Историческая повесть


     ---------------------------------------------------------------------
     Книга: С.Н.Сергеев-Ценский. Собр.соч. в 12-ти томах. Том 4
     Издательство "Правда", Библиотека "Огонек", Москва, 1967
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 25 октября 2002 года
     ---------------------------------------------------------------------







     Шлюпки  с  младшими  офицерами эскадры  вице-адмирала Нахимова одна  за
другой подходили к флагманскому кораблю "Императрица Мария".
     После  сильного шторма,  немилосердно трепавшего перед тем  двое  суток
суда, заштилело, и даже зыбь успела улечься настолько, что шлюпки без особых
усилий приставали к трапу корабля.
     Мичманы настроены были празднично,  взбираясь по  трапу на палубу.  Еще
бы!..  Во-первых,  Павел Степанович не  зря же вызвал их перед самым обедом:
он,  конечно,  оставит их у себя обедать, и тут-то они разузнают как следует
все  новости,  чтобы  было  с  чем  вернуться,  кроме официальной переписки;
во-вторых,  они уже около месяца не  сходили никуда каждый со своего судна и
не видались с товарищами из других экипажей; в-третьих, наконец, подымало их
настроение и  то,  что  через  них  будут переданы командирам судов какие-то
важные приказания насчет будущих действий, не говоря уже о копиях с царского
манифеста о войне с Турцией.
     О  том,  что  война  уже  объявлена,  еще  два  дня  назад извещалось с
флагманского корабля  сигналом,  но  штормовая погода  мешала  общению между
судами эскадры.
     Весть  о  войне  принес  пароходо-фрегат  "Бессарабия",   пришедший  из
Севастополя.  Всеми предполагалось,  разумеется, что вместе с этой короткой,
но  весьма значительной вестью пришел на  имя  Нахимова обстоятельный приказ
начальника штаба  русского флота,  светлейшего князя  Меншикова,  и  настала
наконец-то  пора  вполне  ясных  отношений к  турецким военным и  купеческим
судам,  которые бороздили волны Черного моря бок о  бок с  русскими,  но  за
действиями которых предписывалось только "наблюдать".
     И  вот целое лето,  с тех пор как прибыл в мае на пароходе "Громоносец"
Меншиков  из   Константинополя  после  неудачных  переговоров  с   турецкими
министрами, только и делали, что "наблюдали".
     Для  этого  от  берегов  Кавказа  и  до  самого  Босфора рассыпаны были
небольшими отрядами крупные и  мелкие суда.  Но  нести  эту  дозорную службу
долгое время можно было  только при  помощи пароходов,  которые и  во  время
полного штиля имели способность подходить близко к парусным сторожевым судам
и перекачивать на них шлангами пресную воду. Иногда же бочки с пресной водой
спускались ими просто в  море,  а  потом уж  эти бочки пригоняли на  буксире
спущенные с судов шлюпки.
     Тем же порядком, в бочках, доставлялась и зелень для команд и солонина,
и  часто  бывало  так,  что  офицерский стол  ничем  не  отличался от  стола
матросов.
     Скучно было.  Время  заполнялось главным образом учебной стрельбой,  но
что делалось в  мире,  об этом в  открытом море неоткуда было узнать.  Можно
было только гадать,  догадываться, делать разные смелые предположения до тех
пор,  пока из Севастополя не приходили другие суда на смену сторожевым и  не
привозили свежие новости и газеты.
     Однако вплоть до поздней осени ни из этих свежих новостей, ни из газет,
ни  даже во время стоянки в  Севастополе,  когда чинились суда и  запасались
провизией и  водой,  все-таки нельзя было узнать определенно,  начнется ли в
этом  году  война,  или  европейские дипломаты сделают  все,  чтобы  она  не
возникла.
     В  октябре,  9(21)  числа,  Меншиков послал  из  Севастополя к  берегам
Анатолии эскадру Нахимова из четырех линейных кораблей,  фрегата и брига.  В
предписании, полученном при этом Нахимовым от светлейшего, говорилось:
     "По сведениям из  Константинополя,  между прочим,  сделалось известным,
что  турецкое правительство дало наставление своим крейсерам,  по  миновании
сего 9(21) октября,  в случае встречи с русскими и буде они в меньших силах,
атаковывать их.  Так  как  известие это неофициальное и,  следовательно,  со
стороны  нашей  не  должно  быть  принято  за  разрыв,  а  между  тем  такое
распоряжение  турецкого   правительства,   буде   оно   справедливо,   может
подвергнуть наших крейсеров внезапной атаке,  то,  в предупреждение сего,  я
предписываю:  1) пароходу "Бессарабия" находиться в вашем отряде;  2) вашему
превосходительству распространить свое  крейсерство к  анатолийскому берегу,
между мысом Керемпе и портом Амастра, так чтобы быть на пути сообщения между
Константинополем и Батумом.  Эскадра ваша может подходить на вид берегов, но
не  должна  без  повеления  высшего  начальства или  открытия  неприязненных
действий со стороны турок вступать с ними в дело".
     Это предписание заканчивалось тем, что все русские суда, разбросанные в
море,  должны были стянуться к эскадре Нахимова. Став таким образом во главе
больших уже морских сил,  Нахимов предупреждал всех командиров судов,  какой
линии поведения им надо держаться:
     "Так как Россия не объявляла войны,  то при встрече с  турецкими судами
первый неприязненный выстрел должен быть со стороны их; те же турецкие суда,
которые на это решатся,  должны быть уничтожены.  Я  убежден,  что в  случае
разрыва между Россией и Турцией каждый из нас исполнит свое дело".
     Все флотские офицеры отметили тогда тон обращения Нахимова к командирам
судов.  Вице-адмирал не парил где-то в малодоступной выси и не гремел оттуда
жесткими словами приказа:  он  не  отделял себя  ни  от  командиров,  ни  от
экипажей своих судов;  "был убежден" во всех точно так же,  как и в себе. Он
оставался верен себе и теперь, когда наступали грозные дни испытаний. Другим
никто и  не  представлял себе Нахимова,  иначе за  что бы  так любили его не
офицеры только, но и матросы, называвшие его "отцом"?
     Октябрь,  как  обычно на  Черном море,  был  очень  бурный,  часто  дул
норд-ост большой силы,  качавший огромные корабли,  как рыбачьи лодки. Между
тем  эскадра  Нахимова  держалась,   как  и  было  ей  предписано,   в  виду
анатолийских берегов;  вся ширина Черного моря лежала перед ней,  отделяя ее
от родной бухты.
     Ветер   бушевал  кругом  по   нескольку  суток  подряд;   лили   дожди;
замороженные паруса рвались, леденели палубы, так что на них невозможно было
держаться при  сильнейшем крене  судов;  иногда  свирепые смерчи крутились и
двигались по морю с большой быстротой;  матросы и офицеры выбивались из сил,
борясь не с врагами России, а только с разгулявшимися стихиями...
     Но в  конце октября впервые прозвучало и слово "враги".  Из Севастополя
пришел корвет "Калипсо" и привез от Меншикова весть, что враждебные действия
на  Дунае со стороны турок начались:  из турецкой крепости Исакчи обстреляли
продвигавшуюся вниз по Дунаю небольшую флотилию мелких русских судов, причем
был  убит  командовавший этой флотилией капитан 2-го  ранга Варпаховский,  а
вслед за  тем турки перешли на правый берег Дуная и  заняли селение Калафат,
"так что  следует считать,  что война не  только объявлена турками,  но  уже
идет. Поэтому и русской эскадре вменяется в обязанность задерживать турецкие
военные суда,  если  они  не  будут оказывать сопротивления;  если же  будут
сопротивляться и вступать в бой, - уничтожать их".
     Однако,  что касалось купеческих судов,  то  их  приказано было пока не
трогать  и  ждать  особого  распоряжения  на  этот  счет.   Неопределенность
положения все-таки,  значит, оставалась; она должна была замениться ясностью
только теперь,  с получением манифеста из Петербурга;  кстати, точно нарочно
для этой именно цели, выдался ясный, тихий и очень теплый день.




     В приказаниях Нахимова действительно была полная ясность, тем более что
они не носили названия "секретных" или "тайных" и даже совсем не были похожи
на приказания.
     "Отец" матросов и  младших офицеров остался самим собою -  у  него  был
свой  стиль.  Бумажки,  выданные  в  штабе  флагмана мичманам,  были  такого
содержания:
     "Не имея возможности за крепким ветром и  большим волнением передать на
суда  вверенного мне  отряда копии с  манифеста объявления войны Турцией,  я
передаю их теперь и предлагаю гг. командирам приказать священникам прочитать
их при собрании всей команды.
     Имею  известие,  что  турецкий флот  вышел в  море с  намерением занять
принадлежащий нам порт Сухум-Кале и  что для отыскания неприятельского флота
отправлен  из  Севастополя с  шестью  кораблями  генерал-адъютант  Корнилов.
Неприятель не иначе может исполнить свое намерение,  как пройдя мимо нас или
дав нам сражение.
     В  первом  случае  я  надеюсь  на  бдительный надзор  гг.  командиров и
офицеров;  во втором,  -  с божьей помощью и уверенностью в своих офицерах и
командах,  -  я  надеюсь с  честью  принять сражение.  Не  распространяясь в
наставлениях, я выскажу свою мысль, что в морском деле близкое расстояние от
неприятеля и взаимная помощь друг другу есть лучшая тактика.
     Уведомляю  гг.   командиров,   что  в  случае  встречи  с  неприятелем,
превышающим нас в силах,  я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый
из нас сделает свое дело".
     Не "приказываю",  а "надеюсь";  не "предписываю",  а только "высказываю
свою мысль, не распространяясь в наставлениях", и в заключение - "совершенно
уверен, что каждый из нас сделает..."
     Небо было чистое,  голубое;  на  море почти штиль.  Оно не  успокоилось
совершенно,  но зыбь была уже мелкая и сверкала под ярким солнцем, как битое
стекло.  Высокие гористые берега Анатолии,  ничем не  отличавшиеся издали от
берегов Кавказа,  перед тем несколько дней подряд заволоченные то дождем, то
туманом,  то низко лежащими тучами,  теперь имели вымытый, праздничный вид и
изумляли богатством и  нежностью красок,  и  совершенно как-то  не  хотелось
верить, что красивые берега эти - враждебные берега.
     С  корабля  "Чесма"  командирован был  на  флагманский  корабль  мичман
Белкин,  с фрегата "Кагул" -  Забудский,  с брига "Язон" - Палеолог 2-й. Все
они,  как и другие два мичмана -  с кораблей "Храброго" и "Ягудиила", - были
народ крепкий,  по-молодому энергичный, влюбленный и в море и в Нахимова как
в  великого знатока и  моря и морской службы,  такого несравненного знатока,
похвала которого способна поднять каждого из них до небес.
     Даже,  пожалуй,  мало было сказать о нем "знаток": иной знаток мог быть
высокомерен,  холоден,  пренебрежителен  к  тем,  кто  не  успел  еще  стать
знатоком. Нахимов же был не только знаток, но еще и поэт-моряк.
     Для него незнание дела было нелюбовью к делу,  а нелюбовь к делу -  все
равно  что  безнравственность,   преступление;  если  же  он  сталкивался  с
небрежностью, то это в глазах его было не чем иным, как нарушением присяги -
совершенно бесчестным поступком.
     Он  был  строг  ко  всяким неисправностям по  службе,  но  все  видели,
насколько был  строг он  к  самому себе,  и  все  знали,  что  эта строгость
необходима в  море,  что море не шутит с теми,  кто вздумает не в добрый час
пошутить с ним.
     Биографии Нахимова тогда не было в печати, - он был слишком скромен для
того,  чтобы иметь биографов,  -  а  в  послужной список его попадали только
казенные скупые фразы о том,  где он проходил службу,  когда и какой получил
чин  или  орден.  Но  от  старших  моряков  к  младшим переходили рассказы о
Нахимове,  и  каждый  из  мичманов,  явившихся  в  этот  ноябрьский день  на
флагманский корабль, их знал.
     Так,  известно им было,  что случилось в  Балтийском флоте лет двадцать
назад, когда Нахимов был командиром фрегата "Паллада" - образцового фрегата,
построенного на верфи в Охте под личным его наблюдением.
     Изобилие шхер  и  вечные туманы делают плавание на  Балтике несравненно
более трудным делом, чем на Черном море, и вот в бурную августовскую погоду,
притом  поздно  вечером,   шла  крейсировавшая  под  командой  вице-адмирала
Беллинсгаузена большая эскадра из  семи  линейных кораблей,  семи фрегатов и
нескольких бригов;  в числе семи фрегатов была "Паллада". Эскадра шла вблизи
Дагерорда, где был маяк, однако маяка не было видно из-за низко спустившихся
густых туч, а место это считалось опасным ввиду подводных камней.
     На вахте "Паллады" стоял тогда лейтенант Алферьев,  но командир фрегата
слишком хорошо  изучил Балтийское море,  чтобы  положиться только на  своего
лейтенанта и успокоиться.  Он не полагался даже и на командира эскадры, хотя
Беллинсгаузен считался весьма опытным моряком,  некогда совершившим плавание
к  Южному полюсу.  Он  неустанно смотрел в  сторону берега,  не покажется ли
маяк.
     И маяк блеснул -  раз,  два,  три,  потом его снова затянуло тучами. Но
Нахимов успел  все-таки  благодаря этим  коротким миганиям маяка  определить
место,  на котором находилась эскадра, и, к ужасу своему, убедиться, что она
идет прямо на камни.
     В это время сменяется лейтенант Алферьев (была уже полночь),  и Нахимов
с ним вместе еще раз проверяет по карте свой вывод и видит, что вывод верен.
Но он всего только капитан 2-го ранга, а вице-адмирал Беллинсгаузен - старик
очень  крутого  нрава.  Чтобы  предотвратить аварию,  нужно  сделать сигнал:
"Эскадра идет  к  опасности!"  Но  это  будет  проступком против дисциплины:
штаб-офицер не смеет учить вице-адмирала, что ему делать в море.
     Наконец,  с минуты на минуту можно ожидать, что на адмиральском корабле
будет поднят сигнал о перемене курса... Но минуты идут за минутами, никакого
сигнала на адмиральском корабле не видно. И Нахимов приказал сделать то, что
нужно было сделать:  сигнал был дан, и фрегат "Паллада" поворотил в сторону,
а за ним,  разобрав грозный сигнал,  повернула и вся эскадра,  кроме корабля
"Арсис",  который весьма недолго шел  прежним курсом и  пушечными выстрелами
донес адмиралу о  своем бедствии,  -  на нем не разглядели сигнала "Паллады"
или не сочли нужным с ним считаться.
     "Арсис" сел на камни,  дно его было пробито.  Чтобы помочь ему сняться,
пришлось сбросить в  воду  все  орудия его  верхней палубы и  срубить мачты.
Только через два  дня  удалось стащить его  и  на  буксире отправить в  Або.
Оказалось,  что еще два корабля могла бы постигнуть участь "Арсиса", если бы
Нахимов поколебался дать сигнал и  запоздал бы  с  ним  на  несколько минут:
днища кораблей этих уже скользили по  обочинам камней,  когда делали поворот
на новый курс.
     Так  спас этот поэт-моряк Балтийскую эскадру.  Но  года через два после
того переведен он был в Черноморский флот, к адмиралу Лазареву, под командой
которого  сражался  на  "Азове"  в  Наваринском бою.  На  Николаевской верфи
строился под наблюдением Нахимова корабль "Силистрия", и сам он был назначен
командиром этого корабля.
     Новый  корабль участвовал в  обычном практическом плавании,  в  котором
ничто  не  грозило аварией в  ясный день  и  на  глубокой воде.  И  все-таки
случилась авария;  другой корабль,  "Адрианополь",  выполняя эволюцию вблизи
"Силистрии", был так неудачно повернут, что предотвратить столкновение его с
"Силистрией" оказалось невозможным.
     Нахимов был наверху,  на юте,  он успел только скомандовать: "С крюселя
долой!"  -  чтобы люди при столкновении не попадали в море.  По этой команде
матросы и офицеры бросились вниз,  в сторону,  противоположную той,  которая
была под  ударом "Адрианополя",  сам  же  командир как стоял на  юте,  так и
остался.
     "Адрианополь" шел полным ходом на "Силистрию".
     - Павел Степанович!  Ради бога,  сойдите вниз!  - кричал старший офицер
"Силистрии" своему командиру,  но  Нахимов только поглядел на него и  махнул
кистью руки.
     Настал страшный момент:  "Адрианополь" врезался в  борт  "Силистрии"...
Полетел  вниз  раздавленный  двенадцативесельный  катер,  закачались  мачты,
рухнула  стеньга,  обломки  снастей  посыпались  около  Нахимова,  и  только
благодаря счастливой случайности он отделался небольшим ушибом плеча.
     И  весь вечер,  и  всю ночь,  и  целое утро экипаж "Силистрии" работал,
исправляя повреждения, и всеми работами бессменно руководил сам Нахимов.
     Но вот работы кончены, поднят сигнал: "Повреждения исправил", и старший
офицер нашел момент спросить:
     - Павел Степанович, скажите мне все-таки, отчего же вы не сошли с юта?
     - Как же так, помилуйте-с, отчего не сошел? Что же тут непонятного-с? -
удивился Нахимов. - Это ведь всего только несчастный случай, а если бы вдруг
сражение-с? Что же я, и во время сражения должен уходить с юта? Нет-с, на то
я и командир,  чтобы быть всегда на своем месте и команде подавать пример...
С  кого же  пример будет брать команда,  скажите на  милость,  если командир
сбежит от опасности?
     Но запанибрата с  опасностью был он и  в свои молодые годы,  задолго до
того, как сделался командиром корабля.
     В 1824 году он, двадцатидвухлетний лейтенант, отправился в кругосветное
плавание  на  фрегате  "Крейсер",  которым  командовал Лазарев.  Цель  этого
плаванья - охрана русских колоний в Северной Америке.
     Фрегат шел Южным океаном при очень бурной погоде.  Его трепало так, что
один матрос упал со  снастей в  воду.  Кто тут же  бросился спускать шлюпку,
чтобы спасти матроса?  Лейтенант Нахимов. Шлюпка была спущена с подветренной
стороны фрегата,  и вот Нахимов огибает судно,  чтобы поспеть туда,  где еще
мелькает в  волнах голова борющегося за  свою  жизнь  матроса.  Но  налетает
сильнейший внезапный шквал с ливнем, и шлюпка с Нахимовым уносится, исчезает
из  глаз,  а  на  фрегате вся  команда занята  тем,  чтобы  сберечь судно  -
поставить паруса,  как это требовалось моментом. Не меньше получаса прошло в
напряженнейшей работе,  а  тем временем прояснилось,  и  вспомнили наконец о
шлюпке.
     И  сам  Лазарев  и  другие  офицеры  смотрели  в  зрительные трубы,  не
покажется ли  где,  хотя  бы  килем кверху,  злополучная шлюпка;  смотрели и
матросы с марса,  смотрели час,  два,  три... Шлюпки не было. Явно - погибла
она вместе с храбрым лейтенантом и шестью гребцами при нем так же, как погиб
упавший матрос.
     Стало вечереть,  темнеть,  и  Лазарев отдал приказ продолжать плавание.
Паруса уже  начали наполняться ветром,  как вдруг один зоркий унтер-офицер с
салинга закричал:
     - Вижу катер! Вижу катер!
     Фрегат пошел навстречу шлюпке,  и  Нахимов со  своей небольшой командой
был спасен.  Все были мокры с головы до ног,  все успели почти оледенеть, но
по  крайней мере выхвачены из пасти океана живыми.  А  волнение было до того
сильным,  что  шлюпку,  так  героически  выдержавшую бурю,  разбило  о  борт
фрегата, когда ее поднимали на боканцы.
     Радость  Лазарева была  безмерна:  очень  любил  он  и  ценил  молодого
лейтенанта, и в Наваринском бою Нахимов вполне оправдал эту любовь и доверие
со  стороны своего командира,  когда  был  под  его  начальством на  корабле
"Азов".
     Наваринский бой  стал боевым крещением не  одного Нахимова:  тогда,  на
"Азове" же,  вместе с  ним были и  мичман Корнилов,  теперь вице-адмирал,  и
гардемарин Истомин, теперешний командир корабля "Париж", капитан 1-го ранга.
     "Азову" пришлось сражаться с несколькими турецко-египетскими судами,  и
от  его  метких  выстрелов взлетел на  воздух флагманский корабль египетской
эскадры,  затонули еще два фрегата и  корвет,  уничтожен флагманский корабль
тунисского   адмирала,    наконец,    сбит   на   мель   и    потом   зажжен
восьмидесятипушечный турецкий корабль...  И признанным героем дня на "Азове"
был тогда Нахимов.  Он - молодой еще лейтенант - умел уже, как никто другой,
и воспитывать и обучать матросов.
     Как и чем?  Линьками,  как это было принято во флоте?  Нет. Ни с кем из
офицеров не  чувствовали себя матросы так свободно,  как с  Нахимовым,  ни к
кому другому не подходили они запросто поговорить о  своих нуждах,  и  никто
другой из  офицеров целого флота не  был  так  хорошо известен матросам всех
судов, как Нахимов.
     И  все  знали  случай,  когда  Нахимов,  будучи командиром "Силистрии",
получил замечание от только что переведенного из Балтийского в  Черноморский
флот вице-адмирала Чистякова за  то,  что  на  его  корабле оказался один не
чисто выбритый матрос.
     - Ты  почему же  не  выбрился как следует?  -  спросил Нахимов матроса,
когда адмирал сошел с корабля.
     - И  ведь  хотел  же  было  выбриться  сегодня,  да,  признаться,  жена
отговорила,  -  смущенно объяснил виноватый,  который был  всегда на  лучшем
счету как старый, опытный баковый матрос.
     - Вот  видишь ли,  друг мой,  как бывает:  жена твоя говорит тебе одно,
адмирал же  совсем  другое,  -  спокойно сказал Нахимов.  -  Раз  начальство
требует,  чтобы бриться,  так ты  уж  жену не слушай,  а  сейчас же ступай и
обрейся как следует: не такой это большой труд.
     На  другом  судне,  у  другого  командира,  матрос,  подведший его  под
замечание адмирала,  был бы нещадно избит линьками, а Нахимов приказал своим
подчиненным, чтобы виновного никто и пальцем не тронул.
     Однажды,  уже в  адмиральском чине,  Нахимов командовал отрядом судов у
берегов Кавказа.  Став  на  якорь  против  небольшого укрепления Субаши,  он
отпустил офицеров на берег.  Тут узнали они,  что в лазарете лежит лейтенант
Стройников, офицер корвета "Пилад", заболевший рожей.
     Пошли проведать и нашли его в жалком виде:  без денег,  без необходимых
вещей,  под маской из толстой синей бумаги,  в солдатском белье.  Стройников
жаловался,  что  несколько дней не  пил  чаю,  и  просил прислать ему  чаю и
сахару.
     Вернувшись,  офицеры доложили об этом Нахимову - и как же забеспокоился
тот об участи лейтенанта чужого отряда!
     - Много ли у нас денег?  -  спросил Нахимов своего адъютанта, ведавшего
расходами, так как сам он никогда не занимался этим.
     - Всего-навсего только двести рублей, - ответил адъютант.
     - Ну что же-с,  вот и пошлите-ка ему все двести!  - приказал Нахимов. -
Пошлите также ему белья, чаю, сахару, лимонов, провизии, какая найдется.
     - Павел Степанович,  и  лимонов и  провизии у нас теперь очень мало,  -
возразил адъютант, - и достать здесь нам этого будет негде.
     - Лучше уж мы обойдемся, а больному надо.
     И деньги,  и чай, и сахар, и лимоны, и провизия, и белье были тотчас же
отправлены Стройникову, но Нахимов не ограничился этим.
     Когда  эскадра  снялась  с  якоря  и  отправилась дальше,  он  приказал
направить свой крейсер "Кагул" на сближение с корветом "Пилад", которому был
дан сигнал: "Подойти для переговоров".
     "Пилад" подошел, и командир его явился на "Кагул" с рапортом.
     Приняв рапорт, Нахимов спросил очень сухо:
     - Скажите-с,  вы  как же  это бросили своею больного офицера на берегу,
почти что на произвол судьбы-с?
     - Развело тогда сильную зыбь,  поэтому поторопились отойти от берега, -
объяснил командир "Пилада".
     - Однако несколько дней уже лежит он там,  и  вы о  нем не вспомнили-с!
Как же это так, а?.. Стыдно-с! Срам-с... Я человек холостой, одинокий, и это
скорее мне позволительно было бы  иметь такое черствое сердце,  а  не  вам -
отцу семейства-с! Ведь у вас есть уж на возрасте сыновья-с... Что, если бы с
одним из ваших сыновей так поступили?  Заболел бы он на корабле,  - его бы и
сбросили на  пустой почти берег...  Хорошо бы  это  было,  а?..  Прощайте-с,
больше я ничего не имею вам сказать!
     Но,  ничего больше не сказав командиру "Пилада", он тут же распорядился
перевезти Стройникова для лечения в Севастополь на шхуне из своего отряда.
     Все мичманы знали и  то,  что унтер-офицер,  который разглядел шлюпку с
Нахимовым в  Южном океане и  тем спас жизнь ему и шестерым матросам-гребцам,
потом получал от Нахимова ежегодную пенсию.




     Нахимов,  конечно,  пригласил мичманов к  обеду,  так как в это время в
кают-компании  собрались уже  все  офицеры  "Марии",  столы  были  уставлены
приборами, вносились дымящиеся суповые кастрюли.
     "Мария"  была  кораблем гораздо  более  поздней  постройки,  чем  такие
ветераны Черноморского флота,  как "Ягудиил" и "Храбрый", заложенные еще при
Павле,  -  поэтому и кают-компания здесь была и обширней, и светлей, и лучше
обставлена.
     Теперь, за обедом, как и ожидали мичманы, она была полна возбужденными,
взвинченными голосами офицеров,  на все лады обсуждавших то,  что,  наконец,
началось,  -  войну. И хотя война началась с Турцией, но о Турции говорилось
за обедом все-таки меньше, чем о ее покровительницах - Англии и Франции.
     - В сущности,  политическое положение вполне ясное,  - говорил командир
"Марии",  капитан 2-го ранга Барановский, плотный, черноволосый, с несколько
рачьими глазами.  -  Англия пришвартовалась к  Франции,  а  Турцию взяла  на
буксир.
     - Конечно, Турция ни за что бы не начала войны, если бы не этот буксир,
- соглашался с ним старший адъютант штаба Нахимова,  лейтенант Острено,  тот
самый,  который ведал  всеми  личными деньгами адмирала и  вообще  всем  его
хозяйством на  корабле и  на  севастопольской квартире.  -  Ведь это  страна
нищая;  англичане,  разумеется,  дадут ей денег, а паши разберут их по своим
карманам.
     - А как все-таки нищая? - спросил его мичман Белкин.
     - Нищая!.. Россия в двадцать раз богаче!
     - Флот, однако же, неплохой...
     - Два турецких парохода я видел:  хороший ход, - сказал мичман Панютин.
- Нашим, пожалуй, не уступят.
     - Осторожно сказано!.. Пароходы турецкие лучше наших.
     - Есть и лучше, есть и хуже.
     - У  нас тихоходы -  потому что коммерческие,  а  у  них есть настоящие
военные... хотя, конечно...
     - Что "хотя, конечно"?
     - Для серьезного боя пароходы все равно не годятся...  А  вот я читал в
какой-то статье,  что у Турции семьсот тридцать миллионов дохода...  Так как
же она нищая?
     - Чего семьсот тридцать миллионов? - усмехнулся на этот вопрос Панютина
Острено.  -  Пиастров?  А  пиастр теперь шесть  копеек,  да  и  того  нет...
Переведите-ка на рубли, - сколько будет? Полнейшие пустяки!
     - Мусульманское духовенство зато богато, - оно и раньше давало на войну
деньги и теперь тоже дает,  - заметил Барановский. - У мусульман так: что ни
война,  то во имя пророка Магомета...  Вытаскивай, значит, мулла, денежки из
сундука, да кстати и зеленое знамя.
     - Стало быть, газават? - удивился Белкин.
     - Газават не газават - пока еще так говорить, конечно, не будут; однако
до этого скоро они дойдут. Будет у них и благой мат и газават, - погодите!
     - Значит, на Дунае уж сражаются? А там у меня брат подпоручик, - сказал
мичман Палеолог,  обращаясь к  сидевшему рядом с  ним  флаг-офицеру Нахимова
Костыреву, тоже мичману.
     - Есть  слух  о  каком-то  сражении там...  Только будто бы  не  совсем
удачном,  -  отозвался Костырев,  услужливо наливая  гостю  с  брига  "Язон"
красного вина в стакан.
     - Неудачном? - быстро спросил Палеолог, поднял, как мог высоко, брови и
впился в Костырева встревоженными глазами. - Это где именно?
     - Не знаю,  где именно,  и насколько неудачно,  тоже не знаю,  - слышал
вскользь...  А вот Исакчи,  говорят, наши канонерки сожгли гранатами, - лихо
кивнул круглой головой Костырев.
     - Сожгли?  Это здорово!  А на Кавказе как? Должно быть, и на счет поста
святого Николая одно вранье!
     - Нет,  там уже теперь турки... "Бессарабия" привезла подробности. Дело
подлое:  турки напали ночью и в больших силах,  - а никто там этого не ждал,
конечно, - раньше, чем объявлена война.
     - И действительно все там погибли?
     - Все до единого... Весь гарнизон вырезан.
     - Весь?  Правда, значит?.. А что же наши? И что же мы стоим здесь, а не
идем туда?
     - Туда  идет  эскадра  адмирала  Серебрякова,   -   успокоил  Палеолога
Костырев.  -  И  будьте уверены,  дадут знать тюркосам,  как по  ночам людей
резать без объявления войны.
     - А что с пароходом "Колхида"? Есть подробности?
     - "Колхида" сел на мель, попал под ружейный огонь с поста "Николай", не
только под пушечный...  Потери понес порядочные,  и  мачты пришлось срубить,
однако же  снялся своими средствами и  ушел.  А  турки уж  к  нему на  своих
кочермах устремились - думали, вот он, приз! Им всыпали по первое число.
     - Конечно,  один  пароход туда же  сунулся -  хотел вернуть пограничный
пост! Турки его большими силами заняли и артиллерии туда навезли вдоволь.
     - Ничего, Серебряков им задаст пфейферу!
     Нахимов сидел в  замке большого стола,  как всегда,  когда он  обедал в
кают-компании.  Около него разместились:  капитан-лейтенант Воеводский,  его
племянник;  мичман Фельдгаузен,  один  из  его  флаг-офицеров;  старший врач
"Марии" Земан; судовой священник о.Лука и близко к нему - мичман Варницкий с
корабля "Три святителя".
     Что  скажет Нахимов -  вот  на  что  все целиком свое внимание устремил
Варницкий,  но  адмирал в  начале обеда держал себя только как  хлебосольный
хозяин,  которому доставляет удовольствие заботиться о  гостях;  так  что  и
начисто лысый со лба и  затылка и с обильной перхотью на черной рясе о.Лука,
и  старший  лекарь  Федор  Карлович,  не  привыкший ни  в  малейшей  степени
сомневаться в  себе,  шумоватый человек с  апоплексически короткой и толстой
шеей,  и даже мичман Фельдгаузен,  благообразный, хорошо вышколенный немчик,
принимали эту  заботливость адмирала как  должное,  -  до  того  уж  успели,
видимо, привыкнуть к ней.
     Однако очень возбужденные лица  и  громкие голоса были  у  обедавших за
длинным  столом,  и  вот,  подняв  голову  и  присмотревшись ко  всем  очень
необычными,  светло-голубыми  и  как  будто  прозрачными,  неожиданными  для
вице-адмирала глазами,  Нахимов сказал,  ни к  кому не обращаясь,  точно про
себя:
     - В задор входят!.. Да, признаться, и есть отчего.
     Белокурые,  мягкие,  короткие волосы,  заметно  покатый лоб,  несколько
скуластое худощекое лицо,  однако не  бледное -  розовое,  отчего выделялись
белесые  небольшие  усы,  в  которых,  правда,  не  было  решительно  ничего
воинственного,  -  усы  для  формы,  -  длинноватый и  острый твердый нос  и
правильно  закругленный подбородок  -  часто  видел  таким  Нахимова  мичман
Варницкий,  но  ему  хотелось видеть  его  преобразившимся сообразно с  теми
переживаниями,  которые были не  только у  мичманов,  но и  у  всех почти за
столом кают-компании "Марии".
     Вот долетело до адмирала,  должно быть, то, что было сказано в середине
стола о мусульманском духовенстве, и он обратился к о.Луке:
     - Есть известие,  батюшка,  будто султан на совещании со своими высшими
сановниками  колебался...   колебался,   да-с,   объявлять  ли  войну,   или
подождать-с.
     - Ну,  еще  бы  не  колебаться,  -  поспешил прожевать кусок курятины и
отозваться о.Лука. - Дело не шуточное - война!
     - Колебался,  да  и  все министры тоже...  Но вдруг вскакивает с  места
шейх-уль-ислам и кричит: "Да будет сабля султана остра!.." Значит, колебания
прочь,  объявляй войну России...  Ты,  султан,  вынимай свою  саблю,  а  мы,
духовенство,  вынем деньги.  Шейх-уль-ислам,  а?  Этот пост у магометан ведь
поважнее, чем патриарх константинопольский для нас, грешных... Мусульманский
папа,  а?  И  какой  оказался воинственный!..  Впрочем,  папы  всегда бывали
воинственны, особенно когда крест воздвигали на полумесяц.
     - Но  теперь-то  уж,  Павел  Степанович,  они,  папы  то  есть,  начали
действовать обратным ходом:  полумесяц натравливают на  крест!  Ведь вот что
делают!  -  и,  сказав это  так,  точно открытие сделал,  о.Лука поглядел на
Нахимова проникновенно и,  выдержав необходимую паузу,  потянулся к  бутылке
лафита.
     Однако на слова о.Луки отозвался не адмирал, а лекарь Земан. Он засопел
очень  массивным,  веселого огненного цвета,  ноздреватым носом,  откашлялся
звучно и сказал вдруг твердо, точно определил болезнь:
     - И папа имеет свое веское основание для того, чтобы так поступать.
     - Какое такое основание?  -  вскинул на него о.Лука вытаращенные глаза,
держа уже, впрочем, в широкой белой руке бутылку.
     - Основание это есть зависть.
     - Зависть, вы сказали? - непонимающе повторил о.Лука.
     - Да,  вот  именно зависть...  Много  ли  земли  имеет  папа  от  своих
католиков? Скверное положение имеет папа, как это мы знаем из газет. А между
тем этот самый шейх-уль-ислам,  он  же  и  шериф,  он есть пер-вейшее лицо в
Турции...  после самого султана,  разумеется!  А  духовенству мусульманскому
принадлежит три четверти всей турецкой земли,  то есть, конечно, не гор и не
пустынь,  я хочу сказать,  а пахотной...  Ну, также и под садами. Называется
это - вакуф!
     И Земан победоносно посмотрел на о.Луку, но тот отказался признать себя
побежденным или хотя бы убежденным.
     - Тогда, стало быть, на луну и надо было ему натравить своих католиков,
а почему же у него обратный ход? И при чем же тут зависть?
     Пришлось Земану объяснять:
     - Французы должны,  батюшка,  пройти у  турок курс высших наук,  как им
надобно относиться и  к  папе  и  к  своему духовенству:  три  четверти всей
пахотной земли, а также садовой - вот! А вы говорите, при чем тут зависть!
     И  лекарь дружелюбно ткнул большим пальцем о.Луку в  локоть и подставил
ему под бутылку лафита свой стакан.
     - "Да будет сабля султана остра",  - как будто про себя повторил, глядя
на Фельдгаузена,  Нахимов.  -  Но ведь сабля султана,  как и вообще турецкие
сабли, очень кривая, вроде серпа... Молодая луна, а? Полумесяц?
     - Вполне похожа на полумесяц, - подтвердил, улыбнувшись, Фельдгаузен.
     - Страна  полумесяца,  да...  -  как  будто  в  первый  раз  поняв  это
выражение,  удивленно поднял негустые брови Нахимов. - И знаете ли, батюшка,
- обратился он к о.Луке,  -  они ведь, турки, во время Наваринского сражения
не придумали ничего лучшего,  как построить свои суда полумесяцем... Колонна
полумесяцем!  Так  сказать,  вполне  раскрытые объятия для  встречи врага  -
готовый охват с обоих флангов! Вот как-с!
     И  Нахимов растопырил руки,  точно сам хотел удостовериться в  точности
своего определения.  Но так как глядел он на о.Луку вопросительно,  тот счел
долгом вставить:
     - Однако не помогло им это: проштрафился ихний полумесяц!
     - Не помогло,  нет...  Хотя перевес в силах и был на их стороне:  у них
шестьдесят с  лишком судов и  больше двух тысяч орудий,  у  нас и  затем-с у
французов и англичан -  только двадцать шесть судов,  а на них тысяча триста
орудий.  Вот  же  ведь  тогда французы и  англичане были  наши  союзники,  а
теперь?..  Не  так много,  кажется,  и  лет прошло,  а  как все изменилось в
политике!..  Да-с,  но политика, конечно, не наше дело-с, а вот тогда "Азов"
очень пострадал от береговых батарей,  когда входил в бухту, так как рога-то
полумесяца вон где были -  на  берегах-с!..  А  старинное правило,  батюшка,
такое:  пушка  на  берегу стоит целого корабля в  море,  вот  как...  А  два
орудия-с?..  Две пушки на берегу острова Корсики,  отец Лука, отбились не от
кого-нибудь, а от самого адмирала Нельсона-с, вот как-с!..
     - Ай-яй-яй!  -  укоризненно,  в отношении знаменитого адмирала, покачал
головой, блистающей двумя плешами, о.Лука, а Воеводский, краснощекий крепыш,
известный во  флоте тем,  что  не  задумался броситься с  корабля в  море за
упавшим матросом и спас его, сказал ему улыбаясь:
     - Да ведь и совсем недавно,  лет пять назад,  случилось нечто подобное,
батюшка.
     - А-а,  это  ты  говоришь  о  шлезвиг-голштинской береговой батарее!  -
оживленно подхватил Нахимов.  -  Да,  вот он,  живой пример, налицо, и очень
близкий пример!  Два  датских судна  против  четырех всего  пушек:  линейный
корабль и фрегат...  И в результате перестрелки корабль взорвался,  а фрегат
вынужден был  спустить свой флаг!..  Вот как иногда опасна бывает для нашего
брата-моряка пушка на берегу! Это в сорок восьмом году было-с... У береговых
батарей есть еще привычка швыряться калеными ядрами в корабли,  в результате
чего бывают пожары-с и командам приходится их тушить, то есть терять дорогое
время-с!..  А в Синопе,  к примеру говоря,  имеется, насколько нам известно,
шесть береговых батарей, и не четырех-, а шестиорудийных!.. Это уж серьезная
зашита против целой эскадры-с!..




