---------------------------------------------------------------
     © Copyright Игорь Зенин
     Email: i_zenin@mail.ru
     Date: 07 Feb 2002
---------------------------------------------------------------

     Новосибирск, 2001
     Все права защищены. (c) 2001 г.
     Любое  совпадение  имен,  фамилий  и  названий  прошу  считать  нелепой
случайностью.


     Часть первая
     ЗАЩИТА

     ПРЕДИСЛОВИЕ
     Начиная третью часть "Посланников", я написал следующее вступление:

     "Третья часть -  документальная полностью  от  начала до  конца. Тем не
менее, давайте считать ее фантастикой.  Современные пси-технологии зашли так
далеко, что знающие люди впадают от этого в шок. Прошу прощение за некоторые
физиологические  подробности, но иначе не  получится. Любое совпадение имен,
названий  и  дат  прошу считать  нелепой  случайностью. Настоящим  останется
только имя Анастасии.  Эти  документы нужно нести  в прокуратуру, но она  не
поможет  по  ряду  причин,  прежде  всего  потому,  что   описанные  события
организованы  государственными  структурами,  против   преступлений  которых
прокуратура  не будет  ничего  делать.  Все едино  в прогнившей  сатанинской
системе. Пусть прокурорами и  судьями будете  Вы сами,  мои читатели,  чтобы
Россия смогла выжить. Надеюсь, эта повесть  Вам поможет  осознать  некоторые
странности в жизни  и поможет  в трудную  минуту. Если мы, все вместе, будем
знать правду, думать о хорошем, рано или поздно мертвяки остановятся. И еще:
не ищите Игната Воробьева во мне или около меня. Все равно не найдете. Но он
есть,  иначе  бы  не  было  этой  документальной,  повторяю,  документальной
повести".

