Книгу можно купить в : Biblion.Ru 71р.


---------------------------------------------------------------
 © Copyright Александр Зорич, 1997-1998
 Пишите письма:     zorich@enjoy.ru
 WWW:               http://zorich.enjoy.ru
---------------------------------------------------------------

+====================================================================+
I                                                                    I
I                           АЛЕКСАНДР ЗОРИЧ                          I
I                                                                    I
Л====================================================================?
I                                                                    I
I                           ПОСЛЕДНИЙ АВАТАР                         I
I                                                                    I
+====================================================================+



     Автор   не   задавался   целью  написать  технократический
футуристический роман в духе  Жюля  Верна  или  кибернетическую
антиутопию  образца 60-х годов, когда миру предрекалось рабство
под гнетом самоуправствующего электронного "сверхмозга".

     Но так получается, что любой пишущий о будущем  становится
футурологом   поневоле.  Футурологом  и  техники,  и  науки,  и
социума, и культуры -- всего понемногу.

     При  этом,  создавая   вместе   с   Олафом   Триггвассоном
непротиворечивую модель виртуальной реальности,

     основным залогом которого было бы





     Аваллон  --  в  кельтской  мифологии  "остров  блаженных",
потусторонний  мир,  в  определенном   смысле   --   эквивалент
христианского рая.

     аватар -- термин, появившийся в начале 90-х г.г. XX века и
обозначающий подвижный объект компьютерной графики, управляемый
участником  сетевых конференций в так называемых "VRML-сайтах".
Термин "аватар" произведен от индуистского слова "аватара", как
правило обозначающего любое из воплощений Вишну.

     Агасфер -- так называемый "Вечный Жид", проклятый  Христом
и  обреченный  на  бессмертие и нескончаемые скитания. Название
второго класса аватаров в ВР. Аватары  класса  Агасфер  сильнее
аватаров  класса  Адам,  но  слабее  трех  старших  классов  --
Гильгамешей, Джирджисов и Зу-л-Карнайнов.

     АГС-100 "Ванечка" -- автоматический  гранатомет  станковый
со  стандартной  лентой питания на 100 25-мм осколочно-фугасных
гранат. Продолжение линии развития автоматических  гранатометов
"Пламя" и "Василек", состоявших на вооружении стран СНГ в конце
XX в.

     Азенкур  --  замок  и  местечко  в  северной Франции, близ
которого в 1415 г. во время Столетней войны  английские  войска
под   командованием  короля  Генри  V  наголову  разбили  армию
французского короля Карла VI. Жизнь Генри  V  и,  в  частности,
события  под  Азенкуром,  легли в основу пьесы Шекспира "Король
Генри V".

     Аквинат -- имеется в виду  Фома  Аквинский,  средневековый
схоласт, теолог, философ.

     активно-поглощающая   броня  --  принципиально  новый  тип
защиты боевой техники, основанный  на  уничтожении  боеприпасов
противника  в  первые  микросекунды прямого контакта при помощи
сверхбыстрой реакции химического катализа-синтеза. Изобретен  в
начале 30-х г.г. XXI в.

     Аль-Хаким  из  Мерва  --  шутка Триггвассона. Аль-Хаким --
персонаж раннего рассказа Х.Л.Борхеса "Аль-Хаким, красильщик из
Мерва", прокаженный лжепророк.

     "Ангара" -- зенитная тридцатимиллиметровая  автоматическая
пушка  с блоком из семи вращающихся стволов. Основана на том же
принципе, на  котором  работали  в  конце  XX  в.  американская
артсистема  "Вулкан-Фаланкс"  и  голландская  "Голкипер". В ПВО
российских  войск  первой  трети  XXI  в.   "Ангара"   заменила
устаревшие системы "Шилка" и "Тунгуска".

     антропос -- человек (греч).

     АПЛ-9 -- автоматический пистолет Леонова, калибра 9 мм.

     Асгард  --  в  скандинавской  мифологии  обитель, небесная
крепость асов, то есть высших богов.

     "Беретта" -- семейство полуавтоматических 9-мм  пистолетов
итальянской  разработки,  принятых  в  конце  XX  в. в качестве
стандартного  личного  оружия  в  армии  США   и   впоследствии
производившихся по лицензии во многих странах мира.

     "Вамп"  --  американская электромагнитная бомба (ЭМ-бомба)
нового поколения. Первые ЭМ-бомбы были созданы еще в  конце  XX
в.  и  уже  тогда  были  способны генерировать электромагнитный
импульс, по своим параметрам близкий к тому, который  возникает
в   результате  подрыва  атомного  боеприпаса  малой  мощности.
ЭМ-бомбы  предназначены  для  выведения  из  строя  электронных
систем   противника.   Они   не   причиняют   никаких  заметных
разрушений,  но,  вопреки  рекламным  заявлениям,  вредны   для
здоровья человека.

     ВИН   --  "Виртуальная  Инициатива",  огромный  российский
концерн, производящий оборудование  и  программное  обеспечение
для виртуальной реальности.

     ВМЗ  -- высокомолекулярный запах. Неслышный для человека и
собаки запах, который источается особыми белковыми веществами и
который можно  улавливать  за  десятки  километров  при  помощи
специальной аппаратуры.

     волына -- пистолет (уголовный жаргон).

     ворэнт-офицер  --  воинское  звание  в Америке и некоторых
других странах; аналог прапорщика.

     ВР -- виртуальная реальность. Термин, появившийся в  конце
80-х   г.г.   XX  в.  и  означающий  более  или  менее  удачные
компьютерные симуляции настоящей или  вымышленных  реальностей.
Подробнее см. Олаф Триггвассон, "Страннее чем рай".

     галлюциногены -- вещества, которые при попадании в систему
обмена  веществ  человека способны вызывать "видения", "голоса"
или другие субъективные ощущения галлюцинаторного толка.

     Гильгамеш --  герой  шумерской  мифологии,  могущественный
воин,  мудрец,  правитель.  Название третьего класса аватаров в
ВР. Гильгамеш сильнее Адама и Агасфера, но слабее  Джирджиса  и
Зу-л-Карнайна.

     гипердинамия  --  состояние  перевозбуждения  двигательных
центров, в котором, образно говоря,  пациент  "быстрее  делает,
чем думает".

     глюк  --  1)  на  жаргоне  наркоманов  --  то  же,  что  и
галлюцинация; 2) на жаргоне  программистов,  хакеров  и  просто
подкованных  пользователей  компьютеров  -- того или иного рода
труоднообъяснимое отклонение от  нормальной  работы  компьютера
или  программного  обеспечения;  приблизительно  то  же,  что и
"баг".

     го  --  весьма   сложная   и   интеллектуальная   японская
настольная  игра,  ничего  общего  не  имеющая с привычными нам
шахматами и  шашками  (несмотря  на  это,  го  почему-то  часто
принято называть "японскими шашками").

     граффити  --  яркие  надписи,  логотипы и рисунки, которые
наносятся на стены и заборы при помощи  различных  инструментов
от   угля   до   пульверизаторов   с  краской.  Надпись  "Х..",
выцарапанная на заборе  --  пример  родного,  исконно  русского
граффити.

     дао   --  путь.  Центральный  термин  китайской  философии
даосизма.

     ДБ -- Департамент Безопасности.  Мощное  ведомство  России
XXI в., совмещающее в себе функции уголовной и сетевой полиции,
агентства по борьбе с наркотиками, контрразведки и национальной
гвардии.

     Джирджис -- так в арабской мусульманской мифологии принято
транскрибировать  имя  святого  Георгия-драконоборца.  Название
четвертого класса  аватаров  в  ВР.  Сильнее  Джирджиса  только
Зу-л-Карнайн.

     "Джуно"  SSGM-3  -- американские управляемые ракеты класса
"космос-поверхность"   с   бетонобойными   головными   частями.
Предназначены   для   уничтожения   сверхзащищенных   подземных
объектов типа бункеров, туннелей и пр.

     ди-джей --  супергерой  90-х  г.г.  XX  в.в.,  сводящий  и
виртуозно  микширующий  на  дискотеках музыку от двух или более
источников (чаще всего -- от двух проигрывателей).

     драгстер -- наркоман.

     Ершалаим -- Иерусалим.

     "Змей"   --   патрульно-базовый    самолет    Департамента
Безопасности России типа "Стрибог".

     Зу-л-Карнайн  --  "Двурогий", арабский эпитет превосходной
степени, применяемый обычно в сочетании с "Искандер".  Искандер
Зу-л-Карнайн  --  Александр Двурогий, именно так называют арабы
мифологизированного Александра Македонского.

     "Инвинсибл"   --   "Непобедимый",   новейший    английский
десантный  вертолетоносец,  одноименный списанному в начале XXI
в. легкому авианосцу.

     Иона  --  главный  персонаж  неканонического   библейского
текста  "Книга  Ионы".  Согласно  тексту,  Иона  был  проглочен
огромной рыбой (китом).

     йомен -- в конце Средних Веков лично свободный  английский
крестьянин,  как  правило  лесник,  егерь  или охотник, по роду
своих занятий прекрасно владеющий длинным тисовым луком. Йомены
составляли основную силу армий английских  королей  во  времена
Столетней войны.

     кальпа   --   в   индуизме   термин,   отвечающий   одному
"дню-и-ночи"    Брахмы    и    соответствующий    8,640,000,000
"человеческим" годам.

     катарсис -- очищение (греч.). Восходит к одной из функций,
приписываемых Аристотелем искусству, а именно к "очищению через
страдание (души, разумеется)" во время созерцания драмы. Термин
"Идеальный Катарсис", подсказанный Салмаксову Венедиктом Щюро и
введенный  в  обращение в Социальной Республике Сол, имеет мало
общего   с   аристотелианским   катарсисом   и    подразумевает
мучительство   плоти  во  имя  очищения  духа.  В  этом  смысле
эклектический   культ   политкомиссаров    Республики    чем-то
напоминает  христианскую аскетическую идеологию экстремистского
толка, а также ересь манихеев.

     кевлар  --  синтетический  композитный  материал,   широко
применяемый   с   80-х  г.г.  XX  в.  в  бронежилетах,  касках,
внутреннем защитном подбое боевых машин и пр.

     Кетцаль (правильнее  --  Кецалькоатль)  --  верховный  бог
ацтеков. Один из псевдонимов Салмаксова.

     клофелин -- сильный депрессант.

     комати  --  "жучок"  (яп.). "Черный ящик" внутри программы
или отдельный программный вирус  (иногда  --  вместе  со  своим
специфическим  информационным носителем, например, кристаллом),
который  активируется  через  какой-либо  секретный  пароль   и
предназначен для выполнения тех или иных диверсионных действий.
Своего   рода   "радиоуправляемая  мина"  или  "часовая  бомба"
компьютерных сетей.

     комбатант --  термин,  принятый  в  американской  армии  и
обозначающий  солдат  боевых частей, которые находятся на линии
огня (в отличие от многочисленных солдат тыловых служб).

     коммандос -- английские части специального назначения.

     комтур  --  в  Тевтонском  ордене  должность,   отвечающая
приблизительно нашему "воеводе". В Герцогстве Велес, устроенном
по  канонам  средневековой  феодальной  вольницы  и наследующем
многие    исторические    термины,    --    воинское    звание,
соответствующее полковнику в аватаре класса Джирджис.

     конвертоплан  --  летательный  аппарат,  сочетающий в себе
крейсерскую  скорость  винтового  самолета  и   способность   к
вертикальному  взлету и посадке вертолета благодаря поворотному
крылу. Первый серийный конвертоплан OV-22 "Оспрей" был создан в
конце 80-х г.г. XX в. в США по заказу морской пехоты.

     кутюрье -- модельер одежды.

     Кухулин -- центральный герой ирландской мифологии.

     ленд-лиз -- имеется в  виду  "второй  ленд-лиз",  то  есть
передача "в бессрочную аренду" устаревшей техники развивающимся
странам   (в   т.ч.   России)  в  первые  десятилетия  XXI  в.,
осуществленная США и Единой Европой.

     Локи -- бог  коварства,  зла  и  демонического  веселья  в
скандинавской мифологии.

     "Магнум"  --  семейство мощных пистолетов; "Магнум-225" --
калибра 11,43 мм.

     мандала --  символическое  изображение  структуры  мира  в
индуизме   и   буддизме.   Как  правило  представляет  из  себя
достаточно  трудноописуемую  фигуру,  которая  так  или   иначе
основана на форме круга или квадрата.

     мантра  --  священное стихотворение в индуизме и буддизме,
наделенное глубоким мистическим смыслом.

     "Мистраль"  --  автомат  (точнее  --  штурмовая  винтовка)
французского производства калибра 8 мм, состоящий на вооружении
российских частей специального назначения.

     Митгард  --  срединный  мир,  обитель  простых  смертных в
скандинавской мифологии. Расположен между Асгардом и  Утгардом.
Населен преимущественно людьми и животными.

     "Молот"  --  модульная  боевая  часть семейства российских
ракет класса "поверхность-поверхность" и  "воздух-поверхность",
представляющая собой боеприпас объемного взрыва (БОВ). Действие
БОВ  основано на эффекте мощной детонации, возникающей в облаке
распыленной аэрозоли специфического химсостава, благодаря  чему
облако мгновенно "выгорает" и в зону разреженности устремляется
внешний воздух, создавая тем самым мощную ударную волну, идущую
не  от,  а  к  эпицентру  взрыва  (поэтому  в  прессе БОВ часто
называют  "вакуумными  бомбами").  Вскоре  возникает  вторичная
ударная   волна,   уже  расходящаяся  от  эпицентра.  По  своей
разрушительной силе БОВ близок к тактическому ядерному  оружию.
Например,  созданные  еще  в последней четверти XX в. БОВ могли
"схлопнуть" девятиэтажный дом.

     мортидо  --  фрейдистское  понятие,  парное  к   "либидо".
Согласно    З.Фрейду,    мортидо,    то   есть   стремление   к
саморазрушению,  к   смерти,   является   неотъемлемой   частью
человеческой психики.

     нанокомпьютерные   технологии  --  термин,  появившийся  в
середине  80-х  г.г.  XX  в.  и   описывающий   альтернативные,
не-электронные  подходы  к  созданию  компьютеров. В частности,
вместо полупроводниковых  логических  элементов  нанотехнологии
подразумевают   использование   свойств   сложных  органических
молекул (таких как РНК и ДНК) менять  свой  изомер  и  заряд  в
зависимости  от  химсостава  среды  и  других  факторов.  Таким
образом, нанокомпьютер -- это, по существу, "живой"  компьютер,
который   в   принципе   способен  не  только  самообучаться  и
самопрограммироваться,   но   также   самовоспроизводиться    и
мутировать  (иными  словами, регенерировать и даже претерпевать
эволюцию в биологическом смысле).

     нейротранслятор  --  основной  элемент  капсулы  входа   в
виртуальную  реальность. Осуществляет прямую трансляцию на мозг
в процессе ВР-сеанса ощущений от всех органов чувств  человека,
благодаря чему у актанта ВР создается полная иллюзия реальности
происходящего.

     НИВФ    --   нон-идентифицируемый   виртуальный   феномен.
Выражаясь доступным языком -- глюк ВР (см. глюк, цверги).

     "Павлиноглаз" -- легкий  беспилотный  летательный  аппарат
российского   производства.   Оснащен   газоанализатором   (для
выявления   носителей   ВМЗ,   см.),   компактными   средствами
оптического наблюдения и инфракрасными датчиками. Может служить
как для разведки, так и для целеуказания.

     ПБС   --  патрульно-базовый  самолет.  Состоят  только  на
вооружении  ДБ  России.   Представляют   из   себя   гигантские
летательные  аппараты, способные находиться на боевом дежурстве
по трое суток без дозаправки. Оснащены радарами на фазированных
антенных решетках с высокой разрешающей способностью, лазерными
дальномерами-сканерами,    аппаратурой     радиоперехвата     и
радиоэлектронной   борьбы.  Вооружены  универсальными  ракетами
Р-200 класса "воздух-воздух, космос,  поверхность".  "Базовыми"
самолеты  называются потому, что на их борту могут базироваться
до  пятнадцати  боевых  и   десантных   вертолетов,   а   также
беспилотные летательные аппараты. Все радиоэлектронные средства
и    вооружение   ПБС   объединено   в   одну   интегрированную
информационно-ударную   систему   "Длань   Стрибога",   которая
эмулирует  для  операторов  всю  собранную  информацию  в  виде
реального изображения внутри локальной виртуальной  реальности.
В свою очередь, деятельность операторов внутри этой виртуальной
реальности  имеет  обратную  связь  с реальным миром. Например,
оператор внутри  этой  локальной  ВР  может  отдать  приказ  на
уничтожение самолета-нарушителя, просто подлетев к нему и ткнув
в   него   красной   указкой.  В  реальном  мире  это  действие
отобразится запуском ракеты Р-200 по указанному самолету и т.д.

     "Перун"  --  подразделение  специального   назначения   ДБ
России.  Основные  цели:  борьба  с терроризмом, организованной
преступностью,  защита  и  спасение  гражданского  населения  в
чрезвычайных ситуациях.

     ПЗРК -- переносной зенитно-ракетный комплекс.

     провайдер  --  торговец теми или иными услугами. Например,
обычная АТС -- ваш телефонный провайдер.

     психосинтезатор -- не очень удачное название для второй по
значимости после нейротранслятора части  капсулы  входа  в  ВР.
Психосинтезатор  считывает  развернутую картину излучений мозга
актанта  ВР  и  осуществляет   ее   первичную   обработку   для
виртуальной  подстанции.  Например,  очень  грубо  говоря, если
актант видит в ВР перед собой тигра и хочет  от  него  убежать,
психосинтезатор  отправляет  на подстанцию сообщение: "Он хочет
убежать и уже пошел первый импульс  от  головного  мозга  через
спинной  на  правую  ногу".  Тогда  подстанция  обработает  эту
информацию и передаст на нейротранслятор картинку  сдвинувшейся
ноги  (как  ее  краем  глаза видит теперь актант) и, во-вторых,
ощущение  того,  что  нога   сдвинулась.   Естественно,   обмен
сообщениями  на  линиях актант -- психосинтезатор -- подстанция
-- нейротранслятор -- актант происходит свыше  тридцати  раз  в
секунду,  чтобы обновлять изображение и другие ощущения актанта
достаточно  быстро  и  тем  самым  создавать   полную   иллюзию
реальности.

     психосканер   --   устройство,   позволяющее   производить
глубокое   зондирование   памяти   человека.   В   отличие   от
психосинтезатора, улавливающего лишь текущие моторные и речевые
побуждения  актанта  в  ВР,  психосканер  позволяет проникать в
психику  пациента  очень  и  очень  глубоко.   Расхожая   шутка
натуралов  гласит, что психосканеры четвертого поколения смогут
проникать на десять перерождений вглубь человеческой психики  и
тогда  наконец  все  поверят в буддийское учение о перерождении
душ.

     ПТУР -- противотанковая управляемая ракета.

     РПГ -- ручной противотанковый гранатомет.

     "Рэпид" GAU-5/35 -- зенитная 35-мм автоматическая пушка  с
блоком   из   пяти  вращающихся  стволов.  Американский  аналог
"Ангары" (см.).

     сансара -- в буддизме -- мир  вещных  форм  и  проявлений,
полное  освобождение  от  иллюзий  которого  составляет одну из
ступеней на пути к просветлению.

     секьюры -- охранники. От англ. security -- безопасность.

     синтетикоинженерия  --  газетный   псевдонаучный   термин,
обозначающий  любые  нанотехнологии,  молекулярную  инженерию и
биохимию.

     слоган -- лозунг (англ. slogan). В  теории  маркетинга  --
ударная  фраза  рекламной  компании.  Например:  "В  рай  --  с
Виртуальной Инициативой!"

     "Мгла"  --   российская   снайперская   полуавтоматическая
винтовка  калибра  12,7  мм,  оснащенная комплексным прицелом с
лазерным визиром и прибором ночного видения, метеорологическими
сенсорами   и   микрокомпьютером   для   вычисления    поправок
прицеливания.

     СНВ -- сокращение наступательных вооружений (разумеется, в
первую очередь ядерных и химических).

     Сол  --  правильнее:  "Соль";  солнце (лат. sol). Название
виртуальной  "социальной  республики"   господина   Салмаксова.
Примечательно,  что  в  этом  странном  названии  скрестились и
мрачноватый утопический "Город  Солнца"  Томазо  Кампанеллы,  и
позднеримский   государственный   культ  Sol  Invictus  (Солнца
Непобедимого),  и  т.н.   "социальная   республика   Сало"   --
марионеточное  государство  Муссолини,  существовавшее  в конце
войны  в  Северной  Италии   (Южная   была   уже   оккупирована
союзниками).

     СПС  --  Социальная  Партия  Справедливости.  Политическая
партия  националистически-фашистского  толка,  лидером  которой
являлся господин Салмаксов.

     СРС -- Социальная Республика Сол.

     станнер -- парализатор.

     стелтс -- невидимка (от англ. stealth).

     "Стрибог" -- название типа российских ПБС.

     сэнсэй -- учитель (яп.)

     трансвестит  --  в  узком  смысле  слова  человек, глубоко
ощущающий   себя   персоной   противоположного   пола   вопреки
физиологической    данности   и   страдающий   в   силу   этого
несоответствия. В настоящее время  трансвестизм  квалифицирован
как  жестокая  шутка  природы и все трансвеститы имеют право на
операцию по изменению пола.  В  широком  смысле,  трансвеститом
называется  любой  человек, имеющий тягу временно "менять пол".
Не следует путать трансвестизм и гомосексуализм.

     Триггвассон Олаф --  отец  виртуальной  реальности,  автор
Библии XXI в., книги "Страннее чем рай".

     "Унимаг" -- пистолет-пулемет калибра 11,43 мм бельгийского
производства.

     унисекс -- модный стиль одежды (реже -- парфюмерии), равно
подходящей  и  для мужчин, и для женщин. Типичный пример: брюки
клеш, футболка и пиджак свободного покроя.

     Утгард -- нижний мир в  скандинавской  мифологии,  обитель
демонических    сил.    В    ВР   --   название   "заглюченных"
непредсказуемых секторов, потенциально опасных для психического
здоровья актанта.

