-----------------------------------------------------------------------
   Сб. "Фантастика-83". М., "Молодая гвардия", 1983.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 1 June 2001
   -----------------------------------------------------------------------



   1

                     ...Я говорю, конечно, не о  такой  силе  воображения,
                  которая  действует  наугад  и   создает   всякого   рода
                  несуществующие вещи;  я  разумею  силу  воображения,  не
                  покидающую реальной почвы действительности и с масштабом
                  действительности и ранее познанного подходящую  к  вещам
                  чаемым и предполагаемым...
                                                                    И.Гете

   Вряд  ли  предполагал  архитектор  Авилов,   что   этот   день   станет
чудодейственным рубежом в творчестве, в его жизни.
   Вадим  Сергеевич  Авилов  уже   давно   связал   свою   судьбу   не   с
проектированием  новых  строений,  а   с   восстановлением,   реставрацией
знаменитых  памятников   зодчества,   разрушенных   войной,   покореженных
временем. Он смирился с  тем,  что  не  суждено  ему  увидеть  собственное
сооружение - Дворец культуры или жилой дом -  плод  его  творчества,  его,
авиловского, понимания современной архитектуры.  Авилову  за  послевоенные
десятилетия не раз  приходилось  проникаться  творческим  горением  зодчих
прежних эпох - Растрелли или Воронихина, Захарова или Росси, постигать  их
мысли, почерк, эстетические идеалы, при этом проявлять предельный  такт  и
не спорить с их вкусами. Все,  что  двигало  этими  выдающимися  мастерами
архитектуры,  когда  они  возводили  дворцы,  разбивали  парки,  создавали
мебель, следовало принимать безоговорочно. Мучительными были  для  Авилова
перевоплощения   -    тем    более    что    это    значило    на    языке
архитекторов-реставраторов  "раствориться,  умереть  в  великом".  И  хотя
Авилов воздвигал здание, порой начиная с фундамента,  здание  называли  по
имени первосоздателя и авиловского в нем ничего не  должно  было  быть.  В
этом состояло высокое искусство реставратора - чистота его помыслов и дел.
Не принято было в среде реставраторов говорить о самолюбии, о  собственном
"я"! Реставраторы присягали в верности предшественникам.
   Зная  об  умении  Авилова  улавливать  особенности  эпохи,  ее   стиля,
профессор  Митина,  известный   археолог,   давняя   приятельница   Вадима
Сергеевича, пригласила его  в  хранилище-лабораторию,  где  обрабатываются
предметы,    найденные    при     раскопках     сотрудниками     Кушанской
археолого-этнографической экспедиции, чтобы посоветоваться по поводу очень
смелого эскиза древнего дворца-крепости, предложенного  новым  сотрудником
экспедиции Михаилом Лапниковым. Хотя и было принято у археологов  подобные
проекты помечать: "Опыт реконструкции" -  и  тем  самым  как  бы  смягчать
критику достоверности, но Митиной казалось, что Лапников слишком уж вольно
обошелся со скудными сведениями об этом дворце-крепости в Южном Приаралье,
да и с материалами экспедиции, в которой Лапников сам участвовал.  Уцелели
фундаменты дворца-крепости, часть стен, но только в одном месте на  полную
высоту; совсем мало сохранилось на отдельных стенах отделки, украшений.  В
общем, подлинных свидетельств мало и вряд ли по ним следовало делать "опыт
реконструкции"...
   Авилов долго рассматривал и план-обмер дворца-крепости, и  бесчисленные
фотографии  обломков  древности,  и  разумно  сделанные  самим  Лапниковым
фотографии местности,  окружающей  дворец-крепость.  Авилов  сожалел,  что
сейчас Лапников был в отъезде и с ним  нельзя  поговорить,  выслушать  его
размышления, узнать пути его поисков, но тем не менее Авилов  был  склонен
поддержать проект Лапникова, воссоздавшего не только внешний вид  древнего
сооружения, но и несколько его внутренних помещений.
   - Мне кажется, что те  материалы,  -  неторопливо  размышлял  Авилов  в
беседе с Элеонорой Александровной Митиной,  -  которыми  располагает  м...
м...  уважаемый  коллега  Лапников,  вполне  дают   основания...   увидеть
сооружение таким... Многое значит то, что Лапников видел и ощущал место...
Ведь древние зодчие умели увязывать сооружение с местностью...
   Размышления,  аргументы  Авилова  убедили  Элеонору   Александровну   в
плодотворности  работы  Михаила  Лапникова:  мнение  признанного  мастера,
архитектора-реставратора  и   в   кругу   археологов   было   весомым.   В
благодарность за дружескую  услугу  профессор  Митина  предложила  Авилову
посмотреть последние находки кушанцев. На стеллажах стояли сосуды,  лежала
домашняя утварь, орудия земледелия, оружие - многие  предметы  были  эпохи
бронзы, но они Авилова меньше интересовали - слишком уж далеко отстояло то
время от его привычных XVI-XVIII веков.
   Авилов хотел было уже прощаться, как вдруг увидел  в  дальнем  углу  на
одном  из  стеллажей  странный  предмет,   вроде   бы   какой-то   прибор,
напоминавший лорнет, но с  большими  линзами,  а  может  быть,  микроскоп.
Авилов оглянулся на Митину, как бы спрашивал, можно ли посмотреть.  Митина
кивнула. Авилов взял странный предмет и  увидел  не  две,  как  обычно  на
лорнете, линзы, а три, причем вращающиеся на  ручке.  Какое-то  непонятное
чувство вдруг овладело Авиловым.
   - Казуаль, - услышал он за спиной голос Элеоноры Александровны.
   - Что?.. Простите, не понял? - глухо, сказал Авилов.
   - Казуаль, говорю... Так у нас назвали эту вещь. - Почему-то  при  этом
Митина ухмыльнулась.
   Авилов бережно, даже с опаской, сам еще  не  понимая  почему,  потрогал
продолговатые, похожие на телеэкран линзы в железной  потемневшей  оправе.
Он неторопливо вращал линзы по отношению друг к другу,  не  решаясь  через
них взглянуть на что-либо. Явно демонстрируя Митиной  свое  безразличие  к
линзам, сам еще не понимая почему, он  как  бы  невзначай  взглянул  через
линзы на орнамент,  украшавший  сосуд,  стоявший  на  стеллаже.  Сознание,
зрение Авилова словно пронзил электрический разряд, он  ощутил  в  пальцах
легкое жжение и резь в глазах, голова чуть закружилась.
   Авилов оглянулся, но хозяйки  археологических  сокровищ  рядом  уже  не
было. Митина в конце соседних стеллажей что-то негромко обсуждала со своей
сотрудницей.  Он  хотел  сказать  Митиной  о  непонятных   ощущениях,   но
усомнился, что его верно поймут, посмеются: ведь Митина его интерес к этой
вещи встретила  с  улыбкой,  да  и  состояние  какой-то  неведомой  прежде
отрешенности, беспокойства мешало Авилову. Он  положил  линзы  на  прежнее
место, но тут же неведомая сила заставила его вновь схватить казуаль.
   Сейчас Авилов видел линзы то в дымке, то чуть увеличенными в размерах -
они  словно  дышали,  будто  были  одухотворенными.  Авилов  с  удивлением
сознавал, что линзы действуют на него  гипнотически.  Он  подвел  линзы  к
изображению  на  сосуде,  стоящем  на  полке,  и  чуть  не   вскрикнул   -
изображенный на сосуде воин...  будто  ожил,  задвигался!..  Усилием  воли
Авилов попытался стряхнуть с себя  гипнотическое  состояние,  производимое
чудодейственным прибором, отвел в стороны линзы и только  сейчас  заметил,
что свет низко опущенной электрической лампочки наполняет  линзы  волнами,
как бегущие строки телеэкрана.
   Такой эффект дает боковой свет и три линзы, их необычная оптическая ось
- вот и весь секрет. И ничего необычного  здесь  нет.  Чтобы  убедиться  в
верности предположения, Авилов снова поднял линзы к рисунку -  воин  опять
ожил, преобразился. Авилов чуть сдвинул линзы влево  и  увидел  не  только
профиль воина, но почти полный анфас. Это было поразительно! Это было  как
бы заглядыванием за плоскость рисунка! Тяжело дыша,  он  сдвинул  линзы  в
противоположную сторону, анфас исчез, но теперь воин был виден  со  спины.
Авилов  затаил  дыхание,  боясь  спугнуть  изображение  воина.  Теперь  он
рассматривал его уже с трех сторон, все более удивляясь происходящему и  в
то же  время  сознавая,  что  на  сосуде  зафиксировано  лишь  плоскостное
изображение, профиль...
   Притихший, будто колдующий у сосуда, Авилов привлек внимание Митиной.
   - Вам интересно... Это наша последняя находка...
   - Да, да, ничего. - Авилов не хотел говорить  о  своем  состоянии,  тем
более что он не мог его вразумительно объяснить.
   - Это казуаль, - просто сказала Митина.
   - А почему... это так называется? - Авилов поймал себя на ощущении, что
ведет себя как  мальчишка-хитрец,  который  хочет  "выдурить"  у  товарища
редкую почтовую марку, прикинувшись, что ничего не ведает о  ее  подлинных
достоинствах...
   - Что-то... наподобие древнего микроскопа или лупы, - объяснила Митина,
и Авилов понял, что она и не подозревает о свойствах  казуали.  А  предмет
сей, казалось Авилову, словно прирос к руке, будто магнит, не отпускал.
   - А почему все-таки так странно называется? Казуаль...
   - Это не наша находка, кто-то принес... много лет  назад.  Уверял  нас,
что вещь найдена археологами-любителями. Чуть  ли  не  в  прошлом  веке...
Принес и исчез, больше не появлялся. Мы даже фамилию не записали...
   - И давно? - с дрожью надежды спросил Авилов.
   - Я  еще  студенткой  была  здесь  на  практике...  Вот  с  тех  пор  и
валяется...
   - А если я у вас попрошу эту... казуаль... на время, -  робко  произнес
Авилов.
   -  Пожалуй...  можно.  Хозяин  за  ней  уже  больше  четверти  века  не
является... И в описях экспедиции эта вещь не значится...  Бронзовый  век.
Мы думали, что тогда  над  нами  просто  подшутили...  Вещица  явно  более
позднего происхождения... Знаете, Вадим Сергеевич, как  изощрялись  ребята
на первых раскопках! Иногда современный пятак подсунут, зароют... И кто-то
делает лжеоткрытие!.. - Она улыбнулась.
   - Интересно все-таки, - Авилов уже цепко держал в руке прибор, - почему
назвали казуаль?
   - Наши острословы придумали. Давно. Уж и  не  вспомню  кто.  Ну,  можно
предположить, что название  от  слова  "казус":  случай,  отдельный  факт.
Казусный - значит, сложный, затрудненный... - Митина снова  улыбнулась.  -
Искали, отгадывали: что? Зачем? Откуда?
   В  хранилище-лаборатории  сотрудники  отмывали,  склеивали,  закрепляли
осколки древностей, наносили на них номера. Авилову не  терпелось  уйти  и
унести казуаль, но в нем боролось чувство стыда, что он скрыл  от  Митиной
волшебное свойство казуали, и  неуемное  желание  завладеть  удивительными
линзами. Если археологи узнают, что позволяет увидеть казуаль, ни  за  что
не отдадут. А ему, Авилову,  сейчас,  особенно  сейчас,  этот  необычайный
прибор был просто необходим.
   Уже на улице он понял: сейчас нельзя  довериться  со  своим  сокровищем
городскому  транспорту,  и  лихорадочно  останавливал   машины.   Наконец,
уговорив какого-то "левака", помчался домой, предвкушая, как станет  через
магические линзы казуали открывать объем,  пространство  на  сохранившихся
старинных акварелях и гравюрах; только на них и остался  облик  зодческого
шедевра XVII века - Радужного дворца, до фундамента  разрушенного  в  годы
фашистского  нашествия.  А  ведь  предстояло  создать  рабочий  проект   и
возродить дворец. Он был уверен,  что  волшебная  казуаль  поможет  ему  в
работе. Прежде он обходился и без нее, а вот теперь, чувствовал он, уже не
сможет.



   2

                        Воображение - на то и воображение, чтобы восполнять
                    действительность.
                                                              В.Ключевский

                       Фантазия,  лишенная  разума,  производит  чудовища;
                    соединенная с ним, она мать искусства и  источник  его
                    чудес.
                                                                    Ф.Гойя

