БЕРЕШИТ. КНИГА 1

     ОГЛАВЛЕНИЕ

     Предисловие
     Введение
     Берешит
     Ноах
     Лех Леха
     Ваера
     ХаейСара


     Каждый человек обязан спрашивать себя:
      "Когда же мои дела сравняются с делами
      моих праотцов - Авраама, Ицхака и Яакова?
     (Тана Девей Элияу Раба)




     ЧТО ТАКОЕ "МИДРАШИМ"?

     Обычно слово  мидраш  переводится  как "легенда"  или "сказка",  иногда
"басня".  Такой  перевод не только  неточен, он  вводит в заблуждение. Слово
"мидраш"  происходит  от  ивритского  корня  дараш, что  означает  "искать",
"исследовать". В соответствии с этим, мидраш - это  разъяснение стихов Торы,
данное  нашими мудрецами, которые  глубоко исследовали каждый  ее стих,  все
слова и все буквы в  каждом слове, чтобы найти скрытый, истинный смысл  этой
великой Книги.
     Мудрецы, постигшие Тору, могут истолковывать ее слова на многих уровнях
понимания  в соответствии с традицией, идущей от Синая. Все эти истолкования
правильны, ибо Творец  придал Торе такую форму,  при которой каждое слово  и
каждая ее буква несут так  много смысла, что всегда остается возможность для
огромного числа различных интерпретаций.
     Объясним  теперь  происхождение мидрашей (взято из книги  Р.  Моше Хаим
Луццато, Маамар аль Аагадот).
     Всемогущий продиктовал Моше весь текст  Торы  целиком, от первого слова
"Берешит"  и до последних слов  -  "леэйней коль  Исраэль". Одновременно  Он
давал Моше подробное Устное  Разъяснение  диктуемого текста.  Писаный  текст
Торы представлял  собой всего лишь конспективные заметки, краткие  намеки на
тщательно разработанную Устную Тору. Однако Ашем предостерег Моше, чтобы тот
не записывал Устную Тору.
     Моше и  его  преемники, Мудрецы, заботливо сохраняли  не только  свитки
Письменной Торы, но и их Устное Разъяснение. Они изучали его и передавали из
поколения в поколение.
     Но   пришло  такое  время,  когда  религиозные  наставники   очередного
поколения почувствовали, что Устную Тору нельзя хранить только в памяти, как
это делалось раньше. Бедствия и гонения, обрушившиеся на евреев  во  времена
римского  владычества,  подорвали  спокойную жизнь  народа,  а вместе  с ней
ослабили  еврейскую  способность  к  сосредоточению.  Устной  Торе  угрожала
опасность забвения (не дай  Б-г). Поэтому  мудрецы воспользовались синайским
принципом, который передавался со  времен  Моше  из поколения в поколение  и
согласно которому ведущие знатоки Торы  могут быть уполномочены на  принятие
определенных  чрезвычайных  мер  ради  сохранения  Торы.  В  качестве  такой
чрезвычайной меры по сбережению Торы во всей  ее целостности они предприняли
запись Устной Торы,  что заняло, в итоге, многие тома, известные как Мишна и
Гемара  (Талмуд). Гигантское предприятие по их составлению потребовало труда
самых блестящих знатоков Торы во многих поколениях (приблизительно 3450-4230
гг.)  Само собой  разумеется,  оно  было успешно закончено  благодаря помощи
Всевышнего.
     Мудрецы  должным  образом  выполнили  кодификацию  алахот,  религиозных
законов, заповеданных  Моше  Ашемом.  Однако  вопрос  о  том,  как  записать
Б-жественные  этические и  моральные  учения, которые  Ашем  преподал  Моше,
вызвал проблему. В  них  содержались глубокие  идеологические и нравственные
принципы, которые, будучи записаны, стали бы известны и нечестивым ученикам.
Мудрецы  боялись,  что  тот,  кто станет  изучать этические истины  Торы, не
руководствуясь при этом  Страхом Небесным, пусть  он даже известный  ученый,
извратит  их  смысл.  А  если  изучающие  эти  мидраши будут  к  тому еще  и
невеждами, то они неминуемо выведут из них ложные принципы.
     Тем  не  менее, мудрецы  решили  записать моральные  учения Торы,  но с
помощью  скрытого шифра.  Получить ясное  представление из него могут только
те,  кто  обладает  ключом для  дешифровки. В соответствии  с этим,  мудрецы
скрыли Б-жественные  моральные  учения  -  мидраши  -  под  видом  преданий,
загадок,  притч и  таинственных  изречений.  Мидраши  стали непонятными  для
обывателей,   ибо   расшифровать  их   могли  лишь  те,  кто  принадлежал  к
ограниченному кругу изучающих  Тору и кто  получил от своих учителей  ключ к
тайному шифру. Учителя же открывали своим  ученикам, что буквальное значение
текстов мидрашей -  это всего лишь  внешнее обличье, под  которым скрываются
истинная суть и истинный дух.  Если  кто-либо будет читать  мидраши, не зная
тайного кода, то их подлинный смысл ускользнет от него.
     Ниже следует частичный перечень аксиоматических утверждений, касающихся
мидрашей:
     Глубокие  моральные  и  этические  принципы   раскрываются  в  мидрашах
посредством   притч   и  сравнений,   которые   на   первый  взгляд  кажутся
незамысловатыми.
     Многие  афоризмы   наших   мудрецов  кажутся  непосвященным  истиной  в
абсолютном смысле. На  самом же  деле их применение  ограничено определенным
временем,  местом   или   предметом.   Поэтому  профаны,   не   знающие   об
ограниченности  применения   того   или  иного  мидраша,  легко  впадают   в
замешательство.  Им  кажется,  что  данный  мидраш  противоречит  некоторому
другому утверждению мудрецов.
     Мудрецы  знали из традиции, что, когда Ашем замыслил Тору,  Он вложил в
каждое слово и  каждую букву огромное множество смыслов,  каждый  из которых
истинен.  Мудрецы  часто  скрывали  глубокие  моральные  проблемы под  видом
обсуждения научных принципов, принятых в то время. На самом деле их заботила
отнюдь не правильность научных положений, а  те нравственные уроки,  которые
можно было из них извлечь.
     Невозможно  постичь  мидраши,  не познакомившись  сперва  с  некоторыми
основными понятиями. Например, без доказательств принимается, что все законы
природы  направляются высшими духовными силами - ангелами,  шедим и мазикин.
Законы природы  действуют только в результате влияния, исходящего  из Высших
Сфер. И, наоборот, каждое движение человека оставляет духовный след в Высших
Сферах.
     Важно также понять, что если взгляды наших  мудрецов  на  один и тот же
предмет расходятся, то  в  каждом  из этих  взглядов  есть определенная доля
истины.  Хотя   при   поверхностном   рассмотрении   они   могут  показаться
противоречивыми, все они в определенном смысле справедливы.
     Наши мудрецы знали из традиции,  что каждый стих Торы не только истинен
в своем прямом, очевидном смысле, но и содержит множество намеков на прошлые
и будущие события. Они расширяли смысл стихов в соответствии с Б-жественными
правилами толкования Торы.

     * * *

     Мидраши вселяют  в  нас страх и любовь к  Создателю, рассказывая  о Его
величии,  об  уникальности еврейского народа, о безгрешности праведников и о
Б-жьей  награде в этом мире  и в мире грядущем. Поэтому у  них есть еще одно
название  -  агада,  которое  происходит  от  арамейского  корневого  слова,
означающего  "влечь", так  как  они пленяют сердца читателей и  влекут  их к
Служению Всемогущему.
     Читая мидраши, мы должны иметь в виду, что их записали мудрецы, величие
и  святость которых были настолько очевидны,  что  с ними  случались чудеса.
Один из таких примеров приведен в Гемаре.

     Р. Элазар Иш Бартота жертвовал беднякам все, что у него было до  самого
последнего гроша. Он был известен своей благотворительностью,  несоразмерной
с его доходами и потому лишавшей его самого насущного. Из-за этого еврейские
сборщики милостыни избегали встречи с ним.
     Приближался  день свадьбы  дочери  р. Элазара. Он  отправился на рынок,
чтобы закупить  припасы для  свадебной  трапезы. Когда он шел по улице, мимо
проходили  сборщики  милостыни.  И  вот случилось так, что  они  заметили р.
Элазара. Сборщики попытались скрыться, но было слишком поздно. Он уже увидел
их и стал преследовать. Догнав их, он закричал: "Умоляю вас! Скажите мне, по
какому случаю вы собираете деньги?
     - Для юноши и девушки, у  которых нет родителей, - ответили сборщики. -
Они собираются пожениться, но им не хватает средств.
     - Клянусь, - воскликнул р. Элазар, - что у них преимущество  перед моей
дочерью. Возьмите  все деньги,  что у меня есть, и используйте  на свадебные
нужды.
     Р. Элазар опустошил свои карманы и вручил сборщикам все деньги. Себе он
оставил только  зуз (мелкую  монету), на  который купил зернышко.  Затем  он
вернулся домой, бросил зернышко в амбар и пошел в Бейт Амидраш заниматься.
     Прошло немного времени и его жена спросила у дочери: "Что купил отец на
твою свадьбу?"
     - Маленькое зернышко, - ответила дочь. Жена пошла осмотреть амбар, но к
великому удивлению,  когда она попыталась открыть амбарную  дверь, то  у нее
ничего  не получилось:  дверь  не поддавалась, поскольку изнутри  ее прижало
множеством мешков с зерном.
     Дочь р.  Элазара поспешила в Бейт Амидраш и позвала своего  отца: "Иди,
посмотри,  что  твой  добрый  Друг  (Всемогущий) сделал  для  тебя".  И  она
рассказала ему о случившемся чуде.
     - Клянусь, - торжественно пообещал ей р. Элазар, - что все  эти припасы
имеют статус  освященной еды. Твоя доля в них не больше, чем любого  бедняка
из Клал Исраэль (еврейского народа)!

     Вопрос о том, почему с некоторыми из мудрецов  случались явные  чудеса,
задается в Гемаре (Трактат Брахот):
     Р. Папа спросил у Абайи: "Чем мы отличаемся от прежних  поколений? Ведь
с нами не происходят такие чудеса, как с ними. И все это несмотря на то, что
наши познания в Торе глубже, чем их".
     В ответ было сказано: "Разница в том, что прежние поколения были готовы
к величайшему самопожертвованию ради  освящения Имени Всевышнего, а  мы, как
видно, нет".
     Примером может послужить то, что случилось с р. Адой бар Аава. Однажды,
повстречав на улице женщину, облаченную  в нескромное одеяние и подумав, что
она еврейка, он,  не в силах вынести творимое ею осквернение Имени, сорвал с
нее  это  одеяние. Когда  выяснилось,  что  женщина не  была  еврейкой,  ему
пришлось заплатить четыреста зуз за причиненный ущерб. После  чего он сказал
"Если бы я сдержался, я бы сэкономил четыреста зуз".
     Ашем  поступает с человеком в  соответствии  с тем, как тот ведет себя.
Поскольку прежние  поколения  проявляли сверхъестественное  рвение  во Славу
Ашема.  Он  отвечал  им сверхъестественными  событиями и  чудесами,  которые
происходили в их жизни.  Последующие поколения тоже были готовы пожертвовать
жизнью ради Ашема, но  только в тех  случаях, когда  этого  требовала  алаха
(закон). Что касается прежних поколений, то  они проявляли самопожертвование
даже в тех случаях, когда закон Торы разрешал им оставаться пассивными.
     Жизнь  наших мудрецов представляла собой  непрекращающийся кидуш  Ашем,
освящение  Имени. Их  любовь к Ашему находила  свое  выражение не  только  в
изучении Торы и в молитвах, но и в том, как они работали, ели, спали, и даже
как дышали.
     Р.  Элазар  Иш Бартота,  обнаруживший,  что  число  зерен в  его амбаре
чудесным образом умножилось, дал цедаки (милостыни)  много  больше, чем того
требует от каждого  еврея  алаха. Он проявил самопожертвование  ради  мицвы.
Нужды  бедняка были  в  его глазах важнее его собственных нужд. (Подумайте о
пропасти между нашим духовным миром и его. Если бы  человеку нашего  времени
предложили пожертвовать деньги на милостыню вместо того, чтобы купить цветы,
заказать более роскошное меню или нанять фотографа для свадьбы своей дочери,
как бы он реагировал?)
     Мудрецы, составившие мидраши, были святыми людьми.
     Чтобы лучше  оценить  их  величие, подумаем над  следующим  отрывком из
Талмуда:
     У Гилеля было восемьдесят учеников. Величие первых тридцати из них было
таким,  что они  были достойны,  чтобы  на  них  покоилась  Шехина  (видимая
святость Б-га), подобно тому, как она покоилась на Моше Рабейну. Тридцать из
оставшихся заслуживали  того, чтобы  ради  них,  как ради  Иеошуа  бин Нуна,
остановилось солнце.  Двадцать остальных были заурядными. Величайшим из всех
учеников  был  Йонатан бен Узиэль,  наименее значительным  - р. Йоханан  бен
Закай. Об этом самом незначительном, р. Йоханане бен Закай, говорили, что ни
в Писании, ни в Мишне, ни в  Талмуде не было стиха, которого  бы он не знал:
он изучил все алахот, мидраши,  все замысловатые намеки, скрытые в стихах, и
все постановления мудрецов, - не было ни одного большого  или малого раздела
Торы, в котором  он  не  был  бы  сведущ. О величайшем  из  учеников Гилеля,
Йонатане  бен  Узиэле,  говорили, что когда  он  изучал  Тору,  вокруг  него
собирались  ангелы, чтобы послушать его.  Исходивший от них бесплотный огонь
был  так ярок, что всякая птица, пролетавшая над головой бен Узиэля во время
его занятий, падала замертво.

     Из  вышесказанного явствует, что  поверхностное  прочтение  мидрашей не
соответствует их смыслу и  достоинствам. Руах акодеш (Дух Святости) покоился
на наших мудрецах, когда  они произносили  свои слова. Ни один мидраш не был
записан для  того,  чтобы  просто рассказать нам историю, - в каждом  из них
выражены глубочайшие мысли.
     Конечно же, перевод мидрашей  дает нам лишь самое смутное представление
о святости, красоте и мудрости оригинального текста. Популяризация  мидрашей
в  переводе  является  нечем  иным,  как "чрезвычайной мерой", необходимость
которой  обусловлена  недоступностью  оригинального  текста для  большинства
читателей. Мы ждем и молимся о том времени, когда "земля будет полна знанием
Г-спода, как полно море водами" (Иешаяу 11:9).

     * * *

     Эта подборка не претендует на то, чтобы включить в себя все или хотя бы
большинство мидрашей, относящихся к каждому отрывку Торы. В ней представлена
только ничтожная часть, капля в море того относящегося к мидрашам материала,
который содержится в наших Священных Книгах. Отобраны  были лишь те мидраши,
которые, будем  надеяться, окажутся полными  смысла  для читателя.  Причиной
отбора  послужило то,  что подчас  приведенная в  мидрашах  точка  зрения на
данный вопрос  не является единственным обоснованным мнением, поскольку  при
переводе технически невозможно в каждом случае указывать на все существующие
мнения. И еще одно замечание. Во многих случаях мидраши из разных источников
перемешаны между собой, чтобы сделать работу как можно более интересной.
     (Несколько   необычная  транслитерация,  которая,  как  читатель  может
заметить,  выполнялась  не  всегда  последовательно,  является   результатом
компромисса. Сделана  попытка приспособить  написание к  современному  кругу
читателей  и одновременно избежать  радикальных отклонений  от  традиционной
транслитерации).



     ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ ТОРЫ

     Мы  не можем  по-настоящему  понять  значение  того, что  говорили наши
мудрецы,  если  не  ознакомимся  сперва  с  предпосылками,  из  которых  они
исходили.  Ниже введены определения некоторых основных понятий, используемых
на  всем  протяжении  этой  книги.  Дополнительные  определения  смотрите  в
глоссарии.

     Мида-кенегед-мида (Мера за меру)

     Способ, которым Небо  карает или вознаграждает человека,  соответствует
действиям, им совершенным. В награде или наказании, которое получает человек
от Ашема, как в зеркале отражаются  его собственные поступки. И потому в дни
возмездия он будет знать, что все происходящее с ним - результат не  случая,
а Б-жественного Провидения.
     Примером возмездия по принципу мида-кенегед-мида могут послужить Десять
казней,  которые  Ашем  обрушил  на египтян. Изучая  разделы Бо и Ваера,  мы
поймем, что каждая из  казней была  целенаправленным  ответом  на какую-либо
жестокость, совершенную египтянами по отношению к своим жертвам, евреям.

     Олам азе (Мир нынешний)

     Короткий  срок,  отпущенный  нам в этом мире, только  прелюдия  к  миру
грядущему. Жизнь в этом мире сравнивают с коридором,  ведущим во дворец -  в
грядущий мир.  Цель нашего земного существования приготовиться к тому, чтобы
войти во  дворец. Средства достижения этой цели - изучение Торы и выполнение
заповедей, мицвот.

     Олам аба (Мир грядущий)

     Это выражение относится к предстоящему миру истины. В нем каждый пожнет
плоды своих дел, совершенных в этом мире.

     Ашем медакдек им цадикав кехут асеара
     (Б-г  взыскивает  со своих Праведников даже за провинность  толщиной  в
волосок)

     Чем  более велик  человек, тем больше его ответственность. Ашем ожидает
от  цадика (праведника) большего,  чем  от  рядового человека. Если цадик не
оправдывает  ожиданий,  пусть  даже  в  маловажном  деле, его  ждет  суровое
наказание.
     Наши  праотцы, Авраам,  Ицхак  и Яаков,  критикуются в  Торе за  каждый
легкий проступок, который  они  совершили.  Так как они были  величайшими из
цадиким (праведников), Ашем не мог оставить без внимания даже мельчайшую  их
ошибку. Он ожидал от них безупречного поведения.
     В  качестве  примера вышеописанного  правила может послужить рассказ  о
смертной каре,  постигшей сыновей  Аарона: Надава и Авиу (о  ней говорится в
главе Шемини).  В силу  своей  близости к Ашему,  они  поплатились жизнью за
прегрешение, которое,  будь  оно  совершено  заурядными  людьми, вызвало  бы
гораздо более мягкое наказание.

     Шехина (Б-жественное Присутствие)

     Ашем  сотворил мир для того, чтобы явить Свое Б-жественное Присутствие.
Однако человечество  развратилось.  Поэтому Ашем ограничил проявления Своего
Присутствия  только Своим  народом, Общиной Израиля.  С того самого времени,
когда Он повел предков через пустыню, им  были  даны  вещественные знаки Его
присутствия среди нас. Проявлением Шехины были Облако Славы, покоившееся над
Мишканом  (Скинией)  в пустыне  и видимое  всеми,  а  также Небесный  Огонь,
поглощавший жертвоприношения.  В Бейт  Амикдаше  (Иерусалимском  Храме) было
десять явных, очевидных чудес, показавших всему народу, что  Шехина  обитает
среди  них. Шехина пребывала также и с отдельными праведниками,  такими  как
наши великие праотцы.

     Руах акодеш (Дух Святости)

     Ашем, общаясь с  величайшими  из  людей, избирает их  Своими пророками.
Есть  несколько  уровней  пророчества.  Самый  нижний из них - Руах  акодеш,
Б-жественное наитие.

     Эмуна (Вера), Битахон (Упование).

     Эмуна  -  это  твердая вера  в  то,  что все сущее  происходит  по воле
Провидения. Самые незначительные  события  в  жизни  человека предопределены
Небом.  Наши мудрецы говорили: "Человек не прищемит себе палец в двери, если
на то не было предписания Неба".
     Битахон - применение этой веры на практике. Когда человек действительно
оказывается в  тяжелом  положении, он должен  на практике использовать  свое
абстрактное знание  о  том,  что  он  храним Провидением  Создателя.  Так он
признает свое упование на Него.