     Пароход  "Бессарабия",  состоявший  как  бы  в  ординарцах  при  отряде
Нахимова,  имел паруса,  почему и  назывался пароходо-фрегатом.  Не  слишком
доверяли тогда  пару:  вдруг изменит,  и  что  тогда делать экипажу в  море?
Привычные паруса казались надежней.
     Штиль продолжал держаться и  на  другой день,  после того  как  Нахимов
передал свой приказ командирам судов,  так  что только "Бессарабия" и  могла
двигаться вдоль берега,  высматривая,  не  покажется ли  где на горизонте та
самая  турецкая эскадра,  которая,  по  сообщениям из  Севастополя,  покинув
Босфор, направляется к Сухуму.
     Где-нибудь идут враги,  может быть даже и  совсем близко,  в двадцати -
тридцати милях, но ведь глубокая осень, даль то в дождях, то в туманах...
     Русские  суда  разбросаны  по  морю,   -   это  план  начальника  штаба
Черноморского флота  Корнилова,  -  но  ведь  эскадра турок  может оказаться
гораздо сильнее каждого из небольших отрядов русских судов, и если завяжется
бой,  то  успеет ли  другой подобный отряд  прийти на  помощь атакованному в
открытом море?  Вернее всего,  что нет,  если даже и  расслышаны будут залпы
многочисленных  пушек.  При  слабом  ветре  команды  будут  только  горестно
смотреть в сторону боя и беспокоиться об участи своих.
     Пароходов же в  Черноморском флоте очень мало,  всего только шесть,  те
самые,  за постройкой которых в Англии следил Корнилов. Все - колесные, и из
них  только  один  "Владимир" четырехсотсильный,  остальные гораздо  слабее.
Числится, правда, еще несколько паровых транспортов, но боевого значения они
не имеют и, если даже поставить на них малокалиберные пушки, иметь не будут.
     Команде  "Бессарабии"  еще  за   день  перед  тем  пришлось  убедиться,
насколько  уступает  она  в  ходе  первому  попавшемуся на  глаза  турецкому
пароходу.  Приказ Нахимова догнать его и  вступить с  ним в  бой не мог быть
исполнен:  турок ушел от  "Бессарабии".  И  это видели с  линейных кораблей:
вместо удачи получился конфуз.
     Теперь "Бессарабия" шла под самым берегом вблизи мыса Керемпе,  укрытая
сумерками.  Перед тем  адмирал требовал ее  "под корму" для  нового приказа:
замечены  были   с   марсов   флагманского  корабля   турецкие  одномачтовые
баркасы-чектырмы,  которые можно было захватить,  чтобы от их команд узнать,
если удастся,  не  прошел ли  уже к  берегам Кавказа отряд босфорских судов,
везущий туркам французские штуцеры,  английские орудия, боевые припасы и, на
транспортах, турецкий десантный отряд.
     Однако  поднявшийся  попутный  ветер  помог  баркасам  уйти  далеко,  а
обложной дождь совсем скрыл их  из  глаз.  Зато навстречу "Бессарабии",  уже
ночью, показался турецкий пароход, вышедший из Синопской бухты.
     Ночь  была лунная.  Гребешки небольших волн сверкали.  На  берегу очень
отчетливо видны были и скалы и гнездившиеся в их расщелинах пинии.
     Чтобы придать "Бессарабии" вид мирного парусного судна (а  такие суда у
анатолийского берега  только  и  могли  быть  турецкими),  матросы  проворно
принялись ставить паруса и закрывать трубу малыми парусами - лиселями.
     Однако, подходя ближе, турецкий пароход стал сбавлять ход; заметна была
нерешительность его  капитана.  Наконец,  он,  деятельно  работая  колесами,
описал пенистый полукруг и пошел обратно.
     Вслед ему раздался выстрел с  "Бессарабии".  Он должен был остановиться
для опроса, но повернул к берегу, и с него поспешно спустили шлюпки.
     Сделав еще выстрел, подошла "Бессарабия" почти вплотную. Один лейтенант
с нее,  несколько понимавший по-турецки, взобрался на пароход, но оказалось,
что  все его начальство бежало на  берег,  осталось только несколько человек
матросов.  Двух из них лейтенант послал на берег за бежавшими - передать им,
что их только опросят и  отпустят вместе с  их пароходом;  но,  конечно,  не
вернулись и эти двое, хотя ждали их часа три.
     Пароход имел  имя  "Меджире-Теджерет",  это  было  транспортное судно в
двести сил. Его взяли на буксир и повели к эскадре как приз.
     Осмотрев его,  Нахимов сказал: "Ну вот-с, у нас, значит, во флоте одним
самоварчиком будет  больше...  Отправить  его  в  Николаев  для  надобностей
порта".
     Ему хотелось узнать,  не зашла ли в Синопскую бухту эскадра из Босфора,
но  матросы  с  парохода и  оказавшийся между  ними  шкипер  дали  согласные
показания, что в Синопе только два фрегата и два корвета.
     Куда же делась эскадра,  которую ждали русские суда? Может быть, отряду
Корнилова посчастливилось встретить ее  или  хотя  бы  напасть на  ее  след?
Крейсируя от порта Амастро до мыса Керемпе в  виду берегов Анатолии,  трудно
было угадать, что делалось в отдаленных концах Черного моря.







     Трудно было даже и решить,  можно ли, не откладывая дела в долгий ящик,
напасть на турецкие фрегаты и корветы, укрывшиеся в Синопской бухте. С точки
зрения здравого смысла - нужно, не только можно; по строгим правилам военной
дисциплины - нельзя.
     Приказы  получались Нахимовым  или  от  начальника штаба  Черноморского
флота генерал-адъютанта Корнилова, из Николаева, где было управление флотом,
или   непосредственно  от   начальника  штаба  всего  русского  флота  князя
Меншикова, из Севастополя; а выполняя ранее полученные приказы, он даже и не
мог идти в  Синоп,  он  должен был нести сторожевую службу в  отведенных ему
границах, между Амастро и Керемпе.
     С  другой  стороны,  Синоп  был  приморским городом,  а  Нахимову  было
известно,  что еще в  сентябре правительства Англии и Франции взяли под свою
защиту территорию Турции: 29 сентября (11 октября) английский адмирал Дондас
предупреждал князя  Меншикова  в  Севастополе,  что  "английский флот  будет
защищать территорию Турции против всякого покушения русских высадить на  нее
свои войска,  как и  против всякого враждебного против нее действия русского
флота".
     Как можно было уничтожить эти два фрегата и  два корвета,  не вступая в
бой  с  береговыми батареями Синопа?  И  как  можно было заставить замолчать
береговые батареи,  расположенные на  набережной Синопа,  не нанося при этом
большого вреда городу?  А нанести вред городу -  это значит вызвать на войну
Англию и Францию на стороне Турции,  что явно не может "содействовать видам"
русского правительства.
     Когда  за  несколько дней  перед  тем,  только что  узнав о  манифесте,
Нахимов  оповестил  об  этом  суда  своей  эскадры  сигналом,  он  предложил
командирам судов известить свои команды об объявлении войны Турции, что те и
сделали. Команды радостно кричали "ура".
     Но вот война уже идет,  а крылья по-прежнему связаны, и первый призовой
пароход приходится отправлять еще и за тем,  чтобы послать с ним донесение о
турецких судах в  Синопской бухте и  выяснить,  можно ли напасть на них там,
или непременно ждать их выхода в открытое море.
     Нахимов знал, что еще в начале октября Корнилов подавал князю Меншикову
докладную записку о  необходимости занять десантными отрядами на европейском
берегу турецких владений -  Сизополь,  на азиатском - Синоп, так как и тот и
другой одинаково удобны для  защиты их  с  сухого пути небольшими силами,  а
рейды их  могут вместить и  укрыть от  зимних штормов отряды русских военных
судов  какой  угодно  численности.  Это  позволило бы  совершенно прекратить
сообщение морем  даже  турецких берегов  со  Стамбулом,  не  только  берегов
Кавказа.
     Может  быть,   этот  проект  Корнилова  каким-нибудь  образом  сделался
известен турецкому правительству даже раньше,  чем Меншикову,  что и вызвало
выступление адмирала  Дондаса,  после  которого излишне  было  бы  обсуждать
проект.  Да и  сам Корнилов раза два с  тех пор предупреждал Нахимова о том,
что  или соединенная эскадра англо-французов может появиться в  Черном море,
или  одна английская,  которая может воспользоваться сильной разбросанностью
судов, состоящих под общей командой Нахимова.
     "Опять предостерегаю от англичан,  -  писал он во втором письме.  - Вам
известно, как они решительны, когда дело идет об истреблении чужих кораблей.
Я все опасаюсь, что они выскочат из Босфора, чтобы на вас напасть".
     Тогда Корнилов сидел в Севастополе,  но вот теперь он сам рыщет по морю
во главе эскадры пароходов, чтобы открыть, где движется или где отстаивается
неприятель.  Откроет ли?  И как поступит, если откроет? Может быть, случится
так, что нужно будет вести свой отряд ему на помощь... Но не окажется ли это
плохо в  том смысле,  что беспрепятственно уйдут из Синопа стоящие там суда?
Лови их потом, в море!
     - Вот оно,  глупейшее положение буриданова осла между двух охапок сена!
- раздраженно говорил Нахимов Воеводскому, ложась спать во втором часу ночи.
     - Между двух ли?  -  отозвался Воеводский.  - По меньшей мере, кажется,
между трех.
     - Что,  разумеется,  еще хуже и еще глупее-с...  Это ты о какой третьей
охапке говоришь? О князе?
     - Нет,  я имел в виду не князя,  хотя это само собой, а те три турецких
парохода, о которых поступило донесение.
     - Да  ведь это  еще  первого числа было донесение,  что  вышли,  идут к
Сухуму. О чем ты говоришь? - возразил Нахимов. - Конечно, они уж теперь там,
около Сухума...  С ними ведаться Серебрякову,  кстати в его отряде тоже есть
пароходы...   Дрянь  на  дрянь-с!   И   разве  в  этом  дело-с?..   Политика
петербургская - вот в чем корень всех зол и напастей... Боюсь я за Владимира
Алексеича,  горяч он очень...  Ну,  да за ним,  я  думаю,  корабли четвертой
дивизии идут следом:  если начнется, придут на выстрелы... Что-то завтра нам
скажет... Впрочем, скоро уж утро, туши-ка свечи...
     Как бы  поздно ни  ложился спать Нахимов,  вставал он  по  очень давней
привычке рано - в один час с матросами. Так он встал и в этот день 5 ноября,
и, как всегда, вставши, прежде всего посмотрел на барометр.
     Понижения не  было.  Утро в  люк каюты глядело мутное,  мглистое.  Стая
черных бакланов,  вытянувшись в  шеренгу и прекрасно держа равнение,  летела
мимо корабля куда-то  кормиться.  Это говорило о  том,  что близко к  берегу
подошли косяки хамсы.  Значит, погода не имела намеренья круто измениться во
весь этот день: хамса - рыбка мелкая, нежная, она не любит волны и уходит от
нее вглубь.
     Но  корабли не любят штиля,  обрекающего их на бездействие.  И  Нахимов
справился,  есть ли ветер. Ему ответили, что ветер зюйд-зюйд-вест, SSW, хотя
и не сильный, есть.
     Когда он вышел из каюты наверх,  ему рапортовали,  что в море ничего не
замечено,  на корабле же, как и на других судах отряда, шла обычная утренняя
уборка.
     Она закончилась в восемь утра, а около десяти донеслась с северо-запада
отдаленная, однако частая, пушечная пальба.
     Выстрелы то  становились отчетливей,  то сливались в  сплошной гул.  На
"Марии" все заволновались.
     - Сражение!
     - Вот она, наконец, турецкая эскадра!
     - Вся ли эскадра? Пальба не так сильна что-то...
     - Кто на нее наткнулся? Новосильский?
     - Эх, сколько времени мы тут торчали, и нам вот не повезло!
     - О нас-то давно уж известно туркам, - они поэтому другим курсом и шли,
чтобы с нами не встретиться...
     Матросы на всех судах высыпали наверх, от их бушлатов зачернели верхние
палубы.  Ждали сигнала,  какой будет поднят на адмиральском корабле, так как
ветер упал.  Сигналом были вызваны пароходы "Бессарабия" и призовой, который
не успел еще уйти в Николаев. "Бессарабии" приказано было Нахимовым взять на
буксир "Марию", призовому - "Чесму" и двигаться по направлению выстрелов.
     Слабые  машины  обоих   пароходов  пыхтели  вполне  добросовестно,   но
двигались и двигали тяжелые корабли так медленно,  что Нахимов не раз, теряя
терпение, ворчал: "Вот проклятые самовары!"
     Впрочем,  спешить с помощью было совершенно незачем:  к часу дня, когда
"Мария" и  "Чесма" прошли не  больше семи  миль по  курсу на  W,  пальба уже
стихла,  и  двигаться дальше было как-то бесцельно.  Неизвестно было только,
разошлись ли  противники после трехчасовой перестрелки,  или  если  сражение
кончилось победой, то чьей.
     Сколько  ни  напрягал  зрение  Нахимов,  оглядывая  в  свою  неизменную
подзорную трубу горизонты,  море не  открывало того,  что  на  нем произошло
только что - там, в направлении на запад.




     Владимир Алексеевич Корнилов вышел из  Севастополя в  море еще в  конце
октября,  и не с одними пароходами только,  а и со всеми кораблями четвертой
флотской дивизии, которой командовал контр-адмирал Новосильский.
     Он  надеялся,  как писал об  этом в  приказе,  что "если бы счастье нам
благоприятствовало и  мы  бы  встретили неприятеля,  то,  с  помощью божией,
офицеры и команды судов,  со мной отплывающих,  вполне воспользуются случаем
увеличить наш флот новыми кораблями".
     Не истребить турецкую эскадру в  открытом море,  а  захватить в  плен и
этим  пополнить  Черноморский  флот!..   Он,   начальник  штаба,   неизменно
чувствовал себя  хозяином флота,  а  какой  же  хозяин  не  озабочен главным
образом тем,  чтобы  приумножить свои  богатства?  Поэтому не  о  победе над
турками он говорил,  -  это разумелось само собою и  не требовало в  приказе
слов,  совершенно излишних,  -  а только о том, что команды судов его отряда
должны довести турок до  сознания,  что им  не остается ничего другого,  как
спустить перед ними свой флаг.
     Он  был  администратор,   в   полную  противоположность  Нахимову.   Он
выхлопатывал в Петербурге средства для постройки новых судов на Николаевской
верфи,   для  ремонта  старых,  для  расширения  доков  в  Севастополе,  для
расширения морских казарм по мере увеличения экипажей судов,  для пополнения
арсенала новыми орудиями и боевыми припасами и для многого другого...
     Если   ему   отказывали   в   морском   министерстве,    он   обращался
непосредственно к  самому  царю,  стараясь  точными  выкладками побороть его
скупость,  с  одной стороны,  и упорное убеждение,  что Севастополю никто не
угрожает, - с другой.
     Высокий и  тонкий,  он казался слабым на вид и  действительно утомлялся
иногда до того,  что,  ложась на диван,  закрывал глаза, бледнел, становился
как бы умирающим;  но несколько минут отдыха для него было достаточно, чтобы
восстановить энергию, которая всех поражала.
     Ничто  не  укрывалось от  его  пристальных стального цвета глаз  ни  на
кораблях,  ни в  порту.  Сбегающее вниз острым углом лицо его,  казалось бы,
совсем не  умело улыбаться.  Между тем он  был примерный семьянин и,  тоже в
противоположность Нахимову, отец многочисленных детей.
     Он не сразу,  не с юных лет,  нашел самого себя,  как Нахимов.  Страдая
морской болезнью,  он хотел даже бросить службу во флоте. Он был легкомыслен
в  молодости.  Но  вот  стопку французских романов,  лежавших в  его  каюте,
выкинул через люк в  море его командир капитан 1-го  ранга Лазарев и  принес
ему  взамен книги по  морскому делу,  тоже  французских авторов,  а  также и
английских,  - и Корнилов преобразился, чтобы стать со временем заместителем
Лазарева в Черноморском флоте.
     А  Лазарев  поставил  черноморцев  на  большую  высоту  сравнительно  с
балтийцами,  так что из  Севастополя,  а  не  из  Кронштадта шло все новое в
русском флоте;  а  Лазарев о  Нахимове,  когда тот был еще мичманом,  в пяти
словах сказал все,  что можно было сказать о нем и через тридцать лет: "Чист
душой и море любит";  а Лазарев,  будучи уже полным адмиралом,  не стеснялся
сбрасывать свой сюртук и,  засучив рукава рубахи, показывать собственноручно
матросам,  как  надо завязывать ванты;  а  Лазарев любил устраивать гоночные
состязания всех парусных судов,  несмотря на чины их командиров, и не раз, к
его  удовольствию,  случалось  на  этих  состязаниях  лейтенантам  побеждать
капитанов 1-го ранга...
     Очень тяжелая была задача стать на место такого начальника флота, каким
показал себя Лазарев,  и только Корнилов,  а не кто-либо другой, мог найти в
себе силы взяться за  ее решение.  Но готовить суда и  людей к  бою все-таки
совсем не то, что руководить ими в бою; и, заканчивая свой приказ по отряду,
с  которым  выходил  из  Севастополя,   Корнилов  вполне  совпал  мыслями  с
Нахимовым.
     "При могущем встретиться бое, - писал он, - я не считаю нужным излагать
какие-либо наставления:  действовать соединенно,  помогая друг другу,  и  на
самом близком расстоянии - по-моему, лучшая тактика".
     Одно за другим выбегали из большого рейда в открытое море суда: впереди
как разведчик -  пароход.  Флаг Корнилова был на стодвадцатипушечном корабле
"Великий князь Константин".
     Черное море осенью своенравно.  То  норд-ост,  то  "бора",  как принято
звать здесь северный ветер,  бушуют на нем попеременно; а иногда и норд-вест
не желает уступить им в  свирепости.  "Любить" море в такую погоду -  значит
уметь с ним бороться, а для этого надобно родиться подлинным моряком.
     Но  из  природных моряков  состояли и  команды  турецкого флота,  иначе
эскадра парусных судов  не  решилась бы  даже  и  выйти в  открытое море  из
Босфора,  да еще заранее зная, что ее стерегут и ждут там и сям разбросанные
русские суда.
     Учителя из  Англии в  изобилии присылались в  ряды турецких моряков,  а
иногда просто поступали на  службу в  Турцию,  принимая подданство султана и
занимая во флоте высокие командные посты.  Так,  еще во время войны Турции с
Россией в  1829 году поступил на  службу в  турецкий флот молодой английский
офицер  След;   теперь  он   уже  был  в   адмиральском  чине  и   назывался
Муштавер-паша.




     Три  стодвадцатипушечных  корабля  было  в  эскадре  Корнилова,   кроме
"Константина":  "Три святителя",  "Двенадцать апостолов" и  "Париж",  и  два
восьмидесятипушечных:  "Святослав" и "Ростислав";  первые -  трехдечные,  то
есть трехпалубные, вторые - двухдечные.
     Но  "Двенадцать апостолов" и  "Три  святителя" были  почтенных  лет,  и
Корнилов все беспокоился, выдержат ли они без аварии шторм в открытом море.
     А  шторм начался с  утра 1  ноября и продолжался два дня,  -  тот самый
шторм,  который выдержала эскадра Нахимова у мыса Керемпе. Опасаясь, чтобы в
ночное время буря  не  расшвыряла суда,  Корнилов приказал на  "Константине"
через  каждые  полчаса пускать ракеты,  в  ответ  на  которые остальные суда
должны были  зажигать фальшфейеры.  Эта  перекличка огней в  ревущей темноте
показывала ему, держатся ли суда соединенно.
     Шквалистый ветер то с дождем, то с градом раскачивал суда и тешился ими
всю ночь, а к утру 2 ноября началась гроза, не совсем обычная поздней осенью
на юге, - сверкали ослепительные молнии, и гром гремел, как канонада боя.
     Когда рассвело настолько, что стали видны очертания судов, Корнилов дал
сигнал:  "Все ли благополучно?"  -  и был обрадован,  получив даже и от двух
своих ветеранов ответ: "Все в исправности".
     Эскадра держала путь к мысу Калиакру,  но пароход "Владимир" был послан
как разведчик вперед, чтобы осмотреть турецкие порты по болгарскому берегу -
Балчик,  Варну,  Сизополь,  -  не  скрываются ли  там загнанные туда штормом
неприятельские суда.
     Командиром "Владимира" был  капитан-лейтенант Бутаков Григорий Иванович
- один из самых сведущих и энергичных молодых командиров флота,  но Корнилов
отправил на  пароход  своего  адъютанта,  лейтенанта Железнова,  поручив ему
осмотр портов, чтобы не отвлекать Бутакова от его прямого дела.
     Когда  в  большом отдалении,  в  сизой предутренней мгле,  раздались со
стороны  Варны  два   пушечных  выстрела,   Корнилов  выкинул  было  сигнал:
"Изготовиться к бою",  -  но тревога оказалась напрасной - просто "Владимир"
слишком близко подошел к  крепости,  был замечен и  обстрелян из  крепостных
орудий, военных же судов на рейде лейтенант Железнов не обнаружил.
     Их не было и в Балчике,  не оказалось потом и в Сизополе, - ясно стало,
что мимо этих трех портов,  с  их очень удобными для стоянки судов обширными
бухтами,  турецкая  эскадра  прошла,  направляясь  или  вдоль  анатолийского
берега,  или  гораздо мористей.  А  между тем  Корнилов был  твердо убежден,
подходя к  мысу Калиакру,  что застанет суда противника или в  Балчике или в
Варне.  Он даже объявил сигналом по своей эскадре: "Если открою неприятеля в
Балчике  или  Варне,  намерен  атаковать его;  для  сего  заранее изготовить
пеньковые канаты с кормы... каната потребуется до 75 сажен..."
     Канаты необходимы были  для  поворачивания судов,  когда они  станут на
якорь,  для  управления ими во  время боя,  но  Корнилов на  листочке бумаги
набрасывал и то, что считал нужным припомнить из опыта чужих больших морских
сражений.
     "Нельсон мочил коечные чехлы и брезенты на случай пожара",  - записывал
он.   "Стрелять  надлежит  в  корпус  судов,  это  предпочтительнее,  чем  в
рангоут..."  "В Абукирском сражении корабли стояли против скулы противника".
"Все предосторожности против огня. Помнить "Орион" при Абукире и "Ахилл" при
Трафальгаре..." "Гребные суда, если возможно, то спустить..."
     "Владимир" от Сизополя пошел в глубь залива к Бургасу, но военных судов
не  нашлось  и  там,  зато  с  "Константина" замечена была  утром  4  ноября
купеческая шхуна, идущая с юга, от Босфора, - видимо, в Варну.
     Легкий  бриг  "Эней"  получил приказ Корнилова:  "Задержать и  опросить
судно и узнать о турецком и союзном флотах".
     "Эней" тут же  двинулся на  пересечку курса шхуны и  через час доставил
донесение: "Турецкий флот в большом числе судов стоит в Босфоре, там же семь
английских и восемь французских судов,  между которыми есть и паровые, а два
турецких фрегата и  два  корвета за  день перед тем  пошли в  направлении на
восток".
     Спустя немного был опрошен также шкипер валашского судна,  которое тоже
шло  с  юга.  Он  подтвердил,  что  судов  союзных держав  стоит  в  Босфоре
пятнадцать,  из них шесть пароходов и  восемь больших кораблей,  но добавил,
что  отряд  турецких судов,  всего  шесть  фрегатов и  корветов,  крейсирует
недалеко от пролива,  а  дней за пять перед тем три больших парохода повезли
войска в Требизонд.
     Наконец,  лейтенант Железнов,  задержав в  Бургасском заливе только что
прибывший  туда  австрийский пароход  под  турецким  флагом,  узнал  от  его
шкипера,  что отряд в  шесть турецких судов крейсировал в  море невдалеке от
пролива, но потом снова вошел в пролив.
     Надежды  Корнилова сразиться с  турками  в  море  и  захватить их  суда
рухнули.   Сигналами  передал  он  своей  эскадре:  "Неприятельский  флот  в
Константинополе. Якорного дела не предстоит. Канаты можно убрать".




     Угля в трюме "Владимира" оставалось уже немного,  -  надо было отсылать
пароход  в  Севастополь  пополнить  свои  запасы.  На  "Владимире" же  решил
вернуться в  Севастополь и  сам  Корнилов,  отправив всю остальную эскадру в
распоряжение Нахимова.  Новосильский должен был передать Нахимову и то,  что
удалось  узнать  от  шкиперов  задержанных судов,  главным  образом  о  трех
пароходах,  двух фрегатах и  двух корветах,  то есть то самое,  что было уже
известно Нахимову.
     Контр-адмирал  Новосильский,   один  из  столпов  Черноморского  флота,
подлинный  моряк  на  вид  -   широкоплечий,   с  обветренным  лицом,   явно
несокрушимого здоровья,  нестарый еще годами,  лет сорока пяти, - добравшись
на  шлюпке до  корабля "Константин",  поднялся на  палубу,  где его встретил
Корнилов.
     Можно было и  не  вызывать Новосильского для  личных объяснений,  можно
было  просто  переслать  ему   пакет,   командировав  для  этого  одного  из
адъютантов,  но Корнилову хотелось посетовать на постигшую его неудачу перед
тем,  кого он уважал. Новосильский же не одною только своей физической мощью
внушал уважение.
     В молодости, в чине лейтенанта, он был участником знаменитого боя брига
"Меркурий" с  двумя  турецкими кораблями -  боя,  из  которого  слабосильный
русский бриг, с его восемнадцатью небольшими пушками, вышел победителем.
     Это смело можно бы было принять за сказку, если бы не случилось этого в
действительности здесь же,  на  этих самых водах Черного моря,  14  (26) мая
1829  года.   Из  двух  кораблей,   настигших  бриг,   один  был  "Селимиэ",
стодесятипушечный,  -  сильнейшее судно во  всем турецком флоте;  на нем был
флаг   самого   капудан-паши,    командующего   флотом;    на   другом   же,
семидесятичетырехпушечном, контрадмиральский флаг.
     Явную  мысль  имел  капудан-паша  увеличить флот  султана одним русским
бригом; с "Селимиэ" раздавались даже крики на довольно чистом русском языке:
"Убирайте паруса!  Сдавайтесь!.."  Но  на эти крики с  брига ответили залпом
девяти орудий одного борта, и начался чудовищно неравный бой, продолжавшийся
около четырех часов.
     Перед боем,  когда ясно уже стало,  что не  уйти от  турецких кораблей,
командир брига,  капитан-лейтенант Казарский,  созвал всех своих офицеров на
военный совет;  даже первый подавший свое мнение,  младший в чине,  штурман,
подпоручик Прокофьев,  заявил,  что  необходимо сражаться "до крайности",  а
лейтенант Новосильский добавил:  "А за последней крайностью последний и шаг:
сцепиться с одним из кораблей противника и взорваться".
     Это мнение и было принято всем советом, и перед боем Новосильский вынес
из своей каюты заряженный пистолет и подвесил его на палубе так, чтобы всем,
и  офицерам и  матросам,  было известно,  где  его найти в  момент последней
крайности.  Дулом своим пистолет этот  был  направлен к  двери крюйт-камеры;
выстрел из этого пистолета в крюйт-камере должен был вызвать взрыв брига,  а
вместе с  ним и  турецкого корабля,  -  чтобы гибель "Меркурия" куплена была
турками очень дорогою для них ценой.
     Казарский как  командир  обратился к  матросам с  кратким,  но  сильным
словом о  чести русского флота,  о  долге перед отчизной,  о  том,  что если
придется всем  умереть,  то  умереть  чтоб  героями,  истратив все  средства
защиты...  Сияли глаза матросов,  когда кричали они в  ответ обычное:  "Рады
стараться!"
     Турецкие корабли взяли бриг  в  перекрестный огонь,  чтобы,  обрушив на
него  лавину  чугуна,  заставить его  спустить флаг,  но  команда маленького
русского судна не потеряла спокойствия:  спокойно,  как на ученье,  и  очень
метко  стреляла орудийная прислуга,  спокойно целились и  стреляли из  ружей
остальные матросы.
     Все было на стороне турок:  не только 184 пушки против 18, но и гораздо
больший их калибр;  не только гораздо более высокие борта,  но и  куда более
надежные по толщине;  не только в несколько раз более многочисленная команда
на кораблях, но и вполне уверенная в близкой и легкой победе...
     И,  однако  же,  случилось невероятное.  Казалось бы,  турецкие снаряды
должны были в самый короткий срок обратить в кучу щепок гордый русский бриг,
истребив всю  его  команду,  но  вышло обратное:  на  палубах обоих кораблей
валялись груды убитых и раненых, в то время как команда брига потеряла всего
несколько человек, а начавшийся было пожар потушила быстро.
     Вместо русских матросов сломлены были турецкие. Они покидали свои места
у орудий и метались по палубам,  ища спасения от русского огня. Слышны стали
их возгласы "алла!" и возмущенные крики их офицеров. Притом и повреждения на
стодесятипушечном корабле "Селимиэ" уже через час после начала боя оказались
так значительны,  что капудан-паше пришлось вывести его из боя:  в последний
раз дал залп по бригу и ушел зализывать раны.
     Но  другой корабль и  один был все-таки в  несколько раз сильнее брига,
получившего уже  много  пробоин,  и  неравная  борьба  продолжалась еще  три
часа...  Не одна пара глаз начала уж оглядываться на пистолет Новосильского,
на  него  самого  и  на  командира брига:  не  пришел ли  тот  самый  момент
"последней крайности"? Однако видели, что этот роковой момент еще не пришел:
лицо Новосильского было так же далеко от беспокойства, как и Казарского.
     Напротив,  забеспокоился командир турецкого корабля, адмирал. Он видел,
что паруса на его судне наполовину сбиты, потери в людях очень велики, - еще
немного,  и корабль будет лишен способности двигаться;  абордаж же при таком
упорстве русских мог  кончиться только тем,  что  оба  судна взлетели бы  на
воздух,  в этом он нисколько не сомневался и был прав,  конечно.  Поэтому он
прекратил  обстрел  брига  и  даже  постарался уйти  от  него  на  приличное
расстояние.
     Так необычайно,  почти фантастично, кончился этот бой, единственный, не
имеющий себе подобных в  истории всех флотов земного шара.  И если Казарский
давно  уже  умер,  заработав себе  своим  подвигом памятник в  Севастополе с
надписью: "Потомству в пример", то сподвижник его Новосильский остался живым
примером для матросов и молодых офицеров, с Георгием в петлице и пистолетом,
попавшим, по особому рескрипту, в его герб.
     Он и был потом примерным командиром - сначала брига "Меркурий", а после
стопушечной громады  "Три  святителя".  Команда  этого  линейного корабля по
чистоте и  быстроте всей работы во время практических плаваний была признана
лучшей в  целой дивизии,  а  добиться этого в среде таких строгих знатоков и
ценителей морского дела, как черноморские моряки, было далеко не так легко и
просто.
     Чем же и как добился этого Новосильский? Жестокими наказаниями, которые
применялись другими командирами?  Нисколько. Опять только личным примером, а
линьки он  совершенно изгнал из  обихода жизни на своем корабле,  подражая в
этом Нахимову;  и  его  не  только матросы любили,  но  к  нему под  команду
стремились попасть  молодые офицеры и  считали за  счастье,  если  удавалось
попасть.
     - Федор Михайлович,  дорогой мой,  здравствуйте!  Мне  вам кое-что надо
сказать,  - обратился к нему несколько суетливо Корнилов, когда тот вошел на
палубу.
     - Здравствуйте, Владимир Алексеевич, - и, выжидающе улыбнувшись только,
но  считая совершенно излишним какой бы  то  ни  было  вопрос,  Новосильский
утопил в своей мясистой теплой руке узкую и холодную руку Корнилова.
     - Да,  что-то не повезло нам с вами,  Федор Михайлович, - и я решил вас
бросить на  произвол судьбы,  а  сам отправляюсь сейчас в  Севастополь,  вот
что-с,  - быстро и отчетливо проговорил Корнилов. - Но кое о чем потолкуем с
вами у  меня за  чаем,  пойдемте-ка...  На  турок я  сердит за  их скаредную
осторожность, в поясницу мне вступило, и вообще я совсем не в духе...
     Корнилов не преувеличивал. В пояснице он действительно чувствовал боль,
отчего  и  ходить  и  сидеть  мог  только  держась совершенно прямо,  боевое
настроение его  упало,  -  истрачен был  почти весь его  запас;  кроме того,
появилось беспокойство о  многом,  что  делалось в  Севастополе,  начатое им
лично и  не доведенное еще до конца,  но что должно быть доведено до конца в
самом скором времени, а в его отсутствие может непростительно затянуться.
     Олицетворенное спокойствие -  Новосильский,  сидя  в  каюте  Корнилова,
представлял собою как бы  умышленный контраст хозяину каюты.  Он  и  говорил
расстановисто,  точно с усилием подбирая слова, и медленно глотал чай, и еще
более   неторопливо  посасывал   свою   короткую   трубку   с   чубуком   из
соломенно-желтого янтаря.
     - По  воробьям из пушек,  буквально по воробьям из пушек выскочили мы в
море с  такой эскадрой,  -  возбужденно говорил Корнилов.  -  Ну,  что такое
какие-то там три турецкие парохода и прочее? Мелочь!.. Турки боятся выходить
из пролива,  тем более в такие погоды... А точнее, они хотя и выходят иногда
порядочным отрядом,  но понюхают,  чем пахнет из Севастополя,  и уходят, как
это мы узнали от австрийцев... А слух о том, что они к Сухум-Кале пошли, мне
кажется, заведомо ложный, чтобы только сбить нас с толку и заставить попусту
тратить силы.
     - Может быть,  -  отозвался Новосильский,  так  как Корнилов смотрел на
него вопросительно. - Может быть, и ложный... На войне ложь - во спасение.
     - Для турок -  во спасение,  для нас - в ущерб, - возбужденно подхватил
Корнилов.  - Суда зря изнашиваются, люди зря устают, и если случится принять
противника всеми  нашими  силами,  а  половина кораблей будет  в  это  время
ремонтироваться,  то  что  тогда делать?..  Нет,  уж  вы,  Федор Михайлович,
повидаться-то  с  Павлом  Степанычем повидайтесь и  передать  ему  все,  что
надобно, передайте, а эскадру свою ведите-ка домой, нечего ее трепать раньше
времени.
     - Всю эскадру вести в Севастополь? - спокойно спросил Новосильский.
     - Стопушечные во всяком случае все, - тут же ответил Корнилов. - Я рад,
конечно,  что старики наши браво выдержали шторм,  но  так ли браво выдержат
они второй подобный,  это еще вопрос...  Их отвести непременно,  а  с ними и
остальные тоже:  у  Павла Степаныча сил довольно на случай чего...  А  я так
пришел к убеждению, что даже и за глаза довольно.
     - Но ведь может статься, что у Павла Степаныча свои соображения по ходу
дела у тех берегов, как же тогда быть, Владимир Алексеич?
     - По ходу дела у берегов Анатолии?  - оживленно подхватил это замечание
Корнилов.  - А что именно? По какому "ходу дела"? Вы полагаете, что турецкая
эскадра все-таки прошла мимо нас, а?
     Явное беспокойство начальника штаба послышалось Новосильскому не только
в  этих  торопливых вопросах,  но  и  в  самом тоне голоса,  каким они  были
сказаны,  и  глаза  Корнилова  возбужденно блестели;  поэтому,  почувствовав
необходимость его успокоить, ответил Новосильский:
     - Едва  ли  могла проскочить не  замеченной нами эскадра в  семь-восемь
вымпелов...  Это едва ли. Но я не о том хотел, а тот же самый шторм, который
нас трепал...
     - Ну  да,  разумеется,  конечно!  -  перебил его Корнилов.  -  У  Павла
Степаныча тоже  есть старики -  "Ягудиил" и  "Храбрый"...  Что  ж,  если они
пострадали,  заберите их с собой, а ему оставьте два восьмидесятипушечных...
Словом, это уж сделаете по его усмотрению... Там у него еще и бриг "Язон"...
И бригу и команде брига тоже следовало бы уж дать отдых...
     Минуты через две-три, так же проникновенно глядя в прочное, выдубленное
морскими ветрами лицо Новосильского, говорил Корнилов:
     - Что  же  они,  летучие голландцы,  что  ли,  а  не  турки,  что могли
проскочить  мимо  нас  незамеченно?..  Предположим даже,  для  полноты  всех
вероятностей,  что они проскочили,  держась того берега,  то там ведь только
один удобный порт, Амастро, но он под наблюдением Павла Степаныча...
     - Да, Амастро и еще Пендерекли, - уточнил Новосильский.
     - Пендерекли очень близко к Босфору!
     - Близко,  конечно...  Но  при  необходимости отстояться могли  бы  они
завернуть и в Пендерекли,  -  ответил на пристальный, даже, пожалуй, строгий
взгляд Корнилова Новосильский.
     Корнилов  еще  внимательнее вгляделся в  небольшие,  заволоченные синим
дымком трубки карие глаза контрадмирала и  вдруг ударил пальцами правой руки
по столу, как по клавишам рояля.
     - Ну что же,  могли бы так могли бы!  Значит,  если даже допустить, что
они там, - попадут они, когда двинутся дальше, прямо под пушки эскадр, вашей
и  Павла Степаныча...  Но  вероятнее всего,  что они не  там,  а  пока еще в
Босфоре,   и  неизвестно,   выйдут  ли,  или  постесняются...  Ведь  как  мы
справляемся о  них и  делаем опросы,  так и они о нас...  Так что вы,  Федор
Михайлыч,  сделайте именно так,  как я  вам сказал,  а  потом следом за мной
идите в Севастополь.




