- Дэзи... Я не перенесу ее потери! Дэзи -  мой  лучший  друг...  Я  так
одинока...
   Гражданка Шмеман  вытерла  кружевным  платочком  красные  подслеповатые
глаза и длинный нос.
   - Уверяю вас, - продолжала она, жалобно всхлипнув, - что это  дело  рук
профессора Вагнера. Я сама не раз видела, как  он  приводил  на  веревочке
собак в свою квартиру... Что он делает с ними? Боже! Мне страшно подумать!
Может быть, моей Дэзи нет в живых... Примите меры, прошу вас!.. Если вы не
сделаете этого, я сама пойду в милицию!.. Дэзи, моя бедная крошка!..
   И мадам Шмеман  вновь  заплакала...  Ее  худые  старые  щеки  покрылись
красными пятнами, нижняя губа отвисла.
   Жуков, председатель жилищного товарищества, круто повернулся на стуле и
щелкнул пальцами. Он терял терпение.
   - Успокойтесь, гражданка! Уверяю вас, что мы  примем  меры.  А  сейчас,
простите... Я очень занят...
   Шмеман  глубоко  вздохнула,  поклонилась  и  вышла.  Жуков  вздохнул  с
облегчением и обернулся к секретарю правления Кротову.
   - Фу!.. Измучила! Бывают же такие настырные бабы!
   - Да... -  задумчиво  отозвался  Кротов.  -  Бедовая  старуха!  А  дело
расследовать надо. Ведь это четвертый случай пропажи собак только на нашем
дворе. Соседи тоже жалуются. Что за  собачий  мор?  Я  не  удивлюсь,  если
действительно окажется, что собак крадет профессор Вагнер. Только  на  кой
черт  они  ему  нужны?  Воротники  на  шубу  делает?   Странный   человек!
Подозрительный человек!
   - Профессор!
   - Что из того, что профессор? Может быть, он фальшивые деньги делает.
   - Из собак?
   - Ты не смейся. Бывали  случаи!  Собаки  -  особая  статья.  Ты  обрати
внимание: у него в комнате всю ночь свет. На оконной  занавеске  его  тень
часто видна. Шатается по комнате... Полуночник!
   - Да, со странностями человек... На днях я еду домой в трамвае.  Гляжу,
напротив сидит профессор Вагнер. В каждой руке  по  книжке  держит  и  обе
сразу читает. Я в книжки заглянул. Одна - русская,  все  цифры  разные,  а
другая - немецкая. И вот что удивительно: каждый глаз у него  отдельно  по
строчкам  бегает:  одним  глазом  одну  книгу  читает,  другим  -  другую.
Кондукторша подошла к нему. "Билет, - говорит, - возьмите!" Он на нее один
глаз поднял, а другим в книжку смотрит. Она так и ахнула. И публика вся на
него уставилась. Смотрят, рты открыли от удивления, а он хоть бы что...
   - Может быть, он с ума сошел?
   - Все возможно...
   Стукнула дверь.  В  комнату  вошла  Фима,  старая  экономка  профессора
Вагнера.
   - Здравствуйте вам! Барин мой за квартиру деньги прислал.
   - Были бары, да все вышли! - сказал Жуков.
   - Ну, хозяин, что ли, Вагнер.
   - А вот она нам скажет!..
   - Расскажи  нам,  Фима,  что  твой  "барин"  с  собаками  делает.  Фима
безнадежно махнула рукой.
   - Много собак-то у него? Говори правду!
   - Сколько у него собак, сказать не могу: не пускает он меня  во  вторую
комнату, где они у него. А  собаки  есть.  Слышно,  как  лают.  Ночью  раз
подсмотрела я в щелочку. Ну что же? Сидит собака, привязанная на  коротком
ошейнике. Лечь не может. Спать ей, видно, смерть как хочется. Голова так и
виснет. А он сидит около да ее так ласково  под  шеей  щекочет:  спать  не
дает. И сам он не спит. Он никогда не спит!
   - Как же так не спит? Человек не может не спать.
   - Уж не знаю как, а только совсем не спит. И  кровать  давно  выбросил.
"Чтоб ее, - говорит, - и звания не было!  Кровать,  -  говорит,  -  только
больным нужна".
   Жуков и Кротов с недоумением посмотрели друг на друга.
   - Вот сумасшедший!
   - Не иначе, как  сумасшедший,  -  охотно  согласилась  Фима.  -  Только
привычка моя: пятнадцать годов живу я у  него,  а  то  давно  бы  от  него
ушла... Был человек как человек, а вот уже с год совсем на себя не  похож.
Прямо как бы не в себе.
   - С чего же это началось у него?
   - Кто ж  его  знает?  Может,  сглазу?..  Сначала  начал  он  вроде  как
гимнастику делать. Придешь к нему в  комнату,  он  будто  танцует:  правой
ногой вроде как польку, а левой - вроде как  вальс.  И  руками  по-разному
отбивает. А потом глазами косить стал.  Сидит  перед  зеркалом  и  глазами
косит. Однажды смотрю на него, а у него один глаз  в  потолок  смотрит,  а
другой - на пол. Я так всю посуду на пол и грохнула, - обомлела.
   - Собачку шмеманскую знаешь ты? Дэзи кличут.
   - Беленькая, кудластенькая такая? Как не знать!
   - Так вот, не утащил ли твой хозяин и эту собачку?
   - Видать не видала, а все может быть. Заболталась я, а у меня там  утюг
остынет... Вот деньги!..
   - Что ж так мало?
   -  Барин  говорит,  хозяин  мой,  что  в  ЦИКАПУ  записан  и  право  на
дополнительную площадь имеет.
   - Какая такая ЦИКАПУ? - спросил Кротов.
   - ЦЕКУБУ! - догадался Жуков.
   - Пусть удостоверение представит, а пока  по-прежнему  должен  платить.
Так и передай.
   - Ладно! - И, утирая нос краем фартука, краснощекая  Фима  выбежала  из
комнаты.
   - Придется сообщить милиции. Этот  сумасшедший  еще  дом  подожжет  или
укокошит кого!





   Дело по обвинению профессора Вагнера в краже собак собрало  полный  зал
публики. Знакомые, встречая друг друга, спрашивали:
   - Вы тоже по "собачьему делу"?.. По повестке?
   - Нет, из любопытства!.. Профессор - и вдруг собак  крадет!..  Что  он,
ест их?..
   - А я по повестке. Свидетель. Ведь  и  у  меня  Тузик  пропал!  Хорошая
собака. Думаю гражданский иск предъявить...
   - Прошу встать!.. В зал входят судьи.
   - Слушается дело по обвинению гражданина Ивана  Степановича  Вагнера  в
краже...
   К столу подошел профессор Вагнер. На вид ему можно было дать  не  более
сорока лет.
   В его каштановых волосах, в окладистой русой  бороде  и  нависших  усах
можно было заметить только несколько  серебристых  волосков.  Свежий  цвет
лица, румяные щеки и блестящие глаза дышали силой и здоровьем.
   "И про этого человека говорили, что  он  совсем  не  спит!"  -  подумал
судья,  с  недоумением  оглядывая   обвиняемого.   Он   ожидал   встретить
изможденного  старика.  И  уже  с  живым  интересом  судья  стал  задавать
формальные вопросы.
   - Ваше имя, отчество, фамилия?
   - Иван Степанович Вагнер.
   - Возраст?
   - Пятьдесят три года...
   В публике удивленно переглядывались.
   - Занятие?
   - Профессор Московского университета.
   - В профсоюзе состоите?
   - Состою. Работников просвещения.
   - Партийный?
   - Беспартийный. Под судом и следствием не состоял.
   - Гражданин СССР?
   - Да.
   - Женат?
   - Вдовец.
   - Признаете себя виновным?
   Профессор Вагнер неопределенно пожал плечами.
   - Нет, не признаю.
   - Но собак-то вы похищали?
   - Разрешите дать объяснение после допроса свидетелей.
   - Хорошо. Запишите, - обратился судья к секретарю:
   -  "Обвиняемый  виновным  себя   не   признал".   Вызовите   свидетеля,
участкового милиционера Ситникова! Что вы можете показать по делу?
   - В наше отделение милиции поступали заявления  от  граждан  Бондарного
переулка о пропаже собак.  У  гражданина  Полякова  пропал  очень  дорогой
сеттер, у Юшкевич - мопс, а у Дерюгиных  -  даже  персидский  кот.  Собаки
исчезали бесследно. Их трупов не находили. Собак, очевидно, кто-то крал.
   - Производили вы розыск?
   - Пропала собака - дело не большое. Признаться, у нас не  было  времени
по каждому случаю розыск  делать.  Но  когда  поступили  жалобы  гражданки
Шмеман на гражданина Вагнера и заявление правления жилищного товарищества,
мы стали наводить справки. Почти все потерпевшие указывали  на  профессора
Вагнера. Он вообще чудной какой-то. Говорят, по ночам не  спит.  Или  дома
работает, или по улицам шатается. Дворник ихнего дома видел несколько раз,
как Вагнер ночью возвращался домой с собачкой на  аркане.  В  комнате  его
собаки лают, визжат. Улики были серьезные.
   Поэтому, вследствие  поступивших  заявлений,  мы  решили  произвести  у
профессора Вагнера  обыск  и  выемку  его  бумаг.  Обыск  производил  я  в
присутствии председателя  правления  жилищного  товарищества,  дворника  и
гражданки Шмеман.
   В первой комнате обвиняемого ничего предосудительного найдено не  было,
кроме различных инструментов и машин неизвестного происхождения. Во второй
комнате мы застали шесть собак различной породы, пола и возраста. Все  они
были привязаны к стене на коротких ремешках. У некоторых  из  них  свисали
головы, как бы околевали  или  устали  очень.  А  на  столе  лежала  белая
собачка, лохматенькая, с пробитой в черепе дыркой,  так  что  мозги  видны
были. Гражданка Шмеман опознала  в  трупе  свою  собачку,  закричала  и  в
обморок упала...
   В зале суда послышались сдержанные рыдания Шмеман.
   - Дэзи, Дэзи!.. - шептала она, всхлипывая.
   - Забранные бумаги мною представлены в суд, - закончил милиционер.
   - Распишитесь. Свидетель Жуков!
   Жуков,  председатель  правления  жилищного   товарищества,   подтвердил
показания милиционера.
   -  Произвести  обыск,  -  добавил  он,   -   нас   заставило   еще   то
обстоятельство, что профессор Вагнер является  очень  непонятным  жильцом.
Жильцы думают, что он  помешанный,  и  даже  боятся  детей  выпускать.  Во
избежание паники  и  дезорганизации  населения  я  просил  бы  подвергнуть
Вагнера психиатрической экспертизе.
   Может быть, он опасен, - почему-то смутившись, прибавил Жуков, - и  его
выселить надо.
   Профессор Вагнер улыбнулся.
   - Чем же он опасен? - спросил судья.
   - Как вообще ненормальный! И соседи жалуются: шипит  у  него  что-то  в
комнате, жужжит, а то взрывы вдруг... Еще дом взорвет!..  И  собаки  целую
ночь воют... Неудобный жилец, одним словом.
   - Гражданка Шмеман!
   - Господин судья! - начала она дрожащим голосом, утирая платком  слезы,
и тотчас поправилась:
   - Гражданин судья!.. Он - убийца! - Она указала на  Вагнера  пальцем  с
двумя обручальными кольцами. - Я вдова... У меня  никого  нет...  Он  убил
моего лучшего друга... Моя Дэзи!.. - И Шмеман опять заплакала.
   - Вы предъявляете гражданский иск?
   - Какой иск? За что?
   - За собачку... Вы об этом просите в вашем заявлении...
   - Ничто не вознаградит меня за потерю!.. - трагически произнесла она. -
Я не знаю, что там написано...
   Остальные свидетели не  внесли  чего-нибудь  нового.  Дворник  подробно
рассказывал, как пропадали собаки на их дворе, как  пропала  и  "остатняя"
собачка Дэзи, как он видел Вагнера, приводившего в дом собак...
