-----------------------------------------------------------------------
   М., Детгиз, 1961.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 28 May 2001
   -----------------------------------------------------------------------





   _Кортец_!.. Вряд ли это была его настоящая фамилия, хотя  он  и  уверял
всех  своих  знакомых,  что  предком  его  был  сам   "великий   испанский
конкистадор" Фернандо Кортец, свирепый истребитель индейцев и  завоеватель
Мексики. Но темно-бурая  кожа,  косматые  черные  брови,  горбатый  нос  и
мясистые губы наводили на  мысль,  что  родину  "чистокровного  испанского
гидальго" Педро Хорхе  Кортеца  следует  искать  где-то  в  Малой  Азии...
Впрочем, вопросы национальной принадлежности  мало  тревожили  его.  Педро
Кортец   официально   числился   подданным   какой-то   латиноамериканской
республики и мирно проживал в Париже, успешно  обделывая  здесь  все  свои
крупные и мелкие дела.
   Сегодня Кортец проснулся на полчаса раньше обычного и потому, был не  в
духе. Сидя перед трюмо в своем кабинете, он хмуро слушал  конфиденциальное
журчание порхающего вокруг него парикмахера.
   Тщательно выскобленные щеки  Кортеца  стали  голубыми,  а  раздраженное
сопение его стало затихать, когда в дверь тихо постучали.
   - Да!.. - сердито крикнул Кортец.
   Дверь приоткрылась, послышались  легкие  шаги,  и  Педро  Хорхе  Кортец
увидел в зеркале малиновые губы горничной Мадлен.
   - Месье, - шевельнув длиннейшими ресничными протезами, но не  шевельнув
губами, сказала Мадлен, - вас хочет видеть какой-то молодой американец.
   Кортец вопросительно воззрился на  кукольное  лицо  Мадлен  в  зеркале.
Мадлен чирикала:
   - Одет прилично. По-французски говорит  не  совсем  чисто.  Фамилии  не
назвал.
   Кортец спросил:
   - Сколько он вам дал?..
   Мадлен скорчила гримаску:
   - О!.. Совсем немного, месье. Доллар...
   - Пусть подождет, - изрек Кортец. - Завтрак подадите сюда, Мадлен.
   Он встал, отвел руки назад, и парикмахер облек  его  грузную  фигуру  в
халат, по оранжевому шелку которого летели колибри и семенили  молоденькие
китаянки, вышитые золотом и серебром.
   Получив свой гонорар,  парикмахер  исчез.  Сейчас  же  вновь  появилась
Мадлен. Она ловко поставила поднос на круглый столик и подкатила к  креслу
Кортеца.
   Вино, маринованный лучок, сардины и  розовые  креветки  в  масле.  Это,
конечно, был еще не завтрак, а лишь  прелюдия  к  завтраку.  Месье  Кортец
любил, чтобы еда на круглом столике появлялась, как сцены в опере, где все
известно и все-таки неожиданно. Он наполнил бокал, понюхал вино и, опустив
коричневые веки, отпил глоток...
   Но  Мадлен  не  уходила  за  следующим  подносом.  Ее  держал   доллар,
полученный от посетителя.
   - Ну? - спросил Кортец.
   - Он ждет, месье...
   - А-а... Зовите...
   Через две минуты  в  кабинет  бесшумно,  словно  призрак,  проскользнул
светловолосый, весьма бледнолицый  молодой  человек  в  недорогом  костюме
лазоревого  цвета,  с  узким  галстуком,  похожим  на  шкурку,  сброшенную
ящерицей.
   - Здравствуйте, сэр, - сказал он по-русски, предварительно изобразив на
своем бледном лице приятную улыбку. - Если я  не  ошибаюсь,  вы,  кажется,
хорошо говорите по-русски.
   Кортец недружелюбно мельком оглядел гостя.
   - Нет, - ответил он сквозь зубы. - Вы не ошибаетесь...
   - Меня зовут Джейк Бельский, -  вкрадчиво  произнес  гость  и  заморгал
веками, подкрашенными зеленкой, словно просигналил что-то по азбуке Морзе.
   Кортец удивленно уставился на него:
   - _Джейк_? Да еще и _Бельский_?..
   - Так точно, сэр. Я родился во Франции, но вырос в  Америке.  Там  меня
все называли Джейком. Я вчера только приехал в Париж из Штатов...
   Молодой  посетитель  просигналил  веками  то,  что  не   договорил,   и
почтительно протянул Кортецу конверт.
   - Вот здесь вам обо мне пишет мистер Сэмюэль Грегг. Он сказал,  что  вы
хорошо знаете его...
   Кортец взял письмо и указал Джейку на кресла.
   Вошла Мадлен с новым подносом, на котором дымилось жаркое.
   - _Жиго_! - произнес Кортец вдохновенно. И добавил: - Экстра!
   Но тут же он вспомнил о письме и проворчал, распечатывая его:
   - Сэмюэль Грегг! Что ему от меня нужно?..
   Письмо было короткое и без единого знака препинания:

   "Старик Хорхе перестань обижаться на нас и попробуй еще раз съездить  в
Россию как наш представитель там можно сделать один крупнейший бизнес тебе
все расскажет этот юнец он русский князь но это ничего не значит он  знает
секрет дела на котором можно хорошо заработать Я финансирую новую  русскую
операцию 15% от чистой прибыли тебя наверное устроят
   С Г"

   Кортец еще раз окинул гостя  недовольным  взглядом.  Он  был  суеверен:
русский князь с утра - это плохая примета... Да  и  неожиданное  обращение
Сэмюэля Грегга озадачило его. Крупный воротила международного антикварного
треста, Грегг в свое время переправил с помощью Кортеца на Запад  из  СССР
немало ценных произведений искусства и редких  рукописей.  Но  антикварный
трест бесцеремонно отрекся от Кортеца, когда тот проиграл авантюрное  дело
с покупкой в СССР одной инкунабулы [первопечатные книги, изготовленные  до
возникновения типографского дела].
   Лишь аромат жиго сглаживал дурное впечатление от письма Грегга.  Кортец
вооружился вилкой и глухо сказал:
   - Я вас слушаю...
   "Русский князь" выпрямился в своем кресле  и,  начав  со  своей  азбуки
Морзе, тотчас же перешел на нормальную, хотя и несколько витиеватую речь:
   - Я слыхал, сэр, что вы занимались очень  полезным  делом,  способствуя
обмену культурными ценностями между западными музеями и музеями Советского
Союза, вернее России, которая была родиной моих отцов...
   Кортец покатал во рту кусочек мяса и промычал неопределенно:
   - Угу...
   - Это обстоятельство и привело меня к вам, сэр, -  продолжал  гость.  -
Мистер Грегг посоветовал мне  обратиться  с  моим  предложением  именно  к
вам...
   Не отрываясь от жаркого  и  отдавая  дань  терпкому,  ароматному  вину,
Кортец насмешливо поглядел на гостя.
   - Вы можете не продолжать, мистер Бельский, - произнес он презрительно.
-  От  эмигрантов,  бежавших  когда-то  из  России,  я  наслушался  немало
предложений...
   Джейк Бельский встал с кресла. Он был встревожен:
   - О нет, сэр!
   Но Кортец бесцеремонно перебил его:
   - Не "нет", а "да", сэр... Где-то в России ваш отец  или  дед  оставили
замурованными в стене  или  в  обивке  одного  из  двенадцати  гарнитурных
стульев бриллианты либо еще какие-то ценности. У вас  есть  точный  адрес,
пользуясь которым мы  с  вами,  попав  в  Россию,  легко  отыскиваем  ваши
ценности. Затем мы возвращаемся домой,  и  трест  мистера  Сэмюэля  Грегга
обеспечивает нам роскошную жизнь и зажиточную старость. Правильно?..
   - Да... В основе  моего  предложения  лежит  ценный  клад  и  фамильное
предание о нем, - сказал гость  и  послал  своими  зелеными  веками  нечто
среднее между сигналом бедствия и просьбой о внимании.
   Кортец засмеялся скрипучим смехом и отхлебнул из бокала.
   - Прежде всего, - произнес он, - должен сообщить вам, молодой  человек,
а через вас и мистеру Греггу, что по  советским  законам  все  оставленное
эмигрантами в России много лет назад объявлено государственным достоянием.
У меня с русскими уже произошло однажды недоразумение. С меня хватит...
   Педро Хорхе Кортец говорил по-русски  отлично,  с  небольшим  восточным
акцентом. Сказанное им было почти отказом, но молодой гость хорошо  помнил
ту аттестацию, которую дал "потомку великого конкистадора" мистер  Сэмюэль
Грегг и  потому  стойко  ждал  возможности  высказаться  до  конца.  Такая
возможность  сразу  представилась,  когда  хозяин  обратил   внимание   на
ароматнейшую подливку к жиго. Джейк Бельский сказал вкрадчиво:
   - Мистер Сэмюэль Грегг отлично знаком с советскими  законами.  Я  также
познакомился с ними, но все дело в том, сэр, что  ни  мне,  ни  вам  и  ни
тресту, который  мы  будем  представлять,  не  придется  нарушать  никаких
законов.
   - Ах, вот как? Интересно...
   - Ценности, о которых идет речь, - продолжал гость, - были  вывезены  в
Россию  четыре   века   назад   одной   коронованной   особой   нерусского
происхождения и никогда России не принадлежали. Это легко смогут  доказать
наши юристы.
   - О ла-ла! - с ироническим  пафосом  воскликнул  Кортец,  отрываясь  от
своей тарелки. - Я не собираюсь сражаться за попранные права  коронованных
особ нерусского происхождения.
   - Вы будете сражаться за свой гонорар, сэр... - твердо произнес молодой
гость.
   - И вы тоже? - осведомился Кортец.
   - И я тоже.
   - Сколько вам дает этот старый чикагский гангстер?
   - Десять процентов, сэр.
   - Ого! - Кортец усмехнулся и проговорил, глядя в сторону: - Я чувствую,
что вы хотите рассказать мне какую-то средневековую легенду.
   - Вы правы, сэр. Но  деньги  эта  средневековая  легенда  сулит  вполне
современные и _не маленькие_.
   Последнее слово гость проскандировал.
   - Ну что ж, выкладывайте вашу легенду, - проворчал Кортец. - Я выслушал
их не менее тысячи. Послушаю еще и тысяча первую.
   Джейк Бельский вновь опустился в кресло, сузил  свои  кошачьи  глаза  и
спросил тоном следователя:
   - Вы слыхали что-нибудь о библиотеке московского царя  Ивана  Грозного,
начало которой в пятнадцатом веке положила византийская царевна  Зоя,  или
иначе - Софья Палеолог, племянница последнего византийского императора,  а
впоследствии - жена московского великого князя Иоганна Третьего?..
   Косматые брови Кортеца медленно поползли вверх.
   - О! Это действительно средневековая легенда!
   - Так  вот.  Древняя  библиотека,  которую  многие  считали  и  считают
мифической, действительно существовала и существует... Я  -  последний  из
рода князей Бельских, а один  из  моих  предков,  боярин  Иван  Дмитриевич
Бельский, был большим другом  внука  Зои  -  Софьи  Палеолог,  царя  Ивана
Грозного...
   Кортец уже покончил с  жиго,  вооружился  зубочисткой  и,  казалось,  с
головой ушел в заботы о  своих  нереально  белых  и  неестественно  ровных
зубах.
   Джейк Бельский продолжал:
   - Боярин Бельский видел, как Иван Грозный упрятал драгоценное  собрание
рукописей в один подземный тайник так основательно, что потом  их  не  мог
найти никто. Мой отец сказал мне, что, если бы библиотека  Ивана  Грозного
была найдена, за нее можно было бы получить миллионы долларов...
   - Короче! - отрывисто  сказал  Кортец.  -  Вы  знаете,  как  найти  эту
библиотеку?..
   - Знаю... - не  смутившись  (и  ни  разу  не  моргнув),  ответил  Джейк
Бельский. - Боярин Иван Бельский в своем архиве  оставил  чертеж  книжного
тайника Грозного. Отец передал его мне и дал указания, как найти тайник.
   Наступило молчание. Кажется, в конце концов дело стоило того,  чтобы  к
нему присмотреться, но  практическое  чутье  еще  предостерегало  Кортеца.
Можно ли доверять этим древним чертежам? Не смахивает ли все это на сказки
о пиратских кладах с "золотым жуком"?
   - Что у вас еще есть, кроме чертежа и рассказа  вашего  папы?  -  после
короткого размышления спросил Кортец.
   Только теперь он заметил, что белобрысый князь держит в  руке  какую-то
трубочку.
   Бельский жестом фокусника развернул трубочку и поднес Кортецу небольшой
лист пергамента.
   - Это титульный лист очень  ценной  рукописной  антологии  византийских
поэтов пятого века, - пояснил он. - Единственный  в  мире  экземпляр  этой
книги существовал в библиотеке царевны Зои, а затем  попал  в  руки  моего
предка, боярина Ивана Бельского...
   - Украден из царской библиотеки? - грубо спросил Кортец.
   - Нет. Подарен царем боярину Бельскому, - сухо ответил молодой гость. -
На обороте листа об этом есть запись.
   Кортец с интересом разглядывал пергамент, в центре которого  золотом  и
киноварью  были  изображены  меч  и  сердце.  Он   хорошо   разбирался   в
изобразительном  искусстве  и  сразу  определил,  что  эмблему   нарисовал
какой-то неизвестный, но талантливый художник древности. Бисерные  строчки
греческого письма сиянием окружали эмблему, а ниже  переходили  в  крупный
шрифт со сложными заглавными буквами.
   Кортец  повернул  пергамент.  На  обороте  он  увидел  затейливую  вязь
старинного русского письма.
   Под русской надписью красовался небольшой чертеж тушью  с  крестиком  в
центре, а еще ниже вновь шла греческая запись...
   - Разрешите, я прочту, - сказал Джейк Бельский и, не дожидаясь  ответа,
торжественно, как тропарь, пропел:
   - "Боярину князь Ивану Бельскому сию грецку книгу  с  виршами  мирскими
жалуем из книжницы бабки нашей, царевны морейской,  мы,  Великий  Государь
всея Руси, дабы он, боярин Бельский, грецку грамоту уразумел ради  корысти
государевой. Иоанн. Лета от сотворения мира семь тысяч шестьдесят  второго
майя в четверток  двадцать  пятого  дня".  Мой  предок,  боярин  Бельский,
выполнил царское повеление и овладел греческим языком,  -  пояснил  князь,
указывая пальцем на греческую запись. - Здесь он нарисовал  план  тайника,
где царь захоронил всю  библиотеку,  доставшуюся  ему  от  бабки,  царевны
Зои...
   -  Тайники!  Таинственные  подземелья!  Ваш  предок  боярин   Бельский,
наверное, увлекался  знаменитым  французским  детективным  романом  Дюшато
"Замок змеи с перьями", - сказал  Кортец.  -  Но  здесь  только  титульный
лист... А сама книга где?
   - Книга осталась  в  России  у  княгини  Евгении  Бельской,  урожденной
баронессы Эжени де Мерод, - с достоинством заявил Джейк Бельский. -  Кроме
греческой записи на обороте, здесь, на самом титуле, есть еще  французская
надпись, которая поможет нам отыскать всю библиотеку.
   - Французская?.. Но Иван Грозный приказал  боярину  Бельскому  овладеть
только греческим языком!
   - Это запись другого Бельского. Она сделана в двадцатом веке.
   Кортец еще раз внимательно осмотрел лист:
   - Я не вижу здесь никакой французской надписи.
   - Я смыл ее из предосторожности, - тихо сказал  Джейк  Бельский.  -  Ее
можно восстановить химическим путем, когда понадобится.
   Кортец положил пергамент на стол.
   - Значит, ваш отец научил вас, как  найти  византийскую  библиотеку?  -
насмешливо спросил он.
   Джейк Бельский с минуту помолчал. Его веки усиленно работали.
   - Думаю, что да, сэр, - сказал наконец он.
   - А как вывезти ее из России, он  не  научил  вас?  -  спросил  Кортец,
иронически глядя на респектабельного  юношу,  вежливо  и  вполне  серьезно
предлагавшего ему включиться в совершенно необычайную авантюру.
   После небольшой паузы Джейк Бельский скромно ответил:
   - Я полагал, сэр, что этому научите  меня  вы...  Меня  в  этом  уверил
мистер Сэмюэль Грегг.
   - Мистер Сэмюэль Грегг! - сердито воскликнул Кортец. - О да! Он уверен,
что в России ничего не изменилось и что библиотеку Грозного сейчас так  же
легко  вывезти,  как  я  когда-то   вывез   оттуда   знаменитое   Коптское
евангелие...
   Молодой гость молчал.
   Наступила пауза. Молчание длилось минуты две. Затем Кортец отодвинул от
себя пергаментную трубку и сказал решительным тоном:
   - Рукописи - это  не  моя  специальность.  Сейчас  я  лишь  организатор
выставок произведений живописи. Я частное  лицо,  меня  интересует  только
живопись, и ни с какими трестами я не желаю себя связывать.
   Веки  Джейка  Бельского  усиленно  замигали,  и   он   сопроводил   эту
сигнализацию самым убедительным переводом, на какой только был способен:
   - Совершенно не обязательно быть специалистом, сэр. Я ведь тоже в  этих
рукописях ничего не понимаю. Нам надо только найти их и вывезти в Америку.
А там уж специалисты треста разберутся в них.
   - Вывезти в Америку мы ничего не сможем.
   - Ну что ж, вывезем во Францию, - бодро предложил Джейк Бельский.
   - Фантастика.
   - Почему? - с недоумением спросил князь.
   - А потому, что мы не найдем эту мифическую библиотеку. Это  во-первых.
Но если бы даже мы ее нашли, если бы даже вывезли  из  России,  что  очень
нелегко, то мы совершили бы кражу. Нас  арестуют  если  не  в  России,  то
здесь, во Франции. Этого потребует советское правительство, и  французские
власти не смогут не выполнить  его  требования.  Мы  присвоим  себе  чужие
ценности. Вы  это  понимаете?  А  подобными  делами  занимается  уголовная
полиция. Ваш мистер Грегг очень хорошо с нею знаком...
   Все это немногословный Кортец выпалил почти залпом и с большим азартом.
Казалось, он старается  напугать  не  столько  Джейка  Бельского,  сколько
самого себя.
   - И еще одно, - все тем же сердитым тоном продолжал Кортец. - Я живу  в
Париже, и я не намерен отсюда уезжать, если  новая  затея  мистера  Грегга
провалится.
   - Вам не нужно будет уезжать из Парижа, сэр. В  случае  неудачи  я  все
беру на себя, - быстро и деловито объявил гость. - Это также предусмотрено
моим контрактом с фирмой мистера Грегга.
   С минуту Кортец  озадаченно  смотрел  на  Джейка  Бельского.  Потом  он
рассмеялся и сказал:
   - Узнаю мистера Грегга! Он умеет извлекать прибыль даже из неудачи. Ваш
провал вызовет скандал с русскими. А за это кое-кто в  Штатах  с  радостью
оплатит вам два-три года тюрьмы.
   Очевидно, Кортец угадал. При упоминании  о  тюрьме  Джейк  Бельский  не
побледнел и не покрылся холодным потом. Наоборот, он  хитро  заулыбался  и
сказал:
   - Думаю, что до  тюрьмы  дело  не  дойдет,  сэр.  В  России  я  намерен
действовать осторожно. Вы же будете стоять в стороне  от  всего,  что  мне
надо будет там проделать. Что касается французских властей, то и здесь все
можно будет предусмотреть и застраховать себя от неприятностей.
   - _Как_?! - свирепо вращая глазами, осведомился Кортец.
   - Не волнуйтесь, сэр, это  вредно,  -  тихо  и  вразумительно  произнес
князь. - Мой отец сообщил мне, что здесь, во Франции,  и  в  Италии  живут
потомки  Фомы  Палеолога,  отца  царевны   Зои.   Они   являются   прямыми
наследниками великой княгини московской Софьи Палеолог, ибо в России после
смерти детей Ивана Грозного ее потомков не осталось...
   - Кто живет во Франции? - быстро спросил Кортец.
   - Мадам де Брентан, дочь князя Джованни Ласкариса Палеолога, - помедлив
немного, ответил Джейк Бельский.
   "Специалист по живописи" ухмыльнулся.
   - Я вижу, ваш папа  был  дьявольски  предусмотрительным  человеком.  Он
очень хотел пойти дальше боярина Ивана  Бельского  и  заполучить  не  одну
только антологию византийских поэтов.
   - Да, он всю жизнь лелеял эту мечту, - сказал Джейк Бельский. - Но отец
меньше всего думал о деньгах. Он лишь хотел отомстить своему брату,  князю
Платону, отбившему у него жену, красавицу Эжени де Мерод... Эту историю  я
расскажу вам в другой раз.
   Кортец внимательно поглядел на русско-американского князя и подумал уже
без всякой неприязни:
   "Гм!.. А он, кажется, неглуп,  этот  желторотый  Джейк.  Сэмюэль  Грегг
недаром поставил на него..."
   - Ладно! - сказал он. - Я ничего вам и мистеру Греггу не обещаю. Но, не
разглашая ваших замыслов, я наведу  кое-какие  справки,  прощупаю  кое-где
почву и только после этого смогу дать окончательный  ответ.  Этот  архаизм
оставьте у меня. - Кортец кивнул на трубку пергамента. - Если вы, конечно,
мне доверяете. Мне надо показать его одному толковому человеку. Он  хорошо
знает византийскую литературу и многое другое.
   - Конечно, сэр! - с величайшей готовностью воскликнул Джейк Бельский. -
Пожалуйста, оставьте у себя этот пергамент. Отец сказал, что  он  принесет
счастье тому, кто захочет присоединить этот титульный  лист  к  книге,  от
которой он отделен.
   Он встал. Кортец нажал кнопку звонка.
   - Приходите завтра.
   - С удовольствием, сэр.
   - Не "сэр", а "месье", - снисходительно поправил  Кортец.  -  Обращение
"сэр" во Франции многие не любят. Да и не только во Франции.
   - Понимаю, месье...
   Зашуршала шелковая юбка. Вошедшая Мадлен сразу же поняла,  что  молодой
американец не напрасно расстался с долларом, когда  настойчиво  просил  ее
доложить о себе Кортецу.
   - Мадлен! - напыщенно произнес Кортец. - Князь  Джейк  Бельский  завтра
будет у меня в десять утра. Проводите его прямо в кабинет.
   Мадлен грациозно сделала книксен перед князем Джейком Бельским.





   В тот же день Педро Хорхе Кортец  посетил  кафе  "Гуинплен".  Он  давно
здесь не был,  но  завсегдатаи  узнали  его  сразу.  Это  были  маршаны  -
перекупщики картин, небогатые антиквары, художники молодые и уже много лет
"подающие надежды", натурщицы, любители картин и редкостей.  В  кафе,  как
всегда, было шумно, но шум усилился, когда в дверях  показалась  массивная
фигура Кортеца. Среди посетителей было немало тех, на ком  иногда  неплохо
зарабатывал месье Кортец, и тех, кто иногда зарабатывал (не слишком много)
с его помощью. Послышались возгласы:
   - Ого! Дон Педро собственной персоной!
   - Великий конкистадор из Стамбула!
   - Салют, месье Кортец! Присаживайтесь!
   Отвечая на приветствия  и  помахивая  волосатой  рукой  со  сверкающими
камнями на коротких пальцах, месье Кортец внимательно оглядывал зал.
   -  Он  кого-то  ищет...  -  сказала  маленькая  натурщица   с   большим
черепаховым гребнем в золотой копне волос.
   - Да уж, наверное, не тебя,  -  ответил  ей  молодой,  весьма  кудлатый
художник со старинным жабо вместо воротничка и с большой пиратской серьгой
в левом ухе.
   - Кто-то сегодня заработает, - меланхолично произнес  старый  "маршан",
провожая Кортеца кислым взглядом. - Это ловкач!..
   К Кортецу подошел буфетчик, круглоголовый человек в белом переднике.
   - Месье Кортец, вы кого-то ищете?
   - Да, месье Птибо. Мне нужен профессор Бибевуа.
   - Он уединился. Что-то пишет в бильярдной.
   - Мерси...
   Кортец хотел пройти в бильярдную, но что-то вспомнил и спросил:
   - Он должен вам, месье Птибо?
   Буфетчик развел руками:
   - Как всегда, месье Кортец.
   - Много?
   - Неделю уже не платит. Три тысячи франков.  При  нынешнем  курсе  это,
конечно, не так уж много, но...
   - О ла-ла! Узнаю профессора! - Кортец похлопал буфетчика по плечу. - Не
унывайте, месье Птибо. Может быть, мне удастся это дело уладить.
   Он прошел в соседнее  помещение.  Здесь  стояла  относительная  тишина,
слышно было только, как щелкают белые шары на зеленых лужайках  бильярдных
столов, стукаясь друг  о  друга.  Время  от  времени  маркер  торжественно
возглашал:
   -  Карамболь,  месье  Роже!  Тридцать  два!..  Карамболь,  месье  Капо!
Шестнадцать!.. Удар не засчитан!
   В углу подле стойки с киями, у подоконника, примостился  на  вертящемся
стуле пожилой человек, облаченный в невероятно потертую  визитку.  Худобой
своей, чахлым лицом, острой бородкой и похожими на пики усами он напоминал
Дон-Кихота,  а  длинными  руками  и   большими   оттопыренными   ушами   -
орангутанга.  Сзади  был  хорошо  виден  его  стриженый  угловатый  череп,
посеребренный  сединой.  Человек  быстро   писал.   Перо   его   авторучки
стремительно порхало по бумаге, исписанные листы он неуклюже  отодвигал  в
сторону.  Это  и  был  Леон  Бибевуа,  которого  все   знакомые   называли
"профессором", хотя вот уже десять лет прошло с тех пор, как он был изгнан
из последней гимназии за пристрастие к крепким напиткам.
   Кортец  очень  хорошо  знал  этого  странного   человека,   обладавшего
энциклопедическими  познаниями,  с  феноменальной   памятью,   неудачника,
пьяницу, но в свое время очень  неплохого  педагога.  Бибевуа  великолепно
знал историю, в том числе и историю всех видов искусства; он, не глядя  на
подпись, мог безошибочно назвать автора картины (если  тот  был,  конечно,
известен).  Он  знал  также  все,  что  касалось  мировой  литературы,   в
особенности литературы древней. Кроме того, Бибевуа в совершенстве  владел
языками, на которых уже давно никто не говорил: латынью, древнегреческим и
санскритом.
   Кортец часто пользовался консультациями Бибевуа и с уважением относился
к нему, не обращая внимания на странные  манеры  "профессора".  Сейчас  он
видел,  что  Бибевуа  увлечен  какой-то  работой;  обычно  высокомерный  и
бесцеремонный с бедняками, Кортец все же не решался окликнуть его.
   - Месье Кортец! - не оборачиваясь, сиплым голосом сказал Бибевуа. -  Вы
хотите помешать мне работать?
   Кортец догадался: Бибевуа увидел его отражение в темном стекле окна.
   - О нет, профессор, я подожду...
   - Вам придется ждать еще час.  Я  пишу  статью  вместо  одного  идиота,
облеченного ученой степенью бакалавра.
   - Это интересно. Какая тема?
   - Палеографическое исследование эволюции заглавных букв в  минускульном
письме девятого века...
   - О ла-ла! - с уважением воскликнул Кортец. - А что это за письмо?  Кто
его автор?
   - Вы невежда, месье Кортец! - просипел Бибевуа, не переставая  строчить
свою статью. - Это не чье-либо личное письмо, а тип латинского рукописного
письма.  Выражаясь  современным  языком,  это  шрифт,   которым   написано
большинство рукописей латинских классиков...
   - Понимаю, профессор. Я пришел не вовремя,  но...  видите  ли,  у  меня
примерно та же тема, - стараясь говорить возможно мягче, сказал Кортец.
   - Тоже статья?
   - Нет... Консультация... Со мной древняя рукопись.
   Бибевуа перестал писать и повернулся к нему всем телом:
   - Покажите.
   Кортец передал ему  пергамент,  оставленный  Джейком  Бельским.  Теперь
пергаментный лист был прикреплен  углами  к  ватманской  бумаге,  и  таким
образом его обратная сторона была закрыта.
   Бибевуа поправил очки и пронзительным взглядом впился  в  текст.  Через
минуту он поднял голову и посмотрел на Кортеца. Тот молча ждал.
   - _Подделка_?.. - тихо спросил Бибевуа.
   Кортец развел руками:
   - Не знаю. Это вы должны мне сказать.
   Бибевуа вскочил, подбежал к настольной лампе и вновь сунул свой  острый
нос в пергамент. Затем, суетливо зашарив  по  карманам,  он  извлек  лупу.
Кортец с интересом следил за его движениями.
   Бибевуа долго разглядывал лист в лупу. Он был явно взволнован.
   - Невероятно! - пробормотал он наконец. -  Подлинник!  Вы  знаете,  что
это?
   Кортец неопределенно шевельнул мохнатыми бровями:
   - Приблизительно...
   - Это первая страница книги, которую считают погибшей. Вместе с другими
сокровищами  византийской   столицы   она   была   вывезена   в   Рим   из
Константинополя  в  середине  пятнадцатого  века.  Дальнейшая  судьба   ее
неизвестна! - Голос Бибевуа звучал патетически. -  Этому  пергаменту  цены
нет. Как он к вам попал?..
   - Я вам потом расскажу, профессор, - уклончиво ответил Кортец. - А  что
здесь написано?
   - Извольте!  Вот  точный  перевод:  "_Киклос_.  Антология  византийских
поэтов.  Эпиграммы  элегические,  сатирические   и   любовные,   собранные
_Агафием_, юристом и поэтом".
   - Интересно... - задумчиво произнес Кортец.
   - Какая прелесть! - с восхищением сказал Бибевуа,  разглядывая  эмблему
древнего титульного листа. - Но где же вся книга?
   - У меня есть надежда, что с помощью этого титульного листа я найду всю
книгу, - многозначительно произнес Кортец.
   Он взял пергамент из рук "профессора",  когда  тот  попытался  отодрать
ватманскую бумагу.
   - Вы хорошо заработаете,  если  найдете  ее,  За  такую  книгу  богатые
коллекционеры дадут много денег, - сказал Бибевуа.
   - Примерно?
   - Оценщиком меня возьмете? - хитро подмигнув, спросил Бибевуа.
   - Возьму.
   - Смотрите! Без обмана. Эта книга должна стоить  не  меньше  ста  тысяч
долларов. Мой гонорар скромный, два процента...
   Кортец похлопал Бибевуа по спине:
   - Я люблю вас, профессор, и потому часть гонорара  я  готов  предложить
вам сейчас.
   Бибевуа оживился:
   - О! Это было бы неплохо.
   Кортец подошел к двери и позвал:
   - Месье Птибо!
   Буфетчик не заставил себя ждать.
   - Профессор должен вам три тысячи франков?
   - Совершенно верно, месье.
   Кортец вынул бумажник и отсчитал несколько кредиток.
   - Вы больше не должны господину Птибо, - весело сказал он, обращаясь  к
Бибевуа.
   - Виват, дон Педро Кортец! - воскликнул Бибевуа. - Надеюсь,  вы  теперь
не сомневаетесь в моей кредитоспособности, месье Птибо?
   - Сегодня нет, а завтра опять буду  сомневаться,  -  ответил  Птибо,  с
юмором и жалостью глядя на него.
   - В таком случае, приготовьте мне стакан коньяку,  -  вежливо  попросил
Бибевуа. - Я подойду к вашей стойке, как только закончу статью.
   Кортец вынул из бумажника еще одну кредитку и подал Птибо.
   - Я в большом долгу перед профессором и не хочу, чтобы он сегодня был в
долгу перед вами, - сказал он и, пожав руку Бибевуа, направился к выходу.
   В общем зале Кортец подошел к группе художников, сидевших за  маленьким
столиком. Здесь шла оживленная беседа, прерываемая смехом, но, как  только
Кортец приблизился, все за столиком замолчали.
   - Садитесь, маэстро! - предложил художник с пиратской серьгой.
   - Нет, я только на минуту,  -  сказал  Кортец.  -  Но  я  вам  помешал,
господа. Вы о чем-то говорили...
   Он еще издали услыхал свое имя и понял, что разговор идет о нем.
   - Нет, отчего же. Я все могу повторить, - с  независимым  видом  сказал
художник с серьгой. - Я рассказывал им забавный анекдот  о  том,  как  вы,
месье Кортец, хотели  выменять  в  ленинградском  Эрмитаже  вандейковского
"Лорда Уортона" на поддельного Гогена.
   Кортец саркастически улыбнулся:
   - В  Париже  все  идет  в  анекдот!  А  насчет  поддельного  Гогена  вы
присочинили, Прежан.
   - Но он так смешно рассказывает! - с  восторгом  воскликнула  маленькая
натурщица с большим гребнем.
   - А-а! Ну, тогда я его прощаю,  -  снисходительно  произнес  Кортец.  -
Кстати, вы очень нужны мне, Прежан. Вы можете  мне  уделить  сейчас  минут
десять?
   - С удовольствием, маэстро!
   Кортец подмигнул  маленькой  натурщице  и,  взяв  художника  под  руку,
направился с ним к свободному столику в дальний угол кафе.
   - Садитесь, Прежан, - сказал он и грузно опустился на стул. - У меня  к
вам действительно есть дело. Но эти ваши анекдоты...
   - Месье! - смеясь, сказал Прежан. -  Это  лишь  безобидная  болтовня...
никто в нее не верит.
   - Болтовня! - сокрушенно качнув головой, произнес Кортец. - На  Востоке
есть  умная  пословица:  "Будь  осторожен,  когда  лжешь,  но  еще  больше
остерегайся, когда говоришь правду"...
   - Прекрасная пословица! - воскликнул Прежан. - Завтра же ее будет знать
весь Париж.
   - А вот то, что я вам скажу сейчас, должны знать только вы,  Прежан,  и
я, - пристально глядя на него, произнес Кортец.
   - Самый лучший замок для тайны -  это  деньги,  маэстро,  -  насмешливо
ответил Прежан, играя сросшимися бровями и  пощелкивая  пальцем  по  своей
серпообразной серьге.
   - Вы  можете  хорошо  заработать,  Прежан,  -  многозначительно  сказал
Кортец.
   - Как?
   - Слушайте...
   Кортец наклонился и, оглянувшись, зашептал.
   - Ого! Интересно... Опять Гоген? - воскликнул Прежан.
   - Нет. Это совсем другое дело... Вы  у  меня  бывали.  Помните  те  два
пейзажа, что я привез из Москвы?
   - Помню, маэстро. Но... - художник пожал плечами. - Я ничего особенного
в них не нахожу.
   - Я тоже, Прежан. И все-таки я уверен, что, если мы хорошо  поищем,  то
можем найти не в них, а под ними что-нибудь очень интересное.
   - Вот как? А что именно вы хотите под ними найти?
   - Боровиковского! Вы видели у меня два портрета его работы,  которые  я
купил у князя Оболенского?
   - Видел.
   - Два московских пейзажа надо нанести на Боровиковского так, чтобы была
видна расчистка. Понимаете?
   - Я начинаю понимать,  маэстро,  -  пристально  глядя  на  собеседника,
сказал Прежан.
   - Я не сомневался, что вы меня поймете...
   Кортец придвинулся поближе к молодому художнику и зашептал  ему  что-то
прямо в ухо с пиратской серьгой.





