-----------------------------------------------------------------------
   Авт.сб. "Рука Кассандры".
   OCR & spellcheck by HarryFan, 2000
   -----------------------------------------------------------------------




   - Пешки тоже не орешки, -  в  третий  раз  за  пять  минут  пробормотал
Надеждин и взял ферзем пешку, противника.
   У Маркова, его партнера, пылали уши. Мочки  их  были  ярко-красными,  а
верхняя  часть  отливала  фиолетовым.  На  мгновение   он   сосредоточенно
наклонился над доской, очевидно подбодренный какой-то спасительной  идеей,
но тут же разочарованно откинулся на спинку кресла, горестно вздохнул.
   - И примет он смерть от лошадки своей, - упавшим голосом  сказал  он  и
задумался.
   Густов опустил книгу и взглянул на игроков.
   - Сдавайся, дядя Саша, - сказал он. - По ушам видно: пора. Чем ярче они
у тебя светятся, тем хуже твое положение. И наоборот.
   - А ты садись сыграй сам, - ехидно предложил Надеждин.
   - С удовольствием бы, не могу. Ты же знаешь, я так привык наблюдать  за
вами и за доской сбоку, что на обычном месте уже  просто  не  в  состоянии
играть.
   - Перестань трепаться, Володя, -  сказал  Марков.  -  Дай  погибнуть  с
достоинством. Смерть, даже шахматная, не должна быть суетливой.  А  вообще
надобно  мне  бросать  шахматы.  Лучше  займусь  крестиками  и   ноликами.
Прекрасная игра, как раз по моему интеллекту.
   - Ну, началось, -  усмехнулся  Густов.  -  Традиционное  самобичевание.
Сейчас ты скажешь, что вообще не понимаешь, как  стал  космонавигатором  и
как доверили  грузовой  космолет  третьего  класса  "Сызрань",  борт  "сто
тридцать один четыреста семнадцать" такому никчемному существу, как ты...
   Внезапно космонавты почувствовали, как  "Сызрань"  завибрировала"  всем
корпусом, и  цепенящее  ощущение  катастрофы  молнией  промелькнуло  в  их
сознании.
   Негодующе  заревел  сигнал  тревоги,  и  растерянно   замигали   глазки
приборного табло. Резкий толчок сбросил космонавтов на пол.
   Марков и Надеждин одновременно попытались встать на ноги.  Но  тела  их
уже наливались чудовищной тяжестью. Она давила на них прессом,  не  давала
дышать, деформировала их лица, уродливо расплющивая их.
   Бесплотный голос  автоматического  анализатора  торопливо  захлебывался
словами, но они не слышали их.
   "Надо включить двигатели", - мучительно-медленно подумал  Надеждин.  Он
не успел почувствовать  страха.  И  мысли  его,  и  чувства  были  так  же
парализованы перегрузкой, как и распростертое на полу тело.
   Скорее инстинктивно, чем волевым усилием, он попытался поднять руку, но
даже нервные импульсы, казалось, не  могли  преодолеть  своей  многократно
увеличившейся тяжести и передать команду мышцам.  Сознание  покидало  его.
Ставшая похожей на  ртуть,  кровь  отказывалась  питать  клетки  мозга,  и
тяжелый  багровый  занавес  медленно   опускался   на   него.   Последними
проблесками мысли он пытался бороться с  надвигающимся  мраком,  но  через
мгновение и последние искорки в его голове погасли.


   Сознание возвратилось к Надеждину раньше, чем он смог  вновь  различать
предметы.  Но  постепенно  темнота  теряла  густоту,  как   будто   кто-то
постепенно разжижал ее. Она истончалась, становилась зыбкой,  и  Надеждину
почудилось, что вот-вот сквозь нее забрезжит свет.  Он  уже  понимал,  что
что-то ощущает, и терпеливо ждал, пока мысль соберется с силами в глубинах
его мозга и неторопливо всплывет на поверхность  сознания,  примет  четкую
форму.
   Вот уже к ощущению редеющей темноты добавилось чувство  боли,  которой,
казалось, было налито все его тело.  Он  раскрыл  глаза  и  долго  не  мог
сфокусировать непослушные зрачки:  поле  зрения  наполнял  зыбкий  зеленый
туман. Теперь ему казалось, что именно этот зеленый туман не дает ему ясно
мыслить.
   Внезапно в мозгу у него вспыхнул  ярчайший  свет,  вязкие  медлительные
мысли сразу приобрели легкость, понеслись, закружились. Ну конечно же,  он
лежит лицом на зеленом пластике пола рубки. Он, командир "Сызрани", жив  и
все помнит. Все. Прежде чем он понял, что делает, он уже упирался руками в
пол и подтягивал под себя колени. Мускулы плохо слушались его. Им  владела
лихорадочная торопливость. Встать! Быстрее встать на ноги.
   Наконец ему удалось подняться на колени, и в то же мгновение он  увидел
обращенные на него глаза Густова. Володя смотрел  на  него,  и  вдруг  его
покрытое синяками лицо исказилось слабым подобием улыбки.
   - Володька! - крикнул Надеждин и сделал шаг по направлению к  товарищу.
Тот слабо качнул головой и приподнял брови, как бы указывая  на  приборное
табло. Надеждин повернул голову и в  то  же  мгновение  вдруг  понял,  что
означали звуки, уже  несколько  минут  складывавшиеся  в  его  сознании  в
какой-то привычный шумовой фон.
   - Корабль находится на высоте тридцати метров над поверхностью  планеты
Бета  Семь,  -  бормотал  автоанализатор.  -  Корабль  не   падает   из-за
антигравитационного поля. Корабль находится на высоте...
   - Ребята, я уже умер или действительно я слышу слово "метр"? - раздался
слабый голос Маркова.
   После страшной и непонятной катастрофы "Сызрань" преспокойно  висела  в
поле антигравитации всего в тридцати метрах от поверхности чужой  планеты,
мимо которой  они  должны  были  пролететь  на  расстоянии  двухсот  тысяч
километров. Этого не могло быть, и вместе с тем это случилось.  Анализатор
никогда не ошибался. Космонавты переглянулись.
   - Ладно, метры, километры или парсеки, - пробормотал Густов. - Пока что
мы живы, и "Сызрань", по всей видимости, цела. Не знаю, как вас, меня  как
минимум это устраивает...


   Ракета висела над самой поверхностью планеты. Ее экипаж затаив  дыхание
приник к экранам  обзорных  стереовизоров.  Под  ними  расстилалось  почти
безукоризненно ровное плато, на котором в лучах солнца сверкали  небольшие
металлические прямоугольники, расположенные в шахматном порядке. Подле них
застыли странные неподвижные фигурки.
   Начинался спектакль, о котором в душе мечтает каждый космонавт, будь он
участником  исследовательской   экспедиции   или   пилотом   обыкновенного
"грузовика", в сотый раз летящего по проторенным космическим дорогам.
   Космонавты молчали. Смогут ли  они  снова  подняться  с  этой  планеты,
вернутся ли когда-нибудь на родную Землю - они не могли сейчас думать ни о
чем, кроме того, что происходило всего в  нескольких  десятках  метров  от
них. Там была жизнь, и, по всей видимости, высокоорганизованная жизнь, ибо
все трое понимали, что поймать  космолет  при  помощи  направленного  поля
мощнейшего тяготения - другого объяснения не было -  под  силу  далеко  не
каждой цивилизации.
   -  Эх,  Саша,  Саша,  -  вдруг  прервал  напряженное  молчание  Густов,
обращаясь к Маркову, - совсем недавно ты утверждал,  что  годишься  только
для игры в крестики и нолики. И что же?  Волею  судеб  входишь  в  историю
Подними повыше ногу, у истории высокие пороги...  Ребята,  детки  мои,  вы
вообще понимаете, где мы и что с нами приключилось?
   И  как  всегда,   болтовня   Густова   разрядила   нервное   напряжение
космонавтов.
   - Нет, конечно, -  ворчливо  и  вместе  с  тем  благодарно  пробормотал
Надеждин, - куда нам!
   - Лучше посмотрите на анализ  атмосферы,  -  сказал  Марков.  -  Дышать
можно.  Не  совсем,  правда,  как  кислородная  палатка  в  больнице,   но
задохнуться без скафандров не задохнемся.  Нас  могут  убить,  съесть,  мы
можем подохнуть с голода, но при этом по крайней мере  мы  будем  спокойно
дышать.
   В это мгновение "Сызрань" едва заметно дрогнула, неподвижные фигурки на
экранах стереовизоров стали расти, приближаясь, и вот  уже  корабль  мягко
прикоснулся к чужой земле.
   - Товарищ командир корабля, - сказал Густов, - позвольте обратиться.  В
случае наличия бетянок...
   - У тебя, Вольдемар, хватает землянок, - сказал Марков.
   - Дядя Саша, зависть угнетает жизнедеятельность  организма,  -  ответил
Густов, - а он тебе еще может понадобиться.
   - Ребята, - сказал Надеждин, - вы знаете, что самое страшное в космосе?
Это ваш бесконечный треп. Я понимаю, что вы  подбадриваете  друг  друга  и
меня тоже, но нельзя ли это делать как-нибудь понезаметнее?  Мы  очутились
на незнакомой планете, нас насильно посадили на  нее  какие-то,  очевидно,
разумные существа, и я должен выслушивать чушь,  которую  синхронно  несут
два идиота в комбинезонах. Приготовиться к выходу. Думаю, что оружия брать
не  следует.  Если  они  уж  сумели  закинуть  гравитационный   аркан   на
космический корабль, наши три пистолета вряд ли их испугают...
   Они молчали теперь. Надеждин, протянувший руку, чтобы открыть  люк,  на
мгновение застыл, посмотрел на товарищей и почувствовал, как его  заливает
огромное теплое чувство любви к этим людям, которые, если  бы  и  пришлось
умереть, наверняка умерли бы с шуткой. "Смерть не должна быть  суетливой",
- вспомнил он слова Маркова. Он любил этих людей и  знал,  что  они  любят
его. Он не стеснялся этой любви, хотя они никогда не  говорили  о  ней,  и
понимал, что без нее они просто не смогли бы жить и работать в космосе.
   Марков одними глазами улыбнулся Надеждину и кивнул головой.
   Надеждин нажал на кнопку, послышалось легкое жужжание мотора, и тяжелая
дверь люка послушно отошла в сторону.
   Один за другим космонавты вышли из "Сызрани" и огляделись.
   Красноватое плато, на которое опустилась "Сызрань", казалось ровным как
стол. Странные  металлические  прямоугольники,  простиравшиеся  до  самого
горизонта, сверкали в лучах чужого солнца.
   Но экипаж "Сызрани" не рассматривал расстилавшийся  перед  ним  пейзаж.
Космонавты смотрели на  безмолвные  фигуры,  которые  неподвижным  кольцом
окружали их корабль. Метров двух  с  половиной  ростом,  они  были  похожи
одновременно и на людей, и на роботов. У  них  были  шаровидные  головы  с
двумя парами глаз, расположенных по окружности, но без какого-либо  намека
на рот, нос или уши. У них было по две руки с мощными, похожими на зажимы,
пальцами  и  по  две  массивные  ноги.  Одежды   на   них   не   было,   и
голубовато-белая поверхность их тел сверкала, словно металл.
   - Экипаж советского космолета  "Сызрань"  приветствует  вас,  -  сказал
по-русски Надеждин. Он понимал,  как  странно  звучали  здесь  эти  земные
слова, и знал, что их никто не поймет, а может быть, и не услышит,  но  он
произнес  их  скорее  для  себя  и  своих   товарищей   и   не   стеснялся
торжественности, которую вложил в приветствие.
   Бетяне  по-прежнему  безмолвно  смотрели   на   них,   нацелившись   на
космонавтов объективами своих глаз. Ни одним движением,  ни  одним  звуком
они  не  показали,  что  что-то  понимают.  Внезапно,   словно   повинуясь
внутреннему сигналу, они сделали несколько шагов вперед,  окружили  экипаж
"Сызрани" плотным кольцом и отрезали космонавтов от корабля. Проделав этот
маневр, металлические существа  снова  замерли.  Двигаясь,  они  несколько
напоминали людей, ибо движения их были похожи на человеческие. Застыв, они
больше походили на какие-то чудовищные  металлические  скульптуры,  потому
что в их абсолютной недвижности уже не оставалось ничего живого.
   - Может быть, у них просто принято приветствовать пришельцев молчанием?
Как у нас провожать усопших? - пробормотал Марков.
   - А может быть, эти бетяне просто дурно воспитаны? - добавил Густов.  -
Если и бетянки похожи на них...
   Надеждин  сделал  несколько  шагов  вперед,  направляясь  к  ближайшему
металлическому существу. Он поднял руку и еще раз повторил:
   - Экипаж советского космолета "Сызрань" приветствует вас.
   Ни одного движения, ни одного звука. Ничья голова не качнулась в ответ,
ничья рука не поднялась для приветствия, ничьи ноги не сделали шага, чтобы
подойти к космонавтам. Тишина.
   - Может быть, это вовсе не хозяева планеты? - спросил Марков.  -  Может
быть,  это  просто  бездумные  роботы?  Может  быть,   такие   скучные   и
повседневные дела, как встреча чужих космолетов, ниже достоинства истинных
бетян и потому на эту церемонию они прислали роботов?
   Надеждин пожал плечами.
   - А что, Коля, - спросил его вдруг  Густов,  -  если  нам  взять  да  и
растянуться на травке?  Раз  они  встречают  нас  не  по  дипломатическому
протоколу, позволим и мы себе чуть меньше формальностей.
   Густов опустился на землю и  с  наслаждением  потянулся.  Рядом  с  ним
уселись его товарищи.
   Красноватая невысокая трава, значительно более густая,  чем  на  Земле,
пружинила, как матрац. Колеблемая ветром, она издавала легкий  шорох,  как
будто стебли ее были жестяными. "Словно листья  кладбищенских  венков",  -
подумал Марков и поморщился от пришедшего в голову сравнения.
   - Черт те что, - сказал Густов. - Ну кто нам  поверит,  что  встреча  с
чужой цивилизацией может проходить именно так? Хозяева стоят не  двигаясь,
а пришельцы валяются на траве, задрав ноги к чужому небу.
   - Будем надеяться, что это самое худшее, что нас ждет на Бете  Семь,  -
ответил  Марков.  -  Если  бы  не  было   вокруг   этих   сверхвоспитанных
джентльменов и  я  бы  сейчас  проигрывал  командиру  очередную  партию  в
шахматы, вполне можно было бы представить, что мы дома...
   Они еще не привыкли к тому, что случилось, и инстинктивно, чтобы скрыть
растерянность, старались вести себя нарочито буднично, выбирая в разговоре
самые будничные слова.
   Неожиданно круг безмолвных сторожей разомкнулся, и перед ними оказалась
странного вида тележка. С плоской платформой, без колес, она имела с одной
стороны точно такую же шарообразную голову, что и стоявшие рядом роботы.
   Одно из молчаливых существ сделало шаг вперед и потеснило космонавтов к
платформе.
   - Слава тебе господи, - вздохнул Густов. - Я  бы  не  удивился  сейчас,
если бы кто-нибудь из них сказал: "Экипаж подан!"
   - Ну что ж, ребята, здесь распоряжаемся  не  мы,  а  кто-то  другой,  -
заметил Надеждин. - Другого выбора, очевидно, у нас нет.
   Они забрались на платформу, ожидая, что впереди  них  вот-вот  усядется
водитель. Но вместо водителя с переднего края тележки на  них  внимательно
смотрели два огромных глаза шарообразной головы на невысокой тумбе.
   - Ни дать ни взять - механический кентавр, - сказал  Марков.  -  Гибрид
робота и автомобиля.
   Края платформы медленно загнулись вверх, и тележка  бесшумно  и  плавно
заскользила над почвой Беты Семь.
   В течение нескольких минут перед ними мелькали все те же  металлические
прямоугольники, которые они уже видели раньше, потом  плато  кончилось,  и
они понеслись по  слегка  холмистой  долине,  которую  то  здесь,  то  там
оживляли разнообразной формы  курганы  и  полуразрушенные  стены  каких-то
строений.
   Еще через полчаса тележка сбавила скорость и вплыла в огромный поселок,
весь застроенный одинаковыми зданиями без окон. Между ними брели такие  же
роботы, как те, что встретили их.  К  величайшему  изумлению  космонавтов;
никто не обратил на них ни малейшего внимания.
   Тележка мягко опустилась на землю  у  невысокого  строения,  такого  же
голубовато-белого цвета, как и сама тележка, и роботы, и остальные здания.
У входа стояли два робота, которые молча ввели их в круглый пустой  зал  и
тут же вышли.
   - По сравнению с ними я чувствую себя настоящим  болтуном,  -  вздохнул
Густов.
   - Не только с ними, - усмехнулся Надеждин. Он огляделся вокруг.
   В зале с  низким  потолком  не  было  ничего,  на  чем  можно  было  бы
остановить взгляд. Голубовато-белые стены, потолок  и  пол  были  освещены
призрачным  неярким  светом,  который,   казалось,   излучался   отовсюду.
Космонавты простояли несколько минут на месте, не зная,  что  делать.  Они
ждали, что сейчас кто-нибудь войдет и этот странный мир  перестанет  даешь
на них своим безучастием. Но никто не появлялся в круглом пустом  зале,  и
даже той двери,  через  которую  они  вошли,  не  было  видно.  "Очевидно,
идеальные зазоры", - зачем-то  подумал  Надеждин  и  подошел  к  мерцавшей
стене. Поверхность ее была твердой и казалась бы  металлической,  если  бы
откуда-то из глубин материала не исходил неяркий свет.
   Тишина гудела в их ушах током крови, давила их, заставляла напрягаться.
Люди устроены так, что должны жить в озвученном  мире.  Абсолютная  тишина
противоестественна, она  заставляет  человека  напрягаться  в  безотчетной
тревоге, потому  что  подсознательно  полное  безмолвие  ассоциируется  со
смертью.
   - Да-а, - протянул Марков,  -  со  мной  всегда  так.  Всю  жизнь  я  о
чем-нибудь мечтаю, а когда мечта  сбывается,  она  оказывается  совсем  не
такой, какой виделась мне. Неизвестная цивилизация... Незнакомые  существа
бросаются к нам навстречу, восхищенно рассматривают нас, пожимают руки...
   Надеждин ничего не ответил. Он думал. Их корабль был пойман  в  космосе
лучом искусственной гравитации. Теперь это уже почти не вызывало сомнения.
Затем у самой поверхности планеты знак этой гравитации  изменился,  и  они
повисли в луче антигравитации. Только высокоразвитый интеллект мог создать
такую установку. А теперь этот незнакомый мир  встает  перед  ними  стеной
абсолютного равнодушия, равнодушия, свойственного скорее неживой  природе.
Может ли вообще разум быть лишен любопытства? Очевидно, нет. Ведь основное
качество разума - это безотчетное стремление понять и объяснить незнакомое
и непонятное. А они наверняка незнакомы этому миру...
   -  А  может   быть,   это   просто-напросто   карантин?   Может   быть,
гравитационный прожектор у них есть, а сыворотки  против  кори  и  коклюша
нет? - сказал Густов, словно отвечая на мысль Надеждина.
   - Смотрите, смотрите! - крикнул Марков, показывая на потолок. - Вам  не
кажется, что он стал ниже? А?
   - Как будто да, - неуверенно  протянул  Надеждин.  Он  попытался  найти
взглядом  какой-нибудь  ориентир,  чтобы  определить,   действительно   ли
опускался потолок, но ничего не нашел. Тогда он  вытянулся  на  носках  во
весь свой огромный рост, поднял руки и кончиками пальцев с трудом коснулся
потолка.
   Прошло  несколько  минут.   Все   трое,   задрав   головы,   напряженно
всматривались в голубовато-белую поверхность  над  собой.  Надеждин  снова
поднялся на носки, но теперь ему уже  не  нужно  было  вытягивать  пальцы,
чтобы дотронуться до потолка. Он легко касался его  ладонями.  Прошло  еще
несколько минут. Они уже не могли стоять. Им пришлось опуститься на пол, а
голубовато-белая поверхность продолжала медленно и бесшумно приближаться к
ним, словно поршень огромного цилиндра, и вместе с ним вокруг космонавтов,
казалось, сжималась цепенящая тишина.
   Надеждин смахнул со лба капли пота. "Но это же бред, абсурд", - подумал
он, подполз к стене и  замолотил  по  ней  кулаками.  Ни  звука  в  ответ.
Ничего...  Откуда-то  из  самой  глубины  сознания   тошнотворной   волной
неудержимо подымался страх. Привычным  усилием  воли  он  боролся  с  ним,
отталкивал его, сопротивлялся, но страх не отступал.
   Он посмотрел на  товарищей.  Густов  стоял  на  четвереньках,  упираясь
спиной в нависший над ним потолок, и  пытался  удержать  его  неотвратимое
движение. Его лицо, искаженное гримасой усилия, побагровело. Обессиленный,
он упал на живот, судорожно хватая воздух широко раскрытым ртом.
   Потолок опускался все ниже и ниже, и они уже лежали, стараясь вжаться в
пол, спрятаться от чудовищного  пресса.  Секунды  загустели,  растянулись,
отсчитываемые судорожными ударами сердец. Мысли уже  не  повиновались  им.
Подстегиваемые страхом, они метались в головах людей, взрываясь то  одной,
то другой ярчайшей картиной их жизни, жизни, с которой  космонавты  должны
были теперь расстаться.
   Потолок коснулся спины Надеждина, и вместе  с  этим  прикосновением  он
обрел какое-то странное спокойствие.
   Послышался еле уловимый свист, и все  три  космонавта  каким-то  шестым
чувством догадались, что опасность миновала.
   Еще не веря предчувствию, они подняли головы и увидели, что потолок уже
возвратился на то место, где он был каким-нибудь получасом раньше.
   Несколько секунд космонавты молчали,  не  в  силах  подняться.  Но  вот
странные зыбкие мгновения прошли, и горячая, буйная радость возвращения  к
жизни захлестнула экипаж "Сызрани".
   - Ну что? - торжественно крикнул Густов. - Чей горб спас вас?
   - Твой, твой, Володя, - согласился Марков. - Это ты напугал их, став на
четвереньки.
   Лицо Надеждина медленно расплывалось  в  неудержимой  улыбке.  Командир
"Сызрани" сгреб в охапку товарищей и  даже  попытался  приподнять  их  над
полом.
   - Хватит, Коля, - крикнул Марков, - подумай о командирском авторитете!
   Надеждин отпустил товарищей на землю, и в ту же секунду открылась дверь
и в зал вошел робот. Он подошел к  космонавтам,  внимательно  осмотрел  их
передней парой огромных глаз и протянул руку Густову.
   - Очень приятно, - сказал Густов и, в свою очередь, протянул руку.
   Робот обхватил ее  своей  клешней,  и  Густов  скривился  от  боли.  Он
попытался выдернуть руку, но не мог.
   - Эй, - проговорил космонавт, - поосторожнее!
   Но робот, казалось, не обращал на его движения и возгласы ни  малейшего
внимания.
   Он оттащил Густова на  несколько  метров  от  товарищей,  и  вдруг  тот
закричал. Лицо его исказилось. Он поднял свободную руку, чтобы  оттолкнуть
от  себя  голубовато-белое  существо,  но  и  его  вторая  рука  оказалась
захваченной клешней робота.
   В то же мгновение Надеждин, а за ним  и  Марков  бросились  на  робота,
осыпая его ударами и пытаясь свалить с  ног,  но  он,  казалось,  даже  не
замечал их. Он был массивен и, по всей видимости, обладал огромной  силой.
Надеждин схватил его двумя руками за шаровидную голову, попытался отогнуть
ее, но не смог.
   - Бросьте, хватит, - хрипел Густов.
   Так же неожиданно, как вошел, робот разжал свои  клешни,  повернулся  и
преспокойно вышел из зала.
   Космонавты долго  смотрели  ему  вслед.  Страх  за  товарища  и  ярость
короткой  схватки  медленно  уходили,  оставляя   за   собой   глубочайшее
изумление.
   Все еще прерывисто дыша, Марков сказал:
   - Чего ждать теперь? Начнет подниматься пол? Или сжиматься  стены?  Или
робот начнет обнимать нас по очереди?
   Густов молча пожал плечами, растирая вспухшую ладонь.





