-----------------------------------------------------------------------
   Авт.сб. "Марсианский прибой".
   OCR & spellcheck by HarryFan, 12 September 2000
   -----------------------------------------------------------------------


   ПИСЬМО ПЕРВОЕ, ОНО БЫЛО ПОЛУЧЕНО

   Радист долго жаловался на магнитные бури,  загруженность  эфира,  но  я
убедил его дать несколько минут для  разговора  с  тобой.  Для  этого  мне
пришлось битый час рассказывать ему о московских новостях.
   Все в порядке, мы на Меркурии.  Самое  непривычное  здесь  знаешь  что?
Солнце!
   Оно грандиозно. Оно заставляет светиться сам воздух.  Его  испепеляющую
силу чувствуешь даже сквозь светофильтры  кругового  обзора  меркурианской
станции.
   Нигде нет отдыха глазу. Меркурий - слепящая белая равнина с  близким  и
крутым  горизонтом,  падающим  к  Солнцу.  Вдаль  уходят  правильные  ряды
игольчатых кристаллов. Остриями они тоже повернуты  к  Солнцу.  Оно  здесь
центр всего. Свет хлещет по камням, оттого породы сделались прозрачными  и
вытянулись  к  небу  зеркальными  сосульками.  Это  самозащита.   Вещество
стремится отразить излишек энергии или же утопить его в  своей  стеклянной
глубине. Космический очаг слишком жарок даже для камней.
   Каково же тут людям?!
   Час назад  мы  сидели  у  кругового  обзора  и  совещались  об  отлете.
Пластиковый купол пропускал  менее  десятой  доли  льющегося  на  Меркурий
света. Но и этот ослабленный свет необычен. Волосы у всех  нас  пепельные,
почти  седые.  Коричневая  кожа  лиц  цветом  напоминает  засохшую  глину.
Глаза... в них нет зрачков!
   Алунитов (начальник здешней станции) перехватил тогда  мой  взгляд.  Он
поднялся со стула,  отчего  костлявое  тело  его  распрямилось  с  грацией
раскрываемого перочинного ножа, и сказал:
   - Здесь вам, - он дружески похлопал меня по  плечу,  -  не  Марс  и  не
Венера, тем более не Земля. Рядом - Солнце. Не все его действия  поддаются
математической оценке. Здесь порой творится такое... Да смотрите сами.
   Я оглянулся. Каменный лес качался, то  исчезая  в  ртутном  тумане,  то
возникая вновь. Иглы кристаллов как бы сминались под  невидимым  ветром  и
вдруг повисали в воздухе. Горизонт полз и горбился, точно гусеница.
   Антонов, наш астрофизик, схватился за диктофон.
   - Это... Ведь это искривление пространства!
   Алунитов засмеялся.
   - Эхо! Всего лишь эхо! Шуточки с пространством Солнце проделывает  близ
своей поверхности. Меркурия достигает слабая рябь. Но это-то  чепуха.  Все
давно рассчитано и понято. Не забывайте о другом, капитан...
   Он строго посмотрел на меня.
   - ...Я знаю, вы  не  новичок.  Ваша  посадка  на  Сатурн  -  есть  чему
позавидовать. Но вы никогда не летали над Солнцем. Тут совсем особое дело.
Солнце, его излучение, я не знаю что,  и  никто  не  знает,  действует  на
человека сквозь все обшивки, защитные поля и так  далее.  Человеку  трудно
выдержать соседство с Солнцем.
   - Оставьте, Алунитов! - прервал его Сбоев. - Будто  мы  все  ничего  не
знаем о "солнечной болезни". Знаем, что, кроме воли,  от  нее  нет  других
лекарств. Ну и что? Мы знаем другое, и в этом  мы  расходимся  с  авторами
космических   романов.   "Ах,   невероятные   трудности    космоса!    Ах,
сверхчеловеческое  мужество!"  -   восклицают   они.   А   высший   предел
выносливости, силы, стойкости давно достигнут человеком на  Земле.  Нет  в
этом отношении никакой разницы между штурмом  Джомолунгмы  и  путешествием
сквозь  джунгли  Венеры.  В  обоих  случаях  нужна  равная  мера  сил.   У
человечества была хорошая школа мужества на Земле, и космос  здесь  ничего
не прибавил. Так-то!
   - Насчет физических трудностей вы правы, - не сразу ответил Алунитов. -
Что же касается психики, то Солнце вас переубедит.  Вероятно...  Не  будем
спорить. Лучше скажите, куда вы девали котенка, которого обещали  привезти
нам?
   Антонов вышел и  вернулся  минут  через  пять  с  пушистым  комочком  в
ладонях. Алунитов необычайно оживился. Он захлопотал, заторопился,  достал
откуда-то плошку с порошковым молоком.  Нет,  на  это  стоило  посмотреть!
Розовой лопаточкой язычка котенок жадно ловил капли  молока.  Над  ним  со
счастливой улыбкой склонился Алунитов, кто-то еще из сотрудников  станции.
А раскаленный мир за куполом колыхался тем временем, как мираж... Я понял,
почему обитатели станции молили нас о котенке: в их  меркурианских  буднях
так не хватает земного!
   Что-то нас ждет? Мы стучимся в дверь великолепного  и  неисследованного
мира. Алунитов почему-то упорно хочет подчеркнуть  риск  полета  именно  к
Солнцу. В свое время ему предлагали участвовать в экспедиции (вместо меня)
- он отказался. Он не трус: лет десять назад  он  первым  пробился  сквозь
облачные бури Венеры. Но когда Алунитов смотрит на Солнце, я читаю  в  его
глазах  смирение.  Может  быть,  так  на  него  подействовало   длительное
созерцание меркурианских равнин? Кто знает...
   На Солнце очередная вспышка, связь  нарушается.  И  не  ревнуй  меня  к
экспедиции, как это ты делала дома. Я же люблю тебя...