     Так  я  написал 12  апреля,  задумав создать, по моему  замыслу, третью
часть книги "Посланники". Писалось невероятно легко и быстро. Главным героем
был Игнат Воробьев. Когда было написано  примерно треть, я увидел Анастасию.
Причем  увидеть ее  помогла,... прамамочка.  Четыре  часа я  пытался сначала
понять сказанное, а потом осознать  и принять. Но когда она мне сказала, что
нужно  писать  от  своего  имени,  и  хорошее и  плохое... Признаюсь,  что я
почувствовал себя  Матросовым  перед  амбразурой.  Фантастику  писать проще.
ЗАБУДЬТЕ  О ФАНТАСТИКЕ. Извините за  обилие физиологии.  Но  я не смогу  без
этого  донести  основную мысль, которую,  честно  говоря,  сам не понимаю до
конца.  Я думаю,  вы  сможете понять. Остальных  героев и  действующих  лиц,
реальных, настоящих и живых,  я оставлю под вымышленными именами. Совпадение
имен и фамилий прошу считать нелепой случайностью.
     ПРЕДСКАЗАНИЕ
     Еще до встречи с  Анжелой на яхте, в июле, я однажды не поехал в город,
а  лег спать в каюте  яхт-клуба,  решив остаться  здесь  до  утра.  Засыпая,
получил изображение по биовизору, которое меня испугало так, что я проснулся
от увиденного.
     Перед глазами стояла  милая симпатичная девушка, которая тихо и ласково
сказала: "Если хочешь, я могу вернуться". После этого раздался крик девушки.
В темных очках,  с длинными светлыми волосами, выходящая на железную дорогу.
Передача информации закончилась...
     Я думал, что девушка с длинными волосами - это Анастасия...
     Через несколько  месяцев  я гулял  по  ночному городу. После  Анжелы  я
пытался говорить об этом с Анастасией, но  это  получалось не всегда. Точнее
сказать, почти  никогда. Я  никогда толком не  мог настроиться на ее  чистую
волну. Но тут, ошарашенный, я услышал, как она говорила:
     - Мы с  тобой  увидимся после смерти  . . . . . . .. Но не падай духом,
держись. А пока ты . . . . . . . .
     Я  медленно,  в раздумье, подошел к ночному супермаркету,  чтобы купить
йогурт. На  кассе лежала газета  "Новь".  Я  такую не видел раньше.  Это был
позапрошлый номер. Меня привлекло не название, а обложка. На первой странице
на черном  фоне большими  буквами было  написано:  "Курск. Правда  о  втором
взрыве".  Я,  не  думая,  тут  же  купил   ее.  Интересовало,  так  сказать,
общественное  мнение. Придя домой,  первым  делом  стал  читать. Прочитав  в
газете о водородной торпеде, стал читать все подряд. На второй странице была
статья о вертолете, который конфисковали  у коммерческого директора  ВИНАПа.
Удивило то,  что оценивали его всего в  семьдесят  тысяч  долларов,  хотя он
стоил сто шестьдесят.  Там говорилось,  что его хотят отдать  в какой-нибудь
аэроклуб, чтоб на нем летали дети.
     "Чушь  какая-то! Его уценят  раз в  десять, и продадут тем,  кто больше
даст взятку. Еще детей вплели! А летать на нем очень сложно, я летал  на нем
в качестве пассажира, и  знаю, как мой друг, инструктор, ругается по  поводу
его бортового компьютера. Его еще обкатывать  и обкатывать. А то детей, и не
только, разбить на нем можно дважды два", - подумал я. Внизу был телефон, по
которому  можно  было  позвонить  по  любому  поводу.  Информация  -  основа
жизнеспособности любого СМИ. Немного поразмыслив, я решил завтра позвонить.
     ПЕРВЫЙ ШАГ
     На следующий день, сделав  все настройки аппаратуры на работе, я набрал
номер телефона. Трубку подняла девушка с детским голосом.
     - Алло, я звоню по поводу вертолета.
     - Очень хорошо. К сожалению, это к другому журналисту, но Вы приходите,
Вас выслушают с радостью.
     - Хорошо, спасибо. А как Вас зовут, кого спросить?
     -  Меня зовут Алеся  Самойлова. Но  я  пишу на  другие  темы: культура,
театр, кино. Если можете что-то сказать, то, пожалуйста, буду рада.
     Пользуясь обеденным  временем,  я добежал  до  редакции. Открыв  дверь,
первым делом увидел из-за монитора  компьютера темно-серые глаза, смотревшие
устало и  испуганно. Улыбаясь, не  сводя  с  нее  глаз,  я  подошел. Девушка
смотрела удивленно и вопросительно.
     - Здравствуйте, я по поводу информации о вертолете.
     - Да, проходите, журналист как раз здесь.
     Она  подвела меня  к  девушке. Я  стал  рассказывать о том, что знал по
поводу этого несчастного вертолета. Вдруг за спиной раздался голос Алеси:
     - Всего доброго, я надеюсь, мы с Вами еще встретимся.
     - До свидания. Я бы с радостью Вас прокатил бы на воздушном шаре, но, к
сожалению, шара больше нет.
     Алеся  ушла. Поговорив с  журналисткой, я пообещал вечером принести  ей
фотографии  вертолета. Вечером,  зайдя  в редакцию, Алесю  не застал.  Отдав
фотографии,  пошел  на выход.  Оказалось, что  Алеся уже пришла. Она  сидела
опять  за  компьютером, положив перед  собой диктофон.  Видимо, пришла после
интервью, и  готовилась переносить его  в компьютер.  Проходя мимо,  я хотел
попрощаться, но она сидела, закрывшись рукой. Пришлось подойти вплотную.
     - Алеся, до свидания.
     Она подняла  глаза. Я  оторопел.  Полные слез, с расширенными зрачками,
она смотрела на меня пустым взглядом.  Губы слегка  дрожали.  Девушка была в
состоянии стресса, или аффекта, словно с ней случилось большое горе.
     - Алеся, что случилось?
     В ответ она только замотала головой.
     - Пойдем, покурим.
     - Я не курю.
     - Очень хорошо, просто поговорим.
     Мы вышли в коридор.
     - Что случилось, Алеся?
     - Я просто поняла, что у меня нет друга.
     От такого откровения я оторопел опять. Какое-то время думал, говорить о
себе,  о своем одиночестве,  или  нет.  Я  прекрасно знал, как  пугает людей
информация о таких вещах, как  тайное преследование, зомби, пси-воздействие.
Поэтому начал издалека:
     -  Знаешь,  Алеся,  у меня  тоже  нет  друзей. Среди  девушек.  Со мной
периодически происходят странные вещи, но, тем не менее, не бойся меня, я не
кусаюсь. Кому-то я постоянно чем-то мешаю.
     - Игорь, ты не сидел?
     - Нет. А почему ты об этом спросила?
     - Они несут другую субкультуру.
     - Нет, я не сидел, не психически больной, не наркоман. Не агент ФСБ. Не
мент.
     - Слава богу.
     - Запиши мой пейджер, позвони, попьем где-нибудь кофе.
     - Хорошо, я позвоню в понедельник.
     Она записала. Возникла  пауза. Алеся грустным взглядом смотрела в окно.
Вдруг  дыхание у нее уменьшилось, она  замерла, зрачки  округлились.  От нее
пошли такие  флюиды,  что у меня  стала кружиться  голова. Я испугался не на
шутку.
     - Алеся, подойди ко мне поближе.
     Она глянула на меня пустым взглядом,  помотала  головой, развернулась и
пошла прочь. Ее качало из стороны в  сторону. Я смотрел в след, думая о том,
что она никогда не позвонит.
     Тем не менее, следующие два дня я вспоминал о ней, с тайной мыслью, что
она  не позвонит,  и не  надо будет мучиться и страдать  после того, как  ее
оторвут опять теми же изуверскими  способами.  И тут я  второй  раз  услышал
голос Анастасии:
     - Не бросай ее, я так задумала. Вы с ней будете три месяца.
     Я  чуть не  выронил чашку, которую мыл  в это  время  на  кухне. Понять
дальше логику было невозможно. Планы, видимо, уходили далеко вперед, да так,
что темные силы, про которые Анастасия говорила Владимиру Мэгре еще в первой
книге, не могли разгадать ее планов. Но все это я пойму намного позже.
     А тогда, откровенно говоря, я слышал эти слова на уровне подсознания, с
трудом  вообще  понимая  просто  слова,  не  говоря  уже  о  смысле.  Просто
невероятно было в это поверить.
     На  следующий день, двадцать пятого сентября,  я получил от  нее первый
пейджер:  "Позвони:  89-15-17.  Алеся  Самойлова".   Позвонил.  Договорились
встретиться  в восемь  часов. В  положенное время я прогуливался назначенном
месте.  Алеси  не   было.  Из   стоящих  невдалеке  Жигулей  меня  буквально
просверливала пара  глаз, мигая  периодически  фонарями. Стандартный способ:
любой  человек осознанно  или  нет,  чувствует,  когда  на него смотрят,  он
начинает нервничать, а дополнительные отвлекающие действия усиливают эффект.
И  прикопаться не к чему - сам, мол, виноват, нервы слабые. Слегка вздохнув,
я старался  не смотреть в ту сторону. Прошло десять минут,  а  Алеси все  не
было.  Зазвонил пейджер. "Я бегу. Алеся". Через пять минут она появилась. На
улице   было   холодно,  поэтому  мы   оба  замерзли  до  костей.  Зашли   в
"Милан-Пиццу".  Взяли по чашке кофе. Сели напротив друг друга. Говорили ни о
чем, и  о всем подряд. Алеся взяла мою руку в свою. Я дрожал мелкой  дрожью.
Интуитивно я уже знал, чувствовал, что интимная связь будет, это восхищало и
пугало одновременно,  я  боялся  сглазить.  Естественно, реально об  этом не
думал, и  не пытался  говорить  это  Алеси, чтобы она не посчитала  меня  за
сумасшедшего. Но дрожь выдавала. Эта дрожь передалась Алесе.
     - Ты что так дрожишь?
     - Я всегда так дрожу, когда рядом женщина, - попробовал я пошутить. Но,
Алеся поняла  серьезно. Она внимательно посмотрела  на меня. Гладя мою руку,
она тихо произнесла:
     - Я к тебе привыкаю.
     Здесь  должна  была  сверкнуть  молния  с  небес,  пробив   до  подвала
семиэтажное  здание,  но  этого  не  произошло. И в  тот момент  я  даже  не
удосужился вспомнить,  когда слышал эту  фразу  первый раз  в жизни.  Фразу,
которая была для меня роковой.
     НЕВСПОМНЕННОЕ ВОСПОМИНАНИЕ
     Тогда,  семь лет назад,  я познакомился с девушкой Мариной, после чего,
как  Сталкер,  попал  в  зону  смерти.  Это описано  достаточно  подробно  в
"Отречении". Мне  четко дали  понять, что ни о какой любви  не  может быть и
речи, пока я не буду работать либо на ГРУ,  либо на ФСБ, либо на СВР. Именно
тогда, поверив этим б . . . . м в мужских костюмах, я просидел три дня около
радиоприемника,  в  диалогах  якобы  с  ди-джеями,  прошел  все  оперативные
полигоны в  городе, и понял и узнал правды столько, что волосы встали дыбом.
Мне тогда сказали, что, если хочешь помочь  себе,  то нужно  делать все так,
как хотят хозяева. А  любовь  с точки зрения экстрасенса -  это искусственно
наведенные эмоции, либо  радости, либо  ненависти.  Именно  тогда  я  увидел
второй  раз  в  жизни  свою  копию, что  даже  перед зеркалом  не  отличишь.
Естественно, одет  он был одет точно в такой же  зеленый  пуховик,  как и я.
Тогда я перепугался не на шутку, прекрасно понимая, что в любой  момент меня
могут подставить под  любое преступление. А  в  двойника никто не поверит, и
искать его не будут.
     Через несколько месяцев двойник  всплыл.  Я умудрился встретить Марину,
которая боялась меня, как огня, незаметно и неожиданно для мертвяков. Тогда,
единственный  раз  после  ссоры,  мы  смогли спокойно  поговорить.  Это  был
единственный  наш  спокойный  разговор  за семь лет после  роковой  пятницы.
Именно тогда она и сказала:
     - Ты  зачем  ходишь в два часа ночи вокруг  больницы, как приведение? У
тебя что, с головой не в порядке? Надо мной смеются.
     - Марина,  я приезжал  несколько раз  вечером, чтобы  успеть  домой  на
последний  автобус,  и  всегда  подходил  к окну  и  стучался в  него, желая
поговорить с тобой. А это был не я. И рассказал о двойнике, которого видел в
автобусе. Марина думала несколько секунд, потом тихо ответила:
     - Да, действительно, это был не ты. Наверное,  ты действительно хороший
человек.
     Она в тот  момент замолчала, и опустила свои глаза вниз, погрузившись в
свои  мысли. Было видно, что тягостные мысли  давят  ее, но  никакого зла на
меня  не  держала. Это  было и понятно  -  никто из оперативников не  ожидал
такого скрытого и неожиданного пируэта, а потому  они и не успели довести ее
до состояния белой горячки.
     -  Марина, может быть, мы  с  тобой встретимся хотя  бы  раз? Поговорим
спокойно.
     - Нет, не надо.
     И все-таки, потом, я еще  раз предпринял такую попытку. Поджидая Марину
около автобуса, я видел, как она вышла из метро, с выражением ужаса и страха
на лице, ее красивое тело буквально передергивало. Незаметно подсел сзади ее
на  сидение.  С виду ничем незаметные, два  молодых человека около нее терли
губы,  нос,  глаза. Делали  они  это  в  определенной последовательности.  Я
увидел,  как  она сильно  задышала от волнения  и обернулась на  меня. Глаза
смотрели  с  яростью. Поговорить, естественно, с ней я  не смог: она  была в
состоянии глубокого стресса и аффекта.
     Через  несколько  лет  я встретил ее в метро.  Тогда  я поймал себя  на
мысли,  что  подставляют Анастасию. В первой  книге  Анастасия  говорила про
женщину, которая не замечает своей любви. И когда Владимир Мэгре спросил ее,
что  нужно  сделать  для того,  что  бы  ее  заметил тот  единственный,  она
ответила:  ей  надо  надеть   платье  ниже  колен  без  декольте,  с   белым
воротничком.  Именно так тогда была  одета Марина. Я в  первый  момент хотел
подойти к  ней,  поговорить,  но  сначала  огляделся.  Мертвяков  выдала  их
повторяемость сюжета.  С двух сторон, справа и слева, на  пространство между
Мариной  и мной смотрело по четыре  пар  глаз  пожилых "дачниц". Они боялись
смотреть  в  глаза, но  деваться некуда  -  приказ есть  приказ.  Их  выдала
одинаковость выражений глаз,  эмоции на лице, и взгляд в одну  точку. Видимо
психологи ФСБ  считали,  что я клюну на  обилие  совпадающих фактов с книгой
"Анастасия".  Увидев  опять проделки  мертвяков, я внимательно  посмотрел на
Марину, изучил, запомнил, мысленно сфотографировал в  архив  своей памяти, и
отвернулся. Впоследствии  именно  такой ее помнил, какой  она  была в метро:
стройная,  с  распущенными волосами,  слегка грустная  и уставшая,  и  очень
красивая.
     ...А тогда, в конце апреля, я влюбился в нее. Впервые за семь лет жизни
с  женой,  которая меня ненавидела, просто так.  Когда  мы  смотрели друг на
друга счастливыми глазами, она и сказала такую же фразу:
     - Я к тебе еще не привыкла.
     Через  две встречи она  стала меня ненавидеть. Правда, тогда был повод.
Была нелегальная  вечеринка в больнице, старая  дева-мертвяк  испортила всем
настроение, все перепились с горя (один человек способен обгадить весь вечер
пятерым!).  А именно тогда, в  ту ночь,  должно было произойти  Откровение у
меня с Мариной.  Мы оба  этого ждали, переживали.  В итоге  переругались,  и
больше ни разу толком с ней поговорить получилось. Точнее, не дали мертвяки.
     Но, сидя с Алесей в "Милан-Пицце", я этого не вспомнил.
     ПРИКОСНОВЕНИЕ К СЧАСТЬЮ
     После чая  и  кофе  мы с Алесей долго  гуляли по городу,  целовались  и
обнимались.  Я  поймал  себя  на  мысли, что  боюсь  Алесю. Слишком ровно  и
спокойно было вокруг. Как старого бойца, привыкшего к грохоту орудий, смерти
и крикам  умирающих,  меня  пугала  тишина  и  спокойствие  вокруг.  Точнее,
спокойствие и открытость Алеси. Она была моложе меня на  двенадцать лет, и я
не  знал,  как себя с  ней вести. Что делать  - читать стихи, или  пробовать
снимать кофточку? И главный вопрос  - где. Я  помнил  ее глаза в первый день
встречи,  и  изредка  посматривал  на  нее.  Но  сейчас  у  нее были обычные
нормальные глаза. Подойдя к общежитию, я предложил:
     - Поехали в яхт-клуб. Там есть комната.  Это в  лесу,  на  берегу моря.
Сейчас  уже  холодно, но  мы возьмем калорифер, будем вдвоем.  Я сделаю тебе
массаж.
     - Поехали.
     - Когда ты можешь?
     - Давай попробуем в среду.
     Решили созвониться в среду.
     В  среду  вечером я получил сообщение:  "Игорь, позвони  89-15-17, если
есть возможность. Я буду ждать минут двадцать. Алеся".  Я позвонил, но никто
не брал трубку.  Через  пятнадцать минут  пришло новое сообщение: "Солнышко,
редакция, оказывается, закрыта. Позвони мне завтра, если будет  возможность,
встретимся  завтра.  Алеся". Прочитав, я  вздрогнул. Никто не  называл  меня
Солнышком. Через полчаса  я  зашел к ней  в  общежитие,  и  мы  договорились
поехать в яхт-клуб сегодня. Пулей добежав  до дома, я взял все вещи, которые
заготовил заранее: калорифер,  лапшу  быстрого  приготовления,  чай,  сахар,
одноразовую посуду.
     Она ждала на вахте в общежитии. Было уже поздно. Мы успели добраться до
Шлюзов  на  последней  маршрутке.  Идя по  дороге,  изредка  целовались,  но
торопились добраться до  маленького  здания  на  берегу  моря.  Шел холодный
дождь,  изредка переходящий в  снег. Я  про себя восхищался смелостью Алеси:
поехать с почти незнакомым мужчиной Бог знает куда, ночью, в собачий холод.
     - Алеся, ты не жалеешь, что поехала со мной?
     - Пока не знаю...
     Вскоре мы подошли к месту. Я открыл дверь  и оторопел: Никита, оставляя
на  зиму каюту  - как они называли эту комнату на берегу - увез все, включая
лампочки! Я упал духом. Ситуацию спасла Алеся:
     - Пойдем к сторожу, возьмем у него лампочку.
     Мне  не хотелось  "светиться"  перед  сторожем,  но  потом  согласился.
Сторожа долго  не было, наконец, он появился около своей сторожки. Поговорив
с ним, успокоив, что мы не  жулики,  упросил  продать  лампочку. За двадцать
пять рублей. Воодушевленные, мы вернулись обратно и стали наводить порядок в
комнате, заваленной всякими принадлежностями от яхты, старой одежды, ведер и
остального  барахла. Помаленьку  становилось  тепло.  Сели рядом.  Обнялись,
стали целоваться. Я тихо произнес:
     - Алеся, я тебя боюсь.
     - А почему ты меня боишься? - она брала инициативу в свои руки, обняла,
прижимаясь всем телом. Дрожа всем телом, я стал ее раздевать.
     -  Подожди,  еще холодно,  -  тихо  сказала она. Кроме  того,  в  сыром
прохладном  воздухе  замкнутого  пространства,  пахнущего  мышами  и  химией
синтетики, у  нее начался  аллергический насморк. Но она держалась молодцом.
Она не нервничала, не выражала недовольства, не обвиняла в этом меня. Вскоре
стало чуть теплее, и мы занялись любовью.
     - Алесенька, может, выключим свет?
     - Мне он не мешает.
     В  первый момент, глядя в ее лицо, я  испытал странное чувство, которое
вспомнил  намного позже.  У нее  был необъяснимый, непонятный  и  загадочный
взгляд.  Было  чувство,  словно она  после долгой  и  продолжительной  жажды
добралась, наконец, до  кувшина с  родниковой водой. Но  это был  не  просто
взгляд  жажды  секса,  как  могло  показаться.  Было что-то  магическое, что
испугало меня в тот момент, но вскоре об этом забылось.
     - Алеся, не жалеешь, что приехала сюда?
     Она уверенно замотала головой:
     - Нет.
     Уснули рано  утром, чтобы  через три часа поехать обратно  в город.  На
следующий день я впервые  пришел в общежитие. Просидел  до  конца,  пока  не
стали выгонять гостей. Я  уговаривал Алесю поехать на следующий день снова к
морю, но она, помня тот "комфорт", не выражала большого желания.
     На следующий  день  я  получил  пейджер позвонить  ей,  звонил утром  и
вечером.  Договорились, что вечером зайду в гости. Я пришел к ней достаточно
поздно, в девятом часу, поскольку было много  работы, готовый  ехать опять к
морю. Алеся не хотела.
     - Миленькая, моя, хорошая, поехали, я тебя очень прошу.
     Она  посмотрела  на  меня  слегка сердитым взглядом, вздохнула, и стала
собираться.
     УСЛЫШАННАЯ МОЛИТВА
     Два  года назад,  когда  мертвяки  довели  меня до  состояния  смерти в
очередной раз, я,  обращаясь к Богу, просил его, повторяя одну и ту же фразу
несколько раз:
     - Учитель, мой дорогой Учитель. Не дай умереть. Ведь я еще  не любил по
настоящему. Мне тридцать три  года, но я не разу еще не любил по-настоящему.
Я  ни  разу не  слышал "Я тебя  люблю", несправедливо будет, если я уйду, не
познав этого. Помоги мне, мой дорогой.
     Через несколько дней услышал Его голос:
     - Анастасия.
     После этого  я все время  пытался  говорить  с ней, надеясь на  то, что
когда-нибудь мы увидимся, и многое прояснится. Но общение с ней  прерывалось
порой на несколько дней, иногда на месяцы, многое я не мог понять, иногда ее
сигналы понимал  с точностью до наоборот.  В общем, общение было  достаточно
трудным.  В  итоге, разуверившись во встречи, я общался с ней, как с хорошим
другом. Это  было  нормально и хорошо: мы в жизни порой  не всегда  понимаем
друзей, а здесь женщина, удаленная на не одну тысячу  верст от него, которую
не видел ни разу. Только фотография на обложке книги.
     А сейчас, забыв обо всем на свете, я страстно обнимал и ласкал Алесю  в
сырой каморке на  берегу  моря, благодаря судьбу и всю планету за счастливые
мгновения сладостных откровений...
     Заснул  я  в  пятом  часу  утра, точнее,  провалился в  небытие,  отдав
благодарной Алесе  всю  свою  страсть и нежность.  Но, только уснув, услышал
фразу,  которая прозвучала, как  гром среди  ясного неба,  как взрыв ядерной
бомбы, как невероятное событие, сравнимое с чудом:
     - Я тебя люблю...
     Мозг проснулся сразу. Оказалось, что я спал, отвернувшись к стене. Тело
было  ватным,  оно не хотело слушать приказы нервных  окончаний,  посылаемых
мозгом.  В  этот  момент у меня шевелились  только веки. Из  последних  сил,
собрав всю силу воли в кулак, я повернулся к Алесе, и глянул в ее глаза. Она
смотрела спокойно,  почти  отрешенно,  нежно  и  безропотно.  Не  зная,  что
сказать, я припал к ее губам... Она повторяла эту фразу несколько раз, нежно
и тихо. Я  просыпался сразу, и, находясь в состоянии  шока, начинал целовать
милую Алесю.
     Тогда я  не вспомнил  о  своей  молитве  двухгодичной  давности,  и  не
осознал, что она исполнилась...
     Второго октября Алеся прислала  сообщение на пейджер: "Солнышко, я тебя
люблю! Алеся". Из двухсот трех сообщений, посланных ей, таких сообщений было
семь. Словами она говорила это раз двадцать или тридцать. Но все по порядку.
     СЧАСТЬЕ
     Утром, в субботу,  мы, счастливые, опять вернулись  в город. В автобусе
Алеся сказала:
     - Сегодня моя соседка по комнате, Наташа, уйдет на вечер. Приходи после
шести часов. Можно в шесть.
     Когда в пять минут седьмого я  зашел в общежитие, она стояла у телефона
и  собиралась  звонить  мне.  Мы  поднялись  в  комнату.  Алеся  приготовила
прекрасный ужин, купила бутылку  вина. Она надела вечернее платье, выключила
свет и зажгла свечи.  Мне было как-то не  по себе,  я находился  в состоянии
какого-то постоянного аффекта, прекрасно помня о том, что происходило раньше
с моими девушками. Это называется из "огня в  полымя".  После ужина мы опять
занимались любовью до того момента, как надо было уходить.
     На следующий день, в воскресенье,  я пришел  с самого  утра. Соседка по
номеру, Наташа, еще спала. Повалявшись  в постели, пошептавшись, я предложил
сходить  ко  мне  домой,  поскольку  там  пока  не  кого  не было.  Тогда  я
сфотографировал  Алесю, впоследствии это был единственный ключ,  позволивший
многое понять.
     Несмотря на  мои  тайные вечные  опасения, наша любовь  крепла и росла,
боязнь уходила незаметно прочь,  и я  помаленьку начинал верить  в  то,  что
любовь  настоящая и  надолго. Психотропные службы  сначала  не  решались  на
очередную мясорубку  для  нас двоих.  Боялись этого  и  мертвяки  из ФСБ,  и
мертвяки из ГРУ. Тем более, что оторвать Алесю незаметно для нас  обоих было
практически  невозможно.  Впоследствии,  анализируя все по мелочам, я понял,
что пси-воздействие  шло  постоянно, но мы вдвоем  с Алесей,  сами  того  не
подозревая, спокойно его отпинывали, как прошлогодние листья под ногами.
     Через несколько  дней, задержавшись допоздна на  работе, я прогуливался
по старой привычке. Скучая, что сегодня не удалось увидеть Алесю, я шел мимо
ее общежития.  Глянув  на этаж, где  она жила, увидел фигуры двух девушек на
балконе,  одна  из  которых сильно напоминала  Алеську.  Вдруг  одна девушка
громко  завизжала.  Ошарашенный  я  встал, как вкопанный.  Девушки  постояли
несколько  минут,  судя  по движениям  силуэтов,  о чем-то говоря,  а  после
завизжали вдвоем. Тогда я еще толком не знал, куда выходят  ее окна. Поэтому
не был уверен в том, что это именно Алеся. И  тут раздался голос  Анастасии:
"Не обижайся на нее, она еще - ребенок". На следующий день, зайдя к Алесе до
работы,  узнал,  что  она  с  подружкой  Светой  пила  пиво,  а  потом   они
действительно выходили на балкон и визжали, как маленькие дети.
     Алеся очень скучала по мне,  когда я из-за работы не мог зайти к ней ни
днем мимоходом,  ни вечером. В эти  вечера она пила  или  пиво, или  вино  с
подружками. После этого я старался в любую минуту, как только она звала, или
когда  была  такая  возможность,  появиться  у  нее.  Как  правило, приходил
вечером, вместе ужинали,  а  потом  валялись на  кровати,  крепко обнявшись.
Наташа, почти  всегда сидевшая за учебниками, глядя на нас, тяжело вздыхала,
захлопывала книги, и уходила к подружкам. Мы занимались любовью каждый день,
с такой страстью, словно  это первый и последний раз. Я и Алеся  уже всерьез
обсуждали планы на  будущее, мечтая  заработать  на квартиру.  Сейчас  Алеся
предлагала уйти на  квартиру,  но я  объяснял, что так  могу лишиться  своей
части  квартиры, которую у меня пытается отобрать бывшая жена. А с чемоданом
не уйдешь, нужно  перевозить  все  "железо" и приборы, которые были нужны по
работе,  и я  часто  работал дома, на своих приборах  и со  своими деталями,
которых был  целый шкаф.  Алеся, вздохнув,  соглашалась, понимая это.  Кроме
этого, у нас  просто не было лишних (и не лишних тоже) денег, что бы снимать
квартиру.
     Но  не все  гладко было в отношениях  между  нами. Недели через две, мы
поссорились  из-за того, что я завел разговор  о необычных явлениях,  НЛО, и
всякой  всячине с парнем, который пришел в гости к Наташе. Обычный разговор,
какие ведут все  и везде, особенно по телевизору. Но я рассказывал случаи из
своего  опыта. Алеся  ходила  кругами и  была  недовольна.  Когда  мы  пошли
погулять, после часового молчания она сказала:
     - В моем доме попрошу таких разговоров больше не вести.
     Я сник духом, но  виду  не подал. В  конце концов, это было не главным.
Просто и честно, без обиды и досады, сказал:
     - Хорошо, не буду.
     Через  несколько дней  я принес ей  свои  повести. Алеся их  прочитала,
и,... ничего  не  поняла.  Она, как  журналистка,  критиковала слог,  стиль,
манеру  преподнесения сюжета, не  замечая ни  смысла, ни логики, ни основной
мысли. Это было шоком. До этого я распечатал на принтере и раздал больше ста
своих книг. Я знал, какая реакция бывает на книги у тех, кто их читал. Очень
мало было  тех,  кому они не нравились. С другой  стороны, давал я их  своим
знакомым, которые были близки мне по духу. Правда, через два дня она назвала
их гениальными, но,  похоже, это был комплимент, рассчитанный на примирение.
Но,  тем  не  менее,  я  решил, что и  это не главное.  У  нас были чувства,
нежность, ласка.  Мы  понимали друг  друга  во всем  остальном.  Алеся  была
доктором моего тела. Она  одним  махом  вылечила мне ногти, которые зудели и
чесались от не проходящего микоза, несмотря  на все мои  старания избавиться
от этого "недуга миллионов".  Она  сделала гениально просто - помазала ногти
обычным лаком. Сами ногти стали медленно заживать,  поскольку грибок лишился
доступа  кислорода, споры  перестали  сыпаться  на  кожу  между  пальцами, и
межпальцевый микоз прошел  сразу.  Не  надо никаких дорогостоящих  импортных
препаратов.
     Через  три  недели  после  знакомства, не помня,  по какому поводу, но,
вроде бы,  по  теме,  я в  шутку  сказал, когда  они прощались около  дверей
общежития:
     - Алеся, нас связывает только секс.
     Она посмотрела на меня  грустными  глазами,  сникла,  опустила  глаза и
ушла.
     На следующий день я спросил ее,  почему  она  так  отреагировала на мои
слова. Она  ответила, что испугалась, что я не  приду  никогда.  Я  в  ответ
рассмеялся и успокоил ее.
     День  рождения  Алеси  прошел  спокойно и обыденно.  Сидели  втроем,  с
Наташей. Кстати, обсуждая день рождения, я сказал ей:
     - Алеся,  между  нашими днями  рождениями существует  магическая связь.
Твой день  рождения 11.11  -  это ключ к  разгадке пророчеств  Нострадамуса,
который недавно открыли Дмитрий и Надежда Зима, написав об этом книгу. Книга
стала сенсацией года. А мой день рождения 11.04 - Нострадамус написал за всю
жизнь 1104  катрена.  С  точки зрения  обычной статистики это  - невероятная
случайность, мистика.
     Внезапно нахмурившись, она произнесла:
     - Ерунда все это.
     ПЕРВЫЕ ВОРОНЫ
     Но  мертвяки  не  спали.  В середине ноября,  подходя  к  общежитию,  я
почувствовал опасность.  Опасность  шла издалека.  Определив направление,  и
сопоставив  географически,  понял,  что  опасность  идет из  Москвы.  Спустя
примерно неделю, провожая Алесю  до общежития,  я увидел белую "Волгу" около
крыльца, из которой смотрело четыре пары глаз. Причем они смотрели только на
Алесю. Досконально  лиц я рассмотреть не  мог,  но по очертаниям, излучениям
этих мертвяков, понял, что в машине сидят оперативники ФСБ.
     В конце ноября был день рождения у моей сестры. Алеся согласилась пойти
вместе.  Я долго провозился на работе, и пришел за Алесей  только  в девятом
часу. В комнате шла пьянка. Два офицера, дальний  родственник  Наташи и  его
сослуживец, приехали в гости с водкой, вином, ликером и пивом. Увидев  меня,
Алеся  обрадовалась,  и мы сразу пошли  к  моей  сестре.  Моей  семье  Алеся
понравилась. Вечером, проводив ее до общаги, я сказал:
     -  Алесенька,  сбрось мне на  пейджер,  ушли  ли  гости.  Я  ведь  буду
волноваться и переживать.
     Она ушла за двери, и  через двадцать  минут  получил сообщение:  "Гости
ушли,  жду  тебя завтра  с  утра.  После  прогулки  ноги  красные,  наверно,
отморозились. Целую.  Алеся".  На  следующее  утро, ровно в  восемь  утра  я
получил еще одно сообщение: "Может  быть, встретимся? Скинь мне  на пейджер,
где. Алеся". Я ответил,  что бы она ждала в магазине, и сразу  побежал туда.
Выяснилось, что  Наташа  со  своим далеким братом ушла на всю ночь  в ночной
клуб,  а  его друг  остался  ночевать. Это  удалось  им  благодаря  какой-то
махинации с документами. Ночью, в одних трусах, пьяный, он подсел на кровать
к Алесе  и начал что-то говорить. Она  перепугалась,  и стала ему объяснять,
что у него и так есть жена, а у нее, у Алеси, есть любимый человек, которого
она очень любит. Что такого она искала и ждала всю жизнь,  что она  им очень
дорожит. В итоге  утром она сразу убежала из общаги, что бы не видеть пьяные
офицерские рожи,  поскольку Наташа  и  ее  брат вернулись  к  тому  времени.
Пардон, я оговорился - не пьяные офицерские рожи, а помятые лица  защитников
отечества.  В  этот  день  у  меня была  уйма  дел, я  возился с компьютером
директора своей фирмы уже несколько  недель, и  в это воскресенье провозился
тоже  до  вечера.  Периодически  мы  перезванивались  через  пейджер.  Алеся
проспала  полдня  у  подружек  на другом этаже,  а потом  часа  два сидела в
Нью-Йорк-Пицце,  готовясь к зачету. Гости в этот день  уже уехали. Но  я, на
уровне  подсознания,  почувствовал  на  себе  пристальный  взгляд   дьявола,
мертвяков ГРУ, которые дышали мне в спину, и были неуязвимы, но заметны.
     Я практически жил в общежитии, уходя из дома утром, где только спал, и,
приходя вечером, когда закрывалось общежитие, тут же падал без сил  и  сразу
засыпал.  Кончились  бессонные   ночи,  вечерние  прогулки.  Я  был  простым
счастливым человеком, каких  в наше время  очень мало.  Был, пожалуй, только
один нюанс,  который  иногда доставлял мне неудобство. Алеся так привыкла ко
мне, что никогда не  хотела отпускать  от себя вечером.  Я объяснял ей,  что
лучше не обострять отношения с вахтершами, что  десять минут  для нас ничего
не  сыграют.  В  итоге  Алеся,  обиженная,  часто провожала  меня с сердитым
выражением на лице. Я  это понимал: она очень  тосковала, брала мои майки  и
спала с ними,  что  бы чувствовать,  ощущать запах моего тела.  Поэтому и не
хотела отпускать.  Напряжение внутри  меня  от  этого не спадало, тем более,
спускаясь  с  верхнего этажа высокого здания, я  кое-как сгибал ноги. Лифт к
этому времени отключали, а после сладостных мгновений  нежности, переходящей
порой в часы, ноги не гнулись, а просто подкашивались подо мной. Я спускался
на  руках,  скользя  ладонями  по  перилам,  а ногами всего лишь поддерживал
равновесие. И вот после ноябрьских событий,  связанных с пьяными офицерами и
наглой слежкой оперативников в "Волге", начались методичные мероприятия. Идя
домой  каждый вечер в  одно  и  тоже время, на  одном и том же месте я  стал
чувствовать  сильную боль. Такая боль была  раньше, я ее хорошо знал. Болели
интимные  места. Эту боль  способны создавать  два человека -  благо, что  у
каждого человека свой неповторимый почерк воздействия! - моя  бывшая  жена и
майор  Глухих, мелочная и гнусная личность из  ФСБ. Но бывшая  жена наводила
боль  только  дома,  когда устраивала скандалы,  а Глухих  - днем, во  время
работы, когда помогали оперативники из слежки. А вот поздно вечером,  в одно
и то же время, в одном месте - это было что-то новенькое. Потом я сообразил,
что в  этом месте я попадал в зону  видимости камеры наблюдения, которая так
определяла,  когда я  шел к Алесе,  и когда уходил обратно. Кстати, я ставил
защиту на майора, и боль  сразу  прекращалась. Значит, это был действительно
Глухих. Но, похоже, аналогичные боли стали наводится  и на Алесю. Но все это
я пойму позже. Периодически она говорила, что у меня есть болячки, я убеждал
ее, что нет. Она  шла в  женскую  консультацию, делала анализы,... и просила
прощения.  Иногда,  на  ровном  месте,  она  устраивала  ссору.  Я  никогда,
повторяю, никогда на нее не повышал голос (что, кстати, не совсем характерно
для меня).  В такие минуты  я собирался и уходил, что бы  избежать настоящей
ссоры. На  следующий  день Алеся просила  прощение, говоря, что "вчера  была
дурой". После таких примирений, по биовизору было видно трех пожилых мужчин,
примерно  шестьдесят лет, очень  похожих друг на друга: седые, как  снег,  с
темно-голубыми  глазами,  достаточно  стройные   и   подтянутые  для  своего
возраста.  Без  особых  примет.  Именно  такими   писатели  любят  описывать
пенсионеров разведки  и спецподразделений.  Но это  были не  пенсионеры. Они
работали каждый день.  В такие  минуты они  смотрели  на меня  с ненавистью,
словно я  у них что-то украл. А мне  становилось легко и радостно,  что смог
сохранить любовь. Этих троих я называю "голубые шестидесятилетние мальчики".
Видимо, внуков  у них нет, как и детей, и  все  силы и  мысли  они тратят на
такой  вампиризм. Этих  "голубых мальчиков" я в жизни  не  видел. Я их увижу
позже.  Но  по  биовизору этих вампиров  показывали  часто, когда у нас были
искусственные неприятности.
     Но,  вода   и  камень  точит.  Постоянные  легкие  стрессы,  постоянные
наведенные  (пусть легкие) боли сделали свое дело. Алеся  стала  отходить от
меня.  Она  перестала  говорить,  что любит.  А  на  пейджер  я  сам  просил
сбрасывать информацию как  можно реже,  поскольку он был от фирмы, и читался
целой  толпой   генеральных  директоров.  Плюс  непосредственный  начальник,
дотошный, часто беспардонный, думающий только о работе, не понимающий многих
вещей. Через  час или два сразу после  того, как Алеся звала меня, он звонил
на пейджер, независимо от времени суток и наличия работы.
     Сам  я,  посылая  ей  сообщение,  всегда  начинал  словом  "Алесенька".
По-другому не называл. Сначала  называл Малышом, но когда понял,  что  она -
потенциальная  жена, стал называть Алесенькой. Иначе не получалось,  не мог.
Плюс  еще  один  факт.  Воспринимая  Алесю   как  будущую  жену,  незаметно,
исподволь, старался помаленьку изменить ее мировоззрение на свой лад, что бы
мы лучше  понимали друг друга. Как говорится, готовь сани летом. Иногда  это
получалось,  а иногда Алеся уходила  в себя. Но только сейчас я понимаю, что
любил ее поверхностно, словно не по-настоящему, как-то играючи.
     ПЕРВЫЕ ТУЧИ
     Но в середине января, когда прошли пророческие три месяца, по биовизору
я  увидел  Анастасию.  Про три месяца я уже забыл, было все хорошо, зачем же
поднимать "пыль"? Но по ее озабоченному лицу  я понял,  что пришла беда, или
ее начало... Спустя три  месяца  я расшифровал  этот  сигнал.  Но это  будет
намного позже... А тогда,  более простым способом, до моего  мозга Анастасия
добраться, наверное, не могла.
     Как-то  однажды  я  спросил  Алесю  о  прошлых  мужчинах.  Она ответила
уклончиво, что  не помнит. Я понимал, что этот вопрос ей неприятен, но задал
его только из тех побуждений,  что искренно любящие не боятся правды,  какой
бы она не была. Ведь любое прошлое их не пугает, ведь они живут  настоящим и
будущим. Она ответила, что обычно дружба с мужчиной продолжается три месяца.
А  потом  они  расстаются, потому что  у  нее  -  стервозный  характер.  При
упоминании трех месяцев я чуть не подпрыгнул, но виду не подал. Я говорил ей
об Анастасии, но она отвечала, что  все  это  - ерунда. Я  не обижался, ведь
изменить мировоззрение любого человека, любимой девушки, невозможно.
     В   середине  января,  после  предупреждения   Анастасии,  почувствовал
какое-то невероятное отвращение к Алесе, которое вскоре прошло.
     И мне вспомнился  один эпизод, который произошел в середине декабря, но
вскоре забылся. Тогда мне казалось, что наши отношения -  прочные и крепкие.
Если у меня были какие-либо дела  по дому, я, говоря об этом Алесе, старался
их  сделать. А после шел к ней. И в один из таких вечеров, придя  к  ней,  я
застал Алесю, которая чистила картошку и плакала.
     - Алесенька, что с тобой?
     - Ты меня разлюбил?
     - Нет,  что ты, милая, - пробормотал он, понимая, что в чем-то она была
права.
     Это было в середине декабря.
     Но вскоре и это забылось. Минутная  слабость, стечение обстоятельств. С
кем ни бывает. В конце концов, обычно  я всегда занят каким-нибудь  делом, а
тут  -  только работа и Алеся. Естественно, что пытался успеть все.  Но  она
поняла иначе. И вот, в середине января, сигнал опасности.
     Я  даже сам не заметил, как мы стали  встречаться реже.  Нет, Алесенька
была  та же,  милая,  прекрасная и  страстная.  Но она уже не  рвалась  всей
душой... Я как-то ее спросил:
     - Ты, похоже, меня разлюбила?
     Она, улыбнулась, уклончиво замотала головой, и мягко ушла от ответа.
     В конце  января она  уехала домой на каникулы. За эту  неделю  я поймал
себя  на  мысли,  что  отдыхаю.  Отдыхаю  физически,  устав  от   беготни  и
напряжения... Но, в любом случае, я соскучился по ней, как по женщине. Алеся
вернулась  через  неделю, я ее встречал. В этот день был день рождения друга
детства,  одноклассника, Дениса.  Чисто символически, по половинке, я  выпил
три стопки и за полчаса до прихода убежал на вокзал. Стоя около табло, ждал,
когда  высветится номер  пути,  на который  прибудет поезд. За две минуты до
прибытия высветился "Пятый путь". Я заматерился. Это означало, что надо было
выходить из здания  вокзала, обходить площадь и спускаться к  пятому пути по
лестнице  пригородного  виадука.  Что  и  сделал. Я  рассчитывал,  что  путь
указали, когда поезд был на подходе к вокзалу. Значит, за пять минут успею к
нужному  вагону. Но поезд уже стоял, я опоздал  минуты на две, и у заветного
девятого вагона никого не было... Я помчался разыскивать ее.  Пробежал вдоль
всего  поезда.  Даже  заскочил на саму  станцию  метро. Нашел Алесю, стоящую
около  телефонных  автоматов.  Она  была  обиженная.  К  тому  же   от  меня
припахивало. Но скандал она не  устраивала, а  только обиделась. Я  как мог,
пытался  объяснить   данный   конфуз.   Ну   просто   невероятное   стечение
обстоятельств! Мы спустились в метро. И тут,...  тут мне стало не по себе...
На перроне  стояли,  спокойно  разговаривая,  три  пожилых мужчины,  средней
комплекции,  среднего  роста.  От них  веяло смертью. Удивительное  дело, но
Алеся тоже заметила их, и по непонятным причинам насторожилась. Я интуитивно
понял,  что  это  мертвяки  психотропной травли,  не  местные.  Москвичи.  Я
проводил Алесеньку  до комнаты, договорились, что  завтра зайду рано  утром,
когда Наташа  уйдет  в  институт.  Когда я  вышел  из общежития, из-за  угла
вынырнули двое из этих трех мертвяков. И  один второму говорил: "Я тогда был
с Анжелой". Я  все понял. Стало  понятно,  что именно  этот  мертвяк  травил
Анжелу в Бердске. Это описано в "Посланниках".
     РЕМАРКА
     Я намеренно описывал нашу жизнь и любовь так подробно,  чтобы показать,
что из любой ситуации мы  выходили победителями. Мы берегли любовь,  берегли
отношения. Несмотря на обилие различий и противоречий, находили общий язык и
понимание. И когда первая эйфория любви  у нас спала, мы все равно мирились,
были  вместе, и  нам  было хорошо. Мы все равно были счастливы. Дальше будет
понятно, почему я об этом заикаюсь.
     ДОРОГИ, КОТОРЫЕ ВЫБИРАЮТ
     Не  считайте  меня  сумасшедшим. Не  считайте  ненормальным. Даже, если
будете считать -  не обижусь. За  три года до этих событий  я прошел  полную
Общевойсковую комиссию, включая  все психологические тесты, и всех возможных
врачей.   Заключение   комиссии:  полностью   здоров.  У   меня   повышенная
чувствительность, но  и большая выносливость. Я однажды наблюдал,  как около
меня включили  милицейский радар, который определяет скорость  автомашин.  Я
закричал.  Все  удивленно уставились  на меня.  Я  ответил, что мне  загнали
толстый гвоздь  в затылок.  Когда  я  отвернулся, незаметно  включили  радар
опять. Я закричал снова. Все остальные ничего не чувствовали.
     И  еще: Дмитрий  Кандыба, доктор медицинских  наук,  профессор,  "после
долгих  многолетних  сомнений, все  же решил  впервые  в  мире  опубликовать
технику "цыганского  гипноза" в открытой печати, что бы люди знали, что этот
феномен существует". Книга под названием "Арийский (цыганский) гипноз" вышла
в  1996 году в издательстве "Феникс"  в Ростове-на-Дону.  Далее он описывает
свой метод воздействия на человека  с помощью техники управляемой медитации.
Вывод простой - в состоянии глубокого транса, в который можно загнать любого
человека,  он  совершит  любое  действие,  любое преступление  и  аморальные
действия.  Кроме  этого, если  в  технике  удаленного  гипноза  использовать
несколько обученных  экстрасенсов, то их  мощь вырастает настолько, что  они
создают  коллективный межпространственный  мозг,  создают исполина, который,
кстати сказать, иногда выходит из-под  контроля  самих  хозяев. Этот исполин
способен управлять любым человеком на расстоянии. Кандыба пишет, что русские
обладают 99%  всех мировых знаний о мозге человека. Лучше бы Вы не  в мозгах
копались, а в  своей собственной душе разобрались. Мозг имеет предел, душа -
нет.
     Нет смысла  говорить  о  желании  докторов, психологов и  остальных  им
подобных,  защищать  докторские  диссертации  любой  ценой.  Они  сами  себе
определяют дорогу. Но только не в рай. Рай - понятие сложное и неадекватное,
но в  любом  случае  дорога им  туда закрыта.  Они сами  закрывают ее.  Ведь
Человек   бессмертен,   но  такие  горемыки-умники,   ученые-мертвяки   сами
определяют свой путь. Путь в никуда.
     НАЧАЛО АДА
     На следующий день после ее приезда я  пришел к  ней рано утром. Алеська
была сонная и радости не выражала. Она безропотно позволила себя раздеть, но
была вялая. Когда я замер, она тихо сказала:
     - Ты весь горячий, я чувствую, как ты меня обжигаешь.
     Я  попробовал ее ласкать, но она  отвернулась. Не  дала себя обнять.  Я
пролежал  так часа два, незаметно для себя  накаляясь. Нужно было  бежать на
работу.  Встал, оделся  и  молча  на корточках зашнуровывал  ботинки.  Алеся
подошла сзади и обнимая, навалилась все телом. Я чуть не упал.
     - Пусти, - тихо сказал я и вышел.
     На время  отъезда  Алеся  отключала  свой пейджер.  На  следующий  день
получил от нее  сообщение: "Я подключила пейджер. Звони. Алеся".  Звонить не
стал. Я  не знал, что  сказать. Через три  дня  заскучал сам.  Зайдя к  ней,
застал ее спящей. Алеся была вялая. Предложил принести ей картошки. Раньше я
постоянно носил картошку, что бы было что есть нам троим, считая Наташу. Она
как-то странно глянула на Наташу, замялась, но потом согласилась. А в дороге
пришло  сообщение: "Картошки  не  надо.  Не приходи".  На  несколько  секунд
раньше,  чем  запищал пейджер, в голове резанула  сильная боль. На следующий
день,  сидя  у родителей,  я попросил ее через  пейджер  позвонить сюда. Она
ответила по пейджеру: "У тебя занято. Что нужно, скинь на  пейджер. Сейчас я
занята".
     Было понятно, что любовь кончилась. Я переживал, но виду не подавал. Мы
оба  держались  молодцом,  понимая  неизбежность  разлуки.  Никто  не  хотел
становиться  друг для друга  врагом. С  другой стороны, можно было подумать,
что  мы  оба осознали неизбежность постоянной совместной  жизни,  и  поэтому
интуитивно, подсознательно, пытались окончательно решить для себя правильный
выбор. Но на самом деле, было, видимо, совсем иначе. Но это позже.
     На следующий день я опять попробовал напроситься в гости. Она ответила:
"Я  учу  экзамен. Не  мешай мне ни сегодня,  ни завтра, ни послезавтра". Это
была правда, но тон был убийственный. В ответ я только вздохнул.
     Десятого  февраля  она  попросила  забрать  телевизор.  Я  приносил  ей
телевизор  еще в  декабре,  но  в январе он поломался, и  там, в комнате, на
коленках, сделать его не смог. Но именно телевизор, был одним из индикаторов
пси-воздействия.  Уже  давно  замечено, что  когда на  человека  со  стороны
"давят" экстрасенсы, включаются пси-генераторы, то  даже электроника выходит
из  строя. Принеся домой старый  ТВ,  я  обнаружил, что тот работает. Он  не
работал  только у Алеси в комнате. Но и это я пойму потом.  Тогда  еще  было
очень мало информации  для размышлений.  Были  только легкие догадки, единой
картины не получалось.
     Зайдя  за  телевизором,  Алесю не застал.  Она  была  на кухне.  Наташа
предложила  подождать  ее.   Словно  чувствуя,  я  подошел  к  запакованному
телевизору и увидел свернутую  записку, на  которой  было  написано: "Зенину
Игорю". Сев, стал читать. Вот этот текст:
     "Игорь,  солнышко.  Извини.  Я сама  ужасаюсь  своему  равнодушию.  Но,
видимо, не судьба. Я действительно всегда  искренне тебя любила, да и сейчас
люблю. Как сестра. Ты очень хороший, добрый, милый. Но, видимо, не  подходим
друг к другу. Не знаю, почему. Прошу тебя, не обижайся на меня  и постарайся
понять.  Через некоторое время,  я  знаю, ты найдешь свою  настоящую  жену и
будешь ее любить сильнее, чем меня, и дай Бог, взаимно и счастливо. И, может
быть, я тоже, наконец, найду своего мужа. Люблю тебя. Живи счастливо. Алеся.
     Найди свою судьбу. Ты стоишь счастья. Поверь. Спасибо за подарки".
     В тот момент я не помню, о чем думал. Встав  в нерешительности, я пошел
к ней на кухню. Мне просто хотелось ее увидеть. Она была веселая и  простая,
обычная  моя Алесенька.  Может  быть,  она долго  решалась на  этот  шаг,  и
свершение его принесло ей облегчение. Не знаю. Мы спокойно начали говорить о
наших отношениях. Но кроме того, что было в записке, она  ничего не добавила
дополнительно. Я же  ей  сказал,  что благодарен  за  все. За то,  что она -
первая  женщина  среди  двух  десятков  других.  Ведь  только  она  из  всех
остальных, бывших со  мной, сказала "Я тебя люблю". Я  предложил встречаться
реже, например, раз в неделю. Она согласилась, даже... обрадовалась.
     РЕМАРКА
     До этого  места я писал об Игнате  Воробьеве.  Но однажды,  идя вечером
домой с работы, я почувствовал, что мне пытаются что-то сказать. Это были не
вампиры-экстрасенсы,  а  кто-то другой.  Вдруг кто-то начал  шевелить мне по
волосам. Кто-то  невидимый трогал меня. Ласково и  нежно. Слегка оторопев, я
понял,  что  это  прамамочка  Анастасии. Еще  раньше, два  года  назад,  она
невидимым энергетическим щелчком выбивала у меня сигарету, прося так бросить
курить. Но я не смог, да и  не понял тогда.  Пока не  прочитал третью  книгу
Владимира   Мегре,  где  Анастасия  рассказывает  о   том,   как  прамамочка
перевернула стопку с водкой, когда  к  ее дольмену  пришел  Владимир.  И вот
теперь, нежно гладя меня по волосам, я  понял, что она хочет что-то сказать.
Я  настроился   на  дольмен,  представил   его,  но  в   ответ  почувствовал
разочарование...   Опять  зашевелились  волосы,   словно  кто-то  гладит,  и
невидимая рука продолжила их гладить дальше, но уже невидимые...  Ниже плеч.
В  тот самый  момент я шел точно  на север по улице. Перед глазами появилась
какая-то невидимая труба. Я понял... Она просила услышать Анастасию. Тут  же
я увидел сидящую на корточках Анастасию, которая веточкой чертила  что-то на
песке.  Я  пытался вглядеться  в  это  изображение,  но она устало  замотала
головой, словно я -  настоящий двоечник. Анастасия  резко встала, и биовизор
выключился. Озадаченный, я пытался  вспомнить,  где же  я видел  этот сюжет.
Может быть, он описан  в книгах Мегре? Дома, включив  воду в ванну, я достал
все пять книг и начал искать. И в первой книге я нашел этот сюжет.
     Читая текст, было легко понять, что  она просила сделать. Просто в  том
месте  было  чувство  легкости  и  уверенности. Вот  это  место.  Тогда  она
обращалась к Владимиру: "Ты пиши обо всем, что увидел, ничего не скрывай: ни
плохого, ни хорошего, ни сокровенного... Ты убедишься  в  этом  сам,  поверь
мне, пожалуйста. Убедишься, когда напишешь".
     С этими мыслями  я  залез  в  ванну и  долго  и внимательно разглядывал
Игната, в данном случае - себя. Я решил писать  про него все, что было в нем
негативного.  Я почувствовал, как  стало  легче от понимания этой  мысли. Но
что-то еще мешало. И  в конце, когда уже стекла вода, на боку ванны в слегка
померкнувших  глазах я  увидел  отчетливо  букву "Т".  Начал  перебирать все
варианты, включая "тупик",  "топор",  "туман"... Но при слове  "Ты"  у  меня
замерло  сердце.  Мысль была понятна - "ТЫ  ДОЛЖЕН БЫТЬ ВМЕСТО  ИГНАТА". Мне
захотелось набрать ванну и  утопиться. Представьте это для человека, который
до этого якобы писал фантастику! А тут такие интимные  подробности! Ну никак
их  не обойти!  Дальше будет  понятно,  почему. Да,  наверное, и сейчас  уже
понятно...
     ДРУЗЬЯ
     На следующий день я  зашел к ней опять. Предлог был идеальный - у Алеси
с  Наташей  перегорела переноска, и  они остались без чайника и магнитофона.
Алеси не было дома. Ремонтируя переноску, я  переговаривался с Наташей. Я не
пытался  расспрашивать об  Алесе:  это подло и  унизительно.  Все  равно  не
скажет, не выдаст подругу.  Наташа - благородная девушка. Мне было стыдно ее
расспрашивать. Но вскользь, я  задал вопрос об Алеське. Сейчас  я точно могу
сказать,  вспоминая  тот  момент:  достаточно  открытая  Наташка  испугалась
проболтаться, и я подсознанием поймал мысль, что она сейчас на свидании. Но,
может быть, и ошибаюсь.
     Вечером получил сообщение: "Спасибо за переноску. Целую.  Пока. Алеся".
На душе стало светлее. Но звонить ей я не решался.  Я хорошо изучил характер
Алеси, и прекрасно  понимал, что надоедать ей  нет смысла. Через два дня она
прислала: "Не  грусти. Алеся". Я  не  помню, ответил ей, или нет. Думаю, что
ответил.  В  день  святого Валентина я поздравил ее  с  этим праздником. Она
ответила: "Тебя тоже  поздравляю! Пусть  тебе счастье улыбнется в этом году!
Алеся". Не долго думая, я послал  в ответ: "Так улыбнись же наконец!". Через
пять часов  пришло сообщение, которого я ждал,  как  глоток  воды в пустыне:
"Что ты сегодня делаешь?". Тут же ответил: "Ничего, если  хочешь, могу зайти
к тебе. Не забудь о коде. Игорь".
     Мы уже  давно  время и место свидания шифровали специальным кодом.  При
этом я  видел  удивленные  и  озадаченные лица директора,  и  зам.директора.
Особенно зам.директора, грязного на деньги, достаточно мелочного. Без ложной
скромности хочу сказать, что я его чуть перевоспитал. Неприятно говорить, но
я  его  заставил  любить  чужую  свободу.  Именно свободу. Именно  заставил.
Наверное, я не прав, но любить  и уважать таких, как  он, я  не  могу. Может
быть,  когда-нибудь  получится.  Хотя  мы  разговариваем  с  ним  открыто  и
спокойно. В последнее время наши отношения улучшились. Раньше было хуже.
     ...Кстати, о зам.директоре. Совсем недавно я посмотрел на него с другой
стороны. Что-то с ним  не так... На уровне интуиции я  чувствую, что от него
можно ждать  чего угодно. Он спокойно может читать чужие бумаги, беспардонно
смотрит в экран монитора, когда работаешь с личным  файлом, а даже  крик "Не
читай чужие материалы!" не способен оторвать его взгляд. Он ведет себя,  как
сотрудник  НКВД  в  годы  сталинских  репрессий.  Вывод   напрашивается  сам
собой....
     За две секунды до того, как запищал пейджер, я достал его  из глубокого
кармана брюк, откуда его писк не слышен. У меня в руках он получил сообщение
от Алеси, переданное кодом: "Приходи ко мне, как только освободишься, можешь
прямо сейчас".
     Было еще обеденное время, но  слава Богу, на  работе  у меня аппаратура
работала нормально, меня не дергали и не искали, и поэтому через  полчаса на
крыльях любви я прилетел и был у нее. Если мне не изменяет память, я зашел в
магазин и купил что-то к чаю, чтобы отпраздновать День влюбленных.
     Она была  одна.  Вскоре,  после  разлуки  в  две  недели,  мы  занялись
любовью...
     Но при  этом она была грустная.  Другими словами, сознанием она была не
со  мной,  а подсознанием,  телом  -  со мной! Ее настроение передалось мне.
После ласки она  не захотела  лежать со мной.  А  мне  не  хотелось  сидеть,
стоять, ходить.  Хотелось полежать.  Я попросил ее сделать мне массаж. Она с
радостью   согласилась.   Делала   массаж  она  медленно,   старательно.   Я
почувствовал взглядом, что она очень внимательно меня разглядывает со спины,
словно зондирует. Попутно она задала вопрос, который меня загнал в шок:
     - Игорь, ты мне  рассказывал о женщине, с которой у вас были длительные
отношения. Где она?
     Да,  была   такая  женщина  полтора  года   назад.  Мы   были  близкими
сексуальными  друзьями,   не  более  того.  Она  только  что  ушла  от  мужа
алкоголика. Как  она говорила, "он стал  мне изменять  со своей бутылочкой".
Нормальная женщина,  желающая всего того,  что  заложено  природой...  Через
четыре месяца она сказала, что меня не любит, и мы расстались. За два дня до
этого мимо меня прошел сотрудник ФСБ,  опять все  тот  же  Глухих,  злорадно
улыбаясь. Совпадение? Не слишком ли много случайных совпадений?
     - Она вышла замуж. Мне она говорила, что меня не любит. И через полгода
нашла  мужчину с машиной. Они живут счастливо, снимают квартиру. Он, видимо,
хорошо получает, если есть "Волга". Хотя работает, как я знаю, в юридической
фирме  для  пенсионеров. Сложно понять,  как он с нищих пенсионеров получает
деньги. А  этой женщине,  помимо любви, хотелось и  машину. Но,  насколько я
знаю, со слов подружки этой  женщины, ее новый муж попивает, да и она с ним.
Не знаю, насколько она счастлива.
     - А ты не думал ее спасти?
     - От чего?
     - От такой жизни.
     - Она сама ее выбрала.  Зачем мне лезть в ее  жизнь?  Она же  по-своему
счастлива. Если бы я  был нужен ей, то  она намекнула  бы...  А почему ты об
этом спрашиваешь?
     - Да так, просто...
     - Алеся, ты словно от меня отказываешься.
     - Нет... Почему?
     -  Такие  разговоры  ведешь...   Ты,   может   быть,  считаешь,  что  я
ненормальный?   -  этот  вопрос  я  задал  на  подсознании,  удивившись  сам
сказанному.
     - Нет, не считаю. Раньше думала, что ты.... - маньяк, или ненормальный.
Потом поняла, что ошибаюсь.
     Разговор был для меня... не знаю, как  сказать. Мне,  дураку, уже тогда
надо  было  бить  тревогу,  пытаться добраться  до  истины, понять,  что  же
происходит  с  ней. Откуда  такие  мысли?  Что  случилось?  Но  я  боялся ее
потерять, боялся обострять отношения,  дорожил... уже, наверное, не любовью,
а... сексуальными отношениями.
     Разговор медленно перешел в обычное русло быта. Уходя, я сказал:
     - Алеся, а ведь завтра - ровно полгода, как мы познакомились.
     Я тогда не имел распечатки пейджера, и  забыл, что номер  газеты  купил
просроченный, а вычисления встречи считал именно от номера газеты "Новь".
     - Что ты предлагаешь?
     - Отметить наш юбилей.
     - Хорошо, я позвоню.
     Провожала она меня  до  лестницы, что  было  в последнее время редко. А
раньше  спускалась  даже до  первого  этажа. Глядя на  нее,  я  почувствовал
сильную боль в груди. Она стояла, и отрешенно на меня смотрела.
     - Алеся,  мне  очень  больно смотреть  на тебя  такую.  Что-то  с тобой
происходит, но что - не могу понять.
     В  ответ она  еле заметно замотала головой. Я  вышел на улицу.  На душе
скребли кошки. Домой совсем не  хотелось идти.  Я бродил по городу три часа,
выкурив полпачки сигарет. А месяц назад я  бросил курить.  Благодаря  Алеси.
Ведь несмотря на  перечисленные неурядицы,  она дарила покой. Благодаря ей я
обрел этот покой. И она, я думаю, тоже... Поздно ночью я уснул.
     На следующий день в обед я получил от Алеси сообщение: "Мне жутко плохо
после  вчерашнего.  Что  делать?  Алеся".  Я ответил, что приду, как  только
освобожусь.  Но тут  же получил еще одно: "Я  имею ввиду, что очень болею  с
похмелья. Алеся".
     Боже мой,  когда  она  успела? И  с  чего? Что с ней  случилось? Что ее
гложет? С такими мыслями я отправил ответ: "Буду у тебя примерно через  час.
Держись.  Игорь".  Сделав  все,  что надо,  я  был  у  нее,  как  и говорил.
Выяснилось, что она с  подружками вчера вечером  пошла на  ночную дискотеку.
Выпила  только один  бокал коктейля  - сок с водкой. И  все. Но болела  так,
словно пила одну водку всю ночь. Мне было ясно, что это -  и есть  то самое,
чего я опасался. Ее "давили" экстрасенсы.
     Кстати,  это  было  уже  не  первый раз. Как-то  в  субботу,  наверное,
одиннадцатого февраля, я  неожиданно, без приглашения и предупреждения зашел
к  ней в гости. Это было  на следующий день  после того, как она вручила мне
записку.  Она  была  вялая  и  разбитая.  Я  предложил  пойти  погулять. Она
обрадовалась и предложила сходить в Театр Афанасьева на спектакль  "На дне".
Уже тогда она  была, как не  своей тарелке, часто резко отвечала, пылила  по
мелочам. Раз пять  я делал ей массаж на  руках по системе До-ин, и она сразу
оживала.  Мне было понятно, что из  нее  сосут силы. Но  при этом, именно об
этих  вещах, она не хотела ничего слушать!  Я вел себя, как сапер,  стараясь
сохранить  и удержать ее около себя. И вот теперь, такое состояние. Я уложил
ее,  раздел, и стал делать ей массаж.  Она потихоньку оживала. Сама пыталась
понять, что же произошло. Я начал издалека:
     -  Алесенька,  милая.  Человек  -  очень  сложная  психо-энергетическая
система.  Ты знаешь  про сглазы, про наговоры. Я тебе рассказывал,  что  эти
методики,  только более  изощренные,  используют  разные спецорганы.  Так же
могли  "подключиться" к тебе и подружки.  Некоторые  сами не замечают этого.
Просто им приятно так делать, вот и все.
     И я вспомнил случай, который рассказала мне Алеся еще в ноябре.
     ПОДРУЖКА
     Я  вспомнил наш  разговор,  который произошел еще  в  середине  ноября.
Алеська  рассказывала,  как она  болтала со  своей  подружкой  Таней.  И  та
несколько раз  повторила одну и туже фразу "Обет  безбрачия, обет безбрачия,
обет безбрачия". Алеська  сказала, что она эту фразу приняла на свой счет, и
ей стало тоскливо и не по себе. Я помню,  что подумал тогда, что Таня - либо
вампир  от  природы,  либо  сексот  - секретный  сотрудник.  Она спокойно  и
профессионально,   нагло,  применяла  метод  НПЛ  -  Нейро-лингвинистическое
программирование. То есть  воздействие на  подсознание  человека  с  помощью
определенных ключевых  фраз. Другими словами,  уже  тогда смеркались тучи. С
другой стороны, она, завидуя, могла просто из-за  зависти  нагадить. Тогда я
промолчал, поскольку  Алеся  относилась  к  ней  очень хорошо.  Таня мне  не
нравилась. Злые, почти горящие, маленькие глаза. Судя по разговорам Алеси, у
Тани было что-то  не в порядке  с психикой, поскольку она  дурела полностью,
как только хоть маленько выпивала.  В таком  состоянии, со слов Алеси, могла
запустить банкой майонеза в батарею. Я  тогда ничего не сказал, и  мы забыли
об этом  эпизоде. Сейчас, анализируя все по  мелочам, я  точно могу сказать,
что эта фраза всплыла из подсознания Алеси, когда она писала записку.
     ЮБИЛЕЙ
     Таня  тоже  была  на  дискотеке. Напилась,  устроила страшный  скандал,
швыряла всем,  чем можно.  Если учесть, что Алесенька очень впечатлительная,
да  еще  всю ночь  не  спала, то  можно  было  предположить,  что  это  Таня
высасывала силы. Но с другой стороны, Алеся пришла домой, поспала час, потом
ушла в институт. Была бодрая и веселая. И в районе обеда ей стало плохо.
     Я понимал,  что  включились  экстрасенсы. Но  как ее уберечь?  Как? Она
ничего не  хотела слушать  об этих  вещах. А,  значит, и защиту не поставит.
Точнее поставит, но только  против меня.  Она раньше думала не  о наведенных
болях, а  о заразе,  которую  якобы я  передал ей. Кстати сказать,  с  этими
болями я слегка преувеличиваю. Мы с ней  определили экспериментальным путем,
что очень часто  боли у нее возникали от  слишком частого интимного общения.
Но, с другой стороны,  мы никогда  не  делали это  без  желания. Всегда была
страсть. Ведь у нас, практически, шел медовый месяц...
     Размяв ей спину, я положил ее животом вверх, сделал массаж  на  животе,
на  груди,  на  ногах.  Алеська  ожила.  И  волей-неволей   зашел  разговор,
аналогичный  вчерашнему.  Но  теперь  Алеся  рассказывала  о  своих  прошлых
партнерах. Не буду его пересказывать, скажу лишь, что как-то так  получалось
у  нее  до  этого,  что  были  какие-то  панки,  рокеры,  алкоголики...  Но,
удивительное  дело, она об этом  говорила, а раньше любыми путями уходила от
такого  разговора.  И опять  я не  стал лезть  дальше  в  душу...  Что-то ее
тревожило, что-то ее пугало...
     Расстались мы спокойно, она была достаточно бодрая и веселая.
     Так прошел наш юбилей.
     На следующий день договорились встретиться.
     ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД БУРЕЙ
     На следующий день  я пришел  к ней вечером  после работы. Сильно болела
голова.  Но я старался не подавать виду. Свет горел только  в коридоре.  Она
сама  сидела в комнате, молча и грустно ела копченую рыбу. Мне она сильно не
обрадовалась. Не  помню  как, но как-то  нехотя с ее стороны, мы оказались в
постели. Но той обычной улыбки, счастливой, ликующей, на  ее лице не было. Я
спросил, хорошо ли ей  от  наших  отношений в  данную минуту. Она  ответила,
слегка улыбнувшись:
     - У нас с тобой это всегда прекрасно получается.
     Я предложил сходить в кафе,  попить  кофе. Мы  знали одно  очень уютное
кафе. Она обрадовалась, и стала собираться. В кафе я увидел  прежнюю Алесю -
она  смотрела  на меня живыми и задорными, веселыми и  влюбленными, глазами.
Помню,  у меня мелькнула мысль, что все наладится. И вдруг  резко, словно ей
загнали кинжал, она изменилась в лице. Вскоре мы собрались и ушли. По дороге
она не  разговаривала со  мной.  Кое-как подобравшись  к ней  с вопросом,  я
получил ответ:
     - Я капризничаю.
     Вдруг  она  захотела есть.  Мы проходили мимо киоска "Хот-Дога",  и она
захотела  эту сосиску.  Около окна  стоял... Я не  знаю, как порядочно о нем
сказать... Черная  куртка,  вязаная  шапочка  с  вертикальными  черно-белыми
полосками.  Наглые,  улыбающиеся глаза...  В  окне его  переспросили,  с чем
сделать ему Хот-Дог. Он ответил:
     - С кетчупом и горчицей. И горчицы побольше, побольше горчицы...
     После этого повернулся в сторону Алесиного общежития, глянул точно в ее
окна, и повторил:
     - Горчицы побольше, побольше.
     Опять повернулся, посмотрел в окна...
     Так он повторял четыре раза, оборачиваясь на окна.