     Маасей авот симан леваним
     (Дела праотцов - знак для потомков)

     Поступки наших великих праотцов,  Авраама, Ицхака и Яакова, содержали в
себе пророчества о том, что подобные же события выпадут на долю их потомков.
Каждый шаг в  жизни наших праотцов, основателей еврейского народа, предвещал
схожее событие в жизни их потомков, пусть даже самых отдаленных.
     Например,  подобно тому  как  Авраам сошел  в Египет, его потомки  тоже
совершили путешествие в Египет, это было во времена Иосефа.
     Как  фараон  был  поражен  бедствиями  за  то, что  собирался причинить
Аврааму вред, так впоследствии весь египетский народ и очередной фараон были
поражены Десятью казнями.
     Как фараон  не смог уничтожить Авраама и  Сару, так и позднейший фараон
не смог истребить еврейский народ.

     * * *

     В Торе  повествование  идет  не в хронологическом порядке:  рассказу  о
некотором событии  может предшествовать рассказ  о другом событии, которое в
действительности  произошло  много  позже.  Какой-нибудь эпизод  может  быть
разделен между  несколькими разделами Торы,  так  что в одном месте он дан в
виде беглого упоминания,  а в другом - развит детально. Цель  Торы не в том,
чтобы обучить нас истории:  порядок  ее глав  установлен  Всемогущим,  чтобы
научить нас, как нам жить.






     До того, как  сотворить Вселенную, Ашем  создал  семь понятий, жизненно
важных для  функционирования мира. (Точка  зрения, принятая  в нашем тексте,
принадлежит Раши. По его мнению,  еще до Творения Ашем  замыслил семь вещей,
но  воплотил  их позднее.  Например,  Геином  был воплощен  на  второй  день
Творения, Ган Эден - на третий и т.д.)
     Вот эти понятия:

     1. Тора.
     2. Тешува (Раскаяние).
     3. Ган Эден.
     4. Геином.
     5. Кисэ акавод (Небесный Трон Славы).
     6. Бейт Амикдаш (Иерусалимский Храм).
     7. Имя Машиаха.

     Теперь объясним, почему эти семь понятий  настолько  жизненно важны для
человечества, что их надо было замыслить прежде самого Творения.
     - Мир был создан с единственной целью - чтобы изучать  Тору и выполнять
ее повеления.
     - Тешува была задумана для того, чтобы поддерживать существование мира.
Мир без тешувы неизбежно погиб бы перед лицом суда Ашема.
     - Ган Эден замыслен был с тем, чтобы воздать награду праведникам.
     -  Геином  был   задуман  для  того,  чтобы  обеспечить  наказание  для
грешников.
     - Небесный Трон Славы  был  задуман прежде  Вселенной, чтобы явить миру
Славу Ашема.
     - Место, в котором Шехине предстояло обитать постоянно -  Бейт Амикдаш.
Поэтому идея Бейт Амикдаша была замыслена как условие Творения.
     - Конечная  цель человечества  -  дожить до дней Машиаха.  Поэтому  имя
Машиаха надо было создать раньше, чем мир начал свое существование.



     Тора была  первым из  этих  семи  фундаментальных  понятий. Она на  две
тысячи лет предшествовала  сотворению мира. Какая в этом была необходимость?
Тора как бы говорит: "Я послужила Архитектору инструментом при строительстве
мира".
     Если   строитель   станет   воздвигать   дом,  не   посоветовавшись   с
архитектором, то как будет  выглядеть  результат его труда? Может оказаться,
что в доме  не будет хватать  необходимых  дверей, окон  или  лестниц. Может
получиться   так,    что   основная    опорная   балка   окажется    неверно
сконструированной   и   весь   дом   обвалится   вскоре   после   завершения
строительства.  Так  что  каждому  строению должен  предшествовать  план.  В
качестве первого шага  к строительству  архитектор  должен  начертить план -
полную картину  здания,  включающую все  его части, входы и  выходы. И тогда
строитель будет следовать плану сооружения, претворяя его в жизнь.
     По  какой же  схеме был построен мир? Тора  говорит: "Я  была для Ашема
генеральным  планом по построению этого мира! Все  шесть  Дней Творения Ашем
держал меня перед Собой. Он  смотрел на  стих (1:1)  "В  начале сотворил Б-г
небо  и землю" и соответственно создавал небо  и землю. Он  смотрел на слова
(1:3) "И сказал Б-г: "Да будет свет" и воплощал эти слова,  создавая свет, и
т.д."
     Таким образом,  во  все время Творения следовал  Он шаг за шагом словам
Торы, придавая вселенной тот вид, который соответствует плану, содержащемуся
в Торе.



     Император Адриан спросил р. Иеошуа: "Есть ли у мира хозяин?
     -  Конечно,  -  ответил  р.  Иеошуа.  -  Неужели  ты думаешь,  что  мир
существует без владельца?
     - Кто же его хозяин?
     - Ашем, Создатель неба и земли.
     Но Адриан  упорствовал: "Если  это правда, то почему Он  не являет Себя
несколько раз в год, с тем, чтобы люди боялись Его?
     - Это невозможно, - отвечал  р. Иеошуа, - ибо сказано (Шмот 33:20): "Ни
один человек не может увидеть Меня и остаться в живых".
     - Я не верю в это,  - сердито  возразил Адриан. - Никто  не может  быть
столь великим, чтобы на него нельзя было даже смотреть!
     Иеошуа  вышел. Позже, в полдень, он  возвратился  и попросил императора
выйти из помещения. "Я готов показать тебе Ашема!" - заявил он.
     Охваченный любопытством, Адриан последовал за ним во дворцовый сад.
     - Посмотри прямо на солнце. Там ты узришь Ашема, - сказал р. Иеошуа.
     -  Что? - воскликнул рассердившийся Адриан. Знаешь ли ты, что говоришь?
Всякому известно, что в полдень невозможно смотреть на солнце!
     Р.  Иеошуа улыбнулся: "Обрати внимание  на  свои собственные  слова. Ты
признаешь,  что  никто  не  может пристально  глядеть на солнце, когда оно в
зените  и светит в полную силу. Но  ведь  солнце  только  слуга  Ашема и его
сияние  всего лишь  миллионная доля блеска  Ашема. Как же ты можешь считать,
что люди  в  силах смотреть  на Него? Впрочем, Он обещал, что  придет  день,
когда  все  будут славить  Его одного. Это наступит, когда все  признают Его
величие.
     Другая история. Однажды один атеист спросил у  р.  Акивы: "Кто сотворил
мир?"
     - Ашем, - ответил р. Акива.
     - Докажи это, - потребовал атеист.
     В ответ р. Акива сказал только: "Приходи завтра"
     Когда на  следующий  день  тот пришел, р. Акива спросил:  "Что на  тебе
надето?"
     - Халат.
     - Кто его сделал?
     - Ткач.
     - Я тебе не верю. Докажи это, - потребовал р. Акива.
     - Это нелепо. Разве по выделке и по узору тебе не видно, что эта одежда
сделана ткачом? - спросил атеист.
     - А тебе? Тебе разве не видно, что мир создан Ашемом?
     Когда атеист ушел, р. Акива объяснил своим ученикам: "То, что этот мир,
в котором  все идет  своим естественным путем,  сотворен Создателем, так  же
очевидно, как то, что дом построен строителем и что одежда сшита портным.



     Все,  что  сделано  Ашемом, не  имеет  никакого изъяна. Перед тем,  как
создавать каждый  элемент  мира,  Ашем  и Его  Небесный Суд держали  совет и
тщательно  продумывали, каким  он должен  быть  Тем не менее некоторые  люди
считают, что имеют право критиковать работу Ашема.
     Когда  посетители пришли посмотреть на только  что выстроенный  царский
дворец, у каждого нашлось  замечание. "Потолок  следовало сделать  выше",  -
критиковал один. Другой сказал осуждающе: "Стены не совсем прямые". Третьему
не понравилась планировка.
     К творению  Ашема люди  относятся подобным  же  образом,  делая  такие,
например, высказывания: "Если  бы у меня было три ноги, а не две, ах, как бы
я  бегал!  Если  бы у меня  были  дополнительные глаза сзади, жизнь была  бы
намного лучше. Было бы предпочтительнее, если бы все могли ходить на руках".
Можно еще оправдать критику в  адрес царя-строителя, ибо царь  - человек, но
она недопустима по отношению к Творению Царя Царей.
     Каждая  тварь несет в себе свидетельство мудрости  Ашема. Даже  если бы
самые  блестящие  умы   человечества  собрались   вместе,  чтобы   сотворить
мельчайшее из насекомых, разве смогли бы они вдохнуть в него жизнь?
     Существует  такое  сравнение:  если  в   наполненной  воздухом   трубке
проделать одно-единственное  отверстие,  размером с  игольное ушко, то  весь
содержащийся в ней воздух немедленно выйдет и смешается с окружающим. В теле
человека полно щелей и отверстий, тем не менее, его жизнь не уходит от него.
     "Ибо  Ты  велик и творишь чудеса,  - Ты,  Ашем. только лишь Ты" (Теилим
86:10)





     В  Творении каждый элемент имеет  свой  смысл.  Даже те твари,  которые
кажутся ничтожными, такие как мухи,  блохи или комары, на  самом деле играют
важную роль в  мироздании, у всех у них есть свои предназначения. Ашем может
осуществить Свои планы с помощью змей, насекомых и даже лягушек.
     Однажды  р. Янай  у входа в город  учил Торе. Вдруг перед ним появилась
огромная змея и  бесшумно проползла мимо.  Р.  Янай вскочил, чтобы ее убить.
Но,  несмотря на все его  попытки схватить ее, змея каждый раз  ускользала и
продолжала ползти по прямой, будто ее влекла некая цель. "Эта змея послана с
поручением!" - воскликнул р. Янай. И действительно, через некоторое время из
города  раздались  вопли  и крики  отчаяния:  "Увы, только  что  такой-то  и
такой-то  был укушен  змеей и  умер!" Очевидно, Ашем поручил этой змее  роль
посыльного для наказания преступника.
     Еще  одна история. Р. Янай прогуливался по  пляжу в  Кесарии.  Внезапно
навстречу ему выкатилась кость от скелета. "Кто-то пострадает", - подумал р.
Янай и наклонился, чтобы поднять ее, но  это ему  не удалось. Словно  живая,
кость выкатилась на  дорогу.  "Дай-ка я последую за ней, - решил р.  Янай. -
Эта кость наверняка  отправлена с каким-то  поручением". Немного  спустя  на
пляже показался знатный  римлянин.  Погруженный в свои мысли, он не  заметил
катившуюся  ему  навстречу кость. Споткнувшись  о нее, он  упал  и  разбился
насмерть. Когда  местные евреи обнаружили его лежащим на земле, они обыскали
его,  чтобы установить личность, и нашли в  карманах свитки. Из этих свитков
следовало,  что римляне  затеяли  преступные  акции  против  евреев. Так что
злодей получил отмщение от Ашема.
     Взяв Иерушалаим,  нечестивый Тит  вошел  в Святая  Святых Храма, сорвал
завесу и прокричал б-гохульственные слова: "Я победил Царя в Его собственном
дворце!"
     Через  некоторое время он взошел  на  корабль, чтобы  вернуться в  Рим.
Однако  Ашем наслал на  море жестокую бурю.  Вспенились,  угрожая опрокинуть
корабль, огромные волны.
     - Очевидно,  у  Б-га  этого  народа  вся  мощь  в  воде,  -  с издевкой
воскликнул Тит. - Он сомкнул воды над поколением Потопа, он утопил фараона и
его войско. Ему не удалось  одолеть  меня, когда  я  был  в  Его собственном
дворце! Чтобы умертвить меня, Он ждал, пока я доберусь до океана!
     - Злодей, - ответил Ашем. - Я казню тебя с помощью самого ничтожного из
всех созданий!
     И Он  приказал  Ангелу  моря  успокоить волны, так что Тит благополучно
прибыл в Рим, где его встретили триумфальными празднествами.
     По завершении всех церемоний Тит отправился освежиться в баню. Когда он
вышел  из ванны,  ему  по  обыкновению  подали  кубок вина  (так  как  ванна
возбуждает жажду). Но только он осушил кубок, как комар залетел ему в  нос и
через него проник в мозг.
     Отныне  Тит не  имел  передышки ни  днем,  ни  ночью.  Комар непрерывно
упражнял свой хоботок у Тита в голове.  Долгих семь лет мучился Тит. Однажды
император проходил мимо кузницы. И только здесь, услышав, как кузнец колотил
по наковальне, комар прекратил свою работу. "Наконец-то я обрел избавление!"
- радостно закричал Тит  и издал приказ, чтобы какой-нибудь кузнец ежедневно
приходил к нему во  дворец и стучал перед ним своим молотом. Когда во дворец
посылали кузнеца-нееврея, Тит платил ему за работу. Но,  если  кузнецом  был
еврей, Тит не давал ему  платы, говоря: "Хватит  тебе того,  что  ты  видишь
страдания своего врага".
     Через тридцать  дней комар привык к звукам молота  и снова стал долбить
Титов лоб  изнутри.  Когда  нечестивый император  умер, его голову  вскрыли,
чтобы извлечь комара.  Поразительно, что  по  весу комар не уступал взрослой
ласточке, таким он стал большим.
     Ашем покарал  Тита по принципу  мида-кенегед-мида. Подобно тому как Тит
вошел в место, где ему нельзя было находиться, в Святая Святых, так  и комар
захватил  не   принадлежавшее  ему  место,  Титов  мозг,  и   свободно  смог
существовать там.
     Подобно тому как Тит гордился своей силой,  Ашем покарал его с  помощью
самого слабого из своих созданий - простого комара.



     Ашем  произнес Десять  повелений. И  с  каждым из них  возникала  часть
Вселенной.  После  десятого  было завершено Творение  мира.  Что это были за
повеления?
     1. "В начале  сотворения Элоким..." (1:1). По этому повелению сотворены
были небо и земля, как  сказано (Теилим  22:6): "По слову Ашема созданы были
небеса".
     2. "И  дух  Б-жий витал над  поверхностью вод" (1:2). (Проявление  духа
было создано особо, отсюда отдельное повеление).
     3. "И сказал Б-г: "Да будет свет" (1:3).
     4. "И сказал Б-г: "Да будет твердь" (1:6).
     5. "И сказал Б-г: "Да соберутся воды" (1:9).
     6. "И сказал Б-г: "Да покроется земля травой" (1:11).
     7. "И сказал Б-г: "Да будут светила" (1:14).
     8. "И сказал Б-г: "Да населятся воды в изобилии" (1:20).
     9. "И сказал Б-г: "Да произведет земля тварей живых" (1:24).
     10. "И сказал Б-г: "Сотворим человека" (1:26).
     В первом стихе говорится: "В начале сотворения Элоким".
     Почему здесь употреблено имя Элоким, а не Ашем?
     Целью  Ашема было создать мир, в  котором суд над человеком вершился бы
только по строгим принципам справедливости. Поэтому при Творении употреблено
имя Элоким, означающее Справедливость. Только позже, когда Ашем  увидел, что
человек не выживет, если не судить его также и с милосердием, Он присоединил
в  Своих отношениях  с  человеком к Атрибуту  Справедливости еще  и  Атрибут
Милосердия.
     Примечательно, что в самом начале Торы стоит  не имя Ашема,  а слова "В
начале сотворения..."
     Ко всему прочему здесь нам преподан урок скромности.
     - Гордый человек обычно ставит  в  начале свое имя,  за которым следует
перечисление  титулов,  степеней и других его достоинств. Даруя  Тору, Ашем,
напротив, вписал в нее сначала Свои дела, а уже потом Свое Имя.
     - А вот другие примеры скромности Ашема.
     -  Именно  ученику  подобает  сказать  учителю   по  завершении  урока:
"Спасибо!  Я сожалею, что причинил тебе столько хлопот!" Когда же Ашем  учил
евреев
     Торе  на  горе  Синай,  ситуация была  обратной.  Он  сказал  им:  "Как
обеспокоил Я вас!" (Дварим 1:16).
     Обычный  порядок таков: ученики входят в  класс первыми и ждут учителя.
Однако, когда Ашем велел пророку Йехезкелю пойти в долину. Он был там первым
и ждал пророка, ибо сказано: "И я вышел  в долину, и вот - там  стояла Слава
Ашема" (Йехезкель 3:22).
     По  принятой  традиции, когда ученик заболевает,  его  сперва  навещают
товарищи, а потом учитель. Когда же  Авраам был болен  после обрезания, Ашем
появился перед ним раньше трех ангелов.
     Эти примеры скромности Ашема запечатлены в Торе, чтобы мы могли учиться
на них.
     Когда  царь   Птоломей  приказал  семидесяти  двум  мудрецам  составить
греческий перевод Торы,  все  они изменили  первый  стих Торы так,  чтобы он
гласил: "Элоким  вначале создал..."  Мудрецы боялись, что  неевреи  припишут
сотворение Вселенной божеству по имени Берешит (Вначале).
     Когда  Ашем  начал  Тору со слова Берешит, в котором первой стоит буква
бейт,  буква алеф  была  недовольна,  что  ее  пропустили.  В течение  жизни
двадцати шести поколений жаловалась она Ашему: "Я самая  первая буква, и тем
не менее Тора начинается не с меня!"
     -  Клянусь  тебе,  -  пообещал  Ашем  букве алеф, -  что  ты  дождешься
справедливости. Когда Я дарую Тору Моим детям на горе Синай. Я не начну ни с
какой другой буквы, кроме алеф.
     Когда Ашем даровал евреям Десять Заповедей, Он поставил на первое место
букву алеф, сказав: "Я Ашем, Б-г ваш..."
     Каково значение того  факта,  что  Ашем опустил алеф  в  начале Торы  и
восстановил  ее  на  надлежащее место только  при  даровании  Торы? Вот  что
сообщает мидраш.
     Люди,  живущие в материальном мире, склонны  отдавать первенство  своим
физическим потребностям: заботятся о том, чтобы иметь хорошую работу, уютный
дом, жизненные удобства. Как только они добиваются  этих вещей, они начинают
подлаживать  под них  свои духовные потребности,  изучая  Тору  в то  время,
которое остается после  работы,  и подыскивая  для  детей  подходящую  школу
поблизости от  выбранного места  проживания. Другими словами, люди связывают
алеф  (первостепенные  заботы)  с достижением  жизни,  удовлетворительной  в
материальном  отношении. Следовательно,  Тора низводится  на  второстепенный
уровень,  бейт. Мидраш  открывает нам, что  Ашем хотел  бы,  чтобы все  было
иначе. Он умышленно начал рассказ о Шести Днях Сотворения материального мира
с буквы бейт, пропустив букву алеф. Как бы  то ни было, алеф -  наши главные
заботы - должны принадлежать  Торе. Давайте сделаем так, чтобы буква алеф не
жаловалась...








     Однажды знатная  римлянка спросила у р.  Йосе бен Халафты: "За  сколько
дней Ашем создал мир? (Ее вопрос относился к кажущемуся противоречию в Торе,
в первом  стихе  которой утверждается,  будто небо  и  земля  были созданы в
первый день, хотя далее описывается сотворение мира за шесть дней).
     - Он создал все в первый день, - ответил р. Йосе.
     Когда  она удивилась  такому  утверждению, р. Йосе спросил  у нее:  "Вы
когда-нибудь приготовляли еду для гостя?"
     - Конечно, - ответила женщина.
     - И вы подавали ее всю сразу? - задал он ей второй вопрос.
     - Нет, я готовила все на кухне, а потом приносила одно блюдо за другим,
- объяснила женщина.
     - Вот именно так Ашем сотворил мир - сказал ей р. Йосе.
     В первый день Ашем создал исходный материал, из которого потом построил
все,  что есть  в мире. Так, с самого первого  дня  солнце, луна, созвездия,
деревья,  травы,  Ган Эден и Геином -  все  они  существовали в  виде чистой
бесформенной  материи.  В  последующие  дни  Творения  Ашем  придал  форму и
очертания этой  материи. При этом каждый предмет  подвергался воздействию до
тех пор, пока не становился таким, каким мы его знаем.

