Небольшой рыбацкий баркас медленно подплывал к острову Фэр, входящему в
группу Фридландских северных островов Немецкого моря. Стоял осенний вечер.
Крепкий северный ветер обдавал рыбаков  брызгами  ледяной  воды.  Лов  был
неудачный, и лица рыбаков, посиневшие от холода, хмурились.
   - Зима в этом году будет  ранняя,  -  сказал  старый  рыбак,  попыхивая
короткой носогрейкой.
   - Да, похоже на то, - отозвался молодой и, помолчав, прибавил:
   - У Карла опять сеть украли, новую!
   Все оживились. Рыбаки начали обсуждать, кто бы  мог  заниматься  у  них
кражами.
   - Мое мнение такое, что это дело рук Ганса, - решительно заявил молодой
рыбак.
   - Ганса? Ну, уж ты придумаешь! - послышались  удивленные  голоса.  Ганс
был полубольной, тощий, как  скелет,  высокий  старик,  одиноко  живший  в
старом, заброшенном здании маяка.
   - Ганс? Да он еле ноги таскает! Какие же у тебя доказательства?
   - А такие, - заявил молодой  рыбак,  -  что  Ганс  толстеет.  Это  была
правда. За последние недели лицо  Ганса  значительно  округлилось,  и  эта
загадочная полнота уже служила предметом деревенских разговоров.
   - Говорят, Ганс нашел на берегу  клад,  выброшенный  морем.  От  такого
подарка немудрено пополнеть, - задумчиво сказал старый рыбак.
   - Ганс занимается контрабандой.
   - А я говорю вам, - не унимался молодой рыбак, - что Ганс крадет у  нас
сети и рыбу, продает их и жиреет. Вы заметили, поздно вечером  он  куда-то
частенько  отлучается.  Какие  такие  у   него   дела?   Все   это   очень
подозрительно.
   С молодым рыбаком спорили, но видно было, что  его  рассказ  на  многих
произвел впечатление. И когда баркас подошел к  берегу  у  старого  маяка,
один из рыбаков предложил:
   - А что,  если  бы  нам  зайти  к  Гансу,  посмотреть,  как  он  живет?
Обогреемся, а кстати и его пощупаем.
   - Вот это дело! - оживился молодой рыбак и начал быстро выгружать  рыбу
и прибирать снасти.
   В небольшом оконце маяка светился огонек. Старик Ганс еще не  спал.  Он
радушно встретил гостей и предложил погреться у полуразвалившегося камина.
   - Ну как лов? -  спросил  он,  потирая  жилистые  руки  с  крючковатыми
пальцами.
   - Плохо, - ответил молодой  рыбак.  Он  был  зол  на  неудачный  лов  и
непогоду, и ему  хотелось  сорвать  на  ком-нибудь  злость.  -  А  ты  все
полнеешь, Ганс, с чего бы?
   Старик жалко улыбнулся и развел руками.
   - Ты тоже полнеешь, Людвиг, - ответил он.
   - Не обо мне речь. Когда человек своими сетями рыбу ловит да продает, в
этом нет ничего удивительного, что полнеешь. А ты вот  скажи  нам  секрет,
как, не работая, пополнеть, тогда и мы,  может,  будем  у  теплого  камина
греться, вместо того, чтобы в море ревматизмы наживать.
   Ганс был явно смущен. Он ежился, потирал  руки,  пожимал  плечами.  Все
заметили смущение старика, и это заставило поверить в его виновность  даже
тех, кто сомневался.
   - Надо бы произвести у него обыск, - тихо сказал рыжий Фриц, наклоняясь
к уху другого рыбака, - я это тонко устрою. - И, обратившись к  Гансу,  он
сказал:
   - Как ты не боишься жить в этакой развалине? Дунет хороший норд-ост,  и
тебя раздавит в лепешку.
   - Стены толстые, как-нибудь доживу, - ответил Ганс.
   - А если раздавит? - не унимался Фриц. - Тебе-то, старику, может  быть,
это и безразлично, а с нас спросят. Зачем не приняли мер безопасности. Еще
под суд отдадут. Надо осмотреть твое жилище.
   - Что ж его осматривать?  -  растерянно  проговорил  Ганс.  Он  уже  не
сомневался, что посетители в чем-то его подозревают и пришли неспроста.  -
Приходите завтра, когда будет светло, и осмотрите, если желаете.
   - Зачем завтра? Мы и сегодня можем осмотреть.
   - Да ведь темно,  лестницы  разрушены,  ушибиться  можете.  Ну  что  за
спешка, право. Полсотни лет жил, а  тут  вдруг  одну  ночь  не  переждать.
Людвиг уже понял военную хитрость Фрица и засуетился.
   - А ты фонарь зажги.
   - Фонарь! У меня и масла нет.
   Но Фриц уже шарил по круглой комнате.
   - Масла? Вот фонарь. А вот и масло. Ты что же, старик,  лукавишь?  Фриц
быстро налил масло, зажег фонарь.
   - Идем.
   Все поднялись и пошли за Фрицем. Ганс, тяжело вздыхая и шаркая  ногами,
шел следом за ними, поднимаясь  в  полутьме  по  сырым,  стертым  ступеням
винтовой лестницы.
   В комнате второго этажа лежал всякий хлам,  покрытый  пылью  и  мусором
обвалившейся штукатурки. Сквозь  разбитые  стекла  окон  дул  ветер.  Свет
спугнул несколько летучих мышей, и они шарахнулись по стенам, сдувая  пыль
и паутину. Фриц внимательно осматривал каждый угол, ворошил мусор тяжелыми
рыбацкими сапогами, потом освещал стены и говорил:
   - Ишь какие трещины!
   Но ничего подозрительного он не нашел.
   - Идем в третий этаж.
   - Да ничего там нет, - проговорил Ганс. Но Фриц,  не  слушая  его,  уже
карабкался в верхнюю комнату.
   Здесь ветер пронизывал насквозь,  проникая  не  только  через  открытые
впадины окон, но и в огромные щели.
   - Ты, кажется, ошибся, Людвиг, - тихо сказал Фриц.
   - А вот посмотрим, - громко ответил  Людвиг  и,  разозлившись,  толкнул
Фрица. - Неси сюда фонарь. Что это такое?
   - На сеть не похоже, - сказал громко  и  Фриц,  уже  не  считая  нужным
скрывать цель прихода. Фонарь осветил полку  и  стоящий  на  ней  котелок,
прикрытый дощечкой.
   Фриц  поднял  дощечку  и  заглянул  в  котелок.  Там  лежала   какая-то
студенистая жидкость, напоминавшая лягушечью икру.
   - Пойдем, Людвиг, это какая-то перекисшая дрянь. Я ж тебе говорил,  что
ты ошибся.
   Людвиг уже сам злился на себя, что затеял всю эту историю и  остался  в
дураках. Чтобы оттянуть момент своего посрамления, он вытащил  из  темного
угла Ганса и грубо закричал на него:
   - Ты что держишь в этом горшке?
   К общему удивлению, вопрос Людвига привел Ганса в крайнее смущение.  От
волнения  у  старика  дрожала  нижняя  челюсть.  Бессвязно  он   прошептал
несколько слов и замолк. Это возбудило  интерес  к  содержимому  горшка  у
остальных рыбаков.
   - Что же ты молчишь? -  не  унимался  Людвиг.  -  Да  ты  знаешь,  куда
попадешь за такие дела? - фантазировал он, вдохновленный смущением Ганса.
   - Не спрашивайте, прошу вас, - проговорил Ганс упавшим голосом. - Здесь
нет никакого преступления, но я дал слово...
   Эти слова произвели на всех ошеломляющее  впечатление.  Неожиданно  они
оказались перед  лицом  какой-то  загадки.  Торжествующий  Людвиг  бережно
ухватил горшок и, приказав Фрицу светить фонарем, спустился вниз.
   -  Это,  кажется,  будет  поинтереснее  краденых  сетей,  -  сказал  он
возбужденно Фрицу, ставя горшок на стол у камина.
   - А теперь, - обратился он к Гансу, - ты должен рассказать нам все.
   - Но я дал слово...
   - Тогда ты пойдешь в тюрьму.
   - За что же?
   - За это самое. Ты был у нас уже давно на подозрении. Недаром  ты  стал
полнеть.
   - Неужели вы знаете?
   Людвиг ничего не знал. Но в этот осенний вечер он неожиданно  открыл  в
себе способности сыщика.
   - Да, мы знаем все,  -  уверенно  ответил  он.  -  Если  ты  не  будешь
запираться, то мы, может быть, и не отправим тебя в тюрьму.
   Старик был убит. Он низко опустил голову и, помолчав, сказал:
   - Я не хотел нарушить слово и сделать неприятность  тому,  кто  пожалел
меня, старика, и был моим благодетелем.  Но  если  вы  уже  знаете...  Это
"вечный хлеб", который я получил от профессора Бройера.
   Если  Людвиг  и  имел   способности   сыщика,   то   ему   не   хватало
профессиональной опытности. Забыв свою  роль,  он  в  полнейшем  изумлении
спросил:
   - Вечный хлеб? Что это такое?
   Услышав этот вопрос, заданный с искренним удивлением, и возгласы других
рыбаков, Ганс понял, что они ничего не  знали  о  "вечном  хлебе"  и  что,
очевидно, другое подозрение привело их  сюда  и  случайно  открыло  тайну,
бережно им хранимую. Если бы он  еще  не  назвал  фамилии  профессора!  Но
отступать было уже поздно. И сразу сгорбившийся Ганс тяжело  опустился  на
скамью.
   - Слушайте. Я скажу вам все...





   - Я очень нуждался, больше того: я голодал, - так начал свое  признание
старик Ганс. - Однажды вечером, когда я от голодного истощения не в  силах
был выйти из дому, ко мне постучались. Я открыл дверь и увидал перед собой
старого профессора Бройера, который, как  вы  знаете,  живет  недалеко  от
нашей деревушки в усадьбе.
   - Знаем, говори дальше, - нетерпеливо прервал Ганса Фриц.
   - Профессор Бройер сказал мне: "Я могу накормить тебя, Ганс,  накормить
на всю жизнь, если только ты дашь мне слово никому не говорить об этом". Я
дал ему клятву, - старик тяжело  вздохнул,  -  которую  теперь  нарушил...
Тогда Бройер вынул из-под плаща банку и протянул ее мне. "В этой банке,  -
сказал он мне, - находится "вечный  хлеб",  или  "тесто".  Если  ты  съешь
половину этого теста, то будешь сыт весь день. А через  сутки  тесто  само
нарастет, и банка будет опять полная. Не бойся, Ганс, - сказал  профессор,
- это не вредное тесто. Не  смотри,  что  оно  некрасиво  выглядит.  Тесто
питательно и вкусно. Попробуй". Я не решался. Тогда профессор откушал  сам
и говорит: "Ну, вот видишь, я жив и здоров". Он оставил мне банку и просил
наведываться к нему и сказывать, как я себя чувствую. Потом он ушел...
   Рыбаки  слушали  рассказ  Ганса  с  таким   напряженным   вниманием   и
удивлением, что многие из них даже раскрыли рты.
   - И что же было дальше? - ерзая на стуле от нетерпения, спросил Фриц.
   - Я долго не решался притронуться к тесту, - продолжал Ганс. - Оно  так
похоже на лягушечью икру. Противно было. Несколько раз я подходил к банке,
но не мог побороть отвращения. От голода мне не спалось. Под  утро,  когда
спазмы стали сводить  мне  желудок,  я  решил:  все  равно  умирать...  И,
зачерпнув ложкой, я проглотил кусок теста. Оно оказалось довольно  вкусным
и  напоминало  растертое  печеное  яблоко.  Не  прошло   минуты,   как   я
почувствовал полную сытость. Силы быстро прибывали. Мысленно  поблагодарив
профессора за его чудесный подарок, я крепко уснул и  проснулся  бодрым  и
здоровым.
   - А тесто? Ты посмотрел на тесто?
   - Я съел меньше половины, а к утру банка была полна до краев. С тех пор
я начал хорошо питаться и быстро пополнел.
   Казалось, слушатели окаменели от изумления.  Но  когда  старик  окончил
свой  рассказ,  все  пришли  в  движение,  заговорили,  замахали   руками,
повскакали с мест.
   - Это что же выходит? Вроде скатерти-самобранки?..
   - Да, если бы нам дали такой клад, то больше ничего на свете и не надо.
Ни тебе землю пахать, ни тебе в море болтаться - лежи на  лавке  да  тесто
закладывай в рот...
   - А по нашим безродным местам, где и картошка-то плохо  растет..  Когда
первое волнение несколько улеглось, всех охватило сомнение. Да возможно ли
это? Не морочит ли их старый Ганс? Слишком необычайной, чудесной  казалась
эта сказка о "вечном хлебе".
   - А ты не врешь, старик? - строго спросил Людвиг.
   - Зачем мне врать? Я могу при вас покушать. - И Ганс, зачерпнув ложкой,
с аппетитом проглотил большой кусок густого теста.
   Все смотрели на него с таким видом, как будто он глотает живую змею.
   - Не угодно ли кому попробовать?
   Но никто не решался.
   Однако  недоверие  было  сломлено.  Все  вновь  начали  обсуждать   это
необычайное событие, завидуя счастливому Гансу.
   Жены и дети, беспокоясь о долгом отсутствии мужей и отцов, разыскали их
и скоро наполнили всю комнату К полуночи уже вся рыбацкая деревня знала  о
необычайной новости. И разговоры шли до утра. А рано утром, еще до восхода
солнца,  к  старому  маяку  потянулось  настоящее  паломничество.  Каждому
хотелось посмотреть на чудесный "вечный хлеб"  и  насколько  он  вырос  за
ночь.  Фриц  и  Людвиг  сторожили  у  банки  всю  ночь  и  теперь  явились
свидетелями  того,  что  действительно  тесто  "подошло",  как  опара,   и
заполнило всю банку.
   Фриц первый решился испробовать тесто  и  удостоверил,  что  оно  очень
вкусно и сытно.
   Никогда еще круглая комната маяка  не  видала  столько  народу.  Теперь
здесь шло беспрерывное заседание. Рыбаки не могли  примириться  с  мыслью,
что таким кладом обладает только Ганс.  После  долгих  споров  они  решили
послать депутацию к профессору Бройеру, расспросить его о хлебе и  просить
наделить этим хлебом всех. Депутатами были избраны Фриц, Людвиг и  учитель
Отто Вейсман, как самый грамотный и начитанный  в  деревне  человек.  Ганс
просил взять и его, чтобы он мог оправдаться перед профессором.
   Профессор Бройер был ученый с мировым  именем.  Его  работы  в  области
биохимии, поражавшие своей смелостью, возбуждали споры и  в  то  же  время
живейший интерес среди ученых Европы и Америки. Несколько лет тому  назад,
будучи старым, но еще очень  бодрым  человеком,  он  неожиданно  для  всех
оставил чтение лекций в берлинском университете и удалился "на покой", как
говорил он, избрал своим местожительством отдаленную от центра местность и
построил себе небольшой домик на острове Фэр. Ближайшим своим  друзьям  он
говорил, что удаляется от "мирской суеты",  чтобы  заняться  лабораторными
опытами над разрешением  одной  задачи  мировой  важности.  Однако  в  чем
заключалась эта задача, он никому не говорил.
   - В наших университетах, - не без горечи говорил он  своим  друзьям,  -
можно работать только  по  шаблону.  Всякая  революционная  научная  мысль
возбуждает тревогу  и  опасения.  За  вами  следят  ассистенты,  студенты,
лаборанты, доценты, корреспонденты, ректор и  даже  представители  церкви.
Попробуйте при таких  условиях  революционизировать  науку!  Вас  засмеют,
утопят в интригах прежде, чем вы добьетесь какого-нибудь результата. Там я
свободен. О моих  ошибках  не  узнает  никто,  мой  конечный  успех  будет
говорить сам за себя.
   И он "ушел от  суеты",  прекратив  всякое  общение,  даже  переписку  с
внешним миром.
   Рыбаки деревушки, по соседству с  которой  он  поселился,  не  знали  о
мировой известности профессора, да и вообще очень мало знали его, так  как
он почти никуда не показывался. Изредка, ранним утром или на  закате,  его
можно было видеть бродящим среди пустынных дюн.  Его  считали  непонятным,
немного чудаковатым стариком, и только. И неожиданно в руках этого старика
оказалось богатство, которое может осчастливить всех.
   Депутатов-рыбаков охватила невольная робость, когда  они  поднялись  на
небольшой холм и увидали белый домик среди тощего сада, возвышающийся  над
невысоким забором из дикого камня. Как-то он примет их! Подарит ли  он  им
"вечный хлеб", как подарил Гансу?..
   Учитель несмело нажал калитку - она была открыта - и вошел в сад. Вслед
за ним вошли Фриц и  Людвиг.  Ганс  плелся  в  хвосте  с  видом  человека,
которого  ведут  на  суд.  Навстречу  вошедшим  бросились   две   овчарки,
необыкновенно жирные.