   Один  из  свидетелей  опознал  свою  собаку  среди  "жертв"  профессора
Вагнера. Собака была жива,  но  она  выглядела  необычайно  утомленной  и,
приведенная домой, проспала трое суток непробудно.
   - Среди бумаг, - сказал судья, когда допрос свидетелей был закончен,  -
у профессора Вагнера были взяты  во  время  обыска  журналы  с  различными
записями, очевидно о  производимых  им  опытах  над  животными.  Я  оглашу
некоторые из них.
   Вот, - начал судья, - записи профессора Вагнера об опытах:
   "Опытное животное: Диана, сеттер, самка, вес двадцать  два  килограмма.
Вязкость крови во время  бодрствования  -  две  целых  восемьдесят  девять
сотых. Вязкость крови в период истощения бессонницей - одна и сорок  шесть
сотых".
   Имеется и ряд таких таблиц:
   "Криоскопическая точка: нормальное состояние - пятьдесят  девять  сотых
градуса; состояние повелительной потребности сна - пятьдесят восемь  сотых
градуса.
   Плотность: нормальное состояние - одна и  шестьдесят  четыре  тысячных;
состояние повелительной потребности сна - одна и пятьдесят семь тысячных.
   Вязкость:  нормальное  состояние  -  две  целых   семьсот   одиннадцать
тысячных; состояние повелительной потребности сна - два".
   Обвиняемый профессор Вагнер! Свидетельскими показаниями  и  оглашенными
документами, я полагаю, вполне установлена ваша виновность. Почему  же  вы
не признаете себя виновным? Объясните нам...
   - Граждане судьи! Я не отрицаю факта похищения собак, но виновным  себя
не признал, и вот почему. Всякая кража предполагает корыстную цель. У меня
такой цели не было.  Вы  сами  огласили  документы,  из  которых  суд  мог
убедиться, что я преследовал исключительно научные  цели.  Я  веду  опыты,
имеющие громадное значение для  всего  человечества.  Та  польза,  которую
должны принести эти опыты, несоизмерима  с  ничтожным  вредом,  который  я
причинил.
   - Какие же это опыты?
   После некоторого колебания профессор Вагнер сказал:
   - Я работаю  над  проблемой  усталости  и  сна.  Победить  усталость  и
уничтожить потребность сна - вот какую задачу поставил я себе.
   - И вы успешно разрешили ее? Правда ли, что вы сами уже обходитесь  без
сна?
   - Да, правда. Я больше не сплю и могу работать без  утомления  двадцать
четыре часа в сутки.
   В  публике  произошло  движение.  Послышались  удивленные  возгласы   и
перешептывание.
   - Отчего же вы не опубликовали ваших достижений?
   - Я продолжаю совершенствовать свои методы.
   - Но не объясните ли вы, почему  вы  сочли  нужным  прибегать  к  таким
странным и незаконным способам добывания  собак  для  ваших  опытов?  Если
опыты  представляют  ценность,  правительство  обеспечило  бы   вас   всем
необходимым для работы!
   Профессор Вагнер замялся.
   - Эти опыты слишком смелы. Они могли показаться даже  фантастичными.  В
успех я верил, но на пути лежали неизбежные неудачи. Они могли погубить  и
дело и мою репутацию прежде, чем я достиг бы положительных результатов.  И
я решил производить их в тиши своего кабинета, на свой страх и риск. Но  у
меня было слишком мало личных средств на приобретение  собак  для  опытов.
Отказаться же от них, когда задача наполовину была разрешена, я не мог.  И
я был принужден...
   - Красть собак? - с улыбкой добавил судья. Профессор Вагнер  выпрямился
и ответил тоном глубокого убеждения в своей правоте:
   - Собачий век - каких-нибудь двадцать лет. Стоимость  собаки  -  рубли,
много - десятки рублей. Уничтожив  же  несколько  собак,  я  удлиню  жизнь
человечества  втрое,  а  вместе  с  тем  утрою  и  ценность   человеческой
производительности. Если за это я заслуживаю наказания, судите  меня!  Мне
больше нечего прибавить.
   Судьи ушли совещаться. Публика зашумела,  как  встревоженный  улей.  Во
всех углах образовались кучки спорящих о предстоящем приговоре.  Слышались
отдельные выкрики:
   - Кража остается кражей!
   - Но его опыты могут облагодетельствовать человечество!..
   - Совсем не спать?.. - говорил какой-то улыбающийся  толстяк.  -  Слуга
покорный! Позвольте отказаться от этого благодеяния! Еще Тургенев  сказал,
что вся наша жизнь - сон и лучшее в жизни - опять-таки сон!..
   - Может быть, он врет?
   - Кто? Тургенев?
   - Да нет, Вагнер, будто он совсем не спит. Не  может  человек  обойтись
без сна!..
   - Суд идет!..
   При напряженном внимании был выслушан приговор.  Признавая  факт  кражи
установленным, суд присуждал профессора Вагнера к месяцу  лишения  свободы
без  строгой  изоляции.  "Принимая  же  во  внимание  прежнюю  несудимость
обвиняемого и отсутствие корыстных  целей,  наказание  применить  условно,
установив годовой срок испытания..."
   - Слушается дело по иску жилищного товарищества... Публика  хлынула  из
зала,  обсуждая  приговор,  который,  видимо,  удовлетворил   большинство:
формально Вагнер наказан, фактически остался на свободе.
   Только некоторые критиковали приговор.
   - Значит, можно безнаказанно красть и убивать? - демонстративно  громко
спрашивала Шмеман, ища глазами поддержки.
   - Если нет корысти, то нет и кражи! Вагнеру  надо  подать  кассацию!  -
говорили другие.
   Под перекрестными взглядами доктор Вагнер пробирался по коридору  суда.
Но он не обращал ни на кого внимания. Его озабочивала мысль:
   "Откуда же я возьму теперь необходимых для опыта собак?.."





   Судебный процесс имел для профессора Вагнера неожиданные последствия: к
нему пришла известность, быть  может,  раньше,  чем  он  этого  хотел.  На
судебном  заседании  случайно  оказался  корреспондент   одной   небольшой
московской  газеты.  Через  несколько  дней  в  отделе  судебной   хроники
появилась заметка с интригующим названием "Человек, который  не  спит".  В
заметке описывался судебный процесс доктора Вагнера и  сообщалось  о  том,
что профессор "победил сон": он совершенно не спит и  может  работать  без
устали двадцать четыре часа в сутки.
   Результатом этой заметки было то, что  через  несколько  дней  экономка
доложила Вагнеру о приходе корреспондента  "Известий".  Вагнер  недовольно
поморщился: он привык оберегать тайну своих работ.  Но,  подумав  немного,
профессор решил использовать посещение представителя прессы:  если  нельзя
больше ловить по ночам  собак,  остается  прибегнуть  к  правительственной
помощи. Продолжать опыты втайне больше не представлялось возможным,  да  в
этом не было и большой нужды: с  тем,  чего  он  достиг,  уже  можно  было
выступать публично. Корреспондент был принят.
   Пробираясь через нагроможденные машины и аппараты, корреспондент  Горев
увидал профессора Вагнера  и  в  изумлении  остановился.  Вагнер  стоял  у
высокой конторки. Из носа профессора шли две резиновые  трубки,  выходящие
сквозь отверстие оконной  рамы  наружу.  Эти  трубки  как  бы  органически
связывали профессора с окружающими его машинами, будто и он сам наполовину
превратился в машину. И еще одно  поразило  Горева:  левым  глазом  Вагнер
просматривал какую-то книгу и делал из  нее  левой  же  рукой  выписки,  а
правый глаз он устремил на посетителя и протянул ему правую руку.
   - Прошу садиться! - любезно сказал Вагнер, не прекращая работать  левой
рукой.
   Горев,  видавший  виды,  как  всякий  опытный  корреспондент,  был  так
поражен, что забыл все  обычные  подходы  журналиста  и  молча,  с  полным
недоумением смотрел  то  на  бегающий  по  книге  и  рукописи  левый  глаз
профессора, то на трубки в его носу.
   Профессор заметил этот недоуменный вид посетителя и улыбнулся.
   - Вас удивляют эти трубки? - любезно начал он. - Но это так  просто:  я
слишком дорожу своим временем,  чтобы  ходить  гулять.  Между  тем  чистый
воздух необходим для здоровья  тела  и  ясности  мысли.  И  вот  я  сделал
маленькое приспособление: я вывел наружу, над крышей,  две  трубки,  концы
которых с особым приспособлением вставляются в нос. При  вдыхании  воздуха
открывается один клапан,  при  выдыхании  этот  клапан  давлением  воздуха
закрывается, а открывается другой, который выпускает отработанный  легкими
воздух. Это маленькое приспособление дает мне возможность все время дышать
свежим  воздухом,  и  видите,  какие  у  меня  румяные  щеки!   Пустяковое
изобретение, но оно может принести большую  пользу.  Представьте  больных,
которых нельзя выносить из комнаты. Да и современная вентиляция  оставляет
желать много лучшего. При помощи же этого прибора все больные могут дышать
чистым воздухом. Я  предвижу  большее:  если  еще  древние  римляне  умели
проводить воду за сотни километров, создав свои  монументальные  акведуки,
то  почему  бы  нам  не  создать  "аэродуки"?  Можно  было  бы  по  трубам
доставлять, например, горный или морской воздух. В конце концов  это  было
бы  дешевле,  чем  посылать  больных  ради  воздуха  за  сотни  и   тысячи
километров. Центральные трубы с особым нагнетателем будут подавать  воздух
в наши города, и там он будет распределяться. Горный, морской, степной или
напоенный хвоей воздух будет доступен всем...
   Профессор Вагнер говорил быстро,  не  переставая  писать  левой  рукой.
Правым глазом он продолжал смотреть на посетителя.
   Горев, наконец, обрел дар слова.
   - Скажите, как вы это можете?.. - И он  посмотрел  на  скошенные  глаза
профессора и его левую руку.
   - Писать левой рукой, управлять  каждым  глазом  отдельно,  работать  и
одновременно беседовать с вами? Дело  в  том,  что  у  меня  оба  мозговых
полушария действуют совершенно самостоятельно и почти независимо  друг  от
друга.
   Но я должен вам пояснить, так сказать, мою  отправную  точку.  Как  вам
известно, официально я профессор биологии. Не менее вам, надеюсь, известно
и то, что современные научные дисциплины чрезвычайно быстро распадаются на
самостоятельные части. На  наших  глазах  вырастает  биологическая  химия.
Каждое новое научное ответвление, вроде атомной теории, быстро вырастает в
самостоятельную научную дисциплину. Нужны годы, чтобы постигнуть каждую из
этих отдельных научных областей.
   А между тем для того чтобы идти вперед, надо  знать  и  смежные  науки:
биология и физиология, химия и электричество, даже геология и астрономия -
все они переплетаются,  взаимно  влияют  друг  на  друга.  Нужен  какой-то
всеобъемлющий  ум,  чтобы  охватить  всю  эту  массу   знаний.   А   жизнь
человеческая так коротка! Мне за  пятьдесят.  Еще  десяток-другой  лет,  и
конец. Передо мной колоссальные задачи, которые я хочу разрешить.  Значит,
первое, что я должен был  сделать  для  своей  цели,  это  так  или  иначе
удлинить жизнь.  Сначала  я  думал  об  опытах  омоложения.  То,  что  уже
достигнуто, помогло мне: я выгляжу моложе  своих  лет.  Может  быть,  я  и
вернусь к этим опытам. Но пока я остановился на том, что было  мне  больше
знакомо по своим работам над мозгом.
   Первое, что мне пришло на мысль, это  выработать  способность  работать
отдельно каждым мозговым полушарием.  К  сожалению,  я  не  могу  подробно
остановиться на этих работах: это заняло бы слишком много  времени.  Скажу
лишь,  что  здесь  главную  роль  играет  тренировка.  Вам,  может   быть,
приходилось  видеть  ритмическую  гимнастику  Далькроза?  Детишки   быстро
овладевают  способностью  управлять  асимметрическими  движениями:  правой
рукой они могут отбивать три  такта,  левой  -  два,  притом  в  различных
темпах,  одновременно  проделывая  различные  движения  и  ногами.   Нечто
подобное проделывал  и  я,  кстати  сказать,  к  полному  недоумению  моей
экономки.