   Для Авилова стало уже  привычкой,  когда,  приступая  к  восстановлению
памятника великого зодчего, он дотошно изучал все, что возможно разыскать,
чтобы полнее, точнее отразить  задуманное  великим  зодчим  и  разрушенное
войной или временем. Но порой  Авилов,  человек  нашего  времени,  не  мог
ухватить   настроение,   чувства   своего   знаменитого   предшественника,
отдаленного двумя-тремя столетиями, и мучительно искал эмоциональный ключ,
чтобы  зарядиться  необходимым  настроением  минувшей  эпохи,  ее  ритмом.
Помогали  записи  старинной  музыки  -  клавесинной,  органной,  но  долго
удержать настроение, созвучное минувшей эпохе, не удавалось.
   Авилов вешал на стены, расставлял вокруг рабочего стола старые гравюры,
акварели - они также помогали. Он стремился читать только то,  что  как-то
было связано с минувшим временем. Но все это  не  позволяло  оставаться  в
нужном настроении те недели и месяцы, в течение  которых  он  разрабатывал
проект, наблюдал за строительством (восстановлением) здания, его отделкой,
убранством. Другие его  коллеги  были  также  озабочены  проникновением  в
далекое  время,  свидетельство  которого  -   зодческий   шедевр   -   они
восстанавливали.
   Случайно найденная загадочная оптическая машинка со  смешным  названием
"казуаль", возможно, и станет тем ключом, который поможет проникать сквозь
скупые следы времени - гравюры и рисунки - в XVIII век...
   Ансамбли великих зодчих словно симфонии, хоралы, поднимающиеся к  небу.
Архитектура, как музыка в камне, звучит в веках.  Большой  Ленинград,  его
пригородные дворцы и парки - и это прекрасные симфонии зодчества...
   Павловский дворец, стиль - русский классицизм.  Петергофский  дворец  -
петровское барокко. Екатерининский дворец, стиль - классицизм и барокко...
Для Авилова эти строения  были  сродни  творениям  Мусоргского  и  Лядова.
Авилов понимал, что и у  городов,  храмов,  крепостей,  как  и  у  всякого
великого  творения,  были  гениальные  авторы  -  у   Санкт-Петербурга   -
Петрограда - Ленинграда: Андреян Захаров  и  Варфоломей  Растрелли,  Савва
Чевакинский, Иван Старов и Карло Росси, Василий Баженов и Тома  де  Томон,
Василий Стасов и Валлен Деламот, Джакомо Кваренги.
   Немало славных гордых имен. Были и  талантливые  строители,  мастеровые
люди  из  крепостных  да  заморские  умельцы.  Величаво  стояли  дворцы  и
простирались парки Северной Пальмиры - Ленинграда,  и  древних  городов  -
Пскова,  Новгорода,  Смоленска,  Киева  и  Одессы,   Севастополя,   Нового
Иерусалима в Подмосковье. Многие из  них  война  сделала  руинами.  Ущерб,
нанесенный только Ленинграду и его пригородам в дни  войны,  превышает  46
миллиардов рублей. Но многое нельзя возродить ни за какие деньги...
   В связи с полным  разрушением  целых  архитектурных  ансамблей  древних
городов,  особенно  пригородов  Ленинграда,  в  послевоенные  годы  возник
вопрос: правомерно ли восстановление творений великих зодчих?..  Аргументы
были простыми  и  убедительными:  да,  можно  склеить  мраморную  разбитую
скульптуру, можно реставрировать настенную  роспись,  барельефы,  паркеты,
полотна  художников.  Сформулировалось  понятие  о   реставрации   как   о
"восстановлении памятников искусства и материальной  культуры  в  возможно
близкой  к  их  первоначальной  форме...  укреплении  памятников  с  целью
сохранения их для будущего".
   Но о каком сохранении могла идти речь, если некоторые  дворцы  и  целые
ансамбли были разворочены войной, взорваны? О какой реставрации говорить в
испепеленном фашистским нашествием краю? Все строить заново? Но если  так,
тогда почему же прежде не достроили древнеримский Колизей? Не восстановили
Акрополь в первозданном виде? Или почему никто не  решился  добавить  руки
Венере  Милосской  или  голову  Нике  Самофракийской?  Есть   ли   пределы
реставрации? Наконец,  каковы  моральные  права,  мера  ответственности  у
реставраторов? Для споров были основания - от прежних  шедевров  зодчества
порой,  кроме  фундамента,  не  осталось  ничего.  Архитекторы,   решившие
посвятить  себя  реставрационному   делу,   добровольно   превращались   в
археологов, надеясь раскопать в развалинах осколки  лепнины.  Реставраторы
становились историками, разыскивая в десятках архивов документы, рисунки и
даже любительские фотографии. Авторы проекта  реставрации  Екатерининского
дворца в Пушкине,  бывшем  Царском  Селе,  посвятили  поискам  материалов,
историческим, техническим изысканиям не одно  десятилетие.  Теперь,  когда
толпятся у входа в Екатерининский дворец тысячные очереди, людям  кажется,
что  чудом  возникли  покои  и  роскошные  залы  этого  дворца  -  шедевра
архитектора  Растрелли,  хотя   в   каждом   зале   блокадные   фотографии
свидетельствуют: фашисты уничтожили дворец.
   В мире нет другого интерьера подобного  Большому  залу  Екатерининского
дворца. Он обильно  отделан  золоченой  резьбой,  отраженной,  помноженной
зеркалами. Модели утраченных фигур и  орнамента  выполнили  скульпторы  по
эскизам   и   обугленным   остаткам   декора,   найденным   в   развалинах
реставраторами;  скульптуры  эти  создавала  Лилия  Шведская.  По  полгода
корпели резчики над каждой из 180 фигур. Наши современники Алексей Кочуев,
Анатолий Виноградов, Юрий Козлов с помощью зодчих постигли манеру резчиков
прежних столетий.
   Вслед за ними работали позолотчики, люди кропотливого труда, о  которых
не зря говорят, что у них золотые руки. Много сделано, много, но работы  в
Царскосельском архитектурном ансамбле, да и в других памятниках  зодчества
в Ленинграде и его пригородах, в Новгороде, Пскове...  хватит  еще  не  на
один год, ибо и создают и восстанавливают шедевры не в спешке,  лечат  их,
лишь глубоко изучив.
   Вадим Сергеевич Авилов консультировал, помогал коллегам при реставрации
одной из  недавно  восстановленных  достопримечательностей  царскосельских
строений - Коттеджа; это многолетняя забота архитектора Инны Ростиславовны
Беневой, с которой  сдружили  Вадима  Сергеевича  долгие  годы  работы.  В
прежние десятилетия она занималась реставрацией равелинов  Петропавловской
крепости, которые еще до революции утратили свой первозданный облик. Вадим
Сергеевич дорожил дружбой с Инной Ростиславовной, представительницей семьи
известных деятелей Русского искусства и  культуры,  немало  сделавших  для
Отечества.


   Звонок Инны Ростиславовны застал Авилова в дверях, он только что  вошел
с драгоценной ношей в портфеле и, сгорая от  нетерпения  скорее  проверить
чудесные свойства казуали, не мог разделить, как всегда,  желание  коллеги
поговорить о новостях, общих заботах, тем более что у  Инны  Ростиславовны
была неторопливая, обстоятельная манера изъясняться. Она и  сейчас  начала
прерванный накануне разговор с того,  что  им  вместе  предстоит  написать
фундаментальный  труд  об  успехах  ленинградских  реставраторов,  ведь  в
Ленинграде  и  его  великолепных  пригородах  1300  памятников  зодчества,
охраняемых государством.
   Год за годом встают в первозданной красе шедевры архитектуры, некоторые
из  них,  казалось,  безвозвратно  были  сметены  войной,  но   возрождены
Авиловым, Беневой и другими архитекторами.  Сколько  десятилетий  миновало
после окончания войны, но продолжаются не только  реставрационные  работы,
но и поиски похищенных фашистскими оккупантами сокровищ.  Одно  из  них  -
знаменитая "Янтарная комната" Екатерининского дворца.  Инна  Ростиславовна
поинтересовалась, читал  ли  Вадим  Сергеевич  недавнее  сообщение  газеты
"Фрайе Вельт":  "Всем,  всем,  всем!  Кто  может  указать  местонахождение
"Янтарной комнаты"?.. Кто имел к ней какое-либо отношение, слышал  о  ней,
вел переписку..."  Упоминаются  имена  тех,  чьи  солдаты  могли  похитить
русские сокровища, - Эриха Коха,  генерал-фельдмаршала  Кюхлера,  генерала
Ляша...
   И дальше Инна Ростиславовна стала говорить о том,  что  хорошо  знал  и
Авилов, просто она предполагала и об  этом  написать  -  нашлись  умельцы,
энтузиасты,  которые  решились,  не  дожидаясь  результатов  поисков,  что
ведутся уже почти 40 лет (!), воссоздать десятки метров панно  из  янтаря,
чтобы возродить  и  этот  утраченный  шедевр  -  "Янтарную  комнату".  Она
надеялась на поддержку Авилова...
   Инна  Ростиславовна  была  удивлена  тем,  что  Авилов  слушал  ее  без
энтузиазма,  а  ведь  вчера  вечером  сам  просил  позвонить   или   зайти
посоветоваться.  По  ее  мнению,  нужно  несколько  глав  посвятить  самым
талантливым мастерам-реставраторам послевоенного поколения. Мастера всегда
мастера, их никогда не  хватает.  И  двести  с  лишним  лет  назад,  когда
строились, к  примеру,  дворцы  и  храмы  на  берегах  Невы,  трудности  с
мастерами были немалые.
   Сохранился документ той поры - на пожелтевшей бумаге дата - 1751 год  и
такой текст: "Работных людей нанять и о том в Санкт-Петербурхе публиковать
и в пристойных местах выставлять  листы  при  барабанном  бое,  чего  ради
барабанщика с барабаном требовать".
   Спустя 200 лет,  хотя  и  без  барабанного  боя,  требовались  люди,  о
профессиях которых просто успели забыть: мастера тончайших паркетных работ
и резчики ажурных деревянных кружев на  стенах  и  мебели,  позолотчики  и
каменщики для работ на различных гранитах,  мраморах,  плитняках,  мастера
искусственного  мрамора  (таким  мрамором  особенно  славился   Павловский
дворец) и чеканщики по различным металлам и покрытиям, строители церковных
куполов и знатоки садово-парковых работ, мастера  по  старинным  фонтанным
системам и часовщики по древним механизмам, ткачи стародавних  шелковых  и
стеклярусных панно... Предстояло  узнать,  разгадать,  изучить  утраченные
ремесла. Но кто мог  ныне  научить  потомков,  кто  мог  передать  ремесло
предков? (Хотя и верно говорится, что семена всех наук посеяны в нас...)
   - Ведь и мы с вами, Вадим Сергеевич, причастны к тому, что после  войны
искуснейшему  мастерству  учили   в   специальных   научно-реставрационных
мастерских, - начала Бенева. -  Мы  с  вами,  Вадим  Сергеевич,  расскажем
историю паркета Лионского зала, голландской плитки в Монплезире. Расскажем
по тем редкостным архивным документам, которые мы  нашли,  расскажем,  как
мастера учили  этому  делу  лет  двести  назад  в  палате  "Канцелярии  от
строения",  в  Охтенском  поселении  в  Санкт-Петербурге.  И  учеба   была
немудреная: гляди, бери, режь. И  так,  от  отца  к  сыну,  по  наследству
передавалось редкостное ремесло...  Ведь  в  свое  время  царь  Петр  даже
повелел закрыть мастерские Оружейных палат в Москве и согнать в "Петербурх
мастеровых  людей  разных  художеств".  А  где  было  нам  с  вами,  Вадим
Сергеевич, искать мастеров "разных художеств" в послевоенные  годы?  Людей
уже  до  революции  редких  профессий?  Помните  наши  поиски,   волнения?
По-моему, Все это интересно людям. И, кроме  нас  с  вами,  это  мало  кто
знает.
   -  Да...  да...  -  рассеянно  говорил  Авилов  в  телефонную   трубку,
разглядывая линзы казуали.
   - Вы сегодня... какой-то странный. Прямо-таки непохожи на  себя.  Может
быть, вы нездоровы? - спросила Инна Ростиславовна.
   - Да... есть малость... как-то скис, не по  себе...  устал,  -  выдавил
Авилов.
   - Ну тогда, может быть, поговорим завтра?..
   - Да... лучше завтра, - обрадовался Авилов.
   И, попрощавшись, он положил трубку и решил  больше  не  откликаться  на
телефонные звонки. Он стал торопливо переодеваться, думая,  с  чего  лучше
начать опробование казуали.  Видимо,  с  уцелевшей  акварели,  сохранившей
облик Радужного дворца, - время идет, а проект восстановления не  очень-то
у него продвигается. Конечно, есть оправдание - мало исходных  материалов,
но  ведь  были  случаи  и  потруднее.  Тут  Авилов  вспомнил  о   Леонарде
Христофоровиче  Мавродине,  неразлучном  с  Вадимом  Сергеевичем  на  всех
работах. Он коротко назывался ГИП  -  главный  инженер  проекта.  Мавродин
технически обосновывал и проверял решения  главного  архитектора  проекта.
Леонард Христофорович за десятилетия  тщательно  изучил  старинные  методы
строительства и отделки, старался на реставрационных работах  применять  и
современную технологию, инструменты, но всегда проверял, не  привносит  ли
это отсебятину. Пока никто в этом его не упрекнул.
   Переодевшись, Вадим Сергеевич позвонил Мавродину, но жена сказала,  что
Леонард Христофорович на три дня уехал на рыбалку,  ведь,  кажется,  Вадим
Сергеевич сам говорил, что он пока ему не нужен, сделано маловато,  нечего
пока обсчитывать и обосновывать.
   Во время разговора по телефону у Вадима Сергеевича созрело решение - не
трогать акварели Радужного  дворца,  проверить  казуаль  на  работах,  уже
завершенных, где он знает ответ в непростой задаче. Для опыта он  подыскал
в  своих   архивах   подлинные   рисунки,   сделанные   после   завершения
строительства и отделки дворца -  одного  из  шедевров  Растрелли.  Манера
художников  той  поры   отличалась   доподлинной   фиксацией,   подробной,
фотографической точностью - художники добивались эффекта "как в жизни".  В
папке торчала картонная фотокопия приказа императрицы Елизаветы Петровны с
датой 5 декабря 1745 года. Речь шла о перестройке  Большого  Петергофского
дворца, который назывался тогда  Верхними  палатами:  "...по  обе  стороны
Больших палат на галереях зделать деревянные  апартаменты  с  пристройными
покоями, а на тех апартаментах кровли и  протчее  снаружи  украшение  было
по-прежнему как нынче на тех галереях, и о том велеть сочинить чертежи  ко
пробации Е.И.В.  -  архитектору  Дерастреллию".  С  этого  начался  триумф
Растрелли почти два с половиной века назад...
   Потом Вадим Сергеевич вспомнил, что Растрелли уже в ходе  строительства
Большого Петергофского дворца несколько раз менял проект - искал  наиболее
верное художественное решение. Короткий сей  текст,  давний  язык,  манера
изъясняться прибавили Вадиму Сергеевичу ощущение времени, о котором он так
много читал, знал вещи,  многие  здания,  картины,  гравюры;  он  жил  тем
временем уже три десятилетия.
   Авилов удобно устроился у стола и стал разглядывать с  помощью  казуали
акварель начала восемнадцатого века - внутреннее убранство парадной  залы.
Он тщательно осмотрел  отделку  стен,  ее  лепные  украшения,  скульптуру.
Изображения казуаль  показывала  со  стереоскопической  точностью.  Теперь
Авилов захотел увидеть даль, проглядывающую  в  окнах.  В  кабинете  вдруг
погас свет, видимо, "полетели пробки",  но  Авилову  было  лень  прерывать
надолго волшебные видения. Вадим Сергеевич нашел спички и, дотянувшись  до
старинного подсвечника, стоявшего  на  приставном  столике,  зажег  свечу.
Давно он не пользовался этим дивным освещением. Авилов зажег еще две свечи
и почувствовал, каким домашним давним уютом и таинственностью озарили  три
свечи угол его кабинета. Авилов переставил подсвечник  поближе  к  себе  и
снова принялся рассматривать старую акварель.
   При свечах линзы казуали  наполнились  волнами  света,  будто  побежали
строчки на телеэкране, но вскоре он к ним привык  и  изображение  виделось
четко - строки сливались... Вглядываясь в пейзаж за окном, изображенный на
акварели, Авилов почувствовал его явственно. Ему показалось, что  там,  за
окном, прошли какие-то люди в нарядах минувшей эпохи, вроде  бы  мелькнуло
лицо Растрелли,  знакомое  по  портретам,  помещенным  во  многих  книгах.
Вспомнился портрет, висящий в зале Русского музея: крупное лицо в  парике,
крупный нос, большие глаза человека умного,  с  огнем  души,  но,  видимо,
нелегкого  в  отношениях...  В  прежние  годы,   работая   над   проектами
восстановления растреллиевских дворцов,  Авилов  много  думал  о  личности
великого зодчего, не раз представлял себе его мощную фигуру  в  просторной
белой рубахе  и  бархатном  рисунчатом  жилете  нараспашку.  И  сейчас,  в
затемненной части кабинета, там, куда не проникал мерцающий  свет  свечей,
среди любимых медальонов-портретов  людей  прошлых  столетий,  Авилов,  не
удивляясь, не пугаясь, словно ждал этого, увидел маэстро  Растрелли,  даже
услышал хруст бумаги, над которой корпел великий зодчий.
   Авилов  перевел  дыхание,  направил  туда   экраны   линз   казуали   и
рассматривал зодчего, склоненного над огромным листом бумаги. Был  он  без
камзола, в просторной белой  рубахе,  рукава  закатаны;  вся  фигура  была
напряжена, он что-то напевал в нос, но дело, видимо, шло неспоро,  маэстро
сердился, взмахивал руками и снова склонялся  к  рисунку...  Авилов  долго
наблюдал за его работой, и вдруг мелькнула  шальная  мысль:  а  что,  если
попробовать заговорить?..
   - Господин Растрелли, - негромко, робко  произнес  Авилов.  -  Господин
Бартоломео Растрелли, я давно вас хотел спросить. Извините, ради бога,  за
беспокойство...
   Растрелли  обернулся,  посмотрел  на  человека,  которого   прежде   не
встречал, на непонятную одежду Авилова.
   Авилов боялся, что видение исчезнет.
   - Этот дворец, что вы задумали... который... у вас  на  ватмане  еще...
это  будет   великолепный   дворец,   им   будут   восторгаться   и   ваши
современники...  и  мои...   Но   дворец   будет   ужасно   разрушен,   до
неузнаваемости. И у нас мелькнут сомнения, к какому из вариантов мы должны
склониться, что предпочесть?
   Растрелли прислушался к странной, непохожей на ту, что  слышит  обычно,
русскую речь.
   - Кем будет разрушен? - Растрелли сердито опер руки в бока.  -  Кем,  я
тебя  спрашиваю?!  Да  за  это,  за  это   ее   императорское   величество
шпицрутенами да плетьми...
   - Это случится через 200 лет... После войны мне  доверили  восстановить
ваше творение... Понимаете? Я ведь порой муки, мученические испытываю, так
как в точности все хочу восстановить...
   - А кто ты такой?
   - Реставратор, господин Растрелли.  -  Авилов  был  смущен,  он  считал
неудобным называть  маэстро  коллегой;  помолчав,  продолжал:  -  Я  хотел
сказать, что перекрытие мы решили сделать не деревянное, как было у вас, а
поставить ажурные, но крепкие стальные  фермы...  Их  делали  на  Ижорском
заводе, а ставили с помощью вертолетов, когда мы уже возвели стены.
   - Это зачем? Да где такая длинная сталь найдется?
   - В мое время делают... Это прочнее, на века! И конечно,  о  вертолетах
вы  не  знаете,  но  я  вам  сейчас  покажу  фотографии,  на  которых   мы
зафиксировали этапы работы... - И, держа  в  одной  руке  казуаль,  другой
Авилов стал торопливо искать в ящиках стола фотографии, попутно  объясняя:
- Только вы подойдите и смотрите на них через этот... ну лорнет, что ли...
это археологи нашли...
   Вдруг раздалось дребезжание телефонного звонка... Растрелли  оглянулся,
будто искал, откуда непонятный звук... В казуали заколебался  свет,  пошел
частыми волнами, и видение исчезло. Вадим Сергеевич с раздражением схватил
трубку.
   - Кто это?
   - Добрый вечер, Вадим Сергеевич...