   ПИСЬМО ВТОРОЕ, ЗАТЕРЯВШЕЕСЯ В КОСМОСЕ

   Вика, здравствуй!
   Меркурий уже далеко. Летим к Солнцу, чтобы у верхней границы хромосферы
лечь в орбитальный полет. После  невероятных  пейзажей  покинутой  планеты
ощущение такое, будто каюты корабля - с детства привычный дом.
   Нейтринная обшивка глушит шум мощных двигателей. Они тихонько  шелестят
за стенкой, словно мокрые деревья на ветру.
   Теперь я совсем-совсем далек от тебя.
   Но у себя в каюте я беру твою  фотографию,  поворачиваю  пластинку  под
углом к свету, чтобы создался объем, и беседую с тобой - живой,  телесной,
близкой. Ты стоишь на столе, упираясь ногами в рамку снимка, -  загорелая,
озорная, в тонком купальнике. Капли соленой морской воды дрожат  на  твоих
плечах и груди. Твои синие глаза щурятся лукаво и ласково.
   Сегодня я снова вижу в них недоумение и вопрос: зачем?
   В самом деле, зачем? У меня на Земле  было  все.  Все,  что  нужно  для
счастья. Друзья на всех континентах, работа, которую я любил.  И  ты...  И
нам с тобой принадлежал огромный благодатный  мир  -  березовые  перелески
Владимирщины, ласковый песок гавайских пляжей, музеи Италии, хрустящий под
лыжами снег Антарктиды...
   А я ушел туда, где нелегко, где всякое может случиться.
   Все очень просто, хотя и очень  сложно.  Наш  полет  -  следствие  того
великого закона, что для людей есть только два пути; путь  вперед  и  путь
назад.
   Наши прадеды испытывали на себе новые вакцины. Под  красными  знаменами
шли навстречу пулям. Даже коченея, не сворачивали  с  пути  к  полюсу.  Мы
поступаем так же, как поступали они. Хоть и обладаем всем,  что  было  для
них мечтой.
   ...Меня зовут, до свидания, любимая. В  трех  миллионах  километров  от
Солнца мне как-то ясней, чем обычно, видится, как должен жить  человек.  А
также и то, почему в нашем "земном раю" нет лазурных счастливчиков, кругом
довольных собою и своей жизнью. И почему любое трудное дело тотчас вербует
миллионы добровольцев.
   Ты не подумай, что я оправдываюсь. Просто при прощании мне  показалось,
что я вижу в твоих глазах этот невысказанный вопрос: "зачем?" Он  тревожит
меня, ведь мы должны понимать друг друга до конца. Но я уверен: в душе  ты
сама великолепно понимаешь: покой - не для нас. Может быть,  счастье  -  в
этом.


