-----------------------------------------------------------------------
   Авт.сб. "Марсианский прибой".
   OCR & spellcheck by HarryFan, 12 September 2000
   -----------------------------------------------------------------------


   Вечером накануне открытия  Сберкассы  Времени  мы  собрались  в  теплом
семейном кругу. Оратором и оракулом был мой брат Лева - физик.
   - Завтрашний день войдет в историю, - горячился Лева, подмаргивая левым
глазом (у него разыгрывается тик, когда он волнуется).
   - И все-таки мне беспокойно, - сказала моя жена. Она сидела в кресле  с
вязаньем и то и дело сбивалась со счета петель. - Не люблю вещей,  которых
не понимаю.
   - Как? - удивился Лева. - Чего тут не понимать, это так просто!  Сейчас
объясню.
   Если вы слушали когда-нибудь физика,  пытающегося  разъяснить  простому
смертному смысл квантовой механики или специальной теории относительности,
то вы поймете наше состояние. Какие-то волны времени, накладывающиеся друг
на друга  так,  что  возникало  некое  подобие  временных  брызг,  которые
отрывались  от  своего  субстрата  в  надвремя  и  которыми   можно   было
управлять... Вот все, что я понимал  в  Левиных  лекциях  и  в  популярных
статьях моих коллег журналистов. Но это в конце  концов  не  слишком  меня
огорчало. Мы пользуемся  электричеством,  решительно  ничего  не  зная  об
электродинамике,  однако  я  еще  не  видел  человека,   которому   данное
обстоятельство мешало бы жить. Правила же пользования  Сберкассой  Времени
были ясны каждому. В любой момент, появись у вас такое желание, вы  вольны
отобрать у действительности толику времени, с тем чтобы  отложить  ее  про
запас. Оттуда вы можете взять этот вклад, когда вам  заблагорассудится,  и
уйти в надвремя. Все проще простого.
   - Вы даже не представляете, как это замечательно!  -  в  восторге  Лева
чуть не опрокинул  рюмку.  -  Сколько  времени  каждый  из  нас  теряет  в
очередях,  ресторанах,  в  дороге,  на  скучных  лекциях.  Часы   и   дни,
вычеркнутые из жизни! - В его глазах билось  отчаяние.  -  Теперь  не  то.
Теперь вы их кладете в сберкассу - откладываете на будущее - и все... Вот,
например, вы пишете или ведете эксперимент. Вы творите, вы  счастливы.  Но
неумолимые стрелки  часов  оповещают,  что  надо  кончать,  что  вас  ждут
какие-то срочные обязанности. Трагедия! С завтрашнего дня все будет иначе.
Просто вы возьмете из вклада отложенные  вами  часы  и  уйдете  творить  в
надвремя.
   - Может, лучше все-таки по-старому?
   Я укоризненно посмотрел на жену. Прогрессом надо восхищаться, тем более
таким.
   - Исключено! - радостно объявил Лева. - Нет ни одного достижения науки,
которое рано или поздно не вошло бы в жизнь. Ни одного. Приход  новой  эры
неизбежен!
   Часы ударили полночь. Лева поднял  палец.  Я  невольно  встал.  С  этой
минуты начала работать Сберкасса Времени!
   В торжественном молчании мы чокнулись.  Рука  жены  дрожала.  Наступала
новая эпоха. С последним боем часов наш кот, лежавший на диване, потянулся
и сладко зевнул. Бедняга, он видел древние сны и не подозревал  о  великом
событии.
   Утро оказалось самым будничным - серым, мглистым. Я поспешил  выглянуть
в  окно.  Все  как  обычно:  торопятся  люди,  спешат  машины.  Я   быстро
позавтракал и выскочил на улицу, провожаемый тревожными взглядами жены.
   В автобусе было свободно, и я занял отличное местечко  для  наблюдений.
Только наблюдать, похоже, было нечего. Уже пять минут я ехал, десять минут
ехал, а ничего не случалось ни  в  автобусе,  ни  вне  его.  С  досадой  я
поудобней устроился на сиденье и достал газету. Но едва  я  ее  развернул,
как вдруг что-то отбросило мои руки вместе с газетой, и  на  моих  коленях
возник какой-то старик!
   - Виноват, - извинился он. - Вы несколько заняли мое место.
   - А... а... вы... - пролепетал я.
   - Может быть, валидола? - забеспокоился старик, сползая с моих колен. -
Вас должны были предупредить, что я ненадолго отлучился...
   - Вы... вы воспользовались?..
   - Ну, разумеется. Время, знаете  ли,  в  моем  возрасте  нужно  беречь.
Ничего, ничего, сидите. Я устроюсь рядом.
   На нас глазел весь автобус. К счастью, была уже моя остановка.
   Я попал аккурат  к  планерке  и  даже  не  успел  обменяться  мнениями.
Удивительная вещь наши планерки. Вроде бы сиди и слушай, только и всего, а
устаешь так, будто пишешь  передовицу.  Все  шло  ничего,  пока  выступали
Леровский и Перов; они говорили длинновато, но толково - о  новых  задачах
газеты в связи с внедрением Сберкассы Времени, разумеется.  Но  вот  слово
взял Клопонечецкий. Мы кисло переглянулись. И тут  меня  озарило.  А  что,
если... В конце концов нас тут много и отсутствие  одного  человека  может
оказаться  незамеченным.  "Полчаса  в  запас!"  -  мысленно  приказал   я,
содрогаясь от собственной смелости.
   Мне показалось, будто я лишь на мгновение прикрыл веки. Но  стоило  мне
взглянуть на зал, и я тотчас понял, что влип. Все мы  влипли.  Редактор  и
Клопонечецкий стояли друг против друга, и лица их  горели,  как  светофор:
редактора - красным, Клопонечецкого  -  зеленым.  Они  молча  смотрели  на
пустые ряды стульев.
