---------------------------------------------------------------
     © Copyright Александр Ромаданов, 2016
     Email: alexroma2009[at]gmail.com
     Date: 26 May 2016
---------------------------------------------------------------





     1.1 Вначале было Слово, и Слово было у Бога,  и Слово было Бог, и Слово
раздалось в  абсолютном  вакууме, и  Слово  было  осцилляция, и у Слова было
значение - колебание, и у Слова были последствия - флуктуации.
     1.2 И  сама  собой, из ничего,  из  ничтожно  малой точки  пустоты,  из
животворной  сингулярности, возникла  бескрайняя  Вселенная,  сразу и вся, и
была она бесконечно горячей,  так что кипел  в  ней, как  в квантовом  супе,
сразу триллион частиц в  триллионной  степени. И шло  от этого божественного
варева интенсивное тепловое излучение, мистической завесой стелившееся,  как
пар,  над бурлящим океаном элементарного  хаоса. Так  возникло пространство,
началось время и проявилась энтропия.
     1.3  И  в  сказанном есть  великое таинство  энтропии:  каждый  имеющий
голосовые связки  может произнести это  слово (с маленькой буквы), но никому
не дано  познать до конца его значение, ибо в нем самом сокрыта энтропия, но
информационная.  Во  всех  словах  есть  такая  энтропия, но в  самом  слове
"энтропия" она двойная, и здесь загадка. Имеющий разум да уразумеет.
     1.4 И захотел Бог обозреть свое творение, но не видно было ни зги, одна
кромешная темень вокруг, и сказал тогда Бог: "Да будет свет!" И от слов этих
содрогнулись первородные атомы, и сошли с орбит электроны,  и зажглись на их
месте частицы света, и разлетелись волнами в разные стороны, но с постоянной
скоростью по всей необъятной  Вселенной. И  увидел  тогда Бог свое творение,
игриво искрящееся разноцветными фотонами, и оно ему  глянулось, и сказал он:
"Все  пройдет,  а  красота  пребудет вечно".  И  стало  все проходить -  так
началась космическая эволюция.
     1.5 Все  было бы хорошо, но слишком быстро расширялась Вселенная во все
стороны, разгоняя пустоту  округ и  заполняя ее  божественным светом, и даже
свет  не  успевал  за ее взрывным расширением, потому  что само пространство
разлеталось быстрее света. И простер Бог свою десницу  навстречу расширению,
и обуздал его своей волей, и так возникла всемирная гравитация.
     1.6  Под  действием  гравитации  вещество  стало собираться  в огромные
космические облака, и эти облака сжимались вокруг своего центра  до тех пор,
пока атомам не  становилось в них  тесно - и  тогда они взрывались  брызгами
света, и появлялись  звезды.  Звезды первого  поколения были столь горячими,
что  в  их  недрах,  как в  печи, легкие атомы спекались в  тяжелые,  и  так
образовались все химические элементы, которые тяжелее железа. Эти звезды так
усердно  горели на радость  Богу, что они взрывались  сверхновыми, не  успев
догореть  до конца, и  из их остатков под  действием божественной гравитации
возникали новые звезды и планеты.
     1.7 Так появилась и наша звезда, и наша планета.


     2.1 Осмотрел Бог все возникшие планеты и увидел, что все они получились
шарообразные, но разные: из газа и твердые, раскаленные и ледяные,  легкие и
тяжелые. Тогда Бог присмотрелся повнимательнее  и выбрал для  себя идеальную
планету  - не  легкую и не  тяжелую, не горячую и не  холодную,  да и в меру
твердую. И назвал Бог эту планету Эдем - "Наслаждение", потому  что она глаз
радовала.
     2.2 Всего на той  планете было в меру,  и гор, и равнин, да только воды
мало. Тогда  повернул Бог движение  всех ближайших снежных комет и наслал их
все на богоизбранную планету.  А когда они на планете взорвались и растаяли,
залили сушу океаны широкие и потекли по ней реки полноводные.
     2.3 Выбрал Бог на Эдеме лучшее место между двух теплых рек, устроил там
"райский  сад"  и  сам  в  том  саду  поселился, а  на  небе  оставил  своих
заместителей  -  архангелов,  чтобы они  следили  за  соблюдением  природных
законов, им установленных,  и за неизменностью мировых констант, типа  числа
"пи" и скорости света.
     2.4 В райском саду Бог  насадил чудесные растения, напоминающие по виду
деревья с  плодами,  а по сути - бесконечные  фракталы,  на  ветвях  которых
вызревали альтернативные истории мира,  заключенные в герметически замкнутые
оболочки, внешне напоминавшие полупрозрачные шары, мягко светящиеся  изнутри
Святым Духом, который сам Бог в них и вдохнул.
     2.5  Однажды случилось  невероятное: в саду появились существа, которых
Бог  не создавал  и даже не предвидел  их возникновения.  Это  были красивые
разноцветные  бабочки, весело порхающие над деревьями.  Казалось бы,  ничего
страшного  в их появлении не было, но откуда они взялись, даже для Бога было
загадкой.
     2.6 Тайна - исключительная прерогатива Бога, и для него самого ничто не
может  оставаться тайным, не становясь явным. Бог провел  расследование:  он
проследил за бабочками и установил, что они откладывают  яйца на фрактальных
деревьях,  из  этих   яиц  вылупляются  микроскопические  червячки,  которые
вгрызаются в плоды, пожирают заключенные в них истории мира и перерабатывают
эти истории в хронологические линии событий, искажая их таким образом, чтобы
в  них можно  было  завернуться как  в  эластичные  нити,  образующие плотно
замкнутый кокон - подобие изначального плода, а уже в этом коконе отъевшиеся
альтернативными историями  червячки трансформируются  в квантовые  фракталы,
имеющие форму бабочки,  после чего бабочки  вылетают из  кокона, откладывают
яйца на деревьях и цикл повторяется.
     2.7 Бог не мог смириться с появлением бабочек, потому что это произошло
не  по  его  воле,  а как  бы  само собой.  На  современном языке,  это  был
"самовоспроизводящийся  баг  в системе",  проще говоря, паразит,  изменяющий
естественный  ход истории. К тому  же возникал  каверзный  вопрос: "Что было
раньше,  яйцо или бабочка?".  Ответить  на  этот вопрос  можно  было  только
эмпирически:  уничтожить всех бабочек  и  проследить, будут  ли  после этого
появляться червяки.