     Эскадра Новосильского, вытянувшись в кильватерную колонну, двинулась на
юго-восток,  взяв  курс  на  мыс  Керемпе,  вблизи которого,  как  это  было
известно, держался со своими кораблями Нахимов.
     Корнилов же,  пересев на пароход "Владимир",  долго любовался стройными
движениями уходивших судов, поймавших всеми парусами свежий попутный ветер и
представлявших картину, привлекательную даже и не для моряка.
     Но  сам он  медлил отдать приказ следовать в  Севастополь.  Он  поручил
лейтенанту Железнову как  можно  точнее  определить,  каковы  запасы угля  в
трюме,  -  нельзя ли еще "поболтаться",  как он выразился,  в море;  и когда
Железнов доложил, что угля, как он убедился, еще достаточно, что смело может
хватить его  еще на  целые сутки хорошего хода,  Корнилов хлопнул в  ладоши,
радостно вскрикнул:  "Брависсимо!" - и приказал Бутакову идти по направлению
к порту Амастро.
     - Для  очистки совести,  исключительно только для  очистки совести,  мы
непременно должны  побывать еще  и  в  Амастро,  -  возбужденно говорил  он,
обращаясь то к Бутакову, то к Железнову. - Если турок нет ни в Балчике, ни в
Варне,  ни в Сизополе,  ни в Бургасе,  -  нет и не было даже, то какой же из
этого можно сделать вывод?  Только один и  единственный,  что никаких крюков
они делать не намерены,  а пойдут в Требизонд прямым рейсом, что и было нами
предусмотрено, когда пятая дивизия получила свое назначение.
     - Кажется, ваше превосходительство, "Коварна" крейсирует около Амастро,
- сказал  Бутаков,  которому несколько горбатый,  широкий  в  переносице нос
придавал  особую  воинственность;   это   был   крепкий,   высокий  человек,
соединявший в себе большие знания морского дела с не менее большою сметкой.
     - "Коварна" или другое судно, - слегка поморщившись при этом замечании,
возразил Корнилов,  -  но суть дела в  том,  что,  по прямому смыслу приказа
князя, наше судно не имеет права заходить в самый порт, а мы, уж так и быть,
на свой страх и риск зайдем, так как тут, на месте, выясняется необходимость
в этом.
     Несколько помолчав, Корнилов добавил:
     - Зона  между  Амастро  и   Босфором  для   нас  совсем  запретна,   по
соображениям петербургской политики...  А между тем турецкая эскадра,  может
быть, стоит в Пендерекли... Соображения министерства иностранных дел доходят
до нас с  очень большим запозданием,  а  турецкая эскадра движется,  то есть
имеет полную возможность двигаться,  гораздо быстрее. И кто будет отвечать в
случае чего, боже сохрани, - мы или чиновники министерства?
     Ничего не приказывал,  говоря это,  Корнилов. Он только глядел при этом
на  Бутакова серьезным,  даже строгим взглядом,  и  Бутаков,  поднеся руку к
козырьку  фуражки,  по-нахимовски сидевшей на  его  вытянутой спереди  назад
голове, отозвался вполголоса:
     - Есть, ваше превосходительство, - и отошел.
     Через четверть часа, хлопотливо работая лопастями колес, "Владимир" шел
уже не  на  Амастро,  а  несколько западнее,  на  порт Пендерекли,  хотя сам
Корнилов этого и не знал.  Ему только хотелось,  чтобы утром, когда, по всем
расчетам,  будет  виден  анатолийский берег,  можно  было  узнать что-нибудь
положительное и относительно Пендерекли.
     Можно было не посылать к Нахимову всю эскадру Новосильского,  если бы у
Корнилова была  только одна цель -  оставить в  распоряжение Павла Степаныча
два восьмидесятипушечных корабля:  "Ростислав" - новый корабль и "Святослав"
- старой постройки.  Их командиры и  без Новосильского могли бы довести свои
суда до мыса Керемпе и передать все то, что хотел передать Корнилов.
     Но  Корнилов про  себя  верил  совсем не  в  то,  что  говорили шкиперы
задержанных у румелийских берегов шхун,  а в то, с чем он свыкся уже в своем
представлении,   начиная   с   минуты   выхода   корабля   "Константин"   из
севастопольской большой бухты  в  открытое море:  эскадра турецкого адмирала
покинула уютный Босфор и  идет на  восток;  эта эскадра должна стать добычей
Черноморского флота.
     И  ложась спать,  когда совершенно почернело море  (небо было  плотно и
сплошь задернуто тучами),  он таил в себе уверенность в том, что на рассвете
увидит  в  отдалении неясные,  но  желанные очертания турецких судов.  Тогда
"Владимир",  не обнаруживая себя,  пошел бы к  обеим дивизиям -  четвертой и
пятой,  которые должны к тому времени соединиться, и он, Корнилов, принял бы
над  ними  начальство в  предстоящем бою.  А  так  как  русские силы были бы
подавляющими сравнительно с  турецкими,  то турецкому адмиралу не оставалось
бы ничего другого, как сдаться.
     Боль  в  пояснице,  которую почувствовал Корнилов днем,  стала  гораздо
чувствительнее,  когда он лег; и долго ворочался он на узкой койке, стараясь
отыскать такое положение тела,  когда можно бы  было забыться.  Но  в  конце
концов усталость,  мерная работа машины и легкое покачиванье парохода -  все
это его усыпило,  и  проснулся он только на рассвете,  когда берег отделился
уже от моря, - индигово-синяя узкая полоса от широкого белесого полотнища.
     Тумана не  было,  но  дали  моря  все-таки  были подслеповаты от  очень
мелкого, похожего на туман, когда он поднимается, дождя. Извилистыми рядами,
как черные бусы,  низко,  над самой водой,  летели, дружно действуя широкими
крыльями, бакланы.
     Корнилов,  поднявшись  на  капитанский  мостик,  пристально  глядел  по
сторонам в  зрительную трубу.  Боль в  пояснице не  утихла за  ночь,  но  он
старался о ней не думать и хотя морщился при движениях,  но, стискивая зубы,
превозмогал ее.
     Бутаков привел свой пароход на  высоту Пендерекли.  Корнилов же  знал и
помнил только то, что он приказал идти к Амастро, и даже не спрашивал, какой
это городок белеет там, на берегу, в глубине небольшого залива.
     Его внимание привлекли очень зыбкие,  даже и  в  трубку видимые смутно,
верхушки мачт нескольких судов к северо-востоку, и он все силился сосчитать,
сколько там  было судов.  Уставали глаза,  тем  более что все колыхалось:  и
капитанский мостик, и море около, и смутные мачты этих загадочных судов.
     - Это,  конечно,  эскадра Павла  Степаныча,  -  сказал наконец Корнилов
лейтенанту Железнову,  -  только я  никак  не  могу  сосчитать,  сколько там
кораблей...  Ну-ка вы,  у вас глаза помоложе моих... и не болит так некстати
поясница, как у меня. Поглядите-ка, вы скорее сосчитаете их...
     Железнов прильнул к трубе прищуренным глазом.
     Это  был любимый флаг-офицер Корнилова,  а  стать любимым флаг-офицером
такого требовательного адмирала,  как Корнилов, было не так-то легко. Однако
все, что ни приходилось делать в штабе Железнову, он делал, казалось бы, без
малейших усилий: он был как будто прирожденный адъютант, этот ловкий во всех
движениях, девически-тонкий в поясе, круглоликий, охотно и часто улыбающийся
блондин,  который если  и  хотел придать некоторую важность своему лицу,  то
только хмурил свои почти безволосые брови и старался глядеть исподлобья.
     - Шесть вымпелов,  ваше превосходительство,  -  сказал он,  не  отнимая
трубы от глаз, а Корнилов подхватил с живостью:
     - Ну вот! Шесть, действительно шесть! Мне и самому так казалось, только
я  боялся ошибиться...  Шесть и  должно быть у  адмирала Нахимова:  "Мария",
"Чесма", "Храбрый", "Ягудиил", затем "Кагул" и... и, по-видимому, "Коварна",
а бриг "Язон", может быть, послан охотиться за турецкими каботажными...
     - Сейчас штиль,  ваше превосходительство, - осторожно напомнил Бутаков,
стоявший около и тоже глядевший на эскадру в свою трубку.
     - Я вижу, что штиль. И "Язон" мог быть послан совсем не сейчас, а когда
был ветер,  -  недовольно возразил Корнилов.  -  А вон там пароходный дымок,
видите?  Это куда-то послал Павел Степаныч "Бессарабию"... Только не сюда, к
Амастро,  а в сторону Севастополя... Ну да, "Бессарабия" идет с донесением в
Севастополь,  а  это совершенно лишняя трата угля,  и нам надо бы остановить
этот наш пароход.
     - Наш ли? - усомнился Бутаков, повернув свою трубу в сторону дымка.
     Он был в очень неловком положении. Вечером ему казалось, что он отлично
понял  намек  своего  начальника  вести  "Владимир"  к   Пендерекли,   и  он
добросовестно вычислял,  где  в  тот момент находился его пароход,  чтобы не
случилось ошибки.
     Ошибки не  случилось как  будто,  однако адмирал,  показывая в  сторону
Пендерекли,  говорит:  "Амастро",  -  и доказательство этого налицо: эскадра
Нахимова к  востоку от  Амастро,  где  она  и  должна была стоять теперь,  в
мертвый штиль,  и пароход, который держит курс на Севастополь, не может быть
никаким другим, только "Бессарабией", но все-таки...
     - Мне кажется,  что это не "Бессарабия",  - сказал он, однако, не очень
уверенно.
     - Вам кажется?  -  несколько иронически подхватил Корнилов.  -  Хорошо,
сейчас мы это узнаем... Полный ход - и за ним!.. К Павлу Степанычу мы всегда
успеем, а если вы открыли, что это турок, тем лучше! А вы что думаете насчет
этого парохода? - обратился Корнилов к Железнову.
     - Мне бы  не хотелось,  чтобы это была "Бессарабия"...  Я  предпочел бы
турка, ваше превосходительство, - политично ответил Железнов, который не мог
ничего разобрать, кроме полоски дыма повыше и другой, более плотной, полоски
судна пониже.
     - Он  предпочел бы!  -  весело отозвался Железнову Корнилов.  -  Я  сам
предпочел бы это! Попробуем сблизиться, узнаем...
     И  "Владимир" пошел за уходившим к  югу пароходом,  отставив в  сторону
эскадру из  шести вымпелов.  А  между тем  именно то,  что  так  жадно хотел
встретить в  открытом море Корнилов,  стояло перед его глазами:  эскадра эта
была  не  Нахимова,  а  старого  турецкого адмирала Османа-паши,  такого  же
участника Наваринского боя,  как и сам Корнилов,  и Нахимов,  и Истомин... В
его эскадре было пять фрегатов и корвет.




     Полчаса   самого   быстрого   хода,    какой   только   могла   развить
четырехсотсильная машина "Владимира",  -  и  стало  возможно уже  разглядеть
трубу  и  мачты парохода,  за  которым гнались.  Однако теперь и  Бутаков не
говорил  уверенно,   что  это  не   "Бессарабия":   если  эскадра  оказалась
нахимовской,  если вместо Пендерекли "Владимир" вышел к  порту Амастро,  то,
разумеется, пароход мог быть и "Бессарабией".
     Но "Бессарабия" имеет всего двести двадцать сил,  так что особого труда
не  будет догнать ее  или  по  крайней мере подойти к  ней настолько,  чтобы
оттуда разглядели сигнал адмирала,  а направление обоих пароходов одно -  на
Севастополь.
     Корнилов  почти  безотрывно наблюдал  рангоут  парохода  и  трубу  его,
которые становились все отчетливей,  но  ходом "Владимира" он был недоволен.
Он волновался. Несколько раз срывалось у него с языка разочарованно:
     - Неужели это в самом деле "Бессарабия"?.. Какая досада!
     Но прошло еще три четверти часа, и он сказал Железнову:
     - Ага,  нас там заметили,  наконец!..  И,  кажется, принимают за турок!
Смотрите!
     Железнов взял корниловскую трубу и воскликнул:
     - Меняют курс к берегу! Вот так умницы!
     - Прикажете,  ваше превосходительство,  идти на  пересечку?  -  спросил
Бутаков.
     - Разумеется! И поднять опознавательный сигнал, - приказал Корнилов.
     Ясно было, что с того парохода так же точно наблюдали за "Владимиром" и
оставались в недоумении, чей это пароход.
     Со  стороны эскадры в  шесть  вымпелов,  оставшейся довольно далеко уже
позади,  никакого вмешательства в  действия пароходов не  могло быть:  стоял
по-прежнему штиль.  И  когда  минут через двадцать преследуемый "Владимиром"
пароход снова повернул в море, Железнов решил:
     - "Бессарабия"!  Разглядели,  что  мы  свои...  Опознавательный  сигнал
помог...
     На  лице  Корнилова сквозило  явное  неудовольствие,  и  он  проговорил
сердито:
     - Черт знает что!  Отчего же они видят сигнал и не отвечают?.. Григорий
Иваныч! Прикажите поднять русский флаг!
     Бутаков  бросился  исполнять  приказ,  и  результаты сказались  вскоре:
пароход вдруг пошел назад, навстречу "Владимиру", но... поднятый на нем флаг
был турецкий.
     - Вот вам и "Бессарабия"! - торжествующе обратился Бутаков к Железнову.
     Он мог торжествовать не только потому, что, усомнившись в самом начале,
оказался теперь совершенно прав,  но и потому также, что торжественно было и
лицо Корнилова.  Не то чтобы мелко радостно,  а  именно торжественно:  перед
ловцом появившись, сам на ловца бежал зверь...
     Однако бежал он  недолго:  разглядев русский флаг,  там круто повернули
снова назад.  Но  этот маневр был  уже  бесполезен:  еще несколько минут,  и
"Владимир" подошел к турецкому пароходу на пушечный выстрел.
     По знаку Корнилова этот выстрел и был сделан,  -  ядро шлепнулось около
самого носа парохода...  Вдруг пароход, стоявший к "Владимиру" левым бортом,
окутался пороховым дымом, блеснули желтые огоньки, раздался грохот орудий...
Огоньков насчитано было пять: пароход оказался десятиорудийным.
     "Владимир" имел небольшое преимущество:  всего на одно орудие больше, -
но из его пушек три было пексановских,  68-фунтовых,  так что сила его залпа
значительно превосходила силу залпа турецкого парохода. Однако капитан этого
парохода не спустил флага, как ожидал Корнилов, он решил сражаться.
     Как  узнали потом,  он  был черкес родом,  мамелюк адмирала египетского
флота, Саида-паши, человек мужественный, уже немолодой.
     На залп его парохода ответил залпом "Владимир", и ядро сбило флагшток с
турецким флагом, но тут же проворно поднят был новый флаг.
     Так начался в  десять часов утра 5(17) ноября 1853 года на  Черном море
первый  в  истории флота  бой  парохода с  пароходом,  причем оба  они  были
колесные.  Раскаты орудийных залпов этого именно боя и  донеслись до эскадры
Нахимова, вызвав со стороны флагмана попытки помочь своим.
     Не  нужна  была,  впрочем,  эта  помощь:  матросы  "Владимира" стреляли
гораздо лучше турецких, то и дело дававших перелеты.
     Лавируя около турецкого парохода, Бутаков заметил, что кормового орудия
он не имеет и лишен будет возможности защищаться, если стать ему в кильватер
и открыть по нему продольный огонь.
     - Так можно скорее заставить его сдаться,  -  говорил Бутаков Корнилову
об упорном капитане турецкого парохода.
     "Владимир" стал за  кормой противника,  но успел сделать один за другим
только два  залпа,  как  турок повернулся к  нему  бортом и,  отстреливаясь,
решительно направился к берегу.
     Между тем уже около трех часов тянулась перестрелка,  и видно было, что
турок достаточно побит: на корме зияло большое отверстие. Корнилов опасался,
что пароход затонет и  придется спасать на шлюпках его команду,  а  приза не
будет.
     - Сблизиться на картечный выстрел, - приказал он Бутакову.
     Трудно было предположить,  что меткая пальба из орудий,  нанеся видимый
вред и  корпусу и рангоуту судна,  не вывела из строя многих его защитников,
однако  сопротивление  не  слабело.   На  "Владимире"  ни  один  человек  не
пострадал.
     - Картечь и абордаж!..  Это единственное,  что осталось,  - возбужденно
говорил Корнилов и,  обратясь к Железнову,  добавил:  -  Сойдите-ка в каюту,
принесите мне мой пистолет... А то вдруг при абордажном бое может оказаться,
что  их  команда больше нашей...  Может быть,  там еще и  рота солдат,  ведь
неизвестно... Так чтобы русскому адмиралу не попасть к туркам в плен, - было
бы хоть из чего застрелиться!
     Железнов кинулся по трапу вниз и  через минуту вернулся с оружием:  сам
нацепил кавказскую шашку, Корнилову протянул его пистолет.
     Пальба между тем  прекратилась,  и  был  слышен только перебор лопастей
пароходных колес, похожий на топот коней, скачущих галопом.
     Капитан турецкого парохода,  очевидно,  понял замысел русского адмирала
приблизиться на  картечный выстрел:  так  как  дым отволокло в  сторону,  на
палубе заметно стало усиленное движение матросов.
     Но их было что-то много сравнительно с небольшой командой "Владимира".
     - Посмотрите, у всех ли наших людей есть абордажные пики, - обратился к
Железнову Корнилов.  -  Бой будет жаркий,  если не сдадутся:  там,  кажется,
имеются и турецкие пехотинцы, кроме матросов.
     Железнов,  выполнив поручение,  снова стал около Корнилова и,  так  как
минута  наступала весьма  серьезная,  нахмурил брови  и  глядел на  турецкий
пароход исподлобья, держась левой рукой за эфес шашки.
     Топотали колеса,  взбивая в  белую пену зеленую воду,  и  вдруг почти в
одно  время  грянули два  залпа  -  отсюда и  оттуда;  и  Корнилов изумленно
поглядел на  своего адъютанта,  правой рукой ударившего его  в  подбородок и
потом повалившегося мешком на палубу.
     - Что?  Что с вами?  - нагнулся было к нему Корнилов, но отшатнулся тут
же:  Железнов был  убит наповал,  -  картечь пробила ему лоб над переносьем,
лицо его было залито кровью...
     А залпы гремели один за другим с такими малыми промежутками, что трудно
было бы  сосчитать их,  и  вдруг,  как отрезало,  упала тишина:  это Бутаков
заметил, что турки спустили флаг.
     - Отбой! Бей отбой! - скомандовал Корнилов.
     - Отбой! - передали команду дальше, и барабанщик-матрос истово отстучал
короткую, но значительную по своему смыслу дробь отбоя.
     Бутаков поглядел на свои часы,  -  было около часу, бой продолжался три
часа.




     Имя  неприятельского  парохода  оказалось  "Перваз-Бахры",  что  значит
"Морской вьюн", и принадлежал он египетскому флоту; мощность машины его была
двести  двадцать  сил.  Упорное  сопротивление его  "Владимиру"  объяснилось
геройством его  капитана;  как только он  был убит картечью (в  одно время с
Железновым),   команда  решила  сдаться.   Два  других  офицера,  бывших  на
"Перваз-Бахры",   погибли  раньше  капитана.   Пехотных  солдат,  как  думал
Корнилов,  пароход  не  вез,  но  очень  многочисленна была  его  команда  -
полтораста человек.  Сорок из  них было убито и  ранено,  в  то время как на
"Владимире" выбыли из строя только три матроса и лейтенант Железнов.
     Приз был в  руках хозяина Черноморского флота,  но в каком жалком виде!
Корнилов сам осмотрел его,  как опытный хирург осматривает тяжело раненного,
и покачал головой.
     - В таком состоянии мы не доведем его до Севастополя!
     Мачты  были  расщеплены,  труба измята и  пробита в  нескольких местах,
палуба продырявлена здесь и там, корпус изувечен так, что Бутаков решил:
     - Не больше как через полчаса эта развалина затонет.
     Но Корнилов был не из таких, чтобы допустить это.
     - Как можно!  -  возмутился он. - Дать ему ремонт, если только машина в
исправности.
     - Едва ли успеем осмотреть как следует машину, ваше превосходительство.
     - Нужно успеть осмотреть и  нужно успеть починить,  -  отозвался на это
адмирал и не сошел с приза, пока не услышал, что машина не пострадала.
     Тогда начали в открытом море стучать топоры и молотки русских матросов,
старавшихся предохранить добычу от немедленного потопления.
     Но в то же время опрашивали пленных, куда и зачем шел "Перваз-Бахры", и
установили, что шел он в Пендерекли.
     - Откуда шел?
     - Из Синопа.
     - Зачем ходил в Синоп?
     - Отправил туда какие-то важные письма.
     - Почему именно нужно было идти в Пендерекли?
     - Там  назначено было  ожидать  эскадру  фрегатов Османа-паши,  которая
должна была прийти из Босфора.
     При опросе пленных присутствовал сам Корнилов.  Когда он  услышал,  что
турецкая эскадра, которую искал он столько дней напрасно, ожидается, если не
пришла уж, в Пендерекли, он всех свободных матросов с "Владимира" и все, что
могло пригодиться для  ремонта "Перваз-Бахры",  послал туда,  чтобы ускорить
дело и быть свободным для встречи этой эскадры.
     Однако часа три возились,  накладывая пластыри на  разбитый пароход,  и
Корнилов,  нетерпеливо ожидая на  "Владимире" донесения об  окончании работ,
говорил Бутакову:
     - Это,  черт его знает,  совсем так получилось,  как в крыловской басне
насчет медведя: "Чему обрадовался сдуру? Знай колет, - всю испортил шкуру!"
     Но  вот  к  четырем часам дня  донесение о  том,  что приз в  состоянии
держаться на воде и,  пожалуй,  даже не на буксире,  а вполне самостоятельно
может дойти до  Севастополя,  было  получено,  и  одновременно с  этим  были
замечены две  эскадры,  подходившие к  месту недавнего боя:  одна -  с  юга,
другая - с запада.
     Эскадры были далеко,  однако шли они на парусах, так как дул уже ветер.
Приняв,  как оно и могло быть на самом деле,  первую эскадру за нахимовскую,
соединившуюся уже с  эскадрой Новосильского,  Корнилов,  указывая на вторую,
крикнул Бутакову:
     - Григорий Иваныч! Вот они, наконец, турки! Идти им навстречу!
     Он забыл о  своей боли в  пояснице еще в  начале боя с  "Перваз-Бахры",
теперь  же  он  показался  уравновешенному  Бутакову  как  будто  освещенным
изнутри,  так  что  не  только одни  его  глаза стального цвета,  но  и  все
худощавое лицо светилось.
     Бутаков понимал план  адмирала:  подойти к  турецкой эскадре как  можно
ближе и,  завязав перестрелку,  отступать на свою эскадру,  дав ей тем самым
время как следует изготовиться к  бою.  Однако чем ближе "Владимир",  шедший
полным ходом,  подходил к  турецкой эскадре,  тем больше сомневался Бутаков,
что она действительно турецкая.
     Наконец,  сомнения подтвердились:  он  ясно  различил в  трубу знакомые
очертания флагманского корабля "Константин",  а  за ним в кильватер шли "Три
святителя",  "Двенадцать апостолов" и  другие  суда  эскадры  Новосильского,
которую задержал утренний штиль.
     Но то же самое успел разглядеть и Корнилов. Он потемнел.
     Бутаков ждал  от  него  приказа о  перемене курса,  так  как  надо было
все-таки  беречь уголь,  чтобы быть  в  состоянии дойти до  Севастополя,  но
Корнилов не отдавал такого приказа.
     - Федора  Михайловича  нужно  предупредить,   что  эскадра  Османа-паши
ожидается в Пендерекли,  - сказал он, - и чтобы Павлу Степановичу передал он
об этом и о нашем с вами призе.
     А  русская команда этого приза,  влачившегося за победителем,  как тело
Гектора за колесницей Ахилла,  все еще продолжала латать его на ходу,  чтобы
коварно не вздумал он утонуть по дороге в чужой для него порт,  где могли бы
его как следует вылечить в доках.
     "Владимир" подошел  к  эскадре Новосильского,  и  команды русских судов
встретили его  криками "ура".  Корнилов приказал обойти все суда,  чтобы все
команды видели первый приз  Черноморского флота  в  эту  войну,  захваченный
после упорного боя.  Это  должно было поднять дух команд для предстоящего им
большого сражения с турецким флотом, который ожидается в Пендерекли, а потом
пойдет к берегам Кавказа.
     Было около пяти часов вечера,  а  в  это время в  ноябре на Черном море
наступают уже сумерки.  Притом редко случается так, что погода бывает ясная:
большей частью или  идут дожди,  или  ползают белые,  как стада овец,  клубы
тумана, или висит какая-то неопределимая мгла.
     Подобная мгла надвинулась и  теперь и пронизывала сквозь шинель худое и
зябкое тело Корнилова,  но  он  старался выдерживать это стоически:  он  был
перед  командами судов не  только главное начальствующее лицо  Черноморского
флота,  но  и  победитель,  только что выигравший сражение.  Кроме того,  он
привез  командиру эскадры сведения о  другой русской эскадре,  с  которой на
соединение нужно было идти на юго-восток, и идти притом недолго, так как она
стоит совсем близко,  хотя ее  совершенно не видно теперь,  да не могло быть
видно отсюда и часом раньше...
     Увы,  передавая это Новосильскому,  Корнилов не знал, что, став жертвой
ошибки в семь часов утра в этот день, он продолжал оставаться во власти этой
же  ошибки и  теперь,  в  сумерки:  эскадра,  которую он  уверенно принял за
Нахимовскую, была все та же турецкая эскадра Османа-паши.
     И  среди судов Черноморского флота было  одно,  которое еще  1  ноября,
ранним утром, почти вплотную подошло к этой эскадре, приняв ее за русскую, -
это был пароход "Одесса".
     Он  должен был  выйти из  Севастополя вместе с  "Владимиром",  так  как
входил в отряд Корнилова, но задержался из-за неисправности в машине и вышел
двумя  днями  позже,  надеясь догнать отряд  благодаря быстроте своего  хода
сравнительно с ходом парусных судов.
     Он  шел по  тому же  курсу,  но  все-таки дождливая погода не  дала ему
возможности отыскать своих  у  румелийских берегов,  и  он  повернул к  югу,
окончательно разойдясь  с  ними.  Тут-то,  вблизи  берегов  Анатолии,  он  и
столкнулся с турками.
     Темная,  ненастная ночь укрыла его,  и  он продолжал идти теперь уже на
восток,  чтобы передать о своей встрече эскадре Нахимова.  Однако,  дойдя до
мыса  Керемпе,  не  нашел и  этой эскадры.  Между тем  он  получил серьезные
повреждения лопастей колес и,  кое-как починившись своими средствами, лег на
курс в Севастополь.
     Так что когда Корнилов,  продержавшийся в море еще целую ночь благодаря
углю, взятому из трюма "Перваз-Бахры", и все это время истративший на ремонт
своего приза,  явился,  наконец,  в Севастополь, там уже знали, что турецкий
флот разгуливает в море.







     Получив от Корнилова указания, где найти эскадру Нахимова, Новосильский
думал соединиться с  ним через час,  через два.  Однако совершенно стемнело,
кончился вечер,  наступила ночь,  -  эскадры не  было  видно,  хотя суда шли
хорошим ходом. Осман-паша увел свои фрегаты по направлению к Пендерекли.
     В  то  же время и  на судах Нахимова вахтенные,  помня приказ адмирала,
зорко следили,  не  покажутся ли где в  тяжелой сырой темноте приближающиеся
цепочки хотя бы и очень слабых за дальностью огоньков турецкого флота.
     И вот огоньки действительно прорезали темь, и они не то чтобы проходили
мимо, - они явственно приближались, когда настало время сменяться вахтенным,
- полночь. По тревоге все заняли свои места - офицеры и матросы... Шла не то
чтобы нежданная и  совсем не  нежеланная гостья:  ведь этого момента,  когда
покажется наконец-то  турецкая  эскадра,  возбужденно ждали  раньше  все  на
эскадре Нахимова, начиная с него самого, а после перестрелки, продолжавшейся
в этот день целых три часа кряду, возбуждение достигло предела.
     Неизвестно было,  кто победит в  этом бою,  но ясно было для всех,  что
враг где-то близко.  И вот,  иллюминованная всеми огнями, движется, конечно,
чужая эскадра,  и сотни орудий,  направленные на нее, ждали только сигнала к
бою;  и быть бы большой беде, если бы вовремя не взвились на главном корабле
"Константин" опознавательные знаки,  так как огни на судах Нахимова потушены
не были и их различили издалека с судов Новосильского.
     Большое оживление в  монотонную,  хотя  и  трудную жизнь экипажей судов
Нахимова внес этот ночной приход четвертой дивизии.  Как  всегда в  подобных
случаях,  никто  на  отдельных судах,  кроме флагманского,  ничего толком не
знал, и все строили смелые догадки о каком-то близком бое с большим турецким
флотом - бое ни больше, ни меньше как за обладание Черным морем.
     Но утром только произошел намеченный Корниловым обмен судами: "Ягудиил"
и  бриг "Язон" присоединились к эскадре Новосильского и вместе с нею пошли в
Севастополь отдыхать  и  чиниться,  а  "Ростислав" и  "Святослав" из  отряда
Новосильского остались у Нахимова,  чтобы подкрепить его на случай встречи с
эскадрой Османа-паши.
     Все,  что  было  ему  передано  Новосильским,  Нахимов  выслушал весьма
внимательно, изредка вставляя:
     - Так-так-с... Да-да-с... Вон как-с!
     Однако без  одобрения отнесся к  бою,  данному Корниловым один на  один
турецкому пароходу.
     - И зачем это было ему рисковать по пустякам,  не понимаю-с!  -  сказал
он,  хмурясь и гмыкая. - Ведь где же стоял этот убитый лейтенант Железнов? С
ним,  разумеется,  рядом...  А  картечь,  разве она разбирает?  Могла ведь и
ошибиться адресом,  и  лишились бы мы тогда своего начальника,  -  ради чего
именно,  скажите на милость?..  Да и  Железнова жалко:  такой дельный офицер
был,  и вот на тебе,  погиб ни за что!..  И пароходишко этот все равно бы от
нас не ушел,  - рано или поздно, мы бы его захватили или истребили... Что же
за каждым из них гоняться,  как за зайцами?  Им надобно дать вместе сойтись,
вот как-с!
     - Хорошо, как сойдутся, а если... - начал было Новосильский, но Нахимов
перебил его:
     - Непременно сойдутся!  Непременно-с  должны сойтись!..  Вот тогда их и
истребить всех,  чтобы чувствителен был для Турции удар...  А так - она и за
ухом не  почешется,  вот что-с!  А  Владимир Алексеич шел на непростительный
риск, - это я ему и сам скажу при первой нашей встрече-с...
     И,  как  бы  в  доказательство того,  что  такие  совершенно пустяковые
штуковины,  как  пароходы,  если и  брать,  то  разве что  без бою,  Нахимов
распорядился отправить вслед за ушедшей эскадрой Новосильского свой призовой
пароход "Меджире-Теджерет".
     Из  всего  переданного ему  Новосильским он  отметил  особенно то,  что
эскадру  Османа-паши  ожидали  накануне  в   Пендерекли  и  что  захваченный
Корниловым пароход отвозил в  Синоп  какие-то  важные бумаги;  из  этого  он
вывел, что турецкая эскадра через день, через два непременно придет в Синоп,
где  стоят уже  два  фрегата и  два  корвета.  В  соединении с  ними  и  под
прикрытием береговых батарей она представит из себя внушительную силу,  но в
то же время мешать этому соединению было бы неразумно.
     Он  припомнил,  что писал ему еще перед выходом из  Севастополя в  свою
рекогносцировку Корнилов:  "С  удовольствием ожидаю  с  вами  встретиться и,
может,  свалять дело  вроде  Наваринского..."  Но  "дело  вроде Наваринского
свалять" можно было бы только большими силами и  против больших сил,  а  для
этого  надо  было  прежде всего удостовериться,  собрал ли,  и  где  именно,
противник эти большие силы.
     В  то же время раза два употребил Новосильский в ночном разговоре своем
словцо "усмотрение": "По вашему усмотрению..."
     Нахимов не  был  вполне убежден,  к  чему,  собственно,  откосилось это
"усмотрение": к тому ли только, чтобы оставить у себя два двухдечных корабля
- "Ростислав" и "Святослав", или к дальнейшим действиям всего своего отряда.
Но  так  как ему хотелось,  чтобы было именно это последнее "усмотрение",  а
письменного приказа или  даже  простой записки за  подписью Корнилова он  не
получил,  обстановка  же,  сложившаяся в  море,  требовала  действий,  а  не
ожидания приказов,  то он и  решил передвинуть свой отряд поближе к  Синопу,
чтобы легче было  наблюдать за  этим портом;  для  наблюдения же  за  портом
Амастро отделен им был фрегат "Кагул".