   ПИСЬМО ТРЕТЬЕ, НЕОТПРАВЛЕННОЕ

   Я опять возле тебя, моя единственная.  Связи  нет  и  долго  теперь  не
будет, но все равно я вынимаю записывающий кристалл  и  говорю  тебе,  что
мы... что все идет успешно.
   Настолько  успешно,  что  штурман  недоволен.  Сейчас  посвящу  тебя  в
сложности взаимоотношений Сбоева с "его электронным величеством".
   Представь себе комнату в виде сферического многогранника, стены которой
выложены пластинками полупроводниковой  пластмассы.  Пластинки  похожи  на
соты. В крошечных ячейках тлеют разноцветные искры. Вверху -  купол  цвета
топленого молока, кое-где экраны. Это и есть "мозг" ракеты.
   Дежурный сидит внутри него. То, как "мозг думает", мы  не  видим.  Свои
выводы он докладывает нам в  форме  кривых,  мелькающих  на  экранах.  Все
очень" просто, никакой кабалистики, и все очень сложно.
   "Мозг" с непостижимой для  человека  быстротой  и  точностью  управляет
бегом астроплана сквозь электромагнитные и гравитационные вихри, рождаемые
звездой; регулирует напряжение энергии;  ведет  сбор  научной  информации;
обеспечивает круговорот воды, воздуха  и  пищи;  повелевает  еще  тысячами
других дел.
   Наши дежурства у пульта, если разобраться, занятие крайне однообразное.
Корабль автоматизирован так,  как  не  был  автоматизирован  еще  ни  один
планетолет.
   Конструкторы на Земле  проявили  чудеса  изобретательности.  Траектория
полета, скорость, моменты ускорений, торможение - все  тщательно  выверено
еще на  Земле,  сообщено  "мозгу",  и  он  пунктуально  выполняет  приказ,
сообразуясь с внешними условиями.  Корабль  катится  словно  по  бархатным
рельсам. Мы ждем толчков на ухабах, а ухабов нет, а хотя мы знаем, что они
должны быть, и как мы ни доверяем автоматам, на незнакомой дороге приятней
чувствовать руль в своих руках.
   Впрочем, я напрасно говорю "мы, мы". Ухабы ради ухабов, что может  быть
глупее? Раньше в путешествиях меня больше всего интересовали  приключения,
теперь - то новое, что встречается по дороге. Ты, надеюсь, простишь  меня,
если я не привезу рассказа о головокружительных ситуациях. В  то,  что  их
совсем не будет, мне, однако, что-то не совсем верится...
   Иного мнения об "электронном мозге" Валя Сбоев. Он штурман.  Он  должен
вести корабль. А здесь он... безработный. По-человечески можно понять  его
досаду. Он ветеран космоса, ему приходилось летать на старых кораблях, где
машина  помогала  штурману,  а  не  подменяла  его.  Свыкнуться  с   новым
положением Сбоеву нелегко.
   Вчера я дежурил с ним. Экран гравилокатора был,  как  всегда,  включен.
Вогнутый диск звезды занимает уже две трети неба. Даже  на  экране  Солнце
гневно и грозно. Кипит голубовато-красная материя.  Она  похожа  на  пену.
Пузыри часто лопаются,  брызжут  огненными  фонтанами.  Раскаленные  струи
газов  за  несколько  минут  вырастают  в  гигантские  грибы.  Точь-в-точь
мухоморы, только длина ножки такого "гриба" - несколько радиусов Земли.
   Это впереди. Сзади, на фоне жемчужно-серого сияния, сплетаются  розовые
лапы протуберанцев. Будто ткут для нас паутину.