   - Ишь, отъелись. Тоже небось тестом кормятся, - заметил Фриц.  -  Какие
толстые! Если у него тесто собаки жрут, то неужели же он людям откажет?..
   На лай собак вышел упитанный, свежий старичок лет шестидесяти, с хорошо
сохранившимися русыми волосами на голове  и  седой  бородкой.  Это  и  был
профессор Бройер. Он отогнал собак  и  радушно  спросил  рыбаков,  что  им
нужно.
   - Мы пришли просить, не можете ли вы дать нам "вечного хлеба", - сказал
Отто Вейсман, решившийся действовать напрямик. -  Если  только  этот  хлеб
действительно обладает такими свойствами, как уверяет Ганс.
   Лицо профессора Бройера внезапно переменилось. Он нахмурил брови и  так
сверкнул глазами на Ганса, что тот сгорбился и задрожал.
   - Господин профессор, я не виноват! - воскликнул Ганс, прижимая  ладони
к груди. - Они хитростью выманили у меня тайну.
   - Да, он не виноват, - подтвердил Фриц и рассказал профессору, как  ими
была случайно открыта тайна "вечного  хлеба".  Лицо  профессора  несколько
прояснилось, но все же продолжало оставаться хмурым. Он  молчал  несколько
минут, очевидно обдумывая создавшееся  положение.  Это  молчание  казалось
депутатам томительно долгим. Наконец профессор заговорил:
   - Ганс прав. Один килограмм теста может пропитать человека всю жизнь  и
остаться в  наследство  сыну.  Едва  ли  вы  поймете,  если  я  стану  вам
объяснять, из чего оно сделано. Да это для вас и неважно.
   - Конечно, нам важно его есть, - ответил Людвиг. -  Значит,  вы  дадите
его нам?
   - Нет, не дам. По крайней мере, сейчас не  могу  дать.  Фриц  и  Людвиг
взволновались.
   - Но почему же Гансу? У вас вот и собаки такие толстые, тоже,  наверно,
едят ваше тесто.
   - Да, едят, -  ответил  Бройер.  И,  остановив  поднятой  рукой  Фрица,
который хотел говорить, профессор властным тоном, которого от него  нельзя
было ожидать, сказал:
   - Подождите  говорить  и  выслушайте  меня  внимательно.  Я  всю  жизнь
посвятил тому, чтобы изобрести этот хлеб, который избавил бы от голода все
человечество. Для вас я трудился  над  изготовлением  этого  хлеба,  и  вы
получите его. Мне кажется, я уже достиг цели, но опыты еще не закончены. А
пока они не закончены, я не могу раздавать хлеб направо и налево.
   - Но Ганс...
   - Ганс - это тоже опыт, - сурово прервал Фрица  профессор.  -  Я  делал
опыты над животными, вот над этими собаками и морскими свинками.  Потом  я
делал опыт над самим собой. И, убедившись  в  полной  безвредности,  решил
произвести опыт над Гансом. Но это еще не все. Я сам еще  не  изучил  всех
свойств хлеба. Может быть, длительное  питание  им  окажется  вредным  для
здоровья. Не спешите завидовать Гансу. Я не знаю,  как  будет  вести  себя
"тесто" через месяц. Может быть, оно будет скисать и станет  негодным  для
еды. Поэтому я говорю: подождите еще немного. Жили же вы без этого  теста,
можете подождать еще несколько  месяцев.  Я  обещаю  вам,  что  вас,  вашу
деревню я снабжу хлебом первыми, но при одном непременном условии: если вы
сохраните эту тайну и не разболтаете ее среди рыбаков  соседних  деревень.
Если мне станет известно, что  еще  хоть  один  человек  узнал  о  "вечном
хлебе", я уничтожу хлеб у Ганса и уеду отсюда. Это мое последнее слово.
   - Господин профессор, - сказал учитель, - но как...
   - Никаких возражений! - отрезал Бройер.
   - Я не о том. Мне хотелось знать, как все-таки  этот  хлеб  растет.  Я,
видите ли, здешний школьный учитель и, может быть, пойму.
   - Я, видите ли, - ответил Бройер, - профессор берлинского университета,
но мне самому потребовалось сорок лет труда, чтобы "понять" это.  Ну,  как
вам объяснить?  Если  вы  разрежете  дождевого  червя,  то  обе  половинки
отрастут и появятся два новых червя. Ясно? Нечто подобное происходит  и  с
тестом. Меня ждет работа. До свидания. Так помните же о моих условиях. Или
несколько месяцев терпения и молчания, и вы все получите хлеб, или  же  вы
не получите ничего.
   И, кивнув головой, профессор ушел в дом.
   Разочарованные депутаты топтались на месте.
   - Коротко и ясно,  -  сказал  Людвиг.  -  Вместо  теста  можете  резать
дождевых червей. Одну половинку зажаривать и есть, а другую на вырост...
   - Да ведь это для примера сказано, - возразил учитель.
   - Примерами сыт не будешь. Собаки для опыта, Ганс для опыта. Почему  же
мы не годимся для опыта? Нет, этого дела я так не оставлю.
   Огорченные депутаты пошли в обратный путь, чтобы сообщить односельчанам
печальную весть об отказе.





   Волнение в деревне не прекращалось. Всем казалось  несправедливым,  что
"вечным хлебом" обладает один Ганс.  Рыбаки  собрались  на  сходе,  решили
объявить тесто общей собственностью,  реквизировать  и  поделить  поровну.
Однако  шульц  (старшина)  признал  это  решение  незаконным  и  отказался
привести его в исполнение. Особенно волновались Людвиг и  Фриц.  Они  даже
осмеливались утверждать, что с законом нечего считаться,  так  как,  когда
писались законы, о "вечном хлебе" не знали. Однако  большинство  побоялось
оказаться самоуправцами  и  нарушителями  закона  и  нажить  бед,  если  о
самочинном законодательстве станет известно в центре. Во время  одного  из
таких совещаний кто-то сообщил новость, что воры  уже  дважды  похищали  у
Ганса часть теста. Воры были,  по-видимому,  совестливые,  так  как  брали
только не более тридцати граммов.
   - Нашлись же умные люди, - сказал Фриц. - Я бы даже  это  и  кражей  не
назвал. Тесто не может принадлежать одному человеку, я давно твержу это.
   После того как Людвиг узнал о краже  теста,  у  него  твердо  засела  в
голове мысль похитить у Ганса кусочек чудесного теста.
   В одну темную ночь он захватил с собой веревку и  отправился  к  маяку.
Ему удалось закинуть веревку с узлом на конце в одну из стенных  расщелин,
подтянуться на руках и влезть в комнату, где  хранилось  тесто.  Когда  он
протянул руку впотьмах к той полке, на которой стоял  горшок,  неизвестное
существо бросилось на него с необычайным криком и исцарапало  ему  лицо  и
руки. Людвиг от неожиданности вскрикнул, отступил назад и свалился вниз по
лестнице. На шум вышел Ганс с фонарем в руке.
   - Что ты тут делаешь, Людвиг? - спросил старик.
   - Я... Я хотел накрыть вора, который  крадет  у  тебя  тесто.  Но  это,
наверное, сам черт. Он исцарапал мне все лицо своими когтями.
   В черта, впрочем, Людвиг не верил и  потому  предложил  Гансу  пойти  в
верхнюю комнату с фонарем и осмотреть ее.
   Когда они поднялись наверх, то увидали большого черного  кота,  который
сердито ворчал на них.
   - Вот так вор! - удивился Людвиг. - Неужели и кошки находят вкус в этом
тесте? -  И  с  горечью  подумал:  "Они  небось  не  считаются  с  глупыми
законами". Но едва не попавшись на месте преступления, он уже не  повторял
попытки украсть тесто. Впрочем, дело скоро приобрело иной оборот.
   Ганс был обеспечен хлебом и не голодал. Но,  у  него  свалились  с  ног
сапоги, ветхая одежда расползалась на пополневшем теле, он не имел дров, и
ему приходилось мерзнуть  в  своем  полуразвалившемся  маяке.  Словом,  он
оставался нищим, хотя и сытым нищим.
   Этим воспользовались деревенские богатей. Они начали наперерыв искушать
его продать им тесто за сапоги, новую шубу, дрова. Ганс долго  крепился  и
не поддавался этим искушениям. Однако, когда в середине декабря  наступили
сильные морозы, он не удержался и  начал  торговать  тестом.  Сам  он  уже
достаточно отъелся, старческий организм не требовал много. Ганс не  съедал
за день половины теста, и у него оставался небольшой излишек. Этот излишек
он и пускал в торговый оборот,  продавая  каждый  день  кому-нибудь  часть
теста. На покупку теста установилась очередь. Чем дальше шла торговля, тем
больше охватывал  Ганса  дух  наживы.  Он  запрашивал  все  большую  цену,
торговался, как ростовщик. Его ругали, но платили. Нельзя  же  отстать  от
других.
   У Ганса появилась настоящая страсть к наживе.  Он  даже  уменьшил  свой
дневной паек, чтобы расширить торговлю, и несколько похудел. Зато  у  него
появились тяжелые сундуки, набитые шубами и  кафтанами,  в  камине  пылали
большие поленья дров, а в маленьком сундучке  под  кроватью  росли  стопки
денег. За каких-нибудь два месяца Ганс сделался самым богатым человеком  в
деревне.
   Он даже помолодел от привалившего  счастья.  Теперь  он  начал  бояться
смерти и, опасаясь, как бы старый маяк в самом деле не раздавил его, купил
новенький домик, перебрался туда и нанял  служанку,  чтобы  она  мыла  ему
белье, ухаживала за  хозяйством  и  варила  кофе,  который  он  пил,  "как
настоящий богач", подражая пастору соседнего села, пившему по  утрам  кофе
со сливками.  Ганс  выписал  себе  из  города  радиоприемник  с  комнатным
громкоговорителем, целый день сидел в удобном кресле, попыхивал  трубочкой
и с самодовольной улыбкой слушал, что делается на белом свете. Его даже не
мучила совесть. Когда изредка он вспоминал о профессоре Бройере, то думал:
"Что же плохого я сделал? Профессор накормил, но не одел меня. Притом надо
думать и о других. Несправедливо, в самом деле, одному владеть тестом".
   Рыбаки также были  довольны.  Правда,  теста  было  маловато.  К  тесту
приходилось добавлять хлеб и рыбу. Но все же тесто было хорошим подспорьем
в хозяйстве. Только несколько бедняков  не  имели  средств,  чтобы  купить
теста. Один из них, наслушавшись речей о том,  что  "вечный  хлеб"  должен
быть  общим  достоянием,  попытался  было  осуществить  это  на  практике,
запустив руку в банку с тестом, стоявшую случайно в открытом чуланчике, но
был пойман на месте, избит хозяином, богатым рыбаком,  и  предан  суду  за
кражу. К его удивлению, все рыбаки, купившие тесто, были крайне  возмущены
его поступком. Он пытался оправдываться, повторяя их  же  слова  об  общем
достоянии. Но ему никого не удалось убедить.
   - Когда тесто будет раздаваться, - отвечали ему, - тогда  оно  и  будет
общим достоянием. Как же ты хочешь силой и даром получить то,  за  что  мы
платили деньги? А ты знаешь, что такое для нас деньги?  Это  тяжелый  труд
рыбака, полный опасностей. Ты не тесто украл, а наш труд.
   И вор был осужден со  всей  строгостью  закона.  Впрочем,  в  приговоре
деревенские судьи не писали, какое он  украл  тесто.  Рыбаки  все  ж  таки
сохраняли тайну "вечного хлеба" в пределах своей деревни. Им хотелось жить
лучше соседних деревень. Притом они надеялись, что профессор всех их скоро
наделит тестом вдоволь. И они скрывали от Бройера покупку хлеба  у  Ганса.
Однако профессору скоро стало известно все. И не только ему.
   Однажды Бройер сидел в своей лаборатории, когда ему  сказали,  что  его
ждет какой-то молодой человек, "прилично, по-городскому одетый". Профессор
поморщился. Он не любил, чтобы ему мешали работать. А  тут  еще  городской
костюм неизвестного посетителя.
   - Скажите, что меня нет дома, - ответил он слуге Карлу.
   - Я  говорил.  Молодой  человек  ответил,  что  он  подождет,  пока  вы
вернетесь.
   - Скажите в таком случае, что  я  сегодня  не  вернусь,  -  раздраженно
ответил Бройер и углубился в занятия.
   На другое утро слуга Карл доложил, что пришел  вчерашний  посетитель  и
вновь просит принять его. И слуга протянул визитную карточку.
   Профессор, видя, что  ему  не  отделаться  от  назойливого  посетителя,
вздохнул и вышел в гостиную. Навстречу ему поднялся бритый молодой человек
с большими круглыми очками на носу, одетый с преувеличенной элегантностью.
   - Простите, дорогой профессор, - быстро заговорил посетитель, -  что  я
нарушил ваше уединение...
   - Я очень занят и могу уделить вам не более пяти минут, - сухо  ответил
профессор.
   - Я вас не задержу. Я - корреспондент берлинской  газеты...  -  молодой
человек назвал одну из крупных газет. Профессор недовольно крякнул, узнав,
что имеет дело с корреспондентом. - Редакция поручила мне  побеседовать  с
вами по поводу вашего величайшего изобретения...
   - Какого изобретения? - насторожился Бройер.
   - Изобретения "вечного хлеба", разумеется.  Ведь  это  открывает  такие
грандиозные перспективы...
   - Как, и вы о "вечном хлебе"? - крикнул профессор, весь  побагровев.  -
Откуда вы взяли? Все это глупости, праздная  болтовня.  Никакого  "вечного
хлеба" я не изобретал.
   Молодой человек выслушал эту горячую речь с улыбкой, которая еще больше
раздражила профессора.
   - Уважаемый профессор, - ответил он, - мы  не  смели  бы  проникнуть  в
тайны вашего творчества, если бы их не открыл нам случай. Это вышло помимо
нас.
   -  Какой  случай?  -  спросил  профессор,  чувствуя,  что   его   тайна
действительно раскрыта.
   - Вы дали в виде опыта  часть  "вечного  хлеба",  или  теста,  как  его
называют, старому рыбаку Гансу. Ганс начал  торговать  этим  хлебом  среди
своих односельчан...
   - Не может быть! - вскричал профессор.
   - Увы, это так. Он не оправдал вашего доверия. Одна из жен  рыбаков  не
утерпела и послала кусочек теста в соседнюю деревню своей бедной,  больной
матери. Вторая дочь этой матери, живущая с ней, написала о чудесном  тесте
своему брату в Берлин. А этот брат - какая счастливая для нас случайность!
- служит в нашей редакции рассыльным.
   - Какая несчастная для меня случайность! - тихо проговорил профессор.
   - Таким образом, наша газета узнала  первая  об  изобретении,  которому
суждено перевернуть мир. Новость была столь ошеломляющей, что, признаться,
мы не поверили словам нашего курьера  и  редакция  командировала  меня  на
место, чтобы проверить все.
   Всякие отпирательства были бесполезны. Профессор понурил голову.
   - Продолжайте.
   - На месте я узнал, правда прибегнув  к  некоторой  хитрости,  что  все
действительно так и есть, как говорил рассыльный. "Вечный хлеб" существует
в природе.
   Бройер порывисто подошел к молодому человеку и крепко сжал ему руку.
   - Послушайте, - задыхаясь, сказал он, - я очень прошу вас, не сообщайте
ничего в газетах. Опыт еще не окончен,  и  его  нельзя  разглашать...  Это
может наделать неисчислимые беды. Обещаю, даю вам  слово,  что  вы  первые
узнаете о моем изобретении, когда я найду это своевременным. Я сам  напишу
вам об этом.
   Молодой человек с  участливой  улыбкой  на  лице  отрицательно  покачал
головой.
   - К сожалению, это невозможно, дорогой профессор.  В  газете  уже  была
помещена заметка. Не могли же мы ожидать, пока такую сенсационную  новость
перехватят другие газеты!
   - Вам все только бы сенсации, -  с  горечью  проговорил  Бройер.  -  Ну
напишите другую  заметку,  что  при  проверке  на  месте  слухи  оказались
вздорными.
   - Теперь уже поздно. Сюда  наедут  другие  корреспонденты.  Впрочем,  я
поговорю с редактором и сделаю все, что возможно. Но услуга за  услугу.  Я
просил бы вас сообщить мне хотя бы  краткие  сведения  о  сущности  вашего
изобретения. Не для немедленного опубликования,  а  на  тот  случай,  если
потушить это дело не удастся. Чтобы,  по  крайней  мере,  в  нашей  газете
первой появились кое-какие подробности об этом изобретении.
   Бройер прошелся в волнении по комнате. Желая задобрить  корреспондента,
он  решил  удовлетворить  его  просьбу.  И  начал  говорить,   как   перед
аудиторией, невольно воодушевляясь,  а  корреспондент,  открыв  блокнот  и
вынув вечное перо, записывал речь профессора стенографически.