     Только  потом я понял, что  это -  буквально  НЛП-приказ, обращенный  к
Алесе. В этот момент мне хотелось этого упыря-вурдолака разорвать на  части.
Этому  скоту...  Я, вспоминая тот  момент,  знаю одно  - я  его из-под земли
достану, как  и остальных... Чего бы  мне этого ни  стоило. Я ИМЕЮ ПРАВО ЭТО
СДЕЛАТЬ. Нет,  нарушать существующие  юридические законы я не буду. Мертвяки
этого не дождутся.  Я  не буду нарушать  вообще никакие законы. Даже  законы
Природы, точнее, прежде всего, законы Природы.
     Я почувствовал, что Алеся буквально изменилась в лице.
     - Пойдем отсюда, -  сказала  она  и мы  зашли  в  супермаркет,  где она
купила... салат из капусты, и горчицу...
     ПОКУПКИ
     Сейчас я понимаю, что не смог до конца пробиться к сердцу Алеси. Почему
- объясню потом.  Не  смог я  осознать отчетливо то,  что кажется  очевидным
сейчас. Господи, да ее, похоже, шантажировали!  Не  знаю, чем.  Но  я видел,
как.
     Прощаясь, мы договорились встретиться завтра.  Она  хотела купить  себе
джинсы, а я хотел купить  зимние ботинки. Три года  назад я нашел  на свалке
выброшенные  ботинки  нового  русского, заклеил, зашил, покрасил. Но  за три
года они износились так, что на них было страшно смотреть.
     Как и договаривались, я зашел к ней в  два часа дня.  Мы  попили  чай и
пошли.   Алеся  была  как  неживая.  Стоя  около   лифта,  я  попробовал  ее
развеселить. В ответ услышал:
     - Отстань ради Бога.
     Часа три мы ходили по магазинам, она перемерила все, что можно. Со мной
или не говорила, или отвечала  только короткими,  почти  армейскими фразами.
Наконец выбрала. Оставив ее покупки у нее дома, поехали на барахолку мне  за
ботинками. Купили хорошие и недорогие ботинки.  Без Алеси, которая прекрасно
разбиралась в коже и мехе, на ощупь, я бы такие не купил. И все эти часы она
молчала. Мне  было  очень  тяжело.  Но  никакие далекие  фразы, ни какие мои
намеки не достигали цели -  она молчала. А до конца  я не  понимал  причину.
Кстати  сказать,  я  и сейчас ее  не знаю.  Купив  ботинки, поехали обратно.
Подходя к общежитию, я сказал:
     - Я, наверное, пойду домой...
     - Зайди, поужинаем, обмоем покупки.
     Я прибодрился. Купив бутылку пива и мороженное,  мы  зашли  в  комнату.
Поужинали втроем. Наташа вскоре собралась  и куда-то ушла.  Я надеялся,  что
сейчас у  нас  будет  интим,  и Алеся  оживет.  Она  всегда  веселела  после
нежности,  и  только  после  нежной  ласки   говорила  "Я  тебя  люблю".  За
исключением  сообщений  на  пейджер.  Мы  устали за день в толкотне. Поэтому
после  ужина  легли  на  кровать. Она  отвернулась от  меня.  Я  пробовал ее
ласкать, но она, открыв широко  свои красивые глаза, в этот момент буквально
черные от ярости, сказала:
     - Я не хочу, прекрати!
     Я лежал рядом. Она  периодически просила: "Обними меня". Я  обнимал, но
начинал возбуждаться,  а  после сердиться, что так происходит.  Ну не было у
меня  времени, что бы  все  спокойно взвесить! Не было времени и  сил, чтобы
успокоиться  и принять события такими,  какие они были тогда!  Задним числом
легко все понимать. Но после драки кулаками не машут.
     В  итоге  я  несколько  раз  вставал,  садился  и  писал  вторую  часть
"Посланников", потом опять ложился, обнимал Алесю, опять вставал...  Она или
спала, или дремала.  Трудно сказать.  В итоге,  в десять вечера, когда скоро
начнут  выгонять из  общежития,  молча  оделся и вышел.  Через минуту  вышла
Алеся, и почти приказала:
     - Игорь, вернись.
     Теперь  могу  точно  сказать, что  она хотела  мне  сказать  то, что ее
заставляли сделать мертвяки. Она решалась на  это весь день, или,  наверное,
оттягивала это до самого конца. Но я,  обиженный, взбешенный, не дал  ей это
сделать. Она села на кровать, я - на стул. И тут меня прорвало:
     - Алеся! За что ты мне мстишь? Что я плохого сделал тебе? За что ты так
меня ненавидишь?  Зачем ты так издеваешься?  Ты словно  нашла  у  меня  кучу
использованных гандонов в кармане! Или словно видела меня с другой женщиной.
     После я вспомнил несколько неприятных моментов, когда она капризничала,
а я  терпел. В ответ она только мотала головой. Выговорившись сам, не дав ей
сказать, я встал.
     - Игорь, подожди...
     - Пора идти. Давай сделаем паузу в несколько дней.
     С этими словами  я вышел.  Минут через десять до меня все же дошло, что
она  хотела  что-то  сказать.  Еще  в комнате,  лежа  около  нее,  я пытался
поставить блок  против тех, кто  нам мешал все  эти минуты... Теперь я думал
только об  этом.  Иногда  становилось легче,  но  память  об этой настоящей,
реальной  ссоре с Алесей, впервые за все время, не давала покоя...  В итоге,
выкурив за три часа пачку сигарет, чуть не свихнувшись от горя, мне  удалось
хоть как-то снять напряжение. По крайней мере, мне так казалось...
     ОПЯТЬ РЕМАРКА
     Вот здесь нужно закончить наш роман...
     Но,  тогда  его не  надо было вообще писать.  Зачем  людям  знать такие
подробности? Но именно отсюда  и начинаются те события,  ради которых я пишу
все  это.  Теперь я  буду стараться  писать  все  документально,  словно  на
допросе. Вспоминая дату каждого события. Если бы не было дальнейших событий,
я не стал бы писать об этом вообще. Слишком много знакомых, слишком долго мы
были вместе, что бы вообще писать об этом. Именно из-за дальнейших событий я
оголил  все  наши  отношения  с  Алесей,  можно  сказать,  раздел нас  обоих
прилюдно...  Господи,  Алесенька, не  читай  эту книгу!  Алесенька,  умоляю,
прочти ее до конца... Услышит ли она меня...?
     ПОЧТИ ПОСЛЕДНИЕ ВСТРЕЧИ
     Со следующего  дня,  с восемнадцатого февраля,  у  меня  начались очень
сильные  боли  в  кишечнике.  Боли были такие  сильные,  что  порой замирало
сердце. Последователи  Иванова  любят говорить, что  это  - сигнал  природы,
вызванный  неправильным  поведением  с  окружающими  людьми... Не  согласен.
Вечером, скучая я сбросил ей на пейджер, что хочу  ее увидеть. Она ответила:
"Меня нет дома. Алеся". Я  бродил около ее общежития, а  кругом,  тут и  там
появлялись  оперативники.  Предположительно, оперативники ФСБ. И постоянная,
непрекращающаяся,  боль  в  кишечнике.  Словно  мне  сделали  клизму  серной
кислоты. У меня  здоровое  сердце, но я  чувствовал,  что  у меня начинается
приступ  от такой  боли.  Но  я  прекрасно понимал,  что Алеся  не  является
источником  таких  болей.  Она  -  добрая,  она еще  действительно  ребенок,
капризный, но  ласковый  и добрый. Тогда кто?  И опять,  методично перебирая
всех, пытаясь увидеть по биовизору неизвестных, я искал этого упыря...
     Я зашел к ней после обеда в понедельник. Перед этим я получил сообщение
без подписи:  "Забери  книгу", и  думал,  что это  Алеся просит забрать  мой
подарок ей. Она раньше так делала,  когда мы с  ней слегка ссорились, и  она
вечно  отдавала  мне  книги  обратно, которые  я  ей  приносил. Но, она, как
выяснилось,   этого   не  присылала.   С   виду   она   была   спокойная   и
доброжелательная.  Обида чувствовалась,  но  мы  разговаривали  спокойно.  Я
старался казаться веселым  и общительным. Вроде бы, это получалось. Пока она
была  в туалете,  я прочитал сообщение у нее на пейджере "Алесенька, передай
привет своей подружке.  Ты - самый прекрасный  и добрый человек, которого  я
знаю.  Ждите  меня  в  17.00.  Игорь". Было  еще  одно,  примерно такого  же
содержания.  Алесенька   говорила,  что  ее  подружка  на  ночной  дискотеке
познакомилась  с  молодым  человеком,  и  связь  они поддерживали  через  ее
пейджер. Но меня все-таки это задело. Настроение пропало. Я сидел и пил чай,
зло смотря в сторону. Потом глянул  на часы,  висевшие на стене.  Было ровно
17.00. Она посмотрела на часы тоже, встала и тихо сказала:
     - Я хочу, что бы ты немедленно ушел.
     Я ушел. В конце концов, я хотя бы ее увидел.
     Двадцать третьего февраля я получил поздравление: "Игорек, Поздравляю с
праздником. Не болей, не скучай. Целую. Алеся". Почти сразу  отправил ответ:
"Алесенька, спасибо за добрые слова. Мне очень приятно слышать это от тебя".
Я  даже постеснялся напроситься в гости.  А на  следующий  день, в  субботу,
очень  сильно  заскучал.  Посылал  несколько сообщений, но  как  выяснилось,
ответить она не могла, поскольку у меня изменился номер станции.
     Днем увидел, как мимо меня прошел  образ товарища Пархомса, он описан в
"Отречении". Это - бывший начальник отдела  по борьбе с терроризмом, который
начал "водить" меня, как я выяснил позже, еще  с  1984 года. Сначала я верил
ему,  мы были почти друзьями, но когда разглядел, то, послал  подальше. Я не
знаю  ни одного человека, что бы о нем отзывались хорошо. Либо крыли  матом,
либо,  "он  скрытный и умный, тонкий  психолог"  - так говорили те, кто  его
боялся. Образ  - это  человек, который очень сильно напоминает реального. Он
не был двойником,  это точно. Но тут я понял, что Пархомса подставляют. Свои
же!  Но  кто  конкретно?  Кто-то  очень  хотел,  что  бы  я  его  ненавидел.
Действительно,  есть за  что  его ненавидеть.  Но сегодняшние упыри  намного
страшнее этого пенсионера невидимого фронта.
     После обеда я  зашел к  Алесе. Выяснилось, что  она  болела.  Я, слегка
успокоившись, но  еще до конца не осознав (на это уйдет два месяца), пытался
все-таки разговорить ее.
     Она говорила  нехотя. Я  сказал, что у меня две новости - одна хорошая,
одна плохая. Хорошая та, что милиция наконец изъяла диски с моей повестью, и
дело по возмещению материального и морального ущерба будет передано в суд. А
плохую новость она слушать не захотела.
     Плохая заключалась в том, что  девятого февраля я пригрозил дочери, что
если кошка съест розы,  которые я купил дочери (искал дешевые розы  в горшке
для дочери больше  года), если она съест выращенные сосенки, то я выкину ее.
Дочка  была  в  шоке,  зная,  что если я сказал,  то  сделаю. Кошка,  у нее,
естественно - самый близкий друг. Эта долгая история, в  чем-то  я был прав,
но понимаю, что все  равно этого делать не  надо  было. Перед этим  приехали
родственники бывшей жены, и своими намеками, издевками довели меня до белого
колена. В итоге жена  взяла  справки от врачей, нашла свидетелей, что я чуть
ли  не  убивал  дочь в этот  день, заявила,  что  не  занимаюсь  воспитанием
ребенка,  не  плачу  за квартиру  (на  самом деле  плачу  только я,  она  не
заплатила  ни копейки), даже  заставила  дочь  дать  показания против  меня!
Инспектор по  делам  несовершеннолетних,  милая  женщина, хотела оформить на
меня штраф и передавать дело в  суд.  Четыре  часа я доказывал, что я  -  не
сволочь. Каждый  день я  с  дочерью  делаю уроки.  Был  случай,  когда  я  с
температурой  тридцать  девять заново объяснял всю химию,  поскольку  у  них
учительница, видимо, с "приветом", и у всего класса были двойки, включая мою
дочь. А она учится без троек. В итоге мне поверили, и  с этим инспектором мы
впоследствии расстались почти друзьями.
     История  с женой описано документально в  других книгах, даже упоминать
этого человека не  хочется. Я искренно считаю, что она мне  устроила каторгу
на  протяжении тринадцати лет. Вышла  замуж  ради прописки, ради того, чтобы
получить  ребенка. Если бы не  я, то,  наверное,  замуж бы  она  не вышла бы
вообще. Но именно  с этим  человеком  все получилось  "удачно". Я  тогда  не
понимал многих элементарных  вещей  зомбирования. А сейчас я точно знаю, что
мне  ее "приставили". И одну из главных  ролей тогда  сыграл  вышеупомянутый
Пархомс. Но я отвлекся. После упоминания о милиции я спросил:
     - Алеся, может быть, у тебя появился новый друг?
     В ответ она  загадочно  заулыбалась. Я  не  помню  точно, но  она стала
говорить про наши различия  во  взглядах, что-то  еще... В ответ,  глядя  на
книгу, которую она читала (это был Герцен), сказал:
     - Алеся,  читая такие книги, ты же понимаешь, что вечные ценности,  как
доброта  честность,  благородство,  не  меняются  с  веками.  Это  -  вечные
ценности. А все остальное - мы с тобой преодолевали без проблем.
     Только сейчас я понимаю, что я ударил в точку. Именно  этого и  боялась
мне сказать Алеся, зная мои взгляды на жизнь. Но что конкретно?
     - Я хочу, что бы ты ушел.
     Когда я одевался, она добавила:
     - Найди себе другую любовницу, добрую и отзывчивую.
     У меня отвисла челюсть.
     -  Я  тебя  никогда не считал за любовницу,  ты для меня была невестой,
неужели ты мне не веришь?
     - Верю, иначе бы ты меня не знакомил со своими родителями.
     Я подошел к двери.
     - Алеся, мне кажется, я вижу твое будущее. Оно меня не радует.
     Вместо ответа она сильно занервничала.
     В замочной  скважине торчал ключ.  Раньше  он  тоже торчал, когда Алеся
ждала меня. Я грустно улыбнулся и глянул на нее. Она смутилась. Интуитивно я
понял, что никого у нее нет... Но, может быть, мне показалось... По-гусарски
щелкнув каблуками, со словами "Честь имею", я удалился. В ответ она искренне
заулыбалась, видя такой мой спектакль.
     На следующий  день  я  со своими  мореходами поехал отбрасывать снег  в
яхт-клуб. Было радостное настроение, я вспоминал наши первые встречи, ласки,
ее  слова "Я тебя  люблю". Я  чувствовал, как я посылаю лучики  любви  своей
Алесе,  и  было  чувство, что она  вернется... По  дороге обратно  я получил
сообщение:  "Игорь,  даренное не дарят, поэтому забери  кофту.  Алеся".  Мне
сестра связала кофту, точнее, довязала  только  этой  зимой, хотя официально
подарила  на  день  рождения  еще  полтора  года  назад.  Алесе   она  очень
понравилась, я  и с  радостью  ее  отдал  ей.  Теплая  кофта, она  очень  ее
любила... Я попросил остановить машину около общежития и зашел к ней. Наташа
сказала,  что Алеся ушла к  Тане,  просила подождать.  Ох, опять эта Таня...
Вскоре  появилась  Алеся. Веселая, добрая  моя милая Алеся. Я  забрал кофту.
Сказал, что был в яхт-клубе, вспоминал те дни. Она вспомнила тоже, и ее лицо
осветилось романтической  улыбкой. Предложил вместе  справить восьмое марта.
Она  ответила,  что  подумает.  Я  пошел вниз, и она  тоже -  ей нужно  было
позвонить. В лифте она сказала:
     - Я никогда не думала быть  твоей женой,  прости меня. Ведь  сегодня  -
прощальное воскресенье.
     -  Алесенька,  я  сам  не  торопился,  ведь  я говорил,  что нужно  все
взвесить. Что бы прошел хотя бы год наших встреч... И ты прости меня.
     - Бог простит.
     На  это я  сделал легкий экскурс в  историю, объясняя, что так говорят,
если не прощают. Нужно просто сказать: "И ты прости".
     - Хорошо, и ты прости.
     Сейчас, вспоминая  тот день, мне кажется, что  она  говорила  неправду.
Пять месяцев она ждала меня каждую секунду.  Звонила на пейджер. Восемьдесят
сообщений за все время, что бы я пришел к ней. Неужели это просто страсть, и
не более того? Говоря про то, что она не хочет быть женой, она смотрела вниз
и глаза бегали из стороны в сторону. Нет, кто-то ее заставлял это сделать. Я
очень хорошо изучил ее, я помню  ее  глаза, нежность, ласку. Не бывает  так.
Лгать чувствами нельзя.  Ведь мы обсуждали  покупки квартиры, сколько  будет
детей. И она говорила об этом  искренно.  А теперь,  словно профессиональный
разведчик,  она выходила из "игры". Но и в это я не  верю.  Невозможно в это
поверить.
     РАЗГАДКА ПРЕДСКАЗАНИЯ
     Когда у нас с Алесей начались проблемы общения, примерно с января я все
чаще вспоминал тот сон-видение,  который видел в  июле. Нет смысла говорить,
что  эта  была Алеся. Она  не  просто  была похожа, а словно  реально снятая
видеокамерой. Ее прическа, лицо, глаза, улыбка, манера говорить. И только на
следующий  день  я понял,  что  видение  о  белокурой  длинноволосой девушке
(намного позже я пойму, что это не  Анастасия) предупреждал о следующем дне,
неделях,  месяцах... И тогда, по  биовизору, я не  видел зеленой травы, хотя
день  был  солнечный,  словно  летний.  Именно  такой день  и был,  когда  я
сбрасывал снег с каюты в день прощального воскресенья. Но в тот момент я еще
этого не понимал.
     Расстались  мы друзьями.  Хорошими друзьями,  простив друг другу  ссоры
последних двух  недель. Я просто радовался  тому,  что произошло.  Мы  будем
вместе! И найдем тропинку друг к другу! Помаленьку, зная теперь горький опыт
настоящих ссор, я был уверен, что такого не повториться.
     Следующий  день,  понедельник,  двадцать  шестого  февраля,  был  очень
тяжелый день. Весь день  я  чувствовал давление Глухих, все сыпалось из рук.
Работа  не давала  сосредоточиться  на  нем,  поставить против  этого  упыря
защиту... Я нервничал, злился, хотя прекрасно понимал, что именно этого он и
добивается.
     Эх  ты,  несчастный  карьерист-вампир,  экстрасенс  ФСБ!  Думаю,  и  ты
дочитаешь  это до  конца. Узнаешь всю правду. Хотя вряд ли  тебя  теперь это
спасет.  Независимо от моей повести. Есть более  страшные вещи для тебя, чем
моя голая правда.  Еще  в 1995 году я спрашивал его,  читал ли он "Мастера и
Маргариту". Он не читал. НЕ ЧИТАЛ. Я, помню, несколько раз ему сказал тогда:
"Очень жаль, что  ты не читал". Я  тогда  ему намекал,  что пора  прекратить
издеваться надо мной. Каково же было мое удивление, когда  я  узнал, что его
фамилия практически так и звучит - "не читал".
     И  вот  опять. Я забыл про него.  Месяц я  его не  чувствовал. И  снова
ощущения, наводимые им  - сильное чувство слабости. Вдруг стало еще тяжелее,
где-то на  подсознании мелькнула  Алеся, и я,  не успев сообразить, мысленно
оттолкнул ее  от себя. Стало  легче.  Все-таки  сказалось напряжение прошлых
ссор. Раньше  было  несколько  случаев,  когда  я  чувствовал,  как  она  на
расстоянии, и, похоже,  неосознанно, брала мои  силы. Но я терпел, переносил
это. Вскоре она присылала сообщение придти к ней. Сейчас получилось иначе.
     Вечером я  пришел к ней, но не застал. Наташа предлагала  подождать, но
от скуки  и  одиночества мне  не  сиделось на  месте.  Хотелось  хоть как-то
двигаться. Пришел примерно через час.  Она,  сильно нервная, разговаривала с
родителями по  телефону  на  вахте.  Увидев  меня,  она  нервно спросила,  с
ненавистью глядя на меня:
     - Что надо?
     - Просто... Хотелось тебя увидеть...
     - А я не хочу тебя видеть. Я  хочу забыть тебя  навсегда. Забудь дорогу
сюда, забудь мой пейджер.
     Так может ненавидеть девушка своего парня, который насильно продал ее в
публичный  дом. Иначе не скажешь. Именно  с  этого дня у меня начался  самый
настоящий  ад.  Точнее, не  настоящий, а  искусственный.  Но  жуткий  именно
потому, что в такие минуты он похож на настоящий. Хотя по прошествии времени
порой вспоминаешь о таких вещах с улыбкой - мелко  плавают, низко летают эти
крокодилы боевой и изуверской психологии. Я летал на планере, еще пацаном. Я
знаю. Наши  планеры  моделировали поведение  и полет птиц. Это говорили  все
бывалые  летчики.  Так что я знаю не понаслышке, что такое настоящая высота,
настоящий  полет,  который  неведом  многим летчикам  больших  самолетов.  В
больших самолетах ощущения такие же, как в кабине КАМАЗа.  Поэтому я заявляю
-   низко  летаете,   товарищи  крокодилы.  Полет  настоящей  мечты  выше  и
прекраснее.
     АД
     После я пойму -  психотропным службам плевать на наши ссоры и прощания.
Им нужно было меня "включить"  -  довести до стресса,  до аффекта, до потери
контроля. При этом человек начинает излучать свою жизненную энергию, и легче
поддается зомбированию и управлению. Но Алеся никак не могла, не хотела меня
гнать от себя таким способом. Почти месяц она меня прогоняла из-под палки, и
ничего  у нее не получалось! Не могла она загнать меня в  состояние аффекта,
глубокого стресса, который был так необходим мертвякам!
     После  я пойму, что  травить, очень активно, прежде всего  ее, начали с
середины декабря. Отсюда и вся холодность отношений, разочарования, слезы. А
мы списывали все на себя, думая, что не подходим друг к другу.
     Но  ведь если  об  этом  думать каждую секунду, то можно  действительно
свихнуться!  Сам я замечал только свои  боли, от которых  легко уходил  в те
минуты. А Алеся,... она все хранила в себе, медленно отдаляясь от меня.
     Алесенька,  сейчас, спустя два месяца,  я  хочу  сказать  -  тебе можно
ставить памятник при жизни. Ты прекрасно держалась. Ведь ты любила... Любила
по-настоящему, всей душой.
     В  следующий раз  я пришел в  общежитие третьего  марта. Когда я шел, я
слышал,  ощущал крик Анастасии: "Не  ходи! Не делай  этого! Не злись!". Но у
меня было только одно желание -  увидеть  родную  Алеську, хотя бы  краешком
глаза. Вахтерша, глядя на меня испуганными глазами, твердо заявила:
     - Не пущу, могу только позвать вниз.
     После я понял, что она предупредила всех вахтерш не  пускать меня к ней
в комнату. На нас обоих шло  сильнейшее пси-воздействие. Но я,  зная, это на
горьком опыте, еще держался. Но уже нашими эмоциями и желаниями управляли во
всю, спокойно и холодно, с изуверской, злорадной жестокостью.
     - Позовите, пожалуйста.
     Она спустилась.
     - Что надо?
     - Алеся, я  хочу  поговорить, - у  меня хватало тогда еще сил  говорить
спокойно и ласково. У меня к тебе два вопроса.
     - Говори, только быстро.
     - Было время, когда ты меня хотела видеть сильнее, чем я тебя. А сейчас
я очень хочу видеть тебя...
     - Я никогда не хотела видеть тебя!
     - Ты же меня любила...
     - Я никогда тебя не любила и не хотела!
     - Алесенька, милая, успокойся, ведь ты же сейчас - невменяемая.
     При этих словах, вспыхнув еще сильней, она развернулась и ушла.
     Дойдя  до  телефона,  из  принципа  "клин клином  вышибают",  я  послал
сообщение,  которое меня  коробит самого до сих  пор, хотя я понимаю, что  в
чем-то  был прав:  "Из  тебя окончательно сделали  зомби.  Теперь  ты будешь
служить своим невидимым  хозяевам. Вряд ли ты будешь счастлива. С этого  дня
ты мне стала безразлична" Оператор, набиравшая этот текст, была в шоке.
     - Оставьте подпись, пожалуйста.
     - Да она догадается.
     - Не кричите на меня! Ведь такой текст!
     - Хорошо. Игорь. Я не кричу на Вас, поймите.
     ГАЗЕТА
     В эти же  дни, произошел  еще  один эпизод. Судите сами. Газета "Новь",
благодаря которой мы познакомились с Алесей, из номера в номер писала о том,
что в стране обнаружено более десятка  людей, потерявших  полностью  память.
Они даже  не  помнят  своего  имени. Я написал письмо и  отнес его  главному
редактору.
     В  письме я  написал, что данные факты являются  результатом применения
пси-оружия  на   собственном  народе.  В  качестве  аргументов  я   упомянул
торсионные генераторы  полковника КГБ (теперь академика)  Акимова (генератор
Акимова я видел лично в руках самого  Акимова, когда он  испытывал  на  моих
датчиках,  с  помощью  которых  мы  слушали   космос),  прибор  СВЧ-гипноза,
специально    обученных   людей   НЛП-методу,   специальных    засекреченных
экстрасенсов.  В  качестве  доказательства  упомянул,  что  в  Англии  любой
маломальский  экстрасенс считается  народным достоянием.  В  книгах  описаны
случаи, когда  колдуны Англии  спасали страну от фашистских бомбовых  ударов
авиации,  наколдовывая сильные ураганы. Так  же сказал, что в застойные годы
при   Политбюро  была  спецлаборатория   с  нулевой,   то  есть   абсолютной
секретностью. Она занималась разработкой этого  самого психотропного оружия.
Бюджет лаборатории в то время составлял десять миллиардов рублей! Но надежды
не оправдались, и все наработки отдали военным.
     Главный редактор заинтересовался этой информацией.
     А через три дня я совсем случайно (а случайно ли?) увидел и купил книгу
"Энциклопедия преступлений и  катастроф.  Преступления в психиатрии", Минск,
1998 год.  Каково же  было мое  удивление,  что эти факты там  опубликованы.
Разница в том, что  я  это знаю  точнее  и подробнее.  Кстати,  в этой книге
говорится, что центром советской психотроники был Новосибирск. Согласен.
     Вскоре  Анастасия  сказала, что  письма  не  опубликуют,  и что  газета
закроется. "Жаль", - подумал я тогда.
     А через две недели газета закрылась. Зайдя в редакцию, я узнал, что она
закрылась по экономическим соображениям. Стала экономически не выгодной. Что
правда - то правда. Не выгодно опубликовывать такую информацию. Совпадение с
моей галлюцинацией? Не слишком ли много? Но я отвлекся.
     ФАКЕЛ
     Теперь  же  я,  как  лампочка Ильича,  светился  психической  энергией,
излучая свои жизненные силы во все стороны. Такое общение с Алесей вызвало у
меня  шок.  Я прекрасно понимал, что теряю  контроль над собой. Я чувствовал
сам,  как таю на глазах. Я понимал, что  ею  управляют  тоже. Ну  не делал я
ничего плохого своей Алеське! Если делал, то что!? Я медленно, день за днем,
пытался все вспомнить и понять по-другому. Но постоянно упирался в декабрь и
февраль.  И  что-то  уходило  от   понимания.  Сильные,  страшные   боли  не
прекращались.  Практически  все  дни  я искал повод,  что  бы  пройти  около
общежития.  В голову лезли разные мысли. Анастасию я  не слышал, или  не мог
услышать.  Порой, сквозь толстый черный экран психотропного поля, я ловил ее
просьбу:  "Успокойся, так будет лучше", но у меня  не  получалось. Попутно я
пытался поймать того, кто наводит боль. И ничего не мог сделать. Как  только
я  думал об  Алесе, боли возрастали во  много  раз. Я, практически  мертвый,
говорил ей: "Ты мне безразлична". Боли частично стихали. Я злился на нее, за
ее действия, но  ненависти, лютой  и жгучей,  у меня  к  ней не  было.  Была
любовь,  обида,  ревность.  Несмотря на все  происходящее, я  пытался  найти
способ,  чтобы поговорить с ней, успокоить ее.  Я прекрасно понимал, как  ей
тяжело.  В  эти  минуты  я  лютой  ненавистью ненавидел мертвяков. Это  было
понятно.  Но боли возрастали еще сильнее.  Меня ломали, чтобы выполнить свою
основную задачу. И Алеся  им мешала,  очень сильно мешала. ИМЕННО ИЗ-ЗА ЭТОЙ
ОСНОВНОЙ  ЗАДАЧИ,  КОТОРУЮ ОНИ НЕ  СМОГЛИ СКРЫТЬ  И ВЫПОЛНИТЬ,  Я  ПИШУ  ЭТУ
ПОВЕСТЬ. Но понимание придет позже. Я бродил по улицам, как мне  казалось, в
поисках Алеси. Чего только не лезло  в  голову!  Но опыт пятилетней давности
мне сильно помог.  Тогда, так же бегая за Мариной, я был вообще сам не свой.
Друзья, видя  мое состояние,  просто шарахались от  меня. Сейчас  я меня уже
хватало  сил держать себя  в руках  с друзьями и знакомыми.  Я здесь опускаю
весь свой бред, который  лез в голову.  Анастасия иногда пропадала вообще. И
только сейчас я понимаю, что иногда включалась ее прамамочка. Но отличить ее
сигналы от наведенных мыслей и эмоций экстрасенсов я не мог.
     Я пытался,  прежде всего  понять, как же настроили против  меня  Алесю.
Естественно,  помня  события  1995  года, я был  уверен,  что опять появился
двойник.  Но  что  он мог сделать по сценарию  мертвяков, что бы Алеся стала
меня так ненавидеть?
     УБИЙСТВО ЛЮБВИ
     Видимо, Алеся  несколько дней была в  шоке.  Третьего марта  я  получил
сообщение:  "Я,  по-моему,  тебе  вернула  все.  Теперь  ты  мне  верни  мои
фотографии. Они у  меня  последние.  Оставишь на вахте. Алеся". Только тут я
вспомнил, что я ее фотографировал еще в октябре. Я проявил пленку, напечатал
фотографии Алеси, и принес их на вахту.
     Послал  весточку на пейджер. Получил  ответ:  "Спасибо". Следом  послал
поздравления  с наступающим  праздником.  Правда  получилось  коряво,  но  я
искренне  хотел  ее как-то развеселить  (дурак,  нашел  время):  "Алесенька,
пожалуйста. Поздравляю с  наступающим праздником. Желаю сбычи мечт". Я сразу
почувствовал ее нервозность. Видимо, она вспомнила про свою записку.
     Боли не  прекращались,  они  становились  сильнее.  Словно у  меня  рак
четвертой  степени. Спал я  часа по два-три.  В  ушах стоял сильный свист. Я
понимал: это работают пси-генераторы.  Потом весь день  на работе,  с болью.
Знакомые стали говорить, что на меня страшно смотреть. В  ответ я  улыбался,
вызывая еще больший шок. Наконец, не выдержав,  пятнадцатого марта  я послал
сообщение, разбитое  на  три  части (это особенности Интернета): "Алесенька,
используй метод горчицы  против тех,  кто тобой управляет. Я прекрасно  вижу
этих подонков. Но на расстоянии я не  смогу тебе помочь. Давай  встретимся и
все обсудим. Я тебя люблю. Игорь". Под методом горчицы я тогда подразумевал,
что, видимо, она знает какую-то технику защиты, которая вызывает такую боль.
До меня тогда еще  не дошло, что ее так  заставляли  что-то сказать мне, что
должно было  меня загнать в шок. Когда отправлялась первая часть, я  получил
ответ: "Если ты мне еще отправишь сообщение какое-либо, я напишу заявление в
милицию. Будь добр, отстань от меня. Алеся".
     Шестнадцатого марта я случайно выходя из автобуса, увидел ее. Она шла в
метро. Когда я окликнул  ее,  она, обернувшись,  побежала,  как  от огня.  Я
испугался что она может упасть на лестнице и сломать себе ноги.
     Через несколько  дней я  встретил своих друзей, которые мне утверждали,
что слышали меня в эфире в середине  декабря. Они сказали что я нес какую-то
ерунду,  что "уже  все выпито". Причем  утверждала  это  девушка, певица,  с
идеальным слухом!  Даже  она не смогла меня отличить  от  подделки! Ничего я
тогда понять не мог, но сейчас я понимаю,  что травля  шла уже вовсю, а мы с
Алеськой ее вообще не замечали. Разве что только я, когда чувствовал боль  в
половых  органах.  Я  не смог  сообразить,  что  они включали кого-то в  эту
травлю, незаметно, на расстоянии. Пойму  я это позже. Но тогда я решил, что,
видимо,  для поддержания ненависти  Алеси  они  используют  этот  же  метод.
Поэтому  двадцать  второго марта я послал  сообщение: "Алесенька, мои друзья
утверждают,  что слышали меня в эфире "Радио-два". Клянусь  тебе, я не был в
эфире больше  года. Я  тебя люблю. Игорь". Слежка  шла все эти дни. Мертвяки
даже  не  прятались  под  случайных   прохожих,  они   спокойно  и  уверенно
рассматривали меня со стороны. Прекрасный способ довести до истерики любого,
когда находишься в таком состоянии.
     Все  эти  дни  я пытался увидеть  Анастасию.  Мне казалось, что дни мои
сочтены. И, пожалуй, единственный вопрос, который я часто задавал себе, был:
"Принесет ли Алеся  мне на могилу  цветы?" Сейчас понимаю, что луч Анастасии
светил  во всю,  но я не замечал.  Я уверен, что большую часть своих сил она
тратила на Алесю.
     В эти дни  я  сделал  еще  одну глупость,...  Да не она, а я был теперь
зомби!... Я вернул ей все  ее подарки, оставив их  на вахте. Мне хотелось ее
забыть, эти боли я связывал только с ней.
     Все  эти дни мимо  меня проходили,  скромно опустив глаза вниз мужчины,
которых я видел пять лет назад, когда меня пыталось завербовать ГРУ.  Тогда,
зазомбированный, я познакомился с  начальником отделения ГРУ СибВО, которому
сказал: "Я хочу работать в разведке". Он понимающе кивнул, и ответил: "Желаю
успехов",  пожал мне руку. Через несколько дней  я отказался от такой затеи,
травля  продолжалась  слегка  затихая,  несколько  лет.  И когда происходили
всякого рода подставки, он между прочим проходил мимо, словно хотел сказать:
"Приходи к нам, и все будет  хорошо". Именно тогда, точно так же,  проходили
именно  эти  мертвяки. Всего их человек десять. Скромно  и  прилежно одетые,
ничем не приметные. Но память у меня хорошая.  Но  опять я не смог распутать
основной узел!
     И еще: словно  кто-то обострял мое  внимание, когда проходила мимо меня
блондинка с коляской. Кого-то она мне напоминала, но кого?
     Только  иногда,  вырываясь из  этого  психологического мешка,  я  видел
Анастасию и еще  тех, кого она называет ОНИ. Тут я  вспомнил о том монологе,
который  вела Анастасия,  когда  я шел к супермаркету, чтобы  купить  газету
"Новь". Я специально опустил последнюю фразу. Так вот, когда работала во всю
эта  адская  машина,  ОНИ  внимательно, очень внимательно,  смотрели вокруг.
Поэтому и не замечали меня. Они,  Анастасия,  Всевышний и  все высшие слои -
все  они внимательно  смотрели  и "снимали" информацию с мертвяков. Это - не
мой бред, я это видел. Вряд ли я ошибаюсь.
     Двадцать седьмого марта я  все  же смог  уйти в сторону  от этих клещей
мертвяков.   И  когда   я  услышал  информационные  переговоры,   то  многое
прояснилось. Я чувствовал, что  Анастасия буквально висит надо мной, пытаясь
держать меня в таком энергетическом состоянии.
     Отчетливо  раздались  озабоченные,   ничего   не   понимающие   голоса:
"Изменилась частота". Потом мелькнула  квартира, раздался пьяный крик, удар,
тишина.  И  чей-то  голос:  "Будем считать за  самоубийство". Потом  тишина.
Видимо,  они  искали  возможность настроиться  на мое  новое  энергетическое
состояние.  Я  услышал  фразу,  сказанную женщиной:  "Попробую  как-нибудь".
Вскоре мелькнул еще один сюжет: Русая девочка, с длинными косичками, в ужасе
выскакивает в  коридор, а в  комнату заходит ее мать,  взбешенная чем-то,  и
девочка  кричит: "Мама!". Тогда  я поймал себя на мысли,  что она напоминает
мне Марину.
     Первого апреля, в день юмора, утром сбросил на Алесе на пейджер: "Белый
орел  летит  на юг.  Очень жаль, что это - первоапрельская  шутка".  Это был
слегка измененный код нашего общения. А днем встретил ее в центре. Она шла с
пакетом продуктов.  Я  попробовал поговорить,  но  она  побежала  от  меня с
криком: "Убирайся".  Люди  вокруг  удивленно  оглядывались,  словно  девушка
убегает от настоящего маньяка.
     Примерно  второго  или третьего апреля,  подходя  к дому  родителей,  я
встретил  Хоботова,  сотрудника  ФСБ, которого  единственного  все  эти годы
считал за порядочного. Разговорились.
     - Передай Глухих, что у вас скоро начнется ад.
     При этих словах его всего передернуло.
     - Игорь, ты меня не впутывай в эту историю...
     - Тебя,  Володя,  я не впутываю, но то,  что  твориться со мной и  моей
невестой - страшнейшее преступление, за которое  не будет ни срока давности,
ни прощения.
     - Я пишу только бумажки, меня интересуют выборы и религиозные секты.
     Кстати, наши тех  убийц,  которые убили вашего  сотрудника  в  середине
декабря? - спросил я у него.
     Он отрицательно замотал головой.
     - Володя, а Вы ведь сами это заслужили.
     И я рассказал ему историю, которая опять-таки произошла в декабре.
     Придя  домой от Алеси,  я лег спать. Но  что-то не  спалось.  Вдруг  из
преисподни,  из глубин земли, появились громадные когти, а потом сатанинская
морда. Удивительно, но я не испугался, а  только уставился на него. Звериная
морда  исчезла. Но,  испытывая постоянно  боль в  половых  органах по дороге
домой,  ставя  блоки, меня  это  угнетало и  выматывало.  На следующий день,
чувствуя,  что он  рядом, я  позвал эту  сущность. Мысленно я сказал: "Иди к
тем, кому  ты нужен, кто тебя породил,  и  кто тебя заслуживает". И мысленно
послал в толпу, где находился Глухих.  И только  недели  через три  я  купил
просроченный номер  газеты "Новь",  где говорилось,  что Новосибирское ФСБ в
шоке, поскольку был  убит  их  сотрудник,  зверски, в своей машине.  На краю
города.
     ... Сейчас,  оглядываясь назад, я не знаю, правильно  ли я  сделал. Или
это, может  быть, всего лишь мои галлюцинации? Плод больного воображения? Но
только слишком много совпадений для галлюцинаций...
     - Володя, ты знал этого парня?
     - Да.
     - Хороший был человек?
     - Да.
     - Он как-нибудь общался с Глухих?
     И по его лицу  я  увидел, что  он  побледнел.  Видимо,  он мог  сказать
больше, но он только почти прошептал:
     - Да, они часто встречались, тесно общались.
     Только сейчас, когда пишу эти строки, я, вспомнив тот разговор, понимаю
- он "разрабатывал", того, кого я не мог увидеть, кто являлся основной болью
в  кишечнике,  кто  подставлял  Алесю.  Того,  кто  заставлял  меня  злиться
незаслуженно не нее. Но до осмысления оставалось еще неделя.
     Потом я  спросил у него про  секту, в  которую  ходит моя  бывшая жена.
Каждое утро читает Библию,  а  потом  пишет  грязные  доносы  в милицию.  Он
ответил:
     - Секта Американская, они могут довести человека  до  такого состояния,
что квартиру отдаст.
     После я  сказал,  что кто-то  подставляет Пархомса  и  его  сына. Он не
отреагировал.  Но зато  образ  Пархомса  и  его сына  после этого больше  не
появлялся.  Вывод напрашивается сам собой. А ведь Пархомс  был его учителем,
он сам говорил, что вырастил Хоботова...
     На том и распрощались.
     ПЕРВОЕ ПРОЗРЕНИЕ
     Все-таки  я пришел  к мысли попробовать добраться до  Алеси, хотя  бы с
помощью письма. Полночи я писал это послание. Вот оно:
     "Алесенька,  миленькая,  прошу тебя, дочитай  это до конца, а уж  потом
порви, если хочешь. Я  буквально в шоке  от наших последних встреч. Все  это
время я пытаюсь понять, что же с тобой произошло. Боюсь, что это - результат
нашей неискренности,  если бы  мы обсуждали глубже  наши проблемы, этого  не
произошло бы. Клянусь, я пишу только правду,  и  больше ничего. Никакой лжи.
Ты меня  путаешь с  моим двойником. Повторяю, с  моим двойником.  Видимо, он
стал появляться около тебя в середине января. Не знаю точно. Но я точно могу
сказать, что я видел его  дважды  -  один раз  в  автобусе,  когда  учился в
институте, а второй раз в 1995  году. У него была точно такая же прическа, и
точно  такой пуховик. Я  тогда испугался,  что  так  можно  совершить  любые
преступления, и свидетели не смогут отличить  его от меня. Тогда у меня была
девушка, которая вела себя точно  так же, как и ты во  время  двух последних
встреч -  у  метро  и  около  магазина  "Соты".  Я клянусь  тебе,  что после
последней встречи на вахте я тебя не видел даже издали.  Если  бы увидел, то
подошел.  Кстати, о той  девушке. Она мне утверждала,  что я  по ночам ходил
около окон ее больницы, где она работала. Я ей ответил, что, если бы это был
я, то я бы подошел бы  к окну, что бы поговорить. Она мне ответила: "Да, это
был  не ты", (я ей сказал о двойнике).  Догадался  я  о двойнике  по  твоему
разговору,  когда ты  мне  делала массаж и  говорила о прежней женщине. Этот
разговор был ни с того, ни с сего, я долго потом удивлялся. Клянусь тебе, за
время наших последних  встреч  я ни с кем не  встречался  даже просто так, а
если встречался, то говорил тебе. А про то, что "нужно делиться" (за ужином)
я просто  шутил. Родная моя, не  надо меня  ненавидеть. Если  хочешь, я буду
просто твоим телохранителем. Двойник, естественно, не появится. Меня убивает
твоя ненависть  ко мне. Прости меня, в последний вечер я  был сам не свой от
ярости, но и пойми меня, мне очень больно было видеть тебя безразличной.
     Теперь о другом. Как  мы расстались.  У меня начались сильные  боли, до
сердечного приступа.  Я  не  знаю,  откуда они, но  мне казалось,  что это -
флюиды ярости ко мне, которые я  не заслужил. Но  это -  загадка  для  меня.
Милая моя, я люблю тебя.
     Теперь о пейджере. Попробую вспомнить все последние сообщения.
     1. О зомби, (прости, я был в страшном шоке).
     2. О фото, поздравления с наступающим праздником.
     3. 8 марта.
     4.  15  марта - три сообщения  (о горчице, которая вызывает  сильнейшую
боль, что невозможно терпеть, о желании моей помощи тебе, о  том, что я тебя
люблю.
     5.  Сообщение  о том, что мои друзья слышали меня в эфире. Они клялись,
что это был я. Я не был в эфире с 8 марта прошлого года.
     6. О непонятном номере.
     7. О том, что я тебя люблю.
     8. О белом орле 1 апреля.
     Я взял все твои сообщения, которые ты отправляла мне. Разница громадная
первых с последними. Сам  по себе человек измениться так  не может. Вспомни,
мы  всегда мирились.  И причина в том, что ты  почти  все время  была  дома.
Значит,  двойник не  мог  появиться. Потом мы  стали  встречаться реже, и ты
сразу изменилась.
     Ведь  не  было  причины,  из-за которой  мы должны так ненавидеть  друг
друга. В последние  встречи ты сказала,  что  бы  я нашел другую  любовницу,
хорошую. У меня ее нет и, наверное, не скоро появится. Я просто хочу, что бы
ты не считала меня за  маньяка,  убийцу, или еще кого-либо. Даже если у тебя
есть жених, то это не повод убегать от меня с криком  "Убирайся". Я не делал
и не делаю тебе никакой подлости.  Теперь, если хочешь, я буду тебя обходить
стороной. Если можешь,  давай встретимся и все  обсудим. Если хочешь, я могу
быть твоим телохранителем. Я не набиваюсь  даже в  друзья, в данной ситуации
это глупо.
     А двойник - обычная профессиональная подставка.
     Извини за плохой почерк, волнуюсь.
     P.S. Кстати, твоя записка у меня исчезла при странных  обстоятельствах.
Я ее  всегда носил с собой, и оставил дома на одни сутки. (Я ее потом нашел,
сам виноват)
     Невесточка  моя  несостоявшаяся, прости  меня за то,  что  вернул  твои
подарки. Если хочешь, могу забрать. Я все равно люблю тебя.
     3 апреля.
     Даю  тебе копию твоих  сообщений. Посмотри,  как сильно  они разнятся в
начале и в конце. Я люблю тебя.
     Если можешь, ответь мне на пейджер что-нибудь, когда прочитаешь, только
попробуй  все  осмыслить  в спокойной  ситуации. Кто-то нас  разлучил.  Наше
счастье кому-то мешало. И еще. Ночью около рынка  я встретил  чурку, который
очень сильно похож на меня, но с горящими  глазами.  Он у меня спросил, есть
ли здесь поблизости  общежитие,  и шел в сторону городского УВД. Одет он был
так же, как  моя зимняя куртка. Случайность? Ошибка подставки? Намек? Думаю,
только ты ответишь на этот вопрос".
     Два дня  я  носил ее с  собой,  думая, как  обхитрить  этого монстра  -
коллективный  экстрасенсорный  мозг.  Я чувствовал, что  это  порождение ада
читает мысли,  блокирует работу мозга, так или  иначе  управляет окружающими
людьми.  Поэтому  о  записках думал вскользь, незаметно,  чтобы  нельзя было
догадаться  о  моих  мыслях.  Поэтому отнести  ее  надо  было  так,  что  бы
коллективный  сгусток не смог  этого заметить. Он  создан по методу Кандыбы,
которого я упоминаю выше.
     Пятого апреля,  ночью,  появилась  Анастасия,  которая,  как  я  понял,
организовала   нам   с   Алесей  телепатический   телефон,  или   биофон.  Я
действительно  слышал  голос  Алеси.  Я просил  прощение, говорил, что  меня
подставили, и просил ее объяснить, что случилось двадцать  шестого  февраля.
Она что-то  сказала тихим  голосом, вдруг все затихло. Анастасия дала сигнал
опасности,  но  я, влюбленный дурак, не  смог остановиться и понять.  Диалог
вроде бы продолжался,  но уже не  словесно, а на уровне ощущений, словно это
мамочка. Но собеседник,...  сейчас, вспоминая это я чувствую, что собеседник
был  злой  и  лживый. Подлый  собеседник.  Но мне казалось, что  я говорю  с
Алесей. В этом  разговоре мы помирились, и  она  предложила позвонить ей  на
пейджер.  В  четыре  часа  утра  я  позвонил  на  пейджинговую  станцию.  Но
необходимый  абонент  был  отключен.  (Сейчас  могу  сказать,  что  мертвяки
оперативно сработали,  видимо этот  сценарий  был  уже разработан  заранее).
После этого она, якобы  Алеся, предложила  подойти  к ее  общежитию,  и  она
помашет рукой. Я чувствовал себя идиотом, но, тем не менее, оделся и  пошел.
Чем-то зловещим веяло, когда я подходил в общежитию. На улице стояло десятка
два машин такси 100-200, и  шофера изнутри  внимательно смотрели на меня. Но
это были  не  простые шофера... Естественно, никто  не выглядывал. И тут  до
меня дошло, что я купился на игру с  экстрасенсами  после сигнала Анастасии!
Сам дурак.  Так  меня  приучали  слушать  мысленные  приказы! Тренировали  и
проверяли!
     Если бы вы  слышали мои  маты в  их  адрес! Я думаю, им понравилось.  Я
сказал все, что о них  думал. Придя домой, лег спать. И тут, по биовизору, я
увидел ту,  которая играла "главную  скрипку"  в  этом гадюшнике.  Стройная,
молодая  девушка. Короткая  стрижка  темных  волос.  Симпатичная.  Я  ставлю
защиту, и вижу, как она, схватившись за сердце, сползает по стене. Через два
дня я с ней познакомлюсь. Она попытается увезти меня на Северный поселок. Не
знаю, для чего. Тогда  я спросил об  этом Анастасию. Она, улыбаясь, замотала
головой,  и эта девушка, представившись Вероникой, поблагодарив за  общение,
тут же удалилась.
     6 АПРЕЛЯ
     На следующий день, шестого  апреля, вечером я опять "случайно" встретил
Хоботова. Он сам завел разговор о ВТ - высших технологиях.
     - Понимаешь, Игорь, я не силен в этих вещах, мне нужен человек, который
будет как эксперт, как индикатор.
     Я ему  предложил позвонить своему другу,  Димке, кандидату  медицинских
наук. А после попросил:
     -  Володя,  помоги  пожалуйста,  защити мою девушку от пси-воздействия,
ведь ее же убивают. Больно на это смотреть. Я ничего не могу сделать.
     Он записал на спичечном коробке.  Хотя он не курит. (Через четыре дня у
меня  в  почтовом ящике появится  коробок с этикеткой:  "Мы лечим тем,  чему
доверяли поколения"). И вдруг я его спросил:
     - Володя, кто приехал к нам в город, что за подразделение?
     Он ответил, что сейчас проходит всероссийский слет экстрасенсов.
     - Так вот кто меня мурыжил всю ночь!
     И рассказал о ночном разговоре.
     - Я, как последний шизофреник, пошел к общежитию.
     Он уставился  на меня  во все глаза,  словно хотел сказать  что... Но я
успел сосчитать из  его мозга,  который он толком не  контролировал, намного
больше.  А именно: группа экстрасенсов  приехала, что бы  обеспечить  выборы
необходимых депутатов, что бы не прошли те, кто не нужен сегодняшней власти.
Что  бы  "задавить"  активность  честных  и  порядочных,  обеспечив  другим,
работающим на силы зла, зеленую дорогу. Это влетело в меня так быстро, что в
тот момент  я почувствовал себя чем-то  похожим на Анастасию. А Володя... он
хотел  своим взглядом сказать,  что это  он обеспечил мне такую  "подставку"
прошлой ночью. Но говорил он как бы на уровне подсознания, не делая при этом
даже жестов. Даже,  если  я это пойму,  не будет никаких доказательств! Хрен
Вам, извиняюсь за выражение. Доказательств выше крыши! Вопрос только  в том,
кто Вас будет судить.
     Сразу  после разговора я побежал к общежитию, и в двух  словах объяснив
ситуацию, попросил женщину на вахте передать письмо Алесе. (Как здорово, что
я  не  стал с  ними  ссориться!)  Через  два дня, слушая  сигналы  Анастасии
(удивительно,   но   такие   же   сигналы   давали   оперативники  какого-то
подразделения, что не понятно),  я встретился на  улице с этой женщиной. Она
сказала,  что  уговорила  Алесю взять  мое  письмо...  Я  от  всей  души  ее
поблагодарил. Похоже, и здесь не обошлось без Настеньки.
     Вечером я  впервые не пошел в сторону общежития. Долго бродил по парку,
в котором прошло  все  детство  и вся  юность.  Анастасия мне  долго  что-то
объясняла... Не знаю, имеет ли смысл говорить об этом, но, как я  понял, она
сказала, когда впервые  увидела меня. Боже  мой, как давно, это, оказывается
было! Невероятно в это поверить.
     Ночью  шестого апреля была самая настоящая комедия. Засыпая со страшным
свистом в ушах, я увидел следующее.
     Появляется удивительно чистое и четкое изображение. Но это не биовизор!
Белый бетонный забор. Из-за забора появляется мой отец.  Вдруг крик: "Да  не
на него! На нее!" Через двадцать  секунд  бывшая жена начала стонать во сне.
Вывод простой: мертвяки обладают техникой наведенного сна. Вот так!
     7 АПРЕЛЯ
     Вечером опять страшный свист в ушах. Очень сильный. Я применил технику,
которую не советую  никому  применять.  Поэтому  и  описывать  не буду.  Но,
пытаясь  найти  источник свиста  и сильной боли в  кишечнике,  я увидел, как
синий шар вспыхивает около здания  резиденции ГРУ, хорошо  мне знакомого.  И
тут до меня дошло  окончательно.  Да, действительно,  основную  партию ведут
оперативные и пси-подразделения  ГРУ. Я  в два часа ночи подошел к зданию, и
читая  молитву  из  матов,  обошел  его кругом. После  этого  вышеупомянутых
скромных  мужчин, которых я не мог толком вспомнить раньше,  включая голубых
шестидесятилетних мальчиков, я не видел. Больше они не появлялись.
     Ночью  все равно стоял сильный  свист.  И опять они меня "потеряли".  Я
слышал  следующие реплики:  "разговор  ни о  чем",  "А что это  там у него в
туалете за чашки?", приказ  по рации: "Воткните ему".  Звон чашек  (пьют чай
или кофе), смех, и болтовня.
     Я  напечатал  фотографии  Алеси для себя, и  понял, что  ничего  она не
излучает, никакого зла... Не умеет. Или не хочет.  Мне стало тоскливо, что я
обвинял ее в несуществующем зле. Но кто тогда?
     Восьмого апреля, ночью, я все-таки увидел этих  экстрасенсов, создающих
межпространственного монстра с неограниченными способностями. Шесть человек:
та сама  девушка Вероника,  женщина сорока  лет,  с короткой стрижкой прямых
волос, с затемненными очками, и четыре "шестидесятилетних голубых мальчика".
Они шли и весело общались между собой. Выборы кончились. Выборы удались.
     После этого стало значительно спокойнее, внутри и снаружи. И в городе.
     ПОЛИНА МЕГРЕ
     Десятого  апреля  был  еще  один  эпизод.   Я  спустился  в   метро,  и
почувствовал,  что  кто-то  из  меня высасывает  силы.  Не  успел  я вовремя
успокоится, дал  возможность  заставить себя нервничать. Было  очень  тяжело
стоять на  ногах. В такой момент обязательно непосредственно  перед  глазами
появляется безобразная неприятная  личность. Волей-неволей нервы  накаляются
до  предела.  В  такие   минуты   любой  образ  знакомого  человека  как  бы
привязывается, и оголенные  нервы жертвы (в данном случае мои), могут больно
ударить в реального человека.  Это страшная методика, люди способны  убивать
своих близких, не подозревая об этом, и не подозревая, что их заставляют это
делать  на  уровне подсознания.  И в этот момент мимо меня  прошла  девушка,
очень сильно напоминающая Полину Мегре, дочь  Владимира Мегре. Я терял силы,
не совладея собой... И в  этот миг раздался душераздирающий  крик Анастасии:
"Не  дай им заставить  управлять собой! Найди  силы  отключиться  от них! Не
выстреливай на  уровне  подсознания  в  Полину! Ей тоже  очень  тяжело!  Они
пытаются убить Владимира через дочь!" Я сразу "отрезвел", взял себя  в руки.
На душе стало легко и радостно. Анастасия смеялась и радовалась...
     СЛЕДУЮЩИЕ ДНИ
     Проходя мимо общежития после работы, я  увидел Алесю в окне. Она стояла
и держала белого кота. Я помахал ей рукой. Она никак не отреагировала. Зашел
в  общежитие,  Алеся  спустилась, и  сказала  вахтерше:  "К  этому больше не
зовите". Хотела звонить в милицию. Поговорить с ней я опять не смог.
     На следующий  день  я шел  к  родителям, чтобы отпраздновать  свой день
рождения.  Боли в кишечнике были очень сильные. И вдруг Анастасия указала на
впереди идущую девушку. Сзади она была  очень похожа  на Алесю, а лицо очень
сильно походило на... Марину. Я, инстинктивно ища аналогию,  не думал о том,
что она что-то помнит. А сейчас я просто попытался увидеть Марину, о которой
я не думал уже  несколько лет. Я не ставил никаких защит, ничего. Боль сразу
прекратилась. Больших таких сильных  болей  больше  не  было. И тут  до меня
дошло.  Радиоигра  была  направлена  на нее. Наибольшую  боль  нам  способны
причинить те,  кто реально с нами общается, кто знает нас не понаслышке,  не
по фотографии. Ее включили с 18  февраля, она стояла между мной и Алесей все
это  время,  обвиняя,  не  знаю, в чем. До этого я позвонил  ее  подружке на
работу, и она мне сказала, что она  опять в декретном отпуске,  по уходу  за
ребенком. Теперь у  нее  родился мальчик.  Но кто вырастет из него, если она
все дни и ночи извергала такую ярость в  мой адрес? До  этого я  встретил  в
автобусе мужчину,  который был до боли знаком. Теперь я понял - это ее  муж,
либо его образ. Я видел его  шесть  лет назад. Если мне не  изменяет память,
это был реальный ее муж, тоже  Игорь. Он  был пьян, и, судя по виду, был уже
близок с хроническому алкоголизму. Вот результат искусственной влюбленности.
Недаром  Анастасия говорит про  энергию  любви. После  этого остались только
легкие наведенные боли Хоботова и Глухих. Но, судя  по моим  ощущениям,  они
наводят боли через специальные генераторы.
     Идя домой, думая о том, какой я идиот в отношении Алеси, что приписывал
ей несуществующие грехи, я  услышал голос Анастасии: "Не бросай ее". В ответ
я зарыдал, как ребенок, причитая:
     - Анастасия, дорогая! Настенок мой хороший! Как же ее не бросать, когда
она меня готова сдать в милицию?! Когда она ненавидит меня лютой ненавистью?
     В ответ она замотала головой, говоря, что я не понял.
     Через два дня я понял. Она просила посылать ей мысль добра и любви, что
бы ей было легче, что бы быстрее все кончилось для нее.
     Ночью двенадцатого апреля был искусственный сон.
     Я  прохожу мимо  магазина. Смотрит  девушка в глаза, улыбается. Прохожу
мимо,  но  потом  понимаю,  что  - это  Анастасия.  Возвращаюсь. Знакомлюсь.
Громадное   чувство  радости.  Она  говорит,   что   из  овощного   магазина
увольняется.  Выше меня на полголовы. Я  задаю вопрос,  мол, как же так? Она
отвечает: "ну и что?". Сидим на верхней трибуне "Спартака". Разговариваем. Я
говорю, что  нас подслушивают. Она отвечает: "Ну  и что?".  На фотографию не
похожа.
     Во время сна я ворочался,  поворачивался,  но  сон  продолжался дальше.
Насколько  я понял, мертвяки пытались понять  и осознать наше с ней общение.
Вся  их  задуманная  комбинация рухнула, как  карточный домик. А  ведь  были
задействованы такие силы!
     И все-таки что-то еще оставалось непонятым. Я это чувствовал, Анастасия
что-то говорила, но понять  я не мог. И пятнадцатого апреля, ночью я услышал
вопрос, заданный голосом Алеси: "Ты  книгу  заберешь?" Но  говорила, видимо,
Анастасия. Сначала  ответил "Нет",  думая,  что она хочет отдать обратно мой
подарок. А потом сообразил, что речь идет о книге, которую я отдал  в зубной
поликлинике медсестре. Мне стало очень плохо, и я понял, что разгадка где-то
рядом...
     БОЛЬНОЙ ЗУБ
     Как мы стали встречаться с Алесей, с зубами начались странные проблемы.
Зубы  болели  так,  что  я терял  сознание.  Рентген  не  показывал  никаких
воспалительных процессов. Такого не  было раньше никогда.  Раньше я спокойно
терпел любую боль. Теперь уже вывод очевиден  - меня пытались  "оторвать" от
Алеси.  Попутно с больным зубом  включались  экстрасенсы  и  пси-генераторы.
Первый раз  это было в начале октября, второй раз - под новый год. В октябре
я пошел к знакомому врачу, и она вылечила мне зуб отечественными материалами
за  три дня.  А второй раз я уже  постеснялся,  пошел  по месту  жительства.
Лечили меня импортными материалами, американскими. В итоге на лекарства ушло
пятьсот  рублей,  я  не  спал  из-за  сильнейшей  боли  неделю,  плюс  после
антибиотиков  у  меня появился  легкий  дизбактериоз. Разница  громадная. Но
врачи относились ко мне с душой, и я, из лучших побуждений дал почитать свою
книгу,  которую  подарил Алесе. Я  уже писал об этом. Глядя на  ее  сплошные
исправления  я тогда подумал, что она ничего  не  поняла. Она тогда сказала,
что, после того, как я исправлю все ляпсусы, она прочитает ее уже  спокойно.
Я забрал  книгу, пообещав исправить. Но, честно говоря,  не было  желания, а
главное  -  времени. Поэтому и дал  почитать  на  несколько дней симпатичной
медсестре. А когда я забрал книгу, то  узнал жуткую вещь. Эта девушка только
недавно вышла на работу. Спустя  несколько  дней  она поскользнулась и упала
так, что у нее был открытый перлом руки. На больничном она была три месяца.
     Я  спокойно  снова  смотрел на  правку  Алеси  в  книге.  У  меня слезы
выступили  на глазах.  Только сейчас я увидел,  сколько труда, кропотливого,
она  вложила  тогда!  Так  самозабвенно  может делать  только  по-настоящему
влюбленный человек. Для любимого мужчины!  Не она не поняла моих книг, а это
я не понял ее. Теперь Алеся стала для меня олицетворением Анастасии, которая
помогала Мегре писать книги. После ее  правки текст ожил! Но только теперь я
это видел. Она вложила в этот  труд всю душу,  а я не заметил!  И, наверное,
какой-то  "доброжелатель"  сказал  ей  об этом. По  крайней  мере,  от такой
информации она действительно  могла меня ненавидеть. Вполне возможно, что ей
сказали, что я  подарил эту книгу с ее исправлениями другой женщине! Там  же
написано моей рукой:  "Алесеньке с  нежностью и любовью!" Да  это же  больше
измены!  Но  я  давал на несколько  дней. Потом  Новый  год, праздники, и...
забыл.
     Господи, если  это так, будьте вы прокляты! Сутенеры и стукачи! Подонки
невидимого фронта! Я сам виноват, а вы выискиваете любые способы. Запачкаете
кого угодно  в чем  угодно! Вампиры вы и  вурдалаки. Ничего хорошего  вы  не
заслуживаете!
     Вечером  того  дня я  послал ей  сообщение: "Алесенька, книгу я забрал.
Твои  правки  действительно необходимы. Я многое понял  за это время. Прости
меня за все. Я тебя люблю. Игорь".
     К концу апреля  все закончилось.  Я не пил ни одного лекарства, включая
успокаивающие  травы,  не  ходил  к  врачам  и психологам,  не  пил.  Просто
психотропная травля закончилась. Как раз в это время я заставил себя  писать
эту книгу. Я почувствовал, как они перепугались. Может быть, они еще сделают
попытку. Давайте! Не так страшен черт, как его малюют.
     ВЫВОДЫ
     Теперь, поняв многие вещи, по прошествии десяти месяцев, считая с июля,
хочу сделать свои  выводы. Не  знаю,  получилось  у меня  объяснить  все  по
порядку, или нет, но я уяснил, что эти события напрямую связаны не со мной и
Алесей, а  с Анастасией.  Ее  хотели  заставить  таким способом  приехать  в
Новосибирск,  чтобы   попробовать   вторую  попытку  захвата.  Ведь  голубой
таинственный шар не появится в городе, и не устроит ад, которого они боятся.
Попутно  им  хотелось всех  настроить против всех, включая  Полину, меня, и,
видимо  много кого других. Я  не  стал  говорить,  но  почти  все время  они
"подставляли" Анастасию, словно во всем виновата именно она.
     Я  расшифровал  сигнал,  данный  в  середине  января.  Заказчиком  этой
мясорубки является большой человек в администрации Президента. Поэтому  были
задействованы такие  громадные силы,  столько министерств, включая ФСБ, ГРУ,
МВД.
     А  со  мной... Сценарий, который  хотели выполнить мертвяки -  прост: с
помощью Алеси сдать  в милицию, а потом переправить в психушку. Своеобразный
захват.  Либо сам свихнусь от безысходности.  Либо соглашусь и буду работать
на вышеперечисленных.
     Для  этого они раздавили Алесю, раздавили Марину, ее  мужа, и бог знает
кого еще. Явно, что давят Полину. Я с ней знаком, давал читать свои книги, и
месяца три назад я видел ее в метро, видел, как ей  тяжело. Она смотрела  на
меня  уставшими  и  измученными  глазами.  То, что давят  самого Мегре,  это
понятно из его  книг. Не  знаю, видно по  моему повествованию, или  нет,  но
здесь  были  задействованы такие  громадные  силы,  что  их  можно  спокойно
посылать в Чечню. Разнесут все к чертям.
     Но только им  это  не надо. В  Чечне отмываются  деньги, и всего  лишь.
Ценой  жизни  восемнадцатилетних парней. Именно поэтому  неделю назад  якобы
случайно стали  появляться на  пути знакомые  из милиции (Хоботов, с которым
хотели  продолжить  общение, больше "случайно" не встретится,  он понял, что
пролетел, как  фанера  над  помойкой),  и  сразу, как  бы вскользь  заводить
разговор, мол, наверное, у Алеси с головой не в порядке. Алеся считает точно
так же в отношении меня. Нет, и  у меня, и у Алеси все в порядке с  головой.
Это у них с головой проблемы. Проблемы с душой. Проблемы с совестью.
     Я не могу объяснить другим одну мысль: почему мертвяки действительно ни
разу не поговорили со мной открыто? Да потому что я в любом случае откажусь,
потому что  меня сложно незаметно увезти из города.  Нужно, чтобы знакомые и
друзья видели, что я свихнулся. Вот тогда - все о-кей. Зачем им говорить  со
мной, если в ответ они услышат грубый отрицательный ответ? Они это понимают.
Не глупые.  Но на  это мои  друзья говорят: "Ты  же не Анастасия,  чем ты их
можешь  привлекать?"  Естественно, хоть я и  занимаюсь  этими проблемами уже
двадцать лет,  все равно мне  близко не  стоять около  Анастасии.  Сравнение
такое же, как игрушечная машина и настоящий автомобиль. Но, если учесть, что
я  один,  в  одиночку,  разгадал  все  их  ходы,  сбил их  спесь  (с помощью
Анастасии,  прамамочки, ИХ), то, значит, что-то  могу. По крайней мере, быть
моделью действующего устройства. И мертвяки это понимают.
     АНАСТАСИЯ
     Набирая твое имя, у меня задрожали руки.
     Спасибо тебе за все, милая добрая Женщина.
     Русский поклон тебе до земли, Великий боец, Посланник Бога.
     Спасибо, что ты помогла мне познакомиться с Алесей.
     Спасибо, что грела ее и меня своим лучиком.
     Спасибо, что ты есть.
     Нет, я не прощаюсь. Я просто говорю "Спасибо".
     Я многое путаю, многое порой не могу понять. Я долго путал ту девушку с
тобой. Прости за тупость. Но я стараюсь изо всех сил сделать этот мир лучше.
     И еще: Я четко расслышал все, когда ты говорила перед супермаркетом:
     - Мы с тобой  увидимся  после смерти . . .  . . . .. Но не падай духом,
держись. А пока ты... ПОКА ТЫ БУДЕШЬ РЕЗИДЕНТОМ.
     Я надеюсь, у меня получилось? Хотя бы на троечку?
     А вот чья смерть - я не буду говорить. Можно?
     Я верю, что Новосибирск  будет Шамбалой. Ты  это сказала Владимиру, и я
это написал в "Отречении", почти в тоже время.
     Я знаю, ты  права: "Вот и получилось, что  все  трудности, препятствия,
которые напридумывали темные  силы  в  свой отрезок времени, будут  закалять
тебя  и окружающих.  Осознаннее делать вас. И  от соблазнов темных, которыми
так гордятся они, уберегут вас в последствии. Их же действия уберегут".
     АЛЕСЕНЬКА
     Милая моя  Алесенька. Сможешь ли  ты принять и понять все то, что здесь
написано? Ты не веришь в существование Анастасии. Раз так - то все сказанное
для тебя будет бредом шизофреника.
     Пусть.  Пусть  бред.  Но я понял  одно -  я  действительно поверхностно
относился к  тебе. Я понял это по книге, где  ты делала правки... Ты вложила
туда душу, любовь...  Не было бы  счастья, да  несчастье  помогло. И сейчас,
глядя на прошедшие месяцы,  хочу сказать - так или иначе, все равно мертвяки
бы нас разорвали. Но любовь они разорвать не смогли. Я не знаю, что у тебя в
душе. Но  моя любовь целая. Они бессильны.  Я каждый день пытаюсь греть тебя
своим лучиком. Не знаю, получается у меня, или нет.
     Я помню твой сон про мороженное. Хочется верить, что он исполнится.
     И еще.  Ты  часто меня  просила  вскрыть твою  генетическую  память.  Я
постоянно отказывался. Сейчас вспоминаю, и удивляюсь, почему я  отказывался?
Во  время  этой  всей  мясорубки сильно  обостряются  нервы  и чувства  (ты,
наверное, сама  уже это поняла).  И я понял одно, - мы с тобой  уже  знакомы
давно. Очень давно. Последний раз это было во времена правления Тамерлана...
И где-то в тех местах...
     А пока... Пока ты убегаешь от меня,  когда мы случайно встречаемся, и в
твоих глазах я читаю  ненависть и злобу. Действительно, тяжело посылать свой
лучик  добра  тебе  в  такой момент,  но  когда  получается, сердце  у  меня
ликует....
     Я люблю тебя.
     Ты мне нужна.
     Ты для меня - единственная.
     ОБРАЩЕНИЕ
     Сначала   к   высшему   государственному  лицу,  Президенту  Российской
Федерации:
     - Господин Президент, Вы, бывший разведчик, не можете не  знать об этих
технологиях.  Не знаю, кто  отдал  приказ  в Кремль, или  это их собственная
инициатива,  но  имейте  ввиду,  -  он,  Ваш  Кремль,  в  любом  случае  ВАС
ПОДСТАВЛЯЕТ. В четвертой книге Анастасия говорит про ОБРАЗ,  КОТОРЫЙ СОЗДАЁТ
ГОСУДАРСТВА и  не дает им умереть. Вы представляете, какой Ваш образ создают
эти  психотропные службы? Этот  образ  убивает  государство.  ЛЮДИ ЭТОГО  НЕ
ЗНАЮТ. НО ОНИ ВСЁ ЧУВСТВУЮТ. Я даже не заикаюсь о высших мирах. Подумайте об
этом, пожалуйста, Господин президент.