     "Фагот" -- советская  противотанковая  управляемая  ракета
выпуска 80-х г.г. XX в. с наведением по лазерному лучу.

     "форсаж"   --   незаконная   приставка  к  капсуле  входа,
позволяющая доступаться в ВР незарегистрированным пользователям
под видом  зарегистрированных  и  притом  с  аватарами  старших
классов.

     хак -- словцо из хакерского слэнга, обозначающее и удачный
прием  взлома  защиты  чужой  информации,  и результат такового
взлома, и любой противозаконный  виртуальный  трюк  вообще.  От
"хак"     производится     глаголы    "хакать",    "расхакать",
прилагательные  "хакнутый",  "расхаканный"  и   существительные
"хакер", "хакерство".

     хакер -- человек, склонный к хакам (см.выше).

     "Хамелеон"  --  российское спецоружие, предназначенное для
бескровного задержания преступников. Представляет собой  мощную
вакуум-клеевую присоску, которая выстреливается на сверхпрочном
синтетическом   линьке   при   помощи   порохового   заряда  из
специального ствола калибра 60 мм.

     "Хаммер GI"  --  устаревший  американский  армейский  джип
начала 90-х г.г. XX в., модернизированный по программе "второго
ленд-лиза".  "GI"  (  читается "джи-ай") в марке джипа означает
"goverment issue", дословно -- "государственная собственность".
На американском официальном жаргоне  "джи-ай"  означает  вообще
все  армейское  и,  в частности, солдат. Таким образом, "Хаммер
GI" следует понимать как "Хаммер-солдат" (в отличие от  "Хаммер
CV" -- "Хаммер Civil", то есть "Хаммер-гражданский").

     цверг   --   в  германо-скандинавской  мифологии  карлики,
которые первоначально были червями в теле  великана  Имира,  из
которого произошел мир.

     центурион-примипил  --  старший из шестидесяти центурионов
легиона в римской армии ("примипил"  --  от  лат.  primi  pili,
"первое копье").

     чэннел -- телевизионный канал (англ. channel).

     "швейка"     --    слэнговое    название    малокалиберных
автоматических пушек в ВР.

     эксесс -- доступ (англ. access).

     "Эскадрон С" -- Эскадрон Смерти,  так  называемый  "Черный
Спецназ".  Формально -- рота "В" четвертого батальона "Перуна".
Фактическое число бойцов Черного Спецназа неизвестно. "Эскадрон
С" --  антиконституционное  формирование,  предназначенное  для
физического   уничтожения   преступных  элементов  без  суда  и
следствия по личному приказу  одного  из  трех  "кураторов"  --
старших офицеров Департамента Безопасности.





<..................................>
<..................................>
<..................................>









Два восьмиосных автофургона "Сааб-Скания" уверенно пылили
по шоссе в сторону Москвы. Любой слепец, даун или младенец,
пожелай он узнать, а кому же, интересно, принадлежат эти
ревущие машинки, удовлетворил бы свое любопытство
незамедлительно. Во-первых, на их бортах сверкали рубиново-
красные двухметровые буквы "ВИН". Для младенцев. Эти же буквы
повторялись на крыше. Во-вторых, фургоны были сплошь исписаны
рекламным слоганом компании: "В рай с Виртуальной
Инициативой!" Надпись повторялась многократно. На всех
официальных языках ООН. Для даунов. В-третьих, мощные
динамики, вынесенные над кабинами, во всю пятисотваттную
глотку бубнили все тот же слоган. На всех официальных языках
ООН. Это, разумеется, для слепцов. И, наконец, в-четвертых.
Голографические проекторы, вынесенные, заодно с динамиками, на
кабины, транслировали восхитительное шоу с крупногрудыми
девицами и мускулистыми молодчиками, которые все как один
маршируют по крыше фургонов в рай с Виртуальной Инициативой.
Вот такой веселый шалман приближался со скоростью сто двадцать
километров в час к Москве.

- Боже, храни президента! - изощренно выругался Джонни. -
Не видно ни зги.

Он только что перевел сенсоры "Аргуса-18" на проницающий
режим, но крыши и борта фургонов оказались весьма искусно и
надежно экранированными. Ну а стекол на кабинах, извините, не
было. Вместо них вперялись в шоссе внешние телекамеры,
лазерные сонары и высокочастотные радары, со вкусом
замаскированные под фары.

Мак-Интайр ухмыльнулся.

- Правильно, не видно. И именно это позволяет сделать по
меньшей мере два вывода. Первый. С вероятностью девяносто пять
процентов они везут сейчас первую партию чипов обратной связи.
Непосредственно в свои московские супермаркеты. Второй. По
оценкам наших экспертов и по некоторым косвенным данным,
предельное число чипов обратной связи, выпущенных сейчас
экспериментальным цехом ВИН, составляет что-то около восьми
тысяч. Учитывая, что даже десять тысяч чипов вместе с
упаковкой, рекламными брошюрами и прочей требухой занимают
максимум один фургон, легко заключить, что половина полезного
объема фургонов занята чем-то другим. Это уже с вероятностью
сто процентов. Сержант Ковальская, чем бы вы заполнили
оставшийся объем фургонов, если бы вашей приоритетной задачей
было обеспечение максимальной безопасности перевозимых грузов?

Джонни с Майком снова переглянулись. Уж они-то вкусы Джины
знали отлично. Страшно себе представить, сколько красивых
смуглых мужиков с обнаженными кольтами напихала бы туда Джина,
дай ей только волю...

Джина, она же сержант Ковальская, жестко прищурилась и
закусила нижнюю губу. Ответ последовал только через минуту.

- Даю расклад для одного фургона. Привязной зонд кругового
наблюдения. Выдвижная бронированная турель с семиствольной
тридцатимиллиметровой артсистемой "Ангара". Два автоматических
гранатомета АГС-100 "Ванечка". Зенитный ракетный комплекс
"Жало". Система отстрела пассивных инфракрасных и активных
радиолокационных помех. Лазерный имитатор ложных целей. И
восемь мортирок для постановки дымовой завесы.

- А ядерная боеголовка мощностью двести килотонн? - ехидно
осведомился Мак-Интайр.

- Тогда не поместятся смуглые усатые мужики с обнаженными
кольтами. - Джина не улыбнулась.





Локи исчез. Августин знал, куда он исчез. И Августину
стало страшно, потому что оттуда, где сейчас, презревая все
законы Герцогства Велес и Социальной Республики Сол,
растворился грациозный аватар Локи, не было возврата.

Это место называлось Утгард. Геенна. Преисподняя. Короче -
ад. Доподлинной информации о нем практически не существовало.
А та, что все-таки находилась в распоряжении сетевой полиции,
мягко говоря, не обнадеживала.

Младшие аватары никогда не возвращались из Утгарда. Люди,
убитые до смерти в Утгарде, не помнили ничего о своей гибели.
Многие из них сходили с ума. Некоторые заканчивали земную
жизнь самоубийством. Интроскопия мозга не приносила почти
никаких результатов.

Старшие аватары из Утгарда иногда возвращались. В
Герцогстве ходили страшные легенды о Зу-л- Карнайне
Республики, который, еще не будучи Зу-л-Карнайном, в аватаре
класса Джирджис спустился в Утгард по собственной воле. Он
считался убитым до смерти и больше года не включался в ВР.
Потом он вернулся и вместе с ним пришла огромная свита
фантомов - столько может вести за собой лишь аватар класса
Зу-л-Карнайн. Он умертвил в закрытом поединке тогдашнего
политического комиссара Республики и занял его пост. Видевшие
Зу-л-Карнайна говорили, что в его аватаре из Утгарда вышла
сама смерть.

"Сама смерть!" - Фыркнул Августин, переминаясь в
нерешительности у края желтой песчаниковой пустоши. Он не
верил в истерические бредни, которыми полнятся все кабаки от
Амстердама до Китежа и страницы желтых компьютерных
еженедельничков типа "Мотай на УС". Он не верил в якобы
существующие закрытые информационные каналы, которые связывают
виртуальный Утгард с Истинной Геенной, о которой иногда орут
на религиозных митингах. Он верил только в отменную
натренированность своего аватара, в свои стрелы, и в успех
своей карьеры. Сейчас эта вера окрепла в нем окончательно и
Августин, выматерившись, шагнул вперед. Туда, где несколько
минут назад сгинул Локи.

Аватар класса Гильгамеш, морф "Робин Гуд", регистрационный
код GIMEL-529-301-772/RUS, был потерян системой сопровождения
Марьинского Координационного Центра в 18.02.369 по
среднерусскому времени.





Неумолимые законы небесной механики волокли "Аргус-18" все
дальше на восток. Фургоны ВИН двигались на северо-запад. Через
две минуты они должны были выйти из полосы сканирования.

Мак-Интайр бросил крохотный, поперек себя уже, остаток
сигары прямо на пол, растоптал его и, потянувшись, зевнул.
Механическая мышь со здоровенной пастью на брюхе выскользнула
из неприметного отверстия в тумбе "полигона", сожрала мусор и
столь же стремительно исчезла. Ничего интересного не
намечалось. "Ну их к черту", - собрался предложить Мак-Интайр.

- А вот это что-то новенькое, - странным голосом заметил
Майк.

Мак-Интайр, пялившийся в потолок, опустил глаза на
"полигон". По борту первого фургона гулял маленький солнечный
зайчик.

- Общий план! - зарычал Мак-Интайр.

Фургоны уменьшились до размеров спичечных коробок, но зато
стали видны окрестности шоссе. Впереди по курсу фургонов
невдалеке от дороги стояла ветхая силосная башня и заброшенный
коровник. Или свинарник - понять при таком низком разрешении
было невозможно.

- Там, - убежденно кивнул Ганс. Для угрюмого фрица это
неуставное замечание было верхом красноречия. Впервые за много
дней ожидалось что-то интересное.

Но Ганс был не совсем прав. Старая противотанковая ракета
с наведением по лазерному лучу "Фагот" была выпущена из кабины
инструктора легкого учебно-спортивного самолета "ХАИ-29",
находящегося восточнее и не захваченного сенсорами из-за
отсутствия прямого приказа. Но подсветка цели лазерным лучом
действительно осуществлялась из заброшенного курятника.

Они успели увидеть ракету, неумолимо приближающуюся к
головному "Саабу", и в этот момент изображение безвозвратно
поплыло. Сенсоры "Аргуса-18" больше не могли держать фокус.

- Кинушка накрылась, - безразлично заметил Майк. Его
совершенно не занимали сцены насилия.

Ганс покосился на ниггера с нескрываемым презрением.





"Фагот" был ракетой пятидесятилетней давности. В свое
время он предназначался для борьбы с натовскими танками,
имевшими традиционную многослойную броню, основной изюминкой
которой являлся обедненный уран. Натовские танки "Фагот" брал
в Ираке и на Балканах более чем уверенно. Но большегрузный
фургон "Сааб-Скания" 2035 года выпуска, перестроенный в
мастерских ВИН под специфические вкусы господина Щюро - это
вам не танк 80-х годов двадцатого века. "Это, пожалуй, куда
хуже", - подумал Алекс, с замиранием сердца ожидая результатов
своего пуска.

Кабина "Сааба" вспухла огненным шаром и, содрогнувшись от
внутреннего взрыва, раскрылась искореженным металлическим
бутоном. Райское шествие на крыше фургона сразу же
прекратилось. Динамики, которых Алекс с такого расстояния не
слышал, замолчали. "Взорвались, значит", - пробормотал Алекс с
сомнением. Он переключил бинокль в инфракрасный режим.
Абсолютно никакого аномального нагрева, если не считать
сравнительно небольшого пятна в месте попадания ракеты. Кабина
была на месте. Так он и думал. Голограмма. Детский лепет.
Дешевка. Но какая, черт побери, прочная все- таки эта зараза!
Неужели раскошелились на активно-поглощающую броню? Ну тогда
поцелуйте свои денежки.

- Вариант "Стройка", - передал Алекс по рации.





- Вариант "Стройка", - произнесли губы безликого
модельного аватара на борту модельного же одномоторного
самолета.

Безделье пилотов патрульно-базовых самолетов типа
"Стрибог" вошло в анекдоты, легенды и поговорки. Говорят, что
они - самые высокооплачиваемые люди на земле. Пилоты
"Стрибогов", дескать, получают штуку за каждое нажатие кнопки.
Это почти правда. Вот только кнопок они обычно не нажимают.
Весь типовой полет "Стрибога" от взлета до посадки полностью
автоматизирован. Перед взлетом первый пилот вставляет свой
ключ в гнездо с надписью "взлет" и поворачивает его на двести
восемьдесят градусов против часовой стрелки. Трое других
пилотов делают то же самое. Перед тем как сойти с циркуляции
патрулирования, первый пилот вставляет ключ в гнездо с
надписью "посадка" и поворачивает его на двести восемьдесят
градусов по часовой стрелке. Трое других пилотов делают то же
самое. Остальное - дело компьютеров. Работа скучная, но
денежная.

Зато операторы системы слежения развлекаются на
"Стрибогах" вовсю. На борту каждого "Стрибога" существует своя
специализированная виртуальная реальность, которая имеет мало
общего с мировой. Информация, которая поступает на "Стрибог"
от десятков разнокалиберных радаров, станций радиоперехвата и
систем оптического наблюдения, сопоставляется с глобальной
базой данных Департамента Безопасности, обрабатывается
бортовыми компьютерами и посылается в отфильтрованном виде
операторам. Фильтруется, как правило, девяносто девять целых и
девяносто девять сотых процента. Оставшаяся одна сотая -
самое интересное.

Сейчас самое-самое интересное происходило на шоссе
Москва-Тула. "Змей" находился в ста километрах от места
событий. Это, однако, не помешало его радарам на фазированных
антенных решетках отследить пуск ракеты с легкого
одномоторного самолета. Спектр выхлопа, скорость и габариты
ракеты позволили за две секунды узнать в ней ПТУР "Фагот",
1984 года выпуска.

Змей-7 уселся на хрупкое с виду крыло спортивного самолета
и с интересом поглядел на шоссе. Там неслись два восьмиосных
параллелепипеда. На них быстро проступали детали подвески,
колеса, кабины и надписи "ВИН". Четверо операторов - Змей-1,
Змей-3, Змей-24 и Змей-37 - гуляли по крышам фургонов.

Змей-7 помахал им рукой. В ответ Змей-3 показал большой
палец. Дескать, хорошо летишь. "Стройка, стройка... - подумал
Змей-7. - Ага, наверное выпустят экскаваторы!"

В этот момент прямо под Змеем-3 из крыши второго фургона
показался яйцеобразный выступ. Спустя несколько секунд на борт
самолета поступила дополнительная информация и компьютер смог
детализировать изображение. Змей-3, оказывается, стоял на
выдвижной башне пятиствольной автоматической пушки. Пушка вела
огонь по самолету, на крыло которого столь опрометчиво присел
Змей- 7. Очередь прошла сквозь него. Если бы Змей-7 сейчас
находился не в своей специализированной, а в мировой
виртуальной реальности, то кредиты посыпались бы из него
вместе с кусками родного мяса как из мешка. А здесь Змей-7
лишь привычно махнул рукой, словно ловил надоедливую муху, и
поймал выбранный наудачу снаряд. Ого! Тридцать пять
миллиметров. Американская штучка у ВИНовских дяденек, "Рэпид"
GAU-5/35.

Баллистический вычислитель пушки взял уточненную поправку
и следующая очередь оторвала самолету крыло. Змей-7 проводил
взглядом кувыркающуюся машину и полетел вперед. Смотреть на
реалистические муляжи трупов, которые наугад сгенерирует
компьютер, совершенно не хотелось. Зато очень хотелось не
пропустить "стройку".

- Не пора ли вмешаться? - неуверенно спросил он у Змея-3,
опускаясь рядом с ним на башню автоматической пушки.

- Не наша забота, - равнодушно пожал плечами тот,
присаживаясь на блок стволов "Рэпида". - Вон Змей-ноль о
чем-то уже трепется по "наручнику", пусть снаружи с его слов и
решают.

"Снаружи" находилось на расстоянии сорока метров от
виртуальной капсулы, в которой лежал Змей-7. Полковник
Хованский принял доклад Змея-0. Он немного постоял, вбирая
всем телом тихий успокаивающий гул двигателей. Потом он резко
выдохнул и, сев перед видеотелефоном, попросил Главный Корпус
ВИН, господина Щюро.





"Уже на исходе прошлого века, несмотря на всеобщую эйфорию
по поводу темпов и перспектив развития компьютерной техники,
мне стало совершенно очевидно, что возможности развития
электронных компьютерных систем практически исчерпаны. То же
самое, только в десять раз острее, ощущалось мною по поводу
устройств отображения видео- и аудиоинформации в виде
мониторов, громоздких очков, шлемов, наушников и устройств
обратной связи - перчаток, всех этих трехмерных джойстиков и
микрофонов. Я уже не говорю о том, что такие органы чувств,
как вкус, обоняние и осязание вообще оставались не у дел. К
кретинским комбинезонам для "секса через океан" серьезно могли
относиться только патологические сексуальные маньяки,
лишенные, вдобавок, какого бы то ни было вкуса к своему
маньячеству.

В 1997 году я выбросил свою новомодную альфа-станцию
"Prime" в свинцовые воды Балтики, раскроил молотом все свое
тогдашнее нехитрое ВР-оборудование, купил авиационный билет до
Катманду и исчез на три года. Там, в Тибете, моя голова
очистилась от глупых западных предрассудков и я отыскал
правильное решение, изменившее мир.

"Чтобы почувствовать вкус свежего бифштекса с кровью,
необходимо откусить кусочек", - скажет невоспитанная
домохозяйка, которая не умеет пользоваться ножом и вилкой.
"Чтобы почувствовать вкус свежего бифштекса с кровью,
необходимо, чтобы сигнал чувствования пришел в головной мозг",
- скажу я и буду совершенно прав. Когда наш язык соприкасается
с жареным мясом, мы, строго говоря, в этот момент еще ничего
не знаем о его вкусе. Только спустя несколько микросекунд
сигнал добегает до головного мозга, обрабатывается там и
сообщает нашему сознанию: "Бифштекс - дерьмо; пережаренный и
недосоленный".

Этот пример подходит для иллюстрации того, как мы вообще
живем и постигаем то, что называем реальностью. Что бы мы ни
делали, к нам ежесекундно сбегаются тысячи разнообразных
сообщений реальности: "ты давишь весом своего тела на
собственные ступни и ты чувствуешь прикосновения морской
гальки", "морской ветер овевает твое тело", "твой нос вдыхает
аромат йода, подгнивших водорослей и далекого костра во-он
там, на песчаной косе", "твои глаза видят все это плюс солнце
плюс морскую синеву плюс прекрасную обнаженную француженку у
далекого костра" и так далее и тому подобное. Более того, как
сейчас достоверно установлено, наш мозг - сложнейшее
кибернетическое образование во Вселенной - способен
воспринимать и обрабатывать еще массу информации, поступающей
от второй, третьей и Бог знает еще каких сигнальных систем, о
которых мы пока еще ничего не знаем.

Повторю еще раз: то, что ты называешь таким устойчивым,
таким ультраобъективным словом "реальность" - это просто
совокупность информационных сигналов, которые получает и
обрабатывает твой головной мозг. И даже самый твой невероятный
оргазм - это в конце концов всего лишь сухая констатация
мозга: "оргазм".

Поэтому любому барану ясно, что достаточно лишь правильно
подготовить пакет информации и послать его в твой мозг
непосредственно, минуя твои привычные рецепторы, чтобы ты
почувствовал себя коровой под быком, куколкой бабочки в момент
метаморфозы, Наполеоном в день Ватерлоо, прокаженным пророком
Аль-Хакимом из Мерва или - если угодно - господом Богом."

Олаф Триггвассон. "Страннее чем рай"





Вначале не было ничего и если только сознание Августина в
это время можно было назвать существующим, оно воспринимало
поглотившую его ткань иллюзорной реальности как абсолютное
небытие. Он полагал себя мертвым. Не убитым до смерти, но
именно мертвым, развоплощенным, Тем, Который Не Есть. Он
должен был умереть. Но он не умер. В сокрушительные смерчи
праматериального хаоса вторглась всемогущая демиургическая
воля и хаос отпустил Августина, предоставив ему новое
внечеловеческое бытие.

Спустя вечность он открыл свои круглые алмазные глаза и,
подняв тяжелые пластинчатые веки, увидел привычный от рождения
пейзаж. Тысячи черных рек, свитых в переливчатые коридоры.
Реки висели в пустом пространстве. Одни из них текли медленно,
другие - быстро, одни состояли из огня, другие - из мельчайших
частичек, похожих на песок, третьи напомнили бы ему ледники,
если бы он знал, что это такое.

Августин больше не имел имени. Мир из двух обитателей не
знает имен. В нем есть только Я - огромное сильное
рыбообразное существо, сотканное из звенящей яростью плоти - и
Моя Тень. Моя Тень сейчас бежит от Меня и Я должен настичь ее
во что бы то ни стало. И когда это произойдет, мы сольемся в
Одно и зачнем Нечто.

Я чувствовал след Тени. Она совсем недавно была здесь и
если Мне хватило бы терпения дождаться ее, то рано или поздно
она пришла бы сюда вновь, ибо такова природа этого мира. Но Я
нетерпелив, Я очень спешу.

Я сильно схлопнул четыре хвостовых плавника - материя Моей
реки возмутилась и несколько огромных шаров искристой
жидкости, оторвавшись от ее поверхности, полетели в разные
стороны. Спустя мгновение, они, повинуясь силе тяготения Моего
Мира, закружатся вокруг реки, как планеты кружатся вокруг
солнца в Мире, Которого Я Не Знаю. Но Я этого уже не увидел,
потому что Мое тело с веселым свистом, который мог слышать
только Я своими бугристыми ушами - по одному бугорку под
каждой пластиной чешуи - уже неслось вперед в шлейфе
возбуждающих ароматов Тени.

У Меня был только один инстинкт - инстинкт Слияния, и у
Тени тоже был ровно один инстинкт. Инстинкт Бегства.

Тень почувствовала присутствие преследователя, ибо точно
так же, как она, благодаря прямой причинно-следственной связи,
оставляла свой след позади себя, Он, благодаря наличию в этом
мире связи обратной, оставлял песню своей ярости впереди себя,
и она слышала ее и она бежала.