   3

                    Как печально, что мы не можем рисовать непосредственно
                 глазом! Как много пропадает на  длинном  пути:  из  глаза
                 через руку - в кисть!
                                                                 Г.Лессинг

   В  последние  месяцы  Авилов   терзался   трудной,   порой,   казалось,
неразрешимой  проблемой:  ему  предстояло  по  весьма  скудным  материалам
разработать   проект   восстановления   известного   своей    замысловатой
архитектурой  Радужного  дворца.  Впервые   Авилов   должен   был   многое
домысливать -  искать  сходные  решения  в  работах  самобытного  русского
архитектора Петра Ивановского, искать в том, что он построил до  Радужного
дворца и в последующие годы, хотя было известно - великий мастер не  любил
повторений, всякий раз решал архитектурные задачи по-новому, неожиданно.
   Облик Радужного дворца сохранился на двух гравюрах, нечетких,  впрочем,
где строение  заслонял  растительный  орнамент,  а  также  на  акварельном
рисунке чуть больше спичечного коробка. В распоряжении  Авилова  были  еще
обмеры руин, взорванного фашистами строения, были  описания,  сделанные  в
разное  время,  но  лучшими  документами  пока   оставались   любительские
фотографии, которые  удалось  получить  после  объявления  по  радио  и  в
газетах; их присылали люди, которые были на экскурсиях в  Радужном  дворце
еще  в  довоенные  годы.  Фотографий  набралось  немного,  и  те  блеклые,
порыжелые и чаще всего с сильными оптическими искажениями. Но все  же  они
давали представление о дворце; в основном о фасадной его части  и  лишь  о
нескольких помещениях внутри, а их в Радужном дворце было двадцать семь!
   Даже полная удача на стадии проекта  требовала  доказательств,  которые
необходимо было предъявить придирчивому  научному  совету  по  реставрации
памятников зодчества. На  заседаниях  совета  нередко  говорили:  "Это  из
области догадок, ваша фантазия" - и проект  возвращался  на  доработку,  и
неоднократно, пока не было всех необходимых доказательств. Почтенные члены
совета  и  молодые  спорщики  доверяли  прежде  всего  документам,  а   не
творческому чутью. Аргументы экспертов были простыми и каверзными: чем  вы
это решение можете подтвердить? Без одобрения проекта научным  советом  он
не мог быть воплощен строителями-реставраторами.
   В первую ночь после своей  необычайной  находки  Авилов  долго  не  мог
уснуть, пришлось прибегнуть к снотворному; и лишь под утро Вадим Сергеевич
забылся душным тягостным сном. Он беспокойно просыпался, торопился  зажечь
свет - остаток тревоги, сходной со страхом, вселил в душу видение - беседа
с великим Растрелли.  Авилов  не  мог  бы  определенно  сказать,  как  все
приключилось - устал, сдали нервы?
   На рассвете проснулся от пригрезившегося удивительного сна - он  увидел
дворец, бродил по его помещениям. Но сообразил,  что  это  сон,  а  мысль,
осенившая во сне,  мысль,  подкрепленная  всем,  что  он  успел  узнать  о
Радужном. Вскочив с постели,  Авилов  торопливо  умылся  и  сел  за  стол.
Повертев в руках акварель  Радужного  дворца,  Авилов  укрепил  казуаль  в
вертикальном положении, а затем на некотором расстоянии за линзами казуали
установил акварель. Он не мог поверить - Царский зал (основное  помещение)
выглядел объемно, как на экране стереофильма. Сдвигая акварель  в  стороны
по отношению к линзам казуали, Авилов смог  увидеть  то  одну,  то  другую
стену почти во  всем  объеме!  Схватив  лист  бумаги,  он  стал  торопливо
набрасывать характерные особенности стен, прорисовывать детали, но сбился.
Тогда взял новый лист и все начал  сначала;  рисунок  не  давался!  Авилов
увидел, что не может изобразить на бумаге, зафиксировать то, что видит! Он
даже усомнился в своем профессиональном мастерстве, которое иногда называл
"элементарным ремеслом".
   Промучившись неизвестно сколько времени, встал  из-за  стола,  чувствуя
слабость, усталость, даже боль в мышцах напряженных рук. Вспомнив, что еще
не завтракал, побрел на кухню варить кофе.  Его  тревожила  мысль  -  руки
утратили что-то.
   Вскоре вернулся в кабинет-мастерскую. Доставал со шкафа, стеллажей свои
прежние работы,  чтобы  убедиться  -  мастерство  было  налицо,  а  сейчас
происходит что-то непонятное, он не  может  нарисовать  то,  что  видит!..
Позабыв о завтраке, взял новый лист  ватмана  и,  присев  на  диван,  стал
рисовать свой кабинет. Рисунок в общем получился, но все же в нем не  было
привычного почерку Авилова изящества, артистизма, да и  линии  порой  были
неуверенные, словно сделанные рукой переболевшего человека...
   Через несколько секунд Авилов снова вернулся в кабинет и  раскрыл  одну
из папок с материалами обмеров  фундаментов  и  остатков  обрушенных  стен
Радужного дворца. Сейчас особенно  привлек  его  внимание  обмер  Царского
зала. Авилов на отдельном листе обозначил его контуры и проставил размеры,
потом принялся пересчитывать цифры, уменьшая их до масштабов  акварели.  И
громко рассмеялся!  Это  было  замечательно.  Акварель  точно  в  сто  раз
уменьшила  размеры,  нигде  не  погрешила  против  пропорций...  С   кухни
донеслось шипение - перекипела вода и залила конфорки. Вскочил, побежал на
кухню, выключил газ... Мелькнула еще одна догадка - открытие!  -  рисовать
теперь надо по памяти, то, что  он  смог  прежде  увидеть  через  казуаль,
рисовать на том листе, где проставлены точные  размеры,  заполняя  рисунок
деталь за деталью, но только увеличив размеры.
   Потом с помощью казуали можно будет посмотреть  акварель  и  проверить:
правильно  ли  разглядел  стены   дворца,   изображенные   под   углом   и
"распрямленные"  казуалью?  Детали,  зафиксированные   в   перспективе   и
удаленные  от  рисовальщика  акварели,   теперь   представали   в   прямом
изображении на плоскости. Фрагменты отделки, очень мелкие, едва, казалось,
намеченные на акварели, казуаль помогла разглядеть и  передать  точно,  во
всяком случае, похоже. Но это еще предстояло проверить по другим  работам.
Петра Ивановского - не повторил ли он где-либо  эти  мотивы  целиком  или,
возможно, перенес какие-то их черты, ведь  почерк  мастера,  даже  вопреки
желанию, переходит из работы в работу, какими бы  разными  эти  работы  ни
были.  За  долгие  годы  накопления  опыта  реставрации  Авилов   научился
распознать почерк разных мастеров.
   К концу дня  Авилов  сделал  наброски  нескольких  помещений  Радужного
дворца. Временами он подходил к кульману, где был прикреплен огромный лист
ватмана с наброском фасадной части, хотя и без множества деталей: лепнины,
скульптурных  групп,  необычных  конфигураций  кровли,  которыми  Радужный
дворец особенно славился; именно система куполов кровли, переходящих  друг
в друга, и  материалы,  ее  покрывавшие,  создавали  особое  свечение  над
дворцом не только ясным днем, но и в  ненастье.  Очевидцы  описывали,  как
сияли позолоченные металлические листы, чередующиеся  с  толстыми  глыбами
хрустального, крупных граней стекла. Сияла майолика,  терракота,  фаянс  и
фарфор, из которых  были  сделаны  многочисленные  гребенчатые  соединения
золоченых листов металла и хрустального стекла. Подобной кровли не было ни
на одном известном строении в мире. Столетие спустя появившееся  в  России
электричество было  использовано  для  искусственной  подсветки  кровли  и
фасада Радужного дворца и тем закрепило его название... Разглядывая  фасад
Радужного, воссозданный им по  фотографиям  и  описаниям,  Авилов  пытался
соотнести убранство  внутренних  помещений,  их  отделку  с  особенностями
замысла Петра  Ивановского.  Сохранились  записи  его  современников,  где
отмечалось, что "этот терем-дворец, снежная ледяная горка - диво-дивное из
сказки, как искони представлял народ перо жар-птицы"...
   Авилов улыбался -  неужели  и  ему  удастся  ухватить  перо  жар-птицы,
восстановить дворец для любования людей, как мечту  о  прекрасном,  веками
живущую в сердцах людей?
   В конце дня позвонила Инна Ростиславовна и по давнишней  привычке,  как
добрый друг, с особой озабоченностью спросила, как  себя  Вадим  Сергеевич
чувствует, как настроение, не стряслось ли чего -  ведь  накануне  он  был
таким раздраженным! Вадим  Сергеевич  заверил,  что  все  нормально.  Инна
Ростиславовна попросила его  послушать  по  телефону  несколько  страничек
заявки  на  их  книгу.  Сегодня  уже  отступать  Вадиму  Сергеевичу   было
бестактно, тем более что напористая Бенева  взяла  на  себя  и  его  часть
работы. И вообще, в последние годы, когда Инна Ростиславовна овдовела, она
заботилась  о  заскорузлом  холостяке,  "раке-отшельнике",  как  она   его
называла с милой улыбкой.
   Инна Ростиславовна читала ему по телефону о том, что  в  победном  1945
году Советское правительство приняло решение о  восстановлении  памятников
зодчества, о том, что зодчих чаще  можно  было  видеть  не  за  чертежными
досками, не за кульманами, а в архивах, в хранилищах, библиотеках,  музеях
- искали подлинные чертежи, проекты, старинные сметы.
   Инна Ростиславовна читала о Елагином дворце. Он ведь  сгорел  дотла.  В
Ленинграде это был самый первый опыт возрождения. Именно возрождения, а не
реставрации. И сразу же возник вопрос: не подделка ли это?  Правомерно  ли
повторить то, что однажды уже было создано, а столетия  спустя  разрушено?
Спорили тогда, спорят и теперь. До сих пор нет еще единого  мнения  -  как
быть, например, с фресками Гонзаго в Павловском дворце? Главный  хранитель
Павловского дворца-музея Анатолий  Кучумов  считал,  что  галерея  Гонзаго
Павловского дворца имела такую  же  мировую  известность,  как  знаменитые
фрески Джотто, Монтеньи, Рафаэля. Ряд специалистов склонялись к тому,  что
Павловский дворец без галереи Гонзаго не может существовать и фрески нужно
дополнить,  дописать  то,  что  было  утрачено  в  результате   варварских
разрушений во время нашествия.
   Другая   группа   специалистов   настаивала   на   том,    что    нужно
законсервировать  драгоценные  остатки,  уцелевшие  после   пожара.   Инна
Ростиславовна  читала  о   единой   с   Авиловым   точке   зрения:   нужно
законсервировать  и  обеспечить  дальнейшую  сохранность  тех   фрагментов
росписи, которые уцелели, ибо  самая  тщательная  реставрация  никогда  не
возродит Гонзаго.
   Спор  этот  пока  не  окончен.  Подобные   проблемы   возникают   перед
архитекторами чуть ли не каждый день. Далее  Бенева  начала  об  их  общем
друге,  коллеге  Кедринском:  не  просто  дался   Александру   Кедринскому
Екатерининский дворец в Пушкине (бывшем Царском Селе). Вот хотя бы  плафон
Большого зала: площадь восемьсот шестьдесят квадратных метров, а  в  руках
только небольшой рисунок... И все же  Екатерининский  дворец  возрожден  в
главных его чертах, хотя работы еще много. Разве что-нибудь  напоминает  о
взрывах и бушевавшем здесь пожаре? Все  точно  как  было  когда-то.  И  во
внешнем облике, и в большинстве помещений дворца. И все-таки есть ли право
на их повторение?
   Есть  -  считает  Вера  Лемус,  научный  руководитель   Екатерининского
дворца-музея. Она говорит: "Меня  тоже  смущал  вопрос  о  том,  насколько
правомерно восстановление того, что было полностью уничтожено. Я пришла  к
убеждению, что, имея в руках авторский проект или его эскизы, точно  зная,
что  имел  в  виду  при  этом  архитектор,  можно   возродить   памятники.
Подготовительными работами  для  восстановления  архитектурного  памятника
является  научная  работа:  изучение  проектов,  исторических  документов.
Почему же люди сегодняшнего дня,  имеющие  достаточно  таланта,  не  могут
воссоздать  этот  памятник?  Здесь  можно  провести  аналогию  с  музыкой.
Композитор пишет музыку. Каждый  исполнитель  трактует  ее  по-своему,  но
все-таки доносит до слушателя ту главную  мысль,  которую  вложил  в  свое
произведение композитор. Музыка выражена  в  определенных  нотных  знаках,
которые не звучат, пока кто-то не прикасается своими руками к клавишам или
струнам. И вот, если сейчас люди, слушая Рихтера или Ван Клиберна, которые
играют Чайковского, слышат все-таки Чайковского... Погиб  оригинал,  можно
создать копию.
   Авилову понравилось сравнение, он сказал об этом Инне Ростиславовне, но
тут же заметил: как быть, если нет нот, то есть  авторского  проекта?..  И
этот набивший профессионалам-реставраторам оскомину вопрос вновь  обрел  у
Авилова и Беневой - в общем единомышленников  -  разное  толкование.  Спор
затягивался, и  Бенева,  как  человек  рассудительный,  предложила  Вадиму
Сергеевичу  дослушать  заявку  на  книгу,  а  к  этому  "нудному"  вопросу
вернуться в другое время, уже в работе над книгой.
   Авилов поблагодарил Инну Ростиславовну и  сказал,  что  чувствует  себя
неловко, так как она взяла на себя и его долю труда... Но  еще  больше  он
был смущен тем, о чем умолчал - о своих нечаянных открытиях, о казуали. И,
сам еще мгновение назад не желая того, Авилов сказал, что, видимо, на днях
он пригласит Инну Ростиславовну и покажет ей что-то необычайно интересное.