     Небо

     Как мы объяснили выше, субстанция небес  была создана в первый день, но
существовала  в  текучем  состоянии.  На  второй день  Ашем  сделал небесную
жидкость твердой, сказав: "Да упрочится твердь!" (1:6).

     Земля

     В первый день земля была сотворена из ничего.
     Александр  Великий,  который  был  учеником Аристотеля и  интересовался
философией, задал еврейским мудрецам десять вопросов. Один из них был таким:
     - Что создано первым: небо или земля?
     - Сначала небо, - ответили мудрецы,  -  ибо сказано  в  Торе: "В начале
сотворения Б-гом неба..."
     На самом деле порядок сотворения неба и земли - спорный вопрос.
     Бейт  Шамай (одна из школ  мудрецов Мишны)  утверждает,  что небо  было
создано первым,  в  то  время как Бейт Гиллель  (другая школа)  считает, что
первым творением была земля. Согласно третьей точке зрения, принадлежащей р.
Йоханану бен Закай, оба они были созданы одновременно.
     Как  бы то  ни было,  на вопрос  Александра Великого мудрецы выбрали  в
качестве  подходящего ответа  мнение  Бейт Шамай. Почему они привели мнение,
согласно  которому  небо  было  создано  первым? Ответ  можно  понять,  если
представить себе, как поступает  строитель при возведении дома.  Сначала  он
закладывает  фундамент, затем строит первый этаж, потом второй  и так далее,
до самого верха. Но лишь Один Ашем способен построить мир, начиная с верхних
сфер, неба и кончая лежащей под ними землей, ибо "Нет между силами ни одной,
подобной  Тебе,  Ашем,  и нет  дел,  подобных Твоим" (Теилим  86:6). Поэтому
мудрецы,  желая внушить  Александру сколь  велик  Ашем, привели мнение  Бейт
Шамай, ясно указывающее на то, каким чудом было сотворение мира.
     В первый день было создано десять вещей. Четырьмя из них, которые имели
отношение к созданию земли, были Тоу, Боу, Ветер  и Вода. Что такое  Ветер и
Вода, понятно, а что такое Тоу и Боу - объясняют наши Мудрецы.
     Тоу - это  зеленая полоса вокруг  земли, из которой  исходит  тьма, ибо
сказано: "Он сделал мрак тайным местом, окружающим  Его" (Теилим 18:11). Боу
-  это  мощные  скалы  в  глубинах,  производящие воду, ибо сказано  (Йешаяу
34:11): "И протянет Он над ней полосу Тоу и камни Боу".

     Свет

     Александр Великий задал  мудрецам  второй  вопрос  "Что  было сотворено
раньше, свет  или тьма? Они ответили: "Нет в мире никого, кто знает ответ на
этот вопрос".
     Почему не процитировали они стих (Берешит 1:2) "и тьма над поверхностью
бездны", из которого видно, что тьма была сотворена раньше света?
     Мудрецы не ответили на второй вопрос Александра, ибо боялись, что тогда
он потребует от них подробного рассказа о Творении,  а  этого они  открывать
ему не хотели. Поэтому мудрецы уклонились от ответа.
     Хотя Тора повествует, что сотворение  света произошло  в первый день, в
ней  также  утверждается,  что  солнце, луна  и звезды  не были  созданы  до
четвертого  дня.   Эти   факты,  которые  кажутся   противоречивыми,   можно
согласовать с помощью двух следующих пояснений.
     1. В  действительности, как мы уже объяснили, субстанция всех  небесных
тел  была  сотворена сразу в первый  день. Однако  их  форма и внешний облик
проявились  только  на четвертый  день, когда  Ашем расположил  их на  своих
местах в небе.
     2. Свет,  созданный в первый день, это не тот свет, который знаком нам.
В тот день  Ашем сотворил мощный и яркий свет, сиявший так ослепительно, что
наш солнечный  свет показался бы тьмой в  сравнении с ним. Впоследствии Ашем
сокрыл этот ярчайший свет первого дня и лишь на четвертый день дал миру свет
солнца и луны.
     Почему Ашем сокрыл первоначальный свет?
     Он сказал: "Нечестивые люди будущего,  то есть  люди поколения Потопа и
Рассеяния, будут недостойны ослепительного света, созданного в первый день".
Поэтому  Он припрятал его для праведников  в  олам аба. Впрочем, Адаму в Ган
Эден было дано пользоваться светом первого дня. С  его помощью он мог видеть
от одного конца мира до другого. Этот особый свет имел духовную природу, ибо
исходил от Славы  Шехины, наслаждаться которой праведники  будут  в будущем.
Радость от света Шехины будет им наградой за изучение Торы,  сравниваемой со
светом.

     Время

     В первый день  Ашем сотворил время, определив для  ночи и дня отрезок в
двадцать  четыре часа. Он  повелел  свету: "Ты  господствуешь  днем". А тьме
сказал: "Ты господствуешь ночью".









     Превращение неба в твердь

     В начале  второго  дня  Творения твердь уже  существовала, но  она была
погружена в воду, так же как и земля. Ашем повелел: "Да упрочится твердь!"
     В  результате произошло  отделение вод над твердью от вод  под твердью.
Верхняя вода  испарилась  из-за жара,  исходившего от тверди, и впоследствии
она, конденсируясь, смогла образовывать дожди.
     Завершив создание тверди, Ашем назвал ее шамаим (небом).
     Название шамаим открывает секрет субстанций,  из которых  было  сделано
небо: это огонь (эш) и вода (маим), которые, смешавшись, образовали (шамаим)
небо.
     Огонь   представляет   Атрибут   Справедливости.   Вода   символизирует
Милосердие. Небо, являющееся обителью Славы Ашема, представляет собой  смесь
этих двух атрибутов.

     Геином

     На второй  день  Ашем  создал  Геином. В Геиноме  есть  семь  различных
отделений (так же, как и в Ган Эден), и грешники помещаются  в одно из них в
соответствии со своими делами на земле.

     Ангелы

     В  тот день Ашем  создал  пять видов ангелов: Эрелим, Мелахим,  Офаним,
Серафим, Хашмалим. (Есть и другие виды ангелов, но они были созданы на пятый
день).
     Ангелы  не  были  сотворены  в первый  день,  чтобы  никто ошибочно  не
предположил, будто они были сотоварищами Ашема по Творению.
     Интересно, что в  конце  второго дня Ашем  не  объявил, что его  работа
хороша, как Он говорил во все остальные дни. Чем вызвано такое отличие?
     1. Мы не можем назвать этот день хорошим, ибо был сотворен Геином.
     2. Это учит нас строгости, с которой надо подходить ко всяким раздорам.
Когда Ашем  разделил  воды на нижние и верхние, Он воздержался от объявления
своей   работы  "хорошей",  несмотря  на  то  что  такое   разделение   было
необходимым.  Насколько  же  сильнее  мы должны  остерегаться  бессмысленных
споров и разделений.
     3.  Достижения  второго  дня  не  заслуживали  похвалы,  так   как  они
оставались  незавершенными  до третьего  дня. На третий  день  Ашем закончил
работу второго  дня,  собрав всю воду  в  океаны. Поэтому после третьего дня
Творения  Ашем дважды заявил,  что его работа хороша,  имея  в виду  и  свою
работу второго дня, теперь уже завершенную.
     4. Ашем не применил слово "хорошо" по отношению к воде, так как позднее
она будет  использована для  того, чтобы истребить  человечество за грехи. И
поколение Эноха и поколение Потопа были потоплены в наказание за свои грехи.







     В начале третьего  дня  земля  все еще  была  погружена  в  воду.  Ашем
повелел: "Да соберутся воды!". И тут  же начали образовываться холмы и горы,
давая воде возможность опуститься в долины.
     Вода  была  недовольна  своим  заточением в  океане и угрожала еще  раз
залить  землю.  Но  Ашем  повелел ей  никогда не  переступать своей границы.
Вокруг  океанов  Он  провел граничную  линию  из песка,  чтобы  она  служила
ограждением. Поэтому всякий раз,  когда волны устремляются на берег, они тут
же останавливаются и отступают, завидев  песок, ибо сказано  (Иермеяу 5:22):
"Разве вы не  боитесь Меня, - говорит Ашем, - разве не трепещете предо Мной,
ибо  Я  положил  песок границею  моря,  вечным  пределом,  которого  оно  не
перейдет. И  хотя  волны устремляются вперед, победить  не могут.  Хотя  они
бушуют, не могут переступить".

     Деревья

     Ашем повелел: "Земля произрастит плодоносящие деревья,  приносящие плод
каждое по своему роду!"
     И  немедленно  возникли  деревья с прекрасными  плодами.  Первоначально
повеление  Ашема  заключалось не только  в  том, чтобы  плоды деревьев  были
съедобны,  но чтобы и сами  деревья, включая их ветки, кору и  стволы,  были
тоже съедобны. Однако  земля ослушалась  этого повеления. Она  произвела  на
свет восхитительные  плоды, но  неприятную  на вкус древесину. Позже,  когда
Ашем наказывал Адама, Он заодно вспомнил земле этот грех и проклял ее.
     Почему земля не  вняла повелению Ашема? Она рассуждала так:  "Если кора
будет  на  вкус подобна изысканным  плодам, люди  не только  станут собирать
плоды,  но и  начнут целиком  выкапывать деревья. Так что деревья пропадут".
Но,  несмотря  на  то,  что это  рассуждение кажется разумным, Ашем  наказал
землю,  ибо она  вмешалась в Его  планы.  По  этой  причине  Он  вовсе лишил
некоторые деревья их плодов, и они стали бесплодными.
     Этот мидраш учит нас одному из основных понятий Торы. Наши  собственные
рассуждения часто могут отклоняться от точки зрения Торы. Тем не менее, даже
если  мы искренне убеждены в  том, что наше собственное мнение по некоторому
вопросу более  правильно, чем предписываемая алахой точка зрения, мы обязаны
пренебречь своими личными взглядами и принять установления Торы.
     Р.   Эльханан    Вассерман,   обсуждая    сионизм,   который    многими
провозглашается физическим и духовным спасением для Клаль Исраэль, рассказал
весьма уместную историю о дипломате-горбуне, которого царь отправил послом в
другую  страну.  Перед дорогой его самым строгим образом предупредили ни  по
какому поводу не заключать пари. Как только  дипломат  прибыл на место,  ему
предложили пари о том, горбун  он или нет. Зная, что он  несомненно выиграет
это пари и таким образом  привезет  царю  сумму  в  миллион  золотых  монет,
дипломат согласился и выиграл. Когда он возвратился и предложил царю деньги,
тот рассердился: "Глупец! - закричал царь. - Ты не обогатил меня на миллион,
ты лишил меня  десяти  миллионов. Я еще раньше поставил десять миллионов  на
то,  что ты  не примешь никакого пари". Так  и  в  нашем случае:  нам  часто
кажется,  будто  мы  продвигаем  дело Торы  вперед,  предпринимая  действия,
которые, хотя и противоречат мнению Торы, но представляются  нам  верными. В
действительности такое поведение делу Торы только вредит.

     Трава

     Ашем повелел земле произвести различные  виды трав и зелени.  Хотя Ашем
специально и не указал, что трава должна воспроизводиться  по  своему  виду,
ангел, которому было поручено выполнить  это  повеление, правильно понял его
смысл. Он сказал: "Если даже деревьям, которые обычно  растут  отдельно друг
от друга, велено было размножаться каждому по своему  виду, то уж,  конечно,
травинкам,  которые  малы  ростом  и  стремятся  держаться  вместе,  следует
поступать так же!"
     Когда  на  земле  появилась  трава,  она  не  стала  расти  вверх.  Она
оставалась низкой, потому что еще не было дождей.
     Почему Ашем не  послал дождь немедленно  или не  заставил  траву  расти
независимо от дождя? Он  придержал  дождь до сотворения человека, потому что
хотел,  чтобы человек молился о  ниспослании  дождя. И только лишь на шестой
день  Он  сотворил  Адама, и  тот начал молиться, чтобы пошел дождь, и трава
стала расти.

     Ган Эден

     Одновременно с деревьями и  травой всего мира земля произвела на свет и
Ган Эден.  Тем  не менее, наши Мудрецы считают Ган Эден отдельным творением.
Причина  этого кроется в том, что деревья и трава Ган Эден вечны, в  отличие
от всех прочих деревьев и трав.
     Каждое  дерево  в  Ган  Эден  символизирует  один  из  высших  духовных
замыслов. Ган Эден - это дворец Ашема на земле. В наши дни никто не знает  о
его местоположении, ибо Ашем спрятал его от нас. Это и есть Сад Наслаждения,
в который  Ашем  поместил  Адама  до  того, как тот  согрешил, и  в  который
праведники войдут однажды вновь.
     Чтобы  дать  нам представление о наслаждениях  в Ган Эден, наши мудрецы
описали эти удовольствия словами, понятными людям.
     Когда праведник входит в Ган  Эден, ангелы сбрасывают с  него  одеяния,
которые  были на нем в могиле,  и облекают восемью слоями Облаков Славы. Они
водружают  ему на голову две короны,  одну из жемчугов и  одну из золота,  и
вручают  восемь миртовых веток.  У каждого праведника  в  Ган Эден есть своя
собственная  хупа  (полог), соответствующая уровню его  духовных достижений.
Под каждой хупой  стоит стол из жемчугов  и бриллиантов. Шестьдесят ангелов,
стоящих  у  изголовья  каждого  из  праведников, говорят  ему:  "Ступай и  с
радостью  ешь  мед,  ибо ты  изучал Тору,  которая подобна  меду.  Пей вино,
сделанное из винограда,  хранившегося с Шести Дней Творения,  ибо ты  изучал
Тору, которая подобна сладкому вину". В  Ган Эден восемьсот тысяч  деревьев,
каждое  из  которых отлично  от  других своими очертаниями и  внешним видом.
Древо  Жизни находится в середине, и  тень от  него покрывает весь  Сад. Оно
благоухает  пятьюстами тысячами  разных  ароматов, и  его  сладостный  запах
достигает края света. Под ним сидят знатоки Торы, которые  толкуют и учат ее
из уст Ашема, обитающего среди них.
     В нашем мире  никто, даже пророки, никогда не представляли себе  полную
картину того,  какую награду  пожалует Ашем в Ган Эден  человеку, прожившему
жизнь  в  соответствии с Торой, ибо сказано (Йешаяу 64:3):  "Ничьим  глазам,
кроме Твоих, о Г-споди, никогда не  дано увидеть, что сделаешь Ты  для того,
кто Тебя ждет".
     Тем не менее, некоторым из мудрецов было дано мельком увидеть Ган Эден.
     Когда Ангел Смерти пришел взять душу р. Йеошуа бен Леви, тот выхватил у
ангела меч и живым вскочил в Ган Эден.
     Ангел смерти пришел пожаловаться к р. Гамлиэлю. "Он правильно поступил,
-  сказал  р. Гамлиэль - Пожалуйста, вернись к р. Йеошуа бен  Леви и попроси
его обследовать Ган  Эден и Геином!" С этим поручением ангел полетел обратно
к р.  Йеошуа  бен  Леви.  Тот  исследовал Ган  Эден и  послал р. Гамлиэлю  и
мудрецам такое сообщение:
     "В  Ган Эден я обнаружил семь  домов. В первом из них, расположенном  у
первого входа в сад, помещены неевреи, которые по собственной воле, а не под
внешним принуждением перешли  в  еврейство. У этого  дома стеклянные стены и
сложен он из кедровых  бревен. Его  обитатели вверены заботам пророка Овадьи
(он перешел в еврейство, будучи эдомитом по происхождению).
     Второй дом находится  у второго входа в Ган Эден и сделан  из серебра и
из кедровых бревен. В нем живут  люди,  вернувшиеся к  вере.  Возглавляет их
Менаше бен Хизкияу.
     Третий дом расположен у третьего входа в Ган Эден и сделан из  золота и
серебра. Обитают в нем Авраам, Ицхак, Яаков и  все евреи, ушедшие из Египта,
а  также цари Давид и  Шломо и все их сыновья, кроме Авшалома. Помимо этого,
находятся там все цари Иудеи (кроме  Менаше, сына Хизкияу, сидящего во главе
вернувшихся  к  вере). Возглавляют  их  Моше  и Аарон.  В  доме  драгоценные
предметы, дорогое масло.
     "Для кого хранятся все эти сокровища?" спросил я царя Давида.
     "Для тех, кто придет к нам сюда из вашего мира", - ответил он.
     "Есть ли среди вас язычники?"
     "Ни одного.  За свои праведные деяния они получают награду при жизни, а
за грехи отправляются в Геином".
     Я   подошел   к   четвертому  дому,  предоставленному  для   абсолютных
праведников.  Он был построен из оливкового дерева, как символ того, что  их
жизнь была полна горечи, как плод оливы, и тем  не менее, они служили Ашему,
несмотря на свои невзгоды и нищету. Поэтому они заслужили особую награду.
     Потом я перешел к пятому дому, отведенному для Машиаха и Элияу. Когда я
подошел  к  Машиаху,  он  спросил  меня:  "Что делают евреи в том  мире,  из
которого ты явился?"
     - Они каждый день ждут тебя.
     Услышав это, он не выдержал и заплакал.
     В шестом доме живут те, кто умерли, чтобы освятить Имя Ашема.
     Седьмой  дом  предназначен для тех, кто умер из-за болезней и  чьи дела
искупают грехи еврейского народа.
     Я  хотел осмотреть  еще  и  Геином,  но  этого  мне  не  разрешили, ибо
праведникам нельзя видеть Геином".








     В четвертый день Ашем разместил на небе солнце, луну и звезды.
     Первоначально  солнце  и  луна  по  размеру  были  одинаковы.  Но  луна
пожаловалась:  "Два  царя  не могут делить одну  корону!"  Тогда Ашем  решил
уменьшить  луну   в  размерах.  Впрочем,  луна  охотно  согласилась  с  этим
приговором и перестала жаловаться, так что Он поместил на ночное небо вместе
с ней еще и звезды.
     Тем  самым мидраш как бы говорит нам, что тот, что, подобно луне,  ищет
славы,  в  конечном  счете  идет  к верному  поражению. Тогда  как тот, кто,
подобно солнцу, молча сносит обиды, в конце концов вознаграждается.
     Почему Ашем решил освещать мир при  помощи  этих  небесных тел? Ведь Он
мог дать свет  Вселенной  каким-нибудь другим  способом.  Этот  вопрос может
прояснить притча.
     Жил-был царь, которого все считали выдающимся по уму, силе и богатству.
Люди говорили, что нет ему равных.  Из  самых далеких  краев приезжали в его
страну путешественники, чтобы своими  глазами  увидеть,  истинна ли молва  о
нем, которая идет по всему свету. Но у царя не хватало времени встречаться с
каждым и  показывать ему свои великие  таланты и  свое богатство, поэтому он
решил украсить  парадный вход в свой дворец таким образом, чтобы каждый, кто
посмотрит на него,  моментально убедился в исключительных качествах царя. Он
приказал взять большой занавес, сделанный из дорогой материи, и повесить его
на дворцовые ворота, украсив при  этом  самыми  редкостными  и изумительными
драгоценностями.  Там  были  красные  рубины,  бордовые  гранаты,  блестящие
изумруды, аметисты и топазы.  "Тот,  кто  сумеет  повторить это произведение
искусства, - объявил он, - может сравнивать себя со мной!"
     Ашем  - мудрейший из мудрых. Ему свойственны величие,  сила, мудрость и
слава. Но  люди  не  могут  понять  этого.  Поэтому  Ашем  повесил  на  небо
изумительные  светила, чьи свет,  энергия и животворные свойства не могут не
удивлять. Мысль,  которую  как  бы хочет сказать нам Ашем  посредством  этих
светил, такова: "Тот, кто сумеет создать что-либо подобное, может сравнивать
себя со  Мной!" Поэтому  и  говорил  Йешаяу (40:26):  "Поднимите  свои глаза
кверху и посмотрите: кто сотворил это?"
     Ашем  не дал планетам  указание  светить  только тем людям,  кто  этого
заслуживает, отказывая в свете нечестивцам.  Небесные светила - это  подарок
Ашема всему миру. Они дают свет всем: и праведникам, и грешникам.