   - Как вам, вероятно, известно, мысль о создании "искусственного хлеба",
изготовляемого в лаборатории,  давно  занимала  ученых.  Но  все  они  шли
неверным путем, пытаясь решить вопрос исключительно силами одной химии.
   Химия - великая наука и  великая  сила,  но  каждая  наука  имеет  свои
пределы. Если бы даже химикам удалось, скажем, получить  белок  химическим
путем, а рано или поздно  это,  конечно,  будет  достигнуто,  то  проблема
питания еще не будет  разрешена.  Первый  вопрос  -  практический.  Ученым
удалось  получить  золото  химическим  путем,  осуществить  мечту  древних
алхимиков о превращении неблагородных металлов в благородные. Но стоимость
добывания грамма золота лабораторным путем  во  много  превышает  рыночную
стоимость того же грамма обыкновенного золота. Научно - великое  открытие,
практически - нуль. Второе - это то, что для нашего питания  требуются  не
только белки, но и углеводы и жиры. Создать химически все необходимое  для
питания  организма  -  разрешимая,  но  чрезвычайно  трудна!!  задача  при
современном состоянии наших знаний. И я решил призвать на помощь биологию.
Живые организмы - та же лаборатория,  где  происходят  самые  изумительные
химические процессы, но лаборатория,  не  требующая  участия  человеческих
рук. И я уже много десятков лет тому назад начал  работать  над  культурой
простейших организмов, пытаясь вырастить такую "породу", которая заключила
бы в себе все необходимые для питания элементы. Эта задача была  выполнена
мною успешно ровно двадцать лет тому назад.
   -  Двадцать  лет!  И  вы  молчали  о  ней?   -   удивленно   воскликнул
корреспондент.
   - Да, молчал, потому что этим разрешалась  только  половина  дела.  Мои
простейшие  представляли  великолепное  кушанье.  Как  одноклеточные,  они
размножались простым делением и в этом смысле  представляли  тоже  "вечный
хлеб". Но чтобы поддерживать их "вечную" жизнь, требовался большой уход за
ними, требовалось  особое  питание.  А  это  обходилось  не  дешевле,  чем
выращивать, скажем, свиней. Словом, мое лабораторное золото стоило дороже,
чем обыкновенное. И последние двадцать лет я посвятил  тому,  чтобы  найти
такую культуру  простейших,  которая  не  требовала  бы  никаких  забот  и
расходов на "кормление".
   - И вам удалось это?
   -  Удалось.  Но,  повторяю,  опыты  не  закончены.  Вот  почему  я  так
настоятельно прошу повременить немного с  их  опубликованием.  Я  нашел  и
вывел искусственным  подбором  такую  "породу"  простейших  одноклеточных,
которые  добывают  все  необходимое  им  для  питания  непосредственно  из
воздуха.
   - Из воздуха! - снова не удержался от восклицания молодой человек. - Но
какое же питание может дать воздух?  Воздух  состоит  только  из  азота  и
кислорода...
   - И аргона, и водорода, - продолжал профессор, - и неона, и криптона, и
гелия,  и  ксенона.  Но  кроме  этих  постоянных  элементов,  в  атмосфере
находятся еще  в  переменном  количестве  водяные  пары,  углекислый  газ,
азотная  кислота,  озон,  хлор,  аммиак,  бром,  перекись  водорода,  йод,
сероводород, хлористый натрий, эманация радиоактивных элементов  -  радия,
тория  и  актиния,  затем  неорганическая  и,  заметьте  себе  хорошенько,
органическая пыль - бактерии. А это уже "мясо". Не правда ли,  хорошенькая
кухня?
   Корреспондент даже бросил писать и с удивлением смотрел на  профессора.
Молодой человек никогда не думал,  что  воздушная  "пустота"  имеет  такой
сложный состав.
   - Правда, не все в этой воздушной кладовой съедобно в  сыром  виде.  Но
мои простейшие берут то, что надо,  перерабатывают  в  своем  организме  и
изготовляют нам великолепное блюдо.
   Профессор увлекся и еще долго говорил бы, если бы корреспондент сам  не
прервал его речь. Молодому человеку не терпелось.  Он  вскочил  со  стула,
спрятал записную книжку и начал бегать по комнате, ероша свои волосы.
   - Изумительно, непостижимо! Ведь это новая эра в истории  человечества.
Нет больше голода, нет бедности, нет войн, нет классовой вражды...
   - Хотелось, чтобы это было так, - сказал профессор. -  Но  я  не  питаю
таких надежд. Люди всегда найдут, из-за чего ссориться.  Кроме  хлеба,  им
нужна одежда, и дома, и автомобили, и искусство, и слава.
   - Но все-таки это грандиозно!  Но  как  вы  думаете  использовать  ваше
изобретение?
   - Разумеется, я не стану спекулировать этим хлебом, как  Ганс.  "Вечный
хлеб" должен быть общим достоянием.
   - О, разумеется! Вы не только ученый. Вы прекрасный человек. Вы.., вы -
благодетель человечества! Позвольте пожать вашу руку.  И  молодой  человек
крепко пожал руку Бройера.
   - Так помните же о вашем обещании, - сказал на прощание профессор.
   - О, разумеется! Сделаю все возможное и невозможное.
   И он выбежал из комнаты.
   "Какие перспективы! - думал он,  спеша  на  пристань.  -  И..,  сколько
строк, сколько можно написать статей, какие гонорары заработать..."
   А профессор Бройер сидел в своем кабинете над тиглями и колбами и думал
о том, какие неприятности ждут его еще впереди.





   В читальном зале Коммерческого клуба было тихо. В эту обширную комнату,
устланную толстыми пушистыми коврами, не долетало ни одного звука уличного
шума. Мягкий матовый свет падал на круглые столы с  разбросанными  на  них
журналами и газетами,  зажигал  золото  солидных  переплетов  в  массивных
книжных шкафах, сверкал на стекла" очков солидных людей,  развалившихся  в
глубоких удобных креслах. Эта тишина нарушалась только  шелестом  газетных
листов, музыкальным боем  часов  и  короткими  фразами,  которыми  изредка
перебрасывались посетители.  Библиотечный  зал  -  "самое  тихое  место  в
Берлине" - был излюбленным уголком высшей денежной знати.  Сюда  приходили
они отдохнуть "в своем кругу" от лихорадочной суеты  делового  дня;  нужно
было иметь капитал не меньше миллиона,  чтобы  проникнуть  в  стены  этого
клуба.
   Роденшток, полный, пожилой человек с  сонными,  заплывшими  глазками  и
ленивыми движениями, - владелец большого завода сельскохозяйственных машин
- отбросил в сторону  газету,  попыхтел  сигарой  и  вяло  спросил  своего
соседа, тонкого, остролицего банкира Кригмана:
   - Вы читали  это?..  "Новая  эра  в  истории  человечества.  Величайшее
изобретение. Нет больше голода".
   Кригман молча, движением кошки, поймавшей мышь, схватил газету и быстро
пробежал газетную  заметку.  Отбросив  в  сторону  золотое  пенсне,  он  с
недоумением посмотрел на Роденштока.
   - Я не совсем понимаю. Это шутка или очередная газетная утка?
   - Боюсь, что это бомба. Бомба  страшной  разрушительной  силы,  которая
может взорвать всех нас.
   - Но разве это мыслимо? "Вечный хлеб" - химера.
   - Черт возьми, после аэропланов, рентгенов, радио и прочего нам пора бы
уже привыкнуть к химерам. От  этих  ученых  всего  можно  ожидать.  Я  уже
наводил  справки.  Увы,  одной  химерой  стало   больше:   "вечный   хлеб"
действительно существует...
   Кригман тем же движением кошки схватил свое пенсне, бросил его на нос и
воскликнул, нарушая тишину священного места:
   - Но тогда ведь это действительно  переворот!..  Что  же  произойдет  с
нашим  экономическим  строем?  Рабочие,  получив  "вечный  хлеб",   бросят
работать...
   - Рабочие не бросят работать, - довольно грубо прервал Роденшток своего
собеседника. Представитель старой, "довоенной" фирмы, Роденшток презирал в
душе своего собеседника, только недавно  составившего  себе  состояние  на
спекуляции валютой.
   - Рабочие не бросят работать, - продолжал Роденшток. - Кроме хлеба,  им
нужно обуваться и одеваться. Цены на хлеб падут, зато поднимутся  цены  на
промышленные  товары.  И  нужда  заставит  их  работать.  Но   пертурбации
действительно могут произойти ужасные. Все цены  потерпят  колоссальнейшие
изменения.  Сельское  хозяйство  уничтожится.  Крестьянам   нечего   будет
продавать городу, их покупательная способность будет  убита.  Мы  потеряем
огромный  сельский   рынок.   Это   приведет   к   колоссальным   кризисам
производства, безработице, волнениям рабочих. Целые отрасли  производства,
обслуживающие сельское хозяйство, принуждены будут  совершенно  прекратить
существование. Кому нужны будут тракторы, сеялки, молотилки? Экономические
потрясения вызовут сотрясения социальные, революционные. И быть может, вся
наша цивилизация погибнет в  этом  катаклизме...  Вот  что  такое  "вечный
хлеб"!
   Роденшток рисовал все эти ужасы своим обычным, спокойным, вялым  тоном,
и это сбивало Кригмана с толку: может быть, Роденшток только шутит?
   Слушая пророчество старого коммерсанта,  Кригман  то  откидывал  голову
назад, втягивал ее в плечи, то,  вытянув  тонкую  шею,  выбрасывал  голову
вперед.
   - Что же делать? - спросил он.
   - Уничтожить "вечный хлеб", весь,  до  последнего  остатка,  -  ответил
Роденшток. И, понизив голос, добавил:
   - А если понадобится, то уничтожить и "пекаря" этого хлеба.
   Теперь  Кригман  знал,  что  Роденшток  не  шутит.  Старый  коммерсант,
очевидно, все обдумал и принял определенное решение. Поэтому он и  говорил
так спокойно о таких страшных вещах. На душе Кригмана отлегло.
   - А это можно.., уничтожить?
   - Это нужно, и этим  решается  вопрос.  Уничтожить  всегда  легче,  чем
создать.
   - Но как? В этой газете сообщается, что "вечным  хлебом"  питается  уже
целая рыбацкая деревушка. Не можем же мы взорвать ее на воздух.
   - Зачем такие ужасы? Мы просто скупим  хлеб  у  рыбаков.  Эти  люди  не
понимают всей его ценности. Они во  всю  свою  жизнь  не  видали  в  глаза
кредитного билета в сто  марок.  Если  им  предложить  тысячу,  они  будут
считать себя обеспеченными на всю жизнь.
   - А изобретатель, этот профессор Бройер?  Роденшток  помолчал  и  затем
сказал сквозь зубы:
   - О нем другой разговор.
   Роденшток посмотрел на часы и продолжал:
   - Мои агенты уже действуют.  Я  послал  скупщиков  "хлеба"  в  рыбацкую
деревню. И сегодня в девять Майер должен был привезти мне известие о  том,
как идут дела. Но он что-то запоздал.
   Собеседники замолчали. Роденшток повесил голову на грудь  и,  казалось,
дремал. Кригман  вертелся  в  кресле,  что-то  бормотал.  Взгляд  его  был
сосредоточен, брови сдвинуты, - он думал.
   Большие стенные часы, роняя мелодичный звон, пробили десять.
   Роденшток встрепенулся и зажег  потухшую  сигару.  В  ту  же  минуту  в
комнату вошел молодой человек в штатском, но с военной выправкой. Это  был
секретарь Роденштока Майер.
   Роденшток молча показал ему на свободное кресло около себя  и,  прикрыв
глаза, сказал:
   - Говорите.
   Майер был, видимо, утомлен с дороги. Он  с  удовольствием  опустился  в
мягкое кресло, откинулся, но тотчас выпрямил спину и начал свой доклад:
   - Мы не можем похвалиться успехом, господин Роденшток. Несмотря на  все
наши старания  и  уговоры,  рыбаки  решительно  отказывались  продать  нам
"тесто", как они называют  "вечный  хлеб".  Они  не  хотели  с  нами  даже
разговаривать. И только когда мы предложили каждому рыбаку по  три  тысячи
марок, они стали колебаться.
   - Скоты! - пробурчал Роденшток.
   - И все же не соглашались. Пришлось поднять цену до пяти тысяч...
   - Грабители!..
   - Тогда двое из них  согласились:  Фриц  и  Людвиг,  как  называли  их.
Фамилии их я еще не знаю.
   - Ага, все-таки согласились?
   - Да, и с остальными пошло легче. Мы уже  скупили  тесто  более  чем  у
половины рыбаков и надеялись к вечеру закончить  скупку  "хлеба",  но  тут
обнаружилось одно обстоятельство, которое заставило меня прекратить скупку
до получения ваших дальнейших распоряжений.
   Роденшток поднял веки и сонно спросил:
   - Какое обстоятельство?
   - Вся операция имела смысл  только  в  том  случае,  если  нам  удастся
скупить весь "хлеб" до последнего грамма. Однако  оказалось,  что  Фриц  и
Людвиг утаили часть "хлеба" "на вырост", как они говорили.
   - Мошенники!
   - Об этом они проболтались своим односельчанам, похваляясь перед  ними,
как-де хорошо им удалось одурачить  скупщиков.  А  рыбаки,  продавшие  нам
"хлеб" без остатка, конечно, были огорчены тем, что не поступили  так  же,
как Фриц с Людвигом. И с досады выдали своих односельчан. Несчастье в том,
что мы не знаем точно количества  запасов  теста,  и  потому  нет  никакой
гарантии, что нам удастся извлечь весь "хлеб", особенно после того  урока,
который нам дали Фриц и Людвиг. Вот почему я прекратил  дальнейшую  скупку
"вечного хлеба". По этой же причине я не приступал к выполнению  и  второй
задачи, в отношении профессора Бройера.
   Лицо Роденштока было еще сонно, но его брови уже ползли  к  переносице,
собирая в складки кожу на лбу. Майер знал,  что  значит  эта  перемена,  и
вытянулся еще больше.
   - Скверно, - тихо сказал Роденшток, но в этом тихом голосе уже слышался
отдаленный удар грома.
   - Скверно! - повторил он неожиданно громко, и лицо его побагровело.
   "Ага, и ты умеешь волноваться", - не без злорадства подумал Кригман.  И
вдруг, поднявшись, он поднял вверх указательный палец и  нагнул  голову  к
Роденштоку.
   - Слушайте меня, я хочу что-то сказать.
   Глаза Роденштока не спали, теперь они метали молнии. Но он  внимательно
выслушал Кригмана.
   - Кризисы, революции, войны - это все  ужасно,  -  начал  Кригман  свой
проект. - Но то, что ужасно для масс, может быть  совсем  не  ужасным  для
отдельных людей. Умный человек должен из всего извлекать выгоду для  себя,
даже из войн.
   "Да, ты не можешь пожаловаться на войну", - подумал Роденшток, глядя на
Кригмана.
   Кригман как будто уловил эту мысль.
   - Вот вы, например, господин Роденшток, вы во время войны перековали на
своих заводах орала на мечи и работали на оборону.
   Роденшток поморщился. Это была правда. Он тоже не мог  пожаловаться  на
войну.
   - Вы говорите, "вечный хлеб" - это бомба. - И, мотнув головой,  Кригман
продолжал:
   - На бомбах люди тоже  неплохо  зарабатывали.  Пока  там  и  кризисы  и
революции, на этом "вечном хлебе"  можно  сделать  хороший  оборот.  Чтобы
долго не распространяться, я скажу прямо. Зачем уничтожать "вечный  хлеб"?
Лучше будем  торговать  им.  Купим  патент  на  изобретение  у  профессора
Бройера, заплатим ему какие угодно суммы - я для такого  дела  не  пожалею
всей наличности моего банка, - организуем акционерное общество по  продаже
и экспорту "вечного хлеба" и наживем миллиарды, прежде чем случатся всякие
там поражения. А тогда - пусть хоть потоп. Ведь перед нами мировой  рынок.
Шутка сказать! И мы единственные монополисты. Да ведь  это  греза,  мечта!
Нет, "вечный хлеб" не бомба. Хлеб есть хлеб, и он очень  хорошо  прокормит
нас.
   - Но мои заводы сельскохозяйственных машин...
   - Они все равно обречены. "Вечный хлеб" существует, и вы его уже больше
не уничтожите. Я думаю, не один Фриц и кто еще там припрятали себе кусочек
теста хоть с горошину. Из горошины через год, может быть, вырастет гора. А
будем мы монополисты, у нас будут горы золота.
   - Пожалуй, вы правы, - задумчиво сказал Роденшток. -  Майер,  поезжайте
немедленно к профессору Бройеру.  Предложите  ему  миллион,  два,  сколько
запросит. Не останавливайтесь ни перед какой ценой!