   4

                   Факты, необъяснимые  существующими  теориями,  наиболее
                дороги для науки, от их разработки следует по преимуществу
                ожидать ее развития в будущем.
                                                              А.М.Бутлеров

                   Несовершенство суждений  -  наибольший  недостаток  при
                умственном труде в любой области.
                                                                 М.Фарадей

   Вечером к Авилову неожиданно зашел Мавродин - вернулся с рыбалки,  жена
сообщила, что несколько раз звонил Вадим Сергеевич, и вот сразу явился  на
его зов. Жили они по-соседски, привыкли друг к другу, к тому, что  кабинет
Авилова стал основным рабочим местом для обоих, ходили друг  к  другу  без
особых приглашений. Мавродин застал растерянного друга в коридоре, он  был
в состоянии унылом. Без особых приглашений Леонид Христофорович прошел  на
кухню и вывалил в мойку несколько рыбин - трофеев сегодняшней рыбалки.
   - Предпочитаете, сеньор, уху или жареную? - шутливо  спросил  Мавродин,
словно готов был тут же потрошить рыбу.
   - М-м-м, я хотел, Леонид, вам что-то показать, - устало сказал Авилов.
   - Что-нибудь новенькое? - все так же весело спросил Мавродин.
   - Ну, как сказать... - Хмурый Авилов направился в  кабинет,  следом  за
ним шел Леонид Христофорович.
   Оба  уже  привыкли  к  несходству  характеров  друг  друга   -   Леонид
Христофорович скептик и говорун, всегда готов  покаламбурить,  он  нередко
вышучивает все и вся;  Вадим  Сергеевич  молчун,  но  в  споре  запальчив.
Мавродин ходил по кабинету-мастерской,  рассматривал  листы  с  набросками
Радужного дворца; особенно долго вертел лист с изображением Царского зала,
где некоторые детали были прорисованы  в  цвете.  Заметил  Мавродин  новые
черты и на листе, прикрепленном к кульману, - внешний облик  Радужного  со
стороны фасада, а внизу наброски и трех  других  сторон  дворца.  Мавродин
хмыкал, не говоря ни слова, Авилов нетерпеливо  ждал,  заглядывая  в  лицо
коллеги, который достал трубку и, набивая  ее  табаком,  наконец  негромко
поинтересовался:
   - И откуда все это... снизошло? - Мавродин знал о скудости  материалов,
тормозящих  их  совместную  работу,  как  и  то,  что  Авилов  никогда  не
занимается отсебятиной.
   - Убедительно? - спросил Вадим Сергеевич и с загадочным выражением лица
поманил Мавродина к столу; тот послушно последовал за его  жестом;  Авилов
указал на кресло. Мавродин опустился в кресло,  и  тогда  Вадим  Сергеевич
достал из ящика казуаль, взял акварель Радужного, также хорошо знакомую  и
Мавродину, и предложил:
   - Попробуйте рассмотреть вот через эти линзы.
   Мавродин стал вертеть в руках казуаль, с  любопытством  разглядывая  ее
устройство:
   - Откуда сей... верблюд?
   - Это казуаль... у археологов попросил,  -  коротко  ответил  Авилов  и
снова предложил: - Вы все-таки  посмотрите  через  линзы  на  акварель.  -
Авилов помог Мавродину установить линзы под нужным  углом,  поднес  к  ним
акварель, потом стал двигать ее в стороны.
   -  Интересно...  -  произнес  Мавродин  с  недоумением.  -   Любопытный
эффект...
   - И только? - хмыкнул Авилов, ожидавший, видимо, более бурной  реакции.
- Вы понимаете, как этот прибор раздвигает рамки рисунка...
   - Да-а... дает объем. - Мавродин посмотрел  на  возбужденного  Авилова,
недоуменно пожал плечами. - И на этом основании вы пустились в плавание? -
В голосе был скепсис, явное осуждение.
   - А почему бы нет?!
   - А как вы все это будете обосновывать? -  Мавродин  кивнул  в  сторону
листов, разложенных на столе, диване, даже  на  полу.  -  Может  быть,  вы
собираетесь предложить  и  членам  научного  совета  воспользоваться  этой
штукенцией?
   Авилов заговорил сердито:
   - Да, это путь, пусть необычный, но путь. Это лучше, чем  топтаться  на
месте.
   Мавродин не возражал.
   - Но откуда в ваших рисунках такая достоверность? Такое точное ощущение
эпохи?
   У Авилова мелькнула догадка, и он осторожно спросил:
   - А что вы видели?
   - Видел я интересное... Объемы дворца... Но это же иллюзия, -  закончил
он.
   Эти слова словно подхлестнули Авилова, и  он  пустился  в  многословные
объяснения, что в искусстве  (а  архитектура  это  и  искусство  и  наука)
возможны озарения, которые сродни непознанным сторонам человеческого духа.
   - Эффект стереоскопичности есть, но... это иллюзия, - признался  Леонид
Христофорович, а потом, глядя на растерянного друга, добавил: - Просто  мы
с вами устали... Вы уже третий год не отдыхаете, и вот...
   - Желаемое принимаем за действительность?.. - Вадим Сергеевич говорил с
раздражением: - Но я ведь действительно вижу! Или это свойство только моих
глаз, или... я сошел сума?
   - И я вижу, - согласился Мавродин, - но не верю...
   - У нас начались галлюцинации? Да? Это же чушь?.. Уже несколько дней  я
работаю  с  казуалью.  И  акварель  и  гравюра  с  помощью  казуали  стали
трехмерными? Вы согласны?
   - Это иллюзия! С вами спорить не буду. Если... подобное вам помогает  в
работе - пожалуйста. Но в качестве  аргумента,  доказательств  это  никому
приводить нельзя.
   - Я не боюсь иронии! - выпалил Авилов.
   - Вы же не хотите выглядеть смешным экстрасенсом.
   - А может быть, линзы обладают топографическим эффектом?  -  распалялся
Авилов. - И при чем здесь экстрасенс?!
   - Для того чтобы с помощью ну пусть этих линз получить  голографический
эффект, нужно, чтобы и рисунок был сделан также с помощью  топографической
техники... В ней заложена объемность, - терпеливо объяснил Мавродин.
   - Видимо, да, - Авилова убедили эти сведения. - Но если вы соглашаетесь
с тем, что некий, пусть с вашей точки зрения, стереоэффект возникает,  то,
может быть, для другого он возникает в большей степени?.. А-а?
   Мавродин умолк. Он явно не мог принимать всерьез  доводы  Авилова,  его
беспокоило другое - нервное состояние  друга,  которого  можно  разубедить
лишь вескими аргументами, и Мавродин предложил:
   - Минутку. Я вспомнил. Давайте посмотрим  в  энциклопедии.  -  Мавродин
быстро поднялся и, найдя  лесенку,  приставил  ее  к  полкам,  где  стояли
фолианты БСЭ, нашел нужный том, полистал его и  прочел:  -  "Стереоскоп...
оптический прибор для рассматривания снимков... с объемным их восприятием.
Снимки должны быть получены с двух точек  и  попарно  перекрываться  между
собой, что обеспечивает передачу объектов в соответствии  с  тем,  как  их
раздельно видит  правый  и  левый  глаз  человека".  -  Мавродин  с  шумом
захлопнул том, давая понять, что дальнейшие объяснения уже ни к чему.
   Авилов присел на  подлокотник  кресла,  скрестил  руки;  вся  его  поза
выражала несогласие с подобными аргументами коллеги. Он уже привык к тому,
что главный инженер, с которым Вадим Сергеевич разработал и осуществил  за
десятилетия не один проект реставрации памятников зодчества, был человеком
трезвым, с четким инженерным мышлением. Хотя Мавродин столько лет  работал
бок о бок с людьми искусства, но редко поддавался чувству восторга,  какое
вызывает  великое  произведение.  Он  мог   восхищаться   оригинальностью,
смелостью, необычностью  инженерных  решений,  открытий,  но  главным  для
Мавродина  оставалась  рациональная  сущность,  элементарная   подлинность
сделанного. И тем не менее Авилову  всегда  было  интересно  беседовать  с
Леонидом Христофоровнчем, ибо его рационализм обострял  мысли  и  чувства,
побуждал к поискам, но чаще всего помогал познать реальность, истину.
   - Я слышал, один наш именитый писатель,  -  начал  Авилов,  -  считает:
эмоции всех людей не исчезают бесследно, даже когда они иссякают и человек
успокаивается... Все вместе эмоции людей образуют как бы огромное  биополе
планеты... Как вы его объясните или опровергнете?
   Мавродин поднял голову и  стал  слушать  внимательно,  хотя  еще  и  не
понимая,  к  чему  конкретному  может  привести   подобный   новый   виток
рассуждений Вадима Сергеевича.
   - И еще, - продолжал Авилов, - не помню уже кто написал. Вещь считается
фантастической, но сейчас, после того, что помогла мне увидеть казуаль,  я
верю и в подобную гипотезу.
   - О чем вы, Вадим Сергеевич? Простите, не понял. Какое  все  это  имеет
отношение к тому, что нам нужно просто... построить вновь дворец.
   Авилов будто  и  не  слышал  этой  простой  отрезвляющей  мысли  своего
коллеги.
   - О том, что все ваши слова не пропадают, они как бы  консервируются  в
атмосфере... или  в  порах  растений  и  до  поры  до  времени  могут  там
сохраняться, пока люди не изобретут что-то волшебно сильное... может быть,
какой-то  прибор,  аппарат,  который   может   вычитывать,   Выделять   из
тысячелетнего скопления слов целые фразы, диалоги, и люди много узнают.
   -  Это  какая-то  мистика...  -  постарался  спокойно   скорректировать
разговор Мавродин. - А я говорю о нашей конкретной заботе - строить.
   - Ну, знаете... еще недавно... на  памяти...  одного-двух  поколений  и
генетику, и кибернетику, и психологию  считали...  мистикой...  А  космос?
Освоение космоса?
   - Простите, Вадим, - терпение Мавродина иссякало, - ну при чем тут  все
эти размышления? Они столь далеки от проектов Радужного дворца, что смешно
говорить. Казуаль только отвлекает вас от дела. Все это вы говорите лишь с
одной целью - убедить меня в том, что можно увидеть несуществующее...  Это
иллюзия!
   - Если не будете верить - не увидите! - отрезал Авилов.
   - Ну, допустим, - Мавродин улыбнулся, - новое  платье  короля,  которое
никто не видит, я сумею разглядеть...
   - "Нет. В этом так нельзя. Нужно  или  верить,  или  нет!  -  настаивал
Авилов. - Казуаль - это фантастическая реальность.
   -  Но  ведь  на  амфоре,  о  которой  вы  упоминали,  тоже  плоскостное
изображение, откуда же вдруг появляется трехмерность? - напомнил Мавродин.
- На акварели также нет трехмерности... Как же мне в это верить?
   Несколько сникший Авилов, который  лишь  с  запальчивостью  выстреливал
возражения, теперь принялся рассуждать спокойнее, увереннее.
   - Художник, вложивший свои чувства, но не научившийся рисовать,  это...
кубист, который на картинах, как в  голографии,  изображает  вещи  в  трех
измерениях... Те древние художники сообщили рисункам и свои эмоции, но  не
в виде красок, линий... Что-то здесь есть непознанное... пока, но то,  что
люди со временем познают... Может быть, мы столкнулись с первым случаем? -
подвел итог Авилов. - Иллюзия и есть реальность!
   Леонид Христофорович щелкал зажигалкой и никак не мог раскурить трубку,
меж тем он говорил:
   - Вот вспомните о том, что в стереокино вам выдают очки с двумя разными
стекляшками, вернее, слюдой, но ведь вы через них смотрите на изображение,
снятое и проецируемое на экран специальной оптикой... и... кажется, с двух
пленок... не знаю. Может быть, ваша казуаль сразу что-то и вроде очков для
стереофильма, и оптики при съемках?
   Авилов,  почувствовав,  что  Леонид  Христофорович  в  чем-то  начинает
соглашаться с его суждениями, заговорил с воодушевлением:
   -  С  помощью  оптики  мы  приближаем  к  себе  Луну,  другие  планеты,
приближаем настолько, что, кажется, их можно рукой достать... Может  быть,
действительно можно, если додуматься,  как-то  воспользоваться  оптической