   Мать Джейка Бельского,  Тереза  Бодуэн,  стала  второй  женой  русского
эмигранта князя Бельского, когда ей было тридцать лет.  Она  назвала  сына
Жаком - в честь своего отца. Когда-то Андрей  Бельский  был  богат,  но  к
моменту рождения Жака успел  промотать  свое  состояние  и  уговорил  жену
переехать в Соединенные Штаты. Здесь  его  дальняя  родственница,  княгиня
Александра Толстая, обещала ему "доходное место". В  антисоветском  кружке
Толстой Андрею Бельскому  предложили  выступать  на  сборищах  реакционных
организаций  с  "информацией"  об  издевательствах,   которым   якобы   он
подвергался  со  стороны  большевиков  в  1917  году.  Но   для   подобных
выступлений требовалось богатое воображение, а  воображения  князь  Андрей
Бельский был лишен совершенно, и поэтому вскоре  ему  пришлось  прекратить
свои выступления и устроиться, клерком, в контору  налогового  инспектора.
Эта  должность  со  временем  перешла  по  наследству  к  его  сыну,   уже
возмужавшему и превратившемуся из Жака в Джейка.
   Молодой Бельский был не в восторге от своей профессии, тем более что он
унаследовал  от  матери  природную  смекалку  и   производил   впечатление
неглупого молодого человека. Однако житейский опыт  научил  его  понимать,
что одним умом в Америке ничего не добьешься. Не  поможет  и  образование.
Его отец окончил Петербургский университет, но дальше клерка в  Штатах  не
пошел, ибо  был  человеком  чрезвычайно  непрактичным.  В  этом  последнем
обстоятельстве Джейк убедился, когда перед смертью отец  рассказал  ему  о
тайнике в каком-то  монастыре,  где  в  XVI  веке,  по  его  словам,  была
захоронена библиотека византийской царевны Зои. При  этом  старик  передал
сыну титульный лист от старинной книги (с планом  тайника),  которую  царь
Иван Грозный подарил своему другу, боярину Бельскому,  одному  из  предков
Джейка.
   Оказывается, тайна ценнейшей коллекции была известна  Андрею  Бельскому
много лет, но он не сумел воспользоваться ею.
   Целых два года  раздумывал  Джейк  Бельский,  как  заполучить  собрание
древних рукописей, стоивших немалых денег, и наконец пришел к  мысли,  что
пробраться в Россию, отыскать там книжный клад и вывезти  его  за  границу
без посторонней помощи никак не удастся... Но  кому  можно  доверить  свою
тайну в стране, где господствует закон джунглей, где сам  Джейк  чувствует
себя  лишь  слабой  тростинкой  в  джунглях?  Даже  с   матерью   не   мог
посоветоваться Джейк, так как отец  запретил  говорить  с  нею  о  русском
тайнике:
   "Она будет скулить, что ты погибнешь в России, и все испортит".
   Тогда Джейк рискнул прощупать почву у кое-кого из  русских  эмигрантов.
Он сказал, что хочет пробраться в Россию - там отец закопал  в  помещичьем
саду фамильные драгоценности.
   Один из друзей Керенского, барон Виттельсбах, свел  Джейка  с  Сэмюэлем
Греггом. Это был крупный  акционер  и  фактический  хозяин  Международного
антикварного треста.
   Располагая широко разветвленной;  агентурой,  этот  трест  выискивал  и
скупал во всех странах произведения живописи, скульптуры, ценные  рукописи
и книги, личные вещи, принадлежавшие знаменитым людям (историческим лицам,
спортсменам и артистам, дипломатам и "великим"  преступникам).  Покупая  и
перекупая  подлинные  ценности  и  ценности  сомнительные,  трест   широко
практиковал  также  и  фабрикацию  подделок  самого  различного  рода.  Не
гнушался он и откровенными авантюрами. Одним из типичных  подвигов  треста
была мошенническая проделка с Коптским евангелием.
   Агенты треста пронюхали, что  в  Ленинграде,  в  одном  книгохранилище,
имеется древнее рукописное  евангелие,  написанное  в  XI  веке  на  языке
египетских христиан (коптов). Первоначально владельцем этой рукописи-книги
был знаменитый Афонский монастырь [находится неподалеку от  г.Салоники,  в
Греции], а затем, в первой половине XIX века, монастырь  подарил  Коптское
евангелие русскому царю Николаю I. После революции  ценная  древняя  книга
стала достоянием советского народа. В  30-х  годах,  установив  контакт  с
игуменом Афонского монастыря, антикварный трест  предложил  своему  агенту
Кортецу любой ценой приобрести в Ленинграде Коптское евангелие. По  оценке
опытных антикваров, эта книга стоила 150 тысяч долларов. Кортец  предложил
книгохранилищу 300 тысяч долларов. Советские  организации  решили  продать
книгу, но, едва она попала в руки  треста,  афонский  игумен,  с  согласия
Сэмюэля Грегга, обратился в суд  с  просьбой  вернуть  монастырю  "древнюю
святыню", якобы похищенную коммунистами.  Антикварный  трест  против  иска
монахов не возражал, но учинил советскому торгпредству иск на сумму в  300
тысяч долларов...
   Авантюра эта провалилась, ибо советские юристы  предъявили  дарственную
запись, сделанную в свое время монастырем на имя царя Николая I.  Коптская
рукопись, таким образом, оказалась не собственностью Афонского  монастыря,
а достоянием советского народа... Авантюристы остались в дураках, а козлом
отпущения оказался Кортец. Грегг обвинил его в медлительности и неловкости
- в том, что "потомок великого конкистадора" не  нашел  заблаговременно  в
Ленинграде дороги к  людям,  которые  заранее  уничтожили  бы  дарственную
запись Афонского монастыря.
   Таков был антикварный трест, с главой  которого,  Сэмюэлем  Греггом,  и
познакомился Джейк Бельский.
   Гориллоподобный  хрипун  Грегг  недолго  разговаривал  с  Джейком.   Он
просмотрел документы Джейка  и  пергаментный  лист,  затем  молча  написал
записку Кортецу и чек на тысячу долларов.
   - Немедленно отправляйтесь в Париж, - сказал он. - Найдите там Кортеца.
Адрес вам дадут.  Я  финансирую  всю  эту  операцию.  Вы  получите  десять
процентов от чистой выручки, Кортец - пятнадцать. От него  зависит  все...
Об остальном договоритесь с нашими юристами. Гуд бай!
   Обо всем этом Джейк вспомнил на другой день  после  визита  к  Кортецу,
шагая по Рю де Орьянт к вилле "потомка великого конкистадора". Вспомнил он
и о том, как вчера, уходя от Кортеца, сунул в цепкую руку Мадлен еще  одну
бумажку, на этот раз уже пятидолларовую, и попросил Мадлен прийти  вечером
в любое время в кафе "Сурир". Ему пришлось ждать долго, но Мадлен  все  же
пришла и сразу принялась болтать о своих поклонниках и подругах. Потом она
выпила рюмку шартреза и выкурила сигарету. О  Кортеце  Мадлен  рассказала,
что он пришел домой поздно  и  в  хорошем  настроении,  а  на  ее  вопрос,
принимать ли завтра месье Бельского, ответил: "Непременно!"
   - Он добавил: "Не забудьте завтрак приготовить на  двоих",  -  щебетала
Мадлен. - Вы должны знать, что месье  Кортец  угощает  только  того,  кого
считает полезным для себя человеком. Джейк, мне кажется, что с его помощью
вы заработаете много денег. Я не первый день знакома с  месье  Кортецом  и
научилась угадывать...
   Джейк пожал плечами:
   - Это будет зависеть только от него...
   - О, вы, наверное, не забудете тогда скромную маленькую Мадлен, которая
так старалась, чтобы месье Кортец  вас  принял!  -  воскликнула  Мадлен  и
бросила на Джейка из-под своих фантастических ресниц один из тех взглядов,
которые считала "обжигающими".
   Джейк сообразил, что неплохо было бы вообще иметь Мадлен союзницей  при
осуществлении "монастырской операции" (так  он  мысленно  зашифровал  свои
план). Джейк не сомневался, что  в  холостяцком  доме  Кортеца  Мадлен  не
ограничивается ролью горничной. Поэтому  он  быстро  извлек  из  жилетного
кармана изящный янтарный мундштучок (подарок отца) и преподнес его Мадлен.
   - В том, что я ваш друг до гробовой доски, вы  можете  не  сомневаться,
Мадлен, - сказал он с искренностью, с какой до того умел только чихать.  -
А пока примите этот небольшой сувенир... Сейчас среди чикагских девушек  в
большой моде именно такие мундштучки.
   - Какая прелесть! - запела Мадлен и от полноты чувств перешла на  "ты".
- Ты всегда будешь делать мне подарки, Джейк?
   - Вечно, Мадлен! - воскликнул Джейк. - А ты  будешь  мне  рассказывать,
что думает обо мне Кортец. Это очень важно для нас с тобой.
   - О, это  не  трудно,  милый!  -  ответила  Мадлен.  -  Я  умею  с  ним
разговаривать... Но ты  действуй  смелее.  Иначе  с  ним  нельзя.  Только,
пожалуйста, не моргай так часто глазами. Кортец говорит, что у тебя  плохо
пришиты веки.
   Они расстались большими друзьями.
   ...Вспоминая  о  Мадлен,  Джейк  поравнялся  с  обвитой  густым  плющом
двухэтажной виллой Кортеца, построенной в старинном стиле.
   Калитка. Клумбы. Стриженые кустики. Посыпанная гравием дорожка. Крыльцо
с гранитными ступеньками... Звонок.  Тишина...  Быстрые,  легкие  шаги  за
дверью, и вновь неописуемые ресницы...
   - Это ты? - запела Мадлен, открыв дверь. -  Входи,  месье  Кортец  ждет
тебя... Я узнала еще кое-что. Вчера он  был  у  какой-то  важной  дамы,  с
которой говорил о твоем деле. Он называет ее "старой хрычовкой".
   "Мадам де Брентан", - сразу догадался Джейк.
   - И что же? - спросил он.
   - Это все, милый. Но настроение у него то  же.  Сегодня  я  угощу  тебя
чудесным  рагу...  Иди!..  Стой!..  Я  поправлю  галстук.  Тебе  надо  его
переменить, он похож на гадюку. Вот так...
   Она скрылась за дверью кабинета, и Джейк услышал ее тонкий голос:
   - Князь Джейк Бельский, месье!..
   - Просите! - сырым голосом ответил Кортец.
   Войдя в кабинет,  Джейк  сразу  же  почувствовал,  что  Кортец  сегодня
действительно  настроен  более  благожелательно,  нежели  вчера.  Протянув
Джейку свою огромную волосатую длань, он пригласил  гостя  на  диван,  сел
рядом и сказал:
   - Душа моя! Я не умею долго притворяться и потому скажу вам сразу,  что
ваше предложение меня заинтересовало. Оно необычно. А я  люблю  заниматься
необычными делами. Это моя слабость... Но даже необычное дело должно  быть
все же делом, а не спортом. Вы меня понимаете?
   - Вполне, месье, - тихо произнес Джейк, стараясь не моргать.
   - Должен сообщить вам, душа моя, - продолжал Кортец, - что вчера  же  я
показал ваш пергамент одному весьма знающему человеку. Он сказал мне почти
то же, что и вы. Я навел справки о византийской библиотеке и узнал то  же,
что и от вас, с той лишь разницей, что, кроме вас, кажется, никто не знает
точного адреса этой библиотеки... Я побывал у мадам де Брентан и узнал  от
нее то же, что узнали от нее вы.
   - Я хотел вчера рассказать вам о своем визите к ней, - поспешно вставил
Джейк.
   - Это ничего мне не дало бы, душа моя. Мне надо было увидеть ее  лично.
Успех нашего дела во многом зависит от  этой  старой  хрычовки,  -  словно
думая вслух, произнес Кортец. - Очень хорошо, что вы ей ничего не сказали.
   - Она ничего не должна знать! - сухо и резко сказал Джейк. -  Все  надо
сделать с нею, но без нее.
   - Вот именно! - воскликнул Кортец. - С нею, но без нее.
   Чуть стукнув, вошла Мадлен.
   - Прикажете подавать завтрак, месье?
   - Давайте, Мадлен!
   Кортец встал с дивана и, как Мефистофель плащом, взмахнул полой  своего
живописного халата. Затем он принялся медленно  расхаживать  по  кабинету,
искоса поглядывая на гостя.
   - Но одной, самой главной справки по вашему делу я пока еще не получил.
Получение этой справки потребует времени.
   Джейк тоже поднялся и с готовностью произнес:
   - Может быть, я могу вам помочь, месье?..
   Кортец поднял руку и растопырил пальцы, унизанные перстнями:
   - Нет, нет! Такую справку я могу  получить  от  людей,  которых  хорошо
знаю.
   - Вы мне не верите?
   - Я верю только в то, что после понедельника бывает вторник, мой  друг.
Вы, конечно, собираетесь поехать со мной в Россию?..
   - Без меня вы там ничего не найдете, месье, - вежливо, но твердо сказал
Джейк.
   - Вот-вот! - воскликнул Кортец. - А я,  душа  моя,  жил  в  Соединенных
Штатах и знаю, что там могут иногда  придумать,  чтобы  заслать  в  Россию
необходимого для Пентагона человека...
   - Значит, вы думаете, что я шпион?
   Кортец снисходительно улыбнулся:
   - О нет, душа  моя!  Если  бы  я  так  думал,  я  не  стал  бы  с  вами
разговаривать. Мне моя шкура пока еще не надоела.
   Джейк был сбит с толку. Он даже забыл, что у него "плохо пришиты веки",
и сигналил вовсю.
   - Я вас не понимаю, месье. Так в чем же дело?
   Вошла  Мадлен  с  подносом.  Заменив  круглый  столик   другим,   более
просторным, Мадлен расставляла на нем тарелки. Она не понимала, о  чем  ее
хозяин беседует с Джейком (разговор шел по-русски), но видела  тревогу  на
лице юного князя. А так как кроме накладных ресниц и огненных  губ  Мадлен
обладала еще и простым, добрым сердцем, то, забыв  о  "будущих  подарках",
она посылала Джейку самые выразительные ободряющие взгляда.
   - Стол накрыт, месье, - сказала она.
   Кортец похлопал Джейка по плечу и подвел к столу:
   - Не унывайте, душа моя! Я только хотел быть с вами откровенным. У меня
принцип - ни в коем случае не связываться ни с какой разведкой. Однако мне
кажется, что чутье меня не обманывает: вы не похожи на шпиона.
   Он взглянул на стол и обнаружил на нем узкую вазочку с тремя  пунцовыми
тюльпанами:
   - О ла-ла! Вы в этом доме, кажется, понравились не только мне!
   Но тут его взор упал на закуски и пузатенькую бутылочку  шамбертена,  и
тюльпаны были тотчас же забыты.
   - М-м... Недурно! Это то, что в  рекламном  деле  называется  "экстра",
душа моя.
   Кроме тюльпанов и шамбертена, стол украшала горка  паштета  из  дичи  с
орехами, нарезанная  тончайшими  лепестками  салями  и  пахучий  салат  из
сельдерея.
   - Прошу, ваше сиятельство! - церемонно сказал  Кортец  по-французски  и
широким жестом указал  на  стул.  -  Не  зная,  что  вы  любите,  я  решил
положиться на свой вкус.
   - И мой, месье! - добавила Мадлен, посылая Джейку сияющий взгляд.
   - Да, я советовался  с  Мадлен,  -  сознался  Кортец.  -  Она  была  бы
неплохой, хозяйкой...
   - Благодарю вас, мадемуазель, - сказал Джейк и сел за стол.
   Мадлен повернулась, чтобы уйти, но ее остановил Кортец:
   - Как там у Барб? Все сделано, как я велел?
   - Рагу изумительное, месье! - с напускным восторгом пропела Мадлен.
   - А подливка?..
   - Сливки, вино, коринфский изюм  и  корица,  месье.  Все  так,  как  вы
любите.
   От предвкушаемого удовольствия Кортец раздул ноздри.
   - Люблю поесть, душа моя! Гублю себя! Врачи запретили, но  не  могу!  В
жратве я романтик... А относительно Пентагона и  прочего  вы  не  думайте.
Если даже вы шпион, я не  стану  доносить  на  вас  русским.  Мне  на  них
наплевать. Но выгоню вас обязательно. Если же вы честный жулик  -  помогу,
ибо ваша затея мне нравится. В таких делах я тоже романтик.
   - Мистер Грегг сказал: "Педро Кортец умеет увлекаться и не  теряет  при
этом головы", - льстиво произнес Джейк.
   - Старый плут! Он меня хорошо знает! -  воскликнул  Кортец,  наливая  в
рюмки вино.
   - Я никогда и ничего не пью, месье. Но с вами выпью с удовольствием.
   - За Ивана Грозного и за его библиотеку! - воскликнул Кортец и  понюхал
вино. - Экстра!
   Они выпили и закусили ломтиками салями.
   - Возьмите паштету, Джейк, - предложил Кортец, -  он  сделан  по  моему
сценарию. И вообще, во мне погиб величайший в мире кулинар. Да-да!
   Однако блаженное состояние, в которое сейчас погрузились все семь пудов
существа месье Кортеца, не лишало его способности мыслить практически.
   -  Итак,  -  произнес  он,  -  вы  уверены,  что  найдете   легендарную
византийскую библиотеку?
   - Я в этом не сомневаюсь, месье...
   - Я понимаю, что это ваша профессиональная тайна, и не прошу  указывать
точные координаты древнего тайника, Джейк. Но я пальцем не шевельну,  если
не буду  знать,  что  это  дело  верное...  Попробуйте  салат.  Это  чисто
французское блюдо.
   Джейк потянулся к салату.
   - Благодарю,  месье...  Я  тоже  не  пустился  бы  в  столь  далекий  и
рискованный путь, если бы не считал это дело верным.
   - Я вам уже сказал, ваше предложение мне нравится. Но я все же вынужден
повторить свой вчерашний вопрос, - промямлил Кортец с набитым ртом. -  Что
у вас есть? Титульный лист старинной книги и план  тайника  на  нем?..  Но
почему вы решили, что это план именно того тайника, где захоронена книжная
коллекция?..
   - Я могу заверить вас, месье, что знаю, где  находится  книжный  тайник
Ивана Грозного. Но я получил строгую инструкцию от мистера Сэмюэля  Грегга
никому не открывать координаты тайника до  тех  пор,  пока  не  прибуду  в
Москву...
   Кортец засмеялся недобрым смехом:
   - Вот это конспирация! Значит, вы хотите, чтобы я отправился в Россию с
завязанными глазами?..
   - Вы все узнаете, как только мы с вами попадем в  Москву,  -  тихо,  но
твердо ответил Джейк.
   - Ага! Теперь моя очередь задать вам ваш  же  вопрос,  -  хмуро  сказал
Кортец: - Значит, вы мне не верите?..
   - Я вам верю, месье, но я связан условиями...
   - Мистер Грегг знает, где находится тайник?
   - Нет...
   - А вы читали когда-нибудь  русские  материалы,  касающиеся  библиотеки
Грозного?
   - Да, - все так же безмятежно и вежливо ответил Джейк.
   - Что вы читали?
   - Труды русских археологических съездов, книгу  профессора  Белокурова,
статьи профессора  Соболевского,  Кобеко,  Забелина  и,  наконец,  недавно
опубликованную в русском журнале "Наука и жизнь" статью профессора Игнатия
Стрелецкого, - залпом выпалил Джейк, торжественно и  независимо  глядя  на
Кортеца.
   Тот присвистнул:
   - Солидная эрудиция... И тем не менее  не  все  верят,  что  библиотека
Грозного существовала. Многие считают, что это миф, легенда... Вам об этом
известно?
   Джейк Бельский насмешливо посмотрел на Кортеца:
   - Мне наплевать на всю эту болтовню, месье. У меня  в  руках  документ,
которому я верю больше, чем всем ученым сорокам...
   Кортец с минуту пристально глядел в кошачьи глаза  последнего  отпрыска
рода Бельских.
   - Я восстановил на вашем пергаменте записи, сведенные  вами,  и  прочел
их, - сказал наконец он.
   Джейк внезапно преобразился. Презрительно  оглядев  Кортеца,  он  резко
отчеканил:
   - Прочли и ни черта в них не поняли. Не так ли, месье Кортец?..
   - Да, именно так, мистер Бельский, - ошеломленный его  тоном,  произнес
Кортец.
   - И никогда не поймете, пока я не приведу вас на место и не скажу: "Вот
здесь!" Вы еще не вступили в дело, а уже хитрите...
   - Я не хитрю! Я хотел проверить, не морочит ли меня ваш бандит Грегг, -
заревел Кортец. - Вы не знаете, какую штуку он со мной уже сыграл!
   - Знаю. Коптское евангелие... Но здесь вы имеете дело со мной, а  не  с
ним! - все еще резким тоном сказал Джейк.
   - А почему я должен вам верить больше, чем Греггу?
   Джейк пошел к дивану и, усевшись, сказал спокойно:
   - Хорошо. Я вам сейчас  объясню  французскую  надпись  на  пергаментном
листе. Но знайте, месье Кортец, если вы захотите устранить меня  из  этого
дела, я провалю вас. И, кроме того, я найду вас даже в Антарктике, даже на
втором спутнике Земли...
   Он не кончил. Кортец уже хохотал во все горло, взявшись за  живот,  как
пузатый фавн на картине Рубенса.
   - Вы молодец, Джейк! Вы мне нравитесь! Ха-ха-ха!..
   Он уселся рядом с Джейком и,  внезапно  оборвав  смех,  сказал  деловым
тоном:
   - Ну, хватит болтать. Выкладывайте  ваши  боярские  секреты.  А  насчет
устранения... Запомните: из этого дела я кое-кого устраню,  но  только  не
вас...
   Джейк немного поморгал, полез во внутренний карман  и  достал  какой-то
листок.
   - Я переписал французскую надпись на титуле пергамента,  а  потом  стер
ее. Вот точная копия надписи. - Он протянул листок Кортецу. - Если хотите,
сличите с тем, что вы восстановили.
   Кортец прочел:

   "Эжени! Вы взглянули в глаза древней мудрости. Она здесь, где мы с вами
стоим. Она сокрыта рядом с прахом святого Кирилла. 400 лет она хранится  в
земле. Но я подниму ее из гроба. Записи  моего  предка  помогут  мне.  Эта
мудрость  даст  Вам  вечную  молодость.  Вы  много  лет  будете  такой  же
прекрасной, как сейчас. Все в вашей власти, Эжени.
   Вечно Ваш Платон Бельский".

   - Да, кажется, все правильно. Но я не  умею  разгадывать  ребусы,  душа
моя, - сказал, пожав плечами, Кортец и вернул листок  Джейку.  -  "Древняя
мудрость"... "Прах святого Кирилла"... "Вечная молодость"... Что  все  это
значит? И кто это написал?..
   Джейк на минуту задумался.
   - Видите ли, месье...  -  проговорил  он.  -  Мой  предок  боярин  Иван
Дмитриевич Бельский чем-то провинился перед царем, и Грозный сослал его  в
древний монастырь на  далеком  севере  России.  Там  он  умер  и  там  был
похоронен... Умирая, он просил положить в его гроб книгу,  подаренную  ему
Грозным. Это была византийская антология Агафия, титульный лист которой  я
принес вам, месье...
   - Тысяча и одна ночь! - пробурчал Кортец.
   - Что-то вроде этого, месье,  -  вежливо  согласился  Джейк.  -  Монахи
неохотно положили в гроб опального боярина книгу со светскими эпиграммами,
тем более, что некоторые из этих эпиграмм были совсем нескромными...
   - А, черт! Я с удовольствием почитал бы их! - прервал Кортец.
   - Боярин Бельский был погребен в том же монастыре, в  склепе,  где  уже
покоились останки других Бельских, сосланных в  этот  монастырь  в  разные
годы... Там, в гробу боярина,  книга  Агафия  пролежала  сотни  лет,  пока
наконец один из Бельских,  князь  Платон,  брат  моего  отца,  однажды  не
вздумал навестить могилы своих предков...
   - Сентиментальность?
   - Нет, это был очень странный человек, месье... У нас  из  рода  в  род
передавалась легенда, что византийская  царевна  Зоя  привезла  вместе  со
своими книгами какой-то древний индийский свиток, на котором был  начертан
рецепт снадобья, возвращающего молодость и продлевающего жизнь  на  многие
десятки лет...
   - Я так и знал, что без чертовщины здесь не  обойдется!  -  скептически
поджав губы, произнес Кортец.
   - В русском народе греческая царевна слыла колдуньей...
   - Это пикантно. Я слыхал,  что  она  к  тому  же  была  очень  мила,  -
мечтательно сказал Кортец и провел в  воздухе  пальцем  какую-то  округлую
линию.
   - Мой дед любил князя Платона и посоветовал ему порыться в монастырской
гробнице Бельских.
   - Интересно! - воскликнул Кортец. - А знаете, душа  моя,  вы  не  в  ту
сторону поехали...
   - То есть как это? - не понял Джейк.
   - Вам надо было написать увлекательный сценарий для кинофильма  в  трех
сериях и отвезти в Голливуд. Миллионов вы не  заработали  бы  на  нем,  но
сотню тысяч отхватили бы наверняка. Я знаю.  Промышлял  когда-то...  Но  к
делу. Что же нашел в таинственной гробнице ваш дядя?
   - Он нашел там антологию Агафия. Титульный лист ее  с  планом  тайника,
где захоронены книги  царевны  Зои  и  Ивана  Грозного,  и  с  шифрованной
греческой надписью вы уже видели.
   - С шифрованной! - воскликнул Кортец. - А  у  вас  есть  ключ  к  этому
шифру?
   - Мой отец расшифровал запись боярина Бельского.
   - А князь Платон?
   - Он тоже расшифровал...
   - Вот как?.. Продолжайте... Кстати, как попала книга  Агафия  к  вашему
отцу?
   Джейк плутовато улыбнулся:
   - Чтобы узнать это, вам, месье, придется  выслушать  любовную  историю,
которую я вчера обещал вам рассказать.
   - "Декамерон"! День четвертый,  новелла  шестая!  -  тоном  конферансье
пророкотал Кортец. - Андреола любит Габриотто...
   - Вы угадали, месье... Жена  моего  отца,  прекрасная  Эжени,  полюбила
князя Платона. Он был  старше  ее  на  двадцать  лет  и  боготворил  ее...
Объяснились они, как это потом выяснилось,  в  том  самом  монастыре,  где
нашел византийскую книгу мой дядюшка. Здесь  князь  Платон  подарил  своей
возлюбленной самое дорогое, что у него было  -  византийскую  книгу,  -  и
сделал на титульном листе надпись по-французски... Вы ее видели, месье.
   - Это насчет святого Кирилла и вечной молодости?
   - Да. Князь Платон бредил тогда таинственным индийским рецептом.
   - Зачем же он отдал книгу, где был план тайника и шифрованное указание,
как найти библиотеку Зои и Грозного? - с недоумением спросил Кортец.
   - Я полагаю, что  эта  парочка  не  собиралась  разлучаться,  месье,  -
объяснил Джейк. - У него ли была книга или  у  нее,  ничего  не  менялось.
Возможно, что искать целебный рецепт они собирались вдвоем...
   Кортец с минуту подумал.
   - Чем же все-таки окончились поиски вашего дяди в монастыре?
   - Ничем, месье, - уверенно ответил Джейк. - Ему помешала  революция.  А
лист из книги Агафия со всеми записями попал в  руки  мужа  очаровательной
Эжени и был потом вывезен из России.
   - Что сталось с князем Платоном? - анкетным тоном спросил Кортец.
   - После революции он  пропал  без  вести  где-то  в  глухой  российской
провинции... Скорее всего,  попал  в  сумасшедший  дом,  месье.  Отец  был
уверен, что у его брата в голове каких-то винтиков не хватало.
   - А Эжени?
   - По имеющимся у меня сведениям, до двадцать пятого года она  проживала
в Москве. Есть адрес... Все это мы уточним в Москве, месье.
   Джейк замолчал и, стараясь не моргать, выжидательно глядел на  Кортеца.
Он был похож сейчас на тихого, благонравного  школьника,  который  отлично
ответил урок и ждет либо пятерки, либо каких-нибудь каверзных вопросов.
   Учитель, то есть Кортец, сказал:
   - Главного  вы  мне  все  же  не  сказали...  Где  находится  тайник  с
библиотекой Грозного?
   Джейк усмехнулся (это была усмешка школьника,  который  чувствует  себя
умнее учителя).
   - Вы плохо читали французскую надпись, месье, -  снисходительным  тоном
сказал он. - Даже не прибегая к греческой шифровке боярина  Бельского,  по
одному  имени  святого,  упомянутого  в  надписи  князя   Платона,   можно
установить местонахождение тайника.
   Кортец  взял  со  стола  пергаментный  лист  и  углубился  в   изучение
французской надписи.
   - "В обители святого Кирилла..." - вслух прочел он. - Где это?..
   - В  любом  справочном  киоске  Москвы  вам  дадут  точный  адрес  этой
"обители", месье, - уклончиво ответил Джейк.
   - Вы не человек, а уж! - хмуро сказал Кортец.
   "А вы удав..." - хотел ответить Джейк, но передумал и сказал:
   - Я вырос в Америке, месье...
   - Это сразу видно... Но не в этом дело,  а  в  том,  что  ваш  дядюшка,
сумасшедший он или нет, раньше нас с вами узнал адрес тайника. Не так ли?
   - Так, месье. Но одного адреса, видимо, мало. Надо иметь еще план,  вот
этот чертеж... А чертеж выскользнул из рук князя Платона  как  раз  в  тот
момент, когда он собирался запустить руки в подземелья монастыря...  Потом
началась революция, пришлось скрываться...
   - А дальше?
   - Дальше?.. Если бы он хоть что-нибудь нашел, это было бы такой научной
сенсацией, что мы наверняка услышали бы о ней, месье... Не забывайте,  что
о библиотеке Грозного идут споры уже более сотни лет  и  ищут  ее  столько
же...
   Джейк говорил с пафосом. Кортец опасливо поглядывал на него: "Черт  его
знает! А не психопат ли он, как его дядя?.."
   Но, уловив наблюдающий взгляд Джейка, искоса брошенный в  его  сторону,
"потомок великого конкистадора" успокоился:
   "Нет! Это стопроцентный американский пройдоха..."
   - Ладно! - решительно сказал он. - Когда мы получим справку, о  которой
я говорил, я изложу вам наш план действий. Но уже теперь могу сказать, что
мы с вами поедем в СССР как туристы - это  сейчас  модно.  Русские  охотно
пускают к себе целые батальоны  туристов  и  даже  позволяют  им  свободно
разъезжать по всей стране.
   - Это очень хорошо, месье!
   - А деньги у вас есть?
   - Есть, но мало, - вздохнул Джейк. - Мистер Грегг был не очень щедр...
   - Вот это уже не по-американски, - сказал Кортец, поджав мясистые губы.
Он подумал с минуту. - Ну ничего, раз уж я вступил в это дело,  то  вытяну
из мистера Грегга все, что нам будет нужно.





   О московских улицах написано немало книг и  очерков,  и  мы  ничего  не
откроем читателю, напомнив, что некоторые московские  улицы  по  сей  день
именуются валами, хотя никаких валов на них нет уже сотни лет, а различные
"ворота" давным-давно превратились в обыкновенные перекрестки и площади. К
таким же "филологическим" памятникам старины  можно  отнести  и  Кузнецкий
мост - маленькую узкую московскую  улицу,  расположенную  в  самом  центре
столицы. Здесь когда-то через речку Неглинку был  переброшен  мост,  подле
него проживали кузнецы. А сейчас Кузнецкий мост "заселен" главным  образом
магазинами. Особенно много здесь и в крохотном проезде МХАТ -  продолжении
Кузнецкого моста - книжных  магазинов:  букинистических  лавок,  магазинов
Москниготорга, киосков... Здесь торгуют книгами с лотков, а совсем недавно
торговали даже с рук. Еще в 1956 году на Кузнецком мосту,  подле  большого
магазина подписных изданий, как войско Самозванца  у  стен  Лавры,  стояла
толпа  любителей  книг,  и  ловкие  спекулянты  в  этой  толпе  втридорога
перепродавали  "дефицитные"  книги,  а   заядлые   книжники   обменивались
"новинками".
   Но что творилось на Кузнецком  мосту  по  воскресеньям!..  "Сорочинская
ярмарка"  и  "Ярмарка  в  Голтве",  только  слившиеся  и,   так   сказать,
укрупненные!.. Книжное "чрево Парижа" в центре Москвы!.. В огромной толпе,
запрудившей оба тротуара между Петровкой и Пушкинской улицей,  можно  было
найти  все:  "Приключения  Рокамболя",  "Фацетии"  Поджо   Браччиолини   с
"номерными вставками" и без таковых, романы  обоих  Дюма  (отца  и  сына);
стихи Есенина и  Гумилева;  антологию  японской  поэзии;  книги  Бальзака,
Гоголя, Мопассана,  Чехова,  Драйзера,  Диккенса  и  даже  Поль  де  Кока;
сочинения  Конан  Дойля  и  его  бесчисленных  литературных  "наследников"
(кстати, мало похожих на своего прародителя,  как  ильфо-петровские  "дети
лейтенанта Шмидта" походили на своего нареченного отца).
   Как  на  традиционные  охотничьи  рынки,  сюда,  на   Кузнецкий   мост,
съезжались  и  сходились  по  воскресеньям   любители   книг,   Здесь,   в
разношерстной толпе, вы могли  встретить  знакомого,  которого  не  видели
несколько лет. Здесь бывали люди самых разнообразных профессий:  электрики
и кондитеры, отоларингологи и парикмахеры, пивовары и сталевары,  инженеры
и рабочие, писатели и журналисты, владельцы  мощных  книжных  коллекций  и
люди, делающие лишь первые шаги на этом благородном поприще. У  многих  из
них дома на книжных шкафах и над тяжелыми полками висели надписи,  похожие
на скрижали ветхого завета:

   "Дом без книги то же, что тело без души...
   О прохожий, не лишай души мое тело!"
   Цицерон

   "Отруби себе руку, если она отдаст из дому книгу"...
   Мой папа

   "Не прикасаться!.. Грозит смертью!"...
   (Нарисованы череп и кости.)
   Главэнергосбыт