     Птицы

     На пятый день Ашем создал птиц, вылепив  их  из глины, вернее, из смеси
земли с водой. Когда  кто-то возводит дом, он селит в нем жильцов на верхних
и нижних этажах, но сможет ли он разместить  их в воздухе над домом? О таком
пока  еще не слыхали. А  вот Ашем во время  Шести Дней Творения создал птиц,
населяющих небо.

     Рыбы

     Ашем велел  произвести все виды водоплавающих, начиная от  самых мелких
тварей, что ползают по  дну океанов и озер, и кончая самыми крупными рыбами,
населяющими моря.
     "Как  многочисленны  творения  твои,  о  Ашем,  всех  их  сделал  Ты  с
мудростью!"  (Теилим  104:24).  Есть  твари, которые  погибают  на  суше, но
наделены  способностью  жить в воде. Другие животные могут жить на земле, но
гибнут в океане.

     Левиатан

     Самое большое из всех гигантских морских чудовищ, созданных  Ашемом,  -
это Левиатан. Он живет в океанских глубинах и держит главный столп земли меж
своих плавников. Когда Левиатан хочет есть, он бьет по волнам своим огромным
хвостом. Косяки рыб, думая,  что  еда  близко, плывут к нему. Тогда Левиатан
открывает свою  страшную пасть и  пожирает всех рыб,  которым суждено в этот
день послужить ему пищей.
     Наши мудрецы  утверждают, что в будущем Ашем приготовит для праведников
блюдо из мяса Левиатана.
     Что за пищу  будут есть праведники в грядущем? Конечно, наши мудрецы не
имеют в  виду  блюдо  из  настоящей рыбы.  Как не имеют они в  виду, что она
держит  столп  земли. Все это  не больше, чем аллегория. "Левиатан",  "Вино,
уготованное  с  Шести  Дней  Творения"  и "Шор  Абор"  - хотя  три эти  вещи
упоминаются мудрецами как  будущая пища для праведников в  мире грядущем, на
самом деле это только символы потаенных понятий  Торы, которые будут открыты
праведникам Ашемом. Прожившие жизнь в святости насладятся  новыми познаниями
в  Торе  и  будут смаковать тайны, которые  никому не были открыты со времен
Шести Дней Творения. Их  пищей и  питьем будет радость от  вновь обретенного
понимания и от близости к Шехине.
     На  пятый  день  Ашем благословил всех  тварей,  сказав:  "Плодитесь  и
размножайтесь.  Рыбы  да  наполнят воды в  морях,  а птицы да размножатся на
земле".
     Почему рыбы и птицы получили Б-жественное благословение? Потому, что  и
те  и  другие  служат  пищей  человеку.  Ашем  благословил  их  на  обильное
размножение, чтобы человек не страдал от их недостатка.








     Животные

     Все животные были сотворены  уже  в первый день. Они были скрыты внутри
земли до тех пор, пока на шестой  день Ашем не повелел: "Да произведет земля
живых существ: скот, ползучих гадов и земных зверей".
     И тогда появились все  твари земные,  от  ничтожно  малого  микроба  до
гигантского Рейма. Все  они явились на свет полностью развившимися, а не как
новорожденные детеныши.
     Почему Ашем не  благословил животных, подобно  тому  как Он благословил
рыб и птиц, идущих в пищу  человеку?  Ведь  кажется, что  у животных  та  же
судьба, что и у рыб с птицами, почему же они не удостоились благословения?
     Ашем не даровал им  благословения, потому  что  Он предвидел,  что змей
принесет в мир смерть и навлечет Его гнев.  Если бы Он благословил животных,
то среди них  был бы змей и будущее проклятие  Ашема  на него не действовало
бы. Поэтому все животные пострадали из-за змея. Таким образом, именно к змею
относится стих (Коэлет 9:18) "Один согрешивший убил много доброго".

     Совещание с ангелами перед сотворением человека

     Наконец, после того как были созданы небо,  земля, растения и животные,
Ашем сотворил человека.
     Но почему Он откладывал создание Адама до самого конца?
     1. Ашем  поступил  как  хозяин, накрывающий стол для  гостя Ведь хозяин
вводит  гостя только после того, как стол накрыт и  все  готово. Ашем хотел,
чтобы Адам встретил прекрасно устроенный для него мир
     2. Человек был  создан последним для того,  чтобы, помня об этом, он не
переоценил  своего  значения.  Если   кто-то  становится  высокомерным,  ему
говорят: "Даже комар и тот был создан раньше тебя!"
     3. Ашем не  дал  Адаму возможности  присутствовать при Сотворении, дабы
никакой  атеист не смог в будущем ехидно заявить:  "У Б-га был сотоварищ при
Творении!"
     Прежде, чем создать  Адама, Ашем сказал: "Сотворим  человека!"  Подобно
тому как  глава  государства советуется со своими министрами перед тем,  как
издать  закон,  так  и  Ашем  начал  действовать только  после  совещания  с
ангелами. Когда Ашем сказал: "Сотворим человека!", - Он обращался к Ангелам,
чтобы выяснить, что они об этом думают.
     Ангелы  разделились  на  разные  фракции.  Некоторые  из  них  были  за
сотворение человека, другие против.
     Доброта  провозглашала:  "Пусть  он  будет создан, ибо  станет  творить
добро".  Правда протестовала:  "Его вовсе не следует создавать, ибо он будет
полон  лжи". Праведность  настаивала:  "Следует  его создать,  ибо он  будет
заниматься праведными делами". Мир возражал: "Не создавай его,  ибо не будет
в  нем  согласия!" Тора  высказалась против: "Властелин Вселенной!  Зачем Ты
хочешь  сотворить  этого  человека? Его  век  короток  и полон страданий. Он
обязательно    станет   грешить.    Давай    признаем,   не    обладай    Ты
снисходительностью, для него гораздо лучше вовсе не появляться на свет!"
     Но  Ашем отверг  возражения  всех, кто  был против, и  решил  в  пользу
сотворения  человека.  Его  окончательное  слово  звучало  так:  "Я  добр  и
долготерпелив. Я готов создать человека, невзирая на все его недостатки!"
     Моше  записывал Тору под диктовку Ашема. Когда Ашем велел  ему записать
стих (1:26) "Сотворим человека", Моше запротестовал: "Властелин Вселенной, -
спросил он, - почему Ты даешь отвергателям  веры возможность впасть в ошибку
и  заключить из этой  множественной формы, что человека создавал не один,  а
несколько богов?"
     - Пиши так, как Я тебе велел, - ответил ему Ашем. - Если кто-то захочет
ошибаться, пусть  ошибается.  Я  поставил эту фразу  во множественном числе,
чтобы   преподать  людям  урок.   Важные  персоны  обычно  считают  излишним
советоваться с нижестоящими. Поэтому пусть они  обдумают этот стих и увидят,
что даже Создатель,  давший  жизнь  верхним  и  нижним  мирам,  совещался  с
ангелами, прежде чем сотворить человека.
     Ашем   указал,  что  неправильное  понимание   Торы  происходит  не  от
заблуждений  ума:  отрицание человеком  Высшей  Силы  коренится  в  порочном
характере. Ашем заявил: "Если кто-то захочет ошибаться, пусть ошибается, ибо
тот, кто стремится и жаждет  неправильно истолковывать  Тору, всегда  найдет
для этого предлог,  - если  не слова  "Сотворим  человека",  то какую-нибудь
другую фразу".
     Ашем описал человека иными словами, чем всех прежних тварей. Он сказал:
"Человек  будет  сотворен  по  Нашему образу  и  подобию,  он будет обладать
умственной потребностью  постигать Творение  и служить Властелину Вселенной,
как если бы он был одним из  ангелов. Разум - вот что будет выделять его как
человека". И  еще Ашем сказал:  "Если он станет выполнять Мою волю, он будет
нести в себе Б-жественный образ и царить над животными.  Если  же нет, то он
лишится Б-жественного образа и уже не он будет господствовать над зверьми, а
звери над ним".
     После  этого   Ашем  сотворил  Адама.  О  подробностях  создания  Адама
рассказывается в главе "Как был создан Адам и помещен в Ган Эден".

     Десять вещей, созданные
     перед наступлением Шабата

     В  конце  шестого  дня,  прежде  чем  завершить  Творение, Ашем  создал
средства для десяти будущих чудес. Их надо было успеть включить в Творение в
соответствии с принципом "Нет ничего нового под солнцем" (Коэлет 1:9). Таким
образом, в чудесах, как и  во всех прочих  вещах,  нет ничего нового, ибо их
потенциальная возможность была заложена во времена Творения.
     (Наши  мудрецы  утверждают,  что все чудесные  события  в  истории были
замыслены  заранее:  создавая   море,  Ашем  договорился   с  ним,  что  оно
расступится,  когда  для евреев,  выходящих из Египта, настанет пора перейти
его; создавая луну,  Он заранее приказал ей остановиться в нужный момент для
Иеошуа и т.д.)
     Вот эти десять чудес:
     - Расщелина в земле
     - Устье колодца
     - Рот ослицы
     - Радуга
     - Небесная манна
     - Жезл Моше
     - Шамир
     - Шрифт
     - Гравировальный резец
     - Лухот, скрижали
     Теперь объясним предназначение этих чудесных предметов.
     Расщелина  в земле:  Ашем  придал земле способность расступаться, чтобы
поглотить непокорного Кораха с его людьми, когда настанет время их покарать.
     Устье колодца: Ашем  подготовил чудо с  колодцем  Мириам, блуждавшим по
пустыне вместе с еврейским народом и снабжавшим его водой.
     Рот ослицы:  Ашем наделил  ослицу,  которой предстояло  везти  на  себе
пророка  Билама,  способностью  разговаривать на  человеческом  языке, чтобы
осудить его за намеренье поехать и проклясть еврейский народ.
     Радуга:  Ашем  предназначил  радуге стать  знаком  завета  между Ним  и
человечеством о том, что второй потоп не затопит землю.
     Манна (по-еврейски ман): Ашем приготовил чудо с маном (небесной пищей),
который сорок лет будет поддерживать сынов Израиля в пустыне.
     Жезл: Ашем придумал для Моше  чудодейственный жезл, при помощи которого
тот сможет впоследствии совершать чудеса.
     Шамир: так  называлось червеобразное существо, обладавшее поразительной
способностью расщеплять  самые твердые скалы. С его помощью  царь Шломо, как
резцом, тесал камни для Бейт Амикдаша, построенного без  применения  железа.
Ашем наделил шамира такой способностью при Сотворении, в Эрев Шабат.
     Шрифт:  буквы  алфавита,  алеф-бейт,  который   сам  по  себе  обладает
святостью, - неотъемлемый элемент Творения мира.
     Гравировальный  резец:   Ашем  придумал  также  первый  инструмент  для
гравирования букв на камне.
     Лухот: Ашем  заранее припас скрижали, обладавшие  чудесными свойствами,
которые будут впоследствии дарованы еврейскому народу.



     "И на  седьмой  день завершил  Б-г  работу, которую Он сделал" (Берешит
2:2).
     Кажется, что этот  стих  говорит  нам,  будто Ашем  закончил Свой  труд
непосредственно на седьмой день. Но так ли это?
     Царь приготовил хупу  для своей дочери.  Брачный полог был установлен и
украшен  цветами,  были  готовы  яства для  гостей,  и музыканты уже  начали
играть.  Кого же  недоставало?  Невесты! Только она могла придать смысл всем
этим приготовлениям.
     Так и мир - он был создан во всей красоте и совершенстве, но не хватало
важнейшего элемента - Шабата, покоя! Только  вместе с Шабатом в  мир  пришел
покой. Именно покой и был создан Ашемом на седьмой день.
     Тем  не  менее,  мудрецы,   переводившие   по  приказу   царя  Птоломея
приведенный выше  стих на  греческий язык,  опасались неверного  толкования.
Поэтому они,  не сговариваясь,  перевели так:  "На шестой день завершил  Б-г
Свои труды, а на седьмой день отдыхал".

      "И благословил Б-г седьмой день..." (Берешит 2:3)

     Шабат был  благословен превыше всех  прочих дней недели. Вот  в чем это
благословение выразилось:
     1. В пустыне  евреи  получали двойную  порцию мана в каждый  Эрев Шабат
(накануне субботы), что обеспечивало их пищей на Шабат. Благословение лишней
порцией мана - только одно  из подтверждений Б-жественного  поручительства в
том, что Ашем возместит человеку все, что он потратит в честь Шабата.
     2. На  самом деле  человеку не  только  компенсируются  любые  денежные
затраты,  которые может  повлечь  за  собой  соблюдение Шабата, но  ко всему
прочему  -  тот,  кто  чтит этот  день, вознаграждается еще хорошей жизнью и
богатством. Следующая история иллюстрирует это:
     Р. Хия  бар Аба рассказывал: "Как-то раз  меня  пригласили в дом одного
богача. Стол  вносили тридцать  два  человека, державшие его  на шестнадцати
шестах.  Он   был  уставлен  всеми  яствами,   которые  только  можно   себе
представить. Ребенок,  специально нанятый хозяином, сидел  в центре стола  и
провозглашал: "Ашему принадлежит земля  и  все ее  изобилие"  (Теилим 24:II)
Таким способом хозяин дома напоминал о том, что его богатство принадлежит не
ему, а Ашему, и поэтому не следует слишком его благодарить".
      Р. Хия продолжал: "Я спросил хозяина: "Сын мой, каким образом заслужил
ты такое богатство?" Он ответил: "Я был раньше мясником. Всякий раз, когда я
видел действительно великолепное животное, я оставлял его на Шабат!"
      И я  сказал  ему: "Да,  не случайно стал ты таким богачом! Велика твоя
добродетель.
     В  этой связи  мидраш  приводит  широко  известный рассказ  о человеке,
который  тратил  большие  суммы денег на покупку  рыбы в честь  Шабата и был
вознагражден тем, что однажды обнаружил в  рыбьих внутренностях  драгоценный
камень.
     3. Ашем благословил Шабат еще и вкусной едой.
     Однажды в Шабат  р. Йеуда  пригласил  на  трапезу  римского  императора
Антония.  Еда была  по дана холодной, но тем  не  менее, император  нашел ее
изысканной. В другой раз  они  вместе обедали будним днем, и еда была подана
горячей. "Как так получилось, - спросил Антоний, - что пища, которую я  ел у
тебя в прошлый раз, была намного вкусней, хоть она и была холодной?"
      - В той, что ты ешь сейчас, не хватает приправы, - объяснил р. Йеуда.
      Изумленный  император осведомился: "Разве есть такая приправа, которую
тебе не может поставить императорская кухня?"
      - Да, есть. Она называется Шабат!
     4.  Другое  благословение Шабата заключается в  том, что каждый седьмой
день грешники в Геиноме получают передышку в пытках и наказаниях.
     5.  Ашем  дал   первому  Шабату,  завершившему   Шесть  Дней  Творения,
возвышенное  благословение.  На  всем  протяжении Шабата  он  даровал  Адаму
радость наслаждаться тем особенным светом, который был создан в первый день,
а затем  сокрыт. В виде особого  субботнего  благословения  Адаму была  дана
возможность пользоваться этим светом тридцать шесть часов: двенадцать  часов
в Эрев Шабат и двадцать четыре часа в Шабат. Свет был постоянным, то есть он
не прекращался даже в течение двенадцати ночных часов, так что  в Шабат Адам
не  знал темноты.  По этой причине Тора не говорит о  Шабате тех слов, что о
всех прочих днях: "И был вечер, и было утро".
     Когда  Шабат окончился, тот свет исчез и опустилась  тьма. Адам не знал
раньше темноты,  и  его охватил  ужас.  В отчаянии  он прижал руки к лицу  и
застонал: " Горе мне! Должно быть, Ашем наказывает меня за мой грех".
     Тогда Ашем дал Адаму два камня, показав, как  добывать огонь. Получив в
дар  огонь,  Адам  вознес хвалу  Ашему:  "Борей меорей аэш" (Благословен Ты,
Ашем,  создавший  огонь  и все  его  цвета  и  оттенки).  Мы  повторяем  это
благословение каждый  субботний вечер,  потому  что именно  в  это время был
сотворен огонь.
     В тот же Эрев Шабат,  не прожив еще  дня на  свете, Адам согрешил, съев
запретный плод. Он заслуживал  немедленного наказания, но  сам Шабат защитил
его. "Властелин Вселенной, - обратился Шабат к Ашему, - никто в мире никогда
не умирал. Совершишь ли Ты первое наказание в Шабат! Как согласуется  это со
святостью и благословениями, которыми Ты удостоил этот день?"
     Адам, избавленный от Геинома благодаря Шабату, воскликнул: "Не напрасно
благословил и освятил Ашем  этот день!" Он стал петь гимн  во славу  Шабата,
возглашая (Теилим 92) "Песнь и стихи  на день  субботний". Шабат сказал: "Ты
поешь гимн мне? Давай лучше оба споем Ашему! Славить Ашема это и есть благо"
(там же). Эти слова Адам сочинил, когда понял святость Шабата.




     Последний из шести дней Творения был первым днем месяца тишри.
     Ашем собирался вылепить тело Адама. Вот как Он "работал":
     " Чтобы изготовить руки и ноги Адама, Ашем набрал земли со всех  частей
света.
     Для туловища Он взял земли Вавилонской.
     Чтобы изготовить Адаму голову,  самую важную часть  человеческого тела,
Он взял земли из Эрец Исраэль.
     Ашем положил собранную  землю  на горе  Мориа,  где  впоследствии будет
находиться жертвенник Храма, смешал ее с водой, взятой со всех океанов мира,
и из получившейся глины вылепил фигуру человека.
     Пока тело Адама недвижно лежало на земле, Ашем провел перед его глазами
образы  всех его будущих  потомков.  Адам  увидел Ноаха  и  всех праведников
будущего, Авраама и всех людей,  перешедших  в еврейство, Ицхака и всех тех,
кому  придется  испытать страдания, Иякова и всех  будущих  великих знатоков
Торы, Моше и всех  смиренных людей, Аарона и всех священников, Давида и всех
будущих царей.
     - Ты видел? - сказал Ашем. - Все эти святые  люди произойдут от  тебя!"
Адам был польщен.
     Для чего Ашем показал Адаму это видение? Для того, чтобы вселить в него
мысль, что если он согрешит, то повредит не столько себе, сколько всем своим
будущим  потомкам. И действительно, потом, когда  Адам согрешил,  он изменил
судьбу всех последующих поколений.
     Еще один вопрос: почему Ашем явил перед Адамом все эти видения до того,
как сделал его  живым?  Ответ  в том, что  до  оживления Адам был способен к
предвидению гораздо больше, чем  после  того, как вступил во владение  своим
земным телом.
     В том же  духе наши мудрецы  утверждают, что до своего рождения ребенок
знает всю Тору целиком. Как только душа его облекается в материальное тело и
спускается в этот мир, он теряет способность держать в памяти то, что постиг
ранее, и забывает Тору, которой его обучили. Но если так, то какой же вообще
смысл в том, что его  обучали Торе? - Поскольку  его  разум  однажды  достиг
высот духа, то позже, при жизни, он сможет снова достичь того же.
     Прежде чем оживить Адама,  Ашем подумал: "Как Мне следует внести в него
жизнь? Может, через  рот? Я не могу так поступить, ибо он употребит свой рот
для злословия. Через глаза? Нет, ибо он будет смотреть со злыми намерениями.
И уши его  тоже не  подходят  для  того, чтобы душа вошла через них,  ибо он
будет  слушать  ими  б-гохульства.  Я  изберу  более  подходящее отверстие -
ноздри.  Через ноздри  загрязненный воздух  выходит наружу.  Ноздри  как  бы
очищают тело. Пусть через них в тело войдет душа.
     Рассказывая  о сотворении  Адама, Тора приводит слово "и сотворил Он" с
удвоенной  буквой  иуд  (Берешит  2:7),  тогда  как  в  другом  случае,  при
повествовании о  сотворении животных, в этом слове стоит  только одна  буква
иуд.  Таким  образом Тора  указывает,  что сотворение  Адама  не  было  лишь
физическим актом, но что Ашем придал ему двойственную природу:
     - Хотя тело его было сделано из глины, он обладал бессмертной душой.
     - Он был наделен способностью жить в двух мирах, в  мире  этом и в олам
аба.
     - Адаму приданы были диаметрально противоположные наклонности,  одна из
которых вела его к доброму и благородному, а другая, гнала навстречу злу.
     - Даже физически  Адам  состоял  из  двух  частей:  он  был мужчиной  и
женщиной одновременно.  Спереди  он  был мужчиной, но сзади  к этому мужчине
присоединена была женщина.
     Адам был творением рук Ашема и, следовательно, физически совершенным. В
мир он явился уже обрезанным. До своего прегрешения он был так велик ростом,
что не только доставал до небес, но и заполнял собой весь мир. (Т.е. в Адаме
была  заключена  сущность всего, что сотворено). Краса его сверкала так, что
даже после его смерти самая низменная часть его тела затмевала собой солнце.
     Как только он был создан, ангелы, покоренные  его величием и святостью,
преклонились перед  ним и пожелали воспеть хвалу. И только когда Ашем наслал
на  Адама  сон, они поняли  свою  ошибку.  Ведь  он  был  создан всего  лишь
человеком!
     Ашем собрался поместить Адама в самое  великолепное  место на земле,  в
Ган Эден, но Адам не хотел туда войти. Он понимал, что от того,  кто живет в
Ган Эдене, требуется более совершенным образом служить Ашему. Он боялся, что
не сможет соответствовать таким высоким требованиям.
     (Рамбан и  Виленский Гаон  предупреждали,  обращаясь к своим  семьям  в
письмах,  что  от  тех,  кто  поселится  в  Эрец  Исраэль,  потребуется,   в
соответствии  со  святостью этой страны, подняться  до высочайшей  святости.
Эрец  Исраэль -  это Дворец  Царя,  а  преступление,  совершенное в  царском
дворце, тяжелее учиненного в любом другом месте).
     И только после долгих уговоров дал Адам поместить себя в Ган Эден.