   Труднее оказалось овладеть аппаратом глаз.  У  нас  каждый  глаз  имеет
самостоятельную систему управления, но в силу того, что  мы  лучше  видим,
фиксируя  оба  глаза  на  одной  точке,  у   нас   выработалась   привычка
согласовывать  движения  глаз.  Наследственность  этих  навыков  осложняла
борьбу за "автономность"  в  движении  глаз.  Однако  такая  независимость
движения каждого глаза  вполне  возможна.  Примером  этому  может  служить
хамелеон. Я занялся упражнениями. Результаты вы видите. Научиться писать и
работать левой рукой не представляло труда. Осталось перейти к последнему:
научиться одновременно производить две умственные работы, например  писать
обеими руками сразу два научных исследования на разные темы. На это ушло у
меня несколько лет. Я добился своего. Таким образом я удвоил свою мозговую
продукцию.
   Но мне и этого казалось мало.  Восемь  часов  сна!  Треть  человеческой
жизни  мы  теряем  на  то  беспомощное,  полумертвое  состояние.  Вот  что
возмущало  меня.  Освободить  человечество  от  сонной  повинности.  Какие
необычайные перспективы, какие возможности!.. Сколько великих произведений
дали бы нам еще великие мыслители,  если  бы  им  подарить  все  ночи  для
творчества! Сколько неоконченных великих произведений было  бы  закончено!
Как двинулся бы прогресс! Рабочий, отработав  положенные  часы  у  станка,
проводил бы ночь за книгой или общественной работой.  У  нас  не  было  бы
неграмотных.  Больше  того,  все  получили  бы  возможность  стать  вполне
образованными людьми. Какими бы гигантскими шагами двинулся прогресс!  Вот
о чем думал я...
   Профессор  Вагнер  одушевился.  Его  правый  глаз  горел   энтузиазмом.
По-видимому, волнение передалось и другой половине мозга: левый глаз также
вспыхивал и левая рука стала писать прерывисто.
   Но Вагнер заметил это, и левый глаз  как  будто  погас,  углубившись  в
работу, левая рука методично  застрочила,  в  то  время  как  правый  глаз
продолжал гореть воодушевлением и правая рука обводила широкие круги.
   - И теперь это  возможно!  -  сказал  профессор.  -  Сон  -  совсем  не
нормальное  явление,  а   болезнь,   являющаяся   результатом   отравления
гипнотоксинами: это особые яды, которые выделяет мозг  при  своей  работе.
Отравленный этими ядами, человек засыпает, то есть заболевает.
   Когда человек спит, мозг не вырабатывает  новых  токсинов;  за  это  же
время организм уничтожает токсины, накопившиеся за рабочий день.
   Таким образом, поспав, человек выздоравливает, но - увы! - чтобы  опять
заболеть к вечеру, и он опять принужден ложиться в кровать. Разве  это  не
ужасно?!
   Если хотите, сон заразителен. Я делал такой опыт: заставлял  собаку  не
спать.
   Когда  ее  организм  был  отравлен  гипнотоксинами,  я  извлекал  их  и
впрыскивал хорошо выспавшейся и только что проснувшейся собаке. Она тотчас
засыпала.
   Вся задача была в том, чтобы найти "противоядие" - антигипнотоксины.  И
мне удалось разрешить задачу  шире,  чем  я  предполагал:  найденный  мной
антягипнотоксин убивает не только токсины сна, но и другие. Следовательно,
он оздоровляет весь организм. Было немало препятствий, но они побеждены. Я
поборол сон. Я выбросил кровать - этот символ больницы. Я больше не сплю и
работаю почти круглые сутки. Антигипнотоксин я принимаю вместе с пищей. На
прием пищи уходит у меня час-два в сутки.
   Все  это  было  так  необычайно,  что  Горев  продолжал  сидеть  молча,
внимательно слушая профессора.
   - Но как вы чувствовали себя первое время? - наконец спросил он.
   - Да, мне пришлось немного повозиться  с  привычкой  спать.  Спать  мне
совершенно не хотелось. Но этот беспрерывный, бесконечный рабочий  день  -
то с солнцем за окном, то  с  темной  завесой  ночи  -  действовал  как-то
странно. К этому я, однако, скоро привык. Зато  как  хорошо  работается  в
тиши ночи! Не скрою одну эгоистичную мысль: я боюсь, что, когда  все  люди
начнут вести бессонный образ жизни, не будет так тихо по ночам.
   - А вам не кажется, что не всем может понравиться перспектива жизни без
сна?
   - Я уверен даже в этом, - и профессор улыбнулся. - Я  предложил  как-то
зимой, в глухой деревне, одному крестьянскому парню, удивлявшемуся, что  я
не сплю, испробовать на себе мое средство. Он  согласился.  Наутро  я  его
спрашиваю, как он себя чувствует. "Будь оно неладно! - говорит парень. - С
тоски чуть не помер! Вся деревня спит. Одни собаки лают.  Ходил,  ходил  -
тощища! На печь залез - сна ни в одном глазу. Думал, ночи этой и конца  не
будет!"
   Освободите людей от привычного труда, - продолжал профессор, - они тоже
заскучают. Но все это лишь  на  низших  ступенях  культуры.  Сама  же  эта
культура быстро  поднимается  при  рациональном  использовании  "бессонных
ночей".
   - Еще один вопрос. Вы говорите, что вы  не  спите  почти  все  двадцать
четыре часа. Но как же вы не устаете?
   - Очень просто. Усталость - это тоже  болезненное  явление.  Работающий
мозг выделяет гипнотоксины, работающие же мускулы выделяют  кенотоксины  -
яды, которые вызывают чувство усталости. Я ввожу противоядие - ретардин, и
усталости как не бывало. Мой ретардин так же  прерывает  течение  болезни,
именуемой  усталостью,  как  прерывают  теперь  возвратный  тиф,  введя  в
организм диоксидиаминоарсенобензолдихлоргидрат, - скороговоркой проговорил
Вагнер.
   У Горева дух захватило от этого длинного слова. Он попросил  профессора
повторить по слогам диковинное название и записал в блокнот. "Такие  слова
придают статье научный вес", - подумал он.
   - И вот теперь подсчитайте, - сказал профессор Вагнер. - Работая  двумя
половинками мозга, я удваиваю свою продукцию. Работая двадцать четыре часа
вместо восьми, я утраиваю рабочее время. Значит, я  работаю  за  шестерых,
притом без всякого вреда для  здоровья.  Следовательно,  за  тридцать  лет
рабочей жизни человек в состоянии будет произвести работу ста восьмидесяти
лет. Еще иначе говоря, за каждое полстолетие человечество будет  двигаться
вперед по пути прогресса сразу на три столетия.
   Как вы полагаете, стоит этого пяток обывательских собак?.. - с  улыбкой
закончил профессор.





   Вместительная гостиная банкира Гольдзака, купившего  недавно  баронский
титул, была отделана с тяжеловесным великолепием.  На  стенах,  отделанных
резной дубовой панелью, красовались  рога  оленей  и  гербы  новоявленного
барона. В углу помещался рыцарь в латах и с мечом XIII века - сомнительный
"предок" барона. На окнах с узкими решетками цветные стекла изображали тот
же баронский герб: на желтом щите согнутая  в  локте  рука,  закованная  в
латы, сжимала железной перчаткой меч. Над рукой - пять темно-синих звезд.
   Посредине комнаты вокруг большого круглого стола  из  черного  дуба  на
дубовых креслах с высокими резными спинками  заседали  члены  центрального
комитета немецкой политической организации "Диктатор". На кресле  с  более
высокой спинкой, с резным германским государственным орлом на  ее  вершине
сидел  председатель  собрания  -  старый   генерал,   один   из   "героев"
империалистической  войны,  друг  кайзера.  Грубое  лицо  генерала,  будто
высеченное топором из куска дерева, плотно сжатые  губы  под  приподнятыми
кверху усами говорили о большой силе воли. Из-под  нависших  седых  бровей
выглядывали пытливые, редко  мигающие  глаза.  На  его  форменном  сюртуке
красовался только "железный крест".
   По правую  сторону  от  председателя  помещался  хозяин  дома  -  барон
Гольдзак, в черном фраке, с совершенно лысой головой, бритый, с моноклем в
глазу. Далее в строгом  порядке,  по  рангу,  помещались  члены  комитета.
Генерал  с  узким  лбом,  глубоко   посаженными   глазами   и   выдающимся
подбородком. Что-то жестокое, звериное было в этой голове. Еще  генерал...
Чиновники министерств, депутаты... Крупные фабриканты и  банкиры  замыкали
круг.
   Моложавый человек во фраке, с лицом и манерами  дипломата  -  секретарь
комитета - делал доклад. На столе около него  лежал  номер  "Известий"  со
статьей Горева "Победа над сном и усталостью профессора Вагнера". Здесь же
перевод статьи на немецкий язык.
   - Мы еще не проверили  до  конца  достоверность  приведенных  в  статье
данных, но, по имеющимся уже у нас сведениям,  по-видимому,  она  отвечает
действительности.
   Мне не приходится говорить о значении этого научного открытия. Если оно
будет использовано Советской Россией, соотношение сил между нею и  другими
государствами мира значительно изменится. В  какие-нибудь  пять  лет  мощь
большевизма необычайно вырастет.
   Одновременная работа обоими мозговыми полушариями, к  счастью,  требует
времени и тренировки и поэтому не совсем доступна массам. Но  одна  победа
над сном и усталостью уже утраивает  физические  и  интеллектуальные  силы
наших политических противников, а вместе с тем и их материальные  ресурсы.
Их научные силы и квалифицированные работники будут работать втрое и  даже
в шесть раз больше. Продукция промышленности  возрастет.  Через  несколько
лет они будут иметь новые кадры хорошо подготовленных специалистов во всех
областях техники. Словом, их мощь будет  расти  безостановочно  Они  будут
работать, когда весь  мир  будет  спать.  Они  будут  работать,  когда  мы
принуждены будем отдыхать после трудового дня.
   - Ну,  рост  промышленности  произойдет  не  так  уж  скоро,  -  сказал
фабрикант. - Положим, все их  заводы  и  фабрики  будут  работать  круглые
сутки. Но дальше?.. Достать кредиты для постройки новых фабрик  и  заводов
им будет не так-то легко. Ведь вы, барон, не предоставите им кредита? -  с
улыбкой обратился он к Гольдзаку.
   Барон ответил такой же улыбкой и пустил колечко дыма.
   - Но есть другая опасность, - послышался хриплый голос  генерала.  -  Я
говорю  о  военной  мощи  Красной  Армии.  Что,  если  только  восемь   из
шестнадцати "добавочных" часов в сутки будет использовано ими для  военной
подготовки рабочих и крестьян? Это  равносильно  созданию  многомиллионной
армии. Далее, во время войны они будут иметь бойцов, которые не  нуждаются
в отдыхе. Им не придется сменять солдат в окопах. Они всегда будут  зорки,
бдительны, свежи, в то время как у нас две трети солдат  временно  выходят
из строя для сна и отдыха. Их летчики,  не  знающие  устали,  в  состоянии
будут производить дальние полеты... Их командный состав, их  штабы  смогут
руководить операциями, не выпуская нитей управления ни на одну минуту  для
отдыха и сна. Возможно, что средство профессора Вагнера они  используют  и
над лошадьми Их обозы, их кавалерия не  будут  знать  усталости.  Все  это
слишком серьезно!..
   Речь старого генерала произвела  большое  впечатление  на  собрание,  в
особенности на военных. Генералы хмурились,  нервно  барабанили  пальцами,
глубже затягивались сигарами...