   Большинство завсегдатаев книжной  толкучки  в  будни  заняты  и  потому
лишены возможности  посещать  магазины,  где  ценные  книги  появляются  и
исчезают  со  скоростью  падающих  звезд.  Таких  обычно  выручают  книги,
накопленные еще  в  эпоху  Сойкина  и  Сытина  папашами  и  дедушками.  За
"Петербургские трущобы" Крестовского,  романы  Генриха  Сенкевича  и  тому
подобные  "книжные  россыпи"  они  могут  получить  здесь  любую  "упавшую
звезду".
   Вместе с книжными "монополистами" сюда приходила и молодежь:  студенты,
ученики ремесленных училищ, старшие школьники. Тут же шныряли  и  какие-то
подозрительные личности, которые, наметив подходящего клиента,  непременно
брали его  за  пуговицу,  отводили  в  сторонку  и  вполголоса  предлагали
приобрести какую-либо "падающую звезду", пригревшуюся у них за пазухой.
   Были среди этих типов и своего рода "профессора",  повидавшие  книг  не
меньше, чем любой квалифицированный букинист. Услыхав имя Стефана  Цвейга,
например, и название "Книги о  вкусной,  здоровой  пище",  они  тотчас  же
безапелляционно определяли: "Эквивалент!.."
   Это означало, что произведения замечательного австрийского  писателя  и
поваренная книга котируются  на  Кузнецком  мосту  как  издания  редкие  и
равноценные. Зато книги Тургенева, например, по  сравнению  с  сочинениями
какого-нибудь нового  автора,  выпускающего  каждую  субботу  по  толстому
роману о шпионах, оказывались здесь "неэквивалентными": за том плодовитого
автора-детективщика полагалось отдать вместе с Тургеневым еще  и  подписку
на Шиллера. Разумеется, это говорило только о вкусах некоторых посетителей
толкучки и ни о чем больше.
   Среди книжных ловкачей были и очень экзотические экземпляры: перепродав
сотни книг, они умудрялись ни в одну из  них  не  заглянуть.  На  толкучке
такие обычно "шли на таран" и по причине острой  малограмотности  отчаянно
перевирали названия книг и фамилии авторов. Они путали Стендаля с Далем, а
Куприна - с Купером. Один  из  них  даже  получил  здесь  кличку  "Фенимор
Куприн" за то, что однажды, предлагая кому-то  сильно  потрепанную  книгу,
рекламировал ее так:
   "Это же "Яма"! Знаменитый роман Фенимора Куприна!.. - и, понизив голос,
добавлял многозначительно: - Запрещенный..."
   На груди Фенимора Куприна хранилось удостоверение о  нетрудоспособности
по причине психической неуравновешенности, а на животе, за поясом,  всегда
согревались несколько "запрещенных романов", которые никто  и  никогда  не
запрещал... Низко надвинув шляпу и прикрыв зоркие  глаза  темными  очками,
он,  как  Человек-невидимка,  скользил  в  толпе  и   время   от   времени
приговаривал сиплым баском:
   "Меняю "Деньги" на деньги... - и пояснял: - "Деньги" -  это  знаменитый
роман. Автор Эмиль Золь..."
   Милицию на книжной толкучке беспокоили  не  столько  Фениморы  Куприны,
сколько то, что троллейбусы  и  автомашины  с  трудом  пробивались  сквозь
толпу. Аккуратно являясь на Кузнецкий мост,  милиционеры  вежливо  просили
книжников "пройти" и "не нарушать". Солидные книжные  магнаты,  приехавшие
на  собственных  "Победах",  кряхтя  от  неудовольствия,  "проходили",  но
продолжали "нарушать", а Фениморы Куприны  при  виде  милиционеров  быстро
исчезали в парадных, где и завершали свои коммерческие операции.
   Так продолжалось двадцать лет, пока наконец книжная толкучка  не  стала
темой для эстрадных юмористов, смешивших  публику  анекдотами  о  "Дюме  с
камелиями" и о книгах Шпанова, продающихся "на вес"...
   Однако  вовсе  не  до  смеха  было  начальнику  отделения  милиции,  на
территории которого стихийно возникала и благополучно  процветала  книжная
толкучка.
   На первых порах этот начальник  решил  выловить  Фениморов  Куприных...
Тщательно ознакомившись с характеристиками комсомольцев своего района,  он
созвал бригадмильцев в большой зал ЦДРИ и, побеседовав об общих задачах  в
борьбе с хулиганами и хищниками, неожиданно спросил:
   - Кто из вас бывает по воскресеньям на книжной  толкучке  на  Кузнецком
мосту? Прошу поднять руку...
   Последовала  пауза.  Комсомольцы  переглянулись.  Некоторые  не  совсем
решительно подняли руку - таких оказалось одиннадцать человек. Этого  было
вполне достаточно.
   - Попрошу товарищей, поднявших руку, задержаться в клубе  на  несколько
минут, - сказал начальник отделения и добавил: - А остальных благодарю  за
внимание. Собрание считаю закрытым.
   С оставшимися книжниками-бригадмильцами начальник отделения заговорил о
книжной толкучке. К его удивлению, почти все комсомольцы явно погрустнели,
узнав, что скоро уже не смогут выменивать интересные книжки  у  таких  же,
как и сами они, бескорыстных любителей литературы. Но в то  же  время  все
согласились, что Фениморов Куприных надо "изъять из обращения" немедля.
   И вот в одно приветливое  летнее  воскресное  утро  на  Кузнецкий  мост
явились все одиннадцать книжников-бригадмильцев.  Среди  них  был  молодой
техник Иван Волошин.
   Иван Волошин и раньше встречал здесь Фенимора Куприна,  не  раз  видел,
как тот менял "Деньги" на деньги. Сегодня, заметив  быстро  промелькнувшие
Темные  очки,  он  незаметно   пошел   за   спекулянтом.   На   этот   раз
Человек-невидимка торговал уже не "Деньгами", а романом с  очень  странным
названием. Волошин слышал, как Фенимор Куприн, подойдя к толстому  мужчине
в светло-сером габардиновом костюме, конфиденциально сообщил ему:
   - "Блеск и нищета куртизанки Нана". Знаменитый запрещенный роман...
   Габардиновый гражданин, видимо, не был новичком  в  книжных  делах.  Он
пожал плечами и сказал опорным басом:
   - Вы что-то путаете, милейший. "Блеск и нищета куртизанок" - это  роман
Бальзака. А "Нана" - роман Золя.
   - Не волнуйтесь, гражданин, -  с  достоинством  обнищавшего  испанского
гранда ответил Фенимор Куприн, - я знаю, что "Нану" написал Эмиль Золь,  а
"Куртизанок" сочинил Бальзак. Но  в  этой  запрещенной  книге  оба  романа
переплетены вместе. А рвать их мне невыгодно.
   - Ах, вот оно что! - удивился толстяк. - Но откуда вы взяли, что романы
Бальзака и Золя кто-то запрещал?
   - Это как раз неважно, гражданин. Там есть все, что интересно  мужчине,
- не сдавался Фенимор Куприн. - Пальчики оближете.
   Оперный бас хотел возразить еще что-то, но Фенимора Куприна уже  тянули
за рукав:
   - Сколько?..
   - Полторы сосны...
   - Бери третью половину.
   - Хо-хо! Поищи, посвищи...
   Иван Волошин стоял совсем рядом со спекулянтом. Он уже хотел взять  его
за руку и  пригласить  в  отделение  милиции,  но  вдруг  заметил,  что  с
Фенимором Куприным произошло что-то странное:  забыв  о  куртизанках  и  о
своем  покупателе,  спекулянт  застыл  на  месте,  как  охотничья  собака,
почуявшая дичь. Он даже снял очки и устремил вдаль пристальный взгляд.
   Волошин проследил за его взглядом, но  ничего  особенного  не  заметил:
книжники, подгоняемые милиционерами,  перекочевывали  с  места  на  место,
выкрикивая на ходу:
   - Меняю "Голову профессора Доуэля" на "Всадника без головы"!
   - Есть "Идиот", нужен "Милый друг"!..
   - Меняю "Тридцатилетнюю женщину" на "Куклу"!
   Но что же все-таки заметил в  нестройных  рядах  охотников  за  книгами
"орлиный глаз" Фенимора Куприна?
   Тут автор должен на время  оставить  бравого  бригадмильца  Волошина  и
анекдотического типа Фенимора Куприна  и  обратить  внимание  читателя  на
фигуру, совершенно нетипичную для книжной толкучки...
   Талантливый советский  поэт,  умерший  в  тридцатых  годах  и  писавший
исключительно прозой, в одной своей повести сказал:
   "Странность, помноженная на  странность,  дает  естественность.  А  что
может быть естественнее случайности?.."
   Вот такая случайность и привела в то воскресенье маленькую  и  круглую,
как сказочный колобок, старушку в рыжем летнем пальто,  Клавдию  Антиповну
Куликову, на Кузнецкий  мост,  где  Иван  Волошин  охотился  за  Фенимором
Куприным.
   С  кошелкой,  наполненной  французскими  книжками  Ламартина,   Вийона,
Верлена и других  подобных  авторов,  Клавдия  Антиповна  уже  побывала  в
книжной лавке писателей, но там ей объявили:
   - Иностранных книг не берем.
   И, лишь взяв в руки последнюю книгу, извлеченную Клавдией Антиповной из
ее вместительной  кошелки,  товаровед  задумался.  Книга  была  необычная:
толстая и увесистая, с плотными, явно не бумажными  пожелтевшими  листами,
она не имела верхней крышки переплета и титульного  листа.  Тем  не  менее
опытный товаровед сразу же понял, что перед ним какая-то редкость.
   "Пергамент...  Язык  древнегреческий...  Гм!..  Надо  показать  Алексею
Васильевичу..." - подумал он и пригласил старушку в кабинет директора.
   Алексей Васильевич Симаков умер недавно, в 1956 году, но  тридцать  лет
своей трудовой жизни он отдал книгам. Это  был  один  из  тех  букинистов,
которых шутя называют "академиками". Пожалуй,  не  было  ни  одной  книги,
изданной в дореволюционной России и в Советском Союзе, которая не побывала
бы в руках у Алексея Васильевича. Случалось, что к нему попадали и редкие,
ценные книги. В  этом  случае  он  всегда  помнил  один  незыблемый  закон
советских букинистов: место ценной, редкой книги не на прилавке, а в музее
или в государственном книгохранилище. Взяв в руки древнегреческую книгу  с
пожелтевшими пергаментными  листами,  Симаков  тут  же  разъяснил  Клавдии
Антиповне, что  ей  следует  отнести  старинную  книгу  в  Государственную
библиотеку имени Ленина. При этом он растолковал старушке, как  попасть  в
Ленинскую библиотеку, и даже снабдил ее запиской к заведующему  рукописным
фондом.
   Старушка отправилась в путь,  но  прошла  лишь  квартала  два  и  вдруг
наткнулась на серьезное препятствие: как новое море, разлившееся  по  воле
человека там, где раньше  был  обыкновенный  асфальтовый  тротуар,  встала
перед  Клавдией  Антиповной  густая  толпа.  Бедная  старушка   с   трудом
пробивалась  через  подвижное  скопище  книжных  болельщиков.  А  тут  еще
какие-то мужчины, старые и молодые, стали пугать ее и  оглушать  страшными
вопросами:
   - Шпионов нет ли, мамаша?
   Клавдия Антиповна в ужасе крестилась:
   - Что ты, сыночек! Какие такие шпиены?
   Но вот к ней подошла девушка в зеленом шелковом плаще.
   - Это они про книжки спрашивают, бабушка, -  смеясь,  пояснила  она.  -
Книжки у вас есть?
   Старушка подозрительно огляделась:
   - А зачем им мои книжки?.
   - Купить хотят, бабушка. Здесь книжный рынок.
   Клавдия Антиповна подумала и сказала:
   - Книжки есть. Да я их в магазин несу и в библиотеку.
   Обступившие  старушку  книжники  зарычали,  как  целый  хор  "варяжских
гостей":
   - Успеешь в магазин, бабка. Ты их нам покажи.
   Старушка была очень удивлена:
   - Да как же это? Прямо на улице?..
   Девушка улыбнулась и хотела уже отойти, но вдруг услыхала:
   - Да и не русские они. Французские книжки.
   Книжников будто струей из шланга обдало, они сразу  же  утеряли  всякий
интерес к старухе и к ее кошелке. Но девушка вернулась и спросила:
   - А какие у вас французские книжки? Я читаю по-французски.
   - Да не знаю, доченька. Я в них ничего не понимаю. Книжки ведь не  мои,
чужие.
   И как раз  в  эту  минуту  перед  Клавдией  Антиповной  возник  Фенимор
Куприн...
   Нужно сказать, что  женщинам  всего  мира  Фенимор  Куприн  предпочитал
именно таких старушек, в кошелках которых иной  раз  можно  было  откопать
старинные  романчики,  за  которые  даже  букинисты  рисуют  в   накладных
трехзначные цифры...
   Фенимора Куприна несколько смутило, что книжники отхлынули от старушки,
хотя вблизи не было ни одного милиционера.
   - Ой, какие интересные книги! Продайте их мне, бабушка!  -  услышал  он
восклицание девушки и понял, что пикировать надо немедленно.
   Сняв темные очки, он строго спросил:
   - Это на каком же законном основании вы, гражданочка, покупаете книги в
неуказанном месте?
   Девушка оторопела и положила книги обратно.
   - Я только хотела  спросить,  -  испуганно  пролепетала  она.  -  Здесь
французские книжки, а я...
   Брови у Фенимора Куприна полезли вверх, а усы опустились вниз.
   - Французские? - разочарованно опросил он. - Ну,  тогда  конечно.  Этот
товар никому не нужен.
   - Да нет уж! - решительно заявила Клавдия Антиповна, запахивая кошелку.
- Я в магазин  пойду,  как  мне  велено.  А  вот  эту  старинную  книгу  в
библиотеку снесу. Мне за нее много денег дадут.
   Фенимор Куприн весь превратился в слух.
   - Это что ж за книга такая? Про любовь или, обратно, приключения?..
   - Да уж и не знаю, гражданин хороший, какая она есть, - деловито  и  не
без хвастовства ответила Клавдия Антиповна, - а  только  мне  вот  записку
дали и сказали: "Несите, мол, Клавдия Антиповна, эту  книгу  поскореича  в
библиотеку, потому как она очень ценная и у нас денег не хватит,  чтоб  ее
купить".
   - Вот тебе и на! - радостно воскликнул Фенимор Куприн. - Да ведь это ко
мне записка! Я и есть главный начальник над всеми библиотеками.
   Старушка и девушка - одна растерянно, другая с удивлением - глядели  на
"главного начальника над всеми библиотеками".
   - Ну, вам прямо повезло, мамаша, что вы меня повстречали! - с довольным
видом продолжал Фенимор Куприн.  -  Ведь  сегодня  воскресенье,  а  мы  по
воскресеньям не торгуем... то есть отдыхаем вообще... А что у вас за книга
такая, разрешите взглянуть?
   Старушка торопливо порылась в  кошелке  и  вытащила  толстую  старинную
книгу без верхней крышки.
   Фенимор Куприн недоверчиво повертел ее в руках:
   - Тоже нерусская? Гм!.. И в плохом состоянии...
   Девушка стояла тут же. Подошел и Волошин. Через плечо Фенимора  Куприна
он старался разглядеть книгу, но не менее интересно было  ему  посмотреть,
что будет жулик делать дальше.
   - Это моей бывшей барыни книга, Евгении Феликсовны. Она сказывала,  что
книге этой  больше  тысячи  лет,  -  многозначительно  произнесла  Клавдия
Антиповна.
   - Это конечно, - глубокомысленно изрек Фенимор Куприн,  уже  уяснивший,
что старинную книгу надо отнять у старушки  во  что  бы  то  ни  стало.  -
Да-а...  В  старые  времена  люди  были  очень  некультурные.  С   книгами
обращаться не умели.  И  вот  пожалуйста...  -  показывая  девушке  книгу,
презрительно продолжал Фенимор Куприн. - Переплет начисто отчекрыжили, а в
титульный  лист   небось   селедку   завернули.   Эпоха   древняя,   народ
несознательный. А теперь куда она годится?.. Сколько за  нее,  к  примеру,
взять можно? Слезы! Правильно я говорю, барышня?
   Девушка уже заметила наблюдавшего за Фенимором Куприным юношу в голубой
тенниске. Его насмешливый  взгляд  был  устремлен  на  болтливого  жулика.
Девушке стало смешно, и она прыснула в кулак. Но юноша строго посмотрел на
нее и приложил палец к губам.
   - Книга без переплета - это все равно что невеста, стриженная под бокс,
- резюмировал Фенимор Куприн. - Но поскольку вас, мамаша, ко мне послал  с
запиской мой друг и товарищ, то извольте, я  могу  купить  ее  у  вас,  но
только по номиналу, то есть по государственной цене...
   Он перевернул книгу, однако, к своему удивлению, не увидел  на  плотной
коже переплета никакой цены.
   - Гм!.. Номинал не обозначен... В общем, я, как опытный товаровед, могу
оценить ее в двенадцать рублей и тридцать восемь копеек. Получайте деньги,
мамаша, и поспешите в молочную за сливочным маслом...
   Фенимор Куприн сунул книгу за пазуху и полез в карман за деньгами.
   Старуха растерянно поглядела на девушку, потом на Фенимора Куприна.
   Девушке очень хотелось вмешаться и прекратить наглую  комедию,  которую
разыгрывал у нее на глазах явный жулик. В этот  момент  сзади  к  Фенимору
Куприну подошел Волошин и протянул ему свою бригадмильскую книжку.
   - А такую книжку вы когда-нибудь читали, гражданин? - спросил он.
   Фенимор Куприн, видимо, уже не раз читал такие книжки.
   - В чем дело?! - завопил он. - Я честно покупаю у гражданки ее книгу!
   Волошин взял его за руку:
   - Пройдемте в отделение...
   Но Фенимор Куприн быстро и крепко ударил  его  по  руке  и  метнулся  в
сторону. Волошин бросился  за  ним  и  на  ходу  засвистел  в  милицейский
свисток. Однако Фенимор Куприн знал, как нужно в толпе уходить от милиции:
он нагнулся и стал петлять под ногами у книжников, будто что-то искал. Его
никто не задерживал. Так он добрался до ближайшего  подъезда  и  юркнул  в
него.
   Кто-то кивнул Волошину на подъезд. Он ворвался туда, но  услыхал  лишь,
как  гудит  лифт.  Лифтера  не  было.  Увидев  двух  вбежавших  в  подъезд
милиционеров, Волошин быстро обрисовал им наружность убежавшего  жулика  и
послал во двор одного милиционера.
   - Он может выбраться через какую-нибудь квартиру и черный ход.
   В этот момент где-то наверху послышались голоса и хлопнула дверь.
   - Так и есть!..
   Волошин  попросил  второго  милиционера  остаться  в  подъезде,  а  сам
помчался вверх по лестнице, отмахивая по  две-три  ступеньки.  На  верхней
площадке он увидел пустую  кабину  лифта  с  приоткрытой  дверью.  Фенимор
Куприн исчез...
   "Значит, через верхнюю квартиру перемахнул во двор, - подумал  Волошин.
- Но через какую? Тут их три".
   Он, не раздумывая, позвонил в первую и угадал. Дверь  открылась,  и  на
пороге появился солидный мужчина в пижаме.
   - В чем дело?! - раздраженно спросил он.
   Волошин показал свою книжку и быстро объяснил:
   - Скрылся жулик. Украл ценную книгу. К вам заходил?..
   Мужчина в недоумении оглянулся, за ним стояли испуганные домочадцы.
   - Опять двадцать пять! Только что один бригадмилец уже промчался  через
нашу квартиру в погоне за каким-то жуликом...
   Волошин протиснулся в переднюю:
   - Простите, но я вынужден... Где он?.. Скорее!
   - Пробежал на кухню, а потом на лестницу черного хода, - сказал мужчина
в пижаме.
   - Ход на чердак здесь?
   - Забит.
   - Благодарю!..
   Волошин выбежал из кухни  и  по  черной  лестнице  помчался  вниз.  Уже
добежав до второго этажа, он услыхал голос милиционера:
   - Товарищ бригадмилец! Здесь он! Задержан!
   Волошин увидел Фенимора Куприна.
   - Книга! Где старинная книга?!  -  крикнул  он  и,  не  ожидая  ответа,
запустил руку за пазуху жулика.
   Книга была там. Волошин вытащил ее.
   - Вы не имеете права! Я купил ее! - заорал Фенимор  Куприн.  -  Я  буду
жаловаться!
   Уже спокойно Волошин сказал милиционеру:
   - Доставьте его в отделение, товарищ старшина. А  я  найду  старуху,  у
которой он выудил эту книгу.
   Он побежал к воротам. Толпы книжников,  как  кучевые  облака,  все  еще
блуждали по тротуарам: ни милицейские свистки, ни  погоня  за  жуликом  не
могли их рассеять. Волошин пробрался на то место, где он оставил старуху и
девушку в зеленом плаще, но ни той, ни другой не нашел. Несколько  раз  он
прошел по тротуарам, зорко  поглядывая  по  сторонам.  Старуха  и  девушка
исчезли бесследно...
   Волошин решил отправиться в отделение. К  своему  удивлению,  он  нашел
там, кроме Фенимора Куприна, и девушку, которая хотела  купить  у  старухи
французские книги.
   -  Наконец-то!  -  обрадованно  воскликнула  она.  -  А  я  пришла  как
свидетельница. Этого жулика надо хорошенько проучить.
   - А старушка где? - спросил Волошин.
   - Видали?! Потерпевшая даже не явилась! А меня приволокли!  Безобразие!
- завопил Фенимор Куприн.
   - Гражданин Феклин, помолчите! - спокойно приказал дежурный.
   - Я не знаю, где она сейчас, - стала объяснять Волошину девушка.  -  Ее
буквально за руку уволокли в  сторону,  когда  началась  кутерьма  с  этим
жуликом. Я только слышала, как какой-то тип крикнул ей: "Уходи, бабка! Его
поймают, тебя по судам затаскают!"  -  и  потащил  старуху  в  толпу.  Как
хорошо, что вы спасли эту книгу! Ее непременно  нужно  сдать  в  Ленинскую
библиотеку.
   - Книгу нельзя никуда сдавать, гражданка, - официальным тоном  произнес
дежурный, оторвавшись от акта, который он составлял.  -  Это  вещественное
доказательство.
   - Ничего, сдадим потом, - успокоил девушку Волошин. - Но как нам  найти
старушку? Ведь она потерпевшая, она владелица книги, которую мы спасли.
   Девушка пожала плечами:
   - Не знаю...
   Дежурный по отделению записал ее  показания.  Выяснилось,  что  девушку
зовут Тася (Анастасия),  а  фамилия  ее  Березкина  и  что  она  студентка
французского отделения Института иностранных языков.
   Волошин и Тася вместе  вышли  из  отделения  милиции  и  направились  к
площади Свердлова. По дороге они говорили о книгах, о шахматах,  о  боксе.
Со смехом и с возмущением Тася вспоминала, как Фенимор Куприн на ее глазах
"покупал" у старухи древнюю книгу. Ей было жалко бедную старушку.
   - Давайте найдем ее! - предложила Тася.
   - Что ж, попробуем, - охотно согласился Волошин. - В конце концов,  это
по моей вине старуха лишилась  своей  книги.  А  книга,  по  всем  данным,
идейная.
   - Какая? - удивленно опросила Тася.
   Он улыбнулся:
   - Это у меня привычка. Все хорошее  я  называю  "идейным",  все  плохое
"безыдейным".
   -  Ах,  вот  как!  Ну,  тогда,  если  не   хотите   быть   "безыдейным"
бригадмильцем, найдите старушку, - наставительным тоном сказала Тася.





   Прошла неделя после происшествия на книжной толкучке, а новый  знакомый
позвонил Тасе Березкиной всего один раз.  Он  рассказал,  что  обошел  все
московские букинистические магазины, торгующие  иностранными  книгами.  Он
надеялся, что старушка с кошелкой все же снесла  свои  французские  книжки
букинистам и тогда по накладной можно было бы узнать ее фамилию  и  адрес.
Но никто не приносил в  эти  магазины  книг,  названия  которых  Тася  ему
сказала. Ничего не могли сказать о старушке и в книжной лавке писателей.
   - Бедный! - воскликнула Тася. - Вы, наверное, замучились. Все  магазины
обошли!..
   - Нет, не очень замучился, -  беспечным  тоном  ответил  Волошин.  -  В
Москве  всего  лишь...  два  букинистических  магазина  берут  и   продают
безыдейную иностранную литературу.
   У него были лукавые глаза. Тася не видела их, но знала, что они  сейчас
такие.
   Он пригласил ее  сходить  в  кино,  но  Тася  отказалась:  приближались
экзамены.
   Отойдя от  телефона,  она  села  на  диван  и  задумалась  над  книгой,
вспомнила  шапку  каштановых   волос,   четкий   профиль   с   длинноватым
"гоголевским" носом, веселые карие глаза...
   "Любит  книги...  Увлекается  боксом  и   шахматами...   Бригадмилец...
Любопытный парень"...
   Через неделю Иван Волошин снова позвонил Тасе. В его тоне уже  не  было
обычного спокойствия и шутливости.
   - Нам необходимо встретиться  немедленно,  -  торопливо  сказал  он.  -
Чрезвычайное происшествие с нашей древней "библией"...
   - Что случилось?
   - Нас обоих хочет  видеть  профессор  Стрелецкий.  Это  знаток  древней
литературы.
   Итак, старинная книга уже попала в руки ученых.
   - Хорошо. Когда мы должны к нему явиться?
   - Сегодня в любое время. Он ждет нас...
   Они условились  встретиться  через  полчаса  в  Александровском  сквере
напротив обелиска.
   Тася пришла в сквер почти  вовремя,  опоздав  всего  лишь  на  двадцать
минут.
   Молодой бригадмилец мрачно буркнул:
   - Салют! Идемте...
   - В отделение? - смеясь, спросила Тася.
   - Я  по  дороге  расскажу,  что  знаю.  Профессор  живет  недалеко,  на
Волхонке.
   У Волошина был озабоченный вид. Он шагал так, что Тася  едва  поспевала
за ним.
   - Дело о покушении гражданина  Феклина  мошенническим  путем  присвоить
книгу,  принадлежавшую   неизвестной   гражданке,   приостановлено   из-за
отсутствия  потерпевшей,  -  стал  он  объяснять  Тасе,   подражая   языку
милицейских   протоколов.   -   Но   по   ходу   следствия    вещественное
доказательство, то есть  старинная  книга,  было  передано  на  экспертизу
профессору Стрелецкому Игнатию  Яковлевичу.  Этот  ученый  установил,  что
книга имеет большое... ну, как бы это сказать... культурное  значение  как
памятник древней литературы...
   - Да, но мы с вами тут при чем? - спросила Тася. - Если  книга  ценная,
пускай отдадут ее в Ленинку, и все...
   - Нет, не все. Мы с вами только звено в  цепи.  Профессор  хочет  найти
пропавшую старушку. И мы должны ему помочь. Шире шаг, Настенька!
   - Я не Настенька, а Тася, - с обидой ответила девушка.
   - Жалко! Настенька хорошее русское имя.
   - Идейное?
   - Вполне...
   Они  прошли  кремлевским  сквером  и,  миновав  Каменный  мост,   через
маленький старинный Лебяжий переулок вышли на Волхонку.
   - Здесь, - остановившись, сказал Волошин и указал на высокий дом.
   Им открыла пожилая женщина в белом пуховом платке, накинутом на  плечи.
Внимательно посмотрев на Волошина и Тасю, она сказала:
   - Игнатий Яковлевич вас ждет. Он в кабинете...
   Волошин постучал в дверь кабинета. Кто-то высоким фальцетом прокричал:
   - Войдите!
   Они вошли в большую, высокую комнату, уставленную  книжными  шкафами  и
шестиярусными стеллажами. Кроме книг, здесь были лишь  письменный  стол  и
кожаные кресла. Но и они, то есть  стол  и  кресла,  также  были  завалены
книгами: старыми, пожелтевшими, в кожаных переплетах с  медными  пряжками,
книгами   новыми,   еще   пахнущими   типографской   краской,   книжечками
миниатюрными, которые можно спрятать в рукаве, книжками среднего формата и
огромными, как надгробные плиты, инкунабулами. Это была скорее библиотека,
чем кабинет... Здесь были собраны тысячи книг. Одни из них чинно стояли на
полках, другие вповалку лежали на креслах, третьи Монбланами  высились  на
письменном столе, а некоторые просто стопками  стояли  на  паркетном  полу
подле полок. Видимо, у хозяина этой библиотеки  хватало  времени  снять  с
полки, просмотреть или прочитать нужную книгу, но водворить ее на место  у
него уже не хватало ни духу, ни времени... Но где же он? Где  хозяин  этой
библиотеки?..
   - Я здесь! Здесь, молодые люди! Сейчас я к вам сойду! - пропищал кто-то
тоненьким голоском позади них.
   Только тут Волошин  и  Тася  заметили  стремянку,  на  верхней  широкой
ступеньке которой сидел с книгами на коленях маленький человечек в больших
стариковских очках. Это и  был  профессор  Стрелецкий,  ученый  с  мировым
именем, арабист, автор многих трудов по древнерусской литературе и  знаток
литературы древнего Востока. Ему недавно исполнилось семьдесят лет, но  он
весь светился, блестел, подрагивал, как ртутный шарик. Со стремянки он  не
сошел,  а  скатился...  Своей   белой   вздыбленной   шевелюрой,   пышными
приглаженными усами, бритым лицом и острыми,  наблюдательными  глазами  он
напомнил Тасе какого-то композитора, которого она видела на  фотографии  в
журнале. Но какого, она никак не могла припомнить.
   Стрелецкий сунул Тасе и Волошину маленькую сухую руку и сказал:
   - Бригадмилец Иван  Волошин  и  студентка  Анастасия  Березкина.  Очень
приятно!
   - Бригадмилец - это моя побочная профессия, - сказал Волошин.
   - Знаю! Знаю! - воскликнул профессор. - Вы  техник-электрик  и  большой
любитель книг. Все знаю!.. А вы  будущий  педагог  и  знаток  французского
языка, Настенька. Правильно?
   - Она не Настенька, а Тася, - стараясь избежать взгляда девушки, сказал
Волошин.
   - Тася! Чудесное имя! - с восторгом воскликнул Стрелецкий и повел своих
гостей к письменному столу. - Садитесь!
   Гости недоверчиво поглядели на кресла, заполненные книгами, и  остались
стоять.
   - Ах, книги! - воскликнул Стрелецкий и беспомощно  оглянулся.  -  Маша!
Машенька! - позвал он.
   В дверь заглянула жена Стрелецкого.
   - Там кто-нибудь есть? Принесите стулья.
   Профессорша сокрушенно покачала головой и ушла.
   - Вы знаете, зачем я позвал  вас,  друзья  мои?  -  спросил  профессор,
остановившись перед Тасей.
   - Нет, я не знаю, - тихо сказала она.
   - Мы немного догадываемся, - поправил ее Волошин.
   Домработница внесла стулья. Тася и Волошин сели, но Стрелецкий  остался
на ногах. Заложив большие  пальцы  в  карманы  жилетки,  он  засеменил  по
кабинету, то удаляясь к двери, то возвращаясь к столу.
   "Григ!.. Эдвард Григ! - вспомнила Тася. - Вот на кого похож лицом  этот
маленький старик".
   - Произошло совершенно необыкновенное, невероятное событие! - заговорил
тонким, дребезжащим, взволнованным голосочком Стрелецкий,  путешествуя  по
кабинету. - Невольно вы приоткрыли завесу над тайной, которая волнует  вот
уже много лет целые поколения ученых...
   Волошин и Тася переглянулись.
   - Да, да, друзья мои! Не удивляйтесь.
   Стрелецкий схватил со  стола  толстую  старинную  книгу  и  поднял  над
головой (Тася узнала в ней ту самую  книгу,  которую  старался  выудить  у
старушки на Кузнецком мосту Фенимор Куприн).
   - Эта книга есть не что иное, как антология византийских поэтов  пятого
века.  Составителем  ее   был   один   из   интереснейших   представителей
византийской культуры - Агафий, ученый и поэт...
   Тася уже с интересом смотрела на старинную книгу. Листая ее и  любуясь,
Стрелецкий вновь засеменил по кабинету, потом  положил  книгу  на  стол  и
продолжал:
   - Она сама является большой  ценностью.  Но...  -  Стрелецкий  умолк  и
остановился перед Тасей. Он посмотрел  на  нее  гипнотизирующим  взглядом.
Казалось, он сейчас протянет вперед руку повелительным жестом и скажет: "У
вас в  сумочке  тринадцать  рублей  двенадцать  копеек,  билет  на  метро,
флакончик с духами "Белая сирень" и паспорт серии СХХ за  номером  705532,
выданный пятидесятым отделением милиции"... - Но, - снова многозначительно
повторил профессор,  -  сейчас  нас  интересует  уже  вопрос,  откуда  она
взялась, как вынырнула из тьмы веков, где была погребена, захоронена сотни
лет назад...
   Тася и Волошин переглянулись, они ничего не поняли. Стрелецкий, как  он
ни был взволнован, все же заметил это.
   - Бедные мои воробышки! - воскликнул он  сокрушенно.  -  Вы  ничего  не
понимаете! Вы уже с опаской поглядываете на старого профессора и  думаете:
"А не спятил ли старичок с ума?.."
   - Что вы! Мы очень заинтересованы!  -  сказала  Тася  и  посмотрела  на
молодого бригадмильца. - Правда?
   - Истинная правда! - подтвердил Волошин. - Я жду,  что  вы,  профессор,
расскажете нам какую-то интересную историю.
   - Да! Да! Да,  друзья  мои,  я  расскажу  вам  совершенно  удивительную
историю библиотеки Ивана Грозного.





   Профессор Стрелецкий остановился посреди комнаты и задумался:  история,
которую он собирался рассказать своим молодым гостям, была столь необычна,
что надо было подумать, с чего начать и как ее изложить.
   - Вы, очевидно, знаете, - сказал наконец Стрелецкий, -  что  царь  Иван
Четвертый был культурнейшим человеком своей эпохи: он  много  знал,  много
читал и писал. Одна только его переписка-полемика с князем  Курбским  дает
представление об Иване Васильевиче как о крупном  русском  государственном
деятеле, о просвещенном, талантливом писателе-публицисте своего времени...
К сожалению, до нас дошли лишь отдельные  документы  из  архива  Грозного.
Весь же архив Ивана Васильевича вместе с его богатейшей  по  тем  временам
библиотекой до сих пор еще не найден...
   - Не найден?! - с волнением переспросила Тася.
   - Нет, милая девушка, не  найден...  -  качнув  своей  львиной  гривой,
ответил маленький  профессор.  -  Особенно  приходится  пожалеть,  что  не
найдена библиотека Ивана Васильевича. Нам  известно,  что  эта  библиотека
была редчайшим  в  мире  собранием  древних  рукописных  книг  и  свитков,
европейских книжных уникумов и раритетов. Кроме книг и свитков  греческих,
египетских,  индийских,  персидских,  там  были   также   собраны   Иваном
Васильевичем   и   древнерусские   рукописные   и   первопечатные   книги,
напечатанные еще до Ивана Федорова.  Вполне  возможно,  что  в  библиотеке
Грозного сохранился и подлинник замечательного памятника  древней  русской
литературы - "Слова о полку Игореве"...
   Волошин весь  превратился  во  внимание.  Тася  слушала  Стрелецкого  с
горящими глазами, ее щеки даже зарумянились от волнения.
   - Но  начало  этой  замечательной  сокровищницы  древних  культур  было
положено не самим Иваном Васильевичем, а его бабкой, византийской царевной
Зоей Палеолог, получившей в Риме униатское имя Зоя-Софья, а, затем,  после
того как она вышла замуж за дед Ивана Грозного, великого князя московского
Ивана Третьего, названной Софьей...
   Профессор Стрелецкий подошел к книжной полке, протянул руку  и  вытащил
какую-то пухлую  книжку,  на  черном  переплете  которой  были  изображены
золотые короны, окруженные белыми цветками, похожими на ромашки.
   - Это одна из пяти книг современного большого исторического  романа.  В
нем описаны события, происходившие на Московской Руси во  второй  половине
пятнадцатого века, - сказал Стрелецкий, листая книгу с таким видом,  будто
он не решил еще, цитировать ему эту  книгу  или  нет.  -  Автор  попытался
воспроизвести  портрет  Софьи  Палеолог,   этой   своеобразной   личности,
сыгравшей в пятнадцатом веке немалую роль в борьбе за единое и независимое
русское государство.
   Иван Волошин пригляделся к переплету книги и вдруг сказал:
   - Я читал это сочинение,  профессор.  Каюсь,  все  не  одолел,  но  про
царевну Зою прочел...
   - Ах, вот как! - воскликнул Стрелецкий, испытующе глядя на Волошина.
   - Про Зою я запомнил только то, что она беспрестанно, чуть ли не  сорок
лет подряд, говорила про себя: "царевна провослявна",  "царевна  маля-маля
разумей русски", что она была папской шпионкой в Москве,  отравила  своего
пасынка и... да, кто-то в книге назвал ее "гнидой"...
   Тася испуганно глядела на Волошина. Она не знала, понравится  ли  такая
явно ядовитая характеристика греческой царевны профессору Стрелецкому.  Но
тот весело рассмеялся и поглядел на бригадмильца с дружелюбным юмором.
   - К сожалению, это так, друг мой, - сказал он. - Автор романа почему-то
невзлюбил  царевну  Зою,  обрисовал  ее  зловредной  дурочкой  и  даже  не
постеснялся чужими устами прилепить ей обидный ярлык  "гнида"...  А  между
тем она была далеко не дурочкой и уж никак не агентом папы римского.  Она,
так же как и ее супруг Иван  Третий,  хотела  укрепления  централизованной
царской власти в Москве, она путем всяческих интриг, вплоть до  отравления
пасынка, расчищала путь к престолу своему сыну Василию, который  в  глазах
всего мира явился бы прямым наследником не только русского престола, но  и
престола Византии и Морей,  захваченных  турками  в  те  годы.  Зоя-Софья,
несомненно, считала, что придет время, когда  русские  воины  во  главе  с
полувизантийским царем освободят от  турецкого  ига  балканских  славян  и
близких им по религии греков. Вот почему она  настояла,  чтобы  российским
государственным гербом стал герб Византии - двуглавый орел...
   Стрелецкий уже заволновался, зажегся; он бегал по  комнате,  размахивая
книгой с ромашками, и, очевидно, обращался ко всем читателям этой книги.
   - Этот герб был потом опозорен тупыми русскими самодержцами. Но ведь на
знаменах Суворова,  на  знаменах  русских  полков,  разгромивших  турецких
захватчиков в Болгарии, в Молдавии, на Кавказе, был  именно  этот  герб...
Как же можно называть "гнидой" женщину,  искренне  любившую  свою  родину,
женщину, желавшую, чтобы сын ее  или  внук  освободил  дорогую  ее  сердцу
Византию и  родину  отца  -  балканскую  Морею?..  Но  почему  же  вся  ее
деятельность была направлена на возвышение Москвы, а не Рима? Почему  даже
сам этот автор пишет об унижениях, которые терпела Зоя в Риме?..
   Он отложил книгу, уже спокойно зашагал по кабинету и заговорил:
   - Нельзя отрицать, что автор сообщил читателю много интересных и ценных
сведений. А вот с цареградской царевной ему не повезло. Он  рассказал  нам
все, что касалось ее наружности,  но  ни  словом  не  упомянул  о  больших
культурных ценностях, привезенных  ею  в  Москву,  о  богатейшем  собрании
манускриптов   древнего   мира,   служивших   украшением    книгохранилища
византийских царей и константинопольских патриархов до нашествия  турок...
Нигде  ни  единым  словом  автор  не  упоминает,  как  тревожилась  Зоя  о
величайших ценностях древней  культуры,  как  вызвала  из  Италии  зодчего
Аристотеля Фиоравенти для того, чтобы  обнести  Кремль  вместо  деревянных
стен каменными высокими крепостными стенами, а под Кремлем  создать  целый
подземный город с тайниками, потайными ходами и  лестницами.  В  одном  из
этих подземных тайников она захоронила свои книжные сокровища. Теперь  она
была спокойна: ни набеги татар, ни постоянные пожары в  деревянной  Москве
не угрожали древним свиткам и книгам...
   - Как это интересно! - воскликнула Тася. - А я ничего об  этом  никогда
не слыхала!
   - К сожалению, об  этом  мало  кто  знает,  милая  девушка,  -  добрым,
отеческим голосом сказал Стрелецкий. - А те, что знают,  всегда  торопятся
объявить это легендой, апокрифом.
   - Но под землей сыро, профессор! - резонно заметил Волошин.  -  Никакая
библиотека долго в земле не пролежит...
   - Очень  дельное  замечание,  юноша!  Но  я  могу  вас  успокоить.  Наш
замечательный  архитектор  академик  Щусев  в  свое  время  ознакомился  с
записями Фиоравенти и доказал, что под Кремлем действительно был  сооружен
книжный тайник и при этом выложен особым камнем, не  пропускающим  никакой
сырости, так называемым "мячиковым камнем"... Вот почему, друзья  мои,  мы
уверены, что библиотека царевны Зои уцелела и перешла к ее внуку,  к  царю
Ивану Васильевичу Грозному... Но после смерти Грозного никто и никогда  не
мог отыскать эту замечательную библиотеку, хотя мы почти точно знаем место
в подземельях Кремля, где она была захоронена  царевной  Зоей  "на  вечное
хранение"... Знаем мы также примерно, из каких книг и  рукописей  состояла
эта библиотека. В одной только своей переписке с Курбским Грозный цитирует
многих древних авторов. И, уж конечно, цитировал он их не с чужих слов, не
понаслышке.
   Стрелецкий подошел к полке и взял толстую книгу:
   - Но вот профессор Сергей Белокуров, знаменитый  библиофил!..  Это  его
книга "К истории духовного просвещения в Московском" государстве  XVI-XVII
веков", тире, "Церковные или светские книги были в  библиотеке  московских
государей XVI века",  вопросительный  знак...  [подлинное  название  книги
профессора С.Белокурова] Название косноязычное, но не в  нем  суть...  Так
вот,  этот  умник  профессор  не  поленился,   перерыл   всю   литературу,
относящуюся  к  библиотеке  Ивана  Грозного,  и  "доказал",  что   никакой
библиотеки у того не было, что Зоя-Софья ничего с собой не привезла и  что
все доказательства существования культурной сокровищницы русского народа -
это либо бред сумасшедших, либо фальсификация истории...
   Тася  уже  с  негодованием  смотрела  на  книгу  Белокурова.   Ей   так
понравилась загадочная  история  библиотеки  Грозного,  что  каждого,  кто
развенчивал эту чудесную тайну, она уже считала своим врагом.
   Волошин же взял в руки книгу Белокурова и внимательно стал ее листать:
   - Интересно! Надо почитать, Настенька...
   - А я и читать ее не стану! - сердито сказала Тася.
   -  Правильно,  Тасенька!  -  воскликнул  Стрелецкий.  -   Это   желчный
реакционный писака, не любящий русский народ... Вы, юноша, вот  это  лучше
почитайте! - Стрелецкий указал на другую старинную книгу. -  Это  один  из
сборников летописей Троице-Сергиевской лавры... - Он быстро раскрыл  книгу
на нужной ему  странице.  -  Вот:  "При  державе  великого  князя  Василия
Ивановича..." Это отец Грозного "...повелением его прислан из  грек  монах
Максим... Бе  же  сей  Максим  Грек  велми  хитр  еллинскому,  римскому  и
словенскому писанию. На Москве егда же узре у  великого  князя  в  царской
книгохранительнице книг много и удивися и поведа великому князю, яко ни  в
греческой земле, ни где он толико множество книг не  сподобися  видети..."
[воспроизводится подлинный документ]
   Стрелецкий отложил книгу. Его взгляд горел, пожалуй, так же  ярко,  как
костер, на котором жгли протопопа Аввакума.
   - Так гласит  древняя  летопись.  А  профессор  Белокуров  покопался  в
писаниях Максима Грека и с кислым  видом  объявил:  "Да...  действительно,
переводил для великого князя какие-то книжонки, а фактической  справки  по
вопросу о библиотеке не представил..."
   Тася была возмущена до глубины души:
   - Не понимаю! Почему наши издательства выпустили такую чушь!..
   Волошин пододвинул ей книгу Белокурова и, ехидно  улыбаясь,  указал  на
год издания: "1899"...
   Тася покраснела и чуть не швырнула в него ненавистную книгу.
   - Но в фальсификаторы попал не только древний летописец, но и профессор
Юрьевского университета Дабелов. В 1820 году в городе Пернове он  случайно
нашел часть списка библиотеки  Грозного.  Этот  список,  по  свидетельству
ливонца Ниенштедта, составил пастор  Веттерман  в  Москве  в  шестнадцатом
веке... Но профессор  Белокуров  без  всяких  доказательств  объявил  этот
список подделкой... [здесь приведены подлинные факты и имена]
   Голос Стрелецкого звенел, Тася смотрела  на  него  с  восхищением.  Она
чувствовала, что  уже  любит  этого  старика,  как  родного  отца...  Даже
спокойный, уравновешенный Волошин залюбовался гневным  и  страстным  лицом
Стрелецкого.
   "Хорош старичок!.. Сурикова бы сюда или Репина", - подумал он.
   - Кто  же,  в  таком  случае,  фальсификатор,  друзья  мои?  -  спросил
Стрелецкий. - Белокуров умер... Мертвые сраму не имут... Но его  последыши
остались...  Кто  они?  Слепые  кроты  или  жабы,  равнодушные  ко   всему
истинному. Они меня сумасшедшим объявили... Они травят  меня...  Но  не  в
этом дело... Простите, я отвлекся...
   Стрелецкий подошел к письменному  столу,  поднял  какую-то  пожелтевшую
тетрадь и сказал торжественно:
   - Вот неполная копия перновского списка книг  и  свитков,  входивших  в
библиотеку Грозного. Вот  здесь  значится  антология  византийской  поэзии
"Киклос", составленная в пятом веке Агафием,  юристом  и  поэтом.  Это  та
самая пергаментная книга, которую вы спасли на Кузнецком мосту.  А  против
нее стоит пометка: "дарена..." и далее  неразборчивое  слово.  То  ли  эту
книгу кто-то подарил Грозному, то  ли  он  кому-то  ее  подарил,  и  таким
образом  она  дошла  до  нас...  -  Стрелецкий  взял  со   стола   древнюю
пергаментную книгу и поднес ее к Тасе и Волошину. - Теперь  вы  понимаете,
друзья мои, почему так заволновался я, когда  от  следователя  ко  мне  на
экспертизу попала эта книга?..
   Тася и Волошин смотрели на старого профессора широко открытыми глазами.
   - Нам нужно  во  что  бы  то  ни  стало  найти  старушку,  принесшую  в
букинистический магазин антологию Агафия, - раздельно и четко, как клятву,
произнес Стрелецкий. - Что вы знаете о ней?
   - Ничего... - ответил молодой бригадмилец.
   - Ничего... - подтвердила Тася.
   - Как же все-таки ее можно найти? - с надеждой поглядывая то  на  Тасю,
то на Волошина, спросил Стрелецкий.
   - Объявление в газете? - неуверенно спросила Тася.
   - Нет! - решительно  возразил  Волошин.  -  Такие  старушки  не  читают
объявлений... - Он встал. - Мы подумаем, профессор...
   Стрелецкий проводил их до выхода. Прощаясь, он сказал:
   - Вы оба комсомольцы, и потому я очень надеюсь на вас...  -  Голос  его
дрогнул. - Я сорок лет ищу эту библиотеку, а  до  меня  ее  искали  многие
русские ученые. Помните это, друзья мои...