     Адам явился в  мир, но сотворение человечества  еще не было  завершено.
Ашем  сказал:  "Нехорошо, если человек  будет  в одиночестве.  Сотворю Я ему
помощницу кенегдо (2:18).
     Слово кенегдо означает и "соответственно ему" и "против него". Если муж
ведет  достойную жизнь,  то жена будет ему поддержкой, будет соответствовать
ему, если же нет, то она станет ему противником.
     Та жена помогает мужу, которая поощряет его усердно изучать Тору.
     Р. Хананья бар Хахинай решил покинуть свою жену и семью,  чтобы изучать
Тору в отдаленной ешиве. Перед отъездом он пошел на свадебные торжества к р.
Шимону  бар Йохаю. "Подожди меня, пока не кончатся семь дней  моей  свадьбы,
тогда я присоединюсь  к  тебе?" - попросил жених,  р. Шимон бар Йохай. "Я не
могу ждать", -  ответил р. Хананья и  ушел. Двенадцать лет не возвращался он
домой. Когда же вернулся, то не узнал улиц родного города.  Поскольку старые
кварталы были снесены  и вместо них воздвигнуты новые, он не смог даже найти
путь к  своему дому. Так он сидел, покинутый всеми, на берегу реки, пока  не
заметил двух  девушек. Одна из  них крикнула своей  подружке: "Наполняй свое
ведро,  дочь Хананьи!" Услышав имя дочери, он  встал, пошел за ней  и  таким
образом пришел домой.  Когда он вошел, жена  его сидела за столом, просеивая
муку.  Она подняла глаза  и увидела мужа. От потрясения  она тут же потеряла
сознание и душа ее отлетела. "Властелин Вселенной! - взмолился р. Хананья. -
И  это  награда ей за то,  что она прождала  меня все эти годы? Ашем тут  же
совершил чудо, и она вернулась к жизни.
     Р.  Хама бар Биса  тоже покинул свой родной город, чтобы двенадцать лет
изучать Тору. Вернувшись, он сказал: "Я не войду  в дом внезапно, как сделал
р. Хананья бар  Хахинай, а  сначала сообщу семье  о своем прибытии!" Придя в
город, он уселся в Бейт  Мидраше вместо того, чтобы направиться домой. Вошел
его сын Ушиа, но  р. Хама не узнал его. Вошедший сел  перед р. Хамой,  и они
стали  рассуждать  на темы  Торы.  На р. Хаму произвел  впечатление  уровень
знаний молодого человека, и он огорчился:  "Если бы я остался дома, я мог бы
учить своего сына, и он стал бы таким же мудрым, как этот молодой человек".
       Наконец он послал своей жене  весть о прибытии и пошел домой.  Вскоре
после его прихода туда явился тот самый молодой человек, который сидел перед
ним в Бейт Амидраше.
     "Должно быть, он  пришел, чтобы задать мне еще несколько  вопросов",  -
подумал р. Хама и поднялся с места в знак уважения к познаниям юноши в Торе.
      "С каких это пор отец  встает перед своим сыном?" - спросила его жена.
Услышав, что это его сын, ошеломленный р. Хама  произнес стих (Коэлет 4:12):
"И нитку, втрое скрученную, нелегко  порвать",  пояснив при этом: "Мой отец,
р. Биса, был знатоком Торы, я знаток Торы, а мой сын Ушиа - третье поколение
знатоков Торы!" Он имел в  виду, что раз три поколения в семье были крупными
учеными, то изучение Торы будет занятием и грядущих поколений.
     Но не  всегда все происходило  так гладко. Известна история, когда жена
одного мудреца, р. Иосе Аглили, противилась своему мужу.
     Р.  Иосе Аглили  женился  на  своей племяннице. (Поскольку она была его
родственницей,  он  не  смог  хорошенько разузнать ее характер,  как  обычно
делают, когда  берут невесту из чужой  семьи).  Жена часто унижала его перед
учениками, поэтому они посоветовали р. Иосе: "Разведись с ней. Такая жена не
подобает твоему положению".
       - Как могу я  это сделать?  - ответил  он. - В ее  брачном  контракте
оговорено,  что при разводе она должна получить огромную сумму денег. Я не в
состоянии снабдить ее такими деньгами.
       Однажды  р.  Иосе  занимался с р. Элазаром  бен  Азарией.  Когда  они
закончили урок, р. Иосе сказал р.  Элазару: "Рабби,  прошу тебя, идем ко мне
поесть!"  (Так  как  оба  они  были   наставниками   своего  поколения,  они
удостаивали друг друга обращения "рабби").
     Когда они вошли в дом, жена р. Иосе в гневе отвернулась и ушла. Р. Иосе
увидел  на полке кастрюлю,  поэтому  он  побежал  за  женой и  попросил  ее:
"Пожалуйста,  скажи  мне  только, оставила  ли ты какую-нибудь  еду  в  этой
кастрюле?"
      - Да, - ответила она. - Там цыпленок.
      Вынужденный  сам подавать  на стол,  р. Иосе обнаружил, что в кастрюле
был не цыпленок, а всего лишь десерт.
      -  Рабби,  - заметил  р. Элазар,  - что случилось?  Разве твоя жена не
сказала, что там был цыпленок?
      Р. Иосе стало стыдно за ложь жены, и он ответил шуткой: "Что ж, должно
быть, он чудесным образом превратился в десерт!"
      Всю трапезу р. Элазар молчал. Когда  они поели, он сказал: "Отошли эту
женщину прочь! То, как она ведет себя, несообразно с твоим достоинством".
       -  У меня нет суммы, обещанной ей по брачному контракту, - ответил р.
Иосе.  Когда р. Элазар,  бывший  состоятельным  человеком,  услышал это,  он
снабдил р. Иосе необходимой суммой денег.
      Впоследствии  р. Иосе  женился удачнее,  чем в первый раз. Его  бывшая
жена  тоже вступила  во второй  брак, но за ее  старые грехи  нового супруга
преследовали неудачи.  Он был  городским сторожем и  вскоре  после  женитьбы
ослеп.  Ей пришлось водить его  за руку, чтобы  просить милостыню на  улицах
города. Всякий раз, когда  они оказывались  недалеко от  места,  где жил  р.
Иосе, женщина поворачивала назад. Ее слепой муж,  который отлично знал улицы
города, спрашивал: "Почему  ты не ведешь меня к р.  Иосе?  Я слышал,  что он
щедрой рукой раздает милостыню".
      - Я его бывшая жена и не в  силах показаться ему на  глаза, - отвечала
она.
       Однажды, когда они  снова оказались рядом с  домом р. Йосе,  муж стал
убеждать  жену не обходить это место  стороной. Она  возражала  ему,  возник
яростный  спор - и  так  вот, бранясь, стояли  они  посреди  улицы.  Р. Йосе
услышал, вышел из дому и поинтересовался, в чем дело.
      - Эта женщина, моя жена, ежедневно лишает меня денег, которые я мог бы
получить на этой улице! - пожаловался слепец. Тут р. Йосе узнал свою прежнюю
жену, ввергнутую ныне в нищету и унижение. Он предоставил  супругам  один из
своих домов,  чтобы они жили в  нем,  и  взялся  содержать их до конца своих
дней.  Таким  образом,  он  выполнил  мицву  "От  единокровного  твоего   не
укрывайся" (Йешаяу 58:7).
     Перед  тем,  как  сотворить  Хаву, Ашем привел  к Адаму  всех  животных
показать,  что ни одно  из них не годится  ему в  сотоварищи.  Была еще одна
задача: продемонстрировать, как  Адам умен.  Для  этого Ашем попросил  Адама
дать каждому из  животных имя. Ведь прежде чем был  сотворен человек, ангелы
задавали Ашему вопрос:  "Что это будет за существо?"  На что  Ашем  ответил:
"Умом он  будет превосходить вас". И вот, чтобы доказать правоту своих слов,
Ашем привел всех животных сначала к ангелам и попросил их назвать каждого из
них. Но оказалось, что ангелы не в силах это сделать.
     Почему  ангелы не в состоянии  были дать названия  животным?  Каждый из
ангелов создан для выполнения  только одного  вида задания, и поэтому  разум
его прямолинеен. Ангел  понятия не имеет  о чьих-либо свойствах, кроме своих
собственных.  Человек   же  -  это  микрокосм,   природа  которого  объемлет
склонности  и свойства  всего живущего, в  том числе и  склонности животных.
Поэтому только  Адам способен уловить  характерные особенности разнообразных
существ.
     Итак, Ашем привел  животных к Адаму и попросил его подобрать подходящее
имя каждому из  них. Ангелы стояли рядом и наблюдали, как  Адам называл всех
животных сперва  на  Святом языке,  а затем  на каждом  из семидесяти прочих
языков, которые он знал благодаря своей интуиции.
     "Вот этот будет  зваться  хамор (осел). Этот сус  (конь). А вот этот  -
гамаль (верблюд)".
     Каждое  выбранное  Адамом   имя  правильно  отражало  особенности  того
животного,  к  которому оно относилось,  и потому осталось за ним  навсегда.
Например, Адам понял, что лев - это царь зверей. Поэтому он назвал его арье,
взяв буквы алеф, иуд и ей из имени Ашема и добавив букву реш, представляющую
здесь  слово  руах, "одухотворенность",  ибо  он  знал,  что  пророки  будут
использовать образ льва для описания Самого Ашема. Он назвал коня  сус,  ибо
распознал  его  веселье  и  ликование  в  битве  (от сас -  ликовать).  Зная
медлительный  и  унылый  характер  осла  и  его  влечение  к  грубым  земным
удовольствиям, Адам дал ему имя хамор (от хамриют - приземленность).
     Наконец, Ашем спросил Адама: "А какое имя будет у тебя?"
     Тот ответил:  "Меня надо называть Адам ("землянин"), ибо я  сотворен из
земли, адама".
     -  А как Мое Имя?" - спросил  Ашем. - А-д-о-н-а-й (Г-сподь),  - отвечал
Адам, - ибо Ты Господин над всеми созданиями!
     Когда  Ашем привел животных к Адаму, тот заметил,  что каждое пришло со
своей парой.
     - У всех, кроме меня, есть супруга, - пожаловался Адам. - А у меня нет.
     Как  только Ашем услышал эти слова. Он наслал на Адама  сон, чтобы дать
ему Хаву.
     Почему Ашем ждал, пока Адам не потребует себе  жену, вместо того, чтобы
сотворить  Хаву  одновременно  с Адамом?  Он  знал,  что  в  конечном счете,
несмотря на то что  Адам сам  попросил  дать ему жену,  он  не будет рад  ее
созданию. Нетрудно понять, что недовольство Адама  было бы еще большим, если
бы Ашем сотворил ее без его предварительной просьбы.
     Пока Адам спал, Ашем отъединил женское тело,  прикрепленное к  Адаму со
спины, и отнятую у него таким образом часть заменил плотью.
     Такое  толкование  выводится  из  стиха  (Теилим  139:4)  Ахор  вакедем
цартани, "Сзади  и спереди (т.е. двойным  существом)  создал Ты меня" (Раши,
Кетубот).  В  Таргум  Ионатан  уточняется,  что  это  ребро  было  у   Адама
тринадцатым.
     Затем Ашем вдохнул в это тело жизнь как в самостоятельное существо.
     Почему  первоначально Ашем  создал  Адама  и  его  жену в  виде  одного
существа? Сотворив изначально мужа  и  жену единым организмом, Ашем вложил в
природу мужчины способность выполнять заповедь Торы (2:24): "И прилепится он
к своей жене", - т.е. только к своей жене и ни к какой другой женщине.
     -  Твой  Б-г  - вор!  - так  сказал р. Гамлиэлю император. -  Сперва Он
усыпил Адама, а затем украл часть его тела!
      Во время спора присутствовала дочь р. Гамлиэля.
      - Позволь я  отвечу, - сказала она отцу и, обратившись  к  императору,
поведала: -  Вчера в доме  моего отца была  совершена кража. Воры  взяли все
наши  серебряные  кубки, а вместо  них оставили нам свои золотые. Я  требую,
чтобы суд восстановил справедливость!
      - Но зачем? -  удивился император. - Хотел бы я, чтобы такие грабители
каждый день вламывались в мой дворец!
      - Обрати внимание на свои слова, - сказала  дочь р. Гамлиэля.  - Разве
случай с Адамом, получившим жену взамен куска своей плоти, не подобен этому?
      - Если бы Б-г не был вором, - настаивал император, - Он бы  отрезал от
Адама часть в его присутствии, не усыпляя его.
      - Принеси кусок сырого мяса и пожарь его здесь! - приказал р. Гамлиэль
своей дочери.  Та принесла кровавое мясо  и  начала жарить  его над открытым
огнем, в то время как император смотрел на все это.
      - Теперь оно готово, - сказала она императору через несколько минут. -
На, ешь!
       -  Я  не  могу  есть  это  мясо, -  ответил  почувствовавший  тошноту
император. - Ведь я видел его сырым и окровавленным.
      - Вот и ответ на твой вопрос, - сказала  дочь р. Гамлиэля.  - Если  бы
Адам видел, как Ашем создавал Хаву, он бы презирал ее!
     В Берешит Раба приводится похожая беседа между р. Йосе  и одной знатной
женщиной.  "Почему  Хава была  сотворена  тайно?"  - спросила она.  Р.  Йосе
ответил:  "На самом деле,  сперва Ашем попытался  создать Хаву в присутствии
Адама.  Но  тот  увидел ее  опутанную жилами, окровавленную и  отшатнулся от
отвращения. Тогда  Ашем создал ее во второй раз,  пока Адам  спал, и показал
Адаму уже в готовом виде. Признаюсь, Адам остался доволен".
     Женщина  согласилась: "Ты  прав.  Я  хотела выйти  замуж за  брата моей
матери,  но он  не  считал меня привлекательной,  ибо мы  росли  вместе, а в
детстве  я была  не самой  красивой  девочкой.  В конце концов он женился на
чужой женщине, куда менее красивой, чем ныне я".
     В Своей великой мудрости, Ашем сформировал  тело Хавы иначе, чем Адама,
придав ему удивительную способность - приносить в этот мир детей.



     Ашем Сам привел невесту к Адаму. Как счастлив  мужчина, к которому царь
самолично подводит невесту!
     Ашем  украсил  Хаву, первую невесту, прежде чем  вести  ее  к Адаму. Он
заплел ей косы и украсил двадцатью четырьмя различными украшениями.
     Дела Ашема для того запечатлены  в Торе,  чтобы мы  подражали  им. Тора
учит нас,  что следует принарядить  невесту, чтобы  внушить  жениху любовь к
ней.

     В разгар урока, который давал  своим ученикам р. Йеуда  бар  Илай, мимо
прошла  невеста. Рабби  воскликнул: "Дети мои,  встаньте и примите участие в
торжествах  в честь этой невесты. Мы учим, что Сам  Ашем заботился  о нуждах
невесты. Поэтому и мы обязаны поступать так".
     Р. Тарфон давал урок Торы, когда мимо прошла невеста. Он пригласил ее к
себе  домой и сказал своей  матери  и жене: "Украсьте  ее  и проводите ее  с
плясками, пока она не войдет в дом своего мужа".
     О р.  Йеуде бар Илае говорили, что он брал миртовую ветвь (в те времена
ветвь мирта использовали по  праздникам, поскольку она  благоухает и  служит
хорошим украшением)  и плясал перед  невестой,  восклицая: "О,  прекрасная и
благочестивая невеста!"
     Когда навстречу  шла невеста, царь Агриппа уступал ей дорогу, и мудрецы
восхваляли его за это.
     - Почему ты уступаешь дорогу? - однажды спросили у него.
     В  ответ он остроумно заметил: - Я ношу корону каждый день, а она носит
свою корону только сегодня!
     Когда Адам проснулся и увидел стоящую перед  ним  Хаву, он сразу понял,
что обрел  подругу, подобную себе, и воскликнул: "Тебя благословил Ашем!  Ты
есть  часть  меня  и будешь  зваться иша  (женщина),  ибо взята  была из  иш
(мужчины).
     В Ган Эден спустились ангелы, исполняя музыку для Адама и Хавы. Солнце,
луна и звезды танцевали  для них. Сам Ашем приготовил  столы  из драгоценных
жемчугов и уставил их яствами. Он сам устроил хупу, свадебный полог, и стоял
как хазан (кантор), благословляя Адама и Хаву.
     Мы упоминаем об этой первой хупе в  благословении, которое произносится
на свадьбе: "О, доставь этой  возлюбленной  чете великую  радость,  какою  в
прежние времена Ты возвеселил Свое творение (Адама) в Ган Эден".
     Тем  самым мы благословляем каждую свадебную еврейскую чету,  желая  ей
достичь  той святости  и счастья, которые были дарованы  Адаму и  Хаве в Ган
Эден.