Но Я был быстр, все быстрее змеилось Мое тело сквозь
кристально-чистую воду этой реки, и река за Мной разлеталась
мириадами капель. Я приближался. И тогда Тень свернула в
песчаную реку, выделяя из своих брачных желез липкую жидкость,
склеивающую песчинки в единую сверхпрочную субстанцию, которая
вставала за ней непроходимой стеной.

Я в остервенении бился костистой мордой, увенчанной тремя
корундовыми бивнями, о бесстрастную серую поверхность. Ни одна
трещина, ни одна царапина не подмигнули Мне надеждой на успех.
Отчаяние затопило Меня свинцовой волной. Мне нечего делать
здесь и нигде больше делать Мне нечего. И ждать Ее здесь Я не
имею времени. И тогда вибрации Моего Мира напомнили Мне один
из своих нехитрых законов и указали выход.

Я устало опустил пластинчатые веки на горящие
бирюзово-охряным светом глаза - солнце Моего Мира. Во тьме нет
Тени. Без Тени нет Меня. Без Меня нет Моего Мира.





- Папа-папа-папа-папа, - я всегда обращаюсь к нему так,
когда мне очень хочется. - Расскажи стишок.

Он подымает на меня свои неприкаянные глаза в окантовке
синих кругов.

- Стишок? Стишок слушай...

Его интонация всегда имеет какие-то трудноуловимые
странности и всякий раз новые. Он задумчиво смотрит в потолок,
потом грызет пластиковую насадку на позолоченной дужке очков,
потом говорит:

- Тарантул, сделанный из плюша, Глаз не имеет - только уши
Мохнатые все тело покрывают.

Я отчаянно ору: "Не нада-а-а!!!", плачу, бегу. Всякий раз
он рассказывает один и от же стишок, всякий раз я взрываюсь
ужасом, негодованием, омерзением, мое тело покрывается
мурашками, словно по нему ползет этот самый тарантул, который
сделан из плюша.

Мой папа днем мучает меня, мучает своими непрестанными
штудиями в огромных томах с незнакомыми буковками и страшными
стишками о диких существах, которых не бывает и которые живут
только в его безумном воображении.

Ночью мой папа мучает маму. Кто это такая - мама - я не
знаю. Он называет это так - мама, и я думаю, что это
очередной зверь, порожденный его фантазиями. Он никогда не
пускает меня в комнату, где живет мама. Но ночью оттуда
доносится его довольное уханье и еще странные стоны. Не знаю.
Нас двое и больше нет никого - чьи же это стоны? Кого обижает
мой папа по ночам? Может быть, он кривляется на два голоса? Но
даже если он кривляется, это все равно равноценно - так
говорит папа, и я учусь у него целесообразным мыслям и точным
словам - равноценно тому, что у нас в доме завелся кто-то
третий. Мама. И, раз все сказанное выше верно, полагается
оградить маму от папиного насилия.

Вечером я беру большой кухонный нож, которым мы
разделываем большие мясистые арбузы с нашей плантации, и
захожу в папин кабинет. Кабинет пуст. На столе короткая
записка. "Я твоя мама, придурок. Локи". Я не понимаю странных
слов записки, но знаю только одно - папы больше нет в этом
доме и мне тоже больше нечего делать здесь. Я снимаю с полки
"Наставление к безболезненному суициду. Издание восьмое,
стереотипное".

Спустя несколько минут я лежу в горячей ванне и нож в моих
руках растворяется во всеобщем растворении мира.





Главный Корпус компании "Виртуальная Инициатива" уносился
в небо Подмосковья всего лишь на восемь этажей. Со стороны он
выглядел не очень внушительной башней, но лишь посвященные
знали, что под землей расположены еще двадцать пять, где
помещались лаборатории, мастерские, сборочные цеха и секретные
агрегаты компании. На крыше корпуса, выложенной панелями
розового стеклопластика, располагалась посадочная площадка и
красовались три огромных буквы: "ВИН". "ВИртуальная
Инициатива".

Четыре зоны охранного периметра и защитный купол надежно
охраняли территорию ВИН от любопытных глаз и непрошенных
гостей с земли и с воздуха. О существовании защитного купола
было известно немногим. Уникальный проект его создания никогда
не выходил за охранный периметр компании, а его отцы -
инженеры и программисты ВИН - со дня установки купола более
никогда не покидали третьего подземного уровня. Чтобы не
разбазаривать коммерческих тайн. "Можно называть это
пожизненным рабством, а можно и контрактом с неопределенным
сроком окончания", - любил разглагольствовать по этому поводу
Венедикт Щюро, мозг и воля компании ВИН.

Если бы какая-нибудь автономная камера слежения смогла
преодолеть защитный периметр компании и бесшумно зависнуть
возле ничем не выделяющегося среди остальных окна четвертого
этажа Главного Корпуса, то ей наверняка удалось бы заснять
лишь редкой пресности картину. Президент компании ВИН и
начальник охраны играют в нарды, склонившись над старинной -
начала XX века - игральной доской. Если бы на камере была
установлена система "анти-шум" (которая позволяла бы
автономному разведчику подслушивать разговоры, которые мешает
подслушивать специально установленная у окна каждой комнаты
система шумогенерации), то она принесла бы своим хозяевам
запись абсолютно тривиального разговора. Типичной болтовни
двух игроков в нарды.

Ничего не изменил бы даже вызов по видеотелефону.
"Переключи на радио", - бросил Щюро в воздух и, достав из
внутреннего кармана компактную трубку, лениво сказал "Щюро".
Совершенно не меняясь в лице, он выслушал чужой монолог,
бросил "Да оставьте вы их, сами разберутся" и сунул трубку
обратно. Игра продолжалась.

Но с определенного момента все изменилось. Панель допуска
на дверях комнаты стала переливаться разными цветами и на
экране маленького стереовизора появилось взволнованное лицо
референта господина Щюро - Александра Малинина.

Взгляд Малинина был рассеянным, а волосы на его голове
были взъерошены. Весь его внешний вид свидетельствовал о том,
что он только-только вернулся из виртуального мира, не успев
еще толком адаптироваться к земным реалиям. Теперь
камере-лазутчице было бы чем поживиться. Если бы не одно но.
Если бы защитный купол давал возможность хотя бы одному
летающему шпиону приблизиться к окнам компании ВИН.

- Входи, - нехотя сказал Щюро, поднимая голову.

Пьеро - так звали начальника охраны - выпрямился в кресле,
ожидая дурных новостей. Ему, так же как и боссу, не нравилось,
когда их беспокоят за нардами. Но уж если кто-то осмеливается
это делать, значит причина для этого должна быть достаточно
веской и уважительной.

Малинин вошел, переступив порог со встроенным
металлоискателем, который, к слову сказать, остался совершенно
равнодушен к вошедшему. И дурные новости не заставили себя
долго ждать. Пьеро не ошибся.

- Я покинул ВР четыре минуты назад, - начал Малинин. - Два
объекта проникли в Зону Стабильности "Остров". Они вошли через
"кроличью нору" в секторе АМ-3. Судя по всему, проникновение
не является предумышленным. Рядом с ними сейчас находится
экспериментальный шатун "Адский Желудок".

Щюро глубоко вздохнул. Это всегда нервирует - когда
приходится суетиться по таким мелочам. Пускай и
принципиальным.

- Что это за объекты? - спросил он и по его высокому лбу
поползли морщины.

- Первый - в аватаре класса Джирджис, живучесть
сравнительно низкая, но вообще очень ловкий черт. Второй -
лейтенант сетевой полиции. Аватар класса Гильгамеш. Этот тоже
не промах. Полицейский преследует первого. Наверное, есть за
что.

Щюро был невысок и тело его могло бы показаться почти
тучным, если бы не мастерски сшитая тройка. Искусство
итальянского кутюрье, воплощенное в неброском, но шикарном
твидовом костюме, маскировало недостатки фигуры, скрывало
животик и делало Стального Венедикта - как за глаза называли
его сотрудники - почти стройным. Он подошел к Малинину и,
пристально глядя в глаза последнему, спросил:

- Личности объектов установлены?

Малинин, не выдержав тяжелого взгляда начальника, смешался
и зачастил:

- Это очень долгая процедура. Незаконная. Сервер с базой
данных ООН в данный момент нам недоступен.

- Знаю, - перебил его Щюро, не скрывая раздражения.

- К тому же, я еще не успел выяснить, я только что вышел.

Стальной Венедикт продолжал сверлить взглядом референта,
по вискам которого потекли струйки холодного пота.

- Личности установить, объекты уничтожить, - такова была
резолюция президента ВИН.

Малинин руками.

- Но ведь один из них полицейский. А личные дела
полицейских...

Щюро зловеще усмехнулся.

- Через два дня не будет никаких полицейских, - сказал он
и его массивное тело упало в кресло, услужливо подкатившееся
со спины.

Кости застучали по доске. Это был Пьеро и он был полностью
согласен с боссом.





Болтовня "Веселого Бадди" была первым, что услышал
Августин, придя в себя под полифертиловым куполом капсулы.
Голова его раскалывалась от нечеловеческой боли, кровь стучала
в висках. Но хуже всего была чудовищная жажда - пересохший
язык едва ворочался во рту.

Анекдота он не запомнил - слова, доносящиеся из речевого
синтезатора, казались чем-то совершенно нереальным,
бессмысленным, нечеловеческим.

Он не понимал, что же произошло. Почему он выжил в
Утгарде? Почему вернулся? Почему помнит так много? Почему на
капсуле не горит роковой знак УС, "убийство до смерти", или
хотя бы "временное убийство"? И куда, в конце концов,
подевался этот весельчак Локи, его Тень, его папа (при этом
воспоминании Августина передернуло - папаша, вглюченный ему в
голову глючным Утгардом, был удивительно похож на его
настоящего отца, Бориса Михайловича Деппа) и персонаж еще
полутора десятков виртуальных миражей, которые запомнились не
так отчетливо? Вопросов было больше, чем волос на лобке Сэми,
и последняя метафора немного приободрила уставшего душой и
телом Августина.

Показно кряхтя, он приподнялся на локте и осмотрелся,
привыкая к привычному миру, сотворенному Богом из Логоса,
протонов и электрино, а не господином Олафом Триггвассоном из
американских комиксов, нейронных импульсов и нанокомпьютерных
технологий. Собственно, привыкать было не к чему - за окнами
была глухая ночь, в комнате тоже стояла непроглядная тьма.
Августин вполголоса выругался - громче было бы очень
болезненно для его бедной головы - почему, почему в десять
часов теплым июньским вечером в центре Москвы так темно,
почему в окно не бьют огни большого города?

Ответом ему послужило глухое утробное ворчание. И в этом
ворчании что-то было не так.

- Сэр Томас? - спросил он у темноты несколько более
настороженно, чем обычно хозяин обращается к своему псу, пусть
даже такому внушительному, как ньюфаундленд.

Темнота ответила леденящим душу воем, какой может издавать
только очень голодное, истосковавшееся по пище существо. И это
существо тосковало явно не по травке. Августин почувствовал,
как дрожит и расползается раскисший папирус реальности под
первыми же прикосновениями цепких пальцев критического
сознания. Он похлопал себя по бокам и ощутил грубую ткань
английского походного костюма - базовой одежды морфа "Робин
Гуд". Ага. "Ага", - мысленно повторил он только для того,
чтобы не заорать благим матом, как до смерти перепуганный
ребенок.

Августин быстро вскочил на ноги, выхватил из колчана
стрелу, привычным движением сдернул с плеча лук и выстрелил в
темноту на слух. Раздался разъяренный рев, темноту разорвала
яркая вспышка и в ее свете Августин увидел человекоподобный
силуэт, скорчившийся от боли. В том, что это Локи, Августин
без всяких там здравых размышлений не сомневался ни секунды и
удивлялся, почему тот позволил ему до сих пор оставаться
живым. Он достал еще одну стрелу в решимости до конца защищать
свою виртуальную жизнь и - не дай бог - реальный рассудок.

- Упрямый ты фараон, твою мать! - к своему величайшему
удивлению услышал Августин весьма миролюбивое замечание Локи.
- Я тебе только что жизнь спас, а ты мне за это третий глаз
выбил. Гляди!

Под потолком комнаты вспыхнула и заколыхалась яркая
зеленая медуза, "светляк" из стандартного магического
комплекта аватаров класса Джирджис.

В зеленых сполохах Августин увидел, что помещение, в
котором он находится, не имеет ничего общего с его московской
квартирой, но это его не удивило. Он был поражен совсем
другим. На полу, у ног Локи, во лбу которого еще подрагивало
оперение его йоменской стрелы, медленно растворялась
уничтоженная до смерти субстанция. Выглядела она настолько
необычно, что Августин подмигнул в ее сторону, по привычке
посылая запрос в полицейскую базу данных по аватарам и морфам.
Будь они в Митгарде, Голос Неба тотчас же сообщил бы ему всю
необходимую информацию. Но в Утгарде Голоса Неба не услышишь,
разве только здесь есть иное Небо и иной Голос.

- Можешь мигать хоть до выключения, - язвительно заметил
Локи, - все равно такого не сыщешь. Дрянь была совершенно
отпетая, а уж выла так, что у меня чуть уши не лопнули.

- Так это был не ты? - пробормотал Августин, медленно
опуская лук.

- Нет, - только и успел сказать Локи.

Комната взорвалась оглушительным грохотом. Там, где только
что стояла колоритная фигура Локи, взвился гудящий вихрь огня.
Стена помещения, в котором они находились, превратилась в тучу
горячей каменной пыли. Августин не стал дожидаться, когда
невидимый наводчик перенесет огонь на его скромную персону и
стремглав ринулся в открывшийся пролом. Что бы там ни
находилось, но бежать все равно было больше некуда - еще в
колеблющемся свете медузы Локи Августин подметил, что он,
оказывается, пробудился на расстоянии вытянутой руки от
многорядной колючей проволоки. Не приходилось сомневаться, под
тысячевольтным током. В таких вещах любому завсегдатаю ВР
лучше не сомневаться.





Аватарам класса Гильгамеш третий глаз не положен. Для
этого нужно дослужиться до Джирджиса. Поэтому Августин долгое
время не видел ни хрена.

Наконец клубы каменной пыли, от которой, вдобавок ко всем
ее недостаткам, нестерпимо першило в горле, поредели. Сквозь
них стало пробиваться поначалу слабое, но со временем все
более яркое апельсиново-оранжевое сияние, и Августин увидел
то, что менее всего ожидал увидеть в Утгарде. В преисподней. В
геенне. В аду.

В изумрудных небесах сияло солнце. Оно не было похоже ни
на реальное, земное, ни на типовые кровавые светила Митгарда.
Оно было плоским, приплюснутым и растянутым в стороны, словно
ретроградские НЛО на кустарных поддельных фотографиях прошлого
века. И, как положено любому уважающему себя НЛО, оно степенно
пересекало небосклон. Задаваться вопросом, что произойдет,
когда оно достигнет горизонта, было некогда.

Под оранжевыми лучами этого блуждающего светила плескалось
ласковое лазурное море. А в море, совсем близко от берега, на
сверкающих всеми цветами богемского стекла столбах стоял
огромный остров, покрытый лесом. Лес, как и остров, как и
солнце, не старался имитировать что-либо естественное. Деревья
в лесу были разные - насколько мог видеть Августин, в основном
хрустальные, золотые, серебряные и яшмовые. С острова
доносился одинокий напев свирели.

Замысел творца всей этой безвкусицы был совершенно
очевиден. Аваллон. Элизиум. Рай. Карманный парадиз в недрах
Утгарда.

Когда Августин бывал чем-то смущен, он, как и всякий
нормальный человек, подсознательно стремился скрыть свое
смущение каким-нибудь привычным рефлекторным действием. Даже в
тех случаях, когда рядом не было никого, кто мог бы служить
свидетелем его смущения.

Сейчас Августин был определенно смущен - все происходящее
совершенно не вязалось с его представлениями об Утгарде, а
увиденный Аваллон окончательно выбил его из колеи.

Августин рефлекторно посмотрел на часы (странные причуды
Утгарда вернули ему привычный аватар и вместе с ним -
стандартный наручный интерфейс). Они показывали 18.02. С
момента его вхождения в Утгард прошли какие-то никчемные
секунды. "Да будьте вы все прокляты!" - проорал взбешенный и
вконец измученный Августин изумрудным небесам, холодея от
мысли, что ему предстоит провести в Утгарде еще целых четыре
часа.

Частичный контакт с аватаром класса Гильгамеш, морф "Робин
Гуд", регистрационный код GIMEL-529- 301-772/RUS, был
восстановлен системой сопровождения Марьинского
Координационного Центра в 18.02.371 по среднерусскому времени.
Темпоральный дамп отсутствия объекта в поле видимости
составил, таким образом, две десятых секунды, что находится в
пределах, допустимых спецификацией VIR 7.0.5. Подготовка к
экстренному отключению объекта была отменена, неспецифичность
установленного контакта квалифицирована как НИВФ
(нон-идентифицируемый виртуальный феномен).





Лучше бы Августин не кричал. Потому что в ответ на его
крик сторожевой бот, ошибочно принятый им вначале за солнце,
резко изменил траекторию и полетел в его сторону.

- Стоять! - заорал до смерти перепуганный Августин, щурясь
навстречу непокорному солнцу. - Стоять именем сетевой полиции!

Местная природа осталась глуха к призыву властей. От
адского солнца отделился длинный сверкающий протуберанец.
Сомневаться в его предназначении не приходилось.

Августин был хорошим полицейским. Он понятия не имел,
почему вдруг Утгард прекратил с ним свои чудовищные игры и
вернул ему прежний привычный аватар, но зато моментально
припомнил все потенциальные возможности своего аватара и сразу
же ими воспользовался. В ВР сперва стреляй, а потом думай. Для
того ее Триггвассон и придумал.

На месте Августина остался фантом, убедительно
натягивающий лук навстречу приближающемуся протуберанцу. Сам
Августин был уже в воде - на вкус она напоминала "Мадам Клико"
- и, чувствуя, как приятно полегчало его тело, плыл в
направлении столбов из богемского стекла. За его спиной
прогрохотал взрыв, очень похожий на тот, в вихре которого
исчез Локи. Августин-фантом показательно превратился в мясную
пыль. Августин-настоящий нырнул, оставив на поверхности
второй фантом, столь же упорно гребущий к острову, как и его
хозяин. Вот только брызг не было - его руки входили в воду,
как, наверное, в двадцатом веке облака проницали дымные
шлейфы, тянущиеся из заводских труб.

Сторожевому боту на такие мелочи было наплевать. Новый
протуберанец старательно слизнул с поверхности моря
Августина-второго вместе с десятками кубометров воды, с
шипением превратившейся в облако паров первосортного
шампанского, а затем взорвавшейся в полном соответствии с
законами объемного взрыва.

Августин был первоклассным пловцом. Особенно в аватаре
дельфина.





Он вынырнул только под стеклянной опорой острова и уже
глазами человека посмотрел по сторонам. Сумасшедшее
противозаконное солнце этого сектора Утгарда, по всей
видимости, удовлетворилось результатами своей работы. По
крайней мере, видно его нигде не было и, присмотревшись к тени
острова на воде, Августин понял, что оно поднялось высоко и
кружится где-то в стороне.

Августин сам толком не понимал, что толкнуло его к
Аваллону. Скорее всего, просто возможность использования
аватара дельфина, в котором он мог рассчитывать на спасение от
испепеляющих протуберанцев. Так или иначе, раз уж он здесь
оказался, следует осмотреться получше. Странный здесь какой-то
Утгард все-таки. Чересчур стабильный.

Колонна, под которой он находился, была абсолютно гладкой
и уцепиться было не за что. Но у любого настоящего йомена есть
кое-что кроме лука. У настоящего йомена за сапогом торчит
превосходный нож из металла чуть покрепче дамасской стали.

Августин достал его и, примерившись, без особого усилия
воткнул его в колонну. Так и есть - помпезный матерьялец не
может устоять перед универсальным полицейским инструментом
"Клык Фенрира". Нож, едва заметно вибрируя, вошел в стекло и,
повинуясь движению кисти Августина, отпластал от колонны
лунообразный кусок с едва заметно оплавленными краями. Кусок
отправился в лазурные воды моря, а Августин занялся следующей
ступенькой.

Он не очень спешил и не очень медлил. С одной стороны, ему
действительно было любопытно, что за звери гуляют по кичевому
лесу там, наверху, на острове. С другой - до отключения
оставалось что-то около трех часов и его главной задачей было
выжить.

Так, в компромиссе между чувством самосохранения,
полицейским долгом и простым человеческим любопытством, он не
спеша, обстоятельно, подымался вверх по колонне.





Четыре экскаватора полностью перегораживали шоссе. Они
стояли, уперев в бетон мощные гидравлические опоры и опущенные
ковши.

- Ставлю один к трем на террористов, - заявил Змей-7,
созерцая несокрушимых железных гигантов.

- Все верно, один к трем, - кивнул более опытный Змей-3. -
Но только не на террористов.

Фургоны ВИН приближались к экскаваторам, не снижая
скорости. Над головным теперь реял похожий на безвкусно
состряпанный воздушный змей привязной зонд внешнего
наблюдения.

Потом крыша фургона поползла вверх.

- Что-то новенькое, - пробормотал Змей-7, просовывая нос в
растущую щель.

Крыша поднялась на метр. Радары пока что не могли
прощупать, что же скрывается там, внизу, под ней, и Змей-7 был
вынужден удовольствоваться созерцанием зияющей пустоты.

Фургоны стали быстро сбрасывать скорость. Задний тормозил
значительно быстрее переднего и дистанция между ними
увеличилась до двухсот метров. Скорость фургонов упала до
шестидесяти километров в час и продолжала снижаться, когда
из-под крыши головной машины вылетели две гладких сигары и,
раскрыв стабилизаторы, устремились к экскаваторам.

Прогремели два оглушительных взрыва, разделенных сотыми
долями секунды. Экскаваторы исчезли под огненной полусферой
радиусом не меньше сотни метров. Змей-7 видел такое только в
учебной виртуальной реальности. Но чтобы так, почти в жизни...

