
     Андрей  выстрелил.  Потом  еще раз.  Первая  пуля  ударила в  дерево  в
сантиметре  от того  места,  где стояла мишень - человек  в кожанке.  Вторая
вбуравилась в бетонную стену. Выстрелить  в третий  раз Андрей не успел. Две
точные жестокие пули свалили его на землю.
     Муха опустил дуло. Потом  подошел к  Андрею, который  неподвижно лежал,
разбросав руки.
     - Кто это?
     Второй бандит подошел следом.
     - Мент из уголовки. - Сказал он спокойно. - Я его знаю.
     - Мент!? - Муха отошел назад, приподнял дуло. - Это он за тобой шел...
     - Но замочил его ты.
     Муха не успел  выстрелить.  Две  пули продырявили ему горло.  Высокий в
кожанке спрятал пистолет и исчез так быстро, словно его здесь и не было.

     Оперуполномоченный  Каменев  отодвинул папку. Дело  представлялось  ему
совершенно  неясным. Кафе недалеко от  центра Краснодара. Перестрелка.  Трое
убитых.  Среди  них  -  лейтенант  милиции  Андрей  Макаров.  Если произошла
разборка,  то  как там  оказался  Макаров? Он пытался  задержать кого-то  из
преступников? Или, услышав стрельбу, хотел вмешаться?
     Один из убитых, Иванченко Сергей Петрович по кличке "Железка" - матерый
рецедивист,  куча ходок, полжизни по зонам.  Из тех горбатых,  короче,  кого
принято исправлять  могилой. Другой - Васильев  Григорий  Алексеевич. Кличка
"Муха". Все тот  же  случай.  Недавно  освободился.  Отсидел  восемь  лет за
грабеж.
     Васильев  убит двумя пистолетными выстрелами.  Пистолет, из которого он
убит,  не  найден. Иванченко застрелили  из  этого самого  пистолета. Андрея
Макарова  убили из  другого пистолета -  из пистолета,  на рукоятке которого
отпечатки пальцев Васильева. Кто  этот третий, который смылся? Очевидно, что
он убил и Васильева и Иванченко;  Макарова же он не убивал. Не убивал, но он
из той же шайки. А, значит, соучастник.
     Майор  Каменев  достал  из  стола свой  табельный макар,  повертел его,
раскрыл обойму. Андрея  Макарова он почти не знал. Зато хорошо знал его отца
- Владимира Петровича Макарова.  Это был  старый кореш Каменева. Вместе  они
учились в  универе, вместе начинали в милиции. Макаров-старший уже  вышел на
пенсию. За время работы в органах он отложил кой-какие деньжата, да соорудил
котеджик  в три этажа с каменным забором - на окраине Краснодара. Человек он
был нежадный и сам для себя решил,  что хватит, пора остановится. Не набивай
рот - треснет.
     Опер Каменев высыпал патроны  на стол. В  мутном стекле этажерки увидел
свое отражение. Крупный сорокапятилетний мужчина - мужик, с лицом багровым и
чуть припухлым, какое бывает у всех любителей горячительного.
     - Нет, - сказал он  себе, - кем бы этот  фрайер ни  оказался, я достану
его. Обязательно достану.

     - Трагическое  сообщение. - Лицо  телеведущего  сделалось  печальным  и
строгим.  -  Вчера  был обнаружен труп лейтенанта  милиции  Макарова  Андрея
Владимировича...
     Света  собиралась   ужинать,  и  на  кухне  уже  свистел   чайник.  Она
остановилась, забыла про чайник, уселась на диван.
     - ...Как предполагается, лейтенант Макаров вступил в неравную схватку с
тремя  вооружеными  бандитами.  Двое  из них были  убиты.  Третьему  удалось
скрыться. Ведется расследование...
     На экране возникло фото Андрея с траурной черной повязкой.
     - ...Мы выражаем соболезнования...