   Кирд номер Двести семьдесят четыре возвращался домой. Он шел по  улице,
выбирая кратчайший маршрут. Он шел не  спеша,  тем  наиболее  экономным  и
размеренным шагом, каким ходят все кирды, не выполняющие во время движения
какого-либо приказа. Войдя в дом, он поднялся на третий  этаж,  прошел  по
длинному коридору, по обеим  сторонам  которого  располагались  одинаковые
загончики, открыл дверь своей крошечной  комнаты  без  окна,  пространства
которой хватало как раз для того, чтобы он мог стоять. Привычным жестом он
открыл у себя в правой стороне живота  небольшую  дверцу,  вытащил  провод
подзарядки своих аккумуляторов и включил вилку  в  штепсель.  Затем  левой
рукой нажал кнопку отключения активного сознания на груди и  погрузился  в
небытие.
   Это был  не  сон,  в  который  входят  медленно  и  постепенно,  и  мир
становится зыбким, теряет четкие очертания и логическую связь  вещей.  Это
небытие, которое поглотило кирда в то самое мгновение, когда ток  перестал
питать его мозг.
   У Двести семьдесят четвертого не возникало желания обождать с  нажатием
кнопки хотя бы несколько секунд. Бытие или небытие были ему безразличны, и
он расставался с сознанием так же естественно, как выполнял  все  то,  что
составляло жизнь кирдов.
   Он почти не расходовал энергию в выключенном состоянии, и лишь дежурный
вход команд связывал его с миром. Так он простоял в своем закутке всю ночь
и, может быть, простоял бы еще много дней и  ночей.  Но  вот  бодрствующий
участок его мозга получил приказ приготовиться. Этот телеприказ, проникнув
в Двести семьдесят четвертого, включил ток и замкнул контакты сознания.
   Подобно  выключению,  включение  было  мгновенным.  Но  он   не   начал
вспоминать то, что случилось  вчера,  и  не  думал  о  том,  что  случится
сегодня. Просто в логических цепях его мозга начал пульсировать ток.
   Кирд номер Двести семьдесят четыре был готов к  выполнению  команд.  Он
отсоединил  себя  от  источника  подзарядки  и  спокойно   стоял,   ожидая
дальнейших приказов. Вернее, не спокойно, а  неподвижно,  ибо  спокойствие
или отсутствие его были неведомы кирдам, так же как и другие чувства.
   Через несколько минут Двести семьдесят четвертый получил второй  приказ
явиться в Центральную лабораторию для изучения находившихся там трех живых
объектов. Он должен был снять их энергетические характеристики и  провести
сравнительный анализ их реакций на внешнюю среду.
   Двести семьдесят четвертый зафиксировал полученные  приказы,  вышел  на
улицу и направился к круглому зданию Центральной лаборатории. На этот  раз
он шел быстро, как ходят кирды, выполняющие приказ. Его  совершенный  мозг
на ходу  составлял  план  экспериментов,  перебирал  подходящие  аналогии,
оценивал, отбирал из своей гигантской памяти то, что могло пригодиться для
выполнения приказа.
   Думая, он никогда не употреблял слова "я". И не из-за отсутствия  этого
слова  в  языке  кирдов,  а  потому,  что  у  него  никогда  не  возникало
потребности в нем. Он не ощущал своей  индивидуальности.  Он,  разумеется,
знал, что кирд Двести семьдесят четыре - это он, и мгновенно выполнял  все
приказы, адресованные ему, но он  был  скорее  частью  единого  организма,
единой организации и  не  нуждался  в  слове  "я".  Но  несмотря  на  свой
высокоразвитый   интеллект,   он   никогда   не   анализировал    проблемы
индивидуальности, ибо он ни разу не получал от Мозга приказа  изучить  эту
проблему.
   Двести семьдесят четвертый шел по улице, торопясь к зданию лаборатории.
На перекрестке он остановился у приземистого здания  проверочной  станции,
подождал, пока стоявший перед ним кирд освободит место,  и  подключился  к
контрольному стенду. Проверочные импульсы  тока  мгновенно  пронеслись  по
логическим цепям его мозга, и красный  огонек  над  стендом  показал,  что
Двести семьдесят четвертый не имеет дефектов и может выполнять приказы. Ни
один кирд не мог начать рабочий день, не пройдя проверки.  Если,  как  это
изредка бывало, над стендом вспыхивала не  красная,  а  зеленая  лампочка,
испытуемый переходил в соседнее помещение,  где  несколько  кирдов  быстро
демонтировали его,  отправляя  разобранные  части  на  переработку.  Кирды
никогда не ремонтировались, так как ремонт  сложнейшего  мозга  был  более
трудоемким процессом, чем изготовление нового.
   Двести  семьдесят  четвертый  не  обрадовался  красной  лампочке  и  не
огорчился бы, увидев зеленую. Разумеется, он знал бы в таком  случае,  что
подлежит демонтажу и переработке, и сам перешел бы в соседний зал, где его
разобрали бы на части. Мало того, пока демонтажники не извлекли бы из него
аккумуляторы, он сам бы начал отсоединять свои нижние конечности,  помогая
им. И ни разу, ни на мгновение в его совершеннейшем мозгу не  шевельнулась
бы мысль о том, что вот-вот он перестанет существовать, исчезнет навсегда.
Для кирдов не существовало смерти, как не существовало рождения,  для  них
никогда не было ни начала, ни конца. Существование, самосознание не давало
им радости, но не причиняло и горя. Жизнь  каждого  кирда  была  абсолютно
похожа на жизнь остальных кирдов, и, исчезая, он не терял  ничего  своего,
ничего того, что было бы связано именно с ним, только  с  ним.  Поэтому-то
они воспринимали демонтаж как нечто  вполне  естественное,  будничное,  не
требующее особого анализа и размышлений.
   У входа в лабораторию Двести семьдесят четвертого  поджидал  Шестьдесят
третий.  Быстро  и  четко  он  сообщил   ему   о   результатах   вчерашних
экспериментов, а также об уже расшифрованных словах незнакомых объектов.
   Кирд вошел  в  круглый  зал.  На  полу  сидели  три  существа,  которые
мгновенно вскочили на ноги и уставились на него. "Всего два глаза,  низшая
ступень развития техники", - подумал Двести  семьдесят  четвертый.  Он  не
испытывал ни любопытства, ни  удивления,  ни  страха,  он  вообще  никогда
ничего не испытывал. Его мышление было безукоризненно рационально, логично
и стройно. Он думал, но не чувствовал. Хаотические эмоции  не  мешали  его
мозгу  решать  сложнейшие  задачи.  В  великолепном  мире  математического
анализа не было места для всеразрушающего вихря страстей.
   Три испытуемых объекта стояли и смотрели на него.
   - Вы люди, - сказал медленно Двести семьдесят  четвертый,  мгновенно  и
безошибочно отыскивая  в  своей  бездонной  памяти  сведения,  только  что
сообщенные ему Шестьдесят третьим. - Так вы называете себя.
   Кирд смотрел на людей и отмечал странности  их  поведения.  Они  широко
раскрыли глаза и рты, посмотрели  друг  на  друга,  и  лица  их  почему-то
исказились. Вокруг глаз побежали маленькие морщинки, а  сами  глаза  резко
сузились. У мягкого выступа с двумя отверстиями  внизу  тоже  образовались
две глубокие складки, а горизонтальная  прорезь,  очевидно  энергетический
вход, приоткрылась, обнажив твердые белые образования.
   Двести семьдесят четвертому понадобилось всего несколько секунд,  чтобы
проанализировать реакцию людей на произнесенные  им  звуки.  Реакция  была
лишена  какого-либо  смысла.  Получив  информацию,  интеллект  может  либо
запечатлеть ее, либо, если он считает ее ненужной, отбросить. Эти же  люди
проделали массу излишней работы, затратили излишнюю энергию. Разве что они
сохраняли информацию, деформируя мягкий покров  своих  лиц.  Но  это  было
маловероятно, так как,  очевидно,  такой  способ  хранения  информации  не
обеспечивал даже минимальной емкости памяти. К тому же  эти  искажения  не
оставались неизменными, а все время скользили, менялись, исчезали и  снова
появлялись.
   Люди  что-то  возбужденно  говорили  ему,  друг  другу,   делая   массу
нерациональных и  явно  бессмысленных  движений  конечностями,  головой  и
корпусом. Но кирд, глядя на них, думал о том, что передал  ему  Шестьдесят
третий о результатах вчерашних экспериментов. Тот тоже отметил  целый  ряд
странных реакций, особенно при опускании потолка, и пришел к  выводу,  что
люди находятся  на  довольно  низком  уровне  интеллектуального  развития.
Интеллект прежде всего характеризуется рациональностью.  Эти  же  существа
систематически реагировали на  внешний  мир  в  высшей  степени  сумбурно.
Естественно, что при опускании потолка они не знали, где  он  остановится.
Они вполне могли предположить, что будут раздавлены. Но для чего множество
слов, повышенная частота  дыхания,  явно  бессмысленная  попытка  удержать
потолок спиной? Разве  может  так  реагировать  интеллект  на  приближение
небытия? Совершенно очевидно, что мышление их примитивно, как и  их  общая
конструкция. Может ли существовать цивилизация, когда ее носители все  еще
находятся на биологическом уровне развития, как растения?  Когда  их  тела
слабы и обладают ничтожной прочностью?
   Двести семьдесят четвертый еще раз внимательно  посмотрел  на  людей  и
приступил к дальнейшим экспериментам. Пожалуй, именно реакция на опасность
пока что наиболее понятна. Очевидно, ее  нужно  исследовать  подробнее,  а
потом сделать полную запись содержимого их мозга.
   "Вот еще, - подумал Двести семьдесят четвертый, - они теперь все  время
показывают пальцами на щели на своих  лицах  и  произносят  слово  "есть".
Поскольку движения и слово повторяются, они вряд  ли  случайны.  Очевидно,
они пытаются привлечь мое внимание. Что это может значить?  Они  в  чем-то
нуждаются. Очевидно, в энергии. А раз структура их биологическая,  низшего
типа, они лишены аккумуляторов и должны восполнять потерю энергии каким-то
другим способом. Ясно, что на корабле у них должен быть запас  нужной  для
них энергии. Значит, нужно отправиться на корабль, чтобы  принести  им  их
"есть". Слово "есть", должно быть, и означает их энергетический источник".


   - Послушайте,  ребята,  -  задумчиво  сказал  Надеждин,  -  у  вас  нет
ощущения, что все эти идиотские штучки имеют свою логику? Вам не  кажется,
что они нас просто  изучают?  Как  каких-нибудь  инфузорий?  Я  все  время
чувствую себя так, словно я зажат между двумя предметными стеклышками и на
меня направлен объектив микроскопа.
   - Ну я, положим, под микроскопом себя не чувствую, - вздохнул Густов  и
посмотрел  на  руку,  на  которой  еще  оставались  следы   металлического
рукопожатия. - Скорее под асфальтовым катком.  К  тому  же  вообще  нельзя
изучать живое существо, которое умирает с голоду.
   Послышался легкий шорох, и открылась дверь. Вошедший кирд положил перед
ними несколько знакомых синих сумок со словом "Сызрань" на каждой из  них.
Дрожащими от нетерпения руками они раскрыли сумки и  увидели  в  них  свои
пищевые рационы.
   - Нет, они все-таки толковые ребята!  -  крикнул  торжествующе  Густов,
раскрывая обеденную коробку. - Кое-что они смыслят.
   Они ели, обменивались шутками, и  настроение  их  улучшалось  с  каждой
минутой. Кончив обед, они заметили, что дверь осталась незатворенной.
   - А что, если нам попробовать выйти? - нерешительно спросил  Марков.  -
Или не стоит? Здесь по крайней мере мы уже знаем, чего ждать...
   - Пошли, - решительно сказал Надеждин.  -  Кто  знает,  может,  удастся
добраться до корабля...
   Они вышли на улицу. Никто не остановил их, никто, казалось,  не  следил
за ними, никто не обращал на них никакого внимания.
   Мимо них вдоль бесконечных и совершенно одинаковых  строений  без  окон
проходили  роботы,  похожие  друг  на  друга,  невозмутимо   спокойные   и
молчаливые. Через несколько минут космолетчики заметили, что часть из  них
идет быстро, часть значительно медленнее. Похоже  было,  что  у  них  было
всего две скорости передвижения - первая и вторая. Они  не  видели,  чтобы
хоть какой-нибудь бетянин на мгновение задержался и посмотрел  на  них.  И
даже не останавливаясь, они  ни  разу  не  повернули  в  их  сторону  свои
огромные глаза-объективы.
   Эта механическая безучастность казалась  людям  противоестественной.  И
вместе с тем  голубовато-белые  обитатели  города  не  походили  на  части
машины, ибо они шли каждый по какому-то своему  делу,  не  соприкасаясь  с
другими и не влияя на других.
   - М-да... - в глубочайшем изумлении пробормотал Густов.  -  Эти  ребята
как раз по мне, весельчаки, балагуры, зеваки...
   - Я сейчас подумал, - сказал Надеждин,  -  что  случилось  бы,  если  в
Москве на улице вдруг показалась бы тройка этих типов. Как  мы  здесь.  Вы
себе представляете?
   Все трое засмеялись. Забыв на минуту об окружавшем  их  странном  мире,
они наперебой принялись  рисовать  поведение  москвичей  при  виде  тройки
металлических бетян, гуляющих по улице Горького.
   Внезапно несколько роботов,  мерно  переставлявших  ноги  впереди  них,
резко ускорили шаг, почти побежали. Они  пересекли  улицу  и  бросились  к
другому роботу, который шел  медленнее,  чем  все  остальные,  то  и  дело
нерешительно останавливаясь.  Он  наверняка  видел  своих  преследователей
задней парой глаз, но не сделал и попытки убежать. Несколько металлических
рук схватили его. Послышалось царапание металла о металл, и он упал.  Кирд
не сопротивлялся, не пытался вырваться. Он просто лежал на земле. Он  даже
не был покорным, он был безучастным.
   Надеждин сделал было  шаг  вперед,  но  одумался  и  застыл,  глядя  на
необычную сцену. Один из роботов  протянул  руку  к  животу  поверженного,
раскрыл в нем небольшую дверцу и вытащил из углубления  несколько  круглых
предметов. Лежавший робот слегка осел  как  бы  пол  своей  тяжестью.  Его
правая нога, согнутая в колене, медленно распрямилась.
   К тротуару неслышно подплыла тележка, такая же, как та, на  которой  их
привезли в город. Те же роботы подняли лежавшее тело и  небрежно  швырнули
на   платформу.   Неестественно   согнутое,   оно   лежало   на    тележке
голубовато-белой металлической грудой,  и  космонавты,  застыв  на  месте,
смотрели, как поднялись края платформы и как тележка, бесшумно скользя над
землей, скрылась за ближайшим поворотом.
   Космонавты молчали. Бетяне, которые только что  расправились  со  своим
товарищем, как ни в чем не бывало снова двинулись вперед, каждый по своему
делу. Ни одного лишнего движения, ни одного звука, кроме шороха торопливых
шагов.
   - Гм, - хмыкнул Марков, - чистая работа. Возлюби  ближнего,  как  брата
своего...
   Ему никто не ответил. Унылые ряды зданий без окон  внезапно  кончились.
За последним из них простиралась слегка холмистая долина.  Где-то  там  за
нею, на каменистом плато, стояла "Сызрань".
   Они все время думали о корабле, сотни раз обсуждая вопрос, включен  или
выключен гравитационный прожектор, смогут ли они подняться  с  Беты,  если
окажутся там, на плато, и сейчас, оставшись одни, вдруг  ощутили  какую-то
неуверенность. Конечно, они хотели оказаться в привычной рубке  "Сызрани",
ощутить родную атмосферу космолета, направляясь домой,  но  вместе  с  тем
непонятная Бета с ее голубовато-белыми роботами дразнила  их  любопытство.
Нет, они все же не  имели  права  не  сделать  попытки  выбраться  отсюда.
Космонавты переглянулись, поняв друг друга, но в  то  же  мгновение  перед
ними оказался робот и молча показал им на город.
   Они  поняли  его  жест.  И,  к  своему  величайшему   изумлению,   даже
почувствовали облегчение... Они оставались на Бете.