От многотонных машин осталось немногое. По крайней мере,
на поверхности шоссе. Боевая вакуумная часть типа "Молот",
сравнимая по мощности с небольшим ядерным боеприпасом,
раскатывает танк едва ли не в лист жести. А не раскатывает,
так вбивает в землю по самый командирский люк. А экскаватор не
танк все-таки.

Змей-7 печально вздохнул. Втайне он болел за террористов.
Он хоть видел одного живого человека, там, в легком самолете.
И этот живой человек был террористом. А когда он глядел на
ВИНовские фургоны, ему казалось, что к Москве приближаются два
заговоренных железных ящика. Или склепа. Ящики Пандоры...
Склепы Пандоры...

Террористы, потеряв связь с начальником своей группы и
убедившись в подавляющем огневом превосходстве противника,
прекратили операцию.

На фургонах "Сааб-Скания" вновь завелась прежняя волынка,
заплясали голограммы, загнусили динамики и они, увеличив
скорость до ста сорока километров в час, понеслись дальше.





Августин, прилепившись к колонне в двадцати метрах над
поверхностью моря, дорезал последнюю ступеньку и, подтянувшись
на руках, перебросил свое отличное виртуальное тело через край
острова.

Бешеное солнце было очень далеко и на его появление никак
не отреагировало. Августин с удовлетворением подумал, что он,
видимо, числится в списке погибших. Вокруг него тихо звенели
искусственные деревья, бесчисленные тропинки были мощены не то
золотом, не то позолоченным свинцом. В воздухе было разлито
пение все той же проклятой свирели, которое, как Августин
неожиданно осознал, почти перестало раздражать его придирчивый
слух.

Сам не понимая отчего, он принялся насвистывать, стараясь
подыграть свирели, и пошел куда глаза глядят по тропинкам
этого непонятного сада. Вынутой из колчана стрелой он
беззаботно почесывал правую щеку - еще один верный признак
хорошего настроения. Потом ему неожиданно резко надоело
свистеть и он запел старую песенку из любимого когда-то в
детстве компьютерного видеофильма о подлом короле Филиппе, о
бравом Генрихе Пятом и его несравненных лучниках, выкосивших в
чистом поле под Азенкуром весь пышный цвет французского
рыцарства. "Наш йомен, право же, неплох, когда, отставив
локоток, шлет стрелы в цель и ни одной не тратит даром он", -
тихонько напевал, а на самом деле во все горло орал дурным
голосом Августин, перевирая слова. Он был сильно пьян, но не
осознавал этого. Море шампанского может укачать даже стадо
кашалотов, не то что одного сетевого лейтенанта.

"Тут генуэзцев страх берет, потерям их потерян счет и вряд
ли им поможет Петр, и громкий крик, и страшный ор, ведь с нами
Христофор", - сообщил Августин большому черному камню,
преградившему его путь. Камень поднялся на четыре когтистых
лапы, грациозно потянулся, зевнул, открывая огромную розовую
пасть, и ласково сказал:

- Я так долго ждала тебя, Локи...

- Я не Локи, я солдат короля Англии! - заносчиво ответил
Августин, чувствуя сладкую слабость в коленях. Он опустился на
тропу.

Мягко ступая, пантера подошла к нему вплотную и
принюхалась.

- Ты пьян, - сказала она с отвращением.

- Я пьян, - кивнул головой Августин. "Ты пьян, а перед
тобой очередное чудовище!" - Вспыхнул в голове сигнал тревоги.

Между тем, очередное чудовище, продолжая принюхиваться,
ткнулось ему своей мягкой мордой между ног. Сигнал тревоги в
голове разразился диким звоном.

- Ты не Локи, - свирепо сказала пантера, подымая на него
свои пронзительные азиатские глаза. Прошла секунда,
показавшаяся Августину дольше любой самой индуистской
вечности. Затем пантера стремительно обрушила на его грудь
свои когтистые лапы, приблизила оскаленную пасть вплотную к
лицу Августина и прорычала:

- Кто ты?

- Я не Локи. - Согласился Августин, с величайшим
напряжением пытаясь унять дрожь в голосе. - Я тень, я
свиристель, убитый влет...

Зрачки пантеры - совершенно человеческие зрачки -
удивленно расширились.

- Повтори! - разъяренно прохрипела она, обдавая его
горячим, словно раскаленный пустынный суховей, дыханием.
Августин, недоумевая по поводу ее возмущения, послушно
пролепетал:

- Я тень, я свиристель, убитый влет. - И поспешно добавил:

- Вообще-то я лейтенант сетевой полиции по имени...

Когда человек, пребывающий в ВР, называет свое имя, у него
всегда возникает секундное замешательство. Первая рефлекторная
реакция - назвать собственное имя - всегда блокируется рабочей
станцией Координационного Центра. Это нерушимый закон ВР -
истинное имя актанта окутано непроницаемой тайной и даже сам
актант не имеет права, просто физически не может разглашать
его. А свое "аватарное", виртуальное имя приходит в голову
далеко не сразу. Но Августину так и не пришлось его назвать.





В момент, когда он уже собирался произнести "Джонни
Джармуш", наступила непроницаемая тьма. Далекое
солнце-сторожевик выключилось.

- Кто бы ты ни был - беги!!! - заорала пантера, убирая
лапы с его груди.

Августин понял только одно - СНОВА ОПАСНОСТЬ. Окончательно
трезвея, он вскочил на ноги. В его руках мгновенно оказался
лук со вложенной в него стрелой. Августин попытался включить
инфракрасное зрение - черта с два. Проклятый Утгард все-таки
вернул отнюдь не все базовые характеристики его аватара.

- Куда?! Куда бежать?! - спросил он у пантеры. Вопрос не
был праздным. В такой кромешной тьме нельзя было сделать двух
шагов, чтобы не удариться лбом о ствол какого-нибудь райского
апельсинового дерева.

- Ну ты и идиот, легавый, - проворчала пантера. - Садись
ко мне на спину.

Августин почувствовал, как в его йоменский гульф ткнулся
теплый зад пантеры. Не задавая лишних вопросов, он оседлал
свою новую знакомицу. И они понеслись.

Пантера, не в пример Августину, прекрасно видела во тьме.
Она неслась по одной только ей ведомым тропинкам, иногда, вся
подобравшись, перепрыгивала через деревья, несколько раз под
ее лапами раздавался плеск воды и в лицо Августину летели
брызги шампанского.

Их все-таки настигли. Из кромешной тьмы за спиной
Августина совершенно бесшумно возникло нечто и вонзило в его
спину стальные когти. Мягкая спина пантеры ушла из-под него и
Августин, чье тело разрывалось на куски от боли, с ужасом
почувствовал, что несется в воздухе. За спиной раздался
чудовищный, леденящий душу надрывный вой сверла. На затылке
Августина возникла крошечная точка новой боли. И она росла.





"ВР без боли - ничто. Без боли - значит без наслаждения,
без страха, без эмоций. Поэтому я сделал боль и положил ей
меру. Если, пробив титановый панцирь, пробив кевларовую
подкладку, пройдя сквозь одежду и кожу, в твою грудь вонзится
меч и войдет в твое живое сердце, ты не только увидишь его, ты
не только почуешь запах своей горячей крови, но ты испытаешь
то, что должен - боль. Очень сильную боль. Возможно, меньшую,
чем испытывают в действительности - ибо она будет изготовлена
добрым компьютером Координационного Центра, а не твоими злыми
человеческими нервами, которые не знают пощады к своему
хозяину - но это будет очень сильное, ха-ха, переживание. И,
очнувшись среди океана липкого холодного пота в своей капсуле,
ты поймешь, какое это прекрасное времяпровождение - жизнь."

Олаф Триггвассон. "Страннее чем рай"





- Антропос, антропос... Какое это прекрасное
времяпровождение - жизнь, - раздался за спиной Августина
флегматичный и вместе с тем жутковато-мечтательный голос. -
Сейчас мы посмотрим, что там у тебя внутри.

Сверло вворачивалось все глубже. Похоже, его обладатель
был существом обстоятельным и никуда особенно не торопился.
Августина ждало долгое, мучительное, сводящее с ума - без
шуток, если, не дай Бог, плохо сработают фильтры
Координационного Центра, он мог вернуться в реальность
безумцем - совершенно не лезущее ни в какие ворота убийство до
смерти. По спине Августина струился слабый пока ручеек крови,
когти болтливого мерзавца, казалось, вошли в него до
позвоночника. "Момент минус десять", - сообщил Голос Неба.

Августин вышвырнул совершенно бесполезный лук. Подогнув
ногу к груди - это простое при нормальных обстоятельствах
действие теперь стало для Августина страшной пыткой - он
выхватил из-за сапога нож и ударил им наугад, стремясь
перерубить сверло. Но, увы, механический гад был сработан на
совесть. С негромким лязгом нож отскочил от бешено вращающейся
стали.

- Беспокойный антропос... - констатировал его мучитель.
Вслед за этими словами блеснула яркая вспышка и правая рука
Августина, сжимавшая нож, полыхнула малиновым пламенем. На ее
месте осталась лишь обугленная культя.

- А-а-а-а-а!!! - завопил Августин, совершенно теряя
остатки самоконтроля.

- Хорошо, - мечтательно пробормотал киборг (сомнений не
было, это был именно киборг, аватар класса Джирджис, морф
"Бешеный Макс"). - Очень хорошо. Ты приближаешься к Идеальному
Катарсису.

Идеальный Катарсис придумали политические комиссары
Социальной Республики Сол. Идеальный Катарсис - как учил
великий Кетцаль - это полное растворение через отражение и
преломление человеческой души в абсолютно гладких гранях
Сердца Материи. Выражаясь проще, такая себе нирвана. В
Республике рекомендуется приводить к Идеальному Катарсису
через долгие и изысканные пытки. Но отчего в электронных устах
исчадия Утгарда вдруг прозвучали слова из лексикона идиотов и
извращенцев из Митгарда - этого Августин взять в толк не мог.
Да и не пытался. Сверло медленно и уверенно продиралось сквозь
его затылочную кость. Кричать он уже не мог. "Момент минус
пять".

Киборг продолжал философствовать, но Августин уже не
понимал его. Слова казались гостями из потустороннего мира, да
и сам Августин был уже на пороге истинного ада. В голове
расцветали пурпурные цветы и над океанами крови парили
уродливые бабочки, сотканные из огня, окурков, немытой посуды,
смятых и расстрелянных тел, пустых шприцов и бутылок,
автоматных гильз, поношенной одежды и рваных простыней.

"Момент минус один".

На поверхности кровавого океана появилась черная воронка.
По ее краям вились длинные чуть рыжеватые стебли. Августин
падал в нее со скоростью метеора, падал и никак не мог упасть.

"Выключение".



<.........................................>
<.........................................>
<.........................................>






<.........................................>
<.........................................>
<.........................................>






<.........................................>
<.........................................>
<.........................................>





Яма была вырыта явно не лопатой и явно не Хотоем. На ее
дне можно было видеть телефонный кабель, в который при помощи
вполне профессионального и, следовательно, весьма
противозаконного коннектора был подключен компьютер класса
"laptop". Не очень мощный, зато размером с раскрытую ладонь.
Работающий с голоса и имеющий всего одну ячейку для
твердокристаллического инфоносителя.

- Спасибо перуновцам, - кратко прокомментировал Хотой яму,
коннектор и компьютер. Это был тот редкий случай, когда
Августин в его комментариях не нуждался. Зато все остальное
было ему совершенно не понятно.

- Ну хорошо. Положим, "жука" мы вставим сюда. Положим,
через эту сеть нам скорее всего удастся войти в локальную сеть
ВИН, хотя для этого мне придется еще помучиться с паролем.
Положим, пароль я взломаю. А где мы с тобой возьмем по капсуле
входа, по альфа-станции и всему такому прочему? - устало
спросил Августин, присаживаясь перед компьютером на корточки.

- У меня есть кое-что получше, чем твои дурацкие
альфа-станции, - бодро ответил Хотой.

На его широкой изборожденной глубокими линиями жизни,
судьбы и времени ладони лежали три зернышка. Три пропуска в
иные миры. Три зрака вечности. Саама.





- Для того, чтобы войти в ВР, мы должны будем занять
вершины отмеченного мной треугольника, - начал инструктаж
Хотой.

- Постой, но нас, по-моему двое, - неуверенно сказал
Августин.

- Нет, нас именно трое, - Хотой указал на Томаса. - Каждый
из нас положит под язык сааму и сосредоточится на своих
ощущениях. Если все получится, очень скоро мы окажемся в
локальной ВР ВИН.

- Это как-то странно, - заметил Августин. - Если прямо так
запросто можно войти в локальную ВР ВИН, то зачем я убивался
ради этого инфокристалла?

Хотой посмотрел на Августина с едва заметным сочувствием,
как на слабоумного.

- Видишь ли, Августин. Если уметь, при помощи саамы можно
войти в качестве наблюдателя куда угодно. Хоть в чрево своей
матушки в момент собственного зачатия. Но, извини, подкрутить
хвост хоть одному сперматозоиду уже невозможно. Иначе я по
праву именовался бы не просто Хотоем, а по меньшей мере
Демиургом Хотоем, а то и Хотоем Пантократором. Почти то же и в
ВР. Понятно, что Сеть виртуальной реальности малость похожа на
мозг - об этом сам же Триггвассон писал - и поэтому иногда
можно ее немного "загипнотизировать". Ну, например, мне два
дня назад к моему, кстати, собственному изумлению, удалось
внушить ей, что у тебя сердечный приступ. Но никакой гипноз не
поможет тебе создать то, чего там нет. Ты же знаешь, что
инфокристалл твоего отца для того и сделан, чтобы добавить к
локальной ВР ВИН один маленький, но крайне опасный участок с
элементом дезактивации защиты. Именно на этом участке, как я
понимаю, находится пресловутая "кнопка", которая позволяет
дезактивировать защиту.

Все было в общем понятно. Или совершенно непонятно - какая
разница? У Августина на мгновение промелькнуло в голове
подозрение, что сейчас по-прежнему суббота и что он
по-прежнему находится во власти мрачных видений Утгарда. Но
Августин тотчас же отказался от этой экстравагантной гипотезы.
Это было бы слишком просто. И, к тому же, в Утгарде, пожалуй,
события развивались несколько более логично.





Хотой, Августин и Томас заняли места в вершинах
равностороннего треугольника. Кристалл был в центре, в ячейке
компьютера.

Саама растворялась под языком, оставляя после себя легкое
жжение. Хотой сидел в позе лотоса. Августин, чьи связки не
отличались особой подвижностью - в полулотосе. Томасу было
позволено сидеть по-собачьи, то есть как обычно. Глаза их были
закрыты, тела - с виду беззащитны. Но Хотой знал, а Августин
начинал догадываться, что они находятся под более чем надежной
защитой.

Хотой нараспев читал мантру. Августин и Томас слушали его.
И хотя Августин не понимал ни слова на санскрите, он впитывал
каждое слово, будто губка воду. По мере того, как саама
растворялась, загадочные слова мантры становились все более
понятными и исполнялись глубокого смысла. Августину начало
казаться, что даже Томас понимает ее.

Наконец, тело отпустило Августина. Перед глазами одна за
одной стали возникать красочные абстракции, которые сменяли
друг друга словно многоцветные картины в калейдоскопе.
Августин чувствовал себя птицей, все дальше улетающей от
насиженных мест. Он чувствовал, что больше не принадлежит себе
и восходящие потоки воздуха - или чего-то, что заменяет воздух
- уносят его туда, где тело и дух ничем друг другу не обязаны.
И он не спрашивал себя, почему.

Августин был не одинок. Он ощущал рядом с собой железную
волю Хотоя, увлекающую его куда-то. Он слышал пульсации,
которые исходили от Томаса. Но он по-прежнему ничего не видел.
Видение пришло потом.





Мак-Интайр сидел совершенно неподвижно. Щюро шлялся
туда-сюда по комнате. Щюро по-прежнему разглагольствовал - о
киборгах второго и третьего поколения, о перспективах, о
порядке. Мак-Интайр не слушал. С какого-то момента ему начало
казаться, что Щюро умышленно тянет время. Для чего?

Мак-Интайр по-прежнему курил. Когда окурок шестой по счету
сигары был раздавлен его каблуком, Щюро приблизил к губам
браслет и скомандовал кому-то на том конце отсутствующего
провода: "Ну наконец-то, пускай заходят". Мак-Интайр понял,
что в своих подозрениях он был не так далек от истины.

- Итак, любезный Мак-Интайр, русский народ в моем лице
поведал вам все свои чаяния и надежды. А теперь вам предстоит
аналогичная исповедь перед русским народом, - Щюро пустил в
ход свое секретное психологическое оружие - иронию высшего
порядка, которая заключалась в полном отсутствии иронии.

В белоснежную комнату ворвались не менее двух дюжин людей
с видеокамерами, диктофонами и осветительными приборами, в
которых даже ребенок из зимбабвийской деревни признал бы
журналистов. Некоторые из них были синхронными переводчиками,
что можно было легко заключить по их независимому и несколько
высокомерному виду. "Этого еще не хватало!" - выругался себе
под нос Мак-Интайр, когда его драный испачканный армейский
комбинезон и закопченное злое лицо осветили портативные
софиты. Как это водится у журналистов, они набросились на
свою жертву словно мухи на навозную кучу. Куда бы не
повернулся Мак-Интайр в лицо ему глядела камера.

- Агентство Новостей Второго Канала, - представилась
бойкая женщина. - Скажите, с какой целью Интерпол предпринял
этот беспрецедентный штурм?

Переводчик повторил все сказанное ею на английском.

- Мы хотели помешать распространению в России систем
"Асгард", в каждую из которых внедрен чип обратной связи,
позволяющий зомбировать людей посредством ВР, - на чистом
русском языке сказал Мак-Интайр, что весьма озадачило
присутствующих. Но лишь на минуту.

- "Молодая правда", - представился мордатый и плечистый
молодой (под стать своей "правде") человек, подсовывая под нос
Мак-Интайру диктофон. - Почему вы предпочли грубую силу
дипломатии?

- Потому что невозможно заниматься действенной дипломатией
в насквозь коррумпированной стране, - отрезал Мак-Интайр. -
Вооруженная акция была и остается единственным способом
предотвратить катастрофу.

- Шестой канал. Признаете ли вы себя виновным в гибели
многих десятков людей? - затараторил журналист. Его контактные
линзы имели весьма экстравагантный бирюзовый цвет.

И тут Мак-Интайра пронзила догадка. Что бы он не говорил,
как бы не позировал, как бы не выступал он в защиту демократии
и своих действий - все без толку. Щюро не боится никаких
разоблачений. Не боится потому, что их никто никогда не
услышит.

- Что здесь произошло? Почему так много военной техники?
Что случилось с вашими людьми? - сыпалось на него со всех
сторон.

Мак-Интайр не любил совершать бесполезные действия и
метать бисер перед стадом свиней.

- Fuck off!!! - взревел Мак-Интайр и среди собравшихся не
было никого, кто бы не понял, что пресс- конференция окончена.





День клонился к вечеру. Умиротворение, растворенное в
воздухе, передавалось нешироким и совершенно пустынным улицам
хутора Глинище. На окраине хутора летний вечер был особенно
ощутим - тягучий теплый воздух сгущался по мере того, как
сгущались сумерки. Возле доисторического колодца с журавлем
стояла скамеечка. На ней полусидел-полулежал человек. Ему было
душно. На его лице было написано ожидание встречи. И встреча
состоялась.

Другой человек в расшитой неведомыми узорами рубахе и
болотно-зеленых шортах подошел со стороны леска, видневшегося
на горизонте.

- Здравствуй, Локи.

"Так. Он изменился. Раньше он не сказал бы мне "ты" и не
назвал бы меня "Локи". Хотя бы уже потому, что не знал имени
своего загадочного работодателя."

- Здравствуй, Владимир, - Локи говорил медленно. - Все,
что я хочу тебе сказать, я скажу сразу.

Вопреки собственному заявлению, он надолго замолчал,
разглядывая небеса, в которых разглядывать было ровным счетом
нечего. Даже "Аргуса-18" в них больше не было.

Его собеседник не нарушал молчания. Наконец Локи сказал:

- "Снарк" мертв. Террористов в России больше не
существует. Денег у меня нет. И новый доступ в ВР я тоже
сделать тебе не могу.

"Убить он меня не сможет. Я выстрелю все равно быстрее.
Все равно быстрее."

- Значит так тому и быть, - Владимир Роговцев не был
расстроен. - Все равно возьми.

Владимир вынул из кармана холщовый мешочек и на его ладонь
выкатилось одно крохотное смолистое зернышко.

- Это и есть саама. Будь осторожен.

- Спасибо, Владимир. Я твой должник. Клянусь Утгардом,
если я останусь жив, я расплачусь с тобой по счетам. Если ты
обманул меня и это не саама, я тоже расплачусь с тобой.
Другими купюрами. Красными.

Владимир улыбнулся.

- Через тысячу кальп.

Локи опустил глаза.

- Извини. Тяжело было добыть ее?

- Нет, это было просто.

- Честно говоря, ты не производишь впечатления хорошего
вора. А Хотой не похож на человека, который плохо хранит свои
тайны.

- Я не крал. Хотой дал мне ее сам.

Локи развел руками. В этом жесте было и удивление, и
восхищение, и бессилие. Говорить больше было не о чем.

- Спасибо, Володя. - Локи поднялся. - Извини, что мы тебя
тогда убили.

- Тебе спасибо, - сказал натурал Владимир Роговцев и, не
прощаясь, пошел туда, где его ожидало оружие. Холодное оружие
реальности.





"Ты - диктатор. Ты - безраздельный повелитель
какого-нибудь несчастного государства. Колумбии. Индонезии.
Заира. Ливии. России. Англии.

Ты, разумеется, умен, циничен и беспощаден - иначе ты не
стал бы диктатором - и ты понимаешь, что такое виртуальная
реальность. Ты понимаешь, что виртуальная реальность может
стать отличным орудием в достижении твоих целей. Если,
конечно, переделать виртуальный мир так, как тебе того
хотелось бы. Если распространить свою власть на все, в
особенности на самые укромные закоулки всех зон включения,
отведенных твоему государству.