     Чайник продолжал свистеть. Света  пошла на кухню. Когда она  вернулась,
уже  показывали  другое:  старенький  дедушка  в  больших  очках  критиковал
недостатки заводской столовой. Света  не стала выключать - просто приглушила
звук в  надежде услышать  еще  что-нибудь о смерти Макарова.  Она  была дома
одна. Родители отправились  в гости к знакомым  и  обещали вернуться поздно.
Засунув  руки в  карманы домашнего халата, Света прошлась по комнате. Взгляд
ее задержался  на  маленьком пушистом зайчике  в смешной  соломенной шляпке,
который стоял на тумбочке. Зайчика подарили Свете два месяца назад  на  день
рождения - ей тогда исполнилось девятнадцать.
     На  улице  темнело. Света повернула выключатель. Люстры в комнате  нет;
застекленный потолок светится весь - одномерным ровным сиянием. Вся мебель в
комнате - из красного дерева. Стены вместо обоев обиты бежевого цвета кожей.
В углу красуется большой  "Sony" со здоровенным экраном. Сверху на нем лежит
видеомагнитофон "Panasonic".
     Света  присела  на  диван. Взгляд ее  уныло скользил по книжной  полке.
Диккенс, Конан Дойль, Чехов, Драйзер,  Лермонтов, Толстой, Пушкин... Все это
она когда-то уже читала.
     ...Протрещал  звонок.  Света  замерла  на  мгновение,  подумала. Потом,
решившись, взяла трубку.
     - Але. - Это был Сергей. - Свету можно?
     - Можно.
     - Это ты? Привет.
     - Здравствуй.
     - Увидемся сегодня?
     Света  задумалась.  Вообще-то,  она  не  занята  сейчас.  Но  с  другой
стороны... А хотя, что, собственно,  случилось? Конечно, известие  о  смерти
Макарова произвело тягостное впечатление. Но она-то тут причем?...
     - Если хочешь - можно, - ответила Света.
     - Через полчаса я буду у твоего подъезда. Идет?
     - Через полчаса? - Света посмотрела на  маленький  светящийся циферблат
возле   телевизора.  Она  сейчас  собиралась  поесть.   Чай,  наверное,  уже
заварился. - Через час.
     - Давай через час. Я приду.
     - Хорошо. - Света положила трубку.
     За окном  стемнело.  Она повернула выключатель  и  плюхнулась на диван.
Когда  глаза  привыкли  к темноте, начала  различать корешки книг на  полке.
Читать слова  ни них Света уже  не могла: очертания  букв тонули в полумраке
комнаты.
     Она поднялась, зевнула медленно и отправилась на кухню.

     Перед тем, как  войти  в кафе,  опер Каменев свернул за угол и  еще раз
прошелся к  тому  самому месту, где все  случилось. Он  был тут  уже. Ничего
интересного. Кругом  кусты.  Кто угодно мог  притаиться с пистолетом в руке.
Особенно в темноте, ночью. Каменев прогулялся туда и назад, перебирая ногами
прошлогодний  мусор.  Он  достал   сигарету,   пожевал  ее,   потом  чиркнул
зажигалкой. Мимо прошли двое мальчишек в школьной форме.
     - Мы его после школы завтра встретим и замочим точно. - Уверенно сказал
один.
     - Жеку с собой возьмем, - добавил другой. - Втроем мочить будем.
     Каменев перевернул ногой старую грязную  газету.  На  первой странице -
доклад Горбачева. Что-то там про  радикальную  перестройку  общества.  "Надо
обязательно найти  этого  третьего" - сказал он себе. Недокуренную  сигарету
бросил на землю, придавив ногой.
     Потом Каменев пошел в кафе.  Тут сейчас  было безлюдно  и  тихо. Только
какой-то  парень  за столиком  в  уголку жевал  бутерброды.  Усатый бармен у
стойки читал газету. Увидев Каменева, он  никак не  прореагировал. Продолжал
читать.