     2.8 Для уничтожения бабочек Бог создал первого человека - Еву. Но уже с
первой  бабочкой у Евы возникли проблемы: когда она  раздавила ее  в руке и,
раскрыв ладонь,  увидела  вместо красивого маленького существа  переломанные
крылышки, покрытые липкой слизью брызнувших  из мохнатого  брюшка  жизненных
соков,  с  ней случилось  непредвиденное - женская  истерика.  Из  этого Бог
сделал важный вывод: непредвиденные явления вызывают непредвиденную  реакцию
у людей. Да и с самим  Богом случилось нечто неожиданное для него самого: он
ощутил сострадание к Еве и чуть не расплакался.
     2.9 Стало ясно, что заставить Еву уничтожать маленьких красивых существ
было  бы  слишком бесчеловечно и  не по-божески.  Бог нашел  выход  из  этой
ситуации: он внушил Еве отвращение  к червям и  повелел ей собирать червивые
плоды,  чтобы  она приносила  их ему, а  он  бы  их  бесследно  уничтожал  -
аннигилировал, превращая в моментально исчезающую вспышку света.
     2.10 Полностью доверять проявившей слабость Еве Бог  уже не мог, и  для
контроля  за  ней он  создал  Адама  -  точную  копию Евы,  но с добавлением
первичных и  вторичных мужских половых  признаков, которые, по замыслу Бога,
должны   были  избавить  Адама   от  излишней  эмоциональности.   А  Еве  он
строго-настрого наказал не есть плодов с дерева,  потому  что они смертельно
опасны.
     2.11 Ева послушно высматривала  червоточины на плодах, срывала порченые
плоды  с  дерева, складывала их  в корзину  и относила  Богу под  присмотром
Адама. Однажды  она  утомилась таскать  корзины, внимательно  посмотрела  на
Адама и сказала ему: "Дорогой, ты такой большой и мускулистый, а посмотри на
меня, я  хрупкое создание". - "И что?" - пожал плечами Адам.  В ответ на это
Ева чмокнула его в  щеку и протянула  корзину с  яблоками: "Ты неси, а я тут
пока пособираю. Так будет быстрее".
     2.12 Адам был  создан так, что мыслил без эмоций и рационально, поэтому
он послушался Еву и понес корзину Богу, а Ева продолжила собирать плоды: она
срывала их правой рукой и складывала на изогнутую вокруг груди левую руку. И
вот, когда  она  прижала к груди очередной сорванный плод, из дырочки  в нем
показалась   черная  головка   червячка   и   тонко  пропищала:  "Я   ужасно
извиняюсь..."
     2.13 От неожиданности Ева уронила на землю все плоды и в первую секунду
хотела убежать,  но любопытство победило в ней, и она  отыскала в траве  тот
самый плод. "Ты кто?"  - спросила она, поднеся яблоко к глазам. "Я маленький
голодный  червячок", -  послышался ответ.  И  действительно,  Ева разглядела
полупрозрачного   беленького   червячка,  который   не  показался  ей  особо
отвратительным. -  "Почему ты разговариваешь?" - "Потому что я живой и  хочу
жить вечно, а меня хотят  убить только  за  то, что я родился не по плану, а
сам по себе". - "Но ты все равно умрешь, потому что эти плоды смертельны". -
"Если  они  смертельны, почему  я не  умер прямо в одном из них?" - возразил
червячок. - "Я не  знаю, почему  ты сразу  не умер, но  спорить  бесполезно,
потому  что Бог сказал..."  - "Я  не  слышал,  что  сказал  тебе Бог, но  ты
попробуй  сама,  эти плоды  очень  даже вкусные и  полезные,  в  этом  легко
убедиться".
     2.14  Слова "попробуй  сама" оказали  магическое действие  на Еву:  она
перевернула  плод другой стороной и вкусила  от него - перед  ее глазами  за
одну  секунду пролетела вся история  человечества,  и в  этом  стремительном
мельтешении она мало  что поняла, за исключением того, что все участвовавшие
в  истории  люди   были   обернуты   шкурами  зверей  и  другими  цветастыми
покрывалами, а  у большинства женщин  были подкрашены глаза и  губы,  и  это
показалось  ей эстетично,  как крылья у  бабочек, которые раньше были голыми
червячками.
     2.15 "Ты что, брала в рот эту  гадость? - услышала Ева за своей  спиной
голос вернувшегося Адама.  - Господь  сказал мне, что мы не должны  нарушать
установленного  порядка,  я  не могу больше носить корзины..." - "Во-первых,
это не  гадость.  Во  вторых,  это  не смертельно  и  даже познавательно.  А
в-третьих,  можешь попробовать сам".  - Ева протянула  ему надкушенный плод.
Адам не хотел ослушаться приказа Бога, но вместе с тем и  не хотел выглядеть
перед Евой  так, будто он чего-то боится, и он тоже вкусил. Вкусив запретный
плод,  Адам  увидел стройные  ряды  подтянутых  мужчин, одетых в  однотонную
униформу  -  зеленую,  синюю, черную и коричневую -  и  это  показалось  ему
правильным: все как один, и все чем-то похожи на него самого.
     2.16  "Я больше не хочу светить голым задом,  -  заявила Ева Адаму. - И
тебе неплохо бы прикрыться". Они сплели из  ветвей набедренные  повязки и  в
таком виде отправились к Богу. Разумеется, Бог сразу понял, что произошло, и
метнул  укоризненный взгляд  на Адама и Еву. "Ты  обманул нас, -  бесстрашно
парировала Ева, демонстрируя надкушенное яблоко. - Мы вкусили запретный плод
и не умерли". - "У  вас все еще впереди, - сокрушенно покачал головой Бог. -
Вкусив от запретного плода, вы познали историю мира, причем в ее испорченном
виде.  Теперь в наказание вам предстоит прожить ее от начала до конца в виде
своих же потомков, и не только потомков,  но и всех их  предков,  начиная от
простейших одноклеточных, а для этого вам  придется триллионы  раз умереть и
заново родиться, чтобы затем родить в муках очередное поколение. И это будет
реальная эволюция, чисто  случайный отбор  наиболее пригодных для жизни, без
моего  вмешательства, мешать не буду, но и помощи не  ждите, за  исключением
чрезвычайных случаев. А соблазнившего вас маленького гаденыша  я превращу  в
безголосого бессмертного змея, который будет вечно ползать на брюхе и кусать
встречных людей, когда  они снова появятся, а  тем, кого  не  укусит,  будет
являться в  темноте в виде ужасного дракона - огромной  хвостатой бабочки  с
острыми крыльями и клыкастой пастью. И  будет отныне Эдем именоваться просто
землей. А меня вы больше не увидите. Да будет так!"