Ты умен и ты знаешь, что виртуальная реальность - это
Сеть, а Сеть - это сверхсложный мозг. Невозможно переделывать
по своему желанию виртуальную реальность снаружи,
насильственно перепрограммируя все рабочие станции и
компьютеры Координационных Центров своей страны. Это все равно
что пытаться обучить человека математике, трепанировав его
череп и нанося иглой на его мозг математические формулы. С той
лишь разницей, что человека так можно убить, а Сеть останется
жива. Здоровые рабочие станции всего мира рефлекторно
поддержат твои сектора, пытаясь во что бы то ни стало спасти
нарушенные правила игры. В лучшем случае у тебя ничего не
выйдет, в худшем - сектора твоего государства выродятся в
некое подобие Утгарда. Но Утгард уже есть и он тебе не нужен,
потому что Утгард - Хаос, а ты стремишься к Порядку. Итак,
путь прямого насилия над Сетью для тебя заказан.

Но есть второй путь. Он сложнее, он тоньше, но рано или
поздно он может привести тебя к желанной цели. Создай в
виртуальной реальности свое государство. Сеть это позволяет.
Милитаризуй его до крайней степени. Сеть позволяет и это. И,
наконец, завоюй все зоны включения. А уж потом можешь с полным
правом творить все, что твоя душа пожелает. Да, абсолютно все.
Сеть стерпит любое количество виртуальной крови.

Но ты должен помнить о цвергах."

Олаф Триггвассон. "Страннее чем рай"





Столица Социальной Республики Сол, Аквилея Великая,
надменно взирала на просторы материального мира сквозь прицелы
крепостной артиллерии. Над черным глянцем сырой нефти,
заполнявшей до краев противоштурмовой ров, вздымались броневые
утесы стен и исполинские башни, увенчанные республиканскими
штандартами.

Но выше стен, выше самых высоких крепостных башен,
возносилось ступенчатое, построенное по образу ацтекских
пирамид, здание Народного Сената Комиссаров. Самый большой
штандарт не то чтобы "украшал", но по крайней мере венчал
плоскую площадку на вершине пирамиды.

А на обширном бетонированном поле у стен Аквилеи были
выстроены республиканские легионы. Оседлав какого-то
несчастного в аватаре вороного жеребца с белой звездой во лбу,
перед легионами разъезжал Генеральный Политический Комиссар.

Под низким небом виртуального мира, под малиновыми
солнцами, на вершине лысого, как колено, холма, медленно
материализовались трое. Два человека и пес.

Таких ощущений Августин не испытывал никогда в жизни. И
сэр Томас тоже. Августин видел свое тело, оставшееся там,
"наверху", в реальном мире. Одновременно с этим он видел себя,
свой аватар, здесь, в Митгарде. Оба этих тела, реальное и
виртуальное, воспринимались им отчужденно. Но между этими
двумя отчуждениями была ощутимая разница. Его земное тело,
добротно и грубо сработанное топором эволюции из белков,
жиров, углеводов, микроэлементов и воды, сейчас было совсем
чужим. Чтобы поверить в него, на нем следовало бы написать
"Августин Депп, homo sapiens". А второе, виртуальное тело,
которым его сознание повелевало в данный момент, казалось
отчужденным потому, что рациональные, насквозь
материалистические мозги Августина не могли смириться с
аватаром, который порожден не виртуальной станцией, а
вибрациями мировой пустоты с помощью саамы.

Да, он видел оба своих тела, но это "видение" совсем не
было похоже на нормальное, человеческое, повседневное. Скорее,
оно напоминало магическое зрение Джирджиса. Но даже с ним
сходство было более чем приблизительным. Вместо прямого
видения в сознании Августина сразу возникало знание о том, что
он "видит".

Что по этому поводу думает сэр Томас, заключить было
невозможно. Но, когда прошло полное непонимание первых секунд,
Августин с удивлением обнаружил, что, помимо его собственных,
ему стали доступны чужие эмоции. Он ощутил две волны дружеских
симпатий, которые как бы легким теплым ветерком овевали его
сознание. Первая волна исходила от Томаса, вторая - от Хотоя.
Кроме симпатий он ощущал полное спокойствие. К его удивлению,
не только Хотой, но и сэр Томас чувствовали себя вполне в
своей тарелке. И тут Августин вспомнил, что для спокойствия
нет никаких оснований.

- Хотой, это же Митгард, сектор АВ-16! А ты обещал
локальную ВР ВИН!

- Обещал, - согласился Хотой. - Но я не смог провести вас
туда сразу. Слишком опасно. В Сети очень сильная и пока не
вполне понятная мне флуктуация. Так что придется немного
погулять.





Бетонная равнина, до которой на глазок было четыре-пять
виртуальных километров, взорвалась дружным солдатским криком.
Легионы приветствовали своего комиссара.

- Смотр перед генеральным наступлением на Герцогство. Они
специально подгадали так, чтобы было побольше включенных. А
сейчас будет самое интересное, - заметил Хотой, имевший
богатый опыт вхождений в ВР с помощью саамы. Поэтому он видел
и, главное, понимал куда больше Августина.

Августин молчал, пытаясь сфокусировать свое новое
зрение-понимание на легионерах. Когда ему это более или менее
удалось, он "взглянул" на их комиссара. Страшное лицо. Правда,
это всего лишь аватар. Но, как известно, "скажи мне какой у
тебя аватар и я скажу тебе кто ты". Аватар комиссара имел
каменное лицо. Именно каменное. Вырубленное из мрамора. И под
одеждой аватара скрывался тоже мрамор. Каменный человек. Морф
"Голем". Вкус параноиков. "Салмаксов, небось. Или сам господин
Щюро, - заработала фантазия Августина. - Впрочем, нет конечно.
Им сейчас не до этого. Комиссаром может оказаться кто угодно.
Пятидесятилетний отставной полковник ДБ или просто сумасшедший
любитель свежевать живую птицу, обожатель кошек, ненавистник
детей; человек-шинель, мелкий держатель акций компании ВИН;
или, наоборот, утонченный ценитель Ницше; или вообще женщина -
этакая фригидная госпожа де Сад."

Тем временем милитаристский шабаш начал превращаться в
комедию абсурда. Августин уже заметил, что во многих когортах
есть пустующие ячейки. Но сейчас волна плановых отключений
нарастала. Один за другим испарялись рядовые Адамы, центурионы
в классе Агасферов, исчез легат Четвертого Сдвоенного
Гвардейского легиона имени Серпа и Молота. Его место по уставу
занял центурион-примипил, но и его спустя несколько секунд
смели беспощадные законы виртуальной реальности. Августин
хохотнул.

- Ну что, двинулись? - спросил он у Хотоя.

- Нет, подожди еще пару минут. Это было не самое
интересное.

Комедия продолжалась. Августин, конечно, понимал, что
где-то в зоне включения Аквилея Великая в своих персональных
ячейках появляются новые актанты, но им сюда еще надо прийти,
занять пустующие места и так далее. И так может продолжаться
вечно. Что же они - дурака валяют, что ли?

Увы, в Социальной Республике Сол дурака валять не
привыкли. СРС была гордостью триумвирата
Щюро-Салмаксов-Воронов. СРС была моделью грядущей Социальной
Республики России и поэтому никакие шутки политическими
комиссарами не признавались.

На восемьдесят восьмом шоссе, проходившем по краю бетонной
равнины и соединявшем зону включения Аквилея Великая с
Славянобратском, Августин увидел огромную колонну киборгов.
Все сплошь морфы "Бешеный Макс". Они выстроились позади
легионов. Часть из них заняла пустующие места в когортах.
Войско проорало еще что-то и двинулось мерным солдатским шагом
в направлении сто третьего шоссе. В направлении границ (по
крайней мере, бывших границ) Герцогства Велес.

- Ну и что? - бросил Августин Хотою. - Это ведь не снимает
проблемы.

- Все киборги - шатуны. Среди них нет ни одного человека.

Комедия закончилась. В том, что такую массу шатунов может
выпустить в ВР только ВИН, Августин не сомневался.





Августин, Хотой и Томас перемещались по направлению к
"кроличьей норе", некогда зарегистрированной террористами как
"Утгард-лиловый", а в СРС помпезно именуемой Тарпейским
Провалом. На краю "кроличьей норы" маячила вышка с подъемником
и узким трамплином. С этого трамплина в недра Утгарда
отправляли приговоренных на смерть. Чтобы, значит, отступники
и еретики могли спокойно достичь Идеального Катарсиса.

На противоположной стороне провала в Утгард, который здесь
по неведомой иронии Сети выглядел просто и наглядно - озеро,
бурлящее крохотными и с виду безобидными термоядерными
взрывами - были сооружены трибуны для высоких гостей и
праздных зрителей. Ни одна казнь в Республике не обходилась
без соответствующей проповеди политических комиссаров. Об
Идеальном Катарсисе, о Сердце Материи, и о Великом Кетцале.

Но сейчас окрестности "Утгарда-лилового" были пусты как
никогда.

Августин, Хотой и Томас остановились у края. Перед ними
разворачивались сотни сцен ядерного Апокалипсиса в миниатюре.
"Тоже ведь интересно, - подумал Августин. - Где-то, на
каком-то сервере, может быть в Новой Зеландии, а может быть в
Марьиной Роще, находится база данных по ядерным испытаниям. И
вот террористы Локи что-то взрывают, а Сеть наскоро латает
образовавшуюся дыру, прикрывая ничто изображением чего ни
попадя, но обязательно либо ужасом, либо с ужасом
ассоциирующимся. Возле Каменных Столбов взяла, кажется,
пустыню Мохаве. В секторе АМ-5 - "Гернику" Пикассо. А здесь -
вообще кошмар. У нее, у этой паскудной Сети, явно есть свои
предпочтения. Или просто пытается установить что-то вроде
запретного знака, "кирпича"?"

- Покурить не хочешь? Нервишки успокоить? - ехидно
осведомился Хотой. - Я бы, например, с удовольствием выпил бы
чашечку саке.

- Да куда уж тут курить?! У меня все нервы перегорели за
последние двое суток. Нечего успокаивать, - ответил Августин.

Ответа Хотоя не последовало.

Потому что один из только что распустившихся перед ними
ядерных цветков достиг необычной высоты в два локтя и
продолжил расти. Из него выбились несколько подозрительных
отростков, быстро достигших длины в полметра. Августин
невольно попятился.

- Цверги! - прогремел изменившийся голос Хотоя. В тон ему
зло рявкнул Томас.

Еще два кольца - следы подземных испытаний - не уступили
место новым видениям, а стали все явственнее выступать на
поверхности "Утгарда-лилового". Одновременно с этим со всех
сторон начал доноситься монотонный, леденящий душу гул, сквозь
который слабо пробивался рокот больших африканских барабанов.

- Какие еще, к дьяволовой матери, цверги?! - спросил
Августин, все еще достаточно спокойно.

- Демоны Сети! Некогда! - от привычной спокойной и
рассудительной манеры Хотоя не осталось и следа. - Вообрази
свой самый страшный кошмар и стань им!

- Мы же неуязвимы, ты говорил...

В этот момент метаморфозы ядерных грибов окончились. Над
поверхностью "Утгарда-лилового", пренебрегая геенной, пасть
которой была разверзта под ними, попирая все известные
Августину законы виртуальной реальности, в ореоле багрового
пламени, возвышались три сущности. Казалось, они сплошь
сотканы из движения, изменений, вихрей и потоков. И это
непрестанное, хаотическое движение было залито в форму
полупрозрачных антропоморфных тел. Пожалуй, если человека
скрестить с крабом, в четвертом поколении начнут появляться
именно такие особи. Массивные членистые руки и ноги.
Вытянутые вперед головы с мощными челюстями. Миллионы
волосков, каждый из которых поет о своем.

Пространство взорвалось мириадами оглушительных звуков. Но
явственнее и настойчивее всех были конвульсивные содрогания
африканских барабанов.

Цверги не двигались, но Августин с ужасом обнаружил, что
расстояние между ним и неописуемыми тварями сокращается. Хотой
больше не был Хотоем. Он стал огромной толстой старухой с
выступающими изо рта желтыми клыками и голой тяжелой грудью.
Старуха была вооружена каменным ножом длиною в добрый
каролингский меч. Ее засаленные штаны, увешанные бубенцами,
истекали потоками крови, в левой руке она держала щит-бубен.
Томаса Хотой тоже принял под свою опеку. Завязанная для
верности узлом, на его шее болталась большая черная змея.

"Самый страшный кошмар, самый страшный кошмар..." -
лихорадочно соображал Августин, дурея от угнетающего волю
барабанного грохота. Он не успел ничего придумать, когда
ближайший цверг, молниеносно выбросив вперед руку-клешню с
пальцами, сплошь покрытыми мелкими коготками, впился ему в
лицо. Точнее, в августиново представление о своем лице.
Разницы не было. Была только адская боль, словно бы его бороде
вздумалось расти не наружу, а внутрь.

И это подсказало ему выход. По крайней мере, то, что
показалось выходом. Воля Августина еще не была до конца
подавлена, когда он стал Тварью. Тварь была омерзительна.
Тварь была настолько тошнотворна, что по земному телу
Августина, прикорнувшему под яблоней, пробежала судорожная
волна. Тварь была соткана из отвратительных осязательных
ощущений и порождала их вокруг себя в изобилии. Всякий, кто
прикасался к ней, должен был испытать, как по нему пробежала
верткая сколопендра. Как просучил гадкими коленчатыми лапами
паук. Как прикоснулась медуза. Как рассыпалось по его телу
сальное потное мясо. Разумеется, все эти ощущения касались
людей. Как они действовали на цвергов, Августин знать не мог.
Поэтому его аватар для верности принял вид Психопатского
Хирурга. В его правой руке был острейший, увеличенный в
должное количество раз, скальпель, в левой - трепанатор черепа
с электроприводом. Вместо глаз у Августина светились два
вставных стеклянных шарика, на шее болтался с виду безобидный
стетоскоп.

С омерзительными ощущениями, которыми он надеялся
отвратить цверга, Августин сильно перебрал. Цверг очень
быстро, но совершенно плавно изменился, превращаясь в огромный
разверзтый желудок, и прильнул к нему каждым дюймом своей
алчущей плоти. Лапа, которая до этого впивалась в его лицо,
превратилась в некое подобие пуповины и стала намертво
прирастать к нему толстой сосущей ложноножкой. Цверг
лакомился. Это было очень похоже на конец. Августин почему-то
ни на секунду не сомневался, что речь не идет ни о каком
убийстве до смерти. Августин в этот момент с абсолютной
ясностью осознал, что цверг намерен поглотить его сознание без
остатка, оставив холодеть под яблоней лишь бесхозную
материальную оболочку.

Руки и ноги Августина были очень плотно облеплены цвергом
и он не мог толком пустить в ход свое оружие. Своим
зрением-знанием Августин видел, что цверг пронзен насквозь его
скальпелем, а в другом месте псевдоплоть хищника разодрана
зубьями трепанатора. Но цвергу это, похоже, не причиняло
никаких хлопот. Рот Августина тоже был полностью залеплен
отвратительной хищной тварью. Он не мог позволить себе даже
нормальный предсмертный крик.

Он взорвал свои никчемные стеклянные глаза. Тщетно. Цвергу
было плевать на две рваные дыры в своем желудке. Августин
пустил в ход стетоскоп. Он присосался к желудку цверга и стал
пожирать пожирателя. Тщетно. Стетоскоп быстро забился и
лопнул, как обожравшийся питон. Цверга было слишком много.
"Идиот! - мысленно возопил Августин. - Кожа!" Он изменил
ощущения, которые источал его аватар. Теперь это были не
сколопендры и медузы, а ласковые женские касания, вкус свежего
яблока на губах, в общем - полная противоположность
предыдущих. Долгожданного результата не последовало. Цверг
уже давно сожрал его кожу и, войдя во вкус, готов был
переварить мясо. Августин понял, что, как себя не приправляй,
а все равно сойдешь на корм голодному цвергу. Все тщетно.
Тщетно, тщетно, тщетно...

Кошмар закончился внезапно. Желудок потерял былую хватку.
Отлип. Опал. Обглоданные руки Августина обрели долгожданную
свободу. Толком не осознавая, что происходит вокруг, он
кромсал подлую алчную плоть цверга беспощадным скальпелем,
топтал ее ногами, и только когда Августин принял аватар гиены
и вознамерился сожрать все, что осталось от цверга, властный
голос Хотоя приказал: "Достаточно".





- Нас спас Томас, - ответил Хотой. С точки зрения
Августина, это было, мягко говоря, неполное пояснение к тому
кошмару, из которого они только что выбрались.

Хотой снова был Хотоем, Томас - Томасом, Августин -
Августином. Они вновь были тем, чем положено - призраками в
призрачной реальности. Чувствовалось, что Хотой тоже очень
сильно не в себе. Из них троих полное, удивительное
спокойствие демонстрировал только Томас.

- Это были цверги, - пояснил Хотой, когда они плавно
погрузились в пасть Утгарда-лилового.

- Цверги, цверги... - пробормотал Августин, с трудом
припоминая самую туманную и самую неудобочитаемую главу из
фундаментального труда Олафа Триггвассона, Библии XXI века,
"Страннее чем рай".





У нас, у скандинавов, десять веков назад так называли злых
карликов, которые некогда были червями в теле великана Имира,
из которого произошел мир. Цверги - слуги тьмы, они ненавидят
свет и обычно не показываются на поверхности земли. Но иногда
наступает их время.

Я создал законы виртуальной реальности так, чтобы ни одну
большую войну нельзя было выиграть. Хочешь иметь аватар
серийного убийцы и резать на куски другие аватары -
пожалуйста. Это твое личное дело, в виртуальной реальности ты
- патологический слюнтяй и неудачник - можешь немного
расслабиться. Хочешь шесть часов кряду стрелять из
крупнокалиберного ружья по живым мишеням - на здоровье. Пока
не пристрелят тебя. Но если ты хочешь "сплотить массы",
"устроить порядок", "подарить всем счастье" - может и не
получиться. Даже если ты найдешь достаточно болванов, тебе
едва ли удастся завоевать больше четырех-пяти зон включения.
Ну, допустим, тебе удалось развязать большую войну. Допустим,
тебе удалось наводнить виртуальную реальность смертью с
помощью, например, фальшивых аватаров. Вот в этот-то момент,
когда ВР начнет погружаться во тьму твоего мракобесия, могут
появиться цверги.

Ты, может быть, знаешь о нон-идентифицируемых виртуальных
феноменах (НИВФ). Они возникают потому, что Сеть стоит выше
Порога Предсказуемости. В подавляющем большинстве случаев НИВФ
не представляют никакой угрозы. Легкая рябь, пробежавшая по
небесам. Шнурок на левом ботинке, который превратился в
тонкого бронзового червя. Голос, который пять минут подряд
бубнит тебе в ухо: "А вот и неправда". Бывают феномены и
похуже, но всем им далеко до самых безобидных чудес Утгарда.
НИВФ - это сны Сети. Цверги - экстремальные, наиболее опасные
нон-идентифицируемые виртуальные феномены. Цверги - это
кошмары сети.

Я о них никогда ничего не слышал, но я их предвижу и я дал
им это мрачное имя.

Сеть - изначально совершенно здоровый организм и кошмары
ей сниться не должны. Когда террористы стали взрывать рабочие
станции, в виртуальном мире появился Утгард. Это, строго
говоря, тоже один огромный постоянно наблюдаемый
нон-идентифицируемый сетевой феномен, но сном его назвать
нельзя. Это, скорее, явь шизофреника. Эта явь - следствие
внешней перегрузки Сети из-за разрушения ее элементов.

А вот если в здоровой части Сети, в Митгарде, возникнет
внутренняя перегрузка, тогда произойдет что- то другое. Тогда,
насколько я понимаю собственное детище, Сеть попытается
уничтожить источник перегрузки, не нарушая при этом
собственных законов.

Как Сеть будет выполнять эту задачу - я не знаю. Я знаю
лишь, что когда свет сменяется тьмой, в мир приходят цверги.





- Вспомнил! - торжествующе воскликнул Августин, когда они,
покинув хаос Утгарда, очутились в Зоне Стабильности. - Только
какого черта они напали на нас? Насколько я помню, Триггвассон
утверждал, что цверги должны стремиться к уничтожению
источника внутренней перегрузки. То есть шатунов Социальной
Республики Сол.

- Во-первых, почему ты решил, что наше появление не
перегружает Сеть? Во-вторых, разве лейкоциты столь уж хорошо
разбираются в инородных бактериях, которые им предстоит
сожрать? Насколько мне известно, цверги атакуют все, что по
загадочному мнению Сети служит источником серьезной внутренней
угрозы.

- Что-то слабенькие цверги оказались, - скептически
заметил Августин, который иной раз был не прочь помахать
кулаками после драки.

- Слабенькие? - Хотой хохотнул. - Ну ты нахал! Первый раз
я встретил цверга вчера, когда Республика захватила Амстердам.
Тот цверг по сравнению с этими был ничем, и то я едва унес от
него свои виртуальные ноги. Если бы не Томас...

- М-да? - Августин покосился в сторону ньюфа, который
спокойно трусил рядом с ним.

- Да. Собаки, в отличие от человека, совершенно
естественны. Даже я не могу похвастаться этим и даже мое
сознание иногда доверяется химерам, которые порождают так
называемая "реальность" и так называемая "материя". У собак
восприятие мира не замутнено ничем. Они видят вещи такими,
какие они есть. Поэтому Томас смог принять единственно верный
аватар, с помощью которого он обратил двух цвергов в бегство.
Ну а третий был так увлечен тобой, что нам с Томасом пришлось
его убить. Ты искромсал не цверга, но его дезактивированный
фантом.

- И каков же был этот аватар Томаса?

- Есть вещи, к описанию которых человеческий язык
неприменим, - жестко отрезал Хотой. - Для этого нужно уметь
выть и скулить так, как это делают собаки ненастной осенней
ночью в полнолуние на окраине крохотной деревеньки, которую по
недомыслию построили там, где Срединный Мир слишком тонок.

- Срединный Мир? Это между Асгардом и Утгардом? - иронично
спросил Августин, сам не понимая, шутит он или говорит
чудовищную глупость.