     Каменев не  любил  барменов.  Это  у него  было  с  детства.  Точнее, с
молодости. Он помнил,  как еще старшеклассником заходил в бар, помнил какими
пустыми, невидящими глазами смотрел на него мужчина  за стойкой. Так, словно
бы  он, Каменев, был  мухой, ползающей по стеклу.  И однажды, вдруг, до него
дошло, что бармены - особая публика, и психология у них своя.  И если раньше
ему казалось, что бармену достаточно кинуть один только взгляд на вошедшего,
чтобы понять - есть ли у того деньги, то позже стало ясно: на самом деле тут
все  гораздо проще  и непригляднее. Бармен разговаривает  с посетителем так,
как  тот  сразу поставит  себя.  Он  будет  заискивать  перед  плохо  одетым
пареньком,  который сделает  блатную морду и потребует обслужить поскорее. И
тот  же самый бармен нахамит клиенту в дорогом модном  прикиде,  если клиент
попробует быть вежливым.
     Каменев подошел стойке и протянул удостоверение. Парень отложил газету,
быстро взглянул на корочку. На лице его промелькнул нервный испуг.
     - Несколько вопросов. - Сказал Каменев.
     - Да, конечно. - Бармен поднялся и быстро кивнул.
     - Ты работал вчера?
     - Я работал.
     - Тогда, ты в курсе, что произошло.
     - Да, в курсе.
     - Ты знаешь - погиб милиционер...
     - Да, знаю.
     Каменев положил на стойку фото Макарова.
     - Узнаешь?
     Бармен напрягся. Это видно было по его лицу. Он не узнавал.
     - Нет. - Покачал головой. - Не помню.
     - А этого?
     Каменев положил фото Железки.
     Бармен опять напрягся, опять подумал и опять покачал головой.
     Каменев убрал фото.
     -  Знаешь, что бывает  с  теми, кто не говорит нам правду? Я  могу тебя
прямо сейчас забрать.  Посидишь в камере день-другой, подумаешь. А мы к тебе
педика активного подсадим. Он тебе поможет вспомнить.
     - За что? - Парень ошарашенно поднял глаза на майора милиции. - За что?
Я, правда, не помню. Тут столько посетителей...
     - Это твои проблемы. Где тут телефон?
     Каменев огляделся.
     - Тут есть телефон?
     - Зачем? - У несчастного отнялись ноги. - За-зачем вам телефон?
     - Вызову оперов. Отвезут тебя в отделение.
     - Я... я попробую... еще раз покажите.
     Спинным  мозгом  парень  чувствовал,  что  все это - понт, ни  в  какое
отделение его не повезут. Но перепугался он не на шутку.
     Каменев  достал фотографии Макарова  и Железки, разложил их  на стойке.
Бармен аж стал белым от напряжения,  когда  вглядывался в эти лица. На лбу у
него выступил холодный пот.
     - З-знакомое ч-что-то. - Бармен ткнул пальцем  в фото Макарова. - По-по
моему, я его видел вчера. По моему, был он...
     Каменев положил рядом фото Мухи. У бармена в глазах аж заиграл огонек.
     -  Я  знаю его. - Сказал он  быстро. - Этот часто заходил стакан  водки
выпить. Лицо знакомое.
     Каменев тихо сжал зубы.
     - Вчера  он был?  - Спросил совершенно  спокойно, не показывая никакого
волнения.
     - Нет,  не был.  Но я  видел его. Зашел на минуту. Тут  парень какой-то
сидел. Они быстро поговорили и быстро вышли.
     - Парень? Узнаешь его?
     Бармен тяжело напрягся.
     - Да... наверное. Если фото покажете...
     Каменев посмотрел на часы.
     - Поехали в отделение. Сделаем фоторобот.
     Несчастный поднял  большие глаза  на  Каменева.  Тот сделал  над  собой
усилие, чтобы не улыбнуться.
