ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

                  ИЗДАТЕЛЬСТВО "ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА"
                             МОСКВА 1964
                        (Рисунки В. Высоцкого)

     События, о которых рассказывается  в  книге,  -  поиски  вымпела,
будто  бы оставленного на Земле жителями другой планеты,  - никогда не
происходили на  самом  деле.  Науке  пока  неизвестны  факты,  которые
говорили бы о том,  что на нашей планете побывали некогда пришельцы из
космоса.  Однако фантастичность сюжета не помешала авторам убедительно
показать   романтику   научного   поиска,   дружбу   и   товарищество,
свойственные молодым советским ученым.



                             Глава первая
            ОТКРЫЛАСЬ ДВЕРЬ, И В КОМНАТУ ВОШЕЛ НЕИЗВЕСТНЫЙ

     Честное слово, мы не хотели начинать свою книгу фразой, с которой
начинается добрая половина всех приключенческих  романов,  повестей  и
рассказов. Это получилось помимо нашей воли.
     Каждый, кто  хоть  раз  в  жизни  написал  что-нибудь  -  скажем,
классное  сочинение  или  заметку в стенгазету,  - отлично знает,  что
самое трудное  -  придумать  начало.  Вероятно,  если  бы  можно  было
начинать  сразу  с  середины,  то  знаменитых  писателей стало бы куда
больше, чем сейчас.
     Но даже  те,  кому  довелось  на своем веку написать сто классных
сочинений и тысячу заметок в  стенные  газеты,  вряд  ли  представляют
себе, как трудно выбрать начало, если пишешь не один, а вдвоем.
     Когда все  события,  происшедшие  с  героями  этой  книги,  стали
известны  авторам  во  всех  подробностях,  между ними состоялся такой
разговор:
     - Давай  начнем  с  того,  как Халид попал в таинственную пещеру.
Когда я  был  ребенком,  я  до  смерти  любил  читать  про  мальчишек,
попадающих в пещеры.
     - Ты был несовременным ребенком.  Вот когда я был  ребенком,  все
мои  друзья  больше всего на свете любили читать про шпионов.  Так что
начнем со Смита, с того, как он...
     - Постой!  Разве дело в Смите? Кто такой этот Смит? Пятая спица в
колесе!  Давай брать быка за рога!  Напишем сразу же о том,  как  Майя
обнаружила в ущелье...
     - Тоже мне бык! Главное - не кто нашел, а что нашли. Почему бы не
начать прямо со звезды?..
     - Начать с конца?  Чтобы каждый уже в начале книги узнал, чем все
кончилось? Какой же дурак станет читать дальше?!
     - Что же ты предлагаешь?
     - Я предлагаю начать с того,  как Халид попал в пещеру... Когда я
был ре...
     - Ты был несовременным ре...
     И так далее.
     После того как вся эта пластинка прокрутилась два раза, мы решили
посоветоваться с одним очень опытным человеком.
     Очень опытный человек выслушал нас с мудрой улыбкой и спросил:
     - Ну, а на самом деле с чего все началось?
     - С Серегина! - ни минуты не раздумывая, воскликнул один из нас.
     - С того,  как открылась дверь и в комнату вошел  неизвестный!  -
моментально добавил другой.
     - Вот и хорошо, - ласково сказал опытный человек. - Как было, так
и пишите.

     Открылась дверь - и в комнату вошел неизвестный.
     Это случилось в субботу,  5 февраля 196...  года,  в 14 часов  59
минут  по  московскому времени.  Именно такое время показывали стрелки
часов, взглянув на которые Леонид Серегин с удовольствием подумал, что
рабочий день в редакции кончается ровно через минуту.  И что через две
минуты он уже будет мчаться к автобусу, идущему на лыжную базу.
     Он запер  ящики письменного стола и,  услышав стук двери,  поднял
глаза.
     Перед Серегиным  стоял  невысокий  худощавый человек лет двадцати
пяти с удивительно знакомым лицом.  Не могло быть никаких сомнений, он
много раз видел эти веселые, умнейшие, чуть навыкате глаза, курчавые с
рыжинкой волосы, энергично сжатый рот.
     "Возможно, что  сам Пушкин был еще больше похож на свои портреты,
- пронеслось в голове у Серегина.  - Но  даже  ближайшие  родственники
поэта наверняка походили на него гораздо меньше, чем этот посетитель".
     - Здравствуйте, - сказал вошедший.
     - Здравствуйте,  - машинально произнес Леонид, не отрывая взгляда
от взлохмаченных кудрей  незнакомца.  -  Вам,  очевидно,  нужен  отдел
поэзии, а здесь...
     Губы у вошедшего чуть дрогнули,  словно он хотел  улыбнуться,  но
потом удержался.
     - Я  думаю,  в  наше  время  он  занимался  бы  не   стихами,   а
кибернетикой или радиоэлектроникой.  Впрочем,  поручиться не могу.  Но
мне нужен именно ваш отдел.
     Незнакомец шагнул к столу и положил на него желтый портфель такой
толщины,  что в  нем  спокойно  могли  поместиться  "Евгений  Онегин",
"Капитанская дочка", "История Пугачевского бунта" и еще десяток книг.
     Серегин с  ужасом  смотрел  на  посетителя.  В  редакции   нельзя
сказать:  "Простите,  товарищ,  рабочий день окончен, зайдите завтра".
Завтра,  по всей вероятности, уже будет поздно: либо устареет новость,
которую  принес  посетитель,  либо сам он окажется уже не в Москве,  а
где-нибудь на Дальнем Востоке.
     С видом   обреченного   Серегин  показал  обладателю  гигантского
портфеля на кресло.
     Рукопись, которую вытащил незнакомец, оказалась неожиданно тонкой
- каких-нибудь пять-шесть страничек, сколотых скрепкой.
     "Если умело взяться за дело, - подумал Серегин, - вечер можно еще
спасти!"
     И не глядя перевернул первую страницу.  Все равно все авторы, как
правило,  приступают к сути дела только на второй, - на первой они еще
только собираются с духом.
     На второй странице Серегин прочел:
     "...рабль, управляемый  Обладателями  Разума  из далеких областей
космоса, побывал на нашей Земле..."
     - Очень интересно,  очень! - произнес он как можно любезнее. - Но
научной фантастикой занимается не отдел науки,  а отдел художественной
прозы. Так что простите...
     Серегин развел руками и приподнялся, как бы заканчивая разговор.
     - Так что простите, - повторил Серегин, - но я ни чем...
     Однако незнакомец и бровью не повел.
     - Уже простил,  - не спеша произнес он.  - А теперь,  пожалуйста,
прочтите мою статью.
     - Статью?  -  с плохо скрываемым раздражением спросил Серегин.  -
Статью о том, что корабль из космоса посетил Землю?
     Незнакомец невозмутимо кивнул головой.
     "Человек со странностями, - подумал Серегин. - По меньшей мере со
странностями.  Глаза блестят и волосы взлохмачены.  Надо поосторожней.
Главное, не вступать в спор. Сделать вид, что все в порядке".
     - Ну что же,  - бодро сказал он.  - Хорошо! Оставьте вашу статью.
Мы с ней внимательно ознакомимся,  обсудим с товарищами и тогда  дадим
вам знать.
     Серегин поднял  глаза  и  встретился   с   пристальным   взглядом
посетителя.
     Что бы еще такое сказать ему?..
     - Можете   не   сомневаться,   вашу   статью   прочтут   со  всей
доброжелательностью...  Кстати,  нет ли у вас какого-нибудь  флажка  с
Большой  Медведицы?  Знаете,  вымпела  или значка,  оставленного этими
самыми...  о  которых  вы  пишете.  Если  есть,  берите   портфель   и
выкладывайте!
     Серегину очень понравилась собственная  мысль.  Главное,  быть  с
этим гражданином логичным до конца. Он слышал когда-то, что нет никого
логичнее сумасшедших.
     Действительно, посетитель  принял эти слова как должное.  Он снял
портфель  со  стола,  поставил  его  на  колени,  щелкнул   одним   из
многочисленных блестящих замков и мгновение спустя положил на рукопись
небольшой предмет - что-то вроде лампочки от карманного фонарика.
     Губы незнакомца  дрогнули  во  второй раз,  но он,  как и прежде,
сдержал улыбку, поднялся с кресла и сказал:
     - Я не сомневаюсь, что моя статья попала в надежные руки. Если вы
захотите видеть меня завтра,  то прошу звонить до десяти  утра.  Всего
хорошего!
     Несколько минут  Серегин  прислушивался  к  шагам   в   коридоре,
опасаясь, что странный посетитель вернется.
     Наконец он осмелился выглянуть за дверь. Там не было ни души.
     Со вздохом   облегчения   Серегин   вытащил  сигарету  и  щелкнул
зажигалкой.
     На столе что-то ярко сверкнуло.
     Серегин взял  маленький  предмет,  который   принял   раньше   за
лампочку.  Предмет был прохладным,  блестящим и полупрозрачным, словно
драгоценный камень.  По форме он действительно напоминал лампочку  или
грушу.
     Серегин еще раз щелкнул зажигалкой,  и в  глубине  этой  странной
груши вспыхнул таинственный голубоватый отсвет.
     - Что  за  чертовщина!  -  вслух  произнес  Леонид.  -  А  ну-ка,
посмотрим адрес...
     На последней странице рукописи было напечатано:
     "Кандидат физико-математических   наук   М.   Белов,   Московский
институт астрономии".

                             Глава вторая
                            САММИЛИТ Э 17

     Хорошо, что  Серегину  не  пришло в голову проследить за странным
посетителем,  а то бы он окончательно уверился в своем  нелестном  для
Матвея Белова предположении.
     Сбежав с лестницы, Белов спросил гардеробщицу:
     - Скажите, пожалуйста, какой сегодня день?
     - Сегодня суббота, - осторожно ответила пожилая женщина.
     Посетитель рассмеялся. Потом пробормотал: "Бедный Серегин". Снова
рассмеялся:  "Суббота!" - и выскочил на улицу.  Гардеробщица с опаской
посмотрела ему вслед.
     Белов остановился, увидел зеленый огонек такси, поднял руку:
     - Ломоносовский!
     Всю дорогу он сосредоточенно молчал.  Только в самом  конце  пути
задумчиво спросил шофера:
     - Сегодня действительно суббота?
     - Совершенно справедливо,  - усмехнулся шофер.  - А вчера,  между
прочим,  была пятница. А завтра будет воскресенье. Можете считать, что
получили полную информацию! Приехали...
     Расплатившись, Матвей вышел из машины,  взглянул на  темные  окна
института и распахнул тяжелую дверь.
     Сочувственно улыбаясь, вахтер протянул ему ключ от лаборатории:
     - Что ж не отдыхаете?
     - Успеется!  - уверенно  ответил  Матвей  и,  перескакивая  через
ступеньку, побежал вверх по лестнице.
     Надо спешить! Уже двадцать шесть лет, а как мало сделано!
     Школа, университет,  сто  сорок  пять  метеоритов  и  шестнадцать
саммилитов - этих странных созданий природы.
     Что знал он о саммилитах четыре года назад, когда впервые положил
на ладонь блестящий полупрозрачный предмет?  Почти ничего.  Знал,  что
первые сто лет после того,  как в пустыне, возле оазиса Саммили, нашли
несколько десятков таких груш, никто не сомневался, что это стекло. Не
совсем   обычное,   непонятно  как  попавшее  сюда  и  неизвестно  кем
сделанное, но стекло.
     Затем большинство  ученых  стали  считать  саммилиты особым видом
небесных камней - метеоритов.  Правда,  никто и никогда не наблюдал их
падения.  На Землю падали другие метеориты - каменные или железные. Но
было немало объяснений  исключительности  саммилитов.  Один  известный
ученый даже допускал, что это кусочки Луны, вышибленные из нее кометой
и рикошетом попавшие на Землю...
     Теперь Матвей  кое-что  знает  об  этих  таинственных  предметах,
похожих на затвердевшие большие капли.
     Белов включил  термоанализатор.  Мягко зажужжали реле,  и рядом с
большим стеклянным  экраном  поднялся  узкий  столбик  света  -  внизу
вишнево-красный, выше розовый, еще выше желтый, затем белый и на самом
верху голубой.
     - С  чего  начнем?  - громко сказал Матвей и посмотрел на длинный
стол,  уставленный  самыми  разнообразными   вещами:   стеклянными   и
фарфоровыми   сосудами,   пластмассовыми   игрушками,   металлическими
слитками,  камнями.  На прикрепленных  к  ним  этикетках  были  цифры,
означавшие  самые  высокие температуры,  действию которых подвергались
эти предметы.  На тяжелом и темном свинцовом слитке стояло  "327".  На
таком  же тяжелом,  но светлом,  платиновом,  - "1755".  Самое большое
число - "2200" - было записано на этикетке,  приклеенной к сверкающему
острыми гранями черному кристаллу.
     Белов взял за уши  белого  пластмассового  зайца,  открыл  крышку
прибора и опустил туда игрушку.
     Экран остался темным.  Столбик света ничуть не изменился. Значит,
этого зверя изготовили при температуре меньше четырехсот градусов.
     Следующим был   стакан,   обыкновенный   граненый    стакан    из
зеленоватого стекла. Экран сразу же засветился темно-багровым огнем.
     Матвей положил руку на маленький штурвал рядом с экраном. Стрелка
на циферблате прибора медленно сползла с нуля и пошла по кругу.  Когда
она достигла числа "654",  экран погас. Сбоку, на светящемся столбике,
появилась черная полоска - как раз напротив багрового цвета.
     Через минуту в анализаторе находился уже  не  простой  стакан,  а
тончайшая  колба  из  самого  тугоплавкого  кварцевого  стекла.  Экран
загорелся алым огнем.  Белов повернул штурвал. Экран погас. Стрелка на
циферблате  остановилась  у  числа  "1800".  Если  саммилиты - продукт
древнего стекольного производства, то эта величина для них предел.
     Матвей открыл  ящик  стола,  вынул  оттуда большую полупрозрачную
каплю и положил ее в прибор.
     Ого, как  вспыхнул экран!  Голубое сияние залило всю лабораторию.
Засверкали на столе стаканы и  колбы,  голубые  зайчики  запрыгали  по
стенам  и потолку.  А столбик у экрана стал еле виден.  Белов повернул
штурвал до отказа.  Стрелка на  циферблате  сделала  полный  оборот  и
остановилась.  Экран светился по-прежнему. Он погас только после того,
как саммилит снова очутился на столе.
     Нет, саммилит - не стекло!  Никакие египтяне,  никакие вавилоняне
никогда не могли изготовить ни одного саммилита!  Это Матвей понял еще
год назад.
     И все же год назад, да что там год - еще месяц назад он ничего не
понимал.  Или  стекло  -  или  метеорит...  Раз  не  стекло  - значит,
метеорит.  Раз не метеорит - значит, стекло... Так и твердил, вслед за
учебниками,  как  попугай.  Как будто в мире существуют только эти две
возможности: или - или.
     Прибор проверен.   Теперь  можно  переходить  к  новым  образцам,
полученным только сегодня утром.
     Первым лег   в   анализатор  тяжелый  гладкий  камень  -  обломок
метеорита.  Экран ярко осветился.  Радужный столбик перерезала  черная
полоска.  Стрелка  на  циферблате  показала "43 000".  Матвей выключил
прибор и записал результат.  Когда-то камень был нагрет до сорока трех
тысяч градусов...
     Осколок другого метеорита.
     Тридцать восемь тысяч градусов...
     Все правильно.  При полете через плотные слои атмосферы  небесные
камни не могут раскалиться сильнее.
     Белов бережно опустил в прибор саммилит и завинтил крышку. Как-то
покажет себя этот, семнадцатый по счету образец?
     Комната озарилась нестерпимо ярким бело-голубым сиянием,  и колбы
на столе засверкали, как электрические лампы.
     Стрелка мгновенно описала полный круг,  но сияние не уменьшилось.
Несколько  минут  Матвей  сидел  зажмурившись,  потом выключил прибор.
Сразу стало темно.
     Когда глаза  привыкли к свету обыкновенной лампы,  он придвинул к
себе лист бумаги и записал:  "Саммилит Э 17 - предел измерения прибора
100000 градусов, температура образования не установлена".

     Правильно или неправильно поступил он, отдав рукопись в редакцию?
     Доказательства происхождения саммилитов у него еще нет. Но почему
же  он  должен корпеть один,  словно средневековый алхимик,  и хранить
полное молчание,  если уверен -  уверен!  -  что  ему  посчастливилось
напасть на первую тропинку, которая приведет к открытию?
     Матвей держит на ладони полупрозрачную,  мерцающую в слабом свете
настольной лампы каплю.
     - Хотел бы я посмотреть на тех, кто тебя нагревал!

                             Глава третья
                        Д'АРТАНЬЯН ДЕ ТАРАСЮК

     На двери,  на  том  месте,  где обычно висит табличка с фамилиями
жильцов и цифрами - кому сколько раз звонить, белел большой квадратный
кусок толстого картона. На нем красовался усатый мушкетер в алом плаще
с крестом, указывающий шпагой на кнопку звонка.
     Пятнадцать лет  назад,  когда третьеклассник Леня Серегин впервые
увидел эту дверь, рядом с мушкетером была надпись:
     "Здесь живет твой брат и друг - д'Артаньян де Тарасюк".
     Серегин отряхнул с пальто снег,  потрогал в кармане  таинственную
грушу и нажал кнопку.
     Хорошо, что все это случилось зимой,  а не летом.  Гришу Тарасюка
можно было застать дома только зимой. Летом он находился "в поле" - то
в Средней Азии,  то на Енисее,  а то и на Чукотке.  Но зимой археологи
обычно сидят в своих институтах и возятся с тем утилем, который успели
откопать за лето.
     Раздались быстрые  шаги,  и  дверь распахнулась во всю ширину.  В
коридоре стоял баскетбольного роста  человек  с  черными  усами  -  не
такими  роскошными,  как у мушкетера на двери,  но все же с настоящими
усами. Не выразив удивления по поводу неожиданного визита в полуночный
час, хозяин сделал приглашающий жест.
     Пока Серегин стаскивал с себя пальто,  де Тарасюк с  любопытством
всматривался в его лицо и наконец произнес:
     - Из дому выгнали или из газеты?
     - Пока держат, - пробурчал Леонид. - Но скоро выгонят...
     - За что? Опять написал, что турбину вращает электричество?
     - Вот вызову тебя сейчас на дуэль,  - мрачно пообещал Серегин,  -
тогда будешь знать!
     - Прекрасно!
     Тарасюк вскочил  на  диван,  снял  со  стены  одну  из   висевших
крест-накрест рапир, сделал выпад в сторону гостя и продекламировал:

                     Как небо - бархат голубой.
                     Горит, как солнце, сталь.
                     Эй, мушкетеры, кто со мной?
                     Скачи в Пале-Рояль!

                     Летит земля из-под копыт,
                     И плащ, как парус, бьет.
                     И все вокруг назад летит,
                     А мы - летим вперед!


     Он метнул рапиру в большой  пробковый  шар  на  тумбочке  в  углу
комнаты, подкрутил усы и весело проговорил:
     - Ну, брат, выкладывай, что за беды у тебя?
     Вместо ответа Серегин протянул ему тонкую пачку листов,  сколотых
скрепкой.
     Тарасюк погрузился в чтение.
     Первый раз он прочел рукопись очень быстро и стоя.  Второй раз  -
очень медленно и сидя.  В третий раз он прочел только конец,  и притом
вслух.
     - "Все изложенное выше позволяет сделать следующие выводы.
     Первое. Обнаруженные нами  особенности  физических  характеристик
вещества саммилитов не позволяют отнести их ни к одному виду известных
на Земле естественных или искусственных образований.
     Второе. Допустимо предположение, что саммилиты представляют собой
следы посещения нашей планеты разумными существами с другой звезды.
     Третье. Настало  время  изъять  вопрос  о посещении нашей планеты
посланцами  иных  космических  цивилизаций  из  монопольного   ведения
сочинителей  фантастических  литературных  произведений и приступить к
систематическим поискам вымпела, который мог быть оставлен на Земле".
     Тарасюк аккуратно положил рукопись на стол, лег на диван, положил
ладони под затылок и принялся изучать потолок.
     Через несколько минут он равнодушным тоном осведомился:
     - Ты эту штуку сам выдумал?
     - К сожалению, не сам. А что, задело?
     - Докажи!  - не отвечая на вопрос,  все тем же равнодушным  тоном
произнес Тарасюк.
     - Пожалуйста!
     Серегин осторожно   извлек   из   кармана   и  положил  на  диван
голубоватый каплевидный предмет.  Тарасюк не торопясь  поднялся,  взял
лупу и принялся рассматривать камень.
     - И как эта штука называется? Саммилит?
     Серегин молча кивнул.
     Тарасюк подошел к полке, достал одну из больших темно-синих книг,
стоявших на самом верху.
     - Смотри,  смотри!  - сказал Серегин. - Том двенадцатый, страница
сто сорок шестая, между "Саммером" и "Самнитами" ни черта нет.
     - Ты прав,  - подтвердил Тарасюк,  захлопывая книгу и ставя ее на
место.  -  И  все-таки  пришло  время  изъять  этот  вопрос из ведения
сочинителей и приступить к поискам? Так, что ли?
     - А ты как думаешь? - осторожно спросил Серегин.
     - Что ж тут  думать!  -  воскликнул  Тарасюк.  -  Приступать  так
приступать!
     Он стащил с полки еще одну книгу и, перелистав с десяток страниц,
протянул ее Серегину:
     - Читай!
     Леонид прочел:
     - "Саммили - оазис в Аравийской  пустыне,  в  двухстах  милях  от
Хирбетского нагорья.  Расположен в необитаемой местности. Высота - 800
метров над уровнем моря.  Климат континентальный.  Дороги отсутствуют.
Достопримечательности   отсутствуют.   Известен   находкой  предметов,
относимых  учеными  к  изделиям   стекольного   производства   древних
народов".
     - Понял?  - Тарасюк выразительно посмотрел на друга.  - Книжка-то
1923 года. Пока что все сходится... Постой, постой! Как там написано -
"в двухстах милях от Хирбетского нагорья"? Тот самый Хирбет!
     - Какой тот самый? - недоумевающе протянул Серегин.
     - Если  не  считать  работников   справочных   бюро,   то   самые
неосведомленные люди на земле - журналисты, - отметил Тарасюк.
     - А все-таки?
     - Неделю  назад  одна  французская  газета опубликовала фотокопию
пергаментного  свитка,  недавно  найденного  близ  Хирбета.  В  свитке
упоминается Христос. А рукопись - второго века до нашей эры. Понятно?
     Серегин помотал головой.
     - А я думал,  наша эра начинается со дня рождения этой мифической
личности...
     - Правильно думал! - подтвердил Тарасюк.
     - Как же может человек появиться на свет до своего рождения?
     - Действительно, странно. Не ты один - весь мир удивляется...
     - А у тебя не завалялась случайно эта газетка?
     - Чего нет,  того нет. Мне ведь, сам понимаешь, что бог-отец, что
бог-сын - одна сатана...  Сам факт интересен. В наше время найти такую
древнюю рукопись... Хотел бы я побывать в этом Хирбете!
     Тарасюк схватил стул,  водрузил на него табуретку,  придвинул все
сооружение к двери и полез наверх - на антресоли.
     Серегину не  оставалось  ничего  другого,   как   ухватиться   за
табуретку  и  поддерживать  всю  пирамиду  как можно лучше,  пока ноги
Тарасюка не исчезли среди концов лыжных палок, альпенштоков и каких-то
ящиков.
     С полчаса,  не меньше,  до  Леонида  доносилось  только  сопение,
свирепый шепот и многократное "ап-чхи". Наконец из-за ящиков вырвалось
облако пыли, а затем показалась голова Тарасюка.
     - Держи!  -  И Тарасюк начал сбрасывать вниз толстенные книжищи с
истрепанными корешками. Серегин едва успевал подхватывать.
     Григорий спрыгнул с антресолей и зло пропыхтел:
     - Хорош Ближний Восток - в самом дальнем углу лежал!
     Леонид взял  первый  попавшийся под руку растрепанный том,  вытер
пыль и стал рассматривать фотографию какого-то храма.
     - Не то, не то! - Тарасюк бесцеремонно отодвинул книгу в сторону.
- Давай поближе к Саммили. Помнится, есть там неподалеку одна занятная
штуковина... Да вот она!
     На цветной  литографии,  вклеенной  в   книгу,   Серегин   увидел
несколько  полуразрушенных стен на фоне гор и неподалеку - трехгранную
пирамиду.
     Книжка была на немецком языке.
     Леонид сказал:
     - Дер,  ди,  дас...  - и развел руками.  Кроме слова "Хирбет", он
ровно ничего не понял.
     Тарасюк презрительно сощурился:
     - Между прочим,  Леня Серегин,  кажется,  обучался в  школе  и  в
институте иностранным языкам? Эх, ты! Ладно, слушай:
     "Тот, кто   пренебрежет   неудобствами   трудного    путешествия,
вознаградит  себя  созерцанием удивительной,  геометрически правильной
пирамиды,  вырубленной из цельной  скалы.  Высота  ее  около  двадцати
метров, три угла обращены точно на север, восток и запад. Можно только
гадать, зачем понадобился древним завоевателям, пришедшим в эти края в
четвертом  веке до нашей эры,  столь величественный памятник и в честь
какого события он воздвигнут..."
     - Подумаешь,  древность!  -  пренебрежительно заметил Серегин.  -
Четвертый век до нашей эры!
     - Много ты понимаешь!  - возразил Тарасюк.  - Скажи,  пожалуйста,
откуда он взял,  что  пирамиду  построили  "древние  завоеватели"?  Не
знаешь?  Ну,  так я тебе скажу.  Это самый простой способ. Например, я
нашел древний шлем. Кто тут жил в том веке, который я изучаю? Монголы.
Но монголы не носили таких шлемов.  Беда!  Узнаем, кто здесь обитал до
монгольского нашествия.  Печенеги?  Прекрасно.  Так и запишем: я нашел
печенегский шлем! Понял?
     - Ты на самом деле нашел печенегский шлем?
     - Не я - Дудников.
     Серегин выхватил из кармана блокнот и сделал там краткую  запись:
"Шлем. Печенеги. Дудников".
     - А кто это - Дудников?
     Тарасюк неодобрительно покосился на серегинский блокнот.
     - Есть у нас в институте одна такая личность. Из тех, кому все на
свете ясно и просто. Проще пареной репы...
     - Я вижу, у тебя с ним контры,- улыбнулся Леонид.
     - Черт с ним!  - отмахнулся Тарасюк.  - Не о нем сейчас речь.  Ты
понял, о чем я тебе говорил?
     - Вообще-то понял,  - неуверенно отозвался Леонид.  - Но ты же не
знаешь,  откуда  этот  немец  взял  "древних  завоевателей",   которые
построили...
     - Ниоткуда! - отрезал Тарасюк. - Сейчас убедишься. Пошли дальше!
     ...Авторы второй, третьей и четвертой книг писали о пирамиде, что
она "всегда вызывала удивление" уже тем,  что находится не в Египте  и
что  в  ней даже нельзя было похоронить какого-нибудь царя,  поскольку
она высечена из целой скалы.
     В пятой  и шестой книгах обнаружились ссылки на первую и третью и
копии той же литографии.
     - Итак,  - радостно заявил Тарасюк,  - память меня не подвела.  В
Хирбете,  в двухстах милях от оазиса  с  твоими  загадочными  камнями,
стоит  не менее загадочное сооружение правильной геометрической формы.
Ни о времени его постройки,  ни о строителях никто ничего  сказать  не
может... Как ты думаешь, Ленька, кто построил Хирбетскую пирамиду? Ну?
     Серегин оторвался от литографии, взглянул на друга и увидел в его
глазах  тот же странный блеск,  который восемь часов назад обнаружил у
автора статьи.
     - Гришка,  не сходи с ума!  - взмолился Серегин. - Давай-ка лучше
спать! А завтра обсудим все это на свежую голову.
     Но Тарасюк  вытащил  откуда-то  логарифмическую  линейку  и начал
орудовать с ней, шепча себе под нос какие-то цифры.
     Через несколько минут он сказал:
     - Вес пирамиды - по самому осторожному  подсчету  -  больше  двух
тысяч  тонн.  Между прочим,  самые мощные подъемные краны не поднимают
больше пятисот. Так кто же все-таки построил Хирбетскую пирамиду?
     - Спать!   Немедленно   спать!  -  закричал  Серегин  и  принялся
вытаскивать из-за шкафа раскладушку.
     ...Его разбудил тихий, но очень настойчивый бас Тарасюка.
     За окном  блестело   солнце.   Медленно   опускались   сверкающие
парашютики снежинок.
     Григорий, прикрыв ладонью телефонную трубку, твердил:
     - Понимаю.   Все   понимаю...   Понимаю,   воскресенье.  Понимаю,
семьдесят  шесть  лет.  А  теперь   вы   поймите:   дело   не   терпит
отлагательства!  Вот теперь спасибо!  Ровно в одиннадцать? Есть. Будем
оба. Со всеми документами.
     Он повесил трубку и оглянулся.
     Серегин зажмурился,  но поздно, - в воздухе просвистела подушка и
ударила его в плечо.
     - А ну марш из-под одеяла! Завтрак готов!
     Серегин открыл один глаз.
     - Через полчаса представишь меня тому мушкетеру, а через три часа
я должен быть у академика...
     - Какому мушкетеру? - не открывая второго глаза, спросил Серегин.
     - Белову!   Кандидату   физико-математических   наук   Белову,  -
нетерпеливо повторил Тарасюк и сдернул  с  приятеля  одеяло.  А  когда
Леонид  с  подушкой в руке бросился на него,  - выхватил из пробкового
шара рапиру и, приняв боевую позицию, торжественно произнес:

                     О прошлом стоит ли тужить,
                     Когда сегодня днем
                     Ты мушкетером можешь быть
                     И без плаща с крестом!

                           Глава четвертая
                        БЕСПРОИГРЫШНАЯ ЛОТЕРЕЯ

     Два лыжника остановились у крайнего в поселке забора.
     - Дошли? - отдуваясь, проговорил Белов.
     Тарасюк кивнул,  посмотрел на часы,  потом вопросительно взглянул
на  своего  спутника  и  показал  лыжной  палкой  на  лес.  Туда  вела
голубоватая, хорошо накатанная лыжня.
     Белов умоляюще поднял руки вверх.
     - Позор!  - мрачно пробасил Тарасюк.  - Ходят слухи, что обезьяна
превратилась в человека не тогда, когда встала на ноги, а тогда, когда
встала на лыжи.
     - Но ведь нам пора?  - Белов с надеждой посмотрел на заиндевевший
частокол,  за которым виднелась  сплошная  стена  облепленного  снегом
кустарника;   над   снежной   стеной  торчала  остроконечная  крыша  с
квадратным окошком мансарды, розовым от солнца.
     - В нашем распоряжении еще двадцать минут... Ладно уж, пойдемте.
     Тарасюк быстро сбросил лыжи и принялся стирать  варежкой  иней  с
латунной пластинки, привинченной к калитке.
     - Нас не искусают? - спросил Белов.
     - Сейчас  узнаем,  -  ответил  Тарасюк и,  закончив свое занятие,
вслух прочел: - "Входите! Злых собак нет!"

     На огромном письменном столе громоздилась кипа бумаг вперемежку с
раскрытыми книгами.
     - Так-то вы проводите воскресенье!  - грозно  сказал  Тарасюк.  -
Буду  жаловаться  в  местком!  Директор  нарушает конституцию:  каждый
трудящийся имеет право на отдых!
     - Жалуйтесь,  Гриша,  жалуйтесь,  -  спокойно отозвался академик,
пожимая руки вошедшим.  - Но имейте в  виду,  по  данным  Центрального
статистического управления, семидесятилетний гражданин в среднем живет
еще тринадцать лет.  Следовательно, мне причитается всего лет семь. Но
покончим с этикетом. В вашем распоряжении тридцать минут.
     - Я уложусь в десять, - сказал Белов.

     Академик слушал не перебивая. И только когда Матвей закончил свое
короткое сообщение, заметил:
     - Хорошо,  предположим,  вы доказали, что саммилиты - не стекло и
не метеориты. Что же вы собираетесь доказывать дальше?
     - Надо  определить,   когда   и   при   какой   температуре   они
образовались, - ответил Белов. - Время и температуру...
     - Хорошо,  предположим,  вы  установили:  температура  -  миллион
градусов,  время  -  сто  тысяч лет.  Разве это доказывает,  что камни
искусственные?  И тем более,  что их появление  связано  с  посещением
Земли?..
     - Нет, но...
     - Само  по себе,  нет!  - вмешался Тарасюк.  - Но если бы удалось
доказать,  что саммилиты появились сто тысяч лет назад  и  что  именно
этим временем датируется какой-нибудь исторический памятник, то...
     - Погодите! - Академик успокаивающе постучал по столу карандашом.
     - Исторический памятник давностью сто тысяч лет - это фантазия.
     - А пятьдесят тысяч?  - запальчиво спросил Тарасюк.  - А двадцать
пять?
     - Двадцать пять, пожалуй, тоже многовато.
     - Ну  конечно,  -  усмехнулся  Тарасюк.  - Дудников прав - Венеру
Милосскую изваяли  вчерашние  питекантропы.  Человеческая  цивилизация
возникла   десять   тысяч   лет   назад...  А  по-моему,  единственное
доказательство  крайней  близости  человека  к  питекантропу   -   это
существование самого Дуд...

     Бронзовая шпага часовой стрелки старинных, похожих на башню часов
воткнулась в цифру "6". За окном под луной чуть поблескивал снег.
     Академик, Матвей   и   Тарасюк   рассматривали   расстеленную  на
письменном столе карту Ближнего Востока.
     Бас Тарасюка звучал теперь очень спокойно.
     - Десятки находок за последние  годы  сделаны  в  слоях,  которые
невозможно датировать с маломальской точностью обычными методами.  То,
что делает Белов,  исследуя свои саммилиты, нужно нам, археологам, как
воздух...  А  самое  главное  -  лотерея-то беспроигрышная!  Если даже
космос тут ни при чем,  если  мы  не  найдем  никаких  следов  древних
астронавтов... Определить точный возраст всех памятников - разве этого
мало?
     Академик оторвался  от карты и придвинул к себе бумаги,  лежавшие
перед Тарасюком и Беловым.
     Наступило молчание.  Только  изредка  поскрипывал толстый красный
карандаш в руках академика.
     - Шансов мало,  - сказал он наконец. - Для самого главного шансов
ничтожно мало. Один на миллион.
     - Но единица - это не нуль, - осторожно заметил Матвей.
     - Безусловно!
     Академик поднялся из-за стола,  сделал несколько шагов по комнате
и остановился перед Беловым.
     - Не люблю громких фраз, но единица, о которой мы сейчас говорим,
- это  универсальность  жизни.  Всемогущество  разума.  Доказанные  не
логикой, а опытом!
     Он опустился в свое  кресло  и  размашисто  провел  на  одном  из
листков жирную красную черту.
     - Подведем итоги.  В принципе соглашаюсь.  Ваше название,  Гриша,
пока   придется   отставить.   Не   будем   дразнить   гусей.  "Сектор
палеоастронавтики...  Палеоастронавтика..." Надо  проще!  Ну,  скажем,
"Сектор физических методов исследования доисторических памятников". Не
возражаете? Кстати, о гусях. Я непременно назначу к вам кого-нибудь из
тех,  кто  умеет остужать горячие головы до нормальной температуры!  К
среде подготовьте соображения о программе работы сектора.

     Первым пунктом в плане,  принятом после долгих обсуждений  ученым
советом  института,  значилось:  "Изучение Хирбетской пирамиды с целью
установления времени сооружения памятника".