   - Но самое  опасное,  -  поднялся  вновь  секретарь,  -  заключается  в
политическом значении факта. Уже сейчас большевизм потрясает мир, держит в
постоянном нервном напряжении  правительства  всех  стран  мира.  Средство
Вагнера утраивает, а может, даже ушестеряет число  большевиков.  Здесь,  в
своем кругу, мы можем быть откровенными Мы  не  знаем,  как  справиться  с
одним вождем Коммунистического Интернационала. Что будет, если этот  вождь
получит возможность работать в шесть раз  больше?  Мы  будет  иметь  шесть
таких  вождей,  в  шесть  раз  увеличенный  Коминтерн,  миллионы   русских
большевиков, не знающих устали, пропагандирующих и разлагающих массы  день
и ночь, день и ночь, по двадцать четыре часа в сутки!!
   Эти доводы произвели потрясающее впечатление. Дрожали руки собравшихся,
платки отирали на лбах и лысинах холодный пот...
   - Это ужасно!..
   - Кошмар! - слышались взволнованные голоса.
   Наступило жуткое молчание. Казалось, страшные призраки проникли вдруг в
этот кабинет и наполнили его леденящим дыханием смерти.
   Наконец председатель  собрания  тряхнул  головой  и  стукнул  волосатым
кулаком по столу.
   - Этого нельзя допустить! - хрипло крикнул он. - Во что бы то ни  стало
мы  должны  устранить  угрожающую  опасность!   Прежде   чем   изобретение
профессора Вагнера  станет  достоянием  большевиков,  мы  должны  овладеть
секретом профессора Вагнера!
   И, побуждаемое страхом и  ненавистью,  собрание  перешло  к  обсуждению
вопроса о том, как это сделать.
   Один барон Гольдзак не принимал участия в совещании. Ему рисовались уже
грандиозные планы. Он  думал  о  том,  сколько  выгоды  можно  извлечь  из
открытия профессора Вагнера, если секрет этого  открытия  окажется  в  его
руках.





   После судебного процесса весь распорядок занятий профессора Вагнера был
нарушен. К нему являлись  корреспонденты  газет  и  журналов,  профессора,
студенты и просто любопытствующая публика, желающая  испробовать  "порошок
от сна". Профессор Вагнер  уже  привык  к  этим  посещениям  и  потому  не
удивился, когда услышал, как за дверью кто-то с немецким акцентом попросил
разрешения войти.
   Когда дверь открылась, профессор увидал  молодого  человека  с  пухлым,
розовым лицом и короткими вьющимися светлыми  волосами.  Большие  "модные"
черепаховые очки как-то не шли к этому юному лицу. Безукоризненный  костюм
придавал незнакомцу европейский вид.
   -  Позвольте  представиться,  уважаемый  господин  профессор!..  Герман
Таубе,  член  Берлинского  общества  любителей  естествознания.  От  этого
общества я и прибыл к вам... Ваше открытие чрезвычайно заинтересовало нас.
И общество обращается к  вам  с  покорнейшей  просьбой:  не  могли  бы  вы
прочитать в нашем кругу несколько лекций о ваших работах?
   - К сожалению, я не располагаю временем.
   - О, это не займет много времени! -  засуетился  молодой  человек.  Его
женский голос поднялся до самых высоких нот,  глаза  смотрели  просительно
сквозь черепаховые обручи очков. Он даже склонил голову набок и сжал руки.
- Только бы вы согласились!.. Только бы согласились!  Для  нас  это  будет
такой праздник! Я сам не ученый, но страстный  любитель  науки.  Отец  мой
богат.., очень богат... Если бы  вы  пожелали,  вы  нашли  бы  у  нас  все
необходимое  для  ваших  работ...  Мы  оборудовали   бы   вам   прекрасную
лабораторию.., десятки, сотни собак были бы в вашем распоряжении!..
   Вагнер улыбнулся.
   -  Вы  очень  любезны,  но,  к  сожалению,  я  должен  отклонить   ваше
предложение. Я не собираюсь покидать Россию.
   - Как жалко!.. О, как жалко! Мне казалось, что  здесь  работать...  что
там работать... Но вы не откажетесь прочитать у нас несколько лекций!  Это
займет  всего  несколько  дней.  Мы   отправимся   воздушным   путем,   на
пассажирском аэроплане новой компании воздушных сообщений  "Уэншетлих  унд
Бэквемхейт" - "Безопасность и удобство".  Вполне  оправдывает  название...
Успешно конкурирует с "Дерулуфтом"...  Я  беру  на  себя  все  хлопоты  по
визированию паспортов. О расходах и  гонораре  говорить  не  будем...  Мы,
конечно, все берем на себя...
   - Я мог бы потратить на это дело не более трех-четырех часов. Я слишком
дорожу временем. Не забудьте, что у меня шестикратная  производительность.
Если я истрачу только двое суток, то  для  меня  они  будут  равны  потере
двенадцати. Нет, я не могу принять вашего предложения!
   - Я крайне огорчен. А  еще  больше  будет  огорчен  руководитель  нашей
лаборатории профессор Брауде. Он работает в той же области, что и  вы.  Но
его метод несколько иной...
   Профессор Вагнер оживился.
   - Вот как! В чем же его метод?
   -  Он  пытается...  -  Таубе  несколько  смутился.  Лицо  его  выразило
напряжение мысли, как будто он хотел вспомнить что-то. - Он  работает  над
методом, который даст возможность самому  организму  вырабатывать  токсины
против гип.., гип...
   Но Вагнер уже угадал мысль.
   - Как раз  я  сам  работаю  сейчас  над  этим!  Наши  газеты  несколько
преувеличили мои успехи на этом пути...
   - Я не из газет! - прорвалось у Таубе. Он покраснел от досады на  себя.
- Профессор Брауде уже несколько лет работает в этой области. Он так хотел
познакомиться с вами  и  поделиться  опытом!..  Очень  жалко,  что  теперь
придется огорчить его...
   - Это изменяет дело! Я думаю, что потеря времени будет вознаграждена...
Профессор Брауде?.. Я что-то не слыхал о нем.
   - Молодой и чрезвычайно скромный..,  не  любит  рекламы...  Но  страшно
гениален!..
   - Я согласен!
   Таубе бросился к профессору и стал пожимать его руки.
   - Тысячу благодарностей! А об отъезде позабочусь я сам. Вы ни минуты не
потеряете своего драгоценного времени!
   И, расшаркавшись, он скрылся за дверью.
   "Странней молодой человек. Собаками подкупить меня  хотел!"  -  подумал
после его ухода профессор Вагнер.





   Рано утром почтово-пассажирский аэроплан снялся с  аэродрома  и  быстро
стал  набирать  высоту.  В  уютной  кабине  на  мягких   кожаных   креслах
разместились:  профессор  Вагнер,  Герман  Таубе,  дипломатический  курьер
французского посольства в Москве  и  служащий  советского  торгпредства  в
Берлине.
   Если бы не ослабленное усовершенствованным глушителем  жужжание  мотора
да плавное покачивание, можно было подумать, что  сидишь  в  купе  вагона.
Сквозь зеркальные окна внизу  виднелась  панорама  Москвы  с  извивающейся
лентой реки. Как игрушечный, показался Кремль, сверкавший своими куполами.
А впереди уже расстилался бесконечный  ковер  полей  и  лесов,  изрезанный
желтоватыми линиями дорог и  голубыми  извивами  рек.  Желтыми  квадратами
выделялись поля  созревающей  ржи.  Кое-где,  как  муравьи,  двигались  по
дорогам и копошились на полях люди и животные.
   Но профессор Вагнер недолго любовался этими видами  с  высоты  птичьего
полета. Как скупец дрожит над каждой копейкой, так Вагнер  дорожил  каждой
минутой времени. Он вынул книги, пристроил на коленях  складной  пюпитр  и
принялся за работу. Читая книгу, он в то же время непрерывно что-то  писал
в тетради стенографическими знаками.
   Заметив вопросительный взгляд Таубе, он объяснил:
   - Я  пишу  только  стенографически.  Это  моя  собственная  система.  Я
сокращаю и  упрощаю  работу,  где  можно.  Я  создал  собственную  систему
мнемоники - этой прекрасной  помощницы,  на  которую,  к  сожалению,  мало
обращают внимания. С помощью мнемоники я  в  состоянии  хранить  в  памяти
необычайно большое количество цифр,  формул,  названий.  Дело  облегчается
тем, что благодаря чистоте моего мозга, из которого  выделены  отравляющие
его токсины, он работает с неослабевающей ясностью и силой.  Все  это  еще
больше увеличивает производительность моего труда.  Без  преувеличения,  я
работаю за десятерых...
   И Вагнер замолчал, углубившись в работу.
   Таубе смотрел в окно на живую  картину  страны,  столь  непонятной  для
него,  такой  бедной   и   вместе   с   тем   могущественной,   мирной   в
развертывающихся картинах  труда  селян  и  страшной  той  силой,  которая
организует миллионы этих сильных рук...
   Какая-то река показалась вдали. На высоких прибрежных холмах раскинулся
город. На правом берегу город был  опоясан  старинными  зубчатыми  стенами
кремля с высокими башнями. Над  всем  городом  царил  огромный  пятиглавый
собор.
   - Днепр!.. Смоленск!.. Наша первая остановка!..
   Аэроплан пролетел над лесом и плавно опустился на хороший аэродром.
   Позавтракали и пустились  в  дальнейший  путь.  Небо  затянуло  тучами.
Порывистый встречный ветер покачивал  аэроплан,  как  корабль  на  больших
океанских волнах. Движение полета замедлилось. До Ковно  все  же  долетели
благополучно. Это последняя  остановка  перед  Кенигсбергом.  Несмотря  на
увеличивающееся ненастье, аэроплан отправился  в  дальнейший  путь.  Ветер
переходил в шквал. Аэроплан кидало в стороны, круто поднимало на встречные
воздушные волны. Иногда, будто потеряв крылья, аппарат стремительно  падал
вниз.
   -  Однако,  -  сказал  французский   дипломатический   курьер,   нервно
уцепившись за кресло, - я не испытывал еще такой качки!
   Его позеленевшее лицо говорило  о  том,  что  у  него  начался  приступ
морской болезни.
   В поисках благоприятного  воздушного  течения  пилот  то  брал  высоту,
врываясь в туманную полосу туч, то снижался к самой земле. Но ветер  везде
бушевал одинаково, решив, казалось, оборвать крылья аппарата.
   Свист металлических тросов был слышен даже  сквозь  громыханье  мотора.
Начался дождь. Серая завеса мешала ориентироваться.
   - Ничего, долетим!  -  крикнул  на  ухо  побледневшему  Таубе  служащий
советского торгпредства. - Мы должны быть около Инстербурга...
   Оглушенный и взволнованный Таубе ничего не понял.
   Профессор Вагнер бранил  бурю,  которая  прервала  его  занятия.  Книги
валились из рук, карандаш выводил совершенно невероятные каракули. Наконец
он бросил работу и с обиженным видом уселся плотнее в кресло.
   Дождь прекратился так же неожиданно, как начался. Утих и ветер.  Полоса
косматых  туч  была  позади.  Аэроплан  пошел  плавно.  Все  вздохнули   с
облегчением. Но в этот самый момент мотор  стал  давать  перебои  и  вдруг
остановился.
   Пилот быстро стал снижать аппарат планирующим спуском, зорко выглядывая
удобное место. Аппарат сильно вздрогнул, пробежал, потряхивая  пассажиров,
по сжатому полю и остановился.
   Пилот и механик осмотрели мотор.
   - Придется сделать остановку не менее часа! - сказал механик. Пассажиры
вышли из кабины, разминая затекшие ноги.  Аэроплан  остановился  у  опушки
соснового леса. Среди ровных, как  мачты,  красноватых  стволов  виднелось
озеро, блестевшее голубым серебром.
   - Какая живописная местность! - сказал Таубе,  обращаясь  к  профессору
Вагнеру.  -  Мы  успеем  сделать  прекрасную  прогулку.  Кстати,  встретим
кого-нибудь из окрестных жителей и узнаем, где мы находимся. Вы ничего  не
имеете против?
   Профессор Вагнер кивнул головой, и они углубились в  лес.  Прошел  час.
Мотор был исправлен, а Вагнера и Таубе  все  еще  не  было.  Их  окликали,
искали в лесу, но они исчезли бесследно. Истекло еще сорок минут.  Француз
стал настаивать на отлете.