   Майер  встал,  поклонился  одной  головой  и,  круто  повернувшись   на
каблуках, вышел.
   Через несколько дней Майер делал доклад Роденштоку и Кригману.
   -  Профессор  решительно  отказывается  продать  свое  изобретение  для
коммерческой эксплуатации. Он говорит, что  мечтой  всей  его  жизни  было
избавить человечество от голода, и он  решил  предоставить  "вечный  хлеб"
бесплатно всем нуждающимся.
   - Идеалист! - иронически сказал Кригман.
   - Просто дурак, - коротко отрезал Роденшток. - Вы называли  ему  сумму,
которую мы предлагаем за его изобретение?
   - Называл.
   - И что же?
   - Когда я сказал: "миллион", он весь закипел гневом.  Когда  я  сказал:
"пять", он.., он выставил  меня  за  дверь.  Мне  кажется,  он  не  совсем
нормален. Он даже не взял патента на свое изобретение.
   - Как, не взял патента! - вскричал Кригман - Тогда мы с ним и считаться
не будем. Сами заявим патент. И будем торговать.  Пригласим  какого-нибудь
химика с головой, но без штанов,  дадим  ему  пару-другую  тысяч,  он  нам
поклонится в ножки и произведет анализ хлеба.  Кое-что  можем  изменить  в
составе "хлеба", сдобрить чем-нибудь ароматическим, что ли, и дело пойдет.
Это все пустое!
   - Но другим тоже известно о хлебе. Не  одному  вам  могут  приходить  в
голову такие гениальные коммерческие планы! - иронически сказал Роденшток.
   Кригман задумался.
   - Да, надо охранить наши  "золотоносные  россыпи"  на  острове  Фэр,  -
сказал он. - Но я думаю, что при наших деньгах и связях это нам удастся.
   - Другие тоже имеют деньги и связи, - не унимался Роденшток.
   - Но что же делать? Это необходимо, и этим решается все, не так  ли  вы
сказали?
   Другого исхода не было. Роденшток принужден был согласиться. И, уже  не
споря больше, они начали обдумывать план действий.





   Фриц, в новом узком городском костюме,  так  не  шедшем  к  его  дюжей,
коренастой фигуре, приехал из  города  и  хвастал  перед  Людвигом  своими
покупками. Небольшая комната была похожа на магазин случайных вещей.
   - Вот, садись на это кресло.
   Людвиг недоверчиво осмотрел высокое, узкое кресло с бархатным сиденьем,
сделанное из белого полированного металла, и уселся.
   Фриц что-то повертел сзади, и  вдруг  кресло  скользнуло  вниз.  Людвиг
испуганно схватился за ручки, нелепо подняв ноги. Фриц,  его  жена  и  сын
засмеялись.
   - Вот занятная штука! Дорого стоит, но очень интересно.
   Это было зубоврачебное кресло.
   Людвиг вылез из кресла и продолжал осмотр.
   - А это что? Биллиардные шары? Зачем они тебе?
   - Сын играть будет вместо мяча. Уж больно гладкие, понравились  мне.  А
вот, смотри, труба.
   Фриц показал большую медную трубу.
   - Эх, блестит как! Золото. Ну, конечно, купил кое-что жене: зонтик,  на
платье бархату, шубу лисью. Людвиг осмотрел трубу.
   - Играть умеешь?
   - Научусь.
   - Ты трубу, а я пианино себе купил. Дочка  играть  учиться  будет.  Это
получше твоей трубы.
   - Что пианино! У меня еще на пристани одна штука лежит.  Всем  вам  нос
утру. Хочешь, идем посмотрим.
   Людвиг согласился, и они пошли, продолжая хвастать  друг  перед  другом
своими покупками.
   На пристани уже толпились рыбаки. Они давно оставили рыбную ловлю и все
обратились в завзятых спекулянтов с тех пор, как  их  маленькая  деревушка
неожиданно сделалась "золотым дном". Фриц оказался хитрее всех. Он  первый
сообразил, что если тесто так дорого, то питаться можно  и  рыбой,  а  все
тесто растить на продажу. В последнее  время  он  продавал  тесто  агентам
Роденштока чуть ли не на вес золота и очень разбогател, далеко оставив  за
собой своих односельчан.
   - А ну-ка, покажи, что у тебя  есть?  -  говорили  они,  разглядывая  с
завистью  и  любопытством  большой  ящик.  Фриц   с   помощью   нескольких
добровольцев из рыбаков вскрыл ящик и извлек оттуда новенький  мотоцикл  с
коляской. Это было невиданное в деревне зрелище. Все ахнули.  Ну  и  Фриц!
Действительно утер всем нос. Фриц хлопотал около мотоцикла,  налил  масла,
смазал, что-то покрутил.
   - И когда ты успел научиться? Неужто  поедешь?  Мотор  заработал.  Фриц
вскочил на мотоцикл и проехал несколько шагов вверх. Но на глубоком  песке
колеса застряли. Мотоцикл пострелял немного  и  остановился.  Эта  неудача
была встречена радостно-ироническими замечаниями. Как ни бился Фриц, он не
мог оживить мотор.
   - Ничего, выпишу шофера, пойдет. - И он поволок машину в гору.
   Людвиг шел следом, прикованный взглядом к блестящему мотоциклу. Зависть
разъедала сердце Людвига. Он уже ненавидел Фрица.  Того  самого  Фрица,  с
которым не раз разделял смертельные опасности на море.
   Нет, Людвиг не успокоится до тех пор, пока у него  не  будет  такой  же
машины. Для этого только надо достать хороший кусок  теста.  У  Фрица  еще
есть. Он сам хвалился. И Людвиг знает,  где  Фриц  хранит  это  сокровище.
Сегодня вечером Фриц, вероятно, опять напьется пьяный и будет  лежать  как
убитый... Сегодня ночью...
   Людвиг не мог дождаться ночи. Когда в  окнах  погасли  последние  огни,
Людвиг пробрался к дому Фрица. Собака залаяла,  но  скоро  затихла,  узнав
Людвига. Он переждал немного и начал осторожно выдавливать  окно.  Осколки
стекла зазвенели, но никто не проснулся. Людвиг пролез через окно в дом  и
стал ощупью пробираться к новому дубовому буфету, где  у  Фрица  хранилось
теперь тесто.
   Дверца буфета заскрипела.  Людвиг  замер.  В  соседней  комнате  кто-то
повернулся, скрипнув кроватью,  что-то  пробормотал  во  сне  и  захрапел.
Людвиг достал небольшой кувшинчик и с драгоценной ношей стал пробираться к
окну. Впотьмах он задел  рукой  за  медную  трубу.  Она  упала  с  ужасным
грохотом. Фриц проснулся и выпрыгнул из спальни.
   - Кто здесь?
   Фигура Людвига  вырисовывалась  на  фоне  окна,  освещенного  взошедшей
луной.
   "Воры!"  -  в  одно  мгновение  подумал  Фриц,  и  его  вдруг  охватила
необычайная злоба. Он осмотрелся. На столе лежали биллиардные  шары.  Фриц
схватил один шар и, не помня себя, бросил им в голову  вора.  Людвиг  упал
как  подкошенный,  опрокинувшись  на   зубоврачебное   кресло.   Поднялась
испуганная жена и пришла с фонарем. Фриц осмотрел вора.
   - Людвиг! - с удивлением воскликнул он, рассматривая огромную  рану  на
голове. Биллиардный шар с такой силой врезался в череп, что вошел  в  него
до половины и выглядывал из кровавой массы, как огромный, выпученный глаз.
   Жена плакала. Фриц растерялся. Он убийца! Что теперь  будет?  Но  скоро
успокоился.
   - Довольно тебе выть, - сказал  он  жене.  -  Я  не  совершил  никакого
преступления. Ко мне в дом забрался  грабитель,  напал  на  меня.  Я  стал
защищаться. Ты скажешь это, должна сказать. Понимаешь?  И  мне  ничего  не
будет.
   Убийство Людвига взволновало всю деревню. Но  рыбаки  были  на  стороне
Фрица. Каждый защищает свою собственность. Его даже не арестовали, и  дело
было прекращено. Жизнь пошла  своим  чередом.  Майер  со  своими  агентами
успешно скупали тесто. Но нужно было спешить, чтобы сюда не наехали другие
скупщики. Несколько подозрительных личностей уже  появилось  в  деревушке.
Майеру удалось сманить их на свою сторону, предложив большую сумму. Только
с одним недавно приехавшим  скупщиком  Майеру  пришлось  повозиться.  Этот
скупщик не шел ни на какие переговоры, его нельзя было подкупить. Майер не
спускал с него глаз. Скупщику удалось скупить более ста граммов  теста,  и
он, видимо, старался уехать с добычей незамеченным. Но Майер ходил за  ним
как тень.
   Однажды  вечером  они  встретились  у  берега,  недалеко  от   старого,
безлюдного теперь маяка.
   - Вы преследуете меня? - сказал неизвестный.
   - Да, - ответил Майер, - и буду преследовать до тех  пор,  пока  вы  не
согласитесь на мои предложения. Я не пущу вас с острова, и вы  не  унесете
отсюда ни одного грамма теста.
   Скупщик  был,  очевидно,  человек  не  робкого  десятка.   Презрительно
прищурившись, он ответил, опуская руку в карман:
   - Вы угрожаете мне? Напрасно.  Я  умею  защищаться.  Майер  понял  жест
скупщика и бросился к нему. В  ту  же  минуту  скупщик  вынул  из  кармана
револьвер.  Но  Майер  успел  выбить  ловким  ударом  револьвер  из   руки
противника.  Завязалась  рукопашная  борьба.  Они   катались   по   песку,
опрокидывая друг друга, как во французской борьбе. Майер был более ловкий,
скупщик - более сильный. Это уравновешивало шансы на исход  борьбы.  Майер
начал уставать первым. Случайно он заметил лежащий в  стороне  отброшенный
револьвер. Перекатившись два раза со своим противником с боку на  бок,  он
оказался рядом с лежащим на земле револьвером. Но скупщик, очевидно, понял
план Майера и также протянул руку к револьверу. В борьбе они  вырыли  яму,
царапая песок руками. Наконец Майеру удалось левой  рукой  оттянуть  назад
голову врага, а правой ухватиться за  револьвер.  Однако  противник  успел
сжать ему руку. Тогда Майер невероятным изгибом кисти повернул револьвер к
голове  врага  и  спустил  курок.  Глухо  прозвучал  выстрел,  заглушаемый
песчаными дюнами, прибоем и воем ветра.  Борьба  была  окончена.  Еще  раз
пролилась человеческая кровь.
   Майер осмотрелся. Кругом было пустынно. Ни  живой  души.  Только  чайки
испуганно кричали, низко пролетая над человеком и  трупом.  Майер  взвалил
труп на спину, отнес его в здание маяка, втащил в верхнюю комнату и бросил
у того самого места, где когда-то Ганс хранил  свое  сокровище  -  "вечный
хлеб".
   С самым упорным соперником  было  покончено.  Но  на  смену  ему  могли
приехать  другие.  Майер  телеграфировал  Роденштоку,  что  нужно  принять
какие-нибудь особые меры, чтобы ускорить скупку хлеба.
   Когда Роденшток прочитал эту телеграмму Кригману, он сказал:
   - Я уже придумал. Назовите меня старой метлой,  если  мое  средство  не
выкачает всех запасов теста из  лап  этих  скряг  рыбаков.  Они  сами  все
отдадут нам, и мы на этом еще наживемся.
   И, как по мановению волшебного жезла, в деревушке вдруг закипела новая,
необычайная жизнь. Подходили корабли, груженные лесом и огромными ящиками.
Наскоро сколоченные здания вырастали вокруг деревни как  грибы.  Скоро  на
зданиях появились красивые вывески: "Бар",  "Кинематограф",  "Танцевальный
зал", еще и еще "Бар" и  над  самым  большим  зданием  -  "Казино".  Жизнь
рыбаков превратилась  в  вечный  праздник.  Жены  наполняли  кинематограф,
упиваясь картинами  роскоши  привольной  жизни,  -  Кригман  сам  подбирал
картины, - а мужья пропадали в барах и игорном доме. Отрава азарта  крепко
захватила непосредственные натуры  рыбаков,  и  они  предавались  игре  до
самозабвения.
   Многие уже спустили все нажитое на спекуляции и в непреоборимой страсти
продолжать игру и отыграться бросали на игорный стол  последнюю  "валюту",
тесто, которое принималось по весу, как  золото.  Недалек  был  тот  день,
когда охваченные безумной горячкой азарта рыбаки положат на  зеленый  стол
последний кусочек заветного теста, хранимый  ими,  как  сокровище.  Однако
планы Майера скоро были разрушены самым неожиданным образом.
   В один темный, весенний вечер  к  старому,  заброшенному  зданию  маяка
подошли три молодых рыбака.  Несколько  лет  они  работали  на  заводах  в
Эссене, но безработица последнего времени заставила их вернуться в деревню
и вновь заняться рыбным промыслом.
   - Зайдемте сюда, - сказал старший из них,  Иоганн,  указывая  рукой  на
открытую, изломанную ветром дверь маяка.
   Все вошли и поднялись за Иоганном в верхнюю комнату.
   - Что это здесь падалью пахнет? - сказал Оскар, потягивая носом.
   - Какая-нибудь бродячая кошка подохла, - ответил Роберт.
   - Я вам сейчас покажу эту кошку,  -  Иоганн  зажег  спичку.  В  слабом,
дрожащем   пламени   товарищи   Иоганна   увидали   лежащий   на    мусоре
полуразложившийся  труп  человека  в  городском  костюме.   Они   невольно
вскрикнули.
   - Это труп одного из спекулянтов, убитого Майером, - сказал Иоганн. - Я
был свидетелем убийства. Но дело не в этом трупе. Одним спекулянтом меньше
- невелика потеря Я хотел поговорить с вами  о  другом.  Пойдем  на  берег
моря, здесь трудно дышать. - И когда они  вышли  на  берег  и  уселись  на
песчаную отмель, Иоганн начал говорить:
   - Вы видели труп.  Вы  знаете,  что  это  не  первое  и,  вероятно,  не
последнее убийство  в  нашей  деревне.  Товарищи,  подумайте  о  том,  что
происходит.  Люди  будто  с  ума  посходили.  Убийства,  кражи,  пьянство,
разврат, азарт... Господа Майеры  совершенно  развратили  наших  стариков,
превратили их в завзятых спекулянтов и картежников.
   - Да, эти безобразия пора прекратить, - сказал Оскар.
   - Конечно, пора, -  согласился  Иоганн.  -  Но  есть  кое-что  поважнее
безобразий. Это "вечный хлеб",  который  и  наделал  всю  кутерьму.  Зачем
понаехали сюда господа Майеры и  их  приспешники?  Зачем  они  развращают,
спаивают, обыгрывают в рулетку наших рыбаков?
   - Для того, чтобы выманить хлеб и нажить миллионы, - отозвался Роберт.
   - Правильно. Чтобы нажить миллионы за  счет  голодающих  рабочих,  надо
прибавить. А между тем этот же хлеб, сделайся он достоянием рабочих, может
стать огромным орудием в их борьбе с капиталистами.
   - Довольно, мы поняли тебя! - сказал Оскар, поднимаясь с земли.
   - Нам необходимо овладеть тестом, собрать его как можно больше. Но  как
это сделать?
   - В этом весь вопрос, - ответил  Иоганн.  -  Мы  слишком  бедны,  чтобы
конкурировать с Майерами в скупке хлеба...
   - Уговорить, доказать нашим?
   - Не докажешь. Поздно. Деньги и азарт  сделали  свое  дело.  Рыбаки  не
скоро проснутся от угара.
   - Может быть, похитить? - предложил Роберт. Иоганн пожал плечами.
   - Отчего бы и не похитить, если это нужно для великого дела.  Но  много
ли мы похитим? Старики дрожат  над  своим  сокровищем.  Из-за  теста  брат
убивает брата. Я кое-что придумал, и, может быть, мне  удастся  достигнуть
цели. - Иоганн обернулся и посмотрел на дорогу, ведущую в деревню.  Дорога
была безлюдна. - Сейчас сюда должен прийти Майер, -  сказал  Иоганн.  -  Я
назначил ему здесь  свидание,  предложив  свои  услуги  по..,  организации
бандитской шайки, которая могла бы ограбить рыбаков -  отнять  у  них  все
оставшееся тесто. Покончить с  тестом  одним  ударом,  вместо  того  чтобы
"выкручивать" его в рулетку! Майер, кажется, не совсем  доверяет  мне,  но
план ему нравится.
   - Значит, ты хочешь, - сказал Оскар, - получить  от  Майера  оружие,  с
нашей помощью ограбить рыбаков, овладеть тестом и послать его безработным,
оставив этого спекулянта Майера с носом?
   - Не совсем так, - ответил Иоганн. И, обернувшись  еще  раз  к  дороге,
сказал:
   - Вот он, кажется, идет. Спрячьтесь в маяк и слушайте,  о  чем  я  буду
говорить с ним. Может быть, ваша помощь мне будет нужна.