                             Глава пятая
                      САМОЛПТ ПРИБЫВАЕТ В БЕЙРУТ

     Григорий Тарасюк  не  испытывал  ровно  никакого  удовольствия от
полета на  самолете.  Разумеется,  он  признавал  его  преимущества  в
скорости  и  потому пользовался авиацией почти во всех случаях,  когда
ему нужно было  преодолеть  пространство,  превышающее  несколько  сот
километров. Но признание преимуществ еще не означает любви.
     Если же говорить о любви,  то больше всего на свете Тарасюк любил
ходить  пешком  -  во-первых,  все видно как следует,  во-вторых,  где
захотел, там остановился.
     Уже езда  на  поезде  была  для  него  сплошным  огорчением - так
хочется  выскочить   у   какого-нибудь   удивительного   кургана   или
подозрительно  блеснувшей осыпи в горах.  Но вагон мчится мимо,  мимо,
мимо - видит око, да зуб неймет.
     А о  самолете  что  говорить.  Тут даже око видит главным образом
непроницаемый  белый  ковер  облаков,  закрывающий   все,   что   есть
интересного на земле.
     Тарасюк посмотрел в круглый иллюминатор.  В  похожей  на  снежную
пустыню верхней кромке облаков не было ни единого окна.
     Тяжело вздохнув,  Григорий снова принялся за иностранные журналы.
В  последнем аэропорту он радикально обновил их запас и теперь почти в
каждом  обнаруживал   новые   высказывания   по   поводу   "странной",
"бессмысленной",   "сенсационной",   "поражающей",   "возмутительной",
"антинаучной",  "легкомысленной",  "бьющей на эффект", "бредовой" и т.
д.  и т. п. гипотезы русского астронома Белова, на днях опубликованной
в московской газете.
     Вот и  на  первой  странице  парижского  "Пти" пляшущие оранжевые
буквы возвещали:
                          "БЕЛОВ ОШИБАЕТСЯ -
                     ОНИ ПРИЗЕМЛИЛИСЬ НА ОЛИМПЕ!
     Оказывается, ничто так не волнует науку,  как десяток булыжников,
подобранных в середине прошлого века в Аравийской пустыне.  По  мнению
доселе  никому  не  известного  русского  ученого  Белова,  эти  камни
оставлены гостями из космоса еще в те времена, когда наши предки имели
обыкновение спать на деревьях.
     В ослепительном свете идей господина Белова становится совершенно
ясным,   что   космические   путешественники   не  могли  ограничиться
булыжниками в пустыне,  а совершили на Земле еще немало величественных
деяний.
     Спешим поделиться с нашими  читателями  последними  открытиями  в
этой области. Мы убеждены, что беловская компания в конце концов осела
на  горе  Олимп  в  Греции.  Каждому,  кто  знаком  с  древнегреческой
литературой,   известно,  что  существа,  населявшие  Олимп,  обладали
техникой,  какая нам - в двадцатом веке - и не снится. Они преспокойно
летали  по  воздуху  безо  всяких воздушных шаров,  самолетов и ракет,
превращались по малейшему желанию в любое животное, а один из них даже
умел пускать молнии, чему современные люди еще не научились.
     Впрочем, оговоримся.  Кое-кто (не будем называть имен) и  в  наше
время  учиняет  если не молнию,  то во всяком случае гром,  поражающий
воображение недостаточно образованных читателей".
     Тарасюк улыбнулся  и  взялся  за следующий журнал,  на этот раз -
солидный венский еженедельник.
     - Интервью с Зингером? - пробормотал он. - Это уже посерьезнее.
     "...Пионер германского ракетостроения доктор Зингер заявил нашему
корреспонденту:
     "Мне хотелось бы задать уважаемому господину Белову  только  один
вопрос:  потрудился ли он подсчитать, сколько энергии потребовалось бы
для полета с околосветовой скоростью на  расстояние,  отделяющее  нашу
Солнечную   систему   от   других  звезд?  Наши  приближенные  расчеты
показывают, что для такого полета нужно больше энергии, чем выработало
человечество за все время своего существования.
     Если даже предположить,  что разумные существа могут где-либо  во
Вселенной распоряжаться столь фантастическим количеством энергии,  они
несомненно найдут ей более рациональное  употребление,  чем  посещение
населенной  дикарями маленькой планетки,  заброшенной капризом природы
на одну из пустынных окраин Галактики".
     Читая это сердитое интервью, Тарасюк уже не улыбался.
     Нет, не таким представлял он раньше  знаменитого  ракетчика.  Ну,
продал  свой талант фабрикантам пушек,  но за что же так уничижительно
отзываться о своей Земле?
     Значит, для     вас,    господин    Зингер,    посещение    Земли
нерационально...  А что же рационально?  На что бы  вы  потратили  это
"фантастическое  количество энергии",  если бы могли им распоряжаться?
На какое-нибудь "сверхфантастическое" оружие?
     Что и  говорить,  не  перевелись  еще  дикари  на нашей маленькой
планетке!
     Григорий рассеянно   продолжал   перелистывать  журналы,  уже  не
останавливаясь на крупных заголовках  с  "космическим  оттенком",  как
вдруг его взгляд наткнулся на знакомое имя.
     Клайд? Профессор Френсис Клайд?  Кому-кому,  а уж  ему-то  должна
была  понравиться  мысль  о  том,  что  Хирбетская  пирамида построена
гостями из космоса!  Ведь он еще  в  своей  первой  крупной  работе  о
происхождении    египетских    пирамид    указывал:    их    пропорции
свидетельствуют о больших математических познаниях тех, кто возвел эти
диковинные  сооружения.  Ни  в  каких  других  памятниках  архитектуры
Древнего Египта и других близлежащих стран подобных свидетельств нет!
     "Как знать,  -  подумал  Тарасюк,  -  не  Хирбетская  ли пирамида
натолкнула египтян на мысль о форме усыпальниц для фараонов?"
     Однако маститый профессор не оправдал его надежд.
     "...Меня просят сказать,  что я думаю о так  называемой  гипотезе
Белова,   -  писал  Френсис  Клайд.  -  Оставив  в  стороне  вопрос  о
саммилитах,  в котором  я  не  считаю  себя  достаточно  компетентным,
должен,   однако,  заметить,  что  исследование  одного-двух  образцов
никогда не может служить основанием  для  выдвижения  истинно  научной
гипотезы.  Что же касается Хирбета,  то,  очевидно, господин Белов был
введен в заблуждение кем-то из своих молодых коллег-историков.
     Историческая наука  давно  разобралась  в  секретах  производства
античных и еще более древних  цивилизаций.  Мы  отлично  знаем,  каким
образом  древние  мастера  откалывали  от  скал  огромные  глыбы.  Они
забивали в трещины деревянные  клинья  и  поливали  их  водой.  Клинья
разбухали  -  и  глыба отваливалась.  Наши предки умели пользоваться и
огнем - раскаляли камень докрасна,  а  затем  поливали  его  водой.  И
камень лопался.
     Так мастера Древнего Египта вознесли к небу  гигантские  гробницы
фараонов  - кстати,  куда более грандиозные,  чем небольшая пирамида в
Хирбете.
     В глубокой древности люди научились не только вытесывать огромные
глыбы,  но и передвигать их на большие  расстояния  при  помощи  самых
примитивных  рычагов.  Это  искусство  дожило до наших дней на острове
Пасхи.  Тамошние жители поднимали и опускали,  перевозили с  места  на
место гигантские каменные статуи, пользуясь такими же орудиями, какими
пользовались тысячи лет назад  их  далекие  предки  -  создатели  этих
статуй.
     К сожалению,  я  должен  предположить,   что   прекрасная   книга
господина Хейердала "Аку-аку" осталась не замеченной автором гипотезы,
иначе он не мог бы выступить со столь наивными утверждениями".
     Тарасюк нахмурился.   Неужели  он  действительно  подвел  Матвея,
подсунув ему эту пирамиду?
     Но ведь  между  египетскими  пирамидами  и  Хирбетской - огромная
разница.  Те сложены из отдельных плит - эта вытесана целиком. Идолы с
острова  Пасхи  весят  десяток-другой  тонн,  а  Хирбетская пирамида -
тысячи! Ее нечем поднять даже сегодня!
     - Прошу   застегнуть   ремни!  -  раздался  голос  стюардессы.  -
Приготовьтесь к посадке.  Через десять минут наш самолет  прибывает  в
Бейрут!
     Григорий швырнул журналы на полку,  застегнул ремни и  достал  из
внутреннего  кармана  бумажник,  чтобы  в  последний раз проверить,  в
порядке ли документы.
     Заграничный паспорт... Командировочное удостоверение... А это что
за бумажки?
     Тарасюк вытащил  из  кармана  телеграммы,  полученные  в редакции
сразу же после опубликования статьи Матвея.  Серегин дал  их  приятелю
перед отлетом - "на дорожку"!
     Он развернул бланки. На первом стояло:
     МОСКВЫ ПЯТНАДЦАТОГО ПЯТЬ НОЛЬ-НОЛЬ
     ПРОШУ ВКЛЮЧИТЬ СОСТАВ ЭКСПЕДИЦИИ  ВТОРЫМ  НОМЕРОМ  ПЕРВЫЙ  РАЗРЯД
ЛПГКОЙ АТЛЕТИКЕ ЗНАНИЕ ДРЕВНИХ ЯЗЫКОВ СОГЛАСНА ЛЮБЫЕ УСЛОВИЯ
                                                         МАЙЯ КРЕМНЕВА
     "Сразу видно - наша!" - подумал Тарасюк.
     А вот вторая - тоже любопытная, хоть и явно "не наша":
     ЧИКАГО... СВЯЗИ  ПОМОЛВКОЙ ДОЧЕРИ ЛИЛИАН ТЕЛЕГРАФИРУЙТЕ СТОИМОСТЬ
ОЖЕРЕЛЬЯ ДВАДЦАТИ РОЗОВЫХ САММИЛИТОВ... УВАЖЕНИЕМ ДЖЕННИ ЮКЛИД.
     А эта, наверное, дружеская шутка:
     ВАША ПИРАМИДА ПЕРЕЕХАЛА ВПАДЕНИЮ ХРУСТАЛЬНОГО РУЧЬЯ ПЕРЛАМУТРОВОЕ
ОЗЕРО ТЧК СЕДЫХ.
     Самолет сильно  качнуло.  Григорий  спрятал  бумажник  в  карман.
Машина пошла на посадку.
     Облака расступились,  и  внизу  ярко  заголубело  море  с  белыми
поплавками  кораблей.  По  краю  оно  было  оторочено блестящей каймой
прибоя.
     Но вот  море наклонилось и ушло куда-то вбок,  а прямо на самолет
стала  наплывать  крутая  коричневая  гора,  покрытая   темно-зелеными
пятнами.  Потом  гора тоже наклонилась,  и самолет начал проваливаться
вниз.
     Навстречу понеслась  стайка  белых  домиков  с  красными крышами,
потом несколько игрушечных труб с игрушечным клубящимся  дымом,  потом
показался  настоящий  город  -  с многоэтажными домами,  разноцветными
жучками автомобилей и гусеницами трамваев.
     Моторы перестали  реветь.  Совсем  близко  бешено помчалась серая
бетонная лента посадочной полосы.

     Через три часа маленький, видавший виды "додж" выскочил из города
и  понесся  вдоль  небольшой  горной  речушки  по направлению к горам,
полукругом окаймлявшим горизонт.
     - Не  знаю,  удастся  ли  проехать,  -  сказал  шофер,  немолодой
смуглолицый мужчина с точно такими же  усами,  как  у  Григория.  -  Я
сделаю все,  что смогу,  но господин не должен сердиться,  если это не
удастся.  Я сразу предупредил господина,  что на дороге в Хирбет стоят
кордоны.
     - Тайм из маней! Время - деньги! - объявил Тарасюк. - У меня мало
времени.  Поэтому вы получите вдвое больше,  если приедем сегодня... А
давно у вас тут осадное положение?
     - Никакого положения нет,  просто шоферы говорят: сегодня вечером
лучше не езди, на дороге будут кордоны, - ответил шофер.
     - А почему?
     - Сейчас никто не знает.  А пройдет неделя - все будет  известно!
Как с пещерами...
     - С какими пещерами?
     - А недели три назад на всех дорогах,  которые ведут в Хирбетские
горы...  Да что там на дорогах - на всех тропинках появились жандармы!
Стоят и никого не пускают.  И стояли так дней десять.  А знаете, в чем
было дело?  Оказывается,  губернатору рассказали,  что  в  горах  есть
пещера,  а  в  пещере  -  клад,  сто кувшинов золотых монет.  Вот он и
приказал оцепить горы и никого  туда  не  пускать,  а  сам  вызвал  из
Америки самых лучших сыщиков...
     - Ну и как - нашли клад?
     - Конечно,  нашли!  Если  бы  не нашли,  так до сих пор никого не
пускали бы в пещеры.
     - А сейчас пускают?
     Шофер утвердительно кивнул.
     - И вы сами тоже там были?
     - Конечно! Все были!
     - И нашли что-нибудь? Хоть одну золотую монетку?
     Шофер только усмехнулся,
     Дорога влетела в горы и пошла выделывать замысловатые петли.  Еще
пять или шесть раз на поворотах  открывалась  голубая  гладь  моря,  а
потом машина помчалась в узком туннеле между скалами. Время от времени
туннель превращался в неширокую долину,  а  склоны  становились  более
покатыми. Среди темной зелени листьев розовели незнакомые цветы.

                             Глава шестая
                        СКАЧКА С ПРЕПЯТСТВИЯМИ

     В одной из  таких  долин  шофер  остановил  машину  у  небольшого
домика,  сложенного из светлого камня. Сделав Тарасюку знак оставаться
на месте, шофер вошел в дом.
     Уже через  минуту  он выскочил обратно,  прыгнул на свое сиденье,
включил мотор и,  развернув машину,  ни слова не говоря,  погнал ее  в
обратную  сторону.  Неподалеку  от  начала  долины дорога опускалась к
самому берегу реки. Собственно, рекой ее можно было назвать только при
большом  воображении.  Это  был  пяти-шестиметровой  ширины  поток  из
мелкой,  белой,  отлично промытой гальки,  и только  посередине  этого
каменного потока пенился и булькал тоненький ручеек.
     Машина осторожно съехала на каменное ложе реки и, следуя по нему,
стала  удаляться от шоссе.  Только тогда,  когда она отъехала довольно
далеко, шофер остановил машину и облегченно вздохнул:
     - Чуть не попались! Хорошо, ребята предупредили! Я пойду к шоссе,
посмотрю вокруг...
     Он выскочил из "доджа" и скрылся в прибрежных зарослях.
     Тарасюк тоже вылез из машины.  Вынул из багажника  и  спрятал  на
всякий  случай в кустах чемоданы.  Положил в карман ключ от зажигания,
оставленный шофером, и, хрустя галькой, двинулся в том же направлении,
что и он.
     Шоссе еще было скрыто деревьями,  когда Тарасюк  услышал  тяжелый
гул - повидимому,  двигалась какая-то большегрузная машина. Он побежал
по узкой тропинке к шоссе, спрятался за густым кустарником. Мимо него,
оглушительно  треща,  пронеслись  два мотоцикла с полицейскими.  Потом
показался военного образца тягач  с  длинным  шестиосным  прицепом.  У
прицепа  были  высокие борта,  так что разглядеть содержимое кузова не
удалось.
     Только Григорий  решил  выйти на шоссе,  как снова раздался треск
мотоциклов. За мотоциклами проследовал еще один тягач с прицепом.
     Потом наступил долгий перерыв.
     Тарасюк возвратился к машине,  снова водворил чемоданы в багажник
и стал терпеливо ждать.
     Прошел час, полтора часа - шофер не появлялся.
     Время от  времени с шоссе доносился слабый треск и сразу же после
него громкий гул. Движение продолжалось полным ходом!
     Начало темнеть.  Крупные,  а  за  ними и мелкие звезды высыпали в
темно-синем небе.  Взошла луна.  Снова  стало  светлее.  Под  колесами
машины стеклом переливалась тонкая струйка ручья.
     Наконец невдалеке зашуршали камни, и послышался знакомый голос:
     - Живы?
     - Умер! - спокойно сообщил Тарасюк.
     - Подождем до утра или попытаемся проскочить?
     Григорий посмотрел на часы. Половина второго.
     - Попытка - не пытка! Поехали!
     Шофер включил мотор и вывел "додж" на шоссе.
     Они проехали  долину со смутно белевшим домиком и снова помчались
по узкому туннелю.  Справа и слева неслась темнота,  и только  наверху
слабо серебрилась от лунного света полоска неба с крупными звездами.
     Под мерный рокот мотора Тарасюк вздремнул.
     Его разбудили громкие голоса.
     Машина стояла на обочине шоссе. Шофера не было на месте.
     Григорий прислушался. Но как раз в это время голоса затихли.
     Послышались быстрые шаги, и к машине подошел шофер.
     - Проснулись? Можете спать дальше! - буркнул он. - Нарвались!
     - Полиция? - спросил Григорий.
     Шофер молча кивнул.
     - И сколько придется ждать?
     - Говорят, немного. Но толком никто не знает. Может, и до утра. Я
же предупреждал господина...
     - Что уж там!  - сердито сказал Тарасюк. - К вам у меня претензий
нет. Вы-то сделали все...
     Впереди на шоссе зажегся фонарь, луч скользнул по машине.
     Григорий достал из чемодана  пачку  московских  сигарет,  угостил
шофера, а потом вылез из машины и направился прямо к фонарю.
     Подойдя поближе, он разглядел высокую фигуру полицейского в плаще
и феске.
     - Никак не могу, - сказал полицейский, едва Тарасюк приблизился к
нему. - Лучше не просите!
     - И не надо,  - равнодушно промолвил Григорий.  - Я еще  молодой.
Мне спешить не обязательно.
     Полицейский улыбнулся.  Он  был  по  крайней  мере  вдвое  старше
Григория.
     - Не найдется ли закурить?
     Тарасюк протянул пачку сигарет полицейскому.
     - Почему одну? Берите полдюжины! Стоять-то всю ночь!
     - Боюсь,  что вы правы,  - добродушно проворчал тот. - Это только
так говорится: "немного"...
     - По сравнению с вечностью одна ночь - совсем немного,  - заметил
Григорий, щелкнув зажигалкой.
     Полицейский, подмигнув  Тарасюку,  прикурил  свою  сигарету и как
зачарованный уставился на зажигалку.
     Зажигалка и впрямь была необыкновенной: золотая ракета с искрами,
вылетавшими из дюз.
     ...Вдали раздалось  напряженное гудение,  а через несколько минут
из-за поворота выплыли ослепительно сверкающие фары.
     Полицейский зажег зеленый фонарик.
     Сотрясая землю, мимо Тарасюка медленно проехал тягач с прицепом.
     И вслед за тем снова вдалеке раздался напряженный гул.
     - Ну и здоровый!  - восхищенно произнес Тарасюк. - Не автомобиль,
а целый вагон! Вы не знаете, сколько может поднять такая громадина?
     - Семьдесят тонн! - с гордостью сообщил полицейский,
     - Держу пари на зажигалку, - негромко промолвил Григорий, - что с
трех раз угадаю, какой груз они везут!
     Полицейский подошел   поближе   и   явно  заинтересованным  тоном
спросил:
     - А если не угадаете?
     - Семь бед - один ответ!  - рассмеялся Тарасюк. - Если не угадаю,
придется покупать новую.
     Огненные глаза очередного тягача показались из-за поворота.
     Полицейский зажег красный фонарик.
     - Что случилось?  - крикнули из кабины,  когда  тягач  с  тяжелым
скрипом остановился в двух шагах от Тарасюка.
     - Проверка! - объявил полицейский, легонько подтолкнув Григория к
прицепу,  а сам,  с большей легкостью,  чем можно было предполагать по
его плотной фигуре,  вскочил  на  колесо,  подтянулся  и  заглянул  за
высокий борт.
     - Ну! - нетерпеливо шепнул он.
     - Атомная бомба! - произнес Тарасюк трагическим шепотом.
     Полицейский презрительно фыркнул:
     - Раз!
     - Новая колокольня для монастыря святого Гильома?
     - Два!
     - Марсианский корабль для туристов?
     - Три!.. А ну-ка лезьте сюда!
     Григорий не заставил себя ждать.  Одним  прыжком  он  вскочил  на
колесо и заглянул в кузов.
     Там было пусто!
     Полицейский с   победным   видом  поглядел  на  Тарасюка,  первым
спрыгнул с прицепа,  любезно предложил руку Григорию и  зажег  зеленый
фонарик:
     - Все в порядке! Можете ехать!
     Обдав Тарасюка  тучей  дизельного  дыма,  тягач  взревел и тяжело
тронулся с места.
     - Ну как? - весело спросил полицейский.
     - Не хочешь - не берись,  а взялся -  не  журись!  -  в  тон  ему
ответил Тарасюк, вручая зажигалку.
     ...Только на рассвете,  когда длинная  колонна  тягачей,  натужно
ревя,  проследовала  в  обратном  направлении - к Бейруту,  старенький
"додж" смог двинуться дальше.
     Полицейский приподнял  феску  и поклонился Григорию,  как старому
знакомому.
     Через два   часа   машина   въехала   в  кривые  улочки  Хирбета,
образованные -  как  и  везде  на  Востоке  -  не  домами,  а  глухими
глинобитными заборами.
     - В гостиницу? - устало спросил шофер.
     - Сначала к пирамиде!
     Проскочив Хирбет  за  какие-нибудь   пять-шесть   минут,   "додж"
запрыгал по грунтовой дороге,  изрытой тяжелыми скатами тягачей, потом
выехал на каменистое  плато  с  остатками  кирпичных  сооружений  явно
почтенного возраста и, наконец, остановился.
     Поломанные кусты,  погнутые  стволы  молодых  деревьев,  глубокие
отпечатки  шин на земле - все это не оставляло никаких сомнений в том,
что тягачи были здесь. Но зачем?
     На площадке,  размером  в  хорошее  футбольное  поле,  засыпанной
щебнем, валялись небольшие валуны. А дальше, у края холма, возвышалась
знакомая Тарасюку по десяткам фотографий трехгранная пирамида.
     Перескакивая через маленькие камни  и  огибая  на  бегу  большие,
Тарасюк,  запыхавшись,  подбежал  к  каменному  великану  и  шагов  за
двадцать от него остановился.
     Ближе подходить   не   хотелось.  Очень  большие  предметы  лучше
рассматривать издали.
     Григорий стоял и думал о тех, кто оставил этот удивительный знак.
Знак чего? Этого, к сожалению, пока никто не знает.
     Медленными шагами Григорий подошел к пирамиде и положил ладонь на
ее шершавую грань.
     И тотчас же отдернул руку в величайшем изумлении.
     Или он сошел с ума,  или только что  совершил  великое  открытие.
Хирбетская пирамида была сделана не из песчаника. И не из базальта, не
из доломита, не из гранита, не из мрамора...
     Григорий еще   раз  погладил  стенку,  внимательно  осмотрел  ее,
машинально сунул в рот сигарету,  чертыхнулся,  не обнаружив в кармане
зажигалки, и с минуту простоял в глубоком раздумье.
     - Чушь!  - наконец воскликнул он.  - Дикая чушь! Древние не знали
железобетона!
     - Вы совершенно правы! - раздался рядом незнакомый голос.
     Тарасюк обернулся.  Около него стоял высокий, очень худой мужчина
в белой рубашке и грубых парусиновых брюках.



                             Глава первая
                  КОЗА ЖОЗЕФИНА И ЗАГАДОЧНАЯ НАХОДКА

     Между нами  говоря,  взрослые  любят  преувеличивать  свою роль в
истории.  И очень  не  любят  признавать,  что  большей  частью  своих
достижений  человеческая цивилизация обязана не им.  Еще пока взрослые
не вырастут как следует,  они все  отлично  понимают.  Но  как  только
выбьются  в большие,  сразу начинают посматривать на всех,  кто меньше
ростом, сверху вниз.
     И только  иногда  скрепя  сердце  они  вынуждены отдавать ребятам
должное.  Слышал ли,  например,  кто-нибудь пословицу "Истина глаголет
устами взрослых"?  Конечно же,  не слышал.  Потому что такой пословицы
нет. Зато пословицу "Устами младенца глаголет истина" знает каждый.
     Или история  с  голым  королем!  Все  взрослые  вели  себя в этой
истории не слишком умно - и король, и министры, и многие другие. А кто
сказал,  что на самом деле никакого платья на короле нет?  Может быть,
все-таки какой-нибудь взрослый? То-то же!
     Мы уж  не  говорим о том,  как плохо пришлось бы вдове Дуглас,  а
может быть,  даже и судье Тэтчеру,  если бы не Том Сойер.  Индеец  Джо
перерезал бы их, как куропаток.

     Так что  нет  ровно  ничего  удивительного  в  событиях,  которые
произошли ранним утром 5 января 196...  года (ровно за месяц до  того,
как  Матвей  Белов  пришел  к  Леониду  Серегину,  а  Леонид Серегин к
Григорию Тарасюку) в пункте,  находящемся немного  севернее  тридцатой
параллели  и  немного  восточнее  тридцатого меридиана - неподалеку от
Аравийской пустыни.  Той самой Аравийской пустыни, которую проходят по
географии в пятом классе.
     Халид не проходил  географии  в  пятом  классе.  Впрочем,  он  не
проходил ее и в каком-либо предшествующем или последующем классе,  как
не проходил и никаких других предметов,  поскольку вообще не учился  в
школе: по мнению отца Филиппа, посещать школу монастырскому пастушонку
было вовсе не обязательно.  Дедушка Джафар,  упросивший  отца  Филиппа
взять  в  монастырь Святого Гильома своего младшего внука,  должен был
радоваться уже тому,  что Халид не умрет с голоду, как это случилось с
половиной их племени.
     Итак, Халид никогда не учил географии.  Но он отлично  знал,  что
пустыня недалеко и что второй такой отвратительной козы, как эта рыжая
Жозефина - любимица господина настоятеля,  - нет во всем белом  свете.
Поэтому надо было поторапливаться.
     Нет, Халид не боялся суковатого посоха отца Филиппа - вот уже год
как его не бьют.  Но за рыжую Жозефину придется отрабатывать еще целый
год! А он и так не знает, как вытерпеть до конца срока.
     Уже давно поднялось из-за скал горячее солнце, тени стали короче,
а проклятой козы будто след простыл. Халид поднимался все выше в горы,
внимательно вглядываясь в каждую расселину,  в каждый куст. Постепенно
он добрел  до  перевала  -  самой  высокой  точки  маленького  хребта,
отделявшего приморскую долину от пустыни.
     Халид обернулся.  Далеко внизу едва виднелись  развалины  древних
построек и одиноко возвышалось острие каменной пирамиды.  Ни людей, ни
животных - только бурые скалы да редкие пыльные кустики  с  обожженной
солнцем кожистой листвой окружали мальчика.
     - Э-э-ге! - крикнул он, сложив ладони рупором.
     Крик прокатился по скалам и заглох.
     Халид миновал голую верхушку горы,  свернул с  тропы  и  двинулся
вниз к роднику - напрямик,  обдирая бока об острые колючки кустарника.
"Чертова Жозефина!  - думал мальчик.  - Не провалилась же она в  самом
деле сквозь землю?"
     И только он так подумал,  как его нога  соскользнула  с  камня  и
повисла в воздухе. Едва удержавшись от падения, Халид взглянул вниз и,
к своему величайшему удивлению,  увидел довольно большую круглую дыру.
Дна не было видно.
     Он поднял увесистый камень,  швырнул его в дыру и прислушался. Из
глубины донесся глухой звук удара.
     - Если Жозефина провалилась сквозь землю именно  здесь,  то  дело
плохо! - сказал Халид вслух.
     Вероятно, то же самое сказал бы или подумал на  его  месте  любой
взрослый, после чего спокойно побрел бы дальше.
     Но Халиду еще не исполнилось двенадцати лет.  А известно,  что  в
этом  возрасте  великий  дух исследований поглощает человека целиком и
полностью.  Швырнув в дыру еще два камня и постояв несколько минут  на
коленках на краю странного колодца,  мальчик полез туда сам,  цепляясь
за шершавые стенки.
     С трудом одолев узкую горловину, Халид, исцарапав руки и ноги, на
четвереньках прополз по узкому ходу куда-то вбок.  Потом ход кончился,
и  сколько  мальчик  ни шарил кругом,  он нигде не мог нащупать вторую
стенку.
     Сначала он  почти  ничего  не видел.  Однако глаза его постепенно
привыкли к полумраку,  и Халид обнаружил,  что он находится в  большой
пещере. Здесь было прохладно, но совершенно сухо.
     Он сделал несколько осторожных шагов вдоль стены.  Под его  ногой
зашуршали  какие-то  камешки.  Халид  нагнулся,  поднял  один из них и
поднес  к  глазам.  Сердце  у  него  так  и  заходило  ходуном,   руки
похолодели, а по спине поползли мурашки: перед ним лежал не камешек, а
глиняный черепок. Значит, в пещере уже были люди!
     Изо всех  сил  тараща  глаза,  Халид внимательно оглядел пещеру и
заметил в дальнем углу две темные фигуры,  похожие на человеческие,  -
одна стояла, а другая лежала.
     Мальчик прижался к стенке и,  стараясь не дышать,  так пристально
всматривался  в  темный угол,  что в конце концов перед глазами у него
поплыли оранжевые круги.
     Сколько он  простоял зажмурившись,  неизвестно,  но,  когда снова
открыл глаза,  сразу же понял, что фигуры, принятые им за людей, вовсе
не люди, а просто-напросто высокие кувшины.
     - Всемогущий  аллах!  -  горячо  прошептал  Халид.  -  Всемогущий
господь!  - тут же поправился он. Переход мальчика в христианскую веру
был одним из условий,  поставленных дедушке Джафару отцом Филиппом.  -
Всемогущий  господь!  Пожалуйста,  сделай так,  чтобы эти кувшины были
полны  золотыми  монетами.  Здесь  такое  удобное  место!  Тебе   ведь
нетрудно,  а  дедушка расплатится со святым Гильомом за хлеб и возьмет
меня из монастыря домой. Очень тебя прошу!..
     Как это ни странно,  бог выполнил просьбу Халида. Правда, если бы
он как следует подумал,  то,  может быть, сделал все немного иначе. Но
то  ли  бог  забыл,  что  мальчишка  неграмотен,  то  ли  просто очень
торопился. Во всяком случае, когда Халид кинулся к кувшинам и запустил
руку сначала в один, а затем в другой, никаких монет он не обнаружил.
     Но кувшины не были и пустыми. Из того, что стоял у стены, мальчик
извлек какой-то липкий сверток.  А кувшин,  лежащий на полу,  пришлось
разбить. То, что было в нем спрятано, никак не хотело проходить сквозь
горло.  И оно было такое тяжелое, что Халиду даже не удалось поставить
кувшин стоймя.
     "Вот это, наверно, и есть золото!" - подумал мальчик.
     Завязав липкий сверток в рубаху и обмотав рукава вокруг  шеи,  он
полез наверх. Это оказалось не так уж трудно. Теперь узкий колодец был
хорошо виден,  и Халид легко находил выступы,  в  которые  можно  было
упереться босыми ногами.
     Упрятав рубаху под куст,  мальчик снова спустился вниз. Со второй
находкой  -  тяжелым  продолговатым  предметом,  похожим  на  гирю,  -
пришлось повозиться.  Наконец Халид взвалил гирю на плечо и с  большим
трудом вскарабкался наверх.
     Он отдышался,  облизал  сухие  губы  и  стал  рассматривать  свои
сокровища.  Сверток оказался рулоном из тонкой,  очень старой, местами
испорченной кожи. На ней были видны мелкие темные закорючки, ничуть не
похожие ни на арабские буквы, которые показывал ему дедушка Джафар, ни
на латинские, которые Халид видел в евангелии у отца настоятеля.
     Гиря оказалась вовсе не из золота.  Даже не из серебра!  А просто
из меди,  самой обыкновенной меди - видимо,  очень давно нечищенной  и
потому покрытой толстым черно-зеленым налетом.
     Огорченный тем,  что бог не захотел выполнить его просьбу, да еще
в  таком  удобном  месте,  Халид  долго  сидел  на корточках у входа в
пещеру. Солнце начало клониться к западу.
     Медная гиря  была слишком тяжелой,  чтобы таскать ее по горам.  И
Халид,  подумав, спрятал ее неподалеку от входа в пещеру - в расщелине
между  скалами.  А  кожаный  сверток  он решил захватить с собой.  Кто
знает,  может быть,  эта старая кожа чего-нибудь да стоит  и  господин
настоятель согласится принять ее вместо проклятой козы?..

                             Глава вторая
                          ФЕРНАН И ВСЕВЫШНИЙ

     В коридоре  старенькой  гостиницы  задребезжал  телефон.  Просили
постояльца из третьего номера - господина Фернана Гизе.
     Пожилой хозяин-араб не спеша поднялся на второй этаж и постучал в
дверь.
     Очень высокий,  худой европеец в белой  рубашке,  заправленной  в
грубые  парусиновые  брюки,  легкими  шагами  спустился  по  скрипучей
лестнице.
     Взяв трубку, он удивленно поднял выгоревшие на солнце брови.
     - Господин настоятель?  Какая приятная неожиданность! Чем обязан?
Уж   не   собираетесь  ли  вы  возвратить  мою  грешную  душу  в  лоно
матери-церкви?
     Фернан рассмеялся, не считая нужным хотя бы для приличия прикрыть
ладонью трубку.
     Однако отец  Филипп не обиделся.  Он сказал,  что не имеет ровным
счетом ничего против отсутствия в раю господина Гизе.  И добавил, что,
поскольку  на том свете они будут находиться,  по всей вероятности,  в
разных местах,  он хотел бы повидаться с уважаемым профессором на этом
свете.  И  по  возможности  быстрее.  Дело  в  том,  что  ему принесли
любопытную рукопись. Судя по всему, очень древнюю.
     Фернан Гизе  терпеть не мог настоятеля монастыря Святого Гильома.
Правда,  лично ему отец Филипп еще не успел сделать ничего плохого. Но
что за мерзость - именем бога обирать бедняков! Если среди священников
и попадаются люди, искренне верящие в то, что они помогают окружающим,
то отец Филипп никак не относился к их числу.
     Но древняя рукопись!  От такого  приглашения  нельзя  отказаться:
может  быть,  с  этого  звонка начнет разматываться клубочек,  который
приведет Фернана к пещерам,  ради которых он торчит  здесь  уже  почти
год.
     ... Каких только профессий не бывает на свете!  Фернан  Гизе  был
спелеологом  -  специалистом  по  пещерам.  Как  шахтер,  он много раз
проникал глубоко под  землю,  где  ему  угрожали  тысячетонные  скалы,
нависшие над головой.  Как альпинист,  он взбирался на отвесные кручи,
ежеминутно рискуя сорваться вниз, в бездонную пропасть.
     Фернан изучал  пещеры  вовсе  не  из  прихоти и не из спортивного
интереса.  Он неплохо разбирался в древнейшей истории  и  даже  в  тех
временах,  когда  писаной истории еще не существовало,  знал несколько
мертвых языков Востока.  Он помогал историкам проникнуть в то  далекое
прошлое,  когда еще не существовало письменности. Ведь те, кто населял
Землю пятнадцать - двадцать  тысяч  лет  назад,  не  оставили  о  себе
никаких известий, кроме рисунков на стенах пещер, в которых они жили.
     Едва окончив университет,  Фернан нашел в глубокой пещере в горах
Южной  Франции  изображение целого стада отличных бизонов.  Им было не
меньше тридцати тысяч лет, этим бизонам.
     Какое удивительное  чутье  было  у  первобытных охотников!  Одним
штрихом, одним силуэтом умели они показать не только силу, но и гордый
характер могучего животного.
     После войны Фернану Гизе пришлось работать в Сахаре, в Мексике, в
Перу - везде, откуда приходили вести о новых рисунках на камне.
     Год назад он приехал  сюда,  чтобы  поискать  легендарные  пещеры
Махеда, упоминаемые в десятках малоазиатских рукописей, но так никем и
не найденные.
     Собственно говоря,  Фернану больше ничего и не оставалось теперь,
как искать новые пещеры.  Работать у себя в университете он больше  не
мог. Хорошо еще, что его книгу издали во многих странах!..

     Когда Фернан Гизе написал книгу о наскальных рисунках первобытных
людей и представил рукопись своим ученым коллегам, разгорелся скандал.
Четыре  профессора в один голос потребовали выбросить из будущей книги
главу,  в которой автор осмелился утверждать,  будто было время, когда
люди не верили ни в каких богов.
     Напрасно Фернан просил уважаемых  коллег  представить  хоть  одно
доказательство того,  что у синантропов или питекантропов существовала
религия.  Профессора были непреклонны. Какие еще нужны доказательства,
если всему миру ясно, что творение не может не знать своего творца!
     Гизе отказался  портить  книгу   и   отдал   рукопись   издателю,
рискнувшему напечатать труд, не получивший официального одобрения.
     Через полгода книга вышла.  А вскоре Фернан  получил  официальное
уведомление  о том,  что должность,  которую он занимал в университете
пять  лет,  ликвидирована  и  что   в   настоящее   время   невозможно
предоставить  господину Гизе другую должность,  достойную его обширных
познаний.
     "Нет худа  без добра!  - решил Фернан,  прочитав это послание.  -
Наконец-то я смогу заняться пещерами Махеда!"
     О пещерах Махеда он мечтал еще в ранней юности.  Правда, тогда он
грезил спрятанными там сокровищами,  а теперь его  привлекали  главным
образом  рисунки,  которые  могли  оказаться  на  стенах этих издревле
населенных людьми пещер.
     Несмотря на  то  что  до  сих  пор  поиски были безрезультатными,
Фернан не отчаивался, надеясь на счастливый случай.
     Может быть, звонок отца Филиппа и был этим счастливым случаем?

     По дороге в монастырь Фернану вспомнилось его первое столкновение
с господом, богом.
     Ему было лет десять, когда к ним в гости приехала бабушка.
     Отец еще был на работе,  и мать  встретила  бабушку  на  вокзале,
привезла домой, усадила за обед, а сама побежала куда-то по делам.
     Когда Фернан поел,  он,  как воспитанный человек,  сказал бабушке
спасибо. Бабушка молча кивнула головой и принялась что-то шептать.
     Фернан очень удивился,  но решил подождать, пока бабушка закончит
это  странное  занятие.  И  только  потом  спросил  ее,  с кем это она
шепталась.
     Бабушка сказала:
     - Я благодарила всевышнего.
     - А кто такой всевышний? - спросил внук.
     Оказалось, что,  по бабушкиным сведениям,  все  в  жизни  не  так
просто,  как  кажется с первого взгляда.  И кое над чем,  оказывается,
Фернан просто не задумывался - рос, как сорная трава.
     - Ты ешь обед, носишь одежду, живешь в доме, - объясняла бабушка.
- Все это сделали для тебя другие - крестьяне,  ткачи,  каменщики.  Ты
благодарен им за это. Мама готовит тебе обед, и ты говоришь спасибо.
     Фернан согласился.
     - Но  ведь  ты  пользуешься  не только тем,  что сделали для тебя
другие люди,  - продолжала бабушка. - Ты пользуешься землей, воздухом,
солнечным  светом  и  теплом.  Почему  же  тебе  не  приходит в голову
поблагодарить того, кто создал их для тебя?
     - Да я бы с удовольствием, - сказал Фернан. - Только кого?
     - Творца!  - торжественно объявила  бабушка.  -  Творца,  который
трудился для тебя шесть дней.  В первый день творения сказал бог:  "Да
будет свет".  И стал свет.  Во второй день творения  сказал  бог:  "Да
будет  твердь".  И стала твердь.  И назвал бог твердь небом.  В третий
день создал бог сушу.  В четвертый - два светила:  для дня и для ночи,
солнце и луну...
     На этом месте Фернану очень захотелось спросить,  какой  же  свет
был в первый день,  если еще не было ни солнца,  ни луны,  но все было
так интересно,  что он побоялся прерывать бабушку.  Еще рассердится  и
перестанет рассказывать.
     - На пятый день сказал бог:  "Да произведет вода  пресмыкающихся,
да полетят птицы над землею по тверди небесной". И настал шестой день.
И сказал бог:  "Сотворим человека по образу и  подобию  нашему,  и  да
владычествует он над всею землею!.."
     - Здорово придумано! - похвалил внук.
     Бабушка рассердилась.  Она сказала,  что это никто не придумывал,
что так было на самом деле.
     - А  в  каком  это было году?  - спросил Фернан,  надеясь застать
бабушку врасплох.
     Но бабушка прикинула что-то в уме и сказала:
     - Ровно семь тысяч четыреста сорок три года тому назад!
     Вечером, когда  пришел  из школы отец - учитель ботаники,  Фернан
выложил все, что узнал от бабушки.
     Отец строго   сказал,  что  бабушка  ошибается.  Что  бог  -  это
неисследованные явления природы.  В давние времена,  пока люди  вообще
почти ничего не знали,  богов было очень много.  Бог воды,  бог огня и
разные другие. Постепенно люди узнавали, что на Земле рядом с ними все
идет  само собой,  без всякой божьей помощи.  Тогда они поселили своих
богов на высоких горах - поближе к небу, откуда светит солнце и льется
дождь.  Греки  - на Олимпе,  тибетцы - на Джомолунгме,  африканцы - на
Килиманджаро.
     Но, забравшись на самые высокие горы,  люди убедились,  что и там
никого,  кроме них самих,  нет. Тогда они вознесли богов еще выше - на
облака.
     Но теперь каждый пассажир  самолета  досконально  знает,  что  на
облаках никто не живет...
     - А скоро - это наверняка произойдет еще при твоей жизни  -  люди
доберутся до Луны, до Марса. Потом до звезд. И тогда верующим бабушкам
придется поселить своих богов в другие галактики...
     - Это все понятно, - прервал отца Фернан. - А кто все-таки сделал
землю или, например, воду?
     - Никто!  -  ответил отец.  - Они получились сами собой из других
вещей. Впрочем, кое-что человек может повторить. Ну, скажем, сотворить
воду - дело довольно простое...

     Через два  дня  Фернан прибежал домой из школы раньше обычного и,
поцеловав бабушку, таинственно произнес:
     - Бабушка, хочешь, я тебе покажу чудо?
     Бабушка согласилась и ушла на кухню.
     Фернан принялся  за  дело.  На  столе появились наполненный водой
аквариум,  электрическая батарея,  стеклянные банки,  пробирка с едким
натром, свечка и большая эмалированная миска.
     Когда бабушка вошла в комнату с грудой вымытой посуды,  все  было
готово.
     Старушка с ужасом поглядела  на  захламленный  стол,  с  которого
Фернан к тому же забыл снять белую скатерть.
     - Смотри, бабушка! Вот в этой банке ничего нет - видишь? И в этой
тоже ничего нет, да? И в миске только свеча. Смотри! Да будет вода!
     Бабушка нахмурилась и уже открыла рот,  чтобы выругать внука,  но
не успела: Фернан сдвинул банки над горящей свечой.
     Трах-тарарах!
     Оглушительный взрыв  вышиб  банки  у  него  из  рук.  С  грохотом
полетела на пол посуда, которую держала бабушка.
     Фернан подскочил  к  столу  и,  схватив  миску,  увидел на дне ее
маленькую лужицу.
     - И  стала  вода!  -  торжественно  объявил  он,  поднося миску к
бабушкину лицу.
     Бабушка недоверчиво поглядела на миску,  даже понюхала ее.  Потом
перевела взгляд на щеку Фернана,  в которую вонзился кусочек стекла от
разбитой банки, и укоризненно покачала головой:
     - Видишь, бог тебя наказал!

     Пожалуй, это был  единственный  случай,  когда  бог  наказал  его
собственноручно.  Во всех остальных случаях,  когда Фернан вставал ему
поперек пути, бог предпочитал действовать через других. Иногда это ему
удавалось.   Например,   в   тот   раз,  когда  Фернана  выставили  из
университета.

                             Глава третья
                      ОТЕЦ ФИЛИПП ДЕЛАЕТ БИЗНЕС

     - Прошу!
     Отец Филипп,  любезно улыбаясь пухлыми  губами,  распахнул  дверь
перед Фернаном.
     Дверь была маленькая  -  длинному  французу  пришлось  нагнуться,
чтобы  не задеть головой притолоку.  Трудно было предположить,  что за
потемневшей от времени дверью скрывается вполне  современная  келья  -
четырехкомнатная,  с  высоченным,  чуть  не  в  три  Фернановых роста,
потолком, с выложенной розовым кафелем ванной, с отличной библиотекой.
Келья,  более  похожая  на  номер-люкс  в парижской гостинице,  чем на
обитель монаха, умертвляющего свою плоть...
     - Не   угодно   ли  стаканчик  бургундского?  -  спросил  хозяин,
перебирая четки.
     Но Фернан не стал скрывать нетерпения и сказал,  что предпочитает
начать  с  того  дела,  ради  которого  он   удостоился   чести   быть
приглашенным в святую обитель.
     Отец Филипп усмехнулся,  сощурив и без того узкие щелки  глаз,  и
провел гостя в маленькую комнатку рядом со спальней. Там стоял простой
сосновый стол,  несколько грубых стульев и большой, как платяной шкаф,
стальной сейф.
     Настоятель, повернувшись к гостю спиной,  набрал номер,  и дверца
сейфа с лязгом распахнулась.
     Гизе не считал себя большим знатоком  старинных  манускриптов,  и
все-таки  первый  же взгляд на кожаный свиток заставил его вздрогнуть.
Не было никаких сомнений - эти четкие,  крупные знаки с острыми углами
и  штрихами  одинаковой  толщины  могли  относиться только к первому -
второму векам до нашей эры.
     Многие буквы  расплылись,  многие  совсем  выцвели,  но  в  лупу,
которую Фернан тут же достал из кармана, были отлично видны углубления
на месте исчезнувших знаков.
     Некоторые слова   он   понял   сразу:   "учитель",   "праведный",
"посланец". О смысле других мог только догадываться.
     Не обращая больше внимания на хозяина, Фернан принялся за работу.
     Через два  часа ему стало ясно,  что в руки отца Филиппа каким-то
образом попал христианский документ,  написанный... за двести - триста
лет до христианства.