     Это  часто случается и  на  суше,  что  в  распри двух противников,  из
которых каждый взвесил все  доводы в  свою  пользу,  вмешивается вдруг некто
третий,  носящий прозаическое имя "погода",  и  вот летят со  своих прочных,
казалось бы,  мест все доводы и все расчеты. Но гораздо чаще случается это в
море.
     Дул легкий норд-вест, когда, часов в шесть вечера, Нахимов отдал приказ
по  своей эскадре двигаться в  кильватерной колонне за  флагманским кораблем
"Марией".  Движение это сознательно было начато,  когда уже стемнело,  чтобы
для наблюдателей с  берегов загадкой было,  в каком направлении ушла русская
эскадра. Однако весьма загадочно было и поведение ветра: иногда он слабел до
того, что паруса теряли свою напряженность, иногда крепчал порывами.
     Утром он дул, уже не ослабевая, и заставлял каждого из командиров судов
то  и  дело  взглядывать на  барометр.  К  полудню же  начался шторм гораздо
большей силы, чем бывший несколько дней назад.
     По три,  по четыре якоря бросали команды с каждого судна в море,  чтобы
только удержаться на месте,  чтобы буря, как бы свирепо ни швыряла она суда,
не  могла все-таки погнать их  на  береговые скалы,  где они разбились бы  в
щепки.
     В   зрительные  трубы  видно  было,   как  белел  около  берега  кипень
редкостного по  силе прибоя,  и  моряки представляли,  что  делалось там,  у
берега, какой вышины достигали там бешеные валы и как они там ревели.
     Но  минуты,  когда можно было  приглядываться к  тому,  что  делалось у
берегов,  выпадали все-таки очень редко за  два дня сверхчеловеческой борьбы
со штормом,  когда даже слова команд приходилось выкрикивать в рупор,  чтобы
что-нибудь  могли  расслышать матросы,  так  свистел ветер  в  снастях,  так
скрипели мачты -  вот-вот рухнут на  палубу,  -  так жестоко бились о  борта
волны...
     Опасна была ночь с 7 на 8 ноября -  длиннейшая и темнейшая ночь,  когда
только и  слышно было,  как разноголосо выла буря,  а  устоять на судах было
невозможно:  их бросало,  как жалкие лодчонки,  и кренило,  казалось бы,  до
предела.
     Но  все-таки это был далеко еще не предел:  наивысшей силы достиг шторм
утром,  когда все  суда  потеряли грот-марсель,  когда у  фрегата "Коварна",
кроме того,  треснула грот-мачта,  а  "Святослав" и "Храбрый" получили такие
повреждения в рангоуте, что не могли уже нести все паруса.
     Пароход "Бессарабия" тоже  пришел в  такое состояние,  в  каком не  был
"Владимир" и после трехчасового боя с "Перваз-Бахры", да и запас угля на нем
приходил к концу.
     Несвоевременный и  жестокий шторм этот не  только приостановил движение
эскадры к Синопу, но еще и вывел из рядов четыре судна в такой момент, когда
у Нахимова вполне созрел дальнейший план действий.
     Все  рушилось...  Донесения о  состоянии судов Нахимов получил вечером,
когда упал ветер, но они оказались так тревожны, что на другой день утром он
сам навестил все потерпевшие суда.
     Глазам   поэта   парусного  флота   предстали  корабли  со   сломанными
фока-реями,  с  безнадежно треснувшими грот-реей  у  одного и  грот-мачтой у
другого...  Запасного леса  не  было,  да  если  бы  и  был,  починка  таких
повреждений в  открытом море  была  почти немыслима:  суда  готовились не  к
стоянке в бухте,  а к большому сражению, и не калеками, кое-как залеченными,
должны они были идти в бой не только с многочисленной турецкой эскадрой,  но
и с береговыми батареями вдобавок.
     Только   три   корабля  оставались  исправными:   "Мария",   "Чесма"  и
"Ростислав".  Но  с  тремя  кораблями безумно было  бы  самому ввязываться в
сражение,  в  котором все преимущества на  стороне врага.  И  Нахимов решил,
наконец,  отправить поврежденные парусные суда в  Севастополь на  ремонт,  а
"Бессарабию",  которая должна  была  прийти  гораздо раньше их  туда  же,  с
письмом  на  имя  Меншикова,  содержавшим просьбу о  замене  пострадавших от
шторма кораблей здоровыми, способными к близкому бою.
     Но он не забыл и  о "Кагуле",  оставленном в виду Амастро на сторожевом
посту.  Этот одиноко стоявший фрегат мог оказаться в таком же положении, как
и  товарищ его "Коварна",  а  между тем он слишком далеко,  чтобы подать ему
какую-нибудь помощь...
     - Да и  какую же помощь мы ему можем оказать,  если у него вдруг так же
лопнула грот-мачта,  как  у  "Коварны"?  -  говорил Нахимов,  стоя  рядом  с
Барановским и  провожая  глазами  отходившие суда.  -  Разумеется,  если  он
получил повреждения,  то должен все-таки прийти к  своему отряду,  поскольку
исполнить порученное ему дело он уже будет не в состоянии...
     - А  так как его что-то не видно,  то,  значит,  он остался целехонек и
продолжает оставаться на своем посту,  - сказал Барановский и добавил: - Что
же третье еще с ним может случиться?
     - Как же так-с  -  "что третье еще"?  А  турецкая эскадра-с?  -  метнул
строгий взгляд в выпуклое лицо Барановского Нахимов.
     Барановский же  знал,  что  пароход  "Бессарабия" посылался к  "Кагулу"
утром  седьмого числа  и  в  полдень,  уже  при  начале  шторма,  вернулся с
донесением,   что  фрегат  стоит  на  своем  месте  и  неприятельских  судов
поблизости от  него им  не  обнаружено.  Вечером же в  тот же день,  ночью и
восьмого, то есть накануне, бушевал шторм, во время которого "Кагул" или был
поврежден, как "Коварна", или отделался пустяками, как, например, двухдечный
корабль "Ростислав",  и стоит,  как и прежде, на своем посту; трудно было бы
предположить что-нибудь третье.
     И,  однако,  случилось именно это  третье...  В  то  время как Нахимов,
беспокоясь о своем фрегате,  говорил о нем с командиром "Марии", "Кагул" шел
на всех парусах, преследуемый четырьмя фрегатами Османа-паши и держа курс не
на свой отряд, а прямо на Севастополь.
     Это  преследование "Кагула" началось еще  вечером накануне,  когда утих
шторм.  Как  раз  в  Амастро и  отстаивалась вся эскадра Османа-паши -  пять
фрегатов,  шлюп и  два транспорта с  десантным отрядом,  предназначенным для
высадки в Сухум-Кале.
     Турецкая эскадра вошла в  порт  ночью под  седьмое,  в  дождливую пору;
дождь не  переставал и  седьмого весь  день,  почему с  "Кагула" и  не  было
замечено ее присутствие в порту. Потом начался шторм, и на "Кагуле" все были
заняты почти сверхсильной борьбой за целость судна.
     Судно отстоять удалось -  повреждений не допустили.  Но только что дали
себе вполне заслуженный отдых вечером,  как показалась в море против фрегата
вся турецкая эскадра.
     Команда "Кагула" едва успела натянуть паруса и сняться с якоря, так как
борьба с  пятью  турецкими фрегатами и  шлюпом была  совершенно немыслимой и
могла бы закончиться только гибелью судна, как бы ни была славна эта гибель.
     Капитан-лейтенант  Спицын,   командир  "Кагула",  решил  положиться  на
легкость хода  своего судна;  дул  же  теперь,  к  ночи,  зюйд-вест,  что  и
определило направление хода.
     Старому турецкому адмиралу представлялась и  заманчивой и  даже  легкой
задача захватить этот русский фрегат так  же,  как был захвачен в  1829 году
другой,  тоже сорокапушечный,  фрегат "Рафаил",  окруженный со всех сторон и
после  короткого  боя  спустивший андреевский флаг.  Этот  бывший  "Рафаил",
переименованный в  "Фазли-Аллах" ("Богоданный"),  как раз находился в отряде
Османа-паши.
     Но в самом начале погони "Фазли-Аллах" стал отставать от других четырех
фрегатов,  гораздо более новых;  отстал и шлюп,  и вместе с транспортами они
старались только не терять из вида свой отряд.
     Об  этом,  конечно,  не  пришлось уже думать ночью.  "Кагул" был ходкий
фрегат,  так что турки вынуждены были гнаться за  ним всю ночь и  почти весь
день 9 ноября, но все-таки не могли приблизиться к нему на пушечный выстрел,
а когда близки уж стали берега Крыма, совсем прекратили погоню.
     Но зато они вышли на высоту Синопа и,  соединившись с остальными судами
своего  отряда,   пошли  к   Синопу,   счастливо  разминувшись  с   эскадрой
Новосильского, которую шторм застал в открытом море.
     Впрочем,  далеко продвинуться в направлении Синопа не смогли турки: как
это часто случается, настал после шторма штиль, и к утру десятого числа весь
отряд Османа-паши остановился и  стоял неподвижно милях в  пятидесяти от так
же неподвижно стоявшей эскадры Новосильского.
     За дальностью расстояния противники не видали друг друга, хотя погода в
этот день была ясная.




     Ясная штилевая погода была в  этот день и  у  берегов Кавказа,  но  эта
погода оказалась вполне благоприятной для  трех  турецких военных пароходов,
задумавших атаковать такой же, как и "Кагул", сорокапушечный фрегат "Флора",
недалеко от русского укрепления Гагры, против мыса Пицунда.
     Эти  три парохода были те  самые,  о  которых говорили турецкие шкипера
лейтенанту  Железнову.   Они   были  под   общей  командой  Муштавер-паши  -
англичанина Следа,  -  державшего свой адмиральский флаг на пароходе "Таиф",
если и не более сильном из трех, то наиболее быстроходном.
     Фрегатом "Флора" командовал капитан-лейтенант Скоробогатов, человек еще
молодой,  в  то время как адмирал След был старый и опытный морской волк:  в
чине капитана английского флота он участвовал в бою двух турецких кораблей с
бригом "Меркурий" и на службу к султану поступил после этого боя.
     Силы у  Следа-Муштавер-паши были более чем двойные,  и три его парохода
могли  лавировать,  как  хотели,  вокруг  неподвижного,  по  причине  штиля,
фрегата.  На море была только мертвая зыбь,  качавшая фрегат,  как люльку, а
темнота ночи  несколько времени скрывала неприятельские пароходы от  команды
"Флоры".
     Их  заметили только в  два  часа ночи,  когда небо очистилось от  туч и
стало гораздо светлее;  как раз к этому времени подул,  хотя и очень слабый,
ветер,  и  фрегат начал двигаться со скоростью узла полтора в час.  Пароходы
замечены были впереди на небольшом расстоянии - около мили.
     Скоробогатов думал вначале,  что это свои,  и на всякий случай приказал
поднять фонари опознавательных знаков. Пристально вглядывались потом матросы
и  офицеры,  что ответят пароходы,  но  ни одного огонька не появилось на их
мачтах, потушены были даже огни, видные сквозь люки; наконец, стало заметно,
что пароходы идут к фрегату.
     - Значит,  турки,  -  решил Скоробогатов и  приказал готовиться к бою -
первому в своей жизни и в жизни каждого из людей команды "Флоры".
     Приготовления к бою шли,  однако, быстро: все видели, что и враг спешил
застать русский фрегат врасплох.
     Пароходы шли один за другим, направляясь к носовой части фрегата, чтобы
взять его под продольный огонь;  фрегат повернули к  пароходам левым бортом.
Вот пароходы,  шедшие очень малым ходом, остановились, открылись их борты, и
раздались первые выстрелы.  Одно ядро гулко ударилось в борт фрегата, сделав
пробоину.  По  шестнадцати орудий одного борта было  насчитано у  каждого из
двух больших пароходов,  одиннадцать -  у меньшего, так что сорок три орудия
приходились против двадцати двух на  "Флоре".  И,  однако,  русские матросы,
несмотря на мертвую зыбь,  с первых же залпов дали почувствовать противнику,
что они куда лучше как артиллеристы.
     Двадцать минут выдерживали пароходы их пальбу и отошли:  в то время как
выстрелы из  турецких орудий давали перелет за  перелетом,  русские ядра  то
там, то здесь попадали в цель.
     Это  был  первый бой парусного судна с  паровыми;  и  парусное,  хотя и
больше чем вдвое слабое,  за себя постояло.  Сердце Нахимова,  не лежавшее к
пароходам, могло бы порадоваться вместе с сердцами матросов "Флоры".
     Видя, как уходят, выходя из-под обстрела, суда противника, Скоробогатов
приказал прекратить стрельбу.
     - Сколько  раненых  и  убитых?  Узнать,  живо!  -  понеслась по  палубе
передача от командира, и не больше как через две минуты дошел до него ответ:
     - Ни одного!
     Быстро,   как  делается  все  на  судах  в   море,   начали  заделывать
единственную пробоину,  а пароходы стояли вдали,  и адмирал След,  приведя в
известность свои  потери,  обсуждал с  командирами своего отряда план нового
нападения на колючий фрегат.
     Обсуждение длилось недолго,  минут  десять,  -  решено  было  плана  не
менять,  а действовать, как и прежде; и пароходы снова подошли на выстрел со
стороны носа фрегата, который снова же повернулся к ним левым бортом.
     Команда  "Флоры"  понимала,   конечно,  что  окружить  фрегат  было  бы
невыгодно пароходам:  тогда пришли бы в действие против них все орудия обоих
бортов, а это уравновесило бы силы.
     Опять загремела пальба.  Еще одно ядро впилось в борт фрегата,  но зато
каждый из пароходов пострадал настолько чувствительно, что через полчаса все
они отошли снова мили на две.
     Поспешно  застучали  матросы-плотники  на   фрегате,   заделывая  новую
пробоину и приводя в исправность рангоут.
     - Много ли убитых и раненых? - справился Скоробогатов.
     И снова тот же ответ:
     - Ни одного!
     Шутками  перекидывались матросы:  из  такого  неравного боя  вышли  они
победителями и без потерь.  Но торжествовать было еще рано: адмирал След был
не из таких, чтобы примириться со своей неудачей и уйти совсем.
     В четвертом часу все три парохода подошли снова,  обогнув фрегат, чтобы
действовать против его кормы,  но залпы их встретили орудия правого борта. В
темноте ночи  невозможно было  определить,  насколько успешна была  стрельба
русских комендоров,  но  турецкие стреляли из рук вон плохо:  снаряды их все
время летели через рангоут фрегата.
     Но вот прекратилась пальба оттуда,  и на "Флоре" ударили отбой. Матросы
весело хохотали:
     - Тикают, хо-хо-хо!.. Не понравилось!
     Пароходы ушли на этот раз поспешнее, чем прежде, не сделав даже и новой
пробоины  ни  в  борту,  ни  на  палубе.  И  Скоробогатов  немедленно  после
прекращения пальбы получил донесение:
     - Ни убитых, ни раненых не имеется.
     Теперь и  сам  Скоробогатов думал,  что  турки  оставят его  в  покое и
удалятся,  но он ошибся:  нападения повторялись еще два раза и  прекратились
только к  шести  часам,  когда  появились первые признаки близкого рассвета.
Новых пробоин не было, потерь в людях тоже.
     Когда рассвело,  с  фрегата увидели,  с  кем  вели такую упорную борьбу
ночью:  на  всех  трех пароходах,  стоявших вне  выстрелов,  вились турецкие
флаги,  адмиральское судно выкрашено было сплошь в  черный цвет,  два других
имели белые полосы вдоль бортов. Все были трехмачтовые.
     Скоробогатов,  долго не отрывавший глаз от зрительной трубы,  оживленно
вскрикнул, наконец, обращаясь к своему помощнику, лейтенанту Кондогурову:
     - Посмотрите-ка,    Павел   Ананьевич!    Вице-адмиральский   флаг   на
фор-брам-стеньге у черного парохода!  Вон с каким чертом мы столкнулись! Что
же это за адмирал?
     Кондогуров взял  трубку  у  Скоробогатова,  но  его  внимание привлекло
другое.
     - Ох, неотбойные! - сказал он. - Кажется, они опять хотят идти к нам!..
Идут ведь!
     Бессонная и беспокойная ночь ничем не отразилась на лице Скоробогатова.
Это  было  лицо  твердых линий;  остро глядели небольшие серые глаза,  часто
появлялась на тонких губах насмешливая улыбка.
     Улыбнулся  Скоробогатов  и  теперь,  беря  снова  трубу  у  лейтенанта.
Поглядел и отозвался ему:
     - Стремятся в бой...  Ну что же:  честь и место...  Вот теперь-то мы им
всыплем в загривок!
     Пароходы теперь разделились:  адмиральский шел  прямо  на  фрегат,  два
других заходили между фрегатом и  берегом,  до  которого было  на  глаз миль
десять.
     Это  показалось  загадочным Скоробогатову,  но  вот  он  уловил  в  том
направлении,   которое  взяли  два  парохода,  какое-то  маленькое  судно  и
догадался, что это шхуна "Дротик", которая вот-вот станет добычей турок.
     - Э-э, вон что, голубчики!
     Долго думать над тем, как спасти "Дротик", не приходилось. Скоробогатов
приказал повернуть фрегат правым бортом к  адмиральскому пароходу и  открыть
огонь.   Первые  ядра  дали  недолет,   но   теперь,   при  утреннем  свете,
Муштавер-паша  не  рискнул уклониться от  боя  с  почти  неподвижным русским
фрегатом.  Он придвинулся ближе, и началось единоборство, опасность которого
для парохода "Таиф" увидели командиры других пароходов.
     Они оставили шхуну и повернули к фрегату. "Дротик" на веслах пустился к
берегу,  а  на "Флоре" все поняли,  что настоящий бой с турецкими пароходами
начинается только теперь.
     Двадцать два орудия одного борта нужно было распределить по трем целям,
и  Скоробогатов десяти из них приказал стрелять в  адмиральский пароход,  на
котором заметил в трубу матросов в европейской одежде.
     - Во-он в чем дело, братцы мои! - изумленно обратился он к Кондогурову.
     Через час стало заметно,  что черный пароход пострадал больше других, -
не все орудия его стреляли.  Прошло еще полчаса,  -  медленней и неуверенней
начали отстреливаться и два других парохода; наконец, они ушли, и теперь уже
видно было,  что  ушли совсем,  -  не  к  берегам Кавказа,  а  на  запад,  и
адмиральский пароход позорно тащился на буксире.
     - Урра-а!  -  кричали матросы "Флоры" и  снятыми с  голов  бескозырками
махали  им  вслед:  парусный русский фрегат одержал полную победу над  тремя
турецкими "самоварами", которые были вдвое с лишком сильнее, чем он.
     Нечего было и спрашивать Скоробогатову,  есть ли убитые и раненые:  все
его матросы и офицеры были налицо. Никаких новых пробоин в корпусе судна, ни
надводных, ни подводных, не оказалось, рангоут был тоже цел.
     Даже сам  Скоробогатов был удивлен таким результатом почти двухчасового
боя и говорил смеясь:
     - Я  напишу контр-адмиралу Вукотичу донесение обо  всем  этом  деле,  а
вдруг он мне не поверит, что тогда?
     Как  объяснилось в  тот  же  день,  турецкие пароходы хотели  атаковать
Сухум-Кале,  на защиту которого мог выступить - конечно, вполне безуспешно -
один только маленький тендер "Скорый", так как эскадра, стоявшая там раньше,
- два фрегата,  два корвета,  бриг и четыре парохода,  -  ушла накануне, под
командой   вице-адмирала   Серебрякова,   в   экспедицию  против   вероломно
захваченного турками поста св. Николая.




     Этот пост был атакован эскадрой Серебрякова еще седьмого числа,  но  об
этом не знали ни на "Флоре", ни в Гаграх, ни в Сухум-Кале.
     Турки успели со  времени захвата поста устроить там несколько батарей и
встретили эскадру сильным огнем, так что атака не увенчалась удачей.
     Потеряв  несколько человек  после  двухчасовой перестрелки,  Серебряков
счел за  лучшее сняться с  якоря и  идти к  Требизонду,  но  на  пути застал
эскадру шторм,  хотя здесь он и не был такой большой силы, как между Амастро
и   Синопом.   После  этой  второй  неудачи  Серебряков  решил  вернуться  в
Сухум-Кале, куда и пришел десятого к ночи, одновременно с "Флорой".
     Ни о подвиге команды "Флоры", ни о неудаче адмирала Серебрякова не знал
Нахимов,  когда с  тремя восьмидесятипушечными кораблями и  бригом "Эней" он
подошел, наконец, 11 ноября к Синопу.
     Это была торжественная не  только для самого Нахимова,  но  и  для всех
команд четырех его судов минута,  когда разглядели они не только белые стены
города,  его мечети и  минареты в одной стороне и греческие церкви в другой,
но и мачты укрывшегося в бухте турецкого флота.
     - Так вот где она,  наконец,  эта турецкая эскадра! - радостно говорили
матросы.
     Нахимов на  "Марии" подошел к  самому входу в  бухту,  чтобы подсчитать
турецкие суда,  и  долго и  внимательно разглядывал он  их  глазами опытного
моряка.  Тут было семь фрегатов,  три корвета и  шлюп,  два транспорта и два
парохода - один большой, черного цвета, другой - малый.
     Большой  пароход  был  тот  самый  "Таиф",  который более  двух  других
потерпел при столкновении с "Флорой".  Доведя его на буксире до Синопа,  где
можно было ему чиниться (здесь были доки), его товарищи ушли в Босфор.
     С  эскадрой же  из двух фрегатов и  двух корветов,  бывшей под командой
адмирала Гуссейна-паши и стоявшей здесь раньше, соединилась пришедшая сюда в
ночь с  10 на 11 ноября эскадра Османа-паши,  которую Корнилов дважды принял
за эскадру Нахимова.
     Бухта,  известная в  глубокой древности как  самая удобная из  всех  на
анатолийском берегу,  прикрывалась с  севера  гористым высоким полуостровом,
самый же город,  расположенный на узком перешейке,  - родина Митридата, царя
Понтийского,  и столица его царства, - некогда был многолюден, теперь было в
нем жителей тысяч двенадцать. Прилегавшая к Синопу местность была лесиста, и
оттуда вывозился лес.  Здесь  была  и  верфь для  постройки небольших судов.
Длинный мол тянулся в бухте вдоль берега.
     Одну береговую батарею разглядел Нахимов с правой стороны,  при входе в
бухту, другую - с левой, но об этом он знал и раньше. Самое же важное, о чем
он  только мечтал,  как о  том,  что едва ли  случится,  исполнилось,  будто
турецкие адмиралы проникли в  тайники его души и  решили пойти навстречу его
желаниям: они объединились под надежной защитой городских укреплений.
     Но надолго ли? Успеют ли починиться к этому времени корабли "Ягудиил" и
"Храбрый" и вернуться в отряд? Хотя бы фрегат "Кагул" явился на подкрепление
сил!  Нельзя  же  с  тремя  восьмидесятипушечными кораблями  атаковать целый
турецкий флот. С ними опасно идти даже и на одни береговые батареи!
     - Вот бы когда пригодились "самовары"!  - сокрушенно говорил племяннику
Нахимов.
     - Может быть,  придет какой-нибудь пароход из  Севастополя,  -  пытался
успокоить дядю Воеводский.
     - Как это "может быть"?  Почему это "может быть"? - возмущался Нахимов.
- То есть невзначай как-нибудь забредет ко мне?..  Нет-с!  Послать должны-с!
Ведь турки наш рангоут отлично видели через перешеек,  когда мы подходили, а
тем  более  теперь видят-с...  Четыре судна всего,  считая с  бригом,  -  ты
думаешь, это им неизвестно? Прекрасно известно-с!.. Им остается только выйти
из порта и на меня напасть, - чему я и буду рад-с! Очень рад-с!
     - Не хватит смелости у них на это.
     - Ага, вот видишь!.. И не хватит! И не выйдут, чтобы на меня напасть, а
выйдут,  чтобы уйти из ловушки,  вот что-с! Потому что это для них ловушка и
гибель, да-с!
     - Едва ли они так думают, что для них гибель! Не наоборот ли?
     Под  диктовку  Павла  Степановича Воеводский написал  рапорт  командиру
Севастопольского порта, вице-адмиралу Станюковичу:
     "Обозревши сего числа в  самом близком расстоянии порт Синоп,  я  нашел
там не два фрегата,  корвет и транспорт,  как доносил,  а семь фрегатов, два
корвета,  один шлюп и два больших парохода,  стоящих на рейде под прикрытием
береговых батарей.
     Предполагая,  что  есть какая-нибудь цель у  неприятеля,  чтобы собрать
такой  отряд  военных  судов  в  Синопе,  я  положительно останусь  здесь  в
крейсерстве  и  буду  их  блокировать до  прибытия  ко  мне  двух  кораблей,
отправленных мною в Севастополь для исправления повреждений; тогда, несмотря
на вновь устроенные батареи,  кроме тех,  которые показаны на карте,  и я не
задумаюсь их атаковать.
     Убедительнейше прошу  ваше  превосходительство поспешить  прислать  два
корабля моего отряда и фрегат "Кулевчи",  который,  вместо двух недель,  как
предполагали отправить его  из  Севастополя,  стоит там  более месяца.  Если
корабли  "Святослав" и  "Храбрый" прибыли,  то  их  легко  снабдить реями  и
парусами со  старых кораблей,  если же  нет или они имеют более значительные
повреждения,  тогда нельзя ли прислать один из новых, стопушечных, и корабль
"Ягудиил".
     В настоящее время в крейсерстве пароходы необходимы,  и без них как без
рук.  Если есть в Севастополе свободные,  то я имею честь покорнейше просить
ваше превосходительство прислать ко мне в отряд по крайней мере два.
     Последние новости  от  опрошенного греческого судна,  которое вышло  из
Константинополя четыре дня назад:  английский,  французский и турецкий флоты
стоят  в   Босфоре;   для  снабжения  провизией  французского  флота  как  в
Константинополе, так и в Черном море делается подряд.
     При этом представляю план расположения неприятельских судов в Синопе".
     С  рапортом послан был  бриг "Эней",  но  его  командиру приказано было
Нахимовым непременно дойти раньше до места стоянки "Кагула" и передать,  что
фрегат  должен  немедленно отправляться к  Синопу,  на  соединение со  своим
отрядом.
     Было уже 12 ноября,  когда вестовой бриг отбыл на запад, к мысу Керемпе
и дальше, по направлению к Амастро, где мог находиться "Кагул".
     Не найдя фрегата, "Эней" повернул к Севастополю, но он потерял напрасно
целые сутки,  а  "Кагул" в  это  время сам  шел от  берегов Крыма к  эскадре
Нахимова.







     Курьер  Нахимова,   бриг  "Эней",   привез  рапорт  адмирала  командиру
Севастопольского порта Станюковичу в  полдень 16 ноября,  а  часов в  десять
утра в тот же день совершилось самое счастливое событие в жизни Нахимова: на
горизонте,  в северном направлении,  показались корабли,  державшие курс как
раз на мыс Пахиос, около которого стояла эскадра из трех судов, осмелившаяся
блокировать Синоп со всеми фрегатами и  корветами,  нашедшими убежище на его
рейде.
     На  трех кораблях Нахимова было всего только 250  орудий против 460  на
турецких судах, - насмешкой могла бы показаться такая блокада.
     В уютном порту, в бухте, глядевшей на юг, отрезанной от Черного моря, -
действительно черного в это время года,  -  спокойно стоял турецкий флот,  и
длинные пушки шести береговых батарей служили ему надежным оплотом: флот был
у себя дома. А три двухпалубных русских корабля крейсировали в открытом море
четверо суток, стараясь только об одном: как бы не выпустить, не упустить из
их же порта турок, которые были почти вдвое сильнее их!
     Все это время дули сильные ветры, часто переходившие в бурю, за которой
следовал то проливной дождь, то снег, - казалось, где-то назрел уже "бора" и
несется сюда,  чтобы искалечить и  эти  три  последних корабля так  же,  как
несколько дней назад были искалечены три других и пароход "Бессарабия".
     Дошли ли  они  до  Севастополя?..  Где тонко,  там и  рвется,  -  могли
потерпеть новую аварию в  пути.  А  к туркам не подойдут ли за эти дни новые
силы?.. Было над чем думать командиру маленькой русской эскадры!..
     Даже и  эти  суда,  которые разглядели с  салингов матросы,  могли быть
турецкими, а совсем не своими. Рангоуты их маячили неясно в снежной метели -
то появлялись, то исчезали, и матросы то и дело сбивались в счете судов, тем
более что суда шли в кильватер.
     Однако хотя и  мачты,  на  которых сидели матросы,  качались под свежим
ветром и  снег слепил глаза,  все-таки донесения от  них  шли  такие,  будто
приближаются несколько кораблей -  три, или четыре, или даже пять, между тем
как  Нахимов ожидал  только  двух,  отосланных им  же  самим  чиниться после
шторма.
     Не менее получаса прошло в колебаниях: чьи это суда, которых неожиданно
несколько,  а не два? На всякий случай приказано было готовиться к бою... Но
вот  пронесло метель,  прояснилась даль,  а  суда  подходили быстро,  полным
ходом. И, наконец, сам Нахимов разглядел, что головное судно был стопушечный
корабль  "Париж"  с  контр-адмиральским флагом,  а  в  кильватере за  ним  -
"Константин".
     - Ого!  Ого!..  Вот как-с! - радостно бормотал Нахимов, не отрываясь от
своей трубы.  - "Париж" и "Константин"!.. И... неужели "Три святителя"? Ого!
Ого!..  Вот это так!  Вот за это спасибо Владимиру Алексеичу!..  Вот удружил
так удружил!  А?  Вот "ура" так "ура"!  И  "Кагул" мой в хвосте!..  Ведь это
"Кагул"?..  Ну,  разумеется,  "Кагул"!.. Как же он очутился тут, с кораблями
четвертой дивизии?..  Вот  это  подарок так  подарок!  "Кагул" и  есть!  Три
стопушечных  и   фрегат,   и  все  дошли  в  исправности!   Молодчина  Федор
Михайлович!.. Ах, что за молодчина! Конфетка! Положительно, конфетка!
     Он  не  знал,  что это торжественное шествие русских кораблей на помощь
ему,  Нахимову,  воочию  представил еще  накануне  старый  турецкий  адмирал
Осман-паша.  Число кораблей,  занятых блокадой Синопского порта, удвоилось в
его глазах еще 15 (27) ноября, когда послал он телеграмму в Константинополь,
что перед Синопом крейсируют шесть линейных кораблей!  Он добавлял к ним еще
бриг и два парохода, чтобы в Константинополе прониклись ужасом его положения
и поспешили его спасать.  Не забыл он при этом и "Кагул",  за которым гнался
почти двое суток,  но  в  телеграмме его один русский фрегат вырос в  восемь
фрегатов,  и вся флотилия эта,  с двумя пароходами впереди, крейсировала, по
его словам, между Синопом и Босфором.
     Это была не телеграмма,  а крик сердца,  но... но в Константинополе как
раз  в  это  время  праздновали  "победу  турецких  пароходов  над  русскими
фрегатами", известие о которой привезли сюда те самые два парохода, которые,
отбуксировав "Таиф"  до  Синопа,  отправились  дальше  в  Босфор.  При  этом
"Флора",  от  которой  постыдно бежали  все  три  парохода,  превратилась не
больше,  не меньше, как в целую эскадру самого Нахимова!.. Если три турецких
парохода -  под командой,  правда, Муштавер-паши - смогли разгромить эскадру
Нахимова,   то,   разумеется,   только  явной  трусости  могли  приписать  в
Константинополе телеграмму Османа-паши. А незадолго перед этим корреспондент
одной   лондонской  газеты  сообщал  в   Лондон,   что   египетский  пароход
"Перваз-Бахры"  притащил на  буксире в  Константинополь разбитый им  русский
пароход "Владимир" и  находившийся на нем адмирал Корнилов теперь в  плену у
турок...
     Толки   о   блестящих  успехах  турецких  моряков  не   прекращались  в
Константинополе,  разносясь и по другим европейским столицам,  и вдруг зов о
безотложной помощи из такого сильного порта,  как Синоп!  Конечно,  этот зов
был приписан неуместному малодушию, да и беспрерывно бурная погода совсем не
располагала к  тому,  чтобы  турецкое  правительство решилось  послать  свой
парусный флот сражаться не столько с русскими судами, сколько со штормами: и
без того в истории турецкого флота достаточно было случаев гибели, не только
порчи, кораблей во время равноденственных бурь, особенно сильных осенью.
     Подходили перенесшие не одну бурю в  пути корабли эскадры Новосильского
и приставший к ним фрегат "Кагул".  Их паруса были занесены снегом,  кое-где
оледенели,  -  но это только прибавляло торжественности долгожданной минуте.
Даже сам Нахимов кричал "ура",  не только многотерпеливые командиры трех его
судов.




     В  кают-компании "Марии" шло вечером в  этот день совещание флагманов и
командиров судов о предстоящем деле: получив столь неожиданно для себя такую
сильную подмогу, Нахимов спешил посвятить в свои планы весь высший командный
состав.
     Крылья небывалого еще  в  жизни  счастья,  осенившие его  утром,  когда
подходил Новосильский,  чувствовались всеми сидевшими с ним теперь за столом
кают-компании:  как  помолодели вдруг голубые пятидесятилетние глаза!  Какая
убежденная и даже плавная появилась речь!  Какая осанка у этого привычно для
всех сутуловатого,  очень простого в  обращении со всеми человека,  говоря с
которым даже мичманы иногда забывали, что он вице-адмирал!..
     Теперь,  в  это  совещание перед  боем,  об  этом  последнем помнили  и
капитаны 1-го  ранга;  и  один из них,  командир корабля "Париж" Истомин,  -
красивый,  лысоватый со лба, спокойных и уравновешенных манер, - поднявшись,
обратился к нему не по имени-отчеству, как это было тогда принято у моряков,
а по чину:
     - Ваше  превосходительство,  меня  занимает вопрос,  каким  образом мы,
вступив  в  перестрелку  с  турецкими  судами,  можем  не  задеть  снарядами
городских строений...  Ведь непременно будет стрельба по  такелажу,  будут и
перелеты,  -  нельзя ручаться,  что их совсем не будет,  -  а  если так,  то
пострадает, разумеется, и город в той или иной степени. А между тем мы этого
допустить не смеем, - так пришлось слышать мне в Севастополе.
     - Вам пришлось слышать,  а  я получил такой приказ от князя,  вот через
Федора Михайловича,  - очень живо отозвался на это Нахимов, кивнув в сторону
сидевшего с ним рядом Новосильского.  -  И хотел сказать об этом сам,  -  вы
меня предупредили.  Мне,  господа,  -  обратился он ко всем,  - очень хорошо
известно это было и  раньше:  ведь это не только желание князя,  это идет от
министерств,  из Петербурга.  "Уничтожать турецкие суда при встрече с ними в
море..." Так-с,  прекрасно-с!.. Вот Владимиру Алексеичу посчастливилось одно
такое  судно  встретить в  открытом  море,  и  он  его  уничтожил или  почти
уничтожил...  Не спросил я вас, Федор Михайлович, дошел ли этот египтянин до
Севастополя?
     - Дойти дошел, только едва ли куда годится, - ответил Новосильский.
     - Ну вот-с,  значит,  почти уничтожен!..  Повезло,  выходит,  Владимиру
Алексеичу,  а не нам-с!  Если турки не вышли из Синопа,  когда у меня только
три корабля было,  то теперь их и калачом не выманишь!  А между тем у меня в
руках приказ:  истребить два  фрегата и  два  корвета,  стоящие в  Синопском
порту! Запоздалый приказ, как всегда бывает: теперь уже там целая эскадра, а
не два фрегата.  Но приказ остается приказом:  мы должны напасть на турецкие
суда, сколько бы их там ни оказалось. Сто-ящие в порту! Вот как-с!.. Значит,
это наша основная задача:  получив не  только разрешение,  но и  приказ,  мы
должны  действовать безотлагательно...  Великой важности вопрос поднят вами,
Владимир Иванович, - обратился он к Истомину, - но ответ на него даст только
будущее;  да-с,  только будущее. По воз-мож-ности, господа, мы должны щадить
город,  об этом вы скажете командам своих судов,  да, наконец, я должен буду
упомянуть это и  в  приказе по  отряду,  да-с;  но-о  не  в  ущерб для своих
действий,  -  это прошу иметь прежде всего в виду-с!.. Если турецкие корабли
стоят на  причале,  скажем,  у  самой набережной,  а  вдоль этой  набережной
расставлены орудия береговых батарей,  которые калеными ядрами в  нас лупить
будут,  отчего у нас непременно,  -  это прошу иметь в виду-с!  - непременно
начнутся пожары,  то как же командиры наши сохранят ледяное хладнокровие для
ответной стрельбы,  чтобы нисколько не пострадал от нее город?  Я по крайней
мере не в состоянии этого себе представить...  Вот вы, Владимир Иваныч, были
сами в Наваринском бою...
     - Отлично помню, ваше превосходительство, - снова поднявшись, заговорил
Истомин.  - Помню, что турецкие суда взрывались и горящее дерево с них несло
на город.
     - Вот!  Вот-с!  Именно это  я  и  хотел сказать!  -  подхватил Нахимов,
щелкнув пальцами.  -  Пожары,  возможно,  будут у  нас  на  судах,  пожары -
непременно это -  будут у  них на  судах,  и  пожары -  мы избежать этого не
сможем -  начнутся и в городе,  поближе к месту боя...  Это - закон!.. Это -
война! Это - не какая-то там игра девичья в фанты:

                Вам прислали сто рублей,
                Что хотите, то купите,
                Черного-белого не покупайте,
                Что угодно приказать?