скоростью и связью?.. Да-да! Не удивляйтесь. Со  временем  непременно  это
откроют, в этом меня убедила казуаль. Оптическая  ось...  Отстранитесь  от
традиционных привычных гипотез... мне представляется такая ось колеей,  по
которой может мчаться поезд со скоростью человеческой мысли...
   - Знаете, Вадим Сергеевич, эта ваша... находка от наших дел увела в мир
ненужных размышлений.
   - Вы так думаете? - с вызовом спросил Авилов.
   - Мне так кажется. - Мавродин был озадачен, он не знал, как умерить пыл
оппонента. - И пожалуйста, никому о ваших... м-м размышлениях не говорите.
   - Подумают, что я сбрендил? - с улыбкой, с вызовом спросил Авилов. - Ну
и пусть... Циолковского также... некоторые считали... местным чудаком.
   - Вы претендуете на роль открывателя в области сверхъестественных сил?
   - Ни на какую роль я вовсе не претендую! Ни в одной области. -  Авилов,
насупившись, заходил по кабинету.  -  Ну  если  человек  увидел  что-то...
необычное... И пока никто мне этого объяснить не может.
   - Хорошо, хорошо,  Вадим  Сергеевич!  -  Мавродин  стремился  вразумить
друга. - Давайте здраво разберемся. Можно ли поверить, что с помощью самой
загадочной лупы есть возможность проникнуть... ну  за  изнанку  картины  и
попасть... в ту жизнь, которую она изображает?..  Подумайте...  Это  же...
простите, пустая мечта о Зазеркалье...
   - Но мне кажется, Леонид, что  здесь  соединяется  энергия  накопленных
знаний о том, что представляла  прошедшая  жизнь...  на  картинке  и  сила
оптической оси... того, кто хочет  сегодня  в  нее  заглянуть...  Если  их
максимальная сила пересекается - возникает проникновение... Сила знаний  и
энергия чувств.  В  этом  я  вижу  основу,  объяснение,  почему  для  меня
возникает трехмерность рисунка.
   - И этого может добиться  каждый?  -  Мавродин  хмыкнул.  -  Все  члены
научного совета?
   - Если накопят нужные знания и если напрягут свое желание  познать  то,
что за пределами  картины...  Это  творческая  энергия,  которую  пока  не
измерить, ни вообще исследовать никому не удалось... Что и как  творилось,
на какой энергии,  напряжении  работал  Микеланджело  или  Лев  Толстой...
академик  Королев  и  Курчатов...  или  сегодняшние  творцы.  Здесь  нужно
соединение медицины, психологии, физики, химии, всех наук.
   - Ну зачем это вам, дорогой мой друг, архитектор-реставратор?  Что  это
дает вам конкретно? - вопрошал Мавродин.
   - Если мы будем знать - можно будет управлять творческим процессом...
   - Все логично, но неубедительно, - как можно спокойнее заключил  Леонид
Христофорович, желая прекратить беседу.
   - Убедят вас, может  быть,  проекты,  которые  я  скоро  закончу?  -  с
упрямством спросил Вадим Сергеевич.
   - А как я обсчитаю их инженерную сторону? На основе чего?.. -  Мавродин
бросил тяжелую гирю на чашу весов спора.
   - Масштаба... На основе масштаба и соотнесенности частей здания.  Ведь,
помнится, вы  сами,  Леонид,  предложили  этот  метод,  когда  не  хватало
документации! - с ехидством напомнил Авилов. - А? Или я и это путаю?
   - Вам помочь приготовить рыбу? - Мавродин думал,  что  нашел  выход  из
спора. - Как говорят французы, нужно, кажется, жарить  другую  рыбу.  -  И
рассмеялся.
   - А, бог с ней, с рыбой! - Авилов махнул рукой,  видимо,  не  все,  что
накопилось в его душе, что разбудоражило появление казуали,  он  высказал,
запал поиска истины в нем не иссяк, и нужен был оппонент.
   - Ну, идемте на кухню, - предложил Мавродин.  -  По-моему,  на  сегодня
хватит. - И он первым направился к двери. Авилов шел за ним, продолжая уже
не спор, а размышления вслух:
   - Пока легче всего будет Измерить силу творческой энергии,  затраченной
на создание музыкальных произведений...  и,  наверное,  скульптуры...  Это
осязаемое. А вот с рисунком, живописью дело сложнее.
   На кухне Мавродин надел передник, закатал рукава: ему все-таки пришлось
отвечать Вадиму Сергеевичу:
   - А мне кажется,  вы  вторгаетесь  в  область,  в  которой  очень  мало
осведомлены...  отвлекаетесь  от  того  дела,  в  котором  стали  истинным
мастером, маэстро...
   - Злополучная находка помогает постигнуть то, что предстоит  сделать...
И я подумал, что это поможет и другим, - рассуждал Авилов.
   - Не знаю... Слишком это все... недоказуемо и эфемерно...
   Авилов с завидной сноровкой потрошил и чистил рыбу. При этом он говорил
Вадиму Сергеевичу, что,  будь  казуаль  реальностью,  ну,  таким  понятным
прибором, как ЭВМ,  к  примеру,  казуаль  наибольшую  помощь  принесла  бы
криминалистам в распутывании загадочных клубков  преступлений...  И  тогда
пришлось бы наладить массовое производство подобных штучек. Но  чудеса  не
идут в массовое производство! Мавродин хотел иронией  погасить  непривычно
разыгравшееся  воображение  друга.  Однако  Авилова  сегодня  было  трудно
остановить; даже подавая по просьбе Леонида Христофоровича специи для ухи,
Вадим Сергеевич излагал все новые и новые гипотезы, предположения; и  было
неясно - импровизация ли это или мысли, которые родились  давно,  но  лишь
сейчас настал черед их высказать.
   - Вдумайтесь, Леонид! В каком месиве волн мы  живем!  Гуще,  чем  вода.
Тысячи радиоволн идут на нас со всех концов света,  мы  их  месим  ногами,
бьем машинами. И не замечаем. Только когда включаем радиоприемник и крутим
ручку - диву даешься, сколько разных речей и потрясающей музыки! Мы ходим,
топчем десятки тысяч прекраснейших картин,  передаваемых  телевидением,  и
это все движется в воздухе, которым мы дышим. Вот сейчас, вы  думаете,  мы
на кухне вдвоем? Дудки! - И Авилов включил "Спидолу" и стал вращать ручку,
переключались голоса, мелодии. - Вот видите, сколько их! -  Затем  Авилов,
не  выключая  радиоприемника,  включил  миниатюрный   цветной   телевизор,
стоявший на холодильнике, и, когда  он  нагрелся,  стал  переводить  ручку
программ: на телеэкране была африканская  пустыня,  повернул  ручку  смены
программ - на сцене театра шел какой-то спектакль;  по  третьей  программе
передавали учебный курс и в нем кадры, снятые в космосе...
   Мавродин оставил свои поварские занятия и слушал и смотрел с удивлением
- эти мысли были так  похожи  на  его!  Простые  и  все  же  необъяснимые.
Удивление перед техникой инопланетян - да, это есть, это создали  люди,  и
это непостижимо! Значит, когда-либо будет создано и  то,  во  что  сегодня
трудно поверить.
   - Вы гений, Вадим! Это очень точное определение.
   Разговор велся Вадимом Сергеевичем  явно  не  для  похвал,  восклицание
друга он пропустил, не отреагировал, а сам заговорил о  давнишней  заботе,
одной из многих задач, которые они прежде решали вместе:
   - Помните оптические  искажения  на  любительских  фотографиях?  Парные
барельефы в Кавалергардском зале, по углам,  в  самом  верху,  -  напомнил
Авилов. Мавродин кивнул. После недавних, последних рассуждений коллеги, он
его слушал внимательно. Авилов продолжал: - Мы долго не могли разобрать на
фото - Дионис изображен сидящим или летящим на дельфине, а  вот  теперь...
Идемте, посмотрите! - И Вадим Сергеевич  направился  в  кабинет,  Мавродин
поплелся за ним.
   Авилов взял со стола старую фотографию, найденную им еще днем,  на  ней
он проверял возможности казуали. То, что прежде не  позволяли  рассмотреть
оптические ракурсные искажения, теперь с помощью казуали он увидел ясно. А
ведь в свое время, когда восстанавливался Кавалергардский  зал  в  Большом
дворце,   Авилов   прибегнул   к   помощи   научных   сотрудников,   также
предполагавших, что скульптор, много работавший над украшением дворцов, не
мог не повторить этот мотив. И нашлись подтверждения даже в двух  работах,
одна из них в Останкинском дворце в Москве... этот, казалось,  теперь  уже
забытый и потому незначительный  случай  в  совместных  трудах  Авилова  и
Мавродина,  убедил  последнего  -  все  же  казуаль   обладает   какими-то
неведомыми свойствами, объяснения которым Леонид Христофорович не  находил
и которые так настойчиво искал Авилов. У  него  мелькнула  мысль  -  может
быть,   обратиться   к   специалистам   известного    оптико-механического
объединения и им показать казуаль, у них искать  объяснение,  но  Мавродин
знал, что практики, люди с инженерным трезвым мышлением, высмеют и его,  и
предположения   Вадима   Сергеевича.   Авилов   расстроится   и   потеряет
уверенность.
   Уже поздно вечером Мавродин, подавая на кухне уху, признался,  хотя  он
вначале  скептически  воспринял  рассуждения   "досточтимого   архитектора
Авилова" о нюансах творчества,  о  непознаваемости  творческого  процесса,
объясняемого Авиловым "довольно странными научными потугами", сейчас он  и
сам задумался о том, какими неведомыми путями, при  каких  обстоятельствах
возникает  образ  у  художника,  что  служит  импульсом-побудителем,   как
формируется в мыслях образ. И как у зодчего возникает облик здания,  какие
детали рождаются сразу, а какие  он  ищет  долго,  мучительно  и  мысленно
возводит здание и в камне, и в отделке, строит от фундамента до  кровли?..
А  затем,  как  реставратор  обязан  возродить  порушенное,  но  не   идти
самостоятельно,  а  повторить,  возродить  из  тлена  или  пепла?  А  если
повторитель (реставратор) - личность? Какие же психологические  перегрузки
он испытывает, прежде всего поступаясь знанием новых законов зодчества,  -
реставратор заставляя себя идти дорогой  древних?  Приходится  каждодневно
жить в двух временных измерениях - прошлом и сегодняшнем... И не  этим  ли
объясняется   все,   что   сегодня   говорил   его    друг    и    коллега
архитектор-реставратор Авилов?.. И судорожность поисков, и вера в озарение
- напряженный труд и эфемерная надежда.
   Полемический задор обоих поостыл, но, когда Авилов рассказал о том, как
в полночь возник за линзами казуали великий зодчий Растрелли, это  вызвало
у Мавродина беспокойство.
   - Вы знаете, Леонид Христофорович, я не могу до сих пор понять, был  ли
это сон... может быть, я устал и вздремнул, и  пригрезилось,  -  признался
Вадим Сергеевич. - А может быть, особое свойство казуали... И я увидел...
   - Наяву? - насмешка Мавродина рассердила Авилова. - Иллюзия!
   - Ну хорошо! Вы можете себе представить предельное, немыслимое,  адское
напряжение - вдумывание, вчувствование, вглядывание в  материалы  далекого
времени?.. - Вадим  Сергеевич  пробовал  объяснить  свое  состояние.  -  Я
понимаю несуразность вызывания духов, но...
   - И от усталости начало казаться, - усмехнулся Леонид Христофорович.  -
Галлюцинации.
   - А что такое наше воображение? Зримые  образы,  возникающие  в  мозгу,
когда мы о чем-то думаем, что-то себе представляем? -  запальчиво  спросил
Авилов.
   - Все строится из знакомых... м-м...  "кубиков"  виденного,  -  пояснил
механику сновидений Мавродин.
   - Но бывают сны о том, чего человек никогда не видел? Будто сон наяву и
воображение... Я-то нигде не видел, например, Растрелли  за  работой...  -
Авилов сник, слишком велико было напряжение и минувших дней, и сегодняшней
беседы. - А как вообще возникает в мыслях то, что никогда не  существовало
и что изобрел Архимед или Жюль Верн?
   Уходя, Мавродин сказал Авилову, что если самовнушение и  самообман  ему
помогают в работе, то пусть. Только не следует других  убеждать  в  особом
своем зрении.