     К мужчинам:
     Мужики, берегите своих женщин. Любым способом, любой возможностью ищите
дорогу к  своим любимым.  А они  действительно хотят  видеть  нас  рыцарями.
Настоящими,  благородными.  Они  очень  чувствительные,   слегка  капризные,
вздорные.  Но все равно  они приходят  на Землю  дарить нам свое  тепло. Нам
только нужно суметь ВЗЯТЬ ЭТО ТЕПЛО.

     К бизнесменам:
     Официально  заявляю,  что не  буду  обращаться  ни на  кого  в  суд  за
нарушение авторских прав. Берите, если захотите,  печатайте себе на пользу и
другим. Если Вы предложите гонорар - не откажусь. Но сам обращаться в суд не
буду. Любовь  не продать, жизнь не купить. Одно прошу - не меняйте ни одного
слова. Не знаю, как Вы со  мной свяжитесь, но, судя по  моим  догадкам,  моя
электронная  почта  заблокирована правительственными  хакерами. Естественно,
при таких масштабах, которые описаны выше, в этом нет ничего удивительного.
     ПОСТСКРИПТУМ
     С ОТКРЫТЫМ ЗАБРАЛОМ
     Двадцать четвертого числа я позвонил Хоботову.
     - Володя, ты можешь мне сказать правду?
     - Ну, я  звонил в  институт,  мне  сказали, что девушка  положительная,
учится хорошо.
     - Жаль, я думал, что ты скажешь правду...
     - Ну,... ты  ...  пессимист какой-то,... - он  явно растерялся от  моих
слов.
     - Нет Володя, я - реалист.
     Двадцать пятого  апреля я встретился с Хоботовым.  Он явно юлил.  Я ему
пытался объяснить, что самое лучшее для него - сказать правду.
     -  Пойми, мой дорогой Володя. Я желаю тебе только добра. Но  вы сделали
такие вещи, что даже страшно говорить.
     - Знаешь,  мы  не думали, что может быть  так  больно, -  он  эту фразу
бросил как-то вскользь, невзначай.
     - Еще один факт: когда идет зомбирование, то  всегда появляется "друг",
готовый помочь в трудную минуту. Всех предыдущих я уже отсек, остался только
ты, с кем я еще поддерживал контакт. И именно ты "случайно" появлялся.
     - Ну переедь в другое место...
     Я рассмеялся.
     - Может быть переехать тебе?
     - Может быть... - он говорил растерянно и вполне серьезно.
     - И еще: объясни мне  такую вещь - почему, когда у меня появляются боли
в кишечнике, я ставлю на тебя защиту, и боли прекращаются?
     - Знаешь, я  не раз сталкивался у  своих  знакомых с подобными  вещами.
Потом оказывалось, что у них паразиты.
     -  Нет, Володя, это - не паразиты. Я пробовал всех проверить, но только
при защите от тебя боли стихают. Но я - не вампир, чтобы брать твои силы.
     Было видно по его  затравленному взгляду, что он пытался скрыть  панику
на лице.
     Вечером,  когда  я ехал  в  троллейбусе, перед  глазами  у меня  сидела
девушка,   которая  очень  сильно  напоминала  Алесю.  На  бедную  случайную
попутчицу  со  стороны   трех   оперов,  судя  по  всему,  ФСБ,   шло  такое
пси-воздействие, что девушка очень  сильно нервничала и крутила головой. Они
радостно смотрели на нее, переводя свой взгляд на меня. Один опер был одет в
милицейский  камуфляж, один походил на шпану в клетчатой кепке, еще один был
в кожаной куртке и кожаной кепке.
     АНЕКДОТ
     Лежит кардинал с миледи. Д'Артаньян держит свечку.
     - Милая, тебе хорошо?
     - Нет.
     - Д'Артаньян, приблизь свечку.
     - А теперь?
     - Нет.
     - Д'Артаньян, отодвинь свечку.
     - А теперь?
     - Нет.
     - Д'Артаньян, ложись, я буду свечку держать.
     - А теперь?
     - Да....
     - Вот так, Д'Артаньян, учись свечку держать!
     Неужели  вы не понимаете, что  вы не то, что похожи на кардинала, а  вы
просто  полная копия его!  Вы это показываете своими действиями. Но реальный
смысл Ваш  понятен  -  РАЗДЕЛЯЙ  И  ВЛАСТВУЙ.  Это принцип  Римской Империи,
которая рассыпалась, вымерла от повального сифилиса. Это история, которую вы
повторяете.  Вам выгодно,  что бы в  России  было  больше  несчастных. Будет
больше  преступлений, меньше  творчества  и свободы мысли.  Несчастные  люди
творят  глупости, порождая  зло.  Поэтому  будет  работа  для  милиции, ФСБ,
врачей, психологов. Будет работа для экстрасенсов, снимающих  сглаз и порчу.
Будет работа для контролирующих органов. Все прекрасно!  Вот истинный  смысл
вашей работы. Допустим, что со мной - отдельный случай. Я обладаю кое-какими
знаниями. И  вам необходимы такие люди. Но дело  не обо мне сейчас. Для меня
вы  бы не  стали  создавать такую  адскую систему.  Она  существует с времен
революции. Но это понимаю не только я. Это понимают те, кто противостоит вам
- много, очень много честных и порядочных людей. А Россия, будущая Россия, в
вас не нуждается. И не пролезете вы в будущее!
     Для будущего России, светлого и прекрасного, вы не нужны!
     АНАЛОГИЯ
     На днях я заходил к Анне Воронцовой.  Оказалось, что в середине февраля
у нее произошла трагедия.
     -  Понимаешь,  Игорь, я впервые поняла, что влюбилась по настоящему. Но
нелепая ревность  моего любимого, возникшая из-за ничего, все оборвала.  Две
недели я беспробудно пила. Я кричала так,  что соседи хотели вызвать скорую.
У меня была страшная истерика в эти дни. Я поняла уже после, что он оказался
трусом. Горько это осознавать.
     Удивительно другое - ее друзья видели вещие сны.
     Она  вкратце  рассказала  об этих  снах. В  одном  сне  в  нее стреляла
девушка,  блондинка, с длинными  волосами.  (!) Но при этом  около нее стоял
человек, по  описанию сильно  похожий  на Хоботова... Ее подруга  видела  ее
беременной. Один хороший  знакомый, видя, как стреляет этот брюнет (описания
совпадают), пытался ее защитить. Удивительно то, что во всех снах делали два
выстрела. В спину.
     Я  посмотрел фотографии ее возлюбленного.  Если описывать  словами,  то
получится мой портрет... Но вот только глаза не мои - холодные, надменные, и
безразличные.
     Честно говоря, я это до конца не понимаю. Но пишу - как есть. Лично мое
мнение  -  воздействие  на мой образ, видимо, поломало  много судеб. Ведь  я
говорю только о своих знакомых. А сколько я не знаю?
     И еще. В марте-апреле этого  года было несколько сильнейших  вспышек на
Солнце.  Анастасия говорит,  что  темные  мысли  уходят  в  землю,  порождая
землетрясения.  Да, я это знаю.  Но официальная наука  это  не признает - не
выгодно. Учитель  Иванов  говорил, что люди рождают бури на солнце, что люди
делают  погоду.  Сразу  вспоминается невероятно ранняя зима, лютая  стужа во
время самой зимы, да и весна в этом году - не весна.  Только не думайте, что
я в  состоянии стресса все выдаю в  темных тонах.  Посмотрите сами трезво на
факты. Нам всем пора осознать свое предназначение на  этой планете. Но я уже
повторяю слова Анастасии.
     Но видимо, на этом история не заканчивается... А хотелось бы. Последние
события это подтверждают. Видимо, придется писать вторую книгу.
     Май 2001 г.