   Какой разительный контраст со спокойствием приборов!
   Не прошло и пятнадцати минут нашего дежурства, как  Сбоев,  внимательно
следивший за курсографом, обнаружил,  что  корабль  слегка  отклонился  от
расчетной орбиты. И тут многоопытный Сбоев допустил ошибку, за каковую был
немедленно наказан. Привыкнув, что обязанностью электронных  машин  старой
конструкции было наблюдение за точным  выполнением  программы  полета,  он
решил, что внешние условия  исказили  показания  датчиков,  и  обрадовался
случаю исправить ошибку автоматов. Быстро рассчитав поправку, штурман ввел
ее в приемное устройство. "Мозг" промигал Сбоеву неожиданный ответ:  "Ваше
приказание не будет выполнено".
   Сбоев - человек выдержанный. Но кровь  вольных  казацких  предков  тоже
кое-что значит. В эту минуту мне показалось, что он  был  готов  запустить
стулом в одно из полушарий "мозга".
   Спустя секунду недоразумение, конечно,  рассеялось.  Штурман  вспомнил,
что наш  "мозг"  может  объяснять  свои  поступки,  и  потребовал  ответа.
"Спереди по курсу опасные магнитные бури, иду в обход", - заявил "мозг".
   Тогда штурман сел за пульт и стал что-то считать на табуляторе.  Спустя
некоторое время он бросил это занятие, вздохнув, пододвинул к себе  стопку
пластиковой бумаги и стал... писать... Да, да! Он не  диктовал,  а  именно
писал. Ручкой. Как обычно писали лет сто назад  и  как  теперь  уже  почти
никогда не пишут. Сердито черкал, комкая написанное.
   Клочок бумаги слетел к моим ногам.  Я  поднял.  Это  были...  стихи.  О
шепоте листьев, о соловьях...
   За все дежурство Сбоев  всего  раз  взглянул  на  экран.  Поморщился  и
сказал:
   - У нас на  Дону  девчата  до  сих  пор  зовут  любимых:  "Красное  мое
солнышко".
   И неожиданно добавил: "Стареем..."
   Это пока единственное происшествие, но оно  меня  обеспокоило,  Дело  в
том, что Алунитов кое в чем прав.  Космос  предъявляет  к  человеку  новые
требования, в основном  чисто  психологического  порядка.  Вот  "солнечная
болезнь"... Случай со Сбоевым -  ее  рук  дело.  Если  отбросить  мудреные
термины, то вот что на сей счет говорит наука. Человек  привык  к  земному
Солнцу, к его ласковому теплу и к его экваториальному жару. Свет Солнца  -
неотъемлемая часть нашей жизни. Но возле самого Солнца свет совсем другое!
Все разно что погладить ребенка в миллион раз сильнее, чем нужно... Так  и
здесь, свет приобретает яростную, ни с чем не сравнимую мощь. И, что самое
главное, он как-то действует на нервы сквозь все фильтры.  Так,  вероятно,
действуют  обнаженные  провода  высокого  напряжения,  пока   к   ним   не
привыкнешь. Даже если они  находятся  за  стеклянным  экраном,  все  равно
трудно быть спокойным. Никто еще не знает, как передается  на  нас,  детей
тенистой Земли, влияние солнечного света. Но  оно  передается,  это  факт.
Пока все в порядке, но как отзовутся нервы моих спутников на опасность? Не
сдадут ли?
   Вот почему мне пришлось крупно поговорить со Сбоевым. Кажется, он  взял
себя в руки.
   И все же "солнечная болезнь" может доставить нам...