     2.17 И так стало.


     3.1  Четыре  миллиарда  лет  превращались  Адам  и  Ева  из  простейших
одноклеточных  обратно  в  людей  путем  долгого  и  трудного  эволюционного
развития  по  общеизвестной теории  Дарвина -  это была прямая эволюция,  но
происходила в то же время и обратная - инволюция змея в бабочку.
     3.2 В  отличие от  бактерий,  насекомых,  рептилий,  млекопитающих  (за
исключением  отдельных  хомо  сапиенс)  и  других животных,  змей никогда не
забывал о том,  что  произошло в Эдеме - эта его память  была дополнительным
наказанием  от  Бога: вечно  мучиться  воспоминанием о  том,  что ты мог  бы
превратиться в весело порхающую по синему небу бабочку, но в реальности стал
тем,  кем  стал,  а  именно, пресмыкающимся  ползучим  гадом,  которого  все
ненавидят и  мечтают раздавить.  Змея  не утешала  даже  перспектива  вечной
жизни:  ему  казалось,  что  лучше  было бы  прожить  легким мотыльком  одну
счастливую неделю, чем до конца времен барахтаться всем телом в грязи.
     3.3  Змей  считал господне  наказание слишком  строгим  и мечтал о  том
времени, когда в результате эволюции появятся те самые  купающиеся в воздухе
маленькие  существа  с  нереально  красивыми крылышками.  Ждать  приходилось
долго: каждый день  змей выползал  из своей норы на высокую скалу и с теплых
камней  смотрел вниз  на  темно-прозрачное море,  пытаясь высмотреть  в  нем
первых крупных живых существ.  Так прошло больше одного триллиона дней - три
с половиной миллиарда лет, и вся скала полностью распалась на песчинки, пока
в воде не замелькали,  переливаясь на солнце, первые рыбы... И в этот момент
змей, наконец, горько осознал, что в результате естественного отбора бабочка
не появится практически никогда, потому что эволюция  червя в бабочку займет
гораздо  больше времени,  чем  инволюция бабочки  в  кокон  как в  могилу, в
котором заводится червь, ведь  бабочка была раньше яйца, потому что она была
всегда, хотя и не всегда будет.
     3.4  Так думал змей, неотрывно наблюдая  резвящихся в  воде первобытных
рыб. Змей был мудр, потому что знал историю мира, правда не всю, а частями -
теми  частями плода дерева  познания, в  которые он вгрызался еще  в Эдеме в
червячном возрасте. У него были даже неплохие познания в квантовой механике,
хотя  и  неполные. Но главное, у него,  в  отличие от людей,  была квантовая
интуиция, то  есть  он интуитивно  и  без  особых умственных  усилий понимал
квантовую механику, потому что  сам  произошел от бабочки, имеющей квантовое
происхождение. И он понял, что ему надо делать - надо самому создать бабочек
из квантового фрактала. Вопрос:  где взять  такой  фрактал, если фрактальные
деревья стали  вместе  с Богом  невидимыми?  Ответ: нужно построить  его  из
отдельных квантов.
     3.5 Змей не мог эволюционировать, потому что он не умирал и не рождался
заново,  но  он мог видоизменять некоторые свои органы без ущерба для  общей
формы  и   содержания  -  это   было  позволено   Богом,   чтобы   змей  мог
приспосабливаться к  изменяющимся  внешним  условиям  для поддержания  своей
вечной  жизни.  И  змей задумал  изменить  свои  органы  чувств  так,  чтобы
отслеживать в окружающей среде квантовые эффекты и поглощать их.
     3.6 Для начала змей  изменил свои глаза  таким  образом,  чтобы  зрачки
могли сужаться до тонких вертикальных щелок  -  это позволяло ему вызывать в
своих глазах так называемый "двущелевой" квантовый эффект Майкельсона, когда
он не моргая смотрел на солнце. Затем он раздвоил об острый камень и заточил
об  него свой язык, чтобы постоянно  прощупывать  им  воздух, отслеживая его
кончиками,  как  микроскопическим  щупом,   квантовые  волны   -  незаметные
человеческому глазу  микроскопические искривления  реальности, остающиеся от
моментально  возникающих  и  столь  же  моментально  исчезающих  виртуальных
частиц.
     3.7  За несколько сот  миллионов лет змей  научился накапливать  в себе
поглощенные квантовые эффекты и преобразовывать их в квантовые фракталы. Еще
несколько  сот миллионов лет ушло на бесконечные, как казалось, эксперименты
с  декогеренцией  этих  фракталов,  и  в  результате  свершилось   маленькое
квантовое  чудо:  в  воздухе  материализовалась  первая  пара  искусственных
бабочек, которых змей в шутку нарек Эдам и Ава по аналогии с первыми людьми.
     3.8 Однако  змей радовался относительно недолго - не прошло и миллиарда
лет,  как ему наскучило высматривать, лениво  греясь  на  солнце, беззаботно
порхающих созданий, и  стала мучить зависть: его творения игриво кувыркались
в трех измерениях, в то время как  он сам по-прежнему  не  мог оторваться от
земной плоскости. От  скуки он научился мысленно управлять полетом  бабочек,
но  и это его мало радовало: бабочки могли перелетать на большие расстояния,
на  целые сотни  километров,  но в  то же время  отказывались взлетать  выше
лениво парящего  над  морем первобытного  пингвина.  Змей  стал  думать, как
использовать бабочек для того, чтобы навредить первобытным млекопитающим, от
которых должны  были  в конечном  итоге произойти  люди  - эти  богоподобные
существа, из-за которых начались, как он считал, все его проблемы.