   5

                                 Чудо - событие, описанное людьми, которые
                              услышали о нем от тех, кто его не видел.
                                                                 Э.Хаббард

                                 Мудр не тот, кто знает много, а тот,  чьи
                              знания полезны.
                                                                     Эсхил

   Перенапряжение свалило Вадима Сергеевича, и  он  быстро  уснул;  медики
говорят, что в подобных ситуациях организм защищается, требуя отдыха.
   Утром  Авилов  решил  позвать  соседского  мальчика  Андрюшу,  паренька
смышленого, но шумного, - первый футболист летом  и  хоккеист  зимой;  его
зычный голос слышен и сквозь стены, но он же  отлично  поет  и  играет  на
скрипке.
   Вадим Сергеевич предложил Андрейке через казуаль  посмотреть  картинки,
двигая, вращая линзы. "Вот  здорово!"  -  завопил  Андрейка.  Авилов  стал
расспрашивать, что же он увидел, что его так удивило.
   Мальчик говорил о картинках, которые "как живые и, кажется, что вот-вот
там кто-то появится". Вадим Сергеевич пробил рассказать подробно именно об
этом - "кто появится", но Андрейка не сумел объяснить свое впечатление, он
лишь сказал: на рисунке открыты двери  в  другие  комнаты,  там  темно  и,
похоже, кто-то стоит. А дальше  уже  Андрейка  сам  стал  расспрашивать  о
линзах. Услышав, что это прибор древний, Андрейка воскликнул:
   - А знаете, что я сейчас подумал? Как в сказке! Правда?
   Авилов улыбнулся. Он был огорошен этим  невинным  открытием  соседского
отрока - так можно заставить поверить  в  любое  шарлатанство...  Но  ведь
казуаль действительно  дает  неожиданное  впечатление,  меняет,  углубляет
рисунок и в восприятиях ребенка. Это  по-своему  объяснял  и  мальчик.  Он
сказал, что не просто увеличивает,  как  лупа,  а  "меняется  там  все"...
Андрейка спросил, не может ли Вадим  Сергеевич  дать  ему  лупу  поиграть,
показать ребятам во дворе и школе, что через нее "здорово интересно  марки
смотреть"... Авилов  объяснил  юному  соседу  -  эта  вещь  не  его,  лупа
уникальная, и ею  детям  играть  не  следует.  Тогда  Андрейка  с  детской
прямолинейностью спросил: зачем же  его  звали  -  "только  подразнить"?..
Вадим Сергеевич с трудом выпутался из этого объяснения  и  проводил  юного
гостя, дав ему "только посмотреть" книгу своего друга  Аничкова,  книгу  о
блокадном   Ленинграде,   иллюстрированную   множеством   кинокадров    из
документального фильма. Андрейка увидел эту книгу на столе,  стал  листать
ее, и Вадим Сергеевич, чтобы увести  мальчика  от  разговоров  о  казуали,
разрешил взять книгу до вечера.
   Авилов невольно подумал об Аничкове,  которому,  конечно  же,  было  бы
интересно посмотреть казуаль, ведь Аничков занимается и  научно-популярным
кино, связан со многими деятелями науки... "Но зачем мне объяснения?!!"  -
рассердился на себя Авилов. Присев  к  столу,  выбирая  лист  ватмана  для
работы, Вадим Сергеевич вспомнил, что жена Аничкова занимается  логопедией
- делом, которое всегда поражало Авилова своими конкретными  результатами.
Она восстанавливала речь больных, вкладывала в свою работу столько эмоций,
душевных да и физических сил. Видимо, не  зря  логопедам  был  установлен,
быть может, самый короткий рабочий день в стране -  три  часа,  -  слишком
велико  нервное  напряжение.  Однажды  Вадим  Сергеевич  видел,  как   она
работает.   Он   был   удивлен,   что   без   физического   (может   быть,
хирургического),   медикаментозного   вмешательства,    только    усилиями
направленной воли, стараниями логопеда у больного почти  восстанавливалась
или  исправлялась  речь...  И  вот  сейчас,   не   переставая   думать   о
необыкновенных  свойствах   казуали,   пытаясь   как-то   оправдать   свою
приверженность к непонятным явлениям, Авилов продолжал искать аргументы  в
схожих случаях, областях знаний и труда, где  также  "нечто  рождается  из
ничего"...
   Эти размышления  прервал  телефонный  звонок  Инны  Ростиславовны.  Она
говорила торопливо и сбивчиво - необходимо срочно,  немедленно  увидеться;
она была в издательстве, где предложили поправки к  их  заявке  на  книгу.
Инна Ростиславовна успела кое-что набросать, но  уверенности  в  том,  что
"материал хорошо монтируется", у нее нет, и необходимо  Вадиму  Сергеевичу
немедленно посмотреть, почитать, ибо истекает срок заявки, и  она  к  нему
готова сейчас приехать. Напор Беневой был  столь  стремителен,  что  Вадим
Сергеевич согласился на  встречу,  хотя  очень  дорожил  утренним  рабочим
временем. Положив трубку, Вадим Сергеевич подумал,  что,  видимо,  следует
убрать  разложенные  всюду  листы,  так  как  знал  -  Инна  Ростиславовна
непременно заинтересуется работой, тем более  что  и  она  много  знала  о
трудностях нового проекта Авилова. Он с ней советовался, она так же, как и
другие  коллеги,  щедро  делилась  своими   "закромами"   -   накоплениями
материалов. "Нет, неловко от нее скрывать... А кстати, почему бы и  ее  не
попросить взглянуть на свойства казуали профессиональным оком?"
   За эти дни уже не раз в душу Авилова закрадывалось сомнение - зачем  он
связался с "этой чертовщиной", но ощущал, что не силах  отказаться  от  ее
помощи. Обескураженный всем,  что  породило  появление  казуали,  особенно
потерей душевного равновесия да и неприятным  осадком  после  разговора  с
Леонидом Христофоровичем, Вадим Сергеевич вообще не собирался рассказывать
Инне Ростиславовне о казуали - в чудеса она, естественно, не поверила  бы:
она резка бывает в своих суждениях, но  сейчас  решил  -  надо  непременно
именно ей показать.
   Вскоре появилась Инна Ростиславовна и,  положив  на  стол  отпечатанные
страницы заявки, предложила Авилову, не теряя времени, их  прочесть.  Сама
устроилась в кресле у стола в  ожидании.  Начав  читать,  Вадим  Сергеевич
подумал: хорошо, что пока она не замечает  разложенных  повсюду  листов  с
набросками. Авилов читал новые страницы заявки.
   ..."О подобном знают немногие. Сенсация?  Возможно,  посетители  дворца
Бельведер, одного из замечательных архитектурных памятников Петергофа, как
выяснилось относительно недавно, ходят по  мозаичным  плитам,  по  которым
ступал... Нерон.  В  ленинградских  архивах  реставраторами  среди  других
нужных документов  обнаружены  записи,  раскрывающие  "родословную"  этого
великолепного  памятника  античной  культуры.  Установлено,  что   цветная
мозаика, созданная почти двадцать  (!)  столетий  назад,  украшала  дворец
римского императора на острове Капри, а затем  была  приобретена  русскими
вельможами. В 1942 году петергофский дворец Бельведер был разрушен.  После
изгнания фашистских вандалов с ленинградской  земли  руины  этого,  как  и
многих других дворцов, были законсервированы -  реставрация  откладывалась
на неопределенное время..."
   "...Если в природе архитектуры заложена статичность, то в скульптуре  -
динамичность. Скульптор должен мыслить архитектонически,  а  архитектор  -
пластически. Таковы законы творчества..."
   "...Поиски  архивных  материалов,  проведенные  Еленой   Мясоедовой   -
хранительницей Большого Петергофского дворца,  -  вдруг  дали  неожиданные
результаты... оказалось, среди  работ  академического  периода  скульптора
Козловского есть тема, сходная с темами скульптур  Тронного  зала  (Михаил
Козловский - один из выдающихся скульпторов русского классицизма). Нашлись
и сходные полотна художника  Архипова,  который  учился  в  то  же  время.
Видимо, и у живописцев была подобная  библейская  тема,  заданная  в  годы
учебы в Петербургской академии художеств.
   Барельефы на любительских фотографиях, насколько можно было  различить,
совпадают с деталями на осколках, найденных  в  развалинах  дворца.  Можно
было  предположить,  что  это  изображение   возвращения   Святослава   из
Дунайского  похода.  Поиски  и  сравнения  убедили  -  тема  та  же,  хотя
композиционно решена иначе. Все говорило  о  том,  что  это,  может  быть,
программная  работа  Михаила  Ивановича  Козловского  (в  годы   учебы   в
академии), которая считалась утраченной. Если это "Возвращение Святослава"
Козловского,  то  она  совпадает  с  композицией  другого  парного  панно,
"Крещение Ольги", созданного  Архипом  Ивановым.  Это  было  время,  когда
увлекались античным стилем.  Нужны  были  подробности...  Как  расположены
фигуры, атрибуты, даже складки?  Ворота  или  крыльцо  дома  за  фигурами,
встречающими Святослава? Он что-то держит в руке или просто прижал руку  к
груди? Может быть, держит колчан? Раз Святослав  возвращается  из  похода,
может быть, будет логично, что и лошади там  изображены?..  Действительно,
лошадь  компоновалась   как   декоративный   элемент;   это   подчеркивало
возвращение из дальнего похода. А крыльцо терема - как символ  возвращения
к родному порогу...
   Так из множества разрозненных сведений складывалась "картина" лишь двух
деталей   убранства   Тронного   зала.   Также   скрупулезно    собирались
свидетельства для воссоздания многих деталей отделки и убранства  и  этого
зала, и других залов... Скульптору нужны не только сведения,  вдохновение,
интуиция, но и  натура,  нужны  характерные  образы,  которые  помогли  бы
возродить произведения прошлых эпох. И оказалось вдруг  совсем  не  просто
сейчас найти фигуру, олицетворяющую XVIII-XIX века, то есть  время,  когда
работал скульптор Козловский: характерный профиль лица,  особенно  покатые
плечи, очень длинную шею, что, между прочим, считалось признаком красоты в
ту эпоху... Людям неискушенным может показаться  блажью  такая  дотошность
поисков: мол, в конце концов, какая разница -  доспехи,  шея,  профиль,  -
лишь бы было похоже... Много загадок решили скульпторы Галина Михайлова  и
Эдуард Масленников  за  годы  возрождения  и  реставрации  Екатерининского
дворца,  Большого  Петергофского  дворца,  Елагина   дворца,   Монплезира,
Петропавловской крепости, Летнего сада. И всегда они  трудились  вместе  с
архитекторами,  как   и   все   иные   творцы,   мастера,   причастные   к
восстановлению, реставрации памятников зодчества.
   ..."Мы, конечно, преклоняемся перед мастерами того века, собственно,  в
то время был расцвет  этого  искусства,  расцвет  этой  профессии,  и  они
достигли высокого мастерства... Был какой-то период после этого, когда эта
профессия как бы угасла,  не  строили  подобных  дворцов,  не  было  нужды
учиться. А  когда  после  Великой  Отечественной  войны,  после  нашествия
фашистов нужно  было  восстанавливать  дворцы-памятники,  возродилась  эта
профессия. Не  случайно  государство  открыло  Мухинское  училище  в  1945
году... Резчик начинает всегда работать с модели, созданной скульптором  в
гипсе, изучает осколки деревянной скульптуры,  найденные  среди  развалин.
Сначала все это  изучается,  потом  уже  делается  рисунок  в  натуральную
величину, после рисунка делается заготовка. И когда непосредственно резчик
приступает к  работе,  он  не  только  пользуется  моделью,  фотографиями,
чертежом, но он еще набирает аналогичные  детали  старых  мастеров  давних
времен для того, чтобы использовать их технику, их приемы резьбы, так  как
модель сама по себе не дает техники исполнения в дереве, потому что модель
гипсовая. И значит, нельзя воплотить  то,  что  было  задумано  и  сделано
мастером того века в дереве.
   В творческом воспроизведении утраченных шедевров  и  до  сих  пор  есть
немало загадочного для непосвященных.
   Восстановленные  памятники  Ленинграда,   Пскова,   Новгорода,   Киева,
Севастополя, обновленные сооружения прежних веков в  Суздали,  на  русском
Севере,  в  Причерноморье,  Средней  Азии,  Сибири  поражают   посетителей
заповедных архитектурных ансамблей. Как же все-таки удается  проникнуть  в
эпоху, оживить ее дух, черты, особенные свойства мастеровых людей,  живших
не одно столетие тому назад? Откуда взялось терпение в  наш  стремительный
век скоростей, откуда оно у современных умельцев? Как духовно готовят себя
к такой работе реставраторы?.. Резчики по дереву в  Пушкине  и  Петергофе,
чтобы снять чудовищное напряжение от процесса "бережной" резьбы, где  одно
неудачное  движение  может  погубить  труд  многих  месяцев,  где   нельзя
"исправить ошибку", если состругал, выбрал стамеской лишний  миллиметр,  -
мастеровые устраивают два-три раза в день разрядку: или играют в волейбол,
или в снежки, несмотря на возраст, среди них есть и люди почтенные.  Затем
снова  сосредоточенность,  как  во  время  молебна,  сосредоточенность   и
отрешенность...
   Из руин и  пепла  восстал  и  Павловский  дворец.  В  каждом  помещении
искусственный мрамор иного цвета, оттенка. Поэмой в мраморе вновь называют
Павловский дворец. Восстановлены  знаменитые  садово-парковые  ансамбли  в
пригородах  Ленинграда,  такие,  как   Павловский,   где   растительность,
скульптура и павильоны создавали неповторимое зрелище и  в  весеннюю  пору
цветения, и золотой осенью. И если не сравнивать с тем, что творили  здесь
оккупанты (теперь это осталось лишь на фотографиях и  кинопленке),  трудно
поверить в чудесные превращения. Захватчики вывезли из  Павловского  парка
тысячи кубометров древесины благородных пород, разрушили, смели все! Все!
   Рискуя   жизнью,   Анна   Зеленова,   молодой   сотрудник   Павловского
дворца-музея, спрятала под носом у ворвавшихся в  город  фашистов  большие
ценности Павловского дворца: скульптуры в  аллеях  парка  успели  снять  и
зарыть. После освобождения Павловска Анна Ивановна  посвятила  свою  жизнь
возрождению музейного ансамбля..."
   Вчитавшись в заявку, Авилов не заметил - Инна Ростиславовна  давно  уже
ходит по кабинету, вроде бы успела просмотреть  эскизы;  между  Беневой  и
Авиловым не  существовало  профессиональных  секретов,  были  они  добрыми
друзьями еще со студенческих лет, Инна Бенева нравилась Авилову, но  вышла
замуж за другого, тем не менее чувство симпатии и  трогательного  внимания
друг к другу сохранялось  все  последующие  десятилетия.  Вместе  пережили
блокаду.  Когда  Инна  Ростиславовна   овдовела,   друзья   считали,   что
заскорузлый холостяк Авилов непременно женится на ней, но в  их  дружеских
отношениях ничего не изменилось,  только  более  деятельно  оба  принимали
участие  в  жизни   друг   друга,   сохранив   обходительность   питерских
интеллигентов.
   Инна Ростиславовна,  стараясь  не  мешать  Авилову  читать  их  заявку,
рассматривала через линзы казуали... его  карандашные  наброски,  рисунки,
рассматривала с чувством смятения, удивления. Услышав шум отодвигаемого от
стола кресла - Авилов встал, -  Инна  Ростиславовна  смущенно  улыбнулась,
сделала движение казуалью в сторону рисунков, помахала линзами:
   - Что это такое? Я раньше у вас  не  видела...  Знаете,  как  интересно
смотрится... Что-то такое неожиданное...
   - Мх... Это целая история! - И вдруг Авилов быстро спросил: - А что  вы
сумели разглядеть?.. Просто интересно... Расскажите, Инночка.
   - Очень...  Ну...  какое-то  странное  впечатление.  Непривычно  меняет
ракурс... Даже такое впечатление, что... видишь больше, чем  изображено...
У вас на эскизах стены в перспективе, а этот  лорнет...  разворачивает  их
прямую плоскость.
   - Правда?! - выпалил Авилов и так стремительно взял у Беневой  казуаль,
что она даже испугалась.
   Авилов подносил казуаль то к одному, то к другому  эскизу,  которые  он
накануне набросал. Волнение Авилова и озадачило Инну Ростиславовну, и  еще
больше разожгло любопытство. Он рассердился на  себя,  почему  же  сам  не
догадался, что следует через  линзы  рассмотреть  и  собственные  рисунки,
созданные с помощью казуали. И вывод напрашивался все тот же: увиденное  с
помощью казуали передает и  в  новой  вещи  черты,  сокрытые  от  обычного
зрения. Авилов подумал: видимо, мы еще не научились рисовать как думать  и
наносим на бумагу, на холст одномерность в силу какой-то инерции.
   Инна Ростиславовна смотрела на Авилова, застывшего в раздумье.
   - Ну, объясните, наконец, что это  такое?..  Что  с  вами  творится?  -
сердито вопрошала Инна Ростиславовна. - Я  вас  последние  дни  не  узнаю.
Словно вас подменили...
   Тяжело дыша, Авилов опустился на диван, рядом присела Бенева -  сейчас,
увидев  усталое   лицо,   отрешенный   взгляд   друга,   она   настроилась
сочувственно, понимая, что не  пустячный  повод  довел  его  до  подобного
состояния.
   - Воды дать? - предложила она. Авилов отрицательно покачал  головой.  -
Вадим, милый, успокойтесь и... если хотите, расскажите, в  чем  дело...  Я
вижу, что это как-то связано с лорнетом... Да?
   И  Авилов  все  без  утайки,  со  всеми  подробностями  рассказал  Инне
Ростиславовне свои злоключения последних дней. Бенева слушала, стараясь не
выдать своих чувств - вначале  сомнение,  удивление,  а  затем  все  более
изумление. Единственное, что высказала Инна Ростиславовна с уверенностью -
нужно позвонить "хозяйке" казуали Митиной и сказать  ей  правду  и,  может
быть, с ее помощью искать объяснения.
   Авилов понимал логичность  этого  предложения,  но  не  мог  преодолеть
чувства стыда - не сообщил Митиной сразу, утаил все,  что  узнал  об  этих
линзах  еще  в  хранилище  археологических  находок.  Инна   Ростиславовна
подсказала - пусть Авилов пригласит Митину к себе, пусть покажет эскизы  и
предложит и ей самой рассмотреть их с помощью  казуали,  а  дальше  -  или
Митина сама обнаружит необычные свойства этих линз, или  Авилову  придется
все объяснять...