- Это между небом и землей, - сказал Хотой так, что
Августин понял - он сморозил чудовищную глупость.





Зона Стабильности была совершенно пуста. Ни Пантеры, ни
Острова, ни Железной Башни, ни Океана, ничего.

Хотой, который уже довольно давно молчал, прислушиваясь к
каким-то одному ему слышным звукам, увлек своих спутников в
произвольном с точки зрения Августина направлении. Но, по всей
вероятности, Хотой, как всегда, знал что делает. И
действительно, вскоре они оказались перед тайным пропускником,
где Зона Стабильности смыкалась с локальной виртуальной
реальностью ВИН. Когда они уже собрались проникнуть в
пропускник, из бескрайнего пространства Зоны Стабильности
донесся далекий грохот африканских барабанов. Августина
передернуло при одной только мысли о новой встрече с Демонами
Сети.

- Цверги, - заметил Хотой без тени беспокойства. - Много
цвергов. Но им сейчас не до нас.





К счастью, ландшафт не успел измениться до неузнаваемости.

Стальное поле с флюоресцирующими стрелками Августин узнал
сразу. И хотя то здесь то там можно было заметить растущие из
ниоткуда гранитные столбики причудливой формы, которых раньше
не было и в помине, в остальном окрестности блока "комати"
были вполне узнаваемы.

- Веди, Августин. У нас очень мало времени. Имей это в
виду, - сказал Хотой.

Но первым пошел Томас. Как ни странно, он успел вполне
освоиться внутри ВР и чувствовал себя вполне свободно. Словно
был на ежеутренней прогулке в сквере. Не хватало только
поводка.

Вскоре на горизонте показалась стена из розовых кирпичей с
эмблемами ВИН.

- Мы почти пришли, - сказал Августин, указывая Хотою в
сторону цели.





Треугольные ворота с оптически проницаемым смотровым
окошком приковывали к себе внимание, но Августин не торопился
подходить к ним. Пожалуй, из-за того, что боялся. Он боялся
поражения. Он боялся, что и в этот раз они окажутся запертыми.

- У нас несколько минут, Августин, - Хотой придал своему
мыслеобразу тревожную окраску.

- Я пойду один. Стойте здесь, - сказал Августин и
направился к воротам. Томас и Хотой провожали его исполненными
надежды взглядами. Едва ли черный кудлатый ньюфаундленд
понимал, что происходит. Но общее настроение ожидания чего-то
значительного и важного передалось и ему.

Августин прильнул к смотровому окошку. Вот он, постамент с
русской надписью "Не медли!" и ее латинским переводом. Вот
оно, безумное творение инженерного гения Бориса Михайловича
Деппа, ключ к защите ВИН.

Августин помедлил еще минуту, размышляя над смыслом
надписи на постаменте. Возможно, она просто украшение.
Возможно, медлить действительно нельзя. Нужно положить руку на
постамент и когда появится системное сообщение "Вы
активировали блок саморазрушения защиты. Работа программы
начнется через столько-то минут" сматываться
подобру-поздорову. Впрочем, задерживаться в локальной ВР ВИН у
Августина и так не было никакого желания.

Августин оглянулся. Хотой и Томас стояли на том же месте,
словно изваянные из мрамора монументы. Августин толкнул
треугольные ворота. И его рука свободно прошла сквозь них.





Локи никогда раньше не пробовал саамы. Но все, что
произошло с ним, было воспринято Локи сравнительно спокойно.
Когда не с чем сравнивать, все кажется естественным и
нормальным. И хотя у Локи был весьма обширный опыт покорения
различных уровней виртуального пространства, такого он никогда
не видел и не чувствовал.

Он долго охотился за саамой. Долго мечтал о ней и
готовился к этой встрече. Он узнал о Хотое все, что смог. Он
сделал все что смог для того, чтобы заполучить ее и теперь она
с ним. Владимир Роговцев, он потрудился на славу... Теперь
виртуальный мир открыт для него. Сегодня ему, Локи, не нужны
ни альфа- станции, ни форсажи...

Пока бездыханное тело Локи покоилось на водительском
сидении форда "Саманта" цвета мокрый асфальт, загнанного на
лесную просеку в двенадцати километрах от Главного Корпуса
ВИН, истинный бестелесный Локи покачивался на волнах
многоцветных иллюзий саамы.





Локи был вне себя от ярости. Аваллон, созданный Борисом
Деппом по приказу Щюро, на то и задумывался Зоной
Стабильности, чтобы в ней все оставалось стабильным и не
поддавалось напору виртуального хаоса. Но вместо стабильности
его взору теперь открывалось нечто, похожее на начисто
выеденную внутренность гигантского черного арбуза. Где-то на
периферии пустоты били африканские барабаны, звенели бубны и
стреляли новогодние хлопушки.

Локи не знал, что это работа цвергов. Ему очень повезло -
волна флуктуаций задела его слабее, чем Хотоя, Августина и
Томаса. Он миновал Митгард, через который сейчас пробирались
полчища цвергов. Они сожрали все и оставили за собой только
бой африканских барабанов, звон бубнов и стрельбу новогодних
хлопушек.

В бытность свою нередким гостем в Аваллоне, Локи толком не
имел возможности ознакомиться со структурой Зоны Стабильности.
С одной стороны, его интересовала по большому счету только
Пантера, а с другой - ничего путевого всего равно разузнать
было невозможно, поскольку всюду шлялась охрана, разные там
шатуны... Разумеется - и в этом Локи не сомневался - где-то
был мостик между локальной ВР ВИН и Зоной Стабильности.
Обязательно был.

Локи помедлил немного, припоминая пристрастия и слабости
Бориса. Ну про свиристеля понятно... Это даже Августин, если
ему верить, не понимал... Про то, как муравьи скоро завоюют
Вселенную - тоже понятно.

Наконец Локи вспомнил. Вскоре перед его глазами появилась
карта Главного Корпуса.





Карта Главного Корпуса в ее виртуальной интерпретации была
похожа на бесконечно раскладывающееся портмоне. Открываешь
одно отделение - тут же появляются новых десять, каждое из
которых в свою очередь раскрывается еще на пять. Карта была
довольно поверхностной и отражала только самые важные объекты,
причем имеющие непосредственное отношение к Аваллону. Но Локи
не нуждался в нудном картографическом пережевывании каждого
означенного на карте пункта. Недаром же он десять лет занимал
президентское кресло и заправлял всем и вся в столь
ненавидимой им сейчас компании ВИН. Многое он прекрасно помнил
сам, многое домысливал. Да его и не интересовало все.

Его интересовало только одно - где находится установка,
поддерживающая жизнедеятельность живого прототипа и хозяйки
аватара Пантеры. Где лежит тело Бриджит Льюис, агента
Интерпола. Коль скоро он не может встретиться с пантерой на
Аваллоне, он хотя бы увидит ее в жизни. Хоть бы и погруженную
по самые уши в питательный биораствор. И Локи нашел ее.
Точнее, нашел то место на карте, где была обозначена
лаборатория "Биомос".

Насколько он знал Щюро и Главный Корпус ВИН, эта
лаборатория была самым удобным местом для заточения Пантеры.
Пока Бриджит плавает в капсуле входа, ее альфа-станция
транслирует в мозги одно и тоже. Аваллон, сказочный лес, с
недавних пор - Железный Замок, маленькие кошачьи радости, да и
то в пределах, предусмотренных господином Щюро. Теперь никто
не мешал Локи узнать, каким образом пробраться к Пантере.

Это было сравнительно просто - восьмой подземный уровень
он помнил неплохо. Но тогда "Биомос" был совсем иным.

План Локи был довольно прост. Пробраться в локальную ВР
ВИН, доступиться до лаборатории "Биомос", посмотреть на
пантеру и слинять. Иными словами, Локи решил воспользоваться
пустотой в Утгарде и свободой "кроличьей норы", соединяющей
локальную ВР ВИН с Утгардом для того, чтобы погулять по своим
бывшим владениям.









Диктор Шестого канала был на редкость весел, хотя дикторам
программ новостей больше к лицу озабоченность. Хорошие новости
- это не материал для программы. О них умалчивают. Иное дело
новости плохие. Они будоражат голову, собирают у стереоэкранов
аудиторию. Именно поэтому веселье дикторам новостей ни к чему.

- Сегодня утром, в десять часов тридцать минут, на Главный
Корпус компании ВИН было совершено беспрецедентное нападение.
Вооруженный отряд наемников зарубежных спецслужб, прикрываясь
мандатом Интерпола при помощи боевых вертолетов предпринял
попытку штурма. Охрана ВИН, действуя всецело в рамках
действующего законодательства, обезвредила нападавших. Часть
боевиков уничтожена, остальные и в том числе их главарь -
некто Мак-Интайр - взяты в плен. Наш репортаж с места событий.

На экране стереовизора появился Главный Корпус. Солнечный
день. Опрятная лужайка пред парадным входом. На ней - четыре
целых и невредимых вертолета "Навахо". Четырнадцать человек,
заложив руки за голову, стоят у розовой стены. Охрана общается
с ними через переводчика.

- Мы попросили так называемого специального агента
Интерпола господина Мак-Интайра прокомментировать случившееся.

На экране появился Мак-Интайр. Он с независимым видом
курил толстую сигару и выпускал дым прямо в камеру.

- Господин Мак-Интайр, какую цель преследовали вы и ваши
люди, предпринимая этот беспрецедентный штурм?

Мак-Интайр говорил на слэнговом английском, глотая
артикли. Переводчик гнусавил ему в тон.

- Это наша работа, за которую нам платят деньги. Ну и,
конечно, мы хотели немного поразвлечься. Как говорится,
спустить пар. Это было замечательно! - Мак-Интайр осклабился.
Типичная американская улыбочка. Даром что ирландец.

Общий план - охрана ВИН и президент Щюро. Он треплет
отличившихся по плечу, заботливо беседует с ранеными,
осматривает кабину "Навахо" и сокрушенно цокает языком.

Наконец, на экране снова возникло лицо диктора.

- Ничего не скажешь, хорошо зарабатывают и отлично
развлекаются парни из Интерпола. Но чем же было их нападение
на самом деле? Отчаянной попыткой добыть новые компьютерные
технологии? Политической провокацией? Или промышленной
диверсией? Ответы на эти вопросы сможет дать только
всестороннее расследование Департамента Безопасности. Ну а
господин Щюро еще раз напоминает всем честным людям России,
что настало время сплотиться под знаменами Социальной Партии
Справедливости.





- ...А сейчас генерал Воронов прокомментирует ситуацию в
стране, - заявила смазливенькая ведущая. В голографическом
кубе стереовизора прокрутилась огромная единица Первого Канала
и вслед за этим возникла говорящая голова Воронова.

- Для беспокойства нет ни малейших причин. Ситуация во
всех отношениях находится под контролем наших органов
безопасности. Сегодня ночью в результате специальной
операции, проведенной под моим руководством, была полностью
уничтожена опаснейшая террористическая организация "Снарк".
Несколько позже отражена попытка наемников зарубежных
конкурирующих фирм внести разлад в деятельность компании ВИН.
Все это - только первые шаги России к истинному порядку,
который обязательно наступит после избрания господина
Салмаксова на пост президента...

- И так далее, и тому подобное, - подмигнул Щюро
Мак-Интайру.

Щюро громко приказал:

- Шестой!

Первый канал сменился Шестым.

- Только что стало известно решение Конституционного Суда
России по поводу предстоящих выборов. Суд единогласно признал
легитимность предстоящих выборов по причине наличия трех
кандидатов. Выборы начнутся завтра в восемь часов утра, в
соответствии с предыдущими решениями избирательной комиссии.

- Суров закон, но закон! - ликующе воскликнул Щюро, снова
подмигивая Мак-Интайру. Специальный агент, который давно уже
находил директора компании ВИН, мягко говоря, эксцентричным
малым, остался нарочито невозмутим.

- Правительственный канал пожалуйста! - вежливо приказал
Щюро.

Теперь Мак-Интайру была представлена возможность
насладиться зрелищем российского президента.

- ...не имеет никакого значения. Старое, отжившее, уходит
на покой. Новое, молодое, талантливое приходит ему на смену.
Не вызывает сомнений тот факт, что истинным олицетворением
нужд и чаяний российской нации в настоящий момент является
партия господина Салмаксова. Поэтому я призываю народ России
сделать правильный выбор...

- Тоже ведь не дурак, а? - Щюро вскочил и прошелся по
комнате несколько раз взад-вперед. Потом он неожиданно резко
развернулся и, ткнув пальцем в сторону растекающегося мыслью
по древу президента, неожиданно гаркнул:

- Вот он, гений Бориса Деппа! Вот то, чего вы так боялись,
Мак! Депп делал блистательные сектора, Депп стабилизировал
кусок Утгарда, Депп сотворял замечательные аватары! Но
последнее творение, последний аватар Деппа - это что-то
особенное. Вот он, смотрите!

Мак-Интайр для верности еще раз посмотрел туда, куда
указывал палец Щюро, но ничего, кроме президента, не увидел. В
первый раз за все время общения с директором компании ВИН он
был действительно удивлен.

- Вы хотите сказать, что подделали своего президента? -
спросил он осторожно.

Щюро коротко хохотнул. Потом замолк на секунду. Потом на
него напал приступ совершенно безудержного смеха.

- А-а! Можно, да, - он продолжал смеяться, - конечно,
можно. Но дорого, боже, как дорого! Потом еще надо подменять
тела! Киборги третьего поколения! Да и кроме президента еще
остается куча придурков. Все вместе - дорого. А главное...

Щюро отсмеялся и сделал торжественную паузу.

- ...а главное, что все это совершенно излишне. Олаф
Триггвассон подарил человечеству возможность менять аватары,
как перчатки. Менять форму, оставляя в неприкосновенности
мозг. Дом души, понимаете ли. Наш путь проще. Тело остается
телом. Но мозги мы чистим и чистим основательно, пока в них не
остается последняя, кристальная, единственная ясность! Это и
есть лучший, это и есть последний аватар. Тело без души.

Щюро перевел дух и, обращаясь к компьютеру управления
стереовизором, сказал:

- Достаточно.

Стереовизор, однако, продолжал работать.

- Достаточно, спасибо! - приказал Щюро.

Стереовизор снова переключился на Первый канал.

- Мелочи, не беспокойтесь, - Щюро любезно улыбнулся
Мак-Интайру. - Маленький непорядочек.

Мак-Интайр не успел и глазом моргнуть, как Щюро выхватил
из-под мышки АПЛ-9 и в пять выстрелов разделал стереовизор как
Бог черепаху.

- Вот видите, Мак, - сказал он странным тоном, возвращая
пистолет обратно в кобуру, - что вы наделали
одной-единственной электромагнитной бомбой. Вечор уж на дворе,
а по моей бедной сети все еще бегают разные завихрения. Надо
было, все-таки, угробить вашу "Пандору" еще над Шереметево.

- Сочувствую, - сухо сказал Мак-Интайр, но его
одно-единственное слово потонуло в надсадном вое сирены. В
центральном командном пункте Щюро, расположенном на двадцатом
подземном этаже, загорелось табло "Защита отключена".

Щюро побледнел.

Мак-Интайр понял: "Сейчас или никогда". Согласно
агентурным сведениям, Щюро располагал простой и надежной
системой экстренной эвакуации с двадцатого уровня. Это был
сверхскоростной реактивный лифт в изолированной шахте.
Мак-Интайр уже давно прокручивал в голове трехмерную карту
Главного Корпуса, буквально склеенную по кусочкам из сотен
агентурных донесений. Как он уже мог сегодня убедиться, многое
в этой карте было ложным, кое-что - истинным. Является ли
сверхскоростной лифт правдой или ложью Мак-Интайр не знал.

Его все равно ждет смерть. Быстрая или медленная.
Мучительная или легкая.

Мак-Интайр пулей вылетел из кресла, всем телом ударил Щюро
- директор компании ВИН грузно влетел в осколки стереовизора -
и бросился к неприметной двери, на которую косился уже давно.





Когда Августин открыл глаза своего физического тела, он с
испугом обнаружил, что он и его "братья по сааме" находятся
под более чем пристальным наблюдением нескольких вооруженных
людей. "Теперь точно конец", - подумал он. Подобные мысли
навещали его за сегодняшний безумный день уже несколько раз,
но Августин все никак не мог к ним привыкнуть. Говорят,
фронтовики второй мировой войны привыкали со временем ко
всему, но только не к вою пикирующего бомбардировщика.
Августин был проще. Он никак не мог привыкнуть к осознанию
того, что уже больше суток его могут убить практически в любую
минуту.

Августин приподнялся на локте, пытаясь различить лица и
форму людей - низкое солнце било в глаза и сделать это было не
так-то просто.

- Проснулся наконец, - дружелюбно сказал один из них,
садясь на корточки перед Августином.

- Черт побери... - пробормотал Августин.

Перед ним сидел капитан спецподразделения "Перун" Сергей
Гаспаров.

- Да, Августин, да. У меня тоже голова кругом идет. Вас
уже пятый час нету, а тут такое творится... - грустно сказал
он. На его лице была написана нечеловеческая усталость.

В кармане у Сергея что-то пискнуло.

- Гаспаров! - бросил он в трубку.

С полминуты он слушал чей-то доклад, а потом лицо его
расплылось в широченной улыбке.

- Сукин ты кот, будь я неладен! - завопил Сергей, крепко
обнимая Августина.

Августин ничего не понимал.

- По машинам! - скомандовал Сергей трем сержантам, которые
продолжали стоять у них над душой. Сержанты удалились быстрым
бегом.

- Защита снята! Ты понимаешь это или нет?! - воскликнул
Сергей, обращаясь к Августину.

После пребывания в виртуальной реальности Августин
соображал исключительно плохо.

- Ну, снята. А зачем бы мы еще туда лазили?

Сергей фыркнул.

- Тоже мне, Клинт Иствуд! То есть для тебя уже снять
защитный экран вокруг Главного Корпуса как мне два пальца об
асфальт?

- Я только на кнопку нажал, - скромно пробормотал
Августин. - А остальное делал мой отец...

- Вы, извините, до ночи болтать будете? - деликатно
вмешался Хотой, который уже давно вышел из транса и лежал на
спине с закрытыми глазами, чтобы как следует
сконцентрироваться. События последних дней тоже не прошли для
него даром. Хотой ощущал себя сосудом, прежде полным до краев,
а теперь растрескавшимся и наполовину опустевшим. Сейчас Хотой
поднимался.

Томас тоже был здесь. Он подошел и лизнул своего хозяина в
щеку.

- Да, правда, - Сергей встал, привычным жестом поправил
бронежилет и сказал:

- Все, Августин. Ты свое дело сделал так, как не смог бы
ни один из нас. Дальше - наша работа.

- То есть как это?! - возмутился Августин. - Что значит
"наша"? Чья это - "ваша"?

- Сотрудников Департамента Безопасности, которые остались
верны присяге, и натуралов Хотоя.

- Томас, ты слышал? Нас хотят оставить здесь жрать зеленые
яблоки, в то время как они будут развлекаться вовсю! Нет,
ребята, так дело не пойдет!

- Слушай, Августин, - Сергей начинал нервничать, - ты
чересчур важный свидетель. Даже если мы победим, пойдет такая
буча, что без тебя мы в Верховном Суде загремим под трибунал.
Ну а если всех нас перестреляют, то кому будет проку в том,
что заодно с нами шлепнули и тебя?

- А много мне будет проку, если всех вас перестреляют и я
останусь один? - тихо спросил Августин.

- Пусть идет, - неожиданно сказал Хотой, который нарочито
смотрел в другую сторону. - Он не может не пойти.





Главный Корпус был похож на декорации к драме "Осада
Родоса". На его крыше догорали два "Навахо", в большинстве
окон были высажены не такие уж пуленепробиваемые стекла, стена
в районе первого этажа зияла огромным проломом, из которого
торчал изуродованный скелет сбитого интерполовского вертолета.

- Садиться на крышу глупо, - авторитетно заявил Августин
Сергею, когда Ми-40 повис вдалеке от затаившегося строения.
Еще три Ми-40 стояли под ними прямо на шоссе. Они прибыли
несколько раньше, еще до того как Августин снял защиту, а
перуновцы, рассредоточившись, только ожидали сигнала.

Сергей молча изучал здание в бинокль через открытую
десантную дверь.

- Глупо, - поддакнул Хотой. - Ну вы тут решайте, что
глупо, а что нет, а я пожалуй, сойду.

- Куда? Один в поле не воин, - Августин окончательно терял
ориентировку в этой сногсшибательной лавине событий.

- Во-первых, и один Хотой в поле воин, - авторитетно
заметил Сергей и отдал приказание пилоту посадить машину на
шоссе. - А, во-вторых, там, внизу, его людей сейчас
видимо-невидимо.





Локальная ВР ВИН не понравилась Локи. Полный бардак.
Равнины, безжизненные поля, разрушенные строения, звуки из
ниоткуда. Снова бой африканских барабанов. В общем, то же,
что в Утгарде. Попадались и зоны стабильности - дурацкие,
никому не нужные. Ни одного праздношатающегося аватара. На
руке у Локи невесть откуда появились два красных тумблера, ни
один из которых не работал, а ноги стали неожиданно быстро
уставать (точнее, у Локи возникло ощущение того, что его ноги
сильно устают). Сила тяжести казалась выше обычной - но,
разумеется, лишь казалась. Локи был достаточно бесплотен,
чтобы не зависеть напрямую от физических сил.

Идеальное чутье многолетнего пользователя ВР подсказывало
ему, что совсем недалеко должен быть выход на стереомониторы
Главного Корпуса ВИН. И верно - в одной из зон стабильности,
неприметно прилепившейся на краю вонючей реки, вода в которой
была отчего-то жирной и теплой, он приметил видеовходы,
торчащие из пластиковой почвы, словно обрубленные корни
неведомого нейрокомпьютерного дерева. Локи нырнул в один из
видеовходов и понесся вперед, отдавшись течению виртуального
эфира. Куда его несет он знал лишь приблизительно.