     3.9  В  ту  пору  на  Земле  доминировали  динозавры,  а  млекопитающие
представляли  собой живших  в  норках  маленьких сумчатых зверюшек наподобие
землероек. Попросту говоря,  млекопитающим приходилось прятаться под землей,
чтобы  огромные  динозавры не затоптали их, не говоря  уже о пожирании одних
другими. В то же время, бабочки потреблялись в пищу  мелкими видами крылатых
ящеров  - птерозавров. Змей придумал  использовать  бабочек  как  наводчиков
птерозавров на норы млекопитающих: целыми днями он ползал в траве, выискивая
норы  тщедушных  подземных  зверюшек,  и  мысленно  привлекал  к  ним стайки
бабочек,  на  которые,  в  свою  очередь,  слетались,  как  на  сытный  пир,
птерозавры. В результате  млекопитающим  было  достаточно  высунуть из норки
нос,  чтобы  тут  же  попасть  в  острый  клюв  летучим  хищникам, как более
нажористая добыча.
     3.10 Змей, несомненно, мудр и хитер, но Бог прозорлив, и происки змея с
бабочками-наводчицами  очень  скоро стали ему известны.  Ответный  ход  Бога
можно смело назвать безукоризненно спланированной многоходовой комбинацией.
     3.11 В один прекрасный день (вернее, век) Земля неожиданно и совершенно
непредсказуемо расцвела цветами  - сам Дарвин окрестил  это событие "ужасной
тайной" (abominable  mystery), имея в виду необъяснимость такого  феномена с
точки зрения эволюции. Это было  явление поистине божественной  красоты: всю
землю от  края  и до  края  устлал благоухающий  пестрый ковер.  Змея  такая
неожиданность несколько насторожила, но он не увидел в  этом ничего плохого,
напротив,  можно  было  только  радоваться  за бабочек, получивших  отличный
источник корма  -  цветочный нектар, который  они всасывали  в себя длинными
хоботками, отросшими в результате быстрой адаптивной эволюции.
     3.12  Цветы  распространились повсюду, но  особенно  буйно они цвели  в
заболоченном  жерле самого  большого спящего  вулкана, где для  них сложился
благоприятный  микроклимат,  и на  их ароматный  нектар слетались  несчетные
миллионы бабочек  -  это было  самое крупное  скопление  насекомых  на  всей
планете, а замыкали пищевую цепь все те же птерозавры, в больших количествах
гнездившиеся  на  скалах  вокруг огромной  вулканической клумбы, мельтешащей
лакомым десертом.  За  несколько тысяч лет внутренние склоны жерла покрылись
толстым слоем черного смолистого муми? из переваренных птерозаврами бабочек,
и  вся эта темная  масса интенсивно нагревалась  на  солнце, передавая тепло
вулканическим недрам, что значительно приблизило их извержение.
     3.13 То,  что  случилось дальше, можно  отнести к  разряду  невероятных
случайностей,  которые проще  всего объясняются  божьим  провидением.  Иными
словами, можно сказать, что когда Бог  играет в кости, он всегда выигрывает:
случайным образом  все  сложилось именно  так, как  было  угодно Господу. На
физическом  плане  произошло  следующее:  взрывная  волна  от  разверзшегося
вулкана достигла стратосферы, через которую  в  то  самое  время под  острым
углом  к Земле  пролетал  среднего размера метеороид;  если  бы  не взрывное
извержение вулкана, то он столкнулся бы с Землей, но взрывная волна изменила
его траекторию таким образом, что он миновал планету и продолжил свой полет,
лишь  слегка  обгорев в  верхних  слоях  атмосферы.  Через сотню лет  тот же
метеороид  случайно  столкнулся  в  космосе  с крупным  астероидом,  будущая
траектория которого изначально должна была проходить между Землей и Луной. В
результате столкновения траектория астероида в  угловом выражении изменилась
очень  незначительно,  но  с  годами  траверсное  отклонение  от  траектории
неуклонно накапливалось,  возрастая в  сторону  Земли, и  в  итоге еще через
сотню лет астероид упал на Землю.
     3.14 Взрыв астероида был  столь мощным, что образовался кратер глубиной
20 км и  шириной  180 км,  с океана на сушу обрушилось мегацунами высотой  в
несколько сот  метров,  а небо над  всей планетой  заволокло  толстым  слоем
пепла, что  привело к  резкому похолоданию.  В  результате сгорели, утонули,
задохнулись и замерзли миллиарды зверей, включая  всех нелетающих динозавров
и большинство рептилий.
     3.15 Млекопитающие мало пострадали, потому  что прятались в норках. Так
наступила эра расцвета млекопитающих.


     4.1 Появление человека было  столь растянутым во  времени и происходило
столь постепенно,  что сам  Господь не  мог  бы с  точностью  назвать  "один
прекрасный день", в который возник долгожданный  хомо сапиенс.  Для себя Бог
решил  считать временем рождения  человека тот  момент эволюции,  когда люди
стали селиться в пещерах.  Именно там, в темных каменных лабиринтах, куда не
пробивается  свет   и  шум  внешнего  мира,  зато  отчетливо  слышно  биение
собственного сердца, у человека  впервые возникло ощущение таинства жизни, а
вместе с тем  и смутное представление о высших силах, заботливо  оберегающих
все живое, и как  бы  само собой стало получаться так, что те,  кто верил  в
покровительство высшего разума, в действительности преуспевали больше других
- были умнее  и сильнее, реже  болели и  чаще "оказывались на коне". Да, Бог
покровительствовал людям,  особенно тем, кто в него верил, и делал он  это с
удовольствием, потому что сам и  создал их некогда,  еще до начала эволюции,
по своему образу и подобию.
     4.2  В своем  когерентном состоянии  Бог присутствовал  сразу  во  всех
местах, но нигде конкретно, наблюдая  одновременно всех людей со стороны и в
то  же время видя мир их глазами, но время от  времени он переходил  в режим
инкарнации  и воплощался в облике  животных  и людей. Был он и  четырехрукой
рыбой Матсья, и  белым голубем, и зорким соколом, и мощным быком,  и кротким
агнцем,  и  серым  козликом,  и  всеми  другими  животными,  за  исключением
пожирающих  людей хищников;  а еще  он  был Изидой,  Тотом, Рамой,  Кришной,
Буддой,  Сварожичем, Заратустрой и другими  замечательными людьми, чьи имена
нам известны или неизвестны. Постепенно Земля стала не только планетой Бога,
но и его Историей, воплощавшейся в жизни людей.