     - Не  подделка?  -  не  выдержал  в конце концов отец настоятель,
терпеливо  молчавший  в  течение  томительных   часов,   пока   Фернан
исследовал темную кожу. - Или подделка?
     Фернан молчал.  Ведь этот кусок старой кожи настолько ценен и так
опасен  для  церкви,  что он бесследно исчезнет,  как только шефы отца
настоятеля  дознаются  о  находке.  Что  же   делать?..   Как   спасти
рукопись?..
     - Не подделка ли это?  - задумчиво повторил Фернан. - Не подделка
ли...  Послушайте,  отец Филипп,  а почему бы вам не обратиться с этим
вопросом к кому-нибудь из ваших патронов в Ватикане?  Ведь там отлично
разбираются в древностях! А я могу и ошибиться.
     - За исключением его  святейшества,  каждый  может  ошибиться!  -
назидательно  проговорил настоятель.  - Нельзя беспокоить святых отцов
всякими пустяками.  Рукопись может  быть  не  настоящей.  Не  откажите
сказать ваше мнение. Я не останусь в долгу.
     - Не останетесь?  - улыбнулся Фернан. - Это меня искренне радует.
Десяток  таких  консультаций,  и  мне,  может  быть,  все-таки удастся
попасть в рай.  Как вы  полагаете?  Но  я  честный  человек,  господин
Филипп.  И  не  хочу  брать деньги даром.  Сегодня же пошлю телеграмму
своим бывшим коллегам в Париж.  Там есть большие знатоки манускриптов.
Кто-нибудь  не  замедлит  явиться и подтвердить мои слова.  Гонорар мы
разделим поровну...
     Маленькие глазки   отца   Филиппа   в  беспокойстве  забегали  по
сторонам:
     - Я  рассчитывал  на вашу скромность,  господин Гизе.  Неужели вы
способны разгласить чужую тайну?
     "Все идет прекрасно!" - сказал себе Фернан. А вслух произнес:
     - Разумеется, не способен. Но я должен быть абсолютно уверен, что
не введу вас в заблуждение.  Раз вы не хотите вмешивать в дело третьих
лиц,  я должен подробнее ознакомиться со  всеми  фактами,  касающимися
рукописи.  Прежде всего мне совершенно необходимо выяснить, откуда она
взялась!
     Помедлив минуту, отец Филипп произнес:
     - Мне принес ее в уплату за козу Халид эль-Акбар.
     - Что за коза, что за Халид, черт возьми?
     Настоятель укоризненно покачал головой,  услышав такое выражение.
Однако пояснил:
     - Халид - это мальчик,  пастух.  А козу  звали  Жозефина.  Он  ее
потерял...
     - Черт с ней,  с козой!  - нетерпеливо вскричал  Фернан.  -  Меня
интересует не коза, а рукопись. Откуда ваш пастух ее взял?
     - Говорит, что в пещере, - терпеливо ответил отец Филипп.
     - Чепуха!  Сущая чепуха!  - равнодушно отозвался Фернан.  - Украл
где-нибудь. А ну, давайте-ка сюда этого обманщика!
     - Напрасно хулите невиновного, - строго промолвил настоятель. - Я
сам видел эту пещеру. И сосуд, в котором хранилась кожа...
     Он приоткрыл дверь и крикнул:
     - Халида сюда! Быстро!..

     Через час в комнату вошел худой мальчишка в облезлом,  потерявшем
цвет  халате  и грубых стоптанных башмаках.  На опаленном дочерна лице
выделялись только голубоватые белки глаз да белые зубы. Он остановился
у  стола  с  шапкой  в  руках и молча исподлобья поглядывал то на отца
Филиппа, то на Фернана.
     - Повтори при господине Гизе, как ты потерял Жозефину! - приказал
отец Филипп.
     Виноватым голосом, не поднимая глаз и запинаясь, Халид рассказал,
как было дело.  О пропавшей козе, о пещере, о кувшинах, о старой коже,
которая  лежит  сейчас на столе у господина настоятеля.  И о том,  что
если коза стоит намного дороже,  чем кожа,  то  он,  Халид,  может  не
застать в живых дедушку Джафара...
     О медной гире Халид решил пока не говорить.  Если хозяин  и  этот
господин  скажут,  что  кожа  со значками стоит меньше,  чем Жозефина,
тогда можно будет принести и гирю.
     Фернан молча   слушал   сбивчивый   рассказ  Халида,  недоверчиво
покачивая головой.
     - Вот   Фома   неверный!  -  воскликнул  отец  Филипп.  -  Хотите
убедиться?  Пожалуйста. Сейчас же велю приготовить еду, и отправимся к
пещере!
     Фернан посмотрел на мальчика. Тот проглотил слюну.
     - О   времени   поездки  договоримся  позже.  А  вот  насчет  еды
прикажите. Только не для меня, а для этого парня. Ему она, кажется, не
помешает.
     Отец Филипп усмехнулся и перекрестил Халида.
     - Иди, сын мой, скажи Христофору, что я велел дать тебе хлеба...
     - Вы довольны?  - снова усмехнулся отец Филипп,  поворачиваясь  к
гостю,  да так и застыл на месте: Фернан извлекал из кармана маленький
фотоаппарат.
     Настоятель рванулся к рукописи. Но Фернан успел щелкнуть затвором
и, пряча аппарат в карман, спокойно сказал:
     - Отличный    кадр.    Настоятель   монастыря   Святого   Гильома
растопыренными руками защищает кожаный свиток. Даже буквы видны...
     Отец Филипп  схватил  кожу,  сунул ее в сейф,  захлопнул стальную
дверцу и срывающимся голосом крикнул:
     - Как это понимать?.. Священные законы гостеприимства...
     - Садитесь и слушайте,  - жестко отрезал Фернан.  - Поговорим как
мужчина с мужчиной.  Во-первых, мне приятно сообщить вам, что рукопись
настоящая.  Ее примерная цена - двести тысяч долларов.  Во-вторых,  по
справедливости она принадлежит не вам, а Халиду...
     - Пусть докажет!  - крикнул настоятель. - Пусть докажет! Рукопись
лежит в моем сейфе! Она - моя!
     - А как же заповедь "не укради"? - мирно спросил Фернан.
     - Вы  мне  больше  не  нужны,  -  так  же мирно произнес внезапно
успокоившийся отец Филипп. - Сколько я вам должен за консультацию?
     - Помилуйте,  какие  пустяки,  - улыбнулся Фернан.  - Лучше я,  с
вашего разрешения, пошлю эту фотографию в канцелярию его святейшества.
     - С  моего  разрешения?  -  прошептал  мгновенно  побелевший отец
Филипп, тяжело опускаясь на стул.
     - С разрешения или без разрешения - это, согласитесь, уже детали.
     - Вы не ученый, а обыкновенный вымогатель! Гангстер!
     - Зачем так грубо?  - снова улыбнулся Фернан. - Я же не покушаюсь
на ваше имущество.
     - Этот голодранец не получит ни цента!
     - И вы тоже.  Центы получит канцелярия  его  святейшества.  Если,
конечно, захочет реализовать манускрипт, который вы доставите в Рим на
следующий день после того, как там получат мою фотографию.
     - Что вы хотите? - прошипел настоятель.
     - Немногого.  Вы  вынимаете  свиток  из  сейфа  и  разворачиваете
рукопись  на  этом  столе.  Затем  я  прокручиваю  пленку  до  четырех
последних кадров и фотографирую свиток с обеих  сторон.  Затем  начало
пленки - с вашим изображением - засвечивается, отрезается и передается
в ваше полное распоряжение.
     Отец Филипп настороженно смотрел прямо в рот Фернану.
     - Кажется,  вы  начинаете  понимать,  -  отметил  Фернан.  -  Это
приятно.   Вместе  с  пленкой  я  передаю  вам  расписку  в  том,  что
сфотографировал  ваш  документ  и  обязуюсь   возместить   вам   любой
материальный  ущерб  в случае опубликования этих фотографий без вашего
ведома - до тех пор, пока вы не продадите рукопись.
     Все ясно?  В  случае,  если  я обнародую фотографии рукописи,  вы
сможете сделать меня нищим и посадить в долговую тюрьму. Но как только
вы продадите свиток,  мы сразу же перестанем зависеть один от другого.
Вы сможете приобрести на двести тысяч долларов акций любой компании, а
я смогу сообщить ученым любопытнейший древний текст...
     - Вы уверены,  что эта кожа стоит двести тысяч?  - деловым  тоном
прервал его отец Филипп.
     Фернан махнул рукой:
     - Плюс-минус тысяча! Запишите название фирмы, которая выпишет вам
чек немедленно.  "Рене Блез лимитед",  Лион,  Рю  Дарваль,  шестьдесят
восемь...   Но   погодите,   отец   Филипп!   Я  еще  не  все  сказал.
Справедливость требует,  чтобы у нас с вами всего было поровну.  У вас
пленка  -  у  меня  пленка.  У  вас  расписка - у меня расписка...  Не
понимаете,  о чем идет речь?  О расписке дедушки  Джафара!  О  свободе
Халида!..

     Через час   все  было  закончено.  Настоятель  монастыря  Святого
Гильома разобрался в цифрах на катушке Фернанова фотоаппарата и понял,
что  его  не  обманут.  Рукопись  сфотографировали  -  дважды с каждой
стороны.  Остальную пленку тут же засветили.  Фернан написал расписку.
Отец Филипп,  явно знавший толк в юридических премудростях, придирчиво
перечитал ее несколько раз и спрятал в сейф,  выдав в обмен "контракт"
Халида.
     - Вот теперь,  - сказал на прощание Фернан,  - я с  удовольствием
отведал бы бургундского!
     - Какое может быть бургундское в святой обители?  - развел руками
отец Филипп.

                           Глава четвертая
                        ХРИСТОС И ПОЛИЦЕЙСКИЕ

     Сжав ладонями худые щеки,  Халид смотрел,  как корчится в огне  и
превращается в дым страшная бумага,  подписанная дедушкой Джафаром.  В
черных глазах мальчика блестели слезы.
     - Вот и все!  - весело сказал Фернан, поднеся пепельницу к окну и
сдунув с нее щепоть серого пепла.  - Вот и все!  - повторил  он.  -  И
хватит печалиться. Скоро увидишь дедушку!
     Мальчик схватил большую руку Фернана и прижался  к  ней  лбом.  А
когда поднял голову, в его глазах уже не было слез.
     - Я думал,  что бог обманул меня, - серьезно промолвил Халид. - Я
просил  денег,  а он дал мне старую кожу.  Но бог всемогущ.  Он сделал
так, что старая кожа стала дороже денег. Как мне отблагодарить его?
     - Если  бы  господь  знал,  что написано на этой старой коже,  он
сделал бы так, чтобы никто и никогда не нашел ее! - усмехнулся Фернан.
     - Почему? - удивился мальчик.
     - Это длинная история, и ты вряд ли поймешь ее.
     - Я постараюсь!
     - Ладно,  попробуем...  Вероятно, отец Филипп рассказывал тебе об
Иисусе Христе?
     Халид утвердительно кивнул головой.
     - Так вот,  во всей этой истории с Иисусом Христом, сыном божьим,
есть немало загадочного и непонятного.  Например, непонятно, почему ни
один человек,  который жил в то же время, когда, по словам библии, жил
Христос,  ничего о нем не знал.  Тогда  ведь  жили  многие  знаменитые
ученые - Плутарх,  Иосиф Флавий,  Сенека, Филон Александрийский, после
которых остались их книги.  И ни в одной из этих книг нет ни слова  об
основателе христианской религии, великом чудотворце Иисусе. Ну как это
объяснить?
     - Не знаю, - простодушно ответил мальчик.
     - Или еще такая загадка,  - продолжал Фернан. - Непонятно, почему
за  тысячи  лет  до  того,  как,  по  словам евангелия,  родился Иисус
Христос,  многие  народы  верили  в  богов,  которые  были   на   него
удивительно похожи.  Например,  Христос родился 25 декабря. И, как это
ни странно,  именно в тот же день  -  25  декабря,  -  только  многими
столетиями раньше, родился, по мнению древних жителей Индии, Будда, по
мнению древних египтян - Гор,  по мнению древних иранцев  -  Митра.  А
если  вспомнить,  что  рассказывали  про  всех  этих  богов,  то можно
удивиться еще больше.
     Скажем, у Митры матерью была дева Майя - точная копия девы Марии.
Когда Митра родился,  к нему на поклонение первыми  пришли  пастухи  -
точно так же,  как к Иисусу. И дальше все было чертовски похоже. После
тайной вечери Митру распяли,  он вознесся на небо, обещав вернуться на
землю и совершить страшный суд над грешниками. Люди, верившие в Митру,
носили крест,  как и много позже люди,  верившие в  Христа...  Ну  как
объяснить это странное совпадение?
     Халид смущенно пожал плечами.
     - Ну,  а теперь слушай внимательно! Старая кожа, которую ты нашел
в пещере,  загадала нам еще одну загадку. На старой коже написано, что
за  двести лет до рождения Христа спаситель уже ходил по земле,  читал
проповеди,  был ложно обвинен и умер мученической смертью. Получается,
что спаситель умер за много лет до рождения спасителя.  Но не может же
человек помереть до того, как родится?
     - Не может!  - улыбнулся Халид.  В этом у него,  по-видимому,  не
было никаких сомнений.
     - Безусловно,  не может!  - подтвердил Фернан.  - И если подумать
как следует, то всем этим загадкам есть одна и очень простая разгадка.
Все,  что  сказано в библии про Иисуса Христа,  - просто сказка.  А на
самом деле никакого такого  человека  не  было.  А  раз  не  было,  то
понятно,  почему  никто  из  живших  в  то время людей ничего о нем не
слышал. Сказку про Христа сочинили тогда, когда и Плутарх, и Сенека, и
все другие уже умерли.
     Очень просто объясняется и загадка с одинаковым днем рождения. 25
декабря  день начинает прибавляться,  а ночь становится меньше.  Почти
все древние люди думали, что в этот день рождается бог Солнца, который
начинает  побеждать  тьму.  Сказки  про таких богов сочинялись во всех
странах задолго до того,  как была сочинена сказка  про  Христа.  Одна
такая  древняя  сказка  написана  на старой коже,  которая пролежала в
кувшине больше двух тысяч лет.  И,  как я уже сказал тебе,  это  очень
неприятная для бога сказка.  Потому что она еще раз подтверждает,  что
никакого бога нет.
     - Но кто тогда положил эту кожу в кувшин? Кто направил мои ноги к
пещере?  Кто заставил хозяина отдать меня вам?  -  неуверенно  спросил
мальчик.
     Фернан рассмеялся.
     - Легче  всего ответить на твой второй вопрос.  Кто направил твои
ноги к пещере?  Да коза Жозефина!  Кожу спрятали жители Хирбета, когда
спасались  от  врагов  много  сотен  лет  назад.  Ну,  а в остальном -
запомни,  мой мальчик: человек, даже самый обыкновенный человек, может
сделать гораздо больше, чем самым лучшим образом придуманный бог!
     - Обыкновенный человек...  - тихо повторил Халид. Потом посмотрел
прямо в глаза Фернану,  смущенно улыбнулся и так же тихо проговорил: -
Нет... Не обыкновенный...
     Он вскочил  на  ноги,  бросился  к двери,  и Фернан услышал,  как
заскрипели ступеньки под его ногами...

     У Халида были отличные ноги.  В правом боку уже ломило,  в висках
стучало, а ноги все несли и несли его без устали.
     Он выбежал из города, миновал развалины, оставил позади пирамиду.
Солнце еще только поднималось к зениту, но и путь был немалый. Если не
бежать, вряд ли успеешь до темноты.
     Горы приближались.  Серо-зеленая  масса постепенно распадалась на
отдельные скалы и деревья. Вот уже видна и тропа, ведущая к перевалу.
     - Стой!  -  раздался над ухом Халида оглушительный окрик.  Чья-то
тяжелая рука легла ему на плечо.
     Мальчик оглянулся и увидел желтый полицейский мундир.
     - Кто такой? Куда?
     - У меня пропала коза, господин. Хозяин убьет меня!
     - А ну возвращайся откуда пришел!
     Халид не успел больше вымолвить ни слова, как его силой повернули
кругом, и... он чуть не растянулся от сильного толчка.
     - Чтоб духу твоего тут не было!
     Сделав несколько  шагов,  Халид  обернулся.  На   тропе,   широко
расставив ноги, стояли три дюжих полицейских и, ухмыляясь, смотрели на
него.
     Делать нечего.  Мальчик поплелся обратно.  Он дошел до поворота и
еще раз обернулся.
     Два полицейских  наклонились к спичке,  которую поднес им третий.
На Халида они, по-видимому, перестали обращать внимание.
     Воспользовавшись этим, мальчик ящерицей скользнул в кусты.
     Он прополз на четвереньках метров  двести  и  остановился,  чтобы
отдышаться.
     Голоса полицейских раздавались совсем рядом.
     - Жалко мальчишку! - услышал Халид. - Ему за козу башку оторвут.
     - Приказ есть приказ!
     - Не ради же такого оборванца он издан?
     - Сказано, никого - значит, никого...
     Ничего не  поняв,  Халид  пополз  дальше.  Голоса раздавались все
глуше и наконец совсем пропали.
     Тогда он  поднялся  и короткими перебежками - от валуна к валуну,
от куста к кусту - помчался в гору.
     Около пещеры  кусты были изрядно помяты,  словно там прошло целое
стадо коз.
     Мальчик некоторое время прислушивался, не раздастся ли поблизости
скрип щебня или чей-нибудь голос.  Но ничто не нарушало тишины,  и  он
наконец  решился  -  выскочил  из-за  кустов и в два прыжка очутился у
знакомой расселины.
     Гиря была на месте. Халид взвалил ее на плечо и снова спрятался в
свое укрытие среди  густого  колючего  кустарника.  Теперь  надо  было
дожидаться темноты.

     Под утро  Фернан  услышал странный стук.  Он открыл глаза,  нажал
кнопку лампы и приподнялся. В открытое окно со свистом влетел камень и
ударился о стенку.
     Фернан подскочил  к  окну  и  в  неясной  полумгле  увидел  внизу
небольшую фигурку.
     Через несколько минут он втащил мальчика в комнату.
     Халат Халида  превратился  в  лохмотья,  босые  ноги были покрыты
кровью.  Крепко сжимая в руках какой-то мешок,  он опустился прямо  на
пол.
     - Что случилось? Что с тобой?
     - Ничего, - улыбнулся Халид.
     Фернан бросился к аптечке.
     Пока он обмывал и обрабатывал спиртом и йодом глубокие ссадины на
ногах мальчика, тот односложно отвечал на его вопросы.
     - Где ты был?
     - На горе...
     - Почему ночью?
     - Не пускали...
     - Кто не пускал?
     - Полицейские...
     - Какие полицейские?
     - Не знаю...
     - Но почему не пускали?
     - У них приказ...
     Положив мальчика на диван, Фернан сердито спросил:
     - И какого дьявола тебя туда понесло?
     Вместо ответа  Халид  показал  на  мешок,  который  так и остался
стоять у порога.
     Фернан с  трудом  извлек  из  мешка продолговатый,  очень тяжелый
предмет и вопросительно посмотрел на Халида:
     - Что это такое?
     Но мальчик ничего не мог ответить, если бы даже знал: он уснул.
     Фернан опустил странный предмет на пол,  подошел к Халиду и укрыл
его  пледом.  Потом  опустился  на   корточки   и   стал   внимательно
рассматривать слоистый торец Халидова сокровища.
     Это было похоже на свиток,  на свернутую длинную  полосу,  но  не
бумажную, не папирусную, не пергаментную, не кожаную, а медную!
     Такого Фернан никогда не видел. Он даже не слышал о существовании
подобных предметов.
     Он знал о книгах на камне,  на глиняных черепках,  на бересте, на
пальмовых  листьях,  на  костяных  и  золотых пластинках,  на покрытых
воском дощечках, даже на черепаховом панцире.
     Но медный свиток - это что-то новое!
     Что же могло быть написано в такой странной книге?
     Фернан перенес  ее  на  стол,  взял  лупу,  набор  инструментов и
принялся тщательно осматривать удивительную находку Халида.
     Он так  погрузился в осмотр медного свитка,  что не заметил,  как
настало утро, и забыл выключить лампу.
     Может быть,  он даже пропустил бы завтрак,  если бы не деликатный
стук в дверь.
     - Войдите!
     - Прошу извинить, господин Гизе. Можно вас на минуточку?
     Вид у хозяина гостиницы был необыкновенно взбудораженный.
     - Видит аллах - не хотел вас тревожить. Но такие дела...
     Он протянул Фернану газету.
     - Что там стряслось? - спросил Гизе.
     - У нас в Хирбете приземлились марсиане!
     - Давно?  - Гизе сунул газету под мышку  и  принялся  неторопливо
разминать сигарету.
     - Позавчера!  -  доверительно  наклонившись  к  Фернану,  сообщил
хозяин.  -  А  этой  ночью  неизвестные грабители проникли в монастырь
Святого Гильома и похитили монастырские сокровища!
     - Странное совпадение, - помедлив, промолвил Фернан.
     - Вы  тоже  думаете,  что  сокровища  похитили  эти   марсианские
дьяволы?
     Хозяин так и не дождался ответа.
     Фернан Гизе,  устремив  невидящий взгляд в потолок,  барабанил по
перилам длинными сильными пальцами.

     Когда Гизе вернулся в комнату, Халид сидел на корточках на полу и
рассматривал большую книгу.
     - А на стуле неудобно? - спросил Фернан.
     Халид смущенно  улыбнулся,  вскочил  на  ноги  и положил книгу на
стол.
     - Смотри, смотри, пожалуйста. Тебе нравятся эти картинки?
     - Очень. Особенно быки Саммили!
     - Как ты сказал? - переспросил Фернан.
     - Быки Саммили,  - повторил мальчик.  - Так  называл  их  дедушка
Джафар.
     Он раскрыл книгу на цветной  глянцевой  вклейке.  На  голубоватом
фоне  ярко выделялись оранжевые бизоны с тяжелыми,  опущенными к земле
головами.
     - Ты  ошибаешься,  - сказал Фернан.  - Твой дедушка не мог видеть
таких животных. Они не живут и никогда не жили в пустыне. Эту картинку
я нашел на стене грота, далеко отсюда, в Испании.
     - Я не ошибаюсь!  - воскликнул Халид.  - Быки Саммили - не живые.
Это  картинка  - большая,  очень большая картинка.  На большой скале в
Саммили.  Когда я был маленький,  дедушка много раз рассказывал мне об
этой скале.  А потом мы остановились у источника, и я смотрел на быков
Саммили...
     У Фернана  загорелись  глаза.  Он,  автор  первой  в мире книги о
наскальной живописи, ничего не слышал о каких-то быках Саммили!
     - Послушай, Халид! А там нет других скал с другими рисунками?
     - Там очень много скал. Но о других рисунках я ничего не слышал.
     - Тем лучше! Значит, мы их разыщем!
     Фернан ласково положил руку мальчику на плечо:
     - Можешь считать, что ты сполна рассчитался со мной!..

                             Глава пятая
                           КРАЖА СО ВЗЛОМОМ

     - Чушь!  - воскликнул Тарасюк.  - Дикая чушь!  Древние  не  знали
железобетона!
     - Вы совершенно правы! - раздался рядом незнакомый голос.
     Тарасюк обернулся.  Около него стоял высокий, очень худой человек
в белой рубашке и грубых парусиновых брюках...
     - Фернан Гизе,  спелеолог!  - представился он и протянул Григорию
сухую,  коричневую от загара руку.  - А вы,  надо  полагать,  господин
Белов?
     - Не совсем, - осторожно ответил Григорий. - Моя фамилия Тарасюк,
профессия - археолог, постоянное местожительство - Москва.
     - Если вам нужна пирамида, то вы опоздали, господин Тарасюк.
     - Вижу,  -  пробурчал Григорий.  - И всего на каких-то несчастных
два часа...  Ночью полиция никого не пускала в Хирбет,  а у этой шайки
был отличный транспорт!.. Ума не приложу - кому понадобилось подменять
пирамиду?
     - У вас нет никаких подозрений?
     - Абсолютно! - твердо сказал Тарасюк.
     - А у меня есть,  правда очень смутные. Настолько смутные, что не
стоило бы никому и говорить о них.  Но раз вы почти  Белов,  -  улыбка
мелькнула  в глазах Фернана и сразу же исчезла,  - раз вы почти Белов,
то вам скажу. Пирамиду могли подменить те самые люди, которые наложили
руку на пещеры...
     - Вы имеете в виду кувшины с золотом?
     - Если бы с золотом! - рассмеялся Фернан. - О чем вы говорите?
     - Шофер,  вон тот самый,  - Тарасюк показал в сторону  машины,  -
рассказал мне, что здесь в пещерах нашли кувшины с золотом.
     - Бедняку везде мерещится золото!..
     - Что же было в пещерах?
     - Не знаю.  Но там  могли  быть  древние  рукописи.  Манускрипты,
которым нет цены.
     - И вы знаете  что-нибудь  о  тех,  кто  это  сделал?  -  спросил
Тарасюк.
     - Очень мало,  - вздохнул Фернан.  -  Знаю,  что  без  сговора  с
властями тут не обошлось.  Пока они работали в горах,  доступ туда был
закрыт.  Так же,  как сегодня,  по вашим словам, сюда. А еще знаю, что
месяца полтора назад,  в ту самую ночь, когда перекрыли дороги в горы,
из сейфа отца Филиппа - настоятеля здешнего монастыря  -  исчез  очень
древний манускрипт...
     - Случайно, не тот, что попал потом в печать?
     - Случайно,  тот.  Точнее,  украли оригинал.  А газета напечатала
фотокопию,  которую  я  им  послал.   Благодаря   стечению   некоторых
обстоятельств  у  меня  оказалась  копия,  которой  я  сначала  не мог
распоряжаться. Но кража развязала мне руки.
     Тарасюк не  понял  связи между похищением оригинала и публикацией
копии, но промолчал.
     - Ну,  рукопись  - это я еще понимаю,  - сказал он,  помедлив.  -
Древние манускрипты дороже золота...  Любая шайка,  узнав о них, могла
захотеть поживиться. И даже подкупить полицию. Но пирамида! Кому нужны
три тысячи тонн  битого  камня?  Представляю  себе,  что  осталось  от
пирамиды!..
     - Что и говорить, - усмехнулся Гизе. - Опять кража со взломом!
     - Подождите!  - Григорий взял его за руку. - Может быть, она была
сделана из особого камня?
     - Какой там особый, - отмахнулся Фернан. - Обыкновенный песчаник.
Точно такой, как любой здешний камень. Хоть этот!
     Он нагнулся и поднял небольшую желтую плитку.
     - Но тогда на кой же черт?  -  Тарасюк  принялся  шагать  взад  и
вперед вдоль железобетонной пирамиды. - Ничего не понимаю!..
     Несколько минут он молча вышагивал, потом спросил Фернана:
     - Вы побывали в этих пещерах?
     - Конечно!
     - До них или после них?
     - К сожалению,  после.  Впрочем,  мой конек - наскальные рисунки.
Так что я все равно мог и раньше не найти того, что нашли они.
     - А по виду пещер нельзя было представить себе,  что за люди  там
орудовали?
     - Можно.  Вероятнее всего, археологи. Все там было перерыто самым
квалифицированным образом...
     - Неплохо!  -  проговорил  Тарасюк.  -  Загадки   множатся.   Уже
набралась целая коллекция. Давайте-ка посчитаем...
     Фернан одобрительно кивнул.
     - Загадка первая, - сказал Тарасюк. - Кто искал в пещерах древние
рукописи и почему для него стали оцеплять горы?  Вторая  загадка:  кто
украл пирамиду? Третья загадка: зачем украли пирамиду? Веселая жизнь!
     - Жизнь как жизнь!  - усмехнулся Фернан.  - Поедемте  ко  мне,  я
покажу вам еще одну загадку.  Четвертую. Кстати, в моей гостинице есть
свободные номера. Судя по вашему виду, вы прямо с дороги. Не так ли?..

     - Знаете,  Грегори,  -  говорил  Фернан,  ставя  перед  Тарасюком
дымящуюся  чашку  черного  кофе,  -  ведь я был уже близок к отчаянью.
Почти год проторчать в Хирбете в надежде отыскать пещеры!  А когда эти
пещеры обнаружены,  не найти в них ничего. Но теперь... Это как чудо -
рассказ мальчишки о быках...
     - Мне тоже нравится ваша история с быками, - улыбнулся Тарасюк. -
Но не потому что быки, а потому что Саммили.
     - То есть? - не понял Фернан.
     - Видите ли,  когда Белов предполагает,  что космический  корабль
опустился в мертвую пустыню, - это одно. Но если окажется, что пустыня
была в те  времена  очагом  человеческой  цивилизации,  -  это  совсем
другое.   Ваши  быки  -  это,  может  быть,  недостающее  звено  между
саммилитами и Хирбетской пирамидой. И знаете, что я думаю? Надо искать
в Саммили не только быков. Мало ли, что там... Верно?
     - У вас разыгралась фантазия,  - мягко сказал Фернан.  - Не  надо
спешить  с выводами.  Даже если ваш коллега Белов в принципе прав,  то
сейчас еще слишком мало фактов,  чтобы что-то  утверждать.  Вам  нужно
собирать факты.
     - А я был уверен,  что вы наш сторонник! - разочарованно протянул
Тарасюк.  -  Значит,  вы  гуляли  ни свет ни заря у пирамиды просто из
любопытства?
     - Нет,  не  просто.  Я совершенно согласен с уважаемым господином
Беловым, что саммилиты и Хирбетская пирамида загадочны и что интересно
попробовать  раскрыть их тайну...  Только надо сохранять хладнокровие.
Кстати, я ведь обещал еще одну загадку. Прошу извинить!
     Он вышел  из  комнаты  и  несколько  минут спустя снова появился,
держа в руках деревянный ящик, по-видимому, очень тяжелый.
     Опустив ящик   на  пол,  Фернан  открыл  обитую  изнутри  толстым
войлоком крышку.
     - Смотрите,  что нашел Халид в одной из пещер еще до того,  как в
ней побывали неизвестные грабители...
     Тарасюк наклонился над ящиком и увидел круглый предмет,  покрытый
черно-зеленой коркой.
     На плоско срезанном торце кое-где поблескивал желтый металл.
     Минут десять он пристально рассматривал содержимое  ящика.  Потом
выпрямился и задумчиво проговорил:
     - Да не осудит меня ученая братия,  но ведь это не что иное,  как
книга.  Самая  настоящая древняя рукопись,  только по чьей-то странной
прихоти изготовленная из меди... Вы не пробовали развернуть ее?
     - К  сожалению,  пытался.  И  чуть было не совершил преступления.
Отогнутый край сразу же превращается чуть ли не в пыль. Здесь почти не
осталось металла - сплошная окалина.
     - Нужен хороший рентгеновский аппарат,  - все  так  же  задумчиво
произнес  Тарасюк.  - И бокс с манипуляторами.  И - на всякий случай -
киноаппарат.
     - К  сожалению,  мне  не приходилось заниматься такими вещами,  -
сказал Фернан. - А вам?
     - Приходилось,   и   довольно  часто.  У  нас  в  институте  есть
реставрационная  лаборатория...  Послушайте,  господин  Гизе!   Медный
свиток  найден  в  Хирбете,  в  нескольких  километрах  от  загадочной
пирамиды и  не  так  уж  далеко  от  загадочных  саммилитов.  Разыщите
рентген! Остальное я беру на себя.

                             Глава шестая
                         КОНЕЦ МЕДНОГО СВИТКА

     Через четыре дня Тарасюк зашел к Фернану Гизе.
     Программа командировки  была  сорвана,  -  образец материала,  из
которого некогда изготовили  пирамиду,  ускользнул  из  рук  Григория.
Ускользнула  единственная  возможность  определить  когда-нибудь время
создания этого  диковинного  сооружения  и  сравнить  его  с  временем
образования саммилитов.
     В канцелярии губернатора чиновники делали непроницаемые лица  при
одном упоминании о пирамиде.
     Тарасюку не удалось  услышать  ни  слова  о  том,  как  была  она
подменена  и  куда делся ее оригинал.  Правда,  усатый шофер,  который
привез  Григория  в  Хирбет,  познакомил   его   с   молодым   арабом,
утверждавшим, что видел, как какие-то "иностранцы" разбили пирамиду.
     Но этот свидетель ничего не мог сообщить  об  иностранцах,  кроме
того,  что они говорили не по-английски. Все это мало чем могло помочь
мушкетеру в разгадке истинного смысла случившегося.
     - Не  огорчайтесь,  Грегори,  - утешал его Фернан.  - Ваша работа
только начинается. Будет еще много неудач!
     - Я не огорчаюсь,  - ответил Тарасюк.  - Я злюсь!  Чувствую,  что
есть враг, и не знаю, кто он.
     Фернан исподлобья взглянул на Тарасюка и тихо сказал:
     - Все эти дни я думал о судьбе рукописи, похищенной из монастыря.
И  о судьбе манускриптов,  которые могли лежать в пещерах.  Я не люблю
утверждать недоказанное, но хотел бы обратить ваше внимание на то, что
на  нашей  планете есть одно хранилище ценнейших документов,  доступ в
которое закрыт для науки.  То самое,  где хранится, например, исповедь
Сальери,   который,   по   всей   вероятности,  действительно  отравил
Моцарта...
     - Ватикан?
     Фернан молча кивнул.
     - И вы утверждаете, - с сомнением в голосе протянул Григорий, - и
вы утверждаете...
     - Я  ничего  не утверждаю.  Я просто обращаю ваше внимание на то,
что такая возможность не исключена.  Похищенная рукопись имеет  прямое
отношение  к  интересам  церкви.  Отец Филипп - настоятель,  - тот был
готов продать ее хоть сатане,  лишь бы за большие деньги. Вот рукопись
и  исчезла...  Предположение  господина  Белова тоже имеет отношение к
интересам церкви...
     Кстати, помните,  вчера  вы  спросили  у  меня,  почему профессор
Френсис Клайд из Лайкского университета мог выступить против  гипотезы
вашего  друга?  Да  еще наговорить при этом ерунды,  хотя он серьезный
ученый.   Так   вот,   я   сегодня   кое-что   выяснил.    Президентом
попечительского   совета   состоит   там   духовное   лицо  -  епископ
католической церкви.  Когда  истинный  виновник  какого-либо  действия
неизвестен, я всегда задаю себе вопрос: а кому на пользу это действие?
Пользуюсь советом древних римлян... И обычно угадываю.
     Конечно, сейчас  двадцатый  век,  а  не  пятнадцатый.  Сейчас  не
разожжешь костер в Риме,  чтобы сжечь саму мысль о  населенных  мирах,
существующих  во  Вселенной  во множестве.  Но почему нельзя опорочить
предположение о чьем-то прилете оттуда к нам на Землю?
     - Занятно!  - мрачно произнес Тарасюк. - Об этом надо подумать. А
теперь скажите, как дела с рентгеном?
     - Лучше,  чем я предполагал. В Бейруте, оказывается, есть сносная
лаборатория. Там довольно мощный аппарат...
     - Отлично!   Не   будем   терять  времени.  Мне  осталось  только
рассчитаться с хозяином - и я в полном вашем распоряжении!

     Тарасюк в  последний   раз   проверил,   открыты   ли   объективы
киноаппаратов,  надежно  ли  закреплены  лапы манипулятора,  сжимающие
черно-зеленый цилиндр свитка, и скомандовал:
     - В укрытие!
     Их отделила от  аппарата  толстая  бетонная  стена.  В  маленькое
окошко, защищенное свинцовым стеклом, был виден только экран.
     Григорий надел  на  руки  перчатки,  словно  взятые  напрокат  из
рыцарских доспехов в историческом музее. Теперь манипуляторы стали как
бы продолжением его  рук.  Фернан  уселся  за  пульт,  и  они  впились
взглядом в чуть мерцающий зеленоватым светом экран.
     Фернан медленно   поворачивал   рукоятку.   Мощность    излучения
нарастала.  На экране все заметнее вырисовывался контур цилиндра. Края
его были размыты - время сильно повредило металл.
     - Давайте полный! - сказал Григорий.
     Экран стал ярко-зеленым.  Цилиндр,  бережно поддерживаемый лапами
манипулятора,  был виден совсем резко.  Тарасюк - железные руки там, в
камере, повторяли все его движения - поворачивал медный цилиндр с боку
на бок, подставляя его потоку лучей со всех сторон.
     Весь свиток  был  покрыт   язвами   окиси.   Маленькие   островки
неповрежденного металла тонули в море ржавчины. Самый большой островок
был как раз в середине цилиндра.
     - Приглушите! - попросил Григорий.
     Зеленое мерцание стало мягче.
     - Стойте!  -  закричал  Фернан.  - Стойте!  Неужели вы не видите?
Сейчас я сделаю порезче!
     Теперь и Тарасюк увидел, что темный островок в центре изображения
покрыт причудливым переплетением более светлых линий.
     Григорий нажал  кнопку постоянного режима.  Через несколько минут
можно было разглядеть такие  же,  едва  заметные  знаки  и  на  других
неповрежденных островках меди.
     Но как ни пытался он сделать изображение более четким, это ему не
удалось. Мешали толстые слои окиси.
     - Придется разворачивать!  - проговорил наконец Фернан. - Другого
выхода нет! Включаю киноаппараты!
     Стальные лапы  за  экраном  задвигались.   Фернан   с   уважением
покосился на большие руки Тарасюка.
     На экране было видно,  как начал раскручиваться  свиток.  Цилиндр
стал шире на несколько миллиметров,  потом на сантиметр,  потом еще на
сантиметр...
     - Резче! - тихо скомандовал Григорий.
     Экран вспыхнул,  и на краю свитка показались четкие  замысловатые
значки, нечто среднее между иероглифами и буквами.
     Неожиданно край свитка вместе с письменами начал  таять  и  через
мгновение совсем исчез. Цилиндр стал тоньше.
     И хотя они знали, что отогнутый край неминуемо должен рассыпаться
в  пыль,  хотя  к этому печальному событию хорошо подготовились и были
уверены,  что все подробности надежно зафиксированы киноаппаратами,  в
укрытии раздался громкий вздох.
     - Разворачивайте дальше! - произнес Фернан.
     Большие руки Тарасюка снова осторожно задвигались,  и снова начал
пухнуть на мерцающем экране темный цилиндр.
     ...Через два  часа  медный  свиток перестал существовать.  Вместо
него осталось около двухсот желтых чешуек с  выгравированными  на  них
письменами и шесть кассет кинопленки.