   - Это что за... - весь заряд гнева попал бы в меня, если бы в  зале  не
стали возникать остальные сотрудники. Видимо, телепатия все же существует,
раз всеми, едва начал выступать  Клопонечецкий,  овладело  одно  и  то  же
желание и все разом его осуществили...
   Не буду описывать последовавших тирад... Нас спасло  то,  что  в  номер
срочно требовались репортажи о первом дне победы  над  временем,  и  не  в
редакции же собирать материал!
   На улицу я вылетел со скоростью, при которой дымятся подошвы...
   И тут я сразу увидел  зрелище...  Высокий,  величественный,  седовласый
гражданин, похожий на памятник самому себе, плакал,  опершись  о  фонарный
столб.
   - Простите, не могу ли я вам помочь? - тронул я его за плечо.
   Он мигом осушил слезы, но голос его всхлипывал.
   - Негодные мальчишки... Негодные мальчишки... Негодные мальчишки...
   Секунду спустя все прояснилось. Он  был  учителем.  И  даже  не  просто
учителем, а мэтром-учителем, если это слово уместно в педагогике. И с  его
урока - его урока! - сбежал сразу весь класс.
   - Дети же вернутся, - пробовал я его утешить.
   Но он был слишком горд  и  прославлен,  чтобы  утешиться.  Он  двинулся
прямиком в милицию. Со спины он  еще  больше  выглядел  памятником  самому
себе.
   Я черкнул себе в  блокнот:  "Мэтр  Влад.  Ив.  Н.  Дети.  Отрицательные
послед. Сбер. Вр." - и двинулся дальше собирать впечатления.
   Они не замедлили появиться. Свернув за угол, я нос к носу столкнулся  с
дородной матроной, которая, озираясь, зачем-то шарила руками в воздухе.
   - Не видели его? - кинулась она ко мне.
   - Кого? - опешил я.
   - Да мужа!
   - Простите...
   - Мы шли под руку!
   - Но я...
   Ее лицо приняло зловещее выражение.
   - Так, значит... Вовремя сбежал... Бросил! Ну, подожди! - она погрозила
кулаком пустоте и энергично выругалась. - Обгоню!
   И она растаяла у меня на глазах.
   Не успел я прийти в себя,  как  сильный  удар  в  плечо  заставил  меня
отпрыгнуть.
   - Пардон! - вежливо сказал верткий мужчина с косящим взглядом, возникая
из ниоткуда. - Моей супружницы не заприметили?
   - Такая? - я очертил  пальцем  габаритный  контур.  -  Воспользовалась.
Догоняет.
   - Ага! - верткий мужчина просиял. - Точный расчетец.
   Он подмигнул мне и скрылся в ближайшем магазине. Я  вынул  блокнот,  но
засомневался, вписать ли этот случай в графу  положительных  или  в  графу
отрицательных последствий внедрения Сберкассы Времени.
   Так и  не  решив,  я  двинулся  в  ближайшую  столовую,  поскольку  уже
чувствовал голод. Столики  были  почти  пусты,  и  мной  овладела  надежда
быстрехонько пообедать. Но кто же не знает, что скорость  обслуживания  не
зависит от наполненности пищеточки! Прошло четверть часа с момента,  когда
у меня ваяли заказ, но супа мне не несли, и я было заскучал.  Но  тут  мне
пришла  в  голову  гениальная  идея.  У  меня  есть  полчаса   в   запасе,
сэкономленных  на  выступлении  Клопонечецкого.  Воспользуюсь  ими,  чтобы
набросать репортаж, а тем временем и суд подоспеет. Возблагодарив  в  душе
Сберкассу Времени, я отдал приказ и...
   Славно работалось. Все живые души исчезли из поля зрения,  поскольку  я
был вне реального хода времени, никто не мешал, и строчки горохом катились
из-под пера. Да, хорошо работалось в тишине и спокойствии.
   Но  полчаса  истекли,  и  я  вынырнул  в  действительность,   абсолютно
убежденный, что увижу в ней тарелку супа.
   Тарелки не было. Вообще никого не было.
   Я долго метался в панике,  пока  не  обнаружил  насмерть  перепуганного
директора. Оказывается, не я один был таким умным. Понемногу - из  тех  же
соображений, что и я, - поисчезали все посетители  столовой,  а  вслед  за
ними решили сберечь время и официантки - кого же обслуживать, если  никого
нет! А тут по радио объявили категорический запрет пользоваться Сберкассой
Времени в служебные часы...
   Злой и голодный, я помчался домой. Но пообедать мне в этот день  так  и
не пришлось, ибо на площадке меня  перехватил  Лева.  Он  был  бледен,  из
ноздрей его шел пар.
   - Обокрали!!!
   - Обок... кого?! - схватился я за перила.
   - Меня! Пока я дома сидел и работал,  вор,  перемещаясь  в  надвремени,
проник в квартиру и...
   К   вечеру   Сберкассу   временно   закрыли.   Было   объявлено,    что
разрабатываются новые правила пользования ею. Они разрабатываются и по сей
день. Вора поймали,  но  Лева  по-прежнему  зол,  правда,  уже  по  другой
причине.
   - Хотят, чтобы Сберкасса Времени была удобной для всех, - жаловался он.
- А физическое явление - это же не кресло, оно не  может  принимать  форму
любого зада!
   Не знаю, прав он или нет, а только живем мы уж который год по-старому.

Популярность: 13, Last-modified: Thu, 14 Sep 2000 18:13:13 GMT