     4.3 Жизнь людей в основном сводилась к изнурительной рутине: изо дня  в
день они были вынуждены усердно трудиться, сбивая руки до кровавых  мозолей,
чтобы добывать средства  для поддержания жизни - и своей, и своих детей -  и
виноват  в том был тот самый червячок,  который выел все чудесное  из  плода
познания и таким образом обокрал  будущих людей, лишив их  способности самим
творить чудеса. Если бы не червячок, ставший впоследствии змеем, жизнь людей
была бы  не  просто беззаботнее,  она была  бы волшебной: к  примеру,  чтобы
накормить  себя,  им не  надо  было  бы  высаживать растения,  поливать  их,
оберегать от  паразитов  и дожидаться созревания плодов - достаточно было бы
сказать "хочу есть", как говорят  дети, и все появлялось  бы само собой, как
это происходит в представлении детей. И не ворчали бы тогда люди, не охали и
не  вздыхали, выполняя тяжелую работу, и не кляли бы свою тяжкую долю, и  не
дрались  бы из-за  куска хлеба,  и  не  обманывали  бы  друг друга, стремясь
получить  лучшее место  под солнцем, и  беззаботно наслаждались  бы  жизнью,
проводя каждый день в играх, как малые дети.
     4.4 Превращаясь  в людей и  общаясь с  ними  человеческим  языком,  Бог
наполнял  их  высшим  знанием, помогавшим  переносить  бытовые  страдания, и
наставлял их на путь истинный -  учил жить не по  лжи, не причинять зла друг
другу и  помнить о  том,  что  они существуют не только для себя,  но  и для
проявления разума и любви во Вселенной. При этом  у Бога  была и техническая
задача:  вычистить из  программы исторического развития ошибки, возникшие  в
ней  еще  в  период  вызревания в  виде плода на древе познания в результате
внедрения  в нее  червя  и  приводившие  к  перекосам  в  жизни  людей  (так
называемым  "жизненным трудностям");  для  этого  Бог  иногда  вмешивался  в
значимые земные события, направляя их в нужное русло (например, предотвращал
кровопролитные войны, выполняя функцию голубя мира).
     4.5  Со  своей   стороны,  переросший  в  змея  червь  с  первых   дней
человечества периодически покусывал людей, но делал это помаленьку и лениво,
или  как он говорил сам себе, "в силу возложенных обязанностей",  однако при
этом  не  забывая и о своей  древней мечте превратиться в безобидную изящную
бабочку. Лежа  в собственной  просторной  пещере, он долго прорабатывал этот
вопрос в своем длинном желудке, пока наконец не получил в голове неожиданный
для себя самого ответ:  "Нужно вывернуться наизнанку". У  всех живых существ
одного  вида и  внутренности одинаковые,  но  змей  эволюцию  не проходил, и
внутри его  была пустота, в  которой теоретически могло возникнуть все,  что
угодно - о  да, его  внутреннее  содержание могло быть чем угодно  и  кем(!)
угодно, кроме  Бога.  Это как закрытый  черный  ящик  с котом Шредингера,  и
вопрос: "Жив он  или нет?", и сейчас  проверим,  и  открываем крышку  ящика,
смотрим на дно, а там - змея. Вопрос про кота тут же вырождается, уже никого
не волнуют такие частности, как  частицы и  волны, теперь вопрос  стоит куда
гораздо шире: "Откуда... это?!"
     4.6  Думая  такие  мысли,  змей  аж  затрясся от радости за собственную
мудрость, и  только тут  заметил,  что  уже  легко  порхает в  сырой темноте
пещеры, и не просто порхает, а сам собой летит на автопилоте к широким лучам
света, пробивающимся через пальмовые  листья в мельтешащий мошкарой пещерный
проем. Впервые за долгие миллионы лет  змей был почти  счастлив. Для полного
счастья ему не хватало  получить прощение  от Бога и  людей, и он  полетел к
людям...
     4.7 То, что случилось дальше, может показаться вполне предсказуемым для
тех,  кто  знаком  с  Платоном:  когда  змей залетел в  пещеру  к людям, его
потянуло к  свету  костра, и он к нему подлетел,  а  свет от пламени  костра
попал на него  таким случайным образом,  что  на  стене пещеры  люди увидели
вместо бабочки даже и не змея, а расправляющего острые черные крылья дракона
с  клыкастой пастью...  У  людей  был шок!  И  испуг...  И  смех!!!  Да, они
буквально катались по устеленным шкурами камням и истерически ржали над тем,
что   испугались  тени   маленькой  моли.  Змей  ненавидел   эту  уникальную
способность людей "высмеивать все подряд", как он мысленно выражался, и  ему
жгуче  расхотелось  быть  бабочкой;  он  тотчас  превратился  из  маленького
мотылька в мелкую змейку и шустро уполз восвояси.
     4.8 Змей знал, как отомстить людям: на следующий день он решил напугать
их по-настоящему. Для этой цели он превратился в реального огромного дракона
с острыми  бурыми  крыльями и вытянутой  далеко  вперед  красно-бородавчатой
челюстью, усеянной множеством острых, как иглы, зубов. Люди заметили его еще
далеко на  подлете и выбежали толпой из пещеры, чтобы не оказаться в ней как
в ловушке. Своим зорким взором змей узрел с высоты, что люди не разбегаются,
как он надеялся, а напротив, собираются на солнечной  поляне перед  пещерой,
где у них находился каменный алтарь.