     Часть 2.
     РИКОШЕТ


     НИКОГДА НЕ ГОВОРИ "НИКОГДА".
     В конце апреля, дописывая "Луч Анастасии", я понял, что события на этом
не заканчиваются. Но мне казалось, что развязка рядом, и я, наконец, увижу и
поговорю с Алесей обо всем,  и  о самом сокровенном тоже. Но в  течение  мая
произошли события, после которых я твердо решил, что ни о какой второй части
и речи  быть не может. И ДАЖЕ ПОД ПЫТКАМИ никто не заставит меня написать ни
одной  строчки. Я уже жалел о том, что  вообще стал писать  "Луч Анастасии".
Только бледнолицый дурак наступает на одни и те же грабли пять раз.
     Но, в этом мире  есть вещи, которые  страшнее, чем пытки. В самом конце
мая  мне   хотелось  кататься  по  земле  в  припадке.  Что-то  сдержало  от
откровенного  спектакля перед самим собой. Но слезы текли сами по себе. Люди
на улицах, кто понаблюдательнее, с  интересом смотрели  на идущего плачущего
мужика. От понимания происшедшего,  от  невозможности что-либо  изменить, от
осознания  собственной  тупости,  (здесь  Анастасия  дала  сигнал,  что  нет
тупости, но я не согласен) мне не хотелось жить.
     Все.  Кончилась любовь. Сгорела дотла.  Как порох, быстро, с выделением
энергии в окружающее пространство. Это был не  пожар - скорее, взрыв. Ураган
разметал пепел.  Кончилась игра в Джеймс Бонда. Теперь я не знаю, кого и что
я представляю и олицетворяю. И честно говоря, мне все абсолютно безразлично.
Безразлично будущее, которое радует. Безразлично прошлое, которое пробуждает
нежность  и  тоску.  Безразлично  настоящее.  Кто-то неведомый,  спокойно  и
холодно толкает к компьютеру и  заставляет брать в руки перо, опуская пальцы
на клавиатуру. Он не смеется, не плачет. Он молчит.  Его я не вижу. Я только
ощущаю взгляд. Боже, я забыл, когда я был веселым!
     Дальше Вы поймете, почему я меня такие эмоции. У меня есть чувство, что
я пишу не для  Вас, мои дорогие, неведомые мне друзья. Я пишу для мертвяков.
Я превращаюсь в ПАЛАЧА. Палача  для  мертвяков-сутенеров, для оперов Голубых
фонарей, для  ночных Бабочек-Лечучих-мышей  (эмблема  ГРУ!!! Постыдились бы,
голубизна неприкрытая!). Для сутенеров невидимого фронта. И... для Алеси...
     ЗАКЛИНАНИЕ
     На  следующий  день,  когда  я говорил  с  сотрудником  ФСБ  Хоботовым,
вечером, я услышал голос Анастасии:
     - Не бросай  ее. Она будет говорить страшные вещи.  Стерпи. Прими,  как
есть. Прости ее. Если  ты ее бросишь, будет непоправимое. Тогда никто ничего
уже не  сможет  исправить. Тебе  будет  очень тяжело.  Стерпи. Не бросай ее.
Прими, как есть.
     Услышав эти  фразы в  первый раз, я  обрадовался,  ожидая  с минуты  на
минуту  встретить Алесю,  появившуюся где-нибудь  из-за угла. Но  когда  эта
фраза  прозвучала в третий, в  десятый раз, в сотый раз... Мне стало  жутко.
Анастасия  твердила мне  это в течение трех часов,  до позднего  вечера... Я
сбился со счета, сколько сотен раз она мне повторила одно и тоже.
     Я  представить не мог, что же скажет мне  Алеся? Но  я  знал, что может
произойти. Точнее,  я понял  это  на  уровне  интуиции, подсознания. Когда в
голове  звучала фраза  "будет  непоправимое", по  переходному мосту  виадука
проходила девушка,  силуэтом похожая на  Алесю. Именно на этой фразе девушка
глянула  вниз на проходившую внизу  электричку. И тут попутно  раздался крик
"Нет!"... Тот самый, который был  в предсказании, еще в  июле прошлого года.
Спутать этот крик,  чистый, решительный,  боевой, но  при этом  женский  и в
чем-то беззащитный, я не могу. В тот самый миг у меня  похолодело в груди. Я
сразу вспомнил Изабеллу...
     ИЗАБЕЛЛА
     Мы познакомились с Изабеллой и ее  гражданским мужем ранней весной 1998
года,  когда  на  небе нагло и беспардонно  висела  комета  Хэйла-Боппа. Они
стояли в парке и, тихо переговариваясь  между собой, смотрели на нее, как на
новые ворота. Не  помню точно,  но были вопросы  типа "как  долго  она будет
висеть?",  "откуда прилетела?".  Я  проходил мимо них с тяжелой  железякой в
сумке. Мимоходом  я дал пояснения.  Они заинтересовались моей информацией. В
итоге  познакомились.  Оба работали на одной из  телекомпаний нашего города.
Гуляя, мы прошли полгорода. Ее муж, Степан, периодически  угощал меня  пивом
"Ред бул". Выяснилось, что у нас много общих интересов и увлечений. Мы много
говорили  о  Рерихах,  Блаватской, Ошо, изотерике,  и т.п. В итоге, меня,  с
непривычки напившегося пива (елки-палки, шесть  полулитровых банок  крепкого
пива!)  привезли к дому.  Мы подружились. Изабелла  очень внимательно читала
мои  книги.  Она  делала  заметки  по  каждому   интересующему  ее  аспекту,
отстаивала свою точку зрения. Было очень интересно общаться с ними.
     Через  год они разошлись. Встретил Изабеллу я в конце 1998 года. Заходя
в метро, я увидел  ее. Она обрадовалась мне, как своей удаче. Вечно уставший
(морально и психологически) после государевой службы, я не сразу включился в
разговор. Но когда она стала говорить дальше, волосы на голове у меня встали
дыбом. Изабелла спокойно мне говорила:
     - Я решила уйти в монашки. Приехала в Колыванский  монастырь, просидела
весь день, но матушка не вышла. У них так принято  - впускать в монастырь на
второй или третий день. Но зато я хорошо разглядела монашек. Поняла их образ
жизни.  И мне  стало ясно - это не для меня.  Игорь как ты  думаешь, если  я
покончу жизнь самоубийством, куда я попаду - в ад или рай?
     - Изабелла,...  Господи, держись...  Каждый  прожитый тобою день -  это
победа над смертью. Всем тяжело. Ты красива, встретишь любовь...
     -  Любовь  моя  осталась  в прошлом. Мой  первый муж, который  погиб  в
автокатастрофе. Его на машине сбил поезд.
     Я  долго  ей говорил  в таком  духе. Уговаривал остаться. Глаза  у  ней
слегка засветились, на красивом лице появилась легкая улыбка. Она  незаметно
пятилась от моего напора,  в  итоге прижавшись спиной к побеленной стене. На
прощание  поблагодарила меня за теплые  слова и за понимание, и пошла дальше
по  делам.  Когда  она повернулась  спиной, я  ее  окликнул,  чтобы очистить
дубленку от  извести.  Убирая известь  рукой, задевая ее ниже спины, я четко
решил - приеду к ней через день в гости, и изнасилую. Пусть что хочет потом,
делает. Пусть лучше меня ненавидит. Зато жить будет.  Это было  в пятницу. В
субботу  и воскресенья я работал,  и даже на день рождения отца опоздал. А в
понедельник я узнал, что она бросилась под электричку с переходного моста...
Девушка, которая мне сказала об этом, с ужасом смотрела на меня.
     - Таня, понимаешь, я проиграл этот бой с Сатаной!
     -  Игорь, успокойся, на тебя  страшно  смотреть. Сядь, выпей кофе, тебе
станет легче.
     Как выяснилось потом, основная причина ее ухода из жизни была в другом.
До дефолта она взяла  кредит и купила новую квартиру. А  после обвала  рубля
руководство телекомпании  стало  выжимать  из  нее деньги. И  у нее  не было
поддержки близкого человека. Фактически,  ее убили директора этой  компании.
Через несколько месяцев против них было возбуждено громкое уголовное дело, и
весь город их защищал... Невероятно, но город защищал мясников-мертвяков. Но
нельзя винить в этом город, ведь он не знал  этого, и других (я думаю, их не
мало) эпизодов из жизни данных господ.
     ДИАЛОГ
     Наверное,  впервые за все последнее время, я стал по-настоящему бояться
Алесю.  Анастасия  меня ни разу не  обманывала, и после  всего прошедшего  я
понял,  что  лучше  не  "дергаться",  чтобы  не наломать дров. Хватит с меня
Изабеллы. Я не был виноват, но и не смог помочь тогда. Изабелла была хорошей
знакомой... А теперь под  такой же угрозой любимый человечек. Поэтому боязнь
была настолько сильной, что порой переходила в животный ужас. Несколько дней
подряд, колол безымянный палец левой руки. Но о ком мне хотели сказать - для
меня  осталось загадкой.  В конце  концов, разведенных много. Или это просто
нехватка энергии в канале сердца?
     Ночью этого же дня я услышал Его голос:
     - Все будет хорошо.
     Скажу честно: услышав  это, я только огорчился. "Хорошо" могло означать
в  данной ситуации  и полную  потерю Алеси. Не физически,  а духовно... Или,
действительно, я был уже настолько плох, что опять вмешался Он? Не знаю.
     Именно в эти дни я дописал "Луч Анастасии". Прекрасно понимая, что мы с
Алесей  в  этой повести  стоим практически на  втором  плане, тем не  менее,
повесть  документальная.   Поэтому   Алеся  должна  дать  ответ  по   поводу
публикации. Внутри  жила тайная надежда, что, прочитав ее,  она изменит свое
отношение ко мне, все поймет. Но  я  не  мог придумать, как принести ей  эту
повесть, которая тогда, до публикации, могла стоить жизни. В конце концов, я
вывожу на белый свет всех этих подонков, для которых огласка означает пулю в
висок. Поэтому, естественно, им проще прострелить чужой висок. Но Алеся даже
сменила номер пейджера, не желая общаться  со мной. У меня не было ни одного
варианта. Но на следующий день в метро я встретил ее подружку, ту самую, чей
парень общался с ней через пейджер Алеси. Это  был  последний и единственный
шанс для меня. Она нехотя стала говорить со мной.
     -  У  меня к  тебе просьба. Я  написал повесть. Документальную.  Я  сам
многое  понял, когда написал. Ты можешь передать ее Алеси? Просто так она ее
не возьмет. Ее нужно уговорить.
     Она посмотрела на меня убийственным взглядом.
     - Что ты хочешь?
     - Я хочу ее вернуть.
     При  этих  словах подружка  ожила.  Но  это  я  осознал только  сейчас,
вспоминая все по мелочам. В тот момент я этого не понял.
     - И еще: скажи мне пожалуйста, у нее есть кто-нибудь?
     Она  замялась,  подбирая  слова.  Было  видно, что  она  боится сказать
лишнего, но и хочет сделать так, чтобы помочь нам.
     - У нее был... молодой человек... Насколько мне известно, сейчас никого
у нее нет.
     - Я оставлю повесть на вахте. Уговори ее прочитать.
     - Хорошо,  я увижу  ее или сегодня, или завтра вечером. Приноси, - в ее
голосе была решительность и уверенность.
     Я  пулей  помчался на  работу и  напечатал самый первый  экземпляр. Уже
давно мной  замечено: сколько ни  читай  на  компьютере,  но когда видишь на
бумаге,  столько ошибок  обнаруживаешь! Кое-что  из  написанного  я вырезал,
вычеркнул. Убрал многие физиологические  подробности,  из  которых,  кстати,
следовало,  что  Алеся  была  беременна...  Было  желание  убрать  и  нудное
вступление, но что-то остановило... В итоге в этот же день повесть оказалась
на  вахте  в  общежитии  Алеси.  Попутно  я  положил объясняющую записку,  и
закончил словами: "Ты у меня - единственная". Там не было постскриптума.
     ...Когда я  запечатывал повесть в  конверт, я  услышал  фразу:  "Она не
прочитает.  Ты  не смог написать искренне..." Но  голос был  не  Настин. Мне
кажется, эти мысли на уровне слов навела прамамочка. Я оторопел. Куда же еще
искреннее?  Что я упустил?  Ведь там нет  ни слова лжи!  Но осознать это  до
конца поможет только конец мая.
     А   на  следующий  день   началось...   Господи,  боли  в  кишечнике  в
марте-апреле, когда  я рыл  себе могилу, теперь казались сущим пустяком. Они
были  действительно  сильные,  но  эта  боль...  Но  не  считайте  меня   за
слабонервного.  Однажды врачи, удаляя у меня нерв из зуба с помощью мышьяка,
не попали точно на нерв.  Тогда  я тоже  чуть не терял сознание, но спокойно
протерпел три дня. Никакие  лекарства не пил, обливался и голодал по системе
Иванова.  Врачи,  когда вскрыли зуб, переговаривались между  собой: "Вот это
сила  воли!".  А  сейчас  болела душа.  Медицинский  диагноз  -  межреберная
невралгия. Раньше уже было так. Только  намного  слабее. На  меня  натравили
тогда двух экстрасенсов...  В тот  момент  я только что дописал третью часть
"Отречения".
     ПОСЛЕ "ОТРЕЧЕНИЯ"
     Тогда я дружил  с  двумя девушками  из общежития. Не  буду вдаваться  в
подробности, но они мне очень помогли тогда  в психологическом плане.  Мы до
сих пор остались друзьями, иногда перезваниваемся. Но в тот момент они стали
буквально  не в  себе. А рядом в комнату  стал ходить некий Колокольчиков, с
горящими сверлящими глазами. Когда  он заходил в комнату по мелочам, девушки
становились, как кроликами перед  удавом. Я  молчал  до  тех пор, пока он не
выкрал  фотографии  одной из них. После этого я терпеть уже не мог.  Мы чуть
было  не подрались, хотя он выше  меня на полголовы  и толще в  два раза.  Я
применил  элементарную  (по моим понятиям) защиту.  В  итоге в  разговоре он
четыре раза спросил меня: "Ты что, Кашпировский, что ли?". В ответ я молчал.
На следующий день он вернул фотографии, и еще через день перестал появляться
там.
     Второй, молодой  хам  по  имени  Слава,  не  скрывал, что  он ментовкий
сексот,   и  давил  на  девочек  так,  что  они  автоматически,   на  уровне
подсознания,  энергетически,  цеплялись за  меня.  Было  очень  тяжело.  Его
пришлось убрать другим способом. Встретив  его около общежития,  я  попросил
его  уделить  мне пятнадцать минут. Слава  приехал на своем микроавтобусе, и
предложил доехать до фонтана. Приехав, мы гуляли по парку около него.
     - Слава, давно ты занимаешься такими экстрасенсорными штучками?
     - А что, видно? - он был явно доволен собой, - Мне многие это говорят.
     -  Слушай  меня внимательно. Если хочешь жить, то остановись. И девочек
оставь в покое. Иначе  с тобой произойдет примерно тоже,  что и с ментами из
Железнодорожного   РОВД.  Ты,  наверное,  слышал,   у  них  четыре  человека
разбилось?
     - Да,... У меня в этом РОВД много друзей, они в шоке.
     -  А теперь  слушай. Я  тебе говорил,  что работаю в техническом отделе
областного УВД. И перед первомайскими праздниками  я ремонтировал селектор у
одного из начальников, и волей-неволей слышал директиву, что на первомайские
праздники в  вытрезвители  никого  не забирать.  А  именно первого  мая были
похороны матери моего лучшего друга.  Я помогал ему с семи часов утра, потом
еще  успел свою  маму отправить на дачу, потом  сами  похороны. В  итоге  на
поминках, выпив стакан водки на голодный  желудок,  меня развезло. И не пить
было  неприлично - женщина была очень  добрая.  Очень добрая. Меня забрали в
вытрезвитель.  Хотя  я  был в  камуфляжной одежде,  с ментовскими  корочками
(гражданского сотрудника) - не помогло.  И прошел все их тесты на трезвость.
К примеру, врач остановила тест с  картинками  примерно на сороковой секунде
(не забывайте, я летал в небе, и внутренний счетчик работает всегда, даже на
земле),  а  тест  рассчитан на  минуту. Через  три  часа  меня отпустили.  Я
прекрасно  понимал, что это - просто подставка. Я не стал даже штраф платить
- отказался. Работники вытрезвителя смотрели на меня со злостью, когда я  им
говорил и показывал все их правонарушения.
     - Мы тут  ни при чем. Этот порядок придумал мэр города (это было в 1998
году). Все деньги от штрафов идут в казну города. Вот ему и говори все это!
     - У Вас у самих должна быть совесть!...
     Я не стал говорить Славе, что подставка была связана с тем, что как раз
тогда  меня  звали   работать   программистом  в  Управление  по  борьбе   с
организованной преступностью. То  есть УБОП. Не  путайте  с  РУБОПом. Именно
тогда я  и  прошел полностью общевойсковую  комиссию  - ОВК. Ведь нужно было
стать офицером МВД, работать на ставке следователя. Но с этими ребятами были
какие-то  проблемы - то есть  ставка следователя  для меня, то  ее нет.  Они
твердили  одно: "ты заходи в гости". У меня была своя основная работа, я еще
не уволился.  И бегать просто  так, как дворняжка, в  другое  здание за пять
остановок, не видел смысла. Понятно было хорошо - этим тварям нужны "танцы".
Это  понятие я  объясняю в "Отречении". В общем,  люди  без стыда и совести.
Ничего  мужского  в них  нет. Они  были  уверены, что все-таки  смогут  меня
обработать. А я включил дурака  и просто звонил им. Когда был в  тех  краях,
мимоходом заходил.  Вот  они и решили для меня сделать такую  подставку. Они
были уверены, что я  побегу жаловаться к  ним. Но я позвонил своему хорошему
знакомому  в  РУБОП.  Он созвонился с начальником  Железнодорожного  РОВД, и
перезвонил мне:
     - Он тебя ждет. Придешь и расскажешь, все как было.
     - Спасибо Вам большое.
     А через минуту перезвонил опять:
     - Знаешь что - без меня не заходи. Жди около РОВД. Я  подъеду, и зайдем
вместе. А то ты один наломаешь дров.
     ... В  кабинете,  когда  мы  сидели  втроем, начальник,  выслушав меня,
спросил:
     - Что ты хочешь?
     - Поскольку это -  чистейшей воды фальсификация и подставка, то я хочу,
чтобы документы были изъяты.
     - Я это  сделать  не могу, но не пускать  документы  дальше,  в  Единый
информационный центр - это пожалуйста.
     Я думаю, что  документы все же ушли.  Гниды из  УБОПа не для  этого все
фабриковали.  Но на поклон я  к  ним не пошел. Ради интереса "зашел" в гости
через  несколько  дней. И  тот  хмырь,  с  которым  я имел  постоянно  дело,
раздосадовано сказал: "Ты больше не напивайся". После этого я демонстративно
отворачивался от них. То есть на уровне их "танцев" посылал подальше. Иногда
с полным безразличием здоровался.
     -  Так вот,  Слава,  через  месяц  после  этой  ментовской  проституции
(извините за грубые слова, но вещи нужно называть своими именами, ведь никто
вместо  слова  "проститутка" не  применяет слово "девственница")  на  пьяной
дороге  столкнулись два автомобиля - "Жигули"  и "Волга". В "Жигулях" сидело
четыре следователя из Железнодорожного РОВД, пьяные вдрабадан,  а в  "Волге"
ехал сын настоятеля  храма Александра Невского. Из "Жигулей" не выжил никто,
а сын настоятеля отделался царапинами, вылетев через лобовое стекло. Ты меня
понял?
     Слава  почернел в лице,  надел  маску невинного  клоуна,  и  мы поехали
обратно.  Встретив  своих  друзей,  он  меня  высадил  около...  Алеськиного
общежития,  в  которое  я  буду  ходить   последние   три  месяца  уходящего
тысячелетия,  как  самый  счастливый человек в мире.  Господи,  эту деталь я
вспомнил только сейчас, когда пишу эти строки!
     И  еще одна деталь.  Прежде, чем  открыто  их давить, я  пошел к своему
хорошему   знакомому,   старшему  следователю  по  особым   делам  Областной
прокуратуры (я ему давал читать свою книгу, и он, несмотря на загруженность,
ее  прочитал.  Она  ему понравилась).  Удивительно  культурный  и порядочный
человек.  Побольше  бы таких.  Его понизили в должности  в  последнее время,
насколько мне известно. Не выгодны порядочные люди. Но об этом позже.
     - О, давно тебя не видел, привет! Как дела?
     - Плохо  у меня дела, ведь  если я  убью  человека, вы же  будете  меня
допрашивать (я имел в виду этих эстрасенсорных... "девственниц").
     -... Боже тебя упаси....
     - Что же делать?!
     - Ты успокойся, напиши все подробно, а я что-нибудь попробую сделать.
     Когда я  принес три  исписанных листа,  он убрал их  в стол, и стал мне
говорить:
     -  Игорь,  не делай  глупостей. Держись. Ведь если  ты сделаешь то, что
хочешь... Ну,...  изолируют тебя от города. А  ты ведь здесь нужен. Ты нужен
этому городу.
     Его слова  дошли  до  меня  через  три  часа.  Я  в тот  момент ехал  в
троллейбусе. "ТЫ НУЖЕН ЭТОМУ ГОРОДУ". Не знаю, может быть, он применил метод
НЛП,  что бы остановить меня  от ошибок. Тогда получается, что он говорил не
совсем правду. Но я принял его слова  в этот момент  за чистую монету. Слезы
градом хлынули из глаз. Да и этот сотрудник прокуратуры не из тех, кто врет.
Повторяю, он очень порядочный человек. Поэтому я верю в то,  что он  говорил
от чистого сердца. Смог ли он что-либо предпринять по поводу моего заявления
- мне неизвестно.
     ...Этих  девчонок от меня отсекли. Встречаться  перестали, но  друзьями
остались. Именно тогда я  испытал сильную боль  в  груди. Боль в  груди была
примерно  полгода, да  такая,  что я  уже подумывал  идти к врачам. Источник
тогда я распознать не смог. Сейчас,  оглядываясь назад, я догадался, кто жег
меня. Да ладно, это уже неважно.
     СВИРЕПЫЙ МОНОЛОГ
     Но сейчас боль была  намного сильнее. Словно содрали всю кожу с  груди,
вместе с мышцами и сухожилиями, загнав  между ребер осиновый кол. Боль  была
невыносимая.  Я вспоминаю те моменты  сейчас, и меня прошибает холодный пот.
Когда  боль становилась совсем  невыносимая, я видел  молодого рыжего парня,
который с яростью и злостью смотрел в сторону Алесиного общежития. Кто он?
     На  следующий день,  засыпая,  услышал  голос: "Делай  незаметно". Вижу
парня,  кучерявого  блондина  с легкой горбинкой носа,  худощавого.  Это  он
только   что  говорил.  Чем-то  похож  на  Вову  Глухих  (который  НЕ  ЧИТАЛ
"Мастера").  Наглое  выражение  лица.  Сидит на  кожаном диване в просторном
вестибюле. Появляется все та же Вероника  (Тварь, ты хоть понимаешь, что  ты
творишь? Я думаю, на самом деле тебя зовут иначе.  Вероника - это попахивает
НЛП-методом, то есть нет никакой веры.  Ты тогда  говорила, что тебе скучно,
что живешь на Северном поселке... С мужчиной... Снимаешь комнату. Будет тебе
комната... Только без удобств,  где-нибудь в нижних слоях ада. И слава Богу,
заслуживаешь), около нее аппарат, чем-то напоминающий проектор. Излучение из
него  голубовато-синего цвета, но  холодное, мертвое. Она  вставляет толстую
пластину  размером  с  открытку.  Мне сразу пришла  в голову голографическая
пластинка. Эта  пластина черная. Пространственно, аппарат светил со  стороны
гостиницы  "Новосибирск", с верхних  этажей.  И  я незаметно, словно  смотрю
биовизор,  проваливаюсь  в сон. Но  одна загвоздка  - я  уже  знал, что  мне
покажут "дезу". Точнее, что угодно, но только не правду.
     Идет наведенное  изображение. Большой  зал,  маленький  стол,  покрытый
белой скатертью. За ним сидят четыре человека. Среди них спиной ко мне сидит
Алеся.  Потом  мужской туалет с черным  кафелем.  Два писсуара. Она  смотрит
вверх и говорит: "Нет".
     Через  день я  нашел  этот  диван.  Стоял  около него.  Он находится  в
вестибюле гостиницы "Новосибирск". Попутно вспомнил, что давно мне говорили,
что два последних этажа в  гостинице "Новосибирск"  забиты аппаратурой  ФСБ.
Как  специалист  в  электронике, могу сказать, что  для  прослушивания всего
эфира города (а гостиница "Новосибирск" -  самое  высокое здание  в  городе,
поэтому  там  удобнее  всего  ставить  антенны  -  примут  все  и  отовсюду)
достаточно аппаратуры, которая разместится в одной комнате. Зачем два этажа?
Я  думаю,  Вы  тоже   догадались  -   для   разного  рода  электромагнитных,
ультразвуковых,  гиперзвуковых  и  других  излучателей  и генераторов.  Хотя
повторяю, самое сильное воздействие обеспечивают живые, специально обученные
и отобранные  экстрасенсы-индукторы. Это  научный  термин. А  специалисты  в
области  психотроники называют  их  "операторы".  Наверное  именно поэтому я
телепатически  видел  там зал,  в котором кроме диванов, ничего больше  нет.
Диваны  широкие  и удобные,  что  бы  "оператор"  мог  хорошо  расслабиться,
концентрируясь на своей жертве. Однажды я видел там около десяти человек.
     И  попутно  я вспомнил сон-не-сон,  который видел еще в  марте. Тогда я
видел Алесю, которая  подходит к  окну,  смотрит  на эти самые верхние этажи
гостиницы, и с  рабской,  натянутой улыбкой спрашивает: "Что  еще сделать?".
Что-то слушает, взгляд  ее становится холодным,  и  она  уходит  из  комнаты
своего общежития.  После этого  ее  действительно  часто  не  было  в  своей
комнате.
     Я  был  сам  не  свой.  Боль  жгла страшно.  Боже упаси  испытать такое
другому. Я  понял, что  Алеся что-то думала, что-то мысленно мне говорила, в
чем-то  укоряла.  У  меня  не  было никакой  возможности  узнать  конкретно,
ответить ей, объяснить и рассказать свою правду. На следующий день я написал
ей записку,  начав  со  слов: "Алесенька, милая, никому я  не  писал столько
писем, сколько тебе...." Дословно цитировать ее всю не хочу. Скажу лишь одно
- предлагал ей  даже не свою руку и сердце,  а жизнь...  Я словно  смотрел в
зеркало... На следующий день я опять зашел в  общежитие,  и оставил записку.
Оказалось, что моя повесть  еще  лежит там. Она не  появилась до сих пор.  В
итоге,  озадаченный,  я вечером  того  же дня маленькую эту  записку забрал,
оставив повесть.
     Вечером я позвонил Андрею Преображенову. Этот человек подробно описан в
"Синклите".  Впервые на  свое собственное произведение я смотрел со страхом.
Поэтому, напечатав еще один  экземпляр,  я принес его на "экспертизу" своему
другу. И сегодня решил узнать, прочел ли он повесть. Трубку  взял  его  сын,
Сергей.  И тут меня  осенило. Поскольку Алеся  не появлялась в общежитии уже
четвертый  день, я решил узнать  хоть что-нибудь о ней через Сергея. Ведь мы
встречались с  ним зимой в общежитии!  Он до  сих пор  встречается  со своей
девушкой, а, значит, бывает в общежитии. Я в  двух словах объяснил, почему я
не могу сделать это сам.
     - Сергей, только я тебя прошу - сделай все незаметно.  А  то  она и так
боится меня как огня. Пойми меня, как мужик мужика.
     - Хорошо, дядя Игорь, сделаю...
     Ёлки-палки, меня уже дядей  называют, а я только недавно встретил  свою
настоящую любовь... И то, не смог сохранить...
     На  следующий день, гуляя по городу, опять встретил Алесину подружку, с
которой разговаривал на днях в метро.
     - Я не видела Алесю. Она уехала далеко и надолго.
     - Хорошо,  когда увидишь, передай  ей  вот  это, - я  протянул  письмо,
полное надежды, веры и любви... Она нехотя, но взяла.
     В  этот  день произошел  еще  один эпизод. Мимо меня  прошли два мента,
сержант  и  младший сержант,  и они,  глядя  в упор  на меня, смеясь,  якобы
разговаривая между собой, говорили:
     - Сможет ли он донести свое тепло?
     Говорю специально для вас, твари, и для таких же, как вы:
     - Теперь донесу. Сможете ли вы защититься от него, скоты?
     Совсем забыл  сказать, что все эти месяцы, когда я мог выйти на связь с
Анастасией, она на мой вопрос "Я буду с Алесей?" отвечала одно и тоже: "Нет,
ее очень глубоко закодировали..."  Но я все равно делал все, чтобы добраться
любыми  путями до  ее сердца,  и...  тела.  Да, до  самого  любимого, самого
родного, так знакомого мне, самого нежного и красивого тела...
     Твари, я просто уверен -  вам,  скотам, такие чувства  неизвестны. Тот,
кто это познал, не  сможет  убивать чужую любовь.  Он  просто САМ  НЕ СМОЖЕТ
ДЕЛАТЬ ТАКОЙ  ГРЕХ. Извините, я отвлекся  на эту мелочь, то  есть  на тварей
ФСБ, ГРУ, МВД, СВР и иже с ними. Сразу хочу оговориться - я вполне допускаю,
что  честные и порядочные люди  есть везде. Вот именно они-то не  интересуют
меня в рамках данной  книги. По крайней мере,  в составе МВД, где я  работал
гражданским  сотрудником,  у   меня  немало  друзей,  честных  и  порядочных
офицеров. Ни одного из них здесь я не упоминаю.
     ШОК
     Боль все дни невыносимая. Это просто не передать словами.
     Шестого мая  я почувствовал физически,  что Алеся появилась, по крайней
мере,  в  общежитии. Перед праздником победы я предпринял  последнюю попытку
вернуть Алесю. Я позвонил на  вахту, и попросил позвать ее  к телефону.  Она
спустилась. Голос был радостный, веселый, полный надежды на все хорошее. Она
не могла меня узнать по голосу:
     - Алло, кто это?
     - Алеся?
     - Да! А кто это?
     - Алеся, это Игорь.
     В ответ молчание с секунду, а после короткие гудки.
     Вечером этого дня  меня  буквально трясло. Анастасия  опять произнесла:
"Она будет говорить  страшные вещи". Помимо того, что рвало  на части грудь,
невероятная  слабость была  по  всему телу. Словно  я  нес  на  себе мешок с
песком. Анастасия дала знак. Я  оторвал свой взгляд от асфальта. Впереди шли
две подружки.  Одна из  них  сильно  напоминала  Наташу,  соседку  Алеси  по
общежитию.  И  вторая девушка сказала  этой: "Я боюсь,  что мой  родственник
опять будет сильно  обижаться". Эту фразу можно было понять двояко. Не  буду
вдаваться в подробности, но  она давала идеально ключ к  двум аспектам наших
взаимоотношений. Но соображать я не мог. Боль в груди, невероятная усталость
блокировали   любую   работу  мозга.  Я  удивляюсь,  как  Анастасия   смогла
достучаться до меня.
     В эти дни я дал почитать "Луч"  еще трем своим друзьям, которым доверял
на все  сто -  двум  женщинам (удивительно  прекрасным,  как внешне,  так  и
внутренне)  и своему другу. Мне было  необходимо понять,  что же я  все-таки
написал.
     Девятого мая мне позвонил мой друг, и  я поехал к нему домой. Анастасия
дала отрицательный сигнал,  который можно  было  понять  двояко: или не надо
ехать, или не надо нервничать в гостях. Когда он высказывал свое мнение, мне
хотелось  вцепиться  ему  в рожу  мертвой хваткой. Повторяю,  это  мой самый
близкий друг.  Кстати,  эта  была  всего вторая  книга из  моих, которую  он
прочитал  - загруженность,  свои проблемы, отсутствие принтера... И "Луч"  я
его упросил, заставил прочитать.
     - Игорь,  я прочитал. Знаешь,  что  я  тебе  хочу сказать - мне впервые
захотелось стать твоим импресарио. На  этой книге можно зарабатывать деньги.
Только   нужно   убрать   нудные  рассуждения,  побольше   секса,   добавить
художественность.  Сюжет  прекрасный,  нестандартный, полуфантастический!  И
получится отличный бестселлер!
     От его слов в груди стало жечь еще сильнее. В итоге я, голодный, съел у
него весь салат с картошкой, и поскорее смылся. Я торопился на салют. Каждый
год  я  хожу на салют.  Как правило,  никого  там не встречаю, но главное  в
другом  -  посмотреть на весь город, который глазеет  в  небо,  полюбоваться
фейерверком. И  ведь это ж надо - в океане пьяных и  веселых лиц, стоящих на
огромной площади, как селедки в бочке, я точно вышел на... Наташу.
     Еще в  январе  Алеся  говорила, что  в  начале марта Наташа уедет домой
писать диплом.  Я тогда  радовался, что  с марта мы будем  совершенно  одни,
закрывшись от всего мира, не вздрагивая от звука Наташиного ключа в скважине
замка... Получилось с точностью до наоборот, как говорили у нас в науке...
     Наши  взгляды  встретились. Я с трудом  натянул улыбку  и поздоровался.
Наташа смотрела на меня, как на  убийцу. От одного  ее  взгляда мне хотелось
самому сесть на электрический стул.
     - Привет. Давно приехала?
     - Нет, на днях.
     - Как поживает Алеся?
     - Я ее толком не видела, мы говорили минут пять, она живет  с парнем на
Юго-Западном.
     - ...Передавай привет...
     Земля провалилась из-под ног. Мир, гнусный и поганый, стал еще чернее и
зловещее. Я не  помню, как я шел. Я молча выл на луну. Это был уже не вой, а
зловещий  крик  кончины. У  меня  не  хватало сил  даже  просто,  по-мужски,
разозлиться  на  Алесю.  Разозлиться  за измену,  за  предательство,  за  ее
жестокость... Отойдя метров на  сто, я  решил  вернуться.  Но пройдя  метров
тридцать обратно,  понял,  что среди такой толпы народа, среди  броуновского
движения людей,  выйти опять на Наташу  невозможно. И все-таки я  вышел. Или
кто-то  вывел. Дословно разговор не помню.  Я  что-то говорил о том,  что не
знаю,  что случилось, и  хочу знать  правду, почему Алеся  меня ненавидит. Я
кое-как дошел  до дома. Внутри была пустота. Даже не было мыслей  о суициде.
Он  был не нужен,  поскольку  я  уже  не жил.  Все психотропные  службы с их
пси-генераторами и  операторами, с танцорами и операми, не могли сделать то,
что сделала Алеся за десять дней этого месяца. Я был зомби.  Без эмоций, без
мыслей, без желаний. Боль не прекращалась ни на секунду, выжигая все внутри.
Я дышал,  ел, двигался, ходил на  работу через  силу. И теперь  я  прекрасно
понимал - наступит миг, и сердце уже  не выдержит -  оно просто остановится.
За ненадобностью работы.
     МОЁ ЗАКЛИНАНИЕ
     Пора сказать о том, что я говорил Алесе все эти дни,  точнее,  недели и
месяцы. Когда  Анастасия, в начале апреля, сказала "Не бросай ее", я, спустя
несколько дней, все более увереннее, начал говорить:
     - Алесенька, я люблю тебя. Алесенька, ты у меня - единственная.
     И как-то само собой, в конце апреля, когда "Луч-1" еще не был закончен,
я  осознал одну простую мысль.  Но  эта  мысль  жила,  умирала, росла, опять
умирала все эти месяцы.
     Я, наверное, повторяюсь,  но начиная с предсказания, я боялся Алесю еще
до  знакомства.  Боялся в глубине  души. Потому  что во время  предсказания,
несмотря  на  простоту  "картинки",  я  испытал  сильный  страх, от  чего  и
проснулся  сразу.  Тоже чувство  было и  на  берегу моря, когда уже все было
ясно, как божий день, насчет интима, а я боялся начинать первым. Я боялся ее
взгляда,  когда первый раз мы были вместе в яхт-клубе.  Плюс еще разговоры и
предсказания Анастасии. Но ее открытость,  нежность,  доброта, любовь ко мне
(или все  же мне так  казалось?) постепенно меняли мое отношение к ней.  Она
действительно искренне верила,  что сама (поскольку у меня  нет  возможности
заработать самому  квартиру,  но об  этом позже)  сможет заработать деньги и
купить  НАМ квартиру.  Но легкую трезвость  в  ход этих  мыслей внесла  сама
Алеся. Дело в  том, что я,  поняв,  что мертвяки не  дадут мне спокойно жить
здесь,  в России, решил с  другом уехать за  рубеж на год,  чтобы заработать
себе хотя бы на однокомнатную  квартиру. О  своих  планах  насчет кораблей я
говорил Алесе. И, естественно, спросил у нее:
     - Ты будешь меня ждать?
     Она с легкой улыбкой ответила:
     - Не знаю.
     В  первый  момент  меня  это  шокировало.  Но  Алесе я  многое  прощал,
(повторяю, это  не  характерно для  меня)  понимая, что  мы  еще очень  мало
знакомы, и мы очень разные. С другой стороны, может, она врет - своеобразный
флирт.  Ведь может сказать "Конечно,  буду ждать", а на самом деле не  будет
помнить и неделю.
     Читатель, ты можешь мне возразить:
     - Как ты такое пишешь? Со своими способностями, с возможностью спросить
у Анастасии?!
     - Да никак. Я хочу  жить реально  и просто. А эти способности, будь они
не  ладны...  Они  включаются,  как  правило,  в   экстремальных  ситуациях.
Обращаться  к  Анастасии  с этим вопросом просто  неэтично.  Мы  сами должны
решать  свою судьбу и творить свою  любовь.  И  каждый прожитый  день  - это
экзамен. Да, да, экзамен. Словно кто-то, каждый день, предлагает нам тест на
прочность и вшивость. Многие этого не замечают.
     Второй  случай,  происшедший с  нами, дополнительно  меня отрезвил.  Мы
пошли на  рок-балет  "Юнона и Авось". Эта рок-опера  на музыку Рыбникова для
меня  - как  своеобразный гимн  жизни. Страсть, ожидание любимого  в течение
сорока лет... После Алеся ответила на мой вопрос:
     - Мне не понравилось.
     - Почему?
     - Не знаю.
     Так или иначе,  после  всех тех проблем, что были с Алесей, я  про себя
решил - поживем с ней хотя бы год - а там видно будет... После этого к Алесе
я стал  относиться спокойнее.  Страсть  осталась  та же  -  одно другому  не
мешает. Кстати, в последние  месяцы, в январе-феврале,  когда это мы  делали
редко, уже  не каждый  день, - страсть была больше. Но  ничего удивительного
тут  нет. Мы чувствовали, что  теряем  друг друга. И  когда началась вся эта
мясорубка,  -  первое,  что мне хотелось - узнать  правду. Потом хотелось ее
просто как женщину. А после, поняв, что с ней происходит что-то  ужасное - я
понял,  что только с ней мы будем счастливы. Видимо, за  эти месяцы с Алесей
случилось что-то нехорошее. Я видел  видения, где Алеся  занимается любовью.
Несколько раз видел, как она это делает с несколькими мужчинами, либо пьяная
вдрабадан, либо под наркотическим действием. Я не знаю, что это за видения -
искусственно наведенная "деза" мертвяков, или биовизор,  или мои собственные
галлюцинации.  Когда я  просил Анастасию показать мне Алесю,  она  отвечала:
"Лучше тебе ее не видеть". Ее сломали так, что теперь только  я смогу понять
и принять ее правду. Только я смогу ее склеить.
     И еще.  За  эти  месяцы я понял простую  вещь. С годами  мы  становимся
консервативнее,  и все больше  появляется желание найти  "принцессу в  белом
"Мерседесе". Алеська не подходит под  это  понятие. "Мерседес" мне не нужен.
Вообще,  когда  я  вижу  женщину  за  рулем  иномарки,  я  мысленно  пытаюсь
представить,  сколько эшелонов  с углем  разгрузила эта  шоферочка,  что  бы
заработать себе на этот автомобиль? А как иначе можно заработать?!  Есть еще
один вариант заработка, вот поэтому я и смотрю на них с отвращением. Алеська
не подходила под понятие принцессы. Несмотря  на все мои попытки пробиться к
ее сердцу. Но за эти месяцы я понял, что и я не принц, тем более, даже не на
велосипеде. И лучше Алеськи не найти. Просто не найти. Несмотря на различие,
между нами  очень много общего.  И есть чувства, страсть. Страсть  в  лучшем
смысле этого слова. Это не утихнет никогда. И только тогда я понял до конца,
что именно Алеську я смогу воспринимать рядом в  течение всей жизни, терпеть
ее прихоти, капризы и чудачества.
     Поэтому, примерно с середины апреля, я мысленно твердил одно и тоже:
     -  Алеся,  я люблю тебя. Алеся, ты мне очень  нужна. Алеся, ты у меня -
единственная. Алеся, будь моей женой.
     И сейчас, сжигаемый  страшным огнем ненависти, я мысленно говорил  тоже
самое. Боль  стихала чуть, но потом вспыхивала  с новой силой. Не думайте, я
говорил искренне. Я это знаю  сам.  То, что это посоветовала  Анастасия - не
говорит, что я делал это не искренне, из-под палки.
     ЭКСПЕРТИЗА
     - Ты - шизофреник! Твой диагноз - параноидальная шизофрения! Ты знаешь,
сколько я прочитал  таких  "трактатов" в качестве  наглядного пособия, когда
учился в  медицинском институте?!  Про что ты пишешь? Про  девочку,  которая
поиграла  тобой в  течение трех месяцев,  и бросила? Они все себя так ведут!
Пора тебе, дураку,  уже привыкнуть! А эти все дальнейшие  эксперименты якобы
со спецорганами!  У тебя мания преследования! Успокойся. Я могу посоветовать
тебе хорошего психотерапевта.
     Я сижу на кухне Андрея Преображенова. Он прочитал "Луч Анастасии".
     - Я сегодня попросил выложить повесть в Интернет.
     Он глянул на меня, как паталого-анатом на покойника:
     - Это все..., - больше ничего он не смог произнести.
     ...Через неделю он изменит свое мнение и даст мне две газеты, в которых
говорится  именно тоже самое.  Газеты  российского  масштаба, но интервью  в
общих чертах. А  вот детали  и тонкости  даю я. Только эти изуверы, говоря о
психотропном  оружии теоретически, не  подозревают, во  что  это  выливается
практически. Ну  что  ж, рано или  поздно, но я Вам  это  объясню.  Потом не
плачьте и не  жалуйтесь. Я  знаю,  вы будете кататься в  ногах, захлебываясь
своими  слезами и соплями. Говорю заранее - плевать мне на ваше  прозрение и
покаяние. Абсолютно плевать. Ниже я объясню, почему я в этом уверен...
     На  пороге  я  нос к носу столкнулся с Сергеем.  Выяснилось, что вместо
того, чтобы незаметно,  через свою девушку, или ее подружек узнать, где была
Алеся, он сам зашел к ней в  комнату, и волей-неволей спросил, почему она не
хочет (!) со  мной  встречаться. Она  просила  передать, что  живет с другим
человеком.  Тогда  не понятно, почему она так обрадовалась звонку  человека,
которого не могла узнать?
     В  этот  же  день я почувствовал,  увидел, как Наташа,  захлебываясь от
смеха,  рассказывает  Алесе о  нашем с ней разговоре в  день Победы.  Как  о
первоапрельском розыгрыше. После этого я стал ненавидеть Наташу. Имею право.
Как вам легко записать человека в список сволочей!  Что б потом со спокойной
совестью так "шутить".
     Эх, Наташка, вернуться к тебе самой эти шуточки! Что мешало тебе просто
сказать мне правду? Ведь ты видела меня три месяца.  Каждый день. Мы с тобой
никогда  не   ссорились.  Был  только  один  случай,   связанный   с   твоим
родственником и его пьяным другом. Тогда  я обижался на тебя, но говорил это
только Алеси. Когда ты удрала  на  дискотеку,  а Алесю  подставила под удар,
оставив с пьяной офицерской  рожей  на  всю  ночь.  И меня тоже  подставила,
кстати.  Я Алеси  тогда  говорил:  "Представь, что ты  бы  побоялась мне это
сказать  сама. Но  кто-нибудь  проболтался бы.  Я  бы  больше не  появился".
Неужели  ты, Наташа,  не видишь,  как мне  тяжело?  Или у  вас  коллективное
помешательство? Или я, действительно,  маньяк и убийца? Ответ на эти вопросы
будет ниже.
     Ночью я опять увидел Алесю. Но это уже действительно сон.
     Сидит Алеся у меня дома, на диване, и говорит с обидой и раздражением:
     - Тебя никто и никогда больше не будет любить так, как любила я...
     Проснувшись, я подумал: "Согласен, Алесенька".
     РОДСТВЕННИК
     Все эти дни очень сильная, страшная  боль в груди.  Не помогают никакие
защиты. Я сначала даже  не  мог  поверить, что это Алеся,  несмотря на слова
Анастасии.  Но  однажды, я настроился  на Алесю, и...  тут  же увидел  ее по
биовизору. Злой,  затравленный  взгляд  черных  от  горя  и ненависти  глаз.
Наверное, Алеся тоже увидела  меня.  Боль,  мгновенно, на час, прекратилась.
Видимо,  Алеся  действительно  была  на грани  жизни. Но почему тогда нельзя
поговорить со мной? В общем, вопросов больше, чем  ответов.  И  в  эти дни я
решил все-таки предпринять еще один шаг - позвонить родственнику Алеси.
     ...Говорили мы с ним долго. Он успокаивал меня,  говорил, что Алеся еще
ранней  весной  что-то говорила,  что "мы  с ним не подходим друг  к другу".
Успокаивал, что время  все вылечит.  Никакой разгадки  он не дал. Я  сначала
попросил его  узнать, читала  ли  Алеся мои два  последних  письма, а  потом
передумал. Ничего это  не даст. Но разговор с ним меня маленько окрылил - по
крайней мере он,  судя  по разговору, не считает меня за сволочь. А  то, что
она не захотела ничего объяснить 26 февраля, а стала просто ненавидеть -  он
это назвал женской слабостью. В чем-то я согласен.
     На  следующий день, исключительно из лучших побуждений,  я позвонил ему
снова, но уже совершенно по другой причине - дал прогноз по поводу поведения
доллара.  Он  сначала  не  понял,  а  потом  озадаченно   замолчал.  Но  моя
уверенность подкрепляется трехлетним опытом.
     ПРОГНОЗ
     Три года  назад, после дефолта, я  сказал своему другу, бизнес которого
привязан к  доллару: "Бакс поднимется до двадцати  пяти рублей, постоит года
три, а потом  будут  изменения...". В тот  момент  доллар стоил 15 рублей, а
через день  упал  до 12. Мой  друг сказал мне, что мои  прогнозы - чушь, что
есть  рублевая масса, есть долларовая масса, и  законы экономики объективны.
Насколько мне известно, доллар простоял на уровне 25 рублей два  с половиной
года, вырастив до тридцати в последние полгода. Поэтому, говоря родственнику
Алеси свои прогнозы, я верю, что  они сбудутся. Но  повторяю, лично мне  все
это - до фонаря.
     Несмотря на боль, которая не продолжалась уже две недели, я пытался еще
раз  все  сопоставить  и  понять, что  могло случиться  за  моей  спиной.  И
волей-неволей я  вспомнил  еще один  факт,  который  меня натолкнул  на одну
версию. У Алеси есть еще одна подружка, которая, пожалуй, ближе всего  ей по
духу. У  этой подружки был друг, бизнесмен,  примерно  моего  возраста.  И в
середине декабря Алеся сказала, что у этой подружки неизвестно куда исчез ее
любовник. И примерно в  середине января она сказала,  что  любовника  нашли.
Мертвым.  Его  убили. Вспомнив  этот эпизод,  я  вспомнил про  своего  друга
детства, Андрея Коробко. Фамилию я не меняю.
     АНДРЕЙ КОРОБКО
     Он был самым моим близким другом с четвертого по седьмой класс, пока не
уехал с родителями на Север, в  Якутию. Когда он улетал, я плакал весь день,
как девчонка.  Вернулся он матерым комсомольским работником, поработав там в
десятом  классе секретарем  райкома. Мы  учились  в одном  институте,  но на
разных факультетах. Он изменился, стал другим, - карьеризм сделал свое дело.
Наверное, по моей инициативе, он из ранга друзей перешел в хорошие знакомые.
Редко мы встречались,  вспоминая  в  основном  прошлое. После  института  он
окончательно  ушел в  комсомольскую  карьеру. А когда  рухнул  Союз,  начала
трещать  по швам  КПСС  вместе с комсомолом, то он и  еще  несколько вожаков
организовали  Молодежное   Объединение  при  НЭТИ,  и  занялись  бизнесом  и
коммерцией. Связи  были прекрасные,  и все у них  шло хорошо.  Как раз в это
время  (как я выяснил намного позже) Пархомс вытравливал  меня  из  Академии
Наук, желая незаметно заставить работать в КГБ. Но я, сам того не осознав до
конца, поставил его  на  место. В тот момент я  видел  его  игру, не подавал
виду,  но и не  осознавал масштабов.  И в итоге сказал о  том,  что  у него,
образно  говоря, "отклеился  ус" (см. "Бриллиантовую руку"). От моих слов он
почернел,  и постепенно  наши встречи сошли на  нет. Зато у меня, незаметно,
постепенно, проблем становилось  все  больше и больше. И в этот самый момент
Андрей пригласил меня работать в Молодежное Объединение.
     За  столом  сидели  напротив   меня  Андрей   и  еще  один  заместитель
генерального директора. Они говорили:
     - Сейчас мы выпускаем телевизионные передатчики. Это очень выгодно.  Но
есть  проблема: мы не можем сделать сами модулятор. В итоге покупаем его  за
большие деньги на  стороне,  и  производим  только  один  комплект в  месяц.
Подними нам объем  выпуска  раза  в  три-четыре,  и через год мы  тебе дадим
квартиру в монолитном доме, который мы сейчас строим сами.
     - Ребята, не надо про квартиру. Я в это не верю.
     - Мы тебе даем слово бизнесменов! Это - железно! Наше слово - закон!
     Ни договор, ни  контракт подписывать не стали. Я говорил позже по этому
поводу с Андреем, но он отвечал одно и тоже:
     - Не  волнуйся. Не нужен никакой договор.  С  ним  будет  только  хуже.
Квартиру ты получишь, не переживай.
     Через полгода  его выдавили из общего бизнеса,  и прежде всего,  второй
заместитель генерального  директора. Фамилия его звучит примерно Раздолбаев.
А еще через полгода мне сказали, что я уже не нужен. За год я для этой фирмы
создал   производственную  лабораторию,   нашел  простую  и  надежную  схему
модулятора, доработал  ее, доведя качество параметров  до  ГОСТа. И  в итоге
через  три  месяца они  продавали  шесть-семь,  а то и  восемь комплектов ТВ
передатчиков  в  месяц.  По  моим скромным  подсчетам,  за  год я принес  им
прибыль, эквивалентную десяти однокомнатным квартирам в центре Новосибирска.
     Дорогой читатель, не считай  меня за писателя-теоретика.  Я могу и хочу
зарабатывать  деньги. Я  считаю себя практикам во всем. Но есть элементарные
границы  порядочности, как  в  бизнесе,  так  и  в силовых  структурах.  Что
поделаешь, если кругом одни воры! А книги пишу... Ну вот так получается, что
не  могу  не  писать!  И  рад бы,  чтобы  не  тратить на  это  время,  но не
получается. Я  не получил ни копейки  за все  написанное. Да, пожалуй, и  не
надо. Не  верю я в справедливость  этой  цивилизации.  Поэтому пишу не  ради
денег, а по определению - ради информации.
     Итак, после того, как я ушел из Молодежного Объединения, мы не видели и
не общались с Андреем несколько лет.  Встретились случайно.  Это было  летом
1994  года.  Вспоминали прошлое. Он  чувствовал  свою вину,  и  говорил, что
поможет  с деньгами для  покупки квартиры. Тогда  я  во  всю горел любовью к
Марине, и мне противно  было жить с женой в одной комнате. Но в тот момент у
него  самого  были напряги  в бизнесе,  и  поэтому обещание  оттягивалось на
неопределенное время. Я на  него уже  не обижался,  понимая, что  его вина с
бывшей  конторой  минимальна.  Именно  он   помог  с  деньгами  при   обмене
родительской квартиры, перезаняв некоторую сумму.
     А 13  октября,  в 20-10,  во дворе  дома по улице Ленина,  недалеко  от
вокзала,  киллер  расстрелял  в  упор  Александрова,  президента  корпорации
"Валикор",  и  генерального  директора  той   же   фирмы,  Андрея   Коробко.
Новосибирские журналисты  назовут это  самым громким убийством  года. Я знал
многих  его сотрудников, нашлось много знакомых, которые что-то  слышали или
знали о "Валикоре". Именно Андрей Коробко открыл Китай для Новосибирска.  По
товарообороту у их фирмы не было конкурентов. Чартеры шли каждый день. Перед
убийством  у  них не  было конкурентов для  приобретения контрольного пакета
акций  аэропорта  "Толмачево".  Перед  их  расстрелом  у  них  исчезло  семь
миллиардов  рублей,  что  в  эквиваленте составляло примерно семь  миллионов
долларов.
     Я решил сам для себя выяснить, кто убил моего  друга. И через несколько
дней за мной пошла слежка. Профессиональная. Когда я уходил от пешей слежки,
начиналась  автомобильная.  А  через месяц  после  смерти Андрея, Пархомс, у
которого я тогда работал в фирме (после "отклеенного уса" он вскоре уволился
из КГБ), сказал мне:
     -  Если  не трудно,  зайди  в  управление  КГБ,  ребята  хотят  с тобой
поговорить по поводу смерти твоего друга.
     ...На третий день после  смерти Андрея я  зашел к Пархомсу и сказал ему
об этом. Он, спокойно глядя вниз, произнес:
     - Что ж теперь поделать, его уже не вернуть.
     Меня  передернуло от  его  слов, но виду я не подал. И  я вспомнил, как
однажды, зайдя к нему, я услышал взрывы хлопушек на улице. Он, изменившись в
лице, словно чуть ли не в него стреляли из пистолета, качая головой, сказал:
     - Опять стреляют...
     Эти два эпизода, диссонирующие между собой, мне дали понять, что у него
всегда "отклеенный ус". Он  и еще  несколько сотрудников его "хитрой"  фирмы
травили меня и выжимали все соки. Именно они откровенно торговали на высоких
чувствах к  Марине, как  последние  сутенеры, пытаясь приклеить меня к своей
сатанинской системе.  Сам Пархомс обещал  мне такие золотые горы, что теперь
до  конца  жизни  не расплатится.  И не  надо.  Я переживу. Его деньги - это
деньги, залитые человеческой кровью, горем и страданием. Нельзя строить свое
счастье на чужом горе. Но эти обезьяны не понимают прописных истин.
     С  того  момента  я  стал более внимательно  смотреть  на него, пытаясь
понять,  где он лжет откровенно, а где говорит правду. Теперь могу  сказать,
что  он всегда  врет  не  морщась.  Только тогда  до  меня  потихоньку стало
доходить, что и как происходит в этом мире. Я отвлекся.
     В  управление КГБ (или ФСК, не помню, переименовали их, к тому времени,
или нет)  меня  провели  без  документов.  Проводил  Хоботов, шепнув  на ухо
прапорщику:
     - Нужно провести, по приказу управляющего.
     Он  завел меня  в кабинет,  где  сидели два человека  -  рыжий, страшно
шепелявый старик, идеал  недоразвитости (ни в одном фильме о КГБ я не  видел
таких  дегенератов!), и  Вова Глухих, который  НЕ ЧИТАЛ. Тогда я смотрел  на
них,  как  на нормальных порядочных людей.  За  три часа  разговора,  причем
говорил  только я,  а  они писали в  свои секретные  тетради, я выложил  всю
информацию.  Нужно было видеть их  вытянутые  от удивления рожи. Я  искренно
верил, что они хотят  найти  убийцу моего друга.  Под  конец  разговора  они
попросили меня помочь им в расследовании этого дела, так как они не могут по
закону заниматься расследованием.
     Я им поверил. В итоге через месяц работы непосредственно с Вовой Глухих
я  понял  по вопросам  и  заданиям,  осознал  по  намекам,  почувствовал  на
подсознании - моего друга  стрелял,  нажимая  на  курок,  сам  Глухих!  Нет,
ошибиться  я  не  мог.  Привожу  его  фразы дословно:  "Их  компаньоны  тоже
наказаны. Сейчас с них трясут шестьдесят тысяч долларов. Пусть против них не
возбуждено уголовное  дело,  они не сядут в  тюрьму,  но все равно наказаны"
(речь шла о крупных обменщиках валюты со стадиона "Сибирь").
     Мне захотелось повеситься. Они спокойно  меня использовали, превратив в
проститутку,  для  своих  целей!  Так  ведут  себя  только  конченые  скоты.
Порядочные  люди...  Господи, о  чем  я?!!! О  какой порядочности  можно тут
говорить?! А я, кретин, думал, что помогаю им найти убийцу!
     Но  с  другой  стороны,   я  его  нашел.  Такое  даже  в  "Криминальном
Петербурге" не придумаешь! Но проблема в том, что Я НИЧЕГО  НЕ ПРИДУМЫВАЮ. Я
постепенно, незаметно, стал выходить из этой сатанинской игры.  По  большому
счету,  писать про этих тварей незачем и неинтересно.  Это я пишу для  того,
что бы было лучше понятно другое.
     ...Еще  на похоронах  Андрея,  наш одноклассник  (у  нас очень  дружный
класс, пришли почти все одноклассники), Яков Лондон, сказал тогда:
     -  Ну что теперь,  только на похоронах будем все  собираться? -  словно
чувствовал,  что  через  несколько  лет  на  него  самого   будет  совершено
покушение. Я подошел к нему (мы с  ним  были близкими друзьями до четвертого
класса, пока он не перешел в другую школу) и сказал:
     -  Яша,  Андрей  написал  песню  на  мои  стихи.  Может  быть,  сделаем
простенький клип и покажем по ТВ?
     -  Без  проблем.  Я  позвоню  Наталье  Горинсон  (фирма  "Горинсон-шоу"
проводила тогда все  местные  КВНы),  а  ты  принеси  кассету с записью. Она
сделает фонограмму, а дальше посмотрим.
     Дней через десять,  записав на кассету свои песни, я отнес ее.  На  ней
были записаны две  песни:  одна  Андрея,  а вторая  - моя,  на стихи  Сергея
Есенина. И ночью этого же дня я увидел...
     В  первый момент я решил, что  я умер. За  маленьким столиком  напротив
меня  сидел... Андрей Коробко. Он сидел,  смотря куда-то  в  сторону,  потом
бросал  мимолетный взгляд на меня, прыскал от  смеха себе под  нос, изо всех
сил  стараясь  сдержать   хохот,  и  опять  отворачивался  в   сторону.  Это
продолжалось  достаточно долго.  Андрей любовался окружающим  пространством,
изредка глядя на меня. Мы сидели  в  летнем кафе. Но это  была не Россия. За
моей  спиной было высокое  здание  (я его ощущал физически),  а впереди была
широкая  улица  с аллеей  посередине,  где  росли  деревья  вроде  каштанов.
Чувствовалось, что кругом есть люди, я слышал  даже тихий гомон неторопливых
разговоров, но не видел ни одного человека. Я помаленьку приходил  в себя от
пережитого шока. Рассуждая  логически, я хотел понять  -  сон это,  или явь.
"Если это не сон, то я должен ущипнуть себя, или притронуться к Андрею", - с
этими мыслями я протянул к нему руку. Он не дал дотронуться до себя.
     В  следующий миг мы оказались около его дома. Дома,  который  он сильно
любил, который был  для него  родным  в последние годы. Я спросил  у него (я
чувствовал, что я именно говорю):
     - Ты успел что-нибудь заметить?
     В ответ он замотал головой.
     - Кто это сделал?
     - Тебе это лучше не знать...
     В следующий момент я подумал, спросить ли у него по поводу его обещания
помочь  мне с  квартирой,  но спрашивать  не стал. Он  пронзительно глянул и
стремительно убежал в квартиру на  первом этаже, заполненную ярким солнечным
светом (насколько я понимаю, он ушел  в будущее). Не было его долго. Наконец
он  вернулся, очень расстроенный, тяжело дыша. Словно он бежал со всей силой
километров десять. Устало облокотившись на перила  подъезда, глядя вниз,  он
сокрушенно покачал головой...
     В следующий миг я проснулся. Было уже утро. Сон  продолжался всю  ночь,
как говориться, в реальном масштабе  времени.  Это  было на семнадцатый день
его смерти, и  я только через две недели  буду помогать упырям  из ФСБ найти
убийцу...
     Дня через  два я зашел к вдове Андрея. Она еще не могла отойти от горя.
Я  помнил,  как на  похоронах,  она шла обратно  к свежезакопанной могиле со
словами: "Я пойду к своему мальчику",  когда все уже садились в автобусы. Но
что меня удивило - это то, что у нее лежало пять книг: "Жизнь после смерти",
"Загробный мир" и тому подобное.
     - Откуда у тебя эти книги?
     - Дали почитать.
     - Зачем?  -  некоторых книг  я  не видел  никогда раньше, хотя  это моя
прямая "забота" в течение всей жизни.
     -  Ко  мне  несколько  раз  приходил Андрей во сне. Я видела его  также
реально, как  тебя. Разговаривала с ним. Просилась к нему. А моя сестра даже
почувствовала его щетину, когда он ее поцеловал в щеку...
     Я незаметно усмехнулся. Да, были у Андрея сильные симпатии к сестре. Но
только симпатии. Я рассказал о своей встрече с ним...
     - Еще вопрос: Андрею нравился Китай?
     - Не то слово. Он его просто любил.
     Все правильно. Во сне он "утащил" меня в Китай. Я же говорил, нерусским
духом  пахло! Невероятно  в это  поверить.  А с другой  стороны,... мне  все
равно... не верьте! Видит зрячий, и слышит не глухой.
     Когда  я вел расследование,  то пытался вывести  ее  на  откровения  по
поводу некоторых  тонкостей  и  нюансов,  связанных  со смертью Андрея.  Она
ничего не говорила, сказав только одно:
     - Никогда не убивают  за долги. Это  не выгодно. Проще человека "доить"
до конца жизни.  Убивают,  когда у него  берут взаймы. Представь,  ты взял у
знакомого миллион долларов,  а завтра платишь киллеру десять тысяч долларов,
и  он убивает твоего знакомого. В итоге у тебя миллион долларов  без  десяти
тысяч. И  не надо ничего возвращать. И я не настолько глупа, чтобы  говорить
правду.
     Естественно, по  настоянию Глухих,  я,  как  Штирлиц,  писал  отчеты  о
встречах,  о  разговорах  с  другими людьми.  Правда,  без  указания имен  и
фамилий, и свою не ставил нигде. Но почерк-то мой!
     И  вот теперь, через два  месяца после смерти  (после  этих снов смерть
звучит  как насмешка) Андрея,  я незаметно старался выйти из  игры. Глухих я
сказал, что все что можно, я сделал по ходу расследования. Он бодро ответил,
мол, хорошо, теперь будут другие. Я сказал, что мне это неинтересно. В ответ
он  замолчал.  А через день он попросил просто зайти к  вдове.  Ничего он не
просил узнать.  Я  зашел к  ней.  До этого она  всегда  искренне радовалась,
увидев  меня. Сейчас  она,  и все  ее знакомые, смотрели  на  меня,  как  на
последнего  подонка...  Я  вышел,  как  оплеванный.   На  следующий  день  я
встретился с Вовой Глухих. Он спросил, о чем говорили,  что говорила она. Не
вдаваясь в  ее  эмоции,  я  пересказал наш  короткий разговор.  На  что  тот
ответил:
     - Очень хорошо. Значит, молчит. Я вчера ее вызывал к себе на беседу.
     И тут до меня дошло. Эта сволочь просто показала мои записки! Эта б...ь
мстила мне за то, что я не хочу быть его рабом! Этот  подонок  не успокоится
никогда!  Теперь  я тебе говорю,  мразь:  рано или  поздно, но именно тогда,
когда это будет нужно, ты у меня заткнешься, сволочь!!! Навсегда. Причем я к
тебе не прикоснусь - мараться о тебя не хочется.
     ... Следующим летом, через  десять месяцев, я не мог уснуть. Кто-то  не
давал мне спать. Я стал перебирать всех подряд, пока случайно не вспомнил об
Андрее.  Его  лицо,  перекореженное  от сильного испуга, перепугало  меня до
смерти.
     - Андрей, у меня проблемы?
     В ответ  он  замотал  головой,  что-то шевеля  губами,  и  показывая  в
сторону.
     - Твоя жена?
     Он радостно, что я догадался, закивал головой.
     На следующий день я появился у жены Андрея. Она была измученная,  у нее
были проблемы.  Вкладчики корпорации "Валикор",  подали на нее в суд,  желая
отобрать две  однокомнатные  квартиры, которые  Андрей  успел  купить, желая
обменять. Вкладчики, в  основном пенсионеры, желая сохранить свои деньги  от
инфляции, в общей  сложности положили около  трех миллиардов рублей. А перед
смертью  они исчезли, вместе с кредитами банков. И они хотели компенсировать
убытки с помощью этих квартир! Бред! Было понятно - работает  Глухих с рыжим
дегенератом,  и иже  с  ними. Я ей  сказал, что видел  на  днях Андрея.  Она
ответила, что давно его не видела, и просила передать ему, что бы он зашел к
ней. Я пообещал.
     Тогда мы считались с Вовой еще знакомыми, и поэтому на следующий день я
пригласил его  на кружку  чая к себе  домой. Он радостный прибежал, надеясь,
что  я решил опять  работать  на  него. Дальнейший  разговор  привожу  почти
дословно, поскольку я запомнил его навсегда:
     - Володя, со мной на связь выходил Коробко.
     Его взгляд  стал  сосредоточенный  и серьезный,  словно ему  говорят  о
смертельной опасности со  стороны чеченских боевиков, которые уже проникли в
город.
     - Когда?
     -  Я  тебе  этого  не  скажу.  Но  имей  ввиду,  если  у  Вас  начнутся
неприятности, на меня не сваливайте, я тут ни при чем.
     Он ничего не ответил. Веселость сошла с его лица.
     Вечером я вышел на Андрея. Он смеялся до слез. И тут я его спросил:
     - Зачем ты так сделал? Ведь ты должен был предугадать...
     В ответ  он расстроился, обиделся, и медленно стал уходить. Я буквально
крикнул  ему в след:  "Тебя  просила зайти  жена!".  Он через  плечо бросил:
"Ладно".
     Через три месяца, на  очередных поминках  от вдовы  я  узнал,  что дело
пенсионеров  прикрыли. Андрей  приходил к  ней,  "наговорил кучу гадостей  и
ушел".  От  этой  фразы  я  чуть не рассмеялся.  Просто получалось  до  того
реально, словно Андрей сейчас стоит за дверью...
     - Андрей, песню, которую я  посвятил тебе, петь не  буду. Только напишу
стихи Сергея Есенина. Его тоже  убили чекисты. Это подробно и точно доказано
в  книге "Тайна  гостиницы  "Англитер"".  Была  идея спеть, записать и  файл
поместить в Интернете. Но уже  не хочу. Ничего  не хочу. ...Последний раз  я
видел тебя три месяца  назад. Ты, в своей манере,  смеялся  и  говорил:  "Да
брось  ты Алеську! Нашел, о  ком жалеть!". Андрюха,  за эти слова  ты у меня
получишь (в тот день,  когда я набирал эти строки, ночью  появился Андрей, и
хлопнув по плечу, опустив глаза, сказал:  "Не обижайся. Ну,  пошутил... А ты
не понял. Прости...").
     Я опять отвлекся:

     Мир таинственный, мир мой древний, Ты, как ветер, затих и присел.
     Вот сдавили за шею деревню Каменные руки шоссе.
     Так испуганно, в снежную выбель, Заметалась звенящая жуть.
     Здравствуй ты, моя черная гибель, Я навстречу к тебе выхожу!

     Город,  город! Ты  в  схватке  жестокой Окрестил нас, как  падаль,  как
мразь.
     Стынет поле в тоске волоокой, Телеграфными столбами давясь.
     Жилист мускул у дьявольской выи, И легка ей чугунная гать.
     Ну, да что же? Ведь нам не впервые И расшатываться и пропадать.

     Пусть для сердца тягучее колко, Эта песня звериных прав!...
     ... Так охотники травят волка, Зажимая в тиски облав.
     Зверь припал... и из пасмурных недр Кто-то спустит сейчас курки...
     Вдруг прыжок... и двуногого недруга Раздирают на части клыки.

     О, привет тебе, зверь мой любимый! Ты недаром даешься ножу.
     Как и ты - я, отвсюду гонимый, Средь железных врагов прохожу.
     Как и ты - я всегда на готове, И хоть слышу победный рожок,
     Но отпробует вражеской крови Мой последний, смертельный прыжок!

     И пускай я на рыхлую выбель Упаду и зароюсь в снегу....
     Все же песню отмщенья за гибель Пропоют мне на том берегу.