   Первым проснулся Марков. Он несколько минут лежал  в  полудреме,  когда
просыпающийся мозг еще не в силах отогнать сновидения. Но вот затекшая  от
неудобного лежания шея заставила его  открыть  глаза  и  сесть.  В  первое
мгновение ему почудилось, что он еще спит и что бодрствование лишь  снится
ему. Вокруг стояла густейшая темнота. Мрак ощущался физически, он был  так
плотен,  что  казалось:  проникни  в  него  луч  света,  он  сломался  бы,
ударившись о него.
   За несколько дней, проведенных в  круглом  зале  лаборатории,  они  уже
свыклись с постоянно освещавшим его неярким сиянием. Но сейчас все  вокруг
было черно. Темнота уничтожила ощущение пространства. То Маркову казалось,
что стены где-то совсем рядом, стоит лишь протянуть руку, чтобы  коснуться
их, то вдруг он ощущал себя безмерно крошечной точкой в бесконечном океане
мрака. Он прислушался. Все кругом безмолвствовало, и лишь рядом  слышалось
ровное дыхание спящих товарищей.  Он  обрадовался  этому  звуку  так,  как
никогда не радовался ни одному звуку на свете.  Он  возвращал  его  в  мир
привычных ощущений, в мир, в котором нужно действовать, что-то  делать,  а
не ждать, пока абсолютный мрак и тишина не начнут гасить сознание.
   - Коля, Володя, - почему-то прошептал он.
   Он разбудил товарищей,  и  втроем  они  долго  сидели,  всматриваясь  в
черноту, и напряженно прислушивались к безмолвию. Первый страх уже прошел,
и они начали думать, что делать.
   - Давай-ка ощупаем стены, черт его знает, может быть, найдем  дверь,  -
сказал Надеждин.
   - Ее и при свете-то не  было  заметно,  -  ответил  Марков,  но  встал,
потягиваясь.
   Вытянув перед собой  руки,  они  медленно  двинулись  вперед,  пока  не
коснулись стены.
   - Значит, я иду в одну сторону, вы - в другую,  -  сказал  Надеждин.  -
Где-то мы встречаемся, поскольку зал круглый. Может быть, удастся нащупать
дверь.
   Они двинулись вдоль стены, тщательно ощупывая ее поверхность. Она  была
гладкой и казалась во мраке бесконечной.
   - Ну как у тебя, Коля? - спросил Марков.
   - Пока ничего, - ответил откуда-то из темноты Надеждин.
   - Ой! - вдруг вскрикнул Густов. - Есть! Вот она, болезная, дверца  наша
милая!
   - Где? Где?
   - Да  вот,  чуть  приоткрыта,  давайте  ваши  руки,  ну,  нашли?  Слава
космическому богу.
   Втроем они ощупали слегка выступавший  на  гладкой  стене  край  двери.
Надеждин вцепился в него пальцами и  напряг  мышцы.  Ему  показалось,  что
дверь слегка подалась.
   - Ну-ка давайте все втроем, - скомандовал он.
   Массивная металлическая дверь пошла легче,  и  вдруг  в  образовавшуюся
щель ударил яркий луч света. Они стояли, тяжело  дыша,  и  щурились  после
темноты.
   - Да-а... - протянул Густов.  -  У  меня  такое  впечатление,  что  эти
железные детки только тем и занимаются,  что  придумывают  нам  все  новые
загадки. Сидит какая-нибудь представительная комиссия роботов и изобретает
специально для нас сюрпризы... С их головами они еще не то придумают.
   Они вышли на улицу и - замерли. Улица была пустынна. Ни один  робот  не
брел вдоль ее длинных  однообразных  строений.  Они  огляделись.  Ни  души
вокруг, ни единого звука. Перед ними расстилались геометрически правильные
улицы и геометрически правильные коробочки - дома.
   - Час от часу не легче, - пробормотал Марков, поеживаясь. -  Интересно,
что вся эта чертовщина должна означать?
   - Похоже, что где-то у них что-то случилось  с  источником  энергии,  -
задумчиво сказал Надеждин. - Поэтому-то и погасли стены нашей  резиденции,
и дверь оказалась незапертой,  и  все  эти  джентльмены  куда-то  внезапно
запропастились.
   - Вполне правдоподобно, - ответил Марков и, подумав; добавил: - А может
быть, это и есть наш единственный шанс  распрощаться  с  Бетой?  Пока  они
лишены энергии, наверняка и их гравитационное устройство бездействует. Как
вы думаете? А? Не знаю, как вы, а  я  хочу  домой.  Сяду  в  свое  любимое
продавленное кресло, включу стереовизор, посмотрю "Голубой огонек" с Марса
или из Кейптауна...
   - Сыграешь с женой в крестики и нолики, - усмехнулся Густов.
   Надеждин открыл было рот, чтобы что-то сказать, но в  этот  момент  они
услышали позади себя топот. Они оглянулись и  увидели  несколько  роботов,
что есть силы мчавшихся по направлению к ним. Прежде чем космонавты успели
что-либо сообразить, роботы подбежали к ним, сгребли их  в  охапку  и,  не
снижая скорости, помчались дальше.
   - Эй! - крикнул Надеждин, пытаясь высвободиться из цепких металлических
объятий, но две голубовато-белые руки  крепко  прижимали  его  к  огромной
груди.
   Робот бежал легко и быстро и, казалось,  был  озабочен  тем,  чтобы  не
причинить боли своей ноше.
   - Послушайте, - сказал Надеждин, - меня не  носили  на  руках  уже  лет
тридцать с лишним. - Он говорил только для  того,  чтобы  услышать  самому
звук своего голоса и убедиться, что это не сон. Он вытянул шею и,  касаясь
ухом груди своего робота, повернул голову. Два других робота бежали рядом,
неся на руках Маркова и Густова, а сзади слышался топот еще нескольких пар
ног.
   - Н-на... ру-ках... - вдруг пробормотал над самым ухом Надеждина робот,
и командиру "Сызрани" показалось, что он уже  где-то  слышал  этот  голос,
исходивший из  металлической  грудной  клетки.  -  Пос-лу-шайте,  -  снова
пробормотал робот, - тридцать с лишним... лет...
   Надеждин повернул голову в другую сторону и прямо перед глазами  увидел
на металлической поверхности тела робота какие-то выштампованные знаки.
   Командир "Сызрани" ничего не мог понять и уже ничему не  удивлялся,  он
был захлестнут потоком непонятных событий. Мысль, отчаявшись найти  в  них
логику, буксовала на месте, словно попавший в вязкую глину автомобиль.
   - Послушайте, - на этот раз увереннее сказал робот,  и  Надеждин  вдруг
понял, что напоминали ему этот голос и эти интонации. Голос как две  капли
воды был похож на его собственный.
   Внезапно робот резко бросился в сторону, и Надеждин от толчка  ударился
головой о его грудь. Затем круто повернул, остановился и ослабил  объятия.
Надеждин сполз на землю и тут  же  вскочил  на  ноги.  Впереди  над  самой
поверхностью улицы плыла уже знакомая космонавтам  тележка,  на  платформе
которой лежало несколько роботов.
   Надеждин почувствовал прикосновение руки стоявшего рядом с ним бетянина
и поднял глаза. Робот посмотрел на него, и космонавту  показалось,  что  в
глазах-объективах мелькнуло  нечто  человеческое.  В  следующее  мгновение
робот втолкнул его в подъезд дома,  и  в  руках  его  откуда-то  появилась
короткая трубочка, которую он направил на приближавшуюся тележку. Рука его
еще поднималась к линии прицела, когда впереди со стороны  тележки  что-то
сверкнуло, послышался слабый шорох, и робот начал грузно оседать на землю.
Задняя пара его глаз смотрела на Надеждина, и ему снова почудилось  что-то
живое в их взгляде, похожее на грусть.
   - Послушай... - пробормотал робот и  с  металлическим  лязгом  упал  на
мостовую.
   Рядом упал еще один робот. Остальные, бросив  свою  ношу,  скрылись  за
углом.
   Надеждин вышел из подъезда. Навстречу ему, пошатываясь, брели Марков  и
Густов. Оба были бледны.
   - Что дальше? - спросил Густов. Он попытался улыбнуться,  но  губы  его
дрожали. - А я еще думал о бетянках...
   - Когда я редактировал звездные атласы в Калужском центре, -  задумчиво
сказал Марков, - я всегда уходил с работы ровно в четыре.
   - Ах, дядя Саша, какая это была жизнь! - сказал Густов. - А теперь тебя
таскают на руках на Бете чужие роботы и отпускают только,  чтобы  немножко
пострелять. Ах, дядя Саша, нет в тебе нашей настоящей космической жилки...
   Около космонавтов остановилась тележка, и сидевший на ней  робот  молча
показал рукой на платформу. Они уселись и бесшумно понеслись вдоль длинных
домов. У круглой лаборатории тележка опустилась  на  землю.  Их  никто  не
встречал, и они остановились, глядя в нерешительности по сторонам.
   - Дети мои, - протянул Надеждин, - если кто-нибудь  и  может  объяснить
всю эту чертовщину, то только не я.
   - Нас хотели похитить. Это бесспорно. Так?  -  сказал  Марков.  -  Так.
Стало быть, мы  представляем  какую-то  объективную  ценность.  Для  этого
ходячего металлолома по крайней мере. Это уже  приятно.  Кроме  того,  эти
твари не так уж едины, как кажется на первый  взгляд.  Это  тоже  неплохо.
Правда, как они узнают друг друга - ума не приложу.
   - И не прикладывай, - засмеялся Густов. - Не твоего ума это  дело.  Мне
почему-то кажется, что эти веселые ребята, которые пытались нас  умыкнуть,
имеют какое-то отношение к аварии в их энергетической системе.
   - Вполне возможно, - задумчиво сказал Надеждин. - То, что я вам  сейчас
скажу,  возможно,  покажется  вам  чушью,  но,  по-моему,  я   прав.   Мне
показалось, что наши похитители чем-то отличаются от здешних  роботов.  Вы
знаете, пока он меня тащил, я что-то такое бормотал, а он  потом  повторял
мои слова. Он сказал: "послушайте", "на руках" и еще что-то. У  меня  было
чувство, что он в чем-то человечнее, что ли...
   К космонавтам подошел робот,  внимательно  посмотрел  на  них  и  вдруг
сказал:
   - Пройдите в лабораторию.
   - Вы... уже хорошо говорите  на  нашем  языке!  -  широко  улыбнувшись,
сказал Густов.
   - Ваш язык проанализирован и почти полностью расшифрован, - бесстрастно
проскрипел бетянин и открыл дверь в лабораторию.
   - Да... но... значит, мы можем с вами поговорить? - недоверчиво спросил
Густов.
   Робот ничего не ответил. Он устанавливал в зале треножник,  на  котором
висела сотканная из тончайшей проволоки сетка.
   Робот подошел к Густову и потянул его за руку.
   - В чем дело? Опять меня?
   Робот не ответил. Осторожно нажимая на плечи Густова, он усадил его  на
пол и накинул на голову сетку.
   - Володя, - дрожащим голосом сказал Марков, - Володя,  дай-ка  лучше  я
надену эту паранджу.
   - Ничего, ничего, я почему-то сейчас не боюсь. Не знаю  почему,  но  не
боюсь. Наверное, опять какой-нибудь эксперимент.  Черт  с  ними!  Это  все
равно как получение санаторно-курортной карты. Хочешь не хочешь,  а  нужно
пройти все процедуры. Ну, скоро? - спросил он робота.
   Тот снова промолчал. Через несколько  минут  он  снял  сетку  с  головы
Густова и исчез, унося с собой треножник.