     - Сделаем фоторобот, - сказал он, - и поедешь домой.
     Потом, вдруг, задумался.
     -  Хотя, нет. Сегодня ничего не выйдет. Завтра.  Сможешь подъехать... -
Каменев опять задумался.
     - ...в четыре вечера?
     Бармен неохотно кивнул.
     - Приеду.
     - А где сидел этот парень? За каким столиком?
     - Вот здесь. - Бармен показал стол как раз напротив стойки.
     - Хорошо. - Каменев кивнул. - Ты его должен был рассмотреть.
     Он подошел ближе, оглядел все.
     - Разве у вас не каждый день уборка? - Каменев увидел смятую сигаретную
пачку на полу, под столиком.
     Бармен пожал плечами.
     - Стараемся - каждый. Ну а так - как выходит.
     Каменев достал  из кармана аккуратный целофановый пакетик, поднял двумя
пальцами  сигаретную  пачку  и  опустил  ее  туда. Пакетик сложил  и сунул в
верхний кармашек пиджака.
     - Итак, завтра в четыре. - Сказал он. - Смотри. - Опер спрятал в карман
пиджака все три фотокарточки. - Чтобы не пришлось за тобой машину присылать.

     Приехав  в  отделение, Каменев зашел  к себе в кабинет. Сейчас сразу же
надо  сделать визит к Петрищеву.  Эксперт с пятнадцатилетним стажем считался
чуть ли не лучшим спецом в этой области.
     У  Петрищева  была  слабость.  Чтобы  не  сказать  -  болезнь.  Он  был
наркоманом.   В   молодости  еще,  когда  начинающий  медэксперт   занимался
наркотиками, у Петрищева появился почти неограниченный доступ к этому зелью.
Не  выдержав, он попробовал  сам. Потом повторил. Не заметил, как сигаретка,
набитая анашой, стала для него всем в жизни.
     Петрищев понимал,  что медкомиссия, которую  он проходил  ежегодно,  не
будет  вечно  закрывать глаза на явные признаки наркомании, понимал, что все
рано или поздно закончится  (тем более,  что на Петрищева уже стучали).  Ему
было  все равно.  Он спокойным и  мутным взглядом  смотрел в свое  невеселое
будущее.
     Каменев  хорошо знал о проблемах  коллеги  - о них знало все отделение.
Кто не знал  - догадывался. И сейчас, прийдя в  кабинет, Каменев открыл один
из  ящиков своего  стола. Здесь, в аккуратном  пакетике,  лежали сигаретки с
анашой. Каждая - на очередной  рабочий визит к Петрищеву. Без подношения тот
просто не будет ничего делать. Будет, вернее, но предложит встать в очередь.
А если тебе надо быстро, надо прям сразу... Словом, Каменев хорошо знал, что
без сигаретки в такой ситуации идти к Петрищеву незачем.
     Он  застал эксперта у себя, в рабочем кабинете.  Тот возился как  раз с
какими-то пузырьками.
     -  На  отпечатки пальцев  надо  проверить.  -  Сказал Каменев, доставая
пакетик со смятой пачкой. - Срочно надо.
     Петрищев поднял глаза. На пакетик, потом - на Каменева.
     Взгляд его сделался усталым и грустным.
     - Завал. - Сказал Петрищев спокойно. - Через неделю, не раньше.
     Внешне он  совершенно не был похож на классического бедолагу-наркомана.
Вопреки  распространенному  мнению,   люди,   которые  достаточно   долго  и
достаточно упорно покуривают анашу, не выглядят, как законченные дегенераты.
В отличие от  алкоголя,  трава не  дурманит  мозг,  а  наоборот  -  помогает
концентрировать работу мысли. Однако, это не значит, что анаша полезна. Тот,
кто долгое  время "сидит на травке",  постепенно перестает  быть  психически
нормальным человеком.