Вскоре, однако, все стало на свои места. Его принесло
вовсе не туда, куда требовалось. Он сразу узнал стереоэкран
лаборатории "Техкиб-4". То, что он увидел, скорее обрадовало
его чем растроило. Проект, который выпил из него массу сил
еще на заре своего осуществления, был, наконец, окончен. Вот
они, прекрасные биосинтетические юноши, не знающие ни горя, ни
усталости. Лежат словно спящие красавицы в хрустальных
саркофагах. Киборги. Гомункулусы. Чудо инженерной генетики.

Локи улыбнулся. "Это уже, видать, второе, если не третье
поколение", - подумал он не без сентиментальности. Один из
саркофагов пустовал. Локи переместился к другому стереоэкрану.
Капсула входа была открыта. "Значит, одного уже попробовали,
гады, причем попробовали без меня!". Локи даже немного стало
обидно. Но он не раздумывал слишком долго. То, что произошло
потом, было чистейшей импровизацией.





ВР умела зализывать раны и кое-что уже успело зажить.

Стараниями Интерпола целостность и функциональность
приватной виртуальной реальности ВИН сильно пострадала. И
все-таки, одно из базовых из свойств ВР - способность к
самовосстановлению и самосовершенствованию - смогло
"подлечить" многое.

Локи пробрался к капсуле входа и включил альфа-станцию,
напрямую связанную с бледнолицым киборгом, телосложением
смахивающим на Геркулеса, а лицом - на Аполлона. Киборг имел
свое собственное имя - Шалун Фрэнки, но Локи не знал об этом.
Ему и без этого было весело.

Локи упивался новой телесностью. Локи ликовал. Он жил в
теле молодого юноши, который всегда попадает в "десятку".
Которому не страшны выстрелы в спину. Который плевать хотел на
своих хозяев, ибо его настоящей душой была душа Локи.

Локи знал что делает. Он знал, что другого такого шанса
ему предоставлено не будет. Он был почти совершенно наг - не
считая темно-синих плавок, целомудренно одетых на
законсервированного киборга по требованию высокоморального
господина Щюро. Но Локи не стал одеваться. Он вышел из
"Техкиба-4", чей пол был подозрительно обильно заляпан кровью,
и голыми руками удавил двух подскочивших к нему охранников.

Дальше было еще проще. Куда идти - ясно. Цель -
лаборатория "Биомос" на минус девятом уровне. Двигаться к
цели легко. В его правой руке - АПЛ-9, в его левой руке -
РПГ-12. За спиной ранец с боеприпасами, который оставили ему в
наследство охранники. Аватар настоящего, реального,
материального киборга очень нравился Локи.

"Это был самый лучший и самый последний аватар в моей
жизни", - скажет когда-нибудь Локи, а пока он идет к лифту.

Пять мертвых тел отмечают путь Локи.

Лифт везет его вниз.





Никто не ждал Локи в светлых коридорах "Биомоса". Это было
заметно сразу. Несколько выстрелов из гранатомета - и
застигнутые врасплох отправляются прямиком в рай. Вскрикнет
АПЛ - и еще один часовой разрешает ему проход. Проход без
карты доступа.

В эти минуты больше всего Локи опасался нескольких вещей.
Во-первых, ошибиться. "В глючном мире - глючные вещи", -
гласит один из афоризмов, приписываемых Олафу Триггвассону. В
соответствии с ним карта, найденная на Аваллоне, вполне могла
оказаться неверной, а значит Пантеры вполне могло и не быть в
том месте, куда он так стремится. Во-вторых, Локи не знал, как
долго продолжается действие саамы и опасался, что не успеет
завершить задуманное. А в-третьих, он не был уверен в том, что
Пантера, его возлюбленная Бриджит Льюис, жива. Но об этом Локи
не хотелось думать.





Конечно же, в него стреляли. В его синтетическом теле
зияло не менее тридцати дырок. Но киборгам не страшны
огнестрельные ранения. Конечно же, его пытались поймать в
ловушку. Даром. Многие из этих ловушек были поставлены еще
при его, Локи, власти. Многие из них были изобретены лично им.
Такие, как, например, схлопывающийся лифт. Поэтому его
продвижение к цели было медленным, но неуклонным.

Когда двери "Биомоса" разъехались перед ним, полуголый и
чудовищно побитый киборг по кличке Шалун Фрэнки бросил внутрь
осколочную гранату. Это было как раз то, что нужно. Когда
внутрь зашел сам Локи, воевать было уже не с кем.

Ему пришлось горько пожалеть о этом. Он долго и мучительно
искал гробницу пантеры, ибо справиться о ее местонахождении
было не у кого. Он шарил по пультам контроля, включал без
разбору все устройства, какие попадались ему на глаза, щелкал
всеми тумблерами, подавал массу дурацких речевых команд. Но
найти пантеру не удавалось. И только когда он непонятно зачем
сел в кожаное кресло перед стереовизором, произошло чудо. Пол
перед его босыми ногами разъехался и в освещенном стеклянном
боксе наверх поднялась панель управления, на которой черным по
белому было написано: "Объект пантера", четвертая секция".





Но Локи не успел войти в четвертую секцию. В спину ему
ударила волна свинца. Он обернулся.

- Ты мне не нравишься, - сказал человек с автоматом, чье
лицо не выражало ничего, кроме звериной ненависти. Впрочем,
даже звериного в нем было мало. Присмотревшись получше, Локи
понял, что противник его, как и он сам - киборг.

Локи не стал тратить время на разговоры. Вместо него
заговорил автомат. Куски биосинтетической плоти отваливались
от его противника, словно комья снега от снежной бабы,
бомбардируемой камнями. Локи ощущал свое преимущество. Он
знал толк в искусственных людях. Модель, которая пыталась
загородить ему путь к пантере, явно уступала ему самому. "Этот
из первых выродков!" - сплюнул Локи.

Локи не знал, что Пьеро не уступит ему ни в выносливости,
ни в боеготовности. Разве что в способности анализировать и
сопоставлять. И это спасло ему жизнь. Его нахальство, его
напор и его решимость победить в конце концов сделали его
истинным победителем.

К несчастью, боезапас Локи был на исходе. От автомата
почти ничего не оставалось. Гранатомету оставалось выстрелить
три раза. Правда, была еще одна осколочная граната. В то время
как у его противника, по-видимому, не было нужды ни в чем.

"Вау!" - завопил речевой синтезатор Локи, когда его
противник переключился с автомата на гранатомет. И тут он
понял, что медлить больше нельзя. Оставалось уповать на
собственную прыть и ядро регенерации.

- Лови! - крикнул Локи бросил киборгу гранату. Словно
теннисный мяч или апельсин.

Пьеро все-таки был очень туп. Его можно было научить
играть в нарды и высказывать нейтральные и не очень сложные
суждения о том, о сем. Но не ловить то, что тебе бросают с
криком "лови", не ловить теннисные мячи и толстошкурые
апельсины, Пьеро просто не умел. Не было такого блока в его
управляющей программе. Он умел только ловить и потому ему
оторвало руку и снесло пол-головы. Локи оставалось лишь
закрепить успех. Он, то есть киборг Шалун Фрэнки, был едва жив
и потому Локи пришлось активировать работу регенерационной
системы своего нового аватара. Щупальца впились в поверженные
останки Пьеро и выжрали все, что только могло быть переварено.
Теперь для красавчика Фрэнки, который расстрелял в упор
беззащитное ядро регенерации своего противника, путь к черной
пантере был открыт.





Штурм начался через двадцать минут, ровно в восемь часов
вечера.

Четыре Ми-40 вышли на Главный Корпус со стороны заходящего
солнца. Сергей дал "добро" и на цитадель ВИН обрушилась лавина
стали. Отвлекающий удар есть отвлекающий удар. Даже если
отвлекать некого.

В это время смешанная штурмовая группа натуралов и
перуновцев, приблизившись к тем самым воротам, через которые
Августин днем бежал на джипе, с удивлением обнаружила, что они
пусты.

Спустя несколько минут "союзники" проникли на первый этаж
Главного Корпуса. Там тоже не было никого.

Судя по всему, вся надземная часть ВИНовской цитадели была
пуста, как прогнивший грецкий орех.

Но стоило им попытаться проникнуть на первый подземный
уровень, как крепость ожила. На лестницах перуновцы были
встречены ураганным огнем.

- Ладно, - зловеще сказал Сергей. - Будем работать без
спешки. По старинке. Братва, доставай бетонобойные.

Заряды быстро образовали на полу коридоров четыре
аппетитных прямоугольника.

Хотой скептически посмотрел на возню перуновцев и, подойдя
к Сергею, хитро спросил:

- Слушай, а зачем так долго? Пробьетесь на первый ярус,
они отступят на второй, потом - на третий... Так ведь и до
утра провозимся. Ты можешь ткнуть пальцем в вентиляционную
шахту?

Сергей посмотрел на Хотоя несколько растерянно.

- Есть тут она проблема, - ответил он. - Не вижу я,
понимаешь, вентиляции...

- О! - Хотой многозначительно поднял палец. - Не видишь.
Если бы видел, давно бы уже в нее полез, верно?

- Верно, - опечаленно вздохнул Сергей.

Августин и Томас взирали на совещание Цезаря и Бонапарта с
глубочайшей апатией. Августину начало казаться, что эта война
никогда не кончится.

- Но мы ведь знаем, что внизу находится мощный
термоядерный реактор, который питал энергией защитное поле,
верно?

- Верно, - второй вздох Сергея был куда печальнее первого.
Но вдруг его лицо озарилось радостью гончей, которая напала на
след:

- Ну да, а реактор нуждается в очень мощном теплоотводе.
Но сейчас, когда защита вырубилась, он еле дышит, лишь бы не
разрушился плазменный шнур.

Хотой довольно кивнул головой.

- Только водяные трубы - наша дорога. Вы пойдете так, как
и собирались - сквозь проломы в полу. А мы опустимся
насколько нам хватит дыхания по трубам вниз и нападем на них с
тыла.

- И насколько же вам хватит дыхания? - насмешливо спросил
Сергей.

- На полчасика достанет, - серьезно ответил Хотой.

От апатии неожиданно не осталось и следа.

- Сергей, у вас ведь есть несколько гидрокостюмов? - как
можно более небрежно спросил Августин.

К их разговору заинтересованно прислушивался один
натурал-новичок. Ему тоже был по зарез нужен гидрокостюм.





От направленного взрыва мины с пневматической присоской из
трубы вырвало огромный кус и разворотило стену. Поток теплой
технической воды хлынул на линолеум "Полифлор", которым были
выстелены полы двадцатого подземного уровня.

Но взрыв принес с собой не только потоп. Вместе с водой на
двадцатой уровень проникли люди Хотоя.

По сведениям, которыми располагала личная гвардия Щюро,
бой сейчас шел на третьем уровне. Сигнализация и редкие
промежуточные посты, разбросанные в ключевых точках, не
сообщали о проникновении противника. Здесь, на сверхзащищенном
двадцатом уровне, можно было пережить ядерную зиму. Поэтому
охрана чувствовала себя как у Христа за пазухой.

Четверо охранников, перекуривавших у лестничного пролета,
не успели даже выбросить сигареты, когда метательные ножи
передовых боевиков Хотоя уложили их без единого звука.





Августин после путешествия по непроглядному мраку трубы
чувствовал себя, мягко говоря, неважно. И он совершенно не мог
взять в толк, как люди Хотоя смогли провести двадцать четыре
минуты в воде (или, точнее, под водой) без кислорода.
"Ихтиандры, понимаешь ты", - мысленно проворчал он, снимая
маску и плоский кислородный баллон.

Кроме Августина, услугами акваланга не побрезговал
воспользоваться только Владимир. За два дня может научиться
получасовой задержке дыхания под водой только урожденный
кашалот.

Потоки воды разливались по двадцатому уровню. Четырех
убитых охранников перекатывало по ступеням лестницы и влекло
вниз, туда, где находились секретные уровни реактора.

- Хорошо. И вода тепленькая, - фыркнул Хотой, стряхивая
собачьим жестом воду с волос. - Правда хорошо, самураи?

"Самураи", которых теперь было около трех десятков,
закивали головами. Складывалось впечатление, что они
действительно не испытали никакого дискомфорта в утробном
мраке трубы.





От площадки, на которой они оказались, расходились три
коридора. Группе, в которой оказались Хотой, Августин и еще
восемь "самураев", достался центральный.

За первым же поворотом их встретила струя импульсного
огнемета.

- Я, сэнсэй, - сказал один, когда они, вжавшись в стены,
смотрели, как неистовая струя огня проносится мимо и лижет
противоположную стену. С их мокрой одежды валил пар.

Хотой молча кивнул. Люди Хотоя понимали друг друга почти
без слов. Второй его человек вынул из стенной ниши
огнетушитель. Доброволец перезарядил арбалет и прикрыл глаза.
Он постоял несколько секунд, почти не дыша и, гортанно
вскрикнув, выскочил прямо в струю огня, на ходу вскидывая
арбалет. Вслед ему била пена из огнетушителя.

Струя огнемета теперь била по полу. Охранник в конце
коридора, уронив огнемет, корчился со стрелой в животе.

- Андрей еще может выжить, - сказал Хотой, когда они,
потушив охваченное огнем тело, склонились над обожженным
товарищем.





Из-за отъехавшей в сторону панели ударил автоматический
пулемет с автономной телекамерой. Двое "самураев" упали на
линолеум, обагряя его своей кровью. Остальные успели упасть
ничком. В следующий момент Хотой совершенно неуловимым жестом
отправил в зрак телекамеры увесистый шарик с шипами. Сила
броска была такова, что объектив сразу же брызнул осколками
толстенного стекла, а телекамера, сорвавшись с турели, повисла
на лохмотьях проводов.

Пулемет теперь бил вслепую. Они двинулись дальше.

- Стоп, - сказал Хотой. - Впереди - пустота.

Августин уже научился понимать, что Хотой очень часто
может заметить то, чего не видит он, Августин, и хотя впереди
был нормальный ровный пол, мгновенно остановился.

Уже целых восемь минут с ними не происходило никаких
неприятностей. Для двадцатого уровня - подозрительно много.
Что теперь?

Теперь оказалось, что коридора впереди нет, а вместо пола
они видят лишь его голографическое изображение. Не вызывало
никаких сомнений, что под ним - заминированная "волчья яма". С
двух сторон были глухие стены, позади - пройденный путь.

- Я, сэнсэй, - к этим словам Августин тоже стал постепенно
привыкать.

Хотой кивнул.

Натурал совершил гигантский прыжок, но даже его было не
совсем достаточно. Он смог зацепиться за противоположный край
ямы, но его пальцы проскользили по линолеуму и он сорвался
вниз. Это смотрелось дико - человек проваливается сквозь пол,
в котором с виду нет ни малейшего изъяна. В недрах ловушки
грянул оглушительный взрыв.

Голограммы больше не было. С потолка капала кровь.
Августин отвернулся.

- Чисто, - бесцветным голосом сказал Хотой. - Идем,
Августин.





Не так уж много охранников оставалось в распоряжении Щюро.
Многие погибли в схватках сегодняшнего безумного дня, многие
сейчас обороняли третий уровень от "Перуна". Шестнадцать
человек блокировали остатки "коммандос" во главе со Стэнли
Мэрдоком в производственном цеху.

Судя по сообщениям с постов, натуралы проникли на
двадцатый уровень сразу с трех направлений и теперь они были
повсюду.

Отключение защиты и бегство Мак-Интайра могло поставить
любого человека на грань отчаяния. Любого, но не Щюро.

Неподалеку от командного пункта, в бронированной сфере,
покоился алмаз "Сердце Тайги". И это было главным. Поэтому,
когда поступили сообщения от поста номер два, прикрывавшего
непосредственные подступы к командному пункту, что натуралы
приближаются, Щюро только самодовольно потер руки. Пусть
приближаются, пусть приближаются, пусть приближаются...

Но это были уже не его мысли. Так нашептывал своему
рабу-обладателю великий якутский бог.





- Венедикт? Спишь?! - Воронов нехотя взял радиотрубку,
которая битых пятнадцать минут разорялась на подоконнике.
Стереосвязь Воронов специально отключил - ему не хотелось,
чтобы кто- нибудь видел его пирующим в обществе своей
подчиненной накануне столь важных для него и для всей страны
событий. Пирующим в собственном кабинете.

Ксюша уже давно покончила с желе и набросилась на дары
моря - она разделывала маринованного омара.

- Веня, что там у тебя происходит? Что там за девочки
шалят? - Воронов был уже навеселе, что отражалось и на его
манере выражаться.

- Послушай, Анатолий Андреевич, - сказал Щюро совершенно
бесцветным голосом. - Перестань дурачиться и слушай меня
внимательно. Если пойдешь против меня, то потом даже твой
хваленый Черный Спецназ твоих костей не соберет.

- Сейчас, минутку, переключусь на стерео.

Щюро никогда не опускался до пустых угроз, а потому хмель
слетел с Воронова в мгновении ока. Он жестом извинился перед
Шельновой и скрылся в соседнем с кабинетом помещении, которое
предусмотрительно пустовало - денщик был отправлен в
увольнение. Он активировал экран стереовизора. Все-таки
неприлично говорить о важных делах по радиотелефону.

На экране возникло вспотевшее и весьма обеспокоенное лицо
Стального Венедикта.

- Слушай сюда. Ты знаешь где сейчас твоя дура Шельнова? -
по всему было видно, что разводить прения Щюро не намерен.

- Положим, знаю, - спокойно ответил Воронов.

- Это хорошо, - кивнул Щюро, нервно постукивая пальцами по
дубовой ручке кресла. - Тогда делаем так. Ты ее приводишь к
этой или любой другой стереокамере, ставишь ей пистолет вот
прямо сюда, - Щюро ткнул пальцем себе в висок, - и включаешь
прямую трансляцию на ВИН. А дальше делаешь все, что я попрошу.
Понятно?

Воронов молчал. Может быть, лучше сейчас просто вырубить
связь и послать этого маньяка ко всем чертям? Но что-то
подсказывало ему, что...

- Ты что, в рот воды набрал, Анатолий Андреевич? -
раздраженно спросил Щюро. - Или ты хочешь, чтобы о твоих
крылатых ракетах заговорила вся страна? Мне это не трудно, у
меня прямая связь с президентом России...

- Ну, предположим, я сделаю так. Шельнову, конечно, будет
трудно уговорить на такое, но я постараюсь, - Воронов пытался
держаться с достоинством.

- Никаких уговорить! - Стальной Венедикт был бледен, как
сама смерть. - Все должно быть так, как это бывает, когда бабу
хотят отправить на тот свет. И если я скажу тебе нажать на
курок - ты нажмешь. А если не нажмешь, то...

Связь прервалась. Воронов закусил губу. Он был в
нерешительности. Он молчал. За дверью Ксения Шельнова кушала
шампиньоны.





В хранилище прогрохотала гулкая очередь и охранник,
отброшенный пулями прямо на гладкий бок металлической сферы,
медленно сполз на пол. Августин наконец снял палец со
спускового крючка.

Августин не умел пользоваться холодным оружием и
арбалетами натуралов. Августин выбрал "Мистраль" - с ним, по
крайней мере, все понятно.

Они находились в круглом зале, под потолком которого
тускло горели лампы аварийного освещения. Их оставалось трое
- Хотой, натурал с простым русским именем Владимир и он,
Августин. Семь "самураев" отдали свою жизнь, чтобы довести их
до хранилища. Августин видел, как они гибли, как
самоубийственно подставлялись под пули, чтобы защитить своего
сэнсэя. Августин не понимал этого. Ведь война с ВИН была
совсем уж не их войной. Да и Хотоя Августин не понимал. После
всего происшедшего ему было настолько наплевать на "приличия"
и "правила хорошего тона", что он задал свой вопрос напрямую,
совершенно не смущаясь присутствием Владимира.

- Я отвечу, - сказал Хотой. - Но давай сделаем то, зачем
мы сюда пришли. Возьми свой амулет и положи его на ладонь.

Августин уже давно успел забыть о маленькой костяной
безделушке, которая, по словам Хотоя, хранила его в жестокой
мясорубке последних трех дней. Так забываешь только о том, с
чем успел свыкнуться. Так забываешь о воздухе.

Хотой произнес над амулетом длинную распевную фразу.

Из-под бронированного кокона, заляпанного кровью убитого
охранника, раздался негромкий звон. В тот же момент полумрак
хранилища озарился ярким багряным светом.

- Мать-перемать, - прошептал Августин.

На полу лежал огромный алмаз размером с кулак. Владимир
охнул.

- Подыми его, - попросил Хотой Августина. В голосе якута
не было ни угрозы, ни приказной интонации. Но Августин
почувствовал, что отказаться нельзя. Если он откажется, может
произойти нечто ужасное. Что?

Августин осторожно прикоснулся к алмазу и ощутил сильный
укол в сердце. Он отдернул руку.

- Не бойся, - мягко сказал Хотой. - Он не тронет того, кто
под защитой амулета. Бери его.

Легко было сказать "бери его"! В момент первого
прикосновения Августин ощутил странную, чужую, совершенно
неподвластную человеческой воле жизнь, которой был преисполнен
алмаз. Но проявлений силы своего амулета он за последние дни
насмотрелся предостаточно.

Августин взял "Сердце Тайги" и, ощущая его роковую
тяжесть, протянул Хотою. Тот, вопреки его ожиданиям,
отстранился.

- Нет, если бы я мог взять его сам, я бы это уже сделал. А
теперь я отвечу на твой вопрос, - взгляд Хотоя, пронзивший
Августина насквозь, был полон ярости. - Эта война - моя война.
Много лет назад Щюро - тогда еще сравнительно молодой и
сравнительно неопытный уголовник - убил моего старшего брата.
Мой брат был просветленным человеком и совет старейшин моего
народа назначил его хранителем этого алмаза, чье имя - "Сердце
Тайги". Твой амулет тогда принадлежал ему. Мой брат, как я уже
сказал, был просветленным, а на языке европейцев
"просветленный" означает, мягко говоря, "странный". Ему были
не ведомы и не нужны алчность, осторожность, страх смерти.
Когда к нему явился Щюро во главе трех ублюдков, мой брат не
стал сопротивляться. Он знал, что алмаз и так сожрет своих
новых обладателей. Они убили его, похитили алмаз, но оставили
на шее моего брата никчемную с их точки зрения костяную
пластинку с лодкой. Без нее человек беззащитен перед "Сердцем
Тайги".