   ПИСЬМО ЧЕТВЕРТОЕ, ТОЖЕ НЕОТПРАВЛЕННОЕ

   Меня, Вика, прервало  чрезвычайное  обстоятельство:  "мозг"  на  минуту
потерял курс. За направлением он следит по звездам  и  по  силовым  линиям
поля тяготения Солнца. Внезапно на Солнце произошел взрыв. Все закружилось
в фиолетовой мгле. Видимо, исказилось и поле тяготения. "Мозг"  -  умница:
он продолжал вести корабль, никак не пытаясь исправить траекторию. А потом
ориентировка восстановилась. И все же это тревожный сигнал.
   Я собрал экипаж. Предстояло решать судьбу экспедиции. Мы были готовы ко
всему. При создании средств  защиты  учитывался  весь  опыт  космонавтики.
Конструкторы обезопасили корабль и от метеоритов, и от  нагрева  солнечных
лучей, и от магнитных  бурь,  и  от  скачков  силы  тяготения.  Но  потеря
ориентировки была кратковременной. Приборы не записали достаточно  данных,
чтобы  инженеры  смогли  бы  разобраться  и  надежно  перестроить  систему
ориентации. А без этих данных  никто  уже  больше  к  Солнцу  не  полетит:
слишком опасно лезть в неведомое, потерять  ориентировку  и  свалиться  на
звезду. И вот  ведь  в  чем  трагедия:  даже  если  полетят  -  раз  будет
благополучно, два, десять, а на одиннадцатом корабль может погибнуть.
   Вот мы и решали, что нам делать.
   Повернуть - и все опасности позади. Повернуть - и  полеты  над  Солнцем
надолго станут недостижимой мечтой. Повернуть  -  и  наука  замедлит  свое
развитие. И еще долго мы не будем знать, как же именно  Солнце  искривляет
пространство.
   А оно искривляет. Возле него близкое становится  далеким,  и  наоборот.
Непонятный нам покуда взрыв тайных свойств материи! Тяготение строит здесь
мгновенные вакуумные тоннели, они  соединяют  точки  пространства  подобно
тому, как твое дуновение заставляет сомкнуться листы бумаги, если  держать
их близко и дуть меж ними. Нет, конечно, не совсем  так,  даже  совсем  не
так... Но ты представь: не ползти  с  околосветовой  скоростью  годами  от
звезды до звезды, а мощным ударом проломить пространство и сразу выйти  на
простор  -  какова  перспектива?  Этому  надо  учиться  у  Солнца,  долго,
смиренно, дерзко, рискуя всем. Ведь оно умеет перестраивать  пространство,
умеет, а мы нет. И приходится принимать его условия игры.
   Так что же, повернуть и отказаться от мысли выведать у природы одну  из
важнейших ее тайн?
   Минуты бегут, мы спорим, каждый  надеется,  что  слова  "повернем"  или
"полетим дальше" скажет не  он.  И  все  посматривают  на  меня:  мол,  ты
капитан, ты и решай.
   - Значит, возвращаемся? - спрашиваю.
   Никто не говорит "да". Простого, короткого "да".
   Никто не сказал: "Повернем". И мы летим дальше.
   И - представь себе! - все повеселели. Даже врач  шутит.  А  Сбоев  стал
показывать теневой театр. На гранях "мозга" в ярком отсвете солнца скачут,
кувыркаются уморительные зайчата.