     Петрищев отвернулся, делая вид, что он занят и даже говорить у него нет
времени. Каменев достал из кармана сигаретку, положил ее на  стол.  Взгляд у
Петрищева заинтересованно оживился.
     - Давай сюда. - Сказал он. - Чего не сделаешь ради дружбы?

     Света уже оделась, когда раздался звонок  в дверь.  Кого  это принесло?
Неужели  Сергей  поднялся? Но,  ведь,  он  не  знает номера  квартиры. Света
открыла дверь. На пороге стоял Каменев. Она узнала его. Каменев снимал у нее
показания после того странного и жуткого инцидента у подъезда ночью.
     - Добрый вечер. - Сказал Каменев. - Если ты уходишь, то я ненадолго. На
пару минут.
     Света как раз обувалась.
     - Нет проблем. - Она приподнялась. - Я вас слушаю.
     - Пошли,  - сказал  Каменев.  - Поговорим в лифте. Не хочу держать тебя
тут одетой. У меня буквально пара слов.
     - Хорошо. - Света вышла наружу и закрыла за собой дверь.
     - То,  что я хочу сказать, тем не менее очень серьезно. Ты в курсе, что
случилось с Макаровым?
     Света остановилась.
     - Да, я знаю. А что?
     - Мы вышли  на след убийцы. У  нас есть его  отпечатки, скоро будет его
фоторобот.  Но дело  в том, что  тот  тип, который  напал  на тебя и  убийца
Макарова - один человек. Мы сопоставили отпечаток на пуговице твоей куртки и
отпечатки того, кто застрелил Макарова...
     Света  застыла.  Она  ясно  почувствовала, что  подъезд, где находилась
сейчас,  вдруг сделался маленьким и страшным. Не только подъезд - целый мир.
Света пристально, изучающе смотрела на Каменева.
     - Что это значит?.. Что это для меня значит?
     Каменев пожал плечами.
     - Не знаю.  Скорее всего - ничего. Мало  ли  бандитов в Краснодаре? Но,
все-таки,  мы  решили  позаботиться  о  твоей  безопасности.  Двое людей  из
угрозыска походят за тобой... Если ты не возрожаешь, конечно.
     Света нервно, вымученно улыбнулась.
     - Конечно, я не возражаю. А где... где эти люди?
     - Оперативники? Ты их  не будешь видеть. Так лучше. Но они будут рядом.
Все, что  от тебя требуется - когда  идешь  из дома куда-нибудь, набери этот
номер. Просто набери номер. Не перед самым выходом - минут за пятнадцать.
     Каменев вызвал лифт. Когда приехала кабина,  он достал ручку и блокнот.
Нацарапал там несколько цифр. Листок отдал Свете.
     - Честно говоря, - сказал он, когда уже ехали в лифте, - не думаю,  что
тебе действительно что-то грозит. Но лучше - если перестраховаться.
     Света была согласна.
     - Мы его возьмем, не переживай.  -  Добавил Каменев, когда они  вышли в
подъезд.
     На улице уже ждал Сергей. Каменев оглядел его.
     - Не потеряй листок, - сказал он, уходя.

     -  Если вы посмотрите  на  выступления Ельцина и других  так называемых
"демократов", то увидете там сплошные софизмы...
     Света смотрела в окно. Она плохо спала и выглядела неважно.
     -  ...Ельцин и другие "демократы"  постоянно спекулируют теми ошибками,
которые, конечно же,  были допущены. - Лектор вынул из кармана  засмарканный
носовой платок и медленно вытер им губы. - Они выдергивают отдельные факты и
выстраивают из них картину...
     Катя Мальцева,  когда увидела сегодня Свету, ахнула. "Что случилось?" -
Вырвалось у нее. Света, как могла объяснила.
     -  ...Они  всегда стараются  найти  какую-нибудь  грязь,  выкопать  еще
что-нибудь негативное...