   Оскар и Роберт скрылись в здании маяка.
   Иоганн зажег трубку и, выпуская клубы дыма, спокойно  поджидал  Майера.
Шаги Майера уже слышались за спиной Иоганна, но рыбак  продолжал  смотреть
на море с видом человека, погруженного в думы.
   - Здравствуйте, Иоганн! О чем это вы так  задумались?  -  окликнул  его
Майер.
   Иоганн лениво поднялся.
   - Ах, это вы, господин спекулянт? Здравствуйте! Майер дернул головой  и
нахмурился. Ему не понравилось это приветствие.
   "Как грубы эти люди!" - подумал Майер и любезно спросил:
   - Ну, как наши дела?
   - Дела прекрасны, - ответил Иоганн.  -  Труп  убитого  вами  спекулянта
совсем протух.
   Майер сразу изменился в лице.
   - Труп? Убитого мною? Спекулянта?.. О чем вы говорите, дорогой мой?
   - Вот об этом самом, - ответил Иоганн, указывая на  маяк.  -  О  трупе,
который там  тухнет.  Не  запирайтесь,  Майер.  Я  был  свидетелем  вашего
убийства. Вы не видали меня, но я вас хорошо видел. Я случайно  бродил  по
дюнам.
   - Это ловушка? - спросил Майер, чувствуя, что у него стынут конечности.
- Шантаж? Сколько же вы хотите за молчание?
   - Ага, наконец-то вы догадались! Я хочу многого,  господин  убийца.  Не
морщитесь и слушайте меня. Во-первых, вы должны  мне  дать  все  собранное
вами тесто, все до последнего  кусочка.  Чтобы  вы  ничего  не  утаили,  я
самолично обыщу вас на вашей квартире.
   - Это.., наглость...
   - Во-вторых, - не обращая внимания на  Майера,  говорил  Иоганн,  -  вы
должны немедленно  закрыть  все  ваши  богоугодные  заведения.  В-третьих,
отдать нашим рыбакам все проигранные деньги. Подождите, это еще не все.  И
в-четвертых, вы должны убираться отсюда к черту  на  рога  со  всей  вашей
шатией. Даю вам три секунды на размышление.
   Майер, бывший военный, привык к  решительным  действиям.  Ему  даже  не
потребовалось трех секунд, чтобы броситься на Иоганна и свалить его с ног.
Повергнув врага на землю, Майер пытался убежать. Но Иоганн,  уже  лежа  на
земле, успел подставить ногу. Майер упал. Через две секунды  Иоганн  сидел
на нем. Майер отбивался отчаянно. Но на помощь Иоганну уже спешили Оскар и
Роберт. Увидев их, Майер заскрежетал зубами от злобы.
   - Сдаюсь, - хрипло проговорил он, - отпустите мне руку, вы сломаете ее,
черт вас возьми.
   - Оскар, обыщи его!
   Оскар вытащил из карманов Майера два револьвера.
   - Ого, целая артиллерия! Ничего нет больше в карманах, Оскар?  Ну,  вот
теперь можно и руку освободить. Все надо делать в свое  время.  Принимаете
наши условия или предпочитаете  лечь  рядом  в  маяке  с  вашим  уважаемым
конкурентом? - спросил Иоганн.
   - При.., нимаю, - задыхаясь, ответил Майер.
   - Так идем к вам.
   В сопровождении Иоганна, Оскара и Роберта Майер поплелся по дороге.  Он
занимал отдельный домик у края деревни. Рыбаки произвели тщательный  обыск
и взяли все, как было условлено: тесто и деньги.
   Когда наконец они ушли, обещав  проводить  его  на  пароход,  было  уже
далеко за полночь.
   Майер в изнеможении опустил голову  на  стол,  просидел  так  несколько
минут. Потом вдруг поднял голову, стукнул кулаком по столу и крикнул:
   - Так опростоволоситься!
   Несколько успокоившись,  он  начал  составлять  телеграмму  Роденштоку.
Работа не ладилась. Вдруг кто-то постучал  в  дверь.  "Неужели  опять  эти
разбойники?" - подумал Майер.
   - Кто там?
   - Срочная телеграмма.
   Убедившись, что пришел действительно  почтальон,  Майер  открыл  дверь,
получил телеграмму и вскрыл ее. Телеграмма была от Роденштока.
   "Игорный  дом   и   увеселительные   заведения   закрыть   точка   дела
ликвидировать точка выезжайте немедленно".
   Майер не мог понять, чем вызвана эта телеграмма, но она  пришла  весьма
кстати. Теперь он может выполнить требование Иоганна, не нарушая интересов
хозяев.
   Рано утром Майер принялся за работу.
   Погасли веселые огни в барах,  закрылись  кинематограф  и  танцевальные
залы, угрюмо молчало пустое здание  казино.  Рыбаки,  лишенные  всех  этих
удовольствий,  волновались  и  едва  не  побили  Майера,  требуя  открытия
игорного дома.  Они  даже  пытались  силой  овладеть  зданием  казино,  но
оказалось, что душа этого здания,  рулетка,  была  еще  ночью  вывезена  и
погружена на пароход. Игроки были несколько утешены тем, что  получили  от
Иоганна проигранные в рулетку деньги. Рыбаки ходили,  как  после  тяжелого
похмелья,  хмурые,  молчаливые.  Буйства,  драки,  пьянство  и   воровство
понемногу прекратились. Люди бесцельно бродили по деревне, глядя  друг  на
друга тупым, бессмысленным взглядом, не зная, что делать, о чем  говорить.
Иногда они оживлялись,  вспоминая  веселые,  безумные  ночи.  Но  разговор
обрывался, и снова тускнели глаза и рот раскрывался  в  тяжелом  зевке.  О
работе никто не думал. Все ожидали, что вновь  начнется  золотая  горячка,
спекуляция, игра и разврат. Но день проходил за  днем,  а  все  оставалось
по-прежнему.  Только  весенний,  бодрящий  ветер  весело  проносился   над
деревней, освежая мутные головы.
   Майер, прибыв в Берлин, узнал крупную новость. Приглашенному  Кригманом
химику удалось определить состав "вечного хлеба" и искусственно изготовить
"тесто".
   - Нам не нужны теперь ни Бройер, ни рыбаки, - сказал Роден-шток.  -  Мы
будем сами изготовлять "вечный хлеб".
   - Не страшны нам и конкуренты, - добавил  Кригман,  -  пусть  они  даже
скупают по граммам хлеб и растят его. Мы будем изготовлять его  тоннами  и
убьем их конкуренцией.
   И акционерное общество по продаже и  экспорту  "вечного  хлеба"  начало
свои операции.





   Крупнейшие капиталисты Германии объединили свои капиталы в  этом  деле.
Весь земной шар был оклеен кричащими рекламами компании:
   Покупайте "вечный хлеб"!
   Вкусно! Питательно!
   Одного килограмма достаточно, чтобы прокормить человека всю жизнь!
   В этой рекламе не было только  одного:  указания  на  дешевизну  хлеба.
Роденшток и Кригман долго спорили о ценах на хлеб.  Кригман  настаивал  на
том, чтобы хлеб вначале  продавался  по  дорогой  цене,  доступной  только
богачам.
   - Мы снимем сливки, а потом пустим хлеб по дешевой цене  для  массового
распространения.
   Против этого возражал Роденшток.
   - Не забывайте, что каждый  килограмм  "хлеба"  через  некоторое  время
превращается в два. Хлебом будут спекулировать. Не  можем  же  мы  обязать
купивших не продавать  его.  Нам  необходимо  очень  быстро  повести  наши
операции, чтобы вернуть капитал с процентами, прежде  чем  поступивший  на
рынок хлеб будет использован спекулянтами для снижения цен.
   Цены скоро пришлось снизить, но по иной причине: богатые люди отнеслись
к хлебу скептически.  Они  не  хотели  отказаться  от  всего  разнообразия
изысканной кухни и  пикантных  блюд,  чтобы  "сесть  на  кисель",  который
вызывал у них брезгливое чувство.
   Зато беднота, когда хлеб подешевел, набросилась на тесто с жадностью.
   Агенты компании  проникали  в  самые  отдаленные  уголки  мира.  Тысячи
брошюр,  кинолент  и  агитаторов  знакомили  население  с  выгодностью   и
незаменимыми качествами  "вечного  хлеба".  Дела  компании  шли  блестяще.
Однако борьба вокруг "хлеба" скоро возгорелась.
   На этот раз ее начал профессор Бройер. Когда он узнал о  продаже  хлеба
акционерной компанией, то разослал в редакции  газет  открытое  письмо,  в
котором протестовал против использования его изобретений. Он настаивал  на
том, чтобы правительство прекратило деятельность компании.
   "Я не для того, - писал профессор, - потратил  сорок  лет  моей  жизни,
чтобы предоставить  возможность  обогатиться  на  моем  изобретении  кучке
спекулянтов. Я протестую против этого. Но еще больше  я  протестую  против
того, что мое изобретение получило широкое  распространение  в  то  время,
когда я еще не закончил моих опытов. Это является не только возмутительным
нарушением  авторских  прав,  но  и  представляет  угрозу  для   общества,
поскольку хлеб еще не изучен до конца как новое питательное вещество".
   - Он хочет запугать наших покупателей, - сказал Кригман,  прочитав  это
письмо. - Напрасный труд. У нас есть отзывы врачей о  полной  безвредности
хлеба и разрешение врачебного совета. Все, кто ест наш хлеб,  находятся  в
полном здравии, благословляют нас  и  служат  нам  лучшей  рекламой.  Нет,
господин профессор, вы опоздали, и вам не удастся испортить нам дело!
   Однако письмо профессора произвело  большое  впечатление  на  общество.
Поднялись горячие споры. Правительство поняло, что совершило  ошибку,  дав
разрешение акционерной  компании  торговать  хлебом.  Появление  на  рынке
"вечного  хлеба"  уже  сказалось  на  лихорадочном  изменении  цен.   Весь
коммерческий и промышленный мир находился в сильнейшем  волнении.  "Вечный
хлеб" был слишком сильным средством воздействия  на  экономику  не  только
страны, но и всего мира. Такое средство  нельзя  было  оставлять  в  руках
частных лиц.
   И  правительственные   газеты   доказывали   необходимость   объявления
государственной монополии на "хлеб".
   Рабочие газеты не соглашались с этим. Ссылаясь  на  волю  изобретателя,
они настаивали на объявлении "хлеба" общим достоянием и на бесплатной  его
раздаче.
   Пока велись эти горячие споры, в рыбацкой  деревне  события  шли  своим
чередом.
   Ранним весенним утром рыбаки были  удивлены  необычайным  зрелищем.  По
деревне, размахивая руками, без  шляпы,  с  растрепанными  волосами  бежал
профессор Бройер, направляясь к новому дому  старика  Ганса.  Ганс  только
поднялся и  наслаждался  ароматным  кофе  со  сливками  в  обществе  своей
экономки. Увидав профессора, он, по старой привычке, почтительно встал  и,
указывая на удобное кресло рядом с собой, сказал:
   - Прошу садиться, господин профессор. Не угодно ли  кофе?  Профессор  в
изнеможении опустился в кресло. Он так устал от быстрого бега, что не  мог
выговорить слова  и  только  отрицательно  завертел  головой.  Отдышавшись
немного, профессор сказал:
   -  Ганс,  у  вас  есть  еще  "тесто",  которое  я  подарил  вам?   Ганс
насторожился.
   -  Нет,  господин  профессор.  Виноват.  Слабости   человеческие.   Все
продавали, и я продавал. А последнее проиграл в рулетку.
   Профессор строго посмотрел в глаза  Ганса.  Старик  не  выдержал  этого
взгляда и отвел глаза в сторону.
   - Вы правду говорите, Ганс?
   - Сущую правду. Профессор поднялся.
   - Яне верю вам, Ганс, вы уже не  раз  обманули  меня.  Вы  не  сдержали
своего слова.
   - Виноват, господин профессор. Бройер досадливо махнул рукой.
   - Теперь не до извинений. Знаете ли вы, Ганс, что вы сделали? Вы  своим
непослушанием наделали много вреда, и наделаете еще больше. Слушайте  меня
внимательно, Ганс. Я сейчас производил опыты над "хлебом". И  я  убедился,
что его есть нельзя. Собачка, которой я дал "хлеб" на неделю  раньше  вас,
издохла в страшных мучениях. И если вы не вернете мне сейчас же  тесто  до
последнего кусочка, вас постигнет ужасная смерть. Вы почернеете, вас будут
ломать судороги, пена у вас будет идти изо  рта,  как  у  бешеного.  И  вы
умрете.
   Ганс побледнел и присел на край кресла. Смерть! Он давно уже не думал о
ней, наслаждаясь сытым, спокойным существованием. Умереть теперь! Не  пить
кофе со сливками, уйти от этих мягких  кресел,  пуховых  перин!  Нет,  это
слишком ужасно. Он смотрел на профессора, и вдруг хитрый огонек вспыхнул в
глазах Ганса.
   - А вы, господин профессор? Вы говорили, что тоже кушали тесто. Вы тоже
умрете?
   Бройер смутился, но тотчас овладел собой.
   - Да, может быть, и я умру. Но я принял противоядие.
   - Тогда, конечно, вы не откажете и мне в противоядии.
   -  Нет,  откажу,  -  сердито  отрезал  Бройер.  -   Пусть   это   будет
преступление, но я не дам вам противоядия. Вы сами накажете себя  за  ваше
преступление. Если же вы хотите жить, то сейчас же несите сюда тесто.
   Ганс повеселел.
   - Если уж так,  делать  нечего.  Умирать  никому  не  хочется.  Сейчас,
господин профессор.
   Ганс вышел в другую комнату, прикрыл за собой дверь, долго копался  там
и наконец вышел. С тяжелым вздохом передал он профессору тесто.
   Бройер посмотрел в небольшую металлическую банку.
   - Это все?
   - Неужели же я еще раз обману вас, господин...
   - Хорошо. Если обманете, тем хуже будет для вас.
   - А противоядие, господин профессор?
   - Я принесу вам. Не беспокойтесь.
   Когда Бройер вышел из комнаты, Ганс залился веселым  старческим  смехом
и, обращаясь к своей экономке, сказал:
   - А я ведь оставил себе маленький кусочек. Самый  малюсенький.  Сдается
мне, что профессор тоже лукавит. Тут не  отравление,  ему  тесто  надо  на
что-нибудь другое.
   У дома Ганса уже толпились рыболовы, ожидая услышать свежую новость  от
Ганса. Но эту новость  им  пришлось  услышать  от  самого  профессора.  Он
обратился к ним с той же речью, что и к Гансу. Уверял, что все  они  умрут
через неделю, если не примут противоядия. А противоядие он обещал в  обмен
за тесто. Рыбаки слушали: одни с удивлением, другие с испугом. Но все  они
уверяли, что теста у них не осталось "ни  порошиночки".  Расторговались  и
проигрались.
   Профессор кричал, пугал их, топал ногами,  ничего  не  помогало.  Теста
нет, но противоядие он должен им дать. Только трое обещали принести тесто.
Остальные были настроены уже враждебно.
   - Обещал всех оделить, а теперь последнее отбираешь!
   - Если отравил, так и лечи, - слышались угрожающие выкрики.
   - Да поймите вы, несчастные, что я вас жалею, о вас беспокоюсь...
   - Видим, как жалеешь...
   - Вы сами не знаете, какие несчастья, какой ужас ожидает  вас.  Истощив
весь запас убеждений,  профессор  в  изнеможении  опустился  на  ступеньки
крыльца и закрыл лицо руками.
   - Какой ужас,  какой  ужас!  -  тихо  говорил  он,  покачивая  головой.
Некоторым рыбакам стало жаль его.
   - Дадим уж ему  по  маленькому  кусочку,  пусть  не  убивается.  Бройер
услышал это. Подняв голову, он сказал:
   - Все или ничего! Кусочками тут не поможешь.
   - Вот это я уж и не понимаю, - сказал, выступив вперед, старый рыбак. -
Почему это так выходит, что если все отдадим, то не отравимся?
   - Если все не отдадите, то я не дам вам противоядия.
   - Как так не дашь?
   Настроение толпы вновь резко изменилось.
   - Если не дашь, то раньше нас к бабушке пойдешь. Давай сейчас же! Толпа
окружила Бройера, подхватила под руки и повела к дому, как  арестованного.
Профессор беспомощно висел на руках рыбаков и только говорил, как в бреду:
   - Какой ужас!.. Какое несчастье!..
   Придя домой, он шатающейся походкой прошел к себе в лабораторию и вынес
оттуда большую склянку с прозрачной жидкостью.
   - Вот, отпейте по глотку. Отнесите Гансу. Дайте  отпить  всем,  кто  ел
тесто.
   Рыбаки ушли, обсуждая странное поведение профессора.