     Нахимов проскандировал это с таким увлечением, что все улыбнулись, а он
продолжал с еще большим задором:
     - "Черного-белого не покупайте",  по берегам отнюдь не стреляйте,  а то
англичане на нас надуются,  -  не турки,  нет! Однако же турки напали на наш
пост святого Николая?  Напали! Всех там уничтожили и самый пост захватили? И
уничтожили и  захватили!  Так  почему же  мы  это  должны терпеть-с,  я  вас
спрашиваю?  Мы  воюем или нет?  Воюем,  -  был выпущен высочайший манифест о
войне с Турцией.  Суда турецкие топить в море можем?  Можем -  это право нам
дано...  дано,  несмотря на  то-с,  что  Англия претендует на  очень многое,
господа!  На  то претендует,  как вам и  без меня известно-с,  чтобы во всем
мире,  на всех океанах и  морях,  не было сделано ни одного выстрела без ее,
Англии,  на то разрешения,  вот на что-с!.. Так что если мы истребим хотя бы
два фрегата турецких, разве мы не обидим Англию и этим?
     - Оскорбим смертельно!  -  ответил за всех капитан 1-го ранга Кузнецов,
командир "Ростислава",  человек широкий,  приземистый и суровый не только на
вид.
     - Верно-с,  оскорбим смертельно и  все равно войны с нею не избежим,  -
подтвердил Нахимов.  -  Так что, к чему эти всякие дипломатические увертки и
самостеснения,  мне мало понятно...  Но я  отвлекся в  сторону от сути дела,
господа... А суть заключается, по-моему, вот в чем... Орудия на берегу, - их
всех оказалось сорок,  господа,  так как две батареи у них по восьми орудий,
остальные четыре -  по шесть,  -  эти орудия для нас наиболее опасны-с,  это
первое,  да-с...  Но ведь турецкие адмиралы надеются не только на них, иначе
они не стояли бы в своей ловушке-с.
     - Не думают ли они нам ловушку устроить?  -  спросил Новосильский,  так
как к нему обращен был взгляд Нахимова.
     - Именно-с!  Именно-с  это самое!  -  вздернул плечи,  как бы  внезапно
пораженный такою догадливостью,  Нахимов.  -  Но как же все-таки устроят они
эту ловушку?
     Теперь Нахимов переводил глаза с  одного на  другого из  сидевших около
него за столом, и командир корабля "Три святителя", Кутров, ответил за всех:
     - Допустить  можно,   что  хотят  поставить  нас  в   два  огня,   ваше
превосходительство.
     - В два огня? Каким образом в два огня?
     - А  это я  в  том смысле,  что,  может быть,  уже идет другая турецкая
эскадра сюда из Босфора, - объяснил Кутров.
     - Прекрасно-с!  Это был бы  для нас самый лучший выход из положения!  -
очень оживленно отозвался Нахимов.  -  Я  лично был бы очень рад и  с  тремя
своими кораблями пошел бы  второй эскадре навстречу,  а  Федор Михайлович со
своими встретил бы  как нельзя лучше синопцев!  Таким образом мы избежали бы
чего именно-с?  Да  прежде всего необходимости подставлять себя под выстрелы
береговых батарей,  вот чего-с!  А  в них-то и заключается эта самая для нас
приготовленная ловушка-с!
     Тут  Нахимов  выждал  некоторое время,  переводя  глаза  с  Истомина на
Кузнецова,  с  Кутрова  на  Ергомышева -  командира корабля "Константин",  и
добавил, понизив голос, точно выдавал нечто весьма секретное:
     - Не знаю-с,  как сделают турецкие адмиралы,  а я бы сделал на их месте
так:  снял бы  орудия со  всех судов с  одного борта да  поставил бы  их  на
берегу-с,  вот как-с!.. А вдруг они именно так и сделают, господа, а? Ведь у
них берег,  а  не у  нас,  а  половина их орудий все равно им бесполезна для
дела...  И вот при таком обороте, господа, мы имели бы против себя на берегу
не сорок,  а  двести семьдесят,  если не больше,  пушек.  Вот если мы с этим
столкнемся,  то тут-то и  будет для нас ловушка-с!  Вот это и  будет значить
вполне и решительно: поставить нас в два огня-с!
     Озабоченно  переглянулись  командиры  судов,   а   Новосильский  сказал
успокоительно:
     - Не догадаются сделать так турки, Павел Степаныч!
     - А если там есть,  кроме турок,  и англичане и французы? - обратился к
нему Истомин.
     Спицын  же,  командир "Кагула",  покрутив головой и  улыбаясь,  ответил
Истомину за Новосильского:
     - Хотя я и не турок, а скорее англичанин или француз, но тоже ни за что
бы не догадался так сделать!
     И  все улыбались,  глядя на этого бедового капитан-лейтенанта,  который
сорок пять часов тащил за  собой,  как на невидимом буксире,  четыре фрегата
противника, справедливо рассудив, что бой с ними не может сулить ему победы,
и  к  чему  в  таком  случае напрасно и  заведомо отдавать гибели и  судно и
команду, если можно этого избежать?
     - Вы,  Федор Михайлыч, говорите: не догадаются, но нам надо действовать
так,  чтобы не  допустить их  до этого,  если бы они и  догадались вдруг,  -
сказал Новосильскому Нахимов. - Пока они этого не сделали, - я лично за этим
слежу,  -  и  за  один завтрашний день уж не успеют этого сделать;  двести с
лишком орудий снять с  судов -  на это на одно нужно большое время,  но ведь
нужно не только их снять,  а еще и установить на берегу в укреплениях,  - на
это времени втрое больше-с;  так что,  о-поз-да-ли они с  этим,  господа!  -
протянул он и укоризненно, по адресу турецких адмиралов, покивал головой.
     - Да,  если  бы  они  сделали так  раньше!  -  сказал  командир "Чесмы"
Микрюков.
     - А  у  них  было  время именно так  сделать,  -  дополнил сказанное им
Барановский.
     Нахимов же заключил:
     - Тогда они были бы неприступны-с!  А  если бы вдруг они взялись за это
сегодня,  то  завтра же утром мы их должны были бы атаковать...  Но я  думаю
все-таки,  что завтра мы  еще можем дать несколько отдохнуть и  оглядеться в
незнакомой  местности  командам  новоприбывших судов,  что  я  считаю  очень
важным,  а  восемнадцатого,  господа,  может быть атака,  и  там уж  что бог
пошлет,  да-с,  что бог пошлет!..  Однако в успех я верю.  Надеюсь вполне на
вас,   что  верите  и  вы  все;   а  уж  что  касается  младших  офицеров  и
молодцов-матросов,  то в  этих не может и тени возникнуть сомнения,  что они
обрадуют Россию...  и  тени сомнения быть не может...  Расскажите,  господа,
вашим командам о Наваринском бое...  Вот вы,  Владимир Иваныч, как очевидец,
да и  дар слова имеете,  хорошо можете это им напомнить!  (Истомин поднялся,
слегка  наклонил  корпус  и  сказал:   "Есть,  Павел  Степаныч!")  Напомните
матросам,  как еще за месяц до Наваринского боя турки выказывали страх перед
русскими -  не  перед английскими,  не  перед французскими,  а  именно перед
нашими судами!  Когда мы,  делая эволюции только,  сближались с их судами, -
это видели тогда все, господа! - турки бежали в сторону английского флота!..
Английский флот  им  казался гораздо менее страшен,  чем  русский:  вот  как
напугал их еще адмирал Ушаков!  Я  сам читал после,  -  где-то в  английской
газете  печаталось письмо  сына  адмирала Кодрингтона из  Наварина матери  в
Лондон;  от тех времен письмо, - и он буквально пишет матери то самое, что я
вам  сейчас сказал.  Так что,  стало быть,  англичане этот страх турок перед
русскими моряками заметили-с!..  А  строй их и перед Синопом такой же самый,
как и в Наваринской бухте: подкова-с... полумесяц... самый неудачный для них
строй,  так как не станут же они идти на охват нас с обоих флангов! Вообще я
уверен,  что двигаться они не  станут,  поэтому и  мы  станем на якорь,  как
только войдем и построимся против них...
     - Этот строй удобен для них только затем, чтобы выбрасываться на берег,
когда они будут разбиты,  -  вставил Новосильский,  лишь только сделал паузу
Нахимов.
     - Да,  они выкинутся, это так, и едва ли, едва ли, господа, нам удастся
захватить  что-либо  из  этих  судов,  -  посетовал Нахимов.  -  Если  ветер
послезавтра не переменится,  то он будет нам в спину, а им в лицо, - вот еще
причина,  что мы должны укрепиться на своих местах,  иначе нас ветер погонит
на их суда,  - а это худо. Войти же на рейд мы должны будем двумя колоннами:
я  с  тремя кораблями буду действовать против их правого крыла и батарей,  а
вы,  Федор Михайлыч,  тоже  с  тремя -  против левого и  тоже двух или  трех
береговых батарей,  -  это смотря по тому,  смогут ли нас достать их крайние
две батареи; мне кажется, что они у них стоят неудачно, однако дело покажет,
сколь дальнобойны там орудия... Что еще мне вам остается сказать, господа?..
Подробности будут  изложены мной  в  приказе,  за  которым прошу прислать по
одному младшему офицеру завтра утром,  а  пока,  думаю я,  что туркам ничего
больше не остается, как защищаться отчаянно... Они хотя и верят в кисмет - в
судьбу,  но судьба судьбой,  а дешево они жизни не продадут,  и потери у нас
должны быть не малые - главным образом от береговых батарей, разумеется. Так
что,  если мне суждено будет погибнуть во время сражения, - погиб же Нельсон
в бою, - то команда эскадрой переходит к контр-адмиралу Новосильскому.




     На  другой  день  утром  показалось  со  стороны  Севастополя еще  одно
парусное судно, шедшее явно на соединение с отрядом Нахимова. Скоро узнали в
нем  фрегат  "Кулевчи",  бывший  под  командой  капитан-лейтенанта Будищева,
человека некрасивого и  в  то  же время общего любимца во флоте,  способного
выкинуть любую озорную штуку,  бонмотиста, игрока, кутилы. Он не пустился бы
уходить от  четырех фрегатов Османа-паши,  он  непременно бы  затеял с  ними
драку -  и, как знать, может быть, драка эта кончилась бы у него тем же, чем
и у Казарского на бриге "Меркурий".
     Под  его командой даже и  самый этот фрегат "Кулевчи" приобрел какой-то
озорноватый вид. Задор сквозил во всех его снастях даже и теперь, после двух
суток пути по очень беспокойному морю.
     По приказу Меншикова,  он вышел из Севастополя на рассвете 15-го числа,
чтобы передать,  наконец,  Нахимову "высочайшее повеление",  как ему следует
поступать.  Хотя это повеление было уже передано ему на словах Новосильским,
но одно дело - на словах и совсем другое - на бумаге.
     От  Будищева Павел Степанович получил тот самый пакет,  который посылал
Меншиков раньше с пароходами "Одесса" и "Громоносец". Но оба парохода попали
в шторм 7-8 ноября,  который так повредил их,  что они,  не дойдя до эскадры
Нахимова, повернули снова в Севастополь.
     Высочайшие повеления состояли  из  трех  пунктов:  во-первых,  турецкие
приморские  города  не   атаковать;   во-вторых,   турецкий  флот  стараться
истребить,  если  он  вышел  в  море;  и,  в-третьих,  стараться  отрезывать
сообщения между Константинополем и Батумом.
     Повеления эти весьма запоздали: они были помечены 23-м числом октября.
     - Так-с...  Да-с...  Очень хорошо-с...  Я  уж над этим думал и  говорил
вчерашний день-с,  - бормотал Нахимов. - В Синопе есть консульства... На них
непременно выкинут национальные флаги,  а?  как вы полагаете?  -  спросил он
Будищева, продолжая держать полученную от него бумажку.
     - Не  только свои  флаги выкинут,  а  и  себя тоже как  можно дальше от
Синопа, чуть только увидят, что корабли наши входят на рейд, Павел Степаныч!
     - Ну да-с,  это,  конечно,  так и будет, - согласился Нахимов. - Насчет
консульских домов можно будет вставить в  приказ,  а гарантии дать,  что они
останутся в целости, - этого уж от меня не просите-с!
     Был, кроме этого пакета, еще второй, более поздний, от Меншикова. Князь
писал:
     "Приказываю вам,  по истреблении в  Синопе неприятельских судов -  двух
фрегатов и  двух  корветов,  пройти с  эскадрою вдоль  Анатолии к  восточным
берегам  Черного  моря,  у  которых  появились турецкие  пароходы  и  делают
нападения на крейсирующие там суда..."
     - Вот как?  -  изумился Нахимов.  -  А  на  какие же  суда делались ими
нападения, не знаете? И кто именно привез эти сведения в Севастополь?
     Будищев  ответил,  что  сведения  получены  там  от  командира парохода
"Херсонес" Руднева,  который был  в  эскадре Серебрякова при атаке поста св.
Николая,  окончившейся неудачно,  а нападение трех пароходов на "Флору" было
блестяще отбито и совершенно без потерь.
     - Ах, молодцы! Вот молодцы! - обрадовался Нахимов, услышав о "Флоре". -
Команда, команда у Скоробогатова молодец к молодцу! Да ведь и сам молодчина,
- весь в команду свою;  а команда - в него-с. И неужели же столько часов боя
- и так-таки ни одного человека не потерял?
     - Руднев привез донесение об этом контр-адмирала Вукотича.
     - Ну,  с нами уж этого быть не может,  - озабоченно возразил Нахимов. -
Береговые  батареи  -  вот  что  будет  нам  в  тягость...  Против  адмирала
Серебрякова что же там могло быть выставлено,  на берегу?  Пустяки-с!  И  то
вот,  вы говорите -  неудача,  а в Синопе совсем не пустяки, да, кроме того,
еще и двенадцать военных судов,  из них два парохода. В умелых руках эти два
парохода могут зайти нам в  тыл и  обстреливать наши корабли продольно,  вот
что скверно-с!  Да еще есть предположение, как вы доложили, что среди команд
их видели англичан,  а  не кого-нибудь...  В таком случае вы будете вместе с
"Кагулом",  оба фрегата отряжены на предмет наблюдения... за действиями этих
самых двух пароходов, - так будет лучше всего-с... А что они - те самые, два
из  тех трех,  в  этом сомненья быть не  может-с...  Третий же  или сейчас в
Требизонде,  или ушел в  Босфор за  подмогой Осману-паше...  Да,  это скорее
всего,  что  он  послан в  Константинополь,  и  нам  поэтому надо  завтра же
покончить с этим делом...  Прощайте-с пока, готовьте своих людей к сражению;
хотя они и  устали,  но что же делать-с.  А часа через два одного из младших
офицеров пришлите ко мне за получением приказа.
     Так  как  сражение предстояло весьма серьезное,  то  и  приказ Нахимова
оказался довольно обширным.  Он касался и  диспозиции судов во время боя,  и
действий их перед началом боя,  и  в самом начале,  справедливо полагая,  на
основании опыта Наварина, что раз бой начался, то руководить им в дальнейшем
ему, командиру всего отряда, будет трудно.
     Вот этот исторический приказ с небольшим сокращением:
     "Располагая при первом удобном случае атаковать неприятеля,  стоящего в
Синопе, в числе семи фрегатов, двух корветов, одного шлюпа, двух пароходов и
двух транспортов,  я  составил диспозицию для  атаки их  и  прошу командиров
стать по оной на якорь и иметь в виду следующее:
     1.  При входе на рейд бросать лоты, ибо может случиться, что неприятель
перейдет  на  мелководье,   и  тогда  стать  на  возможно  близком  от  него
расстоянии, но на глубине не менее десяти сажен.
     2.  Иметь шпринг на  оба якоря;  если при нападении на неприятеля будет
ветер N,  самый благоприятный,  тогда вытравить цепи шестьдесят сажен, иметь
столько же в шпрингу... Вообще со шпрингами быть крайне осмотрительными, ибо
они часто остаются недействительными от  малейшего невнимания и  промедления
времени.
     3. Перед входом в Синопский залив, если позволит погода, для сбережения
гребных  судов  на  рострах,   я  сделаю  сигнал  спустить  их  у  борта  на
противолежащей стороне неприятелю.
     4.  При атаке иметь осторожность,  не палить даром по тем из судов, кои
спустят флаги,  посылать же  для  овладения ими  не  иначе,  как по  сигналу
адмирала,  стараясь лучше употребить время для  поражения противящихся судов
или  батарей,  которые,  без  сомнения,  не  перестанут палить,  если  бы  с
неприятельскими судами дело и было кончено.
     5.  Ныне же осмотреть заклепки у  цепей на случай надобности расклепать
их.
     6.  Открыть огонь по неприятелю по второму адмиральскому выстрелу, если
пред  тем  со  стороны неприятеля не  будет никакого сопротивления нашему на
него наступлению;  в противном случае палить, как кому возможно, соображаясь
с расстоянием до неприятельских судов.
     7.  Став на якорь и уладив шпринг (то есть повернув им корабль бортом к
неприятелю),  первые  выстрелы  должны  быть  прицельные;  при  этом  хорошо
заметить положение пушечного клина на подушке мелом,  для того, что после, в
дыму,  не  будет  видно неприятеля,  а  нужно поддерживать быстрый батальный
огонь.  Само  собой разумеется,  что  он  должен быть  направлен по  тому же
положению орудия, как и при первых выстрелах.
     8. Атакуя неприятеля на якоре, хорошо иметь, как и под парусами, одного
офицера на  грот-марсе  или  салинге для  наблюдения при  батальном огне  за
направлением своих выстрелов,  а  буде они не  достигают своей цели,  офицер
сообщает о том на шканцы для направления шпринга.
     9.  Фрегатам  "Кагул"  и  "Кулевчи" во  время  действия  оставаться под
парусами  для  наблюдения  за  неприятельскими  пароходами,   которые,   без
сомнения, вступят под пары и будут вредить нашим судам по выбору своему.
     10.  Завязав дело с неприятельскими судами,  стараться, по возможности,
не  вредить  консульским домам,  на  которых  будут  подняты национальные их
флаги.
     В  заключение выскажу свою мысль,  что  все предварительные наставления
при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое
дело,  и  потому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по
усмотрению своему, но непременно исполнить свой долг.
     Россия ожидает славных подвигов от Черноморского флота,  от нас зависит
оправдать ожидания".
     Получив этот приказ,  командиры судов не  нашли в  нем  ничего для себя
нового: картина предстоявшего им большого и решительного боя была и без того
ясна  каждому из  них  после  совещания с  командиром отряда,  заключение же
приказа было обычно-нахимовское: "все предварительные наставления" тщательно
отметались, так как они "при переменившихся обстоятельствах могут затруднить
командира, знающего свое дело".
     Морской бой обыкновенно бывает очень короток сравнительно с сухопутными
боями,  но  в  то  же  время чрезвычайно значителен по своим результатам,  и
командиры судов знали,  конечно,  что им надо готовиться к сражению, которое
назовут историческим, но в то же время знали и другое, - что успех его будет
зависеть от всей подготовки к нему,  тянувшейся и для них самих и для команд
их судов долгие, очень долгие годы.







     Нахимов в своем приказе,  данном 17(29) ноября,  не назначил дня атаки.
Он сознательно, конечно, допустил полную неопределенность в этом, откладывая
сигнал к атаке до "первого удобного случая". Военное судно, крейсируя в море
во  время войны,  всегда должно быть готово к  этому сигналу,  и  нет  нужды
заранее назначать для этого определенный день или час, тем более что "первый
удобный случай" вполне может  разминуться с  этим  заранее назначенным днем,
даже часом.
     Однако про себя он решил действовать без промедлений:  слишком долго он
ждал,  крейсируя без захода в  порт свыше месяца в штормовые погоды,  именно
этого "удобного случая",  чтобы упустить его,  когда он представится во всей
желанности и силе.
     Утро  18(30) числа было  мглисто,  сеялся мелкий дождь,  видимость была
скверная... Но при всем этом дул самый благоприятный для нападения на суда в
Синопской бухте ветер -  норд,  хотя и шквалистый; временами он ревел глухо,
как в лесу, в снастях восьми русских судов, временами слабел.
     Ночью ветер был  гораздо яростней,  и  дождь лил  крупный,  упорный,  и
темнота кругом была  кромешная,  так  что  трудно было  ожидать,  чтобы утро
предоставило "удобный случай" для атаки турецкого флота.
     Скупо и  медленно пробивался свет сквозь сплошную тучу,  окутавшую небо
над морем.  В восемь часов все кругом было еще очень неразборчиво,  только в
девять,  наконец,  прояснилось и  дан  был  сигнал  с  адмиральского корабля
"Мария" спустить гребные суда соответственно приказу.
     Это показало всем,  что скоро начнется дело. Спуская шлюпки с палубы за
борт,  матросы взглядывали на  мачты "Марии",  не  появится ли новый сигнал,
после  которого  окончательно должен  стать  ясным  даже  этот,  только  что
наступивший  дождливый  день.  И  сигнал  был  поднят  в  половине  десятого
"Приготовиться к  бою и  идти на Синопский рейд..." Слов было очень мало,  -
смысл их большой.
     Но как же все-таки нужно было "готовиться" к бою,  когда и без того все
и всегда были к нему готовы?  Это знали судовые священники боцманы, взявшись
за свои свистки, вызывали всех матросов "наверх" на молебен, который тянулся
довольно  долго.   Но   вот  он  кончился,   заплескались  на  брам-стеньгах
национальные флаги, отданы были якоря, и эскадра двинулась к Синопу, строясь
по заранее полученной диспозиции, на ходу, в две колонны: правую вел Нахимов
на "Марии",  левую -  Новосильский на корабле "Париж". Вместо "Ростислава" в
колонну Нахимова вступил вторым "Константин", третьим оставался "Чесма", так
что колонна Новосильского,  в которой было два стопушечных корабля - "Париж"
и "Три святителя",  оказывалась сильнее колонны самого Нахимова,  -  это был
жест великодушия со стороны командира отряда.
     Но,  кроме этого жеста,  было также и соображение,  казавшееся Нахимову
вероятным:    он   заметил,   что   наиболее   сильные   турецкие   суда   -
шестидесятипушечные фрегаты,  которых было  всего  четыре,  расположились на
флангах,  на  рогах полумесяца,  по два с  каждого фланга,  а  более слабые,
сорокапушечные,  -  в  середине;  причем между обоими крыльями был интервал,
дававший  возможность действовать большой  батарее,  расположенной прямо  на
набережной Синопа.
     Против  колонны  Нахимова  должно  было  прийтись шесть  судов,  против
колонны Новосильского -  только четыре,  но  зато  на  эту  колонну ложилась
задача борьбы и  с  береговой батареей на  набережной,  в  то время как суда
Нахимова должны  были  не  только  подавить огонь  пяти  турецких фрегатов и
корвета,  но  еще и  уничтожить батарею укрепления,  лежавшего вне городской
черты, однако в близком соседстве с городом.
     Каждой из  колонн,  кроме того,  предстояло выдержать и  потушить огонь
батарей,  охраняющих вход в бухту; две же остальные батареи, которым Нахимов
не  придавал особого значения,  не  могли  влиять  на  исход  боя,  так  как
находились довольно далеко от  Синопа,  но  их нельзя было миновать,  огибая
полуостров, чтобы войти в бухту.
     Когда началось движение русских судов, шел уже двенадцатый час.
     Продолжал идти дождь,  продолжал гудеть порывистый ветер;  команды всех
восьми кораблей были  приподнято настроены:  никто не  сомневался в  победе;
однако не  всякий был  уверен в  том,  что уцелеет в  бою,  а  на  судно под
вице-адмиральским  флагом,   на  "Марию",   глядели  напряженно,   чтобы  не
пропустить сигнала к началу боя или последних важных приготовлений к нему.
     Но вот действительно взвился сигнал.
     - Что там? Какой сигнал?.. - И не верят глазам: адмирал, как на ученье,
в мирной обстановке,  показывает: "Полдень..." И ничего больше. "Полдень..."
Можете посмотреть на свои часы и поставить их по адмиральским.
     Через пятнадцать -  двадцать минут начнется жестокий бой,  один из тех,
которым присвоено название исторических, а пока ничего - полное спокойствие,
"адмиральский час" -  полдень,  суда идут полным ходом при попутном ветре, и
сквозь кисею дождя уже видны, на перешейке полуострова, стены Синопа.
     Чтобы не подвергать суда своего отряда действию двух передовых турецких
батарей,  Нахимов прошел мимо них в расстоянии большем, чем миля. Хотя огонь
ими и был открыт,  -  снаряды не долетали.  Две батареи эти могли бы оказать
большую услугу туркам в случае высадки русского десанта на полуострове,  как
это  и  предполагал сделать  еще  в  сентябре  Корнилов,  но  при  нападении
непосредственно на  Синопский  флот  двенадцать  орудий  этих  батарей  были
бесполезны для защиты.
     Зато чуть только оба флагманских корабля, "Париж" и "Мария", подошли на
пушечный выстрел к  середине полумесяца турецких судов,  как с  флагманского
фрегата "Ауни-Аллах",  на  котором был  вице-адмиральский флаг  Османа-паши,
раздался первый выстрел.
     Вслед за ним засверкала, загрохотала, запенилась, задымилась вся бухта.
Командиры турецких  фрегатов  и  корветов  стремились со  всею  поспешностью
воспользоваться выгодой своего положения. Их суда стояли уже в боевом строю,
охватывающем две параллельные колонны русских судов, которые должны были еще
строиться в боевой порядок, неизбежно такой же самый, как и у их противника:
полумесяц против полумесяца, меньший по дуге против большего; тем более что,
кроме парусных,  у турок во второй линии дымились трубы двух пароходов - это
слева от входа в  бухту,  а  справа,  за линией боевых судов,  виднелись два
транспорта и в третьей линии - два купеческих брига.
     Но рассмотреть такие подробности можно было только с  подхода,  пока не
загремела канонада;  потом белый,  как вата,  густой пушечный дым покрыл все
море от судов до берега, а русские корабли засыпало обвалом чугуна.
     Турецкие артиллеристы целились вверх,  в мачты,  в такелаж: так было им
приказано,  такова  была  тактика  морского боя  у  турок  -  тактика паука,
который,  кидаясь к запутавшейся в его паутине мухе, прежде всего откусывает
или окручивает паутиной ей крылья, чтобы лишить ее способности двигаться.
     У турецких командиров был и еще расчет на то, что русские матросы будут
посланы вверх по  вантам убирать паруса,  представлявшие слишком благодарную
цель,  и  вот тогда-то  они посыплются вниз,  как яблоки с  яблонь во  время
осенней бури.
     Но Нахимов был опытен:  он помнил Наварин, когда познакомился впервые с
тактикой турок.  Его  забота  о  парусах  была  проявлена раньше,  когда  он
приказал их "взять на гитовы",  чтобы уменьшить давление на них ветра и  тем
уменьшить их площадь.
     Отнюдь не  без выстрела шли обе колонны:  орудия правого борта кораблей
Нахимова и  левобортные пушки Новосильского отстреливались направо и налево;
но в то время как турки имели перед собой одну цель и одну задачу -  нанести
нападающим как  можно  больше  вреда,  нападающие должны  были  под  смерчем
снарядов  устанавливать при  помощи  шпрингов свои  корабли,  становиться на
якорь в определенной дистанции друг от друга... Это проделывалось на ученьях
в море, но тогда обстрел с неприятельских судов или береговых батарей только
предполагался, теперь он гремел со всего полукружья.
     Кроме сплошных ядер,  летели и  книппеля -  снаряды,  состоящие из двух
полушарий, скрепленных общим железным стержнем. Они обрывали снасти судов, -
это и было их назначение...  "Вы пришли, но вы не уйдете назад!" - так можно
было перевести грозный рев и гул открытой турками канонады.
     Восточный кисмет -  рок,  судьба -  стоит тут же  со своими весами,  на
которых все взвешено заранее и ничего изменить нельзя, но на чашу этих весов
прежде  всего  положены искусство и  доблесть турецких моряков  -  старинные
доблесть и искусство.
     Четыреста лет  тому назад турецкий флот принес гибель Византии и  вслед
за тем овладел всеми берегами Черного моря. 1853 год был юбилейным годом для
турок, а какой флот был у русских четыреста лет назад?
     Фрегаты "Кагул" и  "Кулевчи" остались позади и  вне  выстрелов даже  со
стороны береговых батарей, а головные корабли "Мария" и "Париж" в полуверсте
от  противника остановились и  повернулись к  нему -  первый правым,  второй
левым бортом,  как это было предусмотрено диспозицией. Спокойно и быстро там
и  тут  опустили  якорь.  По  флагманским строились остальные суда.  Пальба,
начавшаяся на ходу,  стала теперь и сильней и серьезней:  каждый из кораблей
сосредоточил весь свой огонь на одной определившейся цели.
     Два старых наваринца очутились друг против друга:  Нахимов на  "Марии",
Осман-паша   на    сорокачетырехпушечном   фрегате   "Ауни-Аллах".    Только
полкилометра разделяло их,  но  глазомерно на  таком же  почти расстоянии от
"Марии"  стал  "Париж",  потому  что  такав  был  интервал между  соседним с
фрегатом  небольшим  корветом  "Гюли-Сефид"  и  ближайшим  к  нему  фрегатом
"Дамиад"  из  правого  крыла  турецких  судов.  В  интервале же  действовала
береговая батарея в двенадцать орудий большого калибра.
     Страшны по своему действию такие орудия береговых батарей, и лучше, чем
кто-либо другой,  знал это  Нахимов,  но  он  надеялся на  свой противовес -
бомбовые пушки Пексана,  из которых состояли батареи нижних палуб крупнейших
судов Черноморского флота.  Эти пушки назывались то пексановскими,  по имени
изобретателя      их,       французского      генерала      Пексана,      то
шестидесятивосьмифунтовыми, по весу заряда для них.
     Английские газеты ничего не  писали об  этом.  Но как бы ни замалчивали
шестидесятивосьмифунтовые русские гаубицы англичане,  они  очень внушительно
заговорили сами в  этот злосчастный для турок день,  и когда заговорили,  то
трудно уж было даже офицерам-наблюдателям со своих салингов,  а  тем более с
грот-марсов,  разобраться как  следует в  том  аду,  который точно  из  недр
Синопской бухты вырвался и закипел перед их глазами.
     Как  при  извержении  вулкана,  поднявшегося со  дна  моря,  бухта  вся
клокотала,  клубилась дымом, белела высокими фонтанами здесь и там, вздувала
волны,  стонала,  ревела, грохотала, сверкала огнями выстрелов, как молниями
из туч...
     Нахимов все время находился на юте с неизменной подзорной трубой. Кусок
стеньги,  разбитой ядром,  упал вниз,  ему на плечо. Толстая шинель и эполет
сюртука спасли  его  плечо  от  перелома.  Мелкие щепки,  куски  разорванных
парусов и  вант сыпались на  него,  но он держался совершенно спокойно,  как
держался бы под дождем.
     Не  только за  стрельбой с  "Марии" следил он,  насколько возможно было
что-нибудь разглядеть,  но и за действиями других судов.  Он даже хотел, как
на   ученье,   поднять  сигнал  -   благодарность  "Парижу"  за  быстроту  и
отчетливость его маневров,  но  не  на чем было поднять этот сигнал:  фалы -
сигнальные веревки - были перебиты.
     Оба флагманских корабля,  "Мария" и "Париж", приняв на себя всю тяжесть
первых минут боя, нанесли и первые большие потери врагу. Не больше как через
полчаса после начала сражения "Ауни-Аллах" уже отклепал свою якорную цепь...
     Кто и зачем приказал это сделать - сам ли Осман-паша, бывший уже десять
лет в чине адмирала,  или командир фрегата на свой страх и риск, - но фрегат
под вице-адмиральским флагом первым вышел из строя.
     Он и не шел: разумной человеческой воли не было заметно в его движении,
его несло ветром между линиями сражающихся судов вправо от  того места,  где
он стоял.  Весь растерзанный бомбами с "Марии",  с грудами трупов на палубе,
он  похож был на призрак фрегата и,  однако же,  двигался куда-то неизвестно
зачем...
     Выйдя из-под  огня "Марии",  попал он  под  пушки "Парижа" и,  наконец,
полуразрушенный, выкинулся на мель под правой береговой батареей.
     Некогда  было  следить  за  его  судьбой:  и  у  "Парижа" и  у  "Марии"
оставалось еще  довольно противников,  кроме  сильной  береговой батареи,  с
которой только теперь, в середине боя, начали вдруг лететь каленые ядра.
     Но поздно!  Раньше чем вызваны были ими легкие пожары на русских судах,
пламя охватило "Фазли-Аллах",  стоявший в  соседстве с флагманским фрегатом,
бежавшим из боя так бесславно и так никчемно.
     "Фазли-Аллах",  бывший "Рафаил",  пылал, точно исполняя заблаговременно
приказ царя Николая:  "Предать фрегат "Рафаил" огню,  как недостойный носить
русский флаг, когда попадет снова в наши руки..." Все офицеры этого фрегата,
возвратившиеся из турецкого плена, были разжалованы в матросы без выслуги, а
фрегат,  хотя  и  старой  постройки,  старательно  подновлялся и  сберегался
турками как единственный их трофей во всех боях с русским флотом, начиная со
времен Орлова-Чесменского.
     Теперь  этот  трофей  пылал,  как  факел,  черным  столбом своего  дыма
выделяясь над белым полотнищем дыма от  пушек...  Но вот стало заметно,  как
этот черный столб и языки багрового пламени под ним двигаются к берегу,  под
батарею;  это  командир  фрегата  решил  повторить маневр  своего  адмирала:
якорная цепь была расклепана, пылающий фрегат выкинулся на берег.
     Почти вслед за  этим  настала очередь и  корвета "Гюли-Сефид";  бомба с
"Парижа" проникла в его крюйт-камеру,  и корвет взлетел на воздух от взрыва.
В  облако дыма метнулось снизу темное облако обломков и  человеческих тел  и
упало в бухту около мола.
     Но   с   "Парижем"  не   корвет   "Гюли-Сефид"  вел   борьбу,   а   два
шестидесятипушечных  фрегата   -   "Дамиад"   и   флагманский  "Низамиэ"   с
контр-адмиральским флагом, - по числу орудий равные "Парижу".
     Покончив с  бывшим "Рафаилом",  Нахимов хотел было  дать приказ "Марии"
идти на помощь "Парижу",  но разглядел,  что "Дамиад" уже пятится к  берегу,
чтобы выброситься так же,  как и  "Рафаил",  а  долго ли  мог сопротивляться
"Парижу" один "Низамиэ", у которого были перебиты уже все мачты? Вот уж и на
нем отклепали якорную цепь,  и,  отодвинувшись к берегу, он загорелся вдруг,
подожженный, видимо, своей же командой.
     Прошло всего  только сорок  минут с  начала боя,  а  половина турецкого
флота -  четыре фрегата из  семи и  корвет -  погибла,  сражаясь против двух
только  русских  кораблей,  погибла,  несмотря  на  могущественную поддержку
береговой батареи.
     Однако огонь батареи этой не ослабел,  и  потому сначала "Мария",  а за
нею  "Париж" направили против нее  все  свои пушки одного борта,  как против
сильнейшего из звеньев всей вражеской цепи.
     Эта батарея,  по тому месту,  какое занимала она в общем ряду береговых
батарей,  называлась у турок пятой;  влево от нее по берегу расположена была
(вне города) четвертая, вправо - шестая, последняя.
     Пока  "Мария"  и  "Париж" боролись с  пятью  турецкими судами  и  пятой
батареей  в  их  тылу,  корабли  правой,  нахимовской,  колонны,  выдерживая
усиленную пальбу с четвертой и более далекой -  третьей батареи,  боролись с
двумя  шестидесятипушечными фрегатами  -  "Навек-Бахры"  и  "Насим-Зефер"  и
корветом "Неджии-Фешан".
     Минут  двадцать  длилась  перепалка  -   казалось,   так,   без  всяких
результатов.  Против двух крупных кораблей действовали две  батареи,  и  эта
помощь менее сильным,  чем русские,  судам не только уравновешивала силы, но
могла бы стать сокрушительной, если бы не гаубицы Пексана, занимавшие нижнюю
палубу "Константина".
     "Константин" был уже окружен фрегатами и  корветом;  на  нем тушили два
небольших пожара,  возникших от каленых ядер;  "Чесма",  ведшая в  это время
перестрелку с  третьей  батареей,  спешила уже,  снявшись с  якоря,  ему  на
помощь,  как вдруг раздался взрыв, покрывший страшным грохотом всю канонаду:
снаряд  одного  из  бомбических  орудий  "Константина" покончил  с  фрегатом
"Навек-Бахры".
     Взрыв корвета "Гюли-Сефид" мог  бы  быть  назван слабым сравнительно со
взрывам  этой  громады...  Мгновенно  возникнув из  дыма  огромным  столбом,
обломки,  обрывки,  куски человеческих тел - все это обрушилось на четвертую
батарею, загромоздив ее так, что она умолкла совершенно. Видно было в трубы,
как бежали от нее в сторону города турецкие артиллеристы.
     "Чесме" оставалось только усилить свой огонь против этой батареи, чтобы
срыть ее  до основания и  повернуться потом к  третьей,  которую обезвредить
было гораздо труднее. А "Константин" повернулся на шпринге и продолжал бой с
фрегатом "Насим-Зефер" и  корветом,  и  минут десять еще длилась эта борьба,
пока ядро не перебило якорную цепь фрегата.
     Ветер понес его  к  молу против греческой части Синопа,  и  на  корвете
сочли,  что  больше ничего не  остается сделать,  как  последовать за  своим
товарищем.  Провожаемые огнем "Константина",  фрегат и корвет выбросились на
берег около пятой батареи; их команды бежали в город.