     Я спел песню...  На этом берегу.  Клянусь, в моих словах  нет  ни слова
лжи.
     И  еще:  один из  бывших  начальников  в  милиции,  взял у  меня вторую
подписку о неразглашении тайны, спутано что-то объясняя, и у меня  на глазах
отдал  ее  подполковнику  ФСБ  -  тот  был  в форме.  Заявляю  официально  -
затолкайте эту подписку вместе с моими записками себе в ....., и медленно, с
наслаждением, вытаскивайте. Нет, Вы - не мужики.
     Естественно, такой же финт они могли  сделать  и  с Алесей. Она работая
журналистом, встречалась на пресс-конференциях  и с пресс-секретарем ФСБ. Он
мог, например, "случайно встретить"  ее  на улице. А дальше логика  понятна:
они  говорят, что на самом деле я причастен к  убийству своего друга,  что я
маньяк,  что я специально  познакомился  с  Алесей,  чтобы  выяснить  все  о
любовнике  ее подруги,  а теперь подбираюсь  к ее родственнику.  После всего
вышеописанного это выглядит вполне реально.
     Именно об этом я спросил Алесиного родственника еще в первый разговор:
     - Может быть, она считает  меня стукачом, и что я причастен  к убийству
близкого человека ее подруги?
     -  Да ну,  брось  ты, - был его ответ. Значит, они не рискнули  сделать
такой шаг. Или просто Алеся молчит. Ведь она очень скрытная.
     ОПЯТЬ СНЫ
     Мне  очень редко снятся  сны. За день набегаешься так,  что  спишь  без
задних  ног. И  кроме  того, "купание"  в  этих эфирно-информационных  полях
дожимает все  силы. Поэтому  душа во сне отдыхает.  Мне  никто и  никогда не
снился так  часто,  как  Алеся.  Никого  другого  я  не видел так  часто  по
биовизору, как ее. И что самое противное - это не дает никакой разгадки! Или
я - полный  дурак. Через два  дня  после разговора  с  родственником я опять
увидел ее во сне.
     Стоит очень радостная и счастливая Алеся. Говорит: "Купи бутылку водки,
0,75 л. "Столицу  Сибири".  Другие  мне  тоже помогут".  После вижу какой-то
магазин, которого в городе у нас  нет. По крайней мере,  мне незнаком. Потом
опять радостная  Алеся. Я спрашиваю:  "Кто это сделал?". Отвечает: "Конечно,
же, родственник".
     Ничего  не понял! Слава богу,  что хоть  увидел.  Увидел ту, ласковую и
родную, которая осталась в прошлом тысячелетии.
     Через четыре дня новый сон.
     Сидит  Алеся, вся  серьезная,  и  говорит: "Я  тебя  простила,  но боли
останутся".
     Утром из меня  лез сплошной сарказм. "Какая радость! Она меня простила!
Знать бы, за  что?!" Но боль, жгучая, невыносимая, не  прекращается. Точнее,
утром боли нет. Пока она спит. Она всегда поздно встает. Сова... Совенок мой
глупый.
     В  эти дни я  старался обидеться на Алесю. Старался ругаться  на нее. И
вновь  новый  сон, который  перекликался с моими думами.  Но не  вспоминайте
Фрейда,  как  осознанную  визуализацию  неосознанных  помыслов.  Это  совсем
другое.
     Мы идем рядом. Молчим. Я обижаюсь на Алесю. Она ждет, что я ей скажу. Я
молчу.  Наконец,  не  выдержав,  она  убегает  за  угол дома,  на  остановку
троллейбуса пятого маршрута.
     С  этим троллейбусом  связано много  загадок. Анастасия дала сигнал  по
поводу его еще в середине февраля. Я долго думал об этом. Конечные остановки
- Ленинградская, Аэропорт. Аэропорт...  Авиация - неписаный символ разведки.
Ленинград, Санкт-Петербург...  С  городом на Неве сразу возникают  мрачные и
зловещие  ассоциации. А  президент -  бывший  разведчик... Или  есть  другой
смысл? Это не наведенные сны. Тогда откуда они? Я постепенно начал понимать,
что  действительно  захлебываюсь   информацией,  которую  не   в   состоянии
переварить. Зачем тогда она приходит?
     Но,  видимо,  у  высших  миров свои  правила. А  в чужой монастырь, как
известно,  со своим Уставом  не ходят. Я бы  даже сказал точнее  - со  своей
Библией не  ходят. При слове "Устав" меня слегка коробит в  последнее время.
Мне  их  последние  ультрасовременные виды  вооружений в виде  психотропного
оружия уже достали до почек. В течение последних пятнадцати лет. Наверное, я
действительно, ненормальный. Нормальный человек уже бы давно сошел с ума или
повесился.
     И еще. Во  второй половине апреля, когда  первая часть "Луча Анастасии"
еще была не дописана, я видел знак, который дала Анастасия.
     Включился биовизор. Я вижу руку Анастасии. На круглой песочнице, хорошо
мне знакомой, она  обводит по периметру круг.  Потом двумя перпендикулярными
отрезками  обозначает центр. После сбоку от песочницы я вижу саму Анастасию.
Она устало мотает головой. В следующий миг в самом центре пишет букву С.
     Что я  только не передумал!  С - или  Сам  ты,  или Самойлова. А крест?
Что-то  зачеркнуто. Что? Сон Алеси, когда мы едим мороженное? Как  раз тогда
снег  оголил песок.  Или  ее правки в "Отречении"?  Ведь основные казусы она
исправляла в первой части, на песчаной планете! Сразу оговорюсь - буква была
другая. Но эта тоже хорошо подходит. Но не о Саморе она говорила. Или что-то
может мне помочь понять мой друг, первоклассный парашютист? Мы были у него в
гостях с Алесей. Ведь Анастасия нарисовала парашютный крест для приземления!
В центре  города? Я позвонил  своему  другу-парашютисту, узнал,  как у  него
дела. Я не смог прицепиться ни  к  одному слову,  ни к одной интонации, ни к
одному намеку! Не было ничего. А через десять дней Анастасия будет заклинать
меня в течение трех часов. Разгадка будет через два месяца. Наверное, именно
разгадка. Но все по порядку.
     ГОЛУБКА И ФЕЯ
     Она прилетела  незвано  негаданно,  через  неделю  после  одного,  тоже
загадочного знака  Анастасии  (этот знак можно трактовать  тоже трояко). Она
прислала  сообщение  на  пейджер,  подписавшись своей  новой,  недевической,
фамилией.  Но когда  я услышал ее голос,  то  сразу узнал. Я не успел в  нее
влюбиться до безумия до того, как ее отсекли. Только писал стихи, и посвящал
песни: "Храни меня, мой милый ангел. Я  доверяю все тебе. Нет, ты - не  Бог,
ты  ниже рангом. Но верю я твоей мечте".  Она потерялась  на  четыре года. Я
через знакомых  передал ей  свой  пейджер  еще год назад.  А позвонила она в
середине  марта. Мы раза  два  пили кофе в  "Милан-Пицце". Именно  ей  я дал
"Луч".
     - Что скажешь мне по поводу прочитанного?
     -  Знаешь, мне  кажется,  она... - девушка замялась,  подбирая слово. Я
сосчитал мысль, подсказал слово.
     - Да, - выдохнула она из себя.
     -  Вряд  ли,  - ответил я,  - б...ь  не будет стоять  на  коленях перед
мужчиной,  положив свою голову мне на колени,  когда я допивал чай, ужиная у
нее. Это было очень часто.
     Она растерялась, не зная, что сказать.  Мы говорили довольно долго. Она
пыталась доказать свою мысль, а  я приводил ненаписанные факты в противовес.
Господи,  неужели  я   написал  так,  что  перевернул  все  наоборот?   Если
расписывать каждую минуту, то можно написать "Войну и Мир" с описанием всего
одного вечера.  Я описывал, на мой взгляд, самое основное. Но  именно с этой
встречи, наверное,  начался поворот  всех  этих событий...  Или мне кажется.
Нет,  действительно, где-то в  эти дни  была  грань,  которую  я переступил,
незаметно выходя на тропинку под названием "Прозрение".
     В  этот день я опять  вижу  сон. Передо  мной стоит удивленная и слегка
обиженная Алеся. Я говорю: "Видишь, все дороги закрыты. Нам  только туда". И
показываю на деревянную дверь, через щели которой льется ослепительно белый,
яркий свет. Невероятно яркий. Алеся смотрит на  эту  дверь,  потом переводит
взгляд удивленно на меня. Смотрит как на чудо.
     Проснувшись,  я   не  столько  вспоминал  ошарашенную  Алесю,   сколько
невероятную  красоту  этого  Белого Света.  Вы  не  представляете,  как  это
красиво!
     И был  еще один эксперт. Еще одна  очень  красивая женщина. Она сказала
противоположное:  "Ты написал только о  себе.  О своих переживаниях. О своих
ощущениях. Но ты не смог найти в себе самом ошибки. Ты не смог ее удержать".
     Мне хотелось сказать,... а потом передумал.
     Я понял одно - сто человек, сто мнений, и никто не может помочь пролить
свет, глядя  на  это со стороны. Значит,  действительно, книга не  о  нас  с
Алесей, а о беспределе вурдалаков и упырей. И об Анастасии.
     ПРОЗРЕНИЕ
     Боль  не прекращается. Нет никакой возможности  уйти  от нее. В течение
всего месяца я пытался связаться хоть  с кем-нибудь. Но  молчали  все. Любое
общение с людьми только добавляло боль. Я понял одно - Алеся, осознанно  или
неосознанно, просто пытается убить меня. Не много  ни мало. Ярость человека,
доведенного до полного отчаяния.  Один раз, когда стихла  боль, я связался с
Анастасией.  Она ответила:  "Она чувствует,  слышит наше  с тобой общение, и
начинает очень сильно злиться". Я просто был в западне. Силы таяли буквально
на глазах. Мои  слова до нее не доходили. Все то, что  я говорил про любовь,
ничего не давало. И однажды я еще раз увидел ее по биовизору. Алеся сидела в
своей комнате, и с яростью и злостью смотрела в угол  комнаты. Я глянул в ту
сторону. Там стояла... Банка с елочными лапками. В новый год, вместо елки, я
принес елочные ветки,  и Алеся поставила их в банку.  И я вспомнил  еще один
эпизод, который уходил своими корнями в октябрь, в самое начало.
     В  первый  день, когда  я  появился в  комнате Алеси,  я  увидел у  нее
гадальные карты. Поморщившись про  себя, я  ничего  не сказал. Однажды Алеся
при мне гадала. Получалось, что я для нее - "Крест" (церковный),  а  она для
меня - "сильное увлечение". Алеся расстроилась, я  смутился. Как-то  я решил
сам погадать. На вопрос "что  будет в  Новый год?" у меня получился  ответ -
"Ссора". Я нервно, в психе, отбросил лист  расшифровки. Алеся в  тот  момент
что-то делала  по хозяйству, то ли убирала, то  ли готовила ужин. Увидев мои
жесты, она обняла меня со спины  и, смеясь, словно  разговаривая с маленьким
ребенком, сказала:
     - Мой маленький Игорек гадает на картах!
     Я ей не сказал о том, что я гадал. Не хотел сглазить.
     А в  Новый год мы не  то  чтобы  поссорились, но  прошел он  скомкано и
тускло. Подробности  не хочу писать. А  в  четыре утра  пришла  Наташа и  ее
подружка, у которой она встречала Новый год. В комнате подружки спали гости,
поэтому она пришла к  Наташе ночевать.  Дверь открывала, естественно, Алеся.
Но  я проснулся сразу  -  мало ли что... Подружка  думала,  что я сплю.  Она
разделась до трусиков и легла с Наташей спать. Утром я пошутил:
     - А ты помнишь,  как ты вчера на столе устраивала  стриптиз? Было очень
красиво!
     Девушка  покраснела,  недоуменно  захлопала  глазами.   Но  все  весело
рассмеялись, и она, понимая, что  это  шутка, смущенно заулыбалась. И только
теперь я вспомнил, что при встрече со мной она всегда открыто улыбалась мне.
При этом  я всегда был с Алесей.  И  однажды,  в  очередной  раз,  когда  мы
встретись   с  ней,  и  просто  поздоровались,  у  Алеси  резко  испортилось
настроение. Я не помню, как я спросил, но я помню, что ответила Алеся:
     -  Ты ей  симпатичен. При виде тебя  у нее  загораются  глазки, она вся
преображается.
     Я вроде бы  что-то фыркнул в ответ, и сразу об этом забыл. И вот теперь
этот  эпизод в Новый год. Дня  два  Алеся  была слегка  варенная. А потом мы
поссорились.  ...Я  утром  пришел к  Алесе и  мы  лежали вместе.  Зашла  эта
девушка, что-то  спросила  у Алеси,  я тоже  перекинулся парой фраз,  что-то
пошутил в своей манере. Девушка ушла. Алеся ни с того ни с сего перестала со
мной разговаривать. В итоге разозлила меня  таким молчаливым  бойкотом, и я,
тогда совсем не понимая, из-за чего сыр-бор, уходя, сказал:
     - Пора идти.
     - Проблемы на работе? - спросила она.
     - Проблемы в тебе.
     И с того времени мы встречались меньше и меньше.
     Но  я даже  этого  предположить  не мог!  Получается,  я  преувеличивал
пси-воздействие в тот момент! Но... не спешите с выводами. Просто лодка была
уже хорошо раскачена. И естественно,  предлог создавали  мы, превращая его в
будущий раскол. Точнее, Алеся. Если бы не биовизор, то я бы  вообще бы этого
не вспомнил! Сколько думал,  а об этом пустяке - по моим понятиям - даже  не
приходило в голову.
     Боже  мой, какая  ты  ревнивая,  оказывается!  А  ведь я  сам  тебе это
говорил,   анализируя  форму  пальцев  рук  и  ног,   анализируя  на  уровне
метаболических  обменов!  И  забыл!  Но  если до  сих  пор  мы  обмениваемся
информацией, постигая  непонятое раньше, значит... Вообще-то это уже  полный
дурдом.
     Кстати, после моего гадания карты исчезли. Я спросил об этом Алесю.
     - Я их выкинула. Подарила. Просто я поняла, что гадая, влияю на события
будущего. На будущее свое и тех, кому гадаю.
     Я не помню, сказал ли что я в ответ, но точно помню, что я обрадовался.
     ...Эти карты, те же самые, появились у нее в феврале...
     Господи,  какая  ты  ревнивая!  Алеська,  ты  не  устраивала  скандалов
ревности. Какая ты скрытная! Боже мой, до чего мы разные. И ведь ты сама мне
это говорила!
     Алеся, РУБИ  В  СЕБЕ  РЕВНОСТЬ! Ревность -  страшная, черная  сила. Она
полностью  убивает любовь. Ревность -  четкий признак  того,  что к любимому
относятся как к личной вещи, как к рабу! Никогда и никому  ревность  не дала
ничего хорошего на этой планете!
     И тут до меня  дошло, что  же могло произойти  26 февраля. Хотя еще раз
повторяю - Вову Глухих  я ощущал физически в тот  день. Я чувствовал, как он
счастливо  смеется.   Видимо,  Алеся,  зная   мой  код  пейджера,  прочитала
сообщение, которое прислали мне девушки с работы 23 февраля: "Игорь, мы тебя
очень ждем и скучаем. Елена и Светлана". Я тогда удивился, поскольку никогда
ничего подобного не было.  И я не опаздывал на торжественный вечер по случаю
праздника. Обычное  послание. А  следом прислала  сообщение  Алеся. Не  хочу
повторяться. И, видимо, 26 февраля она решила просмотреть мои сообщения... И
явно,  этот гад Глухих, со своими упырями-поддельниками, как-то подлил масла
в огонь.
     Но  боль,  жгучая,  невыносимая,  не  позволяла анализировать  всю  эту
информацию. Анализ всего понятого начнется позже. Грудь жгло. Я тратил много
сил,  что бы спрятать гримасу муки на лице и чтобы улыбаться.  Я  чувствовал
себя мухой в время первых заморозков. Еще чуть-чуть, и все. Еще  немного - и
я провалюсь. Провалюсь в коридор смерти. Спокойно и незаметно. Боль выжимала
все  терпение, все силы. Я начинал уже просто метаться в агонии, в  бреду. Я
пробовал ругаться на  Алесю. Это  ничего не  меняло.  Боль стихала чуть,  но
потом разгоралась еще сильнее.
     Господи, Алеся,  ты,  закрывшись сама в  себе,  даже  не представляешь,
какие изуверские боли создают твои мысли! Когда мы ходили в кино, ты прятала
свою голову мне в  плечо, как страус  в песок - ты не можешь  смотреть сцены
насилия  и  смерти  на  экране. Но ты неверием  в  меня, взамен моей  любви,
создаешь образ изувера-изверга, который меня уничтожает. Интересно, если  бы
я умер, тебе стало бы легче?
     Это был новый  вопрос взамен того, который я говорил месяц назад. Тогда
я спрашивал: "Алеся принесет мне цветы на могилу?".
     Кстати,  совсем забыл  -  как только я  закончил  писать "Луч", я сразу
взялся править "Отречение" по тем значкам и заметкам, что ставила Алеся. Это
хоть как-то отвлекало  от боли. Потом, поймав ее стиль,  я сам дополнительно
исправлял некоторые места  в тексте. В середине мая новая версия "Отречения"
ушла по телефонным  проводам на сервер. Но у ребят очень много работы, и они
уже месяц, как не могут выложить мою (с Алесей) повесть.
     ... Я не думал, что когда-нибудь еще позвоню Алесиному родственнику. Но
сейчас,  практически в агонии, в бреду от неизбежной  боли, я опять позвонил
ему.
     - Я тебя прошу, отведи ее к психиатру.
     - Я тебя самого не надо вести к психиатру?
     - Нет. Двадцать лет я занимаюсь этими вещами. У меня все нормально, все
в порядке. Две недели назад я тебе говорил,  что не могу забыть ее. А теперь
я очень хочу забыть о ней. Скажи ей, что бы она тоже забыла обо мне, даже на
уровне  подсознания. Она сменила пейджер,  в общежитии ее  нет. Я не могу ей
сам сказать это.
     - Хорошо, я ей передам.
     Но  это  не  помогло.  Я  почувствовал,  что он  сказала  Алесе о нашем
разговоре  примерно через день. Но ничего не  изменилось.  Боль выжигала все
силы. Еще раз говорю - упаси  Вас Господь испытать  подобное.  Мне  кажется,
смерть намного слаще и приятнее.
     И  в эти  дни произошло  еще  одно  событие.  Вспоминая  снова и  снова
прошедшие  месяцы,  я  обнаружил  интересное совпадение:  боли в  кишечнике,
жгучие боли, до сердечного приступа, начались день в день с изъятием дисков,
на  которых  была  моя  повесть  "Отречение".  Уже  потом  будут  беседы  со
следователем, потом будут брать у меня показания в качестве потерпевшего. Но
не  в день написания  заявления,  а именно в день  изъятия  дисков  появится
боль... Я  пришел  в то  подразделение, которое  занималось  этим  делом,  и
спросил, что за фирма и кто они такие, против кого возбуждено дело.
     - Это  некий  Сундуков.  У него два магазина. Они  не закрыты. Хотя  по
закону все  счета должны  быть  арестованы,  и магазины  закрыты.  Живет  он
спокойно  и  припеваючи.  Если  бы  не  его мамаша, то его или  воры бы  уже
прирезали,  или  мы  посадили далеко и  надолго. А мамаша  его  -  сотрудник
прокуратуры одного из районов города.  У нее шикарные, мощные  связи, она на
хорошем счету у  руководства. А сынок потихоньку колется наркотиками,  ведет
бизнес и живет припеваючи. И еще не известно, дойдет твое дело  до суда, или
нет. Мы бы этого очень хотели.
     И  еще: по своим  каналам  я узнал, что  у  этого подразделения милиции
большие проблемы на уровне Главка в  Москве, которые создает открыто и нагло
Новосибирское ФСБ. Вот он, звериный оскал гнилых зубов Златоглавой! И еще из
других  источников я узнал, что  по  городу гуляет база  данных ФСБ, которая
должна  быть  засекречена  за  семью  замками. Это  база  данных... с полной
объективной характеристикой  на  каждого  жителя города! Про  такую  базу  я
слышал  от одного высокопоставленного  человека  два  года назад, но  не мог
знать, что  ее  перенесли на компьютеры. Стоит эта база  триста долларов. Не
путайте с адресной книгой города, или телефонным  справочником. Естественно,
ее берегут покупатели, и  даже  на себя самого мне  не  дали характеристику.
Было  бы  интересно.  Где  у нас  вообще  находится  контрразведка? В  какой
подворотне какую гадость пьют  эти суперзасекреченные хмурые мужики, которые
должны отстреливать таких подонков из  силовых структур? Или вы с  ними тоже
заодно?  Вам  тоже  надо побольше  денег  и власти?  Операции  такого  плана
называются  "ликвидация".  Это обычный  профессиональный  термин.  Хотя  для
простых людей это звучит дико. Согласен. Но для  таких б....ей,  как Глухих,
они действительно необходимы.
     Я опять отвлекся. Да, прекрасно продумано. В том случае, если бы наше с
Алесей  дело  получило  бы  огласку  (например,  кто-то  умер),  то  в  ходе
разбирательства  все  бы  уперлось  в  прокурора  госпожу  Сундукову,  и  ее
сынка-наркомана. Ведь, чтобы начать такую операцию, что я описал, нужен хотя
бы месяц  предварительной подготовки! Нужно знать все  связи, пути движения,
знакомых,  родных. А тут все  одновременно и сразу! Просто нужно было, чтобы
кто-то дал  команду "Фас" этим  упырям. Ведь  нужны санкции на прослушивание
телефонных разговоров,  на  снятие  пейджинговой  информации, на оперативное
подслушивание  комнаты  Алеси  и  моей квартиры,  на  слежку  и  оперативные
"танцы".   Вспомните  ночное  отключение  пейджера  ночью,  когда  я   якобы
разговаривал с  Алесей! Естественно,  мамаша Сундукова все это подпишет ради
сынка.
     Гражданка Сундукова, вы хоть понимаете, что упыри Вас использовали, как
уличную  девку? И я  более, чем уверен,  что наркоту вашему сыну  поставляют
именно они. И  диски с моими повестями появились  у вашего сына не случайно.
Видимо, все-таки, никто другой не хотел подписывать такие санкции! Гражданка
Сундукова, читайте дальше...
     Но боль, жгучая, не давала покоя. Я чувствовал, что угасаю все больше и
больше.  Сейчас не  помогали никакие  защиты,  никакие  слова  и  уговоры. Я
пробовал говорить:
     "Алеся, кто тебе сливает всю информацию?",
     "Алеся, не слушай ни одно радио, там идет полное зомбирование",
     "Алеся, не слушай "случайных прохожих" на улице".
     Боль чуть становилась  тише, но  после возрастала снова. Но удивительно
другое. Иногда я  говорил Алесе:  "Ты никогда .... ..... ......  .....!" При
этом в глубине души появлялась невероятная радость, светлая и чистая! Это не
было моим  злорадством.  Это - истина, прописанная,  застолбленная  в высших
мирах.
     В эти самые дни я проклял себя, что написал "Луч Анастасии". За жизнь я
уже не  цеплялся - такая просто  не нужна.  Ничего это не дало. Ни  мне,  ни
другим.  Есть несколько ответов, но вопросов  намного больше.  Я решил,  что
больше  не буду вообще писать -  ни документальные вещи, ни  фантастику. Мне
было понятно - боль  не связана напрямую с "Лучом", она связана с Алесей. Но
моя правда действительно ничего не дала. Никому. Зачем я тратил столько сил?
Зачем написал от своего имени?
     Так  рассуждая, я однажды вечером шел с работы, проходя  мимо Алесиного
общежития.  В  ее  окна я  уже не  смотрел - незачем. И  вдруг  мое внимание
привлекло необычное зрелище. У меня на  глазах кошка поймала голубя. Сколько
раз,  еще  в  детстве,  я  наблюдал  за такими  молчаливыми  поединками!  Но
природная  авиация всегда  выходила победителем.  А  кошка, хотите - верьте,
хотите  нет,  была черная, как смоль. Совсем  как  символ  прокуратуры,  или
контрразведки.  Глядя  на  этот курьез, я провожал взглядом довольную кошку,
которая, высоко задрав морду, наступая на распластанные крылья,  спотыкаясь,
утащила добычу в...  подвал. Символ ада! После я подумаю:  "Ёлки-палки,  уже
сама  матушка-природа  "танцует  оперативные  танцы". Перевод -  прокуратура
вместе с  разведкой  уходят в ад.  Я подумаю  так  спустя  две недели, когда
успокоюсь от пережитого.
     Алеся теперь была для меня не символом Любви, а реальной  неизбежностью
смерти.  В  эти дни меня уже пытались отключить от Алеси. Видимо,  опасность
прошла,  но  ей  понравилось  такое перекачивание сил. Да,  наверное приятно
потягивать "джин-тоник" из соломки мелкими глотками в жгущую жару. Но только
я -  не джин-тоник. И тем  более, не джин.  А простой человек.  Силы убывали
день за  днем. Я чувствовал, что через неделю я  уже ноги буду волочить, как
старик.
     На следующий  день  я  вечером шел на работу. Около  общежития толпился
народ. На крыше пристройки с горящими от  ужаса глазами суетилась  все та же
тетенька-вахтер, которой я передавал записки и разговаривал не раз по поводу
этих записок  по  телефону.  Около  нее были  парень  и какой-то  мужчина. Я
общался только с ней. Как говорила раньше Алеся: "Любит она тебя!"  Наблюдая
необычную картину, я спросил у рядом стоящих девушек.
     - Девушка упала с последнего этажа...
     У меня все оборвалось внутри.
     - Кто?!
     - Мы не знаем. Сами только подошли.
     Я подошел поближе. Около самой пристройки стояли три девушки. Я спросил
у них об этой девушке. Они, обернувшись на меня, ответили:
     - Вы ее не знаете.
     - У меня в этом общежитии есть знакомая.
     - Это не ваша знакомая.
     От Сергея Преображенова я знал уже, что все общежитие в курсе того, что
я преследую Алесю, хожу кругами вокруг,  сижу  часами  под окнами.  В общем,
картина с Мариной семилетней давности  повторяется, как  в зеркале... Я этих
девушек видел впервые, зато они меня знали прекрасно... Впоследствии я узнал
практически  все подробности этого происшествия. Не буду объяснять,  как и у
кого. Скажу только одно - тетенька-вахтер не сказала почти ничего. А  Сергей
сказал  только  те слухи, которые были  пущены для отвода глаз:  мол, пьяная
была. Девушка  была  абсолютно  трезвая,  в момент  падения  одна, и видимых
причин  для такого поступка не было никаких.  Но именно этот случай заставил
меня начать писать вторую часть.
     Дело  в том,  что я еще  в марте видел,  как с последнего этажа  падает
девушка. Я не знал  кто, я  не  знал  когда, но Я ЗНАЛ  ПОЧЕМУ. Это напрямую
связано с событиями, которые начали твориться со мной и  Алесей. Это РИКОШЕТ
ПСИХОТРОПНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ  МЕРТВЯКОВ.  Я не знаю,  были предрасположенности к
суициду  у  этой  девушки, или нет,  но  психотропная  накачка,  созданная с
помощью оперов всех мастей и пси-генераторов, сделали свое дело.
     Если  до  этого  случая все можно  было  списать  на  мою  необузданную
фантазию,  то  теперь  смерть  человека не  спишешь  никуда.  Смерть обычной
молодой девушки.  Не каждый день сами по себе  выпадывают  девушки с верхних
этажей.
     Упыри, она вам  будет сниться  даже в  аду! Если вообще  вы будете  там
спать!
     О мирах возмездия подробно написал Даниил Андреев в "Розе Мира".
     Вот вам и кошка с голубем.
     Гражданка   Сундукова,   по   всем   космическим   законам,   по   всем
причинно-следственным  связям,  получается,  что  ты  причастна  к  убийству
девушки! А ведь ты на хорошем счету у начальства... У тебя шикарные связи...
Сын  только  наркоман.  Не  смогла ты сотворить  в  нем  добро. Ты  даже  не
понимаешь, что  своего  собственного сына  ты уже давно убила! Бог не  будет
твоим судьей. Тебя будет допрашивать сам Сатана. Я так хочу.
     И  только  после  этого  я реально поверил  в  другой свой  бред. Бред,
который меня  пугал самого, давно... Не буду говорить, когда, поскольку  при
внимательном прочтении можно заметить некоторые закономерности... Но прежде,
чем сказать о нем, у меня к Вам, дорогие читатели один вопрос.
     ВОПРОС
     Недавно я  сообразил: я постоянно  упоминаю Анастасию. А все знают, кто
это?
     Это женщина, которая  живет в  сибирской  тайге.  Очень  красивая.  Она
обладает  невероятными  способностями.  Книги  о  ней,   написанные  обычным
человеком, бывшим бизнесменом,  переведены на десятки языков. О ней  говорит
уже  весь  мир. Эти книги  лежат  в каждом книжном киоске.  Именно благодаря
первой книге я и познакомился с Анастасией. Но это отдельная история. Сейчас
разговор  о  другом.  Не  все  верят  в  то,  что  написал  Владимир  Мегре.
Преображенов, и  тот, не верит. Но в  это поверили другие... Во второй книге
Владимир  Мегре  пишет  о захвате  Анастасии.  Заказчики  упираются  в самую
верхушку российской пирамиды власти. Но в кого конкретно - не понятно.
     Анастасия долго говорит  захватчикам прописные истины, но  они не хотят
ничего  слушать. Их цель -  увезти ее в Подмосковье.  В закрытый заповедник.
Она не соглашается. В нее стреляет один из охранников. Выпускает всю обойму.
В  итоге  там появляется  Голубой шар. Шар разговаривает с  Анастасией,  они
спорят.  Шар исчезает,  и  там  встает  КОРИЧНЕВЫЙ  ТУМАН.  У  этих  обезьян
начинается АД. Владимир Мегре подробно все описывает, повторяться не буду.
     Эти       книги       мы      можете      скачать      по       адресу:
http://www.anastasia.ru/books/
     КОРИЧНЕВЫЙ ТУМАН
     Его  я вижу теперь очень часто. Он  медленно, не  торопясь, сочится  из
трещин асфальта, парит над  землей. Его мощность громадна. Она не  поддается
пониманию. Миллионная доля  его способна разнести десять  подлодок  "Курск".
Этого описания  достаточно. Иногда видно,  как земля в городе ходит волнами.
При  этом хорошо видны когти упырей. Они - точно  такие, которого я видел  в
середине декабря. Но их теперь тысячи. Они что-то ждут.  Мне это неинтересно
знать.
     Меня абсолютно не интересует, где и когда встанет Коричневый туман. Где
и когда он  себя проявит. Открыто или незаметно. Мне это безразлично. Как он
будет себя вести, кого, где и когда он захватит своими клубами.
     Но только не думайте, что это  мы с Алесей его  породили. Мы с Алесей -
наглядный  пример  беспредела  мертвяков  и  упырей. Беспредела  вампиров  и
вурдалаков.  Они  сидят  в  роскошных  креслах  в  генеральских мундирах,  и
рассуждают о правильности этого мира.  Они под  видом простых оперов танцуют
"танцы" на  улицах  города,  подслушивают  телефонные  разговоры,  зомбируют
простых  и честных людей. Но  им  не хватает всего одного процента знаний  о
мозге, чтобы знать прописные истины.
     Об  этом написано давно. Я  думаю, упыри и мне не поверят. Пусть  тогда
верят Коричневому туману. Он для них и пришел. Здесь можно  привести десятки
цитат  пророчеств  всех  времен и  народов. Не хочу. Я приведу только  одно,
которое никто  не  замечает,  и  мало кто о  нем  знает.  В  книге  "Любовь.
Цивилизация.  Всевышний"  я  упоминаю  член-корреспондента  АН  СССР  И.  С.
Шкловского. В  его книге "Вселенная,  Жизнь, Разум" есть неприметная  глава,
которую  не  заметила   "мудрая"  цензура  времен  застоя.  Называется   она
"Замечания о темпах  и характере технологического развития человечества".  Я
очень коротко ее  упомяну. Ученый  приводит график  роста населения  земного
шара за последнюю тысячу лет:


     


     После  этого говорит о возможных  формулах,  с  помощью  которых  можно
прогнозировать население планеты. В итоге он строит обратный график:



     


     У него получается  идеальная  прямая (с  точностью  до сотых процента),
которая должна пересечь горизонтальную ось в  2030 году (ошибка + - 5  лет).
Но  тогда  получается,  что население планеты  будет равно бесконечности. Он
очень мягко делает выводы... Я скажу прямо.
     1. Прирост народонаселения планеты  не зависит  от  стихийных бедствий,
революций,  войн,  эпидемий  и  т.д.  Этот  закон  постоянен   на  обозримом
историческом  прошлом,  то  есть за  последнюю тысячу  лет. Никто и ничто не
влияет на обратную прямую линию. Это постоянная величина развития планеты.
     2. В ближайшее время этот закон прироста народонаселения ИЗМЕНИТСЯ.
     Вы себе  реально представляете, ЧТО ДОЛЖНО  ПРОИЗОЙТИ? Лично  я -  нет.
Этого  явления еще  никогда не было  в истории планеты! Невероятное событие,
которое  очень сильно  замедлит  прирост  населения.  Которое  сократит  это
население.  Это   есть  самое  точное,  и  самое  лаконичное  доказательство
БИБЛЕЙСКОГО КОНЦА СВЕТА! Нострадамус назвал это время временем ПРЕОБРАЖЕНИЯ.
Я называю это  ОТРЕЧЕНИЕМ. Поскольку прямая  никогда не сможет пересечься  с
горизонтальной   осью,  значит,   она   должна  загнуться.   Тогда,   говоря
математическим языком,  появится  точка перегиба. Вопрос только в том, когда
она появится. А вот это я не хочу говорить. Надоело. Так что это НЕЧТО, рано
или поздно, придет для вас, упыри и вурдалаки. Иногда оно себя уже незаметно
проявляет.
     А  простым  честным  людям  бояться  нечего.  Они  только   ВЗДОХНУТ  С
ОБЛЕГЧЕНИЕМ. Забудьте, упыри, о своих  будущих потомках.  Нечего делать им в
будущем,  порожденных  вами.  Вы  не   представляете,  не  понимаете  основы
мироздания.  Планета  долго  шла  к  этому   времени  через  мировые  войны,
революции, обман, подлость, зависть, корысть и рабство.
     Как ни странно,  об этом мягко и незаметно намекнула сама... Анастасия.
В пятой  книге она говорит: "В  будущей  Москве будет жить полтора  миллиона
москвичей,  остальные - в своих родовых поместьях". Откройте справочник сами
-  население Москвы - 8,6 миллиона жителей, площадь московской области  - 47
тысяч квадратных километров.  А теперь  подсчитайте.  Семь  миллионов  людей
нужно разместить в родовых поместьях. Допустим, средняя  московская семья из
трех человек, плюс дедушка с бабушкой. Округлим  до полутора миллиона родов.
Умножим на  сотку. Получаем 15  тысяч  квадратных километров. Вычтете  из 47
тысяч  площадь  самой  Москвы,  прилегающих городов, садовые  участки.  Плюс
дороги,  периферия.  Элементарные пролески. Даже во  всей Московской области
все не уместятся. О чем это говорит? О том, что население Москвы в ближайшие
годы сократится. Существенно сократится.
     Порфирий Корнеевич  Иванов, или просто,  Учитель,  говорил: "У Москвы и
Киева нет будущего".
     И  я  вижу,  как коричневый  туман  встает  и в  Златоглавой.  Недаром.
Неспроста. Заслужила. И удивляться нечему. Я просто констатирую факты.
     Кстати, в первом "Луче Анастасии" я говорил о  магической связи наших с
Алесей дней рождений.  Тогда я  упомянул  Дмитрия  и  Надежду Зима,  которые
открыли ключ  расшифровки - 11,11.  С учетом  этого  ключа  получается,  что
пророчества  Нострадамуса написаны  до  2035  года. Естественно,  что И.  С.
Шкловского они там не упоминают. Они вообще не упоминают современную науку в
качестве доказательств...  Но даты И. С. Шкловского и Дмитрия и Надежды Зимы
совпадают. "Удивительное" совпадение.
     ПЕСОЧНИЦА
     Но боль не проходила. Даже  этот "несчастный случай"  не смог уменьшить
невероятную, жгучую боль. Зато сама смерть этой девушки окончательно  выбила
меня  из  калии.  Силы были уже  на исходе.  И  вот,  идя  по  берегу  моря,
появившись там по работе, я сам того не ожидая, сказал:
     - Алеся, разбирайся со своими алкашами и наркоманами сама.
     ...Боль мгновенно стихла. Осталась обычная межреберная невралгия.
     Я встал, как вкопанный. Больше такой жгучей, страшной боли не было.
     -  Господи, Алеся... С  кем  теперь  тебя связали упыри?! Что  с  тобой
происходит?! Какие глупости ты творишь опять? Как же тебе помочь?
     Дальше события развивались еще стремительнее. В эти дни я начал  писать
вторую часть "Луча Анастасии". И увидел  Анастасию. Она пришла точно так же,
как  и самый первый раз. Засыпая, я  почувствовал, что рядом лежит  женщина.
Мысленно открыл глаза. На  меня в  упор смотрела Анастасия. Тихо, с улыбкой,
она сказала:
     - Спасибо тебе за книгу.
     После она произнесла еще несколько  фраз. Не хочу пересказывать. Мы еще
поговорили немного, и я уснул. Теперь  я жду того события, о котором сказала
Настенька.
     ...Через  неделю я встретился с девушкой. Назовем  ее Анна. Эта встреча
не  вписывается ни в один романтический жанр, не  буду описывать, что и как.
Невозможно  вообще понять логику  нашей встречи. Место встречи она назначила
сама. В тот  день я смертельно  устал. Кое-как передвигал  ноги. Я предложил
посидеть,  что-нибудь выпить.  Она  не  хотела ничего.  Медленно шла, смотря
вниз. Молчала. Я решил взять инициативу в свои руки и рассказать о себе. При
упоминании планеров и воздушных шаров она перебила меня и начала говорить:
     - Я сама знакома  с авиацией. У меня двадцать один прыжок. Началось это
в школе.  Директором школы был военрук, бывший афганец. Помешанный на  небе.
Он сказал, что если мы не прыгнем  с  парашютом,  он  зарубит наши  дипломы.
Почти у всех моих одноклассников был шок. Родители бились во все двери, но у
директора была  здоровая и  лохматая  лапа в Районо. Никто  ничего  не  смог
сделать. А потом уже прыгала сама.
     Я  слушал эту историю, не веря своим ушам. Боже мой, бывает же такое! И
тут раздался голос Анастасии:
     - Песочница! Песочница! Песочница!
     В  этот самый момент  мы  проходили  мимо этой  самой песочницы. Мне не
хотелось  идти сюда.  Но Анна вела, и я шел следом  за ней. Я весь собрался,
превратившись во внимание.  Вспомните то,  что показала  мне Анастасия еще в
конце апреля! Через три часа я пойму,  что со  мной говорила не Анна,  а  со
мной  разговаривала  Алеся.  Через Анну  с  помощью Анастасии. И  вы  сейчас
поймете, почему Анастасия мотала головой.
     После этого она стала говорить совсем другое.
     - Знаешь, мне совсем  не хочется жить. Я буду  очень  рада, если завтра
умру. Мне все уже надоело в этой жизни. Столько  раз я разбивалась мордой об
асфальт, что  уже не хочется вообще ничего. Я не верю в эту жизнь, я не верю
в эту  справедливость. Все  опротивело. Я  не  верю никому  и  ничему. Я жду
смерть, как спасение. Столько в этом мире подлости, грязи. Столько сволочей,
что понимаю, что жить нет смысла.
     Но, слава богу, она  не думала о суициде - это хорошо чувствовалось.  Я
пытался как-то ее успокоить. Но она в этом не нуждалась.
     - Меня не интересуют богатые самодовольные люди. Они -  как под копирку
написаны всей этой  гадкой системой. С ними не о чем  поговорить.  У них нет
мечты. Мне  намного  симпатичнее нестандартные люди.  Есть,  например,  один
человек. Зовут его Иван Ветров. Он полностью соответствует фамилии. Живет он
в  Подмосковье, в  одном  элитном научном  городке.  Он  прочитал  книги  об
Анастасии, влюбился в нее. Там есть клуб Анастасии. В него ходит вся научная
элита. Честно говоря, мне кажется,  у  них считается  плохим тоном не ходить
туда.  Так  вот,  этот  Иван  убедил  всех, что  ему нужно  поехать и  найти
Анастасию.  Он действительно собрал деньги, и приехал сюда, к нам, в Сибирь.
За  месяц  исходил всю  тайгу.  Ты  представляешь, он нашел  три неизвестных
деревни  староверов, о которых никто ничего не знал! Но Анастасию  не нашел.
Вернувшись,  он  увидел сон. Ему сказали, что  Анастасии грозит опасность, и
только он может ее спасти. Но встретиться с Анастасией он может только через
Саид Бабу.
     - Через кого?!
     - Саид Баба  - всемирно известный исполнитель  желаний. К нему летят со
всего мира. Живет он в  Индии. Ты разве не знаешь?  Так вот. Саид Баба может
исполнить  желание  Ивана  только тогда, если он сам лично  четко и искренно
задаст вопрос.  А этот  Саид Баба говорит на  английском языке. Иван  набрал
книг по  английскому  языку,  и  стал  его  учить.  Но,  чтобы знать  его  в
совершенстве, нужно пожить  хотя бы год в той стране, язык которой ты учишь.
И  что  он делает? Он  убеждает клуб  Анастасии опять,  ему собирают деньги,
находят работу, и он уезжает в Канаду! Сейчас он живет и  работает там. Этот
человек вызывает  восхищение. Представь, он своей идеей заразил всех! Может,
он в чем-то не прав, но у него есть мечта! Нестандартная, яркая и светлая!
     - Можно мне написать о нем? Я изменю имя и фамилию.
     - Можешь не менять. Он будет только рад, что о нем написали.
     - Ты уверена?
     - Да.
     После  таких людей  волей-неволей  заговорили о  структурах  власти.  Я
пытался вставить слово, но...
     - Господи, да уже весь  город  знает,  что  всей преступностью в городе
заправляют менты  и ФСБ. Ты думаешь, что открыл истину?!  Уже все знают, что
менты накрывают всю цепочку поставки  наркотиков,  забирают все наркотики, а
они потом опять попадают в продажу, но уже по ментовским каналам.
     Я  такое  слышал впервые. Единственное, что  я  сказал, зная по прошлой
работе:
     -  А ты знаешь, что половина начальников ездит на дорогих иномарках?  И
все  как один,  они  твердят, что им  просто  крупно  повезло. Мол,  подошел
совершенно  незнакомый мужик  и  предложил "Мерседес" по цене "Запорожца"! У
одного такого везунчика есть "Гранд  Чароки".  Американский джип. Тебе это о
чем-то говорит?
     - Один из самых дорогих джипов в мире, - безразлично ответила она.
     - Правильно. А зарплата  со всеми надбавками и привилегиями - не больше
трехсот долларов. Где  он нашел больше пятидесяти тысяч долларов - даже если
он купил его за полцены? Удивительно другое. В прошлом году его зацепило ФСБ
за  какие-то  махинации  с  наркотиками.  Но вскоре отстали.  Вывод  один  -
поделился с ФСБ! Простого человека  за полграмма сажают на  несколько лет, а
там разговор шел чуть ли не на килограммы!
     ...Оставшись  один,  я  волей-неволей  вспоминал  ее слова.  Те  слова,
которые она  говорила  около песочницы.  То  есть  парашютного  креста!  Это
действительно образ  Алеси. Именно поэтому  Анастасия написала  букву "С". И
мотала  она головой как раз  с той  стороны, где мы  шли, говоря  об  Иване.
Другими  словами,  Анастасия свела  меня с этой девушкой, чтобы я понял, что
твориться  в  душе  Алеси! И, видимо,  готовить  эту встречу  она  начала  в
середине апреля!
     Алеся... Боже мой,  как я раньше не мог догадаться об этом! Сколько раз
меня самого так били об асфальт! Сколько раз я верил в порядочность стукачей
и   вампиров!  Сколько   раз  я  говорил  сам  себе:   "На  этот  раз  будет
по-другому...". Как она понять не может, что мне-то это  лучше знакомо,  чем
кому-либо? Ведь я же ей говорил о себе,  а она слушать не  хотела... Видимо,
действительно,  закодировали  так  глубоко,  что я  у  нее  являюсь  главным
асфальтопихателем...  Теперь понятно, что, находясь в  таком  состоянии, она
действительно могла покончить с собой в начале мая...
     Несмотря на последний звонок, когда я родственника просил отвести Алесю
к  психиатру,  я  решил  позвонить еще  раз. Я  попросил его  e-mail,  чтобы
сбросить вторую часть  "Луча". Может тогда он  поймет сам, и поможет хотя бы
встретиться и поговорить с Алесей? Это  был последний шанс. Самый последний.
Он испугался  давать даже электронный адрес. Вот это  -  действительно мания
преследования! Но то, что он сказал дальше...
     - Не надо мне никакой информации. Для чего она?
     - Я не могу забыть твою родственницу. Поэтому и хочу переслать файл.
     - Я  думаю,  что твое главное предназначение на  Земле -  разобраться в
самом себе...
     - Всего доброго, это последний мой звонок тебе, - я положил трубку.
     "Идиот, - подумал я, - если  бы не Анастасия,  ты бы уже похоронил свою
родственницу. Ты даже не  понимаешь этого! Хотя ты мне утверждал, что знаешь
ее  лучше,  чем я! А в самом  себе я перестал разбираться в 1994 году, когда
убили друга. Я столько узнал  правды, непосредственно, своими глазами. Я это
увидел по всем оперативным полигонам города. (Это описано в "Отречении"). По
всем танцам. По той лжи, наглой и отвратительной. По ТВ мы видим аналогичные
фильмы. Но когда это пройдешь сам... ".
     При этом боль в  груди ушла совсем!  Нет, родственник,  что-то здесь не
так! Не даром Алеся во сне сказала, что ты что-то сделал! Но,  я думаю, рано
или поздно, я узнаю и это. Ведь за эти месяцы столько открылось!
     "Я,  конечно,  сам  идиот, что  говорить.  Сам попросил  отвести  ее  к
психиатру.  Но  не  дай  Бог тебе испытывать  такую  боль в  течение месяца,
родственник!"
     Но  теперь  я знал цену этой  жгучей боли.  Это  -  жизнь Алеси.  Я  не
занимаюсь  саморекламой. Это заслуга только  Анастасии.  Мне не суждено было
этого понять.  Понял я  это только тогда,  когда угроза  спала.  Правда,  от
рикошета удара мертвяков погибла другая... А я со своей любовью к Алесе...
     Теперь я твердил только одно:  "Алесенька, ты, пожалуйста, живи. Просто
живи".
     Поздно вечером я опять увидел Алесю по биовизору. Она робко и испуганно
спросила тихим голосом:
     - .... ...... ...... ....... ....?
     Я ответил:
     - Да. Смогу.
     АНАСТАСИЯ
     Танцы  мертвяков  не  прекращаются.  Алеся  изменилась,  стала  другой.
Постоянно висит за спиной Глухих и иже  с ним. Что-то у них не получается. И
это правильно.
     Пора заканчивать писать  бесконечную повесть. Раньше мне  казалось, что
она  будет   закончена  словами:  "Мы   с  Алесей   подали   заявление.  Или
обвенчались". Но не получилось. Слава Богу, что хоть она жива.  И я выжил. В
этом заслуга Анастасии. До меня до  сих  пор не  доходит смысл ее слов: "Три
месяца, я так  задумала". Но можно  с уверенностью  сказать -  Анастасия  не
хотела  ничего  плохого,  о том  времени я  не  жалею.  Вспомните,  в  каком
состоянии тогда  была  Алеся,  когда ее качало.  Может быть, те  три  месяца
заставили  ее  взглянуть  на  все  происходящее  иначе.  Мы  увидели  модель
настоящего  счастья. Но оно  не  стало  настоящим.  Не по  нашей  вине.  И я
надеюсь, что последующие свирепые полгода открыли ей глаза на этот мир.
     Мертвяки четко все рассчитали. Они четко поймали Алесю на тонкостях  ее
характера - скрытность и ревность. Они четко спрогнозировали мое упорство  и
настойчивость. Если хотите, настырность.
     И я заведомо описываю это подробно только потому, чтобы вы не повторяли
наших  ошибок.  Теперь   прекрасно   видно  -   МЕРТВЯКИ  УПРАВЛЯЮТ   НАШИМИ
ОТРИЦАТЕЛЬНЫМИ  ЭМОЦИЯМИ,  доводя  любую ситуацию до  скандала, до истерики.
Слухи,  подставки, подслушивание, подглядывание  - для них как,  бальзам для
души. Плюс экстрасенсы, пси-генераторы.
     Для того, чтобы от  этого защититься, это нужно знать. ТОЛЬКО ПОЭТОМУ Я
ОГОЛИЛ  ВСЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С  АЛЕСЕЙ. Пусть  нам не суждено быть  вместе...
Зато я верю, другие смогут избежать нашей участи.
     И  еще  - дорогие мои,  не лезьте в эти эфирные поля - очень опасно. Не
занимайтесь экстрасенсорикой - в  условиях  больших городов  это -  сплошной
вампиризм.   Только  попадете  в  поле  зрения  мертвяков.   Где-нибудь,  да
проболтаетесь стукачу. В итоге и на вас начнут  охоту, как  на Анастасию, на
Алесю,  на  меня. Нет  в городах чистой  энергии.  Поэтому все эти  "лекари"
просто воруют ее у  других. Единственные, кто берет чистую энергию в городах
- это  те, кто  занимается по  методике Порфирия Иванова,  обливаясь ледяной
водой.  Кстати, и Порфирий Иванов, и Анастасия,  говорят  одно  и  тоже. Они
вместе.
     И последнее, что хочется  рассказать.  То,  что я  сейчас поведаю, я не
смог  даже вписать  в  фантастику - настолько фантастично  то,  что со  мной
произошло. Но я все видел отчетливо, ошибки здесь нет.
     В  прошлом  году,  после   событий,  связанных  с  Анжелой  (описано  в
"Посланниках"), Анастасия  очень переживала  за  меня -  я  это  чувствовал.
Однажды  вечером, засыпая, я услышал,  как она сказала: "Сегодня  ты увидишь
необычное  явление". В тот день я зверски устал, и подумал  про себя: "С ног
валюсь. Ничего  я  не  увижу. Сил  нет ждать  это  явление". Но  среди  ночи
проснулся. Словно кто-то разбудил. Что-то было не так. Я глянул на Луну и не
поверил своим глазам. Она светила...  зеленым, чисто  зеленым светом! У меня
прекрасное зрение, я в темноте вижу цвета. Ошибиться я не мог.
     А  еще через  несколько  дней  она  попросила:  "Помоги мне".  Я лег  и
расслабился, чтобы настроиться на ее частоту. И тут же оказался... на другой
планете. В четвертой  книге Анастасия переместила  Владимира Мегре на другую
планету. Но они были в чистой природе, и она была рядом. А тут такая помойка
цивилизации! И все равно она смогла!
     ...Планета  только  что   пережила   ядерный   взрыв.  Обмен   ядерными
боезарядами   породил   сильнейшие   планетотрясения   (чуть   не    написал
землетрясения). В некоторых местах текла лава, рушились скалы, в бесконечные
пропасти уходили дома. В следующий момент я увидел человека. Молодой парень.
Лет  двадцать  пять.   Похож,  как  две  капли  воды  на  землянина.  Офицер
стратегических войск.
     Кстати, других видов войск у них уже не было за ненадобностью. Никакого
камуфляжа - ярко-серебристые костюмы.  Вроде нашей  химзащиты. Радиоактивная
грязь  и пыль на  этой  одежде  начинают светиться  флуоресцирующим  светом.
Такого  же  цвета и  сама  техника.  Что  бы была  видна  издалека.  Никакой
маскировки. Все решали только  стратегические ракеты. Лесов на  этой планете
нет.  Трава - как  у  нас.  Полевые  цветы.  Города тоже  как у нас -  много
панельных многоэтажных домов. Больше ничего не видел.
     Этот офицер,  перепуганный, в шоке, старался вылезти на поверхность  из
пропасти.  Внизу  виднелся  громадный  тягач,  который  перевозил ракеты. Он
судорожно прыгал по скалам. Анастасия просила помочь ему,  вдохнуть  в  него
уверенность и силы. Я только было настроился, но по ноге пошли судороги, и я
сразу отключился, вернувшись  на землю.  Утром я спросил Анастасию: "Сколько
человек ты спасла?". Она ответила коротко: "Триста двадцать шесть".
     Анастасия!  Тебе нужно ставить межгалактический  памятник! Ты  живешь и
работаешь не только в интересах  Земли, но и всей Вселенной! Вопрос только в
том, что упыри думают только о своей власти и своих деньгах.
     В   какую   фантастику   затолкать  этот   сюжет,  что   бы   выглядело
правдоподобно,  но  не  вызывало  подозрения  на  Анастасию?!  Ведь  даже  в
"Отречении" я обозвал ее Таис!  Сказал, что она была  царицей Египта. Каково
же было  мой  удивление, когда Владимир  в  четвертой книге  написал, что ее
праотец создал образ  Египта! Но теперь, после всего описанного, какой смысл
молчать? А поверите или нет... Я не вру. Не зачем. Рад бы соврать, но правда
об Алесе не позволяет это сделать. И тем более, о вампирах и мертвяках нужно
говорить только правду.
     И  еще  эпизод. На днях встретил  своего знакомого, главврача одного из
психодиспансеров города. Рассказал о "Луче Анастасии".
     - Я эту повесть боялся, думал, на второй день в психушку затолкают.
     - О чем ты там написал?
     - О психотропном оружии. О том, что происходило со мной.
     В  ответ я  ожидал услышать  все, что угодно,  но только не это...  Он,
пронзительно глядя в упор, стараясь  глянуть в душу, с непонятной  надеждой,
коротко спросил:
     - Громишь?
     ... - Громлю.
     После этого он попросил адрес интернетовских книг.
     Да,  громлю,  стараясь  уничтожить,  растоптать самое  страшное  оружие
планеты, созданное за последние две тысячи лет.
     АЛЕСЯ
     Ничего я не буду тебе говорить. Скажу когда-нибудь при встрече. Ты даже
не представляешь, не догадываешься, что  я могу  тебе сказать... Я не думаю,
что сказанное тебя огорчит.
     Если бы ты знала, сколько сил, любви тратит на тебя Анастасия!  Как она
пытается согреть тебя своим Лучом! Анастасия очень устала... Алеська, открой
глаза. Открой свои красивые глазки!
     Ты, пожалуйста, живи. Я тебя очень прошу. Пожалуйста, живи...
     Июнь 2001 г.