   - Рехнулся человек.
   - Очень просто. Он и раньше был с придурью.
   А профессор прошел к себе в кабинет и дрожащей рукой написал телеграмму
на имя знакомого депутата.
   "Сообщите   правительству   необходимости   немедленного   изъятия    и
уничтожения всех запасов "вечного хлеба" точка  сообщите  это  иностранным
державам точка противном случае тире массовое отравление точка Бройер".
   Так как вопрос о монополии на "вечный хлеб" решен был государством,  то
для  обсуждения  телеграммы  Бройера  было  созвано   совещание   кабинета
министров. Чтобы не  возбуждать  паники,  телеграмма  держалась  в  полном
секрете. Министр  финансов  возлагал  большие  надежды  на  "хлеб",  чтобы
поправить государственные финансы и укрепить курс марки, и  потому  горячо
убеждал членов кабинета не придавать значения телеграмме.
   - Это или кунштюк изобретателя, недовольного тем, что ему не  досталась
роль "благодетеля человечества", или, что скорее, бред сумасшедшего.  Наши
лучшие профессора производили тщательный анализ "хлеба" и не нашли  в  нем
никаких вредных веществ.
   Заседание было очень бурное. Все соглашались только в одном, что нельзя
спешить с опубликованием приказа об уничтожении "хлеба", пока это дело  не
будет  всесторонне  освещено.  Министру  здравоохранения  спешно  поручили
произвести еще раз, через  специалистов,  исследование  "хлеба",  а  также
людей, которые питались им. Решено было также отправить двух  профессоров:
одного - психиатра и другого - химика, личных его знакомых, чтобы они, под
видом дружеского посещения, справились о  здоровье  Бройера  и  попытались
разузнать, какая опасность может угрожать тем, кто ел тесто.
   Через несколько дней врачи, которым поручено было исследовать "хлеб"  и
питавшихся им, сделали доклад; они говорили,  что  вторичное  исследование
"хлеба" дало те же результаты. Хлеб питателен, богат витаминами, настолько
удобоварим, что прекрасно усваивается  желудком  больных  и  даже  грудных
детей, как дополнительное питание к молоку матери, и совершенно безвреден.
Все  питающиеся  этим  хлебом  чувствуют  себя  прекрасно.  Малокровные  и
худосочные   поправились   в   короткий   срок.   В   состоянии   здоровья
туберкулезных, перешедших  на  питание  "тестом",  произошло  значительное
улучшение.
   Министр торговли, услышав этот доклад, вздохнул с облегчением.
   - А я, признаться, из любопытства и  по  долгу  службы  скушал  кусочек
злополучного теста. И, прочитав эту  телеграмму,  все  время  ощущал,  как
будто из этой лягушечьей икры у меня в желудке  развелись  лягушки.  Скоро
прибыли и профессора, командированные на остров  Фэр.  Они  сообщили,  что
нашли Бройера в очень подавленном состоянии.
   - О психозе говорить нельзя, -  докладывал  психиатр,  -  но  состояние
нервной системы Бройера неутешительно. У него замечаются резкие  изменения
настроения,  характерные  для  сильной  степени  неврастении.  От  полного
угнетения он вдруг переходит к возбужденному состоянию.  Нас  встретил  не
совсем  дружелюбно.  Сообщить  что-либо  конкретное  о   своих   опасениях
отказался. Говорит: "Сами заварили кашу, сами и расхлебывайте. Я  исполнил
свой долг и предупредил об  опасности.  Теперь  поступайте  как  хотите  и
принимайте ответственность на себя".
   Этим  докладом  министры   были   несколько   смущены.   Если   бы   не
государственная монополия! Но брать на  правительство  ответственность  за
какую-то    грозящую    опасность...    Однако    практические    интересы
восторжествовали. С телеграммой Бройера решено было не считаться.
   Кригман, которому удалось узнать об этой телеграмме, сказал Роденштоку:
   - Правительство отнимает у нас "хлеб". Ну что ж! Свой капитал мы успели
вернуть, хоть  и  с  небольшими  процентами.  Если  теперь  и  выйдет  что
неприятное с этим "хлебом", нас не будут обвинять в отравлении.





   Весна принесла Гансу огорчение: от него ушла экономка,  вышедшая  замуж
за  рыбака  соседней  деревни.  Старику  трудно  было  привыкать  к  жизни
холостяка: самому прибирать комнаты, готовить обед, мыть белье.  Он  ходил
по деревне и приглашал к себе в услужение вдов и сирот. Но никто  не  шел.
Женщины, как и мужчины, давно отвыкли от труда. Несмотря  на  опустошения,
произведенные кабачками и рулетками, никто еще не нуждался так, чтобы идти
работать у других. Старик должен был примириться со своей  участью.  Чтобы
не готовить себе обед, он опять начал питаться "тестом",  которое  до  сих
пор берег на вырост и продажу.
   В теплое весеннее утро он открыл буфет, чтобы  взять  ложкой  тесто  из
банки.  К  своему  удивлению,  он  увидел,  что  тесто   подросло   больше
обыкновенного и даже свесилось через край банки, тогда как обычно оно едва
доходило до края. Он побежал  в  погреб,  где  у  него  хранились  запасы,
которые он откладывал в расчете на будущую продажу. Там  тесто  вело  себя
обычно, почти не увеличиваясь.
   Старик удивился и обрадовался.
   "Должно быть, это от тепла оно так быстро пухнет",  -  решил  он.  Ганс
вычерпнул полбанки и с аппетитом поел теста. Посидел на солнышке,  покурил
трубочку и в двенадцать часов дня  улегся  отдохнуть.  Проснувшись  в  два
часа, он опять полюбопытствовал заглянуть в буфет. Банка опять была  полна
до краев.
   "Вот так штука!  Если  бы  теперь  приехали  скупщики,  можно  было  бы
поторговать", - думал он, огорчаясь затишьем в торговле тестом.
   Вечером он  отправился  в  дом  рыбака,  который  имел  большую  семью.
Поговорил о том о сем и как бы между прочим спросил:
   - А не понадобится ли вам тесто? Рыбак неопределенно пожал плечами.
   - С нас почти что хватает своего. Кило, пожалуй, купил бы.
   - А сколько дадите?
   - Пару марок дам.
   Ганс даже обиделся. И, поговорив о ранней весне, распрощался и ушел.
   - Пару марок! - ворчал старик,  возвращаясь  к  себе.  -  Платили  люди
тысячами, а тут -  пару.  И  куда  они  запропастились?  Не  поймешь  этих
городских. То чуть с руками не оторвут, то и не показываются...
   Огорченный неудачей, Ганс рано лег спать.
   А когда наутро он проснулся и открыл  буфет,  то  невольно  отпрянул  в
изумлении. Тесто не только вылезло из банки, но и заполнило всю полку.
   - Ну и прет! - воскликнул старик. - Этак, действительно,  придется  мне
по две марки продавать.
   Он обошел всю деревню, предлагая тесто. Но ему везде говорили:
   - Не нуждаемся.
   Через несколько дней уже все были сыты по  горло.  Правда,  неожиданные
холода задержали рост теста, но в каждой семье его было вполне  достаточно
для дневного питания. Отяжелел и Ганс. Если бы не заботы, он располнел  бы
еще больше. Его мучила мысль, что этакие богатства пропадают даром. Он  не
мог допустить мысли, чтобы выбросить тесто на улицу. И он пожирал его сам,
с  появившимся  вдруг  неистощимым  старческим   аппетитом.   Наконец   он
почувствовал,  что  уже  не  может  есть  так   много.   Он   еле   таскал
растолстевшие, как бревна, ноги. Его мучила одышка. С трудом  доплелся  он
до соседнего дома. Муж и двое детей сидели у калитки. Жена выглядывала  из
открытого окна.
   - Добрый день, - любезно сказал Ганс. - Скучно мне  одному  сидеть.  Не
изволите ли вы прийти ко мне откушать теста?
   Рыбак измерил расстояние между  домами.  Оно  было  не  более  тридцати
шагов.
   - Далеко идти, - апатично сказал он.
   - Ну что там, далеко! Я же дошел, а я старше вас.
   - Нет, спасибо, да я уже и сыт. Сегодня раз пять принимался за еду.
   - Очень жаль.
   И, опустившись рядом с рыбаком на скамью, Ганс откровенно сказал:
   - Я уже не то что в гости, а как бы в виде помощи вас прошу.  Уж  очень
быстро расти стало тесто. Три полки в буфете заняло. Ем,  ем,  а  оно  все
растет. Пособили бы!
   Жене рыбака как будто стало жалко Ганса.
   - Надо пособить бедному человеку, - сказала она мужу, - в  беду  всякий
попасть может. Нас много, мы еще справляемся, а он один да старый.
   - Ну и иди, - равнодушно отозвался муж, -  а  я  не  хочу,  лень.  Жена
рыбака пошла с Гансом, который не переставал благодарить ее.
   - Да уж ладно, долг платежом красен. Когда-то, когда  у  нас  теста  не
было, вы пожалели нашу бедность и с большой скидкой тесто продали.
   - Как же, как же, - засуетился Ганс, - нам надо  помогать  друг  другу.
Вот, кушайте, пожалуйста, на здоровье.
   Женщина зачерпнула ложкой теста  и,  превозмогая  себя,  съела  большой
кусок.
   - Вот спасибо вам, выручили старика. Еще кусочек.  Гостья  поднесла  ко
рту вторую ложку, но вдруг быстро отвела ее в сторону и  сказала  тихо,  с
каким-то испугом:
   - Не могу, с души воротит.
   - Ну хоть маленький кусочек, будьте  настолько  добры,  не  откажите  в
просьбе старику.
   Ганс клянчил, как будто он умирал с голоду и выпрашивал милостыню.
   - Говорю вам, что не могу, чего пристал? - уже грубо ответила  женщина.
- Не прогневайся. И она  вышла  из  комнаты.  Ганс  кланялся  ей  вслед  и
говорил:
   - Ну что ж, не смею настаивать. И на том спасибо.
   Ночью ему долго не спалось. Он  высчитывал,  сколько  у  него  было  бы
денег, если бы он продал все тесто по тысяче  марок  за  кило.  Заснул  он
только под утро, но скоро был разбужен  каким-то  треском,  раздавшимся  в
комнате. Ганс вскочил с кровати и осмотрелся. В  серых  сумерках  утра  он
увидел, что разросшееся тесто выдавило дверку буфета и вытекло на пол.
   Ганс был охвачен ужасом. Впервые он подумал о  той  опасности,  которой
угрожает тесто.
   "Что же это будет? - подумал он. - Ведь  этак  тесто  выживет  меня  из
дому".
   Он не спал остаток ночи. Ему мерещилось, что  тесто,  как  серый  змей,
подползает к кровати и душит его... Рано утром он пошел к большой  дороге,
по которой проходили иногда безработные, бродяги и нищие.
   Ему удалось заполучить троих дюжих, но изголодавшихся парней  обещанием
хорошо накормить их.
   Парни,  видимо,  никогда  не  ели  теста.  Они  вначале   отнеслись   к
предложенному блюду недоверчиво. Но когда  Ганс  показал  им  пример,  они
попробовали, одобрили и с жадностью набросились на тесто.  Оно  как  будто
таяло во рту, и съесть  его,  не  обременяя  желудок,  можно  было  много.
Желудки же у них были объемистые, а аппетит и того больше. В  какие-нибудь
двадцать минут гости опустошили две полки теста.
   Ганс повеселел.
   - Ну что? Хорошо?
   - Не худо!  -  отвечали  они,  полузакрывая  замаслившиеся  от  сытости
глазки.
   - То-то. Я человек добрый, сам голодал, знаю,  что  такое  голод.  Надо
помогать ближнему. Человек я  одинокий,  есть  лишний  хлеб  -  отчего  не
накормить голодного?
   - Спасибо.
   - Не за что. Приходите завтра.  Если  хотите,  каждый  день  приходите.
Товарищей с собой приводите. Я добрый, я всех накормлю.
   - Спасибо, придем.
   Парни ушли. Ганс повеселел еще больше.
   - Вот так-то лучше.
   Тесто уже не казалось ему  страшным  змеем,  выползающим  из  буфета  и
готовым проглотить его.
   - Этакие парни сами всякого змея проглотят!
   Он с нетерпением ожидал их на следующее утро, но они  не  пришли.  День
был теплый. Тесто снова наполнило весь буфет  и  выползло  на  пол.  Ночью
старика опять душили кошмары. Ему казалось, что тесто подползает  к  нему,
лезет все выше и выше, поднимает серые руки...  Он  просыпался,  обливаясь
потом. Наконец он заснул и  спал,  вероятно,  очень  долго.  Его  разбудил
чей-то крик.
   - Хозяин, а хозяин!
   Ганс открыл глаза и увидел, что солнце уже довольно высоко поднялось на
небе. Ганс подошел к окну и распахнул его. У окна стояли трое. Двух из них
он узнал: это были безработные, евшие у него тесто.  Третий  был  нищий  в
заплатанной одежде.
   Ганс очень обрадовался, увидев их, и поспешил открыть дверь.
   - Милости просим! Проголодались? Я вас вчера поджидал,  приготовил  вам
вкусненького теста.
   Но гости не спешили войти. Один из безработных деловито спросил:
   - Потребуется тесто есть?
   Ганса несколько удивило его  приветствие,  но  он  с  прежним  радушием
сказал:
   - Прошу вас.
   - А какая ваша цена будет? - с тою же деловитостью спросил безработный.
Ганс даже открыл глаза от изумления.
   - Цена? Да я же вас бесплатно кормлю!
   - Ну да, еще бы того не хватало, чтоб  мы  вам  платили.  Я  спрашиваю,
сколько вы нам заплатите за еду?
   - Я - вам? За еду? Да где же это видано?
   - Видано или не видано,  а  бесплатно  мы  есть  не  будем.  Не  хотите
платить, не надо. Мы в другом месте работу найдем.
   - Какая же это работа? Постойте, да куда же  вы  уходите?  -  испугался
Ганс. - Ну я могу немножечко дать.
   - А сколько?
   - Двадцать пфеннигов дам.
   - Цена неподходящая. Нам по две  марки  за  килограмм  платят  в  вашей
деревне. Нарасхват берут. Только ешь.
   У Ганса помутилось в голове. Платить за то, что люди будут есть  тесто.
То самое тесто, за которое ему платили по тысяче и более за кило. Или  эти
люди смеются над ним, или он с ума сошел...
   - Нет, я не буду платить. Найдутся другие...
   - Не найдутся, во всей округе уже знают.
   - Сам съем, - упрямо сказал Ганс.
   - Твое дело. Если не лопнешь, завтра по четыре марки  заплатишь.  Идем,
ребята!
   И они ушли. Ушли, оставив его одного  с  тестом.  А  оно  серой  массой
лежало на полу и уже опоясало весь низ у буфета. За ночь оно наполнит  всю
комнату... На Ганса напал ужас. Он бросился к окну и закричал  удаляющимся
"едокам":
   - Подождите, эй, вы, вернитесь!
   Они вернулись, подсчитали на глаз вес теста и принялись за работу.  Они
не брезгали даже есть с пола, очистили все выползшее наружу  тесто  и  две
нижние полки. Больше они не могли съесть.
   Трясущимися  руками  Ганс  расплатился  с  "рабочими"  и  опустился   в
изнеможении в кресло.
   Едоки приходили каждый день. С каждым днем они становились  толще,  ели
меньше, за еду брали дороже. Деньги Ганса  быстро  таяли.  Наконец  он  не
выдержал.  Однажды  после  их  ухода  он  пытался  сам  есть  до   полного
изнеможения. Он ел так много, что утром не мог подняться с кровати. Сердце
противно замирало, щемило в груди.
   Когда наутро пришли едоки, он сказал им слабым голосом:
   - Выбросьте всю эту дрянь на улицу, подальше от дома.
   - Давно бы так, - весело ответили  бродяги.  Им  самим  уже  смертельно
надоело есть тесто. - Другие односельчане уже давно выбросили.
   Они быстро принялись за работу, и дом был, наконец,  очищен  от  теста.
Ганс хотел приподняться, чтобы расплатиться,  но  вдруг  откинулся  назад,
посинел и захрипел.
   - Ну, и этому крышка! - сказал нищий, подходя к Гансу.
   - Лопнул от жира! Двое вчера уж померли в этой деревне. Что ж,  возьмем
себе что-нибудь на память о старичке - да на пристань. Довольно нам  здесь
проедаться. Где у него деньги-то были?
   - Брось, Карл, - сказал безработный, - еще накроют.
   - Кто тут накроет? Да в этой деревне никто с места  не  двинется  целый
день.
   Нищий нашел сундучок  с  деньгами,  набил  карманы  и  ушел  со  своими
спутниками, оставив холодеющий труп.