                             Глава первая
                            МАЙЯ КРЕМНЕВА

     Черные следы  атомов  на  пластинке  были  намного  короче,   чем
полагалось.  Почти  в два раза короче.  Матвей взял таблицу эталонов и
внимательно просмотрел ее от начала до конца.
     Неужели радиоактивные   изотопы   бериллия  и  алюминия?  Это  же
великолепно!  Значит,  саммилит еще  совсем  молод  -  ему  не  больше
миллиона лет.
     Матвей открыл  футляр  пишущей  машинки   и   начал   отстукивать
результаты опыта.
     Сзади скрипнула дверь,  но он не обратил на это никакого внимания
и продолжал печатать.
     - Еще одна статья в газету?  - с легкой иронией произнес  за  его
спиной звонкий голос.
     Белов обернулся.  В дверях стояла тоненькая девушка  в  брюках  и
свитере.
     - Вы ко мне?
     - Если вы Белов, то к вам.
     - Извините, что-то я вас не припоминаю...
     - Ничего!  Я  вас тоже не узнаю.  Вы представлялись мне совсем не
таким. Очень высоким и непременно брюнетом - по контрасту с фамилией.
     - Астроному  не  обязательно быть высоким.  До звезд все равно не
дотянешься. Да вы садитесь...
     - Терпеть не могу сидеть.  Насиделась на всю жизнь!  Девять лет в
школе, пять - в университете...
     - А потом?
     - Потом получила диплом. А вы тоже умеете говорить в рифму?
     - Не знаю, - сказал Матвей. - Вообще сочиняю с большим трудом.
     - Это я давно заметила, - согласилась девушка.
     - Каким   образом?   -  Белов  посмотрел  на  агрессивную  гостью
подозрительно.
     - А вы до сих пор никак не сочините мне хотя бы открытки.
     Матвей удивился:
     - Вам? Открытку? Постойте, а как вас зовут?
     - Майя Кремнева!..

     Как известно,  все человечество можно разделить на две  части.  И
основанием  для  такого  деления  могут быть самые различные признаки.
Можно,  например,  разделить людей на тех,  кто  рано  встает  и  рано
ложится, и тех, кто поздно ложится, но зато поздно встает. На тех, кто
делает зарядку,  и тех,  кто  ее  не  делает.  На  тех,  кто,  завидев
наезжающий автомобиль,  быстро перебегает улицу под носом у машины,  и
тех, кто в подобном случае непременно пятится назад.
     Майя относилась  к  той половине человечества,  которая встает на
заре, делает зарядку и никогда не пятится назад.
     Но и  эту  половину  можно,  в  свою  очередь,  разделить  на две
неравные четвертушки.  В большую входят люди,  уверенные,  что спешить
некуда,  что их время еще не наступило, а уж когда оно наступит, тогда
они покажут себя.  В меньшую входят люди,  всегда готовые к  действию,
как  заправленная  ракета.  Именно  из  этой  четвертушки  выходят те,
которым,  по мнению остальных,  "чертовски везет",  которые "своего не
упустят", "рождаются в сорочке", и так далее.
     Майя не родилась в сорочке.  Но  она  всегда  точно  знала,  чего
хотела, и устремлялась к желаемому изо всех сил. И добивалась своего.
     Талант? Верно,  у нее были неплохие способности.  Но у  тысяч  ее
сверстников  они  были ничуть не хуже.  Только мало кто умел,  подобно
Майе,  собрать линзой воли все свои  мысли  в  один  пучок,  способный
прожечь любое препятствие.
     Она росла без отца. Он погиб в последние дни войны.
     Но кое в чем ей действительно повезло. Первые четырнадцать кругов
своей жизни Майя бежала за лидером.  Лидера звали Сережка. Сережка был
на  три  года  старше,  но  никогда  не  задавался и всегда защищал ее
самостоятельность.  К четырнадцати годам она умела делать  почти  все,
что умел делать брат:  ездить на мотоцикле, бегло читать по-английски,
разжигать костер во время  дождя,  брать  первые  места  на  городских
математических  олимпиадах.  Майя  стриглась  под мальчишку,  ходила в
брюках и ковбойке,  и нередко ее  принимали  за  младшего  Сережкиного
брата.
     Когда брат поступил в университет, на математический факультет, у
них произошла первая серьезная размолвка.
     - Знаешь,  Сережка,  я решила уйти в вечернюю  школу,  -  сказала
Майя. - Я не буду математиком. Ты не сердись.
     - С ума сошла!  У тебя явно выраженные математические... И вообще
наш век - век математики!
     - Наш век - век социалистической революции!  - отпарировала Майя.
- Понимаешь,  угнетенные народы не желают жить по-старому. Почему всем
нужно заниматься математикой?  Суо купкве,  - сказала она по-латыни. -
Каждому свое!
     - И что тебе куикве? - сердито спросил Сережка.
     - Мне куикве, чтобы ты познакомил меня с арабами.
     - Еще чего!  - сказал брат. - Я подозреваю, что угнетенные народы
запросто обойдутся без тебя...
     Но на следующий день Майя снова заговорила о том же.
     Через день - снова. Еще через день - опять.
     В конце концов Сережка понял,  что жизни ему не будет.  И однажды
вечером  явился  домой  с  низеньким  смуглым  парнем.  У  парня  были
неестественно густые и блестящие черные волосы и  ослепительно  черные
глаза.
     - Наш товарищ...  Сын иракского  коммуниста,  -  объявил  Сережка
сестре. - Поможешь Асафу учить русский?
     - Начну сегодня же! А вы мне - арабский. Ладно?

     В шестнадцать  лет  Майя  получила  в  вечерней  школе   аттестат
зрелости и помчалась на филологический факультет.
     Секретарь приемной комиссии -  мрачная  и  очень  полная  дама  с
сухим, скрипучим голосом объяснила ей, что за последние четыре года на
арабистику не приняли ни одной девушки:
     - Сам  Сергей Викентьевич лично и персонально знакомится с каждым
желающим сдавать экзамены и как только обнаруживает,  что перед ним не
юноша... А сейчас профессора вообще нет.
     - Не откажите в любезности,  - вежливо попросила Майя, - дать мне
телефон профессора. И домашний, пожалуйста.
     Дама отказала.
     Майя позвонила  в  справочное.  Потом  -  из первой же телефонной
будки - на работу и домой профессору.  Ей ответили,  что  профессор  в
командировке,  и спросили,  кто звонит.  У Майи не было никаких причин
скрывать свое имя.
     Назавтра она   позвонила  снова.  Ее  попросили  позвонить  через
неделю. Но Майя позвонила на следующий день:
     - А вдруг Сергей Викентьевич вернется неожиданно?  Мне ведь он не
пришлет телеграммы, а вам может прислать!
     Через два  дня  родные  профессора узнавали Майю с первого слова,
отвечали, не дожидаясь вопроса, "не приехал" и вешали трубку.
     Но вот  наконец  Майе повезло.  По странной случайности.  Правда,
Наполеон говорил, что случай всегда на стороне больших батальонов.
     Когда она  позвонила  домой  профессору Бочковскому в двенадцатый
раз,  вслед за нескончаемо длинным басовитым гудком раздался щелчок, и
мужской,  неожиданно  тихий  голос  (Майя ждала от профессора львиного
рыка) произнес:
     - Слушаю.
     И тут Майя чуть было все  не  испортила.  Вместо  приготовленного
заранее "салям алейкум" она растерянно пролепетала:
     - А у меня брата тоже зовут Сергей...
     - Гм... Бывает, - промолвил профессор. - А вас как зовут?
     - Майя...
     - Ах, это вы! Наслышан! Чем могу быть полезен?
     Тут наконец Майя пришла в себя.  Она вобрала  в  легкие  побольше
воздуху и четко выпалила:
     - Салям алейкум!
     - Алейкум салям, - машинально ответил профессор. - Чем могу...
     - Возьмите меня к себе, - по-арабски сказала Майя.
     - Куда - к себе?
     - В  университет.  Свет  вашей  учености   рассеет   тьму   моего
невежества! - по-арабски сказала Майя.
     - И сколько таких фраз  вам  удалось  вызубрить?  -  с  интересом
спросил Бочковский.
     - Не счесть звезд на небе,  не счесть песчинок в пустыне, но слов
у людей еще больше!
     - Стойте!  -  взмолился  профессор.  -  Стойте!  Что  у  вас   по
тригонометрии?
     - Пять!
     - По алгебре?
     - Пять!
     - По физике?
     - Пять!
     На том  конце  провода  воцарилась  тишина.  Очевидно,  профессор
размышлял.
     Затем трубка  произнесла  все  тем  же  тихим,  но уже совершенно
официальным голосом:
     - Жду вас в девять пятнадцать на кафедре.
     - Спасибо!  - сказала Майя. И не без лихости добавила, разумеется
тоже по-арабски: - Лучше один раз увидеть, чем тысячу раз услышать.

     С тех  пор  прошло шесть лет.  "Наш самый младший старший научный
сотрудник" - говорили про Майю Кремневу в Институте восточных языков.
     - Майя  Кремнева?  -  переспросил  Матвей.  - Так это вы прислали
телеграмму?  -  Он  сокрушенно   вздохнул.   -   Признаюсь,   виноват.
Действительно,  ответа не послал.  И даже телеграмму вашу отдал одному
товарищу. Чем прикажете искупить вину?
     - Для начала покажите мне, откуда они прилетали.
     - А вы уверены, что они прилетали?
     Майя пристально  взглянула  на  Белова.  Глаза  у нее были карие,
очень яркие,  а брови поднимались к вискам  наискосок,  что  придавало
лицу несколько удивленное выражение.
     - Разумеется!  Надо быть круглым дураком,  чтобы не видеть  следы
космонавтов буквально на каждом шагу!
     - Например? - Губы у Матвея дрогнули.
     - Это  вам-то  нужен  пример?  Да  любая  легенда  о  любом боге!
"Сошедшие с неба были на Земле в днях тех".  Это библия.  И не  только
христианский  бог.  Магометанский  аллах,  иудейский Яхве,  индийский,
эскимосский,  негритянский,  полинезийский - все боги дружно  сходили,
слетали,   падали,  опускались!  Откуда?  С  неба!  А  кто  только  не
возносился на небо?  И Енох,  и Христос,  и Митра,  и Кецалькоатль,  и
сотни других легендарных личностей.
     Почему обязательно все эти истории надо было придумывать?  Почему
не  предположить,  что  все  было  гораздо  проще?  Прилетели  с  неба
могущественные космонавты на ракетных кораблях.  Неандертальцы, одетые
в звериные шкуры,  стали им поклоняться, как высшим существам, а потом
запомнили этот случай и передали его по наследству своим потомкам!..
     Разве вы  не  знаете,  что  инки  приняли за богов испанцев,  все
могущество которых заключалось в огнестрельном оружии и лошадях?
     - Не  обижайтесь,  пожалуйста,  но  совсем  не  обязательно  было
прилетать космонавтам, чтобы наши невежественные предки придумали себе
богов.
     - Не обязательно!  - пожала плечами девушка.  - Могло быть так, а
могло  быть  и  этак.  Но  вы  собираетесь  искупать  свою  вину?  Так
показывайте, откуда они прилетали!
     - Чего  бы  я  не дал,  лишь бы узнать это!  - проговорил Матвей,
помедлив.  - Узнать и сказать людям:  "Смотрите все! Вот самое близкое
место в космосе,  где обитают ваши братья по разуму!" Но, к сожалению,
космонавты, о которых мы с вами говорим, пока не сообщили мне, в каком
справочном бюро можно узнать, откуда они...
     - Значит,  будем искать это справочное бюро?  - Майя  с  надеждой
посмотрела на Матвея. - Дайте мне задание.
     Рука Белова непроизвольно потянулась к  затылку,  но  он  вовремя
опомнился и сбросил с плеча несуществующую пылинку.
     - Какое, собственно, задание? - неуверенно протянул Матвей.
     - Любое! - коротко, но энергично ответила девушка. - Надо ехать в
Хирбет,  о котором написано в вашей статье,  - поеду  в  Хирбет.  Надо
сидеть  в  библиотеке  -  буду  сидеть в библиотеке.  Надо мыть полы в
лаборатории - буду мыть полы.
     Белов машинально  взглянул на чистый пол и все тем же неуверенным
тоном проговорил:
     - Полы мыть,  наверное,  не надо.  В Хирбет уже поехали без нас с
вами...
     - Так и знала!  - В голосе девушки прозвучало отчаяние. - А вы-то
почему не поехали?
     - Мне  нужно  было  остаться.  Я  определяю  возраст  саммилитов.
Хотите, покажу?
     Матвей достал из стола фотопластинку и протянул ее Майе.
     Она повертела в руках.
     - И что вы узнали? Сколько ему лет?
     - Не больше миллиона.
     - А точнее?
     - Точнее пока не знаю. Нужно сделать прибор похитрее.
     - Хорошо!  Вы  будете  делать свой прибор.  А мне что же - сидеть
сложа руки?
     Матвею стало не по себе.  В физике и астрономии он, прямо скажем,
кое-что понимал.  Но историю или,  например,  филологию знал  довольно
поверхностно.  И  если  назвал в статье кое-какие загадочные явления в
этих областях,  то сделал это по совету Тарасюка.  Скорее,  для  того,
чтобы привлечь внимание других специалистов,  чем из уверенности,  что
попал в  точку.  А  теперь  вдруг  в  нем  видят  главу  дела  и  ждут
указаний!..
     - Знаете что,  - сказал Матвей,  - очень прошу вас  -  наберитесь
терпения на пять дней.
     - А что будет через пять дней?
     - Будет Тарасюк.
     - А кто он такой?
     - Начальство. Заведующий сектором палеоастронавтики... То есть, у
сектора  другое  название.  Очень  длинное  -  я  никак  не  могу  его
запомнить.   Впрочем,   название  несущественно.  Важно,  что  Тарасюк
наверняка даст вам задание. И не одно, а целую кучу!
     - Через  пять  дней...  -  недовольно протянула Майя.  - А раньше
нельзя?
     - Нельзя.
     - Он что - болен?
     - Он в Хирбете.
     Из Майиной груди вырвался тяжкий вздох.

                             Глава вторая
                            СТРАННЫЕ БОГИ

     - Значит,  полное  поражение?  - глядя в глаза Григорию,  спросил
Матвей.
     - Можно сказать иначе,  - не опуская глаз, сухо ответил мушкетер.
- Временные затруднения.
     - А у меня удача!  Да еще какая! Матвей вскочил, подбежал к шкафу
и вытащил оттуда две колбы:
     - Смотри!
     Григорий взял колбы. В одном сосуде был насыпан мелкий желтоватый
песок.  В  другом  лежал  маленький  саммилит,  очень похожий на бутон
чайной розы.
     - Разные вещи! Согласен?
     - Как будто так, - согласился Тарасюк.
     - А  химический  состав  этого  песка и этого саммилита абсолютно
одинаков!
     - Здорово!  -  сказал  Григорий,  несколько повеселев.  - Правда,
строго говоря,  возможны два объяснения.  Либо саммилит  произошел  из
песка, либо песок - из саммилита!
     - Может быть,  все-таки первое предположение  более  вероятно?  -
спросил Матвей.
     - Может быть,  может быть...  Иначе,  пожалуй,  все пляжи были бы
покрыты саммилитами. Но когда же из песка возник саммилит?
     - Примерно миллион лет назад...
     - "Примерно"! - передразнил его Григорий. - Плюс-минус сколько?
     - Плюс-минус миллион, - бодро произнес Матвей.
     - А точнее?  Нам нужна дата с точностью до пятисот, ну хотя бы до
тысячи лет.  Иначе ни о каких аналогиях с памятниками не может быть  и
речи.
     - Будем работать - будет и  точнее,  -  твердо  сказал  Матвей  и
взглядом показал на бумажную ленту, висящую над столом.
     На ленте крупными печатными буквами было написано:
                   "Работайте - и у вас получится!"
     - Лозунг  что  надо,  -  согласился   Григорий.   -   Поддерживаю
полностью. А пока ты будешь колдовать с прибором, поищу филологов. Для
начала пусть прочтут фрагменты Медного свитка.  Может,  не зря пращуры
соорудили такую диковинную книгу!

     Стенограмма заседания  Сектора  физических  методов  исследования
доисторических памятников. 26 апреля 196... года

     Т а р а с ю к.  Сегодня мы собрались,  чтобы заслушать  сообщение
старшего   научного   сотрудника   Института   восточных  языков  Майи
Степановны Кремневой о первых результатах дешифровки  Медного  свитка.
Сколько вам нужно времени, Майя Степановна?
     К р е м н е в а. Двадцать минут.
     Т а р а с ю к. Прошу вас.
     К р е м н е в а. Разрешите не останавливаться на истории открытия
Медного свитка профессором Гизе и на обстоятельствах гибели свитка.  В
наши руки  попали  фотокопии  разрозненных  фрагментов.  К  настоящему
времени  удалось  определить,  что  все  надписи сделаны на арамейском
языке во втором веке до нашей эры. Удалось также прочесть единственный
фрагмент со связным текстом. Вот этот текст.
     "И сказали предки: оставьте нам вашу мудрость.
     И сказали боги: чужой мудростью не проживешь.
     И сказали предки: оставьте нам вашу силу.
     И сказали боги: вы употребите ее во зло.
     И сказали предки: что вы оставите нам?
     И сказали  боги:  самую  высокую вышину и самую глубокую глубину,
полночную звезду, день, равный ночи, и священное число.
     И сказали предки: какое это число?
     И сказали боги..."

     Кафедра древнесемитических языков,  которая сделала перевод этого
текста,   считает   его   записью,  ранее  неизвестной  исследователям
религиозной притчи.
     Однако в  пользу  такого  объяснения  свидетельствуют  только два
обстоятельства: во-первых, слово "боги" и, во-вторых, мудрость и сила,
которой  эти  боги  обладают.  Что  же  касается взаимоотношений между
действующими или,  точнее,  говорящими группами, то они ни в коей мере
не походят на взаимоотношения между людьми и богами.
     Обращает на себя внимание уже то,  что разговор  по  своей  форме
ничем  не напоминает о неравенстве сторон.  Напротив,  и боги и предки
говорят как равные с  равными.  Но  главное  даже  не  в  форме,  а  в
существе, в содержании диалога.
     Боги не только не навязывают своей воли предкам,  но, более того,
призывают их жить своим умом: "Чужой мудростью не проживешь".
     Сравните эти слова  с  классической  речью  бога  к  человеку.  Я
процитирую слова, которые бог, согласно библии, говорит Моисею:
     "Если вы будете слушаться гласа моего и соблюдать завет  мой,  то
будете у меня народом святым".
     Мысль о "чужой мудрости" - это,  по существу,  глубоко безбожная,
рационалистическая,   антирелигиозная,  гуманистическая  мысль.  Иными
словами,  боги Медного свитка - явные безбожники.  Они  полны  веры  в
человеческий  разум.  Но  одновременно они не верят в добрые намерения
людей - они отказываются дать предкам  свою  силу,  опасаясь,  что  те
употребят ее во зло.  Нет ли здесь какого-либо противоречия? На первый
взгляд, безусловно есть.
     Наконец, последние  фразы  диалога  совсем  уж загадочны.  Что ни
слово,  то загадка.  Что такое самая высокая  вышина?  Самая  глубокая
глубина? О какой полночной звезде идет речь? Что за день, равный ночи?
Какое священное число?
     На все эти вопросы нет ответа, если считать текст религиозным. Ни
библия,  ни другие письменные памятники Ближнего Востока  не  содержат
никаких  параллелей  и  аналогий,  бросающих  свет  на загадки Медного
свитка.
     Единственную легенду,  которую, по-моему, можно поставить в связь
с диалогом Медного свитка,  мне посчастливилось обнаружить в сочинении
Иоанна  Бейрутского  "История филистимлян",  изданном в середине XVIII
века в Генуе. Вот эта легенда:
     "До филистимлян   жили  здесь  первобытные  племена  исполинов  с
высокой грудью  и  мощной  шеей.  В  высокомерии  своем  они  вздумали
штурмовать  самое  небо и за свое дерзкое предприятие погибли позорной
смертью.  С воздвигнутых ими высот они были низринуты  в  самую  глубь
преисподней, еще глубже, чем дно морское с его обитателями".
     Известно, что в своем  сочинении  Иоанн  опирался  не  только  на
библию. Он использовал исторические предания народов Ближнего Востока,
которые  усердно   собирал   в   течение   почти   восемнадцати   лет.
Процитированная мною легенда поражает своей современной терминологией.
"Штурмовать небо"!  Да ведь  это  прямо  о  современной  астронавтике!
Трудно  отказаться  от  мысли,  что  в этом глухом предании отразились
некие реальные факты.
     Беру на  себя  смелость  предположить,  что это предание и диалог
Медного свитка - легендарные осколки реального факта  отлета  с  нашей
планеты  гостей  из  космоса,  тех  самых,  о которых говорит гипотеза
Белова.
     Причем на  Медном свитке записана главная,  наиболее важная часть
легенды.  А именно - указание места, где неведомые космонавты оставили
свой вымпел.  Не берусь судить об остальном, но самая глубокая глубина
и  самая  высокая  вышина  вполне  могут  быть  наиболее  характерными
геодезическими точками какой-нибудь конкретной местности.
     Остальные загадочные слова,  по-видимому,  скрывают  указания  на
определенные   предметы,  которые  в  комплексе  позволяют  определить
координаты вымпела.
     Если принять  эту  точку  зрения,  то  очень  важно было бы знать
священное число.  Оно может оказаться тем ключиком, которым отпирается
вся система координат.
     Итак, разрешите суммировать. Первое: легенда Медного свитка - это
не религиозная притча.  Второе: слово "боги", по-видимому, имеет более
позднее происхождение и  поставлено  взамен  ранее  стоявшего  другого
слова.  Третье:  загадочность  текста легко объясняется с точки зрения
гипотезы Белова.  Четвертое:  совершенно  необходимо  изучение  устных
преданий   на   месте   предполагаемого   приземления   предполагаемых
палеоастронавтов. Все.
     Т а р а с ю к. У кого есть вопросы к докладчику?
     В о л к о  в.  Известны  ли  товарищу  Кремневой  еще  какие-либо
предания,  которые  могут  иметь  отношение  к  тому,  что вы именуете
палеоастронавтикой?
     К р е м н е в а.  Конечно!  Так же,  как и всем присутствующим! Я
говорю обо всех мифических существах, сходивших с неба и возносившихся
туда.
     Д у д н и к о в. Наша задача - исследование древних памятников. А
о  чем  говорит  здесь  товарищ Кремнева?  При чем здесь мифы?  Почему
товарища   Кремневу   не   удовлетворяет   принятая   наукой    теория
происхождения религии?
     К р е м н е в а. Она меня полностью удовлетворяет. Но я допускаю,
что  легенды  о  приземлении  и  вознесении отдельных богов могут быть
связаны непосредственно и  с  фактом  приземления  и  отлета  разумных
существ. Не вижу никаких оснований для отказа от такого предположения.
     Д у д н и к о в. Но понимает ли товарищ Кремнева, что, подставляя
в  религиозные  бредни  вместо слова "бог" слово "космонавт",  она тем
самым подводит базу под библию,  коран,  веды  и  прочее,  подтверждая
истинность религиозных вероучений?
     К р е м н е в а.  Понимает ли товарищ Дудников,  что в отличие от
бога в космонавте нет ничего сверхъестественного?
     Д у д н и к о в.  Но так можно дойти до подтверждения  известного
библейского тезиса о создании Земли не природой, а внеземным, небесным
существом! И тогда...
     И л ь и н. Простите, это уже не вопрос, а выступление...
     К р е м н е в а. Не прерывайте! Пусть товарищ говорит.
     Д у д н и к о в. Считаю это своей обязанностью, товарищи! И тогда
нам придется признать,  что не человек -  высшее  существо,  а  кто-то
другой! Это поповщина! Это унизительно для человека!
     Б е л о в. Не знаю, как для товарища Дудникова, но для меня вовсе
не  унизительно было бы узнать,  что нашу Землю,  и даже всю Солнечную
систему,  и даже Галактику,  в конце концов,  слепили не бессмысленные
законы  стихий,  а  руки  разумных  существ.  Более  того,  это только
подкрепило бы мою гордость. Раз кто-то смог, значит, и мы сможем!
     К р е м л е в а. Верно!
     Т а р а с ю к. Еще есть вопросы? Нет? В таком случае разрешите от
вашего  имени  поблагодарить Майю Степановну за чрезвычайно интересное
сообщение.  Заседание  окончено.  Президиум  прошу  остаться.  И  вас,
товарищи Кремнева и Белов.
     ...По-видимому, предложение Майи Степановны об организации  сбора
фольклорных  материалов в районе Хирбета - Саммили очень своевременно.
Надо подумать о включении этого вопроса в план нашей экспедиции.
     Б е л о в. Экспедиции?
     Т а р а с ю к.  Да.  Я не успел объявить до заседания.  Вопрос  в
принципе  решен  Академией.  Главная  цель  - поиски новых саммилитов.
Теперь будет и еще одна - поиски  легенд.  Давайте  официально  примем
решение  о необходимости включить в экспедицию филолога-арабиста.  Кто
"за" - прошу голосовать. Против? Воздержавшихся нет?
     Д у д н и к о в. Есть!
     Т а р а сю к.  Так  и  запишем:  принято  единогласно  при  одном
воздержавшемся.

     После заседания  Григорий  привел  Матвея  и  Майю в институтский
музей и остановился у стены,  занятой огромной -  в  три  человеческих
роста  -  голубоватой калькой,  на которой виднелись какие-то странные
оранжевые штрихи.
     - Отойдите метров на пять, иначе не поймете! - сказал Тарасюк.
     Матвей и Майя послушались.  И как  только  они  отошли,  линии  и
штрихи  слились  в  сплошные  контуры.  На стене появилось целое стадо
бизонов - громадных крутошеих животных с тяжелыми головами.
     - Что это такое? - воскликнула Майя. - Раньше их тут не было!
     - Быки Саммили,  - коротко ответил  Григорий.  -  Прислал  Фернан
Гизе...
     - Слушайте!  - крикнула девушка.  - Я  думала  только  об  устных
преданиях.  Но  ведь  люди умели рисовать и двадцать и пятьдесят тысяч
лет назад!

                             Глава третья
                В ПЕСЧАНЫХ СТЕПЯХ АРАВИЙСКОЙ ЗЕМЛИ...

     ...Целый год потрачен даром. Целый год!
     Просто удивительно,  как ему могла прийти в голову  эта  бредовая
мысль  -  искать наскальные рисунки в Хирбете?  Разве он не знал,  что
узкая  долина,  зажатая  между  горами  и  пустыней,  была   настоящим
проходным  двором?  Кто  только  не побывал там в течение тысячелетий!
Египтяне и ассирийцы, хетты и персы, греки и римляне...
     Было бы  невероятным чудом,  если бы в пещерах Хирбета сохранился
хоть один  рисунок,  сделанный  рукой  человека  в  каменном  веке.  И
все-таки  год не потрачен даром.  Если бы он не приехал в Хирбет,  кто
знает, услышал бы он когда-нибудь об этих великолепных быках Саммили?
     Фернан еще   раз  окинул  взглядом  выпуклую  каменную  стенку  с
оранжевыми  линиями  и  штрихами,  сливающимися  в   силуэты   могучих
животных.
     "Что-то давно нет писем от Грегори,  - подумал он.  - Приедет или
не приедет? Или что-нибудь помешало?.. И Халид загостился у деда!.."
     Фернан посмотрел вниз.  Там,  у подножия плато,  виднелась рощица
финиковых пальм.  Среди зелени желтели домики. А сразу же за оазисом -
до самого  горизонта  -  безбрежный  океан  мелкого  песка  с  редкими
островками бурых колючих кустарников.
     И здесь,  на плато,  зелени почти нет.  Откуда ей быть,  если  на
протяжении  сотни километров журчит только один-единственный родничок.
Вот он льется по уступу скалы тонкой пульсирующей струйкой,  наполняет
круглую   каменную  чашу,  выдолбленную  чьими-то  добрыми  руками,  и
пропадает в расселине.
     Подняв ведро, Фернан направился к своей пещере.
     Собственно говоря, пещер в обычном понимании этого слова - таких,
например,  как  в  Пиренеях  или  в  том же Хирбете,  - здесь не было.
Древние жители плато обитали в нишах,  образованных у подножия скал  и
похожих на вытянутые в длину, узкие комнаты без наружной стены.
     Несколько настоящих пещер  было  только  в  Джаббаре  -  глубоком
ущелье,  когда-то  служившем  руслом  многоводной  реки,  пересекавшей
плато.  Но забираться так далеко пока не имело  смысла.  Сначала  надо
было исследовать скалы, примыкающие к роднику.
     Фернан вошел в облюбованную им нишу.  Стены  и  потолок  покрывал
толстый слой пыли, а кое-где и сажи. Очевидно, тут разжигали костры.
     Он взобрался на мостки из досок, положенных на два плоских камня,
и принялся расчищать стенку сверху вниз.
     Сначала Фернан работал металлическим скребком, но, когда до стены
осталось не больше сантиметра, пришлось взяться за губку.
     Он нагибался к ведру, окунал губку в воду, выжимал ее и осторожно
проводил  по стене.  Снова нагибался к ведру - и снова проводил мокрой
губкой по стене.
     Прошло полчаса,  и Фернан делал это уже почти машинально.  Вниз -
вверх, вниз - вверх, вниз - вверх...
     Солнце опускалось все ниже,  и в нише стало темновато.  Но Фернан
продолжал работать, пока не заметил, что трет стенку сухой губкой.
     Заглянул в ведро - пусто.
     Подойдя к  роднику,  он  услышал  слабый  незнакомый  звук.  Звук
доносился откуда-то снизу.
     Прислушался. Сомнений быть не могло - внизу раздавалось гудение и
чихание перегретого автомобильного мотора.
     Фернан бросился в палатку, схватил бинокль, подбежал к краю плато
и сразу же увидел машину.
     Маленький грузовичок застрял в песке в каком-нибудь километре  от
оазиса.  Возле машины копошился плотный мужчина в европейской одежде и
тоненький юноша с копной ярко сверкавших под солнцем золотистых волос.
     Фернан быстро  зашагал  по направлению к пальмам.  На ходу он еще
раз  приложил  к  глазам   бинокль.   Энергичные   движения   мужчины,
орудовавшего   лопатой  у  задних  колес  автомобиля,  показались  ему
знакомыми.
     - Грегори,  - закричал Фернан,  - ей-богу,  Грегори! - и побежал,
придерживая рукой болтающийся на груди бинокль.

     Несколько минут окрестности оглашались гулкими хлопками -  Фернан
и Григорий радостно колотили друг друга по спине.
     Потом француз вырвался из железных объятий Тарасюка и  с  улыбкой
проговорил:
     - Пустыня пустыней, а вежливость вежливостью!
     - Знакомьтесь,  пожалуйста,  -  с галантным полупоклоном произнес
Тарасюк. - Майя Кремнева - филолог. Фернан Гизе - покоритель недр!
     Фернан согнулся пополам и пожал маленькую Майину руку.
     - Не уверен, что вас ждет здесь какая-нибудь добыча. Рассчитывать
на памятники письменности в пещерах Саммили не приходится...  Впрочем,
- любезно добавил он,  - если филолог может оказаться здесь лишним, то
прекрасная девушка - никогда!
     Майя сделала реверанс,  а когда француз отвернулся,  показала ему
язык.
     Фернан обошел вокруг машины,  поковырял песок под колесами, потом
довольно   бесцеремонно   извлек   из   кабины  хозяина  грузовичка  и
скомандовал:
     - Все, кроме дам, за камнями!..
     Через полчаса машина въехала в оазис.

     - Прошу  в  шатер!  -  Фернан  гостеприимно  откинул  полу  своей
палатки.
     Вещи были сложены в одной  из  ниш.  Вдали  все  глуше  слышалось
тарахтенье грузовичка.  На западе, на фоне еще светлого неба, сверкала
Венера.
     - Не  надо в шатер,  - сказала Майя.  - Подумать только - вечер в
песчаных степях аравийской земли!  Пальмы,  оазис,  русла  исчезнувших
рек!.. Покажите нам лучше, чем вы тут занимаетесь?
     - Но вы, наверное, устали? - с сомнением произнес Фернан.
     - Успеем отдохнуть!
     - Тогда берите фонари, а то ничего не увидите!
     ...В нише стоял сизый полумрак.  Фернан осветил мостки,  скребок,
губку.
     - Сегодня я работал здесь. Но пока ничего не обнаружил...
     Григорий тоже зажег свой  фонарь  и  стал  рассматривать  стенки.
Светлый круг перескочил с одного угла в другой и...
     Вопль восторга раздался в  убежище:  в  желтом  кругу,  грациозно
подняв  переднюю  ногу  с маленьким острым копытцем,  стояла полосатая
лошадка - зебра,  а чуть поодаль,  из темной, еще не расчищенной части
потолка,  выглядывала  смешная  голова жирафа - с маленькими рожками и
пугливо настороженными ушами.
     - Это называется "ничего не обнаружил"! - воскликнула Майя.
     - Уже темнело,  и я действительно ничего  не  видел,  -  смущенно
пробормотал Фернан.
     - Великолепно! - крикнул с мостков Григорий. - Если такую красоту
можно  открыть  "нечаянно",  то  какие  открытия  можно  сделать здесь
"нарочно"!
     - Вы  еще  не  видели  самого  интересного,  -  скромно отозвался
Фернан. - Что вы тогда скажете?
     Он вышел из ниши, быстро зашагал вдоль большой скалы и неожиданно
скрылся из глаз. Майя и Григорий бросились за ним. Заметив луч фонаря,
протиснулись в узкую пещеру и остановились как вкопанные.
     На верхней части стены они  увидели  нарисованную  синей  краской
девушку  с  тяжелой волной струящихся по спине волос,  веселыми синими
глазами и тонкой юной фигуркой.  Узкими пальцами она держала зеркало в
круглой оправе с длинной прямоугольной ручкой.
     Кто она?  Когда жила?  Где теперь ее потомки?  Куда ушли из этого
загубленного песками и солнцем края?

     Теперь, когда этот рисунок известен любому образованному человеку
по  сотням  репродукций,  имеющихся  в  любом  музее,  синяя   девушка
воспринимается  таким же условным персонажем,  как Мадонна Рафаэля или
Даная Рембрандта.
     Но тогда - в черных скалах Саммили,  в жилище неведомого древнего
рода - она показалась им живой и  близкой.  Честное  слово,  никто  не
удивился  бы,  если  б  она  вдруг  сошла со стены и сказала:  "Добрый
вечер!.."
     Они долго смотрели на синюю девушку.  А потом в молчании вышли из
убежища.

                           Глава четвертая
                          ВСТРЕЧА С ЛЕГЕНДОЙ

     Майя еще некоторое время постояла у обрыва,  глядя, как две белые
фигурки становятся все меньше и меньше.
     Фернан и  Тарасюк  пошли  к  оазису,  неподалеку от которого были
когда-то найдены саммилиты.
     Майе тоже  нужно  было в оазис - не скалы же Саммили расскажут ей
древние предания. Но сегодня пришлось остаться.
     В последний раз помахав рукой Григорию, девушка пошла к палатке и
принялась за мытье посуды.  Самые неприятные вещи надо делать в первую
очередь!
     Она задумчиво терла песком чугунный котелок,  на котором  наросло
на палец сажи, когда невдалеке раздалось негромкое ржание.
     Майя вскочила на ноги и  увидела,  что  по  тропе  поднимаются  к
лагерю  два  человека,  ведя  в поводу двух прекрасных вороных коней -
таких она видела только на картинках.
     Путники приблизились,  и  один  из  них  -  белобородый  старик с
черными как смоль глазами - остановился,  с достоинством приложил руку
к груди и сказал:
     - Салям алейкум!  - И на  ломаном  английском  языке  добавил:  -
Многих счастливых лет тебе, молодая госпожа!"
     - Алейкум салям,  - ответила Майя.  И  продолжала  по-арабски:  -
Только я не госпожа, а товарищ. Я - русская. Россия! Москва!
     Путники недоверчиво смотрели на девушку.
     - Москва! - повторила она. - Советский Союз!
     - Спутник? - неожиданно по-русски произнес старик.
     - Спутник!  Спутник!  - обрадовалась Майя. - А вы дедушка Джафар!
Да? А ты - Халид! Мне рассказывал о вас Фернан Гизе.
     - Где сейчас господин Гизе?
     - В оазисе.  Он скоро вернется.  А  пока  будьте  моими  гостями.
Входите, отец! Входи, Халид!
     Покормив и  напоив  гостей,  Майя  решила  показать  им   находку
Фернана.
     Втроем они вошли в древнее убежище.  Низкое утреннее солнце  ярко
освещало темную стену, на которой проступал силуэт синей девушки.
     Старик подошел к самой  стене  и  дотронулся  сухими  коричневыми
пальцами  до  темного  камня,  как бы не веря своим глазам.  А мальчик
смотрел на Майю.
     - Тебе нравится каменная красавица? - спросила она.
     - Она похожа на тебя, - ответил мальчик.
     - Теперь  мне даже неловко повторять свой вопрос.  Но ты все-таки
скажи: тебе нравится каменная красавица?
     Мальчик промолчал.
     Майя поняла,  что он не хочет отвечать,  пока не высказал  своего
мнения старик.
     Но старик не спешил говорить.  Он опустился на каменный пол ниши,
вынул  откуда-то  из  лохмотьев  длинную  трубку,  набил  ее табаком и
глубоко затянулся. Время от времени он поднимал глаза к синей девушке,
а потом снова сосредоточенно дымил, уставившись себе под ноги.
     - Я живу семьдесят лет.  Мой отец жил восемьдесят лет. Отец моего
отца  жил  девяносто  лет.  Никто  из  нас  не  знал ничего о каменной
красавице.  Зверей на камне мы видели не раз - быков  видели,  больших
птиц видели,  коней видели...  Но о людях,  нарисованных на скале,  мы
ничего не знали.
     - Скажи,  отец,  -  спросила  Майя,  -  а  что ты слышал о людях,
которые жили тут до вашего племени?
     - Отец  моего  отца  пел мне песню о том,  что раньше здесь росла
высокая трава. Такая высокая, что всадник мог незамеченным подъехать к
быку и поразить его копьем.  А воды было столько,  что каждый мог пить
ее когда захочет и сколько захочет.  И мог напоить свои деревья и свое
поле. И было здесь людей видимо-невидимо. И все были счастливы...
     Старик снова замолчал.  Можно было подумать,  что он заснул, если
бы не клубы дыма, время от времени поднимающиеся над трубкой.
     - А куда ушли эти люди?
     - Ушла вода. А за водой ушла трава. И деревья, и поля, и птицы, и
быки, и люди...
     - А почему ушла вода?
     - Я  много  раз  спрашивал  об  этом  мудрых  людей.  Мне  всегда
отвечали,  что  жители  этой  земли прогневили аллаха,  и он превратил
плодородные земли в белый песок и черный  камень.  А  чем  прогневили,
никто уже не помнит...
     - Как же,  дедушка,  - вдруг заговорил Халид, - как же не помнит?
Разве не ты рассказывал мне про гигантов?
     - Это сказка,  а мы ведем беседу о  серьезных  вещах!  -  сердито
сказал  старик  и  принялся  ожесточенно выколачивать трубку.  - Когда
старшие беседуют,  младшие должны молчать,  - минуту спустя  проворчал
он.
     Майя видела,  что старик не расположен рассказывать.  Но не могла
же она отступать от цели!
     - Россия - большая страна,  -  негромко  проговорила  девушка.  -
Когда  в  Москве  ложатся спать,  на Сахалине уже идут на работу.  Вот
какая огромная моя страна... Есть в ней теплые моря и прохладные реки.
Есть  покрытые апельсиновыми рощами долины и горы со снежными шапками.
И я могла бы поехать в любое,  самое прекрасное место... Но я приехала
к вам - в Саммили!
     Майя мельком  взглянула  на  старика  и,   убедившись,   что   он
внимательно слушает, продолжала:
     - В моей большой  стране  живет  очень  много  людей  -  русские,
таджики,  армяне, якуты, чукчи и еще почти двести народов-братьев. И я
бы могла выучить прекрасный язык любого из них...  Но  я  выучила  ваш
язык. Я выучила в Москве ваш язык и приехала к вам в Саммили.
     Если бы ты спросил меня,  отец,  зачем я приехала,  я бы ответила
тебе: "За сказками". А если бы ты спросил меня: "Неужели в России мало
своих сказок?" - я бы ответила тебе:  "Много".  Но у каждого народа  -
свое сердце. У каждого сердца - своя память. Если хочешь узнать сердце
другого народа - узнай его сказки!
     Майя снова  взглянула  на Джафара и встретилась с его пристальным
взглядом.
     - Далеко ездить - большие деньги нужны, - произнес старик. - Твой
отец, молодая госпожа, наверное, очень богат?
     - У меня нет отца, - глядя в глаза старику, сказала Майя. - Когда
он был жив, все его богатство было в его голове. И в его душе. И в его
друзьях. А потом он пошел на войну. И его убили фашисты.
     Он спешил на помощь нашим друзьям - чехам.  У чехов есть красивый
старый  город  на  полноводной голубой реке.  Война уже кончалась.  Но
фашистам все еще не хватало человеческой крови. И они решили разрушить
этот  город.  Но  чехи  взялись  за  оружие,  чтобы  спасти свои дома,
построенные дедами и отцами.  С ружьями они пошли против  пушек.  Надо
было  помочь.  И  мой народ пришел на помощь.  Только не все вернулись
домой. Мне тогда не было и пяти лет...
     - Позволь  мне рассказать!  - прошептал Халид,  умоляюще глядя на
деда.
     Старик нахмурил седые брови,  положил сухую темную руку на острое
плечо мальчика и сказал:
     - Слушай, дочка!..