   Они молча вышли из высокого дома на тихую Волхонку. Волошин  взял  Тасю
под руку;  не  сговариваясь,  они  все  так  же  молча  прошли  за  ограду
кремлевского сквера и тихо, не спеша  пошли  вдоль  могучих  стен  древней
русской твердыни...
   Высоко в темном небе парила огненная кремлевская звезда. Как  маленькие
круглые луны, висели в сквере фонари.
   Тася и Волошин сели на скамью возле больших цветочных ваз.
   От грота  у  Кремлевской  стены,  где  веселилась  и  играла  молодежь,
долетали громкие голоса, а с другой стороны, у Манежа, тихо шелестели шины
троллейбусов и машин.
   Первой заговорила Тася:
   - Подумать только! Вот здесь, где-то в земле, под  Кремлем,  сотни  лет
хранятся величайшие ценности человеческой культуры, а найти  их  никто  до
сих пор не мог... И вдруг Кузнецкий мост, какая-то  старушка  с  кошелкой,
византийская книга, и мы с вами уже вовлечены в разгадку этой удивительной
тайны...
   - Да! Это история, которую могли бы  превратить  в  великолепный  роман
Вальтер  Скотт,  Стивенсон,  Хаггард...  -  задумчиво   произнес   молодой
бригадмилец. Вдруг он весело рассмеялся: - А  здорово  все-таки  профессор
отделал этого... Белокурова. Прямо камня на камне не оставил. Да и  у  вас
был такой вид... Белокуров бы не пожалел, что лежит в могиле.
   Тася строго посмотрела на него:
   - У вас веселое настроение.
   Он с удивлением взглянул на нее:
   - А отчего мне грустить?
   - А хотя бы оттого, что вы бригадмилец и воришку какого-нибудь  мелкого
сразу же умеете в отделение доставить, а вот  старушку  с  кошелкой  найти
вряд ли сможете, даже если сегодня ночью всего Конан-Дойля или Честерстона
перечитаете.
   - Вы, оказывается, девушка с характером.
   - Да!  И  потому  я  думаю  только  об  одном:  как  помочь  профессору
Стрелецкому найти старушку. А вы думаете о каком-то Белокурове.
   - Ладно, не будем ссориться... -  примирительно  сказал  Волошин.  -  Я
завтра же подам рапорт начальнику отделения и попрошу, чтобы он побывал  в
Управлении милиции и привел в движение всех  участковых  уполномоченных  и
даже дворников.
   - Делайте что хотите, но старуху надо найти.
   - Постараемся! -  весело  сказал  Волошин,  явно  любуясь  ее  горящими
глазами и похорошевшим от волнения лицом.
   - Что вы на меня уставились? - смутившись, спросила Тася.
   - Да так...  ничего...  царевна  Настенька,  -  медленно  сказал  он  с
улыбкой.
   -  А  вы  Иванушка-дурачок!  -  сердито  ответила  она,  но  сейчас  же
засмеялась и взяла его за руку: - Идемте!
   Они дружно зашагали к выходу по аллее ночного кремлевского сквера.





   Тася сидела за письменным столом в  глубоком  раздумье.  Все,  что  она
узнала вчера от Стрелецкого, лишало ее покоя.  Ночью  ей  снилась  царевна
Зоя, стройная, одухотворенная девушка из русских сказок, будто сошедшая  с
лакированной палехской шкатулки. Утром Тася долго разглядывала на  цветной
репродукции исступленное, безумное лицо  Грозного,  прижимающего  к  груди
забрызганного  кровью,  умирающего  сына...  Тася   была   впечатлительной
девушкой. Таинственный склеп с древними книгами вставал перед  ее  глазами
так явственно, что возвращаться к повседневной  жизни  ей  стоило  больших
усилий.
   Сейчас она сидела за письменным столом в маленьком отцовском кабинете в
полной тишине, одна во всей квартире,  и  усиленно  припоминала  все,  что
относилось к исчезнувшей старушке и к ее книгам... Пусть припоминает! А мы
тем временем приглядимся к ней, ибо автор  уверен,  что  теперь  Тася  уже
никогда не отделается от жгучего  желания  найти  таинственную  библиотеку
царевны Зои и ее великого внука...
   Что можно сказать о наружности этой  девушки?  Либо  очень  мало,  либо
очень много. Тася не была красавицей, но не была  и  дурнушкой.  Описывать
таких девушек трудно, но попытаться в данном случае  стоит...  Ее  лицо?..
Немного скуластое, со слабым  румянцем.  Тонкий  нос  (без  всяких  следов
"милой курносости"), пожалуй, даже чересчур  правильной  формы.  Небольшие
глаза, серые с голубизной. Ресницы не длинные, но "вразлет"  -  стрелками.
Четкие у переносицы брови расплываются постепенно в редкий  пушок  (вполне
возможно, что именно рисунок бровей и отражает ее характер).  Губы...  При
внимательном взгляде губы Таси могли показаться  слишком  тонкими,  причем
верхняя оказывалась очерченной ясно, а нижняя  -  слабо.  Темно-каштановые
волосы почти небрежно зачесаны назад. Суховатые руки с длинными пальцами -
"энергичные  руки".  Тонкие,  но  крепкие  ноги.  Тонкая  точеная  фигура.
Скромное платье. Нитка кораллов  на  шее.  Вот  и  все...  Пройдешь  и  не
заметишь.
   В тот самый момент, когда автор поставил точку после слов  "пройдешь  и
не заметишь", светлые глаза Таси, бесцельно перебегавшие от чернильницы  к
пресс-папье, вдруг ожили. Она вспомнила слова старушки:
   "...несите,  говорит,  Клавдия  Антиповна,  эту  книгу   поскореича   в
библиотеку, потому как она очень ценная книга..."
   Тася вскочила.
   Клавдия Антиповна!.. Но фамилия? Как ее фамилия?..
   На этот вопрос ответа не было.  И  тогда  в  напряженно  ищущей  памяти
девушки всплыли другие слова старушки:
   "Это моей бывшей барыни книги, Евгении Феликсовны..."
   Кто она, эта "барыня"?..
   Тася вскочила и схватила трубку телефона:
   - Пятидесятое отделение? Бригадмилец Иван Волошин не  звонил?..  Нет?..
Простите...
   Тася сердито швырнула трубку.
   "Безобразие! Я уверена, что он бездельничает!.. И это от  него  зависит
судьба драгоценной библиотеки Грозного!.."
   "Я сорок лет ищу ее", - вспомнила Тася  слова  Стрелецкого,  вспомнила,
сколько надежды было в умных, ласковых глазах старика.
   Она тяжело  вздохнула  и  стала  листать  какую-то  старую  книжку,  на
титульном  листе  которой  был  отпечатан  экслибрис:  "БОРИС  ГРИГОРЬЕВИЧ
ПЕРЕЛЕШИН..."
   Тася задумалась и наморщила лоб:
   "Экслибрис... Где?.. Чей?.. Когда я  видела?..  Экслибрис...  Экслибрис
значит - "из книг"..."
   Тася отложила книгу, и внезапно перед  ее  умственным  взором  возникло
маленькое изящное французское факсимиле, окруженное затейливой  виньеткой:
"Princesse Eugenie Belskaja".
   - "Принцес Эжени Бельская..." - прошептала Тася почти испуганно.
   Да,  да!  Именно  такое  факсимиле  она  видела  на   титульном   листе
дидоновского Ламартина: "Княгиня Евгения Бельская".
   Бывшая барыня Евгения Феликсовна. Княгиня Евгения Бельская. Ну  конечно
же, это она!
   Тася вновь бросилась к телефону:
   - Пятидесятое отделение? Волошин звонил?.. Нет?.. Скажите мне его адрес
или служебный телефон, немедленно!..
   Но дежурный спокойно и официально сказал:
   - Адресов наших бригадмильцев посторонним лицам не сообщаем.
   - Я не посторонняя! - быстро и взволнованно  заговорила  Тася.  -  Меня
вместе с товарищем Волошиным следователь направил к  эксперту  по  делу  о
древней книге...
   Дежурный не понял:
   - По делу о книге? О какой книге?..
   - Это книга Агафия... Византийская.
   - А что случилось с этой книгой?
   Тася никак не могла объяснить дежурному  сложную  историю  появления  и
спасения византийской антологии Агафия. Дежурный был "не в курсе дела",  и
разговор получился путаный.
   - Ее пытались украсть, - говорила Тася.
   -  Так-так.  Понятно.  Вы,  значит,   предупредили   покушение?   -   с
расстановкой спросил дежурный. Видимо, он уже что-то записывал.
   - Предупредила не я, а Волошин, - безнадежно вздохнув, ответила Тася. -
Разве вы об этом не знаете?
   - Нет... то есть, конечно, может быть, и слыхал, но у нас  каждый  день
происшествия... А вы,  значит,  эта  самая  Агафья  Византийская  и  есть?
Потерпевшая?..
   - Нет, я свидетельница.
   - Ага! Понятно...
   Дежурный был озадачен и вместе с тем уже заинтересован.
   - Как ваша фамилия? - спросил он.
   - Березкина Анастасия, студентка...
   - Подождите минутку... Не отходите от телефона.
   Наступило молчание, в глубине которого булькал чей-то монотонный голос:
   - А я вам говорю, товарищ старшина, точно и определенно, что в  трезвом
виде я не имею привычки кидаться бутылками. И это  может  подтвердить  моя
фактическая жена... А что касается моей юридической  жены,  то  это  особа
антисоветского происхождения...
   Минуты через три вновь послышался голос дежурного:
   -  Гражданка  Березкина!  Начальник  отделения  просит  вас   позвонить
бригадмильцу Волошину по телефону Е8-16-32.


   Волошин примчался на такси. Он был взволнован не меньше, чем Тася:
   - Я ничего не понял по телефону. К тому же у нас там адский шум.  Какая
княгиня? В чем дело?..
   Тася рассказала ему, как она сперва припомнила имя и отчество старушки,
затем имя и отчество ее бывшей барыни и, наконец, вспомнила, что видела на
одной из французских книг экслибрис княгини Евгении Бельской.
   - Ого!  Да  вы  молодец,  Настенька!  Это  же  подвиг!..  -  восхищенно
воскликнул Волошин. - Если мы найдем эту княгиню, я добьюсь ходатайства  о
награждении вас медалью...
   - ..."За спасение утопающих"?
   - Совершенно верно. Мы привели в действие могучую милицейскую машину, и
нам угрожает опасность утонуть в многотысячных массах старушек, с которыми
мы должны познакомиться.
   - Ох, как жалко, что я поспешила! - с искренним сожалением  воскликнула
Тася.


   Но, по-видимому, даже зная имя, отчество и фамилию настоящей  владелицы
французских книг и антологии Агафия, не так легко было  в  многомиллионном
людском море Москвы отыскать "княгиню Евгению Феликсовну Бельскую".
   Волошин безмолвствовал весь следующий день и позвонил лишь вечером.
   - Ну? Говорите скорее! - крикнула в трубку Тася.
   - Следы княгини Евгении Бельской найдены, - спокойно сообщил Волошин. -
Но они найдены не в адресном столе, а в отделе регистрации умерших бывшего
Москворецкого загса...
   - Она умерла?
   - Да... В тысяча девятьсот двадцать пятом году.  Там  же,  в  загсе,  я
узнал ее последний адрес. Она жила на Ордынке.
   - Едемте сейчас же туда! - приказала Тася.
   - Не могу, - устало сказал молодой бригадмилец. - Я  уже  две  ночи  не
сплю из-за вашей старушки и ее бывшей барыни... Я валюсь с ног.
   Но Тася была неумолима и безжалостна.
   - Дайте мне адрес! Я поеду сама...
   - Завтра... Вместе...
   - Я сойду с ума! Вы хотите, чтоб я поседела за эту ночь?
   Он рассмеялся:
   - Седая девушка! И с таким характером... Мне очень  хочется  посмотреть
на вас сейчас, но все же я отложу это удовольствие до завтрашнего дня.
   Она успокоилась, в ней проснулась благодарность к  этому  спокойному  и
энергичному парню. Тася сказала:
   - Простите. Я сумасшедшая.
   - Вы такая, как надо.
   - Идите спать... Ваня.
   - Спокойной ночи, Настенька, - сказал он и повесил трубку.





   О дореволюционном "купеческом Замоскворечье" написано немало, и  потому
автор не станет  здесь  перечислять  все  отрицательные  стороны  "темного
царства".  Это  сделал  Александр  Николаевич  Островский.  О   новом   же
Замоскворечье часто пишут в газете "Вечерняя Москва", не так красочно, как
Островский, но все же достаточно подробно.
   Автор только ненадолго остановится вместе с читателем возле  маленького
одноэтажного домика за зеленым палисадом на одной из самых  замоскворецких
улиц  (если  так  можно  выразиться),  на  Большой   Ордынке.   Окруженный
многоэтажными домами, этот старый домик производил  впечатление  барыни  и
няни с известного полотна "Все в прошлом", попавших в современную  Москву.
Когда-то этот домик  был  нарядным  купеческим  особнячком  средней  руки.
Сейчас, забытый жилуправлением, он пришел в  упадок,  но  населен  тем  не
менее густо. В то утро, когда Волошин и Тася остановились у его  палисада,
самая юная часть обитателей домика под присмотром старушек играла во дворе
в салки или, в  зависимости  от  настроения,  пела,  дралась,  смеялась  и
плакала.
   - Здесь, -  сказал  Волошин.  -  Сейчас  мы  выберем  наиболее  идейную
старушку и учиним ей допрос.
   Они прошли во двор  и  присели  на  скамью  подле  одной  из  старушек.
Определив по типу лица, что старушка эта  скорее  всего  татарка,  Волошин
вежливо произнес:
   - Селям алейкум, апа!
   Старушка не поняла и на  чистейшем  русском  языке  спросила,  что  ему
нужно. Завязался оживленный разговор,  к  которому  вскоре  присоединились
старушки со всего  двора.  Но  Клавдии  Антиповны  "среди  них  не  было".
Оказалось, что она действительно живет в  этом  доме  уже  много  лет,  но
служит через три дома отсюда "собачьей бонной",  то  есть  выводит  гулять
болонку, по кличке "Мадам Бовари", принадлежащую  какой-то  тощей  пожилой
аспирантке.
   Оказалось  также,  что  одна  из  старушек,  живущая  в  этом  доме   с
восемнадцатого года, отлично помнит княгиню Евгению Феликсовну Бельскую:
   - Нерусская она была, француженка, что  ли,  и  часто  какие-то  чудные
слова говорила. Говорит, а сама смеется - забыла, мол.  Только  она  редко
смеялась. Как сейчас я ее вижу: тоненькая, будто колосок,  бледная  и  все
кашляла. Глаза большущие и  печальные,  горе  у  нее  какое-то  на  сердце
лежало... Наша Антиповна любила ее, как за родной сестрой ухаживала, и все
же померла она, касатка. Сказывала Антиповна, будто сохла ее  барынька  по
каком-то князе или графе, а  он,  вишь,  в  уме  повредился  и  без  вести
пропал...
   Все это благодушная круглолицая старушка излагала не торопясь,  певучим
голосом, будто сказку о спящей царевне рассказывала.  Закончила  она  свой
рассказ громким голосом:
   - Игорь! Брось палку, халюган! Вот скажу матери!..
   Игорь бросил палку и,  по  просьбе  своей  бабушки,  охотно  сбегал  за
"Антиповной". Та вскоре пришла, неся на руках крохотную аспирантскую Мадам
Бовари,  покрытую  кокетливой  попонкой.  Старушка  узнала  Тасю  и  очень
обрадовалась ей, а на сообщение Волошина,  что  старинная  книга  нашлась,
Клавдия Антиповна только рукой махнула:
   - Отдайте ее ученым людям, а то с нею только беды наживешь...
   Они прошли в  дом.  Клавдия  Антиповна  ютилась  в  маленькой  каморке,
большую часть которой занимал пузатый темно-красный комод. Над комодом,  в
красивой золоченой раме, висел среднего размера портрет  молодой  женщины,
написанный тушью.
   - Она... - грустно глядя на портрет, сказала Клавдия  Антиповна.  -  Ей
тогда было двадцать лет...
   Не отрывая глаз Тася смотрела на портрет. Лицо Евгении  Бельской,  чуть
удлиненное  и  излишне  бледное,  останавливало  внимание  неожиданной   и
необычной красотой. Его обрамляло облако темных волос и  воротник  светлой
блузки, отделанный кружевами тонкого, как  у  снежинки,  рисунка.  Большие
глаза смотрели на Тасю настороженно, даже тревожно. Казалось, что женщина,
изображенная на портрете, вот-вот спросит: "Вы что-нибудь знаете обо  мне,
мадемуазель?"
   - Какие у нее глаза! - тихо сказала Тася.
   - "Меня восхитил портрет госпожи де Гриньян... На  этом  портрете  была
изображена молодая женщина, умевшая любить", - задумчиво произнес Волошин.
   - Что? - будто очнувшись, спросила Тася. - О чем вы?..
   - Я не умею вести идейные разговоры о живописи, Настенька, и потому  на
авось цитирую Стендаля.
   - Она всегда была как малый  ребенок,  -  со  вздохом  сказала  Клавдия
Антиповна и погладила Мадам Бовари, за что та немедленно лизнула ее  руку.
- А как назначили революцию, она даже обрадовалась  и  сказала  мне:  "Ну,
слава богу, теперь я  совсем  уйду  от  князя  Андрея,  и  мы  с  Платоном
поженимся". Вот и "ушла"... на тот свет...
   Забыв посмотреть подпись художника, Тася попросила старушку  немедленно
рассказать ей и Волошину все, что та знала о Евгении Бельской.
   Рассказ Клавдии Антиповны заслуживает того, чтобы его  привести  здесь.
Это рассказ о трогательной и большой любви, погибшей  при  обстоятельствах
причудливых и почти фантастических.
   Родители молоденькой девушки Эжени  де  Мерод,  обнищавшие  французские
аристократы, в 1913 году выдали ее замуж за богатого русского князя Андрея
Бельского, но Эжени, переехав в  Россию,  полюбила  здесь  своего  деверя,
брата мужа, князя Платона (он был красив и умен, чего нельзя было  сказать
об Андрее). Свою  любовь  Платон  и  Эжени  скрывали  недолго,  скоро  все
обнаружилось. Но революция заставила Андрея Бельского бежать за границу, а
князь Платон  тайком  увез  Эжени  из  Петербурга  в  Вологду.  Как  потом
рассказывала Евгения Бельская Клавдии Антиповне, Платон  Бельский  еще  до
революции искал старинные книги в каком-то вологодском монастыре. Он часто
ездил  в  Вологду  из  Петербурга  и  однажды  даже  брал  с  собой   свою
возлюбленную... Тут Волошин, внимательно слушавший, спросил ее:
   - Вы точно знаете, что он ездил в Вологду?
   - В Вологду, сыночек, в Вологду, - подтвердила Клавдия Антиповна. - Они
и меня в тот раз взяли, да только в городе оставили, а сами дальше поехали
пароходом по рекам и озерам. Сказывают, там в лесах да  за  семью  озерами
обитель древняя стоит, святым Кириллом воздвигнутая. Вот в  ту  обитель  и
ездили князь Платон с Евгенией  Феликсовной.  Там  он  и  книги  старинные
искал...
   - А откуда у Евгении Феликсовны старинная книга взялась, та,  что  я  у
жулика отнял? - спросил Волошин.
   - А ту книгу князь Платон своей дорогой кралечке  еще  в  первую  войну
подарил и даже надпись сделал. - Клавдия  Антиповна  лукаво  улыбнулась  и
продолжала: - А муженек ее возьми да и найди ту книгу. "Вот, - говорит,  -
какие надписи вам  делают,  мадам?"  А  Евгения  Феликсовна  рассердилась.
"Убирайтесь, - говорит, - болван!" - и вырвала у него книгу, да только  не
всю, верхняя крышка в руках у мужа осталась. Смех и грех!..
   - Ну и что же?  Нашел  князь  Платон  старинные  книги?  -  нетерпеливо
спросила Тася.
   - Не знаю, доченька, - ответила старушка и, пригорюнившись, продолжала:
- Известно только мне, что ушел он из Вологды, да так и сгинул навеки...
   - Почему ушел? - деловито спросил Волошин.
   - Ссора между ними произошла.  Евгения  Феликсовна  решила,  что  князь
Платон не иначе как свихнулся, а старинные книги - это только  блажь  его.
Она даже доктора позвала. А он осерчал, пихнул доктора в  грудку  и  пошел
куда глаза глядят. Больше она, сердечная, его и не видела, хотя  два  года
по всему Вологодскому  краю  искала...  А  потом  собрала  пожитки,  да  и
приехала ко мне. Я ей еще в Петербурге на прощанье московский адрес  своей
сестры дала.
   Тася молчала, ее глаза вновь остановились на прекрасном лице Эжени.
   - А в каком монастыре искал старинные книги  князь  Платон?  -  спросил
Волошин.
   - Не знаю, сыночек. Да и сама Евгения Феликсовна его  название  забыла.
Помню только, что там святой Кирилл с иноками жил.
   Тася оглянулась вокруг и спросила:
   - Кроме книг, ничего после нее здесь не осталось?
   - Ничегошеньки. Был веер красивый и платья, да  я  бедным  девушкам  из
нашего дома раздала. А  картину  себе  оставила.  -  Старушка  с  жалостью
взглянула на портрет: - Как живая она в рамке сидит!..
   - Нет ли каких-нибудь писем к ней от князя Платона? - спросил Волошин.
   - Были, сыночек, были, - охотно ответила старушка. - В коробочке  такой
красивой держала она их. Не по-русски написано.  Я  хранила  их  долго,  а
потом не знаю, куда сунула.
   - Надо поискать эти письма, Клавдия Антиповна, - серьезно и просительно
сказала Тася. - Один профессор видел вашу  книгу  и  хочет  сам  старинные
книги поискать. Может быть, письма князя Платона ему помогут...
   Клавдия Антиповна сокрушенно покачала головой:
   - Поискать можно, да только бы ваш профессор тоже в уме не  повредился,
как князь Платон. Слыхала я, что колдовские они, эти книги...
   Волошин улыбнулся и чуть было не сказал, что профессор  уже  сорок  лет
назад "повредился в уме" и упорно ищет "колдовские книги", но что жена его
пока докторов не вызывала. Однако, взглянув на серьезное,  сосредоточенное
лицо Таси, он промолчал. С некоторых пор Волошин уже ловил  себя  на  том,
что побаивается своей чрезмерно серьезной и экзальтированной подружки...
   Уходя от Клавдии Антиповны,  Тася  и  Волошин  очень  просили  старушку
поискать письма, оставшиеся после Евгении Бельской, и та охотно  пообещала
порыться в своем комоде.
   - Да, кстати, -  вспомнил  Волошин.  -  Ваша  книга  будет  передана  в
Ленинскую библиотеку, и вы, Клавдия Антиповна, получите за нее деньги.
   Старушка махнула рукой:
   - Бог с ними, с деньгами. Да и не моя та книга, сиротой  она  осталась.
Значит, пускай ее и берет себе советская власть.





   Когда Тася и Волошин рассказали Стрелецкому о своем  посещении  Клавдии
Антиповны Куликовой, старый профессор был повержен  в  изумление.  Он  был
твердо убежден, что библиотеку  Грозного  следует  искать  под  Московским
Кремлем.  За  много  лет  поисков  он  тщательно  обследовал   кремлевский
подземный туннель  со  всеми  его  ответвлениями.  Стрелецкий  открыл  под
Кремлем целый город. Из записей Аристотеля  Фиоравенти  неутомимый  ученый
узнал, что тайник для книг царевны  Зои  итальянский  зодчий  соорудил  на
глубине десяти метров ниже основного туннеля, а доступ  к  нему  находился
где-то в одном из боковых ходов и был тщательно замаскирован. Существовали
предположения,   что   Грозный   создал   филиал   своей   библиотеки    в
Александровской  слободе.  Но   Вологда?..   Эта   версия   была   слишком
неожиданной.
   В тот же день Стрелецкий пригласил своего  старинного  друга,  историка
Ивана Александровича Федорова, хорошо знающего Вологду, и рассказал ему об
антологии Агафия и о поисках Платона Бельского.
   Федоров нисколько не удивился этому сообщению.  Известно  было,  что  в
шестидесятых годах XVI века Иван Грозный серьезно подумывал о  перенесении
русской столицы в Вологду. Этот старинный город, ровесник Москвы,  занимал
в то время выгодное географическое, а  также  стратегическое  положение  и
имел  большое  торгово-экономическое  значение.  Он  был  недосягаем   для
крымцев, постоянно совершавших разорительные набеги на Москву, и,  наконец
(что было самым существенным для Грозного), в  Вологде  не  было  спесивых
бояр, коварных его врагов, стремившихся раздробить Русь на мелкие удельные
княжества.
   Старый историк напомнил Стрелецкому, что  Грозный  построил  в  Вологде
монументальный собор Святой Софии,  крепость  на  берегу  Сухоны  и  начал
строительство дворца для себя. На  реке  Вологде  он  стал  строить  суда,
предназначенные для плавания в заморские  страны  через  Белое  море.  Что
касается монастырей,  то  было  известно,  что  Грозный  придавал  большое
значение одному из  вологодских  монастырей  -  Сиверскому,  как  опорному
военно-стратегическому пункту. По сути дела, этот монастырь, расположенный
в ста пятидесяти километрах севернее Вологды,  был  самой  мощной  русской
крепостью на севере, и Грозный не раз навещал его.
   Все это заинтересовало Стрелецкого. Он уже допускал мысль, что  Грозный
действительно мог перепрятать свою библиотеку, которой  очень  дорожил.  И
если он ее перепрятал, то вполне логично было предположить, что место  для
нового тайника Грозный выбрал где-нибудь подальше от Москвы, на севере,  в
какой-нибудь неприступной крепости... А о князьях  Бельских  Стрелецкий  и
без консультации с Федоровым  знал,  что  в  молодости  Грозный  дружил  с
Курбским, Мстиславским и Бельским. Вполне возможно, что именно  последнему
он подарил одну из своих книг (ведь стоит  же  в  "веттермановской  описи"
пометка против "Антологии" Агафия -  "дарена"...).  Что,  если  друг  царя
Бельский знал  о  перенесении  библиотеки  из  кремлевского  подземелья  в
какой-то монастырский тайник и оставил  для  своих  потомков  какие-нибудь
записи о таком тайнике?..
   Стрелецкий еще не решался выступить с сообщением о находке византийской
антологии и о "вологодской версии". Он хотел сам  съездить  в  Вологодскую
область с наступлением теплых дней, проверить на месте все  услышанное  от
Куликовой и только затем приступить к организации серьезной экспедиции.
   У Таси скоро должны были наступить  каникулы,  а  Волошин  собирался  в
отпуск. Они попросили Стрелецкого взять их с  собой,  и  профессор  охотно
согласился.  Молодой,  энергичный   техник   и   его   подруга   нравились
Стрелецкому. Кроме того, он был искренне благодарен им  за  помощь  в  его
поисках бесценной древней библиотеки.


   После первого своего визита к Куликовой Волошин ездил  на  Ордынку  еще
два раза, но Клавдия Антиповна заболела гриппом и поисками  писем  Евгении
Бельской не занималась. Однако, когда он приехал в  третий  раз,  старушка
уже поправилась и нашла письма, но... отдала их "для профессора" какому-то
молодому  человеку  "из  музея",  который  был  у  нее  на  днях  и  также
расспрашивал о княгине Евгении Бельской.
   Кроме  историка  Федорова,   Стрелецкий   никому   не   рассказывал   о
византийской антологии и о том, что узнали его молодые друзья на  Ордынке.
С Федоровым, с Тасей и Волошиным он условился, что они тоже пока не  будут
разглашать эту историю. Кто же еще мог узнать адрес  Клавдии  Антиповны  и
кому еще могли понадобиться письма Евгении Бельской?..
   Стрелецкий позвонил в  Управление  музеями  и  спросил,  направляли  ли
оттуда кого-либо к гражданке Куликовой на Ордынку для получения  некоторой
корреспонденции, имеющей большое значение для  его,  Стрелецкого,  научной
работы. Из Управления музеями ответили, что "о гражданке  Куликовой  К.А.,
проживающей на ул.Б.Ордынке, ничего не известно".
   С такими же вопросами старый профессор обратился  в  свой  институт,  в
различные музеи и в другие научные учреждения. Он получил  отовсюду  точно
такие же ответы, какой дало Управление музеями.
   История с письмами Евгении Бельской становилась уже загадочной, и  Иван
Волошин решил заняться ею основательно. Он еще  раз  навестил  Куликову  и
стал подробно расспрашивать ее о таинственном "молодом человеке из музея".
Но старушка могла дать лишь самые общие сведения о нем:
   - Молодой, щуплый, только чуть  повыше  вас  будет.  Волосики  светлые,
реденькие, глазками часто моргает и все кланяется. Говорит  вежливо.  Одет
чисто и вообще, видать, из благородных... За  письма  очень  благодарил  и
даже деньги хотел дать, да я не взяла. Разве можно? Грех какой...
   - А про  книжки  Евгении  Феликсовны  он  не  расспрашивал?  -  спросил
Волошин.
   - Спрашивал. Ну, я ему, конечно, показала те французские, что продавать
носила, и про старинную книгу рассказала.
   - А он что?
   - А он говорит: "Как же,  как  же!  Профессор  Стрелецкий  любит  такие
старинные книги"... А потом на портрет  поглядел.  "Очень,  -  говорит,  -
красивая была дамочка", и назвал ее девичью фамилию...
   - Девичью фамилию? - удивился Волошин.
   - Да, ведь у Евгении Феликсовны фамилия до замужества была нерусская...
Чудная такая... Я уж и позабыла, - сказала Клавдия Антиповна и  недоуменно
пожала плечами. - И откуда только это все в музеях ваших узнали?..
   Волошин задумался.
   - Любопытно!.. - сказал он наконец  и  встал.  -  Ну  ладно.  Наверное,
найдутся письма Евгении Феликсовны... Поищем.
   С Ордынки Волошин направился прямо в  управление  милиции  и  попросил,
чтобы его немедленно принял заместитель начальника управления...
   Читатель уже, наверное, ухмыльнулся и подумал: "Все ясно и  понятно.  В
следующей главе появится весьма энергичный следователь и  заведет  дело  о
таинственном похищении писем, имеющих важное научное значение..."
   Как знать? Может быть, и появится. Ведь пропавшие письма писал человек,
который владел византийской книгой, принадлежавшей когда-то царевне Зое  и
Ивану Грозному...
   Но, пока следователь не появился,  автор  вновь  обратится  к  "потомку
великого  конкистадора"   Педро   Хорхе   Кортецу   и   к   "представителю
Международного антикварного треста"  Джейку  Бельскому.  Нам  пора  о  них
вспомнить, ибо они уже кое-что  сделали  для  осуществления  своих  смелых
планов.





   Лютецию Гавриловну Голдышкину все знакомые называли  коротко:  "мадам".
Она была коротка ростом, но широка поперек,  не  сильна  умом,  но  крепка
голосом. Биография ее была весьма пестрой, но лучше всего мадам помнила те
дни, когда перед самой революцией она вышла замуж за австрийского графа  и
русского фабриканта Фридриха-Марию фон Эккель.  По  этой  причине  Лютеция
Гавриловна до сих пор разговаривала высокомерно и безапелляционно. Так она
разговаривала и со своей четвертой  дочерью  от  третьего  брака,  Лирикой
Тараканцевой, урожденной Голдышкиной.
   Стоя на кухне перед сковородой с  котлетами,  мадам  грохотала  трубным
басом так, чтобы ее слышала толстая, ленивая Лирика, сидевшая в комнате:
   - Это же просто кошмар! Люди имеют машину, дачу, прислугу, а я, графиня
фон Эккель, должна для твоего Тараканцева жарить котлеты!..
   После ванны Лирика уже два часа сидела перед зеркалом,  накручивала  на
голове какие-то замысловатые крендели и нехотя отвечала:
   - Можешь не жарить. Мы пообедаем в ресторане...
   Мадам возмущалась:
   - Какие богачи! Жалкие три тысячи в месяц!..  Ты  глупа,  друг  мой!  С
твоей  внешностью  можно  найти  мужа  посолиднее,  чем  твой  Лжедмитрий!
Какие-то музеи, какие-то глупые картины. Что это может дать?..
   Читатель уже догадался, что речь шла о муже Лирики - Дмитрии  Павловиче
Тараканцеве.  За  некоторые  особенности  характера  кто-то  окрестил  его
"Лжедмитрием". Эта кличка утвердилась за ним всюду, даже в его семье.
   Разговор матери и дочери был прерван телефонным звонком.  Лирика  сняла
трубку и нараспев произнесла: "Алло!", но  с  таким  отчаянным  английским
акцентом, что у нее получилось: "Хельло-оу!.."
   Мадам прислушалась. По  кокетливым  интонациям  она  поняла,  что  дочь
говорит с мужчиной.
   - Дмитрия Павловича еще нет дома... А кто его спрашивает?.. Знакомый?..
Из-за  границы?..  О!  Я  могу  дать  его  служебный  телефон...  Ах,  уже
звонили?.. Да, он дико занят... К нам... Пожалуйста, приезжайте.
   - Кто это? - осведомилась Лютеция Гавриловна.
   Лирика заметалась по комнате.
   - Какой-то знакомый. Иностранец. Не  может  поймать  Лжедмитрия.  Хочет
поговорить в домашней обстановке.
   - Он едет к нам? - с ужасом спросила мадам.
   - Да! И не один! Их двое!
   Лирика плюхнулась на диван и стала натягивать на свои  гигантские  икры
чулки-паутинку.
   - Но я в ужасном виде! - застонала Лютеция Гавриловна.
   - Надо убрать хотя бы одну комнату, - скомандовала Лирика. - А я  начну
искать Лжедмитрия. Ты знаешь, это не так просто.
   Увы, она была права:  Лжедмитрия  Павловича  Тараканцева  нелегко  было
найти в бурных волнах деловой Москвы, хотя  он  присутствовал  всюду,  где
только можно было присутствовать, и даже там, где ему присутствовать  было
не нужно. По должности он был  начальником  Музейного  фонда,  но,  будучи
одновременно  "творческим  работником",  живописцем  весьма  оригинального
жанра "научной эксцентрики", Тараканцев являлся (какое удивительное  слово
- "являлся"!):
   а) членом бюро комиссии (или секции) научной эксцентрики;
   б) членом секции (или комиссии) реставраторов и копиистов;
   в)...
   ш) членом различных жюри;
   щ) членом редколлегий всех изданий  его  комиссий,  а  также  секций  и
подсекций.
   Математики назвали бы его "многочленом".
   Он был не столь трудолюбив, сколь расторопен, и умудрялся не пропустить
ни одного заседания, совещания, обсуждения, а на большие собрания прибегал
всегда первым, садился в первом ряду (или в  президиуме)  и  слово  всегда
брал первым...
   Автор  мог  бы  описать  и  творческую  деятельность  Тараканцева   как
"ведущего мастера научной эксцентрики", но сейчас он только  хочет,  чтобы
читатель  не  сомневался  в  том,  что  Дмитрий  Павлович  Тараканцев  был
чрезвычайно занятым человеком. В этом всех убеждала его сверхъестественная
активность. В этом, между прочим, не сомневался также и агент антикварного
треста Педро Хорхе Кортец, познакомившийся с Тараканцевым еще в  тридцатых
годах нашего столетия.
   Как известно,  в  те  годы  в  СССР  происходили  великие  исторические
события: советское крестьянство вступило на путь массовой коллективизации;
в  эти  же  годы  родилась  наша  индустрия;  на  предприятиях   появились
передовики производства,  и  впервые  в  истории  человечество  узнало  на
практике, что такое социалистическое  соревнование.  Но  обыватели  упорно
называли эту эпоху "эпохой Торгсина". Действительно, в те годы  золотые  и
серебряные побрякушки, попадая в каналы Торгсина, превращались в станки  и
машины, необходимые нашей стране. Но было и так, что некоторые не  в  меру
расторопные "торгсиновцы" умудрялись  под  шумок  превращать  в  триеры  и
сноповязалки картины больших мастеров, ценную скульптуру, редкие  книги  и
прекрасные ювелирные изделия. Агенты антикварного треста рыскали в те годы
по Москве и Ленинграду в поисках добычи... Рыскал  в  то  время  по  нашей
земле и Педро  Кортец.  Здесь  он  и  познакомился  с  молодым  художником
Д.П.Тараканцевым, который уже тогда являлся членом комиссий и подкомиссий,
секций и подсекций, в частности -  членом  экспертной  комиссии,  решавшей
судьбу произведений искусства, предназначенных на экспорт.
   Нужно отдать должное Тараканцеву: в своих решениях он был  до  обморока
осторожен, и Кортец не мог похвастать, что с помощью Тараканцева он выудил
хотя бы одну ценную картину. Но опытный авантюрист, близко  познакомившись
с  ним,  понял,  что  чрезмерную  осторожность  Тараканцева  порождали  не
патриотизм, и не любовь  к  ценностям  родной  культуры,  а  всего-навсего
трусость. По мнению Кортеца, Тараканцев много мог бы сделать для него.  (и
с большой выгодой для себя), если бы не был  столь  труслив...  Эту  черту
непременного члена всех комиссий Кортец хорошо запомнил.
   Проживая в Париже, он  следил  за  судьбой  некоторых  своих  советских
"знакомых", а  ныне,  отправляясь  в  Москву,  решил,  что  вирусоподобный
активист Тараканцев обязательно поможет ему и Джейку найти и затем вывезти
ценнейшую коллекцию Грозного. Именно потому поможет,  что  Тараканцев  был
зоологически труслив...