   - Я везу срочную дипломатическую почту в министерство, и,  если  мы  не
прилетим в Кенигсберг к отлету аэроплана на  Париж,  я  опоздаю  на  много
часов... Это недопустимо!...
   Служащий торгпредства возражал. Решили отложить отлет еще  на  полчаса,
продолжая поиски, но без успеха.
   - Не можем же мы заночевать здесь! - говорил француз. -  Они  не  дети.
Доберутся и по железной дороге! Я плачу за срочность и вы должны доставить
меня в срок!
   Пилот пожал  плечами  и  уселся  на  свое  место.  За  ним  последовали
остальные. Мотор загудел. Аэроплан взвился в воздух.





   Профессор Вагнер пропал бесследно.
   Когда  об  этом  узнали  в  Москве,  Наркоминдел  запросил   германское
правительство по поводу этого странного исчезновения.
   От германского министерства по иностранным делам была получена ответная
нота, в которой  высказывалось  сожаление  по  поводу  этого  прискорбного
случая. "Нами  принимаются  все  меры  к  розыску,  но,  к  сожалению,  до
настоящего времени они не дали результатов.  Считаем  не  лишним  обратить
ваше внимание на то, что вместе с профессором Вагнером исчез и  германский
подданный Герман Таубе. Полагаем, что  этот  факт  снимает  с  германского
правительства всякие подозрения в том, что в данном случае мог иметь место
враждебный акт по отношению к профессору  Вагнеру,  как  гражданину  Союза
Советских Социалистических Республик. Примите уверение в  нашем  искреннем
уважении..."
   Ответ этот, конечно, не  мог  удовлетворить  Наркоминдел,  но  так  как
невозможно было установить факты, сопровождавшие  исчезновение  профессора
Вагнера, то оставалось выжидать, когда  эта  тайна  будет  так  или  иначе
раскрыта.
   С профессором же Вагнером случилось вот что.
   Когда он углубился в  лес,  Таубе  предложил  ему  осмотреть  развалины
замка,  стоявшего  у  лесного  озера.  Ничего  не  подозревая,   профессор
последовал за  Таубе.  Там  уже  ждала  их  засада.  Трое  замаскированных
набросились на профессора и завязали ему рот и глаза. Таубе вырвал из  рук
профессора портфель с бумагами, который Вагнер, идя на прогулку,  захватил
с собой. Сильные руки усадили Вагнера  в  поджидавший  автомобиль,  и  они
тронулись в путь. Проехав не более часа, автомобиль  остановился;  Вагнера
ввели в дом.
   Профессор был взбешен.
   - Что все это значит? - спросил он, ища глазами  Таубе,  когда  повязку
сняли с его глаз. Но Таубе не было. Не было и трех похитивших  его  людей.
Перед ним стоял изящный молодой  человек  в  штатском  платье,  с  военной
выправкой. Он улыбался самым любезным образом.
   - Дорогой профессор, если вы не  устали,  то,  наверно,  проголодались.
Поговорить мы еще успеем. Прошу чувствовать себя  как  дома.  Не  откажите
разделить со мною ужин. Кровать вам не поставили, ведь вы не спите?
   И он показал рукой на хорошо сервированный стол  с  бутылками  дорогого
вина.
   - Благодарю вас! Я  не  голоден,  -  отвечал  Вагнер,  хотя  ему  очень
хотелось есть. - Я бы просил вас объясниться со мной!
   - Как жаль! - отвечал с тою же любезной улыбкой молодой человек. - А мы
приготовили для вас ваши любимые блюда. Не буду мешать.  К  сожалению,  не
могу вам пожелать спокойной ночи: вы не нуждаетесь в этом.
   И он вышел со своей неизменной улыбкой.
   Профессор Вагнер осмотрелся вокруг. Комната эта, во всяком  случае,  не
напоминала притон бандитов.  Все  вокруг  было  изящно,  удобно  и  уютно.
Скользнув глазом по столу, он увидел дымящуюся  спаржу,  зеленый  горошек,
салат.
   Вагнер, глотая слюну, отвернулся от стола и угрюмо уселся в  кресло.  В
довершение всего он лишился портфеля и не мог заниматься.  От  времени  до
времени Вагнер вставал, подходил к двери - она была закрыта. Поднял  штору
окна и увидал густую железную решетку. Побег был невозможен.
   - Какая нелепость! - проворчал он и, мрачный, опять опустился в кресло.
Так он просидел до утра.
   Рано утром явились трое в масках и молча  завязали  ему  рот  и  глаза,
вывели и усадили в мягкое кресло.  Заработал  мотор  аэроплана.  Профессор
почувствовал, как аппарат отделился от земли. Полет продолжался  не  менее
трех часов.
   Когда ему вновь развязали глаза, он увидел перед собою того же молодого
человека.
   - Добро пожаловать, дорогой профессор! Поздравляю вас с новосельем! Так
как нам придется  проводить  время  вместе,  то  позвольте  представиться:
Генрих Брауде.
   - Профессор?
   - Не совсем, - улыбнулся Брауде.
   - Но ваши опыты над усталостью?.. Мне говорил Таубе...
   - Ах, вот что!..  Ну,  это,  вероятно,  другой  Брауде.  Разрешите  вас
ввести, так сказать, во владения... Это ваш кабинет,  -  он  сделал  рукой
круговое движение, показывая вместительную комнату  с  большим  письменным
столом, дубовой мебелью и книжным шкафом. Окна с матовыми стеклами были за
решеткой. - Здесь вы найдете все, что писалось учеными по исследованию сна
и  усталости,  Несмотря  на  всю  необычность  положения,  Вагнер  не  мог
удержаться и подошел к книжным шкафам.
   - Прейер... Эррер... Бушар... Клапаред , - читал он на корешках книг. -
Все это старо... Лежандр, Пьерон... Им я кое-чем обязан...
   - Разумеется, вы пошли дальше их! А вот, дорогой профессор,  не  угодно
ли пройти в лабораторию!..
   И они прошли в другую комнату.





   В то время как Брауде  с  изысканной  любезностью  "вводил"  профессора
Вагнера  "во  владения",  комитет  "Диктатор"   решал   судьбу   пленника.
Большинство членов комитета склонялось  к  тому,  что  Вагнера  необходимо
"убрать".
   -  В  портфеле  доктора  Вагнера  мы,  безусловно,  найдем  секрет  его
изобретения. Нам блестяще удалось его похищение,  но  остается  опасность,
что рано или поздно тайна похищения будет  раскрыта,  если  не  уничтожить
главной улики против нас.
   Этой "уликой" был сам профессор. "Убить Вагнера" -  об  этом,  конечно,
никто не говорил в  собрании,  считавшем  себя  цветом  культуры.  Но  все
понимали  друг  друга.  Против  "уничтожения  улик"  возражал  лишь  барон
Гольдзак.
   - Полнейшая тайна исключает возможность обнаружения  Вагнера.  Замки  и
надежная охрана гарантируют от побега. К чему прибегать к  крайним  мерам?
Такой ум, ум исключительной даровитости может оказать нам большую  пользу.
Нужно только суметь так или иначе заставить его работать на нас.
   Гольдзак не досказал своей мысли: он рассчитывал воспользоваться еще не
одним изобретением Вагнера для коммерческой эксплуатации.
   Но большинство голосов было против него. Однако  выступление  секретаря
изменило дело.
   - Я вношу предложение, - сказал  он,  -  оставить  на  некоторое  время
вопрос открытым. Дело в том, что Вагнер все свои записки вел по совершенно
неизвестному методу стенографии, вероятно изобретенному им  самим.  Я  уже
привлек к расшифровке лучших специалистов из министерства иностранных  дел
и.., других учреждений. Пока им удалось установить, что, по-видимому,  это
система сокращения до одного знака целых слов. Но расшифровать им  еще  не
удалось. Подождем результатов, иначе мы рискуем остаться перед нераскрытой
тайной его изобретения.
   Решение было отложено на несколько дней.
   Специалисты по расшифровке оказались на высоте  положения:  им  удалось
найти ключ к стенографии Вагнера. И, когда они нашли,  они  были  изумлены
гениальной простотой этой системы.
   Но членов комитета ожидало  и  огорчение:  когда  удалось  прочитать  и
перевести записки Вагнера, оказалось, что они содержали целый  ряд  ценных
научных материалов по самым различным областям знания.  В  сжатых  фразах,
почти  намеках  на  мысль,  в  кратких  формулах  было   такое   богатство
содержания, что его хватило бы на многие печатные  тома.  Некоторые  места
даже  для  специалистов  оказались  непонятными.   Все   это   оправдывало
предположение  Гольдзака,  что  работа  Вагнера   представляет   громадную
ценность. Но в записках не  было  ни  строчки  о  том,  что  больше  всего
интересовало комитет: о средстве борьбы со сном и усталостью.
   Так или иначе нужно было вырвать секрет у профессора Вагнера. Это  было
поручено  сделать  Брауде.  В  целях  сохранения  полной  тайны   он   был
единственным лицом, которое виделось с Вагнером.
   - Дорогой профессор! - обратился Брауде к Вагнеру. - Вы  хотели  знать,
какие причины привели вас сюда. В настоящее  время  я  могу  удовлетворить
ваше  понятное  желание.  Только  крайняя  необходимость   заставила   нас
прибегнуть к способу...
   - Бандитов! - не удержался Вагнер.
   Брауде улыбнулся, как будто он услышал милую  шутку,  и,  нисколько  не
смутившись, продолжал:
   - Мои друзья представляют собой мощную организацию,  которая  стоит  на
страже европейской культуры. Увы! Над  этой  культурой  нависла  громадная
опасность, имя которой - большевизм. Вы человек, далекий от  политики,  и,
может быть, вы сами не учитываете того, какое могучее орудие дало бы  ваше
изобретение этим врагам культуры. Вот что побудило нас во имя цивилизации,
для блага всего человечества посягнуть на вашу личную  свободу.  Вам,  как
человеку науки, также должна быть дорога наша старая европейская культура.
Подарите же ей ваш ценный дар! Поверьте, он  будет  использован  наилучшим
образом.
   Профессор откинулся на спинку кресла и слушал, устремив  оба  глаза  на
своего собеседника, что с ним случалось редко.
   - Да, я человек науки, далекий от политики, - ответил Вагнер. -  Но  вы
глубоко ошибаетесь,  если  думаете,  что  я  противник  Советской  власти.
Впрочем, ваша ошибка понятна: к вам  большевизм  обращается  только  своей
разрушительной стороной. Я же пережил уже эту полосу и, не  скрою,  полосу
сопутствовавших ей настроений; последние годы я  мог  наблюдать  и  другую
сторону этого самого  "страшного"  большевизма  созидательную.  Вы  ее  не
видите или не хотите видеть. Меня же поражает и невольно захватывает  этот
грандиозный размах творческой энергии, широта  планов,  кипучая  работа...
Никогда еще столько  научных  экспедиций  не  бороздило  вдоль  и  поперек
великую страну в поисках естественных богатств, где бы они ни  находились:
глубоко  прикрытые  полярными  льдами,  жгучими  ли  песками  пустыни  или
молчаливыми недрами земли. Никогда еще не было у нас такой тяги к технике,
механизации труда. Никогда самая  смелая  творческая  мысль  не  встречала
такого внимания и поддержки...
   И потом, что нужно ученым? Прежде всего условия для  спокойной  работы.
Моя страна уже перенесла бурю революции и судороги контрреволюции. Впереди
только мирное строительство. А вы?.. Разве не ваш  страх  перед  грядущими
потрясениями  заставил  вас  привезти  меня  сюда  столь..,   неделикатным
манером? Нет, господин Брауде, я желаю жить и работать  в  России.  Ей  же
принадлежат и мои труды. Я не открою вам секрета!
   Ответ Вагнера был доложен комитету.
   - Да он сам большевик! - воскликнул узколобый генерал.
   - С ним нечего стесняться! - слышались голоса.
   На этот  раз  и  Гольдзак  нашел  невыгодным  выступать  против  общего
настроения.
   Не  было  принято  никакой  резолюции,  но  все  было  ясно  без  слов:
профессору Вагнеру был вынесен смертный приговор.