     В те дни,  когда по Арабской земле текла Великая река, окруженная
густыми лесами,  там жило могучее племя  гигантов.  Огромны  были  они
телом своим, но еще огромней - мудростью.
     Однажды решили гиганты завладеть самим солнцем. Воздвигли высокие
башни и стали взбираться на небо.
     Разгневался аллах и в ночной тьме поразил их ослепительным огнем.
И  низверг в преисподнюю - ниже дна морского.  И превратилась Арабская
земля в пустыню...
     У Майи  захватило дух.  Ведь это то же самое предание!  Предание,
двести лет назад записанное Иоанном Бейрутским...
     ...Вечером, во время ужина, она рассказала странную легенду своим
товарищам.
     - Представьте себе,  что мудрые гиганты - наши братья из космоса.
И их башни  -  звездные  корабли.  И  штурм  неба  -  отлет.  И  столб
раскаленных  газов  из  дюз.  И оглушительный рев двигателей.  И наших
далеких предков, из черной ночи наблюдающих эту картину...
     - Узнаю  птицу  по  полету,  филолога - по воображению!  - устало
отшутился Фернан.  - Вы не обижайтесь -  у  каждого  своя  работа.  Но
все-таки не верится,  чтобы какая-нибудь важная истина могла храниться
тысячелетиями в таком несовершенном хранилище, как сказка. Сказка - не
рукопись и даже не рисунок...
     - Я не обижаюсь,  -  задумчиво  сказала  девушка.  -  Послушайте,
Фернан,  вы  не знаете,  почему ущелье Джаббар называется именно так -
"Джаббар"?
     - Не знаю. А что?
     - На одном  из  североафриканских  диалектов  "джаббар"  означает
"гигант"...
     - А Гибралтар в древности назывался Геркулесовыми столбами!  Ну и
что дальше?
     - Что дальше?  А дальше я  хотела  спросить  вас,  знаете  ли  вы
песенку про шимпанзе?
     - Вроде бы нет, - улыбнулся Фернан.
     - Ну, так слушайте!

                     Говорят, что шимпанзе
                     Можно научить,
                     Чтоб совсем, как человек,
                     Стал он есть и пить,
                     Отличать от водки ром,
                     В ванне мылом мыться,
                     Чистить зубы перед сном,
                     И наутро бриться,
                     И читать, и рисовать,
                     И делить, и множить...
                     Одного лишь он - мечтать -
                     Ну никак не может!
                     Из-за мелкого совсем
                     Этого изъяна
                     Шимпанзе - не человек,
                     А только обезьяна...

                             Глава пятая
                         И СКАЗАЛИ ГИГАНТЫ...

     Отъехав от  лагеря  километров  десять,  Майя  с Халидом услышали
рокот мотора - низко над ними прошел  вертолет.  Он  сделал  круг  над
плато, еще раз прошел над всадниками и полетел в сторону лагеря.
     - Кто бы это мог быть? - спросила Майя.
     Халид только   помотал   головой.  Он  никогда  раньше  не  видел
вертолета.
     "Может быть,  в лагере что-нибудь случилось?  Не вернуться ли?" -
подумала девушка.  Но потом решила,  что  за  час,  который  прошел  с
момента их отъезда, ничего особенного произойти не могло.
     И она снова тронула каблуками коня,  который перешел  на  крупную
рысь. Впереди метрах в десяти скакал Халид.
     Солнце еще не встало,  но готово  было  показаться  с  минуты  на
минуту и согнать утреннюю прохладу.
     Все-таки они успели добраться до ущелья раньше, чем солнце начало
припекать по-настоящему.
     Трудно было представить,  что эту мрачную расщелину между черными
скалами  некогда  наполнял  хрустальный  блеск воды,  мертвые каменные
склоны покрывала сочная зелень трав и деревьев,  а воздух был  настоен
ароматами влажной земли и цветов. Казалось, что здесь во веки веков не
существовало ни малейших признаков жизни, что здесь не наша планета, а
Луна или астероид.
     Майя проехала вдоль ущелья километра два и снова вернулась к  его
началу - туда, где, по словам Халида, находились пещеры.
     Пещер здесь  было  много,  гораздо  больше,  чем  возле  скалы  с
"быками". Только на западной стороне ущелья Майя насчитала шестнадцать
ниш и одиннадцать глубоких укрытий - они  походили  уже  на  настоящие
пещеры.
     Особенно понравилась Майе одна пещера - самая  глубокая  и  самая
обширная.  Подняв  руку,  она  не могла дотянуться и до половины стены
огромного каменного зала.  Вход был расположен  с  южной  стороны,  и,
несмотря  на  трехметровый коридор,  отделявший зал от входа в пещеру,
здесь было довольно светло.
     - Может  быть,  гигантами  раньше  называли эти две горы?  - Майя
показала  на  два  утеса,  сторожившие  вход  в  ущелье,  -   высокие,
изрезанные глубокими морщинами.
     - Не знаю, - отозвался мальчик. - У этих скал нет имени.
     Она остановилась  у  входа  и  поглядела  на  восточную,  пологую
сторону ущелья. Здесь скалы были выветрены и разрушены гораздо больше.
Ветер, который на противоположном берегу несколько задерживался крутой
грядой скал, хозяйничал здесь много тысяч лет безраздельно.
     Обследовать все  эти  выемки  и  пещеру?..  Такое под силу только
большой,  хорошо оснащенной экспедиции.  Даже если бы сюда приехали  и
Фернан и Григорий - все равно им понадобились бы годы...
     Все это Майя отлично понимала.  Но вместе с тем у нее было  такое
чувство,  какое бывает у рыбака, когда он впервые забрасывает спиннинг
в незнакомую речку и сквозь темную толщу воды "видит" громадную  щуку,
устремившуюся  к блесне.  Точно так же "видела" сейчас Майя остроносый
межзвездный корабль, изображенный на скалах мрачного ущелья.
     Ей самой   было   смешно,  но  честное  слово  -  она  не  только
чувствовала,  что здесь ее ожидает замечательное  открытие,  она  даже
"знала", где именно произойдет это открытие!
     Майя неторопливо  осмотрела  огромный  зал.   В   столбе   света,
пересекавшем  коридор,  сверкали песчинки.  Они были так малы и легки,
что не видно было,  как  они  оседали.  Но  каменный  пол  был  покрыт
толстым, слежавшимся слоем песка.
     Толстый налет пыли  покрывал  и  стены.  Копоти  не  было  видно.
Наверное,  вода  ушла  из  ущелья  очень  давно,  тысячи лет назад,  и
человеку нечего было делать здесь,  среди мертвых  камней.  Если  люди
попадали в Саммили, они останавливались поближе к роднику.
     Но тогда,  когда в Джаббаре  журчала  река  и  шелестели  тяжелые
листья,  а по ночам раздавался лай собак и рев голодного льва,  - в те
времена люди не могли не использовать для жилья такого  замечательного
естественного укрытия, как эта пещера!
     Майя решила,  что очистку надо начинать с северной стены, так как
на нее падает больше света. Чем больше девушка смотрела на желто-бурую
кору,  покрывавшую черный камень, тем больше охватывала ее уверенность
в том, что ключ к тайне находится именно здесь. Нетерпение ее было так
велико,  что  она  вытащила  нож  и  начала  скоблить  эту  кору.   Но
"штукатурка"   почти   не  поддавалась.  И,  устыдившись  собственного
нетерпения и варварства, Майя спрятала нож.
     Халид помог  Майе  втащить в пещеру четыре кожаных мешка с водой,
каждый литров на восемь, - на день должно хватить.
     Майя налила  воду в пластмассовое ведро,  бросила туда капроновую
щетку и губку,  плотно закрыла ведро крышкой, чтоб не испарялась вода,
и  в  раздумье  остановилась перед стеной.  По всем правилам,  которые
объяснил ей Фернан, надо начинать с потолка или хотя бы с самого верха
стены.  Иначе  можно  повредить  нижние  "ярусы":  если внизу окажется
рисунок, на него будет сыпаться пыль и течь вода.
     Но как  добраться  до  потолка?  В  низких  пещерах до него можно
дотянуться рукой,  а  здесь?  Лестниц  в  лагере  нет.  Чтобы  сделать
подставку,  нужны  доски,  а дерева здесь тоже нет.  Пальмы у большого
источника она не тронула бы ни за какие сокровища древности.
     "Когда-то здесь,  может быть,  тоже было вдоволь леса, - подумала
Майя. - Вырубили лес, и стала пустыня".
     Сначала девушка  решила  притащить  в  пещеру  несколько  камней,
сложить из них горку и на ней работать.  Попробовала вместе с  Халидом
сдвинуть с места первую же подходящую глыбу. И сразу поняла, что у нее
уйдет целый день только  на  эту  работу.  А  ведь  горку  надо  будет
передвигать!
     А что, если начать прямо с того места, до которого можно достать?
И  если на стенке что-нибудь обнаружится,  можно будет сделать карниз,
хотя бы из глины. Тогда вся вода и грязь сверху стекут по карнизу и не
испортят стенку внизу...
     Халид одобрил этот план.  Он сказал,  что  знает  в  ущелье  одно
место, где есть глина.
     Они спустились на каменное дно бывшей реки,  и недалеко от пещеры
Халид  показал  Майе  синее  пятно  на земле.  Девушка размяла в руках
кусочек глины - он был мягким и вязким.
     Они захватили с собой несколько больших кусков к пещере. Там Майя
замесила  глиняное  тесто  и  прилепила  к  стенке  небольшой  карниз,
вогнутый,  как  желоб.  Потом  налила  в  него  полстакана воды.  Вода
скатилась вдоль карниза, даже не просочившись по стенке.
     Халид гордо поглядел на замечательную конструкцию.
     - Теперь  ты  можешь  спокойно  мыть  камень,  -  с  достоинством
произнес он. - А когда кончим внизу, придумаем еще что-нибудь!
     - Спасибо,  Халид!  - Майя ласково потрепала его короткие  черные
волосы,  жесткие,  как капроновая щетка.  - Ты молодец!  Давай сделаем
так:  я буду смывать песок там,  где тебе не достать, а ниже и до пола
будешь  работать  ты.  А  пока  я  расчищу  стенку сверху,  ты успеешь
съездить еще разок за водой.
     Халид радостно кивнул и побежал к коню.
     А Майя подвинула ведро к углу пещеры, вынула из него мокрую щетку
и  принялась  короткими  сильными  движениями  тереть  бурую кору чуть
повыше своей головы.
     В углу  было  гораздо  темнее,  чем  напротив  входа.  Майя часто
останавливалась,  пристально вглядываясь в расчищенный  слой.  Он  был
чуть светлее, чем остальная стена.
     Она решила не расчищать какое-нибудь одно место сразу до камня, а
постепенно  смывать  один  слой  за  другим.  Пусть получится площадка
длиной хотя бы метра в два - "плацдарм" для Халида.
     Дело подвигалось  довольно  быстро,  бурая кора легко разрушалась
щеткой,  как только намокала.  Можно было бы работать еще быстрее,  но
девушка  боялась  сильно  увлажнять  "штукатурку",  чтобы не повредить
изображений, которые могли находиться под ней.
     Майя не  очень-то  рассчитывала  найти  рисунок в углу.  С самого
начала ей казалось,  что корабль должен быть изображен прямо  напротив
входа.  Но  было  как-то  очень  страшно сразу увидеть пустую стену на
самом "лучшем" месте.
     К приезду  Халида  она  расчистила  длинную  полосу высотой около
метра.  Каменная  стена  под  корой   оказалась   черной,   блестящей,
совершенно чистой.
     "Так и знала",  - подумала Майя и все-таки очень огорчилась.  Она
как-то  сразу  представила себе,  как они с Халидом счистят всю кору и
все стены окажутся такими же черными,  блестящими и  нетронутыми,  как
эта...
     Когда вернулся Халид, они, наскоро закусив хлебом с сыром и выпив
кофе  из  термоса,  стали  работать вдвоем.  Мальчик был понятлив.  Он
тратил мало воды и тер "штукатурку" очень осторожно.
     После обеда прошло всего часа полтора, но Майя почувствовала, что
больше не может тереть эту проклятую стенку.  Пока она  стояла  прямо,
было еще ничего,  хотя руки дрожали от напряжения,  но когда надо было
нагнуться, спину ломило так, словно ее весь день били по позвоночнику.
     Она легла прямо на пол и сказала Халиду:
     - Надо кончать, я устала.
     - Отдохни!  -  ответил  мальчик.  -  Ты отдохни,  а я ведь только
начал!
     До темноты было еще часов пять-шесть, и Майя согласилась.
     Полежав с полчаса,  она поднялась и снова взялась  за  щетку.  Но
теперь работа шла очень медленно, и Халид постепенно нагонял Майю.
     Скоро весь угол  до  того  места,  на  котором  она  стояла,  был
освобожден от "штукатурки".
     Вдвоем они уселись напротив очищенной черной стены.
     - Ты не думай!  - серьезно,  как взрослый,  произнес мальчик. - В
темном углу никто и не вешает картин.  Картину вешают там, где светло.
- Он вскочил и, отойдя немного в сторону, дотронулся до стены там, где
кончила работать Майя. - Вот здесь уже можно вешать... Ты веришь?
     - Верю! - устало, но твердо проговорила девушка.
     Халид схватил ведро и снова принялся ожесточенно счищать песок.
     - Не торопись! - крикнула Майя. - Не спеши!
     Халид ничего  не  ответил,  даже  не  повернул  головы,  но  стал
работать осторожней.
     В пещере стало темней - солнце ушло далеко на  запад.  Надо  было
кончать.
     - Пошли,  Халид! - сказала Майя. - Нельзя возвращаться поздно - в
лагере будут беспокоиться.
     Она подошла к расчищенной мальчиком полосе,  взяла его за плечи и
отодвинула от стены, блестевшей каплями влаги.

     ...Халид сразу же пустил своего коня в галоп, но Майя крикнула:
     - Подожди!
     Халид удивленно посмотрел на девушку:
     - Устала?
     - Устала. Очень жарко у вас. Даже в пещере.
     Они поехали рядом.
     - Слушай,  Халид,  мне нужно приезжать сюда каждый день. Но одной
мне не справиться.  А мои друзья не хотят работать в Джаббаре.  Они не
поверили в рассказ дедушки Джафара...
     - Ты думаешь, гиганты жили в Джаббаре? - спросил мальчик.
     - Не знаю.  Но недаром же ущелье названо именем гигантов?  А если
они жили в  ущелье,  то  почему  бы  им  не  нарисовать  на  стенке  в
какой-нибудь пещере не только быков и жирафов,  не только своих сестер
и дочерей,  но и башню, по которой они хотели добраться до солнца? Что
скажешь, Халид?..
     Мальчик ответил не сразу.
     - Ну  что  же  ты  молчишь?  Тоже,  как Фернан,  считаешь все это
сказкой?
     - Нет!  -  сказал  наконец Халид.  - Разве это сказка,  что здесь
раньше текли реки, паслись быки и летали птицы? Все это правда.
     И он опять замолчал.
     - А гиганты? - спросила Майя. - Ты веришь в гигантов?
     - А  почему  господин  Фернан  не верит?  - не отвечая на вопрос,
спросил мальчик.
     - Он  говорит,  мало  ли  что можно придумать.  Он говорит,  надо
больше работать и меньше выдумывать. Вообще он смеется надо мной!..
     Черные глаза Халида сверкнули.
     - Я скажу, что хочу ездить с тобой. Я помогу тебе найти башню!
     Он ударил пятками коня и пустился вскачь,  но метров через двести
остановился.
     Когда Майя поравнялась с ним, Халид, наклонившись к девушке, тихо
сказал:
     - Дедушка  моего  дедушки  рассказывал,  что  один  раз сам видел
гиганта! Только не объяснил, где он его видел...
     - А может быть,  он объяснил,  но это тайна?  - серьезно спросила
Майя.
     - Нет,  не  объяснил...  Зато  он  рассказал  дедушке,  как  люди
провожали гигантов.  И я хочу,  чтобы ты знала об этом.  Только ты  не
пиши, - попросил он, увидев, что Майя достала карандаш и блокнот. - Ты
запомни, это очень просто.
     "...Перед тем  как  взойти  на  башни,  спросили  гиганты  людей,
которые собрались со всего света, что хотели бы люди получить от них в
подарок?
     И сказали люди: оставьте нам вашу мудрость.
     И сказали гиганты: чужой мудростью не проживешь.
     И сказали люди: оставьте нам вашу силу.
     И сказали гиганты: вы употребите ее во зло.
     И сказали люди: что вы оставите нам?.."
     - Постой!  - крикнула Майя.  - Постой!  Слушай меня, Халид! "...И
сказали гиганты:  самую  высокую  вышину  и  самую  глубокую  глубину,
полночную звезду,  день, равный ночи, и священное число..." Правильно,
Халид?
     Мальчик с  величайшим  изумлением  глядел  на Майю.  Глаза его от
волнения заблестели еще ярче,  на смуглых скулах проступил румянец. Он
не мог вымолвить ни слова.
     - И священное число, - повторила Майя.
     - А дальше? - тихо произнес мальчик.
     - "И спросили предки..."
     - Нет, "и спросили люди", - поправил ее Халид.
     - "И спросили люди: какое это число?.."
     - И что ответили гиганты? - прошептал Халид.
     - А ты знаешь?
     Халид удивленно посмотрел на девушку:
     - Я никогда не слышал про священное число.

     Всю дорогу Майя не произнесла  больше  ни  слова.  Она  думала  о
таинственных кладах в человеческой памяти.
     Могучие потоки  времени  размывают  гранит  исторических  фактов,
превращая  его  громадные  глыбы в зыбкий песок преданий и легенд.  Но
геологи,  исследовав  песок,  могут  узнать,  из   какого   камня   он
образовался.  Почему  же  нельзя  по  крупицам  преданий  восстановить
события?
     И сама себе отвечала: "Можно!"
     ...Еще издали они увидели вертолет.  Он стоял на  земле  рядом  с
большой скалой - той самой,  в которой были пещера с зеброй и жирафом,
найденными Фернаном.  А на самой скале чернела маленькая  человеческая
фигурка.
     Когда Майя и Халид подъехали ближе,  незнакомец слез со скалы  и,
сняв шляпу, представился:
     - Уильям Смит, Лайкский университет.
     Майя спрыгнула с коня и назвала свое имя.
     - Вы  любите  прогулки  верхом?  -  любезно  осведомился  молодой
человек.
     - Я люблю ходить на лыжах, мистер Смит!
     - Зовите меня просто Вилли, - предложил, улыбаясь, приезжий.
     - А вы меня -  просто  Майя...  Простите,  сейчас  я  должна  вас
покинуть - устала!
     Не заходя в свою палатку, она направилась к Тарасюку. Тот сидел с
Фернаном у спиртовки, на которой булькал маленький кофейник.
     - Присаживайся!  - Григорий поднялся,  освобождая для Майи  самое
удобное место на кошме. - Далеко ездила?
     - Далеко,  даже ноги болят с непривычки. Я нашла чудное местечко.
Такие пещеры!.. А что это за Смит?
     Тарасюк пожал плечами:
     - Экспедиция  в  составе  одного человека.  С легкой руки Матвея,
полмира  заинтересовалось  камешками  из  Саммили.   Конкуренты,   так
сказать... Но парень он, кажется, ничего себе... А как твои пещеры?
     - Какие пещеры?  - вмешался Фернан.  - Джаббар?  Напрасно! Нельзя
распылять силы!
     - Вот я и говорю,  - подхватила Майя,  -  зачем  распылять  силы?
Давайте лучше все вместе работать в Джаббаре! Я брошу свою филологию и
буду вашей рабыней, Фернан! И Вилли позовем!
     - Хватит об этом, - сердито сказал Фернан. - Я на вас не посягаю.
У мистера Смита тоже своя программа.  Ему поручено собрать пробы  чуть
ли не с каждого квадратного метра плато... Мы с Тарасюком не сдвинемся
с места! Вы согласны, Грегори?
     Тарасюк кивнул. И, усмехнувшись, проговорил:
     - Сейчас она вам опять про шимпанзе споет....
     - Не надо петь!  - Фернан поднял руку.  - Я все понимаю. Если вам
скучно одной, я скажу Халиду, чтоб он работал с вами. Договорились?

                             Глава шестая
                              ВЕРТИКАЛЬ

     Майя и  Халид стремглав бросились к стенке пещеры и,  остолбенев,
остановились  перед  ней:  черное  поле  очищенного   накануне   камня
пересекала яркая желтая вертикаль.
     Майя в недоумении посмотрела на мальчика, мальчик - на Майю.
     - Неужели  мы  могли вчера не заметить этой черты?  - воскликнула
девушка.
     - Неужели  кто-нибудь мог прийти сюда позже нас?  - тихо произнес
Халид. - Этого не может быть!
     Они молча стояли перед загадочной желтой чертой.
     - Я, кажется, догадалась, в чем дело! - проговорила наконец Майя.
     Она вытащила  из  сумки  губку,  намочила  ее и провела по черте.
Желтая черта стала бледнеть и почти совсем исчезла.  Через  пять-шесть
минут стена высохла, и яркая вертикаль снова пересекла черное поле.
     Халид смотрел на магическую черту затаив дыхание.
     - Она больше не пропадет? - спросил он.
     - Не бойся,  - засмеялась девушка.  - Теперь все в  наших  руках!
Сейчас мы узнаем, что здесь нарисовано!
     Она азартно принялась за работу.  Вертикаль  проходила  у  самого
края расчищенной полосы - там,  где Халид тер в самый последний момент
вчера вечером. Теперь надо было расчищать дальше.
     Со всей  осторожностью,  действуя  только  губкой  и лишь в самом
верхнем слое прибегая к щетке,  Майя обнажала черный камень справа  от
черты. Халиду она не разрешила даже приблизиться к этому месту, отведя
ему участок с другой стороны.
     Прошло часа два,  но на стене не появлялось ничего нового.  Среди
черного поля ярко светилась одна желтая,  как  тонкий  солнечный  луч,
черта. И больше ничего - ни слева, ни справа.
     Халид каждые десять минут бросал свой угол и  не  дыша  стоял  за
спиной у Майи, не сводя глаз с медленно двигавшейся губки.
     - А что,  если пойти по черте?  - подумала вслух девушка.  - Ведь
должна же она где-то окончиться или повернуть куда-нибудь?
     - Можно, я? - крикнул из своего угла Халид.
     В голосе  его  была  такая  мольба,  что  Майя скрепя сердце дала
разрешение.
     Первое время  она  то  и  дело  поглядывала  на Халида.  Но скоро
убедилась,  что мальчик вполне освоился.  Его движения были так легки,
что Майя спокойно занялась другим участком.
     Когда Халиду надо было снять последний перед камнем  слой  корки,
он позвал Майю.
     - Я боюсь - она исчезнет,  - прошептал  мальчик,  передавая  Майе
свою губку.
     Она взяла его губку в одну руку,  свою - в другую и мягко провела
ими по тончайшей песчаной пленке.
     Вертикаль продолжалась.  Вначале  она  была  тусклой,  но  вскоре
засверкала так же, как в верхней части обнаженной полосы.
     Через час они очистили стену примерно на метр от желтой  черты  и
не обнаружили никаких рисунков.  Вниз вертикаль шла до пола. Возможно,
что она продолжалась и дальше,  ведь добраться до каменного дна пещеры
было  не  так-то  просто - он был накрыт толстой подушкой слежавшегося
песка. Тут щетки и губки помочь не могли.
     Оставался один  выход - проследить эту желтую линию выше,  вплоть
до самого потолка.
     Но даже  Фернанова  роста  в этой пещере было бы недостаточно.  А
Майя и вовсе еле доставала  до  середины  стены,  даже  поднявшись  на
цыпочки.
     - Что же делать, Халид? Придумай что-нибудь!
     Халид постоял минуту, глядя себе под ноги, и бросился к выходу из
пещеры.
     Майя не успела даже спросить, куда это он.
     Неожиданно в пещере потемнело. И в ту же секунду со стороны входа
послышалось недовольное фырканье. А еще через несколько минут взмокший
от напряжения Халид втащил в каменный зал вороного коня.
     Майя с восторгом смотрела на мальчика.
     Тот невозмутимо поднял с пола капроновую щетку,  вскочил коню  на
спину и как ни в чем не бывало попросил:
     - Дай, пожалуйста, ведро.
     Поставив ведро на спину вороного, он принялся тереть стену мокрой
щеткой под самым потолком.
     Запрокинув голову,  Майя  смотрела на удлиняющуюся полосу черного
камня.  Халид уже расчистил метра два,  а под бурой корой  оказывалась
все та же черная стена без малейших следов охры.
     Значит, вчерашняя  линия  не  была  вертикалью?  Значит,   где-то
наверху она должна уйти в сторону? А может быть, она просто оборвется,
исчезнет?
     - Попробуй правее! - крикнула девушка. - На метр правее!
     - Сейчас! - отозвался мальчик и легонько похлопал коня по точеной
шее.
     Конь сделал два осторожных шага вперед.
     - Слушай,  Халид!  - сказала Майя.  - Ты же просто умница!  Когда
подрастешь - станешь знаменитым  ученым,  если  будешь  учиться.  Тебе
обязательно нужно учиться!
     - Дедушка обещал послать меня  зимой  в  Эль-Кабир,  -  промолвил
мальчик. - В Эль-Кабире есть настоящая школа.
     - А потом приезжай в Москву, в университет!..
     - Тише!.. - раздался сверху шепот. - Вижу краску!
     - Осторожно! Ради всего святого, осторожно! - крикнула Майя.
     - Будет лучше,  если сейчас ты будешь наверху,  а я буду внизу, -
прошептал Халид.  - Мне очень не хочется спускаться,  но я думаю,  что
так будет лучше.
     Они поменялись   местами,   и   Майя   несколько   минут   только
покачивалась на спине вороного, стараясь удержать равновесие. Но потом
освоилась и начала смывать пленку песка и пыли,  сквозь которую тускло
просвечивала желтая черта.  Скоро стало видно, что это - не вертикаль.
Желтая  линия  изгибалась:  один  ее  конец  уходил  вниз,  а   другой
поворачивал направо.

     Давно прошло время обеда, а они даже не вспомнили о нем.
     Каждые полчаса  Халид  и  Майя  менялись   местами,   и   влажная
капроновая  щетка  шла  и шла дальше по толстой охристой черте.  Яркая
линия отклонялась вправо - и щетка  отклонялась  вправо;  потом  черта
вдруг  поворачивала вверх - и щетка шла вверх.  Словно гончая по следу
зверя.
     Когда две  расчищенные  полосы  - нижняя и верхняя - встретились,
Майя  спрыгнула  вниз  и  несколько  минут  пристально   смотрела   на
причудливую  извилистую  линию,  высоко  под  потолком  скрывшуюся под
грязно-бурую корку.
     Потом достала блокнот и зарисовала эту странную линию.
     Халид стоял у нее  за  спиной  и  смотрел  на  кончик  карандаша,
повторяющий узор, открытый ими и неведомый никому, кроме них.
     - Как ты думаешь,  - спросила девушка,  - куда пойдет эта  черта?
Наверх? Вниз? Направо?
     Мальчик молчал.
     - Завтра  увидим!  Завтра  все  увидим  собственными  глазами!  -
воскликнула Майя. - А сейчас надо ехать. Скоро начнет смеркаться.
     - Давай никуда не уезжать!  - предложил Халид.  - Давай останемся
здесь. Я совсем не устал. Я могу работать всю ночь!
     - Еще заснешь и свалишься с коня, - засмеялась девушка. - А что я
смогу без тебя сделать? Ничего! Придется потерпеть до завтра!

     Вернувшись в лагерь, она зашла к Григорию:
     - Пойдем подышим свежим воздухом на ночь!
     Тарасюк рассмеялся:
     - А то его днем не хватает!
     Они вышли из палатки и медленно зашагали к роднику.
     - Что слышно с саммилитами? - спросила девушка.
     - Начал раскопки. В районе старых колодцев...
     - Послушай,  Григорий, - промолвила Майя, - ты никогда не слыхал,
чтобы жители каменного века делили свои пещеры,  ну,  скажем,  на  две
части?
     - То есть как это - делили? - не понял Тарасюк.
     - Не ширмой, конечно. Ну, например, чертой на стене?
     - А почему ты спрашиваешь?  - Тарасюк  недоверчиво  покосился  на
Майю.
     - Просто так, пришло в голову.
     Григорий пожал плечами. Вечно у нее разные фантазии.
     - Спроси у Фернана.  Он о каменном веке знает  больше,  чем  сами
неандертальцы...
     Они повернули назад и,  когда подошли к скале с "синей девушкой",
услышали над собой тихий треск. Темная фигура виднелась наверху, прямо
над пещерой.
     - Чего не спишь? - крикнул Григорий по-английски.
     - Хелло,  Тарасюк!  -  откликнулись  сверху.  -  Как  гуляется  с
девушками?
     - Упорный  парень  этот  Вилли!  -  сказал  Тарасюк.  -  Он  тебе
нравится?
     - Парень как парень,  - ответила Майя.  - А что он все лазает  по
скалам и чем там трещит?
     - Берет пробы, ты же знаешь.
     - А почему в темноте?
     - А он работает и днем и  ночью.  Полезли  к  нему?  -  предложил
Тарасюк.
     Они вскарабкались  по  неровному,  покрытому  крупными  трещинами
камню и,  стараясь двигаться как можно тише,  подошли почти вплотную к
Смиту.
     Тихонько насвистывая какую-то незнакомую мелодию,  Вилли медленно
крутил рукоятку сверла.
     - Подходите,  подходите! - не оборачиваясь, проговорил он. - Тоже
мне пинкертоны!
     - Покажите, что вы тут делаете, - попросила девушка.
     Смит выпрямился и посветил фонариком  себе  под  ноги.  В  черном
камне  виднелась  небольшая  круглая  лунка.  В двух-трех шагах от нее
чернела еще одна.
     - Зачем вам два образца с одного места? - спросил Тарасюк.
     - Во-первых,  не два,  а десять,  - со вздохом объяснил  Вилли  и
направил луч фонаря в сторону.
     Майя и Григорий увидели целую шеренгу круглых лунок, пересекавших
скалу.
     - А  во-вторых,  такова  инструкция,  которую   я   получил,   от
университетского  начальства.  Прошу извинить:  сегодня я должен взять
здесь еще одну пробу. А завтра полечу по другим точкам.
     Он поднял  буровую машинку,  отмерил три шага от того места,  где
стоял, и Майя снова услышала беспокойный треск сверла.
     За ужином  Майя  протянула  Фернану  листок  бумаги  со  странной
извилистой линией.
     Фернан бросил  быстрый  взгляд  на  Халида.  Мальчик  невозмутимо
намазывал на хлеб аккуратный слой масла.  Он  был  полностью  поглощен
этим интересным занятием, с которым познакомился совсем недавно.
     - Ну,  что же вы?  - нетерпеливо произнесла девушка.  -  Что  это
напоминает вам?
     Фернан мельком взглянул на листок и пожал плечами:
     - За столом не принято...  Но, если мадемуазель настаивает... Мне
это напоминает червяка. Прошу вас, Грегори!
     Тарасюк повертел листок в руках и солидно заявил:
     - Знаменитая    картина    абстракционистов    "Летнее     утро".
Поглядите-ка, Вилли.
     Смит внимательно поглядел на рисунок и, ни слова не говоря, начал
перерисовывать его себе в блокнот.
     Неожиданно Фернан протянул свою  длинную  руку,  выхватил  листок
из-под носа у Вилли и положил перед собой,  но неправильно - так,  что
вместо вертикали получилась горизонталь.
     Майя засмеялась.
     Фернан резко повернул листок,  с минуту, прикусив губу, глядел на
него, а потом быстро спросил Майю:
     - Разыгрываете?
     - Нет! - улыбаясь, ответила девушка.
     - Если не разыгрываете, то скажите, где вы это нашли?
     Майя отрицательно покачала головой.
     - А что вы подумали,  Гизе?  - спросил Вилли,  отложив в  сторону
бутерброд с ветчиной. - Разве это на что-нибудь похоже?
     - Ну,  что касается вас или мадемуазель,  - Фернан взглянул  Майе
прямо в глаза,  - то, конечно, вы здесь бессильны. Но вот Грегори меня
удивляет. Все-таки археолог - значит, немножко художник!
     Тарасюк еще раз взял в руки листок.
     Переглянулся с Фернаном.
     - Ну? - поощрительно произнес Смит.
     - Фернан думает,  что это  похоже  на  горб  верблюда,  -  сказал
наконец Григорий, показывая на самую верхнюю часть линии. - Или, может
быть, на человеческое плечо?
     Фернан молчал.
     Все трое, повскакав со своих мест, обступили Майю.
     - У  меня  к  тебе один-единственный вопрос,  - медленно произнес
Григорий. - Какой величины это изображение?
     Майя спокойно жевала финик.
     - Никакой! - проговорила она небрежно. - Просто я вас разыграла!
     Тарасюк погрозил ей кулаком.
     Фернан развел руками: "А что я говорил?"
     Вилли подозрительно взглянул на девушку, но промолчал.

                            Глава седьмая
                           СОШЕДШИЙ С НЕБА

     Лиловые длинные  тени  еще  тянулись  от  скал,  а  ущелье   было
наполнено  сумраком,  когда  девушка  и  мальчик  вошли в свою пещеру.
Изгибающаяся черта едва светлела на черном фоне стены.
     - Если Фернан прав,  - прошептала Майя,  - то где-то здесь, - она
осторожно постучала пальцем о неровную  бурую  стенку  метрах  в  двух
справа  от вертикали,  - где-то здесь должна проходить еще одна линия,
тоже вертикальная...
     Теперь они  стояли на спине у лошади вдвоем и терли,  терли,  без
конца терли бурую стенку мокрыми губками.
     Там, снаружи,  солнце поднималось все выше.  В пещере становилось
все светлей.  А Майе казалось, что начинает светиться весь тонкий слой
песчаной "штукатурки". Еще одно движение щетки, еще один мазок влажной
губкой - и новая ярко-желтая полоска появилась на стенке пещеры.
     - Подожди! - крикнула Майя. - Мы испортим низ! Опять нужна глина!
     Халид слепил еще один карниз над только  что  открытой  чертой  и
снова забрался на круп вороного.
     Конь, должно быть,  устал  стоять  на  одном  месте  и,  не  смея
сдвинуться, медленно переступал с ноги на ногу. Майю качало при каждом
его движении, но она не замечала этого. Она шла по следу!
     Желтая дорожка  краски  некоторое  время  вела  ее вправо,  вдоль
потолка, потом мягко закруглилась и пошла вверх. Потом влево и перешла
в огромную окружность.
     Майя, не замечая ничего вокруг и даже не задумываясь над тем, что
возникает  перед ее глазами,  продолжала тереть жесткую пыльную корку,
смывая песок, открывая все новые линии, штрихи и пятна, горевшие яркой
желтой краской среди мертвого камня пещеры.
     Халид, не поднимая головы, самозабвенно очищал нижнюю часть стены
метрах в полутора от пола. Со стенки сыпалась пыль...
     Сколько прошло времени - два часа или двенадцать часов,  - они не
знали.
     Было уже или,  вернее,  еще совсем  светло,  по  крайней  мере  в
центральной   части   зала,  когда  они  пришли  в  себя  от  громкого
восклицания, неожиданно раздавшегося у входа.
     Майя вздрогнула и, обернувшись, увидела Вилли.
     Глаза у него были широко раскрыты.
     Когда Майя спрыгнула на землю,  Вилли уже исчез. Мгновение спустя
он снова появился в пещере, с киноаппаратом.
     - Поздравляю вас!  - взволнованно и торжественно произнес Смит. -
Поздравляю вас с портретом космонавта!..

     Только сейчас в первый раз Майя смогла охватить взглядом огромный
желтый силуэт на черной стене.
     Круглый, как у водолаза,  шлем с  двумя  круглыми  иллюминаторами
увенчивал  могучий  торс  гиганта.  Шлем переходил в плавно облекающий
плечи и грудь скафандр.  Великолепно  были  переданы  складки  тяжелой
ткани. Ступни ног великана были скрыты под толстым слоем песка на полу
пещеры,  а левая часть туловища - под еще не очищенной коркой песка  и
пыли.
     Майя закрыла глаза, ощупью нашла кожаный мешок с водой, нагнулась
и сделала несколько глотков.  Потом постояла так еще несколько минут и
только тогда, не веря самой себе, снова раскрыла глаза.
     Могучая фигура  Сошедшего  с  неба по-прежнему ярко выделялась на
черной стене пещеры.
     Треск киноаппарата прекратился.
     - Кто-нибудь, кроме вас, уже видел его? - спросил Вилли.
     Майя покачала головой.
     - Вам просто чертовски повезло,  Смит,  что вы  оказались  здесь.
Обещайте молчать, я хочу привести их сюда завтра утром!
     - Слово джентльмена! - улыбнулся молодой человек.
     Прошло еще  немного  времени.  Все трое как зачарованные не могли
оторвать глаз от портрета.
     Наконец Майя услышала, словно издали, голос Вилли:
     - Разрешите   мне   сфотографировать   вас   в    момент    этого
замечательного  открытия.  Ведь оно еще даже не окончено,  - смотрите,
левая часть фигуры не видна...
     - Зачем? - Майя устало махнула рукой.
     Смит засмеялся:
     - Что вы, мисс Кремнева... Можно не сомневаться, этой фотографией
будут гордиться ваши дети и внуки! Прошу вас...
     - Ну что ж! Как, Халид? Закончим работу?..
     Мальчик смутился,  но потом широкая улыбка растянула ему рот чуть
не до ушей, и он проворно вскочил на спину коня.
     Майя последовала  его  примеру.  Оба  снова  подняли   щетки,   и
последние  куски  песчаного  покрывала,  скрывавшего  от  глаз могучую
фигуру, стали сползать с мокрой стены.
     Трещала камера. Временами Смит опускал ее, брал висевший на груди
фотоаппарат в кожаном футляре и щелкал затвором снова и  снова,  в  то
время  как  портрет  космонавта все яснее выступал из-под слоя песка и
пыли.

     В пещере стало темней.  Контуры  широкого  скафандра  все  больше
расплывались.
     До сознания Майи  вдруг  дошло,  что  она  уже  давно  не  слышит
жужжания кинокамеры и щелчков затвора.
     Девушка обернулась.
     Смита в пещере не было.