   Как раз в тот  момент,  когда  Лирика  по  телефону  "поймала"  наконец
Лжедмитрия  на  каком-то  музейном  совещании,  безголосый  звонок  трижды
кашлянул в передней ее квартиры.
   Лютеция  Гавриловна  с  густо  напудренным  носом  набросила  на   свои
богатырские  плечи  тюлевую  накидку   цвета   "ша-муа"   (подарок   графа
Фридриха-Марии!) и пошла открывать дверь. За дверью стояли двое  мужчин  в
светлых  костюмах:  один  объемистый,  смуглый,  восточного  типа,  другой
высокий, худощавый, бледнолицый.
   - Прошу прощения, мадам, - с легким акцентом сказал по-русски  пожилой.
- Здесь квартира Дмитрия Павловича Тараканцева?
   Лютецию  Гавриловну  трясло  от  волнения:  перед  нею  стояли,  с  нею
разговаривали живые иностранцы. Может быть, они прямо из Парижа  приехали?
Может быть, вот этот молодой - граф или виконт?..
   - Да, - внезапно осипнув  и  потеряв  свой  роскошный  бас,  произнесла
Лютеция Гавриловна. Она  распахнула  дверь  и  прохрипела  сразу  на  трех
языках: - Силь ву пле! Битте! Плииз!..
   Кортец протиснулся в дверь,  поцеловал  пахнущую  детским  мылом  длань
Лютеции и отрекомендовался:
   - Педро Хорхе Кортец! А это мой молодой друг Джейк Бельский.
   Джейк приложился к руке  Лютеции  и,  поморгав  немного,  сказал  (тоже
по-русски, но уже без всякого акцента):
   - Я счастлив с вами познакомиться, мадам...
   -  Моя  дочь  Лирика  Аполлоновна,  супруга  Лже...   супруга   Дмитрия
Павловича, - овладев наконец своим фельдфебельским голосом, сказала  мадам
и ввела гостей в наспех убранную комнату.
   На Лирику страшно было смотреть. Ее почти не имеющая  точных  очертаний
фигура была облачена в шелковое платье, цвета багрового и тревожного,  как
пожар. Парижская горничная Кортеца Мадлен со своими ресницами и  огненными
губами показалась бы рядом с нею простой пастушкой. Рыжие и жесткие  космы
Лирики были взвихрены и торчали, как наэлектризованные; натертые ладошками
щеки ее пылали; подведенные  глаза  метали  молнии,  а  бюст  колыхался  и
наступал, как девятый вал на картине  Айвазовского.  Вероятно,  точно  так
выглядела жена подлинного Лжедмитрия, Марина Мнишек, в момент разговора  с
восставшими, которые только что прикончили Самозванца.
   Через несколько  минут  завязался  "светский  разговор":  гости  учтиво
восхищались красивыми  домами  новой  социалистической  Москвы,  а  хозяев
больше интересовал старый капиталистический Париж.
   - Правда ли, месье Кортец, что в Париже американские офицеры среди бела
дня похищают девушек? - спросила Лирика.
   -  Увы,  это  так,  мадам,  -  с  грустью  ответил  "потомок   великого
конквистадора". - Но только не всех похищают, а... некоторых. И не днем, а
ночью...
   Мадам уже поставила на стол кофе, булочки, масло, зернистую икру...
   В глазах Кортеца при виде икры появился плотоядный огонек:
   - Икра!.. Зернистая!.. Джейк, вы когда-нибудь видели живую сказку?..  -
спросил он.
   - Нет, - чистосердечно сознался Джейк. - Я не читал  сказок,  месье.  Я
читал только комиксы...
   В  этот  момент  в  передней  щелкнул  замок,  и  в  квартиру  ворвался
Тараканцев. Он именно ворвался, а не вошел. Сообщение жены о  том,  что  к
нему в дом направляются какие-то  иностранцы,  всполошило  Лжедмитрия  так
сильно, что он первый раз в своей жизни дезертировал с совещания...
   Тараканцев бросил шляпу и, протирая окуляры в золотой оправе,  вошел  в
комнату.
   Гости встали при его появлении.
   - Месье Кортец и мистер Бельский,  -  торжественно  представила  гостей
Лирика. - Они ждут тебя, Дмитрий.
   Иностранцы поклонились и дожали руку сильно встревоженному хозяину.
   - Очень, приятно... очень приятно... - забормотал Лжедмитрий, обшаривая
неожиданных гостей бегающими рысьими глазками.  -  Прошу  садиться...  Чем
обязан, господа?
   Кортец засмеялся:
   - Нет, я вижу, что вы меня не узнаете, товарищ Тараканцев, - сказал  он
и  печально  качнул  головой.  -  Да  и  как  узнать?..  Двадцать  лет  не
видались... Я постарел, растолстел. А вы все такой же.
   - Позвольте! - Тараканцев наморщил лоб и вгляделся. -  Кортец?!.  Агент
Антикварного треста?..
   - Увы, это  я,  Дмитрий  Павлович...  Торгсин...  Кое-какие  картины...
Коптское евангелие...
   - Как же! Конечно, помню! - без всякого восторга произнес Тараканцев. -
Педро Хорхе Кортец.
   - Совершенно верно! У вас феноменальная память на имена...  А  это  мой
юный друг, такой же вольный турист, как и я, Джейк Бельский.
   Джейк поклонился.
   - Очень приятно, - сказал замороженным голосом  Тараканцев.  -  Я  могу
быть вам чем-нибудь полезен, господа?..
   - Мне очень неприятно  вас  беспокоить,  Дмитрий  Павлович,  -  сладким
голосом произнес Кортец, - но мой юный друг, сын состоятельных  родителей,
изучает древнее восточное искусство. Ему нужно побывать в некоторых  ваших
музеях...
   У Тараканцева отлегло от сердца, он уже  успокоился  и  с  любопытством
посмотрел на "сына состоятельных  родителей".  Тот  заискивающе  моргал  и
глядел на Лжедмитрия с детской просительной улыбкой.
   - Конечно! Пожалуйста! Для всех туристов у нас везде открыты  двери,  -
сказал Тараканцев и широко развел руками, демонстрируя готовность проявить
гостеприимство.
   - Пользуясь давним  знакомством  с  вами,  Дмитрий  Павлович,  я  хотел
просить вас, чтобы вы посоветовали, наметили маршрут мистеру  Бельскому...
- сказал Кортец и, оглянувшись на дам, добавил виноватым  тоном:  -  Но  я
боюсь, что это будет разговор скучный и утомительный для наших  прекрасных
дам.
   Практичная Лютеция Гавриловна сразу  сообразила,  что  парижские  гости
явились на квартиру к ее зятю не за музейными  советами,  а  по  какому-то
более важному делу. Она взяла за руку свою недогадливую дочь и, увлекая ее
в соседнюю комнату, нежно пробасила:
   - Рика, дорогая! Я  давно  собираюсь  показать  тебе  кружева,  которые
подарил мне граф Фридрих-Мария...





   - Мы с вами, Дмитрий Павлович, беседуем уже полчаса и  никак  не  можем
договориться, - печально склонив голову набок, сказал Кортец.
   Тараканцев нервно забарабанил пальцами по столу:
   - И никогда не договоримся,  господин  Кортец.  Я  ничем  вам  не  могу
помочь. Никакие ваши гонорары мне не нужны. А раскопки производить в нашем
монастыре вряд ли вам разрешат. Даже на концессионных началах. В  этом  вы
убедились, побывав в министерстве.
   Кортец остановился у  подоконников  и  сосредоточил  свое  внимание  на
каком-то ядовито-зеленом кактусе, похожем на опухоль.
   - Печально... - со вздохом сказал он, повернувшись к Тараканцеву.  -  У
вас здесь действительно что-то произошло, что-то изменилось.
   - Да, месье Кортец, времена  Торгсина  канули  в  вечность,  -  ответил
Тараканцев ухмыляясь. - Сейчас мы ведем культурный обмен с заграницей,  но
не продадим уже ни одного ценного произведения искусства.
   - Дух времени изменился, - не то спросил, не то констатировал Кортец.
   - Совершенно верно...
   - Но я не верю, чтобы изменились люди, которые с легким сердцем  меняли
шедевры искусства на крупорушки, - многозначительно глядя на  Тараканцева,
пророкотал Кортец.
   Лжедмитрий насторожился:
   - Не знаю, кого вы имеете в виду. Я лично, вам  ни  одного  шедевра  не
продал.
   - Дмитрий Павлович! -  с  подозрительной  искренностью  сказал  Кортец,
приблизившись к Тараканцеву. - Я тоже так думал. Но  однажды...  это  было
совсем недавно, в Париже... я убедился, что вы, может быть  сами  того  не
зная, все же продали мне  два  шедевра,  два  неизвестных  портрета  кисти
Боровиковского...
   Тараканцев даже привстал от неожиданности:
   - Что такое? Я вас не понимаю...
   - Джейк! Душа моя!  Объясните  товарищу  Тараканцеву  то,  чего  он  не
понимает, - обратился Кортец к Джейку,  тихонько  сидевшему  в  стороне  и
безучастно разглядывавшему непроницаемую физиономию Тараканцев а.
   - С удовольствием, месье, - сказал Джейк и, вынув из большого конверта,
положил на стол перед встревоженным Тараканцевым две цветные  репродукции:
- Это два пейзажа. Они были куплены месье Кортецом в России и проданы мне.
С помощью рентгена я убедился, что под верхним слоем краски находится  еще
одно изображение.
   Джейк вынул  из  конверта  новые  репродукции  и,  как  продавец  перед
покупателем, положил их перед Тараканцевым:
   - А здесь уже запечатлен процесс расчистки... Вот лицо... рука... часть
фона... Вот  подпись...  У  нас  имеется  заключение  крупных  художников,
подтверждающих,   что   пейзажи   были   нанесены   на   портреты   работы
Боровиковского...
   - ...И проданы мне за гроши с  разрешения  эксперта  Дмитрия  Павловича
Тараканцева, - добавил  Кортец,  иронически  глядя  на  помертвевшее  лицо
Лжедмитрия. - Прикажете показать купчую?..
   Тараканцев вперился неподвижным взором в холеную,  самоуверенную  морду
Кортеца. С минуту он молчал, наконец хрипло пролаял:
   - Жулики! Шантажисты! Я сейчас же позвоню в МВД!..
   Джейк деловито сложил в конверт репродукции и уселся на прежнее место с
видом невинного дитяти. Кортец покачал головой:
   - Ругаться не надо, Дмитрий Павлович. Это ни к чему...  А  позвонить  в
МВД нужно... Пускай разберутся в этом темном деле...
   Он подошел к телефону и снял трубку:
   - Джейк! Номер телефона МВД?..
   Джейк уже листал свою записную книжку:
   - Сию минуту, месье...
   Тараканцев подбежал и вырвал у Кортеца трубку:
   - Ведите себя прилично! Вы в чужом доме!
   Кортец развел руками:
   - Но вы же сами хотели позвонить. Зачем медлить?..
   Тараканцев зашагал  по  комнате.  Его  трясло,  как  в  лихорадке.  Тон
Кортеца, его уверенность  сбили  с  толку  несчастного  Лжедмитрия.  Шутка
сказать - он продал  два  ценнейших  шедевра  русского  искусства  ловкому
агенту за гроши... И кто теперь поверит, что он, Тараканцев, не знал,  что
именно находится под жалкой мазней, под двумя посредственными пейзажами?..
   Кортец шевелил волосатыми пальцами, любуясь игрой  света  в  камнях  на
перстнях. Джейк посылал  в  потолок  непонятные  сигналы  своими  зелеными
веками...
   Молчание длилось минуты две. Слышны были лишь подавленные вздохи Лирики
за стеной и взволнованное сопение Лютеции Гавриловны, прильнувшей  ухом  к
двери.
   - Где оба полотна? - спросил наконец Тараканцев.
   - В гостинице, месье... - подавшись вперед, вежливо сообщил Джейк.
   - Милости просим завтра утром к нам, - сказал Кортец.  -  Прихватите  с
собой профессора Кончаковского. Он большой специалист по Боровиковскому.
   - Ни в какие гостиницы я не поеду,  -  хмуро  проворчал  Тараканцев.  -
Приезжайте сюда завтра  вечером  сами.  Я  и  без  Кончаковского  во  всем
разберусь...
   - Очень хорошо! - с нескрываемым удовольствием  согласился  Кортец.  Он
был уверен, что Кончаковского Тараканцев в это дело посвящать не будет.
   Тараканцев сел и задумался.
   Кортец подсел к нему и, стараясь говорить как можно задушевнее, сказал:
   - Дмитрий Павлович! Душа моя! Не серчайте. Конечно, вы тут ни при  чем.
Кто-то во время революции замазал Боровиковского, чтобы не  реквизировали,
вот и все. Я обещаю вам, что, как только мы с мистером  Бельским  вернемся
из монастыря, оба полотна будут ваши... Вы можете их сжечь или преподнести
как открытие и прославиться...
   - Что вы будете искать в этом монастыре? -  угрюмо  глядя  на  Кортеца,
спросил Тараканцев.
   - Там погребен боярин Бельский, друг Ивана Грозного...  У  Джейка  есть
сведения, что в гроб боярина Бельского положена  одна  интересная  древняя
рукопись...
   - Византийская антология Агафия, пятый век,  -  с  большой  готовностью
пояснил Джейк. - Ко мне попал от одного из эмигрантов ее титульный лист...
   Он извлек из внутреннего кармана свернутый в трубку пергаментный  лист,
заправленный в ватманскую бумагу,  и  передал  Тараканцеву.  Тот  долго  и
внимательно его разглядывал. Наконец вернул:
   - Не думаю, чтобы вы что-либо там нашли. Все ценное вывезено. Остальное
учтено и хранится в местном музее.
   Кортец засмеялся и, легонько похлопав Тараканцева по плечу, сказал:
   - Наша  жизнь  осмысленна  только  в  том  случае,  если  мы  ежедневно
отправляемся на охоту  за  счастьем,  Дмитрий  Павлович.  Почему  бы  нам,
скромным  туристам,  не  поохотиться  за  счастьем  на  севере  России,  в
романтическом древнем монастыре?..
   - Я уже сказал: вам никто не  разрешит  заниматься  там  раскопками,  -
холодно молвил Тараканцев.
   - Мне - нет, а вот этому юноше разрешат, - кивнул на Джейка Кортец.
   - Почему вы так думаете?  -  насмешливо  поглядев  на  Джейка,  спросил
хозяин дома.
   - Джейк!  Продемонстрируйте  товарищу  Тараканцеву  свои  документы,  -
коротко приказал Кортец.
   Джейк встал, быстро извлек из кармана  бумажники  протянул  Тараканцеву
какую-то бумажку. Тот  развернул,  прочел  и  ахнул:  он  держал  в  руках
командировочное удостоверение на бланке своего учреждения, с печатью и  за
своей  подписью.  Да,  это   была   его   собственная   подпись:   мелкая,
замысловатая, с хитрыми закорючками. В  удостоверении  сказано  было,  что
научный   сотрудник   Георгий   Иванович   Богемский   направляется    для
исследовательской работы туда-то и туда-то...
   Тараканцев поправил очки и внимательно поглядел на Джейка:
   "Диверсант?.. Шпион... А что, если его сцапают?.. Нет! Чепуха!..  Легко
можно будет установить, что удостоверение сфабриковано..."
   Он вернул документ и, криво усмехнувшись, сказал:
   - Сразу видно, что вы сын состоятельных родителей.
   Джейк  скромно  промолчал  и  сел  на  свое  место.  Но  Кортец  весело
рассмеялся:
   - Его родители были совсем бездетны, Дмитрий Павлович. Пусть  им  легко
будет на том свете...
   Тараканцев встал:
   - Итак, завтра в это же время я жду вас у себя.
   Не рассчитывая на рукопожатие, Кортец поклонился с сияющим лицом:
   - Непременно, душа моя. Только я не смогу  приехать.  Приедет  Джейк  и
привезет пока одно полотно... А потом  можно  будет  посмотреть  и  второй
шедевр...
   В комнату ввалилась Лютеция Гавриловна, за нею неуверенно вошла Лирика.
   - Как, вы уже уходите? - оживленно спросила мадам.
   - К сожалению, нам пора, - сказал Кортец и  приложился  к  мощной  руке
Лютеции.
   То же самое проделал и Джейк.
   - Ваш муж стал бы великим человеком, мадам, если бы в  Советском  Союзе
ценили истинный ум, - льстивым тоном  произнес  Кортец  и  поцеловал  руку
Лирики.
   Тараканцев остался в комнате, так и не решив, нужно  ли  ему  провожать
гостей.
   - Ум!.. Великим человеком стал  бы!..  -  зарычала  Лютеция,  когда  за
Кортецом и Джейком захлопнулась дверь.  -  Ему  люди  предлагают  выгодное
дело, суют деньги, а он из себя святого корчит!..
   - Лютеция Гавриловна! - истерически  завизжал  Тараканцев.  -  Извольте
замолчать!
   - Мама, оставь, пожалуйста! - окрысилась Лирика.
   - Я замолчу, - грозно сказала мадам, - но теперь и вы  будете  молчать,
как жареный судак, Лжедмитрий Павлович... Эти господа  вас  так  зажмут  в
кулак, что вы и не пикнете...





   Провожаемые строгими глазами святых, изображенных на  стенах  массивных
каменных ворот, Тася и Волошин прошли под сводами монастырской  надвратной
церкви и, остановившись, оглянулись... Стройная, словно парящая в небесной
синеве  одноглавая  церковка  напомнила  Тасе  Царевну  Лебедь,   чудесную
красавицу из сказки Пушкина.
   Тася сказала об этом Волошину. Тот быстро согласился, но  не  удержался
от искушения пошутить.
   - И этой девушке всего лишь четыреста лет! Я уверен, что так же, как  и
Царевну Лебедь, ее создал поэт. Да, поэт! - повторил  он.  -  Но  обратите
внимание,  Настенька,  своим  произведением  он  явно  протестует   против
"загробных мук" и говорит лишь о вечной жизни.
   Тася счастливо засмеялась:
   - Как я довольна, что приехала  сюда!  Я  вижу  живые  чудеса  древнего
зодчества! Этих поэтов в старину называли "умельцами каменных дел".
   Тася и Волошин шли по тенистым аллеям главного монастырского двора.
   - Пойдемте во внутренний двор. Я хочу осмотреть ту церквушку, о которой
нам вчера вечером рассказывал профессор Стрелецкий, - сказала Тася.
   Дворов в монастыре было пять, и их отделяли друг от друга мощные  стены
и ограды.
   - Не понимаю, почему монастырь внутри разгорожен? - спросила Тася.
   -  А  я  объясню  вам,  -  сказал  Волошин.  Он  уже  свыкся  с   ролью
профессионального гида и, начитавшись  в  Вологде  справочной  литературы,
охотно давал объяснения своей спутнице. -  Дело  в  том,  что  мы  с  вами
находимся не только в бывшем монастыре, но и в бывшей  крепости.  Да,  да!
Это был крупный военный опорный пункт на севере Московской  Руси...  Враги
не могли углубиться на юг,  миновав  эту  крепость.  Здесь  стоял  сильный
гарнизон, который мог  мобилизовать  население  и  ударить  интервентам  в
тыл... А взять приступом  эту  крепость  было  невозможно...  Вы  обратили
внимание, что стены крепости почти везде окружены  озером?..  Они  так  же
высоки,  как  стены  Московского  Кремля,  а  башни  даже  выше   и   шире
кремлевских...
   Тася оглянулась и с  уважением  поглядела  на  могучие  стены  и  башни
монастыря.
   - Теперь перейдем к вопросу, заданному мне  одним  из  экскурсантов,  -
бойко продолжал Волошин. - Зачем столько стен внутри монастыря?.. А затем,
что, если во  время  осады  крепости  враги  ворвутся  в  какой-либо  один
монастырский двор, им придется штурмовать стены остальных дворов...
   - Да, действительно... -  с  восхищением  оглядывая  внутренние  стены,
согласилась Тася.
   -  Прошу  обратить  внимание,  товарищи  экскурсанты,  на  расположение
дворов. Ворвавшись в один двор, враги уже сами с трех  сторон  попадали  в
окружение защитников крепости и  часто  бывали  так  биты,  что  старались
поскорее удрать обратно.
   - А монастырь этот действительно осаждали враги?
   - Да! И неоднократно, уважаемые товарищи!  Но  каждый  раз  они  бывали
отброшены и рассеяны... А вот и пятый двор.
   Перед ними раскрылся уголок неописуемой прелести:  зелень  травы  самых
неожиданных  оттенков   легким   ковром   покрывала   небольшую   лужайку,
прорезанную  ручейком.  На  зеленом  холме   стояла   пурпурная   церковь,
окруженная хороводом берез. Перед церковью в немом ожидании застыл строгий
белый  павильон,  прикрывший  крохотную  избушку   Кирилла   Белозерского,
основателя монастыря. А над всем этим маленьким  миром  прошлого  в  синем
небе сияло глазастое солнце и  стояла  какая-то  особенная,  левитановская
тишина...
   Тася нараспев произнесла:

   В синем небе, в темной глуби
   Над собором тишина...

   Произнесла и умолкла, прислушиваясь,  будто  ожидала,  что  откликнется
эхо.
   Волошин затряс головой, будто желая отделаться от какого-то наваждения:
   -  Блок...  Этот  монастырский  уголок  может  навеять   только   такие
настроения... Давайте осмотрим церковь, Настенька. Я хочу  убедиться,  что
призраки ушли отсюда, что здесь остался только чудесный Александр Блок.
   Юноша и девушка приблизились к  церкви,  где  вчера  ночью  они  видели
странного старика. Дверь была приоткрыта. Постояв минуту, Тася  и  Волошин
вошли в церковь.
   Насколько нарядным и радостным был ее внешний вид, настолько строгой  и
суровой  она  оказалась  внутри...  Темные  древние   иконы,   почерневшая
позолота, меланхолический блеск  бронзовых  подсвечников,  коричневый  тон
деревянного аналоя  -  все  это  ясно  показывало,  что  создатели  церкви
обращаются к вошедшему на языке аскетизма и смирения.
   В глубине виднелся небольшой алтарь. Сквозь маленькие  оконца,  похожие
на бойницы, тянулись к полу лучи солнца.
   Волошин взглянул на Тасю:
   - Ну как?
   - Жутко... - поеживаясь, ответила  девушка.  -  Смотрите,  какой  здесь
интересный пол! - вдруг воскликнула она.
   Волошин стал разглядывать пол.  Составленный  из  больших  разноцветных
плит ярких и темных тонов, он являл собой замысловатый и  в  то  же  время
вполне законченный орнамент. Простой домотканый ковер закрывал центральную
часть орнамента, и длинная дорожка от  паперти  до  алтаря  разрезала  его
надвое.
   Волошин нагнулся, взялся за ковер и стал его скатывать.
   - Что вы делаете? - с изумлением спросила Тася.
   - Хочу посмотреть весь пол.
   Скатав ковер, Волошин принялся за дорожку. Через три  минуты  мозаичный
пол предстал перед Тасей во всем своем великолепии.
   - Хорош, правда? - спросил Волошин.
   - Очень! - с восторгом подтвердила Тася.  -  Если  бы  его  можно  было
зарисовать... Мне бы очень хотелось, Ваня.
   - Рисовать я не умею, но...
   Волошин осмотрелся и выбежал из церкви. Через  минуту  он  вернулся  со
стремянкой и поставил ее поближе к центру, потом взобрался на нее и взял в
руки висевший в футляре фотоаппарат.
   Щелкнув несколько раз затвором  и  осветив  церковь  вспышками  магния,
Волошин слез со стремянки, отнес ее на место и  вновь  разостлал  ковер  и
дорожку.


   Целый день Тася и Волошин  бродили  по  обширным  монастырским  дворам,
опускались в страшную подземную монастырскую тюрьму, поднимались на гребни
крепостных стен. Тася измерила высоту Кузнецкой  башни,  стоящей  прямо  в
воде озера. Получилось двадцать метров.
   Взявшись за руки, как школьники, они  ходили  и  смотрели,  смотрели  и
обменивались впечатлениями, вспоминали все, что они узнали  в  Вологде  об
этом русском чуде, гордо стоящем над озером, о сказочном  "граде  Китеже",
затерявшемся в северных лесах. Стоя на зеленом холмике пятого двора,  Тася
сияющим взором окинула монастырские  строения,  видневшиеся  вдали:  белые
кельи и старинные палаты, трехэтажные стены с бойницами. Она прислушалась.
Вокруг стояла тишина, лишь  издалека  доносился  сигнал  одинокой  машины,
гудели шмели и шептались березы.
   - Как странно! - сказала Тася. - Лишь три дня назад мы были в Москве, в
самом центре бурной современной жизни, и вот попали сразу в тринадцатый  и
четырнадцатый  век,  в  феодализм...  Ваня,  достаньте  свою  тетрадку   и
прочтите, что вы там еще записали в Вологде об этом монастыре.
   Волошин достал из-за пояса общую тетрадь и, развернув, стал читать, как
псалтырь:
   -  "Русский  север  среди  своих  исторических  памятников  насчитывает
несколько   монастырей,   из    которых    наибольшее    значение    имеют
монастыри-крепости,  бывшие  проводниками  не   только   религии,   но   и
московского влияния,  проводниками  идеи  объединения  вокруг  Московского
государства всей русской земли".
   - Нет! - нетерпеливо прервала его Тася. - Вы мне  это  уже  говорили...
Найдите в своей тетрадке монаха,  который  ушел  из  московского  Симонова
монастыря в четырнадцатом веке и поселился вот здесь, на этом  холмике,  в
диких лесах...
   - Святой Кирилл? - насмешливо спросил Волошин. -  Настенька!  Побойтесь
бога! Я говорю в  буквальном  смысле.  Чего  доброго,  вы  здесь  молиться
начнете...
   - Ах, Ваня! - со вздохом сказала Тася. - Ну зачем вы острите? Я не буду
молиться. Но я хочу понять этого человека. Кто он? Почему ушел из Москвы в
эту глушь?  Ведь  он  там  архимандритом  крупного  монастыря  был.  Знать
московская под благословение к нему подходила... В чем же дело? Что ему  в
этих диких озерных дебрях понадобилось?.. Ответьте мне. Только без шуток и
острот.
   Волошин  оглянулся,  внимательно  посмотрел  на  крохотную   деревянную
избушку отшельника, укрытую под сенью берез и безмятежно стоящую здесь уже
почти шестьсот лет...
   - Церковники называют его святым... Ну что ж, пусть  называют.  Это  их
дело... А я думаю, Настенька, что этот человек был мыслителем,  философом.
Вот я записал в  Вологде  одно  место  из  его  философского  трактата  "О
падающих звездах". Послушайте, что  написал  этот  умный  русский  человек
шестьсот лет назад, сидя у лучинки вон в той крохотной избушке...
   - Читайте, - сказала Тася.
   - "...Одни говорят, что это падают  звезды,  а  другие,  что  это  злые
мытарства. Но это и не звезды и не мытарства, а отделение небесного  огня,
насколько нисходят они вниз, расплавляются и опять  сливаются  в  воздухе.
Поэтому никто  не  видел  их  на  земле,  ибо  всегда  они  рассыпаются  в
воздухе..." [подлинная цитата  из  научного  труда  церковного  деятеля  и
писателя XIV века Кирилла Белозерского "О падающих звездах"]
   - Удивительно! Ведь это же учение о метеоритах...  -  тихо  проговорила
Тася.
   - Да... Он точно и ясно охарактеризовал небесное  явление  в  те  годы,
когда никто не смел и не умел так думать. И при этом, заметьте, Настенька,
никакой мистики и метафизики. Это чистейший материализм.
   - Но что заставило этого человека бежать сюда?
   - Думаю, что для подобных размышлений в те годы северные  лесные  дебри
были самым  подходящим  местом,  -  ответил  Волошин  и,  обведя  взглядом
красивый уголок, добавил: - Видимо, это была натура созерцательная...
   Так Тася и Волошин бродили  по  древней  русской  крепости.  Не  станем
говорить громких фраз об изумительном северном памятнике русской  старины,
куда судьба случайно забросила двух московских комсомольцев. Скажем  лишь,
что монастырская крепость эта не выдумана: автор был в ней и  испытал  там
величайшее  удовольствие.  Куда  ни  бросишь  взгляд  -  всюду  прекрасные
произведения русского  древнего  зодчества.  И,  чтобы  почувствовать  всю
красоту этой крепости, чтобы понять ее форму, простую,  строгую,  могучую,
рассчитанную  лучшими  военными  строителями  русской  старины,  ее  нужно
увидеть...
   На юношу и девушку, бродивших по  всем  уголкам  Сиверского  монастыря,
действовало, кроме всего,  и  другое:  густые  заросли  полыни,  васильки,
ромашки, зеленый ковер на лужайках дворов, свежее  благоухание  земли  под
небом ослепительной ясности, - все это воспринималось  ими  как  музыка  и
кружило голову...
   Совсем  иначе  воспринимали  монастырскую  обстановку  Кортец  и  Джейк
Бельский. Они приехали в  этот  монастырь  на  неделю  раньше,  чем  Тася,
Волошин  и  профессор  Стрелецкий.  Джейк  успел  уже  обнаружить  ход   в
подземелье - в погребе под  самой  высокой  крепостной  башней,  именуемой
Кузнецкой. Но оказалось, что ход этот завален кирпичом и грунтом. Директор
монастыря-музея Анышев объяснил "московскому"  и  парижскому  гостям,  что
обвал произошел вследствие подкопа почти триста пятьдесят  лет  назад,  во
время осады монастырской крепости польскими и  литовскими  интервентами...
Чтобы расчистить ход в подземелье, требовались большие земляные работы, но
Джейк уже договорился с местным райисполкомом о рабочих  и  о  транспорте.
Расходы брал на себя музейный фонд, за представителя которого  Джейк  себя
выдавал.
   В данную минуту Кортец и Джейк  также  путешествовали  по  монастырю  и
обменивались такими мыслями:
   - Как вы думаете, Джейк, во что обошлись  расходы  по  сооружению  всей
этой махины?
   Джейк быстро извлек свою записную книжечку,  в  которой  было  записано
все, вплоть до имени и отчества начальника речной пристани.
   - Сию минуту,  месье...  Сорок  пять  тысяч  рублей...  В  переводе  на
современные деньги это около десяти миллионов долларов...
   - Я купил бы его, если бы он продавался и если бы  не  торчал  в  такой
дали  от  Парижа.  Я   показывал   бы   его   восторженным   историкам   и
искусствоведам, -  воодушевляясь,  говорил  Кортец,  шагая  вдоль  могучей
крепостной стены. - За большие деньги я пускал бы  сюда  отдыхать  усталых
богачей. Монастырь-санаторий для нервных и издерганных людей! Экстра!..  А
вон тот благоуханный дворик с полынью -  это  для  влюбленных.  Поцелуй  в
тишине и в зарослях такого дворика входит в сердце, как нож...
   - А я сдавал бы этот монастырь  в  аренду  Голливуду...  -  мечтательно
произнес Джейк.
   -  Правильно!  -  крикнул  Кортец  и,  вздохнув,  добавил:  -  Странно!
Советская  Россия  страна,  где  нельзя  безнаказанно  быть  дураком.  Это
впечатление выносят все здравомыслящие иностранные гости. А  между  тем...
Чем, если не глупостью, можно назвать то, что  такое  доходное  сооружение
прозябает и пустует где-то в глуши?
   - А вот Ивану Грозному как раз это и нравилось, месье.
   - Ну, у него были свои соображения, кстати, видимо,  тоже  не  лишенные
материальной основы. Кто-кто, а он, наверное, знал, что его книжечки стоят
десятки миллионов долларов... У русских есть  такая  пословица:  "Подальше
положишь - поближе возьмешь". Запомните ее, Джейк.
   Кортец  и  Джейк  не  спеша  шагали  по  узкой  зеленой  полосе  земли,
отделявшей Сиверское озеро от монастырских стен и башен. Здесь, так же как
и во всем монастыре, стояла вековая тишина, лишь робкие волны  вели  тихий
разговор на пологом берегу озера...
   Джейк оглянулся. За ним по пятам шел мрачный  монастырский  сторож  дед
Антон. Его мучила одышка, но он шел, сопя и тяжко ступая по пушистой траве
своими огромными сапогами.
   - Зачем вы взяли его с собой, месье?  -  кинув  недовольный  взгляд  на
старика, спросил Джейк по-французски.
   - У него все монастырские ключи, товарищ Богемский. Это здешний апостол
Петр, - посмеиваясь, ответил Кортец.
   - Вы забыли, что я сотрудник Музейного фонда, месье. Я  отберу  у  него
все ключи и пошлю его к черту, - холодно сказал Джейк.
   - Это будет ваш второй глупый поступок, товарищ Богемский, -  продолжая
путь и не оглядываясь, произнес Кортец.
   - А какой был первый?
   - Письма на Ордынке. Они ничего нам не дали, но, наверное, уже  пустили
по нашему следу какого-нибудь сыщика.
   - Чепуха!
   - Дай бог, товарищ Богемский, чтоб это оказалось  чепухой.  Но  с  этим
конвоиром мы не привлекаем ничьего внимания.
   Кортец  подошел  к  воде.   Озеро,   потревоженное   легким   ветерком,
поблескивало мелкой сверкающей рябью и торопилось к монастырю,  как  толпа
паломников,  но  на  берегу  путь  ему  преграждали  гладко  отшлифованные
многопудовые валуны.
   - Спросите его, откуда эти камни, - обратился к Джейку Кортец.
   Джейк пожал плечами: вопрос казался ему праздным. Но все же он  перевел
его, безразлично глядя в тусклые, блуждающие глаза старика.
   - Оттуда... - кивнул старик на высокие  крепостные  стены  монастыря  и
добавил, с усилием выговаривая каждое слово: -  Монахи  бросали  их...  на
головы... на головы иностранным гостям...
   - Ого!  -  не  дождавшись  перевода,  весело  воскликнул  по-французски
Кортец. - Вы чувствуете, товарищ Богемский,  какой  камень  бросил  в  мой
иностранный огород этот мельник из оперы "Русалка"?
   Старик внимательно смотрел на  Кортеца  из-под  своих  седых,  нависших
бровей:
   - Что сказал... этот господин? - спросил он, обращая взгляд на Джейка.
   - Он  говорит,  что  вы  похожи  на  мельника  из  оперы  "Русалка",  -
презрительно ответил Джейк.
   Старик заклохтал, как глухарь на  току.  Он  смеялся  и  тряс  лохматой
головой.
   - Какой я мельник?! Я ворон здешних мест! - сердито сказал он, внезапно
оборвав смех.
   Джейк и Кортец переглянулись.
   - Любопытно... - после долгой паузы  произнес  по-французски  Кортец  и
зорко вгляделся в старого сторожа.
   - Этот столетний пень, оказывается, кое-что смыслит  в  операх  и  даже
умеет острить.
   Джейк уже поглядывал на старика настороженно и подозрительно, но тот не
обращал ни на него, ни на Кортеца никакого внимания. Усевшись на  один  из
валунов и  сняв  рыжий  сапог,  он  принялся  перематывать  бурую  вонючую
портянку.
   - М-да... странный старик, - тихо сказал Джейк.
   - Думаю, что не всегда он носил  портянки...  -  резюмировал  Кортец  и
прибавил не совсем  уверенно:  -  Как  по-вашему,  товарищ  Богемский,  не
понимает ли он наши с вами разговоры?..
   Джейк еще раз внимательно поглядел на старика  и  ответил  Кортецу,  на
этот раз по-английски:
   - А черт его знает! Надо проверить.
   - Продолжайте говорить по-французски и не обращайте на него внимания, -
также по-английски предложил Кортец и тут же  перешел  на  французский:  -
Итак, товарищ Богемский, вам довелось вчера услышать здесь,  в  монастыре,
интересную лекцию  профессора  Стрелецкого  о  поездке  Ивана  Грозного  в
Сиверский монастырь в 1557 году?..
   - О да, месье!.. - с большой готовностью подтвердил Джейк. -  Профессор
Стрелецкий очень живо описывал своим молодым друзьям визит Грозного в этот
монастырь.
   - А зачем приезжал сюда царь Иван Грозный? - с наигранным  любопытством
спросил Кортец, искоса наблюдая за сторожем.
   - Он привез сюда и запрятал в монастыре какие-то книги, месье...
   Тем временем дед Антон уже переобул один сапог и готовился  взяться  за
вторую портянку, но валун, на котором  он  сидел,  видимо,  показался  ему
неудобным. Он встал и, выбрав  другой  камень,  круглый,  как  исполинский
череп, пристроился поближе к Джейку.
   - Профессор собирается искать здесь книжный клад  Грозного?  -  спросил
Кортец.
   - Да, месье... - ответил Джейк. - Несмотря на свой  почтенный  возраст,
это очень энергичный ученый.
   -  Прошу  вас,  товарищ  Богемский,  спросите  старика,  слыхал  ли  он
что-нибудь о посещении Грозным Сиверского монастыря и о книжном  кладе,  -
попросил Кортец.
   Джейк обратился к сторожу и перевел ему вопрос Кортеца.
   Старик посопел еще с минуту и, глядя в сторону, пробурчал:
   - Всякое говорят... Старые люди сказывали... был тут клад... да вывезли
его потом...
   Кортец и Джейк переглянулись:
   - Кто вывез? - живо спросил Джейк.
   Старик подумал, шевеля мохнатыми бровями.
   - Царь Борис вывез... - сказал он наконец. - Годунов... Сказывают,  был
тот царь человек умный... начитанный...  и  тайну  про  монастырский  клад
знал...
   - От кого знал? - уже с беспокойством спросил Джейк.
   - А это... вам надо бы... у него спросить...  -  глухо  сказал  старик,
отводя взгляд в сторону.
   - Что вы думаете об этой версии? - спросил Кортец, обращаясь  к  Джейку
по-английски и забывая при этом,  что  он,  иностранный  турист,  русского
языка до сих пор не должен был понимать.
   - Чепуха! - воскликнул Джейк также по-английски и быстро встал с травы.
-  Старик  повторяет  какую-то  болтовню.  А  кроме  того,  он,  по-моему,
ненормальный.
   - Ну, это не ваша идея,  -  насмешливо  сказал  Кортец.  -  Старик  сам
объявил себя "вороном здешних мест"...
   Неожиданно Кортец и Джейк вновь услыхали глухариное  клохтанье.  Они  с
удивлением поглядели на старика. Содрогаясь и покачиваясь на своем валуне,
он смеялся и показывал скрюченным пальцем на озеро:
   - Рыбешка... глупая... выплеснулась... а баклан ее... хватил  на  лету.
Хе-хе-хе!..