   6

                   Беспокойство    -    это     неудовлетворенность,     а
                неудовлетворенность   -   первейшее   условие   прогресса.
                Покажите мне совершенно удовлетворенного человека, и я вам
                открою в нем неудачника.
                                                                  Т.Эдисон

                   Что может  быть  честнее  и  благороднее,  как  научить
                других тому, что сам наилучшим образом знаешь?
                                                                Квинтилиан

   Авилов  позвонил  Митиной,  телефон  не  отвечал.  Усталость,   нервное
напряжение  свалили  Вадима  Сергеевича,  и  он  прилег  на  диван;  чтобы
отвлечься, избавиться от навязчивых мыслей о казуали, волнений этих  дней,
Авилов взял одну из книг, которые  постоянно  громоздились  на  столике  у
дивана. Как закладка, среди страниц книги торчало письмо  от  друга  Карло
Николаевича Бакурадзе, реставратора древнейших храмов и крепостей в  горах
Кавказа. С  ним,  искренним  человеком,  подвижником  возрождения  древних
творений, Авилова так же, как и с Инной Ростиславовной Беневой,  связывала
давняя дружба. Авилов любил наблюдать за работой  Бакурадзе,  слушать  его
беседы-размышления; и письма его любил, ибо  писал  Карло  Николаевич  как
говорил - взволнованно и мудро о  том,  что  на  душе,  не  стесняясь,  не
процеживая через сито рациональности.
   Он с упоением стал перечитывать строки о последних работах Бакурадзе  -
в них находил  созвучие  и  своим  терзаниям-поискам;  Бакурадзе  писал  о
реставрации  росписей  в  одном  из  храмов,  в  заброшенном  высокогорном
селении, писал о том, что постиг о древних мастерах. Авилов вспомнил,  что
у  него  есть  магнитофонная  запись  беседы  радиожурналистов   с   Карло
Николаевичем, ему захотелось услышать его голос и, вскочив с дивана,  стал
разыскивать на полках кассету. Нашел, поставил на  магнитофон,  включил  и
услышал:
   ..."Очень редко попадается, когда они пишут свои имена. А вот здесь уже
пишет художник, что он, что под его руководством расписаны эти стены.
   - Карло Николаевич, а как звали этого художника? Как  вы  думаете,  что
это был за человек?
   - Как я могу представить? Это очень трудно. У него были  совсем  другие
условия. Во-первых, когда  представляешь,  как  он  мог  разрисовать  этот
памятник в такой темноте. Вот у нас электричество, и то вечером найти  эти
линии очень трудно, а тогда? Какие нужны были глаза и как они  вообще  это
делали - славные древние мастера! Это, наверное, истинная, большая  любовь
к искусству... Видимо, глаза этого мастера привыкали к темноте...
   - Где вы реставрировали фрески, в каких храмах?
   - Я начал с Атенского Сиони. Это в 1955 году, потом в Хахечкури,  потом
храмы Х-XI веков Атени, там тоже сейчас раскрываются,  укрепляются  работы
XVI и XVII веков. Потом в Алаверда  Гелати...  Удивительные  памятники.  Я
могу назвать почти 40 памятников, где мне приходилось  работать...  И  так
каждую весну начинаю и до поздней осени, до снегов, а иногда и  в  снегах.
Ведь когда в горах все вокруг в снегах, через створы узких окон храма, как
через бойницы, проникает очень чистый, ясный свет и  можно  проверить  то,
что написал при знойном желтом летнем солнце. Теперь  здесь  много  бывает
туристов, в этих памятных местах. Едут со всей Грузии, с Кавказа, со всего
Советского Союза, из многих стран мира. И я счастлив, что чуть-чуть  помог
увидеть, каким талантливым был мой народ в давние  века,  какая  поэтичная
душа у моего народа..." Магнитофон умолк.
   Авилов выключил магнитофон и сидел в оцепенении.  Не  раз  голос  друга
заряжал его верой в необходимость своих  трудов;  он  хотел  быть,  да  по
существу и был, таким же подвижником, как его друг Карло, как  другой  его
товарищ, который  трудится  в  самом  сердце  Древней  Руси,  -  Александр
Петрович Некрасов. Он вместе со своими коллегами посвятил  жизнь  открытию
новых неведомых страниц в творчестве великого Андрея Рублева. Видимо,  все
истинные реставраторы - люди одержимые. Еще немало тайн ждет их  разгадок,
их великой самоотдачи. Вот совсем  недавно  Александр  Петрович  Некрасов,
руководитель группы  владимирских  реставрационных  мастерских,  вместе  с
химиком-реставратором Людмилой Порфирьевной Балыгиной открыл  в  Успенском
кафедральном соборе во Владимире ранее неизвестные росписи Андрея Рублева,
чьим творчеством гордится не одно поколение наших соотечественников.
   Еще вспомнил Авилов уникальный случай  в  работе  владимиро-суздальских
реставраторов-умельцев... Западные "златые врата"  Рождественского  собора
выполнены в сложной технике золотой  наводки  по  бархатисто-черному  фону
медных листов - врата, как огромная икона. Двадцать восемь  фрагментов  на
двери, и реставраторы сумели постигнуть "руку" древних умельцев.  И  через
семь столетий виден талант, смекалка и долготерпение, видны  они  особенно
при реставрации белокаменных  строений  и  фресок,  тонкого  орнамента  на
камне. Суздаль стал живым учебником истории. И в  любую  пору  -  летом  и
вьюжной зимой, здесь людно, едут, чтобы увидеть диво-дивное. Суздаль,  что
живет  обычной,   как   и   всякий   другой   город,   жизнью,   не   стал
городом-затворником,  а  явился  глашатаем  древней  культуры,   бережного
сохранения и реставрации шедевров Владимиро-Суздальской Руси.



   7

                   Научная фантастика в конце концов есть  смелое  задание
                науке и технике.
                                                                   К.Федин

                   Что бы я ни сочинял, что бы я ни выдумывал, -  все  это
                всегда будет ниже  действительных  возможностей.  Настанет
                время, когда достижения науки превзойдут силу воображения.
                                                                 Жюль Верн

   Весь  следующий  день  Авилов  работал  исступленно,  словно   спор   с
Мавродиным да и непонятное отношение  Беневой  к  тому,  что  ей  поведал,
подхлестывали с утра до поздней ночи. К телефону Авилов не подходил, ничем
не отвлекался и успел довольно много. Поздней ночью придирчиво разглядывал
рисунки.  Он  сам  себе  казался  скаковой  лошадью  после  изнурительного
пробега. Сделанные вчерне наброски будто просились  в  перевод  на  чистые
листы, в проработку деталей,  но  Вадим  Сергеевич  решил  не  поддаваться
соблазну, хотя и любил эту  работу,  ощущение  четких,  как  на  экзамене,
ответов на все вопросы. Именно в эти минуты Авилов понял, что до тех  пор,
пока не сделает черновую разработку всех помещений дворца, пока не даст им
"отлежаться", пока приходят сомнения или радость  точного  угадывания,  он
чистые листы не начнет.
   Когда спустя несколько дней позвонила  Элеонора  Александровна  Митина,
Авилов даже  испугался.  Но  она  лишь  уточнила,  когда  может  зайти  за
обещанными ей книгами, и ни слова о казуали. Авилов хотел отложить  визит,
но вспомнил - они договаривались с Митиной на этот день,  четверг;  Авилов
забыл, как настойчиво приглашал Элеонору Александровну заглянуть к нему  и
посмотреть  старинные  гравюры,  рисунки,  чертежи,  описи,  которые   ему
доверили в архивах на время работы над проектом  восстановления  Радужного
дворца. Авилов также обещал Элеоноре Александровне дать почитать несколько
книг, интересовавших ее. Сейчас Авилов боялся этого визита,  но  отступать
было поздно.
   Вскоре Элеонора Александровна пришла. Она не могла не заметить странную
перемену в поведении старого знакомого, особенно манеру говорить.  Обычно,
упоенный работой, он рассказывал интересно, со множеством подробностей, но
сегодня Авилов говорил вяло,  просто  предлагал  посмотреть  одну,  другую
гравюру, почти  никак  их  не  комментируя.  Элеонора  Александровна  даже
сказала, что, видимо, пришла не вовремя.
   О казуали Авилов разговаривать не  хотел,  и,  когда  Митина  упомянула
невзначай о биолокации, о том, что с помощью биолокации якобы в  Новгороде
под значительным слоем земли были обнаружены фундаменты древнего строения,
Авилов заинтересовался и стал расспрашивать ее о подробностях.
   Митина случайно узнала от коллег о  биоэнергетическом  эффекте.  Четыре
геолога, неся в вытянутых руках проволочки,  загадочно  ходили  вокруг  по
полю и были похожи на волшебников. Но ничего сверхъестественного вроде  бы
и не происходило, просто проволочки изменяли  угол,  склонялись  к  земле,
указывая, где нужно вбивать очередной деревянный колышек.  Вскоре  колышки
образовали замкнутое прямоугольное пространство... Объяснялось  все  очень
просто: каменная кладка или подобное "скопление" под слоем земли  изменяет
энергетическое поле на поверхности грунта. Эти изменения можно обнаружить,
уловить и с помощью рамки-индикатора, похожей на миноискатель. Оператор  с
рамкой-индикатором или  проволочкой  в  руке  минует  зону  энергетической
аномалии, то есть  объекта  над  слоем  земли,  указатель  возвращается  в
исходное положение... Так геологи помогли археологам  без  пробных  шурфов
обнаружить фундаменты одного  из  древнейших  сооружений  на  новгородской
земле. А когда провели выемку грунта - убедились, что раскопки  сразу  же,
без "блуждания в потемках", дали отличные результаты.
   Археологи  ничего  нового  не  придумали,  используя  биоэнергетический
эффект, - еще в глубокой  древности  рудознатцы,  рудоискатели  с  помощью
прутика искали и  залежи  руд,  и  место  для  колодца.  "И  сколько  было
насмешек, сколько скептических замечаний, пока археологи убедились, что  и
волшебный метод поиска помогает делу", - говорила профессор Митина.
   Авилов слушал как завороженный. Теперь, после того, что он услышал, ему
захотелось немедленно открыть свой секрет. Вадим Сергеевич достал из стола
казуаль.
   - Вот ваша старая знакомая. - И предложил Митиной через линзы взглянуть
на листы своих работ.
   - Зачем? - удивилась Элеонора Александровна.
   - Посмотрите, посмотрите... и, наверное, поймете, - загадочно улыбнулся
Авилов. Митина была человеком восторженным, резким в переходах  из  одного
настроения в другое, взглянув на первый же  лист,  она  ойкнула  и  быстро
просматривала  все  новые   и   новые   листы,   комментируя   с   детской
непосредственностью чудодейственные свойства линз:
   - Удивительно!.. Не может быть!.. Просто не может быть!..
   Элеонора Александровна разволновалась, говорила, что она  "балда",  как
это до сих пор  не  поинтересовалась  такой  замечательной  вещью;  просто
валялась  "какая-то  штукенция"  на  полках  хранилища.  Митина  и  Авилов
условились, что пока они ничего никому не будут говорить о казуали.
   Потом Авилов угощал Элеонору Александровну чаем, но она никак не  могла
оторваться от старинных гравюр и рисунков, собранных  Авиловым,  продолжая
их рассматривать через казуаль.
   Восторгам не было конца. Когда  же  Авилов  заговорил  о  чудесах  -  о
казуали и о биоэнергетическом эффекте, которым воспользовались  археологи,
Элеонора Александровна совсем обыденно сказала, что и в  том  и  в  другом
случае нет никаких чудес. Просто казуаль - это совершенство оптики, метод,
которым воспользовались археологи  при  новгородских  раскопках,  известен
всем саперам, но археологи не додумались его применить в  своей  необычной
области "видения под землей".  Она  вспомнила,  что  несколько  лет  назад
вместе со своим сотрудником Николаем Гориным  пользовалась  самолетом  для
аэрофотосъемок. Это помогло увидеть среди однообразных  равнин  пустыни  и
солончаков остатки древних поселений и оросительные каналы  средневековья,
проложенные в Приаралье: "С земли  это  не  так  заметно,  просто  складки
местности, а с воздуха - следы времени как на ладони..."
   Авилов был благодарен Элеоноре Александровне и за казуаль, и за то, что
она разделяет его ощущения необычности поисков. Жаль,  что  прежде  он  не
знал о биоэнергетическом методе поисков,  -  это  могло  бы  стать  важным
аргументом в спорах с Мавродиным и  Беневой:  "если  можно  видеть  сквозь
землю", то почему нельзя увидеть необычные  ракурсы,  изнанку  изображения
через линзы? Почему они не могут открыть, то что художник наблюдал, но  не
сумел изобразить и подсознательно как бы закодировал в своем рисунке?..  И
казуаль помогает это закодированное изображение считывать, раскрывать...