   И Брауде должен был привести его в исполнение.
   Не без  волнения  вошел  он  в  кабинет  профессора,  чувствуя  тяжесть
браунинга в своем правом кармане. Но, хорошо владея собой,  он  с  обычной
любезной улыбкой поздоровался с профессором и  уселся  в  кресло  напротив
него, заложив руки в карманы.
   - Ну-с, как, дорогой профессор, вы еще не изменили  вашего  решения?  -
спросил  он  Вагнера,  нащупывая  в   кармане   рукоятку   револьвера.   -
Предупреждаю  вас,  что  ваш  отказ  приведет  к  самым  тяжелым  для  вас
последствиям - Нет, господин Брауде: не изменил и не изменю! Брауде ощупью
наложил палец на курок, все еще не вынимая револьвера из кармана.
   - Но у меня есть  одна  просьба,  господин  Брауде!  "Время  терпит,  -
подумал Брауде, - узнаем, что это за просьба", - и задержал в кармане руку
с револьвером.
   - К вашим услугам, дорогой профессор.  Профессор  имел  смущенный  вид.
Брауде поразило, что Вагнер выглядел очень усталым и всегда  румяные  щеки
его побледнели.
   - Дело в том, - начал профессор, запинаясь, - что ваши друзья в  масках
при обыске не заметили в  моем  жилетном  кармане  небольшой  коробочки  с
пилюлями. То есть они, может быть, и заметили, но, вероятно,  не  обратили
внимания на нее, так как на коробочке была безобидная этикетка:  "Purgen".
Обычное лекарство для людей, ведущих сидячий образ жизни. В этой коробочке
у меня был запас пилюль против сна  и  усталости.  Увы,  коробочка  пуста!
Вчера я принял последнюю пилюлю. Если сегодня я  не  возобновлю  прием,  я
должен буду уснуть. Для меня это было бы ужасно... И усталость... Я был бы
вам.., очень благодарен... - профессор говорил все медленнее, - если бы вы
достали мне  некоторые  химические  продукты  по  моему  указанию  и  если
можно.., скор...
   Голова  профессора  откинулась  назад,  веки  закрылись,  и  он  заснул
глубоким сном.
   - Это облегчает задачу! - сказал вслух Брауде, спокойно вынул револьвер
и направил его в грудь профессора.
   Но он не выстрелил: какая-то мысль  остановила  его.  И,  быстро  сунув
револьвер в карман, он выбежал из комнаты.





   - Профессор Вагнер спит! Он в наших руках! - быстро проговорил  Брауде,
вбегая к секретарю комитета.
   - Говорите яснее, Брауде, в чем дело?
   - Дело в том, что у Вагнера истощился запас противосонных пилюль  и  он
нуждается в химических материалах, иначе говоря - он нуждается в  нас!  Мы
можем дать ему все необходимое, но под условием выдачи секрета. Я  уверен,
теперь он пойдет на все! Я  взял  на  себя  смелость  отложить  исполнение
приговора.
   -  Вы  правы!  Несколько  дней  не  составляют   расчета.   Попытайтесь
сговориться с ним, когда он проснется.
   Но сговориться с Вагнером оказалось не так-то просто. Однако Брауде  не
терял надежды. Он играл на психологии Вагнера и  поднимал  с  ним  торг  в
тяжелые для Вагнера минуты, когда его начинали одолевать сон и  усталость.
Профессор страдал.
   -  Сколько  непроизводительно  потерянного  времени!   Сон   для   меня
равносилен смерти, а смерть  страшна  только  тем,  что  это  вечный  сон,
который  оборвет  мои  работы.  Сколько  неоконченного!  Сколько  погибнет
замыслов!..
   На третьи сутки было достигнуто соглашение: "друзья Брауде"  доставляют
профессору Вагнеру все необходимые  продукты,  а  профессор  Вагнер  будет
вырабатывать  в  лаборатории  свой  чудесный  препарат.  Никто  не   может
присутствовать при производстве работ.
   Из осторожности Брауде поставил условием, чтобы одну из  приготовленных
пилюль Вагнер проглатывал первый. Комитет "Диктатор" полагал, что если ему
станут известны составные элементы препарата и самый  препарат  в  готовом
виде, то немецким химикат не представит особого труда угадать остальное.
   Однако профессор Вагнер явно осложнял их работу. Он составил длиннейший
список различных химических веществ. Было очевидно,  что  многие  из  этих
веществ не входили в состав его антитоксина.
   Когда получился  готовый  препарат,  химики  обнаружили  полипептиды  и
аминокислоты.  Найдены  были  вещества,  содержащие  группу  C:NH;  но   в
препарате оказывался, очевидно,  еще  какой-то  неразложимый  остаток.  По
крайней мере все опыты ученых не приводили к цели.
   Практических неудобств от этого пока не  проистекало.  Пилюли  Вагнера,
принимаемые один раз в день вместе  с  пищей,  заключали  в  себе,  помимо
обычных пилюльных  связывающих  веществ,  не  более  0,05  грамма  чистого
препарата. Несколькими  килограммами  можно  было  обеспечить  потребность
всего населения.
   Лаборатория Вагнера вполне успешно справлялась с этим производством.
   Профессор  Вагнер  на  время  примирился  со   своей   участью.   Когда
производство наладилось, для него  потекли  дни  и  ночи  обычного  труда.
Изготовление пилюль отнимало у  него  не  более  четырех  часов  в  сутки.
Отработав этот "урок", он погружался в свои научные  изыскания,  не  думая
больше о судьбе "продукции".
   А между тем эксплуатация его препарата имела громадное влияние  на  всю
жизнь Германии.
   Как только производство пилюль было поставлено, на сцену выступил барон
Гольдзак.  Им  было  создано  акционерное  общество   "Энергия",   которое
выпускало в продажу  чудесный  препарат,  уничтожавший  сон  и  усталость.
Акции,  выпущенные  в  огромном  количестве,  находились  в  руках  членов
комитета.
   Широкая рекламная кампания оповестила мир о новом препарате.
   "Нет больше сна! Нет больше усталости! Удлините вашу жизнь!" - крупными
буквами кричали плакаты и объявления газет.
   В ответ на эти рекламы  в  советских  газетах  появился  ряд  статей  о
профессоре Вагнере, уже открывшем секрет борьбы  со  сном  и  так  странно
исчезнувшем на немецкой территории.
   Но немецкие газеты, находящиеся на  содержании  "Энергии",  возмущались
этими "инсинуациями" и доказывали, что "Энергия" купила  свой  препарат  у
немецкого профессора Фишера, ранее Вагнера разрешившего эту задачу.  Такой
профессор действительно был, но коллеги, знавшие его  бездарность,  только
руками разводили. Неожиданно открытая "гениальность" Фишера и  привалившее
к  нему  вслед  за  этим  богатство  заставляли  многих  немецких   ученых
усомниться в истине. Но они молчали.
   Акционерное общество "Энергия" преследовало коммерческие и политические
цели.
   Препарат Вагнера был настоящим золотым дном. Деньги лились рекой, и эти
деньги в значительной доле расходовались комитетом "Диктатор"  на  подкупы
своих      политических      противников,       прессы,       избирателей,
социал-демократических  вождей   пролетариата,   министров.   Колоссальные
средства шли и на  пропаганду.  Благодаря  всему  этому  "Диктатор"  скоро
оказался фактически правителем страны.
   Первым покупателем препарата была денежная  аристократия:  капиталисты,
рантье, лица свободных  профессий.  Из  всех  них  только  лица  свободных
профессий использовали препарат с наибольшей выгодой для себя и  общества:
купленное  "прибавочное"  время  приносило   хороший   доход.   Профессора
выпускали утроенное количество  печатных  трудов,  юристы  утраивали  свою
практику, хирурги успевали производить громадное количество операций.
   Что же касается рантье и, в особенности, "золотой молодежи", то для них
"прибавочное время" ценилось как  прибавочная  сумма  наслаждений.  Ночные
развлечения  распустились  пышным  цветом.   Кабаре,   рестораны,   театры
вырастали, как грибы. Все ночи напролет эти  места  удовольствий  довольно
грубого свойства горели огнями, привлекая посетителей, не  знавших  больше
сна и отдыха. Однако такая жизнь, разумеется, не обходилась без вреда  для
здоровья. Вино лилось  рекой.  Все  виды  азарта  и  разврата  расшатывали
нервную систему капиталистической "смены". Скоро пилюли вошли во  всеобщее
употребление.  Все  городское  население  забыло  о  сне,  за  исключением
бедняков и безработных, не  имевших  средств  на  покупку  чудодейственных
пилюль.
   Препарат "Энергия" оказал  крупнейшее  влияние  и  на  финансы  страны.
Торговые заведения и банки работали двадцать четыре часа в сутки. Денежное
обращение быстро увеличивалось.
   Но особенно сильное влияние оказало изобретение профессора  Вагнера  на
промышленную жизнь страны. Фабриканты и заводчики очень быстро поняли  все
выгоды препарата. Прежде всего они смогли сразу  на  две  трети  сократить
управленческие аппараты своих учреждений. Затем они принялись за  рабочих.
Все крупные денежные тузы были членами организации "Диктатор", отпускавшей
им препарат  по  себестоимости.  Среди  рабочих  был  произведен  "отбор".
"Неблагонадежные" увольнялись, "благонадежные"  получали  двойные  оклады,
работая беспрерывно две смены. Пилюли они получали "бесплатно".
   Восемь часов оставляли свободными от работ.
   "Пусть рабочие войдут во вкус траты денег.  Если  они  станут  работать
двадцать  четыре  часа,  у  них  могут   скопиться   сбережения,   а   это
нежелательно. Лучше будет, если их "лишние деньги" вернутся  к  нам  через
наши кабачки".
   Безработица  росла.  Безработные  начали  борьбу,  но  она  подавлялась
беспощадно.
   Все это делалось за  спиной  профессора  Вагнера,  поглощенного  своими
научными работами и занятиями.
   От времени до времени он спрашивал Брауде:
   - Ну, какие результаты дает мой препарат?
   - Прекрасные, дорогой профессор! Восемь часов для  работы,  восемь  для
наук  и  искусств  и  восемь  часов  для  движений  на   свежем   воздухе.
Промышленность растет, науки процветают, молодежь пышет здоровьем!
   Доверчивый профессор был в восторге. Но в глубине его сознания  звучала
какая-то тоскливая нотка неоформившейся еще мысли. Она все  чаще  посещала
его и мучила своей неопределенностью. Но он подавил ее.
   - И это достигнуто лишь при работе  одного  мозгового  полушария!  Надо
научить молодежь работать обоими полушариями. Это еще удвоит их силы!
   Брауде замялся.
   - Ваш метод требует  большой  тренировки.  Вам  пришлось  бы  потратить
слишком много времени на личное инструктирование... Но если  бы  вы  могли
написать об этом книгу...
   За окном вдали послышался  шум,  крики  толпы,  несколько  выстрелов  и
стоны...
   Вагнер подошел к окну, но  матовые  стекла  не  позволяли  видеть,  что
делается снаружи.
   - Что это? - спросил он.
   - Вероятно, праздничный карнавал!
   - Эти крики не напоминают шума праздничной толпы,  -  сказал  задумчиво
Вагнер и почувствовал, как тоскливая нотка опять запела где-то внутри.
   Несмотря на все увлечение работой, он чувствовал себя пленником. Он  не
знал, что творится вон там, за окном. Он не знал, что творится на  Родине.
Россия!.. Не о ней ли тосковал он все время? Так  дальше  продолжаться  не
может! Он должен вырваться на волю! А прежде всего он должен  узнать,  что
делается там, за окном!..





   - Господин Брауде, мне нужен для новых опытов ряд  приборов  и  частей.
Вот чертежи. Будьте добры срочно  заказать  по  ним  приборы  и  доставить
материалы.
   - Можно узнать, что за опыты, дорогой профессор?
   -  Превращение  световой  волны  в  звуковую.  Вы  знаете,  что  многим
музыкантам каждая гамма или тон кажутся окрашенными в  определенный  цвет.