- Я понял. Может, мы пойдем? Еще не все сделано, - заметил
Августин, которому теперь, как никогда, захотелось добраться
до Щюро и свернуть голову счастливому хозяину разваливающегося
на глазах Главного Корпуса. Августин не знал, что его устами
говорит сейчас воля алмаза.

- Нет, - властно ответил Хотой. - Нам некуда торопиться.
Карма Щюро вершится каждую секунду и это дурная карма. Ты
должен выслушать меня до конца. Я не столь просветлен, как мой
брат. Всю свою жизнь я положил на то, чтобы подобраться к
Щюро вплотную и своими глазами увидеть "Сердце Тайги".
"Байкал" был построен мною именно для того, чтобы создать
армию, способную в удобный момент побороть его могущество.
Чтобы уничтожить Щюро, я вверил свой рассудок власти саамы.
Чтобы уничтожить Щюро, я разыскал тебя и, когда настало время,
дал тебе всю мощь своего амулета. А они, мои ученики, - Хотой,
не смущаясь, кивнул на Владимира, - безраздельно принадлежат
мне, потому что каждый из них пришел ко мне как
неудачник-самоубийца, разуверившийся в жизни. Я научил их быть
сильными и дал каждому из них новый смысл жизни. И если бы
любой из них отказался идти сюда, я понял бы его. Но все они
пошли за мной. Пошли добровольно. Потому что это и их война
тоже.





Дверь командного пункта распахнулась с пугающей
гостеприимностью. В следующую секунду грудь Владимира разорвал
свинцовый смерч из однозарядной картечницы. Так нашел свою
вторую смерть центурион Клавдий.

Но Августин и Хотой уже были внутри. В глубине командного
пункта виднелась фигура Щюро. Августин вскинул "Мистраль",
беря директора на мушку, и приказал:

- Руки за голову!

- Автоматика, господа, - холодно сказал Щюро, не обращая
никакого внимания на призыв Августина. - Стреляет, когда ей
вздумается.

В левой руке Щюро держал АПЛ-9. Его ствол был направлен
прямо в переносицу Августина.

- Бросить оружие, руки за голову! - повторно приказал
Августин, которому не очень нравилось чувствовать себя под
прицелом Щюро.

Щюро снова проигнорировал его требование.

- Дорогой мой Депп, - сказал он, не сводя с него ствол
автоматического пистолета Леонова. - Ты, конечно, очень
крепкий сукин сын. Тебя не далее как четыре часа назад
уничтожила моя охрана, поэтому мне очень легко предположить,
что ты - это, извини, не ты. Но проверить это очень просто.
Дай на большой экран видеофон! - громко приказал Щюро.

Справа от Августина разъехались две шторы.

Августин покосился вправо и увидел лицо, которое мечтал
увидеть уже семнадцать часов кряду. Это была Ксюша. Но была
одна деталь, которая заставила Августина выругаться черными
словами.

К виску Ксюши был приставлен ствол пистолета.

- Дай звук! - приказал Щюро. - Можешь сказать ей "до
свиданья", - бросил он в сторону Августина.

- Ксюша, детка! - единственное, что мог сказать в этот
момент Августин сквозь плотный ком, подступивший к его горлу.

- Ага, ты - это все-таки ты, - не забыл ввернуть Щюро.

- Августин, со мной все в порядке, - по голосу Ксюши
чувствовалось, что в порядке далеко не все.

- Надеюсь, ты видишь, - ненавистный голос Щюро не смолкал,
- что у нас с генералом Вороновым более чем полное
взаимопонимание. Сейчас я держу с ним прямую стереосвязь, но у
меня в кармане есть еще на всякий случай заветная
радиотрубочка и одного моего слова хватит, чтобы сквозь голову
твоей милой впредь можно было наблюдать луну и звезды. Поэтому
ты сейчас медленно положишь "Мистраль" на пол.

Хотой в продолжение всего, так сказать, общения, оставался
спокоен и неподвижен, как тибетская статуя. И только сейчас он
заговорил:

- Сделай господину Щюро одолжение.

В голосе Хотоя не слышалось и тени иронии.

- Я убью тебя, - все-таки заметил для острастки Августин,
кладя автомат на пол.

Щюро хохотнул.

- Какой смелый мальчик! Вообще, в семействе Деппов, как я
вижу, наблюдается серьезная наследственная патология. Ну
твоего папашу мы, положим, за десять лет вылечили. Конечно,
лечение оказалось слишком интенсивным и полгода назад его тело
пришлось кремировать без особого почета...

При этих словах Августина пронзила страшная догадка.
Действительно, почему Щюро, столь падкий до театральных
эффектов, не устроил ему очную ставку с отцом, а отделался
какой-то видеофальшивкой? Августин с трудом удержался от
слез.

- ...но все-таки спесь мы с него сбили и теперь его разум
служит компании как нельзя лучше. К сожалению, история не
отпустила нам времени проделать аналогичную терапию с тобой, а
поэтому...

Щюро выпустил первую пулю. Августин громко вскрикнул от
боли в правой ноге и упал на здоровое колено. Ему ответил
испуганный крик Ксюши в стереокубе.

- ...поэтому придется лечить наскоро, наспех...

Щюро выстрелил во второй раз. Сейчас он был слишком
взвинчен, чтобы стрелять безупречно, как это удавалось всю
предыдущую жизнь, и пуля только разорвала правое ухо
Августина, не причинив ему особого вреда.

Хотой оцепенел. Он знал, что стоит ему шевельнуться - и
полуобезумевший Щюро, словно геккон, рефлекторно реагирующий
на любое движение, выпустит в него всю обойму.

- ...но, думаю, и в этом случае все получится отлично!

Третья пуля опрокинула Августина навзничь.

Четвертого выстрела, однако, не последовало. Арбалетная
стрела пробила его правую руку выше локтя. В командный пункт
ворвались натуралы. Щюро выронил пистолет, бросился к стене,
юркнул в сверхскоростной лифт и исчез. В захлопнувшиеся за ним
двери влип опоздавший на доли секунды шипастый шарик Хотоя.





Хотой не позволил Августину потерять сознание. Еще не
успел взвыть привод лифта, а Хотой уже сидел на корточках над
Августином. Первые две раны - пробитая нога и разорванное ухо
- были совершенно детскими. Третья могла быть смертельной, но
рубаха Августина, разорванная пулей, оказалась подозрительно
чистой. Хотой энергично разодрал ее и увидел то, что собирался
увидеть. Треснувший костяной амулет, половинки которого
держались только благодаря аккуратной свинцовой нашлепке, в
которую превратилась пуля Щюро. Сгусток Священной Протоэнергии
отдал всего себя без остатка ради того, чтобы спасти своего
владельца. Хотой отпустил Августину две хлесткие пощечины.

- Брось притворяться, открой глаза, собачий сын! -
прокричал он прямо в ухо Августину.

Августин издал тихий стон.

- Подымайся, Ксюша сейчас нуждается в тебе!





Полковник (а с сегодняшнего дня генерал-майор) Ксения
Шельнова плакала. Две минуты назад ее любимый человек был
застрелен у нее на глазах. То, что она сама находилась под
стволом пистолета, было ей уже глубоко безразлично. И хотя ее
гибкие женские кисти, связанные за спиной, только что наконец
смогли освободиться от неумелых, джентльменских пут генерала
Воронова, она окончательно отчаялась в спасении. В кармане у
генерала Воронова пискнула радиотрубка.

- Да? - спросил он глухо.

- Все отлично, дорогой! - раздался в трубке веселый голос
директора компании ВИН. - Я твой должник. Твои ребята,
надеюсь, держат лапы на кнопках?

- Держат-держат, - успокоил его Воронов, мысленно
обращаясь к датчику, прикрепленному липкой лентой у него на
груди.

- Вот и отлично, - бодро отозвался Щюро. - Не спускай
ствола со своей красотки. Скоро буду.

Воронов презрительно покосился на трубку и сунул ее к себе
в карман.

- Вы на меня не обижайтесь, Ксенюшка, - продолжил он
фальшивым голосом давно начатый монолог. - Сами понимаете,
друзьям надо помогать...

Ксюша его не слушала. Все ее внимание было приковано
экрану, в котором появился какой-то человек, заслонив на время
тело Августина. Потом его спина отошла в сторону и Ксюша
увидела, как Августин приподнялся на локте. Живой!

- Могу вас уверить, что компенсация за моральный ущерб,
причиненный вам событиями сегодняшнего дня, будет
по-настоящему королевской.

Ксюша во все глаза смотрела на Августина. Слезы быстро
высыхали на ее горячих щеках. Августин приложил палец к губам.
Потом он демонстративно провел рукой по волосам. Слева направо
- два раза. Потом справа налево - два раза. Потом опять слева
направо. Ксюша поняла.

- Королевской? - спросила она, поворачивая голову и
подымая глаза на генерала. Пистолет теперь смотрел прямо ей в
лицо.

Воронов был потрясен. Впервые с момента начала шантажа
Ксюша сказала что-то, адресованное ему. В маниакальном мозгу
генерала мелькнул лучик надежды. У него с ней все еще может
получиться.

- Да, Ксенюшка. Потому что вы - моя королева, - сказал
генерал, немного опуская пистолет. Уж очень непристойно
получалось - красивое женское лицо и тяжелый ствол пистолета,
подрагивающий у ее верхней губы.

- А пробор у вас в какую сторону? - спросила Ксюша,
прищуриваясь с демонстративным непониманием и пристально
вглядываясь в короткую генеральскую стрижку.

- Что? - глаза генерала метнулись по комнате в поисках
зеркала, а его левая рука инстинктивно провела по волосам.

В тот же миг Ксюшина правая рука, выскользнув змеей из-за
спины, перехватила ствол, отводя его смертоносное жерло в
сторону. Левая рука для верности помогла правой, а по-женски
жестокий удар ее ноги Воронову в пах поставил мятежного
генерала на колени.





- Умница! - радостно завопил Августин, который видел
большую и лучшую часть расправы над генералом по стереовизору.

- Умница-то умница, конечно, - лицо Ксюши, вплывшее в поле
видимости видеоприемника, было бледно и растерянно. - Но,
понимаешь, я, конечно, не уверена... В общем, мне кажется, я
немного переборщила... Пульс у генерала не прощупывается.

- Ну и что? - беззаботно заметил Августин. - Убийство в
целях самообороны. Я сам сегодня...

- Августин, - жестко сказала Ксюша. - Я не знаю чем ты там
сегодня целый день занимался, но, по- моему, тебе немного
повредили голову. Пульс генерала...

- Ах, я, значит, сегодня целый день не тем занимался?! -
вспылил Августин. - А сама тут, понимаешь, в вечернем платье,
губы до сих пор лоснятся от какой-то вкуснятины, да еще с
Вороновым...

- Хватит! - Хотой, как всегда, вступил более чем во-время.
- Ксения, вы уверены, что генерал мертв?

Ксюша на несколько секунд исчезла из стереокуба и,
появившись вновь, деловым голосом сказала:

- Совершенно. Совершенно уверена. Воронов мертв.

- Значит, ракеты получили команду "Пуск", - спокойно
заметил Хотой и тут Августин понял, что он совершеннейший
идиот. Как он мог забыть? Если прибор, укрепленный на груди
генерала, сработал, значит...

- Ой-ой, - только и смог сказать Августин, покрываясь
холодным потом.

Хотой небрежно пожал плечами и, с легким укором поглядев
на Августина, спросил:

- Августин, ты умеешь сбивать ракеты силой своего страха?
Или мысли?

- Н-нет, - отрицательно мотнул головой тот, в глубине души
надеясь услышать долгожданное "А вот я умею". Хотой он такой.
Он мог бы, наверное.

- И я не умею. Поэтому для нас этот факт сейчас совершенно
неинтересен.

Хладнокровие Хотоя выходило за всякие рамки
гуманистических приличий. Мог ведь хотя бы для виду сказать "О
ужас, как жаль миллионов наших соотечественников!" То же, по
всей вероятности, подумала и Ксюша, потому что она,
покосившись на невидимого собеседника Августина, выпадавшего
из поля зрения телеприемника, заметила:

- Хорошие у тебя друзья, Августин. Это что, внебрачный сын
Щюро?

Хотой не обиделся, хотя, с точки зрения Августина, имел
для этого все основания. Вместо этого он показался Ксюше и,
мягко улыбнувшись, сказал:

- Нет, Ксения. Просто кроме нас с вами существует еще
"Змей". И об этом не следует забывать.





Когда перестало биться сердце генерала Воронова,
передатчик четко и бесстрастно выполнил то, что от него
требовалось: послал в эфир одно исключительно короткое
закодированное сообщение. Раскодировать его, разумеется, за
короткие минуты было невозможно. Но это было и не нужно.

Змей-0, вот уже восьмой час сидевший на крыше виртуального
Центрального Управления ДБ в точности над кабинетом генерала
Воронова, в ужасе отшатнулся. Прямо из крыши вырвался красный
японский демон и, взвыв для наглядности, понесся прочь.

Змей-0 сразу же связался с Сергеем.

- Да, - рявкнул аватар капитана Гаспарова, появляясь рядом
со Змеем.

- Либо Воронов мертв, либо окончательно рехнулся. Так или
иначе - из его кабинета в эфир ушел очень характерный импульс.
Вероятность того, что это приказ на запуск крылатых ракет -
сто процентов.

Гаспаров молчал ровно полторы секунды.

- Нанести превентивный удар. Под мою личную
ответственность. Надеюсь, вы ведете запись?

- Да.

- Тогда прокрутишь ее в Верховном Суде. Или в Страшном -
если не успеешь. Ты меня понял, майор?

- Да... Сережа.

Аватар капитана Гаспарова исчез.

С сегодняшнего утра звания перестали играть какое-либо
значение.

- Дать цели с первой по пятьдесят шестую общим планом! -
потребовал Змей-0.

Через секунду он стал Гулливером в стране лилипутов. Под
его ногами лежали вырезки из пятидесяти шести районов Москвы,
в которых были расположены пусковые установки. Двор дома,
списанного под снос. А рядом с ним - теплоэнергоцентраль.
Свалка старых автобусов. Но в двадцати шагах от нее за высоким
бетонным забором - несколько жилых "хрущевок". И так далее, и
тому подобное. Все огневые позиции были выбраны злым, но
гением. Куда не стреляй - всюду зацепишь либо мирных граждан,
либо что-то потенциально опасное. Даже при самом прицельном
ударе. Но делать было нечего. Число жертв в случае
превентивного удара "Змея" составит порядка тысячи человек,
зато если они не успеют - перевалит за пятнадцать миллионов.
Куда уж тут до слезы одной сиротки!

- Дать связь с "Пандорой"!

Новый, на этот раз совершенно безликий аватар - кто его
знает, как выглядят эти англосаксонские операторы? - сказал:

- Yeah, "Pandora" on line .

- Увы, ребята, для вас нашлась работа. Даю целеуказание...





Кодированный сигнал, который видел Змей-0 в виде красного
демона, сидя на крыше Центрального Управления ДБ, поступил на
мобильный пункт связи "Эскадрона С" когда его уже почти не
ждали.

"Эскадрону С" в эти дни досталась тяжелая работа. В
субботу во время экстренной ликвидации сравнительно мелкого
уголовника из Веселого Квартала погибла в полном составе
седьмая огневая секция, которой командовал удачливый, но от
этого, пожалуй, чересчур самонадеянный старший лейтенант
"Сонник".

В ночь с воскресенья на понедельник "Эскадрон С" в полном
составе был поднят по тревоге и получил приказ на уничтожение
опаснейшей террористической группировки "Снарк", следующей по
направлению к Москве с целью дестабилизировать обстановку в
столице накануне выборов.

Операция курировалась генералом Вороновым лично. Операция,
в целом, была проведена успешно. Но во время преследования
одного из главарей преступной группировки, некоего Августина
Деппа, погибла вторая огневая секция капитана Васильева
(кличка "Сухой"). И снова в полном составе. Для "Эскадрона С",
привыкшего к тонкой, филигранной, неторопливой работе, которая
завершается одним выстрелом из снайперской винтовки "Мгла",
такая лихорадочная и массовая облава оказалась слишком
накладным предприятием. Специалистами по "дуболому" считались
перуновцы и в "Эскадроне С" тихо недоумевали по поводу того,
куда же делись общепризнанные ковбои с борта ПБС "Змей".

Когда усталые бойцы "Эскадрона С" уже собирались мотать по
казармам, гасить трудовые сто пятьдесят и дрыхнуть призовые
шестьсот минут, на их головы свалился новый приказ. Учения.
Очень большие и очень интересные, мать их так, учения.
Тренировка в оперативном развертывании наземного комплекса ПВО
седьмого поколения. Пятьдесят шесть пусковых установок. Не
шутка.

Для младшего лейтенанта Антона Скобелева ("Тон") учения
выдались на редкость простыми и ненакладными. Сменяясь с
капитаном Коробовым ("Боксер"), они по очереди спали в
мобильном пункте связи, в то время как большинство их
сослуживцев было разбросано по всей Москве в ожидании сигнала
на учебный пуск ракет. И никто из них не знал, что
металлические акулы, дремлющие в стеклопластиковых пусковых
установках, не имеют ничего общего с ПВО. И никто из них не
подозревал, что нажатием кнопки "Пуск" действительно будет
произведен пуск. Не учебный, а боевой.

Командира секции боевого управления капитана Коробова в
этот момент не было на пункте связи. Он только что разбудил
Антона и теперь, исполнив свой служебный долг, отлучился
отлить перед сном.

На пульте загорелась красная лампа. Антон нажал на кнопку
"сигнал принят". Лампа погасла.

Теперь Антону оставалось только передать его
непосредственно на пусковые установки. Он раздавил сигарету в
пепельнице из консервной банки. Провел ладонью по заспанному
лицу. Раньше не было ни таких операций, ни таких учений.

Вошел капитан Коробов.

- Черт, ну и духотища тут у нас! - как и всякий человек,
переменивший на несколько минут климат, Коробов был очень
придирчив к душным накуренным помещениям.

- Да, курить надо бросать, господин капитан, - тоном вроде
бы послушного, но в глубине души очень хитрого и упрямого
ребенка согласился Антон. Сигнал, конечно, принят. Но это
вовсе не значит, что он пошевелит хотя бы одним пальцем для
того, чтобы передавать всю эту муть дальше. В конце-концов,
официально его принял капитан Коробов (как командир секции),
значит и отвечать в случае чего будет он. Нечего в сортирах
засиживаться.

С Боксером у Тона были свои давние счеты. Боксер был очень
подлым человеком. Действительно подлым. Даже подставив его
отнюдь не самым приличествующим честному человеку образом, Тон
чувствовал себя ангелом. Тон не знал, что он и есть ангел,
потому что только что спас жизни и ему, Боксеру, и себе и еще
по меньшей мере нескольким тысячам человек.





- Господа, щенка не теряли?

Слова эти были произнесены по-английски. Августин
обернулся. В противоположной оконечности командного пункта на
пороге стоял какой-то мужик в перепачканном кровью и копотью
десантном комбинезоне. На его груди болталась автоматическая
винтовка М27. Вместе с ним были еще несколько таких же
живописных драчунов, разве только помоложе. Но главный
виновник торжества был в штатском.

Удивленному взору Августина предстал господин директор
компании ВИН Венедикт Щюро собственной персоной. Его руки были
сведены за спиной и, видимо, одеты в замечательные браслеты из
закаленной стали. Судя по выражению лица подконвойного, его
настроение было так себе.

- А мы уж заждались, - на великолепном оксфордском английском
сказал улыбающийся до ушей Хотой. Таким довольным Августин его
еще не видел.

Насчет "заждались" Мэрдок, видимо, понял не совсем. Но как
и всякий светский человек, не стал возражать.

- Позвольте представиться. Стэнли Мэрдок, капитан сил
специального назначения Ее Величества королевы Англии. А это
мои...

Мэрдок хотел по привычке сказать "подчиненные". Но вышло
несколько иначе.

- ...мои боевые друзья, с которыми я провел чудесный день
в этой обители земной юдоли.

Мэрдок обвел стволом "Беретты" все пространство вокруг
себя.

- Как вы нас нашли? - спросил более чем изумленный
Августин.

- Да вот этот господин, который паршиво понимает
по-английски, зато полностью отвечает фотографиям московского
гангстера номер один, кое-как растолковал нам, что здесь имеет
случиться нечто очень важное.

"Старик Щюро явно выжил из ума", - Августин в мыслях
беззаботно махнул рукой.

- Ну вот и все. Война окончена, - не без легкой грусти
сказал он Ксюше, которая продолжала бестелесно присутствовать
с ними при посредстве стереовизора. И, понизив голос, добавил:

- Если бы ты знала, как я скучал весь сегодняшний день по
твоей...

Последнее слово он произнес одними губами.

В этот момент раздался тихий зловещий голос, которому было
бы лучше не звучать.

- Война еще не окончена.

Все с неудовольствием посмотрели на Щюро. "Зря его,
все-таки, этот бравый йомен Ее Величества не пристрелил под
предлогом сопротивления. Да еще и раненую руку перебинтовал",
- подумал Августин, замечая окровавленную повязку над локтем
Щюро.

- Покончить с собой, уничтожить весь мир, - очень
отчетливо и неожиданно громко сказал Щюро.

В ответ из-под потолка раздался квакающий заливистый смех,
которым обычно смеются чертики в "шкатулках со смехом".
Отсмеявшись, механизм спросил: "Правда?" И тогда Щюро, веско
кивнув головой, сказал:

- Правда.

Августин и Хотой переглянулись.



<........................................>
<........................................>
<........................................>


(c) Александр Зорич, 1997

---------------------------------------------------------------



http://zorich.enjoy.ru




1. А.Зорич. Знак Разрушения (роман). - М., ЭКСМО, 12000 экз.
- 1997 г.

2. А.Зорич. Семя Ветра (роман). - М., ЭКСМО, 12000 экз. -
1997 г.

3. А.Зорич. Пути Отраженных (роман). - М., ЭКСМО, 12000 экз. -
1998 г.

4. А.Зорич. Люби и властвуй (роман). - М., ЭКСМО, 10000 экз. -
1998 г.

Популярность: 19, Last-modified: Fri, 24 Jul 1998 19:42:25 GMT