   Близилась ночь. Солнце ушло из монастыря и собиралось заночевать где-то
за дальней гладью Сиверского озера. Но его  багровые  лучи  еще  струились
из-за зубчатых стен и дремлющих  сторожевых  вышек,  похожих  на  дозорных
старинного московского войска...
   Профессор Стрелецкий присел на гладкий  камешек  посреди  темно-зеленой
лужайки между двумя маленькими церквушками и прислушался. Он подумал,  что
вот эта тишина когда-то ушла отсюда на  картины  Нестерова  с  ясноглазыми
лесными отроками, а сейчас вернулась вновь.
   Рядом со Стрелецким  стояли  Тася  и  Волошин.  Они  тоже  слушали  эту
чарующую тишину,  вдыхали  сладкие  и  горькие  запахи  трав,  следили  за
меркнувшим заревом заката. Но они не видели того, что видел на этом  холме
старый профессор.
   Стрелецкий  заговорил  тихо  и  торжественно,  как  сказитель   древних
былин...

   ...По реке по Шексне, с Волги-матушки
   Встречь воде, меж лугами зелеными
   Выгребают суда государевы,
   Идут барки высокие, новые,
   Пологами цветными прикрытые.
   В тех судах, расписных по-владимерски,
   Едет царь-государь к Белу-озеру,
   Князь великий Иван свет Васильевич.
   Беззаботное солнышко божие
   С неба светит высокого...
   День веселый, и светлый, и радостный,
   Что ж не радостен царь с поезжанами,
   Молодыми князьями-боярами?
   Почему государь запечалился?..
   ...Он сидит на скамье призадумавшись,
   Уронил молодую головушку...
   Плачет горько царица Настасий
   Над царевичем юным Димитрием,
   Во пути от истомы преставшимся...

   Царь приехал в обитель далекую,
   Обнял он Симеона игумена,
   Испуская слезу не единую...
   ...Под священное пение иноков
   Положили во гробик царевича
   И в предтеченской церкви покоили,
   Что как дар по рожденьи Ивановой
   Государем Васильем поставлена...

   Стрелецкий умолк. Он  глядел  на  маленькую  церковь  Иоанна  Предтечи,
высившуюся на холме среди юных, радостных берез.
   - Вот здесь, в этой церкви, четыреста лет назад  стоял  гробик  первого
сына царя Ивана Васильевича, младенца  Дмитрия,  умершего  в  пути,  когда
молодой Грозный с царицей Анастасией предприняли путешествие из Москвы  на
далекий север, сюда, в обитель Кирилла Белозерского... Я прочел вам сейчас
отрывок из старинной  былины  "Кириллов  езд",  которую  нашел  в  пыльных
архивах монастыря. Неизвестный автор  в  этой  былине  подробно  описывает
путешествие Ивана Васильевича и его молодой жены Анастасии Романовны...
   - Анастасия... - прошептала Тася. - Ее тоже так звали... Ваня!
   Волошин взглянул на нее:
   - Я, Настенька!..
   - Как имя вашего отца?
   - Его зовут Василием, - просто ответил Волошин. - А что?
   - Ничего... Я так...
   "Иван и Анастасия...  Государь  Иван  Васильевич  и  его  молодая  жена
Анастасия..."
   Мысль Таси заметалась, как птица в тенетах, но ее сковал  ровный  голос
Стрелецкого, прирожденного  лектора,  превратившегося  вдруг  на  чудесной
лужайке романтического монастыря в сказителя  былин  о  седой  старине.  В
далеком прошлом Тася увидела...
   Это было четыре века  назад,  на  закате  солнца...  Множество  цветных
парусов еще трепетали на расписных барках флотилии, бросившей якоря у стен
Сиверского монастыря. Самая большая барка, с  царским  шатром  на  палубе,
пристала к берегу, и по мировой сходне ее, покрытой ковром, сошел  молодой
Грозный. Был он ростом почти высок, но не долговяз и одет просто.  Большие
карие глаза смотрели строго, даже сурово... Под благословение к  толстому,
багроволицему игумену Иван подошел быстро и деловито. Затем поднял голову.
С трудом разжав губы, вымолвил:
   "Горе у меня, отче..."
   Игумен прислушался к рыданиям Анастасии Романовны в  царском  шатре  на
барке и ответил, тяжко вздохнув:
   "Гонцы донесли печальную весть, государь...  Молиться  надо...  Господь
тебя, как святого Нова, испытывает..."
   "Воля божья... - угрюмо  сказал  Иван.  Он  повысил  голос:  -  Княгиня
Ефросинья и враги мои небось рады будут!.. Нет у меня наследника!.. Братца
моего двоюродного, дурачка Володимера, на великокняжий престол протчат.  А
землю русскую по уделам разворуют..."
   Он скрипнул зубами. Затем,  оборотясь  каменным  лицом  в  ту  сторону,
откуда прибыли его барки, хрипло крикнул:
   "Ан нет! Не бывать тому!.. А старую суку Ефросинью я сюда,  в  Горицкую
обитель, пошлю да в келью под замок посажу!.." [Иван Грозный действительно
сослал  впоследствии  в  Горицкий  женский  монастырь  княгиню   Ефросинию
Старицкую, представительницу боярской оппозиции Грозному; будучи уличена в
новом заговоре, княгиня Старицкая по приказанию Грозного была  утоплена  в
Сиверском озере]
   Игумен молчал.
   "Перенеси, отче, новопреставленного младенца  Дмитрия  во  храм  Иоанна
Предтечи и сегодня  же  отпевание  учини",  -  приказал  Иван  и  пошел  к
монастырской стене, за которой уже были возведены для  него  и  для  свиты
деревянные хоромы...
   Профессор Стрелецкий привстал  и  показал  на  трехъярусную  стену,  за
которой плескались воды озера:
   - Вот здесь стояли те хоромы, и сюда же с барки царской были перенесены
кованые сундуки с ценной кладью. А ведал захоронением тех сундуков друг  и
наперсник царя боярин князь Иван Дмитриевич  Бельский,  человек  ловкий  и
сметливый... О том повествует старинная былина...
   И вновь Тася погрузилась в видения прошлого. Она  ясно  видела  суровое
лицо молодого царя и тоскующие, заплаканные глаза Анастасии Романовны; как
сквозь сон слышала Тася тихий голос Стрелецкого:

   У царевича гробика малого
   Плачет горько Настасия.
   Нет ей радости в детках ниспосланных:
   До годочка не выжила Аннушка,
   Померла осьми месяцев Марьюшка
   И прибрал бог царевича малого,
   Дорогого сыночка Димитрия.
   По родителе князе наследника...

   Тася видела их обоих, Ивана и Анастасию. Они сидели рядышком вот здесь,
подле этой церкви, где стоял маленький гробик... Он гладил  ее  по  темным
волосам и ласково говорил:
   "Не горюй, Настенька!.. Мы с тобой молодые, будут у нас  еще  детки.  И
сыночек будет..."
   "Жалко его, Ваня!.. - отвечала заплаканная молодая женщина. - Какой  он
пригожий был! Глазки  большие,  как  у  тебя...  И  агунюшки  уже  кричал,
вспомни..."
   А тихий вечер окутывал тенью эту грустную  пару...  И  горькой  полынью
пахло тогда так же, как пахнет сейчас... Нет лишь скорбного пения иноков и
не слышны слова торжественной молитвы.
   А Волошин видел другого царя Ивана. И этот другой Иван ходил с игуменом
по монастырю, все оглядывал хозяйским взглядом, все примечал.
   "А почему у тебя, отче, над  могилами  сосланных  бояр  Воротынских  да
Шереметьевых великие храмы стоят?"
   "Доброхотными даяниями вдов боярских сооружены,  государь",  -  елейным
голосом отвечал игумен.
   "Ишь ты! - загремел молодой царь. - Даяниями  вдов?..  А  над  могилкой
святого Кирилла, премудрого  старца,  коий  обитель  сию  основал,  ветхая
часовенка стоит!.. Гоже ли так, отче?.."
   "Негоже, государь, - поспешно  согласился  игумен.  -  Воздвигнем  храм
великий..."
   "То-то! А ту кладь, что  Бельским  в  погреба  монастырские  захоронена
будет, береги, отче, как свою голову. Она у тебя одна, и клад тот  у  меня
один... Вник?.."
   "Вник, государь..."
   "Здесь у вас нет бояр, ворогов моих, обитель  сия  не  горит,  и  дикий
татарин в ваши леса не заходит..."
   В представлении Волошина игумен был в  эту  минуту  похож  на  завхоза,
которому молодой,  но  очень  расчетливый  директор  предприятия  поручает
хранение остродефицитных материалов. Завхоз понимает,  что  хранение  этих
материалов принесет ему,  завхозу,  много  хлопот,  и  потому  выслушивает
наставления начальства без всякого энтузиазма...
   А государев прораб, то есть боярин Иван Дмитриевич Бельский, метался по
монастырю как угорелый: в бесплатной рабочей силе  недостатка  у  него  не
было, но архитектор явно отлынивал от работы. Он приехал из Италии, у него
была договоренность с русским царем, что строить он будет дворцы и церкви,
а тут вдруг его бесцеремонно усадили на барку и два месяца волокли куда-то
на север, в дикие дебри, да еще при этом  не  выпускали  днем  на  палубу,
чтобы он не запомнил дорогу... Здесь,  в  этом  монастыре,  его  заставили
проектировать какой-то подземный тайник, о котором ни одна живая  душа  не
должна знать. Идиотская работа, от которой ни славы,  ни  денег  ждать  не
приходится...
   Архитектор высказал все эго боярину  Бельскому,  но  суетливый  царский
друг и лакей лишь состроил постную морду и развел руками:
   "Вы свободны, сеньор... Мы неволить  вас  не  станем...  Где  выход  из
монастыря, сеньор знает, а путь в Венецию лежит на полдень и заход  солнца
отсюда..."
   Все это Волошин ясно "себе представлял... Неожиданно  его  воображаемая
экскурсия в прошлое и повествование профессора Стрелецкого  были  прерваны
вежливым  покашливанием.  Волошин  оглянулся  и  в  наступающих   сумерках
разглядел позади себя две фигуры.  В  одной  из  них  он  узнал  художника
Еланского, два дня назад прибывшего из Вологды,  а  в  другой  -  научного
сотрудника какого-то музея Богемского, ежедневно слоняющегося по монастырю
вместе с толстым французским туристом, похожим на турка...
   Покашливал Богемский. Затем он вкрадчиво спросил:
   - Прошу прощения, профессор... Вы так увлекательно описываете посещение
этого монастыря молодым Грозным, что я невольно заслушался, но... э-э...
   - Что "но"? - спросил Стрелецкий.
   - Вы столь уверенно говорите о каком-то кладе,  захороненном  здесь,  в
монастыре,  Грозным...  Есть  ли  у  вас  доказательства,   подтверждающие
правдоподобие этой версии?
   - Да, - нетерпеливо ответил Стрелецкий. Он был раздосадован,  что  этот
прилизанный  музейный  чиновник  прервал  его  рассказ.  -  У  меня   есть
неопровержимые доказательства, подтверждающие правдивость этой версии...
   - Вы имеете в виду стихи, которые вы здесь цитировали? - с нескрываемой
насмешкой спросил Джейк Бельский.
   - Нет! Не только эти стихи... В архиве монастыря  я  нашел  указания  о
кладе Грозного и о тайнике, где был захоронен этот клад.
   -  О!  Это  великое  открытие,  профессор!  -  с  деланным  энтузиазмом
воскликнул  Джейк.  -  Вы  непременно  должны  сообщить  об   этом   моему
управлению... Я помогу вам...
   - Против помощи я не возражаю, - усмехнулся Стрелецкий, - но  доклад  о
своих изысканиях я сделаю в академии и доложу своему научному обществу...
   - Да, да! Конечно... Простите, что я вас прервал. Продолжайте.  Вы  так
увлекательно рассказываете!
   Но вдохновение уже покинуло старого профессора. Он поежился:
   - Становится прохладно...
   - Да, Игнатий Яковлевич! - воскликнула Тася. -  Вам  пора  вернуться  в
гостиницу. Разрешите, мы с Ваней вас проводим...
   Втроем они направились к выходу из монастыря, и по дороге профессор еще
долго рассказывал  своим  молодым  друзьям  о  приезде  в  этот  монастырь
Грозного в 1557 году.


   В этот вечер слишком много впечатлений обрушилось на Тасю. Она не могла
лечь спать и, проводив Стрелецкого, пригласила Волошина погулять по аллеям
березовой рощи, именуемой в Сиверске "Парком культуры и отдыха".
   В этом парке не играл духовой оркестр, его заменяло радио.  Сейчас  оно
услаждало слух влюбленных парочек частушками о высоком надое  молока  и  о
пользе квадратно-гнездового способа посадки картофеля. Но Тася  ничего  не
слышала. Крепко сжимая руку Волошина, она говорила:
   - ...и вдруг мне показалось, что это уже  не  я,  Анастасия  Березкина,
студентка московского института, а другая Анастасия, та, что  приехала  на
барке из далекой Москвы в этот монастырь... Вы меня понимаете, Ваня?..
   Волошину  страшно  захотелось  сказать:   "Понимаю,   Настенька...   Вы
почувствовали себя уже не комсомолкой, а царицей..." Но  вдруг  он  увидел
совсем близко серые глаза девушки. Даже  в  темноте  он  разглядел  в  них
неподдельное горе и промолчал.
   - Я еще... ведь я ничего не видела в жизни... - тихо продолжала Тася. -
Но вдруг я почувствовала, что у меня умер  ребенок...  Такого  отчаяния  я
никогда не испытывала...
   - Вы очень впечатлительны, Настенька, - рассудительно сказал Волошин. -
Так нельзя...
   Тася  не  слышала  его.  Она  молча  смотрела  на   сумрачные   громады
монастырских стен, смутно видневшиеся за деревьями.
   - Сходим туда, Ваня... - попросила она вдруг.
   Он удивился:
   - Куда, Настенька?
   - В церковь. В ту, где гробик... Вы боитесь?
   - Да нет... Но там нечего делать сейчас, - нерешительно ответил он.
   - Ну, тогда оставайтесь, а я одна пойду. - Тася высвободила руку.
   Но Волошин удержал ее:
   - Подождите... Но ведь ворота в монастыре уже заперты.
   - А мы пойдем в обход, со стороны озера.
   - Вы хотите сказать - вплавь?
   - Нет, вброд... Там возле башни мелко.
   Он покачал головой:
   - Вы, Тасенька, просто девчонка и притом очень взбалмошная.
   - Я не знаю... Может быть... Ну,  идемте  же!..  -  И  она  нетерпеливо
потащила его к выходу.
   - А вы не боитесь встретиться там с чем-нибудь страшным?  -  насмешливо
спросил он.
   - С чем?.. - с тревогой и затаенной надеждой спросила Тася.
   - С привидением, например...
   - Нет, это не страшно. Я сама сейчас привидение.
   Они  добрались  до  Кузнецкой  башни,  от  которой   крепостная   стена
поворачивала к югу. Здесь плескалась вода озера. Тася хотела снять  туфли,
но Волошин остановил ее:
   - Не надо... Я перенесу вас...
   Она молча позволила взять себя на руки и обняла его рукой за шею...
   Руки были сильные, но  держали  они  ее  так  бережно,  как  маленького
ребенка... Где-то в темноте слышалось  журчание  воды,  потревоженной  его
шагами...
   Наконец он ступил на береговую полоску земли и остановился. Он спросил,
помедлив:
   - Ну?.. Пойдем ножками?.. Или останемся у дяди на ручках?..
   -  Ножками,  -  сказала  она.  -  И  я  очень  прошу  вас,  Ваня...  не
расхолаживайте меня. И не смейтесь над моими чудачествами. Слышите?..
   - Клянусь, Настенька!..
   - Такая я есть и такой останусь на всю жизнь. А если я вам... Если  вам
не нравится, вы можете со мной не дружить.
   - Да что вы, Настенька! Ну конечно же, вы мне нравитесь!.. Даже больше,
чем полагается...
   Она поспешно отстранилась:
   - Не надо!.. Идемте скорее.
   - Может быть, все-таки на ручках? - робко спросил он.
   Она взяла его под руку и повела  вперед  к  темному,  загадочному,  как
древний  курган,  холму.  Вскоре  они  подошли  к  церквушке  на  холме  и
остановились перед нею в молчании.
   - Обойдем вокруг... - тихо сказала Тася.
   - Обойдем...
   - Мне здесь ночью нравится больше, чем днем. А вам?..
   - Здесь хорошо, Настенька...
   Неожиданно где-то совсем рядом они услыхали шаги и оглянулись...
   - Здесь кто-то ходит, - шепотом произнесла Тася.
   - Тихо!..
   Волошин прислушался. Шаги послышались вновь.
   - Кто-то ходит в церкви, Настенька.
   - Уйдемте... Мне страшно!.. - прошептала испуганная девушка.
   Он обнял ее, успокаивая:
   - Не бойтесь. Я с вами... Но кто бы это мог быть?.. Шаги слышатся  там,
в церкви... Вот что. Отойдите. Настенька, вон к тем двум березкам - у  вас
светлое платье, и возле них вас будет не видно. А я пойду посмотрю...
   Но едва Тася отошла в сторону, а Волошин сделал два шага, как скрипнула
массивная дубовая дверь, окованная железом, и из церкви медленно  выползла
неуклюжая серая фигура...
   Волошин сразу присел в высокой траве. Он не  мог  разглядеть  странного
ночного посетителя древней церквушки, но подойти или окликнуть не решался.
   Человек в сером загромыхал  тяжелым  замком  на  дверях  и  неторопливо
направился в ту сторону,  где,  распластавшись  в  траве,  залег  Волошин.
Волошин услыхал  тяжелое  дыхание  и  металлическое  позвякивание.  Ключи!
Теперь он узнал незнакомца. Это был старый монастырский сторож дед  Антон.
Волошин не раз  видел  этого  высокого  сутулого  старика,  облаченного  в
длинную холщовую рубаху, лохматого, хмурого, немногословного, лицом  своим
напомнившего Волошину толстовского отца Сергия... В том, что  монастырский
сторож бродит по ночам по  монастырю  и  заходит  даже  в  церкви,  ничего
удивительного не было. Не дойдя до  затаившего  дыхание  Волошина,  старик
вдруг повернул и направился в  обход  церкви.  "Куда  это  он?  -  подумал
Волошин. - Что ему понадобилось там, на задворках?" Он  подождал  немного,
затем быстро встал и подбежал к Тасе.
   - Это сторож, дед Антон... Вы постойте здесь,  а  то  он  вас  заметит,
Настенька, а я схожу посмотрю, куда он побрел.
   - Мне страшно здесь!.. - прошептала Тася.
   - Ну, идемте со мной. Только вы останетесь за углом церкви, а я за  ним
послежу.
   Они пошли по траве, стараясь ступать неслышно.  Тася  приникла  к  углу
церкви, а Волошин  обогнул  стену  и  стал  тихонько  пробираться  вперед,
раздвигая густые заросли полыни. Старика нигде не было, не слышно  было  и
шагов его, лишь отчетливый лязг железного  засова  где-то  вблизи  услыхал
Волошин. Что это за засов?.. Где он?..
   Волошин огляделся вокруг и ничего, кроме маленькой церкви, не увидел...
   "В  часовню  вошел?..  Но  ведь  под  нею  какая-то  гробница,   склеп,
мертвецы... Что ему  там  понадобилось?"  -  размышлял  Волошин,  медленно
приближаясь к часовне.
   Он приник ухом к облупленной штукатурке часовни, но ни единого  шороха,
ни звука не  услыхал:  старая  усыпальница  была  так  же  мертва,  как  и
захороненные в ней ссыльные бояре...
   Волошин подошел к двери часовни и дернул ее, но она не поддалась:  было
ясно, что дверь заперта изнутри и что запер ее, конечно, дед Антон.
   - Ваня! - услыхал Волошин и, не таясь уже, направился к Тасе.
   - Где вы? Я уже стала бояться за вас! - сказала девушка. - Ну, что там?
   - Исчез... заперся в гробнице...
   - Ночью?.. В гробнице?..  -  испуганно  спросила  Тася.  -  Но  там  же
покойники...
   - Очевидно, старичок считает их самой подходящей для себя компанией.
   - Уйдемте отсюда. Мне здесь страшно!..
   - Даже со мной?..
   - Идемте...
   Она взяла его за руку и пошла вперед.
   - А по озеру опять на ручках? - спросил он.
   - Хорошо... - Она помолчала. - Интересно, что ему понадобилось ночью  в
гробнице?





   Однако в эту ночь побывали в монастыре не только Тася и Волошин.
   Джейк  Бельский  с  первых  же  дней  обратил   внимание   на   старого
монастырского сторожа, а разговор на берегу озера окончательно  укрепил  в
нем уверенность, что старику, может быть, кое-что известно о книжном кладе
Грозного. Но, прежде чем попытаться вызвать деда Антона на  откровенность,
бывший князь решил  узнать  о  нем  как  можно  больше.  Он  отправился  к
директору музея Анышеву и убедил его дать  разрешение  просмотреть  личные
дела "некоторых сотрудников". "Мне хочется узнать, кто из них был связан с
монастырем  до  революции",  -  пояснил  он,  обдавая   директора   серией
простодушных помаргиваний.
   Когда Стрелецкий в сопровождении Таси и Волошина ушел,  Джейк  Бельский
отправился в канцелярию, уселся за чей-то письменный стол и раскрыл личное
дело сторожа музея Антона Николаевича Белова. Уже  через  несколько  минут
внимание  его  привлекла  пожелтевшая  от  времени   справка,   написанная
выцветшими  чернилами.  Приглядевшись,  князь   достал   лупу   и   поднял
скоросшиватель к лампе. То,  что  он  обнаружил,  поразило  его.  Он  тихо
свистнул, сел и задумался.
   Затем он решительно вырвал справку из скоросшивателя, аккуратно  сложил
ее и сунул в бумажник.
   - Кто бы мог подумать? - тихо произнес он. - А впрочем, может, это и  к
лучшему...
   Уложив папки с личными делами на прежнее место, Джейк  погасил  свет  и
отправился в гостиницу.
   Кортец в своем номере уже поджидал его. Расставив  на  столе  банки  со
шпротами,  с  зернистой  икрой,  тонко  нарезанную  буженину   и   ломтики
лимбургского  сыра,  он  осторожно  вытаскивал   пробку   из   бутылки   с
массандровским портвейном.
   -  Ага!  Товарищ  Богемский!  Вы  пришли  вовремя!  -   воскликнул   он
по-французски, потирая руки от удовольствия и с вожделением глядя на стол.
- Не кажется ли вам, душа моя, что этот стол сервирован не хуже,  чем  мой
круглый столик в Париже?
   - Да, месье, - вежливо согласился Джейк.  -  Здесь  не  хватает  только
одного...
   - Чего?
   - Не "чего", а "кого", месье... Мадлен!
   - Мадлен!.. Это что за намеки? Садитесь лучше к столу  и  выкладывайте,
мистер Шерлок Холмс, что обнаружили вы в конторской  келье  этой  Пармской
обители.
   - Я сделал сенсационное  открытие,  месье  Кортец,  -  спокойно  сказал
Джейк, продолжая стоять.
   Кортец посмотрел на него с любопытством:
   - Какое?
   - Сейчас я помою руки и расскажу вам все, месье.
   - Держу пари, что вы открыли какую-то тайну! - воскликнул Кортец. - Это
написано на вашем мраморном челе.
   - Да, месье, вы угадали...
   - Арабы говорят: "Если ты хранишь тайну, она твоя пленница, если ты  не
хранишь ее, ты ее пленник".
   - Сейчас я умоюсь, месье, и мы вместе с вами  станем  пленниками  одной
любопытнейшей тайны, - сказал Джейк и вышел из комнаты.
   Через пятнадцать минут он уже сидел с Кортецом за столом.
   - Итак, какую тайну открыли вы, душа моя?  -  спросил  Кортец,  любовно
разглядывая фужер с пламенным и ароматным вином.
   Джейк равнодушно сказал, словно речь шла о самом обыкновенном деле:
   - Я узнал, что дед Антон, древний сторож Сиверского монастыря,  не  кто
иной, как мой родной дядя.
   Кортец  поставил  фужер  и  озадаченно  поглядел  на  своего   молодого
соратника:
   - Простите... Я вас не понял, Джейк. Повторите...
   - Разбираясь в документах сотрудников музея, - тоном участника делового
совещания объяснил Джейк, - я нашел вот эту справку...
   Он вынул из бумажника пожелтевшую бумажку и передал ее Кортецу.
   - Как видите, месье,  эта  справка  выдана  более  тридцати  лет  назад
каким-то вологодским домкомом гражданину Белову Антону  Николаевичу...  По
этой справке нынешний сторож "дед Антон" был когда-то принят на  работу  в
монастырь-музей, - пояснил Джейк.
   - Ну, и что же? - с недоумением разглядывая справку, спросил Кортец.
   Джейк подал ему лупу:
   - Рассмотрите внимательно имя и фамилию...
   Кортец прищурил один глаз и с минуту  глядел  на  справку.  Наконец  он
поднял глаза на Джейка и сказал:
   - Подчистка...
   - Да... Имя "Антон" явно переделано и, скорее всего,  из  "Платона",  а
фамилия "Белов" здесь была длиннее. Думаю, что "Бельский". Отчество то же,
что и у моего отца, - "Николаевич"...
   Кортец привстал. Он не был  лишен  способности  удивляться,  но  в  эту
минуту его состояние скорее напоминало столбняк, чем удивление.
   - Князь Платон Бельский?.. Тот самый?..
   - Думаю, что тот самый... Вам дать воды, месье?..
   - А вам?
   Джейк взял фужер с вином и сказал с улыбкой:
   - А я, пожалуй, от радости, что нашел родного дядю, выпью вина!
   Кортец заговорил нетерпеливо:
   - Перестаньте ломать комедию, Джейк! Этот  оперный  князь-мельник  меня
серьезно всполошил.
   - А меня нет. Я убежден, что это именно он, соперник моего отца и такой
же охотник за книжным кладом, как и мы. Если это так, значит  мы  с  вами,
месье, приехали туда, куда надо.
   - Но он уже пошарил тут до нас! В его распоряжении было тридцать лет! -
раздраженный спокойствием Джейка, прорычал Кортец.
   - Он мог шарить здесь сто лет, месье, и ничего не найти.  План  тайника
был в руках у моего отца, а не у него...
   - Вот как! - насмешливо воскликнул Кортец. - А вы не забыли, что он про
Годунова сказал?
   - Я расшифровал это так: он слыхал все наши разговоры по-французски, он
знает, зачем мы приехали сюда, и хочет нас выпроводить.  Князь  Платон  не
потерял еще надежды найти здесь тайник Грозного...
   Кортец в раздумье зашагал по комнате. Остановившись у  окна,  он  долго
смотрел на высокую  крепостную  стену  монастыря,  уходившую  вдаль  из-за
березовой рощи сиверского "Парка культуры и отдыха".
   - Это опасный человек, Джейк,  -  заговорил  он  наконец.  -  Такой  же
опасный, как и профессор Стрелецкий... Я думаю, что мы должны установить с
ним контакт, а затем как-то избавиться от него...
   - ...а заодно и от Стрелецкого... - подсказал Джейк.
   - Джейк! - строго сказал Кортец.  -  У  вас  часто  появляются  дельные
мысли, очень дельные... Но если бы вы могли не  делиться  ими  со  мной...
Вспомните ваше обещание в Париже... Я хотел бы быть в стороне от некоторых
ваших... э... весьма необходимых мероприятий. Вам двадцать пять лет, а мне
за пятьдесят, и даже  один  год  тюрьмы  для  меня  будет  моим  последним
годом...
   Джейк осклабился:
   - Я все помню, месье... Я помню свое обещание. Я помню даже то, что  вы
получаете от треста пятнадцать  процентов,  а  я  только  десять...  Но  я
аристократ и свое обещание сдержу.
   - О'кей!.. Да благословят вас аллах и святая дева!  -  деловито  сказал
Кортец и молитвенно воздел очи горе.


   А утром на другой день Тася пришла в комнату Волошина на  первом  этаже
Дома колхозника и застала его  разглядывающим  какой-то  фотоснимок.  Тася
заглянула через плечо товарища.
   - М-да... полное разочарование, - сказал Волошин. -  Красочная  мозаика
стала серой, и вся прелесть этого удивительного церковного пола поблекла.
   - Профессор говорит, что мозаику эту сделали по указанию Грозного после
его второго приезда в монастырь, -  тихо  произнесла  Тася  и  добавила  с
сожалением: - Как жалко...
   - Да, напрасно я не прихватил с собой  цветную  пленку...  А  остальные
снимки хороши. Посмотрите, Настенька, на эту башню над озером. Ни дать  ни
взять богатырь стоит, как вечный страж в дозоре.
   - Правда! - восхищенно воскликнула Тася. - А вы заметили, Ваня, что  на
многих старинных русских церквах все купола разные?
   - Заметил... Ну что ж, это хорошо... нет однообразия... Народ  большой,
натура неуемная, и искусство такое же.
   - А на вологодской Софье купола симметричные: один большой в центре,  а
четыре поменьше по углам... Когда  смотришь  прямо,  видишь  одну  большую
главу в центре и две малые по бокам. Я смотрела и все припоминала,  где  я
уже видела эти три головы, одну большую и две малые по бокам...
   - Ну и что же? Припомнили?..
   - Припомнила, Ваня... Третьяковская галерея. Васнецов. "Три  богатыря".
В центре - Илья Муромец, а по бокам - Алеша Попович и  Добрыня  Никитич...
Ну вот, вы опять смеетесь!..
   - Да нет же, Настенька! Умница вы моя!  -  воскликнул  Волошин.  -  Это
здорово подмечено. Конечно, Васнецов это знал. Так вот с какой  натуры  он
своих богатырей писал! Ох, и хитрый колдун!
   - Вы говорили, что я сумасшедшая, а теперь говорите, что я умница, -  с
улыбкой сказала Тася.
   - Я и сейчас то же говорю. Вы умница, но...
   - ...с придурью?
   - Нет, с... ну, с сумасшедшинкой, что ли.
   - А вам такие не нравятся?
   - "Нравятся"? Это не то слово, Настенька, - сказал Волошин и протянул к
Тасе руку.
   Но она увернулась и отбежала к окну.
   - Какой чудесный день сегодня, Ваня!..
   Вдруг Тася что-то вспомнила:
   - А что, если я попрошу этого художника... как его... Еланский, что ли?
Попрошу зарисовать мозаичный пол в красках?
   Волошин нахмурился:
   - Ни в коем случае не делайте этого.
   - Почему?.
   - Я не люблю его...
   - Напрасно. Он делает чудесные зарисовки.
   - Я ему башку оторву! - свирепо прорычал Волошин.
   - За что, Ваня?
   - Это подозрительный тип... Приехал, шныряет тут по всему монастырю, во
все сует свой нос... Куда ни  повернись,  он  уж  тут  как  тут  и  все  в
альбомчике малюет. Проныра! Не люблю таких...
   - Но он для того и приехал из Вологды, чтобы все увидеть и зарисовать.
   - Из Вологды ли? - многозначительно спросил Волошин. - А не  из  Москвы
ли матушки?.. И вообще, Настенька, он внушает мне подозрение. Не он ли это
у  Клавдии  Антиповны  на  Ордынке  побывал  и  письма  Евгении   Бельской
прикарманил?..
   - Что вы! - в ужасе воскликнула Тася. - Почему вы так решили?
   - Имею основания... - с  таинственным  видом  сообщил  Волошин  и  тихо
добавил: - Но вас я прошу об этом ни слова. Не общайтесь с ним...
   Тася закивала головой:
   - Да, да! Конечно!.. А с виду он такой симпатичный.
   - Настоящий жулик всегда бывает с виду симпатичный, - изрек Волошин.
   Желая переменить тему, он отошел от окна и  снова  обратился  к  снимку
мозаичного пола:
   - Сплошная серятина...
   - А если подкрасить? - нерешительно спросила Тася.
   - Ну нет! Будет не то...  А  ведь  как  интересно  расположены  цветные
плитки... Тут целый узор...
   Тася заглянула в снимок:
   - Цветные плитки мозаики стали серыми и  образовали  единую  извилистую
линию.
   - Верно... - согласился Волошин. - Смотрите, вот она начинается  здесь,
у притвора, подле  огромного  ромба,  похожего  очертаниями  на  Кузнецкую
башню, а дальше вьется... Здесь в середине кружок, за  ним  снова  витками
идет линия. А вот тут ее конец помечен крестиком... Интересно!
   Тася задумчиво глядела в окно.
   - Я не понимаю, почему Грозный  велел  настлать  в  этой  церкви  такой
причудливый пол...
   - Наверное, на память об умершем маленьком сыне, - неуверенно  произнес
Волошин.
   - А в каком месте он велел тайник для книг вырыть?
   - Профессор Стрелецкий уверен,  что  тайник  должен  находиться  где-то
между Кузнецкой башней и церковью Иоанна Предтечи... А почему вы  об  этом
спрашиваете, Настенька?
   Тася  молча  взяла  в  руки  снимок  и  стала  пристально  разглядывать
ромбовидную серую плитку, от которой тянулась сплошная извилистая линия  с
крестиком на конце. Ромбовидная плитка  действительно  своими  очертаниями
напоминала Кузнецкую башню.
   - Неужели... - тихо произнесла Тася.
   - Что?
   Но Тася положила снимок на стол:
   - Нет... Это мне показалось.
   - Что вам показалось?
   - Нет, нет! Не скажу... - Она  засмеялась:  -  А  то  вы  опять  будете
называть меня сумасшедшей...


   Позавтракав, молодые друзья отправились в монастырь. Но, как только они
вошли на главный двор, Волошин схватил Тасю за руку.
   - Стоп!  -  строго  сказал  он.  -  Нам,  кажется,  небесполезно  будет
понаблюдать за "умельцем живописных дел"...
   - За кем? - недоуменно оглядываясь, спросила Тася.
   - За художником Еланским...
   - Неужели вы серьезно думаете, что он украл письма Евгении Бельской?
   - Не знаю, он или нет, но  я  повторяю  -  мне  его  поведение  кажется
подозрительным...
   Волошин взял Тасю за руку и повел  за  собой  в  обход  управленческого
здания на задний двор.
   - Давайте обойдем конторские кельи, выйдем к Аллее  Скорби  и  тихонько
подберемся к этому "художнику", - тоном заговорщика предложил Волошин.
   Они быстро прошли  по  березовой  аллее,  добрались  до  церкви  Иоанна
Предтечи и тихонько выглянули из-за угла... Еланского не было на  холмике,
где он часто сидел. Там, подле  заброшенной  гробницы,  стоял  только  его
мольберт.
   - Гм!.. Куда же он делся? - проворчал Волошин.
   Он вышел на холмик и стал осматриваться.
   - Смотрите! -  воскликнула  Тася  и  указала  пальцем  на  второй  ярус
крепостной стены, где мелькнула фигура человека.
   - Он!
   Еланский исчез в каком-то проломе так же быстро, как и появился.
   - Что он там ищет? - обшаривая стену злыми глазами, спросил Волошин.  -
Настенька, вы по-пластунски умеете ползать?
   - Это как?
   - На животе...
   - У... умею.
   Волошин заговорил шепотом:
   - Ложитесь на живот и ползите сквозь эти  джунгли...  -  он  кивнул  на
заросли полыни и репейника, - прямо к башне. Когда доползете, поднимайтесь
через пролом в башне по каменной лесенке на второй ярус стены и очень тихо
идите мне навстречу. Я  тем  временем  проползу  вон  до  того  "каменного
мешка". Понятно?
   - Понятно...
   - Вперед! - скомандовал Волошин и, бросившись плашмя на траву, как змея
вполз в густую чащу полыни и репейника.
   Тася  с  сожалением  посмотрела  на  свое  новое  красивое   платье   и
нерешительно оглянулась. Ей очень не хотелось порвать платье,  расцарапать
о колючки руки и лицо. Неожиданно ей пришла в голову простая  мысль:  если
вернуться назад и быстро обогнуть  холм,  то  до  башни  можно  с  успехом
добраться и не "по-пластунски".
   Так она и сделала, и уже через две  минуты  достигла  башни.  Быстро  и
бесшумно вскарабкавшись по ее внутренней лестнице на кровлю первого  яруса
крепостной стены, она пошла по настилу над  казематами  и  вскоре  увидела
Волошина. Он сидел на корточках и оглядывался по сторонам.  Завидев  Тасю,
которая на цыпочках приближалась к нему, он приложил палец к губам.
   Внезапно Тася услыхала глухие голоса, доносившиеся снизу.  Волошин  уже
приник ухом к щели в настиле и махнул рукой, жестом приказывая Тасе  лечь.
Позабыв о своем новом платье, Тася легла на живот  и  прислушалась.  Внизу
говорили по-французски...