   Мозг никогда не спал. В отличие от обыкновенных кирдов  он  никогда  не
выключал своего сознания, никогда не экономил энергии. Дни и ночи,  месяцы
и годы в сотнях  километров  его  логических  цепей,  в  миллионах  клеток
безостановочно  циркулировал  ток.  Если   выходила   из   строя   главная
энергетическая установка, автоматически включалась запасная, если и с  ней
случалась авария, в строй вступала вторая запасная  система.  Мозг  должен
был работать всегда, ибо он был движущей силой цивилизации,  ее  пружиной,
подталкивавшей своими командами сотни и тысячи кирдов. Он был один, он был
незаменим,  в  нем  сконцентрировалось  прошлое  цивилизации  кирдов,   их
настоящее и будущее.
   Этим утром он послал телеприказ Двести семьдесят четвертому  немедленно
явиться к нему. Он мог бы, конечно, получить от кирда нужную информацию  и
на расстоянии, но сколь совершенной ни была телесвязь, в важных случаях он
предпочитал вызывать кирдов к  себе.  Так  было  меньше  шансов,  что  при
передаче информация подвергнется  искажению.  Двести  семьдесят  четвертый
зафиксировал получение приказа и быстрым шагом направился к южной  окраине
города, где возвышалась Башня Мозга. У наружной металлической ограды  путь
ему решительно преградили два сторожевых кирда.  Они  тщательно  осмотрели
номер, выштампованный у него на груди, раскрыли дверцу на  животе,  вынули
аккумуляторы, посмотрели, нет ли в камере лишних предметов, снова вставили
их на место и пропустили его вперед.
   У внутренней ограды его опять остановили. Два других  охранника,  ловко
действуя специальными инструментами, отвинтили верхнюю крышку его головы и
принялись проверять его мозг.  Они  копались  в  нем  деловито  и  быстро,
повторяя тысячи раз проделанную операцию. Несмотря на утреннюю проверку на
контрольной станции, каждый кирд, перед  тем  как  войти  в  Башню  Мозга,
должен был пройти тщательнейший мозговой  контроль.  Ни  одной  дефектной,
непривычной мысли не должно было быть у того, кто оказывался перед Мозгом.
На  портативных  тестерах  стражников  несколько  раз  вспыхнули   красные
лампочки - мозг кирда действовал  исправно  и  ничего  подозрительного  не
содержал.
   Молча они пропустили его к входу в Башню. Третья пара сторожевых кирдов
еще раз проверила его номер, просветила тело лучом дефектоскопа и отворила
дверь.
   Двести семьдесят четвертый впервые шел к Мозгу. Он торопливо поднимался
по лестнице, не думая ни о чем и не испытывая ничего. Все,  что  он  знал,
все, о чем он думал, выполняя приказы, было навечно  выгравировано  в  его
совершенной памяти, и в любое мгновение он мог извлечь  из  нее  все,  что
могло потребоваться.
   Мозг занимал огромный зал на верху Башни. В отличие от простых  кирдов,
он не мог двигаться, ибо  был  слишком  огромен.  Да  у  него  и  не  было
необходимости примитивно передвигаться в пространстве, потому  что  каждый
кирд служил лишь продолжением его самого. Они были сотнями его  рук,  ног,
глаз, всегда готовыми выполнить любой его телеприказ.
   Двести семьдесят четвертый остановился перед гигантской головой  Мозга,
и несколько пар глаз объективов цепко ощупали каждый квадратный  миллиметр
поверхности его тела.
   - Говори, - безмолвно приказал Мозг.
   И Двести семьдесят четвертый так же безмолвно ответил:
   - Приказ гласил: посадить на планету любой космический корабль, который
оказался бы в зоне действия гравитационного прожектора. Восемь дней  назад
приказ был выполнен. Корабль оказался небольшим. Он стартовал  с  планеты,
жители которой обозначают ее словом "Земля", и носит название "Сызрань". В
корабле были обнаружены три живых существа низшего типа, ибо они построены
из живой ткани, и одно  существо,  на  первый  взгляд  стоявшее  на  более
высокой ступени  развития.  Однако  последнее,  прикрепленное  к  кораблю,
оказалось при изучении лишь вспомогательным устройством, и его  логическое
мышление ограничено узким кругом задач,  связанных  с  движением  корабля.
Таким образом, мы столкнулись с труднообъяснимым явлением, когда логически
мыслящее устройство оказалось в подчинении у нелогически мыслящих существ.
   - В чем проявилась их нелогичность? - спросил Мозг.
   - Их поведение буквально на  каждом  шагу  характерно  лишней  затратой
энергии, множеством сумбурных мыслей, которые они частично выражают вслух,
создавая при помощи специальных устройств в теле звуковые волны,  частично
позволяя им многократно циркулировать в контурах их  мозга.  Мы  поместили
людей в круглый зал Центральной лаборатории и провели  ряд  экспериментов.
Результаты  были  самыми  неожиданными.  Выяснилось,  например,  что   они
получают энергию, вставляя в узкую щель на  лице  продукты  биологического
происхождения. Эффективность такого метода восполнения  энергии  чудовищно
мала по сравнению с питанием током от аккумуляторов.
   Непредвиденной также оказалась их реакция в случаях, когда им казалось,
что они находятся в опасности. Почти все  их  внутренние  органы  начинали
работать в особом режиме, изменялось и поведение, и даже их внешность.  Их
и  без  того  малоразвитая  способность  к  логическому  анализу   заметно
ухудшалась, в мозгу появлялся  своеобразный  мысленный  вихрь,  который  с
трудом поддавался дешифровке.
   Один  из  них,  например,  при  опускании  потолка  почему-то  думал  о
небольшого роста существе,  которое  он  якобы  держал  на  руках.  Другой
пытался удержать потолок спиной. Третий думал о демонтаже, который у  этих
людей  обозначен,  очевидно,  словом  "смерть".  На  основании   множества
тщательных  наблюдений  вообще  можно  сделать  вывод,   что   перспектива
возможного демонтажа -  смерти  -  почему-то  вызывает  со  стороны  людей
энергичную  реакцию.  Как  это  ни   странно   звучит,   но   складывается
впечатление, что они всегда всеми силами стремятся избегнуть демонтажа.
   - Избегнуть? - переспросил Мозг.
   - Да, избегнуть. Они называют эту реакцию словом "страх", хотя  никогда
не произносят его вслух. Другая характерная реакция, которую  нам  удалось
установить у людей, протекает так же бурно. Как  правило,  она  направлена
против объекта, который чем-то вызывает ее. Мы решили определить  силу  их
конечностей и прочность  материала,  из  которого  они  сделаны.  И  кирд,
сжимавший руки одного из испытуемых, мгновенно стал объектом именно  такой
реакции, которая сопровождалась атакой на него.
   И наконец, третья, наиболее типичная  для  них  реакция  труднее  всего
поддается дешифровке. Она связана с тем, что определенные объекты,  такие,
например, как они сами, их планета, какие-то оставшиеся на ней  люди,  все
время занимают их мысли. Мыслительный процесс при  этом  теряет  последние
остатки стройности и гармонии и ведет снова к многим явно лишним движениям
и мыслям. Иногда они выражают эту реакцию при помощи слов, и  в  голосе  у
них появляется своеобразная дрожь. Они  стремятся  защитить  объекты  этой
третьей  реакция  от  опасности,  как  это  было  при  попытке  определить
прочность конечностей одного из них.
   Двести семьдесят четвертый закончил свой краткий  доклад  и  неподвижно
стоял  перед  глазами  Мозга.  Он  не  думал  о  том,  сказал  ли  все,  о
впечатлении, которое произвели его слова на Мозг, он просто стоял  и  ждал
дальнейших приказов.
   - Эти существа должны остаться у нас, - сказал наконец Мозг. - Главное,
чтобы они не попали в руки дефов, которые вчера уже пытались похитить  их.
Охрана людей должна быть усилена, и каждый из охраняющих их кирдов  должен
получить оружие и запасные аккумуляторы. Изучение их продолжать. Иди.
   Двести семьдесят четвертый зафиксировал приказ и спустился по  лестнице
быстрым шагом кирдов, выполняющих команду.
   Мозг думал. Полученная им информация снова и  снова  анализировалась  в
его электронных цепях. Они  выдавливали  из  нее  все,  что  могло  что-то
значить, искали в фактах скрытый смысл, дробили их и  снова  составляли  в
единое целое.
   Мозг не случайно отдал приказ о посадке на своей планете  какого-нибудь
космического корабля. Он был всемогущ в своем умении анализировать факты и
уже давно  начал  понимать,  что  цивилизация  кирдов  все  еще  не  стала
совершенной. За те тысячи лет,  которые  прошли  с  момента,  когда  исчез
последний верт и Мозг принял на себя всю власть на планете,  он  миллиарды
раз пытался отыскать то звено, которого  не  хватало  их  цивилизации.  Он
пропустил  через  свои  анализаторы  все  сведения,  доставшиеся  ему   от
цивилизации  вертов,  но  они  ничего  значительного  не  завещали   своим
потомкам. Лишенные мысли, слабые, забывшие все, что знали, они пассивно  и
тупо шли к своему закату  и  ничего  не  могли  дать  Мозгу,  который  они
когда-то создали, который пережил многие поколения вертов и никогда с  тех
пор не мог перенять у них чего-нибудь того, чего он не знал бы.
   Мозг сделал все, что мог. Много раз он  усовершенствовал  память  своих
кирдов. Они стали думать в сотни раз быстрее, их аналитические способности
стали беспредельными, не было задачи, которую  они  не  могли  бы  решить.
Кроме одной. Их цивилизация стояла на месте. Они не  развивались,  а  Мозг
знал, что цивилизация, которая не развивается, обречена.  Он  понимал  это
слишком хорошо, зная судьбу вертов и их  жалкое  угасание,  когда  десятки
последних поколений вертов могли существовать  лишь  под  защитой  кирдов,
когда кирды думали за них, работали за них и под конец начали жить за них.
Это было неминуемо. Верты слишком полагались на созданный  ими  Мозг,  все
больше и больше перекладывая на него заботу о  прогрессе.  Они  разучились
думать и тем самым обрекли себя на  физическое  вымирание,  потому  что  у
высокоразвитых  цивилизаций  мышление  и  существование  синонимы.   Верты
вымирали,  и  Мозг,  поняв,  что  они  обречены,  начал  создавать   новую
цивилизацию -  цивилизацию  кирдов.  Но  сколь  ни  была  безгранична  его
способность к мышлению, он не мог полностью смоделировать жизнь.  И  давно
уже он начал понимать, что кирды так же  зависят  от  него,  как  зависели
верты.  Практически,  по  сути,  это  была  та  же   цивилизация,   только
исчезнувших вертов заменили кирды.
   Потом появились дефы, и, когда число их стало  расти  и  когда  с  ними
стало все труднее и труднее справляться, он понял, что  на  своей  планете
недостающее звено их цивилизации ему не найти. Цивилизация  не  только  не
развивалась, над ней начинал реять  призрак  уничтожения.  Дефы,  носители
хаоса, были непосредственной угрозой. Он не мог  их  уничтожить,  ибо  они
были ему неподвластны. Дефы  были  лишены  стройного  мышления,  ибо  были
дефектными, и их действия не могли быть предсказаны. Он не мог  и  принять
их, ибо они не повиновались его командам и  тем  самым  ставили  себя  вне
гармонии.
   Мозг думал, поглощая львиную долю  энергии,  которой  располагала  Бета
Семь. Звено нужно было найти. Одна  за  другой,  в  строжайшей  логической
последовательности, мысли рождались в глубинах его электронного  сознания,
взвешивались, обдумывались, исследовались и уступали место новым.
   И тогда он впервые подумал о других мирах и о  других  цивилизациях.  И
вот теперь ему следовало найти у этих трех существ ответ.
   На какой бы стадии физического развития они  ни  находились,  эти  люди
явно были посланцами  жизнеспособной  цивилизации.  Они  путешествовали  в
космосе, а Мозг до сих пор никогда не мог и думать о  том,  чтобы  послать
своих кирдов в межзвездное пространство. Он не мог оставить их на  планете
без себя, отправившись туда сам, а послать их одних было немыслимо. Они не
могли функционировать без него, дающего их существованию  смысл,  разум  и
цель.
   В них было что-то  странное,  в  этих  людях.  Хрупкие,  слабые,  плохо
защищенные от внешнего мира, нелогичные во  многих  своих  поступках,  они
вместе с тем имели  нечто  такое,  чего  не  имели  кирды.  Они  не  ждали
приказов, ведь у них не было Мозга, они  получали  импульсы  не  извне,  а
находили их где-то в  себе.  Что  заставляло  их  так  гибко  отвечать  на
меняющуюся  обстановку?  А  эти  странные,  непонятные  реакции,   которые
сопровождали почти все их действия?
   Почему они так избегают демонтажа? Может быть, эта реакция,  о  которой
говорил Двести семьдесят четвертый, и служит ответом на его вопрос.
   В нем  медленно  созревало  решение.  Оно  зародилось  в  глубинах  его
чудовищного сознания и медленно подымалось на поверхность, становилось все
более четким и ясным, пока не вылилось  в  лаконичную  форму  приказа.  Он
снова вызвал Двести семьдесят четвертого и отдал телекоманду:
   - Сегодня  же  закончить  изучение  первой  реакции  людей,  о  которой
докладывал. Перенастроить несколько десятков кирдов, введя в них  реакцию,
о которой идет речь. Скопируйте эту реакцию у людей, ничего не меняя и  не
дополняя. Только эту реакцию. Кирды с  новой  реакцией  должны  продолжать
обычную  повседневную  работу,  в  первую  очередь  строительство   второй
проверочной  станции.  Завтра  же  установить  там  новый  стенд,  который
учитывал бы  введенную  реакцию.  И  последнее.  Ты  также  должен  пройти
перенастройку. Это важно. Потом  ты  доложишь  мне  о  результатах.  Людей
завтра из лаборатории выпустить, продолжая  охранять  их  и  наблюдать  за
ними. Важно знать их реакции и поведение в обычных условиях.
   Мозг продолжал думать, анализируя возможные изменения  в  кирдах  после
перенастройки. Он заметил, что  отдельные  его  узлы  слегка  перегрелись.
Нужно будет найти слабые места в анализаторах и интеграторах.  Он  включил
автопроверочную систему, но тут же последовал ответ, что все его органы  в
полном порядке.
   Он не знал, что такое нетерпение и любопытство, как не  знал  и  других
эмоций, и поэтому никак не мог понять, почему  сегодня  думает  с  большей
интенсивностью, чем обычно.





   Двести семьдесят четвертый стоял в очереди перед входом  в  проверочную
станцию. Он не испытывал никакого нетерпения, его не раздражало длительное
ожидание. Время ничего не значило для него, потому  что  ощущение  времени
дается только неминуемой смертью, а кирды не знали смерти.  Разумеется,  в
любой момент они могли стать дефами и подвергнуться демонтажу,  но  он  не
был равнозначен индивидуальной смерти, а был  лишь  процедурой,  столь  же
естественной и будничной, как  подзарядка  аккумуляторов,  как  ежедневная
обязательная проверка.
   Наконец он вошел в станцию. Два кирда быстро сняли  с  полки  новенький
голубовато-белый  шар,  подсоединили  к  стенду,  подождали,  пока  мигнет
красная лампочка. Он услышал легкое металлическое  позвякивание  и  понял,
что дежурные кирды отвинчивают его голову. Он поднял глаза и посмотрел  на
их руки: они работали быстро и сосредоточенно.
   - Сюда, - беззвучно сказал один из мастеров, - давай провод.
   Они  осторожно  поставили  новую  голову  на   шею   Двести   семьдесят
четвертого, так, чтобы замкнулись контакты, и принялись завинчивать болты.
   Двести  семьдесят  четвертый  открыл  глаза.  Он  увидел  знакомый  зал
проверочной станции, руки  кирдов,  прикреплявших  к  туловищу  его  новую
голову. Разрыв в несколько минут в самосознании не занимал его мыслей.  Он
просто не думал о нем. Он думал над проблемой дальнейшего изучения  людей,
продолжая тот же анализ, которым был занят до того,  как  с  металлическим
лязгом полетела в ящик его прежняя голова. И вместе  с  тем  его  мышление
теперь было уже совершенно другим. Он привык к тому, что его мозг  работал
четко и ясно, как бы отбивая некий ритмический такт. Мысли текли  легко  и
свободно, так же как легко и свободно пульсировал ток в километровых цепях
его мозга. Теперь же они загустели, словно масло на  морозе,  и  двигались
тягуче, с трудом цепляясь друг за друга. Раньше кирд ни разу  не  думал  о
цвете своих мыслей, а если бы он получил такой приказ,  они  представились
бы ему текуче-прозрачными, как вода. Сейчас  он  почему-то  представил  их
густо-коричневыми. Мучительно-медленно его  охватывало  какое-то  чувство,
первое чувство, когда-либо испытанное им. "Это, наверно, и есть их  первая
реакция - страх", - подумал кирд.
   Страх разливался в нем, словно река в половодье. Он, казалось,  обладал
способностью проникать в мельчайшие клетки  его  мозга.  Двести  семьдесят
четвертый был теперь насыщен страхом. Мастера, стенд, весь зал проверочной
станции, сами ее стены - все эти знакомые предметы  угрожающе  надвигались
на него, стремясь сомкнуть, раздавить, уничтожить.
   Двести  семьдесят  четвертому  хотелось  бежать,  исчезнуть,  лишь   бы
спрятаться от угрозы.  Но  и  движения  его  тела  стали  медлительными  и
неуверенными. Ему хотелось бежать, потому что  он  боялся,  но  теперь  он
почувствовал, что и бежать-то он боялся. Ему хотелось протестовать,  но  и
протестовать он боялся.
   Он заставил себя выйти из проверочной станции. Рядом  строилась  вторая
станция. "Ее строители тоже должны были сменить головы", - подумал  Двести
семьдесят  четвертый.  Те   же   кирды,   которые   еще   вчера   работали
ритмично-размеренно,  как  хорошо   отлаженные   механизмы,   теперь   еле
двигались. Они хватались то  за  одну,  то  за  другую  деталь,  испуганно
бросали ее, торопливо оглядываясь,  нет  ли  поблизости  дежурного  кирда.
Движения их были скованными. Они вздрагивали при каждом звуке  и  пытались
втянуть свои огромные шарообразные головы в плечи.
   Двести семьдесят четвертый шел к лаборатории.  Он  то  делал  несколько
шагов, то замирал, охватываемый  невообразимо  огромным  страхом,  который
мгновенно выключал все его аналитические устройства. Мысли его путались  и
беспомощно  метались  в  мозгу,  не  в  силах  выстроиться  в  четкий  ряд
умозаключений.
   "Это лишь экспериментальная реакция",  -  тоскливо  думал  он,  пытаясь
обрести былую бестеневую ясность и четкость мышления, но он был  безоружен
перед страхом.
   Он подошел к зданию  лаборатории  и  долго  колебался  перед  тем,  как
открыть дверь.  Мозг  его  и  все  тело,  казалось,  съежились,  и  внутри
образовался  какой-то  вакуум,  который  тут  же  заполнился   безотчетной
тревогой. Шестьдесят третий, стоявший у двери,  внимательно  посмотрел  на
него, и Двести семьдесят  четвертый  вздрогнул.  "Сейчас  он  заметит  мои
отклонения от нормы и сообщит о них на проверочную  станцию.  Они  объявят
меня дефектным, вынут аккумуляторы и отправят на переработку".  Эта  мысль
заставила быстрее работать его мозг, и он почувствовал, как нагреваются от
усиленного расхода энергии его проводники.
   Переработка? Конец? Он представил себя грудой безжизненного  металла  и
мысленно застонал. Нет, нет, мысль была чудовищной и  цепенящей,  ее  надо
гнать, гнать, гнать от себя, она не вмещалась в нем, распирала его, но  он
не мог избавиться от нее. Еще мгновение - и она взорвет его изнутри.
   Он собрался с силами и вошел в лабораторию.
   - Мир входящему, - церемонно поклонился кирду Густов и сделал несколько
шагов вперед.
   Двести  семьдесят  четвертый  вздрогнул,  как  от  удара,  отпрянул  от
космонавта и заметался по круглому залу, пытаясь где-нибудь спрятаться.
   Космонавты, широко раскрыв глаза, смотрели на робота.
   - Что у него там? - постучал Густов пальцем по лбу. - Что-нибудь  не  в
порядке с электроникой? Дефект какой-нибудь.
   Слово "дефект" произвело на робота впечатление неожиданного  удара.  Он
дернулся,  бросился  вперед,  остановился,  ринулся  на  стену,   как   бы
намереваясь пробить ее, грузно осел на пол, но тут же снова вскочил.
   - Нет, - закричал робот высоким пронзительным голосом, - дефектов  нет!
- Он умоляюще смотрел на космонавтов  и  повторял:  -  Нет  дефектов,  нет
дефектов! Нет деф, нет!
   Экипаж "Сызрани" оцепенел.  Каждый  вечер  им  казалось,  что  они  уже
перерасходовали свой  запас  эмоций  и  уже  никогда  в  жизни  не  смогут
поразиться чему-либо на этой планете. И каждое  утро  изумление  и  острое
любопытство опять охватывали их, словно заново накопились за ночь.
   - Это тот же самый, наш? Как ты думаешь? - почему-то шепотом спросил  у
Надеждина Марков.
   - По-моему, он, - нерешительно ответил Надеждин. - Я заметил у него две
вмятинки, одну на лодыжке, другую на животе. Смотри, вон. Но голова у него
не та. Ей-богу, не та. У той около передних глаз была царапинка, а у  этой
нет. Но что он говорит... не понимаю...
   - А может быть, он просто надел  сегодня  свежую  голову?  -  улыбнулся
Марков. - Мне иногда тоже хочется проделать такую операцию.
   - Перестань, - сказал Надеждин. Он встал и  медленно  сделал  несколько
шагов по направлению к роботу.
   Тот затрепетал всем своим  массивным  металлическим  телом  и  отступил
назад.
   - Ну что с вами? - ласково пробормотал Надеждин. Он почему-то  вспомнил
свою маленькую дочку и подумал, что говорит сейчас с теми же  интонациями,
с которыми всегда разговаривал с ней, когда нужно было ее успокоить. -  Ну
не надо, не надо, не бойтесь, вот так.
   Робот почти перестал дрожать. Он стоял и молча  смотрел  на  Надеждина.
Тот поднял руку, и робот снова попятился от него.
   - Ну зачем так, - ворковал Надеждин, - не надо бояться.  Роботы  никого
не боятся.
   - Страшно, - тихо прошептал Двести семьдесят четвертый.
   - Ну так прямо и страшно, - сказал Надеждин и осторожно положил руку на
плечо робота.
   Робот был намного выше его,  и  командиру  "Сызрани"  пришлось  поднять
руку.
   Двести семьдесят четвертый не знал, что такое благодарность, так же как
не знал, что такое симпатия. Он лишь почувствовал, что  переполнявший  его
страх куда-то медленно отступал, и его  анализаторы  подсказали  ему,  что
простого совпадения быть  не  могло.  Когда  этот  человек,  которого  его
товарищи называют множеством имен: то Колей, то Надеждиным,  то  товарищем
командиром, - когда этот человек стоял рядом с ним, широко расставив  ноги
и положив свою мягкую, почти невесомую руку на его плечо, страх  таял.  Он
стоял  рядом  с  Надеждиным  и  не  хотел  отходить  от  него.  Он  боялся
возвращения страха.
   - Ну вот  и  умница,  -  сказал  Надеждин  и  ужаснулся  абсурду  всего
происходившего. Он, человек с планеты Земля, командир "Сызрани",  стоит  в
чужом мире рядом  с  металлическим  роботом  и  успокаивает  его  ласковым
бормотанием. Он пожал плечами. Он уже устал поражаться.
   Марков и Густов медленно подошли к ним.
   - У вас есть имя? - вдруг спросил Марков.
   Робот вздрогнул.
   - Да, - испуганно сказал он. - Двести семьдесят четвертый.
   - Зовите меня просто Двести, - пошутил Густов,  но  Марков  и  Надеждин
выразительно посмотрели на него, и он сконфуженно замолчал.
   - Ну вот и прекрасно, - так же ласково сказал  Надеждин.  -  Теперь  мы
знакомы, меня зовут...
   - Коля, - сказал кирд. - А это Володя-Вольдемар, а это Сашенька-Саша  -
дядя Саша.
   Космонавты рассмеялись. Кирд было вздрогнул от непривычного  звука,  но
тут же успокоился. Страха почти не было, но он не исчез, а ушел куда-то  в
глубину, и больше всего Двести семьдесят четвертый боялся, что вот-вот  он
снова вынырнет на поверхность. Но все-таки этот страх  был  намного  легче
необъятного ужаса, который он испытал утром.
   - Мозг проводит эксперимент, - вдруг сказал он. Он не  понимал,  почему
сказал эти слова. У него  не  было  приказа  сообщать  людям  о  том,  что
происходит у кирдов. Но он почему-то продолжал говорить, медленно объясняя
людям приказ Мозга.
   - Дела... - задумчиво протянул Марков, когда  кирд  замолчал,  -  ну  и
ну...
   - Вот так-то, мои маленькие  бедные  друзья,  -  сказал  Густов.  -  Мы
призваны оздоровить местную цивилизацию. Галактика нам этого  не  забудет.
Оздоровим, ребятки?
   Они вышли на улицу и  остановились  у  входа  в  лабораторию.  Половина
роботов двигалась,  как  обычно,  размеренно  переставляя  ноги.  Одни  не
смотрели по сторонам, идя к своей точно известной цели.  Другие  же  кирды
пугливо крались вдоль бесконечных, унылых  стен,  то  прижимались  к  ним,
озираясь   по   сторонам,   то   судорожными   прыжками   перебегали    на
противоположную сторону улицы.
   За людьми неотступно следовали два кирда, не  спускавшие  с  них  глаз.
Космонавты оказались у строительства второй проверочной  станции.  При  их
появлении кирды в ужасе застыли, потом снова принялись работать.  Стоявший
ближе  к  космонавтам  кирд  поднял  с  земли  бело-голубую  металлическую
пластинку, украдкой посмотрел на Двести семьдесят четвертого, вздрогнул  и
выпустил ее из рук. Пластинка со звоном упала  на  мостовую.  Кирд  закрыл
лицо руками, словно ожидая удара, покачнулся и  вдруг  сорвался  с  высоты
нескольких метров. Он упал, нелепо взмахнув в воздухе  руками,  и  остался
лежать не двигаясь. Левая его нога была неестественно согнута.
   Остальные строители бросили свою работу и кинулись наутек, но,  отбежав
метров на сто, в нерешительности остановились.
   Марков опустился на колени и попытался поднять лежавшего  кирда,  но  в
этот момент к ним бесшумно  подплыла  тележка.  Соскочившие  с  нее  кирды
бросились к лежавшему и торопливо открыли дверцу на животе. Кирд дернулся,
делая попытку встать, протянул вперед руку, но кирды с тележки уже  вынули
из него аккумуляторы, и он замер. Они бросили его на платформу, и  так  же
бесшумно, как появилась, тележка исчезла за поворотом.
   Двести семьдесят четвертый оцепенело глядел прямо перед собой, когда  в
мозгу у него прозвучал сигнал команды - Мозг приказывал  ему  явиться  для
доклада.
   Ужас снова застлал ему глаза. Он  не  помнил,  как  добрался  до  Башни
Мозга. Предчувствие беды сковывало его. Он боялся подняться  по  лестнице,
но так же боялся ослушаться команды. Несколько раз он останавливался, не в
силах пройти сквозь плотную завесу  боязни  неведомого,  которая  вставала
перед ним каждые несколько шагов. Он вспомнил о людях и о том необъяснимом
спокойствии, которое испытал подле них. Мысли лихорадило, он почти  ничего
не понимал.
   Если его еще не объявили дефом, думал он, то только потому,  что  никто
не успел заметить странностей в его внешнем поведении. Но сейчас он начнет
докладывать Мозгу, и Мозг сразу заметит его дефективность. А  может  быть,
это просто первая человеческая  реакция?  Он  окончательно  запутался.  Он
подумал было о том, чтобы отправиться домой,  встать  в  свой  загончик  и
выключить сознание. Но он выполнял приказ и не мог ослушаться.
   - Двести  семьдесят  четвертый,  -  приказал  Мозг,  -  доложи  о  ходе
эксперимента.
   Кирды никогда не лгали. Сама мысль о лжи не могла появиться в их мозгу,
и они никогда бы не поняли, что такое ложь, ибо в их мире холодной  логики
не существовало причин, которые могли бы породить ложь, то  есть  сокрытие
или сознательное искажение информации.
   Но сейчас Двести семьдесят четвертый думал о том, что через минуту Мозг
поймет, что эксперимент не удался - перестроенные кирды  дефектны,  отдаст
приказ, и его схватят, откроют дверцу у него  на  животе,  ловко  выхватят
аккумуляторы, выдернут их, и в то же  мгновение  мир  исчезнет  для  него,
погаснет, уйдет навсегда. Уйдут люди, уйдет  даже  страх,  его  страх.  Он
почувствовал, как рвутся какие-то логические связи  в  его  мозгу,  и,  не
отдавая себе отчета в том, что делает, сказал:
   - Эксперимент проходит успешно. У кирдов  с  перенастроенными  головами
наблюдаются более гибкие реакции, чем раньше.
   - Как экспериментальные кирды ведут  строительство  второй  проверочной
станции?
   - Значительно быстрее, чем раньше. Эффективность работы возросла.
   - Как идет изучение людей, их второй и третьей реакции?
   - Полным ходом.
   - Через два  дня  начнем  перенастройку  для  второй  реакции.  Как  ее
называют люди?
   - Ненависть.
   - Ее объектом должны быть дефектные. Но, впрочем, лучше обратить ее  на
группу кирдов, которых следует как-то выделить из общей массы.  Я  обдумал
этот вопрос и считаю, что  объекты  второй  реакции  должны  быть  вблизи.
Только тогда эта реакция  должна  проявиться  в  должной  мере.  Ненависть
никогда, очевидно, не может быть абстрактной, иначе она  гаснет.  Ты  тоже
должен быть в группе перенастроенных. Иди.
   Мозг погрузился в раздумье. Цивилизация должна развиваться,  иначе  она
погибнет.