     В Ган Эден  не только деревья давали сочные  и сладкие плоды. Там прямо
на земле произрастала готовая еда в виде изысканных сладких хлебов.  (Позже,
когда Адам  согрешил,  он  был проклят  и обречен сам обрабатывать  землю  и
готовить пищу).
     Адам бродил  по  саду, в то время как ангелы  стояли, готовые выполнить
любое его распоряжение. Они жарили мясо, наливали ему вино и т.д.
     Надо понимать, что пища Адама в Ган Эден была духовной природы.
     Ашем разрешил  Адаму вкушать от всех  плодов сада  (2:16), ибо до того,
как он согрешил, еда не усугубляла материальную природу  Адама,  а возвышала
его духовно. Поэтому Ашем хотел, чтобы человек получал ничем не ограниченное
удовольствие от всех плодов.
     Чем занимался Адам, пока был в Ган Эден?
     Когда Ашем поместил его в этот сад,  Он наказал ему (2:15): "возделывай
и храни его".
     Мы могли  бы спросить, какую работу надо было делать в Ган  Эден? Зачем
надо  было  "возделывать  и  хранить  его"? Ведь эта работа  никак  не могла
состоять ни в подрезании виноградников,  ни в очистке или вспашке земли, ибо
все  деревья в  Ган  Эден росли сами по себе. Мы могли  бы  подумать, что от
Адама требовалось орошать сад. Но это было не так, ибо сказано, что из Эдена
выходила река,  дававшая растениям  воду  (2:10).  Тогда что же это была  за
работа, порученная Адаму Ашемом?
     Ашем заповедал ему заниматься  Торой и  охранять  Его мицвот, заповеди.
Ведь известно, что Адаму было ведено  есть от Дерева Жизни, росшего в центре
сада. Это дерево символизирует Тору, о которой сказано (Мишлей 3:18): "Она -
дерево  жизни  для  тех, кто поддерживает ее". Так  что  задачей Адама  было
усиленно работать над Торой.
     Так как  в действительности Тора была  дарована только двадцатью шестью
поколениями  позже, возникает вопрос: какую  же  Тору Адаму было  заповедано
изучать?
     Ашем дал ему наставления по шести заповедям:

     1. Назначение судей (задача которых  в том, чтобы обеспечить выполнение
остальных пяти мицвот).
     2. Запрет на б-гохульственное осквернение Имени Ашема.
     3. Запрещение идолопоклонства.
     4. Запрет на кровопролитие.
     5. Запрет на прелюбодеяние.
     6. Запрещение воровства.

     Ашем дал первому человеку  эти шесть  важнейших  заповедей как основные
Б-жественные законы для передачи следующим поколениям. Во времена Ноаха Ашем
добавил еще  одну, седьмую заповедь: запрещение употреблять в пищу кровь или
плоть  живой твари. Эти семь законов составляют Семь Заповедей для  потомков
Ноаха, обязательных для всех людей на земле.
     Кроме  того, Ашем научил Адама правилам, касающимся Шабата и принесения
жертв.
     Насаждения  в  Ган  Эден  пышно  разрастались  как  результат  духовных
достижений  Адама. Когда  он служил Ашему, молясь  и принося  жертвы, Ашем в
ответ изливал свои благословения на растительность Ган Эден.
     Ашем  хотел  открыть Адаму всю  Тору,  поскольку  святость  Адама  была
велика.
     "Он  - творение  Моих рук,  -  рассуждал Ашем, - и посему,  кто  знает,
может, следует даровать ему  Тору?"  Но  окончательное  решение  Ашема  было
таким: "Нет, он не заслуживает  Торы. Я  дал  ему только шесть мицвот, но он
преступил  их, согрешив. Как же Я  могу дать ему шестьсот тринадцать мицвот?
Тора будет открыта не Адаму, а лишь его потомкам".
     Тем  не  менее,  Адам  получил  для  изучения  часть  Торы:  рассказ  о
Сотворении мира и повествование о том, что произошло при его жизни.
     Затем  Ашем  дал  Адаму  наставления  по  одной  очень  важной   мицве,
назначенной  одному Адаму, но  не его потомкам. Соблюдение этой  мицвы  было
определяющим для судеб  мира. Ашем заповедал ему: "Не  ешь от ДРЕВА ПОЗНАНИЯ
ДОБРА И ЗЛА, ибо в тот день, когда поешь от него, непременно умрешь! Если же
будешь соблюдать Мою заповедь, то  жизнь твоя  продлится вечно.  В противном
случае смерть настигнет и тебя, и Хаву, и твоих потомков!"



     Все записанные в Торе рассказы о каких-либо событиях даны нам для того,
чтобы мы изучали и извлекали из них уроки.
     Какую  цель  преследует рассказ  Торы о  прегрешении  Адама? Цель этого
рассказа  -  предостеречь  нас   от  духовных  опасностей,  которых  следует
избегать, и благотворно повлиять на наш образ жизни.
     Ангелы  на  Небесах воскликнули:  "Придумаем план,  как заставить Адама
согрешить перед своим Творцом!"
     Самаэль был самым великим среди ангелов. Он полетел вниз на землю, дабы
найти существо, подходящее для того, чтобы искусить Адама и Хаву и заставить
их преступить заповедь Ашема. В конце концов он  не встретил никого, кто  по
хитрости мог бы сравниться со змеем.
     Надо сказать, что первоначально Ашем сделал так, что змей был выше всех
остальных тварей,  для  того  чтобы  служить людям. С  этой  целью  змей был
наделен двумя свойствами: даром речи и способностью к прямохождению.
     Итак,  для своей  цели Самаэль  избрал змея.  Спустившись  с  небес, он
оседлал его, как если бы тот был верблюдом, и вселил в змея свой дух. Впредь
все, что змей ни говорил, было внушено ему Самаэлем.
     До  того, как  они  согрешили,  Адам и Хава  были  совершенно  чисты  и
неиспорченны, их натурам не были присущи злые побуждения. И вот змей-Самаэль
подошел к ним и предложил вкусить от Древа Познания с тайным умыслом привить
знание зла.
     Искушение было слишком велико. Адам  и Хава уже  давно чувствовали, что
их  участие  в  освящении  Имени  Ашема ограничено.  В  чем  заключалось это
участие? В одной единственной задаче - подниматься раз за разом на еще более
высокий уровень.  Теперь  же  змей  предлагал им  новую  возможность достичь
величия - испробовать  вкус зла,  чтобы затем отвергнуть его и таким образом
достичь  нового  уровня  святости.  Доводы  змея  запутали  Адама и  Хаву  и
заставили их поверить, будто, временно унизившись до испробования плода зла,
они в конечном счете выиграют и освятят  Имя Ашема  в степени более высокой,
нежели та, что была  для них достижима прежде. Они ошиблись. Ашем высказался
об этой их ошибке так (Коэлет  7:29): "Б-г создал человека (Адама) прямым, а
люди пустились во многие помыслы".
     Змей  рассуждал  следующим  образом:  "Любая  попытка  совратить  Адама
несомненно обречена на провал. Подойду-ка  я сперва  к  женщине, ибо женщина
скорее уступает искушению и ее гораздо легче уговорить".
     Дождавшись  времени,  когда Адам заснул, змей завязал разговор с Хавой:
"Разве Ашем запретил вам есть плоды в этом саду? Зачем они созданы, если вам
нельзя есть от них?
     - Нам разрешено есть плоды от всех деревьев, отвечала женщина,  - кроме
дерева в центре сада. Причем запрещено не только есть от его плодов, но даже
дотрагиваться до него. Если мы дотронемся, то умрем!
     На самом деле Ашем не запрещал прикасаться к  дереву. Адам сам  наложил
этот  запрет на себя и на Хаву,  чтобы избежать всякого  близкого контакта с
опасным деревом. Он был настолько доволен своей  идеей, что не  счел  нужным
объяснить Хаве, что это его собственная предосторожность  ради охраны закона
Ашема.
     Йецер  ара (плохое  начало  в душе человека) нашел лазейку именно из-за
того, что Адам проявил эгоизм, пусть даже едва заметный.
     Змей  воскликнул  с лукавством:  "Знаешь  ли  ты  истинную причину,  по
которой Ашем запретил  вам  есть  от этого дерева?  Всякий  искусный  мастер
ненавидит  своих  соперников.  Сам Ашем ел  от него и  сотворил Вселенную. А
сейчас  Он старается  помешать  вам  вкусить  от  него,  чтобы  вы  не стали
подобными Ему и не смогли тоже создавать миры!"
     После  этих  слов  змей хотел искусить  Хаву соблазном  нового для  нее
знания  о зле, сказав: "Ашем создавал этот мир, оставляя Свое  присутствие в
тени, чтобы люди обнаружили  Его  и, освятив Его  Имя, завоевали себе долю в
вечности.  Вы  можете,  поев  от  Древа  Познания,  сделать  то   же  самое.
Познакомившись  с  силами зла  и преодолев их,  вы  сможете создавать  новые
духовные миры!"
     Змей  перешел  к действию. Он подтолкнул Хаву к дереву.  "Вот видишь, -
сказал он, - ты не умерла от прикосновения к нему. Отсюда следует, что ты не
умрешь и тогда, когда поешь его плодов. Причина, по которой Он запретил тебе
есть эти плоды, -  в том, что Он не хочет, чтобы ты обладала знанием добра и
зла, которым обладает Он!"
     Дерево стояло перед Хавой, маня своей красотой и суля  открытие нового,
неизвестного мира - мира знания.
     Рассуждения змея убедили Хаву. Она поддалась этому слишком сильному для
нее искушению - взяла один из плодов Древа и съела.
     Интересно отметить, что  Тора не сообщает нам прямо название Запретного
Древа.  Почему Ашем не открыл его породу?  Потому что Он  не хотел, чтобы на
деревья этого вида показывали как на причину, принесшую в мир смерть.
     Тем   не  менее,  у  некоторых  из  наших  мудрецов  были  свои  мнения
относительно его породы:
     1. Это был виноград. (Никакие другие  плоды, кроме винограда, не влекут
за  собой  страданий  и  нищеты,  ибо  из  винограда  делают  вино,  которое
разрушительно действует на слабых людей).
     2. То была пшеница,  которая в  те времена росла  на деревьях. (Пшеница
символизирует знание,  потому  что,  например, ребенок  обретает способность
называть  отца и мать в том  возрасте, когда  он  начинает есть продукты  из
пшеницы. Поэтому Древо Познания должно было быть пшеницей).
     3. То  было  фиговое дерево. (Адам и Хава сшили  себе одежды из фиговых
листьев.  Тем  самым  они  исправили  свою ошибку с  помощью листьев того же
дерева, посредством которого согрешили).
     4. То  было  дерево этрог. (Такое мнение основано  на  стихе  (3:6): "И
увидела женщина,  что дерево хорошо для пищи". По-видимому, не только плоды,
но  и  древесина  была  хороша  на  вкус. А таким свойством обладает  только
этрог).
     Как  только  Хава съела  плод,  перед ней  возник образ приближающегося
ангела  Смерти. Она  воскликнула:  "Кажется,  я обречена  на  смерть! И Ашем
сотворит для Адама новую жену!  Дам-ка я и своему мужу часть плода. Если  мы
умрем,  то оба.  Если будем  жить, то  тоже оба!"  Она дала несколько плодов
Адаму, и он их съел.
     Теперь вопрос: как могло случиться, что Адам взял из ее рук плод  Древа
Познания, запрещенного  Ашемом?  Разве  слова женщины  для  него  были более
авторитетны, нежели запрет Творца?
     В Мидраше даны три ответа:
     1. Он не знал, что это был за плод, ибо Хава подала его в виде выжатого
из  него  сока.  (Этот ответ  согласуется с тем мнением,  согласно  которому
дерево было виноградом. Хава лукаво предложила Адаму виноградный сок).
     Правда, тогда непонятно,  почему Адам был в дальнейшем  наказан. Почему
он был сочтен  виновным  в  том, что ел запрещенный плод? Ответ очень прост:
Адам обязан был выяснять происхождение каждого плода, который он брал в рот.
Только в том случае плод был для него кашерным, если он не был взят от Древа
Познания. Вина  Адама  в том, что он вкусил  от плода,  не  удостоверившись,
принадлежит ли он к разрешенному виду.
     Мы повторяем  грех Адама, когда  едим пищу, не имея надежной информации
относительно ее кашерности, и наивно полагаем, что если на наклейке написано
"кашер", то так оно и есть.
     2. Хава победила своими доводами. Она сказала Адаму: "Из-за того, что я
поела  от  запрещенного  дерева, я умру. Но если ты  думаешь, что тебе дадут
новую Хаву,  ты ошибаешься. После  Шести Дней  Творения  ничего  нового  под
солнцем создано уже не будет. С другой стороны, если ты полагаешь, что после
моей смерти  останешься жить один, то  ты и здесь ошибаешься, ибо мир создан
был  с тем, чтобы быть заселенным. Для нас  двоих лучше  оставаться вместе и
разделить одну судьбу!" Адам послушался ее и разделил на двоих общую вину.
     По отношению к чужим советам люди делятся на четыре типа.
     Одни слушаются  совета и потому  терпят  неудачу. Другие,  послушавшись
чужого предложения, выигрывают. Одни не  слушаются и  в результате  этого 72
оказываются в выгоде. Другие, не послушавшись, проигрывают.
     Все четыре случая - перед нами:
     -  Адам  потерпел неудачу из-за того, что послушался  своей жены. В чем
была его  потеря?  В  том, что было решено  (3:19): "Ибо прах  ты  и в  прах
возвратишься".
     - Авраам выиграл,  послушавшись своей жены. Ашем велел ему (21:12): "Во
всем, что скажет  тебе Сара,  слушайся ее голоса", - а в награду ему обещано
было, что "в Ицхаке наречется тебе семя".
     - Иосеф  не позволил себе прельститься женой  Потифара. Что он выиграл?
"Ашем  был  с ним, и  Ашем  делал все, чтобы  он  преуспевал в  своих делах"
(Берешит 39:2).
     - В последней категории (не послушался - и проиграл) оказался еврейский
народ,  проигравший  из-за своего отказа слушаться. Пророк Ирмеяу  жаловался
(7:26): "Они не слушались меня и не преклонили своего уха".  Это принесло им
ущерб, ибо сразу же за этим Ирмеяу стал пророчествовать им несчастья (15:2):
Те, кто  (обречены) на смерть, (пойдут) на смерть, те,  кто (обречены) мечу,
(пойдут) на меч" и т.д.
     Так  или  иначе, мидраш  ставит  проблему:  следует ли слушаться  чужих
советов  и  выполнять их? Решение этого вопроса  представляется  чрезвычайно
трудным, особенно если оно касается совета, который дает мужу жена.
     Смысл этого  мидраша в том,  что заслуживает  внимания только  один тип
советов: советы, согласующиеся со словом Ашема.
     3. Хава вопила до тех пор, пока  Адам не сдался и в конце концов сделал
так, как она хотела.
     Один из  комментариев поясняет, что  все приведенные  в мидраше  мнения
правильны. Сначала Хава предложила Адаму сок. Когда тот отказался, она стала
спорить с ним, но  не сумела его убедить. Тогда она устроила  сцену, которую
Адам не смог выдержать и в конце концов сдался.
     Хава накормила  запретным плодом не  только Адама, но и  всех зверей  и
птиц, тем самым лишив бессмертия и их.
     После прегрешения Адам и Хава почувствовали, что их характер изменился.
В их душу вселилось стремление ко злу, йецер ара, которое стало неотъемлемой
частью  их личности. Они поняли, что отняли у всех последующих поколений мир
очевидного добра. Внезапно они почувствовали себя нагими и незащищенными как
в духовном,  так и  в физическом смысле: в духовном - потому что лишили себя
одной решающе  важной мицвы,  которая  являлась  их  жизненной задачей, а  в
физическом - потому что чешуеобразная пленка,  до  того покрывавшая их тела,
соскользнула,  защищавшие  их  Облака  Славы рассеялись,  и  их  тела  стали
открытыми.
     Урок,  который надо извлечь из повествования о падении Адама, относится
ко   всем   поколениям.   Каждого  человека   манит  соблазн   неизвестного.
Столкнувшись  с  очарованием новой книги, новой информации или  неизвестного
ранее  чувственного  впечатления, мы склонны считать, что они  расширят наши
горизонты и  обогатят  нашу личность, а  следовательно, они, должно быть,  и
есть добро.  Тот  факт, что книга вносит элементы, чуждые Торе,  что в новой
информации содержится  отрицание веры,  что сценическое представление  полно
непристойностей,  отметается  в   уверенности,  что  мы   сможем  решительно
отвергнуть любое  растлевающее влияние, что у нас есть своего рода иммунитет
к  греху.  В  этом заключалась  ошибка Адама, которая  повторяется  на нашем
уровне.