   8

                   Изучая  истину,  можно  иметь  троякую  цель:   открыть
                истину, когда ищем ее; доказать ее, когда нашли;  наконец,
                отличить от лжи, когда ее рассматриваешь.
                                                                 Б.Паскаль

                   Большинство    голосов    не    есть     неопровержимое
                доказательство  в  пользу   истин,   нелегко   поддающихся
                открытию, по той причине, что на такие истины  натолкнется
                скорее отдельный человек, чем целый народ.
                                                                  Р.Декарт

                   Светоч истины часто обжигает руку того, кто его несет.
                                                                   П.Буаст

   Месяц судорожно напряженной  работы  Авилова  был  успешным.  Он  сумел
сделать эскизы двадцати одного из двадцати семи помещений Радужного дворца
и даже рабочий проект главного фасада.  Эскизы  были  выполнены  в  мягких
тонах,  отдельные  детали  проработаны  четко,  правда,  только  на  шести
эскизах, три эскиза он отработал до состояния законченных проектов.
   Посоветовавшись с Беневой и Мавродиным, Вадим Сергеевич  решил  вынести
на суд научного  совета  по  реставрации  все,  что  удалось  сделать  для
возрождения Радужного дворца.  Авилов  хотел  предварительно  оговорить  с
коллегами возможные пути разработок. Если его предложения  не  примут,  он
откажется от дальнейшей работы, и пусть будут потеряны многие месяцы, да и
годы, но должен наконец знать - одобряется его путь поисков или нет!
   Леонид  Христофорович   подготовил   предварительные,   ориентировочные
расчеты, но не для того, чтобы их представить на официальное рассмотрение,
- только для своего выступления  на  научном  совете,  надеясь  тем  самым
поддержать работу Авилова.
   В день заседания научного совета Мавродин зашел к Авилову, чтобы помочь
ему упаковать листы и "собраться с духом". Авилов готовился не  на  парад,
не на экзамен, скорей на судилище; он понимал, что иного выхода  не  было,
рано или поздно ему предстоит  эта  встреча,  и  пусть  она  состоится  уж
побыстрее, пусть что-то решится, и он тогда, быть  может,  освободится  от
щемящего душу ожидания, тревоги, смятения.
   С двумя  огромными  планшетами,  где  были  уложены  листы  эскизов,  с
чемоданчиком, где находились архивные документы, относящиеся к  творчеству
Петра Ивановского, и другие  документы,  с  коробкой  из-под  обуви,  куда
Авилов уложил казуаль, они вышли на улицу и стали ловить такси. Не  везло,
мимо проносились автомобили  с  зелеными  огоньками.  Мавродин  успокаивал
Авилова, который стремился приехать загодя, чтобы успеть наилучшим образом
развесить листы эскизов, чтобы  их  могли  спокойно  разглядеть  все,  кто
придет на совет.
   Возле Авилова и Мавродина остановился "Жигуленок", из  машины  выглянул
мужчина непонятного возраста и спросил: "Вам куда?" И вскоре  "Жигуленок",
юрко виляя между собратьями, несся по улице.


   Леонид Христофорович еще развешивал листы, Вадим  Сергеевич  подошел  к
столу,  чтобы  в  нужном  порядке  разложить  архивные   документы   (если
понадобится давать справки), полистать еще раз текст своего вступительного
слова. Авилов осмотрел стол - папка и чемоданчик с документами  лежали  на
столе, а картонки с казуалью он не видел. Ужас охватил Авилова. На "ватных
ногах" он шагнул к Мавродину и осипшим голосом спросил:
   - Где же картонная коробка?!
   Вид у Вадима Сергеевича был  такой,  что  Мавродин  понял  -  стряслось
что-то ужасное. Вадим Сергеевич потирал лоб, разводил руками, не  в  силах
произнести ни слова.
   - Что случилось, Вадим? - спросил Леонид Христофорович.
   Авилов с трудом выдавил из себя:
   - Леонид! Вы не видели такой коробки... из-под обуви?
   - Нет, а что там?
   - Казуаль... - упавшим голосом произнес Авилов.
   - Нет, я ее не видел. Вы в машине держали коробку  на  коленях.  Я  еще
хотел спросить, что в ней...
   Авилов, не дослушав Мавродина, опрометью выскочил  из  Овального  зала,
сбежал по лестнице в коридор, ринулся на улицу. Надежда, что машина еще не
уехала, была тщетной.
   Авилов был потрясен, у него дрожали  руки  -  как  же  он  после  этого
посмотрит в глаза Митиной, что скажет?! А ведь берег казуаль, не  выпускал
из рук даже в  машине.  Авилов  вспомнил,  что  планшеты  с  эскизами  нес
Мавродин... Так где, когда, как исчезла казуаль? Вадима Сергеевича охватил
страх, суеверный страх... наваждение какое-то...
   ...Мавродин в поисках  друга  выбежал  на  улицу.  Он  понимал,  что  в
подобной  ситуации  Авилова  трудно  успокоить,  но  что  делать  -  нужно
подняться в Овальный зал, там уже "зреет" мнение, отношение  к  эскизам  у
членов научного совета, и необходимо загодя, с кем удастся,  переговорить,
объяснить - во всяком случае, как-то если и не склонить на  свою  сторону,
то хотя бы нейтрализовать более яростных противников.
   Мавродин, поддерживая обессилевшего  Авилова,  помог  ему  подняться  в
Овальный зал. Здесь Инна Ростиславовна, к  которой  коллеги  относились  с
симпатией, уже разговаривала с  наиболее  задиристыми  ревнителями  охраны
"зодческого наследия, нашей золотой  классики".  Бенева  заметила,  что  с
Авиловым творится что-то неладное, и вскоре подошла к  нему  и  Мавродину.
Упреждая ее, Леонид Христофорович шепнул, что пропала казуаль -  в  машине
она была у Авилова, а вот дальше...
   Инна Ростиславовна успокаивала Вадима  Сергеевича,  убеждая,  что  вещь
найдется. Сейчас нужно сосредоточиться на вступительном слове.
   Она проводила Авилова к столу, усадила, велела вчитаться  в  текст  его
сообщения. Авилов  подчинился  ее  внушениям,  но  делал  все  машинально,
затравленными глазами изредка посматривал на собиравшихся в Овальном зале.
Ограждая Вадима Сергеевича от тех, кому не терпелось что-то уточнить, Инна
Ростиславовна и Леонид Христофорович давали понять, что сейчас  докладчику
нужно не мешать подготовиться,  и  сами  объяснились  с  членами  научного
совета.
   ...Вадим Сергеевич не  пошел  на  кафедру,  лишь  стал  сбоку  стола  и
негромко  заговорил,  будто  продолжая  с  кем-то  прерванный  разговор  о
принципах творчества; он вспомнил о послевоенных  десятилетиях  поисков  и
постижении  почерка  старых  мастеров,  о  разных  подходах  к  источникам
творчества   архитекторов-реставраторов.   Затем   перечислил   материалы,
которыми располагал.  И,  поколебавшись,  стал  подробнее  рассказывать  о
казуали, которая давала необыкновенный эффект в проникновении в  материал.
Но, к великому сожалению, казуаль исчезла,  пропала,  и  он  огорчен,  что
коллеги  сами  не  смогут  убедиться...  и  тому  подобное.   По   реакции
собравшихся было видно, что одни его просто не поняли, а другие усомнились
в аргументах.
   Бенева и Мавродин, вздыхая, переглядывались. Они  понимали  -  их  друг
бросился в пучину, из которой не  выплыть,  и  пока  помочь  ему  не  было
возможности. Но тем не менее Мавродин взял  слово.  Он  говорил:  ему  как
главному инженеру  проекта  предстоит  технически  обосновать  возможность
воплощения замысла архитектора Авилова... Многие  были  удивлены:  главный
инженер проекта Мавродин, известный трезвостью суждений, сейчас говорил  о
каких-то фантастических  линзах  убежденно,  тон  его  был  непререкаем  -
расчеты точны, исторически достоверны,  и  он,  главный  инженер  проекта,
готов его воплотить с чистой совестью. Бенева подбадривающе кивала, также,
видимо, готовая сражаться за Авилова.
   Профессор Озерецковский встал за столом, прошелся у проектов и эскизов:
   -  Что  же...  Проекты  дают...  целостное   впечатление   о   таком...
неклассическом творении, но весьма оригинальном... Но у меня вопрос:  как,
на основании каких документов, данных свидетельств  вы,  Вадим  Сергеевич,
разработали  все  это?..  -  Он  указал  в  сторону  эскизов  и  проектов,
развешанных  на  стене.  -  Ведь  известна  лишь  акварель,  и  то   одной
незначительной части сооружения... И еще несколько довоенных  любительских
фотографий. А здесь мы имеем полный объем... Немного смахивает на  слишком
вольный домысел уважаемого архитектора Авилова... Как  можно  подтвердить,
что подобным образом все было у Петра Ивановского?..
   - Обмеры руин зала проведены точно и соответствуют размерам, - сообщила
за столом Аида Дмитриевна Ушицева; эта  пышногрудая,  с  высоким  клобуком
волос женщина, возраст которой определить было невозможно, говорила  тихо.
Подобная  фраза  означала  и  поддержку  Авилова,   и   простую   справку,
подчеркнутую ею в докладе.
   - Вот  всего  один  пока  вопрос  у  меня...  -  сказал  Озерецковский,
возвращаясь в первый ряд, Где сидели члены научного совета.  -  Независимо
от ответа Вадима Сергеевича мне его работа представляется в высшей степени
оригинальной  и  своеобразной.  Во  всяком  случае,   подобных...   смелых
разработок мы не знаем. - И сел.
   Затем говорил Нил Иванович Крекшин, почтенный человек;  удивительный  в
наше время любитель пенсне, один из старейших  историков  архитектуры.  Он
весьма одобрительно отозвался о работе, "которая убеждает, потому что  нам
известно о почерке Петра Ивановского". Да, дворец, по его  убеждению,  был
таким! И если мы не располагаем большими материалами, чем те, которые были
в  распоряжении  уважаемого  Вадима  Сергеевича,  его  высокий   авторитет
зодчего, уже давно вставшего вровень с великими предками, дает  ему  право
ка разработку проекта восстановления Радужного дворца. "Я буду  голосовать
"за"...
   Это была важная поддержка, но Авилов сидел, не поднимая головы, положив
руки на стол, и, похоже, ничего не слышал.  Бенева  была  довольна,  да  и
Мавродин удовлетворенно улыбался,  надеясь,  что  после  "живого  классика
истории зодчества" вряд ли кто-либо всерьез осмелится спорить о  том,  что
помогло  Авилову  в  работе  и  что  может   служить   в   данном   случае
документальной основой  для  проекта  -  немногие  свидетельства  и  чутье
выдающегося   мастера   реставрации.   Следующим   выступил   руководитель
архитектурной мастерской.
   Возвращались домой вместе. Мавродин помог  Авилову  внести  в  квартиру
планшеты и чемодан с документами. Условились позже  перезвониться.  Авилов
перенес из коридора  в  кабинет-мастерскую  вначале  один  планшет,  потом
другой. Сел на диван и сжал голову руками. Его не радовала  даже  успешная
защита проекта. Но друзья не могли его понять: они даже не представляли ту
роль, которую сыграла казуаль в работе Авилова.
   Вскоре они уехали. Авилов остался один. У него разболелась  голова,  он
лег на диван и закрыл  глаза.  И  тут  раздался  звонок.  Вадим  Сергеевич
подошел к телефону, снял трубку:
   - Здравствуйте, Вадим Сергеевич, - узнал он голос в трубке, это  звонил
студент-дипломник Корчагин, некогда проходивший практику в его мастерской.
- Мне случайно сегодня досталась прелюбопытнейшая штука... Кто-то забыл  в
машине,  а  шофера  я  знаю.  Представляете  себе  -  плоское  изображение
становится объемным! Нужно только посмотреть в окуляры... Вот какая штука!
Представляете? Может ли такое быть?..

Популярность: 18, Last-modified: Sun, 18 Nov 2001 14:50:04 GMT