     Бой  нахимовской  колонны  с  левым  крылом  турецких  судов,   которым
руководил  вначале  непосредственно  Осман-паша,   почти  закончился  здесь.
Сопротивлялась  огню  "Чесмы"  только  третья  батарея,   но   бой   колонны
Новосильского с правым крылом был к этому времени еще в разгаре.
     Казалось бы,  что  это  крыло,  состоявшее только  из  трех  фрегатов и
корвета,  под начальством контр-адмирала Гуссейна-паши,  было слабее левого,
но оно пользовалось мощной поддержкой пятой и шестой батарей,  а для русских
судов,   предводимых  "Парижем",   несчастливо  сложились  в   самом  начале
случайности  боя,   которые  невозможно  предотвратить,  потому  что  нельзя
предвидеть.
     В то время как "Париж" крыл своим огнем корвет "Гюли-Сефид",  крайний в
левом крыле, и отражал весьма энергичный огонь двух фрегатов правого крыла -
"Дамиада"  и  "Низамиэ",   стоявший  непосредственно  за  ним  корабль  "Три
святителя" вступил в  бой с  фрегатом "Каиди-Зефер",  а на долю "Ростислава"
пришлась задача гораздо более сложная:  кроме корвета "Фейзи-Меабуд", против
него направила все свои усилия шестая батарея.
     Неудача корабля "Три святителя" состояла в  там,  что он в самом начале
боя потерял возможность управления: неприятельское ядро перебило его шпринг.
Оставшись  на  одном  только  якоре,   огромное  судно  это  по  воле  ветра
повернулось и к своему противнику-фрегату и к шестой батарее кормою, то есть
попало под продольные выстрелы врагов,  - положение самое опасное из всех, в
какое могло попасть парусное судно:  его орудия обоих бортов не в  состоянии
отвечать при таком положении на обстрел врага.
     Ядра и  гранаты летели в  корабль с  двух сторон.  Одна за  другой были
разбиты  в  две-три  минуты  все  мачты.  Желая  выручить  попавшего в  беду
товарища, "Ростислав" перестал отвечать корвету "Фейзи-Меабуд", а все орудия
левого борта направил против батареи.
     Нужно было заменить перебитый шпринг,  и с корабля "Три святителя" были
спущены баркас  и  полубаркас с  матросами под  командой мичмана Варницкого,
чтобы завезти верп (якорь) с кормы.
     Не так далеко от носа корабля до кормы водою,  но кругом в эту воду и в
корабль летели ядра,  и  одно из  них ударило в  полубаркас,  на котором был
Варницкий и несколько матросов; при этом толстою щепою разбитой лодки мичман
был ранен в руку.
     Однако кругом пенилась вода, лодка тонула - некогда было думать о ране,
и мичман первым перескочил в баркас,  за ним вся его команда... Ледяная вода
бурлила от шлепавшихся в нее ядер,  дым ел глаза,  залпы своих и чужих пушек
гремели кругом,  но завезти якорь было необходимо,  и это сделали матросы, и
громадина вновь  грозно  ощетинилась против  врага  жерлами шестидесяти двух
орудий.
     Не  прошло  после  этого  и  десяти  минут,  как  расстрелянный  фрегат
"Каиди-Зефер" принужден был  бросить свое  место  в  строю  и  выкинуться на
берег. Но как раз в это время величайшая опасность угрожала и "Ростиславу".
     В  одно из  его орудий ударила граната большого калибра;  она не только
разорвала это  орудие,  но,  разбив также и  палубу,  воспламенила пороховой
ящик.   Взрыв  этого  ящика  (кокора)  произвел  большое  опустошение  среди
скученных на  палубе матросов:  до  сорока человек из  них  были  ранены или
получили тяжкие  ожоги.  Но  страшное действие роковой  гранаты на  этом  не
кончилось:  на корабле начался пожар, причем загорелся так называемый кожух,
и горящие клочья его стали падать как раз у входа в крюйт-камеру, где пороху
было куда больше,  чем в одном кокоре, а дверь в крюйт-камеру как раз и была
приоткрыта.
     Буквально секунды были отпущены кораблю,  а спустя эти несколько секунд
он  неминуемо должен был взлететь на воздух,  точно так же как это случилось
не  с  одним  уже  турецким  судном:   одной  искры,  которая  попала  бы  в
крюйт-камеру, было довольно, чтобы взорвать "Ростислав".
     Нужно  было,   чтобы  кто-то,   мгновенно  поняв  это,  проявил  полное
хладнокровие и тут же бросился бы к дверям крюйт-камеры, чтобы затворить их,
и к пылавшему кожуху,  чтобы потушить пожар. Эту находчивость и хладнокровие
проявил бывший тут и случайно уцелевший при взрывах гранаты и кокора молодой
мичман Колокольцев.
     Он не только закрыл дверь -  дверь в ничто,  в небытие и корабля и всей
команды,  -  но, схватив банник и став спиной к этой двери, начал обрывать и
отбрасывать банником подальше горящие клочья кожуха...  Конечно,  тут же  на
помощь  ему  подскочили матросы,  которые сорвали,  наконец,  весь  кожух  с
крючьев и сбросили в море.
     Так был спасен "Ростислав". Обожженных и раненых вынесли с палубы с той
поражающей непривычных людей быстротой и  четкостью движений,  с которой все
делается на  кораблях во  время учений и  боя,  очистили палубу от  мешающих
обломков и,  как бы  в  награду за  это,  увидели через две-три минуты,  что
корвет,  приславший им гранату,  сильно качаясь на ходу,  двинулся к  берегу
вслед  за  фрегатом "Каиди-Зефер".  Все-таки  этому  корвету  "Фейзи-Меабуд"
удалось продержаться чуть-чуть дольше,  чем  всем остальным военным турецким
судам, и покинуть поле битвы последним.
     А тем временем пожар,  охвативший "Фазли-Аллах", бывший "Рафаил", дошел
до  его  крюйт-камеры,  и  сильнейший взрыв  при  усилившемся норде  засыпал
горящими обломками турецкую часть Синопа.
     Загорелся город.  Горел фрегат "Низамиэ",  подожженный,  как  оказалось
после,  бежавшей с  него  командой.  Горели также и  один  из  транспортов и
купеческий бриг; другие затонули от русских снарядов. Горел и один пароход -
меньший.  Другой же,  "Таиф",  бежал еще  в  самом начале боя:  адмирал След
помнил - и трудно ведь было забыть за такое короткое время - свое сражение с
одним, почти неподвижным при безветрии русским фрегатом, и этого было с него
довольно,  чтобы отказаться от  попытки зайти в  тыл русской эскадре,  чтобы
обстрелять тот  или  иной  корабль продольными выстрелами своих  бомбических
орудий.
     Под  прикрытием дыма от  первых же  залпов турецких и  русских судов он
вышел на рейд,  но счел более умным совсем бросить и  свою эскадру и Синоп и
бежать по  направлению к  Босфору.  Конечно,  куда  как  хорошо быть  первым
вестником  победы,  но  иногда  неплохо  бывает  стать  и  первым  вестником
поражения,  -  особенно когда поражение эта может быть,  да  и  должно быть,
соответствующим образом освещено,  чтобы возвести его в  ореол геройства,  а
победителей заклеймить бесславием.
     Адмирал След  в  самом  начале боя  предвидел,  конечно,  чем  может он
окончиться для турок,  и хотя числился на службе у султана,  хотел явиться в
Константинополь  истым  англичанином,  больше  политическим  деятелем  своей
страны,   чем  моряком  турецкого  флота.   Но  для  того  чтобы  явиться  с
обстоятельным  докладом,  ему  необходимо  было,  конечно,  продержаться  за
спинами сражавшихся до конца.
     Однако в  тылу  стояли "Кагул" и  "Кулевчи",  назначение которых в  том
только и состояло,  чтобы следить за действиями пароходов;  и хотя "Таиф" не
проявлял никаких действий, все-таки они двинулись было к нему, испытывая при
этом все неудобство состязания в скорости между парусными судами и паровым.
     Следу ничего не  стоило лавировать,  как он хотел,  -  пароход слушался
руля,  но совсем не то было с  парусами при перемене курса:  на долю русских
матросов выпала очень сложная и трудная работа.
     След не видел для себя опасности в  весьма неповоротливых фрегатах,  от
которых он  всегда мог уйти,  как от  стоячих,  и  в  то же время нужно было
досмотреть до конца кипевший бой.
     Однако,  когда  уже  большая часть  турецких судов  была  или  взорвана
русским огнем,  или вышла из  строя,  выкинувшись на  берег,  а  два русских
фрегата стали обходить "Таиф" справа и слева и дали уже по нем первые залпы,
за большим расстоянием не причинившие ему вреда,  След решил, отстреливаясь,
обогнуть полуостров,  тем  более  что  наблюдателю с  мачты  через  перешеек
полуострова гораздо лучше было видно,  что еще происходит на рейде,  да и  в
самом городе.
     Но уйдя от "Кагула" и "Кулевчи",  "Таиф" наткнулся на русские пароходы,
из которых головной, "Одесса", был под флагом вице-адмирала Корнилова.




     Вернувшись из  своей  рекогносцировки с  призом,  Корнилов отправился в
Николаев,  где находилось управление Черноморским флотом - место его службы.
Надо было сделать там много распоряжений на зиму,  но,  сделав их, 15 ноября
он возвратился в Севастополь.
     Нахимов ошибался,  когда думал,  что  подходившая к  нему шестнадцатого
числа  эскадра Новосильского послана благодаря заботам Корнилова:  последний
узнал об этом в подробностях только в Севастополе,  от Меншикова. Но, узнав,
он сразу развил всю энергию, на какую был способен.
     Как ни ничтожен оказался приз,  захваченный им с бою, приз, доставивший
ему  так много хлопот,  пока он  довел его до  Севастополя,  он  все-таки не
бросил своей прежней мысли хозяина флота: не истребить, а захватить турецкие
суда, прижавшиеся к Синопу.
     Для того же,  чтобы Нахимов с большим успехом мог выполнить именно это,
он  убедил  Меншикова послать к  Синопу еще  три  пароходо-фрегата:  "Крым",
"Одессу" и "Херсонес", под общей командой контр-адмирала Панфилова.
     Испытав во  время своего недавнего плавания на  "Владимире",  чем может
грозить недостача угля в  открытом море,  он  просил Станюковича,  командира
Севастопольского порта,  не  жалеть  угля  (семидесятилетний Станюкович  был
очень скуп,  как  многие старики),  поэтому углем не  только загрузили трюмы
этих пароходов,  но  его  в  мешках навалили везде,  где  было можно,  и  на
палубах.
     Четвертый пароходо-фрегат, "Громоносец", в таком же виде самостоятельно
отправлялся в распоряжение Нахимова. Корабли "Храбрый" и "Святослав", сильно
потрепанные штормом 8  ноября и отправленные Нахимовым чиниться,  теперь,  с
приездом  Корнилова,  усиленно  готовились к  обратной  отправке  к  Синопу.
Наконец,  приказано было очистить доки от  стоявших там  уже  давно старых и
безнадежных судов:  корабля "Султан-Махмуд" и фрегата "Агатопль".  Несколько
команд матросов посланы были  к  этим  инвалидам,  чтобы  как  можно  скорее
разломать их и убрать из доков,  которые должны были,  по расчету Корнилова,
пригодиться для ремонта турецких судов, хотя и израненных в бою, но все-таки
новой постройки.
     К  утру 17  ноября все  три парохода отряда Панфилова были уже готовы к
отплытию,  но  как  же  мог  усидеть в  Севастополе Корнилов,  когда там,  в
Синопской бухте, уже назревал бой?
     Он  не  был уверен только в  том,  согласится ли Меншиков отпустить его
после того,  как  он,  начальник штаба Черноморского флота,  вздумал,  точно
мичман,   рисковать  своею  жизнью,   не   только  атаковав  один  на   один
турецко-египетский пароход,  но еще и  приказав подойти к  нему на картечный
выстрел, чтобы потом свалиться на абордаж.
     Тогда он  действительно рисковал жизнью по пустяковому поводу,  но зато
теперь...  Корнилов,  идя  к  Меншикову,  чтобы представить ему  неотразимые
резоны,  придумал возможность такого оборота событий,  когда  Нахимову нужна
будет помощь для отражения атаки с тыла;  тогда-то вдруг и явится,  как снег
на  голову,  против  нового отряда турецких судов,  с  тремя  пароходами он,
Корнилов.
     Правда,  назначен уже  Панфилов,  но  он  -  адмирал еще очень молодой,
неопытный; пожалуй, не сумеет в бою расставить силы как надо... Если бы были
уже готовы к отплытию корабли "Храбрый" и "Святослав",  то положение было бы
гораздо проще:  Панфилов мог  бы  отправиться с  этими кораблями,  он  же  -
непременно с пароходами,  чтобы не явиться к шапкам;  но,  увы,  все ремонты
судов во флоте делались очень медленно...
     К  удивлению Корнилова,  никаких  доводов  ему  приводить не  пришлось:
Меншиков с первого же слова не только согласился с ним, но даже сказал:
     - Я думаю, что это совершенно необходимо.
     Тут  он  сделал весьма сложную гримасу,  отдавая дань  своему тику,  и,
оправившись, добавил:
     - Адмирал Нахимов, конечно, хорошо знает свое дело, в этом ни я, ни кто
другой усомниться не  может.  Но-о,  Владимир Алексеич,  между нами  говоря,
морской бой,  который предстоит ему,  -  это ведь не  ученье...  нет...  Тут
распорядительность нужна...  Тут,  как  бы  выразиться  яснее  (он  пощелкал
пальцами  и  прищурился),   глазомер  нужен,   то  есть,   другими  словами,
сообразительность быстрая и очень точная, вот что нужно... Находчивость, да.
А где же она у Нахимова?  Ведь он - это, прошу, пусть останется между нами -
туповат и  неповоротлив,  старомоден,  если  можно  так  выразиться.  Он  не
найдется,  что ему нужно сделать, так, как могли бы найтись в трудный момент
вы,  Владимир Алексеич...  Он,  между нами говоря,  просто какой-то боцман в
адмиральском мундире!
     Корнилов понял к  чему клонил Меншиков,  и просиял,  но он ждал большей
определенности, почему и счел нужным возразить князю в пределах приличия:
     - Едва ли,  ваша светлость,  представится Нахимову такой уж  из рук вон
трудный момент, чтобы он не смог найтись! Тем более что атакующим будет ведь
он,  - следственно, времени обдумать все возможности этой атаки у него будет
вполне довольно.
     Меншиков поглядел на него пытливо и отозвался на это:
     - Времени  еще  больше  будет  и  у  противника...   Мне  не  один  раз
приходилось атаковать турок в их укреплениях, они защищаться умеют, смею вас
уверить,  и  защищаются отчаянно...  В  таких  случаях надо  придумать такой
маневр, чтобы он ошеломил их, чтобы о-он... заставил их растеряться, а не то
что идти напролом, бить в лоб... Бить в лоб - это только им на руку... В лоб
и... и в Синоп, что запрещено самим государем, как вам это известно.
     - Что же может сделать Павел Степаныч,  чтобы избежать этого? - спросил
Корнилов.
     - Что он может сделать,  этого-то именно я и не знаю;  вот вы, Владимир
Алексеич,  я  уверен,  что-нибудь могли бы  придумать там,  на месте,  чтобы
выманить турок в открытое море...
     - Спрятать,  например,  часть судов,  а  с  двумя-тремя войти в бухту и
вызвать за собой погоню всей турецкой эскадры, - попробовал догадаться вслух
Корнилов,  вопросительно глядя  на  Меншикова.  -  Но  может случиться,  что
спрятанные суда не успеют подойти вовремя,  и тогда получится еще хуже,  чем
атаковать, не мудрствуя, прямо в лоб.
     - На месте виднее, как распорядиться, - уклончиво отозвался Меншиков, -
но надо распорядиться умно... умно, - подчеркнул он, - это главное.
     Несколько помолчав, он добавил:
     - Кроме того,  я,  конечно,  не сомневаюсь в победе нашего отряда судов
над  турецким  отрядом,   и  мне  хотелось  бы,   чтобы  честь  этой  победы
принадлежала вам, Владимир Алексеич, а не Нахимову.
     Что князь не  благоволил к  Нахимову,  это было известно Корнилову,  но
все-таки он  не думал,  что князь договорится до этого,  хотя бы с  глазу на
глаз. Его охватила неловкость, и он ответил:
     - Ваша светлость, Павел Степаныч старше меня по производству.
     - Это решительно ничего не значит! - поморщившись и презрительно махнув
рукой,   сказал  на  это  Меншиков.  -  Он  старше  вас  по  производству  в
вице-адмиралы,  вы  старше его  по  своей должности в  Черноморском флоте...
Кроме того, что вы - генерал-адъютант!
     - Все-таки одного моего словесного заявления с ссылкой,  разумеется, на
вас,  ваша  светлость,  будет  совершенно недостаточно для  того,  чтобы мне
принять командование там, в виду Синопа, - попробовал возразить Корнилов.
     - Зачем же  одно только словесное заявление?  Я  вам  сейчас же  напишу
предписание по этому поводу,  а вы передадите его Нахимову перед сражением и
вступите в командование во исполнение моего приказа.
     И  Меншиков,  усевшись за  письменный стол и  приставив к  своим старым
глазам лорнет,  начал писать мелко,  но разгонисто. Корнилов же, дождавшись,
когда  он  окончил  и  по  привычке посыпал написанное песком  из  бронзовой
песочницы тяжелой,  причудливой формы, сказал последнее, что еще было у него
против решения князя:
     - Павел  Степаныч больше месяца крейсировал у  берегов Анатолии -  ждал
турецкую эскадру,  -  и  вот теперь вдруг,  когда он ее наконец-то дождался,
являюсь замещать его я!
     - Но ведь вы тоже крейсировали в  открытом море с  неделю,  -  возразил
Меншиков, стряхнув песок со своей бумажки и протягивая ее Корнилову. - Можно
и  нужно пожалеть,  что  эта эскадра не  встретилась тогда вам,  но  если не
встретилась в море, то вы ее найдете в Синопской бухте, только и всего.
     - Весьма благодарен вам за  доверие ко мне,  ваша светлость,  -  сказал
Корнилов,  принимая бумажку и  кланяясь,  -  хотя все-таки мне даже и  после
победы будет думаться,  что победа эта подготовлена Нахимовым и  я  пожну по
существу его лавры.
     Меншиков пристально поглядел на него,  откинувшись на спинку кресла, и,
слегка улыбнувшись непонятно чему, заметил наставительным тоном:
     - Насколько известно мне  лично,  государю будет приятнее дать  за  эту
победу высшую награду вам, а не Нахимову.
     Возражать против этого было уже  нельзя -  можно было только ниже,  чем
обычно,  наклонить голову и  пожелать князю спокойной ночи,  так как шел уже
двенадцатый час. Необходимо было и самому поспать перед отплытием пароходов,
назначенным на шесть часов утра.
     Эту ночь Корнилов спал довольно крепко,  так как утомился за  день,  но
когда пароходы вышли в  море,  достаточно было  времени,  чтобы подумать над
тем,  что говорил Меншиков накануне,  и над его бумажкой,  лежавшей теперь в
боковом кармане сюртука.
     Два  вице-адмирала,  столпы  Черноморского флота,  Корнилов и  Нахимов,
соревновались между собою,  как два больших артиста,  влюбленных в одно и то
же искусство, но они не были соперниками. Их близкое знакомство было давним,
со времен Наварина, когда один был на чин моложе другого.
     Однако и  догнав Нахимова в  чинах и  даже  став  несколько выше его  в
служебном  положении,  Корнилов  с  неизменным уважением  относился к  Павлу
Степановичу.  У Корнилова,  в его семейной квартире, останавливался Нахимов,
когда приезжал из Севастополя в  Николаев.  У Нахимова,  в его холостой,  но
просторной квартире останавливался Корнилов,  когда приезжал из  Николаева в
Севастополь.
     И  вот вдруг подойти на своем пароходе "Одесса" к  кораблю "Императрица
Мария", взобраться по трапу на палубу, где с открытыми объятиями будет ждать
его Павел Степанович,  и... вынув из кармана бумажку князя, подать ее ему, а
самому  отвернуться?   Неудобно!..  Даже  странно  как-то,  почему  и  зачем
очутилась у него в кармане эта бумажка... Воля князя? Польза службы? Желание
царя?..
     Но  ведь если отбросить первое и  третье,  то откуда взять уверенность,
что  для  пользы службы,  для  пользы дела  будет  гораздо лучше,  если  он,
Корнилов, отодвинет Нахимова и примет командование над эскадрой?
     Уверенность в  победе у  него  была,  но  план действий,  который почти
диктовался ему  Меншиковым,  требовал все-таки разработки,  его  нельзя было
провести сразу, с приходу. План этот сводился к тому, чтобы, атакуя турецкий
флот,  не  повредить Синопу.  Но  для  этого  надо,  чтобы турецкие адмиралы
позволили выманить себя из-под защиты береговых батарей, то есть потеряли бы
разум...  "Ципа-ципа-ципа!" -  зовет кур хозяйка и бросает перед собой зерно
из  подола,  чтобы  поймать намеченную для  обеда,  когда  все  начнут жадно
клевать зерно.  Но такой старый турецкий адмирал,  как Осман-паша, далеко не
курица;  Корнилов познакомился с  ним в  бытность в Константинополе вместе с
Меншиковым весною,  когда князь вел переговоры о ключах иерусалимского храма
и о прочем подобном, - переговоры, приведшие к войне.
     Между тем  времени терять было нельзя -  вот-вот  могла бы  подойти,  а
может быть,  и  подошла уже,  помощь туркам,  попавшим в  блокаду;  так  что
единственный маневр,  который остается применить,  и  как можно скорее,  это
лобовой удар...
     Пароход "Одесса" был переделан в  военный из  пакетбота и  нес на  себе
только шесть орудий,  то  есть был вдвое слабее "Владимира",  притом гораздо
тихоходнее его;  но  "Владимир" стоял в  ремонте.  Зато командир "Владимира"
Бутаков вел теперь "Одессу":  это было сделано по приказу Корнилова, так как
командир "Одессы" лежал больной у себя дома.
     Такими же шестиорудийными и такими же тихоходными, как "Одесса", были и
"Крым" и  "Херсонес",  но  все  три парохода,  щедро нагруженные углем,  шли
бодро,  в кильватере, лопоча своими колесами и держа курс прямо к Синопу. На
"Крыме" вился флаг контр-адмирала Панфилова,  но Корнилов не хотел поднимать
своего флага  на  "Одессе",  оставляя за  Панфиловым честь командования этим
маленьким отрядом, а за собою право поднять флаг свой на большом стопушечном
корабле перед началом исторического боя.




     Так как дул попутный ветер,  то  все три пароходо-фрегата шли на полных
парусах,  и это помогло им пересечь Черное море за сутки: на рассвете 18(30)
ноября они  подошли к  мысу Пахиосу,  где Корнилов предполагал найти эскадру
Нахимова.
     Эскадры  этой,   однако,   не   было  видно.   Явилось  даже  сомнение,
действительно ли очень слабо видневшийся вдали берег - мыс Пахиос, тем более
что  лил  дождь,  за  которым  берег  совершенно скрывался  иногда,  а  если
очертания его проступали, то были очень смутны, расплывчаты.
     Корнилов дал сигнал свернуть паруса и  застопорить машины,  пока станет
виднее и можно будет определить, куда идти на соединение с Нахимовым.
     Так,  в  нерешительности,  простояли пароходы до  десяти часов,  когда,
наконец, ослабел дождь и значительно рассеялась мрачность горизонта.
     Тогда  Корнилов приказал Бутакову подвести "Одессу" к  самому  берегу и
идти по направлению к  Синопу,  другим же двум пароходам идти к Синопу тоже,
но на расстоянии самого дальнего сигнала, и высматривать русскую эскадру.
     Пароходы шли медленно,  тихим ходом,  и два часа понадобилось им, чтобы
подойти к Синопскому перешейку,  через который в это время уже летели первые
русские ядра и пенили море.
     Корнилов увидел  в  трубу  русский  флаг  на  фор-брам-стеньге  корабля
"Мария",  понял,  что опоздал,  -  всего на какой-нибудь час,  не больше, но
опоздал,  -  и у него отлегло от сердца. Раз сражение уже началось, бумажка,
данная ему  Меншиковым,  теряла свою  силу.  Он  вынул было  даже ее,  чтобы
бросить за борт,  но,  повертев в руках, положил снова в карман. Обращаясь к
Бутакову, он сказал:
     - Ну,  помоги господи Павлу Степанычу!  - и перекрестился, набожно сняв
фуражку.
     Потом приказал дать сигнал остальным пароходам: "Держаться соединенно",
а на "Одессе" велел поднять его, Корнилова, флаг.
     Было  несколько минут задержки,  пока  сблизились с  "Одессой" "Крым" и
"Херсонес";   затем  полным  ходом  все   три  парохода  двинулись,   огибая
полуостров, в бухту, где бой был уже в разгаре, - шел второй час дня.
     Однако разглядеть,  что делалось в глубине бухты, не удалось Корнилову:
он увидел,  как навстречу "Одессе",  но вне выстрелов ее орудий, шел большой
черный пароход,  явно  турецкий,  и  за  ним  двигались два  фрегата,  очень
знакомые по очертаниям: "Кагул" и "Кулевчи".
     Догадаться,  что  турецкий пароход  просто  бежал,  а  русские  фрегаты
гнались за ним без всякой надежды его догнать,  было не трудно,  и  Корнилов
приказал сигнализировать:  "Пароходам атаковать неприятеля,  поставив его  в
два огня".
     Два  фрегата сзади,  три  парохода спереди -  положение Следа  могло бы
показаться довольно трудным,  но только для людей,  мало знакомых с  морским
делом.
     Англичане позаботились о турецком флоте: такого быстроходного, сильного
по вооружению парохода,  как "Таиф",  не было у черноморцев. Самый мощный из
их паровых судов,  "Владимир",  был ровно вдвое слабее "Таифа";  значительно
слабее его  были все три русских парохода,  взятые вместе:  они имели только
восемнадцать орудий против двадцати двух на "Таифе",  у  которого к  тому же
батареи были закрытые и два орудия - бомбические, десятидюймовые.
     Прикрываясь первой и второй береговыми батареями, След вел свой пароход
вдоль берега,  в  то время как оба фрегата,  погнавшиеся за ним,  безнадежно
отстали, а пароходы "Крым" и "Херсонес" еще не подошли на пушечный выстрел.
     Однако  Корнилов приказал Бутакову на  полных  парусах и  полным  ходом
машин идти на пересечку курса турецкого парохода.
     Это  был  уже  чисто  охотничий задор.  Так  наперерез матерому  волку,
бегущему вразвалку, спешит молодой гончак, далеко опередивший свою небольшую
стаю. Матерой волк силен - ему не очень страшна и целая стая гончих, если бы
и  в  самом деле ей удалось окружить его,  тем более этот щупленький молодой
пес,  и  он  даже не  думает прибавлять ходу,  вполне уверенный в  том,  что
задиришка не кинется в борьбу с ним на явную для себя гибель.
     Не будь на "Одессе" Корнилова,  "Таиф" ушел бы, не обменявшись ни одним
выстрелом со слабым и  тихоходным русским пароходом,  бывшим пакетботом.  Но
Корнилов  очень   ярко   помнил  свой   совсем  недавний  успех  в   бою   с
"Перваз-Бахры",  который к  тому же не бежал,  а  напротив,  держался весьма
уверенно.  Этот же пароход бежал,  и  ведь неизвестно было,  в  исправном ли
состоянии... Может быть, он уже довольно тяжко подбит, почему и не развивает
хода.
     Новый приз - так смотрел на большой черный турецкий пароход Корнилов.
     "Перваз-Бахры" решено уже было Меншиковым переименовать в "Корнилов", и
вот перед глазами еще добыча, новая и сильная единица Черноморского парового
флота, для которой тоже найдется подходящее имя.
     - Открыть огонь!  -  скомандовал Корнилов,  и  первые  ядра  полетели в
"Таиф" в  то  время,  когда и  "Крым" и  "Херсонес" были еще далеко,  хотя и
спешили на помощь "Одессе".
     Перед  "Таифом"  был   пока   всего  один  небольшой  русский  пароход,
привлекший внимание  Следа  своим  вице-адмиральским флагом.  Противник  был
достоин ответных выстрелов, и перестрелка завязалась.
     Дождь,  прекратившийся было  в  полдень,  незадолго  перед  встречей  с
"Таифом",  начался снова.  На  палубе "Одессы" все  было мокрое,  скользкое.
"Таиф",  бежавший вдоль берега,  представлял собой плохую цель:  его  силуэт
сливался с такими же туманными силуэтами береговых скал;  русский же пароход
довольно отчетливо выделялся на  фоне моря,  и  желание нанести ему  большой
вред, если даже не потопить совсем, заставило Следа уменьшить ход "Таифа".
     Залпы  по  "Одессе" следовали быстро  один  за  другим,  однако снаряды
давали перелеты.  На  "Одессе" же  единственное бомбическое орудие не  могло
отвечать противнику,  так как платформа его соскочила со штыря,  и  в  самое
горячее время команда возилась с  этой платформой,  утверждая ее  на прежнем
месте, что было не так легко.
     Корнилов стоял  на  площадке,  поминутно то  вглядываясь сквозь трубу в
своего противника,  нет ли попаданий в него,  то озираясь назад -  близко ли
"Крым"  и  "Херсонес".  От  нетерпения команда  казалась  ему  совершенно не
обученной стрельбе из  орудий на ходу судна.  Он нервничал.  Над головой его
свистели большие снаряды турок,  но он не о  них думал,  а о том,  что,  как
только подойдет поближе "Крым",  он прикажет выкинуть сигнал:  "Свалиться на
абордаж".
     Он, прибывший сюда с планом Меншикова непременно той или иной хитростью
выманить  турецкие  фрегаты  из  их  убежища  в  открытое  море,  совсем  не
предполагал подобной же хитрости у врага.
     Он видел,  что враг этот бежит,  -  значит,  разбит.  Ход его тихий,  -
значит, развить полного хода он не может. Он тем не менее не спускает флага,
как не  хотел спустить его и  "Перваз-Бахры";  значит,  надо принудить его к
этому, подойдя, так же как и в тот раз, на картечный выстрел.
     "Крым"  приближался,   однако  и   стрелки  карманных  часов  Корнилова
приближались уже к  трем часам:  не менее как полтора часа длилась погоня за
турецким пароходом.
     Между тем дождь усилился; за его плотной кисеей с трудом уже можно было
различить черный "Таиф", как бы прилипший к темно-сизым скалам.
     - Ага!  Ну вот,  наконец-то!  - довольно сказал Корнилов, когда услышал
первые выстрелы с "Крыма".
     В это время он был на корме "Одессы",  как вдруг, совершенно неожиданно
для  него,  привыкшего  уже  к  перелетам  неприятельских  снарядов,  как  к
неизменному закону боя, ядро с "Таифа" перебило железную шлюп-балку, пробило
насквозь шлюпку,  разбило стойку штурвала и,  в  довершение всего,  оторвало
ногу унтер-офицеру Яресько,  которого Корнилов отметил еще с начала сражения
за его расторопность.
     Дождь между тем  лил уже нешуточный,  стало гораздо темнее кругом,  тем
более что день клонился к вечеру Корнилов слышал редкие выстрелы "Крыма", но
не было слышно ответных выстрелов противника, и это его поразило вдруг.
     - Что?   Сдается?  Спустил  свой  флаг?  -  спрашивал  он  то  у  своих
адъютантов, то у Бутакова.
     Но Бутаков даже и сквозь дождь разглядел,  наконец,  что черный пароход
уходит, прекратив стрельбу.
     - Как уходит?  -  изумился Корнилов. - Успел исправить повреждения свои
под нашим огнем? Что вы говорите такое?
     - Уходит на всех парах,  - не отрываясь от зрительной трубы, проговорил
Бутаков, и тут же вслед за ним разглядел это сам Корнилов.
     - Догнать его! - закричал он.
     - Едва ли,  Владимир Алексеич,  мы  его  догоним,  -  отозвался на  это
Бутаков, - только зря потеряем время.
     Дождевую тучу между тем пронесло,  и  всем стало видно,  что "Таиф" уже
вне выстрелов "Одессы" и  "Крыма" и  с  каждой минутой расстояние между ними
становится все больше и больше.
     - В  таком  случае он  совсем не  был  поврежден,  -  сказал,  наконец,
Корнилов. - Зачем же, спрашивается, он бежал?
     На это никто из адъютантов его и офицеров "Одессы" не нашел ответа.
     Между  тем  пальба  со  стороны Синопа  не  прекращалась,  и  Корнилов,
приказав прекратить погоню и повернуть "Одессу" назад,  дал сигнал "Крыму" и
"Херсонесу": "Следовать за мной".




     В  Синопской бухте в  это  время -  то  есть  в  три  часа  дня  -  шла
перестрелка русских  кораблей  с  береговыми батареями -  третьей,  пятой  и
шестой,  так как только четвертая молчала уже,  срытая до  основания залпами
"Чесмы".
     Нахимов не  мог признать боя законченным,  пока могли еще наносить вред
береговые орудия, хотя турецкие суда и были уже все истреблены час назад.
     Если не  все они были взорваны,  как "Фазли-Аллах",  или "Навек-Бахры",
или  корвет  "Гюли-Сефид",   и  не  все  горели,   как  "Низамиэ",  один  из
транспортов,  пароход и  купеческий бриг,  то,  приткнувшиеся к берегу или к
мели,  были уже  бессильны и  в  большинстве совершенно лишены своих команд,
частью погибших, частью бежавших на берег.
     Синоп горел.  Зажженный только ли горящими обломками бывшего "Рафаила",
разлетевшимися при его взрыве вдоль набережной, или еще и гранатами с судов,
он пылал в  разных направлениях в  турецкой части,  в то время как греческая
оставалась невредимой.
     Это  объяснялось просто  тем,  что  пятая  береговая батарея,  наиболее
сильная и по числу,  и по калибру орудий,  и по количеству снарядов к ним, и
по  своим  укреплениям,  находилась против  турецкой  части,  прикрывала ее,
оставляя греческую без зашиты,  поэтому-то  большая часть русских снарядов и
направлялась против этой батареи,  отчего неминуемо должны были пострадать и
пострадали турецкие кварталы.
     Нахимов предвидел это, хотя и знал, как неодобрительно посмотрят на это
там,  в  Петербурге,  да и в Севастополе,  в Екатерининском дворце.  Усердно
глядя в  трубу,  он силился разобрать в дыму и пламени,  цел ли еще там хоть
один дом с каким бы то ни было флагом,  но не находил ни одного такого, явно
консульского дома, хотя и сам же приказывал их "щадить по возможности".
     Зато он  видел и  знал,  как  сильно пострадал в  бою  его  флагманский
корабль "Мария":  в нем было до шести десятков пробоин,  причем несколько из
них  подводных.  Командиру "Марии" Барановскому перебило обе  ноги  обломком
мачты,  разбитой турецким ядром.  Мичману Костыреву,  который был  одним  из
флаг-офицеров Нахимова,  оторвало осколком гранаты два пальца на левой руке;
кроме  него,  ранено  было  еще  два  молодых  офицера и  человек шестьдесят
матросов. Шестнадцать матросов оказалось убито.
     О потерях на других судах Нахимов еще не знал,  но предполагал, что они
не меньше, и это его угнетало.
     Но вот "Чесма" и "Константин" справились,  наконец, с третьей батареей,
а  шестая хотя и посылала еще выстрелы,  но редко:  большая часть орудий там
была уже подбита. Несколько залпов еще с "Марии" и "Парижа", и пятая батарея
была срыта,  а  следом за ней перестала действовать и шестая,  приведенная к
молчанию кораблями "Ростислав" и "Три святителя". Турецкий берег утих.
     Но  как  раз  в  это время показались один за  другим пароходы,  шедшие
полным ходом к эскадре,  а от головного из них, "Одессы", отвалила шлюпка по
направлению к турецкому фрегату "Насим-Зефер",  рядом с которым горел другой
фрегат, подожженный бежавшей командой.
     Корнилов хозяйским глазом  усмотрел опасность для  первого  фрегата  от
второго и  послал лейтенанта Кузьмина-Караваева с командой матросов отстоять
непременно от огня "Насим-Зефер",  как приз, который должен быть отправлен в
Севастополь.
     Но  чем  ближе подходила "Одесса" к  русским кораблям,  тем яснее видел
Корнилов,  в  каком состоянии некоторые из  них,  особенно "Три святителя" и
"Мария", - так велики повреждения их в рангоуте и такелаже.
     - Однако!  Не так дешево досталась победа Павлу Степанычу! - проговорил
он,  обратясь к  одному из  бывших в  его  свите,  Сколкову,  подполковнику,
молодому  стройному  человеку,  адъютанту  Меншикова,  который  заранее  был
назначен светлейшим отвезти в Гатчину, царю, донесение о Синопском бое.
     Не  вина Сколкова была,  что он  в  сущности не  был очевидцем боя:  он
должен был докладывать царю как очевидец и  даже участник,  и  вот теперь он
боялся  пропустить  какую-нибудь  мелочь  и  очень  внимательно  оглядывался
кругом, чтобы все запомнить.
     - Бой был жаркий,  ваше превосходительство!  -  ответил он Корнилову. -
Мне кажется,  что больше всех наших кораблей пострадала "Императрица Мария",
а Павел Степаныч как раз ведь и должен был находиться на "Марии".
     - "Должен был находиться", - повторил Корнилов. - Вы это говорите таким
тонам, как будто он может теперь уж и не находиться там!
     - То  есть,  моя  мысль  была...  -  начал было  объяснять Сколков,  но
Корнилов перебил его:
     - Мысль эта мелькнула и у меня тоже:  "А что, если вдруг Павел Степаныч
ранен?" Чего боже сохрани, конечно!..
     - Передайте,   чтобы  все  кричали  "ура",  -  обратился  он  к  своему
адъютанту, лейтенанту Жандру.
     И еще не поравнялась "Одесса" с "Чесмой", как загремело "ура" матросов.
Радость их  была  неподдельной,  радость их  была бурной...  В  этой радости
тонула с головой досада на неудачу в деле с "Таифом".
     Но эту радость оборвали по приказу Корнилова,  который закричал, подняв
глаза к верхней палубе "Чесмы":
     - Здоров ли адмирал?
     Этого здесь не знал никто из офицеров.
     Но "Одесса" двигалась дальше, к кораблю "Константин", и, разглядев флаг
Корнилова,  навстречу пароходу отправился на  катере командир "Константина",
Ергомышев.
     - Жив ли Павел Степаныч,  не знаете?  -  не дождавшись,  когда подойдет
поближе катер, нетерпеливо и встревоженно крикнул ему Корнилов.
     - Павел  Степаныч?  Слава богу,  жив  и  здоров!  -  ответил Ергомышев,
улыбаясь, и Корнилов, не задерживаясь долго около "Константина", где матросы
также кричали "ура", приказал идти прямо к "Марии".
     Подойдя,  он покинул "Одессу". Усевшись в шлюпку, поданную с "Марии", и
увидав издали на шканцах сутуловатую фигуру Нахимова,  он зааплодировал ему,
как записной театрал любимому актеру,  кричал:  "Браво, Павел Степаныч!" - и
махал приветственно фуражкой.
     Встреча  двух  вице-адмиралов  была  живописна,  благодаря непритворной
пылкости  одного  и  столь  же  непритворному спокойствию  другого,  хотя  и
находившегося два с лишком часа под огнем.
     - Поздравляю, поздравляю от души, Павел Степаныч! Поздравляю с победой!
- восторженно говорил Корнилов, обнимая Нахимова.
     - Да ведь я  тут при чем же?  -  вполне искренне удивлялся его бурности
Нахимов.  - Ведь это все команды сделали, а я только стоял на юте, смотрел и
совершенно ничего больше не делал-с!
     - Команды?.. А команды кто так обучил - не вы ли?
     - Нет-с,  не  я-с!  -  поспешно отозвался Нахимов.  -  Это все покойный
Лазарев,  Михаил Петрович,  все он,  а  я что же-с...  Я и сам-то только его
ученик...
     - Ах,  скромник!  Ах, какой он скромник, этот Павел Степаныч! - любуясь
Нахимовым,  качал головой Корнилов.  -  Ну уж,  так ли,  иначе ли,  а победа
славная!..  Гораздо выше Чесмы победа!  Что Чесма? Выше Наварина даже! Выше,
выше Наварина, не спорьте! Я уж вижу, что хотите спорить!.. Потому выше, что
там не одни мы были виновники победы:  англичане приписали ее себе, французы
себе...  А здесь у вас никаких ни помощников,  ни менторов не было - русская
победа!
     Нахимов, однако, сказал, что хотел сказать:
     - Да ведь невелика честь турок-то бить - при Чесме ли, при Наварине ли,
здесь ли...  Вот  кабы других-то  удалось бы  побить -  другое бы  дело-с!..
Однако же,  надо правду сказать,  и турки дрались хорошо, ни одно судно ведь
не  спустило флага,  кто-то  внушил  их  командам большую строптивость,  вот
как-с!
     - Это они просто забывали сделать от страха, Павел Степаныч!
     - От страха, вы полагаете? Однако же кое-какие суда подожгли сами.
     - Сами подожгли? Как так сами?
     Этого не ожидал от турок Корнилов. Это его возмутило.
     - Надобно им было воспрепятствовать в этом!  - вскричал он. - Надобно и
сейчас,  пока еще не совсем поздно,  послать шлюпки ко всем их судам,  чтобы
спустили флаги, и сейчас же надо перевозить оттуда на наши суда пленных.
     Но,  спохватившись,  что говорит с Нахимовым,  с победителем, командным
тоном, Корнилов добавил:
     - Это  мое  мнение,   Павел  Степаныч,   дорогой,  а  вы,  может  быть,
распорядитесь как-нибудь иначе?
     Нахимов успокоил его, сказав:
     - Я  уже  приказал спустить шлюпки и  назначил офицеров парламентерами;
сейчас они отправляются...  Также и в Синоп назначил мичмана Манто.  Он, как
грек, сумеет поговорить со здешними греками, если не найдет в Синопе турок.
     - Как не найдет турок? Почему не найдет? - встревожился Корнилов.
     - Я полагаю,  что все уж они бежали отсюда как можно дальше, - спокойно
ответил на это Нахимов.