     Как  только Адам и Хава согрешили, они тут же  услышали беседу, которая
велась на Небе. Они услышали,  как  ангелы стали восклицать: "Сегодня смерть
войдет  в этот сад! Адам и Хава должны умереть,  ибо Ашем сказал им: "В  тот
день, когда ты вкусишь от него, непременно умрешь" (2:17). Вслед за этим они
услышали  ответ Ашема:  "Я  смилостивлюсь  над  ними,  предав словам запрета
снисходительный смысл. Вот  что  они  будут  значить:  "В тот день, когда ты
вкусишь от него" подразумевает не обычный земной день, состоящий из двадцати
четырех часов, а  Мой День, который  длится  тысячу земных лет  (ибо сказано
(Теилим 90:4): "Пред Твоими очами  тысяча лет, как день вчерашний"). Поэтому
они проживут тысячу лет".
     Ощутив  свою наготу,  Адам стал искать,  чем ее  прикрыть. Он попытался
нарезать листьев с  деревьев  сада, но услышал, как они закричали: "Это вор!
Он обманул своего Творца!" И все они, кроме фигового дерева, отказались дать
свои листья.
     Один царь предостерегал принца никогда не  опускаться  настолько низко,
чтобы общаться со слугами. Но принц  пренебрег  отцовским  предупреждением и
завел близкие отношения с  одной служанкой.  Когда новость  дошла  до  слуха
царя, он выгнал сына  из  дворца. Принц искал убежище в квартале, где  живут
слуги, но все они  закрыли перед ним двери. Наконец в одном доме согласились
его впустить, - оказалось, там жила служанка, с которой он общался.
     Так  же и Адам:  он не  мог получить листьев ни от одного дерева, кроме
того, с которым согрешил, фигового дерева. Из его листьев Адам и Хава  сшили
мужскую и женскую одежду.
     Ашем  не  появлялся  перед Адамом  и Ханой, пока они  не  прикрыли свою
наготу, чтобы не смущать их.
     Услышав голос зовущего их  Ашема,  они спрятались за деревьями. Ужасный
стыд за свой грех заставил их трепетать при звуке голоса Ашема,  хотя раньше
они слушали его без страха.
     До своего прегрешения Адам был таким высоким, что доставал небо, но как
только  он согрешил,  его рост  сократился примерно  до  шестидесяти метров.
Поэтому ему удалось укрыться между деревьями, чего раньше он сделать не мог.
     Тело - это не что иное, как зеркало души. Раз нравственная высота Адама
уменьшилась, то и его физические размеры соответственно сократились.
     Ашем позвал: "Айека".  Перевести это слово очень трудно,  потому что  в
нем заключено много значений:
     1. "Где ты"? Хотя Ашем  знал,  где  находился Адам, Он специально начал
разговор с невинного вопроса, чтобы облегчить Адаму признание своей вины.
     2. "Как  понимать  эту  крутую  перемену? Совсем  недавно  ты  поступал
согласно Моей воле,  а теперь ты  слушаешься змея!  Только что ты возвышался
над миром, а теперь ты ростом стал не выше деревьев сада"
     Словом айека  Ашем как бы побуждал Адама  к раскаянию, тешуве, для чего
давал ему понять, насколько низко он пал.
     3. Слово айека можно снабдить гласными значками так, чтобы оно читалось
эйха,  что  означает возглас скорби. Ашем воскликнул "Увы!" Он опечалился от
падения Адама.
     - Почему ты стал бояться Моего голоса? - спросил Ашем.
     - Властелин Вселенной,  -  ответил  Адам, -  я  понял, что  Твоя Шехина
покинула Ган Эден Я почувствовал себя нагим, лишенным единственной заповеди,
которую Ты мне дал, и поэтому спрятался.
     В  ответ  Ашем  сказал:  "Ты  пытался  спрятаться  от  Меня?  "Может ли
кто-нибудь спрятаться так, чтобы  Я не знал, где он?"  (Это цитата из Ирмияу
23:24).
     Ашем  продолжал  выспрашивать Адама  в надежде, что  тот  признает свое
прегрешение и тогда его  можно будет простить.  "Вкусил  ли  ты от древа, от
которого Я запретил тебе есть?" - спросил Он. Но вместо того, чтобы признать
вину, Адам ответил: "Разве  я грешил,  пока был один? Та женщина, которую Ты
привел ко мне, ввела меня в соблазн и заставила нарушить Твое повеление!"
     Четырех людей  испытал Ашем, чтобы определить, дадут  ли  они правдивый
ответ на Его вопрос. Все четверо не выдержали испытания:
     - Первым был  Адам. Когда Ашем спросил его (Берешит 3:11): "Не ел ли ты
от  дерева, от  которого Я запретил тебе есть?  -  он ответил (3:12): "Жена,
которую Ты мне дал, чтобы она была со мной, дала мне от этого дерева".
     -  Вторым  был Каин.  Ашем спросил  (4:9):  "Где  Эвель,  брат твой?" и
услышал в ответ: "Не знаю, разве я сторож брату своему?
     -  Следующим  был  нечестивый  пророк Билам.  Когда  Ашем  спросил  его
(Бемидбар 22.9): "Что это за люди у тебя?" - он ответил (22:10): "Балак, сын
Ципора,  царь   моавский,  прислал  их   ко  мне".   Он  полагал,  что  Ашем
действительно  не знает, кто  были его посетители.  Но ведь  Ашем задал этот
вопрос лишь для того, чтобы дать Биламу возможность признать, что, следуя за
посланцами царя и собираясь проклясть еврейский народ, он был неправ.  Билам
предпочел    неправильно   истолковать   вопрос    Ашема,    приписав    Ему
неосведомленность.
     -  Четвертым  был  еврейский  царь  Хизкияу.  Когда  могучий  правитель
Вавилона  отправил  посланников   к  Хизкияу,   того  обуяло  такое  большое
тщеславие, что он не только показал им все сокровища царей Иудеи, но и повел
их в Бейт Амикдаш, где открыл ковчег и показал им скрижали, заявив при этом:
"Мы  берем их  с собой  на  войну  и побеждаем".  Хизкияу  полагал, что  его
действия оправданы, ибо они освящали  Имя Ашема. Но Ашем разгневался на него
и послал пророка Иешаяу сделать ему порицание. Иешаяу спросил царя: "Что это
за люди и откуда они пришли? (Иешаяу 39:3). Хизкияу следовало бы понять, что
пророк несомненно  знал,  что то были посланники вавилонского  царя, и задал
этот риторический вопрос только затем, чтобы Хизкияу признал свою ошибку. Но
вместо  этого Хизкияу  горделиво ответил:  "Они  пришли ко  мне  из  далекой
страны, из Вавилона". Именно в этот момент Иешаяу предсказал,  что  настанет
день, когда  вавилонский царь присвоит себе все сокровища, которые показывал
ему  Хизкияу.  Выставив  напоказ  скрижали,  Хизкияу  совершил  грех,  из-за
которого еврейских юношей  будут приводить  в вавилонский суд и мучить  там.
Все слова Иешаяу сбылись. После  смерти  Хизкияу вавилонское войско овладело
Эрец  Исраэль,  а Даниэль, Хананья,  Мишаэль  и Азарья предстали перед судом
вавилонского царя.
     Ашем  увидел, что Адам  не  выказывает никаких  признаков  раскаяния и,
более того, демонстрирует неблагодарность. Поэтому он обратился к женщине:
     - Что ты натворила? Ты не только согрешила сама,  но и склонила к греху
Адама!
     Тем самым  Ашем хотел,  чтобы  Хава призналась,  что поступила плохо, и
тогда ее можно  будет простить. Но вместо  этого  она  свалила вину на змея:
"Властелин Вселенной! Так это змей заставил меня согрешить!
     Теперь  настала  очередь  змея подвергнуться испытанию. Однако Ашем  не
стал  спрашивать  его, как спрашивал  Адама и Хаву, ибо рассудил  так: "Этот
зловредный  змей  хитер и  красноречив.  Если Я  спрошу его:  "Почему ты так
поступил?", -  он,  наверняка,  ответит: "Ты дал заповедь Адаму и  Хаве. Они
пренебрегли Твоими  словами, послушавшись не Тебя,  а меня. Разве я виноват,
что они обратили свой слух к ученику, а не к Учителю?"
     Из того факта, что  Ашем не дал змею возможность защищаться, мы выводим
следующий принцип,  по которому  функционирует еврейский  суд. Если  человек
обвиняется  в прегрешении, влекущем за собой  смертную казнь,  то судья, как
правило,  пытается  найти  ему  оправдание.  Однако  в  деле  подстрекателя,
убеждавшего других поклоняться идолам, суд не выдвигает никаких аргументов в
его защиту.
     Ашем сказал: "Хотя каждый  из вас  обвиняет  другого, наказание понесут
все!"  После  этого Ашем  и  Его  Небесный Праведный  Суд  собрались,  чтобы
рассмотреть  дело. Сначала они вынесли приговор змею, потом женщине, а затем
Адаму. Начали со змея, как с самого низшего.
     Постановили так:



     Ашем  сказал  змею:  "Ты приговариваешься  к  девяти карам,  после чего
будешь умерщвлен".
     1. Ангел  Самаэль,  подстрекавший тебя, отныне  лишен  своего  высокого
положения на Небе.
     Как следствие этой кары змей потерял способность говорить.
     2. Ты не будешь больше ходить вертикально, ноги твои будут отрезаны.
     3. Ты будешь проклят более всех других домашних животных.
     4. И более всех зверей.
     Каким  образом? - Твой период вынашивания  будет длиться дольше,  чем у
скота и зверей.
     Один  римский  философ  хотел   выяснить,  как  долго  змея  вынашивает
детеныша. Он поймал  двух змей, самца и самку, и поместил их в  бочку, чтобы
наблюдать за ними до тех  пор, пока самка не разродится. Когда в Рим прибыли
еврейские мудрецы, философ спросил у р. Гамлиэля: "Как долго змея вынашивает
детеныша?"
     Лицо р. Гамлиэля побледнело от стыда, потому что он не знал ответа. Его
встретил р. Йеошуа и спросил: "Почему ты выглядишь больным?"
     -  Мне  задали  вопрос,  а  я  не смог  на  него ответить, - сказал  р.
Гамлиэль.
     - Что это за вопрос? - поинтересовался р. Йеошуа.
     - Сколько продолжается период вынашивания у змей?
     - Ответ гласит: семь лет, - сказал р. Йеошуа.
     - Откуда ты знаешь?
     - В Торе  говорится  о  змее (3:14): "Проклят ты сильнее всех скотов  и
превыше  любого  зверя полевого".  Это проклятие означает,  что  по  периоду
вынашивания  змея так  же относится  к  домашним  животным,  как те к  диким
зверям. Мы знаем, что если у кошки беременность продолжается всего пятьдесят
два дня, то у ослицы она длится триста шестьдесят пять дней, т.е. в семь раз
больше.  Раз  беременность ослицы протекает триста шестьдесят пять дней (или
полный год), то отсюда следует, что у змеи она должна продолжаться семь лет.
     Под вечер  р.  Гамлиэль  вернулся  к философу.  Выслушав ответ, философ
начал биться головой о  стену и завопил: "Этот  человек  мгновенно  узнал из
своей Торы то, на что у меня ушло семь лет жизни!"
     5. Раз в семь лет ты будешь в тяжких мучениях менять свою кожу.
     6.  Тебе придется ползать на  брюхе. Таково  воздаяние  за то,  что  ты
навлек на людей смерть и заставил их горько оплакивать своих мертвецов.
     Благая сторона есть даже в проклятии  Ашема: змею дана была способность
быстро заползать в щель, чтобы ускользнуть от опасности.
     7. Всякая пища будет иметь в твоем рту вкус праха, ибо ты заставил всех
людей возвращаться в прах.
     8. Смертельный яд будешь ты носить в своей пасти.
     9. Вражда воцарится между  тобой и  человеком; он будет  разбивать тебе
голову.
     10. И наконец, ты умрешь.
     "Все, что Ты получаешь, ты навлек на себя сам,  так мог сказать Ашем. -
Ты был одарен способностями большими, чем любое другое  животное.  И  все же
ты, змей, не удовольствовался тем, что тебе было дано, возжелав  большего. В
результате даже то,  что принадлежало тебе ранее, отнято у тебя.  В Ган Эден
ты был царем среди животных, а теперь ты будешь самым отвратительным из них.
Ты привык есть ту же пищу, что и человек,  а ныне ты должен есть прах. Из-за
того, что ты с вожделением смотрел на Хаву, думая, что после смерти Адама ты
возьмешь ее себе, отныне ты наказан вечной враждой между  человеком  и  всей
твоей породой".
     Кроме  того, змей навлек на  себя наказание, которому подвергаются все,
распространяющие дурную молву, поскольку оклеветал Ашема, сказав: "Он потому
запретил вам есть  от этого дерева, что Сам ел от него, а теперь боится, что
вы сможете стать  подобными Ему,  то есть  способными творить миры". Поэтому
его поразила проказа. Кольцо на шкуре змея  - это и есть знаки его  проказы.
Змей никогда не получит исцеления, даже во времена Машиаха, когда все прочие
твари будут излечены от своих болезней.



     Наказан был не  только змей,  женщине тоже были объявлены  десять  кар.
Ашем сказал ей:
     1. Ты будешь испытывать неудобства, причиняемые менструациями.
     2. Сразу  после  первой  брачной  ночи  ты  будешь  запрещена  мужу  на
несколько дней.
     3.   Воспитание   детей   будет  связано  с   большими   трудностями  и
самопожертвованием.  (Каин  и  Эвель  родились  взрослыми.  И  лишь  в  силу
проклятия, наложенного на Хаву, женщинам  приходится преодолевать трудности,
связанные с воспитанием детей).
     4.  Беременность  будет причинять тебе  недомогания и неудобства. (Хава
родила в  тот  же  день, в который она была сама создана. По первоначальному
замыслу Ашема женщина должна была рожать ребенка в день его зачатия).
     5.  В  родах   ты  будешь   претерпевать  страдания.  (Родовые  схватки
существуют  из-за  проклятия Хавы. Праведницы  рожают, не  испытывая никакой
боли. Например, в  Египте  и в пустыне  еврейские женщины не ощущали родовых
мук).
     6.  Несмотря на  то что твой муж  будет господствовать над тобой, а для
раба  естественно  пытаться освободиться от своего хозяина,  ты не только не
будешь избегать этого подчинения, но и домогаться его.
     7. Однако ты будешь сдерживать желание подчиниться мужу в своем сердце.
     8.  Ты будешь  прикована  к дому  и  не  сможешь  появляться на людях с
непокрытыми волосами.
     9. В суде тебя не будут выслушивать в качестве свидетельницы. Раз  Адам
послушался и поверил  своей  жене и  та его  подвела, то  решено  было,  что
женщинам как свидетельницам доверять нельзя.
     10. И наконец - смерть.
     Ашем  дал женщинам три специальные заповеди для  искупления прегрешения
Хавы:
     - Женщинам заповедано зажигать свечи перед наступлением Шабата. Склонив
Адама  к греху,  Хава погасила вселенский  свет, ибо сказано (Мишлей 20:27):
"Душа мужчины  - это свеча Ашема". По этому вновь разжечь  утраченный свет -
задача женщины.
     -  Женщинам  заповедано отделять  халу  от теста,  ибо Хава  осквернила
вселенскую Халу (Адама).
     - Женщины  обязаны соблюдать  законы  семейной  чистоты (недопустимость
близости с  мужем во время  менструаций и  в течение  семи дней после  них),
чтобы искупить грех Хавы, вызвавший пролитие крови Адама.
     Женщина, пренебрегающая  выполнением этих  трех специальных  заповедей,
подвергает себя опасности умереть при родах.
     Во  время  любой  опасности  для  человека  Сатан  (Обвинитель) как  бы
выписывает все его  поступки и,  если  среди них обнаруживается какой-нибудь
грех,  представляет обвинение  в  Б-жественный  Суд. Поэтому  в  критический
период родов поступки женщины  тщательно рассматриваются на Небесах, и, если
она оказывается недостойной, ее постигает кара.



     В дополнение к  смертному приговору Ашем наложил девять проклятий также
и на мужчину.
     Он сказал Адаму:
     1. Твоя сила убудет.
     2. Твой рост уменьшится.
     3. Ты станешь нечистым (в ритуальном смысле).
     4. Ты станешь нечистым физически (из-за истечения семени).
     5. Ты станешь нечистым через супружеские отношения.
     6. Посеяв пшеницу, пожнешь тернии.
     7. Ты будешь, подобно зверям, есть траву.
     Когда Адам услышал последние слова, он испугался.
     - Буду ли я, подобно животным, получать пищу из кормушки?  - спросил он
робко.
     - Раз ты почувствовал стыд, - ответил ему Ашем, - ты будешь есть хлеб.
     8. Добывание средств к жизни будет причинять тебе душевную скорбь.
     9. Ради этих  средств тебе  придется трудиться  в  поте своего лица. Ты
должен будешь прилагать усилия, чтобы заработать себе на хлеб.
     10. Наконец, ты должен умереть.



     Ашем увидел, что  Адам  и Хава недовольны  одеждой из фиговых  листьев,
которую они себе сшили.  Поэтому Он явил доброту, сделав им красивые одежды,
которые им понравились. Для верхней  одежды была использована шкура, которую
сбросил змей.
     Адам и Хава ценили эти Небесные Одеяния за их особые качества и бережно
хранили  их  для  грядущих  поколений.  На  них  были  нанесены  изображения
животных,  и  всякий, кто  их  надевал, приобретал дар  подчинять себе  всех
зверей.  Адам  завещал  их своему сыну  Шету,  тот  передал их Метушелаху, а
Метушелах вручил  их Ноаху. Ноах захватил их с собой  в  ковчег, но,  когда,
спасшись  от  потопа,  он  опьянел,  его  сын  Хам украл  их  и затем  отдал
нечестивому  царю   Нимроду,   которым   все   восхищались  за   его   якобы
исключительные охотничьи  таланты. На самом деле, успехи Нимрода объяснялись
тем, что у  него было одеяние Адама,  дававшее власть  над  всеми животными.
Эсав, увидевший  на  Нимроде  адамовы одежды, возжаждал  их  и убил Нимрода,
после  чего отдал  их  на хранение своей матери Ривке.  Ривка в свою очередь
вручила   их  Яакову,  когда   послала  его,  переодетого  Эсавом,  получить
благословение  от Ицхака.  Яаков  не возвратил одеяние,  сказав:  "Эсав  его
недостоин". Вместо этого он схоронил их в укромном месте.
     До чего же велика доброта! Первое деяние Ашема  по отношению к человеку
проникнуто  добротой.  С  этого  начинается  Тора.  Таким  же  деянием  Тора
кончается.
     В начале сказано (321): "Б-г  одел их", а  в конце  (Дварим 34:6) -  "и
похоронил Он его в долине". Ашем Сам похоронил Моше.




     Адам  провел  в  Ган Эден  только  одну ночь.  Сад  был создан накануне
Шабата, и в тот же день  человек согрешил. За это он заслуживал немедленного
изгнания из Ган  Эден, но защитой ему послужил Шабат, и он был изгнан только
после того, как Шабат закончился.
     Изгнав Адама и Хаву из Ган Эден, Ашем поселил их  по соседству с садом,
на горе Мориа.
     Он надеялся, что святость раскинувшегося  рядом  Ган Эден окажет на них
благотворное влияние.
     Само  по  себе изгнание составляло часть адамова наказания. Ашем как бы
постановил: "Несмотря на то, что Адам заслуживает  незамедлительной смертной
кары, Я милостиво заменяю смерть изгнанием и выдворяю его в ссылку, поступая
с  ним  как с убийцей, который  по еврейскому закону  изгоняется до  суда из
своего дома в город-убежище".
     Новая  жизнь  Адама  разительно  отличалась  от  прежней. Из-за  своего
прегрешения он лишился шести чудесных вещей:
     - Сияния своего лица. (До того, как он согрешил,  его  лицо  светилось,
тем самым как бы отражая Б-жественный образ).
     - Вечной жизни. (Если бы  он не согрешил, он жил бы вечно, но теперь он
был  обречен  возвратиться  в  прах.  Хотя  тело человека  и до  прегрешения
состояло из праха, святость  Адама одухотворяла его  тело до  такой степени,
что душа наделяла его бессмертием.)
     - Своего роста. (Его рост уменьшился до шестидесяти метров).
     - После прегрешения деревья стали давать меньше плодов.
     - Земля стала взращивать чертополох и терновник.
     - Яркий  свет, созданный Ашемом в первый день  (и в  продолжение Шабата
сиявший для Адама в Ган Эден), после прегрешения был сокрыт.
     Во  времена Машиаха  все  шесть  вышеупомянутых благ  будут возвращены.
Машиах  исправит  вред,  причиненный  падением  Адама.  Будет  восстановлено
первоначальное состояние мира, и, следовательно, нам еще удастся насладиться
радостями Ган Эден.
     Изгнанный из Ган Эден Адам не  мог больше найти  готовой к употреблению
пищи. Чтобы  добыть  себе  кусок хлеба,  он  работал более  напряженно,  чем
какой-либо человек после  него.  Ему пришлось  высаживать  семена  в  почву,
собирать урожай, вязать колосья в  снопы, выбирать зерна  из  соломы, молоть
муку и печь свой хлеб.
     И все равно -  когда он жал колосья, то находил вместо съедобных  зерен
тернии, ибо Ашем проклял землю.
     - Как долго будет земля оставаться проклятой? - спросил Адам у Ашема. -
Пока не родится ребенок, который придет в мир обрезанным, - ответил Ашем. Он
имел в виду Ноаха.
     Поставив  Ангелов  смерти  при  входе в  Ган  Эден,  Ашем  лишил  Адама
возможности снова войти туда.