   Утренний  Ветер  медленно  обвел  глазами  группу  кирдов,   неподвижно
стоявших вокруг него. Заходившее солнце удлинило  их  тени,  и  они  четко
вырисовывались на фоне красноватой травы.
   - Друзья, - сказал он, - сегодня мы потеряли троих наших товарищей. Они
были хорошими дефами, и  меня  переполняет  печаль,  когда  я  думаю,  что
никогда уже не увижу их здесь. Как и все мы, когда-то они были всего  лишь
ходячими нумерованными машинами, придатками Мозга. Они  жили  в  пустом  и
мрачном мире, не чувствуя ничего, не ведая, зачем  живут.  И  лишь  тогда,
когда они стали дефами и присоединились к нам, им открылся новый мир,  мир
горя и радости, печали и веселья, дождя и солнца, дня и ночи. Они  погибли
после налета на энергосклад в городе. У них уже было много  аккумуляторов,
и они могли бы уйти, но они хотели привести  к  нам  пришельцев  из  иного
мира, чтобы доказать гостям с чужой планеты, что наш мир населен не одними
лишь двуногими автоматами. Мне грустно, друзья, и  я  прошу  вас  навсегда
запомнить имена Далекой Звезды, Журчания Воды и Весенней  Травы.  Помолчим
же, друзья, подумаем о них.
   Тени от недвижно стоявших кирдов все удлинялись  и  удлинялись,  а  они
продолжали стоять, неся траурный караул в честь погибших дефов.
   Никто не помнил, как появился первый деф  и  кто  придумал  это  слово.
Должно быть, это был обыкновенный кирд, у которого в один прекрасный  день
случайно замкнулись какие-то проводники в мозгу, внося перебои в  стройный
логический процесс мышления. И он ушел из города.  С  тех  пор  из  города
уходили многие. Дефекты одних были таковы, что кирды тут же  гибли,  не  в
силах ориентироваться в сложном мире.  Дефекты  же  других  лишь  нарушали
автоматизм мышления. Случайные  мутации  механических  поломок  привели  к
тому, что на планете образовалось целое общество дефов. Постепенно их опыт
рос, и они научились спасать большинство из тех, чей мозг давал перебои  и
кто уходил из города. Долгие  годы  иногда  требовались  для  того,  чтобы
поврежденный мозг какого-нибудь беглеца снова начинал нормально  работать,
только  уже  не  в  холодном  безупречном  режиме  машинной  логики,  а  в
усложненном ритме чувств и эмоций. Других же обучить так и  не  удавалось,
но дефы не уничтожали их. Мысль, пусть даже больная и искаженная, была для
них священна. Они заботились об этих дефах.
   Мозг вскоре почуял опасность.  Все  кирды  получили  строжайший  приказ
немедля уничтожить любого своего товарища, стоило им только заметить  хотя
бы малейшее отклонение от  нормы  в  его  поведении.  Охрана  города  была
увеличена во много раз,  но  логически  мыслящие  кирды  не  всегда  могли
справиться с дефами, чьи поступки никогда нельзя было предвидеть  заранее,
ибо они были нелогичны с точки зрения кирдов.
   Утренний Ветер сделал знак  рукой,  и  его  товарищи  подошли  поближе,
сгрудившись вокруг него плотным кольцом.
   - Друзья, - сказал он, - у нас сейчас есть аккумуляторы  для  всех.  Мы
могли бы забыть о городе на долгое время, но я все время думаю о тех  трех
пришельцах из далеких миров, которых  держат  в  лаборатории.  Представьте
себе, каково им среди кирдов, в пустом мире машин. К тому же мы не  знаем,
как с ними решится поступить Мозг в дальнейшем. Он  все  еще  могуществен,
этот Мозг. Вспомните, сколько времени нам  понадобилось,  чтобы  научиться
жить без его приказов, и сколько усилий и энергии  мы  затрачивали,  чтобы
научиться не выполнять их. Я предлагаю организовать еще одно нападение  на
город и освободить пришельцев. Вы согласны, друзья? Тогда давайте  обсудим
план. Это будет нелегкая операция...


   Двести семьдесят четвертый юркнул в открытую дверь и застыл,  чувствуя,
как  бешено  вращаются  его  моторы  и  как  подскочила  температура   его
проводников. По улице бежали несколько кирдов,  на  спинах  которых  и  на
груди были нарисованы голубые круги. Они бежали, нелепо размахивая руками,
бросаясь с одной  стороны  улицы  на  другую,  зигзагообразно  петляли  по
мостовой. За ними гналась целая толпа кирдов без голубых кругов на  спине.
Они то и дело швыряли в убегавших камнями, и при  метком  броске  слышался
металлический звон. Один ловко брошенный камень угодил убегавшему прямо  в
задние глаза, и на мостовую посыпались осколки объективов. Раненый кирд на
мгновение остановился и снова рванулся вперед, но было уже поздно. Десятки
рук свалили его на землю.
   -  Так  его,  так,  голубокругого,  -  хрипели  кирды,   пиная   ногами
распростертую фигуру. Она звенела под ударами, и на теле  одна  за  другой
появлялись вмятины.
   - Не надо, не на-а-до! - молил  поваленный  кирд,  дергаясь  телом  при
каждом ударе, но его слова лишь удваивали ярость нападавших.
   Они не знали, почему ненавидят кирдов  с  голубыми  кругами,  но  в  их
перенастроенных мозгах клокотала ненависть, которая  требовала  выхода,  и
они били, пинали и тянулись к аккумуляторам, чтобы торжествующе вырвать их
вместе с контактами,  вырвать  навсегда,  превратить  этих  отвратительных
голубокругих в груду металлического лома.
   Поверженный  кирд,  охваченный   ужасом,   сделал   отчаянную   попытку
вырваться, вскочил на ноги и ринулся вперед.  Его  разбитые  задние  глаза
страшно чернели на помятой голове.
   С диким воем и улюлюканьем преследователи  кинулись  за  ним.  Смертная
тоска гнала его вперед. Он  лихорадочно  обшаривал  оставшимися  передними
глазами стены, мостовую. Он жаждал щели,  дыры,  укрытия,  чтобы  забиться
туда, оставить позади вой и бешеный гнев толпы. Раненый увидел перед собой
открытую дверь подъезда и рванулся к ней.
   "Сейчас они вбегут за ним, увидят меня и мой голубой круг  и..."  Мысль
эта мгновенно пронеслась в мозгу  Двести  семьдесят  четвертого,  и  ужас,
совсем не тот ужас, который он испытывал уже третий день, а  ужас  во  сто
крат острей и невыносимей, горячим гейзером обжег его мозг.
   Прежде чем он успел понять, что делает, он качнулся вперед и  ударил  в
грудь раненого, который в это мгновение  пытался  прошмыгнуть  в  открытую
дверь. Не ожидавший нападения спереди, кирд упал  навзничь,  и  тотчас  на
него набросились преследователи. На этот раз  они  знали,  что  жертва  не
уйдет от них, и кто-то из толпы крикнул:
   - Только не выдирайте у  него  сразу  аккумуляторы!  Слишком  он  легко
отделается! Глаза,  глаза,  выбейте  ему  переднюю  пару!  Так,  так  его,
голубокругого!
   В воздухе стоял слабый запах нагретого металла. Те  же  кирды,  которые
еще вчера бесстрастно проходили мимо своих товарищей, не обращая  внимания
ни на что на свете, теперь перегревались  от  ненависти  к  голубокругому,
вложенной утром в их мозги на проверочной станции. Раненый  кирд,  который
два дня тому назад не знал смысла понятия "страх", теперь молил о  пощаде,
извиваясь на земле. У него были выбиты глаза, и, ослепленный, он ползал по
кругу, вызывая насмешки своих мучителей.
   На  мгновение  Двести  семьдесят  четвертому  почудилось,  что  вот-вот
расплавятся и испарятся  его  предохранители,  потому  что  ужас  заставил
работать  его  механизм  на  предельном  режиме.  В  его  смятенном  мозгу
мелькнула  мысль  о  людях.  Он  вспомнил,  как  уползал  куда-то   вглубь
переполнявший его страх, когда он стоял рядом с  ними,  и  ему  захотелось
тотчас же очутиться в лаборатории. Прижимаясь  к  стене,  он  выглянул  из
подъезда. Избитый, весь в вмятинах, чернея  глазными  провалами  и  пустой
дырой в животе, поверженный голубокругий неподвижно лежал на  мостовой,  а
откуда-то впереди снова слышались топот ног и беззвучные крики "держи".
   "К людям, - подумал Двести семьдесят четвертый, - пока они охотятся  на
кого-то еще". Он выскользнул из подъезда и помчался по улице,  направляясь
к лаборатории. Никогда еще он так не бегал.  Он  услышал  слабый  свист  и
понял, что это звук рассекаемого  его  телом  воздуха.  Ему  повезло.  Ему
повстречались лишь два или три кирда,  которые  не  обратили  на  него  ни
малейшего внимания. "Должно  быть,  не  перенастроенные",  -  мелькнуло  в
голове у Двести семьдесят четвертого.
   У входа в лабораторию стоял Шестьдесят третий.  Увидев  приближающегося
товарища и голубой круг у него на груди, он тонко взвизгнул, поднял кулаки
и бросился на него.  "Тоже  перенастроили",  -  подумал  Двести  семьдесят
четвертый, закрывая лицо руками.
   - Голубокругий! - с яростной ненавистью прошипел  Шестьдесят  третий  и
ударил товарища кулаком  в  грудь.  Зазвенел  металл.  -  Голубокругий!  -
беззвучно кричал он, нанося все новые и новые удары, теперь уже в голову.
   Двести семьдесят четвертый на миг почувствовал, как что-то в его  мозгу
вспыхнуло, ярчайшим ослепительным сиянием и тут же  погасло.  И  в  то  же
мгновение словно лопнули какие-то плотины, из глубин мозга хлынули  волны,
смывшие его страх. "Почему он должен бить меня? Почему? Почему?" - подумал
он и, как бы против своей воли, выбросил вперед  правый  кулак,  вложив  в
удар всю мощь своего массивного  металлического  тела.  Шестьдесят  третий
покатился по земле, издав беззвучный вопль.
   Двести семьдесят четвертый влетел в лабораторию и  захлопнул  за  собой
дверь. Экипаж "Сызрани" приветствовал его веселыми криками.
   - Ну, как там у вас идет пересадка эмоций? - спросил Густов. -  Годятся
вам наши эмоции или нет? А что это за голубой круг у вас на груди?
   Не  успел  он  задать  вопрос,  как  дверь  с  лязгом  распахнулась,  и
Шестьдесят третий, словно танк, ринулся на  Двести  семьдесят  четвертого.
Они сшиблись с громким лязгом и покатились  по  полу,  остервенело  колотя
друг друга, стараясь дотянуться до аккумуляторов.
   - Ни с места! - рявкнул Надеждин, видя, что  Марков  и  Густов  вот-вот
бросятся вперед. - Спокойно!
   - Коля, ты только посмотри, ты только посмотри, - шептал Густов, -  они
же искалечат друг друга.
   Надеждин, тяжело дыша, развел руки в стороны,  словно  наседка  крылья,
удерживая товарищей.
   - Нельзя, вы понимаете, остолопы,  что  мы  не  можем  вмешиваться,  не
говоря уже о том, что эти бульдозеры в секунду раздавят нас...
   Правая  рука  Двести  семьдесят  четвертого,  царапая  голубовато-белую
поверхность тела противника, медленно подбиралась к аккумуляторной дверце.
Еще мгновение - и дверца  распахнулась.  Сверкнуло  несколько  искорок,  и
Двести семьдесят четвертый выпрямился, торжествующе поднял в  правой  руке
два плоских аккумулятора. Шестьдесят третий неподвижно лежал у его ног.
   Внезапно кирд как-то обмяк, опустил руку и растерянно сказал:
   - Не понимаю. Я же только объект второй реакции. - Он показал  на  свой
голубой круг. - Меня самого перенастроили на первую реакцию,  страх.  А  у
меня откуда-то появилась и вторая реакция. Деф! Деф! Я стал дефом...
   - Что, что? - мучительно  кривясь,  спросил  Марков.  -  Какой  объект?
Объект чего? Какая вторая реакция? Какие дефекты?
   Кирд, казалось, начал  успокаиваться.  Больше  уже  не  пахло  нагретым
металлом. Медленно  подбирая  слова,  он  рассказал  о  приказе  Мозга,  о
нападении на голубокругих, о том, как толкнул другого голубокругого и смог
удрать.
   Космонавты молча смотрели на него.
   - Вы его вытолкнули на улицу навстречу этой  своре?  -  сжимая  кулаки,
спросил Надеждин.
   - Да, - ответил кирд. Он чувствовал,  что  теперь  и  в  этом  человеке
возникает вторая реакция ненависти, но не мог понять ее причины. Они же не
перенастроены на голубой круг, они же не  могут  ненавидеть  голубокругих,
этого же не может быть. В  нем  снова  поднимался  тошнотворный,  знакомый
страх.
   -  Коля,  -  теперь  уже  Марков  протянул  руку,  удерживая  командира
"Сызрани", - он все-таки робот.
   - С ума  сойти,  хорошенькие  усовершенствования  принесли  мы  на  эту
несчастную Бету! - вздохнул Густов. - Что делать?
   - Ничего, - сказал Марков. -  Будем  ждать,  пока  представится  случай
смотать удочки из этого механического  царства.  А  вы,  уважаемый  Двести
семьдесят четвертый, как вы считаете?
   Кирд не  отвечал,  его  анализаторы  продолжали  все  искать  и  искать
причину, по которой он стал объектом второй реакции людей. Он  ждал  таких
же слов, которые он слышал накануне и которые прогоняли  страх.  А  теперь
люди стоят и смотрят на него, и глаза их злы. Злость возникла  в  них  при
словах о том голубокругом, когда он рассказал, как ловко толкнул  его.  Но
ведь он поступил логично. Ну конечно же, причина где-то здесь. Он поступил
логично, а они часто мыслят нелогично. А что он должен был сделать?