     Шлюпки,   катеры,  полубаркасы,  отправленные  с  русских  судов  к  не
охваченным еще пока пожаром турецким судам,  бороздили в разных направлениях
поверхность бухты, теперь уже совершенно утихшей.
     Поразительна  была   эта   тишина  после  недавнего  страшного  грохота
нескольких сот  орудий в  течение двух  с  лишним часов.  Теперь слышны были
только команды или просто окрики на русском языке,  а там, со стороны турок,
- треск дерева, пожираемого огнем; людей нигде на берегу не было видно.
     Когда  матросы  с  "Одессы" под  командой лейтенанта Кузьмина-Караваева
пристали к  фрегату "Насим-Зефер",  никто не оказал им сопротивления,  никто
даже не подошел к  трапу,  по которому они поднимались на батарейную палубу;
можно было думать,  -  так и подумали,  -  что на фрегате нет ни одной живой
души.
     Однако один  матрос,  подымаясь,  заметил,  покрутив головой и  потянув
носом:
     - Не-ет, должно, люди тут есть: шибко турецким табаком пахнет!
     И действительно,  на палубе турок оказалось много:  они сидели на полу,
подобрав под  себя ноги,  и  почти все безмятежно курили:  кисмет -  судьба,
ничего не поделаешь, остается только ей покориться.
     У  Кузьмина было человек десять матросов,  и его,  как и всех матросов,
поразило то,  что  по  всей  палубе между курильщиками был  рассыпан кучками
порох,  который каждую  секунду мог  взорваться от  первой  попавшей в  него
искры.
     - Ваше  благородие,  что  же  это  такоича!  -  испуганно  обратился  к
лейтенанту один старый матрос, остановясь у открытой двери. - Ведь это у них
в крюйт-камеру дверь!
     - Сейчас же закрой! - крикнул ему Кузьмин и, повернувшись к туркам, так
скомандовал:  "Не  ку-ри-ить!..  Бросить все трубки за  борт!"  -  что турки
проворно вскочили и опустили руки по швам, хоть и не поняли команды.
     Среди матросов был  один,  немного говоривший по-татарски;  но  пока он
объяснялся с  ближайшими к  нему  турками,  другие матросы поспешно кинулись
отбирать трубки и швырять в море.
     - Залить  весь  порох  на  палубе  водой!  -  снова  скомандовал  своим
лейтенант,  когда отобраны были трубки,  и  матросы рассыпались по  фрегату,
отыскивая ведра,  так как не надеялись найти у  турок помпу,  и ругались при
этом:
     - Вот народ бесхозяйственный!  Вот лодыри,  черти!.. Возля пороху сидят
и, себе знай, курят, как миленькие! Ну, и наро-од!
     Посчитали потом  пленных  -  оказалось около  двухсот человек здоровых,
человек  двадцать раненых.  В  стороне  лежали  убитые  -  восемнадцать тел.
Остальные из команды фрегата,  как оказалось,  пустились вплавь к берегу,  и
одни доплыли, другие утонули.
     Около капитанской каюты нашли тело командира фрегата.
     Нужно  было  расклепать якорную цепь,  чтобы отвести фрегат подальше от
другого, жарко пылавшего фрегата, но это оказалось не так просто: болты были
сильно  заржавлены.  Принялись рубить одно  из  звеньев цепи,  а  пока  одни
матросы  возились с  ней,  другие  занялись перевозкой пленных на  ближайший
корабль "Три святителя".
     - А раненые?  Что же делать с ранеными?  -  раздумывал вслух лейтенант,
но,  не получивши на этот счет никаких приказаний от Корнилова,  решил вдруг
внезапно:  -  Черт с ними! Перевезти их на берег, пусть их турки лечат, а не
мы будем с ними возиться!
     - Ваше благородие,  -  обратился к нему матрос-переводчик.  - Тут, коло
раненых, дохтор ихний, турецкий, есть, только он из армян.
     - Отлично!  Вот пусть он  и  отправляет их  в  синопский лазарет.  А  в
помощники ему оставить, так и быть, на каждого раненого по здоровому турку!
     Когда  переводчик-матрос  передал лекарю,  что  сказал  лейтенант,  тот
только высоко вздернул пышные черные брови и перевел вопросительные глаза на
русского лейтенанта. Однако вскоре убедился, что никакого издевательства нет
в том, что он услышал.
     Катер подтащил на буксире вместительную турецкую баржу,  стоявшую между
фрегатом и  берегом и  счастливо уцелевшую,  потом  приказано было  двадцати
здоровым турецким матросам уложить на  эту  баржу  своих раненых товарищей и
перетащить туда же и их и свой багаж и запас сухарей, взятых из брод-камеры.
Наконец, Кузьмин-Караваев кивнул на баржу лекарю-армянину, сказав при этом:
     - В Синоп, в госпиталь...
     Лекарь понял,  что он не пленный больше,  - упав на колени, он запел от
радости "Ave Maria".  Радость его сообщилась и  туркам,  усевшимся уже возле
раненых,  и  они  чуть не  опрокинули баржу,  бросившись к  борту ее,  чтобы
приветствовать русского офицера криками благодарности.
     Не спущенный турками флаг был снят и  отправлен на "Марию" Нахимову как
трофей,  а фрегат отвели,  наконец,  подальше от его пылавшего товарища и от
русского корабля, но, увы, он был до того разбит снарядами, что дотащить его
до Севастополя было бы совершенно невозможно. Решено было поэтому сжечь его,
чтобы не оставлять туркам.
     В таком же точно состоянии были другие два фрегата,  уцелевшие от огня.
На  флагманский "Ауни-Аллах"  взошел  с  посланной  Нахимовым шлюпки  мичман
Панютин с несколькими матросами.  "Ауни-Аллах" тонул уже,  большая часть его
корпуса погрузилась в воду.
     На  нем  не  думали уже  найти  никого,  поэтому велико было  удивление
мичмана,  когда он увидел на палубе седобородого старика,  по пояс в ледяной
воде, державшегося дрожащими руками за пушечный брюк, то есть канат, которым
орудие прикрепляется к борту.
     Глаза его были выкачены,  лицо тряслось, форменная феска была надвинута
на  оттопыренные уши,  но ни шинели,  ни даже мундира на старике не было,  -
только рубашка, мокрая вплоть до ворота.
     Старик стоял  на  одной левой ноге,  правая оказалась перебитой;  более
бедственное положение трудно было представить.
     Панютин сам  кинулся в  чем  был в  воду,  чтобы его вытащить,  так как
гибели судна можно было ожидать с минуты на минуту.  Он не знал,  что это за
старик.  Когда матросы на руках втащили погибавшего и  спасенного от близкой
смерти в свою шлюпку, он только слабо стонал и бился от потрясающего озноба.
     Его  отправили  на  "Марию",  и  только  там  подтвердилась неуверенная
догадка мичмана, что спасенный им - не кто иной, как сам Осман-паша.
     Обогретый, перевязанный судовым врачом Земаном, он рассказал Нахимову и
Корнилову на плохом французском языке,  как его не только бросила,  но еще и
ограбила команда фрегата, спасшаяся с тонувшего судна на берег.
     - Показалась течь,  -  рассказывал бедный адмирал,  - вода прибывала...
Надежд  уже  не  было  никаких...  И  вот  началось  бегство  и  офицеров  и
матросов...  Я был ранен в этот как раз момент и лежал с перебитой ногой.  Я
приказывал взять меня в  шлюпку,  но  меня уже  не  слушали...  Раненых всех
бросали,  если они не могли двигаться сами,  не могли плыть к берегу, потому
что шлюпки ушли, но они не вернулись... негодяи бросили их там, на берегу, а
сами бежали.  Когда один матрос приподнял меня,  я  полагал,  что  он  хочет
отнести меня на  руках на  шлюпку,  но  он  только вытащил мои золотые часы,
положил их себе в карман и побежал дальше.  Когда другой матрос присел около
меня на корточки, я думал: вот этот помнит воинскую дисциплину, и он возьмет
меня,  старого своего начальника, чтобы я не попал в плен к русским... Но он
только  обшарил  меня,   вытащил  кошелек  с  деньгами  и  побежал  догонять
товарищей...  Тогда я  собрал все силы и кое-как поднялся;  да и лежать было
уже  нельзя  -  на  палубе оказалось на  четверть воды...  Последние матросы
оставались -  трое...  Они  раздевались,  чтобы удобнее было плыть...  Я  им
крикнул:  "Возьмите меня!.." -  и они подошли... И они раздели меня, точно я
тоже мог бы плыть с  моею перебитой ногой рядом с ними...  Они раздели меня,
так  что  я  остался в  одном белье,  потом связали все мое верхнее платье в
узел,  и один из них, самый крепкий, прикрепил веревкой узел к своей спине и
бросился в  море плыть с  ним к берегу...  А я остался!..  Я остался в воде,
достигавшей уже до колен,  раненный вашим снарядом и ограбленный и брошенный
на погибель своей командой,  -  я,  который сорок два года провел на морской
службе и последние десять лет из них был адмиралом его величества султана!..
     Старик плакал,  рассказывая это  врагам,  которым обязан он  был  своим
спасением.
     Слушая его,  Корнилов изумленно пожимал плечами и  вопросительно глядел
на Нахимова,  а  когда Осман-паша попросил разрешения укутаться с  головой в
одеяло,  так  как  теперь он  весь дрожал больше нервической дрожью,  чем от
озноба,  Корнилов не  выдержал,  чтобы не обратиться к  победителю турецкого
адмирала с вопросом:
     - Ведь  даже  и  думать нельзя,  Павел  Степаныч,  чтобы  наши  матросы
позволили себе что-нибудь подобное с кем-либо из адмиралов нашего флота, а?
     Нахимов поглядел на него с оттенком укоризны и ответил:
     - Что касается меня,  Владимир Алексеич,  то мне даже и вопрос подобный
как-то никогда не приходил в голову.




     Однако  не  один  только Осман-паша  был  оставлен на  гибель своими же
матросами:  та  же  участь  постигла  и  тяжело  раненного командира фрегата
"Фазли-Аллах"  и  капитана одного  из  корветов,  и  так  же  точно,  как  и
Осман-паша, спасены от неминуемой для них смерти они были русскими моряками.
     Один из них при опросе рассказал,  что был очевидцем того,  как русский
снаряд попал в  шлюпку,  на которой хотел переправиться на берег с горевшего
"Низамиэ"  Гуссейн-паша.  Разбитая  шлюпка  перевернулась  килем  кверху,  и
адмирал, побарахтавшись с минуту, пошел ко дну.
     Синоп же между тем горел,  и незаметно было, чтобы кто-нибудь тушил там
пожары, хотя перестрелка и прекратилась.
     Мичман Манто с  небольшой группой матросов довольно бесстрашно шагал по
пустынным улицам,  воздух которых был горяч,  душен, пропитан гарью и дымом.
На  рукаве  черной  шинели  мичмана белела повязка парламентера;  в  кармане
шинели лежала немногословная бумажка,  полученная непосредственно от  самого
Нахимова,   -   обращение  к  населению  города,   которому  рекомендовалось
немедленно приступить к  тушению пожаров и восстановлению порядка.  При этом
население предупреждалось,  что если раздастся хотя один выстрел по  русской
эскадре, то весь город будет уничтожен бомбардировкой.
     Пылали и  рушились здесь и  там крыши домов,  ревел в ужасе скот,  выли
собаки,  метались в  дыму голуби,  но  что  касалось населения,  то  оно  не
попадалось мичману Манто в турецкой части Синопа.
     Напротив,  население греческой части,  где, кстати сказать, не горел ни
один дом, почти все было на улицах.
     Зато и  стремление греков было не  из  Синопа к  горам,  густо поросшим
лесом, а из Синопа - к морю, где стояли русские суда.
     - Возьмите нас всех с  собой!  Возьмите нас всех в Россию!  -  кричали,
густо обступив мичмана Манто, греки и гречанки.
     - Что вы, что вы! Куда же нам взять несколько тысяч человек? - пробовал
возражать Манто, но греки были в паническом ужасе. Они кричали:
     - Нас всех завтра же  к  вечеру перережут турки,  если вы  утром уйдете
отсюда!
     - Мы христиане! Русские должны спасти своих единоверцев!
     - Мы пошлем депутацию к вашему адмиралу.
     - Что  же  может сделать наш  адмирал?  Куда  он  денет несколько тысяч
человек?  Суда  наши  не  поднимут столько!  -  пытался  урезонить кричавших
одноплеменников своих мичман Манто, но тем это казалось только отговоркой.
     Они клялись,  что не  возьмут с  собой никакого багажа,  что им лишь бы
спасти свои жизни, что русский царь будет благодарен за них своему адмиралу,
так как они,  синопские греки, в большинстве своем или корабельные плотники,
работавшие здесь,  на верфи,  или каменщики,  слесари,  кузнецы, огородники,
садовники, - вообще рабочие люди, которые будут трудиться и в России.
     - Все  это хорошо,  но  почему вы  все-таки так боитесь,  что турки вас
перережут? - спросил Манто. - За что именно будут они вас резать?
     - Как за что?  -  удивились, в свою очередь, греки такой недогадливости
русского офицера.  -  Ведь турецкий квартал сгорел, а не наш, - вот за это и
будут резать.
     - Попробуйте счастья,  пошлите депутацию к адмиралу Нахимову, - сказал,
наконец,  Манто.  -  Только лучше бы вам было вооружиться самим чем попало и
защищаться от турок, если они нападут...
     Из  лиц,  которых можно было хотя бы с  натяжкой причислить к  властям,
Манто,  после долгих поисков,  нашел только австрийского консула, которому и
передал  требование Нахимова.  Греки  же  действительно послали депутацию на
корабль "Мария",  и Нахимов, выслушав взволнованных синопцев, сказал, что он
был командирован сюда для сражения с турецкой эскадрой,  а совсем не за тем,
чтобы вывозить отсюда в Россию несколько тысяч человек подданных султана,  и
что  этот шаг,  если бы  он  его  сделал,  грозил бы  большими политическими
осложнениями для России,  не говоря уже о  том,  что суда его теперь слишком
чувствительны ко всякой лишней тяжести, так как очень повреждены.
     К  этому  времени  им  были  уже  собраны  сведения  о  том,  насколько
пострадали суда его отряда.  Кроме "Марии",  больше других пострадал корабль
"Три святителя": на нем насчитывалось до пятидесяти пробоин и все мачты были
сбиты.  "Константин" также  остался  без  мачт  и  получил тридцать пробоин.
Посчастливилось только  одному  "Парижу":  у  него  было  всего  шестнадцать
пробоин и  мачты  целы,  а  потери в  людях  ничтожны,  хотя  он  сражался с
несколькими турецкими судами и  самой сильной из береговых батарей -  пятой.
Не зря Нахимов хотел во время боя благодарить сигналом команду "Парижа".
     Больше других потерял людей  "Ростислав" из-за  взрыва кокора:  на  нем
вышло из  строя свыше ста человек -  почти половина общих потерь эскадры.  У
турок же,  по  подсчету их  пленных офицеров,  погибло в  этот день не менее
четырех тысяч.
     В  темноте  наступившей ночи  последние турецкие  фрегаты,  подожженные
командами русских матросов,  пылали зловеще и жутко,  но на израненных в бою
кораблях багровый свет пожаров как в  море,  так и  в Синопе помогал судовым
плотникам заделывать бреши  в  обшивке  и  устанавливать запасной рангоут на
палубах.
     Среди пробоин были  и  подводные,  -  их  нужно было заделать в  первую
очередь,  чтобы вода не залила трюмы.  За необходимым ремонтом судов следили
все четыре адмирала,  и  всю ночь в  турецкой бухте стучали русские топоры и
молотки, стоял гомон горячей работы.
     "Мария" и "Три святителя" особенно беспокоили Нахимова.
     - Не знаю,  не могу судить теперь, ночью, дойдут ли они до Севастополя,
Владимир Алексеич,  -  обратился он к Корнилову.  - Очень обиты оба - и "Три
святителя" и "Мария".
     - На  буксире  у  пароходов  придется  их  вести,  -  отозвался на  это
Корнилов, - при этом условии должны дойти.
     - Должны, да-с, должны... А вдруг в открытом море прихватит шторм такой
силы, как был восьмого числа? Зальет! Потонуть могут...
     - Ну,  так уже непременно и шторм!  Не шторм,  а неприятельская эскадра
может нас прихватить на обратном пути, вот что скажите, Павел Степаныч!
     - Это  было  бы  все-таки лучшее из  двух зол:  тут,  с  одной стороны,
боеспособность нашего отряда не  потеряна,  да  у  нас  тем более есть еще в
запасе два фрегата, не бывших в бою, и пароходы... А с другой стороны, такой
силы эскадру, как наша, едва ли пошлют из Босфора.
     - Вот видите,  и вы правы,  конечно!.. Такой большой силы эскадру турок
мы встретить не можем, а с Англией и Францией мы еще пока в мире, так что их
судов мы во всяком случае не встретим.
     - Зато нас встретит весь Севастополь,  когда мы  будем входить в  рейд,
Владимир Алексеич,  вот  что-с!  -  горевал Нахимов.  -  И  вот  мы  входим,
победители хотя, но в каком плачевном виде!
     - Павел  Степаныч!  Не  забывайте Нельсона!  Разве  не  приходилось ему
приводить свои корабли в  гавань со  сбитыми мачтами?  Разве так  уж  дешево
достались  англичанам победы  при  Абукире  и  Трафальгаре?..  А  Сервантес,
Сервантес?  Помните,  что он писал о битве при Лепанто?  По его мнению,  это
было величайшее сражение как прошедших веков,  так и будущих! Но где же было
ему в шестнадцатом веке предвидеть Синопский бой!
     Говоря это,  Корнилов не  то  чтобы  задавался целью поднять настроение
Нахимова, - тот не нуждался для этого в сравнениях и восклицаниях, - нет, он
был  вполне  искренне  восхищен результатами боя,  особенно когда  убедился,
наконец,  что  захватить при столь упорной защите хоть одно турецкое судно в
исправном более или менее виде было нельзя.




     Матросы работали в  две смены,  хотя и  нуждались в полном отдыхе после
жестокого боя.
     Но  чуть только рассвело настолько,  что  можно было разглядеть сигнал,
поднятый на "Марии", судовые священники принялись служить заупокойную обедню
и  панихиды по  убитым,  которых на  всех кораблях было около сорока человек
матросов и офицеров.
     На "Чесме",  впрочем, хотя и обедня и панихида служились, как на других
судах,  но не по своим убитым, так как их совсем не было здесь, да и раненых
оказалось  только  четверо.   Зато  о.Луке  на   "Марии"  пришлось  отпевать
шестнадцать человек,  тела  которых  торжественно опускали в  море  одно  за
другим.
     Первый и  единственный раз  за  всю  историю России и  Турции служилась
заупокойная  обедня  и   панихида  на   боевых  судах  в   Синопской  бухте;
матросы-певчие  истово  пели:  "И  вижду  во  гробе  лежащую  нашу  красоту,
безобразну,  бесславну,  не  имущую вида..."  А  между тем  не  было никаких
гробов,  и  красота,  безмолвно лежащая в  ряд  на  палубе,  была  отнюдь не
бесславна.
     Можно  было  бы,  конечно,  доставить тела  убитых в  Севастополь,  где
схоронили бы  их  в  гробах на  кладбище,  чтобы на  их могилы пришли иногда
погрустить их домашние,  у кого они были, но величав обычай отдавать умерших
ли, убитых ли во время плавания моряков их стихии.
     Отдали последний долг павшим,  и на судах загремел молебен.  Поздравили
потом команды судов с победой;  матросы прокричали "ура",  и прерванная часа
на два работа началась снова.
     В  бухте было затишье,  но  в  открытом море с  утра завывал норд-ост и
перекатывались огромные  валы.  Такое  состояние моря  настойчиво требовало,
чтобы суда,  имевшие много пробоин, были починены на совесть, - это понимали
все матросы;  адмиралы же знали,  со слов Османа-паши, что еще 15 (27) числа
была  послана им  телеграмма в  Константинополь о  грозящей турецким судам и
городу опасности от блокирующих бухту русских кораблей.
     Четыре дня прошло уже с того часу,  когда отправлена была телеграмма, а
расстояние от  Босфора до  Синопа  немногим больше  расстояния от  Синопа до
Севастополя.
     Неизвестно,  конечно,  было,  как  отнеслись  французы  и  англичане  к
телеграмме Османа-паши,  но  вестник поражения адмирал След на "Таифе",  при
его быстром ходе,  в  этот день к  вечеру мог уже быть в Босфоре,  и Нахимов
вполне справедливо оценивал свое положение, когда говорил Корнилову:
     - Мы не находимся в состоянии войны с Францией и Англией,  это верно-с,
но если они только желают воевать с нами,  то лучшего повода к войне у них и
быть не может, - смею вас уверить, Владимир Алексеич... И зачем им объявлять
нам войну, когда без этой формальности обошлись даже турки? Они могут просто
ввести весь свой соединенный флот в  Черное море и  напасть на нас по пути в
Севастополь,  если мы  сегодня же  не  успеем починиться как следует,  чтобы
можно было  сняться нам  завтра утром...  Вот  как-с  обстоит дело,  на  мой
взгляд-с!
     - Прежде всего,  не  успеют они  этого,  Павел Степаныч,  хотя флот для
нападения  имеют  вполне  достаточный...   -   начал  было   развивать  свои
предположения на этот счет Корнилов, но Нахимов поспешил вставить:
     - Не успеют только в том случае, если мы успеем починиться как следует!
     - Это  само собою разумеется...  А  затем,  едва ли  осмелятся они даже
выйти  из  тихого Босфора в  такую бурную погоду -  вот  что,  мне  кажется,
важнее.  Но самое важное все-таки не в этом,  а кое в чем другом,  а именно:
они,  то есть англичане и французы,  имеют теперь повод для войны с нами, но
не  забывайте того,  Павел Степаныч,  что  подготовили-то  войну они  только
здесь, в Турции, а не у себя дома, - вот в чем тяжесть вопроса! Там, у себя,
они  только теперь начнут звонить о  войне на  всех колокольнях...  Так  что
починиться мы  успеем,  хотя мешкать нам нельзя,  надо добраться поскорее до
Севастополя.
     - Ну, да ведь мы и не мешкаем: стучим что есть мочи!
     Стук на кораблях действительно был вполне добросовестный;  образовалась
как бы целая русская верфь посредине турецкой бухты, в ближайшем соседстве с
верфью синопской.
     Команды с четырех пароходов,  -  так как пришел еще и "Громоносец", - а
также с  двух фрегатов,  "Кагула" и  "Кулевчи",  помогали командам кораблей.
Запасного  леса  на  судах  было  довольно,  так  что  незачем  было  тащить
необходимый для ремонта материал из  Синопа,  как неприкосновенны остались и
мирные подданные султана -  греки, неотступно умолявшие Нахимова и Корнилова
и в этот день, чтобы их увезли в Россию.
     Вечером оба  вице-адмирала заняты были  осмотром всех  шести  кораблей,
внимательнейшим и  подробным.  Осмотр показал,  что еще немного -  и сделано
будет все, что возможно было бы сделать, не заводя кораблей в доки. Ночью на
двадцатое работы  утихли,  а  утром  вся  эскадра  снялась с  якоря.  Позади
чернели,  дотлевая,  днища  турецких судов,  чернело  и  дымилось пожарище в
турецком квартале Синопа,  но  это уже оставлялось,  оставалось,  на  глазах
уходило в прошлое,  а впереди,  в ближайшем будущем, открывалось во всю свою
неприветливую  ширину  море,  на  котором  не  только  не  улеглись,  но  не
собирались и через два-три дня улечься крупные волны.
     Ветер продолжал дуть с северо-востока, тая в себе возможность перейти в
шторм.  Но медлить с выходом в родной порт было уже нельзя,  и эскадра пошла
огибать полуостров.
     Однако не вся:  "Мария",  только пройдя с  милю,  притом в бухте,  дала
течь,   и   ее  пришлось  оставить  на  дополнительный  ремонт,   порученный
контр-адмиралу Панфилову. Ремонт был закончен только к трем часам дня, когда
этот более всех других избитый корабль смог,  наконец, отважиться идти вслед
за другими судами на буксире "Крыма" и под конвоем обоих фрегатов.
     Но из ушедших утром только "Париж" и "Чесма" могли двигаться без помощи
пароходов,   как   наиболее  уцелевшие.   "Одессой"  был   взят  на   буксир
"Константин",  несший теперь флаг  Нахимова,  "Херсонес" вел  громадину "Три
святителя", "Громоносец" тащил "Ростислава".
     Однако слишком сильная зыбь,  встреченная в  открытом море,  заставляла
пароходы отдать буксиры,  а  корабли -  натянуть паруса.  "Чесма" и  "Париж"
явились в этом опасном рейсе конвоирами для остальных. Корнилов же, снова на
"Одессе",  на  всех парах отправился в  Севастополь,  чтобы не  только стать
вестником победы,  но  и  выслать навстречу эскадре-победительнице возможную
помощь.
     Для Нахимова наступили часы гораздо большей тревоги за  свои суда,  чем
это было во время боя.  Часы эти тянулись утомительно долго и  в первый день
плавания,  но  наступившая ночь  не  только не  принесла покоя  -  напротив,
усилила тревогу.
     Особенно  старый,   ровесник  самому  флагману  корабля,  корабль  "Три
святителя"  внушал  опасения...  Что,  как  не  выдержат  пробки  сильных  и
настойчивых  ударов  волн?..  Ведь  это  тараны,  а  не  волны!  Корабли  то
зарываются в них,  то взлетают стремительно. Что, как раскроются их раны как
раз  в  эту  беспросветно-темную  ночь,  когда  так  издевательски свистит в
снастях ветер?  Как  спасать команды тонущих кораблей в  такую погоду ночью?
Ведь половина их, если не больше, непременно должна погибнуть!..
     Идти  вперед нельзя -  однако и  не  идти  нельзя!  Можно считать почти
чудом,  если эскадра дойдет благополучно, но она должна прийти благополучно,
иначе  такой  дорогой ценой  будет куплена Синопская победа,  что  можно уже
будет не  считать ее  и  победой:  вместо славы для черноморцев -  всемирный
позор.
     Нахимов заснул только на рассвете,  когда суда сигнализировали, что все
благополучно.  Проснувшись в обед, он услышал от одного из своих адъютантов,
что грозивший все время разыграться в шторм шквалистый норд-ост утихает.
     - Прекрасно-с!  Очень хорошо-с! - обрадовался Нахимов. - Но вот вопрос:
где-то теперь "Мария"? Удалось ли исправить ее как следует?
     И  весь  остаток этого  второго дня  плавания,  которое стоило большого
сражения,  Нахимов провел, не расставаясь со своею трубой: все думалось ему,
все хотелось думать,  что сзади, на горизонте, смутно замаячат мачты четырех
судов эскадры Панфилова.  Оба фрегата были легки на ходу,  у "Марии", нового
корабля, тоже был хороший ход... был, но каков-то теперь?
     Нахимов за  ужином должен был признаться вслух,  что для него этот рейс
гораздо беспокойнее любого боя.  В  эту ночь он хотя и  лег спать,  но часто
просыпался и  требовал ответа:  как  "Три святителя"?  Как  "Ростислав"?  Не
подошла ли "Мария"?
     Радость ожидала его  утром двадцать второго числа:  ему  доложили,  что
милях в  четырех к  западу замечены суда,  идущие тем же  курсом.  Он тут же
вышел на ют и навел трубу.
     - Ну вот!  Ну вот!  Это "Мария"! - обрадованно вскричал он. - "Мария" и
оба фрегата...  И пароход... Они нас обходят. И очень хорошо-с, прекрасно-с!
Поднять  сейчас  же  сигнал:  "Вице-адмирал Нахимов благодарит контрадмирала
Панфилова..."
     Сигнал был  поднят.  Небольшая эскадра Панфилова около часу красовалась
перед  глазами  Нахимова,   потом,   уходя  вперед,  скрыла  свои  мачты  за
горизонтом.  А  в  обед,  когда  стих  ветер,  показался  пароход  "Одесса",
высланный на  помощь эскадре.  Наконец,  можно  уже  стало  различить хорошо
знакомые всем  очертания берегов Крыма  и  белеющие в  голубом мареве  точки
Севастополя,  куда  раньше своих  боевых товарищей пришла гораздо опаснее их
израненная "Мария".







     Севастополь того времени был город, тесно сплетенный с флотом. Огромные
здания береговых фортов,  правда, были тогда уже возведены и поражали своими
исполинскими размерами, но вооружение их не было еще закончено.
     В  Петербурге,  в военном министерстве,  заседал "ученый артиллерийский
комитет",  составивший новую  программу вооружения крепостей,  и  летом  для
проведения этой программы приезжал генерал Безак.
     Политическое положение после  разрыва с  Турцией было  тогда уже  очень
тяжелым:  эскадры держав-покровительниц Турции  стояли  вблизи Дарданелл,  а
"ученый   комитет"   старался   действовать   методически,   систематически,
стратегически - всесторонне обдуманно.
     Даже Меншиков,  тоже не  проявлявший никаких признаков торопливости,  и
тот  возмутился действиями Безака,  который,  выполняя  программу  комитета,
прежде чем вооружать форты по-новому, приказал совершенно разоружить их.
     "Севастополь лишается всех средств защиты в продолжение по крайней мере
двух месяцев. Неужели к этому и стремилась новая программа? - писал Меншиков
военному министру, князю Долгорукову. - Этого нельзя считать благоразумным в
эпоху,  когда эскадры двух морских держав находятся в  таком положении,  что
через пять или  шесть дней могут явиться перед Севастополем.  Я  не  говорю,
чтобы это было вероятно, но в случае войны считаю это дело возможным".
     Однако  именно  то,   что  считал  возможным  Меншиков,  представлялось
совершенно беспочвенным в  военном министерстве,  и  тот  же  генерал Безак,
вновь командированный в  Крым,  в октябре писал в докладной записке военному
министру,  что  для  охраны Евпатории вполне достаточно одной сотни казаков,
что же  касается Севастополя,  то,  "быть может,  неприятель будет стараться
высадить десант,  дабы действовать с  сухого пути;  в таком случае резервная
бригада в  самом  Севастополе,  а  на  Северной стороне один  полк  пехоты с
полевой батареей,  при  содействии морского ведомства,  кажется,  достаточно
охранили бы Севастополь".
     Таким   образом,   устами  своего  представителя  военное  министерство
считало,  что  три  полка  пехоты  вполне  способны  защитить Севастополь от
натиска трех  европейских держав,  если соблюдено будет только одно условие:
"поддержка морского ведомства".
     Поэтому-то гарнизонной артиллерии было всего-навсего четыре с половиной
роты,  а  между  тем,  чтобы обслуживать все  крепостные орудия,  нужно было
вчетверо более артиллерийской прислуги.  Это заставило Меншикова завербовать
из  всякой  нестроевщины сухопутного и  морского  ведомства  в  артиллеристы
людей,  не  имевших  никакого понятия об  орудиях и  снарядах,  и  приказать
заняться обучением их в самом спешном порядке.
     Обучали,  не  прибегая ни  к  каким  сложным  командам,  чтобы  зря  не
затуманивать  мозги:   "Подай,   братец!..",   "Вложи,   братец!..",  "Пали,
братец!..",  "Ядро,  братец,  - все равно что крутой хлеб, а бомба - пирог с
начинкой..."
     Подавали снаряды, вкладывали в орудия, палили, учились отличать ядро от
бомбы,   -  поджидали  нашествия  Европы,  надеясь  на  "поддержку  морского
ведомства".   А   морское  ведомство  действительно  было  и   многолюдно  и
благоустроенно.
     Морское ведомство первым  приняло вызов  противника;  морское ведомство
снарядило суда в экспедицию против турецкой эскадры;  морское же ведомство -
семьи матросов с Корабельной слободки и офицеров из города - высыпало в этот
день возвращения русских судов в  родной порт на берег и  покрыло шлюпками и
яликами рейд и Южную бухту.
     Привезенная  Корниловым  весть   о   победе  разнеслась  по   городу  с
сорокатысячным населением не больше как в  течение часа,  и  с  раннего утра
двадцать второго числа на пристань и на берег к маяку спешили толпы народа.
     С  маяка далеко было  видно море,  на  маяк  были обращены нетерпеливые
взгляды всех ожидающих победоносных кораблей.  И  вот перед полднем с  маяка
раздалось желанное:
     - Есть! Видно!.. Идет наша эскадра!
     Это шла "Мария" на  буксире парохода "Крым",  а  по обеим сторонам ее -
фрегаты "Кулевчи" и "Кагул".
     Для  встречи  эскадры  празднично  расцвечены были  флагами  все  суда,
стоявшие на  рейде:  линейные корабли,  фрегаты,  корветы,  бриги,  тендеры,
бомбарды,  яхты,  транспорты...  По  реям  судов расставлены были  матросы в
парадной форме,  как знак высшего почета виновникам блестящей победы.  Там и
здесь,  на  берегу  и  в  шлюпках,  ярко  пестрели букеты цветов -  георгин,
хризантем -  в руках детей и женщин.  Встреча победителей всею многотысячной
морской семьей Севастополя готовилась исключительно торжественная. Но... все
ограничилось в тот день только тем, что кричали "ура" и приветственно махали
букетами, платками, фуражками...
     Достаточно оказалось только  одного  человека,  который  оледенил вдруг
весь этот горячий восторг; таким человеком был светлейший князь.
     Его катер появился на рейде тогда,  когда приблизительно полчаса спустя
после  прихода "Марии" торжественно вошла  с  моря  на  рейд  вся  остальная
нахимовская эскадра.
     Да,  была совершенно исключительная торжественность в  этих пробитых во
многих  местах  боевых  кораблях  с  их  парусами,  изорванными книппелями и
ядрами,  со  свежими заплатами на изувеченных мачтах!  Одержав одну победу в
Синопской бухте над турецкой эскадрой и  батареями,  они одержали и другую -
над бурным морем.  Вид этих кораблей,  один за  другим вслед за  флагманским
"Константином" входивших на  рейд,  вызывал взрывы ликования с  бесчисленных
шлюпок и  с  берега.  Даже то,  что первые три из  них,  "Константин",  "Три
святителя" и "Ростислав", шли на буксире пароходов, совсем не умаляло, а как
будто увеличивало любовь к ним, как к живым существам: подвиг их был труден,
но тем не менее он совершен.
     И  когда отвалил от Графской пристани и  пошел на всех веслах навстречу
эскадре  вместительный катер  князя,  все  приготовились к  началу  большого
праздника, все соответственно настроились, все впились глазами в этот катер,
буквально летевший вперед:  гребцы-матросы старались не  потому только,  что
везут князя,  свое высшее начальство,  но главным образом потому,  что везут
его славным бойцам навстречу...
     И доставили,  подошли к "Константину"; увидели, стоит на палубе "отец",
Павел Степанович,  около него офицеры,  а за ними - длинные ряды матросов. И
как ревностно исполнили они,  гребцы, команду князя - подняли весла, салютуя
Нахимову!..
     Этим  жестом  Меншиков  как   бы   действительно  хотел  выразить  свою
признательность победителю при Синопе, неутомимым выслеживанием противника в
течение  нескольких недель,  в  исключительно трудных  условиях крейсерства,
подготовившему блистательный успех.
     Но  вот  он,  высокий и  узкий старик,  с  холодным взглядом сановника,
взошел по  трапу на  палубу и...  прежде чем подойти к  Нахимову,  гнусавым,
брезгливым  голосом   приказал  поднять  карантинный  флаг,   так   как   на
"Константине" были  пленные  турки,  а  именно:  раненый  Осман-паша  и  два
командира сожженных фрегатов.
     И только отдав этот приказ,  он соблаговолил выслушать рапорт Нахимова,
принять от него донесение о  подробностях боя и,  наконец,  поздравить его с
победой.
     Потом,  как бы вспомнив,  что надо бы сделать еще и  это,  он поздравил
офицеров и  матросов,  а  после их обычного в  подобных случаях ответа подал
руку Нахимову, прощаясь, и повернулся уходить.
     - Ваша светлость!  -  в  полном недоумении обратился к нему Нахимов.  -
Этот флаг карантинный означает,  разумеется, что никто из экипажа корабля не
может сойти на берег?
     - Разумеется! А что же еще он может означать! - сухо ответил ему князь.
     - Значит, и на меня тоже распространяется это?
     Меншиков сказал еще суше, чем раньше:
     - Поскольку   и   вы,    Павел   Степанович,   вернулись   из   Турции,
неблагополучной по холере,  и привезли пленных турок,  то,  конечно,  нельзя
будет исключения сделать даже и для вас.
     - И что же, как долго будет поднят у нас этот флаг? - спросил Нахимов.
     - А это уж я тогда дам вам знать, - ответил Меншиков, подходя к трапу.
     Другие корабли он  не  посетил,  но  на  всех  заплескались карантинные
черные флаги.
     День, как по заказу для всенародного торжества, выдался теплый, тихий и
яркий;  тысячи людей  приготовились к  этому торжеству.  И  вот  -  никакого
торжества не вышло.
     Катер    светлейшего   полетел    к    Графской    пристани,    и    от
кораблей-победителей,  как от зачумленных, мало-помалу отхлынули все шлюпки,
вышедшие им навстречу так радостно.