     Часть третья.
     СУДЬБА

     ПРОСЬБА
     Уже месяца два Анастасия тихонечко, нежно, ненавязчиво просит, что бы я
начал писать третью часть... Надоело, хватит.
     А, может, мне кажется?
     Да, наверное, мне кажется... Не хочу.
     ...Но, вскоре,  отчаявшись  просить меня об этом напрямую,  она создала
условия,  когда  меня стали об  этом просить  те люди, с  которыми я общаюсь
обычными способами - красивые и прекрасные девушки... Мне стало стыдно...
     Прости,  Анастасия,  до сих  пор  трудно самому  поверить  в реальность
нашего с тобой общения... Хотя уже столько пройдено, столько раз ты говорила
правду, столько раз спасала от опасных шагов и подводных камней!
     Но самое главное - я не хотел писать третью часть по морально-этическим
соображениям.  Ничего хорошего, по большому  счету, мне сказать нечего...  А
писать гадости...  Зачем?  Но,  действительность  подталкивает.  Раз  так  -
придется писать.
     Господи, мой  дорогой читатель, если  бы только  знал, как  мне надоело
попадать  в переплеты судьбы,  как хочется  простого человеческого  счастья,
покоя, тишины! Как надоело был мальчиком для битья в хитросплетении событий,
связанных  невидимыми   нитями  с  сутенерами  невидимого  фронта,  с  этими
нелюдями, с человеческой тупостью и мерзостью! Как мне надоели эти невидимые
битвы с оперативниками из ФСБ, СВР (Служба Внешней разведки), ГРУ  (Главного
Разведывательного Управления)  и  МВД!  Но они  - слуги дьявола, конченные и
мерзкие бандиты, и укрыться от них пока невозможно...
     И  при этом реально  ничего значительного не  происходит!  Все якобы на
уровне догадок, домыслов, совпадений и случайностей!
     В таком случае, приступлю к изложению тех событий, которые произошли...
     А событий  действительно было  много,  и  наверное, впервые за  все это
время я пишу спокойно, без шока и страшной боли... И первую и вторую часть я
писал, в тайне надеясь, что Алеся прочитает и поймет  меня. Поймет, что я не
виноват в том, что  она  меня ненавидит... Нет, теперь  я пишу для  тех, кто
просит  меня об этом,  для  тех,  кто  это  понимает.  Ведь жизнь прекрасна,
прекрасна хотя бы тем, что она продолжается.
     Анастасия, прости меня, если я буду груб...
     Кстати, я  сам понимал месяца три  назад, что надо  будет, что придется
писать  третью  часть.  Ведь  вторая  часть  оборвана  на  неопределенности,
оставлена  в состоянии незавершенной  грусти... Но  чем  дальше  развивались
события, тем больше приходило осмысление, тем меньше хотелось писать.
     Само название книги предопределяет  высшие, светлые чувства.  Но я буду
писать правду. Я уверен, что говорить правду -  самое высшее достижение этой
цивилизации в море лжи, лицемерия, беспредела.
     Начну я издалека...
     ОПРЕДЕЛЕНИЕ
     Что такое любовь?
     Сколько уже сказано на эту тему. Похоже, я сам, того не ожидая, в своем
трактате "Любовь, Цивилизация, Всевышний" дал такое определение, которое мне
пришлось испытать на практике, на своей шкуре.....
     Вот оно:
     "Любовь - это психоэнергетическое взаимодействие  противоположных основ
природы. Если сказать простыми  словами, то любовь -  это  любые  нормальные
слова    с    приставкой   "взаимо":   взаимоуважение,    взаимопреклонение,
взаимоудовлетворение, взаимопонимание, взаимовоспитание, взаимопомощь и т.д.
Психоэнергетическое       взаимодействие       обеспечивает      внетелесное
взаимопроникновение  на  уровне  высшей нервной  деятельности  и  психологии
поведения. Влюбленные понимают друг друга без слов. Они чувствуют настроение
своей  половины  за  тысячи километров.  Это  не чудеса,  это обычная земная
любовь. Мне приходилось испытывать,  читать, слышать  сотни таких  примеров.
Один из известных  примеров - Наташа  Ростова  выбегает навстречу неожиданно
приехавшему Болконскому в "Войне и мире" Льва Толстого. Неважно, было ли это
исторически достоверно, но ничего сверхъестественного здесь нет.
     Возникает  вопрос  -  как  часто  встречается  любовь,  соответствующая
данному определению? Данных в литературе я не встречал. Но  косвенно оценить
это возможно".
     Так я писал  два года назад. Уже тогда я понял,  что  боль  (по крайней
мере, у меня) возникает не из-за болезни, а из-за  чужих мыслей. Но этот год
дал  столько информации, что мне порой кажется,  что я  только начинаю жить,
словно мне недавно исполнилось 17  лет... После сильнейших болей в груди, от
которой до сих пор  бросает в холодный пот, я понял, что  боли, которые были
весной после ухода  Алеси  -  это ее боли,  и  только  ее.  Но до  конца всю
ситуацию я пойму только в октябре... Вот и получается - "психоэнергетическое
взаимодействие противоположных основ природы"! Но это - не любовь. Это дикая
ненависть запутавшейся в своих мыслях и галлюцинациях Алеси, заблудившейся в
жизненных  ситуациях. Здесь  не  применимо  выражение:  "любовь -  это любые
нормальные  слова с  приставкой "взаимо": взаимоуважение, взаимопреклонение,
взаимоудовлетворение,   взаимопонимание,  взаимовоспитание,  взаимопомощь  и
т.д." Скорее, описанные мной события в первом  и  втором  "Луче"  говорят  о
лютой ненависти, об антилюбви! Но механизм взаимодействия -  один и  тот же.
Сейчас, когда  я  пишу эти строки, очень  хочется пересказать  наш вчерашний
диалог с Анастасией... Но все по порядку.
     Отдав  на  интернет-сайт  вторую часть,  я  подумал, что  хватит с меня
Алеси, нужно отключиться и  попробовать писать  свою любимую фантастику. Но,
написав страницы три,  я встал колом. В голову не лезло совершенно ничего...
Но,  тем  не менее, эти  мысли навеяны всей  ситуацией,  и,  если интересно,
посмотрите эту фантастику в конце повести...
     РАБОТА "ЛУЧА"
     В конце июня вторая часть была опубликована в Интернете.
     В  тот самый  день опять  включился  биовизор. Но  перед этим Анастасия
спросила: "Ты мне  поможешь?". Я, не понимая, чем  и  как помогать, спросил,
"Что  конкретно  нужно  сделать?".  Ночью  по  биовизору  я  увидел, как три
спецназовца  в  черных  масках,  крадучись,  обходя  датчики   сигнализации,
отключив  непроходимые защиты, крадутся по коридору в какой-то кабинет.  Они
открывают массивные двери, чем-то напоминающие двери в командных пунктах или
банковских   хранилищах.   Перед   открытыми    дверьми    командир   группы
поворачивается  в  мою  сторону, протягивает ко мне папку  с  документами  и
говорит: "Вы здесь оба". И, соблюдая предосторожность, они уходят в какой-то
кабинет.  Как я понял, они где-то в чужом кабинете, инкогнито, оставили  эту
папку.
     Позже  я  понял, что не правильно расслышал этого  командира.  На самом
деле он сказал: "Вот здесь оба". Он подразумевал обе части "Луча Анастасии".
     А  через  неделю  опять биовизор.  Разговаривают  два  военных, один  -
генерал, кучерявый блондин  (или седой),  второй  - полковник. Генерал очень
сильно похож на кого-то, где-то я уже видел эту рожу... И полковник  тоже до
боли знаком...  Круглая  засаленная рожа... Тогда,  когда я видел эту тварь,
она  весело,  злорадно улыбалась... Где же я  тебя видел?...  А  пока,  пока
генерал показывает  что-то  полковнику, тот бледнеет и  спрашивает: "Кто это
сделал?".  Генерал,  улыбаясь,  показывает  на  меня.  Полковник  наливается
яростью, становится  буквально  малиновый, быстро выхватывает пистолет  и  в
упор стреляет в меня. Но пуля вязнет в воздухе, не долетая до меня. Биовизор
выключился.
     Вскоре я вспомнил их обоих... Судя по  всему, биовизор дает структурную
информацию, образную, более понятную для понимания. Вспомните "Посланников",
когда в момент взрыва "Курска" я увидел корабельное оружие, которое стоит на
постаменте в виде памятника в Североморске... Теперь понятно - "Курск" - это
не главное событие для Высших  сил. Попутно со взрывом на  подлодке решались
более важные задачи,  которые  темные  силы не  заметили. Они были полностью
поглощены разорванной субмариной, лежащей на дне.
     Так  вот. Этот самый  генерал -  командующий ГРУ. Примерно в  1995  (а,
может  быть,  позже) газета "Комсомольская  правда" впервые в  жизни  была в
кабинете у командира всех военных разведчиков, причем журналисты хвастались,
что ради них генерал отключил всю связь,  и посвятил им целый день. Там была
написана какая-то чушь по поводу доблести  этих субъектов, и была фотография
этого самого генерала. Я тогда, глядя на эту  фотографию, подумал, что может
быть опубликована любя  фотография, даже совершенно левого человека. Но, тем
не  менее, по биовизору показали именно  его. Неважно, реальный это человек,
или  нет, но было  очевидно  -  на  ковер к  командующему  ГРУ  приходил его
подчиненный... Кругломордый полковник  -  это бывший начальник отдела кадров
СибВО  ГРУ в  1995 году. А сейчас, видимо, уже начальник СибВО ГРУ. В первой
части "Луча" я уже упоминал  о том, как пять лет назад меня зомбировало ГРУ.
Я  ошибся. Это было ранней весной 1995 года. В те же самые месяцы, что и эта
адская катавасия с Алесей в этом году. Вот этот кусок из первой части:
     "Тогда,  зазомбированный,  я познакомился с  начальником  отделения ГРУ
СибВО, которому сказал: "Я хочу работать в разведке". Он понимающе кивнул, и
ответил: "Желаю  успехов", пожал мне руку. Через несколько дней  я отказался
от такой затеи, травля продолжалась, слегка  затихая, несколько лет. И когда
происходили всякого рода подставки,  он между  прочим  проходил мимо, словно
хотел сказать: "Приходи к нам, и все будет хорошо". Именно тогда,  точно так
же,  проходили  именно  эти  мертвяки.  Всего  их человек десять. Скромно  и
прилежно одетые, ничем не приметные. Но память у меня хорошая".
     ...Я прекрасно помню их. Они  никогда  не сядут на скамью подсудимых...
...Тогдашний начальник СибВО ГРУ, пожав мне руку, удалился. С помощью знаков
и  жестов меня  "подвели"  к  черной  "Волге".  На  правом  сидении восседал
круглолицый  упитанный  полковник.  Открыв  дверцу, улыбаясь  своей  круглой
физиономией,  он спросил,  что  мне надо. Я ему  ответил то же. Он  ответил:
"Хорошо", и что-то вроде  "Еще встретимся". Машина уехала.  Тогда я осознал,
что это  был или  заместитель "Авиатора", или начальник отдела  кадров СибВО
ГРУ...
     После этого была работа в мастерской УВД, постоянные подставки и травля
со стороны ментов-сексотов, и периодически "случайно" попадался "авиатор" на
моем пути,  в те  самые моменты, когда от  безысходности  хотелось  разнести
пол-города. Жутко изуверские  методы. Эти особи не знают понятия просьба. Да
это и  понятно - экстрасенс  не  должен  думать головой, кого  и  за  что он
убивает телепатически - за него будут думать другие.  За него думает "мудрое
руководство", хозяева в погонах,  в  обычной жизни одетые с  чистую,  слегка
поношенную одежду... Экстрасенс - это всего лишь ультрасовременный пистолет,
избирательно убивающий людей, и не более того!
     Я  стоял на своем и игнорировал его заинтересованные взгляды. Говоря их
языком, я посылал всех подальше. Но уже года три, как полковник-"авиатор" не
появлялся ни разу.  Или "загнул боты", или  ушел  на пенсию. Но, как  сказал
командующий ГРУ в своем  интервью в "Комсомольской правде", "из  разведки не
уходят никогда,  из  разведки  уходят  со смертью". Поэтому,  я  думаю, этот
"авиатор" просто сдох. Значит, неспроста это... Неспроста...
     Судя  по информации, полученной через  биовизор, "авиатором" СибВО  ГРУ
стал  этот  круглолицый  полковник.  Упитанный  на  чужой  крови,  на  чужих
несчастьях. Я  уверен  -  получит  он  сковородку в аду, как и сотни, тысячи
таких  же,  как  и он  сам.  Но,  как  известно, очень  часто удар Возмездия
приходится на самое больное место - любимый человек, любимые дети... В любом
случае ты получишь свое, "летающая сковорода", сполна.
     Я отвлекся.  Судя по информации, полученной через биовизор, командующий
ГРУ  (или  СВР  -  неважно)   показал   весь  "Луч"  сибирскому  "авиатору".
Естественно,  его  это  взбесило. События,  подтверждающие эту информацию по
биовизору, произойдут 7 августа. Меня сильно изобьют. Но все по порядку.
     Тремя днями позже я увидел еще одну картинку по биовизору: Я вижу себя,
смотрящего  на  папку документов. Невидимая рука открывает ее. Там лежит два
куска черно-белых негативов, и три листа постановлений. Насколько я понимаю,
постановления  прокурора   на   проведение  оперативных  действий.  Биовизор
выключился.
     В  эти  дни произошло  еще  одно событие. Я никак не  мог уснуть. Долго
ворочался, пока не стал искать  того, кто не  дает уснуть.  И увидел  Андрея
Коробко... Он смотрел на меня спокойно, но сосредоточенно. Увидев, что я его
вижу,  он сказал: "Отнеси повесть моей жене. Скажи,  что она  опубликована в
Интернете,  но  адрес  не  давай". Я  на следующий  день  зашел к  его жене.
Говорили  долго.  Я с ужасом удивления  узнал, что она  встречается в  одной
компании своих знакомых с сотрудником ФСБ, убившем ее мужа - с Глухих! Узнав
координаты,  я сделал,  как  просил  Андрей - отправил по  электронной почте
файлы... В этот день я  увидел  Андрея  опять, и оторопел - таким я  его  не
видел ни при жизни, ни после смерти. Лицо сосредоточено  до  неузнаваемости.
Глаза сверкают искрами ярости... На мой вопрос он спокойно, несмотря на свой
вид,  ответил: "Ничего  не бойся и  не переживай. Подожди немного. Все будет
хорошо".
     А  на  следующий  день... Господи, до  сих  пор  страшно  вспоминать...
Вечером я  шел домой. Уже  была  летняя ночь, были глубокие сумерки... И тут
из-под  моих  ног стали выскакивать точно такие  упыри, как  тот, которого я
видел в середине декабря. Их выскочило пять штук... Они стремительно исчезли
где-то в  вышине. Я  посмотрел  на  темнеющее  летнее  небо,  переходящее  в
темно-синее, почти  черное полотно. Небо, как небо. Ничего удивительного или
странного в нем нет... Пожав плечами, я пошел дальше.
     А  вот  ночью  увидел  такое... Стремительно,  по небу  пролетело  пять
распластанных тел. Честно скажу - неприятно было смотреть на летящие по небу
распластанные труппы... Летели они в сторону кладбища. Лица разглядеть я  не
мог.  Возраст я  определить  тоже не  смог. Вроде бы  мужики предпенсионного
возраста. Но зато я вспомнил одну деталь...
     Еще в  первой  части "Луча", я  сказал, что не стал описывать весь свой
бред,  который мне якобы  казался.  Но  выпавшая девушка заставила  частично
сказать об этих некоторых видениях. И в марте Анастасия  мне твердила только
одно: "Не  думай об  Алеси, думай  о  них (то есть об этих материализованных
упырях  и  вурдалаках, реально живущих в городе  и образно сосущих кровь  из
этого города), их - пять!". Она очень часто говорила это... Но я не мог... Я
не мог не думать  об Алеси... Скоро я пойму, какой я был дурак... Иногда она
говорила: "Их -  пять". Не  эти ли "пять" пролетели  на кладбище? Думаю, что
это были именно они.
     И был еще один эпизод,  который всплывет в сентябре. Есть у  меня друг.
Друг детства. Я знаю его уже больше  тридцати лет. Он описан в "Посланниках"
как  Пельмень.  Он  действительно иногда  отмачивает  такие штучки,  что  не
знаешь,  как на  него реагировать. Очень заметно это  стало,  когда  он стал
считать себя крупным бизнесменом. Именно считать. Именно бизнесменом. Но все
равно он -  друг.  Мы периодически встречаемся и говорим друг другу  то, что
можем  сказать  только  друг  другу. Хотя, после написания  "Луча",  я  могу
считать  своим  близким  другом  любого, кто  мне поверит.  Если человек  не
считает  меня  за  сумасшедшего,  значит, понимает то, что  я написал.  А  я
действительно писал самое сокровенное, словно говорил близкому другу, словно
говорил  Анастасии,  словно  говорил  Алесе...  Так  вот,  зайдя  однажды  к
Пельменю, я рассказал и о декабрьском упыре, и об этих пяти. Пельмень с виду
слушал  спокойно,  но  когда  он  стал  говорить, я  понял,  что  он  сильно
волнуется:
     -  Игорь,   я  тебе   настоятельно   рекомендую  сходить  в  церковь  и
покреститься... Я очень тебе рекомендую... Ты, пожалуйста, сделай так, как я
прошу.
     - Слушай,  мне  не нужен  этот  библейский  бизнес. Ничего хорошего  от
бизнесменов в рясе я не жду. Перестань говорить чушь...
     Тем более, в церкви стукачей сейчас столько же,  сколько  на  секретном
заводе.  Именно  за  это КГБ  убило  Игоря  Талькова  - за спетую  правду  о
президенте Ельцине, и  за слова:  "Покажите мне такую страну, где  священник
под  рясой  скрывает  кагэбэшный  погон!" Ведь  именно  тогда наше  "мудрое"
руководство страны меняло веру в Коммунизм на веру Христа...
     ВЫЖЖЕННЫЕ НЕРВЫ
     После  этих  событий,  несколькими днями позже,  у меня  пошел насморк.
Странный какой-то насморк. Еще через день я потерял полностью нюх. Я даже не
мог определить  по  запаху,  где  вода, а  где  ацетон!  Как  только начался
насморк, я сразу вспомнил аллергию Алеси, которая у нее была осенью, в  нашу
первую  ночь,  и во  вторую,  когда  я  впервые  в жизни  услышал:  "Я  тебя
люблю"....
     Потом начала облазить кожа со всего тела.  Сильнее всего она облазила с
рук, ног и  лица. На руках и на ногах, кроме этого, кожа трескалась до мяса.
Носки были  в кровяных  пятнах. Утром, смотря  на себя в зеркало, я впадал в
шок: лицо было, как у куклы, словно покрытое инеем -  это мелкими лохмотьями
облазила кожа.  Любое движение  вызывало боль. Любой предмет  в руках жег  и
колол так, словно это - раскаленное стекло. Ходил я, словно по лезвию бритвы
- трещины на ногах сочились кровью.
     То, что это не моя болячка, а именно Алеськина, говорит вот такой факт.
Я уже говорил, что пять лет проработал в мастерской по ремонту спецтехники -
мигалки,  пищалки,  рации...  Я  там  буквально  "купался"  во  всевозможных
радиоизлучениях,  постоянно  приходилось иметь  дело то  со  спиртом,  то  с
ацетоном, то  со  щелочью, то  с кислотой. Однажды у  нас пролилось  полтора
литра концентрированной серной  кислоты. Думали МЧС вызывать. Но я справился
с последствиями  один -  сжег на своих  руках  две пары  военных  химических
перчаток,  но эту гадость убрал  сам. Кожу  съело до мяса,  но через три дня
зажило.  А  питался  я там на обед  только пакетиком  одноразовой лапши. Как
говорится,  сам Бог велел подхватить какую-нибудь аллергию. Мы проходили раз
в год профилактический медосмотр, и результат всегда один - здоров, как бык.
А тут никаких аллергенов, и такая жуткая по своей силе аллергия! Только один
аллерген - тупая ярость Алеси. Я прозвал эту болезнь "выжженные нервы".
     Я прекрасно  понимал  - Алеся так глубоко сидит  у меня внутри, что она
мне передала  всю информацию о своем  внутреннем состоянии, когда невыносимо
болело  в  груди меньше месяца назад. Она просто всю свою боль, весь груз  с
души  вывалила  на меня,  чувствуя, осознавая  мою  беспомощность перед ней,
понимая,  что я  открыт  к ней всеми своими порами, оголенными нервами, всей
душой. Я  готов  был уже с радостью закрыться  от нее, забыть, но я никак не
мог  это  сделать. Забыть о ней - значит принять ее  правду, осознать ее  до
конца такой, какой она есть на самом деле.
     Меня трясло от бешенства, от осознания того, что я опять могу  "сыграть
в  ящик". Болезнь  прогрессировала. Не помогали  никакие  народные средства.
Аллергия сама по себе -  по сути  "пустяк".  Ведь дальше эта  аллергия могла
перейти во что угодно - незаживающие язвы, гнойные раны и  Бог знает во  что
еще!
     Внутри  было тоже самое чувство,  что практически не проходило  с марта
месяца -  ощущение  неминуемой  смерти, ощущение ярости  любимого  человека,
который ненавидит благодаря какой-то наглой лжи, осознание ликования сводной
группы оперов спецотделов всех  мастей... Жить не хочется...  Такая жизнь  -
хуже  смерти, страшнее  пытки. Когда же,  наконец, это кончится! Мысленно  я
разговаривал с Алесей:
     - Милая моя Алеська, я люблю тебя сильнее жизни, сильнее смерти. Ну как
ты это  понять не можешь???!!! Ведь я перед тобой - как мышка перед  кошкой.
Ты  играешь  моей  жизнью! Я ничего  не могу  с собой сделать! Неужели  тебе
нисколечко не жалко  меня?!  Чем же  я тебя  так обидел, что ты желаешь моей
смерти? Да и за что меня можно так ненавидеть?
     Ответы  будут  позже...  По  мере осознания...  По мере  принятия  всей
правды...
     Анастасия не вмешивалась.  Иногда я пробовал  связаться с  ней, но она,
улыбаясь с легкой  хитринкой, говорила, что она  очень занята. Да я сильно и
не просил помощи. Точнее, я ее никогда не просил. Я общался и общаюсь с ней,
как  с другом,  с милой  прекрасной  женщиной.  И,  если  честно, не  всегда
соглашаюсь с ней, не всегда могу принять ее слова и мысли, не всегда верю ее
словам... Но  она  никогда  не обижается... Через  четыре  месяца,  провожая
своего  друга, прекрасную  девушку,  я  буду рассказывать  о  зеленой  Луне,
которую я видел прошлым летом. Я об  этом уже написал в "Рикошете". И вдруг,
ни с того, ни с сего, я начну говорить, словно восторженно напевая песню:
     - Катя,  моя  дорогая Катенька! Ты даже не представляешь, как прекрасна
Анастасия! Какая она добрая, какая она женственная! Она - невероятно добрая,
нежная, ласковая. Господи, если бы все женщины были бы  такими, как она,  то
планета уже давно бы превратилась в Цветущий Сад, в Рай на земле.
     - Игорь, а как же мужчины?
     -  А  те  мужчины,  которые  не  смогли  бы  понять таких  женщин,  как
Анастасия, попередохли бы в течение одного поколения!
     В ответ Катя промолчала.
     А пока,...  пока я облазил, как  прокаженный. К моему  счастью, лето  в
этом году оказалось прохладное и дождливое. Но когда выглядывало солнце, оно
обжигало мою кожу своими лучами так, словно меня жгли паяльной лампой. Через
три  недели я  все-таки  пошел  в  кожно-венерологический  диспансер.  Врач,
стареющая одинокая женщина - это было видно сразу - просто сказала мне:
     - Ты, наверное, что-то съел.
     Никакие объяснения с моей стороны, что это - результат нервной нагрузки
(никаких подробностей  о несчастной любви я не говорил), ничего не дали. Она
выписала  таблетки,  мази,  уколы.  Я  потратил  уйму  денег  и выкупил  все
лекарства, и ходил на уколы. Ничего  не  помогало. После  уколов я буквально
падал с  ног  на работе  -  кололи  что-то  успокаивающее  вроде  димедрола.
Промаявшись так  две недели, я нашел  выход. Сейчас легко так просто сказать
"нашел выход".  А на  самом деле я все  чаще и  чаще  впадал  в бешенство от
осознания  такой ситуации. Быть  без вины виноватым, при этом получить такой
ад, и не от врага, а от любимого человека - с ума можно сойти!
     Наконец,  толком не  понимая  смысл  слов, я  начал  мысленно говорить:
"Алеся,  ты -  шлюха!  Алеся, ты -  конченная  шлюха!"  Через день  или  два
аллергия прошла, а еще через неделю  зажили руки  и  ноги... Вот так...  Вот
такое вот лечение...
     Господи, если бы мне самому рассказали такое, я бы не поверил!
     Я  много что  слышал  и много  что знаю  об  этих  вещах,  но чтобы так
чувствовать  боль,  чтобы  так  страдать,  чтобы  так  болеть  и  чтобы  так
лечиться...
     ПРОЩАЛЬНЫЙ ВЕЧЕР
     ...Алеси уже как месяц не было в городе. Где она? Я не мог определить -
нет  у меня  таких  возможностей,  как у Анастасии.  Я смог  только примерно
определить местоположение - в  районе Урала.  Или,  по  крайней мере, где-то
западнее  Новосибирска. После я узнаю, что она  была на практике. Как  раз в
это  время  у меня  кончалась аллергия. Наверное,  впервые за все это  время
Алеся вошла в обычный  эмоциональный режим. Я, сам того  не заметив,  быстро
оправившись от всех  этих перипетий, стал опять сильно скучать по  Алесе. Ну
люблю я ее, ничего тут  не поделать! Я твердил, сам того не  замечая, одно и
тоже: "Алеся, я тебя люблю, Алесенька, я очень сильно тебя люблю" Но в ответ
была  либо  тишина, либо боли в кишечнике. Иногда резко  и быстро появлялась
боль  в интимных  местах, но так же  резко и прекращалась... Но  таких,  как
раньше,  постоянных  сильных  болей уже  не было.  По крайней  мере, больших
эмоций, яростных и сильных, у Алеси уже не было.
     За это время у меня  практически ушли все  боли, зажили трещины на коже
и, как мне казалось, зарубцевались  шрамы на душе. Было ощущение, что агония
Алеси прекратится, она станет прежней, и мы сможем,  по крайней мере, просто
поговорить...
     Но  однажды,  в эти  дни, меня стало  буквально  рвать  на  части. Я не
находил себе места. Только поздно вечером я смог разобраться в своих эмоциях
- Алеся  с кем-то  занималась  сексом. Просто так.  По биовизору я увидел ее
безразличное  лицо,  рядом  свечи. Интимная  обстановка...  И  сам  по  себе
раздался голос внутри меня: "Прощальный вечер"...
     Меня стало  "слегка"  трясти  от такого "благородного"  поступка  с  ее
стороны.
     - Боже мой, какая  же ты мерзкая...  До какой степени нужно опуститься,
что бы так себя вести?! И при этом ты ненавидишь меня, обвиняя во всем!
     ... И это, и другое, я пойму позже...
     А  пока...  Пока,  ничего  не  понимая,  я вопросительно  посмотрел  на
Анастасию.
     Анастасия,  уставшая   и  измученная,  сказала  только  одну  фразу,  в
реальность  которой не  поверил даже я, поскольку никогда  раньше  Анастасия
себе такого не позволяла. На этот раз она просто и коротко ответила:
     - Ну дура, она! Дура!!! Она просто дура!
     ПРАВОТА АНАСТАСИИ
     17 июля я занял третье место в десятке самых читаемых авторов на сайте,
где опубликованы  мои  книги... Конечно, просто  сравнивать эту популярность
глупо  -  у  всех  остальных девяти  авторов  их  книги  изданы  миллионными
тиражами, а меня можно  прочитать только на этом сайте. Поэтому  меня читают
только  здесь, не имея другой возможности.  Но среди эксклюзивных  авторов я
первый и пока единственный.
     Вот они,  слова  Анастасии:  "Ты  пиши обо всем, что  увидел, ничего не
скрывай:  ни плохого, ни хорошего,  ни сокровенного...  Ты  убедишься в этом
сам, поверь мне, пожалуйста.  Убедишься, когда напишешь". Сбылись  ее слова,
сбылись.  Хотя  я, поняв ее  просьбу тогда, в середине апреля, чуть  было не
задумал утопиться...
     Я, естественно, и не  думал о  такой  "славе". Я, наоборот, боялся, что
из-за такой правды меня упрячут  в психушку. Но получилось  так, как сказала
Анастасия.  Я  могу  только похвалить  сам  себя  -  молодец,  что  послушал
Анастасию, что не испугался... Жалко только, что эта  "популярность"  стоила
столько мук. Для чего? Мне  кажется, мудрее  я не стал...  Если только Алеся
стала чуть умнее? И то сомневаюсь. Ответ будет позже на этот вопрос....
     ДВОЙНИК, ИЛИ ДУБЛЬ
     Несколько дней я отходил  от пережитого шока.  А ведь мне уже казалось,
что теперь-то,  после всех  передряг и  искусственных  бурь,  наконец-то  мы
сможем с ней встретиться и поговорить. Нет смысла говорить, как я скучал все
эти  месяцы, как  я хотел ее увидеть,  понять  причины ее поведения, обнять,
целовать до изнеможения, ласкать...
     Однажды вечером,  опять "купаясь" в  своих мыслях, я  увидел Настю. Она
спросила у меня: "Если хочешь, я могу найти ей мальчика".  В первый момент я
не  понял, о ком вообще идет речь. Но, наконец, сообразив, что разговор идет
об Алеси,  ответил  отказом.  В этот же  вечер  или на следующий,  Анастасия
спросила у меня:
     - Если хочешь, я могу тебя познакомить с девушкой.
     Я  задумался  на  мгновение. Не хотелось  мне ни с  кем  знакомиться...
Немного подумав, я спросил:
     - Глаза у нее какие? Я хочу, Анастасия, что были как у тебя...
     - Синие глаза у нее. Она немного старше Алеси. Это будет в четверг.
     Я ничего не ответил ей. Заинтриговано звучало все это. Тем  более, наши
беседы с  Настей в последнее время были очень  редкие (только имейте  ввиду,
что  я могу  называть  ее Настей, для всех остальных она - Анастасия.  Я  не
хочу, чтобы из-за моей "фамильярности" ее называл так кто-то другой. Сначала
попробуйте   пообщаться  с  ней  так  с  течение  нескольких  лет,  а  потом
называйте), и я, еще находясь в состоянии вечного шока, толком не мог понять
ничего во всех происходящих событиях.
     В четверг утром по пути на работу я  зашел в  кафе. За  столиком сидела
очень  красивая  девушка.  Длинные  густые  волосы,  красивые  синие  глаза,
стройная, гармонично  сложенная красавица. Просто королева красоты. Потом  я
вспомню,  что  месяца два назад я  видел  здесь  ее  работавшей официанткой.
Проходя мимо, я сказал, что у нее очень красивые глаза.
     - Вы мне уже это говорили.
     - Когда?!
     - Месяца два назад, когда я работала официанткой.
     - Извините, я этого не помню... Как Вас зовут?
     - Алена.
     - Красивое имя. Давай на "ты".
     - Давай.
     Я дал ей свой пейджер, и мы договорились встретиться в ближайшие дни.
     Вечером  она  сбросила  на  пейджер  телефон,  по  которому  я  мог  ей
позвонить. Говорили мы долго. Просто обменивались информацией друг о друге.
     И я между делом спросил:
     - Алена, а как твоя фамилия?
     - Самойлова.
     ........... - Как?!
     - А что?... Что тут такого особенного? Чем ты так встревожен?
     - Не может быть, - выдохнул я  из себя. Интересный, наверное у меня был
вид  в  тот  момент.  Ведь  бывает  же такое!  Не  Иванова,  не Петрова,  ни
Печенкина, ни какая другая фамилия! А вот нате вам - именно Самойлова!
     - Да что случилось? Ты можешь объяснить?
     - Нет,  нет,  ничего особенного...  Я попробую тебе объяснить во  время
нашей встречи. Хорошо?
     Мы договорились о встрече.
     В назначенное время я ждал ее там, где она назначила место. Волновался.
Она пришла вовремя. Мы с  ней долго гуляли, говорили друг о друге. Я вкратце
объяснил  свою реакцию на  ее  фамилию. Она рассказала  о  себе. Она  моложе
Алеси.  Но  любой удар судьбы  Алена воспринимает  спокойно,  с  философским
осознанием,  что  ли...  Потом я  понял, что означали  слова  Анастасии "она
немного старше  Алеси". Алена сильнее духом, она проще смотрит на трудности,
она их  не боится, и поэтому  легче их  переносит. Биологически  она  младше
Алеси, а вот духовно  -  старше.  Благороднее. Честнее.  Искреннее.  Добрее.
Хотя, и не намного старше... Потом будет понятно... Алена сразу  влетела мне
в душу, откровенно,  словно на духу,  словно  на исповеди  поведав  все свои
тайны, горечи, проблемы. Я молча восхищался силой ее  духа.  Хотелось помочь
ей, быть  с  ней  всегда рядом... Алена рассказывала о  себе, а  я гладил ее
руку, потом стал целовать. Она слегка смутилась, ей было это приятно...
     После этого я два или три раза заезжал к ней,  оставлял записку, но они
как-то странно, как потом выяснилось, исчезали...
     Двумя или тремя днями позже  я заехал  к  ней  в  общежитие. Наконец-то
застал  дома.  Мы  долго  с   ней  говорили.  Алена  была  какая-то   вялая,
задумчивая...  Еще в первый день я полушуткой-полусерьезно сказал, что когда
у меня появятся деньги, то придется покупать пейджер, чтобы можно было с ней
связаться...  И в этот  раз я  напомнил  ей о  нашем разговоре на эту  тему,
сказав, что у меня неожиданно (а это действительно так) появились деньги. На
пейджер Алене хватит.
     На следующий день я зашел к ней с утра.
     - Алена, как ты спала?
     - Ужасно. Снились  какие-то кошмары.  В конце сна я увидела свою бывшую
любовь, и поняла,  что у него без  меня все будет  хорошо. Стало радостно на
душе.
     - А я не  спал  всю ночь.  Прекрасно понимаю,  что  кто-то не давал мне
уснуть, но кто не давал и почему - я не смог определить.
     Алена сидела напротив меня  на диване, в коротком халатике,  по-турецки
сложив ноги... Я посмотрел  на эти  прекрасные,  молодые  и упругие стройные
ноги, начал гладить ее колено... И вдруг, сам того не ожидая, сказал:
     - Аленка, милая, не предавай меня...
     Она слегка растерянно посмотрела на меня, но ничего не сказала.
     Шли  до  офиса  пейджинговой станции  пешком.  Алена  что-то  оживленно
рассказывала,  и  я  поймал  себя  на  мысли,  волей-неволей  подсознательно
сравнивая ее с Алесей, что даже просто общаться с Аленой  проще и  приятнее,
чем  с Алесей...  Но до конца  понять  это  я смогу  только через  несколько
месяцев... Мы пошли  и купили  пейджер. Когда мы вышли  из офиса, меня стали
усиленно выдергивать на  работу по пейджеру. Внешне мне казалось, что  я рад
намного больше этому приобретению, чем Алена. Но,  как  скажут мне  потом ее
подружки,  "она  на  седьмом  небе от  радости,  она даже  спит  с  ним". Мы
договорились,  естественно,  что  теперь   связь  будем  поддерживать  через
пейджер.
     Алена мне снилась  несколько  раз,  причем сны  были нелицеприятные.  Я
чувствовал, что  со  стороны Алены, этой  милой и прекрасной  девушки,  идет
какая-то нелицеприятная информация.
     ... Не буду вдаваться в подробности, но через неделю я на пейджер Алене
скинул  все,  что думал о том, как она ко мне относилась. И никакой аналогии
здесь не было - так сложились обстоятельства. Было только одно но - я не мог
и не хотел больше добиваться кого-то, ждать и усиленно ухаживать...
     Алена  как-то  быстро  растворилась  в памяти,  и  опять  на  ее место,
уверенно и неумолимо, вернулась Алеся...
     СВЕТЛАНА
     ... Я шел от родителей. Что-то было не понятно в душе... Шли непонятные
сигналы,  которые  до  этого были уже  не раз. И тут  я встретил... подружку
Алеси. Ту самую, с которой я разговаривал в метро. Это описано в "Рикошете":
     "...  В  метро  я  встретил  подружку   Алеси.   Это  был  последний  и
единственный шанс для меня. Она нехотя стала говорить со мной.
     - У  меня к  тебе просьба. Я написал  повесть. Документальную. Я многое
понял,  когда написал.  Ты можешь  передать ее Алеси? Просто  так она ее  не
возьмет. Ее нужно уговорить.
     Она посмотрела на меня убийственным взглядом.
     - Что ты хочешь?
     - Я хочу ее вернуть.
     При  этих  словах  подружка  ожила. Но  это  я  осознал только  сейчас,
вспоминая все по мелочам. В тот момент я этого не понял.
     - И еще: скажи мне пожалуйста, у нее есть кто-нибудь?
     Она  замялась,  подбирая  слова.  Было  видно,  что она боится  сказать
лишнего, но и хочет сделать так, чтобы помочь нам.
     - У нее был... молодой человек... Насколько мне известно, сейчас никого
у нее нет.
     - Я оставлю повесть на вахте. Уговори ее прочитать.
     -  Хорошо, я увижу ее или  сегодня, или завтра вечером. Приноси, - в ее
голосе была решительность и уверенность".
     И следующая наша встреча:
     "...  Гуляя  по  городу,  опять  встретил Алесину подружку,  с  которой
разговаривал на днях в метро.
     - Я не видела Алесю. Она уехала далеко и надолго.
     -  Хорошо, когда увидишь, передай  ей вот  это,  -  я  протянул письмо,
полное надежды, веры и любви... Она нехотя, но взяла".
     ... Наверное, стоит придумать ей имя. Назовем ее Светлана.
     Говорили мы долго. Было  чувство, что Света хотела незаметно узнать как
можно больше.
     - Ты видела Алесю?
     - Нет, она уехала домой, но мне ничего не сказала.
     - Света, дело уже минувшее, но скажи, что за мальчик был у Алеси?
     - Какой мальчик?
     - Ты мне говорила в метро, - я почти дословно пересказал наш разговор.
     - Игорь, я  не помню, что  бы  я тебе это говорила. Я тогда  дописывала
диплом, он только один в голове висел, я не помню  ничего, - да, про  диплом
она говорила, и держала в руках рецензию на него. Но сейчас не вспомнить она
не могла... Странно это... Да ладно...
     - Ну не мог же я придумать!
     - Я понимаю, но я совершенно не помню, что тебе говорила.
     - Мистика какая-то! - больше ничего я не смог сказать по этому поводу.
     - Как у тебя дела?
     - Не очень. Не могу я забыть ее.
     - Нужно забыть ее.
     - Не могу. Хотя я уже понимаю не  только сердцем,  но и умом - поиграла
она мной, как игрушкой, и выкинула. Не больше, не меньше.
     - Нельзя такие слова говорить женщине...
     - Но ведь  это правда... Знаешь, Светлана, я порой ловлю себя на мысли,
что мы  встретились  с  Алесей  только  ради  того,  чтобы  я  написал  "Луч
Анастасии".  Она сама позволила  из  себя  сделать зомби,  и не  кто  ей  не
виноват, что она стала подопытным кроликом в этих пси-экспериментах...
     Светлана ничего не сказала, а только внимательно посмотрела на меня. Но
я говорил это, еще до конца не осознавая сам сказанное... И как потом станет
ясно, и это не вся правда до конца...
     - Кстати, насколько мне известно, Алеся сейчас в городе.
     Светлана растерянно ответила: "Я не знаю, мне ничего не известно"
     - Ладно, пока, мне пора идти.
     - Пока, Игорь, но я чувствую, что еще не раз мы с тобой встретимся...
     СТЕПАНИДА
     Эту женщину я увидел впервые в редакции еще в первые дни, когда забегал
к  Алеси в редакцию на обеде. Обычная добрая, деревенская русская душа... Мы
тогда с ней несколько раз разговаривали, что-то я ей объяснял...
     Однажды я встретил ее на улице, но  в круговороте дел не мог вспомнить,
где  и когда  я видел  это лицо.  Только сейчас, когда я пишу эти  строки, я
осознаю, какая громадная нагрузка была тогда. Но это после. А в тот момент я
посмотрел на  нее,  благо память на  лица практически феноменальная,  но где
видел и когда - вспомнить не смог. Назовем ее Степанида.
     Мы тогда с Алесей были на седьмом небе  от счастья, а из газеты она уже
уволилась.
     - Здравствуйте.
     - Здравствуйте.
     - Как поживает Алеся?
     Я смутился. Какая Алеся? Где я видел эту женщину? Когда я ее видел?
     - Извините, какая Алеся? У меня много знакомых Алесь...
     - Ну как же, а мне казалось, что вы - жених и невеста...
     И тут я рассмеялся. "Боже мой, ну конечно! Ведь я  видел Вас в редакции
месяц назад!  И  ведь  даже раза  два  разговаривал с  Вами!", - подумал  я,
разрешив свои думы...
     - Нормально, сейчас у нее учеба идет полным ходом.
     - Передай Алесе, пусть хоть иногда забегает в редакцию.
     - Хорошо, передам. Всего доброго.
     Об этом случае я  тогда рассказал Алесе. Она расстроилась, услышав  мой
ответ  Степаниде:  "Извините, какая Алеся? У  меня  много знакомых Алесь..."
Нет,  она ничего  не сказала,  никак не отреагировала, просто ушла  улыбка с
лица и потемнели  глаза.  Я,  заметив это,  долго  перед  ней  оправдывался,
объясняя, что не мог вспомнить где и когда видел эту женщину.
     -  Алесенька,  пойми  меня правильно  -  может быть,  это было лет пять
назад.  Я натружено  вспоминал, но она  совершенно вылетела из головы!  Было
такое впечатление, что  я видел  ее  последний раз лет десять назад. Поэтому
так и сказал. Перестань дуться. Ты же  знаешь, что никого у меня нет. Я тебе
рассказал все, как было. Я даже не думал, что ты обидишься.
     Тогда Алеся перестала дуться...
     После я увидел ее  в те дни, когда газета закрывалась по "экономическим
причинам". (Кстати, я потом довольно искренно говорил с главным  редактором,
он сказал, что  едет в  Москву, и берет с  собой мои  письма о  психотропном
оружии). Мы вышли  вместе из редакции, и шли пешком. Это было еще в марте, и
события эти описаны в первом "Луче"...
     - Как Алеся?
     - Не знаю. Она  стала  меня ненавидеть в течение суток, не желая ничего
объяснить.
     - Как жалко. Вы ведь так любили друг друга...
     - Господи, дорогая моя, я уже что только  не  передумал! Ничего не могу
понять. Она меня ненавидит так, словно я убил всех ее родственников.
     - Попробуй поговорить с ней, помириться.
     - Да  я бы  с  радостью, но  не могу  никак  с ней поговорить. Убегает,
увидев меня.  Вахтершам в  общежитии  запретила меня пропускать. Я просто  в
шоке.
     -   Ну  попробуй,   не  теряй  силы...   Будет  очень  жалко,  если  Вы
расстанетесь.
     - Да я сам с ума схожу от всего этого. Но не хочет она меня видеть...
     (Кстати, я даже не знаю,  как ее зовут. Алеся говорила в свое время, но
я не запомнил. Ведь это было  не  главное в наших отношениях, и я не пытался
запоминать  все явки,  адреса,  фамилии. Хотя, сейчас думаю, что  это  бы не
помешало  для  того,  что  бы  разобраться во всем.  Да  ладно,  и  так  уже
практически все понятно...)
     Увидел  я  ее летом.  В  это  время  Алеси в общежитии не  было. И было
впечатление, что и в городе ее нет.
     Не знаю, может мне показалось... Но Степанида была словно сама не своя.
Не  было  той  спокойной, доброй,  пожилой женщины!  Передо  мной  стояла  и
разговаривала какая-то  беспокойно-тороплитвая, совсем  другая женщина. Нет,
это была именно Степанида, и никак не  двойник. Но все  движения,  разговор,
наводили на мысль, что у нее иголка торчит в заднице. Иначе не скажешь!
     - Здравствуйте.
     - Здравствуй.  Ну  что, помирились? Я видела Алесю, и  она мне сказала,
что вы помирились.
     От удивления я открыл рот. Я просто опешил...  Я стоял и смотрел на нее
какие-то мгновения, но потом взял себя в руки и ответил:
     - Я  ее не видел с  того самого времени, как  мы с  вами  разговаривали
весной.
     Я не знаю, почему так ответил. Видеть-то я ее видел, но не  поговорить,
и не, тем  более, помириться,  мы никак не могли. Да неужели Алеся так нагло
врет Степаниде?! Ведь  она  о ней очень  хорошо  отзывалась.  Была у  нее  в
гостях. Или она таким способом хранит гробовое молчание?
     - Странно... Ладно мне пора бежать.
     - Подождите. Вы  можете ее увидеть? Вы  можете хоть  как-то связаться с
ней?
     - Ну да, могу.
     - Так она в городе?
     - Да, она в городе. Мне известно,  что она общается с Алексеем, который
всегда ходит на футбол.
     -  Передайте  ей,  что в  Интернете о нас  с ней  находятся  две  части
повести, где я расписываю все события.
     - Хорошо, я передам.
     - Она же адреса не знает!
     -  Ничего,  они найдут, - Степанида  буквально не  находила себе места,
ерзая и прыгая, медленно пятясь от меня.  Она  не могла  спокойно  стоять на
месте, не давая мне возможности спокойно собраться с мыслями, и  задать хоть
один вопрос по поводу Алеси.
     Дней через десять я встретил ее в метро.
     - Они просили передать, что найдут тебя.
     - Как они меня найдут, ведь у меня даже пейджер сменился?
     - Ничего, они тебя найдут, - с  этими словами Степанида буквально бегом
побежала на эскалатор. С тех пор она больше не  появлялась  на  моих глазах.
Хотя, проходя  по тем улицам, где мы встречались, я ждал  хотя  бы еще одной
встречи...
     Сейчас  я  прекрасно  понимаю,  не  вдаваясь  в  подробности  поведения
Степаниды - плевать Алесе полностью на меня. И говорила  она  так только для
того,  чтобы  я  якобы  не преследовал ее.  Ничего она не  хотела  объяснять
женщине,  которую  считала  за подругу.  Нечего  ей было  сказать. Нечего...
Можно,  конечно,  предположить, что Степанида специально  появлялась  передо
мной. Но это маловероятно - факт случайной встречи в метро об  этом говорит.
А, значит,  просто  боится  она  говорить  правду  по  каким-то  причинам...
Боится...
     РЕМАРКА
     ...  Порой  мне кажется,  что я сильно жестоко себя  веду, описывая мир
Алеси, комментируя ее  действия. Но дальнейшие события покажут, что реальный
человек  практически  потерян, таких  Алесь  -  тысячи  и  тысячи,  и ничего
замечательного, чего-то необычного в ней нет. С  таким же успехом можно было
ее придумать, поскольку таких  Алесь мне попалось еще очень много... Так что
я опять  повторюсь - я не  пишу  об  Алеси,  я пишу о ситуациях,  в  которые
попадают  многие,  сами  того   не  замечая.  Единственное  отличие  -   это
пси-генераторы,  экстрасенсы  и оперативные шлюхи,  которые  заставили Алесю
быть такой.  Здесь я  согласен -  не все попадают в  такие переплеты. Но, на
сегодняшний день я так  часто сталкивался  с такими ситуациями  среди  своих
знакомых, что  волей-неволей начинаешь  понимать,  что  психотропное  оружие
пустило уже такие метастазы, что  данный способ управления  людьми  перестал
быть  уделом уникальных спецопераций, стал обыденным явлением. Но, повторюсь
еще раз  - я пишу только правду  про реального человека. Как  и про реальную
Анастасию, которую я ни разу не видел в жизни.
     "ОНА ТАК ПРОСТО НЕ ОТСТАНЕТ"
     После  аллергии мне стало легче. Не было страшных болей в кишечнике, от
которых замирало сердце и  начинался приступ. Не было жутких болей в  груди,
от которых я  впадал  в какое-то непонятное  состояние,  при  котором  можно
говорить  о частичной и  полной невменяемости,  от которой до самоубийства -
полшага. Заросли все  раны и  выросла новая  кожа после  аллергии.  В общем,
прошло все. Осталось только одно - тоска потери  любимого,  самого  дорогого
человека... Я  все эти дни, все эти недели и месяцы пытался уложить у себя в
голове причины нашего разрыва. Ничего у меня не получалось. Из всех тех моих
знакомых и друзей, что прочитали "Лучи"  - никто мне  не  сказал,  что Алеся
меня   любила...  Значит,  действительно  это  так.  Значит,  действительно,
поиграла  и  бросила.  Спокойно, как  маленький  жестокий  ребенок.  И  даже
постепенно осознавая это, постепенно приходя к этой мысли, сердце не  хотело
принимать эту мысль.  Наверное,  всем известна тоска  по любимому  человеку.
Когда  любишь и  не  видишь  любимого  - тогда  и  тоскуешь.  Описывать  эту
обыденность  для тех,  кто любил - мне  незачем. А кто не любил - нет смысла
объяснять это.
     И  вот однажды  ночью, в очередной раз я пытался войти в Информационное
поле и увидеть то, что  дало бы мне  ключ к  пониманию, к разгадке  истинных
причин.
     И тут я увидел взволнованное лицо Анастасии. Смотря на меня озадаченно,
слегка взволнованно, она сказала:
     -  Она так  просто  не  отстанет (или  "не оставит",  тихо  очень  было
сказано)
     А  на  следующий  день опять  начались  боли.  Сильные  боли.  Опять  в
кишечнике.
     Особенно  сильные  боли  были тогда, когда  подходил к  одному  месту в
городе... В том месте  находится оборудование  нашей фирмы. Менеджером в том
месте (назовем его  летний  ресторан "Штирлиц")  работала девушка,  молодая,
задорная, веселая и  беззаботная... Чем-то она походила на  Алесю, и имя  ее
очень сильно походило на имя  моей основной "героини" - толи на вымышленное,
толи на настоящее... Так вот. Подходя туда, всегда  появлялась боль. Я порой
ловил себя на мысли, а нет ли здесь геопатогенной зоны? Но, если она и есть,
то почему ее чувствую только я? Нет, никаких зон  там нет  и не было. Просто
Алесю бесило такое сходство нашего менеджера с  ней. И в этом сходстве Алеся
винила меня. Но я  не принимал ее на работу, я с ней не знакомился до этого!
Но... если Алеся действительно видит меня, мои  координаты, то это означает,
что она должна видеть буквально  и точно каждый мой шаг... Другими  словами,
она видит  меня намного лучше и  чище, чем  я  ее! Ведь только при подходе к
ресторану "Штирлиц" появлялись эти боли! И, похоже, это действительно так...
     В "Рикошете" я уже думал на эту тему:
     "Но  если до сих  пор мы обмениваемся  информацией, постигая  непонятое
раньше, значит... Вообще-то, это уже полный дурдом".
     Даже  тогда  я  еще  не  мог  поверить  в   реальность  такого  тесного
информационно-телепатического контакта с Алесей... С другой стороны, если бы
он  действительно  существовал,  то мы  бы  уже  давно  поняли  друг  друга!
Получается, что этот канал управляем кем-то со  стороны... Кто-то залазит  в
него и мешает  нашему общению. Кто-то заводит туда ложную информацию. Кто-то
решает свои задачи... Окончательный вывод будет позже...
     И лето это подтвердило...
     Сейчас,  глубокой  осенью, легко это  понимать  и  это  писать.  А  вот
летом... Нет, ей Богу, третье тысячелетие меня бросает в дрожь...
     Все  это  время, начиная  с  весны,  периодически,  я  испытывал  такую
слабость, словно  мне  поставили  укол  со  снотворным.  Эта  слабость  была
невыносимой. Если рядом было место,  где можно прилечь, я падал как мертвый.
На работе на меня удивленно смотрели. Я чувствовал, как мои коллеги думали в
этот  момент  про  меня:  "С  похмелья   он,  что  ли...  Или  действительно
заболел?..."  Но уснуть при  этом я  не мог.  Иногда в  это  время включался
биовизор. Удивительно, но всегда в эти  мгновения я видел  Алесю  сидящей за
столиком  в кафе,  и она смеялась и  весело с кем-то разговаривала. Судя  по
всему, в эти минуты Алеся с кем-то знакомилась. Или общалась с вампиром.
     И я вспомнил один эпизод...
     Это было зимой,  когда мы были вместе с Алесей, еще счастливые. Хотя...
точно  не помню,... первые тучи уже сгущались... Я зашел к Алеси, но  Наташа
сказала,  что  она недавно куда-то  ушла. Я пошел домой. И  среди  дороги  я
почувствовал  невероятную слабость.  Такую,  что  ноги  стали  подкашиваться
посреди  улицы. Я кое-как  дошел  до  дома. Через десять минут я получил  от
своей  Радости  на  пейджер  наш  условный код:  "заходи ко мне, как  только
сможешь". Я зашел. Выяснилось,  что Алесенька ходила в магазин. И в магазине
она почувствовала сильную слабость. Я сказал,  удивляясь  совпадению, что  у
меня в то же самое время  было тоже чувство слабости... Удивительно работает
память! Сейчас, вспоминая все в спокойной обстановке, по  каждому мгновению,
я вспомнил, как Алеся слегка надулась, и  опустила глаза!  Она все поняла...
Сейчас помню,  что у меня мелькнула  мысль в голове, что Алеся автоматически
ко мне  энергетически "прицепилась",  но внутри  себя  я тогда  принял это с
удовлетворением - ведь это не чужой человек, это - моя родная половиночка...
пусть берет мои физические силы... Остальные я ей и так отдаю...  но все это
промелькнуло у меня в голове быстро и почти неосознанно. И лето это доказало
окончательно.
     Интересно,  Алеся, получается... Меня ненавидишь, но  силы берешь, боль
создаешь, и при этом ненавидишь так, что в пору самому лезть в петлю!  Блин,
ты хоть реально  посмотри на мир! Или опять мне все списывать на собственные
галлюцинации? Да, дела...
     Но  сама по  себе  слабость не главная проблема. В конце концов, это не
каждый день. Боли все прошли... Осталась только тоска... Тоска по любимой...
Периодически я  пытался  выйти из  этого эмоционального состояния, генерируя
внутри себя  чувство радости. Но тут же, практически  мгновенно,  появлялась
боль в  кишечнике!  Вот так!  Да как  можно от нее оторваться,  когда каждую
секунду надеешься и ждешь встречи с любимой?!
     Иногда было наоборот. Я, задумавшись о чем-то другом, на какое-то время
отключался от Алеси,  уйдя в другие проблемы. И опять появлялась резкая боль
в кишечнике, пока я не начинал автоматически думать об Алеси..
     Я был как пес на привязи, не в состоянии оторваться от Алеси!
     И после слов Анастасии "Она так просто  не отстанет", на следующий день
начались  сильные  боли,   которые   усиливались  при  подходе  к  ресторану
"Штирлиц"...
     АКВАРИУМ
     В эти дни я шел к ресторану  "Штирлиц". Сразу оговорюсь - недели за две
до  этого Анастасия  дала  сигнал:  не нервничай  здесь!... Впереди  шли два
пузатых полковника в полевой камуфляжной одежде. Авиационная одежда. Они шли
по  перекрестной  дороге,  медленно  приближаясь ко мне.  Боковым зрением  я
заметил, что они периодически оглядывались на меня, ловя тот момент, когда я
их замечу, сам собой, незаметно для самого себя. Наконец я реально глянул на
них. И  один  из  них,  обернувшись, увидев это,  сказал  другому: "Зачем же
плевать в колодец?". Комментарии позже...
     После  обеда  меня вызвала девушка-менеджер  в ресторан  "Штирлиц"  для
ремонта  аппаратуры. Что-то  было  не так. Я чувствовал какой-то подвох... И
первое,   что  это  подтверждало  -  идущие   навстречу   старики,  злорадно
улыбающиеся.  Я встретил двух таких. Мне уже известно по  опыту,  что  такие
твари попадаются, когда у этих оперативных скотов все идет по плану. Сколько
раз мне попадались такие улыбающиеся ублюдки!
     Зайдя в ресторан, узнав от менеджера,  что произошло, я решил проверить
все настройки в  аппаратуре.  Все было в норме. Ложный вызов... Теперь нужно
проверить  всю  работу аппарата  поэтапно.  Обычно это делает  менеджер, а я
наблюдаю со стороны... Но девушка  мило общалась  с одним из завсегдатаев. Я
не стал отрывать от беседы.  Зал  был абсолютно  пустой,  хотя  обычно здесь
прыгают  дети,  или,  если  они  очень  маленькие  - дети  с родителями  или
бабушками. Поэтому  сам стал за  аппаратуру. Сумку со  всеми спецключами,  с
дорогим специнструментом, поставил рядом. И через  минуту увидел, что чья-то
рука пытается взять мою  сумку. Не отрываясь от аппаратуры, следя за работой
и прохождением каждого этапа в работе аппаратуры, я сказал:
     - Не трогайте, подождите чуть-чуть.
     Через десять секунд рука  опять взяла сумку и стала куда-то ее убирать.
Пришлось оторваться от проверки и схватив сумку, сказать этой руке:
     - Вы что, не видите, аппаратура в ремонте. Сумку брать нельзя.
     Владелец  руки  оказался пьяным коренастым парнем  с короткой  стрижкой
русых  волос, в  очках,  в  белой рубашке  и с  сотовым телефоном. А  рядом,
внимательно,  не спуская с него глаз, во все глаза наблюдали за происходящим
два  старика.  Нет, они  не  улыбались  -  сейчас  в  их задачи  не  входило
привлекать к себе внимание. Они просто очень внимательно следили, находясь в
непосредственной  близости.  И ни одного ребенка!  Обычно бывает  - три  или
четыре ребенка, и один взрослый, а тут один взрослый и два старика!
     - А ты что орешь? Ты что, в морду хочешь?
     -  Дорогой,  объясняю еще  раз - я сотрудник  этой  фирмы и аппарат  не
работает, он находится на проверке.
     Старики  буквально  не  сводили  с него глаз,  словно  мысленно  что-то
приказывали.
     -  Пойдем-ка,  выйдем,  поговорим,   -  очкастый,  разя  перегаром,  не
унимался.  Я  оглянулся  на охрану.  Она была в соседнем зале. Менеджер мило
беседовала. Наглость очкастого меня слегка возмутила.
     - Так... В таком случае я тебя предупреждаю,  что владею  спецприемами,
поскольку  в морге ты показаний уже не  дашь  (если интересно, прочитайте об
этом в "Синклите" в главе "Тихомиров").
     Тут ему позвонили по сотовому. Он отошел в сторону и стал говорить:
     - Нет, я тут, в ресторане, около аппаратуры. Я позже перезвоню.
     Он подошел молча  ко мне. Вроде  бы  успокоился.  Я подошел, надеясь на
спокойный миролюбивый разговор. Старики не сводили глаз с очкастого.
     - Ну что...
     Он коротко и быстро ударил локтем мне в лицо, и на меня обрушился  град
ударов.  Тяжелая сумка, сама ситуация не дала мгновенно  отреагировать. Один
из первых ударов мне пришелся по  носу. Этот очкастый был с большой печаткой
на  пальце  правой  руки,  и  удар  массивным  перстнем  пришелся  точно  по
переносице. Кровь сразу хлынула фонтаном. В следующий миг я взял его мертвой
хваткой...  Через  четыре  секунды,  максимум через шесть он  задергается  в
конвульсиях, и еще секунд через пять уже начнет остывать... Но через  четыре
секунды  он  останется  инвалидом...  Потом  будут  допросы  в  прокуратуре,
длительные   беседы,   объяснения,  следственные   эксперименты,   проверки,
экспертизы...  И, естественно, все  эпизоды будут против меня...  Выяснится,
что пьяным был я, а не этот белобрысый очкастый... И первым ударил я,  и все
такое... Это мгновенно, стремительно промелькнуло в моей голове.  Я выпустил
этого скота. И тут же нас разнял здоровила-охранник.
     -  Перестаньте  драться. Идите  отсюда,  и  разбирайтесь  там,  сколько
хотите.
     - Ты что, не узнаешь меня? - удивленно, в шоке, спросил я у охранника.
     - Узнаю, - строго сказал верзила. При этих словах официантка мне подала
полотенце. Пока  я дойду  до умывальника, на нем  не будет белого места, оно
будет все красно-алым, - иди умывайся, а потом, если хочешь, подходи.
     Умывшись  и   остановив  кровь,   попутно  проанализировав   дальнейшее
поведение  охранника,  я пошел  дальше по работе. С другого  места  работы я
созвонился  с  сотрудником нашей  фирмы,  который  отвечает за  безопасность
работников. Звонил я с телефона-автомата. И тут к соседнему телефону подошел
характерный молодой человек лет тридцати-тридцати пяти. Белоснежная рубашка,
черный  галстук, черные  выглаженные  брюки. Наглые, самоуверенные  глаза. В
общем  -  среднестатистический  сотрудник ФСБ.  Он разорвал  упаковку  новой
телефонной карты  (видимо, обычно пользуется сотовым телефоном), и  позвонил
кому-то:
     -  Алло,  ну  и  как?  Получилось?  Раскололи  его?  Прекрасно!  А   на
видеокамеру записали? Ну что ж, превосходно.
     А  теперь  вернемся в  двум пузатым  полковникам.  "Зачем же плевать  в
колодец?" - эта пословица говорит о прямом отношении к ГРУ. Бывший разведчик
ГРУ, Александр Суворов, в своей хорошо известной книге пишет, что разведчики
свою контору  называют "Аквариум". Но в народном  фольклоре нет пословиц про
аквариум. Другими  словами, они сказали мне: "Зачем ты  плюешь в "Аквариум"?
Нехорошо это. Мы - добрые и хорошие. А  ты - плохой человек. Ты написал  про
нас  всему миру. Ты написал про наши методы работы. Тебя об  этом  никто  не
просил".
     Слушайте,  Вы,  обезьяны  в  камуфляже  и штатском, всех  званий и всех
мастей! Я буду теперь идти за вами по следу, я буду рвать ваши слабые места,
я буду залазить во все щели там, где вы и не догадываетесь! Я буду приходить
во  сне к вашим женам и любовницам, и рассказывать им, кто вы такие на самом
деле! Кем же являются ваши жены и  любовницы, если  спят  с такой мразью?! Я
придумаю  способ  автоматического   копирования  "двойников"  и  расчленения
субстанций для обеспечения вам ВОЗМЕЗДИЯ. ЗА ВСЕХ. ЗА ВСЁ!
     Теперь у меня есть доказательства моих слов...
     Интересно,  но  после этого при  подходе к  ресторану  "Штирлиц" боли в
кишечнике не  появлялись. А в первые  часы после этой "драки" я видел чьи-то
разъяренные глаза.  Человек был незнакомый. И только  в  последствии я нашел
только  один  вариант,  кому  могли  принадлежать  эти  глаза  -   это   был
родственник... Но  это  -  только  мои догадки,  не обоснованные ничем.  Это
только мысли, пришедшие  в  состоянии первичного  стресса. Я  не хочу ничего
наговаривать, просто делюсь мыслями и странными совпадениями.
     Да даже  если  и Родственник - ну  и что?  Вся  свистопляска в тот день
вокруг со стариками, пузатыми полковниками и звонящим опером  говорит о том,
что его или подставляли, или заставили поверить в какую-то ложь. Другое дело
- он мог  бы мне  позвонить... Он -  не главное звено в этой цепочке  -  это
понятно...
     ЛАРИСА
     Эта  красивая  девушка  описана  в  "Посланниках".  Имя  она  разрешила
опубликовать с ее согласия. Вот это место:
     "Лариса.  Они были друзьями  больше  года.  Редкий случай платонической
любви. Воробьев относился к этой  девушке с  какой-то  отеческой добротой, с
непонятной для себя нежностью и лаской. Лариса сама  просто так  никогда  не
звонила  - всегда находился какой-то повод: у нее постоянно что-то ломалось.
В  этих случаях  ее  выручал Игнат.  Лариса всегда  была веселой девушкой  с
задорным и нежным голосом, и таким же задорным характером".
     ...Последний  раз  мы  виделись с ней в  марте.  У  нее опять поломался
магнитофон, и она попросила его отремонтировать.
     Она, как обычно, пришла  ко  мне домой, совершенно  не  стесняясь  и не
комплексуя перед бывшей  женой. Она  всегда  приветливо  здоровается  с моей
дочерью,  воспринимая  ее как свою подругу. Она подкупает  своей открытостью
даже  мою бывшую  жену, которая, к удивлению, робеет и  уходит из комнаты на
кухню или в ванную, становясь на редкость спокойной. Сделав ее магнитофон, я
пошел ее проводить. Я был  тогда в полном шоке,  прошло  буквально несколько
недель, как начался тот ад, описанный в первом "Луче".
     - Лариса, объясни мне, как женщина, любила меня Алеся, или нет?
     Перед этим я полчаса рассказывал  ей  то, что буду  писать  в  апреле в
"Луче".
     - Нет, не любила она тебя. Игорь,  мы с тобой последний  раз виделись в
январе.  Ты тогда  так устало говорил об  Алесе,  о том, что у вас  с ней  в
последнее время стали натянутые отношения, что  я тогда подумала,  что  вы с
ней расстанетесь.
     - Но она говорила, что любит  меня, что давно такого искала, она стояла
передо мной на коленях, когда я допивал чай, она сильно тосковала без меня!
     - Ну и что?  Это  была игра... Она  искренно врала,  ей  было  с  тобой
интересно.
     Я  не  унимался.  Точно  такие  эпизоды  я  буду  приводить  в качестве
аргументов  и Голубке, когда мы с ней будем пить кофе в мае, после того, как
она прочтет  первый "Луч"... А тогда,  в марте,  гуляя с Ларисой,  через час
разговора я почувствовал сильнейшие боли в интимных местах, и тогда  у  меня
мелькнуло в голове, что это  - ревность Алеси. Боль была настолько  сильной,
что я кое-как дошел до дома - даже ноги сводило от боли...
     А сейчас  я  лежал  дома на  больничном, вторые  сутки  обкладывая лицо
льдом. Раздался телефонный звонок.
     - Привет. Давно тебя не видела и не слышала. Я вернулась в Новосибирск.
Как у тебя дела? Как дела с Алесей?
     - Все по-старому. Я сейчас "красивый", в синяках. Избили меня.
     - Я сейчас приду к тебе.
     - Тебя встретить?
     - Нет, не надо.
     - Уже темно.
     - Сама доберусь. Лучше потом проводишь.
     Мы  долго с  ней говорили.  Потом я пошел ее  провожать. Около ее  дома
остановились и еще  долго  говорили. У меня  любая мысль сводилась  к Алесе,
больше ничего ни о чем  другом  я думать и говорить не мог.  Лариса спокойно
меня слушала, не перебивая.  Сейчас,  вспоминая те мгновения, я осознаю, что
не  очень-то  приятно  ей  было слышать  одно и  то  же. Вдруг она  замерла,
спокойно, с космическим холодом глянула мне в глаза,  пробила меня насквозь,
мысленно улетела вперед по времени, улыбнулась и тихо сказала:
     -  Не переживай. Скоро  у тебя все  наладится. Скоро  у  тебя все будет
хорошо.
     Я нежно  и страстно  припал к  ее щеке - в  губы  мы с ней  никогда  не
целовались.
     Интересно, но  когда  мы стояли с  ней,  мимо  прошла  девушка,  чем-то
напоминающая Алесю,  и к  ней привязались два парня,  похожие  на  меня. Они
бросили несколько похабных и оскорбительных фраз.  Один пытался ее схватить.
Я  даже  думал  заступиться  за  девушку...  Анастасия  дала  знак:  "Обрати
внимание,  это имеет  отношение к  тебе..."  Видимо, оперативные  "бойцы"  в
штатском таким способом  заставили  Родственника, или "друзей"  самой Алеси,
чтобы пришел в ресторан очкастый пьяный новый русский...
     Дня через два, пытаясь заснуть,  я почувствовал, что меня кто-то гладит
по  лицу, по  волосам, по моим синякам...  Руки  нежные, ласковые... Женские
руки...  Я  начал  искать  того  человечка...  Но как  только настроился  на
Анастасию -  сразу все прекратилось... Мы не общались с ней уже очень долго.
Я  позвал ее,  но она не  появилась. Через  неделю  Анастасия скажет  фразу,
которая не даст мне покоя в течение долгого  времени, пока я не догадаюсь  о
простой вещи...
     Слегка улыбаясь, словно извиняясь, она скажет:
     - Я не думала, что ты так сильно влюбишься...
     АННА
     Мы периодически с ней  встречаемся, по  долгу говорим по телефону, если
нет  ее  мужа дома.  Я  все  больше  и  больше  восхищаюсь ее терпением,  ее
добротой,  ее способностью  любить.  Но иногда  у нее  проскакивает  детская
искорка,  и она становится  похожа  на  маленького  пацаненка... Мы  идем по
парку... Не помню, по какому... Анна ведет себя, как капризный ребенок...
     -  Алеся тебя  не  любила...  Не  любила!!!... Не любила, не любила, не
любила!
     - Ну почему ты так уверена?!
     - По себе  знаю. Ты ей сказал: "Алеся, нас связывает только секс"! Все!
Этого было достаточно! Этого было достаточно, что бы начать мстить тебе!
     - За что?
     - За то, что ты не любил ее так, как хотела этого она!
     - Аня, ты не права...
     - Алеся  тебя не  любила... Была влюбленность. Но  она не любила!... Не
любила, не любила, не любила!
     Мы садимся  на  лавочку. Я  достаю  фотографии Алеси. Анна  внимательно
смотрит, вздыхает и качает головой.
     - ...Рыбак  видит рыбака  издалека. Она - стопроцентная авантюристка. Я
сама - такая  же.  Поэтому  я  говорю тебе  совершенно точно  - она  сначала
сделает, а потом двадцать раз подумает.
     Я молчу. А про себя думаю: "Блин, сколько  можно думать? Нервов уже нет
никаких. Уже нет никакого терпения. Сколько же можно думать!"
     НОЧНАЯ ВСТРЕЧА
     Здесь было описание встречи в лесу... Подумав, я удалил текст.
     Кто-то тихо  мне бросает реплики. Боже мой, лучше мне этого не знать...
Зачем я живу?!
     Сразу оговорюсь - слова, подтвержденные некоторыми событиями, доказали,
что весной  не было бреда. Что все, что я чувствовал, реально и  болезненно,
списывая все на галлюцинации, подтвердилось! Я просто  был в шоке не столько
от  полученной  информации,  сколько  от  того,  как все  совпало!  Не  было
галлюцинаций! Не было!
     Судите сами:
     В начале  февраля  Алеся  познакомилась  с  человеком.  Этот человек  -
внештатный  сотрудник, агент ГРУ-СВР некий Говдеев. Видимо,  о нем заставлял
сказать тот самый тип, которого я описывал в первой части "Луча":
     "Я  не знаю, как порядочно  о  нем  сказать...  Черная куртка,  вязаная
шапочка с вертикальными черно-белыми полосками. Наглые, улыбающиеся глаза...
В окне его переспросили, с чем сделать ему Хот-Дог. Он ответил:
     - С кетчупом и горчицей. И горчицы побольше, побольше горчицы...
     После этого повернулся в сторону Алесиного общежития, глянул точно в ее
окна, и повторил:
     - Горчицы побольше, побольше.
     Опять повернулся, посмотрел в окна...
     Так он повторял четыре раза, оборачиваясь на окна.
     Только  потом  я понял, что это  -  буквально НЛП-приказ,  обращенный к
Алесе. В этот момент мне хотелось этого упыря-вурдолака разорвать на части.
     Я почувствовал, что Алеся буквально изменилась в лице.
     -  Пойдем отсюда, -  сказала  она  и  мы  зашли в супермаркет, где  она
купила... салат из капусты, и горчицу..."
     Тогда и  на следующий  день  Алеся не смогла этого сказать. А я в такое
поверить никак не мог.
     ...Когда Алеся  встречалась с Говдеевым, в те  дни  у  меня были спазмы
рвоты. Но желудок был  пустой,  ведь  я тогда почти ничего не ел. Эта рвота,
возникающая  посреди улицы, доводила  до сильнейших спазм... Я  захлебывался
пустотой,  пытаясь вздохнуть...  Периодически я  чувствовал,  словно кто-то,
почти реально, физически, бьет мне по голове. Несколько раз я чуть не падал.
Но рядом никого вообще не было... Говдеев якобы по делам бизнеса часто ездит
в командировки,  и  в  его отсутствие были сильнейшие боли в кишечнике. В те
дни Алеся полностью переключалась  на меня.  Говдеев был  приставлен  к  ней
примерно  до  окончания выборов,  до  того самого  дня,  пока я  не прочитал
молитву  из  матов, обойдя  здание ГРУ-СВР. Именно  после этого и  перестали
"случайно попадаться" эти ублюдки в  скромных штатских костюмах, про которых
я уже говорил, упоминая "авиатора" и "сковороду".
     После  у  Алеси появился  агент  ФСБ Малярийкин, в жизни якобы  простой
фотограф  и  пишущий  статьи  о  силе и красоте  Бога... Именно в  это время
"случайно" стал попадаться мне на глаза Хоботов...
     Дальше я  уже знаю сам  все.  Да и хватит...  Даже жертва  зомбирования
имеет  право на личную жизнь... Но только она не имеет права никого убивать,
в том числе и меня. Пусть я подонок конченный (как считает Алеся), но даже и
это  можно  и нужно было  сказать  в  глаза! Эх, Алеся, как я оказался прав,
сбросив тебе на пейджер: "Из тебя окончательно сделали зомби..."!
     Но самой главное - 26 февраля, когда,... впрочем, проще  вставить текст
из первого "Луча":
     "Следующий день,  понедельник,  двадцать  шестого  февраля,  был  очень
тяжелый. Весь день я чувствовал давление Глухих, все сыпалось из рук. Работа
не давала сосредоточиться на нем, поставить против  этого упыря  защиту... Я
нервничал, злился, хотя прекрасно понимал, что именно этого он и добивается.
     И  вот  опять.  Я забыл  про него. Месяц я  его не  чувствовал. И снова
ощущения, наводимые им -  сильное чувство слабости. Вдруг стало еще тяжелее,
где-то на  подсознании мелькнула Алеся, и я,  не успев сообразить,  мысленно
оттолкнул  ее от себя.  Стало легче. Все-таки  сказалось  напряжение прошлых
ссор.  Раньше  было  несколько  случаев,  когда  я  чувствовал,  как  она на
расстоянии, и, похоже, неосознанно, брала мои  силы.  Но я терпел, переносил
это".
     Сейчас, вспоминая  все по  мелочам, в тот  момент  я  увидел  удивленно
ошарашенную Анастасию, которая сказала, находясь почти в шоке:
     - Я ничего не понимаю...
     В тот  самый момент,  как  мне  удалось узнать,  практически  минута  в
минуту,  Алеся разговаривала  со своим  родственником...  Хотите  -  верьте,
хотите - нет...
     Насколько я понимаю реакцию Анастасии,  в  тот момент родственник Алеси
гипотетически, образно, убил Алесю, обрекая ее на все последующие события, в
которые она попала. Обрекая ее на смерть.
     И еще раз повторю - в  тот момент я  видел счастливо смеющегося офицера
ФСБ  по  фамилии Глухих, который  не  читал "Мастера и  Маргариту". Без  его
участия, повторяю, тогда не обошлось.
     РОДСТВЕННИК
     Именно это обстоятельство начало отсчет времени, когда мои  мозги стали
потихонечку управлять моим сердцем. Именно понимание  Родственника позволило
мне поверить в прописные истины, которые говорили мне и Голубка, и Лариса, и
Анна, и Катя, и Наташа... И многие другие... Я вспомнил некоторые эпизоды:
     ... Мы с Алесей у меня  дома... Только зашли... Минут  через десять  мы
окунется в  Океан  любовной страсти,  сбросив одежды... Несколько дней назад
для меня произошло чудо,  которого я ждал всю жизнь:  Алеся сказала "Я  тебя
люблю"... Увидев телефон, она произнесла:
     - Мне нужно позвонить родственнику.
     - Звони.
     Она в нерешительности остановилась:
     - А как сделать так, чтобы номер не остался в памяти телефона?
     - Просто. Когда поговоришь, положишь трубку, и заново наберешь ноль.
     Разговор  я не слушал,  но  по  слышимым  интонациям он  был  ровный  и
спокойный...
     ...  Мы идем и разговариваем о жизни. Я рассказываю, что, если бы у нас
были  честные бизнесмены, то я бы оставил квартиру бывшей жене, а сам бы жил
в  квартире, которую уже давно заработал.  И  уже  бы давно купил машину,  о
которой мечтаю,  как "старый" путешественник. И многое другое было  бы.  Она
молча слушает.  Я  говорю,  что главная проблема - отсутствие честных людей,
отсутствие  честных  бизнесменов,  что  большинство  из  них - просто  воры,
живущие за чужой счет. При этих словах она бросает фразу: "Сам виноват,  что
позволял себя обвести  вокруг пальца.  Нечего теперь жаловаться!" В  ответ я
говорю,  что  они  давали  мне честное  слово... И что  я не  жалуюсь...  Но
разговор  уже  порван, она  молча идет и  дуется  на  меня,  а  у меня болит
голова...
     ...Ее  родственник -  крупный  бизнесмен,  обеспеченный.  Он  постоянно
снабжает Алесю деньгами. Поэтому  периодически  я  занимал у Алеси деньги, а
иногда - она у меня. Она полностью зависит от  него в финансовом  отношении.
Алеся его очень уважает, любит. Он для нее - словно отец...
     ...К  ней в общежитие, в день ее рождения, я  пришел только после того,
как  поздравил Алесю  ее родственник,  и  уехал. Она  не  хотела даже в день
рождения знакомить меня с ним.  Впоследствии я узнал его телефон  через базу
данных...
     Этого  для меня  стало  достаточным,  что бы самому поверить в  то, что
последним  "спусковым  курком"   тех  страшных   событий,  которые  начались
зимой-весной, был  ее родственник.  Неизвестно,  что он говорил. И не важно,
что  он говорил... И я уверен  - он  не хотел зла  Алесе... И я убежден - он
сказал какую-то ложь обо мне...  Впрочем,  этим  "спусковым курком" мог быть
любой человек в тот момент. Но так получилось, что стал родственник.
     Никогда  она по-настоящему не  думала  быть моей женой!  Поэтому  и  не
знакомила меня с  ним! И не хотела знакомить! И если был бы выбор между мной
и  родственником -  результат  очевиден  был  сразу,  еще  тогда,  во  время
знакомства! Но,  повторяю, эти строки я пишу в ноябре, поняв совсем не давно
это окончательно...
     И в очередной раз я подумал о наших бизнесменах... И не только о них...
     БИЗНЕСМЕНЫ
     Сейчас я вспоминаю, что часто заводил разговор с Алесей и о политике, и
о  бизнесменах.  Но,  по  работе  в  газете,  она  уже  нахлебалась  горя  с
политиками,  и здесь разногласий у нас сильных не было. А вот бизнесмены  ее
не  то,  чтобы восхищали...  Но  любой  разговор  на  эту  тему заканчивался
холодком  отношений. Теперь-то я понимаю  - Алеся все разговоры  на эту тему
автоматически переводила на своего родственника. А я о  нем даже и не думал,
поэтому аргументировано и энергично пытался доказать правоту своих слов.
     Еще  раз повторяю,  ее  родственника я не  видел  ни  разу,  только  на
фотографии, и то вскользь. И, увидев на улице - вряд ли узнаю...
     Бизнесмены... Если составить обобщенный портрет российского бизнесмена,
то получится примерно следующее:
     Обязательно  толстый,  упитанный  тип. Рост  не  важен.  Самоуверенный,
наглый и слегка тупой взгляд. Глаза никогда не светятся мудростью. Но, по их
пониманию,  взгляд  выражает  решимость  и  твердость воли.  Есть,  конечно,
исключения из правил, и я их встречал...
     Я много общался с бизнесменами.  Нет смысла описывать,  сколько,  где и
когда меня  сталкивала судьба с  ними.  Очень много и в разных ситуациях. По
работе  и в частных беседах. И я с  ужасом понял одну простую мысль - они не
понимают  уровень  собственной жадности,  глубину  собственной  жадности.  А
значит  - глубину собственной тупости. Психология среднего бизнесмена проста
и понятна:
     "Я все организовал сам. Только  я  один  рискую. Я дал работу  тем, кто
работает со мной. Но они - ленивые и тупые создания. Их нужно всегда и везде
контролировать и управлять их работой. Поэтому я заслуживаю  90 процентов от
полученной прибыли, которую зарабатывает вся моя команда. А остальные десять
процентов пусть делят они. Это честно и справедливо".
     Для доказательства  сказанного  достаточно только  одного факта  -  мне
известно   три   случая,  когда  все  сотрудники  фирмы  уходили  от  своего
руководителя! При этом сам бизнесмен кричал, что он подаст на них в суд, что
они его отправляют по миру, обрекая на бедность и нищету! Впоследствии так и
получалось  -  бизнесмен  переставал  быть  им,  не  собрав  новую  команду,
становясь  нищим... Правда,  разговор идет  о  фирмах, в которых работало до
десяти  человек.  Если  работает  больше   десяти  человек  -  такие  фокусы
маловыполнимы - сами работники не могут договориться между собой.  Но  смысл
понятен  и  так  -  не  бизнесмен  "бросает  кость"   своим  подчиненным,  а
подчиненные  "бросают буженину, осетрину, и  телятину"  своему руководителю,
при этом находясь в полной зависимости от его решений!
     А  вот   теперь  посмотрите,  что  пишет  Александр  Лоуэн,  знаменитый
психолог,  изучавший сексуальные вопросы в течение двадцати  лет, написавший
книгу  "Любовь  и  оргазм". Описывая  четвертый  тип мужчин, соответствующих
нашим бизнесменам (и не только им одним), он говорит:
     "Картина такой фигуры,  которую  я опишу,  хорошо знакома. Это  суровый
блюститель дисциплины, который  царит в доме,  держа  его  каменной рукой. В
своем маленьком владении  он  действует как  король, без  щедрости, что тоже
является атрибутом  его царствования. Он  очень много работает и молится  на
сохранность своих денег...
     ...  С  характерологической  точки  зрения  тип "отец"  это ригидный  и
компульсивный  индивидуум.  Его ригидность вызвана  удерживанием сексуальных
чувств,  компульсивность  -  стремлением  к  силе.  ...Отцовский  тип  имеет
анальную   фиксацию.  Теория   психоанализа  связывает   компульсивность   с
анальностью.  В 1908  году  Фрейд  опубликовал статью,  в  которой  связывал
скупость, упрямость  и аккуратность  с  тенденциями зажимать анус, сдерживая
дефекацию. Эта  триада  черт,  к  которой  позже  добавилась  педантичность,
характерна   для   типа   "отец"...   Он    воспользовался   исследованиями,
подтверждающими  его идею  о связи  между деньгами  и  дефекацией и упомянул
историю, что деньги, которые дьявол платил своим любовницам, после его ухода
превращались в экскременты.... Отождествление денег и золота с фекалиями  не
объясняет,  почему  их связывают  с  силой.  Не  следует  считать,  что  это
позитивная   сила,  принадлежащая  фигуре  "отца",  с  помощью  которой   он
организовывает общество".
     Ну и как? Теперь понятно, почему у наших бизнесменов, политиков, членов
правительства  такие  упитанные  и  круглые   ряхи?!  Почему  у  большинства
полковников  и  генералов  пузатые  фигуры  и  круглые  рожи?!  Бедная  наша
цивилизация, она не видит прописных истин, простых вещей!
     Я  это говорил Алесе, когда  она мечтала заработать на квартиру, мечтая
кое о чем... Она опускала глаза, взгляд холодел, и она уходила в себя... Она
все переводила на родственника...
     ПОЛИТИК
     Этого человека я буду помнить до тех пор, пока он не провалится в ад. Я
не думаю, что поступаю жестоко. Этот индивид был назначен  нам руководителем
комплексной  лаборатории, когда мы  занимались пониманием всех  тех проблем,
которые,  так  или  иначе,  дали  мне  "пищу"  для написания  книги "Любовь.
Цивилизация. Всевышний".  Этот  будущий политик был  нелегальным сотрудником
КГБ, а потом, соответственно, ФСБ. Звание - полковник. Он, не стесняясь меня
(а, может  быть,  специально) мог  позвонить дежурному  и спросить,  есть ли
подключение  на линии  его  телефона. Он,  вместе с Пархомсом,  участвовал в
приклеивании мне будущей жены, теперь уже бывшей.
     Он спокойно,  не морщась,  дал слово, пообещал купить у меня прибор для
лечения больных, который  я разрабатывал и изготавливал три года. Обманул, а
прибор использовал на всю катушку для  лечения больных, получив за  это и за
другую  чужую  работу  деньги по  договору.  Через  несколько  месяцев  этот
"Политик" купил себе "Волгу" последней модели.
     После его хитрым способом выбрали в Государственную  Думу - детали этой
аферы описывать не буду.
     Однажды я встретил  его друга, ученого с мировым  именем. Разговорились
по поводу разработки новых научных приборов. Разговор незаметно переметнулся
на Политика.
     - Как он поживает?
     -  Неплохо.  Пока он был депутатом,  то  сумел  заработать себе хороший
капитал  -  он пропихнул в Госдуме три закона,  за которые  ему очень хорошо
заплатили. Но в последнее время он куда-то прячется, шифруется...
     - Они там в Москве, как гиены... Грызут друг друга.
     После этого он сказал  такую фразу,  за которую меня  могут обвинить  в
терроризме. Дело в том, что  очень много людей у нас в городе говорят одно и
тоже, повторяя мысль  слово  в слово. Она сводится к тому, что,  если рухнет
вся Москва, по Россия вздохнет спокойно. Я согласен с ними...
     Я прихожу  к  выводу, что наши бизнесмены порядочнее  таких политиков и
пузатых полковников. Поверьте, этих я тоже знаю не понаслышке...
     К Политику мы еще вернемся...
     ВСЁ РАВНО ЛЮБЛЮ...
     И даже эта правда не помогла вырвать Алесю из сердца. Ярости и ревности
у меня хватило  всего на день... Опять тоска по любимой...  Роднее ее у меня
просто нет... Она это чувствует... Меня рвет  на части...  Внешне я спокоен,
боли появляются  иногда,  но быстро проходят. Но тоска, невыносимая, не дает
покоя... Вот только  в  эти дни  я  окончательно стал  понимать,  что  Алеся
просто, холодно и спокойно  живет моими силами. Видимо, никто никогда ее так
не любил, как  я. После  Анастасия скажет  то,  что у меня  вызовет шок... В
конце августа  тоска и боли усилились. Я понял - Алеся вернулась с каникул в
город. Однажды, буквально за три  метра перед  собой, я увидел ее. Она  шла,
опустив вниз голову, только в последний момент глянув на  меня. Оторопев, не
соображая, я сначала развернулся  за  ней и позвал ее. Она не  отреагировала
никак... Впав сразу в шок, я не знал, что  делать - бежать за ней, или  нет.
Так  близко последний раз мы видели друг  друга четыре  месяца  назад... Нет
смысла говорить, как меня стало колотить.
     Поэтому  через  два  дня я...  опять зашел в общежитие... я  не мог  не
зайти...
     ...Внизу сидели три пожилых вахтерши... Две были в курсе предупреждений
Алеси, а одна - нет. Это прекрасно  читалось по их глазам: в одних глазах  -
страх и враждебность, в других - доброта и отзывчивость.
     - Здравствуйте, позовите, пожалуйста, Самойлову...
     Ее позвали. Она ответила, что сейчас спустится...
     Я подошел к лифту. Двери открылись...
     Увидев меня, она обратно пошла в лифт, из которого хотела выйти.
     - Алеся,...
     - Уходи, что тебе надо?!
     - Алеся, - она не давала сказать ни слова.
     - Уходи, почему на вахте его пускают сюда?!
     Сзади меня уже стояли три тетки.
     - Сами приваживаете их! - раздался голос из-за спины.
     - Алеся,...
     - Уходи, я сказала! - при этих словах она нажала кнопку своего этажа. Я
руками заблокировал двери лифта.
     И  тут  во мне  что-то проснулось... Я почувствовал, как взгляд  у меня
стал злым,  я  почувствовал, что начинаю извергать пламя  глазами. Следующую
фразу я сказал, впоследствии удивляясь сам себе...  Металлическим  голосом я
обрубил ее ярость:
     - Перед Богом ответишь!
     Воцарилась  пауза.  Тетки  заткнулись.  На  полуслове  замолчала Алеся,
остолбенев,  и  опустив  глаза  вниз. Она стояла  так  с  полсекунды,  потом
сказала: "Ладно", и легонько толкнула меня в плечи, освобождая себе путь для
прохода.
     Господи,  тепло   этих  родных   и  нежных,  так  дорогих  мне  рук,  я
почувствовал через всю одежду.
     Она прошла мимо меня со словами: "Хорошо, я звоню в милицию".
     Тетки молчали. Алеся подошла к стойке вахты  и  стала набирать  выход в
город.
     - Очень хорошо, звони в милицию. Интересно, что ты им скажешь.
     Алеся  не набирала  никакой номер. Тетки, дрожа от сказанных мною слов,
сзади стали причитать:
     - Ну не хочет она тебя видеть, зачем ты ходишь? Она нервничает...
     Я пошел к выходу. Действительно идиотская ситуация. Я хожу, а она,  как
святая дева Мария, страдает из-за меня! Какой я изувер!
     Обернувшись, я бросил фразу:
     - Да если бы вы знали, что она творит...
     - Ну тем более не надо ходить!
     - Да Вы ничего не знаете.
     Судя по фразам, Алеся кому-то сбрасывала информацию на пейджер...
     Я спокойно открыл дверь и вышел на улицу.
     Нет,  к такой тупой ярости  я не  смогу привыкнуть никогда... До  какой
степени  нужно одуреть, чтобы  так себя вести?...  Ну  что же  она так?!  Не
понимал  я  еще  до  конца  того, что нужно  было понять еще в феврале... Не
понимал  я... Чувствовал  на  подсознании,  но  не понимал  до  осознания...
Реально я понимал только одно - я безнадежно  люблю ее, она это чувствует, и
пользуется  этим  в  своих  целях,  любое  свое невезение  списывая  на  мою
подлость.
     Но после этого тоска прошла наполовину.  Боли в  кишечнике  были реже и
слабее, и при моих словах "Перед богом ответишь", которые я мысленно говорил
Алесе,  они  пропадали...  Я вздохнул  с  облегчением...  Но это было только
полшага... Мне нужно было сделать еще полшага... Это  не получалось никак. Я
чувствовал,   что   нужно   до  конца   осмыслить   все,   что   происходит,
проанализировать  все  по  секундам,  доказать  самому  себе,  что  не  было
Единственной и Неповторимой Алеси...
     И как-то само собой, я поставил  ее в один ряд с  одной женщиной, потом
со  второй,  потом  с третьей... И  тут  меня  осенило.  Повторяю,  осенило.
Анастасия не вмешивалась никак, появляясь только очень редко и то,  стараясь
быть не узнанной и незамеченной... После я пойму и  это. Впрочем, объяснение
простое, банальное и тупое,  укладывающееся  в  одно  единственное  слово  -
судьба...
     СЕКРЕТНЫЙ ИНСТИТУТ
     Но, что бы это объяснить  другим, придется кое-что объяснить. Извините,
если покажусь нудным.
     Для начала разрешите опять цитату:
     "Женщина   -   это   великая  сила,   либо   убивающая  мужчину,   либо
обеспечивающая     ему     бессмертие.     В     НИИ-13     сатанисты     из
ЧК-ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ-ФСБ  поняли  это  давно.  Именно  поэтому,  прежде  чем
уничтожить  втихую свою жертву, сначала  убивают его женщину. И не  дай  бог
физически:  тогда  умерший  остается в светлой  памяти  своих  близких. Куда
безопаснее  и  "приятнее" для  сатанистов из спецорганов уничтожить человека
духовно, убив в нем веру в  любовь и радость жизни. Женщина перестает любить
своего  любимого,  при  этом  рядом "случайно"  появляется  "как  в  сказке"
мальчик-мажор лет под сорок.  Бывшая жена "понимает", что зря потратила свои
лучшие  годы на того козла, который раньше  был ее  мужем.  При  этом жертва
считает,  что она действует и думает самостоятельно, и  если  попробовать ей
объяснить  весь  механизм  воздействия,  то  она  начнет  вас  сразу звать в
психушку. Она даже  не  поймет, что  сама она не то  что  больная,  а просто
духовный труп,  не выдержавшая  перегрузок жизни. Немногие женщины  способны
выполнить  свой  долг  до конца, проявляя  пример  великой  силы  и  любви к
мужчине,  а  значит (да, да,  иначе не  может быть!) и к своим детям. А  при
отсутствии  элементарной  духовной  и психо-этической  культуры,  с  темными
людьми сотворить такое  элементарно. Недаром  в училище КГБ-ФСБ тратят около
шести  часов  занятий в  день на изучение психологии. В  масштабах  страны с
применением  тысяч  сексотов и сотен экстрасенсов это и есть  самое страшное
оружие  в истории  нашей цивилизации - психотропное оружие, поскольку черные
психические силы в таких масштабах поражают чрево планеты - ее ядро, которое
отвечает сильнейшими  возмущениями в виде ураганов  и землетрясений. Никакое
ядерное оружие  не  может сравниться  с теми последствиями, которые вызывают
действия подонков в государственных масштабах.  Практически, именно создание
психотропного  оружия в нашей стране  и является  причиной запуска механизма
Апокалипсиса,  или  Времени  Очищения,  или  времени  Коллапса   техногенной
цивилизации - как хотите, называйте.
     Именно  женщина,  своей  нежной  духовной  красотой,   своим   телесным
очарованием  и  трепетной   любовью   способна  спасти  планету  посредством
воздействия на мужчину".
     Это  отрывок из  моего  романа  "Отречение",  который,  кстати сказать,
читала Алеся...
     Все очень просто... Давайте думать вместе...
     Восьмидесятый год. Начало глобального  перелома всей системы.  Обещания
Хрущева построить коммунизм  в 1980 году не сбылись. Система строит развитой
социализм... Но  все  перегибы  идиотских  реалий  -  как  на  ладони.  Всех
поголовно  заставляют  читать  и цитировать материалы партийных съездов,  из
которых  следует, что молока  и  мяса собираем больше всех - а самой простой
колбасы в магазинах не найти!
     Я  в то время  работал секретарем комитета  комсомола  школы, занимался
каратэ,  мастерил  радиоподелки  (занял третье  место  на  районной выставке
детско-юношеского  творчества),  интересовался   всем  неизвестным,  впервые
увидев  статьи  про экстрасенсов,  периодически  еще  летал на  планерах,  и
участвовал  во  всевозможных районных и  городских  школьных  олимпиадах  по
математике и физике...
     Если бы я был сотрудником КГБ в то время, я бы тоже обратил внимание на
такого  мальчика. Уже  готовый  Джеймс Бонд... Разве что оружием не владеет.
Так это - проще простого, любой дебил сможет. А тут пацан школой  руководит,
электронику знает,  каратэ владеет, башка у него варит, да плюс интересуется
как раз тем, чем занимается КГБ!
     Вот только одна проблема - заставить меня из-под палки никому и никогда
не удавалось. Родители оставили воспитание меня еще в  седьмом классе, после