     4.9 "Что  бы  мне  попросить  в  жертву  у  этих человечков?  -  быстро
соображал  змеедракон, плавно  кружа над  алтарем.  -  Нет, граждане, одними
козлятами вы на этот  раз  не отделаетесь,  где тут  у  вас "мисс  пещера" с
теплой норкой? - вглядывался он в задранные вверх женские лица, перекошенные
от испуга. -  Умеют же под ведьм  мимикрировать,  когда им надо..." Дракон с
замедленным  достоинством  опустился  на прохладные  камни  алтаря и  широко
раскрыл пасть,  набирая в легкие воздух, чтобы издать мощный рык, а заодно и
демонстрируя сразу все 60 зубов - по  толпе пронесся вздох  ужаса, завизжали
дети; змей зарычал, но над ревущей от страха толпой пронеслось  только долго
затихающее "тс-с-с-с..."
     4.10 В первую секунду змей испугался, что его снова подымут на смех, но
люди все  еще  не оправились от  шока и хмуро глазели на дракона, ожидая его
дальнейших действий.  Медлить  было  нельзя,  и дракон "клацнул"  челюстями,
чтобы зацепить зубами в пасть  несколько первых попавшихся  двуногих,  но на
самом-то  деле  ничто не  клацнуло, потому что весь  дракон  состоял  не  из
протонов, как обычная материя, а  из фотонов,  то есть чисто из света, и был
по сути объемной голограммой. Можно сказать, это был первый  голографический
фильм ужасов, причем немой, потому что озвучивать дракона  приходилось змею.
Толпа   отхлынула  назад,  но  челюсть  дракона  все  же  догнала  последних
убегающих... и  прошла  через  них  как через воздух, как  показалось самому
змею, но в действительности свет обогнул материю. Это было полное фиаско. Но
как надеялся змей, не окончательное. Змей не сдавался.


     5.1  Как  ни  старался Бог воспитывать  людей, а они все  не  менялись:
поклонялись жестоким  царям, золотому тельцу и некоторые даже змею, убивали,
воровали, насиловали, оговаривали друг друга, ругали богов и  много еще чего
вытворяли   неподобного.   Дни   сменялись   годами,   годы   веками,   века
тысячелетиями,  а   человек   оставался   прежним,  и  даже  праведников  не
становилось  относительно  больше, так  как  они появлялись  среди  людей  в
неизменной пропорции - один на миллион или того меньше.
     5.2 И тогда Бог решился на кардинальную  меру - послать людям не просто
аватара, как полностью  послушную ему марионетку, а своего сына, наделенного
собственной волей, которая  в то  же  время есть и божья  воля, но в  земных
условиях от воли отца  независима. К чему это  приведет, Бог и сам не  знал,
потому что в изначальной программе мирового развития не было такого события,
как рождение на Земле божьего сына, но он надеялся, что это чудесное явление
поможет залатать дыру, выеденную в плоде познания своевольным червем.
     5.3 И сотворил Бог на  небесах Сына, плоть от  плоти  и  дух от духа, и
сказал ему: "Сын  мой возлюбленный, предстоит тебе нелегкая миссия: родиться
в  земной реальности от непорочной женщины и нести свет людям, и  говорить с
ними от моего имени, и облегчать их страдания, и излечивать их  от болезней,
и  учить их  любви друг к  другу, и руководить ими как  пастырь, и указывать
путь в Царствие Божие".
     5.4 Сын  ответил Отцу: "Не нахожу здесь ничего сложного. Что может быть
счастливее и проще, чем нести божественный свет в реальность?" - "Ты молод и
не знаешь жизни, -  возразил Отец, -  а  правда жизни заключается в том, что
люди  непредсказуемы,  и  от  них можно ждать  чего угодно,  и  хорошего,  и
плохого".  -  "Разве могут  плоды  виноградного  дерева  сделать плохо  лучу
солнцу, который  наполняет  их светом?" - удивился  Сын. В ответ Отец только
вздохнул: "Вот это и предстоит тебе выяснить".
     5.5 И народился Сын Божий на Земле, и пришли ему поклониться цари, маги
и  пастухи, и глядя на это  со  звезды Вифлеемской, думал  Отец, волнуясь за
Сына:  "Может, все и  хорошо выйдет, ведь  не случилось худа со  всеми моими
аватарами, сколько бы  их  там  ни  было. Всех их люди почитали, а некоторых
даже царями над собою сделали". Но и змей  там тоже присутствовал, прячась в
хлеву в колкой  соломе.  Он не мог укусить  Иисуса, потому что боялся божьей
кары,  но с  того дня везде за ним неотрывно следовал,  извиваясь поодаль на
брюхе, сначала  из Иудеи  в Египет, потом из Египта в Галилею, потом на реку
Иордан, где Иисус крестился, а потом и в пустыню, где он пост принимал.
     5.6 Тридцать лет змей безмолвно следовал за Иисусом, выжидая момент для
важного  разговора,  и только  на  сороковой  день  поста,  на скале посреди
пустыни,  вдали от людских глаз  и ушей, решился  с ним заговорить, и сказал
ему, проверяя, помнит  ли Иисус, кто он есть: "Пришло время пост  кончать, а
еды вокруг нет  и не предвидится. Если ты Сын Божий, скажи, чтобы камни  сии
сделались хлебами". Иисус  никогда  не забывал своего происхождения, но он и
не хотел ничего  доказывать  змею, поэтому он ответил:  "Написано: не хлебом
одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих".
     5.7 Тогда  змей  решился на словесную провокацию: "Если  ты Сын  Божий,
бросься вниз,  ибо написано:  ангелам своим  заповедает  о тебе,  и на руках
понесут  тебя, да  не преткн?шься о камень  ногою  твоею". Иисус  интуитивно
понимал, что никакие ангелы  не появятся, пока змей за ним наблюдает, потому
что  у  змея  была  врожденная  способность  разрушать чудеса  самим  фактом
наблюдения за  ними, и  он ответил змею  двусмысленно,  но  в  то  же  время
исчерпывающе ясно: "Написано также: не искушай Господа Бога твоего",  - имея
в виду и искушение Отца Сыном, и искушение Сына змеем.
     5.8  Змею  ничего не оставалось,  как перейти  к прямому  подкупу  - он
показал Иисусу все царства мира и  сказал ему: "Вс? это дам тебе, если, пав,
поклонишься  мне".  Это  было уже  смешно,  потому  что  Сыну Бога по  праву
принадлежала вся Вселенная, включая  все возможные  и невозможные царства  в
ней,  и  Иисус  только отмахнулся  от  змея: "Отойди от  Меня,  сатана,  ибо
написано: Господу Богу твоему  поклоняйся и Ему одному служи" (диалог Иисуса
и змея воспроизведен на основе Евангелия от Матфея, 4:5-4:10).