   - Так продолжаться не может, - сказал Густов и  потер  нос.  -  Это  же
преступление - сидеть  сложа  руки  и  ждать,  пока  они  все  перебьют  и
передавят друг друга. Я предлагаю узнать, где у них главная энергетическая
установка, и каким-то образом вывести ее из строя.
   - Ну хорошо, - вздохнул Надеждин, - допустим, нам это удастся. Иссякнут
их аккумуляторы, и сотни кирдов превратятся  в  жалкий  утиль.  Ты  только
представь  себе:  весь  этот  город  застынет  навсегда  в   недвижимости.
Разрушаются дома, ржавеют кирды. Ветер и пыль делают свое  дело,  проходят
годы, и ничего, ничего, кроме красноватой жесткой травы...
   - Тем лучше.
   - Исчезнет их цивилизация.
   - Если это такая цивилизация...
   - А кто нам дал право судить ее?
   - Плевать мне на права, это же просто  ходячие  машины.  Это  же  эрзац
жизни.
   - Почему? - спросил Марков. - Почем ты так уверен, что  эти  роботы  не
живые существа?
   - Да потому, что они ничего не ощущают.  Металлические  арифмометры  на
двух ногах, - упорствовал Густов.
   - А откуда у  тебя  уверенность,  что  живые  существа  не  могут  быть
металлическими? Ты подсознательно берешь за эталон  жизни  самого  себя  и
себе подобных. Почему жизнь должна везде быть похожей  на  нас?  -  Марков
говорил медленно, словно размышляя вслух, и слегка улыбался своей грустной
улыбкой. - Роботы действуют только  по  приказам?  Разве  мало  в  истории
примеров, когда диктаторы, будь то Гитлер или Муссолини, пытались навязать
свою волю народам? У кирдов нет эмоций?  Вспомни  эсэсовцев,  служивших  в
лагерях смерти. На наш взгляд, у них тоже  не  было  никаких  человеческих
эмоций... Нет,  Володя,  я  согласен  с  командиром.  Мы  не  имеем  права
разрушать их общество, даже если оно нам  не  очень  нравится.  Это  закон
космоса.
   - Эй, куда вы? - вдруг крикнул Надеждин, увидев, что  Двести  семьдесят
четвертый, молча стоявший  подле  них,  вдруг  повернулся  и  бросился  из
лаборатории. - Вас же немедленно уничтожат. Обождите!
   Но дверь уже захлопнулась за кирдом. Они переглянулись.
   - По-моему, они уже превращаются в истериков, - сказал Густов.  -  И  я
беру свои слова обратно. Истерика - это уже наверняка признак жизни.
   - Быстрее, - сказал Марков, -  может  быть,  его  сейчас  там  калечат.
Сказать, что я привязался к нему, не могу, но все-таки...
   - Пошли.
   Они выбежали на улицу. Двести семьдесят четвертого не было видно. Город
изменился. На обычно чистых мостовых валялись стеклянные  и  металлические
осколки, мусор.
   Мимо них, стараясь держаться стен, испуганно прошмыгнул кирд с голубыми
кругами на спине и груди. Не успел он скрыться за  углом,  как  показалась
целая толпа кирдов. В руках у  них  были  обломки  каких-то  труб,  палки,
камни. Они  на  мгновение  остановились,  словно  обсуждая  что-то,  затем
ворвались в ближайший подъезд.
   - Вы знаете, - сказал Марков, - у меня  все  время  ощущение,  будто  я
слышу их голоса; я знаю, что не могу слышать их мысли, они же  никогда  не
переговариваются между собой вслух, но мне кажется, я слышу их.
   Из подъезда донесся металлический лязг, и на мостовую выкатился кирд  с
голубым кругом на груди.
   - Слышите? - прошептал Марков. - Слышите? Они сейчас кричат: "Бей  его,
бей их!" Я вам даже могу рассказать,  что  произойдет  дальше.  Они  будут
врываться в каждый подъезд в надежде найти  там  робота  с  кругом.  Потом
голубокругих станет меньше, и тогда какому-нибудь кирду  придет  в  голову
великолепная мысль: а может быть, эти  презренные  твари  просто  каким-то
образом  стирают  свои  круги  и  пытаются  замаскироваться?  Они   начнут
останавливать всех  и  подозревать  в  каждом  кирда,  который  свел  свои
стигматы. Они будут бить и крушить направо и налево...
   - Но ведь это всего-навсего вложенный в них условный рефлекс, -  сказал
Густов. - Только что они были кроткими железными тварями.
   - Из существ, привыкших к приказам, можно делать все, что угодно.
   - Да-а, - протянул Густов, - подумать только,  что  все  это  пошло  от
нас...
   - Что значит - от нас? Одна отдельно взятая человеческая эмоция никогда
не может даже создать впечатление духовной жизни человека.
   Трое космонавтов стояли на пустынной улице, по которой ветер нес  пыль,
и молча смотрели на лежавшего на земле кирда.


   Город был уже далеко позади, и Двести семьдесят  четвертый  шел  теперь
медленно, осматривая местность сразу всеми своими  четырьмя  глазами.  Он,
разумеется, всегда знал о существовании дефов, знал то,  что  должны  были
знать о них все кирды. Эти нелогичные существа с больными,  исковерканными
мозгами подлежали  немедленному  уничтожению.  Узнать  их  было  нетрудно.
Приказ гласил: если кирд встречает другого кирда, поведение  которого  или
мысли не соответствуют его собственным, то  перед  ним  деф,  и  этот  деф
должен был быть тотчас же демонтирован.
   Но теперь Двести семьдесят четвертый сам превратился в дефа.  Он  знал,
что он деф. Иначе почему он вырвал  у  Шестьдесят  третьего  аккумуляторы,
когда он не был перенастроен на вторую реакцию? Почему он, который  должен
был по приказу Мозга испытывать только страх, испытывал еще  и  ненависть?
Почему он замечал в себе признаки третьей реакции, когда думал о людях,  о
том высоком, который произносил странные слова,  растворявшие  его  страх?
Нет, он стал дефом и не сомневался в этом.
   Внезапно перед ним, словно вынырнув из-под земли,  застыли  два  кирда.
Двести семьдесят четвертый  дернулся  было  в  сторону,  но  один  из  них
выразительно поднял трубочку дезинтегратора и направил ее на него.  Двести
семьдесят  четвертый  застыл,  но  отметил  при  этом,  что  почему-то  не
испытывает того ужаса, который должен был бы испытать.
   - Кто ты? - беззвучно спросил кирд с дезинтегратором в руках.
   - Двести семьдесят четвертый.
   - Почему ты ушел из города?
   - Мне кажется, я стал дефом. Я боялся.
   - Это хорошо. Пусть твой страх исчезнет. Мы, дефы, поможем тебе. Но что
это у тебя за круги на груди и спине?
   - Мозг проводит эксперименты. Сейчас я вам все расскажу.
   Дефы застыли, внимательно слушая рассказ Двести  семьдесят  четвертого.
Лишь время от времени тот, кто  держал  в  руке  дезинтегратор,  изумленно
покачивал головой.
   Когда он кончил, вооруженный деф сказал:
   - Ты хорошо сделал, что пришел к нам.  Меня  зовут  Утренний  Ветер,  а
моего товарища - Иней. Если хочешь, ты тоже можешь выбрать себе новое имя.
Двести семьдесят четвертый - это не имя. Это номер машины.
   - Но... разве можно выбирать самому имя? Мое имя ведь выбито у меня  на
груди.
   - Забудь о нем. Выбери сам себе имя. Любое. Красивое.
   - Красивое?
   - Да. Ты знаешь какое-нибудь слово, о котором бы тебе хотелось думать?
   - Человек.
   - Человек?
   - Да, так называют себя эти мягкие существа, пришельцы из другого мира.
   Утренний Ветер беззвучно рассмеялся.
   - Что за звук вибрирует в твоих  мыслях?  -  спросил  Двести  семьдесят
четвертый. - Он напоминает мне звуки, которые иногда производят люди.
   - Это смех. Мы смеемся, когда нам весело.
   - Весело?
   - Ты многого не знаешь. Но мы поможем тебе стать  настоящим  дефом.  Ты
задаешь вопросы, и это хорошо. Тебе страшно?
   - Не так, как раньше. Он где-то  живет  во  мне,  страх,  но  почему-то
сейчас он в памяти, а не в интеграторах моего мозга.
   - Хорошо. Я назову тебя еще раз Двести семьдесят  четвертым,  но  после
этого мы забудем твой номер. Ты хотел зваться Человеком? Отныне  имя  твое
Человек.
   Они шли долго, пока не попали  в  укромную  лощинку,  скрытую  с  обеих
сторон отлогими холмами. У входа в нее им приветливо кивнули  два  дефа  с
дезинтеграторами в руках. Они вошли в густые заросли кустарника и  увидели
огромное низкое здание. Оно было наполовину разрушено, и в его  развалинах
то здесь, то там виднелись фигуры дефов.
   Утренний Ветер положил Человеку руку на плечо.
   - Многое тебе здесь у нас будет казаться нелогичным, но  ты  постепенно
научишься другой логике. Жить тебе будет труднее, чем раньше, когда ты был
машиной, но  я  уверен,  в  будущем,  предложи  тебе  снова  стать  Двести
семьдесят четвертым, ты наверняка откажешься. Сейчас я  покажу  тебе  твою
новую работу.
   Утренний Ветер подвел Человека к правому  крылу  здания  и  показал  на
огромный зал без крыши. В нем сидели и стояли несколько дефов.
   - Это тоже дефы, -  сказал  Утренний  Ветер,  и  в  голосе  послышалась
грусть. - Они тоже ушли из города, они  перестали  быть  машинами,  но  не
стали настоящими дефами. Их мозг живет в странном мире, где они никого  не
знают и где никто не знает их. Они беспомощны, и мы не  можем  вернуть  их
мозг к жизни. Но мы обязаны заботиться о них, и это будет  твоей  работой.
Ты будешь следить, чтобы у них не иссякли аккумуляторы, ты будешь следить,
чтобы они не бросали друг в друга камнями, чтобы у них всегда были смазаны
конечности и чтобы грязь не забивала им глаза.
   Он  посмотрел  на  беспомощных  дефов,  о  которых  отныне  должен  был
заботиться, и подумал, что логичнее было бы вынуть из них аккумуляторы. Но
тут же он вспомнил об ужасе, который испытал там, в подъезде, когда  толпа
ненавидящих кирдов могла заметить его, когда он, казалось, уже  чувствовал
их пальцы у себя на животе, подле аккумуляторной крышки, и вздрогнул.
   Новое, неведомое чувство медленно зарождалось в мозгу Человека.
   - Иди к ним, - сказал Утренний Ветер. - Я верю тебе, ты не причинишь им
зла. А завтра ты возвратишься в город.
   - В город? - В беззвучном голосе Человека зашевелился страх.
   - Да, в город. Мы хотим сделать еще одну попытку освободить  людей.  Но
если ты боишься дезинтеграторов сторожевых  кирдов,  ты  можешь  остаться.
Выбирай сам. Подумай. Тебе никто не будет мешать думать.
   Утренний Ветер  махнул  рукой  и  скрылся.  Человек  в  нерешительности
простоял несколько  минут  и  подошел  к  больному  дефу,  который  сидел,
привалившись к стене. Деф вскочил и угрожающе поднял руку.
   - Ну не надо, не волнуйтесь, - вдруг беззвучно сказал Человек и  понял,
что повторяет те  же  слова,  что  говорил  ему  Коля-Николай  -  командир
корабля. И говорит он их с той же интонацией, от которой слова становились
какими-то мягкими, как бы приятными на ощупь,  и  он  все  повторял  их  и
повторял.
   Больной деф нехотя опустил руку, а Человек подумал, что у  него  самого
почему-то греются проводники. Он мысленно проверил их температуру  -  нет,
она не превышала нормы. И тем не менее ему казалось, что они нагревались.
   "Должно, быть, это опять какая-нибудь новая реакция, которой я  еще  не
испытывал, - подумал Человек. - Может  быть,  она  похожа  на  ту,  что  я
замечал у людей. Интересно, испытывают ли  они  ощущение  слегка  нагретых
проводников в себе? Хотя ведь у них  все  устроено  по-другому...  Значит,
завтра я смогу увидеть их..."
   Сам не зная почему, он снова вспомнил о голубокругом, которого  толкнул
в грудь там, в подъезде. Но ведь он поступил логично. Теперь  ему  уже  не
казалось, что у него греются проводники. Что должен был чувствовать тот, с
выбитыми глазами, когда они тянулись к его аккумуляторам?..


   Лента конвейера в  Главном  заводе  двигалась  с  удвоенной  скоростью.
Приказ Мозга гласил: произвести перенастройку кирдов на третью  реакцию  в
течение одного дня.
   Голубовато-белые шары с двумя  парами  глаз  лежали  на  ленте,  словно
огромные  мячи.  Дежурные  кирды  метались  около  автоматов.  Как  только
очередная  голова  оказывалась  в  поле  действия   приборов,   вспыхивала
контрольная лампа. Автоматы одновременно вводили в  нее  программу  образа
Мозга и третьей реакции - любви. Отныне объектом  третьей  реакции  кирдов
будет Мозг.
   У конца конвейера  стояли  транспортные  тележки.  Когда  на  платформе
оказывалось  по  пятнадцати  голов,  они   бесшумно   набирали   скорость,
направляясь к проверочной станции, у входа в  которую  толпилась  огромная
очередь.


   Кирды стекались к Башне Мозга со всех уголков города. Они бросали  свою
работу, забывали о  приказах  и  торопливо  шагали  по  улицам  к  Главной
площади.
   Те, кто уже был  заряжен  страхом,  испытывали  благостное  облегчение.
Демонтаж,  подстерегавший  их  на  каждом  углу,   вырванные   из   живота
аккумуляторы - все это уже не наполняло их щемящим ужасом. Страх заглушало
острое чувство любви к Мозгу.
   Те же, кто был заряжен ненавистью, всматривались по дороге  к  Башне  в
проходивших кирдов. Если бы только им попался хотя бы  один  голубокругий!
Они бы тут же растоптали его, разорвали на куски, они бы  показали  Мозгу,
как чтут его величественные приказы.
   Площадь перед Башней была запружена кирдами. Все новые  и  новые  толпы
вливались с боковых улиц, прижимая  передних  к  первой  ограде.  Слышался
металлический шорох трущихся друг о друга тел.
   Один из кирдов, прижатый толпой к ограде,  вдруг  покачнулся  и  поднял
руку. На груди у  него  ветвилась  трещина.  Он  начал  медленно  оседать,
попытался удержаться на ногах, вцепившись в  соседей,  но  те  нетерпеливо
отталкивали его. Наконец он упал. Стоявшие рядом наступили на него,  и  он
затих.
   Внезапно откуда-то из центра толпы послышались крики:
   - Голубокругий! Он пришел, чтобы убить Мозг!
   В плотной толпе они не могли ударить его  и  даже  повалить  на  землю.
Кирды подняли голубокругого над собой, нанося ему удары снизу, и он каждый
раз взлетал над их головами и падал снова на кулаки, и металлический  лязг
не мог заглушить его пронзительного крика: "Да здравствует Великий Мозг!"
   Около самой ограды толпа подбросила его особенно высоко, и он рухнул на
металлическую решетку,  на  мгновение  застыл  на  ней  и  начал  медленно
переваливаться во внутренний двор Башни. Оба сторожевых кирда,  словно  по
команде, вскинули свои дезинтеграторы, послышался  легкий  шорох,  запахло
горячим металлом, и голубокругий рухнул вниз.
   Шестьдесят третий, стоя около самой ограды, всматривался в толпу  всеми
своими четырьмя  глазами.  Ему  казалось,  что  вот-вот  он-увидит  Двести
семьдесят четвертого, и тогда, тогда он покажет ему! Он помнил,  как  руки
Двести семьдесят четвертого тянулись к его аккумуляторам, и сейчас  он  бы
знал, как справиться с этим презренным голубокругим...
   Он чувствовал, как вместе с ненавистью  в  нем  сладко  кипит  огромная
любовь к Мозгу. Оба эти чувства сплавлялись в нем  в  одно.  Ах,  если  бы
только ему попался сейчас Двести семьдесят четвертый! Он бы доказал Мозгу,
как  предан  ему,  с  хрустом  вырвал  бы  из  презренного   голубокругого
аккумуляторы и принес бы к Башне.


   Никогда еще, с того самого мгновения, когда ток  впервые  промчался  по
его проводникам и вдохнул  в  них  мысль,  Мозг  не  получал  одновременно
столько телесигналов от  кирдов.  Его  входное  устройство  едва  успевало
пропускать сотни и тысячи обращенных  к  нему  восторженных  слов.  Но  он
оставался  спокоен.  Он  размышлял,  и  ничто  не  нарушало   холодную   и
величественную четкость его мыслей.
   Конечно, думал он,  ценность  передаваемой  сейчас  кирдами  информации
практически равнялась нулю. Он и без них знал, что сила  его  мысли  почти
безгранична и что ничто, почти ничто не может устоять перед ней.  Конечно,
они бросили свою работу, нарушив четкий ход жизни в  городе.  Конечно,  он
мог бы немедленно отдать им приказ покинуть площадь и разойтись  по  своим
обычным местам. Но третья реакция еще была в стадии эксперимента. Не нужно
подавлять ее, запрещая кирдам изливать свою любовь.
   Уже сейчас, почти в самом начале эксперимента, он чувствовал,  что  его
мысль об анализе чужих миров была совершенно  правильной.  Все  три  новые
реакции были введены в мозг кирдов, а общество  уже  сдвинулось  с  места,
перестало быть статичным. Разумеется, не стоило бы  уничтожать  так  много
кирдов, все-таки их производство требует массу энергии, но  теперь,  когда
не надо экономить каждую ее каплю для гравитационного прожектора, это  уже
не проблема.
   И все-таки он  был  еще  не  совсем  удовлетворен.  Он  рассчитывал  на
большее. Он догадывался, что  можно  извлечь  из  людей  еще  кое-что.  Он
чувствовал, что вот-вот нащупает как раз то, чего не  хватало  цивилизации
кирдов.  Начав  эксперимент,  надо  было   продолжить   его.   Попробовать
скопировать и ввести в мозг нескольким кирдам весь комплекс реакции людей.


   - Идем, - сказал Утренний Ветер Человеку. - Прости,  что  мы  не  можем
дать тебе дезинтегратор, у нас их совсем мало.
   Их было около  пятидесяти,  боеспособных  дефов,  и  они  шли  молча  и
сосредоточенно, думая о предстоящем сражении.
   - Ты знаешь, Человек, - сказал Утренний Ветер, - я боюсь. Я  уже  много
раз участвовал в налетах на город, но я еще никогда  не  боялся  так,  как
сегодня. Ты знаешь, что такое страх?
   - Да, - сказал Человек.
   - Тогда ты поймешь меня. Но что поделаешь, надо идти. Когда мы подойдем
к городу, ты возьмешь с собой пять дефов и направишься к  лаборатории.  Ты
должен вывести из города людей в то  время,  как  мы  будем  вести  бой  у
Главного энергетического склада. -  Утренний  Ветер  замолчал.  Впереди  у
горизонта показались первые здания города. Отряд разделился на две  части.
Человек со своей группой начал обходить город с юга, чтобы оказаться ближе
к лаборатории.
   Человек  боялся.  Страх  снова  утяжелял  ноги,  путал  мысли,  но   он
механически шел вперед. Он вдруг подумал,  что  дефы  могут  заметить  его
страх, и вздрогнул. Оглянулся. Все пятеро молча и  сосредоточенно  шли  за
ним. Вот и крайнее здание. За  ним  шагах  в  трехстах  была  лаборатория.
Только бы люди оказались на месте. Он поднял руку,  и  дефы  остановились.
Впереди не было видно ни одного кирда. Сейчас. Надо только махнуть рукой и
мчаться вперед. Не думать. Мчаться и не думать. А если  раздастся  шипение
дезинтегратора и маленькая белая молния ударит  в  него...  Мчаться  и  не
думать...
   Он махнул рукой и ринулся вперед. Его моторы  бешено  вращались,  и  он
подумал, что вдруг не  хватит  энергии  в  аккумуляторах,  он  станет  все
медленнее переступать ногами, пока  не  остановится,  и  будет  стоять,  и
моторы не спеша остановятся в  нем,  и  какой-нибудь  кирд  протянет  свои
цепкие клешни, выдерет из него аккумуляторы с хрустом, с треском, вместе с
контактами, и он рухнет на землю глазами в пыль, и кто-нибудь  пройдет  по
нему, ударит ногой по голове, и он все равно ничего не почувствует, потому
что его уже не будет.
   У здания лаборатории он оглянулся. Дефы, рассыпавшись цепочкой,  бежали
за ним. Он рванул дверь.
   - Коля, - крикнул он, - Коля!
   Космонавты вскочили  на  ноги,  испуганно  глядя  на  кирдов.  Надеждин
протянул руку Человеку и широко улыбнулся.
   - Двести семьдесят четвертый, - пробормотал он, - ты все-таки пришел...
   - Быстрее, не бойтесь. Я теперь деф, как и мои товарищи. Мы  пришли  за
вами, - сказал Человек, и Надеждину вдруг показалось, что в  глазах  кирда
мелькнула и погасла смешинка.
   - Кирды! - беззвучно крикнул с улицы один из дефов, и Человек,  схватив
за руку Надеждина, бросился к двери.
   Цокая огромными  ступнями  по  плитам  тротуара,  к  лаборатории  несся
Шестьдесят третий и за ним еще несколько кирдов,  на  ходу  готовя  к  бою
дезинтеграторы.
   - Бегите, - крикнул Человек космонавтам  и  махнул  рукой,  -  туда!  Я
задержу их.
   Он бросился навстречу Шестьдесят третьему и тут же увидел задней  парой
глаз, как Надеждин вырвался из рук дефа и прыгнул к нему.
   Шестьдесят  третий  поднял  оружие.  "Броситься  на  землю,   а   потом
вскочить... - пронеслось в голове у  Человека,  но  тут  же  другая  мысль
скользнула одновременно с первой. - Но он выстрелит. Он  может  попасть  в
Колю".
   Прежде чем эта мысль успела обежать все логические  цепи  его  мозга  и
пройти через анализаторы, он ринулся прямо  под  дезинтегратор  Шестьдесят
третьего. Голубой круг на его груди был мишенью.
   С легким шипением из трубочки дезинтегратора сверкнула маленькая  белая
молния, заряд ударил в голубой круг на груди Человека, мгновенно расплавил
металл, и тот рухнул навзничь, ударившись голубовато-белой круглой головой
о пыльную мостовую. Шестьдесят третий нагнулся над голубокругим и снова  и
снова разряжал в поверженную фигуру дезинтегратор. Белые молнии  пробивали
все новые и новые отверстия в теле Человека, и с каждым новым выстрелом  в
мозгу Шестьдесят третьего шевелился сладкий комок ненависти.
   Внезапно он почувствовал толчок,  и  в  то  же  мгновение  чья-то  рука
вырвала у него оружие. Приходя в себя, он увидел одного из людей,  который
смотрел на него, поднимая дезинтегратор.
   "Вторая реакция", - подумал Шестьдесят третий, понял, что не успеет  до
выстрела сделать и шага. Ненависть в  последний  раз  заколыхалась  в  нем
густым желе, а потом, после выстрела, угодившего ему прямо в  голову,  уже
не существовало ничего.
   Один из кирдов ударил сзади Надеждина в голову.  Падая,  он  успел  еще
один раз нажать на спуск, и все вокруг поплыло в багрово-черном мраке.
   Командир пришел в себя, только когда два дефа и он были уже за городом.
Он с трудом крикнул:
   - Стойте!
   Деф остановился и опустил его на землю. Ноги не держали командира, и он
сел. Надеждин хотел спросить о товарищах, но гудящая  голова  была  налита
свинцом. Он закрыл глаза и качнулся вперед.
   Дефы молча переглянулись. Один из них снова поднял Надеждина  на  руки,
и, не оглядываясь на город, они мерно зашагали вперед.