   Да, в полуразрушенном "каменном мешке" крепостной  стены  действительно
говорили по-французски. Там находились Кортец, Джейк и монастырский сторож
дед Антон.
   Кортец то и дело беспокойно выглядывал из  полуразрушенного  "каменного
мешка" во двор, а Джейк, вплотную подойдя к старику, говорил ему негромко,
но внушительно, как гипнотизер:
   - Нам все известно, князь. Вы не тот, за кого себя выдаете. Подделанная
вами справка уличает вас полностью. Мы также знаем, что именно привязывает
вас к этому монастырю уже много лет. Вы ищете здесь библиотеку Грозного...
   Старик громко сопел и понуро  глядел  на  груду  кирпичей  у  себя  под
ногами. Джейк кивнул на Кортеца:
   - Этот господин прибыл сюда из Парижа по тому же делу. Он представитель
крупнейшей американской антикварной фирмы. Ему надо помочь. Если вы знаете
что-нибудь о книжном тайнике, расскажите...  Вы  получите  деньги,  уедете
отсюда и спокойно проживете еще много лет...
   Старик молчал. Кортец напряженно вглядывался в его непроницаемое  лицо.
"Потомку великого конкистадора" казалось, что  Джейк  ошибся,  что  старик
сейчас пожмет плечами и скажет:
   "Не пойму я, барин, по-какому это вы со мной лопочете..."
   Но старик  выпрямился,  сурово  посмотрел  на  Джейка  и  заговорил  на
чистейшем французском языке:
   - Да... вы не ошиблись... Я князь Платон Бельский... Я не знаю, кто вы,
молодой человек... но я слышал... все ваши разговоры... Думаю, что и вы не
тот, за кого себя... выдаете...
   - Это не имеет значения, князь, - быстро ответил Джейк.
   - Вы хотите найти... книги царевны  Зои  и  Ивана  Грозного?  Напрасный
труд... Я искал их здесь больше тридцати лет... и нашел...
   Последнее слово старик не сказал, а прошептал, но этот звенящий  шепот,
как порыв ветра, можно было услышать и на берегу озера.
   Кортец подошел к нему и вытаращенными глазами уставился  в  немигающие,
сурово устремленные вперед глаза старика:
   - Вы... нашли?..
   - Нашел! - твердо, как последнее слово клятвы, вымолвил старик и тотчас
же заговорил сам с собой, торопливо, то пришептывая,  то  крича:  -  Нашел
пустой тайник! Совсем пустой!.. Грабители растаскали древнюю библиотеку...
Но они не унесли ее далеко!
   - Да? А где она? - Кортец вцепился в его рукав.
   Старик молчал, будто припоминая давний сон. Он беззвучно шевелил губами
и глядел в треснувший, грозно нависший над ним потолок.
   - Да говори ты, старый пень! - грубо рявкнул Джейк.
   - Спокойно,  Джейк!  -  сказал  Кортец.  -  Продолжайте  свой  рассказ,
князь...
   - Они... рассовали древние книги... по всему монастырю... Я десять  лет
собирал их... Я собрал и вновь захоронил  их...  Теперь  уже  никто...  не
найдет эти книги... - глухо сказал старик. - Никто!..
   Кортец и Джейк напряженно смотрели на старого сторожа. Он молчал.
   Кортец хотел что-то сказать, но Джейк властным жестом остановил его.
   - Князь Платон... - заговорил он тихо и  вкрадчиво,  так,  как  говорил
когда-то в кабинете Кортеца. - Доверьтесь нам. Мы люди  вашего  круга.  Мы
поможем вам унести отсюда всю  древнюю  библиотеку.  Вы  поедете  в  Париж
вместе с месье Кортецом...
   Старик перевел глаза на смиренную физиономию Джейка. Он будто  вернулся
на землю из какого-то глухого подземелья и еще не мог понять,  чего  хочет
от него этот прилизанный, чистенький юноша.
   - В Париж?  -  спросил  он  и  внезапно  рассмеялся  своим  глухариным,
клокочущим смехом. - Нет, господа, мне ваш Париж  не  нужен...  Мне  нужно
только одно: отыскать среди древних книг... индийский свиток с рецептом...
Он вернет мне силы, память, вернет жизнь...
   - Мы поможем вам  найти  индийский  рецепт,  -  проникновенно  зашептал
Джейк. - У этого господина есть знакомые профессора, знающие все индийские
наречия...
   - Нет! - крикнул старик. - Родной  брат  украл  у  меня  план  тайника!
Больше я никому не верю! Я не отдам вам древние книги... Я нашел  их!..  Я
спас их от гибели! Я! Один я!.. Они мои... И больше ничьи!..
   Джейк обменялся быстрым взглядом с Кортецом и, отбросив вкрадчивый тон,
заговорил уже с угрозой:
   - А если мы расскажем, кто вы такой? Если  докажем,  что  вы  присвоили
себе ценности, принадлежащие советской власти?
   - Да, да! - подтвердил  Кортец,  глядя  пылающими  глазами  на  старого
маньяка. - Вы знаете, что с вами сделают коммунисты?..
   Старик поглядел  на  Кортеца,  затем  на  Джейка  и  ответил  внятно  и
спокойно:
   - Знаю. Они отнимут у меня мои сокровища, а меня посадят в  тюрьму  как
вора...
   - Вот именно! - воскликнул Кортец. - Вы умный человек, князь!
   - О да! - со смехом воскликнул старик. - Я умный человек... И потому  я
знаю... что вы ничего... и никому про меня не расскажете... Вы сами в моих
руках, господа...
   Он хитро прищурился, и  Кортец  с  Джейком  вновь  услыхали  глухариное
клохтанье.
   - Знаете что?  -  неожиданно  оборвав  смех,  резко  сказал  старик.  -
Убирайтесь  вы  оба...  туда,  откуда  пожаловали...  пока  я  первый   не
заговорил... Вот вам, господа... ответ князя Платона Бельского...
   Он грубо оттолкнул сперва Джейка, затем  Кортеца  и  неуклюже  полез  в
пролом...
   Джейк выхватил нож, но Кортец схватил его за руку:
   - Джейк! Опомнитесь!
   - Проклятая старая развалина! - позеленев от бешенства, прошипел Джейк,
но нож спрятал. Его "азбука Морзе" после долгого перерыва работала  полным
ходом...
   - Нам надо хорошо подумать, - сказал Кортец. - Идемте, Джейк...


   - Что он сказал? - шепотом спросил Волошин.
   -  "Нам  надо  хорошо  подумать.  Идемте,  Джейк..."  -  перевела  Тася
последнюю французскую фразу, произнесенную в "каменном мешке".
   - Значит, "товарища Богемского" зовут Джейком?.. -  сказал  Волошин.  -
Ого! Это любопытно!
   Тася и Волошин полежали еще минуты две на настиле, пока не затихли шаги
Кортеца и Джейка.
   - А теперь надо  бежать  немедленно  в  милицию,  -  решительно  сказал
Волошин, помогая Тасе встать и отряхивая ее платье от пыли.
   - А это не обязательно, товарищ Волошин! - произнес кто-то почти  рядом
с ним.
   Тася и  Волошин  оглянулись  и  увидели,  что  из  расселины  соседнего
каземата выбирается весь  испачканный  пылью  художник  Еланский.  Волошин
смотрел на него взглядом Фауста, впервые увидевшего Мефистофеля.  Еланский
продолжал:
   - Вы еще в Москве обратились в милицию  по  поводу  исчезновения  писем
Евгении Бельской. Этого вполне достаточно, - он вынул из кармана  какую-то
бумажку. - Вот ваше заявление  начальнику  уголовного  розыска...  Бонжур,
камрад Березкина! - обратился он к Тасе. - Компренэ ву франсэ?..
   - Уй... - растерянно ответила Тася.
   - Трэ бьен! - с отличным французским прононсом воскликнул  Еланский.  -
Значит, вы все слыхали и все поняли?
   - Позвольте! - настороженно глядя на него, воскликнул Волошин. - Кто вы
такой?
   -  Ах  да!  Я  забыл  представиться.  -  Еланский  вынул   из   кармана
удостоверение и протянул Волошину: - Я сотрудник комитета  государственной
безопасности майор Руднев... Ваше  заявление  через  милицию  и  уголовный
розыск попало к нам.
   Волошин и Тася переглянулись.
   - Вы прибыли по моему заявлению и ничего мне не сказали? -  сконфуженно
и даже с обидой произнес "Волошин.
   Руднев усмехнулся:
   - Не обижайтесь.
   Столь  внезапно  превратившийся  в  майора  госбезопасности  "художник"
быстро и лаконично изложил перед  комсомольцами  свой  план  действий.  Он
считал, что спугивать непрошеных гостей раньше времени не следует.  Руднев
не сомневался, что Кортец и Джейк все  же  рано  или  поздно  узнают,  где
князь-сторож зарыл найденную им библиотеку Грозного.
   - Пускай поработают, раз уж приехали сюда, - заключил он.
   Отныне Тася должна была внимательно наблюдать за Платоном  Бельским,  а
Руднев и Волошин - за обоими "туристами". Начальник  Сиверского  районного
управления милиции, оказывается, был информирован о миссии майора  Руднева
и готов был оказать ему поддержку  в  любой  момент.  Однако  до  поры  до
времени в монастыре не  должен  был  появляться  никто  из  представителей
милиции.
   Профессора решили не тревожить.


   Как ни предусмотрителен был Руднев, он не учел, что события в монастыре
начнут разворачиваться необыкновенно стремительно.
   Выбравшись из "каменного мешка", авантюристы буквально на ходу, еще  не
дойдя до церкви Иоанна Предтечи,  выработали  план  действий,  и  Джейк  с
быстротой тренированного  спринтера  пустился  вдогонку  за  стариком.  Он
догнал старика у ворот, ведущих на главный  двор,  пошел  рядом  с  ним  и
быстро зашептал ему что-то на ухо. Платон Бельский шел, угрюмо глядя  себе
под ноги. Казалось, он больше слушает, как позвякивают ключи на его поясе,
чем вникает в проникновенный  шепот  Джейка.  Внезапно  он  остановился  и
удивленно поглядел на своего назойливого спутника:
   - Профессор? - глухо переспросил он. - Вздор! Он ничего не найдет...
   - Нет, найдет!.. - твердо сказал Джейк. - Но  если  на  нас  вы  можете
донести и нас можете устранить, то на профессора вы не донесете. А  он  не
успокоится, пока не перевернет весь монастырь. Поймите  вы  это,  князь!..
Вот кто ваш главный враг, а не мы.  Мы  друзья,  только  мы  можем  помочь
вам...
   - Чем? - с недоверием глядя на Джейка, спросил старик.
   Джейк оглянулся и, не видя вокруг себя  никого,  кроме  приближающегося
Кортеца, продолжал вполголоса:
   - Мы поможем вам устранить этого опасного профессора раз и навсегда.
   - Убить? - тихо спросил старик.
   - Зачем? - с деланным ужасом воскликнул Джейк. -  Несчастный  случай...
Виновных нет, но зато нет и профессора.
   Старик слушал уже внимательно, хмуро посапывая и пряча  глаза  в  седых
кустах бровей.
   Джейк взял его под руку и повел к воротам, продолжая шептать.





   В тот  же  день  около  трех  часов  пополудни  Волошин  и  "Еланский",
забравшись в церковь Иоанна Предтечи на холмике против Кузнецкой  башни  и
вооружившись биноклями, наблюдали за странным поведением  Джейка,  который
взобрался на второй ярус крепостной  стены.  Этот  ярус  был  сооружен  на
высоте около семи метров и, как бесконечный балкон,  опоясывал  крепостные
стены монастыря, глядя на монастырский  двор  пустыми  окнами  без  рам  и
стекол...
   Джейк продвигался вдоль стены, время от времени выглядывая в окна.
   Неожиданно остановившись и выглянув, Джейк стал внимательно осматривать
окно, затем потрогал подоконник и тотчас же пошел обратно к башне.
   - Это еще что за манипуляции? - пробормотал Руднев.
   - Не понимаю, товарищ майор. Колдует... Он что-то задумал.
   - Но что?..
   Джейк спустился вниз, прошел мимо церкви Иоанна Предтечи  и  скрылся  в
воротах главного монастырского двора.
   Руднев и Волошин вышли из своего убежища и  поднялись  на  второй  ярус
стены, туда, где только что "колдовал" Джейк. Волошин считал:
   - Первое... Второе... Десятое! Вот здесь он остановился.
   Руднев тщательно оглядел десятое окно.
   - Смотрите, товарищ майор! Отметка мелом... - Волошин указал на один из
бурых кирпичей "подоконника".
   - Да действительно, крестик... - произнес Руднев, разглядывая небольшую
меловую отметку. Он огляделся вокруг. - Что это означает?..
   Ответ на свой вопрос Руднев получил ночью...


   В ту ночь майору не спалось. Он долго ходил по скрипучему полу  комнаты
Дома  колхозника  и,  по  своему  обыкновению,  мысленно  вел  разговор  с
постоянным  своим  собеседником,  каковым  являлся  он   сам.   При   этом
собеседника Руднев называл "стариком", хотя тому (то бишь самому  Рудневу)
было всего лишь тридцать лет.
   "Итак,  старик,  заграничные   гости   что-то   задумали.   Не   уломав
князя-сторожа, Джейк, в скобках Богемский, помчался вслед за ним и уже  на
ходу  продолжал  урезонивать  строптивого  князя...  Они  могли  о  чем-то
договориться... Как ты думаешь, старик?"
   "Могли... вполне..." - соглашался "собеседник".
   "А после этого Джейк стал карабкаться на крепостную стену и рисовать на
ней крестики. Есть над чем подумать, старик..."
   Руднев прислушался. В Доме колхозника все спали,  тишину  нарушал  лишь
богатырский храп какого-то председателя колхоза, поселившегося за  стеной.
Кортец и Джейк устроились на третьем этаже, как раз над комнатой  Руднева.
Майор взглянул на потолок:
   "Интересно, что они сейчас делают? Неужели спят?.."
   Руднев уже ранее приспособил  платяной  шкаф  для  подслушивания  через
потолок разговоров Кортеца и Джейка. Но секретные разговоры гости  вели  в
Доме колхозника редко. Видимо, они опасались подслушивания.  Правда,  один
раз они заговорили по-английски, но  познания  Руднева  в  "инглише"  были
весьма ограниченны.
   Неожиданно  наверху  тихонько  скрипнула  дверь,  и  послышались  шаги,
заглушаемые ковровой дорожкой в  коридоре.  Руднев  прислушался...  Кто-то
тихо  спускался  по  лестнице.  Заскрипела   ступенька,   другая...   Шаги
замерли...  Тишина...  Глухой  разговор...  Легонько   стукнула   выходная
дверь... Снова тишина...
   "Вперед, старик!.. Быстро!" - мысленно приказал  себе  Руднев.  Схватив
серую шляпу, он неслышно выскользнул в коридор и быстро спустился вниз.
   Дежурила молоденькая  курносая  Надя.  Она  оторвалась  от  потрепанной
"Королевы Марго" и удивленно поглядела на Руднева:
   - Вам что, товарищ художник?
   -  Хочу  погулять,  подышать  воздухом,  -  быстро  бросил   Руднев   и
выскользнул в дверь.
   Надя неодобрительно покачала головой и подумала:
   "И этот тоже!.. Дома небось жены ждут, а они  тут  по  ночам  "воздухом
дышать" бегают!.."
   Руднев не был уверен, что из Дома колхозника сейчас вышел  именно  тот,
кто  его  интересует,  но,  заметив  вдали  на  полутемной  улице   фигуру
неизвестного,  он  пошел  за  ним,  стараясь  держаться  на   почтительном
расстоянии. Неизвестный на минуту остановился на освещенном перекрестке  и
оглянулся. Руднев приник к темному забору, замер: он узнал Джейка...
   Оглядевшись, Джейк пересек улицу и направился к монастырской стене...
   Руднев подождал немного, перебежал улицу в темном месте и последовал за
ним.
   "Внимание, старик! Внимание!.." - мысленно произнес он.
   Крадучись, Джейк продвигался вдоль серой громады крепостной стены.  Так
он дошел до  могучей  Кузнецкой  башни.  Здесь,  на  берегу  озера,  Джейк
остановился, снова оглянулся и,  не  заметив  Руднева,  мигом  упавшего  в
траву, вошел в воду.
   "Вброд?.. - Руднев приподнял голову и стал следить за  смутной  фигурой
Джейка, осторожно продвигавшегося  по  тусклой  глади  воды.  -  Охотничьи
сапоги надел,  что  ли?..  Ну,  придется,  старик,  и  нам  в  воду,  хотя
охотничьими сапогами не запаслись..."
   Руднев стал подползать к воде, как только Джейк вышел на сухое место  у
крепостной стены. Но а воду ему лезть было рано:  Джейк  направился  не  к
маленьким воротцам, ведущим на задний двор монастыря, а медленно  двинулся
вдоль берега, нагибаясь время от времени и тщательно разглядывая валуны  у
воды. Некоторые из них он толкал ногой, а иные даже пробовал поднять.  Но,
когда камень оказывался очень  тяжелым,  Джейк  не  тужился  и  сразу  шел
дальше, осматривая новые валуны.
   Руднев, приникнув  к  холодной  стене  башни,  внимательно  наблюдал  в
бинокль. Поведение Джейка казалось ему  загадочным,  майор  никак  не  мог
понять, зачем понадобились молодому авантюристу эти упражнения по  подъему
тяжестей.
   "Что он тут делает?..  Зачем  ему  эти  камни?..  Странно!..  Внимание,
старик!.. Внимание!"
   Наконец Джейк, видимо, нашел нужный ему валун. По  его  усилиям  Руднев
определил, что в этом камне не меньше  двух  пудов.  Тем  не  менее  Джейк
взгромоздил валун себе на плечо и, придерживая обеими руками, заковылял  к
маленьким воротцам  в  задней  стене  монастыря.  Камень  Закрыл  от  него
Кузнецкую башню и Руднева, притаившегося за  нею.  Майор  быстро  вошел  в
прохладную воду. Через минуту Джейк с камнем исчез в воротцах, а еще через
минуту в те же воротца осторожно заглянул и Руднев. Он не сомневался,  что
столь тяжелую и неудобную ношу Джейк на своем плече далеко не унесет, и не
ошибся: Джейк сбросил с плеча валун и отдыхал, сидя на нем.
   Руднев усмехнулся: с непривычки оно, конечно, трудно... Мешок  надо  бы
прихватить, раз уж вам, мистер Джейк, понадобилось таскать такие увесистые
камешки...
   Он вновь высунулся из ворот. Джейк уже встал и  рассматривал  камень  с
видом Архимеда, старающегося открыть еще один закон о рычаге энного  рода.
Ничего,  однако,  не  придумав,  Джейк  сокрушенно  вздохнул,  присел  над
валуном, понатужился, с трудом навалил камень к себе на  живот  и  потащил
его вдоль крепостной стены к Кузнецкой башне...
   Прикрытия здесь никакого не было, и Рудневу  пришлось  ползти  за  ним,
раздвигая траву...
   Джейк доволок свою ношу до входа в башню и  с  отвращением  швырнул  на
траву. Руднев слышал, как он чертыхался, размахивая онемевшими руками.
   Майор всем телом прижался к  земле,  боясь  пошевелиться.  Ясно:  Джейк
будет отдыхать  после  полукилометрового  перехода  с  валуном  не  меньше
четверти часа... Медленно повернув голову,  Руднев,  однако,  увидел,  что
Джейка уже нет подле  валуна.  Майор  тревожно  огляделся  и  потянулся  к
биноклю, но в этот момент Джейк вышел из двери  в  башне  и  направился  к
своей ноше.
   "Он собирается тащить этот камень в башню... Зачем?.. Как  ты  думаешь,
старик?.."
   Но "старик" в эту минуту мог только спрашивать,  отвечать  он  пока  не
решался.
   Джейк сел на валун и приготовился к отдыху: видимо, те усилия, какие он
затратил до сих  пор,  были  только  легкой  тренировкой  по  сравнению  с
предстоящими упражнениями в передвижении тяжестей.
   Руднев, лежа в траве, скептически  разглядывал  в  бинокль  его  унылую
фигуру:
   "...Тяжелая эта работа - из болота тащить бегемота... Неужели бросит?..
Было бы жалко. Хочется узнать, что он придумал".
   "Не бросит, - успокаивал Руднева "старик". - Он, клятый, на карачках, а
все же потащит..."
   Джейк  неожиданно  встал,  будто  он  услыхал  лестную   характеристику
"собеседника" Руднева и она вселила в него силы Геракла  и  дух  Прометея.
Вновь присев над своим валуном и обняв его, как любимое чадо, Джейк  опять
взгромоздил камень на свой тощий живот и поволок к башне.
   Когда он перешагнул через порог, Руднев  вскочил  и,  мягко  ступая  по
траве, быстро пошел к башне... Приблизился... Прислушался... Тяжко  ступая
по каменным ступеням и отчаянно сопя,  Джейк  взбирался  наверх  со  своим
грузом.
   "Первый и второй ярусы прошел, - шепотом считал Руднев. -  Приближается
к третьему ярусу... Что дальше?"
   Далекий глухой удар валуна о кирпичные  плиты  свода  были  ответом  на
вопрос Руднева.
   "Бросил!.. Передышка..."
   Но на этот раз Джейк не сел на валун для  отдыха.  Руднев  услыхал  его
шаги где-то вне башни. Шаги вскоре  затихли.  Было  ясно,  что  авантюрист
пошел по настилу над вторым ярусом вдоль крепостной стены, скорее всего  -
опять на разведку.
   Руднев тихонько проскользнул в башню и  стал  медленно  подниматься  по
каменным ступенькам внутренней лестницы.  Дойдя  до  выхода  из  башни  на
второй ярус, он выглянул и в серой мути светлой северной ночи разглядел на
пыльном настиле огромный валун. Руднев все еще не  мог  разгадать  замысла
Джейка и с нетерпением ждал, что дальше будет делать заграничный гость.
   Притаившись в башне, он  видел,  как  вернулся  Джейк,  как  он  поднял
тяжелый валун и, кряхтя от натуги, понес его вдоль бесконечного  коридора.
Выйти из башни Руднев не решался, спрятаться  здесь  было  невозможно,  и,
внезапно оглянувшись, Джейк мог заметить, что за ним следят...
   Наблюдая в бинокль, майор увидел, как Джейк остановился возле  оконного
проема, обращенного во двор монастыря,  как,  собрав  последние  силы,  он
взгромоздил валун  на  широкий  кирпичный  подоконник.  Затем  Джейк  стал
тщательно отряхивать свой пиджак и брюки от пыли и грязи. Привел одежду  в
порядок, потрогал валун, полюбовался им с минуту и направился к башне...
   Руднев сразу сообразил, что Джейк может дойти  до  башни  и  спуститься
вниз гораздо раньше, чем он, Руднев, сбежит по  лестнице  и  успеет  найти
надежное укрытие где-нибудь на  обширном  заднем  дворе.  Да  и  бежать  в
темноте по ступенькам было нельзя, Джейк услышит топот...  Оставался  один
путь к отступлению -  на  крышу  яруса.  И  Руднев  метнулся  по  каменным
ступенькам внутрибашенной витой лестницы.
   Наверху Руднев слыхал, как Джейк спустился вниз, а затем вышел из башни
и пошел к тем же маленьким воротцам в задней стене, через которые вошел  в
монастырь. Следить далее за ним не было смысла: Джейк осуществил  какую-то
важную часть своего замысла и отправился спать в Дом колхозника.
   Теперь надо было сходить  к  валуну,  взгроможденному  на  край  стены,
осмотреть его и понять наконец, что  задумал  этот  долговязый  лунатик  с
зелеными веками...


   Утром Волошин вместе с неутомимым майором вновь проник в церковь Иоанна
Предтечи. Они оба устроились у  высоких  узких  окон,  и  Руднев  направил
бинокль на второй ярус крепостной стены.
   - Ну, товарищ Волошин, что вы видите на подоконнике  десятого  окна?  -
спросил Руднев.
   Волошин всмотрелся.
   - Что-то бурое, круглое. Котел, что ли?
   - Нет, это не котел. Это огромный валун, камень с берега озера.  В  нем
не меньше двух пудов...
   - Как он туда попал?
   Руднев отнял от глаз бинокль.
   - Это "товарищ Богемский". Ему  никогда  в  жизни  не  приходилось  так
работать, как в эту ночь. На второй ярус стены он тащил этот  камень  часа
полтора и  был  так  увлечен  работой,  что  не  заметил,  как  я  за  ним
наблюдаю...
   - Зачем же он его туда втащил? - недоуменно глядя на  Руднева,  спросил
Волошин.
   - Очевидно, для того же, для чего четыре века назад эти  камни  таскали
на крепостную стену монахи и народные  ополченцы,  -  с  веселой  усмешкой
ответил Руднев. - Чтобы сбросить их оттуда на головы врагов...
   - Он хочет сбросить этот камень?.. - медленно произнес Волошин и  вновь
прильнул к биноклю. - Но на чью же голову?..
   Руднев усмехнулся:
   - Ну, это чересчур примитивно.  "На  голову"!..  Мы  не  ливонцы  и  не
польская шляхта... Я осмотрел там все  и  понял,  что,  если  этот  камень
столкнуть вниз  с  высоты  семи  метров,  он  упадет  как  раз  на  настил
"каменного  мешка",  в  котором  происходил  исторический  разговор  между
князем-сторожем и нашими "туристами". А под настилом провисли  и  держатся
на честном слове кирпичные своды весом этак в две  с  лишним  тонны...  Вы
меня поняли?
   - Обвал?! - глядя на  Руднева  широко  раскрытыми  глазами,  воскликнул
Волошин.
   - Да!.. Несчастный случай... Кто-то погиб, а виновных нет.
   - А кто этот "кто-то"?
   - Вот этого я у "товарища Богемского" не  спросил.  Он  был  так  занят
работой, что мне не хотелось его отрывать. Но мы скоро это узнаем...
   - Они подозревают кого-то из нас, - глядя в бинокль, сказал Волошин.  -
Этот камень предназначен для моей или вашей головы...
   - Поживем - увидим, товарищ Волошин. А пока берите вот  этот  пистолет,
отправляйтесь на второй ярус стены, спрячьтесь там  где-нибудь  поближе  к
камню и задержите всякого, кто к нему приблизится.
   Волошин взял тяжелый ТТ и сказал по-военному:
   - Есть, товарищ майор! Всякий, кто приблизится к камню, будет задержан.
   Руднев уже отошел от Волошина, но тот неожиданно окликнул его:
   - Товарищ майор! Я должен сделать важное сообщение...
   - Какое?
   - Я как-то сделал снимок мозаичного  пола  в  этой  церкви.  Краски  не
получились, но зато обозначилась одна сплошная, очень закрученная линия...
Моя подруга Тася сегодня поделилась со  мной  интересной  догадкой:  а  не
является ли рисунок этой мозаики планом подземного хода, который находится
под этой церковью или где-нибудь поблизости?
   - Интересно! - оказал Руднев. - Надо проверить. Но  сейчас  на  очереди
вон тот камень на стене. Не спускайте с него глаз.
   - Слушаю, товарищ, майор!





   Руднев взял альбом для зарисовок и направился к "каменному  мешку".  Он
вошел в каземат и долго разглядывал грозно нависшие над головой своды.
   Покачав головой, майор выбрался из каменной ловушки и пошел на  главный
двор. Здесь, у газона напротив группы храмов, он увидел Кортеца и  Джейка.
"Потомок великого конкистадора" фотографировал храмы; Джейк  рассеянно  за
ним наблюдал, время от времени поглядывая  на  здание  конторы  музея.  Он
кого-то ждал.
   Руднев приблизился к ним и также стал внимательно разглядывать храм.
   - Красивый собор! - сказал он.
   - Да... - рассеянно ответил Джейк. - Мы его тщательно охраняем.
   - Его в пятнадцатом веке построил русский зодчий Прохор  Ростовский,  -
любуясь величественным храмом, сказал Руднев.  -  Я  хочу  зарисовать  его
купола.
   - Пожалуйста, - безразлично ответил Джейк и  вновь  поглядел  на  дверь
конторы.
   Оттуда вышла Тася, огляделась, увидела Руднева и  направилась  к  нему.
Она торопилась и была явно чем-то взволнована.  Подойдя  к  Рудневу,  Тася
сказала:
   - Товарищ Еланский! Вас просит директор музея.
   Руднев захлопнул альбом и зашагал к конторе. Тася пошла рядом с  ним  и
тихо, быстро заговорила:
   - Только что я слыхала, как  сторож  предложил  профессору  Стрелецкому
осмотреть один никому не известный ход в подземелье у Кузнецкой башни.  Он
сказал профессору, что ход этот ведет в подземный тайник, сооруженный  еще
при Иване Грозном. - Тася понизила голос до шепота:  -  Неужели  он  решил
открыть свою тайну?
   Не глядя на нее, Руднев так же тихо ответил:
   - Не отходите от профессора ни на шаг... Скорее всего, именно  на  него
готовится покушение...  В  крепостной  стене  есть  ловушка...  Там  засел
Волошин...
   В это время  из  конторы  выполз  угрюмый  сторож,  а  затем  профессор
Стрелецкий. Завидев Тасю, он помахал ей рукой:
   - Я скоро вернусь, Тасенька!
   - Идите с ним... - приказал Руднев. - Как только он войдет в каземат  в
крепостной стене, сейчас же тащите его обратно...
   Тася ничего не поняла, но объясняться было уже некогда. Она подбежала к
профессору и пошла рядом с ним. Руднев видел, как Стрелецкий остановился и
что-то сказал сторожу. Тот безразлично поглядел на Тасю и, пожав  плечами,
побрел к крепостной стене...
   Руднев оглянулся: Кортец как ни в чем, не бывало фотографировал церкви,
а Джейк, не обращая внимания  на  Стрелецкого  и  сторожа,  давал  Кортецу
какие-то объяснения.
   - Любопытно... - тихо сказал Руднев и, войдя в сени конторы,  продолжал
через щелку наблюдать за Кортецом и Джейком.
   Через пять минут он вышел из сеней и вновь направился к ним.
   - У месье хороший вкус, - сказал он. - Если он  не  возражает,  я  буду
зарисовывать все, что он фотографирует.
   Джейк перевел Кортецу слова "художника".
   - О! Манифик! Силь ву пле, маэстро! - оживленно воскликнул Кортец.
   - Обратили ли вы внимание, месье, что все купола вон того храма резные?
- вежливо спросил "художник".
   Джейк перевел.
   - Меня восхищает эта асимметрия! - искренне воскликнул  Кортец.  -  Она
роднит русское искусство с искусством варваров восьмого-девятого веков.  Я
видел во Франции их капеллы.
   - Я предпочитаю самобытное искусство варваров геометрической  пропорции
готики, - ответил Руднев,  быстро  набрасывая  контур  шишковатого  купола
церкви.
   Джейк заглянул в его альбом:
   - Вы хорошо рисуете.
   - Я любитель, - скромно ответил Руднев.
   Делая зарисовки, он украдкой наблюдал за Кортецом и Джейком.  Последний
и не думал следовать за сторожем и профессором, но время от времени он все
же беспокойно поглядывал в  ту  сторону,  куда  сторож  увел  Стрелецкого.
Кортец был целиком поглощен фотографированием.
   Прошло минут  двадцать.  Неожиданно  в  воротах  показалась  Тася.  Она
подбежала прямо к Рудневу и, отозвав его в сторону, сообщила:
   - Сторож привел нас с профессором в ту каменную дыру, где эти... -  она
кивнула на Джейка и Кортеца, - объяснялись тогда со стариком. Он велел нам
ждать, а сам куда-то исчез... Я сказала профессору,  что  это  ловушка,  и
чуть не силой вытащила его из каземата.
   - А сторож? - быстро опросил Руднев.
   - Волошин задержал его где-то  наверху,  на  стене,  -  с  волнением  и
недоумением сказала Тася.
   Она до сих пор не уяснила себе смысла всего,  что  произошло  с  нею  и
профессором.
   - Ну? И где он теперь? - нетерпеливо спросил Руднев.
   Джейк и Кортец без всякого стеснения подошли к Рудневу.
   - Там что-нибудь случилось, девушка? - спросил Джейк. Но Тася  ответила
не на его вопрос, а на вопрос Руднева:
   - Сторож вбежал в заброшенную усыпальницу князей Бельских,  заперся  на
железный засов и не выходит.
   - Мне нужно перезарядить кассеты, господин Богемский, -  сказал  Кортец
и, круто повернувшись, направился к надвратной церкви. Джейк последовал за
ним.
   - Скажите Волошину, пусть не отходит от усыпальницы ни на шаг!  Бегите!
- бросил Руднев Тасе и быстрыми шагами догнал Кортеца и Джейка.
   - Минутку, господа!
   Заграничные гости остановились и тревожно переглянулись.
   - Только что у крепостной стены было  произведено  покушение  на  жизнь
профессора Стрелецкого... - сказал Руднев, пристально глядя на Джейка.
   - Нам до этого нет дела, товарищ художник, - сердито ответил  Джейк.  -
Обратитесь в милицию.
   - Милиция уже здесь, - сказал Руднев и показал Джейку свою книжку. -  Я
майор госбезопасности Руднев. Прибыл из Москвы для наблюдения за вами.
   Джейк быстро оглянулся по сторонам. Руднев понял.
   - Монастырь оцеплен, "товарищ Богемский"... Но вчера  ночью,  когда  вы
так трудолюбиво возились с камнем, я был здесь один... А теперь предъявите
ваше командировочное удостоверение.
   Кортец с разочарованным видом смотрел  на  пышный  куст  сирени.  Джейк
нехотя подал Рудневу свое удостоверение  и,  растерянно  моргнув  зелеными
веками, сказал:
   - Здесь какое-то недоразумение, товарищ майор.
   Руднев внимательно осмотрел документ и сказал:
   - Хорошо сделано... - Он сличил подпись  с  каким-то  заявлением.  -  И
подпись Тараканцева нормальная... Мы добрались до него, и ему пришлось нам
рассказать все...
   Джейк молчал.
   - Сдайте оружие, господа! - произнес Руднев и добавил, насмешливо глядя
на Кортеца: - Думаю, что  вы  меня  понимаете  и  без  переводчика,  месье
Кортец. До появления в этом монастыре вы неплохо владели русским языком.
   - Я владею многими языками, господин майор, - сказал по-русски  Кортец.
- И я всегда выбираю тот, какой мне более удобен. Но вы, может  быть,  все
же объясните ваше поведение? Болтовня какого-то Тараканцева - это  еще  не
аргумент...
   - Ваш спутник организовал покушение на профессора Стрелецкого.  У  меня
есть доказательства. А оба вы шантажировали гражданина Тараканцева.
   - Чепуха! - с оскорбленным видом воскликнул Кортец,  но  тем  не  менее
сунул руку в  карман  и  протянул  Рудневу  крохотный  ножичек-несессер  в
замшевом футляре.
   - Вот все мое оружие. Я никогда не ношу при себе много металла.
   - Оставьте это у себя, - сказал Руднев и пристально взглянул на Джейка.
   Тот стоял не шевелясь и угрюмо смотрел в землю.
   - Господин Бельский, вы слыхали мое приказание?
   Джейк медленно достал из карманов большой складной  нож  и  браунинг  и
подал их Рудневу.
   - Это все?
   Кортец усмехнулся и процедил сквозь зубы:
   - У него есть еще водородная бомба, но он забыл ее дома.
   - Я думаю, что господин Бельский и от водородной бомбы скоро избавится,
- с иронической улыбкой сказал Руднев. - Я прошу вас, господа,  пройти  за
мной в районное управление милиции.
   - А потом? - с тревогой спросил Кортец.
   - А потом вам, господин  Кортец,  надо  будет  немедленно  вернуться  в
Москву самостоятельно, а с господином Бельским мы поедем туда имеете...
   Они направились к выходу из монастыря. К Кортецу уже  вернулось  ровное
настроение. "Что ж, -  рассуждал  он,  -  с  охоты  за  сокровищами  Ивана
Грозного я возвращаюсь с пустым ягдташем. Но скоро  я,  несомненно,  вновь
буду в Париже... Это лишь очередная  неудача,  вроде  истории  с  Коптским
евангелием...
   Они приблизились к надвратной  церквушке.  Сказочная  "Царевна  Лебедь"
удивленно смотрела на них узкими  бойницами-окнами.  Кортец  взял  в  руки
фотоаппарат и спросил, обращаясь к Рудневу:
   - Разрешите сфотографировать этот шедевр русского зодчества?
   Руднев пожал плечами:
   - Пожалуйста!
   - Мне надо хоть как-то возместить убытки, - пояснил  Кортец  и  щелкнул
затвором. -  Я  в  Париже  организую  фотовыставку  оригинальных  росписей
Дионисия и неизвестного миру монаха Александра, которые я увидел здесь,  а
также образцов русского древнего зодчества...
   - Вот и занимались бы этим, господа, - искренне посоветовал Руднев.
   - Не знаю, как другие иностранные  гости,  господин  майор,  -  ответил
Кортец, - но я прежде всего деловой человек, я занимаюсь  тем,  что  сулит
мне наибольшую прибыль.
   Он взглянул на Джейка. У того был  вид  человека,  хлебнувшего  уксусу,
настоенного на хрене.
   - Не унывайте, Джейк! Вспомните о вашем контракте с трестом.
   - Убирайтесь к черту! - злобно крикнул Джейк.