                            Глава восьмая
                      КОНЬ ВЕРНУЛСЯ БЕЗ ВСАДНИКА

     Когда Вилли вошел в палатку,  Фернан и Григорий сразу же вскочили
на ноги:
     - Вам радиограмма!
     Фернан протянул Смиту клочок бумаги:
     - Принято десять минут назад...  Вилли  схватил  листок  и  вслух
прочел:
     ОАЗИС САММИЛИ УИЛЬЯМУ СМИТУ ТЧК ЛИЗЗИ ТЯЖЕЛО  БОЛЬНА  ТЧК  СРОЧНО
ВЫЛЕТАЙ ПАПА.
     - Жена? - спросил Тарасюк.
     - Невеста,   -  печально  произнес  Вилли.  -  Придется,  друзья,
расстаться с вами. Не знаю, вернусь ли...
     Через полчаса вертолет взмыл в воздух.
     Оставшиеся у палатки еще долго махали руками,  пока он не скрылся
из виду.
     - Толку от него было немного,  - проговорил Фернан,  - а все-таки
жалко парня. Если доискались нас по радио, значит, дело серьезное...
     Тарасюк не ответил.  По правде говоря,  Смит  не  вызывал  в  нем
особой симпатии.
     Подошло время ужина.  Майи еще не было,  но это  мало  беспокоило
мужчин, привыкших за последние дни к ее поздним возвращениям.
     Они молча поели.
     Григорию не хотелось спать.
     Фернан, перенервничавший после  получения  радиограммы,  пока  не
было Вилли, тоже нарушил привычный распорядок.
     Оба молча сидели у приемника,  ловя потоки  известий,  изливаемые
всеми радиостанциями мира.
     - Подумать только,  - тихо промолвил Фернан,  - еще  каких-нибудь
пятьдесят  лет  назад  человек  сумел  построить  первый радиомостик в
два-три километра. Сегодня - радиомостище длиной в миллион миль... Что
будет через пятьдесят лет? Доберемся до какой-нибудь Тау Кита?
     - Я не знаю,  когда это произойдет. Но мы с тобой, Фернан, как ни
странно, можем ускорить это событие, - отозвался Тарасюк.
     Фернан скептически улыбнулся.
     Возле палатки раздалось громкое ржание.
     - Наконец-то! - воскликнул Тарасюк и откинул брезент.
     В кромешной  тьме  видны  были  лишь  звезды да неясные очертания
какой-то темной массы.
     - Поздновато  для  молоденькой  девушки!  -  проворчал Фернан.  -
Впрочем, я и забыл, что у вас отличный провожатый...
     - Где вы? - крикнул Григорий и шагнул в темноту.
     Никто не отвечал.  Слышалось  только  тяжелое  дыхание  уставшего
животного. Теплые лошадиные губы ткнулись Григорию в руку.
     Он быстро провел по шее коня, потом по седлу. Седло было пустым и
холодным.
     - Что тут творится, черт побери? - сонно протянул Фернан.
     - Беда! - крикнул Григорий. - Майин конь прискакал один!..
     - Спокойней!  Спокойней! - прервал его подбежавший Фернан. - Если
бы с ними что-нибудь случилось в пути,  конь никогда не оставил бы их.
Ты не знаешь здешних коней - они не бросят хозяина в  беде!  Очевидно,
Майя  с  мальчишкой  остались в Джаббаре.  Вот когда бы нам пригодился
вертолет Смита!..  Теперь вся надежда на  коня.  Покорми  его...  Я  к
старику Джафару!

     На заре  мертвое  ущелье  было  разбужено  стуком  копыт  и гулом
голосов.  Первым шел Вороной.  Старик ни разу за всю дорогу не натянул
повод - конь сам выбирал путь.
     Миновав две островерхие вершины в начале ущелья,  конь неожиданно
перешел на галоп,  помчался прямо к невысокой скале с плоской вершиной
и как вкопанный остановился у большой груды каменных глыб.
     Остановился, запрокинув сухую, тонкую голову, и тревожно заржал.
     Всадники спешились и подбежали к камням.
     - Здесь был вход в пещеру? - спросил Тарасюк.
     - Здесь, - тихо ответил Джафар.
     Дотронулся до одной из глыб и так же тихо проговорил:
     - Пыли нет. Обвал случился этой ночью.
     - Вечером! - раздался откуда-то из-за камней Майин голос.
     Через минуту девушка и мальчик стояли рядом со стариком.
     - Живы! - воскликнул Тарасюк.
     - Где конь? - сурово произнес старик.
     - Там!  -  Майя  протянула  руку  к тому месту,  где груда камней
смыкалась со сплошной скалой.
     Халид замер, не смея поднять глаза.
     - Зачем вам понадобилось тащить в пещеру лошадь?  -  не  выдержал
Фернан.
     Но Майя словно не слышала его  вопроса.
     Впятером они принялись растаскивать камни.
     - Странное землетрясение,  - заметил Фернан,  упираясь  плечом  в
здоровенную  глыбу.  -  Обвалилась  только одна скала и только в одном
месте! Может быть, Майя все-таки просветит нас?
     - А  я  сама  ничего  не понимаю...  Мы втроем были в пещере - я,
Халид и Вилли... И еще конь Халида... Смит снимал нас.
     Потом я смотрю - исчез.  Я вышла сюда. Смотрю - он сидит на самой
верхотуре и,  как всегда,  сверлит дырки... Я еще спросила, не надоело
ли.  Он сказал,  что скоро кончит.  Потом позвал Халида и попросил его
принести бачок с водой от вертолета; вертолет стоял вон там.
     Потом Вилли зачем-то вылил всю воду в дырки и сунул туда какие-то
провода.
     Потом он спустился со скалы,  сел в вертолет и помахал нам рукой.
Когда вертолет улетел,  мы с Халидом повернулись - и  вместо  входа  в
нашу пещеру...
     - Взрыв? - быстро спросил Тарасюк.
     Майя помотала головой.
     - Даже звука обвала не слышали. Правда, вертолет трещал над самым
ухом...  Халид  ни  за  что  не  соглашался  уйти  без коня.  Пришлось
отправить к вам одного Вороного...

     Еще один камень, еще один - и наверху показался черный пролом.
     Халид первым  вскарабкался  наверх,  сунул  голову в отверстие и,
ожесточенно  орудуя  локтями,  протиснулся  между  потолком  пещеры  и
грудами каменных обломков.

     Солнце уже  село,  когда  конь  был  наконец освобожден из плена.
Фонарь, захваченный Фернаном, уже не горел - кончилась батарея. Ведра,
щетки, Майина сумка - все так и осталось в пещере.
     Григорий долго не мог уснуть.  Он лежал  с  закрытыми  глазами  и
мысленно  перебирал  в  памяти  события  последних  месяцев,  стараясь
отыскать в них какие-нибудь факты,  которые помогли бы ему понять  то,
что случилось сегодня.
     Несомненно, странный обвал был делом рук  Смита.  Значит,  и  его
внезапный отъезд - не случайность.
     Но зачем?  Зачем понадобилось ему устраивать этот обвал? И что за
странный взрыв - без грома, без разлетающихся осколков?
     Тарасюк открыл глаза и сел.
     Над сплошной  чернотой  ущелья  сверкала  золотой  россыпью звезд
широкая дорога неба.
     ...Пирамида в  Хирбете.  Пещера  в  Джаббаре.  Еще раньше - вопли
иностранной печати по поводу гипотезы Белова...
     Через одну  точку  можно  провести  сколько угодно прямых в любом
направлении.  Но то,  что он, Тарасюк, не провел единственно возможной
прямой  через  две  точки  -  шипение  газет и кражу пирамиды,  - было
дурацкой беспечностью.  Счастье еще,  что Майя с Халидом оказались  во
время взрыва не в пещере!
     Григорий забылся незадолго перед рассветом,  когда на зеленоватом
востоке осталось только несколько самых крупных звезд.  Последнее, что
он вспомнил, засыпая, были слова непонятной телеграммы: "Ваша пирамида
переехала..."
     Едва занялась заря, Майя растолкала мушкетеров, взяла их под руки
и повела к расчищенному входу в пещеру.
     - Сейчас вы увидите гостя из космоса,  - предупредила  она.  -  У
кого слабые нервы, пусть остается на свежем воздухе.
     Фернан усмехнулся, достал сигарету, закурил и присел на камень.
     Тогда Майя схватила Григория за рукав и потянула за собой.
     С минуту они стояли зажмурившись, чтобы глаза поскорее привыкли к
пещерному полумраку.
     - Раз! Два! Три! - скомандовала Майя.
     Григорий открыл глаза.
     Прямо напротив входного  проема  стоял  по  щиколотку  ушедший  в
камень гигант в скафандре.  Глубокая свежая трещина пересекала круглый
шлем. Огромные беспалые руки были опущены вдоль мощного туловища.
     Два круглых  отверстия  в  шлеме  не оставляли никаких сомнений в
том, кого хотел изобразить художник.
     - С ума сойти! - воскликнул Тарасюк. - Фернан! Скорей сюда!
     Он выскочил  из  пещеры,  схватил  аппарат  со  вспышкой,   мигом
примчался  обратно  и  снял шестьдесят четыре кадра - больше катушек с
пленкой у него не было.

     Назавтра Григорий направил  в  Москву  краткий  отчет  о  Майиной
находке,   фотографию   Сошедшего   с   неба  и  просьбу  о  продлении
командировки на два месяца для изучения фресок Саммили.
     А через два дня лагерь был перенесен в ущелье Джаббар.




                             Глава первая
                        ДУДНИКОВ В ПОЛНЫЙ РОСТ

     До сих  пор у нас не было случая показать в полный рост одного из
участников событий,  о которых написана эта книжка.  Правда,  его  имя
упоминалось,  и  даже  неоднократно.  Недобрым  словом отзывался о нем
Григорий Тарасюк.  Несколько двусмысленно - академик.  Наконец однажды
этот  самый участник событий проявил себя в действии:  задал несколько
вопросов  Майе  Кремневой  на  заседании  Сектора  физических  методов
исследования доисторических памятников и воздержался при голосовании о
поездке Майи в Саммили. И тем не менее, как сказано выше, показать его
в  полный  рост еще не было случая.  И дело здесь вовсе не в авторской
прихоти.
     Дело в том,  что Дудников вообще нигде и никогда не бывал главным
действующим лицом.  Несмотря на то что, будучи сокурсником Тарасюка по
университету,  он  уже  успел  стать доктором наук,  тогда как Тарасюк
пребывал в кандидатах,  Дудников  ни  разу  в  жизни  не  находился  в
должности председателя,  заведующего,  начальника, управляющего и тому
подобное.
     Почему-то всегда   главным   назначали   кого-нибудь  другого,  а
Дудников становился заместителем.  В университете он был  заместителем
председателя   студенческого   научного   общества.   В   институте  -
заместителем ученого секретаря.  В экспедициях,  в которых он, к слову
сказать,  бывал  в  отличие  от  Тарасюка  не слишком часто,  Дудников
никогда не бывал руководителем отряда или группы. Только заместителем!
     Но, судя по всему,  положение "зама" вполне устраивало Дудникова.
Во всяком случае, никто и никогда не наблюдал никаких притязаний с его
стороны на какую-нибудь "главную" должность.
     И если  сейчас  Дудникову  суждено  выступить  в  роли   главного
действующего лица, то лишь потому, что так неудачно сложились для него
обстоятельства...
     В известном  смысле  Дудников был прямым Майиным антиподом.  Если
Майя всегда точно знала, чего она хочет, то он всегда точно знал, чего
он  не  хочет.  А  все  многообразие  нежеланий  Дудникова сводилось в
конечном счете к одному - к нежеланию каких бы то ни было изменений.
     Из всего  огромного  числа состояний,  в которых может находиться
физическое тело,  Дудников  одобрял  только  два:  состояние  покоя  и
состояние прямолинейного и равномерного движения.
     Любое действие, которое могло привести физическое тело, именуемое
доктором исторических наук Дудниковым В.  С.,  в любое иное состояние,
кроме двух вышеупомянутых, он воспринимал как личное оскорбление.
     Но, будучи  умудрен  немалым  житейским опытом,  он понимал,  что
лучший метод обороны - это наступление.  И потому  охотно  примыкал  к
разного  рода  новым  течениям,  занимая  в них крайние,  арьергардные
позиции.  А  когда  новаторы  начинали  упрекать  своего   коллегу   в
консерватизме,  он  с  самым  серьезным  видом  повторял  свою любимую
поговорку: "Консерватор нужен прогрессу, как тормоз автомобилю".
     И эта тактика вполне оправдывала себя.  "Возмутители спокойствия"
были,  как правило, рады видеть в своих рядах человека с незапятнанной
какими  бы то ни было рискованными идеями репутацией солидного ученого
мужа.  А любителям состояния покоя внушало покой уже то,  что один  из
них   считался  своим  в  лагере  "противника".  Ну,  а  начальство?..
Начальство видело в Дудникове определенную гарантию против  чрезмерных
"загибов"  институтской  молодежи  -  этакий  гироскоп,  гарантирующий
непременно необходимую в  науке  устойчивость.  Отсутствие  колебаний,
вибраций и других не всегда желательных физических явлений.
     По всем  этим  причинам   предложение   директора   института   о
назначении  Дудникова  заместителем  председателя  Сектора  физических
методов исследований доисторических памятников ни у  кого  не  вызвало
возражений.   А  когда  Тарасюк  отбыл  в  Саммили,  заместитель  стал
председателем.  Точнее,  вр.  и.  о.,  то  есть  временно  исполняющим
обязанности...
     Однако эти четыре буквы не спасали положения. Против обыкновения,
Дудников вдруг оказался официальным главой весьма рискованного,  с его
точки зрения,  предприятия.  И это Дудникова чрезвычайно угнетало.  До
недавнего  времени  в  ответ  на вопрос о гипотезе Белова он мог смело
отвечать:  "Я гипотезами не занимаюсь...  Моя функция  -  историческая
интерпретация результатов исследований.  Какими бы методами,  с вашего
позволения, они ни велись..."
     Теперь же  он был в ответе за все.  В том числе и за эту дурацкую
гипотезу.
     С той самой минуты, как самолет с Тарасюком и Кремневой оторвался
от бетонной дорожки Шереметьевского аэропорта,  Дудникова не  покидало
какое-то   крайне   неприятное  чувство  кривизны.  Как  будто  кто-то
постоянно тянул его в сторону с твердого и ясного пути и  он,  того  и
гляди, должен был попасть в яму.
     Особенно усилилось  это  ощущение  после  того,  как  склонный  к
авантюрам  Тарасюк  прислал  сообщение  о  так называемом портрете так
называемого космонавта...

     И предчувствие не обмануло Дудникова.
     Шестого июня,   едва  он  вошел  в  институт,  к  нему  подбежала
взволнованная старушка библиотекарь.
     - Вольдемар  Семенович!  Вы  велели  докладывать  об  иностранных
откликах... Мне только что позвонили из центральной библиотеки. Просят
вас приехать туда...
     - Зачем?..  Насколько мне помнится,  все  заказы  я  делаю  через
вас...
     - Не знаю,  Вольдемар Семенович,  право, не знаю, в чем дело! Мне
только  сказали,  что  большая  неприятность...  И чтобы я сразу,  как
только увижу вас...
     - Пустяки!  -  небрежно  произнес  Дудников.  -  Наверное,  опять
какой-нибудь пасквиль на Белова.  А нам-то с вами что? Ведь он даже не
сотрудник нашего института!
     - Нет,  не на  Белова,  -  тихо  промолвила  библиотекарша.  -  Я
спросила...
     Дудников пожелтел, вся кровь схлынула с его румяных щек.
     - Не на меня же? - пытаясь улыбнуться, выдавил он наконец.
     - Не знаю, право же, не знаю, - повторила старушка.
     Дудников машинально, неизвестно зачем, расстегнул портфель, потом
снова застегнул его и, не говоря больше ни слова, устремился к выходу.
     Через полчаса  молодой  сотрудник иностранного отдела библиотеки,
сохраняя на своем лице бесстрастное выражение,  протянул ему журнал  в
лакированной обложке:
     - С утренней почтой из Рима.
     Дудников взял  журнал,  водрузил  на  аккуратные  уши  прозрачные
оглобли очков - и обмер.
     Прямо на   него  с  яркой  обложки  журнала  глядели  улыбающиеся
глаза... Кремневой!
     Поперек плеча  девушки  красивым  крупным  шрифтом  была  набрана
какая-то надпись. А над ее золотистыми волосами виднелось уже знакомое
Дудникову чудище в скафандре.
     - Переведите, пожалуйста, - попросил Дудников.
     - Извольте!.. "Юная русская художница рисует портрет космического
пришельца  на  диких   скалах   Саммили.   Читайте   репортаж   нашего
корреспондента на третьей странице".
     А третья страница сообщала:
     "В интервью,  данном  нашему нью-йоркскому корреспонденту молодым
ученым-археологом мистером Уильямом Смитом,  исследователь,  несколько
дней назад покинувший Аравию по семейным обстоятельствам, сообщил, что
вблизи оазиса Саммили экспедиция,  с которой мистер  Смит  имел  честь
сотрудничать,  обнаружила  весьма  интересные  наскальные  изображения
людей и животных.
     Эти изображения сделаны обитателями пустыни в древнейшие времена.
     Мистер Смит сожалеет,  что не может познакомить наших читателей с
этими  находками  без разрешения профессора Фернана Гизе,  оставшегося
для завершения исследований в Саммили.
     Чтобы окончательно  не  разочаровывать  нас,  мистер Смит любезно
согласился передать редакции фотографию "Гостя из космоса" -  картины,
нарисованной   на   стене  пещеры  участницей  экспедиции  мисс  Майей
Кремневой из Москвы".

     Дудников внимательно  выслушал  перевод   и,   вопреки   ожиданию
молодого сотрудника иностранного отдела,  не упал в обморок. Напротив,
лицо его приняло спокойное, удовлетворенное выражение.
     - Этого  следовало  ожидать,  -  важно проговорил он.  - Наука не
терпит легкомыслия, потому что легкомыслие не удовлетворяется наукой.
     Толстый палец  Дудникова  постучал  по  изображенному  на обложке
журнала скафандру:
     - Вот на что идут народные денежки.  Да еще в иностранной валюте!
Между прочим,  я был единственным человеком,  который возражал  против
поездки  Кремневой  в  Саммили.  Меня  не послушали - и вот результат.
На-ли-цо!
     - Что же теперь будет? - сокрушенно спросил молодой сотрудник.
     - Теперь будет все,  чему положено быть  в  подобных  случаях,  -
ответил Дудников.

     Через неделю   в   Саммили  ушла  телеграмма  на  имя  начальника
экспедиции Тарасюка:
  ПРОДОЛЖЕНИЕ РАБОТ  НЕЦЕЛЕСООБРАЗНО  ТЧК  НЕМЕДЛЕННО ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ
                      ТЧК ЗА ДИРЕКТОРА ДУДНИКОВ

                             Глава вторая
                       БЕЛОВ ВЫПИСЫВАЕТ МЕТРИКУ

     - У  меня  нет  никаких  оснований  не  верить вам,  дорогая Майя
Степановна.   Институт   восточных   языков   аттестовал   вас   самым
превосходным образом.  И Григорий Петрович, - академик положил руку на
плечо зло уставившегося в пол Тарасюка,  - и  Матвей  Михайлович...  И
вообще я предпочитаю верить людям... Более того, прямо должен сказать,
что если бы я не находился в это время на конференции в Варшаве,  я бы
воспротивился  прекращению  работы в Саммили.  Но теперь дело сделано.
Интервью Смита бросило тень на вашу находку,  Майя  Степановна.  Сразу
можно  было  дать опровержение,  теперь - поздно.  Отзыв экспедиции из
Саммили трудно не воспринять как подтверждение версии Смита.
     Чтобы опровергнуть  эту  клевету  и  возвратить  вам  доброе имя,
теперь недостаточно нашего доверия  к  вам.  Как  это  ни  печально  -
недостаточно. Теперь нужны доказательства!
     Академик обвел  взглядом  собравшихся.  Дудников  отвел  глаза  и
недоумевающе  пожал  плечами.  Тарасюк  нахмурился еще больше.  Белов,
закусив губу, продолжал набрасывать на листке бумаги какие-то формулы.
     - Не   понимаю,   -   тихо   сказала  Майя,  -  какие  нужны  еще
доказательства?  Ведь я нашла его. Он - есть. Каждый может увидеть его
и  убедиться.  Он  запечатлен  на  скале  тем  же суриком,  что и быки
Саммили...  А если кто-нибудь объявит,  что меня не существует, я тоже
должна буду доказывать обратное?..
     - Сочувствую вам, но вынужден повторить - нужны доказательства!
     - Есть только один путь, - сказал Тарасюк.
     - Я бы  не  отважился  на  такое  категорическое  утверждение,  -
заметил академик. - Почему только один?
     - Второго не вижу...  Нужно найти новые изображения  космонавтов!
Невозможно предположить,  что изображение, найденное в ущелье Джаббар,
одиноко.  Скорее  всего,  в  других  пещерах  есть   немало   подобных
портретов. И прежде всего надо искать их в том же Джаббаре!
     - Если так,  то нужно только вооружиться  некоторым  терпением  и
ждать  известий  от  профессора Гизе,  - заглядывая в глаза директору,
быстро сказал Дудников.  - Да и лучше,  если новые  изображения  будут
найдены исследователями, не принадлежащими к нашему сектору. Верно?
     - Не совсем! - отрезал академик. - Ждать у моря погоды - не самый
правильный способ добывания истины.
     - Но другого пути, по-видимому, нет, - произнес Дудников.
     - А может быть,  все-таки есть? - Академик испытующе посмотрел на
Белова.
     Матвей понял этот взгляд.
     - Я уже интересовался суриком.  Тарасюк утверждает,  что  краска,
которой  пользовались  неизвестные художники (при этих словах Дудников
ухмыльнулся),  эта краска никогда не подвергалась обжигу.  Значит, мой
метод неприменим.
     - И все-таки другой путь должен быть,  -  с  уверенностью  сказал
академик.  - Вам, Матвей Михайлович, надо привлечь к этому делу других
физиков.  А вам,  Григорий,  позаботиться о том,  чтобы образцы краски
поскорее попали в Москву...

     Кто-то заметил, что главным двигателем прогресса в технике всегда
была лень.  Одному человеку было лень ходить пешком  -  и  он  изобрел
автомобиль.  Другому  было лень стирать белье в корыте - и он придумал
стиральную машину. И так далее.
     Это, конечно,  шутка.  Истинным  двигателем прогресса всегда была
невозможность решить новую задачу старыми средствами.
     ...Казалось бы,  Матвей  и  раньше  не  терял времени даром.  Его
анализы становились все точнее и  точнее.  Давно  ли  он  не  различал
разницы в миллион лет?
     А последние модели прибора давали ошибку не более ста тысяч.
     Не более,  но,  к  сожалению,  и  не менее.  Такая точность еще в
какой-то мере подходила при определении возраста саммилитов. Но сейчас
она  никуда  не годилась.  Требовалось найти какой-то совершенно новый
принцип   измерения:   никакими   постепенными   усовершенствованиями,
никакими доделками старого метода обойтись было невозможно. Невозможно
уже по одному тому, что постепенно - значит долго.
     Пока речь шла только о саммилитах, даже многие месяцы не казались
Матвею чрезмерно большим сроком.  В конце концов,  камень есть камень.
Лежал тысячи, если не миллионы, лет - полежит еще год.
     Теперь речь шла о судьбе его  друзей  -  о  судьбе  Майи,  судьбе
Тарасюка. И о судьбе всего дела.
     Тут уж не только год,  не только месяц -  каждая  лишняя  неделя,
каждый лишний день становились мучительно долгими.
     Раньше Матвей  чувствовал  себя  просто  зачинщиком.   Человеком,
который ввел мяч в игру.  Самое большее - одним из команды.  Теперь он
знал: все зависит от него. Гол в ворота противника может забить только
он.

     Нет, решить   задачу   старым  методом  было  невозможно!  И  эта
невозможность,  как уже не раз случалось в  науке,  привела  Матвея  к
открытию.  Собственно  говоря,  сам  он вовсе не считал это открытием.
Напротив, когда ему пришла мысль воспользоваться наведенной радиацией,
он схватился обеими руками за голову и горестно простонал: "Дурень!"
     Наведенная радиация и в самом деле не была новостью.  С  тех  пор
как   были   обнаружены   космические  лучи,  ученые  знали,  что  они
бомбардируют все, что находится на поверхности Земли. Словно маленькие
снаряды,  вонзаются космические частицы в людей,  в деревья,  в камни,
оставляя невидимые следы.  Чем дольше лежит камень на поверхности, тем
больше на нем следов.
     А если спрятать камень  в  пещеру?  Что  случится  тогда?  Только
маленькая  часть космических снарядиков пробьется сквозь свод пещеры и
достигнет  камня.  Остальные  застрянут  в  толще  свода.  Поэтому   в
спрятанном  в пещере камне гораздо меньше потревоженных атомов,  чем в
его собратьях,  оставшихся снаружи, без защиты. Тем меньше, чем дольше
он пролежал в укрытии.
     Но разве все это относится  только  к  камню?  Конечно  же,  нет!
Вместо камня в пещеру можно поместить глиняный черепок или монету. Или
кусочек охры... Да, охры, черт побери!

     Восемь дней,  которые понадобились четырем граммам желтой краски,
соскобленной  Фернаном  с  ноги  Майиного  космонавта,  для того чтобы
добраться до Москвы,  - все эти восемь дней  Матвей  почти  не  смыкал
глаз.
     И все-таки  он  не  успел  бы  закончить  расчетов,  если  бы  не
Григорий,  который носился,  как вихрь,  по институтам,  лабораториям,
конструкторским  бюро,  молниеносно  выполняя  все  поручения  Матвея:
уговаривал, доставал, увязывал, добивался, пробивал, уламывал...
     И когда пробирка с желтым порошком на  дне  достигла  лаборатории
Белова,  ее  уже ждал новый прибор.  Правда,  он не был так законченно
компактен и красив,  как термоанализатор  с  его  радужным  столбиком.
Большой  черный цилиндр,  похожий на голландскую печь,  не вмещал всей
аппаратуры, и провода тянулись от него вверх - к ячейкам транзисторов,
вниз - к трансформатору, вбок - к осциллографу.
     Зато точность  его  была  замечательной.   Вчера   на   последнем
испытании   тройное   повторение   опыта  с  единственным  привезенным
Тарасюком саммилитом дало числа:  19 200,  19 800 и 21  000.  То  есть
двадцать  тысяч  лет  плюс-минус  тысяча.  Сомнений  быть  не  могло -
маленькая полупрозрачная груша появилась на Земле двадцать  тысяч  лет
назад. Всего двадцать тысяч лет назад!
     ...Приняв из  рук  Тарасюка  драгоценный  желтый  порошок,  Белов
вытолкал  Григория  за  дверь,  разделил содержимое пробирки на десять
равных частей и начал опыт.

     Он вышел из лаборатории в полночь,  на четвертые сутки,  проделав
подряд десять скрупулезнейших исследований.
     В зубах у него  похрустывал  задубевший  бублик,  руку  оттягивал
тяжелый портфель. В портфеле лежала метрика Майиного космонавта.
     Нет, Майя никогда не могла нарисовать картину,  рядом  с  которой
сфотографировал ее этот прохвост, назвавшийся Смитом. Да что там Майя!
Ни одна из ее прабабушек не могла бы это  сделать...  по  той  простой
причине,  что  прибор  засвидетельствовал:  желтая  охра из присланной
Фернаном Гизе пробирки попала на стенку пещеры за двадцать  тысяч  лет
до  рождения  Машиной  прабабушки.  В  то же самое тысячелетие,  когда
неподалеку от ущелья Джаббар,  на плоской, как стол, равнине появились
саммилиты. В то же самое!
     Есть у юристов такое понятие  -  алиби.  Если  нити  преступления
ведут  к  человеку,  который  доказал,  что  в  момент преступления он
находился в другом  месте,  то  он  доказал  свою  невиновность.  Нити
обрываются, и надо искать другие.
     Майин космонавт никогда не докажет  своего  алиби!  В  то  время,
когда странные полупрозрачные капли появлялись в Саммили, он был там!
     Проходя через вестибюль,  Белов увидел свое отражение в зеркале и
ужаснулся.  Щеки заросли рыжеватой щетиной.  Бакенбарды делали его еще
более похожим на великого поэта.
     Он отвернулся  от  зеркала  и  только тут заметил поднимающуюся с
вахтерского кресла долговязую фигуру.
     Фигура потянулась и добродушно проговорила голосом Тарасюка:
     - Ты памятник себе воздвиг нерукотворный?

     Если бы Белов не  провел  три  дня  и  четыре  ночи  запершись  в
лаборатории,  он, может быть, и удивился бы виду своего друга. Глаза у
Тарасюка покраснели,  будто это не Матвей,  а он просидел за приборами
трое суток кряду. Подбородок стал похож на черную щетку.
     Но Матвей был слишком утомлен и слишком  переполнен  радостью  от
удачно  законченной  работы,  чтобы  что-нибудь заметить.  Откуда было
знать ему,  что, покончив дела с аппаратами и материалами, нужными для
исследования краски, Григорий не только не пребывал в безделье, ожидая
результата, но, наоборот, был занят все последние дни (и даже частично
ночи) сверх всякой меры.
     Матвей был бы немало удивлен,  если бы узнал,  что последние трое
суток Тарасюк спешно готовил новую экспедицию, вел нескончаемые беседы
по междугородному телефону о делах, имеющих непосредственное отношение
к его,  Белова, гипотезе, с людьми, весьма далекими как от астрономии,
так и от археологии.
     Удивление Матвея  возросло бы еще больше,  если бы он узнал,  что
всю эту  кутерьму  вызвала  врученная  Тарасюку  академиком  старинная
рукописная  книга  о  путешествии  по  Московии,  содержащая  описание
множества "див и чудес".
     ...Однако Белов  ничего этого не знал и потому на возрос Тарасюка
о нерукотворном памятнике ответил без тени сомнения:
     - Воздвиг! Они прилетели двадцать тысяч лет тому назад.
     - Какая жалость!  - воскликнул Григорий.  - Мы с  тобой  опоздали
всего на двести веков! Когда ты сможешь доложить на секторе?
     - Завтра, - решительно ответил Матвей.
     - Завтра  ты будешь спать!  - так же решительно возразил Григорий
и,  обняв Матвея за плечи,  повел его к выходу.  -  Завтра  ты  будешь
спать, как сурок. Послезавтра - готовить доклад. А у меня есть срочное
дело. Придется улететь из Москвы...
     Они вышли  из института.  Тарасюк усадил Белова в машину,  уселся
сам и включил зажигание.

                             Глава третья
                          СЕРПГИН ДЕЙСТВУЕТ

     Спрашивается, где справедливость?
     Ведь все началось именно с Леонида Серегина,  с того,  что к нему
пришел Матвей Белов.
     Если бы не журналист Серегин,  еще неизвестно,  как обернулось бы
дело у физика Белова,  археолога Тарасюка,  спелеолога Гизе,  филолога
Кремневой, Халида и у многих других людей, так или иначе причастных ко
всей этой истории.
     И тем не менее именно Серегин остался в  стороне.  Такова  судьба
журналиста.  Ты первым обо всем разузнаешь,  ты добываешь самый лучший
материал,  ты не спишь ночами,  чтобы он получился поинтересней.  А  в
итоге?  Только  самые  близкие  друзья иногда заметят твою фамилию под
очерком или репортажем. А всех остальных ты совершенно не интересуешь.
Их интересует только то, о чем ты написал.
     В случае с саммилитами у Серегина не было  возможности  заслужить
внимание   даже  близких  друзей.  Статья  пошла  за  подписью  автора
гипотезы,  и никто в целом мире,  кроме работников редакции,  не знал,
сколько  пришлось  ему,  Серегину,  потрудиться  над  записями Белова,
заинтересовавшими этот самый мир...
     Разумеется, Леонида предупредили о предстоящей поездке в пустыню.
И,  разумеется,  он сделал все,  чтобы принять в  ней  участие.  Но  к
академику  попасть  ему  не  удалось.  А какой-то профессор,  на столе
которого уже лежали документы Тарасюка и Кремневой, согласился уделить
Леониду всего одну минуту, и то после того, как Серегин довел солидную
даму-секретаря до полного изнеможения.
     Выслушав журналиста   и   небрежно   пробежав   такое  длинное  и
убедительное письмо за подписью главного редактора  газеты,  профессор
сказал,  что  корреспондентам делать в Саммили совершенно нечего.  Вот
если экспедиция привезет оттуда что-либо интересное, то тогда товарищи
корреспонденты  смогут  ознакомиться  со  всеми  материалами  во  всех
деталях и писать о них хоть во всех газетах...

     Поезд шел с Дальнего Востока в Москву. Он был в пути пятые сутки,
и самые аккуратные пассажиры уже начинали понемногу укладывать кое-что
из вещей.
     Леонид Серегин,  возвращавшийся из очередной командировки,  и его
попутчик,  невысокий коренастый человек лет тридцати,  к  числу  самых
аккуратных   пассажиров,   безусловно,  не  принадлежали.  Отчасти  по
возрасту, отчасти потому, что вещей у них почти не было.
     Багаж корреспондентов,   как  известно,  состоит  в  основном  из
блокнотов,  пленок  и  фотоаппарата.  Попутчика  же  Серегина   вполне
удовлетворяла  обширная  сумка,  которую  в случае необходимости можно
было закинуть за спину как рюкзак.  Он был геологом и сообщил Леониду,
что  за  последний  год перетаскал в руках и за плечами больше грузов,
чем везет их поезд.  А сейчас  он  едет  в  отпуск,  и,  кроме  бритвы
"Спутник",   купальных   трусов  и  кедровых  орехов,  ему  ничего  не
требуется.
     Серегин и  геолог  с  самого  Владивостока  сражались  в шахматы.
Сейчас счет был 33:1 не в пользу журналиста.
     Леонид с  равнодушным  видом,  хотя сердце его обливалось кровью,
положил на доску своего короля.
     - В игре царит случай, - заметил он.
     - Случайность - это способ проявления закономерности,  -  не  без
ехидства отозвался геолог. - Еще одну?
     - Хватит, - притворно зевнул Серегин. - Пора спать.
     Геолог взял полотенце и вышел из купе.
     Леонид стал складывать шахматы.  Сложил, поставил доску на столик
и наклонился, чтобы поднять листок плотной бумаги, на котором попутчик
вел запись счета железнодорожного матч-турнира.
     С другой стороны листка было что-то наклеено.  Серегин перевернул
бумагу - это была телеграмма - и машинально прочел:
     ДНЕПРОПЕТРОВСКА ХРУСТАЛЬНЫЙ ХАБАРОВСКОГО АЛЕКСАНДРУ ТЧК СЕДЫХ ЖДУ
МОСКВЕ
     Леонид перевернул листок и положил на столик, придавив перочинным
ножом.
     Геолог вернулся в купе и забрался на полку.
     А Серегин вышел в коридор, стал к окну и закурил.
     Фамилию попутчика  он  явно  встретил  не  впервые.  Но  где  она
попадалась ему раньше?
     Старпом на корабле?  Нет,  тот не Седых, а Скорых... Хрустальный?
Что такое Хрустальный?..
     Серегин докурил  папиросу,  так  и  не  вспомнив,  где  он слышал
фамилию геолога, и пошел к своему купе.
     Из-за открытой   двери   он   услышал   обрывок   чьей-то  фразы:
"...Тайменя килограммов на двадцать из этого ручья,  представляете!.."
- и вдруг сразу вспомнил.
     Просто удивительно,  почему  он  не  вспомнил  этого  раньше!  Ну
конечно: Хрустальный ручей, озеро, Седых!..
     Телеграмма, которую он дал Григорию "на дорожку", когда тот летел
в  Хирбет!  Телеграмма  с далекого сибирского рудника,  принятая им за
шутку, придуманную кем-нибудь из друзей Белова...
     Леонид вбежал  в  свое  купе  и беззастенчиво растолкал мгновенно
заснувшего геолога:
     - Ради   бога,  извините!  Это  вы  пять  месяцев  назад  послали
телеграмму на имя Матвея Белова?

     Нетерпение Серегина,  после  того  как  Седых  рассказал  ему   о
загадочной  каменной  пирамиде у затерянного в тайге маленького озера,
было так велико,  что он,  сойдя с поезда,  сразу  забрался  в  первую
попавшуюся телефонную будку.
     - Институт! - ответил женский голос.
     - Когда возвращается из Аравии товарищ Тарасюк?
     - Уже вернулся...  И снова уехал...  Нет,  не за границу... Когда
приедет? Позвоните, пожалуйста, через недельку...
     Леонид повесил трубку.
     Что же делать? С кем посоветоваться? Придется действовать самому,
разведав для начала, не знает ли чего-нибудь Белов.

     - Здравствуйте!
     Вопреки обыкновению, Серегин не ворвался в комнату, как ураган, а
степенно вплыл в нее, как человек, знающий себе цену.
     - Ну, как вам пустыня? - небрежно спросил он.
     Матвей уголком глаза взглянул на Майю и сдвинул брови.
     Она поняла.
     - Нашли что-нибудь?
     - Кое-что,  конечно, нашли, - ответил Белов. - Интересный образец
саммилита на глубине четырех метров, под корнями пальмы...
     - Опять  саммилиты...  -  махнул рукой Леонид.  - Хватит играть в
камушки! Надо действовать!
     Майя повернулась к Серегину:
     - А разве мы сидим сложа руки?
     - Не сложа, но сидите... Вы когда приехали?
     - На позапрошлой неделе.
     - А где Григорий?
     - Не знаю.
     - А вы чем занимаетесь?
     - Не вылезаю из библиотеки, поняли? - сердито ответила девушка.
     - Конечно,   понял!  -  Серегин  загадочно  улыбнулся.  -  Хороши
труженики -  не  вылезают  из  библиотеки!  Это  только  курица  может
высидеть  цыпленка,  не  сходя  с  места.  А  вымпел из космоса так не
высидишь!
     Матвей чуть улыбнулся - по обыкновению, одними глазами.
     - Чего это ты так агрессивно настроен сегодня? Идем, покажу новый
прибор.
     - Прибор? Для чего?
     - Для того, чтобы определять возраст камня с точностью плюс-минус
сто лет.
     - Зачем?
     - Чтобы найти  координаты  того  самого  вымпела,  о  котором  ты
шумишь.
     Серегин принялся ходить по комнате.
     - По-моему,  вы  все  чертовски  усложняете.  Надо  просто  брать
загадочные памятники - все подряд! И исследовать их!
     Матвей все с той же улыбкой смотрел на журналиста.
     - Можно, я тебя тоже спрошу? А зачем исследовать все подряд?
     - Как это - зачем? - возмутился Леонид. - Да чтобы...
     - Чтобы!  -  передразнила  его  Майя.  -  А  вы  знаете,  сколько
существует загадочных памятников?
     - Приблизительно знаю! - не совсем уверенно объявил Серегин.
     - А все-таки?
     - Штук десять - пятнадцать. Это на Земле...
     Майя расхохоталась.
     - А что тут смешного? - возразил Серегин. - Кроме Земли, есть еще
и небо. Там тоже загадки - планета Фаэтон, звезда Цы...

     ...Недавно Серегину  поручили  по  делам газеты порыться в старых
книжках по астрономии.  Так он узнал,  что существует версия,  будто у
Солнца было когда-то не девять планет,  а десять. Будто между Марсом и
Юпитером  вращалась  вокруг   светила   загадочная   планета   Фаэтон,
рассыпавшаяся по каким-то неизвестным причинам на астероиды.
     И Серегин   бросился   разыскивать   всевозможные   сведения   об
астрономических загадках.
     Этим розыскам Матвей и Майя и были обязаны упоминанию о звезде со
странным именем Цы.
     Однако Белов не обратил никакого внимания на слова журналиста.  А
Майя презрительно фыркнула и протянула Серегину толстую папку:
     - Посмотрите-ка лучше,  что я высидела. Не на небе - на Земле. За
две недели.
     Серегин развязал тесемки папки. На первой странице было написано:
     Исторические памятники неизвестного происхождения.
     Леонид пробежал  глазами  несколько  ничего  не   говорящих   ему
названий.  Почему-то  все  они  на первой странице начинались на букву
"А".  Он  перевернул  страницу,  вторую...  пятую...  То   же   самое.
Окончательно  опешивший  Серегин  открыл  последнюю страницу.  Там под
номером 784 значились какие-то "Ворота Солнца".
     - Только буква "В", и уже семьсот восемьдесят четыре памятника!..
Сколько же их вообще? - неуверенно проговорил Леонид.
     - Около  семи  тысяч,  -  спокойно  ответила  Майя.  - На наш век
хватит,  если исследовать  все  подряд,  согласно  предложению  одного
специалиста...
     - А как же быть? - вздохнул Леонид.
     - Исключить из Майиного перечня все, что появилось заведомо позже
саммилитов! - сказал Белов. - Понял, зачем прибор?
     - Безусловно,  понял! - многозначительно сказал Серегин. - Понял,
что прессе пока делать нечего. Списки, анализы...
     - Слушай,  Матвей: человек жаждет деятельности. Так пусть съездит
на почтамт за посылкой! - предложила Майя.
     - Что еще за посылка? - спросил Серегин.
     - Из Саммили. Все не смогли взять с собой, отправили почтой.
     - Опять камни?
     - И камни, и другие пробы...
     - Очень древние?
     - Точно узнаем в субботу на следующей неделе, - сказал Белов.
     - А что произойдет в субботу?
     - Пустим новый прибор.
     Серегин посмотрел на потолок и объявил:
     - Ладно, так и быть, притащу вам с почтамта ящики. Но только в ту
субботу, может быть, состоится и кое-что поинтереснее, чем пуск вашего
прибора...
     - Что же? - без особого энтузиазма спросила Майя.
     Серегин помолчал, чтобы усилить эффект, а потом скромно сказал:
     - Я привезу вам вымпел.
     - Лучше сначала посылку, - сразу же попросила Майя.
     - Хорошо, - согласился Леонид. - Сперва посылку, потом вымпел.
     Он с  достоинством  поклонился  и  вышел.  Майя  не  выдержала  и
расхохоталась. К ее удивлению, Белов даже не улыбнулся.
     Майя толкнула его в плечо:
     - Ты что?
     - Боюсь, что Леонид пронюхал больше, чем нужно.