   ПИСЬМО ПЯТОЕ, МОЖЕТ БЫТЬ, ПОСЛЕДНЕЕ

   Похоже, Вика, это последний наш разговор. Солнце  поймало  нас.  Ракета
вдруг очутилась в участке искаженного пространства.  Приборы  захлебнулись
от обилия новых сведений. Ни нам, ни "мозгу" теперь не определить, где  же
находится масса Солнца: вверху, внизу, слева, справа?  Все  смешалось,  мы
летим вслепую. Стоит астроплану снизиться на сотню-другую тысяч километров
ниже расчетного потолка -  в  наших  условиях  дело  десятка  минут,  -  и
мощности двигателя не хватит остановить падение.
   Локаторы вышли из строя. Мы включили купол  визуального  обзора.  Какая
невероятная картина!
   Пылающая мохнатая сфера, подернутая багровыми пеленами вокруг. Медленно
ползущие белые пятна, отороченные волосками синего огня. Пламенный хаос  и
ад. Как завороженный, я делаю шаг к прозрачной стенке. Что со  мной?  Тело
легче пылинки, в висках стучит кровь. Кажется, что сейчас упадешь в огонь.
   - Гасите!
   Это кричат мне. В глазах людей страх.
   Какая сила у света! Прыгаю к панели  управления.  Моя  прозрачная  тень
мелькает на потолке. Щелчок - и темнота, в которой робко набирают  яркость
лампочки.
   Ощущение, как после сильного удара о землю. А ведь мы только  смотрели.
Смотрели сквозь фильтры на Солнце.
   Хватит! Надо что-то предпринять: в таком состоянии мы не  сможем  найти
выхода. У всех такое же самочувствие, как и у меня, если не хуже.
   - А ну! - кричу и не узнаю  собственного  голоса.  -  Приказываю  всем:
голову вверх! Слышите: вверх! Для нас нет  ничего  невозможного,  слышите!
Включаю обзор. Всем смотреть, думать и искать выход!
   И я опять включаю Солнце. Мы заглядываем в его недра. Оно сильно, но мы
все же сильней. Это я вижу по лицам. В них ни кровинки, но мы кладем  Друг
другу руки на плечи, и нам становится легче. Кто сказал,  что  смотреть  в
Солнце страшно? Да, страшно, но можно.
   - Достаточно, - говорю. - Есть выход. Дайте программу  приборам:  пусть
ищут закономерности в прыжках силовых линий поля. Она должна быть.  Найдем
ее и дадим "мозгу" команду.
   Приборы ведут битву без нас.  Нет,  неправда.  Это  наш  приказ  оживил
зеленые волны электронных лучей,  которые  скрещиваются  на  экранах,  как
сабли воинов. Кто кого осилит: мы ли природу, она ли нас?
   "Есть упоение в бою и в бездне мрачной на краю..." Поэту и не грезился,
конечно, полет к звездам, черкесский  резвый  конь  никак  не  походил  на
фотонную ракету. Но я жму твою руку, поэт,  так  что  с  хрустом  ломается
зажатое в твоих пальцах гусиное перо: ты писал о восторге борьбы, ты писал
о нас!
   Я верю, что привезу тебе и это письмо.


   ПИСЬМО ШЕСТОЕ, НА ЭТОТ РАЗ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОСЛЕДНЕЕ

   "В начале всего был хаос, - говорят мифы, - из хаоса произошли и  земля
и небо".
   Была крупица истины в этих наивных мифах. Хаос, огненный хаос,  где  ни
одна сила не дремлет, а все сплетены в  клубок  борений,  -  вот  изначало
материи. Из него произошло все: горы, растения, планеты,  мы  сами.  И  мы
победили своего праотца.
   Как? Мой рассказ, Вика, будет очень несвязным. Почему, суди сама.
   Со стороны это выглядело так. Капитан (то есть я) стоял  и  смотрел  на
Солнце. Мы знали уже, что приборы не могут нам помочь: они не в  состоянии
разобраться. И внезапно капитан задал "мозгу" курс. Ускорение вдавило  нас
в кресла. Потом - нечто вроде обморока. Честно. Помню лишь, что я изо всех
сил  упирался  ногами  в  пол,  точно  лишь  усилий  человека  не  хватало
двигателям, чтобы вырвать корабль из объятий Солнца.
   И в огненной пелене вдруг мелькнула чернота. Чернота космического неба,
прохладная, спасительная.
   Вот и все. Мало? Но для меня в эти минуты разверзлись вселенные. Такие,
что любой рассказ о них будет ложью.
   А внешне...  Да,  говорят,  что  внешне  так  оно  и  выглядело:  очень
неэффектно, просто и... необъяснимо. В  старину  такое  пышно  именовалось
"чудесным избавлением". А что же было не внешне? Пытаюсь  вспомнить  и  не
могу. Почему я задал кораблю именно тот, единственно верный  курс?  Совсем
откровенно: не знаю.
   Нас учили верить автоматам и  его  командиру  -  "электронному  мозгу".
Правильно учили. "Мозг" соображает быстрее человека. Но чему  было  верить
тогда? Я поверил своей интуиции, поверил в те тайные возможности человека,
к  которым  в  обычной  обстановке  мы  склонны  относиться  с  иронией  и
сомнением. А поверив, отдал команду. Дальнейшее ты знаешь. В ту  минуту  я
не рассуждал и не колебался, я доверился себе, ибо другого выхода не было,
хуже быть не могло.
   Все же и это полуправда. Это я уже придумал потом. Знаешь, что странно?
Что инстинкт сработал  над  Солнцем.  Там,  где  все  непривычно,  дико  и
чудовищно.  Где  нет  ничего  знакомого.  Если  инстинкт   это   мгновенно
реализованный опыт бессчетных поколений предков, то при чем здесь  он?  Не
могли же наши предки летать над Солнцем... Кажется, пытаясь найти одно, мы
попутно нашли другое. Пытаясь вырвать тайну грозных сил Солнца, мы ощутили
на себе веяние сил более  мощных,  веяние  неизвестных  сил  человеческого
разума. Говорю это без рисовки. Вот я  сижу  в  кресле,  обыкновенный,  не
очень талантливый человек, и вспоминаю,  как  я  только  что  был...  кем?
Гением? Не то... Я честно не подозревал в себе ничего такого. И  теперь  я
не только не могу повторить эту минуту озарения, но  даже  понять,  откуда
что пришло. Пришло и ушло, оставив  меня  прежним.  А  почему  прежним?  Я
всегда хочу быть таким, как в тот момент! И каждый, думаю,  захочет,  ведь
это скорей всего в каждом... Но где искать, в безднах какого Солнца ключ к
этой вот тайне? Не знаю, не знаю...
   Сбоев сказал об этом проще:
   - Спасибо, капитан, что вы доверились себе и пошли на риск. Люди только
тогда и побеждали, когда они верили себе, а не чужому дяде. Потому вера  и
движет горами.
   Кажется, Сбоев не в силах забыть, как его посрамила  машина.  Не  знал,
что он злопамятен.
   Меня хотели качать, я отбился. А потом мы прощались с Солнцем и грозили
ему пальцем. Теперь мы знаем многие его каверзы, и второй раз ему  труднее
будет застигнуть нас врасплох.
   Мы летим домой. Пройдет несколько дней, и причалы Меркурия  примут  наш
корабль. В детстве домом для меня была улица, где  я  родился,  сад,  куда
меня водили гулять. Домом потом стала вся Земля.  Теперь  и  Меркурий  для
меня тоже дом. От него рукой подать до Родины.  Какие-то  сотни  миллионов
километров знакомого и безопасного пути. Вероятно, наш с тобой. Вика, сын,
возвращаясь  откуда-нибудь  с  Магелланового  облака  и  влетая   в   нашу
Галактику, тоже скажет:
   - Ну, вот я и дома!
   Стоит ради этого рисковать, правда, Вика?

Популярность: 8, Last-modified: Thu, 14 Sep 2000 18:13:08 GMT