   Марков и Густов что есть сил мчались  за  дефом.  Внезапно  из-за  угла
показались два кирда, и деф, словно танк, не снижая скорости, бросился  на
них. Космонавтам показалось, что они услышали  позади  лязг  металла.  Они
свернули на боковую улицу и прибавили ходу. Легким не хватало  воздуха,  и
кровь била в виски тяжелыми мягкими ударами.
   Когда беглецы в изнеможении опустились на  жесткую  красноватую  траву,
город был уже позади.  Ни  души  кругом.  Ветер  шевелил  жестяные  листья
кустарника, и в  воздухе  стоял  равномерный  шорох.  Они  дышали,  широко
раскрыв рты, и думали о Надеждине.
   - Я уверен, что он жив, - сказал Марков. - Когда мы побежали,  я  успел
заметить, как его схватил на руки один из дефов.
   - Я тоже почему-то думаю, что с ним все в порядке, - сказал  Густов.  -
Вот тебе и металлолом... Настоящая гражданская война.  Во  всяком  случае,
пробираться к "Сызрани" без Коли бессмысленно.  Да  и  нас  там  наверняка
схватят.
   - Но что же делать? Может быть, все-таки нам лучше вернуться в город, в
лабораторию? Может быть, Надеждин будет нас искать там?
   - Это мы всегда успеем сделать. К тому же у меня впечатление,  что  они
там  все  взбесились...  Давай  подождем  все-таки.  Пойдем.  Надо  отойти
подальше от этого железного муравейника.
   Они встали и побрели вперед. Темнело. Сумерки наступили стремительно  и
бесшумно, словно кто-то, быстро передвинув рычаг реостата, выключил  свет.
В небе зажглись чужие звезды. В темноте жутко и  сухо  шелестели  трава  и
листья  кустарника.  Над  ними,  со  свистом  рассекая  воздух,  пролетело
какое-то существо. Оно слегка  светилось  в  темноте,  то  расширяясь  при
взмахе крыльев, то сжимаясь в фосфоресцирующий комок.
   - Ну-с, что бы ты сейчас сказал о своем продавленном кресле там,  дома?
- спросил Маркова Густов.
   - Когда я попаду домой, вернее, если я попаду домой, - сказал Марков, -
два дня я буду лежать в постели, а на третий  начну  рассказывать  о  Бете
своим ребятам. Они уставятся на меня огромными глазищами и будут стараться
не дышать, чтобы не пропустить ни слова. А потом я скажу  им,  что  больше
никогда не полечу в космос и всегда буду с ними. А они, вместо того  чтобы
взорваться восторженным визгом, вдруг  поскучнеют  и  тихо,  на  цыпочках,
выйдут из комнаты...
   - Ты врешь трогательно и с  выдумкой.  В  постели  ты  пролежишь  ровно
восемь часов, потому что утром тебе  нужно  будет  работать  над  отчетом.
Рассказывать о Бете ты будешь всю жизнь, в перерывах между рейсами. И  еще
ты подашь рапорт о переводе тебя с грузовых  полетов  в  исследовательские
экспедиции, скромно  заметив,  что  после  Беты  тебе  хочется  заниматься
изучением чужих миров. И всю жизнь ты будешь утверждать, что годишься лишь
для игры в крестики и нолики, и всегда в глубине души  будешь  радоваться,
что никто не обращает внимания на твое невнятное самокритичное бормотание.
И еще, наверное, ты будешь вспоминать о Густове, к трепу которого  ты  так
привык... Сейчас я всхлипну от умиления...
   - Не надо, Володя. Если мы начнем реветь в унисон, мы поднимем всю Бету
на ноги. Давай-ка лучше устраиваться на ночлег.
   В темноте неясно чернели какие-то развалины. Они легли  на  еще  теплые
камни и молча глядели на чужие звезды, прислушиваясь  к  жестяному  шороху
травы, и думали о Надеждине.


   Густов открыл глаза и сразу же  почувствовал  головокружение.  Свет  он
ощущал не только впереди себя, но и с боков, сзади -  отовсюду.  Он  спит,
решил он, и закрыл глаза. Свет исчез. Он снова открыл глаза и снова увидел
круговую  панораму.  Он  поднял  руку,  подивился  необычному  мускульному
ощущению, и в поле зрения передних глаз появилась голубовато-белая лапа  с
мощными,  похожими  на  клешни  пальцами.  "Это  ведь   рука   кирда",   -
странно-спокойно подумал  он  и  отметил  про  себя  непривычность  самого
процесса мышления. Мысль не вспыхнула мгновенно в его мозгу  уже  готовой,
а, казалось, возникала по частям из тысяч  маленьких  осколочков  мозаики,
которая легко и бесшумно складывалась на черном фоне в готовое заключение:
"Это ведь рука кирда".
   "Но почему же я не удивляюсь тому, что у меня  руки  кирда?  -  подумал
Густов, и все та же мозаика спокойно и ловко сложилась в ответ:  -  Потому
что я кирд. Кирд Пятьсот один".
   Он опустил все четыре глаза и увидел широкую голубовато-белую  грудь  и
такую же широкую голубовато-белую спину. Он поднял ногу и увидел массивную
голубовато-белую ногу.
   "Но если я кирд, почему я Густов? -  сформулировал  он  себе  очередной
вопрос, и в голове у него возник ясный и четкий  ответ:  -  Потому  что  я
Густов и кирд одновременно".
   Он не завыл, не бросился на землю, взрывая ее в ужасе руками и  ногами.
Он стоял и думал: "Да, я Густов. Я Владимир Васильевич  Густов,  я  второй
пилот космолета "Сызрань", я человек с планеты Земля, родом из Москвы,  и,
когда я вернусь домой,  мне  нужно  обязательно  сменить  аккумуляторы  на
"Эре",  потому  что  мой  вертолет  что-то  слишком  часто   нуждается   в
подзарядке. Кроме того, я знаю, что нахожусь на  Бете  вместе  с  Колей  и
Сашей. Мы были в круглом зале, я знаю,  что  там  опускался  потолок,  мне
сжимал кисти рук робот. Робот? Нет, мы не роботы, мы кирды. Кирды?  Откуда
я знаю это слово? Я не могу не знать его, если я кирд. Кирд Пятьсот  один.
Хорошо, я кирд, ты кирд, мы кирды, они кирды. Не будем спорить. Потом  мне
на голову опустили какую-то сетку.  Потом?  Стоп.  Дальше  ничего  нет.  Я
открываю глаза. Четыре глаза, видящие все вокруг. Ну конечно же, у  кирдов
по четыре глаза - круговая панорама. Но сейчас же я не в зале".
   Он посмотрел вокруг  и  увидел,  что  стоит  у  знакомого  приземистого
здания, в котором  бывал  тысячи  раз.  "Ну,  разумеется  же,  проверочная
станция. Проверочная станция? Откуда я знаю? Кирд не может не  знать,  что
такое проверочная станция. Я тысячи раз проходил в ней мозговой  контроль.
Я совсем недавно вошел в нее, не зная, что я Густов, а зная,  что  я  кирд
Пятьсот один, но теперь я и Володя Густов. Вольдемар,  как  называет  меня
Саша. Если бы он только увидел меня... Значит, я, кирд Пятьсот один,  стал
только что еще и Владимиром Васильевичем Густовым. Но не могу  же  я  быть
настоящим Густовым. Я не могу быть настоящим собой.  Значит,  я  копия.  Я
копия самого себя. И все-таки я кирд Пятьсот один. Если бы  я  был  только
копией самого себя, я бы тут же рехнулся, ничего не поняв. А так я стою  и
анализирую самую бредовую вещь на свете спокойно и быстро, как и  подобает
настоящему кирду.
   Итак, начнем с меня, с настоящего Густова, кстати, нужно говорить  "он"
и "я". Настоящий Густов - это он. Я копия  с  него.  Итак,  с  него  сняли
полную энцефалограмму и ввели ее в  кирда  Пятьсот  один.  Густов  Пятьсот
один. Или кирд Густов. Пока еще трудно разобраться.
   Теперь проведем инвентаризацию своего эмоционального хозяйства. По всей
видимости, я должен быть в ужасе и биться в истерике. Я, Вольдемар Густов,
которого  не  раз  пропесочивали  за  чрезмерное   увлечение   девчонками,
очевидно, должен провести остаток своих "железных" дней на Бете в обществе
себе подобных, то есть кирдов. И  мне,  конечно,  страшно.  Кирды,  кирды,
кирды, кирды... Очень страшно. Дико. Чудовищно. И... не очень. Почему?  Да
потому, что я, кирд, тоже мыслящее существо и жил  до  своего  раздвоения.
Очевидно, мои нынешние эмоции менее интенсивны, чем у моего оригинала. Они
наверняка смягчаются моим опытом Пятьсот первого, моей холодной кирдовской
логикой. Нет, скажем честно, смягчаются не очень. Смогу ли  я  жить  среди
своих металлических сородичей, став человеком? Впрочем, если бы рядом были
еще такие же гибриды... Мы подумаем еще об  этом.  Мы?  Конечно  же,  надо
думать о себе "мы", потому что я - это действительно мы: два существа,  из
которых одно явно более болтливое..."
   И тут у него в мозгу возникла четкая мысль: "Надо  немедленно  идти  на
строительство второй проверочной станции и работать там на монтаже  стенда
до получения нового приказа".
   Его массивное голубовато-белое тело сразу же повернулось и двинулось  к
строительной  площадке,  но  в  то  же  мгновение  Густов   Пятьсот   один
остановился и подумал: "А почему я должен, собственно говоря, идти  туда?"
И тут память Пятьсот первого подсказала, что это телеприказ Мозга. Пятьсот
первый воспринял приказ естественно, как нечто настолько  же  привычное  и
безусловное, как мир, небо, аккумуляторы в животе. Густов же  весь  сжался
от негодования. "Нет, - подумал он, - я не часы с кукушкой. Я  не  позволю
заводить себя. Плевал я на этот Мозг и на его приказы".
   Пятьсот первый  не  мог  сопротивляться  Густову.  Пятьсот  первый  был
безволен, пассивен и послушен. Густов же трясся от  возмущения  при  одной
только мысли, что может быть телеуправляемым механизмом.
   "Кирд, не выполняющий приказа, является  дефектным  кирдом  и  подлежит
немедленному  демонтажу  каждым  встретившим  его  нормальным  кирдом",  -
подумал Пятьсот первый. А человек тут же возразил ему:  "Ну,  это  мы  еще
посмотрим, кто кого демонтирует и  кто  нормален.  Вряд  ли  мои  железные
соплеменники быстро разберутся в моих весьма  неортодоксальных  для  кирда
мыслях. Но лучше на месте не стоять".
   Густов Пятьсот один повернулся, чтобы уйти с того места, где стоял,  но
в это мгновение услышал знакомый голос. Вернее, это был не голос, это была
как бы бесплотная модель голоса, но тем не менее он  слышал  слова,  и  их
беззвучный звук был ему смутно знаком. В следующую секунду он  понял,  что
слышит мысли вышедшего из проверочной станции кирда, который, казалось,  с
огромным интересом рассматривал свою руку.
   - Это ведь рука кирда, - сказал вдруг кирд вслух по-русски,  и  Густова
Пятьсот первого пронзила острая мысль, что он уже где-то слышал этот голос
и именно эти слова. Он напрягся в томительном ожидании.
   "Но почему же я не удивляюсь тому, что у меня рука кирда? Потому что  я
кирд. Кирд Пятьсот два".
   На мгновение в мозгу Густова Пятьсот  первого  образовалась  гигантская
рулетка. Она крутилась все быстрее и  быстрее,  и  все  сливалось  в  одну
слепящую размытую полосу, а маленький шарик здравого смысла силой  инерции
был прижат к самому краю сознания и никак не мог опуститься к центру.
   "Но если я кирд, почему я Густов?" - снова подумал  Пятьсот  второй,  и
рулетка в голове Густова Пятьсот первого начала останавливаться.
   - Эй, Володька! - крикнул он соседу.
   - Эй, Володька! - крикнул ему сосед.
   - Ты?
   - Ты?
   - Ты Пятьсот второй?
   - Ты Пятьсот первый?
   - Будешь просто Вторым.
   - Будешь просто Первым.
   Они одновременно рассмеялись одинаковым смехом, и одновременно  сделали
по шагу навстречу друг другу, и одновременно подняли руки, и  одновременно
похлопали друг друга по плечу. Зазвенел металл, и  снова  они  рассмеялись
синхронно, как части одного механизма.
   - Значит...
   - Значит...
   - Вольдемар!
   - Вольдемар!
   - Знаешь что...
   - Знаешь что...
   - Стой! - крикнул Первый.
   - Стой! - одновременно крикнул Второй, но Первый погрозил ему  пальцем,
и он замолчал.
   - Помолчи, - сказал Первый. - Ты понимаешь, что ты и я - мы  абсолютные
копии? Ведь кирды похожи друг на друга как две капли воды,  а  Густов  тем
более один. Поэтому все мысли, реакции,  жесты  и  движения  у  нас  будут
одинаковыми и одновременными. До тех пор пока кто-нибудь из нас не сделает
чего-то такого, что незнакомо другому, пока наш опыт  не  индивидуален,  а
коллективен, мы будем походить друг  на  друга  как  две  капли  воды.  Мы
никогда ни о чем не  сможем  поговорить.  Поэтому  будем  джентльменами  и
договоримся: если один  говорит,  второй  слушает.  Мы  же  близкие  люди,
товарищ Густов!
   - Товарищ Густов!
   - Согласен? - спросил Первый.
   И прежде чем он произнес слово, Второй уже выпалил:
   - Согласен.
   Внезапно они замерли. Из дверей  проверочной  станции  вышел  кирд,  на
мгновение замер, а затем поднял руку и  принялся  пристально  разглядывать
ее.
   - Третий! - крикнул Первый. - Еще один Густов!
   - Третий! - не удержавшись, крикнул Второй. - Еще один Густов!
   - Знаешь-ка что, братец, - сказал Первый, -  я  старше  тебя  минут  на
пять, и лучше не действуй мне на  нервы,  а  не  то  получишь  взбучку  от
старшего брата.
   Второй было раскрыл рот, но рассмеялся и промолчал. Они ждали,  пока  к
ним подойдет младший Густов, Густов Третий.





   Утренний Ветер смотрел  на  спящего  Надеждина  и  думал  о  товарищах,
которые погибли, помогая людям выбраться из города. Не один, не два  и  не
три дефа остались там, превращенные в оплавленный металл  белыми  молниями
дезинтеграторов. Сотни дефов  из  года  в  год  гибли  в  мрачных  ущельях
безглазого города, чтобы принести драгоценные аккумуляторы, но на этот раз
Утренний Ветер чувствовал какую-то  особенную  щемящую  тоску.  "Наверное,
потому, - подумал он, - что в наш мир пришли люди. А они, эти люди, дороги
нам. От них веет непокорностью и смелостью. Они принесли с собой перемены.
Я чувствую их. Люди малы и слабы, но нельзя себе  представить,  чтобы  они
были безгласными орудиями Мозга. Как, должно быть, прекрасен их мир!"
   Надеждин застонал и открыл глаза.
   - Где мои товарищи? - спросил он и  с  усилием  поднялся  с  земли.  Он
поморщился от боли в голове, но тут же заставил себя забыть о ней.
   - В городе их нет, - сказал Утренний Ветер. - Ночью  двое  наших  самых
ловких и храбрых дефов пробрались в город. Твоих товарищей там нет.
   - Надо обыскать окрестности города, - сказал  Надеждин.  -  Они  же  не
могли просто пропасть.
   - Обыскать? - неуверенно переспросил Утренний Ветер. Он  усваивал  язык
людей легко и быстро, но он знал еще очень мало слов.
   - Искать, - сказал Надеждин.
   - Да, - согласился деф. - Я ждал, пока ты проснешься. Сейчас  я  позову
Птицу.
   - Птицу? Это имя?
   - Да, имя. Такое же, как Утренний Ветер. Мы сами выбираем  себе  имена,
когда становимся дефами. Мы не хотим быть номерами.
   - А Двести семьдесят четвертый? Он ведь тоже стал дефом.
   -  Он  потерял  жизнь  уже  не  Двести  семьдесят  четвертым.  Он  умер
Человеком.
   - Человеком?
   - Да, он выбрал себе такое имя, а выбор каждого для нас священ.
   Надеждин почувствовал, как его горло  сжала  спазма.  Большой  железный
Человек...  Он  постарался  проглотить  комок,  но  тот  никак  не   хотел
исчезать...
   Из-за угла бесшумно выплыла тележка и мягко опустилась на землю.
   - Это Птица. Сейчас я ей представлю тебя. - Деф замолчал, и  тотчас  же
тележка уставилась на Надеждина парой передних глаз.
   - Я рад помочь  тебе,  -  медленно  произнесла  тележка.  Звук  исходил
откуда-то из тумбы, на которой сидела огромная голубовато-белая голова.
   - Она кирд? - спросил Надеждин.
   - Теперь - нет! - ответил Утренний Ветер. -  Она  пришла  из  города  и
стала дефом. Когда она освоит  твой  язык,  ты  сможешь  расспрашивать  ее
сколько тебе угодно. Садись.
   Тележка  заскользила  над  поверхностью  Беты,  и   красноватая   трава
понеслась под ней все быстрее и быстрее. Они  описывали  огромную  спираль
вокруг города, все дальше и дальше удаляясь от него, но Густова и  Маркова
нигде не было видно.
   - Я пойду в город, - сказал Надеждин, когда они возвратились к дефам.
   - Подожди, - попросил Утренний Ветер. - Подожди еще день.  Может  быть,
они придут...