того,  как я  своей  маме  доказал их невозможность (то есть моих родителей)
воспитывать  меня.  И  моя  мама, учитель с  тридцатилетним стажем,  сказала
тогда: "Занимайся самовоспитанием". Вот  я и занялся... А поскольку тогда, в
те времена, и нижний комсомольский руководящий состав, и, тем более, все те,
кто  занимается восточными единоборствами, и тем более, те, кто интересуется
экстрасенсорикой, попадали на  спецучет,  то  я  попал  туда  сразу по  трем
статьям! Ну прямо спецрецидивист!
     Окончательно я пойму это спустя пятнадцать лет. Когда проанализирую все
по мелочам, после смерти Андрея Коробко, и после прохождения всех полигонов,
познакомившись  не  только  с  кучей  сотрудников ФСБ,  но и с "авиатором" и
кругломордым  полковником. Еще  раз повторю  -  я ходил  по  полигонам  ради
Марины, ради любви к ней,  понимая  и прекрасно видя, что  ею управляют, как
куклой. Но именно те  события позволили мне понять и осознать то, что я пишу
сейчас. Раньше я боялся быть  непонятым, поэтому заикался  об  этом только в
фантастике. А  сейчас мне все равно. Если  найдется хотя бы один, кто сможет
это понять - значит, надо об этом писать.
     ...Казалось бы, что проще - подойти и поговорить со мной. Но было  одно
но. Я уже  тогда достаточно  реально  смотрел  на  КГБ. Поэтому оно меня  не
восхищало. И  самое главное  для них  - я спокойно, без скандала, осознавая,
что скандал мне может  сильно помешать,  ушел с должности секретаря комитета
комсомола  школы.  И  аналитики  КГБ  понимали  прекрасно  -  если я  увидел
проституцию в Комсомоле,  то  я увижу ее и в КГБ. И смогу выйти незаметно  и
просто. Но я  буду  вне  системы, при этом буду знать ее  всю изнутри! Это -
самое страшное, что было для  них. Поэтому вывод был  один - я должен прийти
сам. Не  зависимо  от  убеждений,  я должен прийти сам. Значит,  меня  нужно
заставить,  что  бы потом  очень  сложно было  уйти...  Точнее,  чтобы  было
невозможно просто так уйти. Что бы возможный  уход означал для  меня  только
одно  -  смерть.  Поэтому  такие методы  вербовки  сводятся, как правило,  к
простому методу  -  вокруг  человека создают условия,  надавливая  на  самую
больную мозоль. У каждого человека своя больная мозоль. У кого-то - деньги и
слава,  кому-то нужен престиж,  кому-то -  интересная работа, для  кого-то -
счастье и любовь. Эту самую больную мозоль находят, и на  нее давят изо всех
сил. Человек начинает выкручиваться из сложившейся ситуации любым  способом,
не  замечая за болью ничего вокруг. И  ему  "помогают" выкрутиться  в нужную
сторону.
     Но это теперь мне легко понять самому и объяснить вам, читатели...
     А тогда  я  и  не  знал про  спецучет.  Не  знал о  глобальной  системе
выискивания и вербовки экстрасенсов. Про преследования каратистов - знал. Но
в газетах  писали,  что  в других секциях  руководили  бывшие зэки. И только
через двенадцать лет я узнал, что нашего сенсея упрятали в психушку!
     Осмысление этого всего  начнется  в 1994 году, после убийства Андрея. А
тогда,  еще будучи  студентом, я не мог понять некоторых разных странностей,
происходящих вокруг  меня. Появлялась девушка, встречались, гуляли, и  вдруг
она меня видеть не хочет.  При виде меня  у нее начинается истерика! Я порой
лез на стены от безысходности...
     Однажды я  перепутал телефон Димки и позвонил совсем по другому номеру.
Трубку взяла девушка с очаровательным, ангельским голосом. Мы разговорились,
познакомились. Звали ее Алена. Договорились встретиться,  сходить в  кино. Я
купил билеты в кино (причем на два разных сеанса,  чтобы она могла выбрать!)
и позвонил ей на следующий день.  Девушка была в шоке, она  вообще не хотела
говорить со мной! Эта была просто какая-то истерика! Тем не менее, я пошел к
тому месту,  где  мы заранее  договорились  встретиться.  И перед моим носом
усиленно  ходила девушка  со  свертком, периодически бросая заинтересованные
взгляды на меня...
     ...Потом я дам ей прозвище Миледи. Кто она была такая - для меня до сих
пор осталось не совсем ясно до конца. Но крови она выпила у меня немало. Она
говорила, что  она - дочь генерала КГБ! Но  при  этом материла КГБэшников по
полной программе,  называя  их  свиньями  за  то, что  они  могут совершенно
спокойно зайти в  женский  туалет со словами "Извините, перепутал". Вроде бы
она  врала,  но  при этом она говорила, что, зайдя в  кабинет  отца, увидела
секретную карту автотрасс,  где были указаны резервные  аэродромы на  случай
войны. То есть обычная трасса в военное время оцепляется, огораживается и на
дорогу садятся боевые  самолеты. В том-то и  дело,  что  простая девочка, не
отягощенная  интеллектом,  такое  придумать не  сможет!  Я,  хорошо  знающий
авиацию, нашел потом эти самые резервные аэродромы в пригороде Новосибирска!
То вдруг она внимательно смотрит на крышу здания штаба СибВО, и говорит, что
там  появились  новые антенны...  То она говорит,  что  участвует  в  группе
бандитов, которые работают в Обкоме КПСС и воруют вагонами!
     После всего происшедшего мне стало понятно, что Миледи - агент  КГБ.  И
"подложил"  эту свинью мне именно подполковник КГБ Пархомс, мой  "добрый"  и
"приветливый" сосед. Начальник отдела по борьбе  с терроризмом. Но  пойму  я
это через десять лет. Этот тип будет смотреть мне в глаза, говоря, что я все
перепутал... Но  глаза  не обманешь. Натренированный взгляд будет  бегать по
лицу, пытаясь читать мои мысли по всем законам физиогномики...
     Кстати,  тогда  я написал  рассказ  "Белая  тетрадь",  и  отнес  его  в
прокуратуру. Миледи наговорила  столько,  да  так  точно, что  волей-неволей
перепугаешься не на шутку. Когда генеральный прокурор читал последний  лист,
он забыл про  дыхание! А  у него была  бронхиальная  астма!  Ни  ответа,  ни
привета... А  последний  экземпляр,  который был  у  меня,  я  отдал подонку
Пархомсу, наивно полагая в  то время, что он поможет разобраться во всем. Но
благодаря этому действию с моей стороны больше таких подставок не было...
     Но с тех пор я знакомился  и общался  спокойно только  с теми девушками
(как показала потом  статистика),  которые до  этого работали  на  секретных
заводах  и знали, что  такое подписка о неразглашении! При этом все они были
приезжими, не местными...
     ИНСТИТУТ НЕВЕСТ
     На  данный  момент,  с  учетом  существующей  социальной  обстановки  и
последних  разработок  пси-технологий, это не так актуально, как в застойные
годы.   А  вот  в  застойные   годы  данное   подразделение  существовало  и
функционировало   во   всю,   хотя   эта   реальность   казалась   настолько
фантастической,  что  элементарно можно было  загреметь в психушку за  такие
мысли.
     Но встаньте  на  место  сотрудников КГБ, которым  дозволено  все...  Вы
видите,  что  по полученной информации, скоро  в  городе  появится еще  один
Аля-Сахаров.  Или еще один  Аля-Солженицин.  Еще  один  человек,  спокойный,
трезвомыслящий, будет  пытаться  открыть  глаза зазомбированным крестьянам и
пролетариям о существующем бреде, в котором все живут...  Что делать с таким
человеком?  Сажать  в  тюрьму  -  потом  придется реабилитировать  и  как-то
оправдываться. Стрелять  - будут говорить о беспределе  в правоохранительных
органах. Ведь при строительстве коммунизма преступность должна падать... При
этом  с семидесятых  годов  секретные подразделения  КГБ (НИИ-13)  вместе  с
психологами, физиками,  медиками,  математиками  пытались  найти  простой  и
невидимый  способ   управления  не  всей  толпой,  а   отдельным  конкретным
человеком, или горсткой  людей. Телепатические эксперименты  КГБ вело  еще с
тридцатых годов. Но реально это работало плохо и неэффективно. В  итоге была
продумана простая и хорошо работающая схема.
     Кстати, в "Рикошете" я  упомянул об  электронной базе  данных, где есть
психологический  портрет на каждого  жителя города.  Про такую базу я слышал
давно. А дело было так.
     Встретил  я одного своего  знакомого, бывшего очень высокопоставленного
чиновника. Он был подвыпивший по случаю какого-то праздника. Разговорились.
     - Как Ваш сын поживает?
     - Нормально. Развелся. А ведь я ему говорил -  не женись на этой  бабе.
Когда они думали пожениться, я пошел к друзьям  в КГБ, и попросил справку на
эту  девицу.  Там  на  всех  есть   справки...   Через  три  дня  мне   дали
характеристику  на  нее:   "Мелочная,   склочная,   склонна   к  ссорам,  не
приспособлена к семейной жизни". Вот они  и развелись. Дурак,  не хотел меня
слушать.
     Я  потом  долго думал  об этой  базе  данных.  Стукачи  не  могут  дать
объективную характеристику - для этого надо обладать интеллектом, мудростью.
Но, обладая мудростью,  гадости не сможешь делать.  Стукачество и мудрость -
понятия несовместимые. И не хватит их всех на полтора миллиона человек. Судя
по всему, специально обученные психологи составляют психологические портреты
на нужного человека по фотографии, как это сделали мне Анна, Лариса, Катя, и
Наташа...  Но эти девушки - не специально обученные. У них просто существует
женская интуиция, у них есть душа.
     Сначала  находится  цель  -  потенциально  опасный  элемент,   которого
невозможно  завербовать, который  потенциально может будоражить общество или
некоторые   слои   населения.   Определяются   его   вкусы,   привязанности,
предрасположенности.
     Потом для него (если цель - неженатый  мужчина)  подыскивается  будущая
жена. При этом должна быть  гарантия, что жена будет держать его под ногтем,
гася и  давя  его  инициативу, не  позволяя ему  чувствовать  себя просто  и
хорошо.  Тогда,  даже, если он  будет  "дергаться"  на всех остальных, можно
будет  легко  объяснить - у него дома не все в порядке. При  этом эта стерва
должна  быть хорошо настроена к  специальным людям, которые  ее "направят" в
нужное русло, если такая необходимость возникнет.
     Другими  словами,  для  любого  энергетического  донора,  нужно   найти
достойного энергетического  вампира. Если что-то не усмотрели и не доглядели
-  необходимо  из  женщины сделать  очень  хорошего,  глубокого  и  черного,
энергетического  вампира.  Ну, а  что  бы жертва не передумала и  не выпнула
такую жену обратно, нужно  сделать так, чтобы это сделать было невозможно  -
она  должна  быть  без  прописки!  Все  просто,  -  это  городские  жены  не
выписываются из своего дома, сохраняя  право на  жилье за собой.  А приезжим
нечего терять - им надо закрепиться в городе.
     БЫВШАЯ ЖЕНА
     Она устроилась  в  тот  институт, где я работал в  науке, лифтером.  До
этого она отработала на заводе девять лет, прожив все это время в общежитии.
Познакомились  мы   с   ней  как-то  странно...   Я,  проходя  мимо,  сказал
"Здравствуйте". Она  ответила  с  обидой, что  я не  поздоровался  с  ней  в
автобусе.  Но  она  никогда не смотрела сама на меня, и  даже не  улыбалась.
Сначала  шло как обычно. Помаленьку, потихоньку, я в  нее влюбился. Ей негде
было  жить,  у нее  не  было даже временной  прописки. Я нашел  ей недорогое
жилье, которое она  снимала. Потом  другое, более удобное. Перебрался  к ней
жить. Но что-то было не так.  Точнее, все  было не так. Я  видел прекрасно -
она меня не  любит. У нас шел самый "настоящий" медовый месяц - я жил  у нее
как муж. Но этот медовый месяц... Как бы это помягче сказать... Я начинаю ее
обнимать - она спит... Я мну ее, как пекарь тесто - она сквозь  сон говорит,
что  очень  хочет  спать.  После нескольких скандалов, после того,  как  она
стояла на коленях и  просила прощение,  я все же понял, что  пора прекращать
этот спектакль. Я, в очередной раз обняв живой труп, который спал и этого не
чувствовал, вставал и начинал  собирать вещи, собираясь уйти раз и навсегда.
И тут этот живой труп просыпался! Мистика!  Она бросалась  на шею с просьбой
"Не уходи, завтра будет  все не так". Я верил, какое-то время наши отношения
становились похожи на настоящие, а потом все повторялось как в дешевом кино.
Так я пытался уйти три раза, но этот живой труп всегда просыпался и бросался
на шею. И у меня не хватало силы воли, не  хватало обычной жестокости, чтобы
отбросить это  тело  от себя.  Я, дурак,  жалел ее, прощал,  надеясь на  все
лучшее...
     А потом  она забеременела. Я и не думал заикаться об аборте, ведь у нее
был  мой  ребенок... Через  неделю после свадьбы  мы  думали развестись. Эта
"жена"  предлагала   сделать  аборт,  чтобы  проверить   наши  отношения.  Я
отказался.  Потом,  когда  она заболела гриппом, врачи  предписали аборт.  Я
оббегал всех врачей в городе, и  от аборта отказался, утверждая, что родится
здоровый ребенок. В итоге своего будущего ребенка я спасал три раза... Когда
родилась дочь, какое-то время это  маленькое создание поглотило все  мысли о
счастье.  Но  потом,  когда  она  подросла  и  все  встало в  обычное  русло
взаимоотношений, я  все чаще и  чаще  думал о том, а  что же дальше? Жил я в
зале, в проходной комнате, стараясь не заходить в комнату, которую буквально
оккупировала  эта "жена". А эта моя  комната раньше была  для меня как храм,
как  убежище, как спасение  от  всех  передряг.  Там  я писал  стихи,  писал
рассказы,  повести, первую  часть "Отречения",  песни, мастерил синтезаторы,
учился играть  на гитаре, общался со своими друзьями. Все это было потеряно.
"Жена"  осмелела,  вела  себя  уверенно и нагло.  Со мной  она разговаривала
надменно,  через  губу, словно  товаровед  общается  с грузчиком-алкашом.  С
появлением ее у нас дома начались проблемы.  Все стали болеть, недомогать. У
отца появилась сильная нервозность. Я стал часто  болеть, почти  всегда была
слабость. Очень  сильно стала  болеть  голова.  Истоки всего этого  я  узнаю
намного позже.  Сразу могу  сказать -  по  уровню искренности она  оказалась
самой лживой из всех тех женщин, с которыми мне  пришлось общаться в течение
жизни.
     Через шесть лет такой "семейной" жизни она расскажет историю,  находясь
в шоке... Она поймет, что я по-настоящему  влюбился в кого-то. Этот "кто-то"
будет Марина... Услышав эту историю, я тогда сказал:
     - Почему ты не рассказала это до замужества? Я бы никогда не женился на
тебе.
     А история простая, но позволившая  мне многое понять  об этом человеке.
Будущая  жена,  девочкой  сразу после школы приехала в город.  Через год она
устроилась на завод, получила  общежитие. И как-то познакомилась с мужчиной.
Ему  было  примерно  сорок лет.  Он был  богатый, имел какое-то  отношение к
золоту, она точно не помнит. У него было несколько квартир, машина "Жигули",
шикарный капитальный  гараж. Они  обычно встречались и катались на машине по
городу. Этот мужик  покупал ей шоколадки.  Как-то они  заехали  в  гараж. На
мебельном  столике   стояло   шампанское,   были  фрукты  и  горели   свечи.
Естественно,  после такого  ужина ухажер стал приставать  к  ней.  Она стала
орать и  кусаться, впав  в истерику. Никакого изнасилования не было. Он даже
не смог ее раздеть. Мужчина кое-как смог ее успокоить, и потом спросил:
     - Ты что орешь, как бешенная? Ты что, ничего не  понимаешь? Шампанское,
цветы, фрукты - это просто так? На что ты рассчитывала?
     Она ушла.
     На следующий день, видимо,  опасаясь, что она заявит в милицию (а тогда
только за это  уже  могли  посадить), он  появился  в  общежитии с громадным
букетом роз. Протянув ей розы, он сказал:
     - Извини, поцеловать не могу - я сильно болею, - и ушел навсегда.
     Мне  сразу  стало понятно  - эта  "жена"  -  вампир,  сильный, наглый и
уверенный в своей правоте.
     До  двадцати пяти лет у  нее не было мужчин - просто этой "женщине" они
были не нужны. Только не надо говорить о верности, и так далее. Она ни с кем
и не  дружила... Но пришел  срок,  когда нужно решать,  что делать, как жить
дальше.  В  застойные годы  с  консервативным  мышлением  было  просто  - не
замужем, значит  ненормальная. Это сейчас,  если  есть,  где жить - то никто
ничего не спросит. А раньше "в коллективе" на такого человека смотрели косо.
А  тут  еще  с  завода  уволилась   (уже  начиналось  сворачиваться  военное
производство),  вообще негде  жить. Вот и  подвернулся  для  нее  "рыцарь  с
городской пропиской" - иначе не скажешь. И она, действительно, относилась ко
мне, как  к подарку  судьбу,  бесплатному  рабу, который будет служить своей
"королеве" верой и правдой, как преданная собачка!
     Когда я заводил  разговоры о разводе, то она ставила условие - я заберу
у тебя и  твоих  родителей однокомнатную квартиру - закон мне  это позволяет
сделать. Наконец  через пять лет поиска вариантов удалось разменять квартиру
родителей.  Теперь она через  суды пытается  отобрать  у меня  однокомнатную
квартиру. Ни о каком справедливом размене она и слышать не хочет, говоря при
этом  "я не ради этого выходила  замуж, что бы  жить теперь в  комнате".  Но
тогда получается, что я женился для того, чтобы стать или рабом, или бомжом!
Пять лет я сам  себе готовлю, сам себе стираю, сам себе шью. Ничего сложного
в этом нет, но не мужское это дело, и некогда это делать... Но самое ужасное
во всем этом -  это обстановка, нервозность. Мой дом для меня - просто самая
настоящая  тюрьма.  Друзья это  знают.  Но  когда  я  это  рассказываю своим
знакомым,  они  сокрушенно  качают головой, говоря при  этом:  "Такое трудно
представить. Ведь так свихнуться можно". Да, согласен, можно. На это  и было
рассчитано психологами КГБ в лице Политика и Пархомса.
     На  нашей  свадьбе была  вся моя  лаборатория.  Я  не  пригласил только
Политика. На следующий день он был в бешенстве. Он считал, что самым главным
человеком на свадьбе должен быть он...
     ЗАКОНОМЕРНАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ
     Читатель, ты можешь мне возразить - если все правда  о твоей "жене", то
как она появилась в институте? Кто ее привел туда, Политик? Нет, посоветовал
ей  устроится  в наш институт муж ее подруги,  Слава,  который работал у нас
шофером.  Его  жена была свидетельницей  на  свадьбе. И все подруги  "жены",
глядя на нас, считали, что мы счастливы и все у нас хорошо. Но, когда в моем
сердце  появилась Марина,  когда разменивали квартиру, я по  телефону  долго
разговаривал с женой Славы, со свидетельницей на свадьбе. Узнав правду наших
взаимоотношений, она расстроилась.  Она не могла поверить моим словам. После
наш  разговор  она  передала Славе.  Тот  тоже  сильно  огорчился,  и  хотел
встретиться со  мной  и о  чем-то поговорить. Но через две  недели он погиб.
Слава со своей  женой ехал с картошки по проселочной дороге.  Навстречу ехал
самосвал на большой скорости. И в самый последний момент он резко повернул и
пошел на таран  "Запорожца",  который  вел  Слава. Нет смыла  доказывать  на
примерах, но  просто поверьте  мне  на слово - Слава  прекрасно  водил любой
автотранспорт. Он  был водителем от Бога. Слава умер по  дороге в  больницу.
Перед  смертью он  сказал жене: "Милая, не успел  я отвернуть от него..." На
суде большинство вопросов  были  обращены  не  к  убийце,  а к  жене  Славы.
Практически, это было судилище над вдовой. Шоферу-убийце дали четыре года...
     Я не делаю никаких выводов... Странно все это... Но внутри сидит заноза
- а не закономерно ли это?
     СУДЬБА
     Таких женщин,  как бывшая  "жена",  мне  попадалось несколько человек в
течение жизни. Анализируя всю жизнь  прошедшую, оставшуюся позади, я заметил
только  сейчас странную закономерность - таких жизненных вампиров объединяет
одно свойство  - они лезут на стены  от  одиночества, им тяжело, они не рады
жизни. Но появляюсь я, они оживают,  начинают светиться счастьем. Ведут себя
уверенно, спокойно, нагло. А я чувствую себя опустошенным, разбитым, пытаюсь
наши  отношения ввести  в  русло  гармоничных  взаимоотношений,  чтобы  было
радостно и спокойно нам обоим.
     Сначала у  меня был замысел описать подробно каждую из них. Но зачем? И
так уже понятно. Все  сводится  к одному - женщина  считает  себя королевой,
помыкает  близким мужчиной, как официантом в ресторане. Она не  хочет ничего
слушать и понимать. Никакого взаимопонимания  не  получается. Такая  женщина
считает, что все  должно быть  так,  как  она  хочет.  И никакие  разговоры,
объяснения не помогают. Она просто  ничего не слушает, и делает по-своему. И
главное, чего  она никогда не говорит, но  это подсознательно чувствуется  -
она питается  жизненной энергией  близкого  человека,  взамен  не  возвращая
ничего.
     Что я только не слышал в свой адрес, когда уходил от таких женщин!
     "Ты делаешь все возможное, чтобы мне нагадить!"
     "Ты совсем забыл меня, даже не звонишь и не вспоминаешь!"
     "Я теперь совсем одна, и мне никто не помогает"
     Да,  эта  и есть моя судьба - помогать жить тем, кто  совсем  не  ценит
меня,  считая меня как подарок судьбы, свалившейся с  неба. Есть только одно
но  -  эти  женщины  (за исключением  Миледи)  стали  активно  появляться  в
последние годы. При этом  шла мощная  оперативная накачка.  Нет, я ничего не
путаю,  ничего  не  преувеличиваю.  Нет  смысла  писать  одно  и тоже - и  в
"Отречении", и в "Посланниках" все расписано. Методы одни и те же, гнусные и
противные, подстраивающиеся под реальную конкретную обстановку.
     Спасибо  операм  всех мастей  и  всех пород.  Спасибо  всем  породистым
полковникам и генералам.
     Впервые за  много  лет я стал  ценить  свое  одиночество. Я наслаждаюсь
одиночеством,  как  волк,  бродя  по степи  городских  улиц, вынюхивая запах
оперативной падали,  и  медленно,  незаметно,  спокойно разрывая  зажиревшие
вены, наполненные гнилой кровью... Я вас, сутенеры невидимого фронта, теперь
не оставлю в покое никогда. Даже, если вы меня убьете - я вас буду доставать
точно так же, как Андрей Коробко. Мир огромен, и мир тесен! Еще раз повторяю
- вам не хватило всего одного процента знаний о мозге человека, чтобы понять
прописные истины.
     НЕУМИРАЮЩАЯ ЛЮБОВЬ
     Но на дворе стоял сентябрь, и, я хоть и смог поставить Алесю в один ряд
с такими женщинами, но это ничего не давало. Любовь моя к ней была настолько
сильной, что  я  сам  пытался  убить ее, но  ничего  не  получалось.  Родное
существо... Я помню  ее тело так, словно последний раз я обнимал и ласкал ее
вчера. Я помню ее  нежный голос. При этом  я пытаюсь забыть  о ней навсегда!
Да,  я прекрасно понимаю, что  она - не тот человек, с которым можно связать
свою жизнь.  Ведь жизни не будет -  все эти месяцы это доказали. Если только
не  свершится чудо...  Но в  чудеса  я  не верю. Есть  чудеса, но они  легко
объяснимы - это работа Высших сил. И любой человек, если  захочет, может это
испытать на себе.
     СОВПАДЕНИЯ
     Я копал картошку  на поле. В такие  минуты отдыхаешь -  физический труд
раскрепощает мысли. Работу на даче и  в поле  я называю "поход в тренажерный
зал фирмы  "Кетлер"".  Пользы только  намного  больше, плюс  чистый  воздух,
природа. И ни одной новой русской  рожи рядом.  И за это, к тому же, не надо
платить деньги!
     ...Я оторвал свой взгляд  от  земли и глянул на дорогу.  Блин, не может
быть! Господи, это кончится когда-нибудь, или нет?! На  дороге одиноко стоял
разбитый, рассыпающийся автомобиль моего отца. Ничего  в нем необычного нет.
Но номер...  Четыре цифры  номера старого образца  совпадали  один-в-один  с
номером телефона родственника Алеси... Просто не хватает еще двух цифр, толи
спереди, толи сзади. Этому номеру уже лет пятнадцать... Как  это объяснить?!
Никак! Просто  совпадение!  Но совпадения наших  с  Алесей  дней рождений  с
ключом и количеством катренов Нострадамуса? И еще одно совпадение вдогонку -
день   рождения   одного  из  моих   родителей  совпадает  с  днем  рождения
родственника!
     Волей-неволей я опять  утонул в своих мыслях.  Бросив лопату,  я лег на
зеленую  траву. Хотелось отключиться от всего, забыться. Я мысленно  пошел в
гости к Анастасии, на  ее полянку. Она появилась  мгновенно,  я увидел рядом
чистое,  очень четкое изображение. Она  смотрела настороженно и  слегка зло.
Спокойно, и в тоже время требовательно она сказала:
     - Ну не думай  ты  о ней!  Не думай!  Думай  о них! Может быть, тогда и
получится...
     Я волей-неволей постарался увидеть их.
     В  следующий  момент  я  очутился  в  просторном  кабинете.  За  столом
начальника сидел тот самый кругломордый полковник.  За  длинным  столом друг
напротив    друга,    сидело   около   тридцати   начальников   всевозможных
подразделений.  Вдруг полковник стал  закрываться руками, а начальники этого
объединенного отдела оцепенели. Они смотрели не на меня, а в пустоту, застыв
с полуоткрытыми ртами. Стало легко...
     Но  прежде, чем  описать  дальнейшие события,  стоит упомянуть  о  двух
особях из  их стада. Упомянуть о двух упырях, которые были раньше  для  меня
незамеченными. Точнее, не понятыми и не осмысленными.
     ГИПНОТИЗЁР
     В  августе я  узнал, что в город  к нам  приезжал очень сильный, мощный
гипнотизер. Кто-то сидит напротив меня и говорит:
     - Он недавно уехал обратно в Москву. Как две капли воды похож на тебя.
     - Так  похож, что  не отличить? - я  сразу подумал о двойнике, которого
уже упоминал не раз.
     - Ну, как брат родной. Очень много общего.
     - Что же общего между нами?
     - Внешность. Такой же пронзительный взгляд. Вечно загруженный.
     От  слов  "вечно  загруженный" я рассмеялся. Но, смотря  собеседнику  в
глаза, я сосчитал реальную  информацию об этом гипнотизере. Я его видел! Два
раза! Один раз в декабре, и второй раз в апреле.
     В  декабре на пейджер  незванно-негаданно  "свалился" Степан. Тот самый
Степан, который был  с  Изабеллой. Он описан в "Рикошете". Мы периодически с
ним  встречаемся,  делимся  новостями,  впечатлениями,  радостями  и  горем.
Договорились встретиться.  Я, естественно, взял с собой Алесю.  Ведь я везде
брал  ее с  собой, если она этого  хотела. Обычно  мы  сидели  у  Степана на
работе. Но в этот раз он сказал:
     - У нас  руководство "затягивает гайки", на работе не посидишь. Но мы с
ребятами нашли неплохое кафе, там и посидим.
     Мы зашли  в это кафе.  Сидели  втроем. Болтали обо всем. Я  в разговоре
упомянул одну  известную личность у нас  в городе,  назвав  его  по фамилии.
Степан побледнел и автоматически стал оглядываться.
     - Игорь, никогда не называй чужие фамилии в общественных местах. Всякое
бывает.
     - А что тут такого? Я говорю свои мысли только своим друзьям.
     - Все равно, и у стен бывают уши, - Степан еще раз оглянулся.
     Сбоку от меня за  столиком, почти за спиной  у Степана, сидела  пара  -
женщина и мужчина. Женщина, лет сорока,  очень сильно походила на Анастасию.
А мужчина,... чем-то на меня. Нос более острый и более длинный, чуть рослее,
и крепче в плечах. Но глаза... Металлический, пронзительный взгляд. Холодный
и тяжелый.  Злой  и  безжалостный.  Было видно,  что  пара  нас  внимательно
слушает.
     Кстати, никто из моих друзей не жалуется на мой взгляд. Никто и никогда
не говорит, что  он  тяжелый...  Пронзительным  и злым он может быть -  если
бывает соответствующая ситуация.
     Второй  раз я видел его  во сне,  двенадцатого  апреля.  И  теперь  мне
понятно,  почему  я тогда  испытал чувство радости  - тогда  в  искусственно
наведенный сон вмешалась Анастасия. Вот это описание из первой части "Луча":
     "Я прохожу мимо магазина. Смотрит девушка  в глаза, улыбается.  Прохожу
мимо,  но  потом понимаю, что  -  это  Анастасия.  Возвращаюсь.  Знакомлюсь.
Громадное  чувство   радости.   Она   говорит,   что  из  овощного  магазина
увольняется. Выше меня  на  полголовы. Я  задаю вопрос, мол, как же так? Она
отвечает: "ну и что?". Сидим на верхней трибуне "Спартака". Разговариваем. Я
говорю, что нас подслушивают. Она отвечает:  "Ну и  что?". На фотографию  не
похожа".
     Когда во сне  мы разговаривали с  этой девушкой,  я видел именно  этого
гипнотизера, сидящего  на два ряда ниже. Один в один, словно  снято  было на
видео. И  Анастасия  вмешалась в этот  искусственно наведенный сон для того,
чтобы  сорвать маски  с этих "актеров", чтобы я  увидел их настоящие лица. К
девушке мы сейчас вернемся. Но не  она сидела за столом в том ресторане, где
мы были со Степаном.
     А ранней весной  Анастасия  дала еще один знак, который я долго не  мог
понять.  Поэтому о нем и не  заикался. Смысл этого  знака примерно такой: "У
Алеси раздвоение сознания с того момента, как вы были на площади ...........
. Я много думал об этой площади. Ведь кафе, где мы были со Степаном, как раз
находилось на  этой  самой  площади, о  которой  говорила Анастасия  в своем
знаке... И только после слов моего собеседника о гипнотизере  я  понял,  что
именно он  воздействовал на  Алесю.  Она  принимала  его за меня,  и поэтому
злилась, доходя  до  бешенства,  до  лютой ненависти...  Эх, Алеся, Алеся...
Именно в это время, когда  меня избил пьяный очкарик  в "Штирлице", в городе
был этот самый гипнотизер...
     Да, упыри, я понимаю вас "как девочка и  как мать". Очень бы вы хотели,
чтобы  я работал  на вас,  как  и этот гипнотизер! Ведь я уже почти "готовое
блюдо" для вас! Осталось совсем немного - заставить меня работать  на вас. А
средний палец правой руки, торчащий вертикально вверх, не хотите?!
     ЛЖЕ-АНАСТАСИЯ
     Вспомнив гипнотизера,  вспомнив сон, я еще раз вспомнил эту  "актрису".
Нет,  не  она  была  в июльском  предсказании.  Но именно  она  очень  часто
появлялась в  тот  момент, когда я пытался говорить с  Анастасией в  марте и
апреле. Изображение было не очень хорошим, я часто ловил себя на мысли,  что
Анастасия  не  похожа  на  себя, но  списывал это  на  свое  неумение  четко
настроиться.  У  нее были  короткая стрижка,  слегла волнистые  волосы,  нос
картошкой, и более пухлые губы. Но, повторяю, я списывал это на  погрешности
своего восприятия, не предполагая, что кто-то может так вклиниваться. Именно
эта лже-Анастасия всегда советовала сходить к Алесе, поговорить,  позвонить,
и так  далее...  А Алеся  пыталась  во всю сдать меня  в милицию...  Кстати,
иногда я этого не  делал, понимая сам, что глупо и бессмысленно делать такие
шаги.  И  потому-то было чувство радости  во сне, что эта "актриса"  открыла
свое  истинное  лицо,  с помощью Анастасии. И  гипнотизер  не смог  остаться
невидимым в этом сне. Лже-Анастасия  больше потом не появлялась. Хотя именно
летом я  очень внимательно пытался определить своего собеседника, что бы  не
было ошибки... После этого я очень хотел ее увидеть в живом виде, реально. Я
ее увижу, позже. Напротив Алесиного общежития...
     Увижу я ее  через  два  месяца,  в конце  октября. Но,  давайте все  по
порядку. И так событий столько перемешано, что я сам порой путаюсь...
     ПЕРЕЛОМ
     Я  весь  день  не  выпускал  из головы  тех, кого  увидел  на  поле.  О
гипнотизере я не вспоминал - в том кабинете его не было. Но поздно вечером я
был слегка удивлен и озадачен увиденным - полковник-сковорода рыдает, что-то
причитает, молится. И вот  только здесь  появился  гипнотизер -  он с ужасом
смотрел на меня, судорожно накладывая на себя крест.  Еще несколько силуэтов
тоже крестились по всем канонам православия.
     Тоже мне, нашлись, мать  вашу, христиане! Вы в зеркало  давно смотрели,
упыри?!
     Поздно пить боржоми, когда почки отказали!  А то,  чем вы  занимаетесь,
твари, это по-христиански?! Что же вы  Христа вспомнили,  ублюдки?! Кто вам,
скотам, виноват?!
     Не  знаю, совпадение  это,  или  нет,  но  на  следующий день  все  СМИ
сообщили, что  в  Чечне  сбит  вертолет МИ-8  с  шестью полковниками и двумя
генералами Генерального штаба. С  этого  дня  я стараюсь не выпускать  их из
виду. Почти всегда полковник плачет, молится на небо, черный  от горя. Очень
редко  он  смеется.  Но  если  он  смеется,  я  становлюсь,  как  взведенная
пружина... Крестится и Вероника...  Жаль,  еще жива эта падаль... Гипнотизер
закрывается руками, не крестится. Закрываются руками и десятки  субъектов  в
штатском, разбросанных по городу.
     Хотя... Вполне возможно, что я что-то путаю...
     ПОМОЩЬ
     В эти  дни лично  для  меня началась черная полоса - один за одним  шли
"юбилеи" - первая встреча, первый  поцелуй, первое Откровение, первый  раз в
жизни фраза "Я тебя люблю"... Я прекрасно понимал, что это все - условности,
условности движения планеты вокруг солнца... Но ничего не мог поделать.
     Немного раньше я познакомился с Катей, о которой я уже сказал в начале.
Я познакомился  с ней после того,  как она прочитала "Луч".  Мы с  ней сразу
стали друзьями, как коллеги по работе. Много говорили о жизни. Но именно она
первая заикнулась: "Пиши третью часть. Пиши, если есть что сказать. Пиши, ты
хорошо пишешь.  Легко читать. Я многое поняла,  прочитав "Луч". Пиши дальше,
ведь это очень интересно".
     Катя сильно  за  меня  переживала, если  я  вдруг опять  проваливался в
тягостные думы об Алеси. Я в ответ ей говорил:
     - Катя, в принципе, можно поставить защиту против Алеси.
     - Значит ставь защиту.
     - Но ей тогда будет очень тяжело.
     - Ну и что?
     - Она же женщина...
     - Ну и что, - Катя искренно не понимала моей жалости к Алесе.
     - Она же может умереть...
     - Ну и что? А так издеваться над тобой - это хорошо?
     - Пожалуй, ты права...
     Это было еще полшага перелома...
     ...В  годовщину  того события, когда я услышал фразу "Я  тебя люблю", я
встретил Алесю  на улицах  города  с  белобрысым очкастым мальчиком. Земля у
меня провалилась из-под  ног...  Они  зашли в общежитие. Алеся меня увидела,
несколько раз оглядывалась на меня. Я старался  не подходить близко к ним...
Впервые я преследовал Алесю, если можно так выразиться...
     Потом целый час я твердил ей: "Алесенька,  милая моя Алесенька, я люблю
тебя... Господи, глупая моя Алесенька, я люблю тебя больше  жизни. Что же ты
делаешь?!"
     Вечером я позвонил Наташе. С ней  мы тоже познакомились через Интернет.
Причем   через...  Германию.  Но  живет  она  в  Новосибирске.  Вот  оно   -
преимущество всемирной сети. Еще летом она прочитала оба  "Луча".  А впервые
говорили по телефону осенью. Она, не видя никогда меня в жизни, описала меня
полностью и дословно! Я был поражен! Я тогда спросил у нее:
     - Наташа, ты экстрасенс?
     - Разве такие вещи спрашивают?
     - Ты меня дословно описала...
     - Ну и что? Я просто вижу тебя...
     И вот теперь, я, словно цепляясь за жизнь, звонил ей опять.
     - Наташа, что ты думаешь об Алесе? Кто она такая? Что она думает?
     -  Игорь,  успокойся  ты... Не  любила  она  тебя никогда. У  нее  была
влюбленность, флирт. И не могла  она  тебе простить, что ты  уходил  вовремя
домой, к жене...
     - Да нет у меня жены, она это знала прекрасно!
     - Все равно, она ждала от тебя подвига, что ради нее ты будешь ругаться
с вахтершами. Ее достали твои разговоры о спецорганах. Ей  это не надо было.
Никогда и никому об этом не говори.
     - Так что теперь, не писать об этом?
     - Почему, пиши...
     - И книги свои никому не давать?
     - Наоборот, давай.
     - Запутала ты меня...
     - Просто человек должен быть подготовлен к этому.
     - Раньше она все понимала...
     - Надоел ты ей.
     - Почему мне так тяжело, почему я не могу ее забыть?
     - Привязала она тебя к себе.
     - Зачем?!
     - На всякий случай, про запас...
     - Как?
     - Много способов. Например, самый простой - капля менструальной крови в
бокал вина. При этом говорится маленькая молитва. Вы пили с ней вино?
     Я потерял дар речи.
     - Да, пили. Примерно раз в неделю...
     - Ну вот тебе и ответ. А кто она по национальности?
     Я ответил.
     -  Господи,  с кем ты связался?! Беги подальше от  этих азиаток! Ничего
хорошего от них не жди! Тебе, что, русских мало?!
     - Боже мой, ты открываешь мне глаза!  Что же произошло 26 февраля? Ведь
с того дня она меня стала ненавидеть...
     - Кто-то ей  сказал какую-то гадость  про тебя.  Она и поверила. Ей это
было легко сделать. Эти азиатки - очень жестокие бабы. Забудь ты о ней...
     - Как ты думаешь, она переживает по поводу случившегося?
     -  Ничего она  не переживает. Она не чувствует себя виноватой ни в чем.
Она считает, что она права во всем. И тебя она не вспомнит больше никогда...
     После этого разговора я опять ожил.
     Невидимые  нити рвались  одна за  одной... Алеся  неотвратимо уходила в
общество обычных женщин, которых тысячи, миллионы.
     ...Как-то   мы  пили   пиво  с   Катей.  Она   замолчала,  взгляд  стал
сосредоточенный и пронзительный. Она смотрела куда-то в сторону. Наконец она
спросила:
     - Что ты можешь сказать о том парне, который стоит около стойки?
     Я посмотрел в ту сторону. Около стойки стоял  обычный современный новый
русский. Я уже дал описание такому типу людей.
     - Обычный новый русский.
     Она  спокойно,  хладнокровно  стала  описывать  внутренний  мир   этого
человека:
     Самонадеянный,   наглый   тип.   Жадный   до    денег.    Ограничен   в
интеллектуальном плане. С женщинами груб  и однобок.  В сексе не оригинален,
скучен. Пытается получить удовольствие для себя, но женщину удовлетворить не
может.
     Я промолчал, подумав о том, что для таких, как Катя, я не открыл глаза,
написав свой трактат "Любовь....". Она и так все знает и видит. Тут я достал
фотографии Алеси.
     - Что ты можешь сказать об этой девушке?
     Она смотрела секунд пять, затаив дыхание.
     - Самонадеянная. Поверхностная. Эгоистка... Кто это?
     - Это Алеся. Ты про нее читала.
     - Дай-ка еще раз, посмотрю...
     Теперь  она замерла надолго. Было впечатление,  что она смотрит на нее,
как рентген...
     - Она  никогда ничто  не  делает просто так.  Она всегда делает "потому
что".
     - Она будет счастлива в жизни?
     - Нет. Она  этого  не  понимает,  она не знает такого  понятия. Ей  это
неведомо.
     В  ответ  я промолчал. Что  я мог сказать? Судьба моя такая - стараться
помочь изо всех сил таким, как Алеся... Не знаю, что получается в  итоге, но
сил на них уходит действительно много... И всегда за такими, как Алеся, идут
по пятам породистые,  наглые опера с  экстрасенсами... В итоге вечно на краю
могилы.
     Хватит. Пора начинать жить!
     ОПЯТЬ СВЕТЛАНА
     Однажды я  возвращался  с работы  в час  ночи.  Навстречу  шла девушка,
похожая  на Алесю. Но в темноте я ее не разглядел. Только подумал про  себя,
что у этой девушки походка ее, одежда ее, сумка ее, стук каблучков ее... Она
завернула к общежитию.  Я озадаченно остановился, оглянувшись.  Вернулся  за
ней к зданию. Девушка зашла внутрь - ее впустили. Я глянул на окно - оно  не
горело. Я сделал небольшой  круг вокруг соседних  зданий и через  пять минут
подошел  обратно.  Окно  Алесиной   комнаты  светилось.  Значит,  это   была
действительно она. Откуда она могла  идти  в час ночи? И почему ее никто  не
провожал? От подружки так поздно не возвращаются... От очередного любовника?
Почему он ее не провожает?
     А через несколько дней я встретил Светлану, подружку Алеси.
     - Привет, как дела? - Света была приветлива.
     - Нормально, сейчас уже лучше. Начинаю забывать ее. Ты видела Алесю?
     -  Да,  у нее все  хорошо,  -  Света эту  фразу  сказала, перекопировав
интонацию Алеси. Я сразу поймал потаенный смысл - смысл злорадства...
     Какое-то время шли молча. Как-то разговорились о "Луче".
     -  Пиши  дальше,  -  сказала  Света,  причем  в  ее  словах  я прочитал
заинтересованность Алеси, которой было очень интересно знать, как я живу...
     Об меня очень просили и Катя, и Наташа...
     - Понимаешь, Света, я не хочу писать третью часть по морально-этическим
соображениям. Мне нечего сказать хорошего об Алеси...
     Света замолчала. И тут меня буквально прорвало:
     -  Шлюха  она, она просто шлюха...  И зверь,  просто  зверь.  Ведь  так
по-зверски человек  поступать не может. Ну ладно,  не  любила...  Я  бы  это
пережил.  Друзьями  же  можно  было  остаться.  Нет,  ей  было  удобно  меня
ненавидеть при этом. Если бы  ты знала, какие боли я испытывал! Я думал, что
у меня рак четвертой степени.
     Обо всем остальном я не  стал говорить - зачем это  знать Свете? У  нее
своих проблем, наверное, хватает. В ответ она сказала:
     - Нужно было провериться.
     - Нет, Света, это были наведенные боли Алеси. Они потом прошли, сами по
себе...
     - Я уже пришла. До свидания, Игорь.
     - До свидания, Света. Всего тебе доброго.
     Этим  разговором я окончательно порвал все связи с Алесей. Я убивал  ее
внутри  себя. Я  не знаю, передала этот разговор Света, или  нет, но в  этот
вечер опять были сильные боли в кишечнике. Алеся опять психовала...
     Я начал возвращаться в давно забытое состояние покоя...
     ПРОГНОЗ
     ...На   днях  во  НТВ  показали  фильм  Генпрокуратуры,   где  показаны
разрушения "Курска". Я смотрел на эти "сенсационные" кадры, и думал о том, в
первой части "Посланников", я  уже описал эти последствия взрыва. Закончил я
первую часть "Посланников" в середине сентября прошлого года, примерно через
месяц после трагедии. Там я описал и причины трагедии.
     А  вот  по поводу поведения  доллара я ошибся.  И даже  не  ошибся,  но
предсказания мои не сбылись. Когда  я звонил родственнику Алеси в мае  этого
года, я сказал (теперь можно это сказать), что доллар в конце октября упадет
и будет стоить 10 рублей. Это прогнозы трехлетней давности. И в начале этого
года были все предпосылки к этому.
     Дефолт 1998 года  в  России произошел из-за  того,  что вся  долларовая
масса из России  ушла в Штаты, в развитие Интернета.  Американцы думали, что
скоро Интернет так сильно войдет в жизнь людей, что люди будут даже в сортир
ходить через Интернет, не говоря о магазинах, газетах, кино, и так далее. Но
их прогнозы  не оправдались. Интернет себя не окупил. Весной вся электронная
промышленность пошла на спад - в мире осталось на плаву только три завода по
производству сотовых телефонов - мир насытился сотовой связью. Только Россия
еще не полностью обеспечена этим  сервисом. Компьютерная промышленность тоже
теряет темпы развития. Поэтому,  желая уберечь  доллары в стране, американцы
объявили программу СОИ. Они хотели сберечь долларовую массу через госзаказ у
себя в  стране. Но  после  падения небоскребов эта  затея  оказалась  просто
смешной.  Я уже ждал  полного  краха доллара. Но,  увы, американцы оказались
пронырливее.  Они  искусственно раздули истерию  с  белым  порошком, объявив
заразу  сибирской  язвы.  Но для вирусов  не нужен  никакой  порошок.  Любой
школьник знает,  что  достаточно  пролететь  на  маленьком частном  самолете
(которых в США тысячи) и распылить ампулу с  вирусом по  ветру - и заражение
обеспечено. Порошок нужен для  наглядности! Именно поэтому сейчас американцы
отказываются от  обычной  почты,  уходя в электронную. Именно поэтому  белый
порошок  появился на  почте  и в  редакциях газет! Теперь и  газеты уходят в
Интернет! Да они просто спасают доллар!
     ...Я позвонил родственнику и  извинился за свою ошибку. Он разговаривал
со мной сухо. Я бы даже сказал, зло. Да бог с ним. Это - его проблемы. Пусть
думает,  что  хочет.  Я  думаю,  что  его  предназначение  на этой  земле  -
разобраться в самом себе... Пусть разбирается сам. Лишь бы меня не трогал...
     ШТОРМ
     А  вот дальше события стали развиваться  так,  что  я  думал уничтожить
третью часть,  чувствуя себя полным идиотом. Но долгие раздумья на  эту тему
заставили писать дальше. Трудно мне это далось, очень трудно...
     В следующие дни начались боли в интимных местах - это сигналы ревности,
идущие от Алеси. Я был в недоумении. Однажды я почувствовал слабость. Не дав
возможность Алесе "сосать" из  меня,  я попробовал  ее  увидеть.  Она сидела
где-то одна в комнате, я думала обо мне.  В ответ я попробовал войти к ней в
мозг, что бы задать вопрос:
     - Алеся, что ты хочешь?
     - Я хочу, чтобы ты меня простил, - голос был требовательный и властный.
     Я оторопел.  Неужели Наташа права? У Алеси, судя по моим ощущениям, нет
ни стыда, ни раскаяния...
     Вечером я решил  поговорить с Анастасией.  Я записал их сразу, чтобы не
забыть. В  начале  я уже заикнулся,  что  хочется рассказать то, что сказала
Анастасия. Вот ее слова:
     "Игорь,  Алеся не понимает, что  она делает.  Она  все  это время  жила
твоими  силами.  Если  бы  не  ты,  то  она  померла  бы  прошлой  осенью от
безысходности и внутреннего опустошения. Ты ей дал такой  жизненный импульс,
что она возомнила себя сверхчеловеком. Благодаря тебе у нее открылись мощные
способности. Ты всем  даешь большие силы,  благодаря своей искренней любви к
тем, с кем общаешься. Силы, которые ты ей отдавал, она  использовала  против
тебя самого. Отсюда такая боль.  Она не смогла понять тебя, не захотела жить
с тобой, принять твою любовь и дорогу по  такому духовному пути. Она мечтает
о  роскоши и славе. Поэтому, как только ты полностью от нее отключишься, она
сможет еще комфортно прожить месяца три, а потом  умрет. Может  быть, третья
часть "Луча" сможет ей помочь...".
     Только тогда я и начал писать третью часть...
     И тут до меня  дошло. Меня  осенило. Ну не мог  я раньше этого  понять!
Раньше,  я думал, что  Анастасия нас познакомила  с Алесей! Я так и  говорил
Алесе... Да не  знакомила она нас. Или, по  крайней мере, делала она  это не
для меня, а для Алеси!!! Но уже тогда Анастасия знала, что мы расстанемся! И
уже  тогда  она знала,  что  включится  мясорубка ГРУ-СВР-ФСБ! Знакомство  с
Алесей означало  передышку  для  меня, и спасение для  Алеси.  Но  не смогла
Анастасия  предугадать  одного  -  что  я  по-настоящему  влюблюсь  в  этого
капризного  и глупого  ребенка,  который  будет тащить меня  в могилу девять
месяцев!
     Накопленная  информация  дала мне  такую пищу  для  раздумий, что через
несколько дней Анастасия стала меня успокаивать:
     "Игорь, мужская гордость не заключается в том, чтобы ненавидеть женщину
за  ее  измену. Она  не  заключается в  том, чтобы не  прощать  ее за  такие
ошибки".
     Еще через несколько дней Анастасия опять вышла на меня:
     "Она  поняла  свои  ошибки, свою  глупость.  Но  она теперь  не  сможет
простить самой себе  свои поступки.  Ей проще умереть, чем попросить у  тебя
прощения. Ее самость, ее гордыня не позволяют ей искренно признаться тебе во
всем.  Кроме этого, ей не дают это  сделать  те, кто тебе всегда  мешает. Но
если бы она захотела сама, эти "офицеры" не смогли бы ей помешать".
     СИСТЕМА ДВОЙНИКОВ
     Не вдаваясь  в подробности, я узнал,  что мой  друг  детства, Пельмень,
своим сотрудникам  говорит, что  у меня поехала крыша. Человек, который  мне
это сказал, сильно переживал:
     - Игорь, я общаюсь с тобой, и общаюсь с ним. Ты - нормальный человек. И
мне кажется, что это у него поехала крыша...
     Вскоре я встретился с другим  человеком. Он тоже работал с Пельменем. Я
спросил его напрямик:
     - Тебе Пельмень не говорил, что у меня поехала крыша?
     - Говорил... Не знаю, как у тебя, но у него - точно, "шифер сыпется".
     После мы перешли на  другие  темы.  Как-то  само  собой, я рассказал  о
двойнике,  которого даже в  зеркале  не отличу  от  себя. И  тут  собеседник
прервал меня на полуслове:
     - Игорь, я, когда  работал в милиции, пошел фотографироваться  в форме.
Эти фотографии нужны для личного дела в отдел кадров. Пошел забирать фото. И
только  дома  обнаружил,  что  фото  не  мое (фотография  для  личного  дела
требуется 9  на 12 сантиметров)! Вылитый я, но лычки - не мои!  Не отличить.
Пошел опять в фотоателье, и забрал свои фотографии.
     Вы спросите, этот парень тоже занимается экстрасенсорикой? Нет. В Чечне
он был снайпером.  Я думаю, его пытались "обработать" и завербовать с другой
целью - что бы служил киллером... Когда он увольнялся из милиции,  он сильно
пил,  у  него были большие проблемы с  женой... Вполне возможно,  что многих
вещей он просто не заметил. Сейчас с женой он помирился...
     ВИХРЬ
     Я шел по делам - нужно было встретиться с Пельменем, поговорить о нашей
с  ним  шизофрении... В последний момент на противоположной стороне  улицы я
увидел Алесю, идущую под руку с парнем. С другой стороны от парня шла другая
девушка, тоже держа его  под руку. Их кавалер был одет по-спортивному. Алеся
смотрела вниз, и,  слушая  девушку, смеялась. Увидев меня, она изменилась  в
лице,  перестав  смеяться.  Я  стоял  и  смотрел  вслед.  Она  оглянулась  и
посмотрела  на  меня...  А через пять минут, пока я шел по улице к Пельменю,
навстречу мне  попалось около десяти пятидесятилетних мужиков и баб, которые
не  мигая, внимательно и изучающе  смотрели мне  в  глаза. Они не могли даже
оторвать  свой взгляд, хотя я  смотрел в ответ на них в упор. Пред этим я за
час позвонил Пельменю и договорился о встрече... И  за день до этого звонил,
но   Пельмень   ответил:  "Давай  перенесем   встречу   на   завтра".  Вывод
напрашивается сам собой.  "Алеся,  тебя опять водят опера!" Хотел бы я знать
подробности вашей прогулки. Хотя, на самом деле, и не подкопаешься -  просто
пошли  погулять... А я,  мол,  все  накручиваю.  Да, я бы действительно  все
накручивал, если  бы  не одно но - десять упырей, в упор смотрящие в  глаза!
Да,  такое   бывает   всегда   после  проведения  оперативных   действий   -
анализируется степень воздействия на психику жертвы. Так что выдали вы себя,
сволочи! Гады вы  мерзкие. Ничего, танцуйте свои танцы, танцуйте. Вечный пир
у вас во время чумы. Вы  иначе не  можете - ведь вы же упыри и вурдалаки, вы
подпитываетесь чужой болью  и чужыми страданиями. Питайтесь, питайтесь... Но
потом придется вам все переварить. Кстати, даже Пельмень ничего не заметил -
я был абсолютно спокоен, когда пришел к нему. И разговор наш прошел спокойно
и просто, хотя мы говорили  друг другу нелицеприятные вещи. И мы поняли друг
друга.
     Алеся - бог с ней. Несчастная, больная психика,  дурная  жизнь,  черные
тупые  мысли  на  основе собственных галлюцинаций...  Не первый  раз  вы так
окончательно  ломаете чужую судьбу. Сколько раз так было. Ничего,  все  ваши
пси-эксперименты  и  оперативные  разработки  отрыгнутся.  Сполна.  Еще  раз
повторю -  нельзя быть наполовину  беременным! Или человек делает добро, или
он делает зло - третьего не дано.
     Интересно,  но  вечером  полковник-сковорода  рыдал.  А  я  весь  вечер
ликовал!  Я не  мог понять, почему. И максимальную  радость внутри  вызывала
фраза "Алеся, как хорошо, что  мы сейчас не вдвоем! Это просто  здорово, что
мы  не  вдвоем!"  Любые другие  варианты  этой фразы  рождали  холод внутри.
Поэтому я весь вечер, часов пять, до поздней ночи, твердил именно эту фразу.
     На  следующий день опять сильные  боли в кишечнике. Ночью по  биовизору
увидел  Алесю, которая  мне сказала: "Я ни в чем не виновата".  Я промолчал,
понимая, что ничего объяснить или доказать не смогу.
     Через день, ложась спать, я хотел  поговорить с  Анастасией.  Она сразу
дала знак:  "Ничего не  говори, а  только слушай".  Я  замер.  Вдруг  где-то
далеко-далеко женский  голос тихо  произнес:  "Я  тебя  люблю"... После  это
раздались  детские голоса.  Сначала  один,  потом второй...  Я  понял -  это
Анастасия давала разговоры из будущего. Я смог определить пол наших детей, и
разницу  в возрасте. Но кто говорил  - для меня осталось загадкой... Кстати,
голос чем-то похож на голос Алеси. Но это уже - из разряда суперчудес...
     Вечером я шел по пустому городу. Было легко и просто. И вдруг...
     Даже  писать  дальнейшее  не хочется... Легкая  боль  в кишечнике. Нет,
Алеся, хватит злиться на меня... Легкая  боль в груди. Нет,  Алеся, не нужны
мне твои проблемы... Боль в  интимных местах... Нет, не ревнуй,  надоело мне
все это. Ведь не любишь  ты, и не знаешь, что это такое -  настоящая любовь!
Потом боль в почках, потом все по  кругу. Опять характерная боль в голове. И
вдруг боль в здоровом зубе, в том самом, который  в  прошлом доводил меня до
бессознательного  состояния.  Но  и  эта  боль  прошла. Я  мысленно  спросил
Анастасию:
     - Анастасия, неужели это опять Алеся?
     Она стояла спиной в ту сторону, где находилась Алеся. Услышав меня, она
обернулась... Такой я не видел ее никогда... Обиженное, рассерженное лицо...
Строгие, суровые глаза... В глазах - непонимание, обида...
     - Я не хочу ничего знать о ней!
     Я оторопел...  Весь вечер я  разрывался,  как  слепой  котенок, пытаясь
увидеть  или  Алесю, или  поговорить  с  Анастасией...  Уже ночью  Анастасия
объяснила:
     - Она пытается  прицепиться  к тебе энергетически, взять твои силы. Она
хочет убить одного человека.
     Я опешил.  Господи, что  же это  такое происходит?! Опять мне списывать
все на  свои галлюцинации?!  Что  же творит Алеся,  если  она  умудрилась не
только меня довести до полусмерти, но и разозлить Анастасию? Неужели это так
серьезно?!
     Через час я услышал Анастасию, голос был уставший:
     - Ты напиши об этом, напиши... Сейчас столько таких Алесь развелось...
     Она была очень расстроена, Анастасия... Мне хотелось выть на Луну...
     В  тот  момент  я  думал  о  сказанных  словах, об  Алеси, окончательно
потерявшей все добрые чувства, потерявшей совесть и разум...
     И, тем не менее, я попытался заступиться за Алесю:
     - Анастасия, может быть, этот человек заслуживает это?
     Она ответила мгновенно:
     - А ты тоже заслужил свои боли?
     Я покраснел от стыда.
     И только на следующий день я спохватился:
     -  Анастасия,  не переживай ты так... Ну не получилось у нас... Не смог
ни  я, ни, тем  более,  ты,  образумить  и вывести Алесю на  свет Радости  и
Доброты. Да бог с ней... Не переживай, не падай духом. Обидно, конечно. Но у
нее своя голова на плечах,  у нее свое сердце в груди, у нее  своя совесть и
душа. В конечном счете,  и ты, и я, сделали все, что смогли... Зачем спасать
убийцу?!
     На следующий день, когда я выходил из метро, опять услышал Анастасию:
     - Игорь,  когда Алеся тебя  полюбит по-настоящему, она  будет  тебе  не
нужна... Попробуй ее полюбить опять...
     От таких "перепадов" я чуть не заорал посреди станции вслух:
     - Анастасия, но, если она мне будет уже совсем не нужна к тому времени,
то это будет  означать, что у  меня появится  любимая девушка! Как же  тогда
быть с той  девушкой?  И как  вообще все  это  описать? Наши диалоги с тобой
походят  на бред сумасшедшего! Ну ладно, я  -  пусть думают обо мне,  как  о
сумасшедшем!  Но твои слова противоречат  логике... Как это понимать...  Как
это написать? То она убивает, то она не понимает, то она полюбит!
     Она молчала в ответ...
     Наконец я спросил опять:
     -  Анастасия,  допустим,  что я что-то понимаю не так. Но почему  тогда
Владимир Мэгре  не позвонил мне, не сказал,  что я  пишу какой-то бред? Или,
наоборот,  хоть  как-то одобрил? Ведь  я  отдал его дочери,  Полине,  первую
часть. Она не могла не передать ее отцу. Почему Владимир молчит?
     - Я так попросила...
     Я просто опустил руки. Нет, Анастасия говорит правду... Господи, что же
ждет  еще меня впереди?  Ведь получается,  что я сам, своей любовью к Алесе,
создал  этот  весь  "винегрет"! И  что,  кому какая польза от  этого? Писать
галиматью - зачем?
     Теперь  я  вообще запутался... Я рубил в себе Алесю,  рубил, а все зря?
Блин, лучше об этом не думать... Хватит, пора заканчивать...
     Думая так, я опять спросил Анастасию: "Писать, или нет?"
     Вот ее ответ:
     - Пиши, ты не представляешь силу луча.
     Какого луча - я не понял.
     ...На следующий день Анастасия  ликовала весь день - это чувствовалось.
На мой вопрос: "Анастасия, что случилось?",  она ответила: "Получилось!". Но
что  получилось, как и с кем - мне неведомо. Я смог только  определить район
"Боевых  действий".  Но в  том районе примерно десять человек  попадают  под
любую гипотезу...
     ПАРАФРАЗ
     Осталось  несколько  строк,  не вошедшие  никуда...  Но  они, наверное,
нужны.
     Летом, после  опубликования  второй части "Луча Анастасии", "Рикошета",
произошел один эпизод. Анастасия дала  знак внимания. Навстречу шла девушка,
напоминающая  Алесю.  Справа  стояли  две  полных  пожилых  женщины,  и одна
говорила второй: "Да он все врет!". При этих словах псевдо-Алеся внимательно
посмотрела на  них. Если  я  правильно понимаю, Алеся  прочитала и первый, и
второй "Луч", но не поверила ничему...
     В апреле, до того, как я стал писать "Луч", я  сбросил Алесе на пейджер
следующее сообщение: "Теперь я знаю правду, почему ты стала меня ненавидеть.
Как ты могла в это поверить?!" Сейчас, вспоминая, я четко и реально осознал,
что кто-то сказал ей гнусную ложь, в  которую Алеся поверила. И  практически
сразу об этом забыл.
     В апреле,  в  первых числах, в  одном из ресторанов весь  день играла в
бильярд   девушка  вместе  с  молодым  человеком.   Она  пила  пиво  и  сама
расплачивалась  за  бильярд...  Отличить   от  Алеси  ее   было  практически
невозможно.  Я не  стал  писать  об этом в первой части,  постеснявшись.  За
кадром  осталось очень много разных мелких  эпизодов. Кто знает - все я смог
понять и увидеть, или нет? Но описанных событий достаточно и без того.
     Когда  мы были вместе, в самом начале, было очень много ложных  вызовов
на работу.  Особенно по выходным,  когда  я был у Алеси. Я  уходил от Алеси,
брал инструмент,  и ехал по заявке. Но при проверке она оказывалась рабочей.
Со слов менеджеров, приходили среднего возраста мужики, трезвые, подтянутые,
хорошо  одетые,  и жаловались, что  аппаратура не работает.  Менеджеры  меня
вызывали. В такие дни  у меня  падало  настроение,  у  Алеси  тоже портилось
настроение, и почти  все выходные пропадали даром - ни  работы, ни отдыха. А
работал я тогда один, без выходных. Но  именно  в выходные мы могли спокойно
поговорить, пообщаться, понять друг друга! И эти твари, которые слушали наши
разговоры в комнате у Алеси, это прекрасно понимали...
     Но как только началась  в марте мясорубка  - не было ни  одного ложного
вызова!  Я порой  сам  хотел  идти  на работу,  только бы отвлечься от своих
проблем! Но не было ни одного повода!
     Не мудрено, что я не сразу вспомнил, где  видел Степаниду...  Это - еще
одно доказательство  психологической  травли всех  этих оперативных скотов -
иначе сказать не могу. И тем не менее, они разрывали нас целых три месяца. И
при том, что и любви-то не было! По крайней мере, со стороны Алеси...
     В тот день, когда я сильно обидел по пейджеру Алену Самойлову, ко мне в
метро пристали менты. Сзади стоял молодой, обритый наголо опер. Я специально
пытался узнать причину проверки документов  (она должна быть обоснована), но
сержант твердил одно - "прошу документы". Я внимательно посмотрел на бритого
опера, и тот смылся в подсобке. На  прощание  сержанту я сказал:  "Все будет
хорошо,  но только не  у  вас!"  Теперь,  когда  он попадается  на глаза, он
бледнеет  и  опускает вниз глаза... Это еще пока цветочки...  Ваша  задача -
бандитов ловить, вы за это деньги получаете!
     Я  очень жалею, что сорвался летом и обидел Алену... Был  повод, но все
равно я  поступил очень плохо - наговорил гадостей, оскорбил ее... У меня не
хватило сил для доброты и терпения. Прости, Алена.
     Недавно я шел мимо  Алесиного общежития. У дороги стояла белая "Волга".
Боковым  зрением  я  заметил, как в  нее села девушка. Но  только  когда она
внимательно  стала смотреть на  меня, я посмотрел на нее. На переднем правом
сидении находилась... лже-Анастасия! Но я виду не подал.
     - Вот  мы и встретились! А я уж думал,  что  я  "гоню"!  Привет, стерва
смердящая!...
     Когда я  сравнялся с машиной, лже-Анастасия приоткрыла дверцу, и тут же
с  силой захлопнула. Когда  меня  водили по полигонам шесть  лет тому назад,
такой  хлопок  дверцей  означал   "окончание  учебы,  окончание  оперативных
действий",  "закрывание"...  Я  глянул на номер: там были двойки и  единицы,
машина  принадлежит администрации Новосибирской  области... Вот так! Иначе и
быть, действительно, не  могло! Такие  особи должны работать на власть. Даже
одиночным бизнесменам, пусть самым богатым, такое не под силу.
     Вероника,  кстати  сказать,  тоже  молится  вовсю...  Что-то  никто  не
радуется в последнее время... Не надо молиться - не поможет!
     Еще один  интересный  факт.  В марте и апреле мне  часто  попадалась на
глаза проезжающая белая машина с номером о25Ххх. Она так часто попадалась на
глаза,  что  я запомнил  ее среди многих других. Каково  было мое удивление,
когда я узнал, что она зарегистрирована за родственником Алеси...
     И последнее...
     Я в сотый раз перечитываю все три части "Луча". Господи..., мой дорогой
читатель, это - не фантастика, клянусь, нет ни одного слова лжи. Я обнаружил
сам  несколько  неточностей, но это  не мудрено  - столько  событий, столько
информации...
     И только недавно я пришел к выводу, что мной подробно РАСПИСАН МЕХАНИЗМ
ПРЕВРАЩЕНИЯ  ПРОСТОГО  НОРМАЛЬНОГО  ЧЕЛОВЕКА  В  АЛКОГОЛИКА  ИЛИ  НАРКОМАНА.
Человек, если  попадет в такой переплет, если так влюбится, пусть  даже  без
оперов,  запросто  может  спиться  или  сесть  на  иглу...   Я  хочу,  чтобы
алкоголиков и наркоманов было как можно меньше...
     А силовикам очень  нужны  алкоголики и  наркоманы.  Помните,  как  поет
Бутусов: "Они любят пьяных и психов. Есть  за что пожалеть их..." Чем больше
наркоманов и алкоголиков - тем больше теневой оборот денег. Тем больше можно
прицепить  себе  звездочек  на  погоны.  Тем больше  в такой  суматохе можно
положить  себе в карман наворованных денег. Этим пузатым "отцам" очень нужны
деньги. Любой  ценой.  Любой. Они, действительно, родную мать  продадут ради
денег и власти.
     Вспомните, когда  два  года назад по России  прокатилась  волна взрывов
жилых домов. Хоть один фээсбэшник ушел в отставку?  Хоть  один из них пустил
себе пулю в лоб,  что он задарма живет и жрет казенные  деньги?  Хоть одного
отдали под трибунал?
     В "московском комсомольце", No 45, опубликована  статья, где говорится,
что МУРовцы нашли тех террористов, которые взрывали дома в Москве. Но вскоре
прокурор,  который  подписывал санкции  на  обыск и арест,  был  уволен.  За
террористов заступилась  Генпрокуратура.  (Вспомните,  какое  круглое лицо у
Генерального прокурора!). Там же говорится,  что  за  последние два  года из
рядов прокуратуры уволилось около пяти тысяч первоклассных профессионалов!
     Моя  повесть - это своеобразный  детский  лепет. Подумаешь,  растоптали
несколько  человек  в  течение  нескольких  лет  с  помощью  утрасовременных
технологий!
     И еще: в сериале  про  Каменскую есть фильм  о  том, как ФСБ  зомбирует
людей,  делает из них маньяков,  как они охотятся друг за другом. Говорю как
"профессионал"  - в  этом  фильме  показан  детский сад.  То,  что  творится
реально,  я уже  описал. Хорошо, что  хоть  это  говорят... Следующие скажут
точнее и правдивее.
     Пузатые  обезьяны в  погонах,  запомните, земля -  круглая! И  рано или
поздно, бумеранг вернется!  В тот самый момент, когда вы не ждете. Возмездия
все равно не избежит никто.
     На днях Анастасия спросила: "Ты мне поможешь?". Я сразу ответил: "Да!"
     Вот теперь все.
     Нет, не  все... В "Отречении"  я упоминаю  о том,  что Игнат нашел свою
мать из  прошлой  жизни. Эта  девушка на меня потом сильно обижалась, что  я
написал о  ней.  Мы не виделись  три года.  Недавно мы  говорили  с ней двое
суток, изредка прерываясь на сон.
     - Расскажи о себе...
     - Прамамочка, читай "Лучи", я привез тебе все  три "Луча". Если хочешь,
могу показать ее фото.
     Она долго смотрит на фото, улыбается...  Улыбка  у нее добрая,  чистая,
светлая.
     -  У меня  чувство, что я  ее знаю.  У  меня  нет к  ней  отрицательных
эмоций...
     И вдруг, ни с того, ни с сего, она добавила: "Тимур".........
     И тут до меня  дошло. Меня пробило, словно  молнией! В Предсказании, по
биовизору, Алеся сказала: "Если хочешь, я могу вернуться!". Это предсказание
сбылось! Сбылось очень давно! Оно сбылось 22 сентября прошлого года, когда я
впервые ее увидел! Алеся... Алеся вернулась из прошлой жизни!!!
     - Милая моя прамамочка, у тебя много книг, я знаю. Мне нужно  знать все
о Тамерлане. И еще  одно  доказательство наших родственных связей с тобой из
прошлой жизни -  и у  тебя,  и у  меня  есть  далекая родня  родом  с Южного
Урала... Ты  сама  это  сейчас  мне сказала.  Но  мне нужен  Тимур, он же  -
Тамерлан.   Три  года   назад  я  познакомился  с  праправнучкой   художника
Верещагина, у которого есть картина "Двери Тамерлана". Не странно ли это?
     - Хорошо, я посмотрю.
     НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ДИАЛОГ
     На  днях я  потерял документы  - решение очередного  суда, который  мне
опять устроила бывшая "жена". В  душе надеясь, что она их не украла, а я сам
их куда-то  засунул,  я  перерыл все папки  с  бумагами. В  одной из папок я
увидел   трактат   "Любовь.   Цивилизация.   Всевышний",   весь   исписанный
карандашом... Что-то знакомое это мне... Слегка защемило в груди... Я достал
тот  самый  экземпляр  "Отречения", который правила  Алеся.  Знаки,  почерк,
характер  правок  совпали...  Я  озадаченно смотрел  на листы,  напечатанные
принтером...
     Как  я винил  себя весной за  то, что не смог Алеси  дать почитать этот
трактат! Мне казалось (наивный), что  это могло как-то изменить мысли Алеси.
Оказывается, она  его читала! Да, она его уже читала. Я вспомнил... Это было
в  конце декабря - начале  января  (точнее  вспомнить не  смог).  Я пришел в
Алеси, она была хмурая и  злая.  На  тумбочке лежали все книги, которые я ей
принес.  Там же  был  и Трактат. Ничего не  объясняя,  она попросила забрать
книги. Я очень расстроился. Чувствовалось, что  ей  доставляет  удовольствие
это действие... Я не помню, как затолкал дома Трактат в папку. Видимо, я был
очень расстроен.  Он простоял  нетронутый  почти год. И  вот теперь я листаю
свою  книгу,  где  делюсь мыслями,  собранными  за  двадцать лет  научных  и
изотерических  поисков...  В  ответ  Алеся  пишет  свои  замечания,   делает
исправления.
     Тут до меня доходит, что  это  и  есть наш несостоявшийся  диалог, наша
недоговоренность,  о  которой   я  писал   и  думал  девять  месяцев!!!  Она
вчитывалась  в  каждое слово, анализировала каждую фразу!!!  Искренно писала
заметки на полях! Ну что  ж, давай поговорим хоть так, виртуально,  Алеся...
Но мои слова - это  мысли, записанные еще в 1999 году, твои ответы - заметки
в 2000-м, а диалог - в третьем тысячелетии...  Ну  ведь надо же так!!! Знаки
препинания я сохраняю без  изменений. Жирным курсивом я выделяю подчеркнутые
Алесей места.
     Ну что ж, давай поговорим...
     "Именно  поэтому  самки  живут  дольше,  потому  что  они  спокойнее по
природе. Их задача - прожить как можно дольше и  воспитать потомство. Именно
поэтому  самцы  всегда  беспокойнее и любопытнее.  Непостоянство  в  мужских
особях заложено Природой ради дальнейшего развития  всего живого на планете.
И мужская особь платит за это более высокой смертностью".
     Алеся: - Не понял... Объясни!
     Объясняю,  Алеся.  Мужчины намного  чувствительнее  к любым  изменениям
внешней  и внутренней среды. Это есть функция дифференциала. Но  мы пытаемся
всяческими  способами  скрыть  это  чутье,  пытаемся  казаться  спокойными и
невозмутимыми. Но статистика говорит, что  примерно к сорока годам на одного
неженатого нормального мужчину приходится пять нормальных незамужних женщин.
Остальные неженатые  мужчины  или погибают, или спиваются, или сходят с ума.
Это   -   не   болезнь,   а   результат   эволюции.  Поэтому   мужчина,  как
дифференциальный элемент, волей-неволей  может  изменить жене, когда на него
такой спрос! И винить-то его нет смысла... А что делать тем четверым из пяти
женщин?  Жить  без  мужчин  всю  жизнь?  Поэтому намного греховнее и грязнее
женская измена,  чем  мужское непостоянство!  Нет,  не  все  изменяют  своим
женщинам. Очень  много однолюбов. Для таких  женщин  существуют  дон Жуаны и
бабники...  Недаром  в  русском  языке  (а  ты  все-таки говоришь и  думаешь
по-русски!) есть пословица: "береги честь смолоду"...
     "Старые   девы,   кстати,  являются  разновидностью   лесбианства,  так
называемым латентным, или скрытым лесбианством, то есть им не нужны мужчины,
но  заниматься любовью с женщиной  не дают внутренние устои и мировоззрение,
обычно они уходят в религию, что тоже не совсем правильно".
     Алеся: - Это не совсем так. Спроси у меня.
     Извини, не могу это сделать физически. Да и вряд ли  соглашусь с тобой.
Насмотрелся я  на таких по горло, и уверен  в своей правоте. Я живу  с такой
старой  девой уже  тринадцать лет, и не  знаю,  как от нее уйти, как сделать
так, чтобы ее не видеть вообще. Она хочет, что бы я ушел на улицу...
     "Остальные примерно 75% находятся между нормальной счастливой любовью и
сексуальными меньшинствами, включая полную апатию.  В эти 75% входят также и
латентные счастливые (т.е. способные любить нормально, по-земному) мужчины и
женщины,  не  нашедшие свою  любовь  по  независимым  от  них  причинам. Как
показывает  практика,  эти  причины являются социальными: отсутствие  жилья,
наличие социальных условностей, национальные предрассудки и тому подобное".
     Алеся: - Не поняла... попроще, пожалуйста...
     Говоришь, попроще... Читай все три "Луча", я описываю отсутствие жилья,
наличие социальных условностей, национальные предрассудки и тому подобное...
     "Цивилизация - в некоторых  идеалистических  теориях эпоха деградации и
упадка в противовес целостности и органичности культуры".
     Алеся: - Откуда?
     Алеся, это  определение я копировал с электронной энциклопедии "Кирилла
и Мефодия", которая является копией Большого энциклопедического словаря.
     "Еще раз повторяю, что такое деление придумали два  человека, не совсем
реально осмыслившие наш мир - Морган и Энгельс".
     Алеся: -  Ты их лично не знаешь,  чтобы судить, реально они осмысливали
мир, или нет.
     Я сужу о  них по их мыслям, которые они оставили  в своих книгах. И обо
мне,  и о тебе будут судить также по книгам, оставленных  мной... И о таких,
как ты...
     "Созданный  одним  из  них  монстр  под названием  Призрак  коммунизма,
несмотря на очень красивые идеи, чуть было не уничтожил Европу и практически
полностью уничтожил Россию".
     Алеся: - К чему это?...
     В  доказательство  их  не  совсем  реального  мышления,  Алеся...  Я не
упоминаю Маркса, и так понятно, о чем речь.
     "Исходя из вышесказанного, я не могу согласиться с "ими обоями"".
     Алеся: - Не поняла...
     Я имею  ввиду Энгельса и Моргана,  и  цитирую  Шарикова  из  "Собачьего
сердца".
     "Способ организации (т.е. биогенная  или техногенная) цивилизации здесь
не  учитывается.  Скорее  всего,  предполагается,  что  цивилизация является
техногенной.  Спорный вопрос. Биогенная  цивилизация  намного мощнее и чище,
чем техногенная".
     Алеся: - Не поняла... Что такое "биогенная", что такое "техногенная"?
     Биогенная  цивилизация,  это  -  вечная  цивилизация  земли. Забываются
правители и мыслители, гибнут государства и исчезают народы, меняются эпохи,
а  человек,   как  часть   биогенной   цивилизации,   остается.  Техногенная
цивилизация  все равно погибнет. Биогенная цивилизация, это - мир Анастасии,
гармония с природой, гармония души...
     "...что  два  главных бича  -  сердечно-сосудистые  заболевания и рак -
результат  неправильного  образа  жизни, неправильной  психологии поведения,
мировоззрения".
     Алеся: - Что это значит "неправильная"? Есть "правильная"?
     Да, есть "правильная" психология. Когда человек тянется к свету, думает
и живет честно. А у подонков,  убийц и сумасшедших  психология не может быть
правильной.
     "Кроме того,  по закрытым данным,  вскрытие  умершего показывает, что в
75%  человек  умирает  от  автотрофных  болезней, т.е.  болезней,  вызванных
неправильным лечением. Если бы не лечился вовсе - жил бы дольше".
     Алеся: - Какого учреждения?... Если нет ответа - значит это гон.
     Алеся... А  когда ты опубликовывала закрытые данные в своих статьях, не
ссылаясь на источники? В итоге  я  разругался со своими знакомыми...  А ведь
они тебя  просили эти данные не  публиковать... Закрытые  данные мне  давали
профессионалы, бывшие паталого-анатомы в одном из медицинских институтов АМН
СССР.  Этого достаточно. Можно много рассказать, как  они творили  подвиги в
своей профессии. Вспомни, что  я  тебе говорил  о  питьевой  воде!  Тогда, в
Питере,  проходила  закрытая Всемирная  конференция! Они закрылись от  всего
мира, чтобы найти выход!  И  ты поверила  вместе с Наташей, стала отстаивать
простую воду для питья!
     "Я горжусь  тем, что наша Цивилизация смогла создать, вырастить, и хотя
бы  частично впитать мысли таких  мыслителей,  как Заратустра, Будда, Рерих,
Блаватская,   Гиппократ,  Платон,  Пифагор,  Федоров,   Циолковский,  Даниил
Андреев, Порфирий Иванов, Анастасия".
     Алеся: - Спроси у меня.
     Нет, если хочешь, это ты спроси у меня! У тебя спрашивать мне как-то не
хочется - это я тебе могу рассказать о них.
     "И,  словно  чувствуя  появление  фотографии,  живопись  выродилась  до
уродливого абстракционизма с ее апофеозом - "Черным квадратом" Малевича".
     Алеся: - Кто тебе это сказал? Может, художники?
     Какая   разница...   Живопись   создают   художники,   как   проводники
человеческого сознания. Разговор идет о всей цивилизации в целом...
     "...стиль фэнтези  поставил задачу  визуализации  тех фантазий больного
мозга писателей-фантастов, которые они вкладывают в свои книги, а, значит, в
сознание своих читателей".
     Алеся: - И у тебя тоже?
     Понимай,  как  хочешь.  Есть  очень много фантастики, читая которую,  я
ужасаюсь...
     "Поэтому    данный   раздел    искусства    является    психологическим
абстракционизмом".
     Алеся: - Поясни, что значит.
     Разговор  идет  о так  называемой прикладной живописи  - когда  картины
создаются  на  основе  прочитанных  произведений,  и  пишутся как обложки  к
книжкам. Яркий пример - Борис Вольехо (Вольеджо).
     "Живопись с ее раскрытием внутреннего мира, видимо, уже не возродится в
этой цивилизации".
     Алеся: - Спроси у меня.
     Нет,  это ты спроси  у меня. Мой  отец собирал открытки с репродукциями
картин.  Он собрал более двух тысяч открыток. Я с детства вырос на настоящей
живописи...
     "Недаром  все  мировые  войны  (по большому  счету,  уже  три)  породил
"цивилизованный" Запад. Дикарям нужны деньги и власть, чтобы получать  новые
деньги. Больше  ничего. Это называется синдром  вороны  -  жить  только ради
блестящего  предмета.  Сейчас  эти  же  самые  мысли  завладевают  и  нашими
бизнесменами.  Мне искренне жаль  тех девушек и женщин, которые мчатся замуж
за  иностранцев, поскольку  деградацию  остановить,  или  изменить,  они  не
смогут. Их будущие поколения обречены на вымирание. То же самое будущее ждет
и наших  "новых  русских", поскольку образ жизни и мысли совпадает у  них  с
западным".
     Алеся: - Чушь! Это не обосновано ничем!
     Обосновано,  и проверено на  практике... И не раз.  Ты хочешь верить  в
счастье  с богатым  принцем  на  белом  Мерседесе?  Верь...  Может  быть,  и
получится...
     "Естественно, бизнесмены не являются камнем  преткновения.  То же самое
относится  и к чиновникам власти и  силовых  структур, я имею  в  виду самую
верхушку.  Поскольку главное  для них - деньги, и  не более. Это  показывает
практика и история последнего столетия. Как ни странно, -  но об этом боятся
говорить   открыто   -   признаком   деградации    является   прикосновение,
принадлежность к  власти  и  большим деньгам.  Именно  поэтому  в мире такой
высокий  уровень  коррупции, заказных  убийств, наркобизнеса и  откровенного
жлобства. В  СМИ частенько выходят наши  чекисты, которые под  видом простых
людей  говорят о том, что  основной поток наркотиков  в  США идет по каналам
ЦРУ. Как только  я  слышу информацию такого типа, я  сразу вспоминаю  лекцию
профессора Шагренко (назовем его так) НГТУ (тогда еще НЭТИ), который сказал,
что у каждого ведущего советского ученого (лекцию он читал в 1981 году) есть
"двойник" в США. Неизвестно, осознавал сам бывший адмирал ВМФ СССР, или нет,
но  он открытым текстом сказал, что в принципе  между США и СССР нет никакой
разницы. Другими  словами,  между двумя мировыми лидерами  не было различия.
Это естественно,  если представить двух борцов,  между которыми все поединки
кончаются вничью. Возвращаясь к  наркотикам, можно смело утверждать,  что то
же самое  происходит и  у нас. Подтверждение  тому - редкие  статьи  в наших
газетах,  из  которых следует,  что за  поставками наркотиков из Афганистана
стояли  чекисты.  Сразу  оговорюсь,  что я не  собираюсь  оговаривать  наших
"Штирлицов"  и  "Джеймс Бондов",  но  мой  опыт  наблюдения  и защиты против
психотропного  воздействия от спецподразделений психической травли говорит о
том, что там нет честных и порядочных людей. Они очень хотели и хотят, чтобы
я  создавал  для  них  психотропное  оружие.  О  преступлениях  такого  типа
поговорим ниже.
     Эти  примеры можно приводить бесконечно.  Но понятно  одно  -  деньги и
только деньги. Именно воры  придумали поговорку - деньги не пахнут. Человеку
труда (кстати,  я не коммунист)  такое  в  голову не придет. У трудолюбивого
человека деньги пахнут потом и долгим трудом".
     Алеся: - Все, что тут написано, не обосновано не только примерами, но и
обыкновенной логикой! Я больше не читаю.
     Вот теперь все понятно... Теперь все встало на свои места... Интересно,
как бы я воспринял твои мысли сразу? Что же ты  ничего тогда  не сказала, не
спросила меня,  что я думаю о твоих  правках? Я бы  перестал ходить к тебе и
думать о тебе, поняв, что  ты  еще очень глупа...  Но  целый  год я даже  не
подозревал об  этом! Я ПЫТАЛСЯ ТЕБЯ ВЕРНУТЬ, Я ПЫТАЛСЯ ТЕБЯ РАСКОДИРОВАТЬ, Я
ЛЮБИЛ ТЕБЯ ТАК,  КАК  НИКТО И НИКОГДА ТЕБЯ БОЛЬШЕ  НЕ ПОЛЮБИТ! Ты  не смогла
осилить даже две первые главы, не дойдя до следующей - "Всевышний"!
     Вместо  доказательств, Алеся, я расскажу  тебе историю. Эту  рукопись я
отнес в декабре 1999 года  в одно  сильное  и профессиональное издательство,
которое существует не один десяток лет.  Кстати, это другое издательство, не
то,  которое я  упоминаю  в  "Отречении". Поэтому смею  утверждать,  что там
работают  настоящие профессионалы.  Поговорив с главным редактором, объяснив
тему книги, я услышал в ответ: "Мы такие книги не издаем".
     - Может быть, просто почитаете? Мне кажется, Вам будет интересно.
     - Хорошо, почитаю.
     ...Пришел я к главному редактору через месяц.
     -  Слушай,  очень   интересно!  Наши  сотрудники   тоже  прочитали,  им
понравилось. Но, извини - не наша тема, издать тебя не можем. Езжай в Москву
-  тебя  там возьмут  с  руками  и  ногами. Если  интересно, возьми  почитай
рецензию Петрова (фамилию я не запомнил).
     - А кто это?
     - Да  ты  что, не  знаешь?!  Это  -  самый профессиональный  и  опытный
рецензент у нас в городе!
     В рецензии  подвергли критике мое  вступление,  где  я  применил что-то
вроде "горбатого могила исправит". Я потом убрал эти слова. А о самой  книге
- никакой критики. Цитирую дословно:
     "...Тема, избранная И. Зениным, исследована  и изложена им основательно
и доказательно...
     ...Там, где она  (книга - прим. авт.)  будет  принята к работе, вряд ли
возникнут   претензии  к  автору.  Концепция   его  стройна  и  убедительна,
аргументирована по  высшему классу. Иное дело - читатель. Да, кто-то  примет
эту работу безоговорочно.  Кто-то  подвергнет сомнению, а кто-то (да простит
меня автор!) и читать не станет. На то он и читатель".
     Алеся,  я  думаю, комментарии излишни. Ты - одна единственная  из  тех,
кому я дал свою книгу, и которая не дочитала ее до конца. Очень жаль, что  я
не  мог сразу это  узнать.  Недаром  я  и  Степаниду  не  сразу  вспомнил...
Психологическое давление  было большое в то время,  я его замечал,  но терял
внимание  на такие  "мелочи"...  Была  еще  одна  молодая  женщина,  которая
отозвалась  так  же, как и ты. Но  у той  - точно  что-то с головой, не хочу
описывать подробно... Есть такая порода женщин, которые делают все наоборот.
Она - одна из тех.
     И последнее...
     Только осенью до меня дошло, что такое ревность.
     Я многим задавал этот вопрос.  Все говорили одно и тоже - неуверенность
в любимом человеке. То есть любящий  не верит в любимого, не греет его своей
надеждой! Не посылает свой лучик Любви!
     РЕВНОСТЬ  -  ЭТО  ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ИЗМЕНА того,  кто  ревнует.  Ревность -
признак не только того,  что к любимому относятся как к вещи, как к рабу, но
и стереотип своего поведения. Алеся, ревнивый судит по себе!  Он боится, что
ему изменят, потому что он сам  может спокойно изменить!  И  ты доказала это
сполна! И не только ты... Собрана уже большая статистика...
     Вот теперь действительно все... Больше писать нечего...
     Сгусток
     Настоящая фантастическая повесть
     От автора
     В  некоторых случаях я  буду  приводить в  скобках  конкретные  данные,
исторические и другие справки. Скобки к фантастике не относятся.
     Штирлиц
     Гордый Орел  пробирался  сквозь  густые заросли пустынного камыша. Вода
хлюпала  в  песчаной жиже, когда его цепкая лапа  с приклеенными на  дешевый
скотч утиными перепонками ступала в  болото.  Сейчас он был самим собой. А в
небесах он летал очень  редко, ради прикола. Да еще ради поддержания имиджа.
Орел,  как и все его  предки, жутко  боялся высоты. В  камышах  было уютно и
спокойно. В камышах душа Орла отдыхала в полной  безмятежности бытия, высоко
паря над бренной землей. Он старался быть незамеченным для зорких, и острых,
как зубы умирающей старухи, глаз прыгающего над ним в небесах Крокодила.
     Крокодил  плавно спускался к земле, мастерски паря в восходящих потоках
теплых восходящих струй,  легонько пробегал по безжизненным от воды песчаным
косам пару-другую  километров,  и,  стремительно  оттолкнувшись  от  скучной
земли,  легко взмывал  в небо.  Уходя свечой  в стратосферу, он делал боевой
разворот, переводя свое тело в крутое пике. Набрав скорость,  Крокодил делал
мертвую петлю с переворотом, опять уходя вертикально вверх. Орел, выглядывая
из зарослей,  смотрел  с  легкой иронией  на  лихие пируэты Крокодила, мудро
ухмыляясь в седую бороду. "Чудак гамбургский,... нашелся еще один Чкалов,...
ты же горло  простудишь на таком ветру, да и  хвост будет болеть после таких
пируэтов", - думал он про себя, умудренный горьким опытом.
     Изредка дорогу пробегали Кролики, пугая Орла  звериным оскалом  длинных
хищных зубов. Они пятый день  искали Волка,  чтобы содрать с него шкуру. Для
них это  было делом чести - они  поспорили  с  Косулей, что смогут выследить
этого  скромного и незаметного  зверька всего за неделю. Косуля, катаясь  по
земле от смеха, обозвала их  жидкорогими  козлами и заявила, что  дай бог им
поймать  Волка за месяц.  В  итоге  поспорили  на  десять ящиков  английской
тушенки. Почему  английской?  Естественно, наша  намного  лучше. К бабке  не
ходи. Но  английская престижнее - хоть ходи к бабке, хоть не ходи. А  пьяные
гости все сожрут.  Глядишь,  может быть, кто-нибудь и отравится.  Будет  что
вспомнить, будет еще один повод для веселья.
     Зоркий   глаз  Крота  выискивал  микронные  неровности  на  сферической
поверхности   огромной  линзы.  Заметив   выпуклость  в  несколько  десятков
ангстрем, Крот брал нежнейший бархат,  и часами полировал  хрусталь,  удаляя
изъян. Пятнадцать  лет он делал телескоп. Крот хотел познать сущность бытия,
общаясь  с  Вечным  космосом,  постигая  смысл  звезд.  Имеет  право...  Или
обязанность... Да, просто, имеет. Не важно - что. Не важно, в каком виде.
     Иногда он отвлекался от своего любимого занятия,  услышав симфоническую
музыку - это  Бегемоты  репетировали "Лебединое озеро".  Через  месяц  у них
премьера этого очаровательного балета. Особенно возбуждали Крота молоденькие
Бегемоты, одетые в коротенькие юбочки. Танец маленьких лебедей... Невероятно
красиво. Бегемоты были уверены в полном аншлаге. Это  понятно - в постановке
балета им нет равных во всем мире. Гибкость и очарование Бегемотов делают их
недосягаемыми для других конкурентов этого вида искусства.
     (К  одному  фантасту часто  в гости  приходили  два  всемирно известных
писателя-фантаста. Сидя у него за  столом, они постоянно клянчили сюжеты для
своих будущих произведений. Фантаст,  по  имени  Иван - точно  не помню - им
отвечал:
     - Сюжет дать Вам можно. Но Вы ведь все изгадите...
     В очередной раз  они пришли с бутылкой вина, но сами не пили. А фантаст
через  несколько  часов  скончался от  сердечной недостаточности.  Как потом
выяснилось, эти два писателя были стукачами КГБ,  писали доносы  на Ивана. А
КГБ  взамен  сливало им  сверхзасекреченную информацию об аномальных зонах и
явлениях. Именно так появилась повесть "Пир  чумы в лесу". Реально эта  зона
находилась на острове  Барса-Кельмес Аральского моря.  Этот объект назывался
"Линза". Поведал о ней  военный эпидемиолог,  полковник в отставке  Бусыгин.
Его письмо опубликовано в журнале НЛО No 10 (74), 9 марта 1999 г. Что сейчас
с этой зоной - неизвестно.
     А на Ивана еще при жизни было заведено уголовное дело. Всю жизнь за ним
следили, подслушивали,  подсматривали.  Писали  доносы. Уже  после  смерти в
редакцию  журнала "Техника-Молодежи" пришел  полковник  КГБ  в отставке.  Он
поведал,  что  фантаст   Иван  был  английским   сверхзасекреченным  агентом
разведки. При жизни он убил свою жену, заменив ее английским  агентом, потом
тоже самое сделал и со своим сыном. В результате секретных расследований КГБ
за Иваном  было  написано  сорок томов  уголовного дела! Журналист,  который
беседовал  с  этим чекистом,  никак  не  мог понять,  когда же у  полковника
поехала крыша  -  до отставки, или после? И как вообще можно всю жизнь вести
дело на человека, так и никогда не найдя неопровержимых улик?!...)
     Гиены гордо восседали на царском троне. Как и положено царям зверей. Их
служба  и  опасна,  и  трудна, и  на первый  взгляд...  Берег  мой, покажись
вдали...  Они  мечтали  переплыть  моря,   найдя  вечный  остров  счастья  и
благоденствия.  Остров,  на котором они будут чувствовать себя действительно
благородными животными. Падалью они не питались  - это низко и противно. Это
унижает.  Куда  интереснее  то,  что  Бог послал.  А Бог им слал:  осетрину,
буженину,  сервелат,  окорока, рябчиков,  апельсины,  бананы.  Кроме  этого,
льготы  на оплату квартиры,  бесплатный проезд, льготное  лечение  на берегу
Черного моря и так далее.  Жизнь на троне обязывает к правильному питанию  и
здоровому образу жизни. Это правильно и благородно. Нечего питаться падалью.
Когда-нибудь она сама сдохнет, и без участия Гиен.
     (...В Чечне около  селения  остановился российский  танк. Из него вышли
российские танкисты, и зашли во двор... в  туалет. Хотите - верьте, хотите -
нет, но противно им было гадить около своего танка, и тем  более,  на улице.
Вдруг подъехал БТР с  особистами, и танкистов  расстреляли за то, что они...
занимались мародерством. Когда подошли танкисты с других машин и заглянули в
БТР особистов, то выяснилось, что он весь забит  наворованными и отобранными
вещами. Там  были телевизоры,  видеомагнитофоны, ковры...  Особистов избили,
закрыли в БТРе, и закидали гранатами...
     Во время затишья  особисты нагло лазят  по палаткам солдат и  офицеров,
заглядывая  буквально  под простынь. Секреты страны - превыше всего.  Но как
только  слышны первые выстрелы,  гордые Штирлицы буквально испаряются. Жизнь
особиста  - превыше  интересов страны. ...Это правильно, и справедливо - так
они считают... И пусть им хоть кто-нибудь возразит).
     декабрь 2001г.



     Луч Анастасии. Зенин Игорь. г. Новосибирск, 2001.


Популярность: 34, Last-modified: Wed, 30 Apr 2003 12:45:29 GMT