     5.9 На этом разговор был  окончен,  и Иисус отправился в Галилею, чтобы
проповедовать  приближение  Царства  Небесного,  а  посрамленный  змей  вяло
поплелся  за ним.  "И  ходил Иисус по  всей Галилее,  уча  в  синагогах их и
проповедуя Евангелие  Царствия, и  исцеляя всякую болезнь  и всякую немощь в
людях. И прошел о Нем слух по  всей Сирии; и приводили к Нему всех немощных,
одержимых  различными болезнями  и припадками, и бесноватых,  и лунатиков, и
расслабленных, и  Он  исцелял  их.  И  следовало за Ним множество  народа из
Галилеи и Десятиградия, и  Иерусалима, и Иудеи, и из-за Иордана" (От Матфея,
4:23-4:25).
     5.10  Слава  Иисуса  росла,  и  змей  одновременно и  со  страхом,  и с
восхищением  наблюдал,  как  за ним ходят толпы  просветленных людей, поющих
радостные песни, светясь от счастья. И это было подлинное счастье:  общаться
с  живым Сыном Бога и приобщаться к его Отцу! И понимать, что это  тот самый
Спаситель,  которого люди ждали уже  тысячу лет, и миллионы предков так и не
дождались. Спаситель от змея! Змей многое повидал за свою вечную жизнь, и он
мог со всей уверенностью сказать, что это были самые счастливые  дни во всей
истории  человечества,  и в прошлой,  и в будущей (будущую  историю  он тоже
видел и пережил  в плоде  познания, но без Спасителя, иначе  его  бы  там не
было).  И змей осознал замысел Бога:  послать на Землю Сына,  чтобы он своей
прожитой на этой планете  жизнью переписал всю ее будущую  историю, и в этой
будущей истории уже не будет места для  змея  как такового, потому его никто
больше не будет  бояться,  и даже будут  использовать его яд для  лечения от
болезней.  Змей собственными ушами  слышал, как  говорил Иисус: "Моим именем
будете брать змей",  - и это не могло  не пугать. Змей  готовился к худшему,
ведь  учеников  Иисуса становилось так  много, что  он  не смог бы  их  всех
перекусать.
     5.11 Змей надеялся,  что люди  скоро одумаются и  отвернутся от Иисуса,
как они  обычно свергают  с  пьедесталов  кумиров,  как только те  перестают
приносить практическую пользу, или что у него появятся завистники или враги,
желающие расправиться  с  ним, как  с  нежелательным  элементом,  но  ничего
серьезного  в  этом плане не происходило.  Встречалось несколько  человек из
фарисеев, которые пытались  спорить с  Иисусом, но  это было жалкое зрелище:
все они выглядели слабоумными перед лицом Спасителя. Даже римские легионеры,
охранявшие дороги, смотрели на шагающие за Иисусом толпы счастливых людей  с
явным  интересом и сочувствием -  казалось,  они и сами  еле сдерживались от
того, чтобы  не  побросать  на  землю  свои пилумы и  гладиусы и  не  бежать
вприпрыжку за Спасителем.
     5.12 И кто бы  мог в здравом уме  выступить против доброго волшебника и
хилера,  проповедующего добро  и  любовь?! - это казалось змею  невероятным.
Когда Иисус, войдя  в  Храм, исхлестал  бичом продавцов голубей и  разгромил
торговые ряды при большом скоплении народа, у змея появилась  робкая надежда
на то, что его  арестуют за попытку организовать массовые беспорядки, однако
каким-то чудесным образом это  не только сошло  с рук Спасителю, но и больше
того, число его сторонников значительно выросло.
     5.13  Наступали  решающие   события:   перед  Пасхой,  в   первый  день
опресноков,  Иисус устроил  вечером тайное собрание  для ближайших учеников.
Все были на подъеме, но  с загадочными  лицами, не то тайные заговорщики, не
то явные победители, и  змей понял, что готовится нечто  важное. Может даже,
захват власти и  установление  Царствия  Божьего  на  Земле.  Он пытался  не
упустить ни слова из разговоров за столом, но  ничего особо  подозрительного
не услышал, просто  обычные  душеспасительные  беседы. Однако  под утро змей
заметил, что Иисус отозвал в  сад своего самого  преданного ученика  Петра и
стал ему что-то вполголоса  сообщать.  Змей  подполз поближе  и услышал, что
Иисус рассказывает, как на Пасху  он вместе со всеми учениками войдет в Храм
и объявит наступление Божьего Царства на Земле. Змей понял, что для него все
потеряно,  ведь  он  никак  не  сможет это предотвратить:  он  может  только
подслушивать,  но  не  приспособлен  писать  доносы. В этот  момент,  словно
услышав мысли змея, в саду появились римские воины, впереди которых шел Иуда
с  такими словами:  "Кого я поцелую, Тот и  есть,  возьмите Его" (от Матфея,
26:48).  Он поцеловал  -  Иисуса  арестовали, и никто, кроме  Петра, даже не
пытался за него не заступиться,  и все разбежались. Змей застыл от ужаса: он
понял, что совсем ничего не понимает в людях.
     5.14  Иисуса повели под стражей в Храм на суд, и змей за ними. Что было
на суде синедриона, змей не видел, слишком рискованно было заползать внутрь,
видел только,  как Петр,  бывший там  же, во дворе  Храма, трижды отрекся от
Спасителя, когда люди из толпы опознали в нем ученика Иисуса.  Потом Иисуса,
заплеванного и оттасканного за уши, отвели к  Пилату на светский суд, и змей
с замиранием сердца  дожидался решения  суда,  все еще  не веря  до конца  в
происходящее.  Но  вот  вышел  Пилат  к народу и  сказал: "Могу  на праздник
помиловать одного из осужденных.  Кого хотите, чтобы я отпустил  вам, убийцу
Бар-Аббу или Иисуса,  называемого Христом-Спасителем?" Услышав  этот вопрос,
змей  впал в  отчаяние: кто захочет променять  Сына  Божьего  на  безродного
преступника, нарушившего божью заповедь?! Но и тут он ошибся в людях - толпа
пожелала сохранить жизнь убийце, а Иисуса потребовала прибить к кресту.