Например, C-dur - белый цвет, A-moll - синий, D-dur -  розовый...  Я  хочу
установить соотношение звуковых и световых волн.
   Вагнер дал большой заказ. Среди разнообразных и часто не имеющих ничего
общего частей  и  материалов  было  все  необходимое  для  конструирования
радиоприемника.
   Когда  заказ  был  получен,  Вагнер  принялся  за  работу.  Задача  его
облегчалась тем, что Брауде оказался ничего не понимающим в  радиотехнике.
Однако опасаясь, что Брауде мог скрывать свои знания, Вагнер  очень  хитро
маскировал свою работу и опыты. Ему помогало  в  этом  умение  производить
одновременно две работы сразу.
   Довольно  громоздкий  "аппарат"  был   готов.   Это   было   соединение
радиоприемника, хорошо скрытого внутри, и "светозвукового трансформатора".
От аппарата шли  две  слуховые  телефонные  трубки:  одна  -  от  скрытого
радиоприемника с рамочной антенной, другая - от "светозвукового" отделения
аппарата. Телефонную трубку от радиоприемника взял Вагнер. К другой трубке
с любезной улыбкой, но решительно протянул руку Брауде.
   - Разрешите поинтересоваться?
   - Пожалуйста!
   Правый глаз и правая рука профессора были к услугам Брауде,  левыми  он
работал над радиоприемником. Правая рука повернула рычажок,  и  на  экране
появилось розовое пятно. В то же  время  Вагнер  регулировал  герметически
закрытую индукционную катушку, и она  гудела  в  слуховую  трубку  Брауде,
меняя тон.
   - Слышите? D-dur!
   Но тут вышло осложнение: Брауде оказался обладателем абсолютного слуха.
   - Это не D-dur! Уверяю вас, это C-dur! - сказал он.
   - Я не музыкант... Но это доказывает только, что субъективные сближения
звука и цвета ошибочны! - нашелся профессор.
   В то же время левой  рукой  он  настраивал  свой  радиоприемник.  Среди
фокстротов, забавлявших Европу, и  выстукивания  радиотелеграфа  он  вдруг
уловил русскую речь:
   "...Уже на этом примере вы можете видеть, товарищи,  как  самые  ценные
достижения науки извращаются на капиталистической  почве.  То,  что  могло
принести громадную пользу трудящимся, поднять их культурно, превращается в
орудие  эксплуатации  пролетариата...  Изобретение   русского   профессора
Вагнера, столь странно исчезнувшего на гер..."
   - Это крайне интересно! -  громко  сказал  Брауде.  -  Поразительно!  Я
страшно заинтересован! Надо поставить здесь рояль... Представьте  картины,
превращенные в звуки... Быть  может,  мы  услышим  новые  симфонии...  Или
шумановский световой "Карнавал".
   "...средство  от  сна,  -  продолжало   радио,   -   вызвало   страшную
безработицу... Бедствия рабочих не поддаются описанию..."
   "А меня-то уверял Брауде..." - подумал Вагнер, и,  не  удержавшись,  он
воскликнул:
   - Какой обман!..
   - Обман? В чем обман? - удивленно спросил Брауде.
   - D-dur окрасить в розовый цвет! - раздраженно ответил Вагнер.
   - Но ведь это субъективно!..





   Одна цель была достигнута.  Профессор  Вагнер  знал,  что  делается  за
окном. Оставалось проникнуть туда, за окно, на свободу, самому.  План  его
был готов.
   Он ухмылялся в свои усы и зорко вглядывался в лицо Брауде. Его тюремный
смотритель устало потянулся и зевнул.
   - Что это значит, профессор, я чувствую сонливость?!
   - Представьте, я тоже, - сказал Вагнер, искусственно  зевая.  -  Боюсь,
что нам вчера прислали не совсем доброкачественные химические продукты.
   - Странно...  Я  положительно  засыпаю...  Надо,  во  всяком  случае..,
а-а-а.., предупредить...
   Он поднялся, но тотчас свалился в кресло и захрапел.
   - Готово! - произнес профессор Вагнер, широко улыбаясь. -  Теперь  этот
мор пойдет по всей стране! Раньше суток им не проснуться.  И  как  просто!
Надо было  только  изменить  состав  препарата.  Вместо  антитоксинов  они
проглотили простой безвредный порошок магнезии. Действие вчерашнего приема
пилюль против сна кончилось, и теперь они спят  как  убитые  "естественным
сном". Весь Берлин, вся Германия погрузилась в  сонное  царство!  Свобода!
Свобода! - закричал Вагнер, не боясь разбудить спящего Брауде.
   Но радость Вагнера была преждевременной. Толстая дубовая дверь кабинета
запиралась снаружи. Надо было разбить ее. Он обошел всю  лабораторию,  ища
подходящего  орудия.  Там  были  лишь  легковесные  точные  инструменты  и
стеклянные химические сосуды...  Оставалась  тяжелая  дубовая  мебель.  Он
принялся за нее, работая как тараном. Мебель ломалась, куски  превращались
в щепы, но дверь не поддавалась.
   Брауде продолжал спать: его не разбудили бы теперь и пушечные выстрелы.
   С таким физическим напряжением  Вагнер  не  работал  еще  никогда.  Ему
несколько раз приходилось  принимать  ретардин  -  средство,  уничтожающее
усталость, - чтобы поднять силы. Но главное - драгоценное  время  текло...
Уже прошло несколько часов этой  упорной  работы.  Наконец  одна  половина
двери  поддалась.  Профессор   вздохнул   с   облегчением   и   пролез   в
образовавшуюся брешь.
   Здесь он мог убедиться, как хорошо его  стерегли:  в  соседней  комнате
оказался целый штат сторожей. Все они крепко спали, сидя  на  креслах  или
лежа на полу. Их храпение сотрясало воздух. Прямо  перед  собой  профессор
увидел гладкую стальную дверь, какие бывают в кладовых банков.
   Профессор в отчаянии опустил руки. Нечего было и думать разломать такую
дверь. Ее можно было разве только взорвать.
   "А почему бы и не взорвать?" - вдруг  мелькнула  у  Вагнера  мысль.  Он
бросился  в  лабораторию  и  стал  лихорадочно  рыться  в   склянках.   Он
одновременно развешивал, растирал, смешивал, быстро работая обеими руками.
Не прошло и получаса, как профессор держал в руках  патрон  со  взрывчатым
веществом большой силы. Сделав небольшое отверстие в  стене  у  двери,  он
заложил патрон и провел от него фитиль в дальний угол лаборатории.
   "Или я погибну, или буду свободен!"
   Посмотрев на спящих, он задумался. Вынул часы,  неодобрительно  покачал
головой.
   "В  конце  концов  несколько  минут  не  составляют  разницы.  Не  надо
напрасных жертв!.." - И он перетащил спящих служителей в лабораторию.
   Покончив с ними, Вагнер еще раз посмотрел на часы,  вздохнул  и  поднес
огонь к  фитилю.  Шипящая  искра  побежала  к  двери...  Профессор  Вагнер
невольно прижался к стене... Прошло  несколько  бесконечно  долгих  секунд
напряженного ожидания...
   Громовой раскат потряс все здание. Волна воздуха  ударила  Вагнера.  Он
потерял сознание.
   Придя в себя, Вагнер ощупал свое тело.
   "Кажется, цел! - И тотчас посмотрел на часы. - Однако!  Целых  двадцать
минут я лежал в обмороке... Голова кружится...  Ничего...  Пройдет!"  -  И
посмотрел вокруг себя.
   Комната была наполнена удушливым дымом. Все окна в лаборатории  вырваны
с рамами. Штукатурка на потолке обвалилась.  Стеклянная  посуда  перебита.
Один из сторожей был ранен и глухо стонал во сне. Брауде отбросило к двери
лаборатории, но он, по-видимому, счастливо отделался. Он  что-то  бормотал
и, пытаясь проснуться, приподнимал голову, но она тяжело падала вниз.
   Вагнер перешагнул через его тело и вошел в кабинет.
   Здесь  было  полное  разрушение.  Потолок  наполовину   обрушился.   На
выступавших балках висели какие-то лохмотья,  по  которым  прыгали  язычки
пламени.  Вся  мебель  исковеркана.  Письменный  стол   лежал   на   боку,
расщепленный  свалившимися  кирпичами.  Пол  случило  и  поломало.   Через
наваленные обломки  Вагнер  пробрался  к  двери  и  заглянул  в  следующую
комнату.
   Но на месте стены со стальной  дверью  он  увидел  сквозь  завесу  дыма
небольшой сад, огражденный высокой каменной  стеной.  Дальше,  за  стеной,
высилась громада серого здания с разбитыми стеклами и виднелся погнувшийся
столб уличного фонаря.
   - Вот не думал, что нахожусь среди города! - сказал Вагнер,  подходя  к
обрыву пола.
   В висках стучало, голова еще сильно кружилась, едкий дым вызывал боль в
глазах, но Вагнер, цепляясь за выступы обвалившейся стены, стал спускаться
в сад.
   Все деревья были поломаны, листва обожжена.
   "Стена!.. Последняя преграда... Как преодолеть ее?" - Вагнер осмотрелся
кругом. Садовая беседка. У порога лежит спящий старик садовник... А вот  и
то, что ему надо! Лестница!
   Вагнер быстро приставил ее к стене.
   Посмотрев с высоты каменного  забора  на  развалины  своей  тюрьмы,  он
перебросил лестницу, быстро спустился на улицу и сразу  вступил  в  спящий
город.
   Стояла  мертвая  тишина.  Ничто  не  нарушало  сонного   покоя.   Улица
представляла необычный вид. Она  вся  была  завалена  грудами  тел  спящих
людей. Ежеминутно приходилось переступать через эти тела, и Вагнер,  чтобы
быстрее идти, вышел на середину улицы. Здесь стояли автомобили со  спящими
в них людьми.
   Вагнер шел к перекрестку.
   Вот на тротуаре лежит толстая дама, положив голову на ногу  почтальона.
Шляпа сползла с ее головы, зонтик валяется в стороне. Вот стоит автомобиль
для поливки улицы со спящим шофером. Вода еще  льется  из  бака,  подмывая
лежащих  на  улице.  Некоторые   из   них   ежатся   от   воды,   медленно
поворачиваются, но продолжают спать.  Валяются  цилиндры,  шляпы,  пакеты,
узелки, картонки... На некоторых лицах застыл ужас. Их организм, очевидно,
дольше других боролся со сном: на их глазах падали и засыпали люди,  и  им
казалось, что город и  сами  они  охвачены  эпидемией  какой-то  страшной,
неизвестной болезни. И они засыпали с ужасной  мыслью,  что,  быть  может,
никогда не проснутся. Иных, наоборот, сон  сваливал  почти  мгновенно.  Их
лица были спокойны.
   Чем ближе к перекрестку, тем гуще лежали тела на тротуарах.
   Вот и перекресток.
   Вагнер  остановился  и  прочитал   на   углу   дома   название   улицы:
"Коnigstrasse".
   "Так вот где я! Почти в центре Берлина!"
   На самом перекрестке лежал толстый шуцман (полицейский), раскинув  ноги
по трамвайным путям. Он даже во сне не выпускал свою палочку. В двух шагах
от его ног стоял трамвай, очевидно остановленный вагоновожатым в последние
минуты борьбы со сном.
   А дальше виднелись два столкнувшихся трамвая. Один вагон был наполовину
разбит. Часть людей выпала на мостовую. Среди них были убитые  и  раненые.
Окровавленные трупы перемешивались с телами спящих,  оставшихся  в  живых.
Возле девочки  с  раздробленной  рукой  лежала  спокойно  спящая  женщина,
очевидно мать...
   Каково  будет  их  пробуждение?..  Несколько  автомобилей  было   также
повреждено. Один лежал на боку, ударившись о столб фонаря,  другой  въехал
на тротуар и придавил ноги спящего  молодого  человека  в  белом  костюме.
Молодой человек глухо стонал и гримасничал от боли, но продолжал спать.
   "Однако погружение города в неожиданный сон не обошлось  без  жертв!  -
подумал профессор Вагнер. - Очень печально, но этого я не мог избежать".