   Ужас вселился в деревню. В каждом рыбацком доме оказалась хоть  крупица
"вечного хлеба". Когда настали летние жары и "хлеб"  начал  быстро  расти,
все пережили кратковременную радость о небывалом "урожае". Но следующие же
за этим дни  убедили  всех,  что  тесто  растет  с  угрожающей  быстротой,
превращаясь из  драгоценного  питательного  вещества  в  страшного  врага,
вырастая в могучий хлебный поток, который грозит всеобщей гибелью.
   Общая опасность встряхнула всех. Надо  было  принимать  какие-то  меры,
чтобы спастись от ужасной смерти.
   Рыбаки, как и Ганс, в первое время  пытались  истребить  тесто,  поедая
его. Они ели с отчаянием, остервенением, наедались до спазм в желудке,  до
обморока. Во  многих  из  них  проснулся  какой-то  звериный,  первобытный
эгоизм. Желая  спасти  себя,  старшие  и  более  сильные  принуждали  есть
слабейших и младших. Ничего не помогало. Скоро всем  стало  очевидно,  что
"поедом"  теста  не  истребишь.  Оно  наполняло  комнаты,  разбивая  окна,
выползало на улицу и  растекалось  серым  потоком.  Сила  роста  была  так
велика, что тесто, заполнив камин, поднималось вверх  по  каминной  трубе,
вылезало наружу и нарастало на крыше, как снежные  сугробы.  Многосемейные
рыбаки еще кое-как справлялись с тестом. Они вовремя вынесли его из дому и
выбросили на улицу. Ночами рыбаки подбрасывали куски теста своим  соседям.
Если их застигали на месте преступления, то жестоко избивали.
   Один  из  этих  преступников  был  застигнут  Фрицем  у  своего   дома.
Взбешенный Фриц свалил  "подкидчика"  ударом  кулака  и  тело  несчастного
бросил в хлебный сугроб. К утру тесто совершенно поглотило труп. Так  Фриц
совершил  свое  второе  убийство.  Он  даже  не  скрывал  этого,  объясняя
односельчанам, что это была лишь  необходимая  оборона.  Городские  судьи,
может быть, и нашли бы в действиях Фрица "превышение пределов  необходимой
обороны". Но все рыбаки твердо стояли на  том,  что  Фриц  действовал  как
должно, что этот случай послужит уроком для других.
   Изгнанные тестом из домов, растерянные, полупомешанные от страха,  люди
часто собирались на берегу  моря  и  обсуждали  свое  положение.  На  этих
собраниях рассказывались страшные вещи. Как  погибла  в  тесте  вся  семья
плотника:  ночью,  когда  все  спали,  тесто  завалило  дверь  и  окно,  и
несчастные были удушены тестом... Как погибали грудные дети и  беспомощные
больные, оставленные в домах.
   Одна мать, потерявшая ребенка, рассказывала:
   - Я пошла к соседям просить помощи, чтобы помогли мне хоть вынести вещи
из дому. Тесто заполнило у меня только  одну  комнату  до  половины,  а  в
другой лежал мой ребенок. Я надеялась скоро  вернуться.  Но  мне  пришлось
обойти всю деревню, прося помощи, однако никто не шел. У каждого были свои
заботы. Не могу сказать, долго ли я была в отлучке. Когда же вернулась, то
увидала, что вся комната почти до потолка заполнена тестом и через нее мне
не пройти в комнату, где лежал мой ребенок. Я бросилась  к  окну,  но  оно
было закрыто изнутри. Тогда я решила пройти сквозь  тесто.  Оно  оказалось
очень вязким, как густая тина. Я сделала несколько шагов и уже выбилась из
сил. Голова моя был еще выше теста, оно достигало  плеч.  Но  скоро  тесто
начало покрывать мне шею, подошло под подбородок... Еще несколько минут, и
оно удушило бы меня... Я тонула в нем, как в вязкой тине болота. Я  начала
кричать. Спасибо, мимо бежал Фриц. Он услышал мой крик  и  багром  вытащил
меня. А ребенка мы так и не могли спасти...
   - Да, все это так  и  было,  -  подтвердил  Фриц.  -  Я  сам  порядочно
наглотался теста, прежде чем мне удалось вытащить Марту.
   И это самоотверженное спасение погибающего казалось слушателям таким же
простым и нужным делом, как и  убийство  "подкидчика",  -  слово,  которое
появилось с появлением нового  вида  преступления.  Оно  так  же  клеймило
человека, как и прежнее слово "вор".
   Рыбаки угрюмо молчали, слушая эти жуткие рассказы.
   - Неужто всем нам погибать? - спросила молодая женщина.
   - Или бросать дома и уходить отсюда подальше, - отозвался старый рыбак.
   Фриц задумчиво смотрел на море.
   - А почему бы нам не попробовать, - сказал  он,  -  выбросить  тесто  в
море, благо оно у нас под боком. В море места  много.  Может  быть,  тесто
тонет в воде. А нет - ветер и волны унесут его от наших берегов, и дело  с
концом.
   Эта мысль понравилась всем. Чем бы ни кончилась  эта  затея,  она  даст
какой-то выход из томительного бездействия. И рыбаки горячо  принялись  за
работу. День и ночь таскали они тесто к берегу и выбрасывали в море.
   Тесто немного  погружалось  в  воду,  но  не  тонуло.  Оно  плавало  на
поверхности, как побуревший на весеннем солнце грязный прибрежный лед.  Не
уносило его и от берега. Волны прибоя выбрасывали  часть  теста  назад  на
берег. Зато тесто оказалось по вкусу рыбам.  Они  появились  у  берегов  в
необычайном количестве, пожирая вкусное тесто.
   Это развлекло рыбаков.
   - А ведь сожрут, пожалуй... Смотри, какая гибель рыб.
   - Вот так приманка! Хорошая была бы рыбная ловля!
   - Ни одна сеть не выдержит. Да они уж  и  погнили,  наши  сети.  Никто,
однако, серьезно о рыбной ловле не думал. Все продолжали таскать  тесто  и
выбрасывать в море.
   На третий день один из рыбаков заметил:
   - Что это значит? Сколько мы потаскали теста,  сколько  рыбы  поели,  а
теста становится еще больше!
   - Значит, и в воде растет.
   Еще  через  несколько  дней  стало  очевидным,  что  тесто  не   только
продолжает расти в воде, но и растет гораздо быстрее, чем на  земле,  быть
может, получив добавочное  питание  от  воды.  Тесто  уже  выпятилось  над
поверхностью воды, захватив огромное  пространство  моря,  насколько  глаз
хватает. В довершение бед, оно затянуло всю прибрежную полосу,  остановило
прибой, сравнялось с берегом и  поползло  на  сушу.  Как  будто  море  уже
насытилось, не принимало больше и отдавало излишки назад земле. Подойти  к
берегу не представлялось возможным.
   Последняя надежда рыбаков разбилась. В отчаянии стояли они у берега, не
зная, что делать, как спастись. Перед ними  было  какое-то  новое  море  -
серая, студенистая масса, какой-то кисель, по которому,  вероятно,  нельзя
даже плыть на лодке... Позади стояли брошенные, опустевшие дома...
   Один из рыбаков все-таки сделал попытку спустить лодку. Но она увязла в
тесте, как в тине, а весла нельзя было повернуть.
   - И море испортили,  -  хмурясь,  сказал  старый  рыбак.  -  Теперь  ни
проезду, ни проходу... А с острова не убежишь... И кто это  наделал  таких
дел?
   Да, кто  наделал?  Эта  мысль  была  подхвачена  всеми.  Отчаявшиеся  в
спасении  люди  искали  виновного,  чтобы  на  нем  сорвать  гнев  за  все
несчастья.
   - Кто же другой виноват? Конечно, профессор Бройер! Рыбаки  забыли,  не
хотели вспоминать, как получили они тесто,  как  профессор  уговаривал  их
отдать все запасы "вечного хлеба".
   - Это он погубил нас! Он лишил нас жилища, обрек на смерть наших детей.
Он обрушил на наши головы все несчастья. Смерть профессору Бройеру! Смерть
душителю!
   И разъяренная толпа бросилась на холм, к усадьбе  профессора.  Напрасно
Иоганн,  Роберт  и  Оскар  пытались  убедить  толпу  не  делать   безумных
поступков. Гнев не рассуждает.





   Профессор Бройер  переживал  тяжелые  дни.  Он  знал,  что  делается  в
деревне. Он сделал все возможное, чтобы предупредить несчастье, но все  же
чувствовал себя косвенным виновником происшедшего.
   - Какой ужас! Какой ужас! - повторял он, шагая из угла в угол по своему
кабинету. - Что за несчастная судьба! Сорок лет  жизни  потратить  на  то,
чтобы сделать людей счастливыми и причинить им столько несчастий...
   От вспышек отчаяния  профессор  переходил  к  лихорадочной  работе:  он
изобретал средство, которое могло  бы  быстро  уничтожить  тесто  или,  по
крайней мере, замедлить его рост. Он ночи  просиживал,  не  отрываясь,  за
работой в своей лаборатории. Но ему необходимо  было  произвести  огромное
количество опытов, прежде чем он сможет добиться каких-нибудь практических
результатов. На это нужно было время. А работать приходилось в  постоянном
нервном напряжении среди окружавших его ужасов. И он был близок к нервному
расстройству. Бройер ожидал, что рано или поздно возмущенная  толпа  может
произвести нападение, и приготовился к этому. Жизнью он не дорожил, но ему
казалось, что только он один может спасти  человечество,  прежде  чем  оно
погибнет от теста. И он решил отстоять свою жизнь во что бы то ни стало.
   Когда испуганный, слуга вбежал в его кабинет  и  прерывающимся  голосом
сказал: "Толпа рыбаков бежит к нашему дому", - профессор Бройер  только  с
грустью спросил:
   - Уже?
   Минуту он сидел  в  глубокой  задумчивости,  как  осужденный,  которому
сказали: "За вами  пришли.  Идите  на  казнь".  Но  скоро  овладел  собой,
выпрямился и спокойно отдал приказание:
   - Закройте двери. Карл. Вставьте дубовые ставни в окна первого этажа.
   Бройер и Карл быстро принялись за работу. Входная дверь была сделана из
толстого, тяжелого дуба,  окованного  железом.  Такая  дверь  могла  долго
выдерживать  натиск.  Довольно  узкие  окна  нижнего  этажа   прикрывались
ставнями с железными болтами. Все было давно  обдумано.  Карл  успел  даже
закрыть ворота, хотя они были сделаны и не так прочно, как входные двери.
   - Все-таки задержат их на  время,  -  сказал  слуга.  Домик  профессора
приготовился к осаде.  Крики  толпы  уже  отчетливо  слышались  за  стеною
каменной ограды.
   - Смерть душителю!  -  кричала  разъяренная  толпа,  и  удары  тяжелыми
рыбацкими баграми посыпались на доски ворот.  Собаки,  спущенные  с  цепи,
подняли отчаянный лай.  Толпа  волновалась,  ворота  трещали  и,  наконец,
поддались. Вооруженные  баграми  и  гарпунами,  рыбаки  ворвались  в  сад,
покончили с собаками и осадили дом.
   - Открывай дверь! - кричали рыбаки. - Все  равно  тебе  не  уйти  живым
отсюда.
   Профессор выглянул из узкого окна второго этажа. Несмотря на весь  ужас
положения, он невольно улыбнулся, увидя толпу осаждавших: ни одна армия  в
мире не состояла из таких толстых, неповоротливых людей!  Заботы  и  труды
последних дней сделали свое дело, но все же они были  еще  так  неимоверно
толсты, что можно было подумать, будто они  собраны  на  какой-то  конкурс
толстяков. Они страдали одышкой и быстро уставали.  Это  делало  их  менее
опасными противниками.
   - Я выйду, но прежде  выслушайте  меня,  -  сказал  профессор,  пытаясь
убедить их словами. - Я предупреждал вас... - начал он. Но ему  не  давали
говорить.
   - Убийца! Душитель! Смерть! Смерть!
   - Я скажу вам, как уничтожить тесто! - пытался он перекричать толпу.
   Стоявшие вблизи, услышав эти слова,  замолкли,  но  дальние  продолжали
кричать.
   - Пока я не нашел средства, которое сразу избавит вас от  теста,  трите
его меж камней, толките в ступе, жгите огнем. А главное,  не  мешайте  мне
работать. Вы уже раз не послушались меня...
   Но слова Бройера были заглушены ревом  толпы.  Рыбаки  начали  работать
баграми, как таранами. Однако ни двери, ни ставни окон не поддавались.
   Рыбаки продолжали осаду. На смену уставшим становились другие и  упорно
долбили двери. К  вечеру  дверные  доски  уже  значительно  пострадали.  В
нескольких местах острые багры сделали сквозные дыры. Но и армия толстяков
сильно устала. Осаждавшие уселись вокруг  дома  и  начали  обсуждать  план
действий.  Многим  работа  баграми   казалась   слишком   утомительной   и
длительной. Надо было придумать более быстрые  способы  взятия  осажденной
крепости. Беспорядочные крики толпы постепенно  затихли.  Неорганизованная
толпа, очевидно, превращалась в организованную  "армию",  выделившую  свой
штаб, своих военачальников.
   "Это хуже", - подумал Бройер.
   - Ишь, руками размахивает, - сказал Карл, указывая на одного рыбака,  -
это Фриц, я знаю его.  фриц  что-то  объяснял  рыбакам.  Они  слушали  его
внимательно, потом все вновь громко заговорили и ушли за ворота, оставив у
дома только нескольких человек.
   "Неужели он убедил их не делать глупостей? - подумал Бройер. - Но тогда
зачем они оставили этих часовых?"
   Прошло около часа. И вдруг  Бройер  увидел  возвращавшихся  крестьян  и
сразу угадал их план. Они несли за спиной по связке хворосту.
   - Что же это такое? Они хотят нас сжечь живыми? - в  испуге  проговорил
Карл.
   - Постараемся остаться в живых, - ответил Бройер, наблюдая, как  рыбаки
складывают у двери и стен здания связки хворосту. - А ну-ка, пустим в  ход
нашу "артиллерию", - сказал профессор.
   Слуга принес огромную связку ракет. Прежде чем  рыбаки  успели  сложить
костры, Бройер и его слуга выпустили в осаждавших  десяток  ракет.  Ракеты
эти были особого свойства. Они неимоверно шипели, трещали, изрыгали  струи
огня, прыгали из стороны в сторону и оставляли после себя удушающий смрад.
Несмотря на весь свой страшный эффект, ракеты были  совершенно  безвредны.
Однако они произвели  среди  врагов  настоящую  панику.  Рыбаки  бросились
убегать, закрывая рот руками и чихая. Они были уверены,  что  их  отравили
удушливыми газами.
   Было уже за полночь. Луна  на  ущербе  показалась  сквозь  разорванные,
быстро гонимые ветром тучи. Рыбаки, убедившиеся в полном  своем  здоровье,
вернулись к дому в тот самый момент, когда профессор уже подумывал о  том,
чтобы бежать, пользуясь отступлением врагов.
   В рассеянном свете луны Бройер увидел, что рыбаки, завязав платками нос
и рот, приближаются к дому. В  руках  нападающих  были  зажженные  фонари.
Несмотря на свою  толщину  и  неповоротливость,  на  этот  раз  нападающие
действовали скоро и решительно. "Организация  армии"  сделала  свое  дело.
Прежде чем Бройер успел  выпустить  новый  заряд  ракет,  рыбаки  подожгли
костры и, отойдя в сторону, уселись.
   - Скверно, - сказал Бройер, глядя, как языки пламени  охватывают  сухие
ветви смолистого дерева. Он потер лоб и задумался.
   - Другого средства нет, придется  прибегнуть  к  газовой  атаке...  Это
безвредный газ, и от него никто не погибнет. Но враги будут  усыплены,  по
крайней мере, на три часа.
   Бройер быстро прошел в лабораторию и вынес оттуда два баллона. Когда он
отвинтил  металлическую  пробку,  из  баллона  потекла  вниз  струя  почти
бесцветного  газа.  Выпустив  один   баллон,   Бройер   и   слуга   надели
противогазовые маски  и  вслед  за  первым  баллоном  выпустили  еще  три.
Действие газа было быстрое и полное. Как только газовая  волна  докатилась
до рыбаков, они начали падать.
   - Можно идти, - сказал Бройер.
   Они вышли, закрыли за собой дверь, быстро растаскали  горевшие  костры,
потушили пламя. Поднявшийся ветер разогнал газ.
   - Тем лучше, через час-два они все будут на  ногах.  За  это  время  мы
будем далеко.
   Бройер открыл гараж, вывел небольшой двухместный автомобиль и уселся  с
Карлом. Они выехали за ворота  и  быстро  поехали  по  дороге,  ведущей  к
ближайшему городу.





   Утром рыбаки проснулись и с недоумением  глядели  друг  на  друга.  Что
такое произошло с ними? Вокруг дома валялись разбросанные ветви  и  сучья.
Дом безмолвствовал.
   Сломали двери, вошли внутрь. Везде было пусто.