     Сейчас Света  смотрела  в окно.  Мокрые деревья уныло,  печально стояли
вдоль дороги. Тяжелое небо с большими черными тучами как будто нахмурилось и
сделалось  еще ниже.  Света смотрела туда и видела  все  время одно  и тоже:
черную пустую улицу, подъезд и  человека, который идет следом. Она закрывала
глаза и пыталась разобрать черты его лица.
     - ...Сегодня все  больше и больше  людей  понимает, что откапывая грязь
везде,  в том числе  и  там,  где ее  нет,  "демократы"  пытаются  разрушить
национальное  сознание  русского народа,  привить  ему  чувство  собственной
неполноценности, ущербности. Они хотят внушить  русским людям, что те свиньи
и  должны  быть рабами.  И  нам нельзя спокойно смотреть на подобное. Нельзя
быть терпимыми  ко всякого рода враждебным проявлениям к русскому народу и к
нашему советскому государству.

     Услышав   звонок,  Света  напряглась.  Открывать?  Поерзала  на  месте,
мысленно перебрала всех, кто бы это мог быть. Потом подошла к двери.
     - Кто?
     - Это я, - услышала она спокойный насмешливый голос.
     Света искренне удивилась. Она быстро открыла дверь.
     Сергей улыбнулся ей, виновато и вымученно.
     - Как ты узнал мой адрес? - Спросила Света.
     - В справочном бюро. Кто-нибудь есть дома?
     Света заколебалась. Потом сказала:
     - Никого. Заходи.
     Сергей  осторожно переступил порог,  огляделся. Стены  в прихожей  были
оббиты  темнокоричневым  сукном, раскрашенным  под кирпич.  Сергей  потрогал
пальцем.
     - Красиво. - Сказал он.
     Света прошла с ним на кухню.
     - Хочешь чаю? Кофе?
     Сергей медленно покачал головой.
     - У меня нет времени. Я пришел попрощаться.
     - Попрощаться?.. - Света обернулась.
     - Мне нало уехать из города.
     - Надолго?
     - Не знаю. Может быть, навсегда.
     Света смотрела  ему  в глаза. Она  хотела  задать вопрос, но  не  могла
решиться. Сергей подошел ближе и взял ее за руку. Света отстранилась.
     - Я знаю все. - Сказала  она. - Знаю, что ты  преступник,  знаю, что ты
хотел ограбить меня и убить...
     Сергей сделал шаг назад.
     - ...Знаю, что ты убил Андрея...
     - Я его не убивал.
     Света молчала.
     - Твоего Андрея я не убивал. - Повторил Сергей.
     - А остальное правда?
     Сергей пожал плечами.
     - А какая разница? Правда - это то, во что мы сами верим.
     Света усмехнулась.
     - А во что ты веришь?
     - Я? - Сергей подошел ближе и взял ее за руку. - Я верю в то, что очень
люблю тебя...
     - Трогательно.  - Услышал он  сзади. -  Сейчас заплачу. Подними  руки и
медленно повернись.
     Сергей увидел краешком глаза  дуло макарова. Он, вдруг, отчетливо понял
- конец. На этот раз не выкрутиться. Он развернулся.
     - Вытащи пистолет. Аккуратно, двумя пальцами. Потом брось на пол.
     Сергей достал оружие.
     - Я не верю тебе, - сказала Света, опустив голову. - Ты - убийца.
     Пистолет упал на пол.
     -  Я - бедный, -  сказал Сергей, - а  ты богатая. Бедные должны убивать
богатых. Нас так в школе учили.
     Каменев подошел ближе, потом, не опуская ствола, вытащил рацию.
     - Поднимайтесь. - Сказал он и спрятал рацию обратно в  карман. -  Перед
тем,  как подохнешь, - добавил Каменев, обращаясь к Сергею, - хочу, чтобы ты
узнал  почему. Мент, который  погиб,  был сыном  моего лучшего  кореша. Я  -
человек несентиментальный, однако...
     Каменев приподнял дуло.