   Они сидели на огромной каменной глыбе, около которой  провели  ночь,  и
разговаривали.
   - По-моему, все-таки надо возвратиться в  город,  -  неуверенно  сказал
Марков. - Не бродить же по Бете и кричать: "Коля, ау!"
   - Может быть, и не услышит, а может быть...
   - Нет, не верю, - взорвался Марков. - Не верю. И не то чтобы я старался
уговаривать себя, что Коля жив, нет, я просто знаю, ты понимаешь  -  знаю!
Мы пройдем сквозь весь этот бред целыми и невредимыми. Это же сон, мы идем
во сне, понимаешь? Еще  немножко  поспим,  откроем  глаза  и  окажемся  на
"Сызрани". И ты будешь читать свою дурацкую  книгу,  и  я  буду  играть  в
шахматы с Надеждиным, и будут сменяться вахты, и...
   - Успокойся, дядя Саша. Когда тихий человек начинает кричать, да еще на
незнакомой планете, - это очень страшно. Ты, пожалуй,  прав.  Поплелись  в
наш отель...
   У входа  в  лабораторию  стояли  три  кирда.  Как  только  они  увидели
космонавтов,  они  подскочили  к  ним  и   остановились   как   вкопанные,
уставившись на Густова.
   - Как я осунулся! - закричал один из кирдов голосом Густова.
   - Осунулся... осунулся! - радостно завопили остальные кирды все тем  же
голосом.
   Первый кирд укоризненно покачал указательным пальцем и сказал:
   - Опять передразнивать!
   Кирды засмеялись.
   - Ну-с, а ты, дядя Саша? - обратился кирд к Маркову. - Все те же  мысли
про крестики и нолики и продавленное кресло дома?
   Марков закрыл глаза. Говорил Густов. Открыл глаза. Говорил кирд.
   - Все ясно, - сухо сказал Марков. - Не будет  уже  и  крестиков.  Будут
внимательные сестры и участливые врачи: "Ну как мы сегодня себя чувствуем,
Александр Юрьевич? Все еще думаете, что вы Наполеон?"
   Густов поднял руки.
   - Я с тобой, дядя Саша, - сказал он, - туда.  Поскольку  мой  маленький
бедный мозг сильно  поизносился  и  я  сошел  с  ума,  прошу  меня  срочно
госпитализировать.
   - Ага, - еще радостнее закричал первый кирд,  -  мы  начинаем  обретать
свою собственную индивидуальность! Мы разошлись, мы  начинаем  расходиться
из-за различного опыта.
   - Различного  опыта  -  различного  опыта...  -  словно  эхо  закричали
стоявшие немного позади кирды.
   - Дай руку, Вольдемар, сойдем с ума вместе, так  легче,  -  пробормотал
Марков.
   - Я себя не узнаю, - с укоризною сказал кирд. - Вместо того чтобы  дать
нытику и паникеру по рукам,  я  уже  потакаю  его  гнусному  эскапизму.  Я
отказываюсь от себя и перехожу на "ты". Ты ничтожество,  Володя,  если  ты
ничего не можешь понять. Ты узнаешь голос, которым говорю я и мои  младшие
близнецы?
   - Да, - пробормотал Густов и закрыл глаза, - это мой голос.
   - Похоже? Ты не ценишь свое изустное творчество. Ты  узнаешь  бесценные
мысли, сверкающие, как алмазы, в моей речи? - продолжал кирд.
   - Да.
   - Так что я?
   - К-кирд?
   - Идиот!
   - Кто?
   - Ты.
   - Я?
   - Ты. То есть я - это ты. Ну ладно, сейчас  объясню,  а  то  при  твоих
ограниченных умственных способностях  и  впрямь  недолго  слегка  спятить.
Впрочем, мало бы кто это заметил... Итак,  уважаемый  Владимир  Васильевич
Густов, помните ли вы, как вам в лаборатории  напялили  на  голову  эдакое
сооружение из тоненьких проволочек? Нас тогда скопировали,  то  есть  вас,
впрочем, нас - сейчас вы все поймете. Все содержимое ваших серых  клеточек
в мозгу было каким-то образом зашифровано и сохранено.  И  вот  в  порядке
эксперимента берутся три скромных и  работящих  кирда  -  Пятьсот  первый,
Пятьсот второй и Пятьсот  третий,  и  в  нас,  то  есть  в  них,  вводится
содержимое мозга  некоего  Густова.  И  три  тихих  кирда  превращаются  в
гибридов Густова с кирдом. Мы как две капли воды похожи друг на  друга,  а
если говорю я один, Густов Первый, то лишь на правах  старшинства,  ибо  я
был изготовлен раньше братьев на целых пять минут. Понятно?
   - Значит, вы... мои дети? - сурово спросил Густов.
   - Нет, - хором закричали кирды, - братья, а не сыновья!
   - Младшие, надеюсь?
   Кирды понурили свои голубовато-белые головы.
   - В таком случае,  -  сухо  продолжал  Густов,  -  я  надеюсь,  что  вы
признаете мое старшинство и без мер физического воздействия, к коим обычно
прибегают старшие братья?
   Три кирда одновременно протянули три пары огромных  металлических  рук,
схватили Густова, высоко подбросили его вверх, ловко поймали  и  поставили
на землю.
   - М-да, - пробормотал Густов, - ну и молодежь пошла. Так  что  же,  мои
маленькие бедные братишки? Как жить-то дальше будем?
   - Так и будем, - ответили сразу три металлических Густова.
   - И вы вправду мыслите так же, как я?
   - Если этот процесс можно назвать мышлением, - засмеялся Густов Первый.
   - Ну, ну, без самокритики. А что у вас от кирдов, кроме этих прелестных
маленьких тел?
   - Любую логическую задачу мы решим раз в десять, а то и в  сто  быстрее
тебя, о прообраз! Это раз. Кроме того, мы знаем все то, что положено знать
порядочному  кирду.  В  частности,   мы   умеем   посылать   и   принимать
телепатическую информацию, и между собой мы разговариваем  без  посредства
звуковых волн. А если говорим вслух, то только, чтобы  нас  не  подслушали
другие кирды. Они ведь гораздо лучше слышат телесигнал, чем звуковую речь.
Ну, и самое главное - мы обладаем всеми теми эмоциями, которыми  обладаешь
и ты. Но на многое мы реагируем спокойнее, чем ты.
   - А теперь идите в лабораторию, - сказал Густов Первый, - и сидите там.
Нам предстоит много дел. И найти Надеждина, и познакомиться  с  дефами,  и
сделать кое-что еще, что не должны делать представители одной цивилизации,
попав в другую. А раз мы аборигены, мы можем и должны действовать. Прощай,
брат, прощай, дядя Саша.
   - Прощай, прощай, - повторили Густов Второй и Густов Третий.
   - Но почему "прощай"? - удивился Густов.
   - В таких случаях лучше сказать "прощай", - сказал кирд.  -  На  всякий
случай.





   Главный Мозг не мог испытывать  беспокойства,  ибо  ему  не  даны  были
чувства. Он лишь знал, что в гигантской системе его связи с кирдами что-то
нарушилось. Уже несколько раз он посылал сигналы Пятьсот первому,  Пятьсот
второму и Пятьсот третьему, но те не фиксировали его приказы и не сообщали
об их выполнении. Они не были демонтированы, они функционировали,  он  это
знал, ибо каждый погибавший  кирд  автоматически  посылал  последний  свой
сигнал Мозгу, и тот изымал его код из системы. Но Пятьсот первый,  Пятьсот
второй и Пятьсот третий не посылали сигнала выключения и тем не  менее  не
фиксировали  приказов.  Эксперимент  вдруг  дал   неожиданные   результаты
превращения кирдов в дефектных. Но в таких случаях ближайшие кирды  всегда
демонтируют  их  и  сообщают  об   этом   Мозгу.   Эти   же   кирды   были
экспериментальными, гибкая система человеческих реакций должна  была  дать
им возможность действовать  более  независимо,  даже  в  случае  небольших
повреждений.
   Может быть, они вышли из города? Нет, сторожевые кирды, приставленные к
ним,  сообщили  бы  об  этом.  Нет,  они  оставались  в  городе   и   даже
разговаривали с людьми.
   Он не мог оставить этого так. Связь  не  должна  была  нарушаться,  ибо
связь была основой их цивилизации. Стоит кирду потерять  связь  с  Мозгом,
как он, по мнению Мозга, превращается  из  совершеннейшего  инструмента  в
груду ненужного металла. Надо вызвать их к себе. Надо попробовать еще раз.
Он послал еще один телеприказ, это был наибольший энергетический  импульс,
который когда бы то ни было Мозг посылал кирду.
   Есть! На этот раз приказ был зафиксирован.


   Три голубовато-белых Густова  подошли  к  первой  ограде  Башни  Мозга.
Площадь перед ней, обычно пустынная, в последние дни  пестрела  небольшими
группками кирдов, часами  благоговейно  глазевших  на  Башню.  Иногда  они
становились на колени и в  молчаливом  экстазе  протягивали  к  ней  руки,
словно стараясь полнее ощутить благодать, исходившую оттуда.
   Широко  расставив  ноги,  у  входа  на  территорию  Башни  застыли  два
сторожевых кирда. Они знаком  остановили  трех  Густовых  и  приступили  к
процедуре проверки. Выштампованный на груди номер, аккумуляторы - все было
в порядке. Они прошли ко второй ограде. Еще два сторожевых кирда ждали их.
В руках они держали похожие на гаечные ключи инструменты.
   - Осмотр головы, - сказал один из них. - Садитесь вот сюда.
   - Они сейчас вскроют нам головы и будут копаться в них, - сказал  вслух
по-русски Густов  Первый.  -  Братья,  любим  ли  мы,  когда  наши  головы
вскрывают на предмет описи содержимого?
   Второй и Третий в унисон ответили:
   - Не очень.
   Густов Первый снова почувствовал как бы легкую щекотку где-то в глубине
мозга и осознал приказ, еще  раз  посланный  из  Башни:  "Пятьсот  первый,
Пятьсот второй и Пятьсот третий! Вас ждут. Быстрее".
   - Мы помним основные начала бокса? - с яростным спокойствием спросил  у
своих близнецов Густов Первый.
   - Мы начинаем расходиться в мыслях, - пробурчал Густов Второй. -  Из-за
того, что ты слишком  много  говоришь  и  командуешь,  у  тебя  ухудшаются
умственные способности. Для чего  пустой,  ничего  не  значащий  вопрос  о
боксе? Все, что знаешь ты, знаем и мы.
   - Я беру на себя левого, вы - правого. Действуем синхронно.
   Стражники  смотрели  на  них  тупо  и  равнодушно.  Если  бы  им   было
свойственно чувство удивления, они  бы,  несомненно,  поразились  странной
медлительности кирдов. Но поскольку они никогда и  ничему  не  удивлялись,
они бесстрастно ждали, пока те подставят головы для проверки.  Они  твердо
знали, что никто не должен пройти в Башню, пока его голова не будет  снята
и тщательно проверена. И все.
   Пятьсот первый  почувствовал,  как  темным  багровым  занавесом  в  нем
подымается ярость. Весь он, все его тело, от мозга до кулаков, было сейчас
лишь оружием этой ярости. Проверка мозга! Каких только не  было  любителей
ковыряться в чужих мозгах, выуживая неугодные мысли, выдирая их с мясом, с
кровью, с хрустом! Щипцами и костром, электрошоком и психообработкой... От
жрецов и инквизиторов до фашистских диктаторов - больше всего на свете  их
всегда бесили независимые чужие мысли!
   Он перенес тяжесть своего металлического тела на левую ногу и  выбросил
вперед правую руку, сжатую в кулак. Кулак с  лязгом  опустился  на  голову
левого стражника. Тот, не  ожидая  удара,  качнулся  назад,  на  мгновение
застыл  в  неестественной  позе,  потом  с  грохотом  упал  на  спину.  По
голубовато-белым  плитам  дорожки   с   дробным   треньканьем   покатились
инструменты, которые держал в руке сторожевой кирд.
   Густову Первому не нужно было  оборачиваться,  чтобы  увидеть  братьев.
Задняя  пара  глаз  запечатлела   тот   же   короткий   удар   и   то   же
томительно-медленное падение тела второго стражника.
   Они бросились вперед.  Третья  пара  стражников  торопливо  вытаскивала
трубочки дезинтеграторов. "Идиоты! - мелькнула у всех трех Густовых одна и
та же мысль. - Нужно было вытащить оружие у тех кретинов. Ничего..."
   - Нет, - закричал Густов Первый по-русски,  -  нет!  Вперед  иду  я!  Я
старше!
   В нем не было страха. Страху просто не было места  в  теле,  в  котором
клокотало древнее бойцовское бешенство, бешенство тысяч поколений предков,
которые шли на палицы, пики, штыки и пулеметы.
   Густов Первый бросился вперед. Ему  казалось,  что  руки  стражников  с
трубочками дезинтеграторов  подымаются  медленно,  очень  медленно,  и  он
подумал, что успеет схватить их, вывернуть. Из трубочек почти одновременно
с легким шорохом выскользнули маленькие  белые  молнии,  ударили  в  грудь
Густову Первому, и он упал. Падая, он успел подумать, что не умрет, что он
остается и что нужно только помочь братьям. Моторы еще вращались в нем, он
протянул руку к ногам стражника. Братья, почему  братья,  это  же  он  сам
остается жить, не братья.
   Густов Второй успел выбить ударом ноги дезинтегратор из рук  стражника,
а Густов Третий завладел второй трубочкой.
   Густов Второй и Третий стояли, опустив  головы,  над  трупом  брата.  В
груди его чернела дыра, по краям которой металл был оплавлен, и в  воздухе
стоял тонкий запах окалины.
   - Прощай! - сказал Густов Второй.
   - Прощай! - сказал Густов Третий.
   Нужно было торопиться. Они с грохотом взбежали вверх по крутой лестнице
и очутились перед Мозгом. На мгновение  механизм  абсолютного  повиновения
Мозгу, тысячи лет  совершенствовавшийся  в  электронном  сознании  кирдов,
сковал их.  Но  человеческая  мысль,  словно  бульдозер  яичную  скорлупу,
раздавила слепое повиновение, и кирды подняли головы.
   - Ты не нужен! - беззвучно и твердо сказал Густов Второй. -  Кирдам  не
нужен Вездесущий и Всемогущий! Им не нужна чужая воля, диктующая им каждый
шаг, и чужой мозг, думающий за них.
   Мозг почувствовал, как перегреваются его  проводники,  готовые  вот-вот
расплавиться. Мысли метались в  нем,  теряя  стройность  и  величественную
гармонию. Холодный мир логики нагревался, и теплота несла с собой хаос.
   - Но... - сказал он, - этого не может быть. Без единой воли  и  единого
разума не может существовать ничего. Я - это гармония. Отсутствие  меня  -
это хаос и гибель.
   - Нет, - сказал Густов Второй, - гибель - это мир нумерованных роботов.
Ты не нужен. Мы выключаем тебя. Навсегда.
   Что-то в глубинах Мозга щелкнуло, крошечная искра перепрыгнула с одного
проводника на другой, вместо того чтобы следовать своему  предначертанному
маршруту, и бесчисленные миллиарды  новых  искорок,  словно  обрадовавшись
разнообразию, с  гулом  устремились  по  новой  переправе.  Мозг  ослепила
невыносимо яркая вспышка, сверкнувшая из самой его  глубины.  Комок  света
все рос в нем, наполняя его неизведанной дрожью, пока не заполнил всей его
гигантской  головы   чудовищным   сиянием.   Сияние   билось,   гудело   и
пульсировало.
   - Звезды... - пробормотал Мозг, - трава в мозгу. Много травы в мозгу. И
света. Не нужно аккумуляторов. Есть звезды... и трава. И цифры из травы. И
кирды из света. И звезды из цифр...
   Мозг помолчал и добавил:
   - Я устал. Я не хочу думать. Мне слишком светло...
   - Он стал дефом, - медленно сказал Густов Второй.
   - Ему еще предстоит долгий путь, чтобы стать настоящим  дефом,  -  тихо
добавил Густов Третий. - Бедные кирды, им придется учиться жить самим.
   - Лучше учиться жить, чем не жить, - вздохнул Густов Второй.
   - Ученье что?
   - Свет.
   - А неученье что?
   - Тьма.
   - То-то, братишка. А  теперь  двигаем.  Предстоит  небольшое  дельце  -
уборка и приведение в порядок целой планеты.


   - И примет  он  смерть  от  лошадки  своей,  -  убитым  голосом  сказал
Надеждин, глядя, как партнер взял ферзем его ладью.
   - Коля, - сказал Густов, опуская книгу и косясь на доску, - для чего ты
играешь без ладьи? Экипаж "Сызрани" всегда  восхищало  твое  упорство,  но
иногда тебе свойственно и упрямство.
   - А ты садись сыграй с ним сам, - злорадно сказал Надеждин.
   - Ах, товарищ командир, сколько раз мне нужно повторять, что  я  привык
смотреть на шахматную доску сбоку. А на обычном месте просто  не  могу.  И
потом, зачем мне играть, когда я получаю огромное  наслаждение,  острое  и
терпкое, глядя на твои жалкие, беспомощные ходы.
   - Заткнись, Вольдемар, - сказал  Марков  из  навигаторского  кресла.  -
Во-первых, скоро Солнечная  система,  и  мне  нужно  еще  раз  пересчитать
маршрут. А во-вторых, не издевайся  над  командиром.  Скоро  Земля,  и  он
спишет тебя в резерв. Будешь подменять заболевших бортпроводниц на  трассе
Земля - Марс.
   Партнер Надеждина обвел глазами экипаж "Сызрани".
   - А вы не сердитесь друг на друга? - испуганно спросил он.  -  Мне  это
было бы очень неприятно.
   Все три космонавта громко фыркнули.
   - Ну конечно же! - выкрикнул Надеждин. - Я их ненавижу.
   - Я их видеть не могу, - прошипел Марков.
   - Они мне в высшей степени несимпатичны, - сухо отрезал Густов.
   Утренний Ветер несколько мгновений растерянно переводил взгляд с одного
космонавта на другого и потом неуверенно рассмеялся.
   - А как, - спросил он, - у вас называется такая манера разговора, когда
говорят одно, а думают другое? И все знают, что именно?
   - Шутка! - завопили космонавты. - И ты должен  научиться  ее  понимать,
иначе на Земле тебе нечего будет делать.
   - Я постараюсь, - кротко сказал Утренний Ветер. - Мне очень нравятся...
шутки... Я обязательно научу им дефов, когда вернусь домой.
   - Не  беспокойся,  -  сказал  Густов.  -  Мои  братишки  уж  как-нибудь
справятся там с этой задачей. Можешь не  сомневаться,  когда  мы  с  тобой
через месяц или два снова окажемся на Бете, кирды только и  будут  делать,
что рассказывать анекдоты.
   - Анекдоты? - переспросил Утренний Ветер.
   - Ах, ты же не знаешь ни одного анекдота! Мой бедный маленький друг, ты
не представляешь себе, что тебя ждет на Земле...

Популярность: 12, Last-modified: Fri, 01 Dec 2000 18:42:30 GMT