     Бывает такая высокая степень упоенности своей властью,  что  даже  море
приказывают бичевать цепями за  то,  что  разметало и  потопило оно корабли;
так, если верить древнему историку, поступил царь Ксеркс.
     В Севастополе,  весьма удаленном от Петербурга, вся власть была в руках
Меншикова,  и  в глазах его море-то вело себя довольно сносно,  несносен был
только  Нахимов,  который  не  подождал  Корнилова,  чтобы  передать  ему  и
командование над отрядом и лавры победы.
     Корнилов на  "Одессе" пришел в  Севастополь почти на  сутки раньше всей
эскадры, и у Меншикова было достаточно времени, чтобы узнать все подробности
боя и принять то решение, какое он принял.
     Корнилов был очень возбужден, когда рассказывал ему о разгроме турецкой
эскадры;  он переживал виденное и старался как можно ярче передать то,  чего
не  видел сам,  но  что неотступно рисовалось перед ним по  результатам боя.
Глаза его горели,  руки зябли,  так что он  часто потирал их одна о  другую,
чтобы согреть.
     Закончил он  теми же самыми словами,  какие навернулись ему на язык при
свидании с Нахимовым:
     - Победа знатная! Выше Чесмы и выше Наварина!
     - Но ведь Синоп,  вы говорите,  сожжен!  - недоуменно отозвался на весь
его доклад Меншиков.
     - Да, половина Синопа - турецкая - сожжена.
     - Это все равно,  половина или больше! Важно то, что поступлено вопреки
воле его величества,  - это раз, и вызовет неизбежно политические осложнения
- это два!
     Корнилов услышал  от  светлейшего то  самое,  что  говорил Нахимов,  но
говорить это там,  в виду горевшего Синопа,  было одно,  слышать же здесь, в
Севастополе,  притом из уст Меншикова, показалось ему совсем другим - как бы
незаслуженным упреком.  Подумалось иронически крыловское:  "Чему обрадовался
сдуру? Знай колет, - всю испортил шкуру!.." И он возразил горячо:
     - Павел Степанович,  ваша светлость, разумеется, принял все меры, чтобы
не  было  в  Синопе пожаров от  наших снарядов,  но  ведь  в  пороховом дыму
невозможно точно управлять огнем,  так  что,  конечно,  несколько бомб могли
произвести пожары...  А главное, ветер был с моря на город и нес туда всякие
пылавшие обломки с турецких судов... Так что сами же турки виноваты в пожаре
Синопа: слишком уж тесно прислонились к нему спинами - вот и последствия!
     - Союзники турок этого разбирать не будут,  чтобы объявить нам войну, -
жестко сказал Меншиков.  - В сущности это даже и не победа наша над турками,
а последняя грань обострения наших отношений с англичанами и Наполеоном!
     - То же самое и я говорил Нахимову, - согласился с князем Корнилов.
     - Ну, вот видите!
     - Ту же мысль развивал мне и он:  по мнению Павла Степановича,  война с
Европой теперь неизбежна.
     - Так что,  значит,  и  он,  этот тупой человек,  понял,  что он  такое
сделал? - как бы удивился даже Меншиков. - Поздно понял!
     - Может быть,  ваша светлость,  он понимал это и раньше,  до боя, но не
нашел способов поступить иначе, - осторожно вставил Корнилов.
     - А раз не нашел способов, то должен был подождать вас!
     - Но ведь он не был извещен и  даже не мог быть извещен заранее,  что я
назначаюсь вами командовать его отрядом...
     - Э-э,  об  этом умные люди догадываются сами,  -  презрительно ответил
светлейший и поморщился,  но большим усилием воли предотвратил гримасу.  - А
то что же он сделал?  И суда ему все изрешетили турки -  страшно смотреть; и
потери  немалые  -   триста  человек;   и,  в  довершение  всего,  мы  через
неделю-другую увидим с  вами англо-французский флот перед Севастополем.  Что
же  он  думает,  что ему полного адмирала даст государь и  он  таким образом
станет вам начальником?  Нет,  не получит он адмирала!.. Георгия - да, но не
повышение в чине -  об этом будет сделано мною особое представление, так что
вы, Владимир Алексеич, можете быть на этот счет спокойны.
     Корнилов сидел тогда у  светлейшего как на  иголках.  Он достаточно уже
знал своего непосредственного начальника,  чтобы не  видеть истинной причины
его недовольства.  Он понимал,  конечно, что, сгори хоть весь Синоп, лишь бы
не  Нахимов,  а  он,  Корнилов,  вел  бой с  турецкой эскадрой,  Меншиков не
поставил бы  этого ему  в  большую вину.  Дело было только в  том,  что ему,
князю,  приходится представлять к высокой награде вице-адмирала, который был
ему крайне противен.
     Между тем бой прошел бы  именно так,  как он был подготовлен Нахимовым,
если  бы  этот  последний подождал всего  какой-нибудь  час,  когда  пароход
"Одесса" открыл бы,  где именно стоит русская эскадра,  и бумажка о передаче
командования была бы вручена по назначению.
     Бой прошел бы так же точно или приблизительно так же,  как он и прошел,
победа русских судов осталась бы  тою же  блестящей победой,  но  о  нем,  о
Корнилове,  пошла бы в Петербург такая бумага князя, в результате которой он
получил бы, наверное, не только Георгия, но еще и чин адмирала.
     Несколько ничтожных как  будто  причин:  не  совсем  точно  взятый курс
пароходов  и  в  то  же  время  значительная передвижка эскадры  Нахимова  к
востоку,  в сторону Синопа,  сквернейшая погода утром в день боя и потому из
рук вон плохая видимость, а главное, незнание того, что предрешен уже момент
начала сражения,  -  вот  в  результате всего  этого  потерян исключительный
случай вознести свое имя на большую высоту, поставить его в ряд исторических
имен России.
     - Да,  признаться,  поторопился Нахимов,  очень  поторопился!..  Весьма
поспешил начать бой в  самых невыгодных для нас условиях!..  Задержись он на
час, на два, и обстоятельства сильно бы изменились... Можно было бы обсудить
как следует все доводы за и против и принять наилучшие решения.
     - Я говорю о том же самом,  -  энергично поддержал его Меншиков. - А то
что  же  получилось,  посудите сами!  Ведь это  называется отдубасить своими
собственными боками!  Вы  говорите,  что могут быть потерянными "Императрица
Мария" и "Три святителя"?
     - Очень плохи они,  ваша  светлость!  Если дойдут благополучно в  такую
погоду,  это  будет  стоить целой  победы если  и  не  в  таком бою,  как  в
Синопском, то все же в серьезном...
     Точнее говоря, он нечаянно сказал это вполне теми словами, какие и были
необходимы,  так как о  решении Нахимова оставить "Марию" на  дополнительный
ремонт он не знал, когда отправлялся в Севастополь.
     - Вот видите!..  Недоставало еще этого, чтобы они затонули! - подхватил
Меншиков.  - А при вас, я вполне убежден в этом, такого недосмотра - ибо это
явный недосмотр командующего отрядом -  быть не могло бы!  Нет,  нет! Если о
какой-нибудь победе можно сказать:  лучше бы ее не было совсем, этой победы,
то именно о Синопской!..  И все это потому, что Нахимов... он, может быть, и
не плохой службист, но в морские стратеги не годится!
     Этот  разговор  светлейшего  с   Корниловым  показал  начальнику  штаба
Черноморского флота не только всю глубину ямы,  в которую он как бы свалился
благодаря тому,  что опоздал на  час,  на два,  но также и  то,  как глубоко
ненавистен князю  Павел  Степанович.  Однако  и  он,  отплывая  от  Графской
пристани вместе  с  князем  приветствовать благополучно,  вопреки опасениям,
пришедшую в свой порт эскадру,  не предполагал,  что князь втайне приготовил
победителям такую жестокую, такую обидную встречу.




     Обида,  оскорбление - это было чувство, общее всем на судах: адмиралам,
офицерам,  матросам; только в первые часы смягчало его ожидание, что вот-вот
подойдет снова катер с  приказом Меншикова снять карантинные флаги,  раз  не
обнаружилось ни одного холерного ни между пленными, ни среди судовых команд.
     Однако шли часы, наступал уже вечер, холерных не было, но приказа снять
позорные флаги не приходило.
     Как ни крепился Нахимов,  как ни старался он подавать своим подчиненным
пример  "беспрекословного подчинения приказаниям высшего начальства",  -  не
выдержал и  он,  чтобы не  прорваться в  присутствии приглашенных им к  себе
адмиралов Новосильского и Панфилова и всех командиров судов.
     Это  было  уже  после  вечерней зари,  когда матросам полагалось спать,
офицеры же имели право и бодрствовать, если хотели.
     В  городе весело горели огни,  хотя на глаз и  не казалось,  чтобы этих
огней было больше, чем всегда; Синопская победа не праздновалась и в городе,
- не отдавалось такого приказа светлейшим.  Да и странно было бы праздновать
победу, в то время когда виновники торжества сидели в карантине.
     Нахимов  засветло побывал  на  всех  судах  своей  эскадры,  поздравляя
виновников еще и другого торжества -  торжества над бурным морем,  не только
над  сотнями  турецких орудий,  береговых и  морских.  Раненые суда,  как  и
раненые  матросы в  судовых госпиталях,  очень  волновали Павла  Степановича
теперь,  когда он сидел в кают-компании "Константина" со всеми приглашенными
на ужин.
     - Бедному Майстренко с "Ростислава" выжгло взрывом оба глаза, - говорил
он.  -  Страдает, мучается, хотя и терпит... Его бы теперь же в госпиталь на
берег -  там у  лекарей больше средств утихомирить боль;  а  вот на поди,  -
нельзя  отправить  на  берег!   Терпи,   матрос!..  И  сколько  их  там,  на
"Ростиславе",  положительно вповалку лежат;  однако  и  для  них  не  сделал
исключения князь!..  Признаться,  не понимаю-с...  Совершенно не в состоянии
понять-с...  Матросы-то  чем же  оказались виноваты?  За что на них наложили
взыскание?..  А вы, Владимир Иванович, какого редкостного штурмана лишились,
- обратился  он  к  Истомину.   -  Какая  потеря  для  всего  флота  -  этот
штабс-капитан Родионов!
     - Он держится бодро,  хотя,  конечно,  страдает, - отозвался Истомин. -
Главное,  что  его  мучает,  -  как жена его встретит,  безрукого...  И  что
замечательно,  говорит,  руки по самое плечо нет,  а чувствую все время, что
пальцы на этой самой руке очень болят и их вроде как сводит судорогой...
     - Чем же ему оторвало руку? - справился Панфилов. - Ядром или...
     - Ядром...  Мичман Ребиндер с  верхней батареи кричал Родионову на  ют:
"Укажите направление батарее!.."  За дымом с  нижних деков Ребиндеру не было
видно,  куда стрелять,  а  береговая батарея лепила в  нас ядро за  ядром...
Родионов Ребиндера все-таки расслышал,  и ему с юта было,  конечно,  гораздо
виднее,  но тут вдруг ядро попадает в  катер,  от катера щепки летят прямо в
лицо Родионову...  Он левой рукой обтирал кровь с  лица,  а правую протянул,
чтобы дать направление мичману,  и  вот тут-то как раз ядро и  ударило в эту
руку -  оторвало прочь...  Так что сначала рука Родионова упала на шканцы, а
потом и он сам...  Да,  веселый такой человек всегда был, что как-то даже не
верится,  что больше уж  ему не  придется служить во флоте...  И  мичман все
тоскует.  "Если бы не я, говорит, со своим глупым вопросом, ничего бы такого
не случилось!"
     - Да,  вот-с,  ждет жена и не знает,  что случилось с мужем,  ждут жены
матросов и  тоже не знают,  -  и  с  той стороны и  с  этой напрасные только
волнения,  вот что-с, - сказал Нахимов. - И хотя бы князь приказал доставить
нам  лес  для  починки  судов,   однако  же  и  этого  нет...  А  что,  если
неприятельский флот подойдет к Севастополю,  а?  Как мы тогда? Ведь мы его в
таком состоянии и встретить не можем,  вот что-с!  Вот это будет тогда позор
так позор, когда нам придется прятаться от противника за свои форты-с!
     - Не в  этом ли и заключена причина карантинных флагов?  -  спросил его
Новосильский.  - Есть такая украинская поговорка: "Круты, та не перекручуй!"
Вот  это,  мне  так кажется,  Павел Степанович,  нам и  хотел внушить князь:
"Перекрутили,   мол,   шельмецы!.."  Послали,  дескать,  вашу  свору  только
заполевать оленя, а вы его слопали совсем с требухой.
     - Хорош  олень!  -  засмеялся Панфилов,  который  хотя  и  не  был  сам
участником боя, но по "Марии" мог судить о силе турецкого огня.
     - Да ведь у князя об этом звере свое понятие,  а в Петербурге он, может
быть, кажется и совсем ручным, - объяснил Новосильский.
     - Мы наказаны,  это очевидно,  -  сказал Кутров.  - Карантинные флаги -
просто дисциплинарная мера!
     - Эскадра пришла и с приходу посажена под арест вся в целом,  - уточнил
его слова Кузнецов, а Микрюков дополнил:
     - Особенный гнев князя вызвал,  конечно,  капитан Барановский, тем, что
переломил себе обе ноги мачтой!
     - Да, вот, господа, потерял наш флот очень хорошего штаб-офицера! Жаль,
весьма жаль!  -  покачал головой Нахимов. - Говорил мне Земан, что одну ногу
придется, пожалуй, отрезать; и куда же он тогда, бедный? Хотя бы смотрителем
в какой-нибудь лазарет взяли.
     - Земан  говорит одно,  а  в  нашем  госпитале на  берегу,  может быть,
сказали бы и другое, - заметил Истомин. - Ведь раны такого свойства не могут
ждать, когда карантинные флаги прикажут снять с судов. Не снять ли с "Марии"
Барановского этой ночью, да не отправить ли его в госпиталь?
     Нахимов  отозвался на  это  не  совсем  определенно,  однако  для  всех
понятно:
     - Князь,  Владимир Иваныч,  не Осман-паша...  С  Османом мы сладили,  а
тут...  -  И он поиграл пальцами по столу и добавил:  - На Османа князь даже
поглядеть не  захотел,  так боялся получить от  него холеру...  Но  довольно
все-таки об этом...  Что же,  как говорится,  всякому свое: кому сражаться с
турками,  кому с  турецкой холерой.  Но я не политик,  господа,  я моряк и в
политике смыслю мало-с,  да-с, очень мало-с... Ловуш-ка? - вдруг раздельно и
несколько даже фальцетно выкрикнул он.  -  Кто это мне -  кажется,  Владимир
Алексеич - сказал: "А что, если это нам Англия ловушку поставила в Синопе, а
мы  в  эту  ловушку  и  втюхались с  головой!.."  А  совсем  бы  не  надо?..
Погорячились?  Дурака сваляли?  Вот как-с?  Дурака...  А если бы нас побили,
тогда бы мы оказались умники?  Так, что ли-с?.. Однако князь поздравлял же с
победой, пусть и не от чистого сердца... Поздравил и поспешно нас оставил, и
- в  карантин-с!..  Да,  трудно,  трудно тут  что-нибудь понять-с,  господа!
Поэтому напрягать мозгов  не  будем  напрасно,  а  приступим своими силами и
средствами к ужину.
     Нахимов,  обращаясь к  флагманам и  командирам судов  своего  отряда  с
последними словами,  старался показаться бодрым,  боевым -  именно боевым, -
как будто предстоял всем третий бой, но уже не с турками, не с бурным морем,
а  с  непосредственным  начальством,   противником,  наименее  постижимым  и
совершенно непобедимым, какую бы доблесть ни проявили командиры и команды.
     И  хотя по адресу Меншикова было сказано в  этот вечер на "Константине"
достаточно едких словечек,  но  все-таки  ничего не  оставалось делать,  как
сойтись на мнении, что утро вечера мудренее, что утром на другой день, когда
окончательно будет  установлено,  что  ни  одного  случая  холеры на  судах,
пришедших  из  Синопской  бухты,  не  наблюдено,  карантинные  флаги  будут,
разумеется, сняты и победа будет отпразднована в Севастополе так звонко, как
только можно.
     А  между  тем  по  приказанию  светлейшего  эскадра-победительница была
оцеплена кордоном мелких  сторожевых судов,  с  которых  должны  были  зорко
следить,  чтобы никто, даже сам Нахимов, не вздумал отправиться на катере на
берег:  нечего было  и  думать свезти в  морской госпиталь ни  капитана 2-го
ранга  Барановского,  ни  старшего  штурмана Родионова,  ни  матроса  Антона
Майстренко с выжженными взрывом глазами.
     Холерные  законы  пришлись как  нельзя  более  кстати,  чтобы  доказать
победителям, что их, вопреки известной поговорке, судят.




     Настало утро.  Меншикову передано было, что "ни одного случая холеры на
прибывших судах не обнаружено"; ждали, что придет ялик с одним из адъютантов
князя  и  привезет  распоряжение  о  снятии  карантина,  однако  ждали,  как
оказалось, напрасно.
     Порядок же дня на судах начался обычный, будничный, введенный Нахимовым
в своей пятой дивизии и принятый во всем Черноморском флоте.
     До восьми утра матросы мыли свое белье и койки.  Потом, после завтрака,
началось,  как  всегда,  обучение рекрутов,  хотя и  сдавших уже свой боевой
экзамен. "Что такое казенная часть орудия и что - дульная часть?.. Что такое
"брюк" и к чему служит?.. Для чего банник? Для чего пыжовник? Как посылается
ядро -  прежде пыжа или после?..  Для чего комендор затыкает запал затычкой?
Когда банят и  какие от  небрежения сей  должности могут быть последствия?..
Для чего ведро при орудии?  Для чего швабра?.."  Эти и много других подобных
вопросов задавались, и требовались точно заученные ответы.
     Как ни велико было недоумение матросов, но они старались припоминать и,
не  сбиваясь,  отвечать,  зная по  опыту,  что "от небрежения сей должности"
могут быть последствия очень плохие.
     В этом на судах кое-как прошло время до обеда.  Нахимов ждал,  что хотя
бы  в  обед  получится  распоряжение  князя,  но  берег,  хотя  и  продолжал
салютовать флагами, безмолвствовал относительно снятия карантина.
     - Но  ведь  если  нам  и  сегодня не  дадут леса для  починки подводных
пробоин,  "Мария"  и  "Три  святителя" могут  ночью  затонуть  на  рейде!  -
возмущался Нахимов и  приказал после  обеда  собрать все  дерево,  какое еще
оставалось на судах, и заняться починкой того, что было расшатано штормом.
     В  стане  победителей вместо  празднования раздался рабочий стук  и  не
прекращался до темноты.
     - Ну,  еще ночку потерпим,  а  там -  на берег!  -  говорили друг другу
матросы и офицеры, укладываясь спать после этого трудового дня.
     Утром доложено было Меншикову: "Ни одного случая холеры на прибывших из
экспедиции судах обнаружено не было".
     Меншиков не  отозвался на  это ни словом.  Карантинные флаги продолжали
красоваться на судах и  в этот день;  и так как дерево было уже истрачено до
последней доски,  оставалось только  докучать матросам будничными вопросами:
"Для чего бомбы?  Для  чего пустое ядро?  Для чего брандскугель?  Какое ядро
далее хватает:  пушечное, полупушечное или каронадное?.. Когда употребляется
фитиль?.."
     Чем дальше тянулось учение, тем больше темнели лица матросов. Следующий
день был  воскресенье.  Ожидания всех устремились именно к  этому дню:  ради
праздника,   дескать,  прикажут,  наконец,  снять  ненавистные  флаги.  Увы!
Праздник был в городе,  праздник был на судах,  не выходивших с рейда,  но в
нем отказано было и в этот день судам-победителям!
     Нахимов приказал выдать матросам по чарке водки в обед.  После обеда на
судах  играла  музыка,  пелись  песни...  Меншиков  гримасничал,  когда  ему
докладывали об этом,  но запретить этого не нашел возможным, как трудно было
бы запретить яликам из города приближаться шагов на полтораста к судам.
     Только на  четвертый день по прибытии судов в  родную бухту получен был
от  светлейшего  приказ  снять  карантин,   и  команды  наконец-то  получили
возможность сойти на берег.
     Но,  сославшись на нездоровье, Меншиков не явился в морское собрание на
чествование офицеров флота.  Однако в окна собрания все могли видеть, как он
из  своего Екатерининского дворца верхом,  окруженный адъютантами,  тоже  на
конях, поехал куда-то за город.
     Впрочем, это была не просто прогулка.
     Вполне безошибочно, конечно, решив, что после разгрома турецкой эскадры
в  Синопском бою  западные державы  непременно придут  на  помощь  Турции  и
соединенный флот их появится в  виду Севастополя,  Меншиков на всякий случай
отпустил из  казенных средств  ровно  двести  рублей  на  устройство полевых
укреплений на подступах к городу.  Теперь он выехал определить на глаз,  как
именно должны были идти эти укрепления по линии ни мало ни много как в  семь
верст.
     Одному из  его  адъютантов показалась очень скаредной та  сумма,  какую
князь отпустил на оборонительные работы с суши, но светлейший ответил на это
вполне убежденно:
     - Да  ведь инженеры кто?  Хапуги и  воры.  Отпусти им двести рублей или
двести тысяч рублей -  все равно украдут.  Так лучше уж пусть украдут только
двести, чем двести тысяч.
     Среди адъютантов князя не было одного только подполковника Сколкова: он
был уже отправлен в  Гатчину к императору Николаю о донесением Меншикова как
"очевидец" боя.
     Уезжая, он не сомневался в том, что вернется в Севастополь полковником.







     В переговорах с русскими дипломатами англичане и французы заявили,  что
они  гарантировали туркам неприкосновенность их  берегов,  то  есть взяли на
себя  охрану всей  турецкой береговой линии  от  нападений русских морских и
сухопутных сил во время объявленной турками же войны.  В случае,  если такое
нападение совершится,  они,  англичане и французы, введут свой флот в Черное
море и этим начнут войну против России.
     Никакой случайности не  было  в  том,  что  эскадра парусных судов  под
командой Османа-паши и  эскадра паровых под командой англичанина на турецкой
службе  Следа  сгруппировались  именно  в  Синопе,   под  прикрытием  мощных
береговых батарей.  По  замыслу англо-французов,  Синоп и  был  ловушкой,  в
которую  неминуемо должен  был  войти  русский флот,  неминуемо завязать там
сражение с турецким флотом и неминуемо при этом нанести большой вред городу,
в сторону которого должны были лететь русские снаряды.
     Таким   образом  создавался  прямой   и   уже   бесспорный  повод   для
вмешательства в войну. Но замысел лондонских политиков шел и дальше.
     Желая  непременно воспрепятствовать России выйти в  Средиземное море  и
закупорить ее  в  Черном,  английское правительство не  жалело денег на  то,
чтобы усилить турецкий флот.  Англия издавна строила суда туркам и вооружала
их;  она снабжала их  опытными офицерами и  матросами;  она строила доки для
ремонта судов в  Константинополе и  других портах,  она же  заботилась и  об
укреплениях на берегах Дарданелл и Босфора.
     Англичане так привыкли считать турецкий флот своим детищем, что даже не
сомневались в  том,  что он и  без их помощи вполне справится с Черноморским
флотом,  и, устроив "ловушку" для Нахимова, заранее готовились торжествовать
и праздновать победу над ним.
     Синопский бой принес им жесточайшее разочарование, и ненависть к России
еще сильней запылала в агрессивных кругах Англии.
     Подполковник  Сколков  вез  царю  Николаю  такое  донесение  Меншикова:
"Повеление  вашего  императорского величества исполнено  Черноморским флотом
самым блистательным образом. Первая турецкая эскадра, которая решилась выйти
на  бой,  18 ноября истреблена вице-адмиралом Нахимовым.  Командовавший оною
турецкий  адмирал  Осман-паша,   раненный,   взят  в   плен  и   привезен  в
Севастополь..."
     Николай поручил Меншикову передать черноморцам, что он благодарит их за
подвиги,  "совершенные для  славы и  для чести русского флота",  а  Нахимову
послал  отдельный рескрипт:  "Истреблением турецкой эскадры  при  Синопе  вы
украсили летопись русского флота  новою победой,  которая навсегда останется
памятною в морской истории.
     Статут  военного  ордена  св.   великомученика  и  победоносца  Георгия
указывает награду за ваш подвиг.  Исполняя с истинной радостью постановление
статута,  жалуем вас  кавалером св.  Георгия второй степени большого креста,
пребывая к Вам императорскою милостию нашей благосклонным".
     На другой же день после известия о  Синопской победе пришла в Петербург
и разнеслась потом оттуда по всей России другая радостная весть: на Кавказе,
при  Башкадык-ларе  небольшим,  всего  только семитысячным,  отрядом русских
войск под  начальством Бебутова была одержана блестящая победа над  турецкой
армией в тридцать тысяч человек, причем были взяты знамена и двадцать четыре
орудия.  Но  к  победам на суше Россия привыкла,  а  победа на море,  да еще
такая,  когда полностью уничтожен был  флот  противника,  явилась совершенно
исключительной.  Недаром  Корнилов,  очевидец поражения турок,  писал  тогда
своей жене в Николаев из Севастополя: "Битва славная! Выше Чесмы и Наварина!
Ура, Нахимов! Михаил Петрович Лазарев радуется своему ученику!"
     Это "ура,  Нахимов!"  гремело тогда и  по  всей России от  столиц и  до
глухих деревень.  Имя Нахимова сразу вошло в список блистательнейших русских
имен,  наряду с Румянцевым,  Суворовым,  Кутузовым... Поздравительные письма
летели к  нему отовсюду.  Они писались и прозой и стихами.  Буквально тысячи
стихотворений написаны были на  тему о  Синопском бое,  и  бурный поток этих
стихов затопил редакции всех издававшихся тогда газет и  журналов.  Впрочем,
сам Нахимов,  по свойственной ему скромности,  говоря с моряками, утверждал,
что он по существу мало сделал для победы,  что она -  плод трудов покойного
Лазарева.
     Драматург того времени Нестор Кукольник -  однокашник Гоголя, учившийся
вместе с ним в Нежинском лицее,  где отец его был директором,  весьма быстро
написал пьесу "Синоп",  и, поставленная многими театрами, она имела огромный
успех. Балтийские моряки в театрах столицы плакали от волнения.
     Им,  балтийцам,  конечно,  яснее, чем штатским людям или армейцам, было
то,  что Синопский бой,  может быть, вообще лебединая песня парусного флота.
На  смену  парусным судам уже  пришли тогда паровые,  как  колесные,  так  и
винтовые. Правда, размеры их пока еще были очень скромны. Это, между прочим,
и  давало  повод  Нахимову считать их  пригодными только  для  связи  и  для
разведки,  а  совсем  не  для  боя.  Разумеется,  вес  залпа  120-орудийного
трехпалубного парусного корабля и  в  сравнение не  мог  идти с  весом залпа
таких шестиорудийных пароходов, как "Крым", "Одесса", "Громоносец".
     Однако на французских верфях как раз в  это время строились уже паровые
суда,  не только приближавшиеся по тоннажу к линейным парусным кораблям,  но
имевшие даже и броню,  хотя и довольно тонкую.  Эти суда появились на Черном
море года через два после Синопского боя.  Ядра судовых орудий делали в  них
вмятины, но отлетали от них, как мячи.
     Яркой особенностью боя при Синопе явилось то, что, по приказу Нахимова,
атакующие суда стали на якорь,  притом в близком расстоянии от атакуемых, то
есть  с  самого  начала сражения отбросили всякую возможность маневрировать:
неподвижный строй судов сражался с  таким же неподвижным строем и совершенно
без остатка истребил противника.
     Нахимов вынужден был  так сделать потому,  что ветер дул с  кормы наших
судов и  мог бы  пригнать их вплотную к  судам противника,  а  он знал,  что
именно так случилось с одним из наших судов во время Чесменского боя,  и это
судно, сцепившись с горевшим турецким кораблем, загорелось само, взорвалось,
когда пожар проник в крюйт-камеру, и погибло.
     Для всех участников Синопского боя Николай I  приказал выпустить медаль
особой чеканки. Контр-адмирал Новосильский был произведен в вице-адмиралы, а
командир "Парижа" Истомин - в контр-адмиралы.
     Подполковник Сколков,  привезший в  Петербург радостную весть о победе,
уехал обратно уже полковником.
     Совсем иначе отнеслись к бою при Синопе в Англии, во Франции, в Турции.
Вестником  поражения турок  явился  в  Константинополе След  на  "Таифе",  и
Решид-паша  в   тот  же  день,   когда  русская  эскадра  вошла  на  Большой
Севастопольский рейд,  обратился с нотой к посланникам Англии и Франции, как
они,  представители держав-гарантов,  позволили  русским  истребить  эскадру
Османа-паши и сжечь Синоп.
     С  этой  ноты  и  началась свистопляска,  главным образом в  английской
печати и в английском парламенте.
     Разумеется,  моряков  европейских стран  и  даже  Англии  не  могло  не
поразить, что с турецкими судами и береговыми батареями сражались и победили
их русские матросы и  офицеры,  выносившие перед этим боем в  течение месяца
штормовую погоду в открытом море.  Моряки знали также, что значило совершить
обратный путь израненным в бою судам,  снова в шторм, через все Черное море,
на свою базу.
     Вот  что,  между  прочим,  писали английские моряки в  одном  из  своих
журналов  в  начале  1854  года:  "Как  бы  ни  смотрели  на  обстоятельства
публицисты,  мы,  моряки,  не можем относиться без уважения к неведомому нам
флоту, который смело борется с бурями в течение месяца, дает сражение тотчас
же после жестокого шторма, уничтожает противника и с торжеством благополучно
возвращается в свой порт, несмотря на повреждения".
     Моряки, хотя бы и английские, не могли не признать героизма и искусства
русских моряков-черноморцев, однако вопросы политики решали не они, а другие
силы, целиком враждебные России, и в Англии, и во Франции, и даже в Австрии.
     Статьи газет были переполнены бешеными нападками на Россию и  требовали
немедленного объявления  ей  войны.  Речи  митинговых ораторов  и  депутатов
парламентов сводились к тому, что Черноморский флот должен быть уничтожен, а
Севастополь, как его база, разрушен.
     Впрочем,  иные из ораторов не ограничивались Севастополем:  они,  как и
некоторые  журналисты,  требовали уничтожения также  и  Балтийского флота  и
разрушения Кронштадта, а заодно с этим и оккупации Петербурга.
     Чтобы как  можно сильнее воздействовать на  читающую публику,  одна  из
английских газет придумала такой "достоверный факт":  будто какой-то русский
морской  офицер,   подъехав  на  шлюпке  к   тонущему  турецкому  фрегату  и
высадившись на  его  палубу,  отрезал кортиком у  тяжело раненного турецкого
офицера кусок мяса и  тут же  его съел.  А  другая газета внесла дополнение:
другой кусок турецкого мяса  этот офицер преподнес самому адмиралу Нахимову,
который не замедлил его скушать тоже в сыром виде.
     Столь  же  до  смешного глупо  заправилы политики в  Англии  и  Франции
говорили  и   писали,   что  они  взывают  к  крестовому  походу  культурной
парламентарной Западной Европы против восточного деспота,  но  при  этом  не
добавляли,  что этот "крестовый поход" готовятся совершить,  защищая другого
восточного деспота,  турецкого султана,  под  игом  которого  стонало  более
десяти миллионов христиан - славян и греков.
     Синопская победа черноморцев обрисовывалась как предумышленное побоище,
причем силы Нахимова увеличивались вдвое и втрое. Злонамеренным называлось и
сожжение Синопа,  хотя, разумеется, если бы даже и не сгорело ни одного дома
в Синопе, западные державы начали бы против России войну.
     Страсти разгорелись необычайно, и, наконец, сильная английская эскадра,
соединенная  с   французской,   вошла  в  Черное  море,   чтобы  блокировать
Севастополь;  другая подобная эскадра под командой адмирала Непира появилась
в Балтийском море,  третья - в Белом, перед Соловецкими островами, четвертая
- даже у берегов Камчатки.
     Началась   длительная   и    очень    кровопролитная   Крымская,    или
Севастопольская, кампания 1854-1855 годов.
     Синопский  бой  показал,   что  несокрушимы  среди  черноморцев  боевые
традиции,  создававшиеся еще при адмиралах Ушакове и  Сенявине,  но вместе с
тем он  дал понять врагам России,  с  кем им придется иметь дело,  когда они
вздумают осуществить свой замысел нападения на Севастополь.
     Огромному англо-франко-турецкому флоту,  вошедшему в  Черное  море,  не
могли,   как  вполне  правильно  полагал  Меншиков,   с  надеждой  на  успех
сопротивляться немногочисленные русские суда,  поэтому флот остался в бухтах
под прикрытием береговых батарей,  а матросы вышли на сушу встречать большую
по тому времени -  почти семидесятитысячную -  десантную армию противника, и
недавние герои Синопа -  Нахимов, Новосильский, Истомин, Корнилов - стали во
главе не только моряков,  но и  сухопутных частей,  бывших в Севастопольском
гарнизоне.
     Севастопольские матросы и  офицеры сражались на суше так,  как учили их
сражаться на море.  Они установили и для сухопутных частей, с которыми бок о
бок бились,  свой стиль обороны, выразившийся в неодолимой стойкости, меткой
артиллерийской стрельбе,  частых  вылазках,  выдержке,  строгой  дисциплине,
быстроте и ловкости действий.
     В  августе 1855  года,  когда  Южная  сторона Севастополя,  после почти
годовой   обороны,    была   оставлена   русскими   войсками   по    приказу
главнокомандующего Горчакова,  сменившего Меншикова,  города уже не было,  -
были одни развалины.
     Сорокатысячный гарнизон  Севастополя перешел  через  Большую  бухту  на
Северную сторону,  заранее сильно укрепленную,  по  мосту,  который тут же и
развели.  Но  атаковать Северную сторону Севастополя враги уже не  решились.
Они понесли слишком большие потери людьми, они затратили непредвиденно много
средств  для  того  только,  чтобы  захватить ничтожный по  величине  клочок
русской земли на берегу Черного моря.  Отрываться от своей базы -  флота - и
идти  внутрь Крыма  было  им  совершенно не  по  силам,  и  французы первыми
предложили  новому  русскому  императору Александру II  начать  переговоры о
мире.
     Так блистательно сражавшийся под Синопом Черноморский парусный флот был
затоплен руками своих же команд.  Но время его все равно прошло, и смена его
- флотилия паровых военных судов,  снабженных бронею,  -  не  заставила себя
долго ждать.
     Изменились орудия борьбы и  ее приемы,  но незабвенными остаются боевые
предания.
     Память народа крепка,  и на вечные времена вошли о нее герои Синопского
боя,  ставшие всего  лишь  через  год  после  этого  боя  героями знаменитой
Севастопольской обороны середины девятнадцатого столетия.
     Не самодержавный строй Николая I, смерть которого прошла незамеченной в
осажденном Севастополе, защищали эти герои, а то, что является непререкаемой
святыней для каждого,  если он  не чужак,  если он не отщепенец,  если он не
предатель, - Родину.

     1940-1941 гг.




     Синопский бой.  Впервые под названием "Вице-адмирал Нахимов" напечатано
в  журнале "Октябрь" Э  3-4 за 1944 год.  Заглавие "Синопский бой" автор дал
этой исторической повести в  сборнике с  одноименным названием (Гослитиздат,
1946).  Печатается по  собранию сочинений  изд.  "Художественная литература"
(1955-1956 гг.), том третий.

                                                                 H.M.Любимов

Популярность: 18, Last-modified: Fri, 01 Nov 2002 08:07:57 GMT