     5.15  Змей  пребывал  в смятении: казалось  бы, нужно  было  радоваться
такому  развитию событий,  но  он все  еще  не мог поверить  в происходящее,
настолько  это было  неожиданно. Казалось бы,  только что  толпа  радостными
криками приветствовала Иисуса в  Иерусалиме,  в экстазе бросая ему под  ноги
лепестки роз, и вот уже  он бредет по тем же улицам с исполосованной плетьми
спиной, сгорбившись под тяжестью креста, в  лоб его впиваются шипы тернового
венца,  и  глаза  залиты  кровью, а  люди  опять радуются, но  по-другому, и
смеются, и злословят одновременно, а солдаты подгоняют его пинками и кричат:
"Радуйся, Царь Иудейский!".
     5.16 И вот уже три креста воздвигли на  Лобном месте (на горе Голгофе),
и к одному из них прибили Иисуса, и змей на всякий случай отполз подальше от
толпы  и  спрятался  за камнем, ожидая, что вот сейчас разверзнутся небеса и
ударят молнии, и поразят стоящих под крестом солдат  в самое сердце, и падут
они замертво, и хлынет вода с  неба  проливным дождем,  и смоет кровь с тела
Иисуса, и не останется ран на нем, и гвозди  сами собой вылетят из креста, и
спрыгнет Иисус на  землю, и скажет людям: "Не  прошли  вы  проверку на веру,
ухожу  я  от  вас, маловерные,  живите как  знаете".  Так надеялся змей,  но
реальность превзошла все его ожидания: Иисус прокричал громким голосом "Или,
Или!" - и умер.
     5.17  Змей  хотел  бы  радоваться,  но  не  мог:  как-то  все  абсурдно
получалось, невозможно  было поверить в такое, и ничего он не ощущал в себе,
кроме  тягостного  уныния. Вот  на  самом  деле и гром  загремел,  и  молнии
засверкали, и дождь захлестал, и толпа  разбежалась, а Иисус так и оставался
на кресте бездвижный. Только теперь змей робко начал верить в свою удачу, но
все же решил на всякий случай проследить, что будет дальше.
     5.18 Через несколько часов,  уже под вечер, пришел на гору один богатый
человек из Аримафеи, который одно время учился у Иисуса и заплатил Пилату за
его тело, и сказал  своим  слугам снять Иисуса с  креста, завернуть в чистую
плащаницу и отнести в заранее приготовленную гробницу, высеченную в скале, и
так они и сделали, а змей пополз за ними. Тело  Иисуса  положили в гробницу,
привалили к входу большой тяжелый камень и удалились,  а змей остался, чтобы
убедиться, что Иисус сам  себя не оживит, как  он при  жизни  оживлял других
мертвых.
     5.19  Змей лежал  напротив гробницы и  неотрывно наблюдал за выходом из
нее, мечтая при этом, как он будет жить  и править на Земле  без  Бога, ведь
ему  было ясно, что  после такого отвратительного людского преступления  Бог
проклянет  эту  жуткую  планету, если  вообще  не испепелит  ее, и  удалится
подальше в открытый космос. Тогда-то и наступит тысячелетнее царствие змея -
он придумал,  как сделать так, чтобы люди поклонились ему. Он давно заметил,
что люди несчастны  из-за необходимости трудиться, или как они сами говорят,
"ходить на  работу":  труд портит им  настроение,  изнуряет  и озлобляет их,
особенно  если  они получают за него  минимальное вознаграждение -  "гроши".
Змей избавит людей от этого бремени: применив свою мудрость, он научит людей
создавать хитроумные механизмы,  машины и  даже неодушевленных, но послушных
големов,  которые  будут  работать  за  них  и  производить  в  избытке  все
необходимое - еду, одежду, полезные  вещи, украшения и прочие мелочи. За это
люди должны будут  поклоняться змею как богу, и тем кто  ему поклонится,  он
будет выдавать бумажные расписки, которые можно будет  менять на еду, одежду
и вещи. А чтобы люди не скучали  без  дела, он будет развлекать их забавными
движущимися картинками, проецируемыми на внутренние стены домов. И все будут
счастливы...
     5.20  Прошло  три  дня.  Ничего  не происходило. Вокруг  стояла мертвая
тишина. Змею показалось странным, что за все  эти дни никто из родственников
и учеников Иисуса  не пришел к гробнице, чтобы хотя бы обмыть его тело, и он
заполз  внутрь,  чтобы   проверить...   Гробница  была   пуста!   С  тяжелым
предчувствием змей выполз наружу, присмотрелся  и увидел, что мир изменился:
в нем не  было ни одного растения, ни одного сверчка и ни одной птицы.  Змей
приполз  к  Голгофе  и не  увидел ни крестов  на  ней,  ни горы черепов у ее
подножия. Он  оглянулся  на  город  -  и города не было. Все живое исчезло с
планеты  вместе  со  следами всего  живого. Змей в панике  пополз  обратно к
гробнице - и  увидел, что гробницы тоже  не стало,  стена скалы была ровной,
без всякой ниши. Змей ощутил абсолютное одиночество: он остался один на всей
планете и во всей Вселенной.
     5.21  Змей понял,  что его провели  за  хвост  и  обвели вокруг пальца:
каким-то чудесным образом Спаситель создал параллельную Вселенную и забрал в
нее вместе с собой все живое, что было на Земле  и  других планетах, а  змей
остался точно  в такой же Вселенной, но  без  Бога, без  людей и  без  всего
живого. Теперь у него своя Вселенная, и он в ней сам себе  хозяин, но что он
будет делать  со  всей  этой мертвой материей?  Кто  ему  теперь поклонится?
Камни?
     5.22 Змей ощутил смертную тоску, но он  не мог  умереть, потому что был
вечным, и ему ничего не  оставалось, как уснуть  и забыться вечным сном. Что
ему снится, никто не знает,  потому что в его мире никого больше  нет, и это
хорошо: можно считать, что ему ничего не снится.
     Аминь.


Популярность: 39, Last-modified: Thu, 26 May 2016 05:06:49 GMT