   Из открытого окна и дверей многоэтажного дома валил  черный  дым.  Там,
очевидно, возник пожар. Вагнер вздохнул и невольно поморщился. Спасать? Но
что может сделать он один? И он не имеет времени. Отвернувшись от дома, он
быстро зашагал  вдоль  Королевской  улицы,  к  Курфюрстскому  мосту,  мимо
знакомых зданий Гигиенического музея и Музея национальных костюмов. Вот  и
ратуша (городская дума) из темно-красного песчаника на  цоколе  из  серого
гранита, с высокой башней и статуями в нишах у  входа  курфюрста  Фридриха
Первого и императора Вильгельма.
   Профессор Вагнер вспомнил, что в подвальном этаже здания находится один
из величайших ресторанов Берлина. Вагнер с утра ничего не ел. Он спустился
в ресторан. Здесь, несмотря на ранний час, уже были посетители. Они  спали
за столом и на полу вперемешку с кельнерами, в лужах пива, вытекавшего  из
открытого крана пивного  бочонка.  Вагнер  наскоро  закусил  бутербродами,
лежавшими на буфете, и вышел на улицу.
   У Курфюрстского моста Вагнер был удивлен появлением нескольких неспящих
людей. Они были плохо одеты и своими криками резко нарушали тишину спящего
города. Это были бедняки из предместья Берлина - безработные или  бродяги.
Они не получали казенного  противосонного  "пайка",  не  имели  средств  и
купить чудесные пилюли. А если бы и имели, то вряд ли купили бы: сон  друг
обездоленных... И потому они, выспавшись  прошлой  ночью,  теперь  явились
сюда, привлеченные вестью о сонном городе.
   Через огромные витрины кафе и магазинов было  видно,  как  эти  выходцы
подвалов и окраин  доедали  объедки,  откидывая  спящих  у  столиков,  как
отбивали головки бутылок и пили вина.  В  магазинах  готового  платья  они
сбрасывали свои лохмотья, одевались в модные костюмы, так не шедшие  к  их
обрюзглым, небритым или истощенным нуждой лицам, нагружали на  спину  узлы
и, наспех застегивая пуговицы, бросались к  другим  магазинам,  прыгая  со
своими узлами через спящие тела.
   Там их привлекали иные соблазны. Бросая узлы  с  платьем,  они  хватали
конфеты, пирожные, консервы,  чтобы  бросить  и  это  все  ради  золота  и
драгоценных камней ювелирных магазинов.
   Они блаженствовали. Они царили.  Никто  не  останавливал  их.  Встречая
распростертые тела спящих шуцманов - их извечных врагов, -  они  не  могли
отказать себе в удовольствии позабавиться:  надевали  спящим  шуцманам  на
голову дамские капоры, привязывали к их ногам бродячих собак, всовывали  в
руки пустые бутылки...
   Вот и Курфюрстский мост с двумя спящими девочками  у  бронзовой  статуи
курфюрста.
   Весь мост завален телами спящих.
   Вагнер с трудом добрался до Дворцовой площади.
   Здесь  неспящие  оборванные  люди  встречались  толпами.  У  дворцового
фонтана Вагнер увидел нечто вроде митинга голытьбы. Вагнер заинтересовался
и стал пробираться среди спящих на земле тел к фонтану  Нептуна,  стоящего
на скале среди четырех аллегорических фигур: Рейна, Эльбы, Одера и  Вислы.
Фонтан - подарок города Берлина  императору  Вильгельму  Второму.  И  "бог
морей", конечно, он, кайзер... "Будущее Германии на воде!.."
   "Увы, превратна судьба  человека!  -  думал  Вагнер,  переступая  через
чье-то тело. - Что осталось от могущества "бога морей"?.. Революция отняла
у "бога" корону, и памятник Вильгельму  Второму  уже  не  будет  стоять  -
тридцать третьим по счету - в аллее Побед Тиргартена..."
   Какой-то рабочий, взобравшись на возвышение, обращался к толпе:
   - Товарищи! Остановитесь!  Что  вы  делаете?  Проснутся  наши  враги  -
банкиры, фабриканты и заводчики, проснется полиция, и у вас отберут все  и
бросят вас в тюрьмы. Обезоруженный враг  лежит  перед  нами!  Он  в  наших
руках! Нужно идти в арсенал, захватить оружие!..  Нужно  захватить  членов
правительства, генералов,  полицию...  Надо  действовать  немедленно  -  и
власть окажется в наших руках!
   Послышались отдельные возгласы одобрения.
   Но когда начали  обсуждать  план  действий,  оказалось,  что  захватить
власть не так-то легко. Прежде всего никто не  знал,  долго  ли  продлится
этот странный сон. Большинство неспящих состояло  из  люмпен-пролетариата,
изголодавшейся голытьбы, которая увидала вдруг  в  своих  руках  несметные
богатства города. Трудно было оторвать эту толпу от соблазнов грабежа и  в
несколько часов организовать, заставить их  действовать  по  определенному
плану.
   - Позвольте и мне вмешаться в ваш разговор! - сказал профессор  Вагнер.
- Вы интересуетесь тем, когда проснется  город.  Могу  вам  дать  довольно
точные сведения. Все уснувшие должны проспать не  менее  восьми  -  десяти
часов. Уснули они около девяти часов утра.  Сейчас  сорок  минут  второго.
Надо ожидать, что между пятью - семью часами вечера начнется  пробуждение.
В вашем распоряжении около четырех часов.
   Четыре часа! За это время  надо  найти  грузовики,  освободить  тюрьмы,
перевезти туда спящих врагов... Вместит ли Моабит их всех? Положим,  место
для арестованных в Берлине найдется, но шоферы, вероятно, все также  спят.
Где найти других, много ли их найдется?..
   - Послушай, Карл, не обратиться ли нам за помощью  к  нашим  московским
товарищам? Кто знает, может быть, город проспит и несколько суток?
   - Город скоро проснется! - вмешался опять в разговор профессор Вагнер.
   - Откуда вы это знаете?
   - Из первоисточника: я сам причина этого сна. Они, - и  Вагнер  показал
рукой на тела спящих, -  не  отравлены.  Они  лишь  не  получили  обычного
состава  противосонных  пилюль,  которые  я  изготовлял,  и  теперь   спят
естественным сном,  насколько  вообще  сон  естествен.  А  нормальный  сон
продолжается около восьми часов. Расчет  простой...  О  помощи  из  Москвы
нечего и думать в  такой  короткий  срок.  Я  уж  не  говорю  о  некоторых
дипломатических препятствиях, которые могут  встретиться  или  по  крайней
мере потребуют своего обсуждения в Москве. Но самый полет  в  Москву  меня
крайне интересует. Я не могу остаться здесь. Я "усыпил" город  только  для
того, чтобы бежать из плена одной из ваших боевых реакционных организаций.
И я был бы вам очень благодарен, если бы вы помогли мне в этом.
   Рабочий Карл задумался, потом  хлопнул  по  плечу  товарища  и,  указав
глазами на Вагнера, воскликнул:
   - Летим с ним, Адольф! Если помощь из Москвы и опоздает, мы по  крайней
мере выберемся отсюда. Другого такого случая не дождешься! Остаться  здесь
и ожидать их пробуждения у меня совсем  нет  охоты.  Ты  умеешь  управлять
автомобилем. Вези нас на аэродром!
   И они быстро подошли к новенькому автомобилю.
   - А ну-ка, товарищ, уступи нам место! - сказал Карл, вытаскивая спящего
шофера из-за рулевого колеса.
   - Этого поросенка тоже долой! - принялся он за  пассажира.  -  Ему  еще
никогда не приходилось спать на земле. Пусть попробует наших пуховиков!
   - Позвольте! - вскричал Вагнер. - Да это Таубе!
   - Какой Таубе?
   - Ах, сейчас не время рассказывать! А знаете  ли  что?  Возьмем  его  с
собой, прошу вас!
   - Это еще для какой надобности?
   - Я расскажу вам дорогой.
   И автомобиль  двинулся  на  аэродром.  Вагнер,  поддерживая  мотающуюся
голову спящего Таубе, смеялся в душе,  представляя,  какие  глаза  сделает
Таубе, когда профессор поблагодарит его в  своем  московском  кабинете  за
приятную прогулку в Германию.
   В ангаре стояло несколько  пассажирских  самолетов.  Один  из  них  был
выведен и готов к отлету.  Пилот,  механик  и  пассажиры  спали  на  своих
местах. Пассажиров вынули из кабины. Пилоту и механику Вагнер влил  в  рот
разведенный в  воде  препарат  против  сна:  они  быстро  проснулись  и  с
недоумением смотрели вокруг себя.
   -  Сейчас  же  заводите  мотор  и  отправляйтесь  в  путь!   -   сказал
повелительно Карл.
   - Куда? - спросил пилот.
   - На Москву!
   Пилот отрицательно покачал головой.
   - Это линия на Кенигсберг. И у меня были другие  пассажиры.  Вы  имеете
билеты?
   - Вот наши билеты! -  сказал  Карл,  вытягивая  из  кармана  старенький
револьвер.
   - Это насилие! Я буду звать на помощь!
   - Зови! Вот этих позови! - И Карл указал на спящих  рядышком  на  земле
пассажиров. - Или вот этих!..
   Пилот и механик удивленно оглядывали спящих людей.
   - Летим!.. - сказал механик, пожимая плечами.
   Быстро уселись. Аппарат зажужжал...
   И опять перед Вагнером раскинулся внизу широкий пестрый ковер с ровными
нитями железнодорожных путей, голубым узором извивающихся рек  и  пестрыми
пятнами городов.
   Полчаса прошло в молчании. Вдруг Карл, поглядев в окно, вскочил и начал
кричать. Шум мотора заглушал его голос, но, когда Карл показал на  часы  и
на солнце, Вагнер понял: косой луч солнца освещал  кабину  слева.  В  этот
час, если бы они летели прямо на восток, солнце должно быть справа.
   Карл пробрался к пилоту и начал  трясти  его  за  плечо,  показывая  на
солнце. Пилот со своей стороны показывал на карту и  пытался  оправдаться:
он летит по знакомому пути на Кенигсберг, а оттуда  по  маршруту  Ковно  -
Смоленск - Москва. Лететь прямо на восток он не  может.  Путь  не  изучен.
Места посадок неизвестны...
   Карл  не  принимал  никаких  объяснений.  Он  вынул   свой   старенький
револьвер, потряс им угрожающе перед носом пилота и провел дулом по  карте
прямую линию на восток.
   Пилот пожал презрительно плечами и жестами предложил Карлу  занять  его
место. Здесь, на высоте пятисот метров, держа  в  своих  руках  управление
аппаратом, пилот не очень опасался угроз Карла.
   Но Карл крикнул ему на ухо:
   - Я убью вас не сейчас, а в тот момент, когда аппарат коснется земли!
   Пилот поежился, сжал губы и повернул руль. Аппарат, накренившись набок,
сделал крутой поворот и пошел на северо-восток.
   Пролетая над Бромбергом, пассажиры заметили на его улицах движение.
   Карл посмотрел на Вагнера и многозначительно качнул головой:
   - Пробуждаются!..
   Профессор хотел объяснить, что если Бромберг уже пробуждается  от  сна,
то, очевидно, там раньше принимали пилюли.  Берлин,  наверное,  еще  спит,
хотя скоро проснется и он. Но шум мотора мешал говорить, и  Вагнер  только
молча показал рукой на спящего Таубе.
   И опять молчание. Минутами кажется, что аппарат стоит на месте, а земля
медленно ползет. Карл задремал...
   Но Вагнер зорко смотрел вперед. Вдруг Карл просыпается от толчка в бок.
Адольф, возбужденный, показывает ему что-то в окне.
   Карл глядит вдаль, но не понимает, в чем дело. Вагнер дает ему бинокль,
оказавшийся в кабине, и показывает на беленький домик у опушки леса.  Карл
наводит бинокль, и вдруг грудь его широко поднимается.
   У пограничного столба развевается красный флаг.
   - Спасены! - кричит он и машет биноклем в окно.

Популярность: 42, Last-modified: Sun, 04 Aug 2002 13:11:25 GMT