     - До встречи в аду.
     Света напряглась.
     -  Стойте! -  Крикнула она и шагнула  вперед. -  Вы так  не можете... -
Света покачала головой. - Нельзя, ведь...
     Каменев удивленно смотрел на нее.
     - Что это еще?
     Потом кивнул.
     - А, понятно. Любовь... Но я - человек действительно несентиментальный.
- Он взвел пальцем курок.
     Света подошла еще ближе. Теперь она стояла как раз против дула.
     - Вы не посмеете, - прошептала Света.
     - Ты думаешь?
     - Вы не можете...
     Опер напрягся. Пистолет дрогнул в его руке.
     - Девочка, уйди, - сказал Каменев спокойно  и примирительно. - Я, ведь,
обоих вас сейчас...
     Пистолет качнулся опять, и тут Света поняла - сейчас Каменев выстрелит.
     Что  случилось потом  -  случилось в одно мгновение.  Сергей  оттолкнул
Свету. Наточенное лезвие тихо блеснуло, вспорхнуло в воздухе.
     Света  онемело смотрела  на  Каменева.  Тот пошатнулся.  Рукоятка  ножа
торчала у него из груди. Раздался не очень громкий  стук. Это упал пистолет.
Каменев сделал неровный шаг, потом раскрыл рот и свалился на пол.
     Сергей быстро  подошел, пнул тело  ногой. Деловито вытащил  нож,  вытер
лезвие об одежду. Когда поднял голову, увидел пистолетное дуло в воздухе.
     - Не шевелись. - Тихо сказала Света. - Сейчас ты умрешь.
     Сергей  опять  улыбнулся. Придурочно  и наивно. Потом спокойно  пошел к
двери.
     - Стой. - Услышал он сзади.
     Света  шагнула следом. Пистолет задрожал  в руках  у нее,  затрясся.  И
полетел  в сторону.  Света  обессиленно рухнула на  пол, села  у  стены. Она
смотрела, как Сергей подобрал с пола оружие, сунул его карман.
     -  Не  говори им, как  было  на  самом  деле. - Бросил Сергей, уходя. -
Скажи, что я держал тебя под пистолетом.
     Света слышала  слова  его, как в  полусне, как в тумане. Потом хлопнула
железная  дверь. Загрохотали выстрелы. Дверь  тяжело  дернулась  - несколько
пуль ударило с той стороны.  Света подняла голову. В квартиру ворвались двое
в серых костюмах с дулами наготове. Один придерживал простреленную руку.
     - Где?! - Закричал оперативник. - Где он?!
     Света не понимала.
     - На крышу! - Крикнул другой. - Быстро!
     Света закрыла глаза.




     Стояло утро, холодное и ненастное. Света  вышла  из своего подъезда. На
ней  были белые джинсы и темная замшевая куртка. До начала лекции  еще полно
времени.  Можно  не  торопиться.  Света  задумчиво поковырялась  в  сумочке.
Расческа тихонько выскользнула и упала на землю.
     Света не заметила ничего.  Она шла по улице, погруженная в  свои мысли.
Света  не  видела,  как интеллигентного  вида  молодой  человек  в  опрятном
костюмчике наклонился и подобрал расческу. И, конечно, она понятия не имела,
что  это  - ее будущий муж. Света смотрела  на облака и думала,  что  скоро,
наверное, начнется дождь.
     ...Сейчас она идет спокойно по пустой улице, не замечая  ничего вокруг.
Но через минуту вздрогнет и обернется, когда услышит сзади:
     - Девушка, это не вы потеряли?


     1991-1993, 1996-1997,  1999-2000,  2002 гг.. Туапсе-электричка "Горячий
Ключ-Туапсе"-электричка "Сочи-Туапсе"-Торонто- Итобикок-Северный Йорк-Вон.


Популярность: 4, Last-modified: Mon, 10 Feb 2003 06:40:12 GMT