   - Ушел! Бежал! Перехитрил нас!
   Разочарованные, они вернулись в деревню и только теперь вспомнили совет
Бройера, как истреблять тесто. Принесли большой  котел,  развели  под  ним
огонь и стали бросать в котел тесто. Из  котла  шел  смрад,  тесто  быстро
таяло в котле, оставляя на дне  небольшой  осадок.  Те,  у  кого  не  было
котлов, терли тесто между камней или толкли в ступе. Работа  шла  довольно
успешно, но теста было слишком  много  и  рыбакам  приходилось  сидеть  за
работой целый день, чтобы истреблять все нараставшее тесто.
   В то время как рыбаки были заняты этим египетским трудом, профессор  со
слугою Карлом ехали по направлению к городу.  Когда  они  проезжали  одной
деревушкой, им повстречался старый рыбак, который знал профессора  Бройера
в лицо.
   -  Вот  едет  душитель,  -  сказал  рыбак,   указывая   крестьянам   на
проезжавшего Бройера. Среди крестьян послышались  угрожающие  крики.  Карл
включил полную скорость.
   Но один из крестьян бросил в автомобиль навозные вилы. Вилы ударились в
колесо и пробили  шину.  Кое-как  беглецы  выехали  за  деревню,  сошли  с
автомобиля и начали  надевать  новую  шину  на  колесо.  Однако  крестьяне
увидали их и уже бежали к автомобилю с угрожающими криками. Бройер и  Карл
бросили автомобиль и поспешили скрыться в соседнем лесу.
   Они не решались выйти на дорогу, просидели в своем убежище весь день  и
только ночью пустились в путь.
   "Отверженный, - с горечью думал Бройер. - Каждый прохожий  может  убить
меня как преступника, объявленного вне закона..."
   Когда, наконец, путники явились в город, Бройер отправился к  прокурору
и, назвав себя, сказал:
   - Я прошу вас  арестовать  меня  и  отправить  в  тюрьму,  иначе  толпа
растерзает меня.
   - Вы явились очень своевременно, - ответил прокурор,  -  я  только  что
получил приказ арестовать вас.
   - Чтобы охранить меня от толпы?
   - Да, - неопределенно ответил прокурор. - И не только для  этого.  Вам,
по-видимому, будет предъявлено обвинение.
   Бройер был удивлен, но ничего не сказал. Он пожал плечами и  безучастно
позволил отвезти себя в тюрьму. Скоро его перевезли в Берлин.
   - Знаете ли вы о тех несчастьях, которые причинили своим  изобретением?
- спросил его следователь, вызвав для допроса.
   - Да, знаю. Но виновным себя признать не могу. Я предупреждал...
   - О виновности речь впереди. Вы знаете то,  что  произошло  в  рыбацкой
деревне, но, вероятно, не знаете того, что произошло во всем мире.
   - Вероятно, то же самое, но в большем масштабе.
   - В большем масштабе! - с возмущением в голосе проговорил  следователь.
- Как можете вы спокойно говорить об этом?  Целые  деревни,  села,  города
затоплены вашим ужасным тестом. Сотни тысяч, миллионы людей  остались  без
жилищ. Мореплавание и речное судоходство остановилось, так как воды рек  и
морей превратились в какую-то тину. Вы причинили катастрофу, с которой  не
может сравниться  даже  извержение  вулкана.  А  вы  спокойно  говорите  о
"большем масштабе".
   - Что же мне, падать ниц и  просить  прощения?  -  уже  с  раздражением
сказал профессор. - Ведь не я раскидал тесто по всему земному шару,  не  я
затеял эту торговлю "вечным хлебом".  Скажите,  по  крайней  мере,  в  чем
именно вы меня обвиняете?
   - В том, что вы, не закончив опытов, не исследовав всех качеств  теста,
имели преступную неосторожность передать часть теста старому рыбаку Гансу.
С этого все и началось.
   - Я принял все меры предосторожности. Старик Ганс обманул меня.
   - Вы дали в руки полуграмотного человека страшную разрушительную  силу.
Хороша предосторожность!  Благоволите  сообщить  мне  все  подробно.  -  И
следователь, усевшись за стол, начал  формальный  допрос,  который  длился
довольно долго.
   Следователя особенно интересовал вопрос, почему  Бройер  не  сообщил  в
своей телеграмме, какой  именно  опасности  подвергается  мир,  а  говорил
только о вредности теста для здоровья, направив, таким образом,  следствие
на ложный путь.
   - Если бы вы сказали правду, несчастье могло быть  предотвращено.  Были
бы сделаны какие-либо холодильники или герметические сосуды.
   - Я  полагал,  что  угроза  отравления  -  самое  действенное  средство
заставить людей отказаться от употребления "хлеба" и истребить его.
   Притом мне просто могли бы и не поверить,  если  бы  я  сказал  правду.
Притом никакие холодильники  и  сосуды  не  помогли  бы.  Их  изготовление
требует времени, тесто растет со  скоростью  размножения  бактерий:  через
двенадцать часов каждая "палочка" дает шестнадцать миллионов потомства.
   Когда к профессору был допущен  защитник,  от  него  Бройер  узнал  еще
некоторые подробности.
   - Да, дорогой профессор, наделали вы бед.  Теперь  люди  только  тем  и
заняты, что сидят и толкут в ступах  тесто.  Богатые  еще  могут  нанимать
бедняков работать за себя, а все остальные обречены на этот сизифов  труд.
Некоторые  государства  пробовали  даже  сваливать  тесто  на   территорию
соседних государств. Это вызвало ряд войн.  Хорошо  еще,  что  само  тесто
охладило воинственный пыл. Как тут повоюешь, когда ни пройти ни  проехать.
Люди и лошади вязнут в тесте. Только аэропланы  подрались  в  воздухе,  на
этом дело и кончилось. Но дальше-то, дальше что будет,  скажите  мне?  Вот
газеты пишут, что ваше тесто расползется по всей земле, покроет земной шар
сплошной коркой, и тогда капут. Солнце подрумянит этот земной колобок. Он,
может быть, будет вкусный и питательный, только есть его будет некому. Все
живое умрет. Предусмотрительные люди - кто побогаче, конечно, - уже сейчас
покупают участки  на  горах.  Все  швейцарские  ледники  захвачены  кучкой
богачей, которые хотят переселиться туда в надежде, что  на  такую  высоту
тoсто не дойдет, притом же там холодно, а на холоде тесто растет медленно.
   - Скажите мне, - прервал защитника Бройер, - но почему именно  обвиняют
меня? Ведь хлеб продавали Роденшток и Кригман! Адвокат улыбнулся.
   - Дело в том, что правительство успело объявить монополию на хлеб и уже
продавало от себя. Не может же правительство  обвинить  само  себя!  Чтобы
оправдаться перед массами, надо свалить на кого-то вину, отвлечь внимание.
   - Теперь мне все понятно, - сказал Бройер. -  При  таких  условиях  мне
трудно оправдаться.
   - Да, нелегко. Вы могли  бы  только  одним  купить  себе  оправдание  -
изобрести скорее  "противоядие",  средство,  которое  уничтожило  бы  ваше
изобретение.
   - Но для этого мне надо работать, - сказал горячо Бройер.
   - Вам дадут эту возможность, - ответил адвокат. - Сегодня вас переведут
в лабораторию, оборудованную здесь же, в тюрьме. Поверьте мне, для вас это
будет лучший способ защиты.





   - Позвольте представиться, приват-доцент Шмидт. Меня командировали  вам
в помощь. Я уже работал по биохимии у Роденштока и Кригмана.  Мне  удалось
открыть состав вашего "хлеба" и вырабатывать его для экспорта.
   - Вот как, - сказал Бройер, - значит, и вы  "соучастник  преступления"!
Не  по  этому  ли  поводу  вы  и  оказались  моим  помощником  в  тюремной
лаборатории?
   - Представьте, нет. Меня не тронули. Очевидно, признали,  что  и  одной
жертвы достаточно.
   - Но Роденшток и Кригман тоже на свободе?
   - О да, и процветают по-прежнему. Они  сейчас  изготовляют  машины  для
механического истребления теста и на этом  наживают  большие  деньги.  Все
состоятельные люди обзавелись такими машинами. Тысячи рабочих работают  на
истреблении "хлеба". Увы, рабочий день во всем мире удлинен до  двенадцати
часов. Что делать! Везде объявлено военное положение. Рабочие работают как
военнообязанные. Всякие забастовки караются самым жестоким образом.
   Бройер опустил голову и сидел подавленный.
   "Бедный Бройер! Об этом ли он мечтал?" - подумал Шмидт. Ему стало жалко
старика.
   - Посмотрите, как обставлена лаборатория! Не правда ли, недурно? Бройер
вышел из своей задумчивости и  взглядом  знатока  окинул  лабораторию.  Он
остался доволен. Увидав микроскоп, реторты и колбы, он как будто пришел  в
себя после всех перенесенных волнений. Его потянуло к работе.
   - Да, да, -  сказал  он,  -  хорошая  лаборатория.  Здесь  кое-чего  не
хватает, но мы, конечно, получим все, что нужно. Работать, работать!
   - Ну, вот и отлично! Мы  с  вами  скоро  справимся  с  тестом.  Кстати,
скажите, профессор, чем вы объясняете  усиление  роста  теста?  Только  ли
поднятием температуры с наступлением лета?
   - Разумеется, не только этим. В самом  летнем  воздухе  имеется  больше
бактерий, чем  в  зимнем.  Культура  моих  "простейших"  получает  большее
питание, и "хлеб" усиленно растет.
   - Я так и  предполагал,  -  сказал  Шмидт.  -  Радикальное  истребление
"вечного хлеба" поэтому может идти двумя путями. Или мы должны будем найти
культуру  таких  бактерий,  которые  бы  поглощали   "тесто"   в   большем
количестве, чем оно разрастается, или же мы должны  стерилизовать  воздух,
окружающий тесто, и таким образом лишить питания "простейших", из  которых
состоит ваше тесто.
   - Я думал о первом способе, - сказал Бройер. - Ваш способ  стерилизации
воздуха мне кажется не менее интересным.
   - Так вот и будем работать в двух направлениях.  Бройер  нашел  в  лице
Шмидта опытного, талантливого работника  и  хорошего  товарища.  Бройер  и
Шмидт работали без устали, и их работа шла бы, вероятно, еще  лучше,  если
бы  посещения  следователя  не  выбивали  Бройера  из  колеи.  После  этих
посещений Бройер впадал в тяжелую  задумчивость  или  начинал  нервничать.
Шмидт, как умел, пытался успокоить Бройера.
   - Не обращайте внимания на эту судейскую крысу. Ваше  изобретение,  что
бы ни говорили, остается величайшим. Всякая  научная  работа  сопряжена  с
неуспехом. Сейчас мы работаем над тем, чтобы уничтожить ваше  изобретение.
Но мы не остановимся на этой "разрушительной" работе. Мы найдем  узду  для
вашего теста, сделаем его послушным орудием в руках человека  и  освободим
человечество от голода.
   Весь мир с напряженным вниманием следил за тем, что делается в тюремной
лаборатории. Однако терпение людей, видимо, истощалось.  Газеты  все  чаще
писали о том, что пора назначить суд над профессором  Бройером,  так  как,
видимо,  ему  не  удастся  разрешить  задачу.   Шмидт,   который   успевал
прочитывать газеты, скрывал эти сообщения от Бройера, чтобы  не  волновать
его.
   Однако Бройер однажды прочитал эти газетные статьи. Он  долго  сидел  в
задумчивости, а вечером уговаривал Шмидта лечь  спать  пораньше,  так  как
Шмидт уже много ночей почти не спал.
   Шмидт лег в кровать, - они спали здесь же, в лаборатории, - но  не  мог
уснуть.  Бройер  вел  себя  в  этот  вечер  особенно  нервно,   и   Шмидт,
представившись спящим, следил за Бройером сквозь прикрытые  глаза.  Бройер
долго ходил по лаборатории, потом сел за  работу.  Успокоившийся  за  него
Шмидт начал уже засыпать, как вдруг был разбужен криком Бройера:
   - Эврика (нашел)!
   Шмидт хотел было встать с кровати и поздравить Бройера с открытием,  но
что-то удержало его. Бройер быстро прошел к  письменному  столу,  сжег  на
спиртовке какие-то бумаги, написал несколько строк и вынул шприц.
   "Он хочет покончить с собой!"  -  подумал  Шмидт,  вскочив  с  кровати,
бросился к профессору.
   - Э, нет, дорогой профессор, так не годится! Я не позволю вам!
   - Не мешайте мне, - сказал Бройер. - Если я и провинился, то и  искупил
свою вину: я открыл средство уничтожения  теста.  Но  я  слишком  устал...
Довольно.
   - Устали - отдохнете. Такой мозг не должен погибать раньше  времени.  -
Вырвав из рук профессора шприц, Шмидт продолжал:
   - Позвольте вас поздравить, дорогой профессор! Представьте,  вы  можете
поздравить и меня. Сегодня вечером я также благополучно разрешил задачу.
   - Почему же вы не сказали мне?
   - Мне хотелось еще кое-что проверить, - скромно отвечал Шмидт. На самом
деле он, зная, что работа Бройера близка к концу, хотел  предоставить  ему
честь первого открытия.
   - А теперь, дорогой профессор, мы еще поживем. Поживем и поработаем. Мы
усовершенствуем свой  "хлеб"  -  ваш  "хлеб",  и  все  будут  есть  его  и
вспоминать добром его гениального "пекаря".
   Профессор Бройер улыбнулся и протянул руку Шмидту. Скоро газеты и радио
оповестили мир о том, что  средство  для  радикального  истребления  хлеба
найдено. "Грибок" профессора Бройера работал  великолепно.  Довольно  было
бросить в  тесто  несколько  граммов  этого  грибка,  как  тесто  начинало
скисаться, оседать, и  скоро  на  месте  огромных  гор  студенистой  массы
оставалось лишь немного серой плесени. Плесень высыхала и  превращалась  в
пыль. Хорошо действовали  и  стерилизаторы  воздуха  Шмидта,  но  средство
Бройера было проще и дешевле, и потому оно вошло во всеобщее употребление.
   Мир избавился от теста.
   Человечество было спасено.





   Над рыбацкой деревней проносился свежий  ветер  ранней  осени.  Сильнее
чувствовался запах моря. Белые облака быстро неслись над  морем.  А  между
морем и небом летали птицы, оглашая  воздух  резкими  гортанными  криками.
Белый прибой окатывал песчаные берега.
   Вся рыбацкая деревня толпилась на берегу.  Сети  были  починены,  лодки
проконопачены и осмолены. Сейчас они поедут в море на рыбную  ловлю.  Лица
рыбаков сосредоточенны. Быстро и уверенно работают мускулистые руки, крепя
паруса.
   - Свежий ветер, - сказал Фриц, становясь у руля.
   - Хороший должен быть лов, - отозвался старый рыбак, шагая по колено  в
воде в высоких рыбацких сапогах к парусной лодке.
   Казалось, большой баркас подпрыгивает  на  волнах  от  нетерпения,  как
застоявшаяся лошадь. Последние приготовления окончены.
   Всех охватило  радостно-приподнятое  настроение.  Ветер  сразу  натянул
парус, и баркас, круто повернув носом в открытое море, быстро  понесся  по
волнам.
   Фриц приналег на руль. Свежий ветер обвевал открытую голову Фрица.
   И ему казалось, что этот крепкий,  соленый  морской  ветер  делает  его
вновь бодрым и сильным. Как смутный, полузабытый сон,  промелькнули  перед
ним картины последних месяцев: богатство, уплывшее так же неожиданно,  как
оно явилось, кражи, убийства, пьянство, бессонные  ночи  в  игорном  доме,
бешеный азарт игрока, страшные картины хлебного потопа...
   Неужели  все  это  было  с  ним,  рыбаком  Фрицем?  Невероятно!   Чтобы
проверить, явь или сон это кошмарное прошлое, Фриц начал  всматриваться  в
суровое лицо старика рыбака, уверенно управлявшего парусом. Ни один мускул
не дрогнет на этом как будто высеченном топором  из  дуба  лице  с  плотно
сомкнутым ртом и зоркими глазами старого морского волка.
   Неужели лицо вот этого самого старика он видел там, в игорном доме,  за
зеленым столом рулетки?.. Полуоткрытый рот,  трясущиеся  руки  и  глаза  -
безумные, страшные глаза, горящие алчностью...
   Нет, это кошмар...
   Фриц так задумался, что не успел вовремя повернуть руль. Боковая  волна
хлестнула через борт и окатила рыбаков.
   - Малый, не зевай! - строго сказал старик.
   Этот деловитый окрик  спугнул  кошмары  Фрица.  Ему  стало  весело.  Он
навалился на руль и  направил  лодку  прямо  в  открытое  море,  навстречу
свежему ветру.

Популярность: 44, Last-modified: Sun, 04 Aug 2002 13:11:25 GMT