   Позади церкви Иоанна Предтечи было "царство дремучих трав" - там  буйно
разрослись  полынь,  репейник,  одичалая  конопля.  В  этих  зарослях  мог
скрыться стоящий во весь рост человек. И там,  позади  церкви,  в  пахучих
травах, в ясной тени печальных деревьев, среди  вековечной  тишины  стояла
заброшенная усыпальница князей Бельских, та самая, куда позавчера ночью на
глазах у Волошина скрылся старый монастырский сторож. Над глубоким склепом
ее возвышалась небольшая часовня. Может  быть,  когда-нибудь  эта  часовня
выглядела вполне сносно, но годы  сделали  свое  дело:  зеленая  крыша  ее
побурела и провалилась, штукатурка стен и маленьких колонн  облупилась,  а
железные решетки замысловатого рисунка на окнах и двери заржавели...
   Русские старинные  зодчие  не  уделяли  столько  внимания  гробницам  и
мавзолеям,  сколько  уделяли  надгробным  сооружениям  зодчие  и   ваятели
Ренессанса, строители пирамид, мавзолея Тадж-Махал и подобных  сооружений.
Усыпальница князей Бельских служила тому ярким доказательством.  Она  была
очень скромна и очень печальна. Как впавшая в  нищету  старенькая  барыня,
стояла она на задворках древнего монастыря, дивясь  невиданному  скоплению
людей вокруг... А люди эти уже два  часа  бесцеремонно  заглядывали  в  ее
окна, окликали кого-то скрывшегося в гробнице и много говорили. Здесь были
Волошин, Тася и профессор Стрелецкий, директор  монастыря-музея  Анышев  и
несколько милиционеров. Трое первых были  очень  взволнованы  необычайными
событиями и оживленно обсуждали все,  что  случилось  в  монастыре  в  тот
день...
   Запершийся в гробнице старый сторож не откликался, и, устав звать  его,
милиционеры расспрашивали Анышева об усыпальнице князей Бельских.
   Директор монастыря-музея до своего появления в Сиверске  служил  где-то
управдомом, на занимаемую им должность он  попал  случайно  и  не  скрывал
своего удивления по поводу забот советской власти о  старинных  церквах  и
"никому  не   нужных"   крепостных   сооружениях.   Чувство   тревоги   за
бесполезность своего дела никогда не покидало его...
   -  Гробница  эта  заприходована  по  нашим  книгам  и  документам   как
сооружение, не имеющее исторической ценности, - пояснял он окружавшим  его
московским гостям и милиционерам. - По этой причине ни в  какие  сметы  по
ремонту она не попадает. Однако по тем же документам значится, что в  1915
и 1916 годах  приезжал  сюда  из  Петербурга  какой-то  князь  Бельский  и
занимался ремонтом и реконструкцией указанной гробницы. При этом  земли  в
озеро было вывезено несметное количество...
   Рассказ Анышева был прерван появлением Руднева и  начальника  сиверской
милиции. Тася, Волошин  и  профессор  засыпали  майора  вопросами.  Руднев
сообщил, что Кортец дал важные показания и спешно уехал в Москву, а  Джейк
Бельский  должен  дождаться  своего  сообщника   по   покушению,   Платона
Бельского, и поедет в Москву вместе с ним, Рудневым.
   - Да, кстати! - добавил майор. - Оказывается, Джейк Бельский  -  родной
племянник князя Платона Бельского. Он сын русского белоэмигранта.
   - "Сколько их, куда их  гонит!"  -  насмешливо  воскликнул  Волошин.  -
Бельские лежат тут рядом, в  гробах,  их  потомок  полез  в  гробницу,  не
дождавшись смерти, а еще  один  Бельский,  чтобы  составить  им  компанию,
примчался специально из Америки.
   - А что с князем-сторожем? -  спросил  Руднев.  -  Подает  ли  он  хоть
признаки жизни?
   - Молчит. Не умер ли он от инфаркта? - нерешительно сказала Тася.
   Хотя Платон Бельский состоял в заговоре с Джейком, ей все же было жалко
этого одинокого старика, которого любила когда-то прекрасная женщина.
   - Ну что ж, придется вскрыть дверь, -  решил  Руднев.  -  Да!  Я  забыл
передать вам, профессор, один интересный экспонат, обнаруженный при обыске
у Джейка Бельского. Не объясните ли вы нам, что это такое?
   Он вынул из кармана свернутый в трубку пергаментный лист, уже  знакомый
читателю.
   Анышев побежал за слесарем, а Стрелецкий, окруженный Тасей,  Волошиным,
Рудневым   и   представителями   сиверской   милиции,   стал   внимательно
разглядывать пергамент в лупу.
   Через несколько  минут  он  поднял  голову  и  обвел  всех  удивленным,
недоумевающим взглядом.
   - Поразительно! Это титульный лист антологии Агафия!
   Он вновь стал разглядывать лист.
   - Но как он к ним попал? - спросил Волошин.
   - А разве вы не помните, что нам рассказывала старушка  на  Ордынке?  -
сказала Тася. - Вспомните, как муж Евгении Бельской хотел вырвать  из  рук
своей жены византийскую книгу, но вырвал только титульный лист...
   - Это невероятно! - пробормотал Стрелецкий. - Здесь дарственная  запись
Ивана Грозного, и нарисован чертеж... Это план тайника...  Я  был  прав...
Библиотека Грозного где-то здесь...
   - Вот видите! - укоризненно глядя на Волошина, сказала Тася.  -  А  вы,
Ваня, не верили,  вы  говорили,  что  князь  Платон  сумасшедший,  что  он
никакого тайника не нашел.
   В это время дверь  в  гробницу  уже  была  открыта.  Тася  и  профессор
бросились к ней, но Руднев остановил их.
   -  Спокойно,   товарищи!   Мы   ищем   преступника,   и   здесь   нужна
осторожность... Сейчас сюда войду только я и со мной двое милиционеров.
   Руднев вошел в часовню. За ним вошли милиционеры. Им сразу же  пришлось
спуститься по ступенькам. Просторное помещение усыпальницы князей Бельских
напоминало погреб. На Руднева пахнуло холодом и  сыростью.  Его  обступила
темнота. Руднев пошарил по стенам лучом фонаря. В склепе никого не было...
   "Что за чертовщина! Куда он мог деться? - размышлял Руднев.  -  Неужели
здесь есть еще один выход?.."
   Руднев, а с ним и милиционеры тщательно  обследовали  все  стены,  пол,
потолок; они осматривали, выстукивали, но камень и кирпич всюду отзывались
глухим  звуком...  Наконец  майор  обратил   внимание   на   металлическую
надгробную плиту, вделанную прямо в пол.
   Над плитой стоял массивный чугунный крест, а на самой  плите  выпуклыми
старинными буквами была  сделана  длинная  надпись,  извещавшая,  что  под
плитой покоятся гробы трех Бельских, в разное время сосланных в  Сиверский
монастырь великим князем Василием, временщиком при малолетнем царе Иване -
Шуйским и самим Грозным.
   Руднев пригласил в усыпальницу Анышева, Волошина,  начальника  милиции;
Тася и Стрелецкий вошли без приглашения. После  небольшой  консультации  с
директором Руднев приказал милиционерам вооружиться  ломами  и  приподнять
надгробную плиту. Но, к общему удивлению, приподнять ее не  удалось.  Лишь
случайно  Волошин  обнаружил,  что  стоящий  над  плитой  чугунный   крест
вращается. Поворачивая его в разные стороны, удалось приподнять плиту. Под
плитой оказалась каменная лестница в десять  ступенек.  Руднев  и  Волошин
спустились по ней и попали в темный туннель, облицованный камнем.  Туннель
был извилистым и длинным. Руднев и Волошин долго шли  в  темноте,  освещая
путь электрическими фонариками. Наконец  впереди  забрезжил  свет,  и  они
опять увидели каменную лестницу. Они услыхали голоса,  а  когда  поднялись
наверх, то очутились... в той  самой  гробнице,  из  которой  начали  свое
подземное путешествие.
   - Что за дьявол! - воскликнул с удивлением Руднев. - Мы вернулись  туда
же, откуда вошли!
   - Ваня! - Тася с тревогой и радостью бросилась к Волошину. - Вы целы  и
невредимы? А я так боялась...
   - Ну, что там?.. - нетерпеливо спросил Стрелецкий.
   - Это лабиринт! - сказал Волошин. - Мы  прошли  под  землей  не  меньше
километра по какому-то туннелю, а он нас привел туда же, откуда мы вошли в
него.
   - Это нет! Шалишь! - воскликнул Руднев.  -  Волошин!  Пошли  обратно...
Только теперь надо смотреть  внимательно.  Там  есть  какая-то  лазейка  в
сторону.
   - Идемте! - решительно произнес Волошин и вновь  двинулся  к  спуску  в
подземелье.
   - Ваня! - окликнула его Тася. - Возьмите меня с собой... Я так боюсь!..
   - А коль боитесь, зачем же вам спускаться в это чертово  подземелье?  С
вами там все может случиться, - насмешливо сказал Руднев.
   - Я не за себя боюсь, - тихо произнесла Тася.
   - Ах, вот оно что... - сказал Руднев. - Товарищ Волошин, предлагаю  вам
остаться.
   - Ни за что!
   - Этот старик сумасшедший, - чуть не плача,  сказала  Тася.  -  Он  там
притаился где-то...
   Кое-как общими усилиями Тасю удалось успокоить, и  Руднев  с  Волошиным
вновь скрылись в черном зеве могильного склепа...
   Прошло пятнадцать минут.  Они  не  появлялись  и  никаких  сигналов  не
подавали... Прошло двадцать и тридцать минут... Ни звука...
   Тася  отошла  от  часовни,  легла  на  траву  и   уставилась   в   небо
остановившимися глазами. Ей казалось, что прошла уже вечность с  тех  пор,
как  Волошин  опустился  в  подземелье.  Неожиданно  она  услыхала   голос
Волошина:
   - Настенька! Где вы?..
   Она  бросилась  в  часовню  и  увидела  Руднева  и   испачканного,   но
невредимого Волошина.
   - Вы живы? А я уж все передумала...
   - Опять то же, - с недоумением и  досадой  сказал  Руднев.  -  Кружили,
кружили, ощупывали каждый метр стены, а  лабиринт  привел  нас  обратно  к
гробнице...
   - Загадочная история! - многозначительно  промолвил  Стрелецкий.  -  Но
теперь я уже не сомневаюсь, что мы попали на верный путь.  Где-то  там,  в
туннеле, есть ход, который ведет в книжный тайник Грозного.
   - Тайник Грозного! Скажите пожалуйста!  -  с  беспокойством  воскликнул
Анышев. - А я тут  как  дурак  рядом  сижу  и  ничего  не  знаю!  Какие-то
подземелья, какие-то тайники... Что, если мое  начальство  узнает?..  Ведь
это же  скандал!  Халатность  пришьют!..  Ох,  понаехали  вы  тут  на  мою
голову!..
   Кто-то  предложил  в  подземелье  больше  не  спускаться.  Если  старик
притаился там, он долго не выдержит: воздух в подземелье тяжелый,  пищи  и
воды, наверное, нет, а если есть, то не так уж много...
   - Он  непременно  выползет  сам,  и  мы  его  задержим,  -  резюмировал
начальник милиции.
   - Да ведь нам нужен не он, мой милейший! - воскликнул Стрелецкий.
   - Как это "не он"? А кто покушался на вас?
   - Да бог с ним, с покушением, товарищ майор! Надо тайник найти.  Тайник
с библиотекой Грозного! Понимаете вы это?
   - Как  не  понять?  -  пожав  плечами,  ответил  начальник  милиции.  -
Библиотека - это... конечно... что и говорить. Но тут мы уже  имеем  дело,
так  сказать,  с  пропажей  государственного  имущества.  Этим,  к  вашему
сведению, должен заниматься отдел борьбы  с  хищениями  и  спекуляцией.  А
покушение на убийство уже другая область. Это дело  милиции  и  уголовного
розыска... Что же касается иностранного агента, то тут, так сказать,  дело
политическое... Во всем должны быть ясность и порядок, товарищи...
   Тем временем наступил вечер, а за ним  пришла  и  ночь.  Монастырь  был
оцеплен плотным кольцом милиционеров. Усилены были посты на  дорогах,  они
проверяли документы у всех пожилых мужчин.  На  речной  пристани  дежурили
сотрудники розыска в штатском.
   Майор  Руднев  еще   несколько   раз   спускался   в   подземелье,   но
безрезультатно. Основательно устав,  он  вошел  в  притвор  церкви  Иоанна
Предтечи и решил соснуть там часок как раз под иконой Георгия Победоносца.
   Не ушел и профессор Стрелецкий. Он устроился в  том  же  притворе,  под
иконой  евангелиста  Луки,  и  попросил  Волошина  разбудить   его,   если
произойдет что-либо экстраординарное.
   Милиционеры, рассевшись вокруг загадочной гробницы по двое и  по  трое,
вели тихие разговоры о привидениях, лунатиках, самоубийцах и психопатах.
   Тяжело вздыхал и  бродил  вокруг  гробницы  директор  Анышев.  Мысль  о
предстоящем взыскании не давала ему покоя...
   Тесно придвинувшись друг к другу, сидели на  паперти  Тася  и  Волошин.
Тася, поеживаясь, тихо говорила:
   - Жутко и интересно... Чем все это кончится? А  "товарищ  Богемский"?..
Потомок князей Бельских! Прибыл из Америки! Охота за кладом!.. Прямо как в
детективном романе! Жалко, здесь Шпанова нет...
   - Да, конечно, - рассеянно отвечал Волошин. - Но  все  же,  куда  делся
старик? Ведь я там ощупывал каждый камешек  и  нигде  ни  одной  щелки  не
нашел... Очень хитрый лабиринт! Идешь будто все время прямо,  а  приходишь
назад.
   - Ваня!.. А вы помните, что я вам сказала  про  ваш  снимок  мозаичного
пола? Может быть, это действительно план подземного хода? - спросила Тася.
   - Да, да! - обрадованно воскликнул Волошин. - Я сегодня об этом говорил
Рудневу. Но он велел мне  дежурить  у  камня,  некогда  было  разглядывать
снимок.
   - Снимок у меня. В сумочке. Давайте посмотрим, - предложила Тася.
   - Давайте!
   Тася вынула из сумочки снимок и подала его  Волошину.  Тот  зажег  свой
фонарь, и оба они склонились над фотографией.
   - Если это подземный туннель, то он берет начало из Кузнецкой  башни...
Но в башне был обвал...
   - А Анышев говорил, что в 1915 и 1916 году сюда приезжал какой-то князь
Бельский и занимался реконструкцией гробницы своих  предков,  -  напомнила
Тася. - Помните,  он  сказал:  "При  этом  земли  в  озеро  было  вывезено
несметное количество..."
   - Правильно! - воскликнул Волошин. - Умница вы моя! А я  и  не  обратил
внимания.
   - Наверное, это и был князь Платон. Убедившись, что ход в тайник  через
башню прегражден обвалом, он решил добраться до подземного  туннеля  через
гробницу... - развивала свою мысль Тася.
   - Вполне возможно! - согласился Волошин. - Тем более что, роясь в своей
фамильной гробнице, он не возбуждал никаких подозрений.
   Волошин вновь обратился к серой извилистой линии на фотографии.
   - Это своего рода чертеж, записанный  Грозным  на  полу  церкви.  Такой
чертеж не мог затеряться, а тайну его знали немногие и притом самые верные
люди... Но где же здесь путь к тайнику?
   Он повернул чертеж так, что ромбовидная фигура была теперь направлена к
Кузнецкой башне.
   - Здесь вход... Здесь обвал преградил путь... - водя пальцем по снимку,
рассуждал Волошин.  -  Значит,  гробница  должна  находиться  вот  в  этом
месте...
   Он пошарил по карманам и, достав авторучку, поставил на снимке крестик.
   - Если князь Платон действительно решил сорок лет назад  пробиваться  к
тайнику через гробницу,  он  должен  был  попасть  в  туннель  где-то  вот
здесь...
   Волошин вновь поставил крестик, на этот раз уже на  самой  извивающейся
линии.
   - Мы с Рудневым вошли в подземелье вот в этом месте и пошли прямо... Мы
вышли вот сюда... Потом дальше, еще дальше... - Волошин поглядел на  Тасю:
- Вы понимаете, Настенька, как хитро устроено? Нам казалось, что  мы  идем
прямо, а на самом деле мы уже возвращались назад...
   - А вот здесь линию вашего пути  пересекает  другая  линия,  -  указала
пальцем Тася.
   - Ага! Так вот где надо сворачивать в  сторону!  Но  где  же  он,  этот
переход? Мы ощупали там каждый сантиметр стены!
   - Надо сосчитать  шаги,  а  затем  вычислить,  на  каком  отрезке  пути
находится стык с другой линией.
   Волошин вскочил:
   - Сейчас! Я лезу в туннель немедля.
   - Что вы, Ваня!.. Один?.. - испуганно прошептала Тася. - Возьмите  хоть
меня.
   - Нет, нет! Ни в коем случае!
   - Я разбужу Руднева.
   - Не надо... Я должен проверить. Я не  люблю  ложных  тревог.  Вы  лишь
постерегите у  входа.  Если  что  случится,  я  выстрелю,  и  вы  позовете
Руднева...
   Тася покорно поплелась за ним.
   - Но первый спуск ничего не даст. Я лишь  сосчитаю  шаги,  а  потом  мы
высчитаем, где стык, - возбужденно говорил Волошин.
   Он спустился в туннель и на этот раз вернулся очень быстро.
   - Тысяча триста шесть шагов! - объявил он. - Где снимок, Настенька?
   С помощью нитки они определили, что стык находится где-то между семьсот
пятидесятым и восьмисотым шагом... Волошин вновь спустился в склеп. Быстро
отшагав семьсот пятьдесят шагов, он стал продвигаться медленнее, тщательно
освещая стены, пол и свод и осматривая и  выстукивая  их.  Неожиданно  ему
показалось,  что  пол  в  одном  месте  отозвался  гулко.  Он  подпрыгнул.
Действительно, чувствовалось, что глина в  этом  месте  лишь  насыпана  на
крышку какого-то люка.
   "Значит,  главный  туннель  находится  внизу?"  Волошин   стал   руками
разгребать глину. Но это было нелегкое занятие. Слой глины не менее чем  в
двадцать сантиметров покрывал дубовую крышку.
   Волошин хотел было позвать кого-нибудь, но озорное желание  все  узнать
самому удержало его. Сообразив, что проникнуть  в  нижний  туннель  можно,
лишь приподняв крышку с глиной, он понял, что надо искать какое-то  кольцо
или ручку в этой крышке.
   "Иначе как же  ее  приподнимают?  -  подумал  Волошин.  -  Надо  чем-то
нащупать это кольцо под глиной".
   Но ничего под руками не было, и он помчался по туннелю к гробнице.
   Выпрыгнул он из склепа, словно только что воскресший и чрезвычайно этим
довольный покойник.
   - Нашел! - сипло  зашипел  он.  -  Настенька!  Я  нашел  ход  в  другой
туннель!..
   - Неужели? - обрадовалась Тася. - Я сейчас позову Руднева.
   - Ни в коем случае! Я хочу проверить сам, один...
   - Честолюбие?.. А я тут дрожу от страха за вас!
   - Ничего не бойтесь. Я сейчас... Мне нужна какая-нибудь штучка...  Ага!
Вот!..
   Он выдернул железный прут из полуразрушенного решетчатого окна  часовни
и, бодро махнув Тасе рукой, спустился вниз.





   Войдя в глину подле самой  стены,  прут  неожиданно  уперся  во  что-то
металлическое  и  соскользнул.  Волошин  лихорадочно  пошарил   прутом   и
явственно услыхал железный лязг. Слой глины здесь был гораздо тоньше,  чем
над всей крышкой.
   Покопавшись в глине, Волошин нащупал большое железное кольцо и  потянул
его. Но ему надо было стать так, чтобы не давить  на  крышку.  После  трех
неудачных попыток он наконец поднял крышку и отбросил ее к стене.
   В   черную   глубину   уходили   ступеньки   деревянной    стремянки...
Поколебавшись с минуту, Волошин достал ТТ,  переданный  ему  Рудневым  еще
днем, и стал медленно спускаться.  Нога  ступила  на  земляной  пол...  Он
прислушался... Тихо... Оглянулся,  посвечивая  фонарем,  и  увидел  темные
стены низкого хода, выдолбленные в камне-песчанике...  Подумал:  "Когда-то
здесь было дно озера... Ну что ж, побредем, поищем". На  минуту  мелькнула
зловещая мысль: "А вдруг он тут притаился? Трахнет по  голове  топором,  и
выстрелить не успеешь..."
   Но все же он пошел вперед, согнувшись и зорко вглядываясь в темноту.
   Каменный песчаник потемнел от времени и копоти. Очевидно, этим путем не
раз ходили с факелами: сажа здесь висела на  паутине,  как  черный  гарус.
Воздух был затхлый, пахло плесенью и сырым камнем...
   Ход вел вниз, внезапно сворачивал в сторону, круто поднимался  и  вновь
уходил вниз, но уже в иную сторону, и вновь поднимался. Волошин поглядывал
на  фотоснимок.  Теперь  он  не  сомневался  -  серая   извилистая   линия
действительно была планом подземного хода. Вот сейчас план показывает, что
ход повернет обратно... Правильно!..
   Волошин вгляделся в план. Скрещение!.. Дальше нужно идти назад, а затем
свернуть влево.
   Он остановился и осмотрелся. Неуютно здесь... Нужно окончательно выжить
из ума, чтобы проводить в этой норе дни и ночи.
   "Но как в такой сырости могли сохраниться свитки папируса и  рукописные
книги? - размышлял Волошин. - Приходится только верить все той же  легенде
о книжном тайнике царевны  Зои,  будто  строили  его  в  пятнадцатом  веке
зодчие-итальянцы, которые знали какой-то "секрет" и  особый  "материал"  -
камень, не пропускающий  влаги,  и  выкладывали  им  подземные  помещения,
которые требовали сухости..."
   Между тем ход стал очень  узким  и  низким.  Волошину  пришлось  теперь
пробираться вперед почти ползком. Но он не забывал поглядывать на  план  и
держал пистолет наготове. Но пока все шло благополучно.  Очевидно,  тайник
находился в конце этого хода; здесь, на плане, он обозначен крестиком.
   Вдруг Волошин остановился... Ему послышался какой-то шорох  за  спиной.
Он оглянулся и вскинул фонарик. Никого... Он прислушался...
   Шорох слышен явственно...  Да  нет  же,  это  журчание...  Вода?..  Да,
несомненно, это лепечет где-то близко подземный родник. Но  где  он?..  Не
видно...
   Волошин медленно двинулся вперед,  освещая  фонарем  и  ощупывая  ногой
каждую пядь каменистого пола. Внезапно он увидел перед  собой  две  доски,
сбитые вместе  в  виде  мостков.  Рокот  воды  здесь  слышался  отчетливо.
Очевидно,  вода  течет  где-то   под   этими   мостками.   Вдруг   Волошин
остановился... Доски!. Странно!.. Хотя это можно объяснить...  Рокот  воды
усыпляет удивление перед внезапно  появившимися  деревянными  мостками,  а
там, дальше, эти мостки внезапно опрокидываются...  непрошеный  посетитель
проваливается в ловушку.
   Волошин стоял и не решался ступить ногой на подозрительные мостки... Но
другого пути не было: только вперед или назад...
   Он попробовал поднять или оттащить мостки, но из этого ничего не вышло:
мостки были крепко сколочены.
   Волошин стал водить фонарем вдоль  стен...  Ничего...  Только  в  одном
месте у самого пола большой камень отошел от стены. Волошин  отвалил  его,
образовалась дыра. Он осветил ее фонарем и увидел совсем узкий  ход,  даже
не ход, а щель.
   "Но как же поступает сам старик?  Как-то  ведь  переходит  он  по  этим
мосткам, - размышлял Волошин. - А если..."
   Он еще раз осмотрел нору за отваленным камнем.
   "Эх, была не была - полезу!"
   Волошин достал из кармана мелок и сделал на стене крупную подпись:  "По
мосткам не  ходить!..  Опасно!..  Обход  здесь!.."  Он  нарисовал  стрелу,
окружил новый вход десятью меловыми плюсами и полез...
   Полз  он  минут  пять.  Останавливался,  отдыхал,   лежа   на   животе,
прислушивался и полз дальше. Но вот наконец рука с фонарем  и  голова  его
вынырнули в просторную шахту. Волошин выполз из норы и огляделся.  Мостки!
Западня осталась позади! "Ай да итальянец! - подумал он. -  Молодец,  если
это он придумал. А что там, под мостками?.. Колодец?.. Волчья яма?.."
   Волошин пошел дальше. Он сделал тридцать - сорок шагов, когда ход круто
свернул вправо, и Волошин остановился, пораженный необычайной картиной.
   В нескольких метрах от него стоял высокий, сгорбленный  старик,  седой,
косматый, с клинообразной желтой бородой. Волошин узнал его. Это был князь
Платон. Дикими, немигающими глазами глядел  он  на  пришельца.  Непокрытая
голова старика чуть тряслась. Худой  левой  рукой  он  держался  за  косяк
тяжелой дубовой двери, в правой у него был топор...
   Прошла минута молчания...
   - Что надо?.. - спросил старик голосом  резким,  как  скрежет  ножа  по
тарелке.
   - Вы убежали от нас... - пробормотал Волошин.
   - Что надо?! - повторил старик.
   Волошин уже оправился от неожиданности.
   - Книги, - коротко сказал он.
   - Не отдам! - отрезал старик. Он дышал часто, и голова его тряслась все
сильнее.
   - Успокойтесь. Давайте объяснимся... - спокойно  и  деловито  предложил
Волошин.
   - Нет!
   - Обещаю вам, что вы до самой  своей  смерти  будете  хранителем  книг,
найденных вами, а ваше покушение вам простят...
   - Уходите!.. - прохрипел старик.
   Волошин нахмурился:
   - Я не уйду...
   - Никому не дам! - истерически взвизгнул старик. - Это  мое!  Я  нашел!
Мое!..
   - Эти книги принадлежат народу! - строго сказал Волошин.
   - Я не знаю никакого народа! Сгинь, сатана!..
   "Хорош, дьявол! - залюбовался им на секунду Волошин. -  Фотоаппарат  бы
сюда..."
   Сама древняя боярская Русь, внезапно  ожившая  и  восставшая  из  мрака
прошлого, стояла перед Волошиным, перед молодой,  новой  Москвой.  Она  не
понимала эту новую Москву, как не поняла  когда-то  Москву  петровскую,  и
наливалась тупой старческой яростью.
   Волошин сделал шаг вперед,  но  старик  молниеносно  взмахнул  рукой  и
швырнул в него топор.
   Юноша едва успел нагнуться: топор пролетел над его головой. Затем дверь
захлопнулась, и  загрохотал  тяжелый  засов.  Волошин  бросился  к  двери,
навалился. Дверь стояла как каменная. Он застучал:
   - Откройте!
   Ни слова... Слышно, как старик ходит за дверью, шуршит бумагой...
   - Откройте! - приказал Волошин.
   Ни слова...
   "Ломать дверь?.. Чем?.. Топор!.."
   Волошин пошел вдоль хода, отыскивая топор.
   "Вот он!.. А впрочем, нет!.. Надо позвать Руднева".
   Волошин подпер дверь железным прутом и, повернувшись, быстро направился
обратно.
   ...Тася сидела подле страшного склепа, поглотившего  ее  друга.  Сидела
окаменев, сидела уже час, а Вани все не было, и ни звука не доносилось  из
черной ямы.
   "Неужели с ним что-то случилось?.. Что, если этот страшный старик  убил
его?.. Подстерег и убил!.."
   Она  вскочила  и  опрометью  бросилась  к  церкви  Иоанна   Предтечи...
Затормошила Руднева и, не в силах сдержаться, закричала:
   - Товарищ Руднев! Скорее! Он убил Ваню! Старик! Под  землей!  Вани  нет
уже час!.. Скорее!..
   Руднев вскочил как ошпаренный,  вместе  с  ним  вскочил  и  Стрелецкий.
Прибежал испуганный Анышев.
   - Кто убил!.. Кого убили?.. В чем дело?..
   Тася кричала и  торопила  всех  минут  пять,  пока  наконец  Руднев  не
уразумел, что произошло. Он взял с собой двух милиционеров и  спустился  в
склеп... Он нашел ход  в  нижний  туннель  и  понял,  что  Волошин  сделал
открытие. В нижнем туннеле все трое пошли по меловым стрелкам, оставленным
на стене Волошиным. Остановились перед  мостками  и  уже  стали  разбирать
надпись над дырой в стене, как  вдруг  из  этой  дыры  вынырнула  лохматая
голова Волошина.
   - Живы?! - радостно воскликнул Руднев.
   - Вполне, - ответил Волошин. - А вы явились кстати. Я нашел и тайник  и
старика. Он заперся. Нужно ломать дверь.  Топор  есть.  Пошлите  людей  за
ломом...
   Вскоре Руднев и Волошин, а с ними  и  один  оставшийся  милиционер  уже
стояли перед дубовой дверью. Волошин выдернул прут и крикнул:
   - Выходите! Будем ломать дверь!..
   Молчание было ему ответом... Волошин взмахнул топором. Он сразу  понял,
что эту дверь срубить будет нелегко, но рубил, рубил, рубил...  Неожиданно
они почувствовали запах дыма, который, видимо, пробивался  сквозь  щели  в
двери. Руднев и Волошин догадались: старик жег библиотеку, чтобы не отдать
ее никому...
   - Бегите! Торопите там с ломом да захватите брезент или еще  что-нибудь
- огонь накрыть! - приказал милиционеру Руднев.
   Тот быстро побежал по туннелю. Вскоре примчался его товарищ с ломом.
   ...Волошин вонзал топор в дубовую дверь, а Руднев старался просунуть  в
щель лом. Подземелье гудело от ударов топора и лома; из  щелей  уже  валил
густой дым,  летели  щепки.  Волошин  неистово  работал  топором,  кромсал
крепкое дерево, старался перерубить засов, на который с той  стороны  была
заперта  дверь,  и  боялся  лишь   одного:   что   засов   этот   окажется
металлическим.
   - Если засов  там  железный,  все  пропало,  -  задыхаясь,  говорил  он
Рудневу.
   - Ничего! Руби, Ваня! Мне только в щель лом  просунуть,  -  подбадривал
его Руднев.
   Наконец Волошин добрался до засова и крикнул:
   - Деревянный! Наша взяла!..
   Он с удвоенной силой  заработал  топором.  Засов  разлетелся  в  щепки.
Руднев рванул дверь. Едкий дым заполнил  туннель.  Руднев  шагнул  вперед,
прикрывая глаза. Вдруг он услыхал голос Волошина.
   - Старик лежит! Он здесь! Лежит на полу!..
   - Тащите его наверх! - крикнул милиционеру Руднев.
   - Надо спасать книги!.. - услыхал он слова Волошина и  понял,  что  тот
тушит огонь.
   Волошин действительно боролся с огнем. Стащив с себя брюки и  оставшись
в одних трусах, он бросался туда, где  взлетали  сквозь  дым  языки  огня,
накрывал горящие книги брюками, топтал их ногами,  хлопал  руками.  Позади
раздался отчаянный женский крик:
   - Ваня!.. Ванечка!.. Ты жив?.. Где ты, Ванечка?!.
   Выставив вперед руки, в тайник вбежала Тася.
   - Настенька! - откликнулся Волошин. - Горят книги!.. Тушить надо!..
   - Уже бегут с брезентом! - ответила Тася.
   Действительно, минуты через две в тайник вбежал милиционер,  волоча  за
собой широкий жесткий брезент из арсеналов Анышева.
   - Накрыть огонь! - весело скомандовал Руднев.
   Теперь  дело  пошло  быстро.  С  помощью  брезента  Волошин,  Руднев  и
милиционеры окончательно  расправились  с  огнем.  Тася  тем  временем  не
оставалась без дела: шаря  руками  по  каменным  полкам  и  по  полу,  она
собирала в охапку полуобгоревшие книги. Собрав, сколько могла унести,  она
пошла по туннелю к выходу.
   В подземелье было трудно дышать из-за дыма, но Руднев, Волошин, Тася  и
милиционеры все же дышали. Видимо, где-то была тяга  для  притока  свежего
воздуха... Дым уходил.
   Погасив огонь, Руднев и Волошин стали  передавать  книги  милиционерам,
выстроившимся в цепочку вдоль туннеля.


   Уже  занялась  заря.  Возле  часовни  Тася   и   профессор   Стрелецкий
осматривали спасенные книги.
   - Что это? - с тревогой и волнением говорил  Стрелецкий,  беря  в  руки
один за другим запыленные, полуобгоревшие фолианты.
   - Это церковные книги, профессор, - сказала Тася.
   - Да. Но это совсем не то...
   Стрелецкий раскрыл какой-то том в картонном переплете и прочел вслух:
   - "Житие святого Ферапонта, можайского и лужецкого  чудотворца..."  Эта
книга напечатана в 1912 году в Московской синодальной типографии.
   Тася подняла  другую  книгу,  лежавшую  на  траве.  Это  был  часослов,
напечатанный типографским  способом  в  1909  году.  Тася  еще  ничего  не
понимала, она механически раскрывала одну  за  другой  спасенные  книги  и
убеждалась, что все это была обыкновенная церковная макулатура - псалтыри,
часословы,  молитвенники,  "жития  святых",  современные,  напечатанные  в
типографиях на бумаге, на русском и церковнославянском языках.
   - Этого не может быть! -  воскликнул  встревоженный  профессор.  -  Эти
книги  туда  попали  случайно!..  Давайте!  Давайте  сюда!  -  крикнул  он
милиционерам, выносившим  из  гробницы  новые  охапки  книг.  -  Тасенька!
Смотрите внимательно! Каждую книгу...
   Но Тася убеждалась, что все книги были такие же.
   Из подземелья вышел Волошин, а за ним и Руднев. Их, особенно  Волошина,
трудно было узнать. Испачканные землей и копотью, с обгорелыми волосами, с
ожогами на руках и ногах, они, казалось, только  что  вернулись  из  самой
гущи жестокого боя.
   - Ваня! Вы обгорели! У вас ужасный  вид!  -  Тася  бросилась  к  своему
другу. - Скорее! К врачу! Бежим!
   Но расторопный Анышев уже явился с бинтом  и  с  какой-то  мазью.  Тася
превратилась в медсестру (для Волошина), а  Анышев  -  в  "медбрата"  (для
Руднева).
   - Тебе больно? - с нежностью глядя на Волошина  и  накладывая  повязку,
спросила Тася, вновь неожиданно для себя переходя на "ты".
   - Да нет же, Настенька! Что вы?.. Что ты?.. Это пустяки!
   - Я чуть с ума не сошла, когда узнала, что ты там, под землей,  горишь!
- пробормотала Тася и даже всхлипнула под наплывом чувств.
   Забыв про свои ожоги и осмелев, Волошин уже два  раза  поцеловал  ее  в
горячую щеку:
   - Настенька! Радость!..
   - Тихо... молчи... - строго сказала Тася, ловко бинтуя разбитое  колено
Волошина.
   - Ну, как библиотека Грозного, камрад  Березкина?  -  окликнул  ее  уже
забинтованный Руднев. - Небось не вся сгорела?..
   Тася не ответила и с тревогой оглянулась на профессора Стрелецкого.  Он
стоял на коленях и внимательно просматривал спасенные книги. Тася оставила
Волошина и подошла к нему:
   - Ну что, Игнатий Яковлевич?..
   - Это не то, что мы  искали.  Безумный  старик,  найдя  тайник  пустым,
решил, что его разграбили, и за много лет стащил  в  подземелье  все,  что
попадалось ему под руки... Не иначе... - ответил Стрелецкий.
   - Значит, это не библиотека Грозного? - разочарованно спросил Волошин.
   - Нет, Ванюша... - ответил Стрелецкий. - Но мы потрудились недаром. Вот
здесь я отобрал старинные греческие и славянские рукописные книги, которые
когда-то хранились в монастыре. Они очень ценные. Их считали погибшими,  а
они вот где...
   Глаза у Таси ожили:
   - Значит, все же что-то нашли?..
   - Нашли, Тасенька! Но самое  ценное,  что  мы  нашли,  -  это  рукопись
Кирилла Белозерского "О падающих звездах"... Это  вполне  научное,  вполне
материалистическое объяснение небесных явлений, написанное  умным  русским
человеком в четырнадцатом веке... Существовали только  копии  этого  труда
[копия  трактата  Кирилла  Белозерского  была  опубликована  в  одном   из
сборников, составленных вологодскими художниками в 1916 году], а сейчас мы
нашли подлинник. Это очень, очень ценная рукопись...
   Тася взяла в руки пачку сшитых пергаментных листов, и вдруг  неожиданно
из пачки выпала какая-то бумага. Тася подобрала ее, но прочесть  убористую
надпись на старинном-русском языке не смогла и подала Стрелецкому:
   - Что это, профессор?
   Стрелецкий взял в руки  листок,  поправил  очки  и  сразу  взглянул  на
подпись и дату.
   - Семь тысяч  восемьдесят  четвертый  год?..  Постойте!..  Где  вы  это
нашли?..
   - Вот здесь, - испуганно ответила Тася. - В Кирилловой рукописи...
   - Да ведь это же грамота Бориса Годунова  о  библиотеке  Грозного!..  -
воскликнул Стрелецкий и затих, читая. - Так вот в чем дело!
   Его окружили, заговорили, забросали вопросами.
   - Слушайте, друзья мои! В тайнике, который  мы  нашли,  нет  библиотеки
Ивана Грозного. Но она была здесь! Из найденного нами тайника она вывезена
триста сорок лет назад боярином  Борисом  Годуновым,  который  потом  стал
московским царем... Вот его грамота!..  Это  его  подпись,  я  ее  знаю...
Слушайте!..
   Все притихли.
   - "По повелению великого государя всея Руси Ивана Васильевича, - громко
стал  читать  Стрелецкий,  -  яз  вывез  книги  грецкие  и  иных   языков,
захороненные в святой  обители  Кирилловен,  дабы  купно  соединить  их  в
книгохранительнице государевой... Боярин Борис Годунов сын Федоров... Лета
от сотворения мира семь тысяч  восемьдесят  четвертое...  Майя  второго  в
субботний день, в обители святого Кирилла".
   - Врешь! - хрипло крикнул кто-то. - Врешь, сукин сын!..
   Все оглянулись и увидели, что Платон Бельский, который  до  того  лежал
распростертый и бездыханный на траве, сидит, покачиваясь, упираясь  руками
в траву и дико ворочая налитыми кровью глазами. Он пытался встать,  но  не
мог. Потрясая худым, костлявым кулаком, старик хрипло закаркал:
   - Это подложная грамота! Ее воры положили! Сжечь ее надо бы! Да сдуру я
сунул ее в свиток.
   Он перевел дух и уже не закричал, а заговорил,  как  во  сне,  качаясь,
припадая на руку и хватаясь за траву:
   - Я нашел старинные книги... Их разворовали... Я много лет собирал... Я
нашел их!.. Они мои!.. Только мои! И ничьи больше!..
   Старик пополз к разбросанным, истерзанным, как и он сам, книгам, пополз
на четвереньках, задыхаясь, плача, как ребенок, и завывая:
   - Мое!.. Мое!..
   Неожиданно он уткнулся лицом в траву и затих.
   Руднев подошел к нему, перевернул  на  спину  и,  взяв  руку,  послушал
пульс:
   - Умер... - сказал он и осторожно опустил эту большую узловатую руку.
   Стрелецкий  приблизился  к  мертвому  старику.  Сурово  сдвинув  брови,
смотрел он в широко открытые, но  уже  потухшие  глаза  человека,  который
вчера хотел убить его. Но даже на мертвом лице  безумного  старика  лежала
печать упрямого фанатизма, такого же фанатизма, который вот уже сорок  лет
сжигал душу старого профессора и бросал  его  в  погоню  за  прекрасной  и
призрачной тенью исчезнувшей библиотеки Грозного...
   Стрелецкий  склонил   одно   колено.   Он   наклонился   над   огромным
распростертым телом Платона Бельского. Он бережно сложил ему руки на груди
и прикрыл веками открытые глаза... Затем, встав и увидев, что рядом с  ним
стоит Тася, взволнованная, готовая расплакаться, Стрелецкий привлек к себе
девушку и сказал:
   - Полно, Тасенька!.. Это был несчастный человек...
   - Как жалко, что она его не нашла!.. - сказала Тася.
   Но Стрелецкий уже взял себя в  руки.  Он  оглядел  всех  внимательно  и
как-то даже задорно.
   - Ну что ж, друзья мои! - сказал он. - Мы  не  нашли  библиотеки  Ивана
Грозного, но мы не успокоимся, мы будем искать ее...
   - И найдем! - сказала Тася, поглядев на  Волошина  ясными  вопрошающими
глазами. - Правда, Ваяя?..
   - Не знаю, Настенька, - ответил Волошин. - Но если мы и не  найдем  ее,
то все же узнаем, что случилось с этим пропавшим сокровищем.

Популярность: 14, Last-modified: Sun, 18 Nov 2001 14:50:11 GMT