     ...С того самого субботнего вечера, когда в редакционном кабинете
впервые появился Белов со своей рукописью, космический клад не выходил
у Серегина из головы. Он отлично представлял его себе! Высокий цилиндр
из матового "неземного" металла.
     Серегин столько раз "видел" его,  что мог бы,  разбуженный  среди
ночи,  описать этот цилиндр совершенно точно. Диаметр - метра полтора.
Высота -  метров  десять.  Совершенно  гладкая,  без  единой  заклепки
поверхность.
     Местонахождение цилиндра, к сожалению, рисовалось Серегину уже не
так однозначно.
     Два месяца назад,  когда он ездил на овечьи пастбища в  горы,  он
удивлялся,  как ему не пришло в голову раньше,  что космический вымпел
мог  быть  оставлен  только  на  вершине  какого-нибудь  неприступного
восьмитысячника.  Возвратившись  в  Москву,  Серегин завел собственный
учет всех восхождений на Памире  и  в  Гималаях  и  обошел  с  десяток
победителей  заоблачных  пиков,  придирчиво  допрашивая  их  обо  всех
подробностях, которые они заметили на вершине горы.
     Неделю назад,  когда  Серегин  плыл  по  морю,  он  был абсолютно
убежден,  что "неземной" цилиндр покоится в глубине  океана.  Серегина
просто  невозможно  было  оторвать от борта,  он мог стоять неподвижно
часами,  вглядываясь в прозрачную зеленоватую воду.  Сколько  раз  его
бросало  в  жар  и холод,  когда внизу возникало серебристое мерцание,
хоть он и знал,  что ничем,  кроме  стаи  рыб,  оно  вызвано  быть  не
может...
     А пустыни!  Никому на свете он не завидовал так,  как Григорию  и
Майе, уехавшим в Саммили.
     Зато теперь Серегин не завидовал  никому.  Это  ему  скоро  будут
завидовать все!

     Разговор с главным редактором был очень коротким.
     - Когда сдашь очерк о моряках-краболовах? - спросил редактор.
     - Завтра! - с готовностью ответил Серегин.
     - Хорошо. Значит, через три дня, когда сдашь очерк...
     - Но я же, честное слово, сдам завтра! - снова воскликнул Леонид.
     - Я и говорю,  - невозмутимо продолжал редактор,  - сдашь завтра,
послезавтра получишь на переделку, а дня через три сдашь окончательно.
Тогда и полетишь.
     На третий день он сдал очерк "окончательно".
     Редактор строго-настрого     приказал      не      "партизанить".
Сфотографировать  с  самолета,  и  крупным планом.  Опросить стариков,
краеведов, если они найдутся в поселке. Узнать, бывал ли на этом месте
кто-нибудь из ученых, чтобы потом связаться с ними. Больше ничего!

     Сегодня в  полночь  он уже будет лететь над Уралом.  Кроме него и
главного редактора, о цели поездки не знает никто. Седых не в счет. Он
не  принял  всю  эту  историю  всерьез  даже  тогда,  зимой,  а теперь
окончательно позабыл о ней.  Серегин с трудом растолковал ему,  о  чем
идет речь...
     Конечно, перед отъездом надо было посидеть в архиве - порыться  в
документах об этом крае. Но ноги сами привели его к Белову.
     Чертовски трудно было удержаться от соблазна! Если бы не ехать на
почтамт за посылкой, он мог бы проговориться...
     По правде говоря,  не очень-то ловко скрывать  такую  новость  от
самого Белова.  Но ничего,  семь дней подождет. Что может случиться за
семь дней? Ничего ровным счетом.
     А через неделю он въедет к Матвею на белом коне!  Интересно,  что
скажет тогда Кремнева про верхоглядов журналистов?

     Часы показывали три минуты двенадцатого.  Шум моторов  перешел  в
плотный,  почти  осязаемый  рев.  Спинка  кресла  прижалась  к  плечам
Серегина,  и красные огни взлетной полосы понеслись мимо,  сливаясь  в
сплошную черту.

                           Глава четвертая
                          ПО ОДНОМУ ПРОЕКТУ

     Костер бросал  колеблющиеся  оранжевые  блики  на  острую   грань
пирамиды, уходящую в черноту неба.
     - На белом коне я уже  никуда  не  въеду,  -  прошептал  Серегин,
наклоняясь к Тарасюку.  - Но войди в мое репортерское положение - хоть
командировочные-то я должен отработать? Мне же завтра вылетать!
     - Должен,  должен! - рассмеялся Григорий. - Слушай и наматывай на
ус...
     Серегин рассеянно   вслушивался   в  то,  что  говорил  Белов,  и
перелистывал в свой корреспондентский блокнот.
     ...Шел седьмой  вечер - седьмой с того самого дня,  когда Серегин
впервые вступил на берег Перламутрового озера  и  увидел  таинственную
гранитную пирамиду,  у подножия которой мирно спал...  Тарасюк. Вскоре
сюда прилетели Матвей Белов и Майя.
     Каждый день  прошедшей  недели  был наполнен радостями открытий и
горестями разочарований.
     О первом  открытии  Серегин узнал спустя десять минут после того,
как вылез из вертолета.  Григорий притащил его и  пилота  к  пирамиде,
ткнул в нее ногой и гордо сообщил:
     - Сторона основания равна двадцати пяти метрам.
     - Как в Хирбете? - воскликнул Серегин.
     - Так  точно!  Строили  по  одному  проекту!  -  Тарасюк  щелкнул
каблуками.  - Но,  чтобы доказать это окончательно, нужно еще измерить
ребро... С вашей помощью, товарищ пилот!
     Через полчаса   Григорий   спустился  по  веревочной  лестнице  с
вертолета,  повисшего над пирамидой,  прямо на ее вершину. Закрепил на
ней  конец  тонкого  телефонного  кабеля,  а  весь моток бросил вниз -
Серегину.
     - Натягивай!  - крикнул он.  - Еще сильней! Так, хорошо... Теперь
завяжи узел!.. Готово?
     - Готово!
     Тарасюк смотал кабель и обеими  руками  ухватился  за  веревочную
лестницу.
     Огромная зеленая стрекоза тронулась с места,  повисла  прямо  над
головой  Леонида и начала медленно опускаться.  Чуть не задев приятеля
каблуком,  Григорий спрыгнул на землю и приветственно  замахал  рукой.
Стрекоза взмыла вверх.
     - А ну-ка держи!  -  сказал  Тарасюк,  протягивая  Леониду  конец
кабеля с узлом.
     Леонид прижал узелок к углу пирамиды у самой  земли,  а  Григорий
побежал к другому углу и натянул кабель.
     - Двадцать пять! - крикнул Григорий. - Тетраэдр! Я ж говорил - по
одному проекту!
     ...Второе открытие сделал  Белов.  Вернее,  он  первым  установил
факт, которому не придал никакого значения.
     Выйдя из вертолета ровно в полдень и  поглядев  на  пирамиду,  он
пробормотал:
     - Между прочим,  высота основания этого  сооружения  не  лежит  в
плоскости меридиана.
     Леонид, который стоял рядом с ним,  ничего  не  понял,  и,  может
быть,  именно  поэтому  фраза Матвея намертво вошла ему в память.  При
первом  же  удобном  случае  он  решил   поразить   Тарасюка.   Случай
представился за ужином.
     Григорий чуть не поперхнулся,  когда Леонид небрежно произнес эту
великолепную фразу.
     Бросив недопитый чай, Тарасюк помчался к пирамиде. Белов, Серегин
и Майя с недоумением поглядели друг на друга.
     Недоумение прошло довольно быстро.
     - Все   храмы   богов  и  усыпальницы  правителей,  -  разъяснил,
вернувшись,  Григорий,  - все пирамиды,  и мавзолеи,  и просто  могилы
обычных  смертных  древние  строили  всегда  "по компасу".  Чаще всего
главным входом к востоку.  Туда,  откуда восходит солнце,  откуда боги
посылают людям свет и тепло.
     Точно так было и с Хирбетской пирамидой,  хотя  она  и  не  имела
входа.  Одно ребро каменного исполина было обращено точно на север,  а
противоположная сторона основания ориентирована  строго  по  параллели
восток - запад.
     А здешняя   пирамида    действительно    не    отдает    никакого
"предпочтения" ни одной из сторон света!
     Только захоронения синантропов,  живших триста тысяч  лет  назад,
были  совершенно безразличны к странам света.  Кстати,  это абсолютное
доказательство того, что синантропы еще не успели придумать себе бога.
В  то  время  религии  на Земле не было.  Как только боги "появились",
могилы стали немедленно поворачиваться к солнцу.  Так что если  святая
церковь признает синантропа человеком,  то дела ее плохи,  - он и есть
тот самый человек, который понятия не имел о своем "творце"...
     И в  самых древних наскальных рисунках,  - продолжал Григорий,  -
тоже нет ни одного  "божественного"  сюжета  -  ничего,  кроме  людей,
животных да еще...
     Он вопросительно посмотрел на Майю.
     Девушка улыбнулась.
     - Вернемся к нашим баранам,  дорогой Григорий. Уж не хочешь ли ты
сказать, что и пирамиду, у которой мы сидим, соорудили синантропы?
     Тарасюк задрал голову и посмотрел наверх - туда,  где в невидимой
сейчас   точке  безукоризненно  точно  сходились  три  каменных  ребра
монумента.
     - Вряд ли. - Он с сомнением покачал головой. - Где им!

     Третье открытие сделал опять-таки Матвей.  И даже не сам - только
сегодня утром прилетевший вместе с ним лаборант  закончил  стандартный
цикл  анализов по методике Белова.  Взяли двенадцать проб.  И все они,
как одна,  ответили: пирамида вырублена сто девяносто пять веков назад
плюс-минус двести пятьдесят лет. Те же двадцать тысяч лет назад, когда
в пустыне образовались таинственные камни - саммилиты...

     Как ни велика была радость Леонида по поводу всех этих  открытий,
огорчения были, пожалуй, еще больше.
     Во-первых, глубинный лучевой зонд показал,  что пирамида  сделана
из   обыкновеннейшего   гранита  и  не  содержит  никаких  посторонних
включений.
     Во-вторых, каменную площадку под пирамидой и вокруг нее прощупали
приборами на глубину нескольких километров,  и никаких аномалий  -  ни
гравитационных,  ни магнитных, ни сейсмических - под ней не оказалось.
Судя по всему,  никакого вымпела поблизости от таинственного знака  не
было.
     Не оправдались и надежды, которые Леонид возлагал на Майю.
     Прикомандированный к  экспедиции  вертолетчик  сжег  чуть не весь
запас отпущенного ему  бензина.  Но  ни  в  ближайших  поселках  -  за
пятьдесят  и  сто двадцать километров,  - ни в далеком районном центре
никто не знал,  как,  когда и почему появилась здесь эта пирамида. Она
словно  выпала  из  поля  зрения  людей.  А немногочисленные охотники,
бывавшие на берегу Перламутрового озера,  вообще не  считали  пирамиду
древностью.  Кому  в те времена могло понадобиться высекать из гранита
монумент в краю, где никогда не существовало древних цивилизаций?..
     Да! О   белом   коне  Леониду  мечтать  не  приходилось!  Серегин
захлопнул блокнот и прислушался.

     - Что  же,  -  негромко  говорил  Матвей,  -  конечно,  проверить
геофизику надо. Пробурить скважины... Это сделают без нас, договоримся
с геологами.  Я уверен, что проверка ничего не даст. Приборы не врали:
здесь под землей ничего нет...
     - Будем искать дальше! - отозвался Тарасюк.
     Матвей повернул к нему освещенное огнем костра лицо.
     - Прежде всего,  Григорий,  надо оценить  уже  сделанное.  Мы  не
только  получили подтверждение,  что примерно двадцать тысяч лет назад
на  нашей  планете  побывали  неизвестные   нам   Обладатели   Разума,
несравненно  превосходящие  тогдашних  обитателей  Земли.  Кое-что  мы
узнали и о вымпеле...
     Серегин чуть не подпрыгнул на камне,  на котором расположился,  и
весь превратился в слух.
     А Матвей неторопливо продолжал, как бы рассуждая сам с собой:
     - До сих пор мы точно знали  только  то,  что  примерно  тогда  -
двадцать  тысяч  лет  назад  -  кто-то  нарисовал  на скале существо в
скафандре...
     Серегин с упреком посмотрел на Тарасюка.  Хорош друг!..  Небось в
Саммили? Да ведь это же гениальный материал!..
     - Гришка, - яростно зашипел Леонид, - послушай...
     - Помолчал бы! - попросил его Тарасюк.
     - Теперь мы знаем,  что в то же время на Земле были сооружены две
геометрически правильные пирамиды,  - задумчиво  продолжал  Матвей.  -
Гробницы?  Нет, не гробницы. Значит, это символы... Но по крайней мере
один из них не ориентирован по странам света.  Значит,  эти  знаки  не
посвящены никакому божеству...
     Майя бросила в костер полено.  Яркое пламя  осветило  задумчивые,
сосредоточенные лица.
     - С какой целью нужно было ставить  два  таких  знака  за  десять
тысяч  километров один от другого,  а,  товарищи?..  Я думаю,  - Белов
встал,  - что  мы  имеем  дело  с  опорными  точками  неизвестной  нам
геодезической  системы  координат.  Наша  задача  -  расшифровать  эту
систему. У кого есть идеи?
     Все молчали,  задумчиво глядя в спокойное пламя костра.  Молчали,
может быть, и не потому, что идей не было.
     Просто еще  не  успели освоиться с мыслью,  что в их руках сейчас
оказался кончик цепочки,  которая непременно приведет людей к  братьям
по разуму...
     Первой нарушила молчание Майя.
     Она встала рядом с Матвеем и,  протянув руки к костру, медленно и
торжественно произнесла:
     - "...Жило  там  могучее  племя гигантов.  Огромны были они телом
своим. Но еще огромней - мудростью.
     И вот  однажды  решили  они завладеть самим солнцем.  И воздвигли
высокие башни, чтобы штурмовать небо...
     И, прежде  чем  взойти  на  свои  башни,  спросили гиганты людей,
которые собрались со всего света, - что хотели бы люди получить от них
в подарок?
     И сказали люди: оставьте нам вашу мудрость.
     И сказали гиганты: чужой мудростью не проживешь.
     И сказали люди: оставьте нам вашу силу.
     И сказали гиганты: вы употребите ее во зло.
     И сказали люди: что вы оставите нам?
     И сказали гиганты: самую высокую вышину и самую глубокую глубину,
день, равный ночи, полночную звезду и священное число..."
     Майя умолкла,  сделала несколько шагов от костра и прислонилась к
стене пирамиды.
     - Попробуем   рассуждать   хладнокровно,   -  сказал  Тарасюк.  -
Предположим,  что известные нам пирамиды - это две точки  системы.  Но
зачем нужны еще пять пунктов: глубина, вышина, день, ночь и звезда?
     - Ну,  положим,  - вступился за гигантов Серегин,  - день, равный
ночи, можно считать за один пункт, а не за два.
     - Все равно,  - азартно сказал Тарасюк,  - пусть  четыре.  Четыре
плюс два равняется шести. Что за странное число опорных пунктов?
     - Ладно,  друзья,  - примирительно сказала Майя.  - Это  за  один
присест не решишь. Вот если бы узнать священное число...
     Она подошла к костру и негромко запела:


                     Есть еще безводные пустыни,
                     Топи неосушенных болот,
                     Книга, не написанная ныне,
                     Песни непридуманной полет...
                     Мы выходим утром голубиным, -
                     И дорог нехоженых не счесть!
                     Есть в морях безвестные глубины,
                     Есть в горах невзятые вершины,
                     И дороги к звездам - тоже есть!

                             Глава пятая
           НЕ НА БЕЛОМ КОНЕ, ИЛИ ПЯТЬДЕСЯТ СТРОК НОНПАРЕЛИ

     Это был тот довольно редкий  случай,  когда  человек  оказывается
пророком.
     Речь идет о Леониде Серегине, заявившем Тарасюку в начале прошлой
главы, что он, Серегин, на белом коне уже никуда не въедет...
     Именно так все и произошло. Возвращение репортера в столицу ничем
не  напоминало  путешествия  на  белом  коне.  И не только отсутствием
почета,  с которым обычно ассоциируется езда на  этом  непарнокопытном
животном довольно редкой масти.
     Если из Москвы на Хрустальный Серегин добрался  всего  за  сутки,
включая  автобус,  то  обратно  он  путешествовал  трое суток.  В двух
аэропортах самолет простоял по целому дню  из-за  нелетной  погоды.  В
третьем  задержался  на  всю  ночь по каким-то не известным пассажирам
"техническим причинам".  И,  наконец, в Москве их приняли только после
того,  как машина битый час утюжила воздух над пригородами. Да и то не
на Внуковский аэродром,  а на Быковский,  откуда надо  ехать  в  город
электричкой, которая уже не ходила - было поздно. Правда, существовало
такси.  Но у  какого  командировочного  остаются  деньги  на  такси  в
последний  день  командировки?  Особенно если командировочный сидел на
обратном пути два дня без  погоды  и  оба  раза  обедал  в  вокзальном
ресторане, да к тому же с пивом.
     Одним словом,  ждать в Быкове пришлось до утра.  К  счастью,  это
было воскресное утро, а по воскресеньям газета не выходила.
     Значит, можно будет отоспаться после трехдневной жизни в  воздухе
и на жестких креслах транзитных аэропортов.
     А потом...  Серегин уже предвкушал,  каким оно будет,  это  самое
"потом".
     ...Очереди у газетных киосков.  Заголовок  афишными  буквами:  ЕП
ПОСТАВИЛИ   АСТРОЛПТЧИКИ.   Ее   -   это   хрустальненскую   пирамиду.
Заинтригованный "шапкой" читатель с  околозвуковой  скоростью  кинется
разворачивать  хрустящую  газету,  чтобы  немедленно  узнать,  что  за
астролетчики взялись на нашей Земле, кого и куда они поставили.
     ...Огромное клише  с великаном в скафандре.  Ведь Матвей говорит,
что ни в одной советской газете и ни в одном советском журнале еще  не
появилось об этом ни слова,  и Серегин все равно окажется первым, хоть
и узнал об этом последним.
     ...И рассказ   -   волнующий,  подробный,  мастерски  закрученный
рассказ о гигантской пирамидальной глыбе в тайге...
     Серегин заснул  на середине следующей,  мысленно произнесенной им
фразы:
     "Когда руководитель  группы  ученых  Белов  и  ваш  корреспондент
измерили направление..."

     Если бы мы стали рассказывать обо  всем,  что  пришлось  пережить
Леониду  Серегину в понедельник,  книжка эта осталась бы недописанной,
потому что сердца авторов разорвались бы от жалости к герою.
     Началось с того,  что главный вообще не принял Серегина,  а велел
секретарше сказать ему, чтобы заходил вечером с готовым материалом.
     Но это  бы еще ничего.  Главный всегда недолюбливал устную речь и
предпочитал  ей  готовый  материал.  Не  раз  на  планерках  он   учил
репортеров  "не  языком трепать,  а топором махать",  подразумевая под
топором авторучку и пишущую машинку.
     Худшее произошло шесть часов спустя, когда главный сам позвонил в
отдел,  пригласил  к  себе  Серегина  и,  любезно  справившись  о  его
здоровье,  провел  рукой  на  уровне  собственных  ушей  сперва  слева
направо, а затем справа налево. От этого жеста у Серегина похолодело в
животе,  как  у  гладиатора,  завидевшего  на  трибунах опущенные вниз
пальчики римских матрон.
     Напрасно пытался  Серегин  козырять  именами  Тарасюка  и Белова.
Напрасно старался уверить редактора в суперактуальности  материала,  в
том,  что  этот  материал  откроет  новую  эру  -  эру журналистики на
межзвездном  уровне.  Редактор  только  отрицательно  крутил  головой,
аккуратно  причесанной  на  косой  пробор.  Хватит с него первых мест.
Лучше  он  обойдется  без  первых  сообщений  о   загадочной   находке
серегинских  протеже,  но  зато  и  без первых опровержений по тому же
самому поводу.  Кстати, пусть Серегин благодарит судьбу, что его тогда
не пустили в пустыню.  Не хочется ли ему полюбоваться, какие "находки"
делали там его подопечные и на что  они  тратили  там  командировочные
деньги, да к тому же в иностранной валюте?
     Главный протянул  Серегину  явно  нерусский  журнал  в  кричащей,
пестрой  обложке,  с которой грозно глянули на Леонида марсианские очи
из круглого скафандра и... смеющиеся глаза Майи Кремневой.
     Кто дал главному этот журнал,  Серегин толком не понял. Не то сам
академик, не то какой-то его заместитель...

     Серегин вышел из кабинета редактора в десять часов вечера, уже не
пытаясь  сопротивляться  категорическому приказу:  "Пятьдесят строк на
третью полосу. И чтобы никаких космонавтов".
     Он потушил верхний свет, уселся на стол, аккуратно сложил стопкой
исписанные за день листы и  принялся  методично  рвать  их  на  мелкие
части, бросая обрывки в корзину.
     В вышедшей на следующий день газете в правом нижнем углу  третьей
полосы мельчайшим шрифтом - нонпарелью - было напечатано:

     В 170  километрах  от  места  впадения  Амура  в Татарский пролив
     группа советских ученых,  занимающихся поисками древностей,
     обнаружила каменный  памятник правильной геометрической формы.
     Происхождение его неизвестно.  По мнению кандидата исторических
     наук  Г.  П.  Тарасюка, принимающего участие в экспедиции,
     исследование находки может привести к новым открытиям...

     Остальные строки  заняло  довольно  нудное  описание  полета  над
тайгой на вертолете, вида Перламутрового озера и его берегов.
     Подписи Серегину не дали. Под заметкой стояло: "Наш корр.".




                             Глава первая
                          ТРЕТЬЯ КООРДИНАТА

     Никто и не  подозревал,  что  вернувшийся  с  Хрустального  ручья
Матвей Белов вел как бы две жизни. Одну - видимую. Другую - невидимую.
Окружающие считали,  что он делает зарядку,  ест,  исследует  образцы,
пишет отчеты об экспедиции, выступает с докладами.
     Но все это была чистейшая видимость.  На самом же деле Матвей все
это  время  посещал  другие планеты и оставлял там вымпелы для будущих
поколений...
     Он летал к гигантским каменным пустыням,  окруженным первозданным
океаном и прикрытым ядовитой оболочкой метана и углекислого  газа.  Он
парил  над  покрытыми  буйной  чащей  папоротников  и  хвощей  жаркими
болотами.  Опускался в заросших лесом горах,  где жили пещерные люди в
звериных шкурах;  и в плодородных саваннах, по которым кочевали редкие
племена скотоводов;  и среди мраморных величественных храмов античного
мира.
     Он закладывал в стальные  цилиндры  звездные  карты  Галактики  и
Метагалактики, чертежи атомных реакторов и космических ракет, учебники
по физике и математике,  технологические паспорта  металлургических  и
химических заводов, книги Маркса, Пушкина, Эйнштейна.
     Он бурил глубокие  скважины  подальше  от  вулканов  и  океанских
берегов и опускал туда свою бесценную посылку.
     Он сооружал сотни и тысячи памятных знаков,  по  которым  будущие
люди могли бы найти предназначенные им сокровища.
     И чем дольше занимался Матвей этими делами, тем чаще таким знаком
была пирамида - правильная трехгранная пирамида, тетраэдр.
     Если бы кто-нибудь спросил Матвея,  почему  именно  пирамида,  он
вряд  ли  смог  бы  дать  точный  ответ.  Конечно,  во многом тут были
виноваты те самые пирамиды,  которые кто-то оставил  в  Хирбете  и  на
Перламутровом озере в те времена, когда еще не существовало государств
ни в Египте, ни в Месопотамии, ни в Индии, ни в Китае. Но главное, как
казалось Матвею, было в другом - в трехмерности пространства.
     Все, что есть во Вселенной,  все имеет длину, ширину, высоту. Три
измерения.   Три  числа,  которыми  можно  обозначить  любую  точку  в
пространстве.
     Какой еще знак мог выразить с такой простотой и точностью веру во
всемогущество  человеческого  разума,  как  не   строгая   трехгранная
пирамида?..
     В том,  что на его уверенность повлияли слова  Майи  о  священном
числе, Матвей, пожалуй, не отдавал себе отчета.

     Однажды, вскоре  после того как они вернулись с Дальнего Востока,
Майя сказала Матвею:
     - Кажется,  я поняла,  что за священное число было в легенде.  Ты
слышал что-нибудь о проблеме тройки?..
     Почему-то все  народы  на  земле  любят число "три".  И арабы,  и
иранцы, и эфиопы, и англичане, и немцы, и жители Патагонии, и китайцы,
и многие другие.  А русские примеры ты сам должен помнить.  Смотри, во
всех сказках главное событие повторяется трижды:  три раза сражается с
чудом-юдом Иван - крестьянский сын,  три раза прыгает Иванушка-дурачок
на Сивке-бурке,  пока не допрыгнет до  терема  Елены  Прекрасной,  три
царских задания выполняет Царевна-лягушка...
     Главных действующих лиц тоже обычно трое: жили-были у крестьянина
или  царя  три  сына;  три  девицы под окном пряли поздно вечерком;  в
чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря, и тому подобное...
     А сколько  Илья  Муромец лежал на печи?  Ровно тридцать лет и три
года.  Между прочим,  по евангелию Христос начал свою проповедь тоже в
этом самом возрасте.
     А троица - триединый  бог,  которого  никто,  даже  сама  церковь
объяснить не хочет,  потому что не может.  Бог-отец, он же бог-сын, он
же бог - дух святой...
     А пословицы?.. Третьего не миновать. Бог троицу любит.
     Одним словом,  - Майя наклонилась к Матвею,  -  тройка  -  особое
число,   наделенное  какими-то  удивительными  качествами,  причем  не
плохое, а хорошее.
     - Вот   никогда   не  думал!  -  Губы  Матвея  дрогнули.  -  Могу
добавить...  Когда  я  был  солдатом,  наш  сержант  почему-то  всегда
командовал так: "Раз, два, три! Раз, два, три!"
     - Высмеять  легче  всего.  Кстати,  твоих   космонавтов   осмеяли
поинтереснее, чем ты мою тройку! - рассердилась Майя. - А вот попробуй
объяснить!
     - А у тебя есть объяснение?
     - Есть,  но,  к сожалению,  не одно,  а  целых  два.  Значит,  по
пословице может быть и третье, - усмехнулась девушка.
     - Какие же два?
     - Первое  -  ритмическое.  Человек по-разному воспринимает ритмы.
Может быть,  ритм "раз-два-три" - самый  естественный  не  только  для
твоего   сержанта,   а  вообще  для  человека.  В  силу  каких-то  еще
неизвестных особенностей ритмов работы мозга...
     Матвей скептически пожал плечами.
     - Подожди!  - Майя постучала пальцем по столу.  - Подожди. Второе
объяснение такое.  Один человек - это еще не человек.  Давно замечено,
что ребенок,  выросший  в  волчьей  стае  или  выкормленный  медведем,
остается  зверенышем  -  бегает  на  четвереньках  и  не говорит.  Два
человека - это уже люди,  но,  так сказать,  безо  всяких  перспектив.
Потому  что  молекула  человечества,  его  наименьшая,  но достаточная
единица,  - это семья.  Мать,  отец,  ребенок.  Это  глубоко  народное
понятие.  Известно,  что  в народе троицей называют совсем не то,  что
считает троицей официальная церковь.  Для богослова  -  это  бог-отец,
бог-сын  и бог - дух святой,  а в народе всегда считали,  что троица -
это бог, дева Мария и Христос.
     - Верно, - заметил Матвей.
     - Подожди!  Но ведь  может  быть  и  третье  объяснение.  Некогда
случилось  в  жизни  людей  какое-то  очень  важное  событие,  которое
осталось в человеческой памяти в виде числа "три". Священного числа!

     Еще один день подходил к концу. Диктор уже пожелал спокойной ночи
радиослушателям.  За окном прекратился шум машин. Луна, ставшая теперь
такой близкой,  хотя ни один человек еще не ступил на ее  поверхность,
повисла в окне голубоватым шаром.
     Матвей сидел на полу на огромной карте мира. Она не помещалась на
столе. И потом, Матвей еще с детства любил карты, разложенные на полу.
Снова, как в детстве, он отправлялся в путешествие...
     Он нарисовал  красным  карандашом  треугольник  пирамиды  на  том
месте,  где на карте был маленький черный кружок и  надпись  "Хирбет".
Потом  еще  один  такой  же  треугольник  на месте маленького голубого
пятнышка в Сибири.
     "Если Майя права, - подумал он, - то должна быть третья пирамида.
Стоит где-нибудь в джунглях,  или на дне моря,  или под слоем торфа на
болоте..."
     Ну, а если не пирамида?
     В конце концов, у любого сооружения есть тот минус, что его можно
разрушить. А что нельзя разрушить?
     Конечно, на   Земле  нет  ничего  абсолютно  неизменного  -  даже
материки меняют свои очертания,  даже  полюса  и  те  путешествуют  по
земной поверхности.
     Но разве  нельзя  выбрать  что-нибудь  в   миллионы   раз   более
долговечное,  чем  высеченный  из скалы трехгранный знак?  Безусловно,
можно...  Тот же Северный  полюс  или  Южный.  Или  даже  какую-нибудь
гору...
     Но какую именно?  Ведь нужна такая гора,  которая  отличается  от
всех  остальных гор...  Да,  если бы он,  Матвей Белов,  стал выбирать
главные точки для сетки знаков на долгие тысячелетия,  то одной из них
он  непременно  сделал  бы  самую высокую гору планеты!  Самую высокую
вышину!
     Мысленно произнеся  последние  слова,  Матвей даже похолодел.  Не
желая того, совершенно непроизвольно, он повторил те самые слова!
     В его ушах прозвучал звонкий голос Майи:
     "И сказали  гиганты:  самую  высокую  вышину  и  самую   глубокую
глубину..."
     Матвей вскочил на ноги.  Черт возьми!  "Самая  глубокая  глубина"
действительно  ничем не хуже "самой высокой вышины"!  Разве Марианская
впадина менее долговечна, чем Джомолунгма?
     Конечно же,  две  самые  приметные точки на Земле - Джомолунгма и
Мариана...  А  третья?  "День,  равный  ночи"?  Непонятно.  "Полночная
звезда"?
     Но в полночь в разных местах  планеты  видно  множество  звезд...
Стой! Но тогда при чем здесь пирамиды? При чем они?
     Матвей посмотрел на карту,  и на его лбу  выступили  капли  пота:
Хирбет, Джомолунгма и Марианская впадина лежали на одной прямой...
     Не веря своим глазам,  он бросился к письменному  столу,  схватил
рейсшину и приложил ее к карте.
     Нет, глаза  не  обманули  его!  Строители   Хирбетской   пирамиды
расположили  ее  как  раз  на  продолжении  линии,  соединяющей "самую
глубокую глубину" Земли с ее "самой высокой вышиной".
     Но зачем?  Только  для того,  чтобы указать на эти две точки - на
Джомолунгму и Мариану?
     Предположим, что  только для этого...  Но почему тогда от Хирбета
до Джомолунгмы ровно  такое  же  расстояние,  как  от  Джомолунгмы  до
Марианской  впадины?  Почему  они не выбрали для пирамиды любое другое
место на той же прямой?..
     И еще. Почему они поставили вторую пирамиду именно в Хрустальном?
     Матвей взял снова красный карандаш и соединил Хирбет, Джомолунгму
и Марианскую впадину жирной красной чертой.  Потом приложил рейсшину к
ее концу у темно-синего пятнышка в океане и одновременно к  маленькому
треугольнику возле Перламутрового озера.
     - Занятно,  - прошептал  он.  -  Чертовски  занятно!  Если  я  не
ошибаюсь, здесь шестьдесят градусов.
     Матвей вскочил  на  ноги,  достал   из   стола   большой   медный
транспортир и приложил его к рейсшине.
     Он не  ошибся.  Линия,  соединившая  Хрустальный   с   Марианской
впадиной, шла под углом шестьдесят градусов к линии, проведенной между
впадиной и Хирбетским нагорьем.
     Не понять  такого  ясного  указания  мог  бы  разве  что человек,
начисто  позабывший   геометрию.   Шестьдесят   градусов.   Правильный
треугольник?
     Не мешкая ни секунды, Матвей принялся вычерчивать его на карте, и
скоро две красные линии,  вышедшие из Хирбета и Марианы, сомкнулись за
Северным полюсом в Ледовитом океане.
     Неужели они  оставили  вымпел  на  дне  океана?  Да еще Северного
Ледовитого?
     Несколько минут  Матвей  простоял  на  коленях,  глядя на древний
материк,  вот уже миллиарды лет не поддающийся ни клокочущей  под  ним
грозной  стихии  огня,  ни  штурмующей  его  берега и не менее грозной
водной стихии.
     Что говорить,   будь  он,  Матвей  Белов,  жителем  какого-нибудь
Канопуса или Ориона и явись он на Землю хоть двадцать миллионов,  хоть
двадцать  тысяч  лет  назад,  вряд  ли  удалось  бы ему отыскать более
надежное хранилище для вымпела, чем Азиатский материк...
     Но где? В какой именно точке Азии?
     Еще и еще раз взгляд его останавливался то на одной, то на другой
вершине красного треугольника, вычерченного на карте. Неужели все-таки
в океане? Попробуй доберись туда!
     А если не в океане?..
     Уже под утро Матвей после долгих раздумий начал помечать что-то в
центре треугольника, бормоча при этом: "Высота, она же медиана, она же
биссектриса..."
     Потом медленно  поднялся  с  карты,  посмотрел  на часы,  которые
показывали без четверти пять,  подошел к телефону и,  отчаянно  махнув
рукой, набрал номер.
     С минуту никто  не  подходил.  Потом  в  трубке  раздался  сонный
сердитый голос.
     - Майечка,  привет!  - весело сказал Матвей.  - У тебя есть карта
Азии?..
     - Ты что, с ума сошел? - разозлилась Майя.
     - Возможно!  Но  я  хочу,  чтобы  ты  раньше всех узнала:  вымпел
находится в трехстах сорока километрах от Красноярска!

                             Глава вторая
                     В ШЕСТОЙ ДЕНЬ ПЯТОЙ ЛУНЫ...

     Кто бы мог подумать, что самое трудное еще только начинается?
     Возиться в лаборатории,  охотиться за пирамидами,  ломать голову,
глядя на карту,  - все это было детскими игрушками по сравнению с тем,
что они затеяли теперь.
     Матвей, рассеянно шагавший по обочине летного поля,  посмотрел на
самолет,  которого,  словно младенца  из  соски,  поили  два  огромных
автозаправщика,   казавшихся   просто   малютками   рядом  с  крылатым
великаном.
     Скоро "ТУ"  поднимется,  ляжет  на  курс  и доставит его,  Матвея
Белова,  в  Красноярск.  Заварил  кашу   -   теперь,   будь   любезен,
расхлебывай!
     Есть такая старая поговорка:  "Гладко было на бумаге,  да  забыли
про овраги,  а по ним ходить". Бывают же счастливцы, у которых хоть на
бумаге все получается гладко!  А  что  делать,  если  даже  на  бумаге
получается черт знает что?..
     Если ищешь центр треугольника,  начерченного на листе ватмана, то
размер найденной точки - какие-нибудь десятые доли миллиметра.
     Если геодезисты,  разбивающие площадку  для  парка,  ищут  точку,
находящуюся  в центре известного им треугольника,  в вершинах которого
они могут установить свои инструменты с трубами-дальномерами,  то  они
уже находят не точку. Потому что найти точку в этом случае невозможно.
Любой прибор - даже самый верный - дает  небольшие  ошибки.  Земля  не
совсем  ровная.  Воздух,  через который геодезист смотрит на веху,  не
совсем прозрачный.
     Вместо точки  получается что-то вроде чайного блюдечка.  Впрочем,
для разбивки парка большая точность и не требуется.
     Но когда надо "разбивать",  как говорят строители,  треугольник в
полтора материка,  тут уж чайным  блюдцем  не  отделаешься.  По  самым
оптимистическим подсчетам геодезистов, центр треугольника, который был
нужен Матвею, представлял собой "точку" диаметром километров сто.
     Это на  бумаге,  где  на  площади чуть побольше половины почтовой
открытки умещается весь Байкал. Что же будет там, на "оврагах"?
     Погруженный в   эти   раздумья,  Матвей  бродил  в  отдалении  от
многочисленных  пассажиров,  ожидающих  посадки.  А  следом   за   ним
неутомимо  шагал Серегин,  которого главный редактор наотрез отказался
посылать снова в Сибирь, да еще с Беловым (Тарасюк улетел в Красноярск
двумя днями раньше).
     - Матвей,  а Матвей, - в десятый раз повторил Серегин, - а как ты
думаешь, откуда они прилетели? Я думаю, с Фаэтона!
     - С Фаэтона, - машинально повторил Белов.
     - Вот  именно!  -  обрадовался  Серегин.  -  С  той самой десятой
планеты, что крутилась между Юпитером и Марсом, а потом рассыпалась на
астероиды...  Да подожди ты минуточку,  не топай,  как на параде! - Он
крепко ухватил Матвея за локоть.  - Это очень важно!  Ведь  ты  сейчас
улетишь, а потом тебя ищи-свищи!
     - Так не на Фаэтон же! - остановившись, сказал Белов.
     Серегин заулыбался:  наконец-то  ему  удалось завладеть вниманием
Матвея!
     - У меня есть доказательства, что Фаэтон был на самом деле!
     И, торопясь,  чтобы  успеть,  пока  не  объявят  посадку,  Леонид
Серегин стал рассказывать Матвею об одной старинной карте неба...

     В самом начале нашей эры мусаваратский астроном Альдамак составил
карту звездного неба. На ней значилось девятьсот семьдесят семь звезд.
Но главным сокровищем для современных ученых оказалась не эта карта, а
так называемые "Пояснения" к ней.
     Альдамак писал,  что  звезды  -  далекие  солнца.  Что  не Солнце
вертится вокруг Земли,  а Земля вокруг Солнца.  Что у звезд непременно
есть  свои  земли  со  своими  людьми  -  крестьянами,  астрономами  и
царями...
     Последнее замечание   древнего  ученого  и  привело  к  печальным
последствиям.
     Царь Мусаварата  часто  прибегал к советам Альдамака,  прежде чем
начать войну или обложить народ новым налогом.  Ведь Альдамак считался
лучшим  астрономом  и предсказателем будущего.  Поэтому царь готов был
простить мудрецу его слова о других солнцах и других землях.
     Но утверждения, что есть и другие владыки, - этого он простить не
мог. Этак подданные еще начнут думать, что можно заменить его, владыку
Мусаварата, каким-нибудь другим царем!
     Пришлось сослать мудреца в дальние каменоломни, а его богохульное
сочинение предать проклятию и повелеть уничтожить.
     И все-таки одну  копию  "Пояснений"  Альдамака  почти  через  две
тысячи  лет  удалось  разыскать.  Трактат  древнего  ученого отличался
строгостью и точностью. Первая страница начиналась так...
     Туг Серегин достал записную книжку и прочел:
     - "В шестой день пятой  луны  первого  года  династии  Аманиренас
снова  появилось  восточнее  Рыбы  третье  ночное светило после Луны и
Венеры - Таира..."
     Эта фраза  сама по себе не вызвала бы никаких толков.  Можно было
предполагать,  что речь идет о Юпитере...  Но  каково  было  удивление
астрономов,  когда  буквально  на  следующей  странице "Пояснений" они
наткнулись на знак Юпитера.
     В чем  дело?  Разве  Юпитер - это не Таира?  Какое же еще светило
может быть третьим после Луны и Венеры?
     Попытались отыскать фразу,  в которой одновременно встретились бы
"Юпитер" и "Таира". Такой фразы не нашли.
     Тогда ученые   решили,   что   в  рукопись  вкралась  ошибка  при
переписке.
     И в  самом  деле  -  разве  есть  хоть одно древнее сочинение,  в
которое многочисленные переписчики не внесли бы какой-нибудь путаницы?
На том дело и заглохло...

     - Но теперь, - Серегин понизил голос, - теперь, когда я смотрю на
все это глазами человека космической эры  (у  Белова  дрогнули  уголки
губ),  я спрашиваю,  Матвей: а что, если переписчик не ошибся? Слушай,
Матвей!  Я сам  проверил,  как  это  пишется  -  "Юпитер"  и  "Таира".
Иероглифы не похожи совершенно.  Перепутать их просто невозможно!  Так
почему же не предположить,  что в нашем небе и вправду  была  когда-то
планета ярче Юпитера?.. Фаэтон! Загляни в Новосибирск, будь человеком!
Есть там великий дока по части астрономических древностей -  профессор
Файзуллин, поговори с ним!
     ...Как всякий,  кто имеет отношение к  астрономии,  Матвей  Белов
слышал когда-то об этой истории.  О "Пояснениях" Альдамака и об ошибке
переписчика.  И никаких сомнений в том, что история эта ломаного гроша
не стоит, никогда у него не возникало. Не возникло их и теперь. Матвею
не хотелось огорчать Серегина, но времени было в обрез, и ему пришлось
сделать это.
     Однако журналист  не  обиделся.  Он  достал  из  кармана   другую
записную книжку, порылся в ней и с чувством прочел:
     - "Заученное с чужих слов, да еще произнесенных с университетской
кафедры, сидит в нас крепче, чем ржавый гвоздь в сухом бревне".
     Убежденность Серегина показалась Матвею забавной. Он спросил:
     - Но почему ты все-таки решил,  что на Землю прилетали с Фаэтона,
если даже Фаэтон - это "Таира"?
     Серегин задумался, но ненадолго.
     - А откуда же еще? На Марсе-то людей как будто нет...

     "Пассажиров рейса номер четыре Москва - Красноярск, просят пройти
на посадку!" - раздался издалека рокочущий голос громкоговорителя.
     Матвей оглянулся. Они с Серегиным забрались довольно далеко.
     Матвей обнял Серегина,  ласково похлопал его по спине и побежал к
самолету.

                             Глава третья
                       ПРИСТУПИТЬ К РАСКОПКАМ!

     - А  ну  слезай,  не  бойся!  - закричал Тарасюк,  завидев Матвея
Белова на верхней ступеньке высоченного трапа.
     И когда Белов окончательно спустился с неба на землю, сообщил уже
не так громко: - Черта с два!
     В переводе на научный язык это означало,  что двухдневные розыски
Григория в ученых красноярских сферах не добавили  ни  единой  крупицы
цемента   в   построенное  из  рыхлого  песка  догадок  геометрическое
основание нынешней экспедиции.
     Поскольку Матвей никак не прореагировал на краткий по форме, хоть
и достаточно насыщенный  содержанием  доклад,  Тарасюк  счел  полезным
добавить:
     - Если не считать четырех палеолитических барельефов...  Их нашли
красноярские  школьники  на  скалах  на  одном из енисейских островов,
километрах в ста двадцати к западу от Темирбаша.
     По дороге,  в  машине,  Матвей  сперва  пересмотрел все до единой
фотографии барельефов -  смутных,  едва  заметных  выбоин,  в  которых
только с большой натяжкой можно было признать силуэты животных - не то
лошадей, не то оленей.
     Бурные воды  многих  тысяч  паводков,  лютые  сибирские  морозы и
хлесткие ветры сгладили поверхность утесов,  слизали с нее пуды камня,
до неузнаваемости изменив очертания барельефов.
     - Не Саммили! - высказался наконец Матвей.
     - Не Саммили, - согласился Тарасюк.
     - Здесь все или еще есть?
     - Пока все...
     - И сколько им лет?
     Тарасюк пожал плечами.
     - Ну, примерно?
     - Говорят, седьмой - десятый век...
     - До?
     - Да нет, понимаешь ли... Нашей эры.
     - Доказательства?
     - Слабые...
     Друзья вели свой неторопливый разговор,  а между тем новенькие, с
иголочки,  улицы  резко  оборвались  и по обе стороны шоссе замелькали
деревья. Смолистый дух леса наполнил машину.
     Потом хвойные  стены раздвинулись,  и впереди открылось небольшое
летное поле: укатанная взлетная полоса, бревенчатый домик аэровокзала,
медлительная вертушка локатора.
     А за летным полем  -  совсем  близко,  рукой  подать  -  начинали
громоздиться  горы.  Сперва  -  пониже,  с отлогими боками,  отчетливо
зазубренными зеленой тайгой. Дальше - все выше и круче.
     - Страна!  -  с  гордостью  первооткрывателя  торжественно сказал
Тарасюк, выйдя из машины.
     Матвей промолчал.

     Почему-то люди  больше  всего  боятся того,  что ждет их впереди,
хотя чаще следовало бы опасаться того, что находится сзади.
     Когда, к примеру,  говорят, что в недалеком будущем ракеты станут
обычным  пассажирским  транспортом,  делается  как-то  не   по   себе.
Вспоминается барон Мюнхаузен верхом на ядре.  Или ведьма на помеле.  И
забывается,  что вчера еще на реактивных самолетах поднимались к  небу
лишь  самые  отчаянные  храбрецы,  а  сегодня реактивная авиация возит
бабушек в гости к внукам...
     Именно в   силу   этих   причин   и   предрассудков  мушкетеры  с
удовольствием  разглядывали  маленький,  по-стрекозьему  четырехкрылый
самолетик,  уютно прикорнувший на зеленом газончике летного поля.  Его
даже не хотелось называть самолетом - это был аэроплан.  Тара-сюку  он
казался  почти  одушевленным  существом,  и во всяком случае - гораздо
более симпатичным, чем любая многоместная машина.

     Всю беспочвенность своего влечения к архаике они ощутили в полной
мере  уже  на  взлете.  "Чертов  кукурузник",  как немедленно окрестил
Тарасюк ни в чем не повинную машину,  одновременно обругав ни в чем не
повинный злак,  с самого начала повел себя подобно необъезженному коню
на манеже.  То вставал на дыбы,  то вдруг подбрасывал круп, то начинал
метаться из стороны в сторону. Причем в отличие от манежа здесь нельзя
было ни остановить коня, ни соскочить с него.
     - Неравномерный нагрев атмосферы!  - пояснял Матвей,  мужественно
сцепив челюсти и упершись пятками  в  противоположное  сиденье,  в  то
время  как  "кукурузник"  с  ускорением  девять целых восемьдесят одна
сотая метра на секунду в квадрате проваливался в очередные тартарары.
     - Вертикальные токи!  - бормотал Григорий, стараясь не раскрывать
рта.
     Только над   самым   Темирбашем  болтанка  стихла,  и  оцепенелым
взглядам  мушкетеров  предстал  старинный  горнозаводский  городок   -
собственно,  даже  не один городок,  а целое семейство больших и малых
скоплений домов и домиков,  окрашенных  в  веселые,  светлые  цвета  -
песочный,   абрикосовый,   светло-зеленый.   Между  поселками  торчало
несколько обшитых досками башенок - шахтных копров,  дымили  трубы  из
ярко-красного  и  белого  кирпича.  В  самой  середке небольшого плато
темнела круглая ямина с крутыми бортами. По ее дну ползли грузовики.

     Своенравные прыжки "кукурузника" оказались как  бы  увертюрой  ко
всему дальнейшему.
     - Закон  максимального  свинства!  -  в  сердцах  сказал  Тарасюк
главному  инженеру  Темирбашского  горно-металлургического  комбината,
когда тот развернул перед ними полотнище,  из которого с успехом можно
было  выкроить  экран  кинотеатра  средней  руки.  Всю карту густейшим
образом покрывали  условные  обозначения  "погашенных"  и  действующих
шахт,  самых  разнообразных  сооружений,  жилых зданий,  транспортных,
электрических и всяких иных коммуникаций.  Только очень дошлый черт не
сломил бы себе ногу в этом хаосе давно обжитого людьми куска земли.
     Темирбашский прииск существовал чуть ли не с петровских времен...
А сколько веков до того брали здесь люди лежавшую на самой поверхности
медную руду,  а еще раньше твердый блестящий кремень,  сказать не  мог
никто.
     Матвей удрученно смотрел на полотнище.  На круглом плато, зажатом
между   сопками,  двести  с  лишним  лет  возникали  то  там,  то  тут
каменоломни,  шахтенки,  заводики,  отвалы, груды всяческого мусора, а
потом  образовался  кратер  этого  карьера  под стать хорошему лунному
цирку.
     И сколько раз все это было перерыто и перелопачено! Что тут могло
сохраниться?
     Восьмикилометровая площадка  между  сопками...  Лучшего места для
знака не нашлось бы и "двадцать  тысяч  лет  назад.  Но  если  знак  и
поставили,  то,  наверное,  не  одна  сотня лет прошла с тех пор,  как
пропали его последние следы.  Обломки знака давным-давно  смешались  с
камнем,  нагроможденным здесь повсюду,  или расплавились в печи, попав
туда вместе с рудой.
     Но... назвался груздем, полезай в кузов.
     - Приступить к раскопкам!  - скомандовал Тарасюк,  когда  главный
инженер оставил их вдвоем.
     ...Ох и непростые это были раскопки,  хоть  и  велись  они  не  в
привычном для археолога "поле",  а в большом светлом кабинете, куда им
принесли все карты и планы местности, начиная со времен царя Гороха!
     Два дня  Григорий  и  Матвей  вытирали локтями и коленями пыль со
старых бумаг и холстов.  Знака не было.  Справедливости  ради  следует
добавить, что не было и планов за целые десятилетия.
     От семнадцатого века вообще не сохранилось ни единого  документа,
о чем,  впрочем,  Тарасюка предупредили еще в областном архиве. А ведь
именно тогда поставлен был в Темирбаше первый  завод  и  отлит  первый
колокол...
     Когда Григорий  с  помощью  Матвея  докатил  последний  рулон  до
стенки,  не  без  труда поднял его и прислонил в углу,  рабочий день в
управлении комбината уже закончился. Было тихо.
     Держа в  одной  руке  пиджак,  Тарасюк  с размаху хлопнул по нему
другой  рукой  и  скрылся  от  Матвея  за  тучей  серой  пыли.  Матвей
оглушительно чихнул и попятился к двери.
     Григорий набросил пиджак на широкие плечи, щелчком сбил с лацкана
приставшую нитку и невозмутимо последовал за Матвеем.

                           Глава четвертая
                    ОТЕЦ АРСЕНТИЙ НЕСПТ СВОЙ КРЕСТ

     Разумеется, это было чистейшей  авантюрой  -  на  четвертый  день
после прибытия в Темирбаш мчаться сломя голову в Шайтанову падь!
     Но, с другой стороны,  что прикажете  делать,  если  три  главные
надежды рухнули в первые же три дня?
     О крушении  первой,  главной  надежды  -   на   геологические   и
топографические документы - мы уже рассказали.
     Вторая возлагалась   на    лесничего.    Вместо    классического,
кряжистого,   заросшего  бородой  старца  он  оказался  длинноруким  и
длинноногим  молодым  человеком,  студентом-заочником   Ленинградского
лесного  института  и  мастером  конного  спорта.  Тем  не менее тайгу
здешнюю парень знал насквозь,  вырос тут и  должность  получил,  можно
сказать,  по наследству от отца.  По словам лесничего,  во всем районе
никаких  загадочных  предметов  размером  более  метра   заведомо   не
существовало.  За  предметы  меньших  размеров  он,  будучи  человеком
честным и точным, ручаться не пожелал.
     Третья главная   надежда   -   председатель  Темирбашского  клуба
туристов (тут уж самый настоящий старик - и кряжистый,  и с бородой, -
шестидесятитрехлетний  пенсионер,  бывший  паровозный машинист) сперва
решил,  что его разыгрывают.  А  когда  уверился,  что  разговор  идет
всерьез, извиняющимся тоном проговорил:
     - Разве что в гражданскую,  когда я в партизаны уходил,  побывали
здесь ваши марсиане,  да тогда же и отчалили,  ничего нам на память не
оставив.
     После крушения  всех  этих  надежд  не  мудрено  было пуститься в
авантюры.  Тем более, что в самом названии местности Матвею и Григорию
чудилось нечто космическое.
     Может быть,  все-таки  Тарасюк  уговорил  бы  Матвея  остаться  в
городе,  если  б  не масло,  подлитое в огонь ответственным секретарем
городской газеты "Красный горняк".
     Этот самый   ответственный  секретарь,  невероятно  рыжий  юноша,
прежде всего выложил Тарасюку и Матвею все,  что он думал о  проблемах
посещения  нашей  планеты  гостями  из космоса в прошлом,  настоящем и
будущем.  А затем ознакомил их с помещенной полгода назад  в  "Красном
горняке"  статьей-боевиком  одного известного в республике литератора.
Известный литератор утверждал со свойственной ему категоричностью, что
не только имя,  но и происхождение пади ("огромной, воронкообразной, с
пологими краями экзогенной впадины")  связано  с  падением  метеорита,
который,  в свою очередь,  мог быть,  так сказать, и не совсем обычным
метеоритом...
     Матвей впился   в  статью,  как  клещ,  а  Тарасюк  тем  временем
постарался объяснить ответственному секретарю ситуацию.
     Все обычные    источники    информации    исчерпаны.    Требуются
принципиально свежие идеи...
     - Понял! - отрапортовал ответственный секретарь.
     Он молниеносно натянул пестрый пиджак с ромбиком университетского
значка и скрылся за дверью.
     Тарасюк подошел  к  окну   и   раскрыл   его.   Оттуда   раздался
громоподобный треск отъезжающего мотоцикла.
     - Современный интеллигент,  - с одобрением сказал Тарасюк.  - Вот
собака, глушители снял!

     Дороги к  Шайтановой пади не было,  и весь путь - двадцать восемь
километров - мушкетеры проделали пешком. После чего, удостоверившись в
полном  отсутствии  таинственных  явлений  природы  или  цивилизации в
уютной ложбинке между тремя сопками, Тарасюк присел на розоватый валун
и зло пнул его изрядно стоптанным каблуком:
     - Шах и мат!  Если только твой знак - не то,  что находится  подо
мной...
     Белов критически сощурился.
     - Если  бы  вот  так,  вместе  с  твоей  фигурой,  можно  было бы
призадуматься.  А без нее... Доставай колбасу! - и поплелся к бегущему
шагах в десяти ручейку за водой.
     Тарасюк захватил ртом край принесенного Матвеем котелка  и  начал
запрокидывать его над головой.  Слышалось только глуховатое бульканье.
Григорий поставил котелок, отер губы и сказал:
     - Еще.
     Матвей снова отправился к ручейку.
     От второго  котелка  ему тоже ничего не досталось,  от третьего -
самая чуточка.
     Матвей аккуратно  сполоснул  край  помятого  алюминиевого сосуда,
проделавшего с Григорием не одну  тысячу  километров,  и  напился.  На
донышке еще осталось немножко воды.
     Тарасюк скептически хмыкнул и не глядя допил остаток.
     После хлеба  с  колбасой и воды из ручейка надо было укладываться
на  захваченные  с  собой  гостиничные  одеяла  и  спать.   Ибо,   как
справедливо уверял Григорий накануне,  требуя, чтобы выход в Шайтанову
падь был назначен не позже чем на половину  четвертого  ночи,  сделать
пятьдесят  шесть  километров за одни сутки - задача,  непосильная даже
для  Портоса.  Особенно  если  прибавить  к  первым  двадцати   восьми
километрам   еще  добрый  десяток,  нахоженный  по  пади  и  не  очень
приспособленным для пеших прогулок склонам окрестных сопок.
     К счастью для мушкетеров,  ночью дождя не было. Тарасюк проснулся
в половине  восьмого,  достал  карманный  томик  стихов  Гейне  и,  не
вставая,  читал до половины девятого.  Только после этого он растолкал
спавшего без задних ног Матвея.

     В гостиницу вернулись, когда на улицах давно горели фонари.
     Дежурная, выдавая ключ от комнаты, сообщила, что товарищей ученых
искал один молодой - рыжий,  и один пожилой товарищ.  Сказали,  завтра
зайдут еще.
     Тарасюк согласно кивнул.  Раз зайдут еще,  чего же расспрашивать?
Матвей,  который от усталости не мог раскрыть рта,  поплелся на второй
этаж в номер.

     Тарасюк, как всегда,  проснулся  в  половине  восьмого.  В  дверь
деликатно   стучали.   Матвей   сидел  на  кровати,  шептал:  "Сейчас,
сейчас..." - и,  не попадая  ногами  в  туфли,  пытался  надеть  задом
наперед штаны.
     Со скоростью фокусника Тарасюк натянул на себя ковбойку,  прыгнул
в брюки, рванулся к двери и распахнул ее.
     Слегка подталкиваемый   в   спину    рыжеволосым    ответственным
секретарем,  в  номер  протиснулся необъятной ширины,  могучий мужчина
неопределенного возраста (может, пятьдесят, а может, и все семьдесят),
с  благодушнейшей иссиня-багровой физиономией,  такого же цвета носом,
толстыми губами и ясными голубыми глазками.  Под мышкой мужчина держал
небольшой сверток.
     Он снял круглую  бархатную  тюбетейку,  обнажив  объемистый,  без
единого волоска,  коричневый от загара череп,  положил сверток на стул
и, протянув Тарасюку широкопалую лапищу, представился:
     - Бывший  священник  храма Святого Дамиана отец Арсентий,  а ныне
пенсионер Митрофанов Арсентий Фомич...
     Потом, тяжело сопя, подошел к Матвею, пожал ему руку, возвратился
на  прежнее  место,  бочком  сел  на  стул  возле  своего  свертка   и
вопросительно посмотрел снизу вверх на сопровождающего.
     Ответственный секретарь,  внимательно и  серьезно  наблюдавший  с
порога за передвижениями подопечного, подсел к столу, вынул из кармана
большой клеенчатый блокнот,  развернул его на исписанной  до  половины
странице, положил на нее авторучку и коротко распорядился:
     - Поехали!
     Бывший отец Арсентий скрипнул стулом, кашлянул в квадратный кулак
и,  полностью  понимая  торжественность   момента,   рокочущим   басом
возгласил:
     - А было то в зиму одна тысяча девятьсот двадцать...

     Отличнейшие сани,  прикрытые   медвежьей   шкурой,   занесло   на
повороте, отчего сам повелитель всея Темирбашской тайги его благородие
штаб-ротмистр Выгузов, продолжая двигаться, согласно законам механики,
по инерции, вылетел из саней и, чуть не врезавшись в здоровенный кедр,
зарылся по пояс (считая от шапки) в сугроб.
     Это происшествие  несколько задержало штаб-ротмистра,  и в рудник
он прибыл позднее, чем рассчитывал.
     Здоровенную глыбу  совсем  белого металла уже почти освободили от
скорлупы медного колчедана,  и теперь темирбашские  мужики,  согнанные
выгузовскими  бандитами  на рудник "для отбытия повинности отечеству",
не без интереса рассматривали находку.
     Едва издали  раздался  зычный крик "р-р-р-рразойдись",  как возле
блестящей глыбы  сразу  стало  пусто.  Повелитель  Темирбашской  тайги
подъехал к чуду,  стащил с руки меховую варежку и,  достав из-под шубы
лорнет, вперил взор в диковинный самородок. Серебро? Платина?
     О самородках  подобного  вида  штаб-ротмистр  никогда  не слыхал.
Остроконечная блестящая штуковина,  повыше человека ростом, с прямыми,
сходящимися наверху гранями...
     Выгузов выпростал из-под медвежьей шкуры ногу и турнул возницу  в
спину.   Сани   послушно   сдвинулись  вперед  и  подъехали  вплотную.
Штаб-ротмистр наклонился  с  лорнетом  к  странному  самородку,  чтобы
получше  разглядеть  его...  И вдруг ручка лорнета рванулась у него из
пальцев,  и все оптическое сооружение, единственное на четыреста верст
в округе, пристало к блестящей штуковине.
     Несколько секунд  повелитель  остолбенело   соображал,   что   же
случилось.  Затем он попробовал получить свою драгоценность обратно. С
некоторым усилием это ему удалось.
     Оторвав лорнет  от  гладкой  матовой  поверхности глыбы,  Выгузов
понял,  в чем дело.  В этом проклятом Темирбаше не нашлось ювелиров, и
оправу  ротмистрового  лорнета  пришлось отковать из железа,  - старая
сломалась еще месяц назад, когда за ним гнались красные партизаны.
     Значит, не  драгоценность?  А  просто  железо,  только  почему-то
магнитное и не заржавевшее ни капли.
     Выгузов поразмышлял  и  велел  сгонять  лошадей,  сбивать помост,
везти находку на завод.  Диво-то оно,  конечно,  диво...  Да железо  в
здешней тайге тоже под ногами не валяется,  и наконечники для казацких
пик из него получатся получше, чем из меди!
     Порох и свинец,  захваченные бандой летом, кончались, и надо было
вооружаться чем придется - хоть ножами из  обручей  от  пивных  бочек.
Потому и решил штаб-ротмистр пустить рудник и завод...
     А на следующий день повелитель приказал позвать к  себе  местного
священника, слава об учености которого дошла и до банды.
     ... - Изволите еще,  отец  Арсентий?  -  Штаб-ротмистр  напил  из
темной бутылки в стопку.
     - Благодарствуйте!  - Черноволосый молодой  батюшка  помялся,  но
стопку  пододвинул.  - Пожалуй,  последнюю.  Что же до необыкновенного
предмета,  обнаруженного в заводе, господин ротмистр, то в божьей воле
посылать нам различнейшие дива. Метеоры, например...
     - Ладно, отец Арсентий! Откуда ни взялся подарочек, возблагодарим
господа...  И  не  словом  токмо,  но  и  делом!  Завтра  же,  честное
благородное, прикажу кузнецу отковать из этой штуковины крест для вас.
Господь да простит нам наши прегрешения!..

     Банда Выгузова убралась из Темирбаша, как только просохли дороги,
а к осени уже перестала существовать. Но обет свой штаб-ротмистр успел
выполнить...

     На этом  месте рассказ бывшего отца Арсентия был прерван истинным
чудом:  кандидат  исторических  наук  Григорий  Тарасюк   и   кандидат
физико-математических  наук  Матвей  Белов одновременно почувствовали,
как непонятная,  но тем не менее непреоборимая сила приподняла их тела
и  бросила  к  стулу,  на  котором сидел рассказчик.  Руки ученых сами
собой,  совершенно непроизвольно протянулись к свертку,  схватили его,
содрали  оберточную  бумагу и извлекли на свет божий тяжелый блестящий
крест из белого металла.
     ...А на  следующий день крест был доставлен специальным самолетом
в Новосибирск - в Институт металловедения.
     Металловеды приступили к исследованию - самому детальному,  какое
только возможно.
     К удивлению  Тарасюка.  Белов  не  стал  торчать  в  лаборатории.
Сказал, что у него неотложное дело в обсерватории, и умчался.

     Профессор Файзуллин,  конечно же,  знал "Пояснения" Альдамака.  И
никогда  не  сомневался  в  том,  что  "звезда  Таира" - плод досадной
ошибки.
     - Нет  такой  звезды - Таира,  нет,  нет и нет!  Это я вам говорю
абсолютно точно. Такая звезда не упоминается ни в одной книге.
     - Из одной, положим, мы с вами знаем о ней, - возразил Матвей.
     - Одна  ласточка  еще  не  делает  весны!  -  любезно   улыбнулся
профессор.
     - Но  свидетельствует  о  том,  что  весна  существует,  -  очень
серьезно сказал Матвей. - Не было бы весен - не было бы и ласточек. Ни
единой ласточки!
     - Сдаюсь!  -  снова  улыбнулся  профессор.  -  Но какое это имеет
отношение к звезде Таира?
     - Самое   непосредственное.   Легче   всего   считать  непонятное
недоразумением.  Как  справедливо  заметил   один   молодой   товарищ,
заученные с чужих слов истины сидят в нас крепче,  чем ржавый гвоздь в
сухом бревне... Труднее найти непонятному объяснение.
     Файзуллин пожал плечами, снова прочитал текст.
     - И все-таки  я  продолжаю  думать,  что  это  какое-то  странное
недоразумение.  Обыкновенные  звезды не исчезают с небосвода миллиарды
лет. Природа не торопится... Право же, не стоит ломать голову.
     - Нет,  стоит!  - упрямо сказал Белов. - Послушайте, профессор, у
меня к вам маленькая просьба.  Верите вы в звезду Таиру  или  нет,  но
попытка   -  не  пытка.  Понаблюдайте,  пожалуйста,  за  окрестностями
созвездия Рыбы.  Вдруг наткнетесь на что-нибудь подозрительное!  Очень
прошу вас! Обещаете?
     Прошел день,  и химики сообщили,  что крест изготовлен из стали -
чрезвычайно жаропрочной и кислотоупорной стали.
     Затем металловеды определили,  что  металл,  из  которого  сделан
крест, был когда-то выплавлен под вакуумом.
     Затем радиохимики установили, что изотопный состав металла вполне
схож с составами обычных "земных" высококачественных сталей.
     Все это не давало ровно никакого ответа на вопрос о цели, которой
могли руководствоваться неизвестные существа, оставив стальной знак на
нашей планете в центре треугольника,  построенного  на  карте  Матвеем
Беловым.
     Матвей понимал,  что  находится  на  верном  пути.  Что  ход  его
рассуждений верен. Что он нащупал первую ниточку мыслей тех, кто думал
о будущих жителях Земли десятки тысяч лет назад.
     Но что дальше?  О чем говорит этот кусок стали?  На что указывала
стальная пирамида, из которой он выкован?
     Почему она  находилась  именно  здесь,  а не в другом месте?  Что
означала?  Какой смысл хотели вложить в эту странную посылку  те,  кто
оставил ее людям Земли? Есть в этой "посылке" содержание или это снова
только веха в цепочке следов,  как Хирбетская пирамида, как пирамида у
Перламутрового озера?
     На что указывает эта веха? Куда ведут эти следы?

     Еще месяц продолжались поиски у  Темирбаша.  Но  других  остатков
стальной пирамиды больше не было.  И вообще больше не было ничего, что
могло бы вызвать сомнение в своей земной природе.
     Когда Матвей  написал  об этом в Москву Майе,  она ответила двумя
строчками:
     "И сказали люди: "Оставьте нам вашу силу". И сказали гиганты: "Вы
употребите ее во зло".

                             Глава пятая
                         ИНФРАКРАСНАЯ ЗВЕЗДА

     Белов вернулся в Москву последним.
     Самолет пришел ночью, и Матвей поехал из аэропорта прямо домой.
     Все в комнате было по-старому.  Только на письменном столе лежало
что-то "лишнее".
     Матвей подошел  к  столу  и взял листок бумаги,  исписанный резко
наклоненным вперед почерком.
     Наверху стояло: "С приездом!" А чуть пониже столбиком:
     "Самая высокая вышина.
     Самая глубокая глубина.
     Число "три".
     День, равный ночи.
     Полночная звезда".
     Все, кроме   дня,   равного   ночи,   и  полночной  звезды,  было
перечеркнуто красной чертой,  а рядом  с  двумя  последними  строчками
красовались два больших вопросительных знака.
     Матвей, улыбаясь, прочел Майину записку и спрятал ее в карман.
     На столе  лежали  еще  три  конверта:  один - со штампом Академии
наук,  другой - с  вензелями  Дома  журналистов,  третий  -  с  яркими
иностранными марками.
     Усевшись в кресло, Матвей разрезал первый конверт.
     "Кандидату физико-математических наук Белову М. М.
     Президиум назначил обсуждение отчета о Темирбашской экспедиции на
пятницу, 18 октября в 14 часов. Обсуждение состоится в конференц-зале.
     Председатель Сектора     физических     методов      исследования
доисторических памятников Г. Тарасюк".
     Кандидат наук задумчиво помахал повесткой.
     До заседания  оставалось  три  дня.  Три  дня  - и два вопроса из
Майиной записки...

     Первый-то вопрос,  положим,  не слишком хитер. День, равный ночи,
бывает  на  Земле  два  раза в год:  двадцать второго марта и двадцать
второго сентября. Весеннее равноденствие и осеннее равноденствие.
     Зато полночная  звезда  - орешек куда крепче.  Даже невооруженным
глазом можно разглядеть в  полночь  тысячи  звезд.  На  какую  из  них
намекает легенда?..

     Во втором  конверте  тоже  оказалась  повестка.  Редакция журнала
"Наука XX века" приглашала Белова на встречу с журналистами.
     Из третьего   конверта   выпала   цветная   фотография  -  четыре
круглоголовых существа в скафандрах.  На маленьком клочке бумаги  было
набросано несколько строк:
     "Последняя фреска,  найденная Халидом в шестой пещере.  Из  него,
дружище, будет толк! Обрати внимание на шлемы. Твой Ф.".
     Матвей взглянул на  фотографию  еще  раз.  Над  круглыми  шлемами
пришельцев  древний  художник  совершенно  отчетливо  изобразил  усики
антенн с маленькими шариками на концах.
     Если б можно было заглянуть под эти скафандры! Увидеть глаза тех,
кто двадцать тысяч лет назад перешагнул через межзвездные  просторы  и
сошел на Землю,  чтобы оставить ее жителям вогнанную в кору загадочную
стальную пирамиду...
     Какая воля вела к нам Обладателей Разума из неведомого мира?  Что
окрыляло их?  И откуда черпали они  баснословные  количества  энергии,
которые позволили их кораблю преодолеть межзвездную бездну?
     Энергия! Вся история человечества  -  это  история  открытия  все
более  мощных  источников энергии.  Мускульная энергия быков,  тянущих
плуг.  Энергия ветра,  ворочающая крылья мельниц.  Энергия воды, пара,
потока электронов. И, наконец, заключенная в стальные камеры реакторов
ядерная энергия,  только еще начинающая подчиняться созидательной воле
человека.
     За какие-нибудь двести лет люди  прошли  неимоверный  путь  -  от
водяной   мукомольни   до  турбин  Ангары,  от  парусного  корвета  до
атомохода.
     Какой путь  пройдет  человек за следующие двести лет?  За пятьсот
лет? За тысячу лет?
     Мы думаем, что очень много знаем. Еще бы! По сравнению, скажем, с
жителем древней Эллады мы не люди,  а боги,  - ходим по дну  морскому,
летаем по небу, слышим и видим за тысячи километров.
     Но по сравнению с  теми,  кто  придет  нам  на  смену,  мы  знаем
ничтожно мало.  И можем ничтожно мало.  Впрочем, уже сегодня мы знаем,
как использовать ту солнечную  энергию,  которая  приходится  на  долю
нашей  планеты.  И  знаем  о  термоядерной  энергии.  И уже существует
предложение о строительстве вокруг Земли  гигантского  зеркала-кольца,
которое  перехватило  бы  еще  часть  солнечной  энергии и передало ее
людям. Остроумнейшее предложение!
     Но кто  сказал,  что  такое  кольцо можно построить только вокруг
Земли?  А почему не окружить всю Солнечную систему?  Да к тому  же  не
кольцом,  которое  сможет задержать только часть солнечной энергии,  а
сплошной скорлупой? Чтобы ни один луч не пропал даром!..
     Сейчас Солнце для нас что-то вроде костра.  Огромного,  но только
костра. А нужно сделать из него печку!
     Матвей вынул из стола лист бумаги и быстрым движением нарисовал в
центре кружок с  лучами  -  Солнце.  На  разных  расстояниях  от  него
изобразил кружки поменьше,  девять кружков:  Меркурий,  Венеру, Землю,
Марс,  Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун, Плутон. И замкнул это семейство в
один  большой круг,  проходящий по самому краю листа,  - непроницаемую
для солнечных  лучей  сферическую  оболочку  вокруг  всего  планетного
семейства.
     Космический дом!
     Вот только из чего строить? Из астероидов? Из метеоритов?
     Он принялся набрасывать под рисунком колонки  цифр,  перечеркивал
их,  покусывая губы,  и снова писал. Наконец его карандаш обвел жирной
рамкой какую-то короткую формулу с многоэтажной степенью  и,  поставив
восклицательный знак, остановился.
     Придется пожертвовать Юпитером.  Другого выхода нет. По-видимому,
нет.  И то его массы хватит лишь на самую тоненькую оболочку - всего в
несколько миллиметров.
     Жалко Юпитер! Очень жалко!
     Но зато как удивятся разумные существа во Вселенной,  обнаружив в
один  прекрасный  день  (вернее,  в одну прекрасную ночь),  что Солнце
исчезло!  Сириус - на месте.  Альфа Центавра - на месте. Тау Кита - на
месте. А Солнца нет!
     И станет галактическое человечество щупать космос своими  хитрыми
приборами.  И  найдет  на  месте  бывшей  маленькой звездочки странное
небесное тело - огромное, черное. Ведь ни один луч солнечного света не
вырвется наружу сквозь стены космического вигвама...  Впрочем, если уж
быть точным,  - ни один видимый луч.  А невидимые инфракрасные лучи от
нагретой  Солнцем  оболочки уйдут в космос.  Вероятно,  только по этим
тепловым  лучам  и  можно  будет  обнаружить  с  далеких   миров   наш
космический дом, нашу инфракрасную звезду...
     А для нас - для нас  солнечный  костер  превратится  в  солнечную
печку.  Вся  энергия светила без остатка будет в наших руках.  И тогда
самые    смелые     сегодняшние     фантазии     окажутся     простыми
рационализаторскими  предложениями.  Заселить  планеты  -  пожалуйста!
Создать новые - сколько угодно!
     Посетить Андромеду...
     Матвей потянулся так, что хрустнули суставы.
     Через десять  минут  ему уже снились космические сны.  Сверкающая
поверхность сверхгигантской  оболочки.  Майя  в  скафандре.  Заседание
Сектора  палеоастронавтики на пустынной чужой планете.  Горячий спор о
вымпеле, который нужно оставить там.
     ...Его разбудил настойчивый звон.
     Матвей открыл  глаза,  прищурился  от  яркого  дневного  света  и
пробормотал:
     - Что же они все-таки оставили?
     В передней снова загремел звонок.
     - Сейчас! - крикнул Белов.
     Распахнув дверь,   он  расписался  на  поданном  ему  почтальоном
бланке,  молча взял конверт с фототелеграммой и, когда почтальон ушел,
снова пробормотал:
     - Что же они все-таки оставили?..
     Его взгляд  упал  на  торчащий  из  конверта  уголок телеграммы с
крупной надписью - Адрес...
     - Адрес, - машинально повторил Матвей. - Адрес...
     И застыл в оцепенении.
     Черт возьми,  как  он  раньше  не подумал об этом!  Конечно,  они
должны были оставить на Земле не что иное,  как свой адрес.  Не книги,
не формулы, не чертежи. Откуда могли они знать, в чьи руки попадет все
это и как будет использовано - на благо или во вред людям?  Гиганты из
легенды  не хотели оставлять людям свою силу,  чтобы они не употребили
ее во зло...
     Адрес, только точный "адрес" звезды, с которой они прилетели!
     Матвей бросился к  полке,  схватил  в  охапку  несколько  толстых
томов, бросил их на стол и принялся бешено листать страницы.
     Стеклоподобные камни пустыни и древнее предание  Медного  свитка,
непонятные  сооружения  в Хирбете и в сибирской тайге,  фантастические
рисунки в пещерах и стальной знак в недрах Земли  -  все,  о  чем  они
говорили,  теперь  сошлось  для  Матвея  Белова в одной точке небесной
сферы.
     В точке,  расположенной  над  Темирбашем ровно в полночь двадцать
второго марта.
     "День, равный ночи" приобрел такой же реальный смысл,  как "самая
высокая  вышина"  -  Джомолунгма.  Или  как  "число  три"   -   символ
треугольника  с  центром  в трехстах сорока километрах от Красноярска.
Именно над этой точкой в эту ночь должна сиять их "полночная звезда"!
     Матвей перевернул   еще  несколько  страниц  звездного  атласа  и
прикусил губу.
     Ни в весеннее, ни в осеннее равноденствие в зените над Темирбашем
не  было  никакой  полночной  звезды...  Самый  точный  из   каталогов
подтверждал этот факт со всей убедительностью.
     Но это значило, что все догадки были неверны. Неверны...
     Матвей невесело  усмехнулся:  "Если  только они не построили себе
космический дом..."
     Он собрал  альбом  и книги,  поставил их на место.  И только тут,
заметив на опустевшем столе конверт, вспомнил о телеграмме.
     Он взял  белый  глянцевый  листок фотобумаги и прочел после слова
Адрес:
     МОСКВА ЛОМОНОСОВСКИЙ  ВОСЕМНАДЦАТЬ КВАРТИРА СОРОК БЕЛОВУ НА МЕСТЕ
ТАИРА  ОБНАРУЖЕНО  НЕВИДИМОЕ  ИНФРАКРАСНОЕ  ТЕЛО  ГИГАНТСКОЙ  ВЕЛИЧИНЫ
УТОЧНЯЕМ РАССТОЯНИЕ ПРОФЕССОР ФАЙЗУЛЛИН

                      Глава шестая, и последняя
                        МАЛЕНЬКОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

     Когда все,  о чем  рассказано  в  этой  повести,  было  приведено
наконец в тот порядок, в котором находится сейчас, мы отнесли рукопись
одному очень опытному человеку.
     Впрочем, вы о нем уже знаете. Это он посоветовал начать с того, с
чего все началось на самом деле.
     Очень опытный  человек  прочел  рукопись,  сложил  ее,  аккуратно
завязал  тесемочки  папки  и,  не  глядя  на  нас,  принялся  медленно
протирать очки кусочком замши.
     - Плохо дело!  - произнес он наконец.  - Зачем вы морочите голову
читателям?
     Авторы переглянулись.
     - И в мыслях не было,- сказал один из нас.
     - Честное слово! - подтвердил другой.
     - Так-так...   -  прокурорским  тоном  проговорил  очень  опытный
человек.  - Значит,  статья,  которую ваш Матвей Белов  принес  вашему
Леониду  Серегину,  не  излагает гипотезу советского ученого Агреста о
посещении Земли обитателями далеких миров?
     - Излагает, - сознались мы.
     - Или,  может быть, вы скажете, - продолжал наш собеседник, - что
статьи,  которые читает в самолете ваш Григорий Тарасюк, не похожи как
две капли воды на отклики самой настоящей иностранной прессы  об  этой
гипотезе?
     - Похожи, - согласились мы. - Похожи как две капли воды...
     - А  странное  сходство  между вашими саммилитами и действительно
существующими тектитами,  о происхождении которых ученые спорят до сих
пор? Это что - случайность?
     - Не случайность...
     - А   древние   рукописи?   А  Медный  свиток?  Может  быть,  вам
неизвестно,  что они были найдены на самом деле в Кумране,  неподалеку
от Мертвого моря?..  А ваш портрет космонавта? Вы что же, воображаете,
будто никто не узнает в нем "бога марсиан", обнаруженного Анри Лотом в
пустыне Сахаре?
     Мы молчали.  Все  это  было  чистейшей   правдой.   Недаром   наш
собеседник считался очень опытным человеком.
     - Мухаммеда  Диба,  первооткрывателя  кумранских  рукописей,   вы
перекрестили в Халида.  Епископа Афанасия - в отца Филиппа.  Приписали
несуществующему Белову гипотезу Дайсона об искусственных  инфракрасных
звездах.  И  все  это без ссылок на первоисточники,  без кавычек,  без
примечаний!..
     Очень опытный человек перевел дух,  кончил протирать очки,  надел
их и строго спросил:
     - Откуда взяли легенду о гигантах?
     - Сами выдумали, - устало ответил один из нас.
     - А пирамиды?
     - Тоже сами, - сообщил другой.
     - А стальной знак и звезду Таиру?
     Мы молча кивнули.
     - Послушайте,  - после долгой паузы проговорил наш собеседник,- а
что было дальше?  Удалось  установить  связь  с  жителями  этой  самой
звезды?
     Тут мы в первый раз облегченно вздохнули и  даже  позволили  себе
улыбнуться.
     - Ладно,  бог с вами, - сказал, подумав, очень опытный человек. -
Фантазируйте!  Только вот в чем беда,  - лицо нашего собеседника стало
озабоченным, - откуда узнают читатели, где у вас факты, а где вымысел?
Что действительно произошло,  а что только может произойти? Непременно
объясните все это!

     И мы решили последовать совету очень опытного  человека,  сообщив
читателям о нашем разговоре.

Популярность: 15, Last-modified: Sun, 28 Jul 2002 07:42:55 GMT