     В тот же день,  накануне  Шабата, Хава родила  пятерых  детей:  сначала
Каина  с  сестрой-близнецом,  а  затем Эвеля, появившегося на свет вместе  с
двумя сестрами.
     И  Каин и Эвель женились  на своих  сестрах-близнецах, но Каин возжелал
одну  из  сестер  Эвеля. При  этом он заявил: "Она  должна быть моей,  ибо я
первенец".  На  что Эвель возразил:  "Нет, она принадлежит  мне,  потому что
родилась вместе со мной".
     У братьев были разные характеры. Каин  ничем  не был  похож  на  своего
праведного брата  Эвеля. Появившись на свет  прежде,  чем  Адам  раскаялся в
своем прегрешении, Каин обладал душой, к которой прилепилась змея.
     Эвель  избрал занятие пастуха. Он не захотел стать земледельцем, потому
что,  боясь  проклятия,  наложенного  на землю Ашемом, не хотел  возделывать
проклятую землю. Его брат оказался  более упрямым. Он  сказал: "Я  все равно
буду  обрабатывать  почву,  поскольку  наказание  (3:17)  "со скорбью будешь
питаться  от нее"  относится  только к нашему  отцу, к  Адаму,  совершившему
прегрешение".  И  Каин  стал  земледельцем,  причем  работа  его   настолько
захватила, что ничего, кроме нее, он уже не видел.
     Человек  должен работать лишь для того,  чтобы  обеспечить себе минумум
средств к существованию - такова воля Ашема. Так  как  любовь Каина к  земле
заставила его трудиться постоянно, то, когда Ашем наказал Каина за убийство,
Небесный суд  постановил:  быть ему скитальцем  и не  сможет он уже  никогда
наслаждаться возделыванием земли.
     Когда наступило  четырнадцатое  нисана,  Адам  призвал  своих сыновей и
сказал: "Я знаю, в будущем  евреи  станут  приносить  в этот день пасхальные
жертвы Ашему  в память  о чудесах,  которые произойдут с ними  в  пасхальную
ночь. В этот день и вам подобает принести жертвы, чтобы угодить Создателю".
     Каин  и Эвель  выбрали жертвы для Ашема. Первый принес  льняное  семя -
самый негодный  плод, который  смог найти - и возложил  его  на  жертвенник,
построенный Адамом.
     Поступил он так подобно арендатору, который, когда настало время отдать
часть  очередного  урожая владельцу  поля,  собрал  для  владельца  зеленые,
незрелые плоды, а  сочные оставил себе. Почему он так сделал? Чтобы показать
землевладельцу, какую плохую землю тот выделил для издольщика. Таким образом
он как бы пытался  выторговать себе меньшую арендную плату. Так  же и Каин -
он  выбрал  самый  худший  плод,  чтобы  показать  Ашему,  что   земля  мало
плодородна, а потому он совсем не обязан служить Ашему.
     Эвель, напротив, принес в  жертву  самое лучшее,  что у него  было. Для
жертвы  Ашему  он  выбрал  ягнят  без порока,  никогда  не  стриженных и  не
выполнявших никакой работы.
     Конечно, Ашему  были ведомы  побуждения, по которым каждый  из  братьев
принес  свою жертву. Он  остался доволен  чистосердечием  Эвеля и принял его
жертву, послав Небесный огонь поглотить ее.
     Но жертва Каина осталась  лежать  на  алтаре  нетронутой, ибо  Ашем был
недоволен его помыслами.
     Каин обиделся, лицо его омрачилось.
     Тогда Ашем растолковал  Каину: "Если ты изменишься к  лучшему,  Я прощу
тебе  совершенное  прегрешение.  В  противном случае твои грехи вспомнятся в
Судный День".
     Соверши тешуву, исправление,  не  откладывая! Йецер ара (злое  начало в
душе  человека)  всегда  здесь, он таится в  тени, чтобы  увлечь человека за
собой. Сейчас ты  еще  в  силах  побороть  его, ибо  он  слаб.  Но  если  ты
по-прежнему будешь  ходить путями греха,  то его  сила возрастет и достигнет
полной силы.
     Сначала  йецер  ара - это просто тонкая сеть  паука в сердце  человека,
причем человек  может с легкостью  уничтожить зло в себе  и  освободиться от
греха. Однако, если  против этого зла ничего не предпринимать, то оно входит
в  силу  и становится  как толстый канат,  сдерживающий  судно.  А  ведь все
начиналось с тонкой паутинки.
     Сперва йецер ара  приходит к  человеку в гости. Если тут же  не изгнать
его, он станет хозяином в доме.
     Но Каин не внял словам Ашема. "Нет ни справедливости, ни судьи, ни олам
аба (будущего мира)!" - объявил он Эвелю.
     "Ты неправ, - ответил Эвель. -  Справедливость  существует. Твоя жертва
осталась   непринятой  из-за  того,  что   ты   принес  ее   с  неискренними
побуждениями". Но услышав эти слова, Каин продолжал б-гохульствовать.
     Однажды, когда они  были  в  поле,  между  ними разгорелся  спор.  Каин
предложил: "Раз мы наследники Адама, то давай поделим мир!"
     Дело в том, что Каин  стремился  найти  предлог, чтобы устранить своего
брата и стать единственным хозяином мира. Так как  он был чрезмерно привязан
к земле,  он предложил Эвелю такой раздел: "Возьми себе все, что движется, а
я получу саму землю!"
     Как только Эвель согласился, Каин воскликнул: "Уходи! Ты стоишь на моей
собственности!"  Эвель  побежал  прочь.  Но Каин  бросился вдогонку,  крича:
"Убирайся, земля принадлежит мне!"
     Испуганный Эвель побежал на высокий холм  в надежде, что Каин прекратит
погоню. Но Каин настиг его  и  собрался убить. Однако Эвель был сильнее.  Он
возобладал и подмял Каина под себя.
     - Нас только  двое  сыновей, - взмолился  Каин, что ты  скажешь  нашему
отцу, если убьешь меня?
     Услыхав эти слова, Эвель смилостивился  и  отпустил Каина.  Каин встал,
поднял камень и ударил им Эвеля в шею. Эвель упал замертво.
     В других комментариях утверждается, что Каин, не зная, как убить брата,
бросал в Эвеля палки и  камни, нанося  ему раны по  всему  телу.  Наконец он
поразил Эвеля в шею. Тот тут же умер.
     Люди говорят по  этому поводу:  "Не будь слишком добрым к злодею, иначе
он отплатит тебе злом".
     Откуда Каин знал, как и  в какое место нанести Эвелю  смертельную рану?
Он однажды  видел,  как  Адам, закалывая жертвенного быка, перерезал вену на
его шее.
     Взяв тело Эвеля, Каин унес его и  спрятал в поле. Затем Каин сказал: "Я
должен убежать подальше от отца и  матери,  ибо они обвинят  меня  в  смерти
брата, поскольку в мире больше нет никого, кто мог бы его убить".
     Тут же появился Ашем. "От родителей  ты можешь убежать, но не от Меня",
- сказал Он. "Может ли человек скрыться в тайное место, где Я его не увижу?"
- говорит Ашем (Ирмияу 23:24).
     - Где Эвель, брат твой?  - спросил Он, как  бы побуждая Каина ответить:
"Я плохо сделал, убив его, и сожалею об этом".
     Но  в  ответ  Каин  бесстыдно  изрек: "Я  поставлен  хранителем поля  и
виноградника. Но разве я  сторож брату своему. Откуда я знаю, куда он пошел?
Ты - Хранитель всех тварей, зачем Ты меня спрашиваешь, где он?"
     В ответе  Каина, кроме  всего прочего, содержался  тонкий  упрек Самому
Ашему.  Его слова подразумевали: "Хранитель  вселенной - Ты! Тогда почему Ты
позволил мне убить его?"
     В ночной тьме вор подошел к задней  двери  особняка. Сломать замок было
для него пустяковым  делом, и  ни один полицейский не помешал ему войти. Вор
на цыпочках прошел в гостиную, поспешно обследовал, что в ней находится,  и,
сложив в мешки все самое ценное, исчез так же неслышно, как и появился.
     На  следующее  утро  вся  округа  обсуждала   дерзкое  ограбление.   Но
преступник  не  долго  находился на  свободе.  Получив  описание  украденных
предметов, полиция вскоре выследила их, и  вор был  задержан.  Его привели в
полицейский участок.
     - Зачем ты украл эти предметы? - сурово обратился к нему сержант.
     - Почему ты спрашиваешь меня? - ответил вор. - Кражи - моя профессия. Я
делал  свою  работу. Твоя  же  профессия  в  том, чтобы всегда  быть готовым
предупредить подобное преступление. Отвечай, почему ты не справился со своей
работой? Кто ведет наблюдение за округой? Так что,  кого  из нас  надо здесь
допрашивать, меня или тебя?
     Таким же образом и Каин спорил с Ашемом, заявляя: "Это Ты создал меня с
йецер ара. Это ты возбудил во мне зависть, приняв  жертву моего брата. Более
того,  Ты - Хранитель  Мира и Твоя задача  -  защищать всех тварей, но Ты не
помешал мне убить его. Тогда почему Ты обвиняешь меня?"
     Ашем  не принял  отговорок  Каина.  "Злодей,  -  сказал  Он  ему. -  Ты
отвечаешь  не  только за  кровь  своего брата,  но  и за  убийство  всех его
нерожденных детей. Ко Мне вопиет  голос крови Эвеля и всех потомков, которые
могли у него быть и которым ты помешал появиться на свет. Твои потомки будут
стерты  с лица земли  из-за того, что ты не  дал  появиться  потомкам твоего
брата".
     Возникает вопрос: в  самом  деле,  почему Ашем  позволил  осуществиться
смертоносным намерениям Каина и не защитил Эвеля?
     Наши  мудрецы поясняют,  что Эвель заслужил смертный  приговор.  Точнее
говоря, он  подлежал наказанию смертью с того момента, когда Небесный  Огонь
спустился и поглотил его жертву. Вместо того, чтобы скромно удалиться, Эвель
стоял и получал удовольствие от сияния Шехины.
     Подобный же случай мы  находим в книге Шмот  (24:11), в  эпизоде, когда
старейшины получали удовольствие, глядя на Шехину. Комментарий отмечает, что
Моше, бывший воплощением души Эвеля,  исправил его ошибку: когда Ашем явился
перед ним, он побоялся взглянуть на Шехину (Шмот 3:6).



     Ашем объявил Каину, что тот больше никогда не получит удовлетворение от
работы на земле:  "Даже если ты станешь пахать и сеять,  земля уже  не будет
такой плодородной, как раньше".
     Кроме  того, Ашем  наказал Каина за его  честолюбивое  стремление стать
единственным владельцем  мира.  Мида-кенегед-мида,  мера  за меру: все вышло
наоборот - отныне Каин будет скитальцем  на земле.  Ашем  сказал  ему:  "Как
только  ты  остановишься,  все погонятся  за тобой  и станут тебя  избивать.
Поэтому ты будешь вынужден постоянно спасаться бегством, и всякий раз, когда
ты  захочешь  остановить  свой  бег,  чтобы  обосноваться  на  земле,  земля
разверзнется  под  тобой.  И  наконец, ты умрешь, в  бесчестии и никогда  не
будешь погребен как должно!"
     Каин и  Эвель символизируют два разных типа людей.  Эвель  представляет
собой человека, жизнь которого направлена к  приобретению олам аба, будущего
мира. Такой человек  не  стремится  к  накоплению  имущества  и отдает Ашему
лучшее из того,  чем владеет. В свою очередь,  Каин - это прототип человека,
привязанного к материальному миру и тратящего большую часть своего времени и
талантов  на  то,  чтобы  превратить  свою  жизнь  в  сплошное  материальное
процветание.  Успехов он, как правило, не  достигает. Наоборот, его действия
губительны для него самого. В конце концов  он становится  не знающим отдыха
скитальцем, который ни  в чем не находит удовлетворения, ибо "Тот, кто любит
деньги, не насытится ими" (Коэлет 5:9).
     Каин внял  ужасному  проклятию, которым  был  проклят, и  признал,  что
поступил плохо. "Мой грех больше,  нежели можно снести, - признался он Ашему
в раскаянии. - Я осознаю, что он настолько тяжел, что ему нет искупления".
     Впрочем, Талмуд  истолковывает каиновы  слова  не  как покаяние, а  как
упрек  Ашему:  "Разве мой  грех  тяжелее прегрешения  шестисот  тысяч  людей
(поклонение Золотому тельцу), которые, тем не менее, получат прощение?".
     -  Я признаю Твою волю, обрекающую меня стать скитальцем, но боюсь, что
меня  сразу  же  убьют.  Все  живое  знает, что я заслуживаю  смертной кары.
Теперь,  когда  Твоя  Шехина  меня покинула,  дикие  звери  перестанут  меня
бояться.
     Ашем ответил: "Обещаю, что тебя не  убьют сразу. Семь поколений  Я буду
ждать с местью за смерть Эвеля".
     И Ашем дал Каину особый знак, чтобы никто его не убил.
     Что  это  был за знак? Наши мудрецы  высказывают на  эту тему несколько
мнений:
     1. Он стал прокаженным. (Это не даст  людям поднять на  него руку: либо
потому, что они  будут бояться болезни, либо потому, что это будет означать,
что он уже получил свое наказание от руки Ашема и приравнен к мертвецу.)
     2. Ашем  дал Каину сторожевого  пса  (который предупредит его  о  любой
надвигающейся опасности).
     3.  На лбу  у  Каина вырос рог (чтобы  помочь сражаться  с  теми,  кто,
возможно, нападет на него).
     4. Чтобы защитить Каина, Ашем вытатуировал у  него на лбу одну  из букв
своего Б-жественного Имени.
     Хотя словами  "Мой  грех больше, нежели можно снести",  Каин и  выразил
свое раскаяния, оно было неполным. Тем не менее Ашем учел даже такое подобие
раскаяние и снял  с Каина половину наказания. Земля  по-прежнему должна была
разверзаться под ним,  но  он  был избавлен  от вечной доли скитальца. Более
того,  было решено, что со временем ему  будет позволено  выбрать  для  себя
какое-либо одно место.
     Как  только  Каин   услышал,  что  наказание  наполовину  смягчено,  он
возликовал.  Он  ушел   от  Ашема  в  легкомыслии,  не  собираясь  завершать
исправление.
     А что Адам и Хава? Обнаружив Эвеля мертвым, они погрузились в скорбь.
     Тело Эвеля было  нетронутым. Его сторожевой пес стоял  рядом  и защищал
труп от хищных птиц и полевых зверей. Адам и Хава были в замешательстве,  не
зная,  что делать с  мертвым телом. Никогда еще они не видели, как кого-либо
хоронили.
     Тогда  Ашем  послал  в  поле  двух  воронов  и  умертвил одного из них.
Оставшийся в живых сказал: "Я покажу Адаму, что делать дальше". Он выкопал в
земле яму и  схоронил в ней своего мертвого товарища. В виде награды за этот
поступок Ашем не  дал умереть с голоду птенцам погибшего ворона, ибо сказано
(Теилим 147:9):  "Он  дает пищу  зверям  и  воронятам,  громко  жалующимся".
Несмотря на  то,  что  вороны,  как  правило, черного цвета,  иногда  у  них
рождаются белые птенцы. Взрослые птицы не признают их за своих детей, бросая
на произвол судьбы. Но Ашем обеспечивает воронят едой и всем необходимым.
     После того,  как Каин был проклят, Адам встретил  его и спросил: "Какой
приговор произнесли над тобой?"
     - Я совершил тешуву, самоисправление, и поэтому правосудие обрушило  на
меня  свой  гнев  не в полную силу, так что мое наказание было  смягчено,  -
ответил Каин.
     - Неужели сила самоисправления так велика! - воскликнул Адам. - Неужели
оно бесследно стирает прошлые злодеяния человека, и Ашем  считает  их как бы
не совершавшимися?
     После этого Адам сам раскаялся в своем прегрешении: 130 лет он постился
и воздерживался от близости с женой.
     Свое  обещание отомстить за  убийство Эвеля  Ашем выполнил ровно  через
семь поколений.
     Лемех, потомок Каина (к тому времени Лемех уже вырастил детей,  которые
были седьмым  поколением после Каина), обычно ходил на охоту  со своим сыном
Тувал  Каином.  Так как Лемех  был  слеп,  его  вел сын. Однажды  Тувал Каин
закричал своему  отцу: "Я вижу зверя!" Лемех  натянул тетиву и выстрелил. Но
то было не животное. "Я ошибся!  -  воскликнул  Тувал Каин. -  Ты подстрелил
человека с рогом".
     - Горе мне, - завопил Лемех - Это наш прадед Каин.
     В отчаянии Лемех взмахнул руками и случайно убил своего сына.
     Вечером две жены  Лемеха пошли искать мужа. Они нашли его сидящим рядом
с трупами Каина и Тувал Каина. Возмущенные, они отказались жить с Лемехом.
     - Зачем нам вынашивать новых детей, если их постигнет та же кара Ашема?
- вопрошали они.
     - Вы  ошибаетесь, если полагаете, что Ашем сразу  же истребит  весь наш
род, - возразил Лемех.  - Разве  умышленно убил  я Каина и  Тувал  Каина? Мы
знаем,  что  Ашем на семь поколений  отложил наказание  Каина  за намеренное
убийство.  Не  логично  ли,  что наказание  за  мои действия,  которые  были
случайными, следует отложить на еще более долгий срок?"
     Однако  его жены не вняли  ему  и предложили: "Давай  решим дело  перед
судьей ".
     Они все вместе пришли к Адаму и рассказали ему свое дело. Лемеховы жены
доказывали: "Господин! Наш муж убил прадеда Каина и своего сына Тувал Каина.
Почему должны мы вынашивать новых детей, обреченных на истребление?"
     Лемех сказал:  "Господин!  Все  произошло  случайно,  я  не  действовал
умышленно".
     Выслушав обе  стороны, Адам  решил: "Ада  и Цила,  послушайтесь  своего
мужа! Мир был создан для того, чтобы рождались дети!"
     -  Врач, вылечи сперва свою собственную болезнь, - усмехнулись лемеховы
жены. - Ты сам уже сто тридцать лет живешь раздельно с Хавой!
     Их слова  дошли до  сердца Адама, и он  вернулся к  Хаве. Вскоре  у них
родился сын, который по внешнему виду был точной копией Адама. Так же, как и
Адам,  он родился обрезанным. Хава назвала  его Шетом, пояснив  (4:25): "Ибо
Б-г положил  мне  другое  семя вместо  Эвеля, которого  убил Каин".  Имя Шет
означает  также "основатель  мира",  ибо  Шет  стал преемником  Адама.  Адам
передал ему законы, открытые ему Ашемом, и вручил Небесные Одеяния,  которые
сделал Ашем Адаму.



     Адам умер в девятьсот тридцать лет.
     Он  не  дожил до  тысячи лет,  обещанной ему Ашемом, ибо  семьдесят лет
своей жизни он подарил другому человеку.
     Когда дыхание жизни  еще не коснулось Адама  и он все  еще был глиняной
статуей,  Ашем показал ему всех его будущих потомков.  Среди них Адам увидел
Давида, которому уготовано было  родиться, прожить  всего три  часа  и затем
умереть.
     - Властелин Вселенной, - взмолился Адам, - неужели эта  святая душа  не
совершит никаких деяний в этом мире?
     - Так предопределено, - ответил Ашем.
     - А сколько должен прожить я? - спросил Адам.
     - Тысячу лет.
     - Признаешь ли ты возможность делать другому подарки? - поинтересовался
Адам.
     - Да, - ответил Ашем.
     - Тогда разреши мне даровать Давиду семьдесят лет моей жизни.
     Адам  составил договор, гласивший, что Давид бен Ишай получит семьдесят
лет от его  жизни. Свидетелями, подписавшими этот договор, были Ашем  и один
из  ангелов. Но, когда Адам,  прожив девятьсот тридцать лет, и в самом  деле
должен был  умереть, он вдруг стал отрицать,  что составил какой-то договор:
"Разве Ты не  пообещал  мне  жизнь  длиной  в тысячу лет?" Тогда Ашем извлек
документ, показывавший, что оставшиеся семьдесят лет принадлежат Давиду.
     Этот мидраш касается одной из самых глубоких  тайн нашей истории. Адам,
Давид  и  Машиах тесно связаны друг  с другом. Адам согрешил, поэтому Шехина
покинула землю. Заложив  фундамент  Храма в Иерусалиме, Давид вернул Шехину.
Миссию Адама окончательно завершит Машиах, который навсегда возвратит Шехину
на землю. (Буквы имени Адам начальные буквы имен Адама, Давида и Машиаха).
     Когда Адам осознал,  что  конец близок, он подумал:  "Я должен  найти в
земле  место  для  своих  останков.  Раз  я творение рук  Ашема,  то  весьма
вероятно,  что грядущие  поколения будут  пытаться обожествить  мои останки.
Поэтому я должен их скрыть".
     В  поисках места  для  захоронения, Адам обнаружил  участок земли около
будущего  города  Хеврона, над  которым он различил отблеск света  Ган Эден.
Именно  этот участок он выбрал местом своего последнего успокоения и выкопал
в  земле две пещеры, одну  внутри  другой. Позже эта сдвоенная  пещера стала
известной как Пещера Махпела.
     Когда  Адам умер, Создатель  Сам позаботился о  его похоронах.  Так как
рост Адама  даже  после  прегрешения оставался  гигантским,  Ашему  пришлось
согнуть его тело, чтобы оно поместилось в пещере.
     Все  люди горько оплакивали  Адама, ибо он был  благочестивым и  святым
человеком.
     Останки Хавы были похоронены в той же пещере Махпела.



     Все  десять поколений от Адама  до Ноаха  вызывали  гнев  Ашема,  но Он
проявил терпение и только в десятом поколении обрушил на них Потоп.
     Вот эти десять поколений:
     1. Адам
     2. Шет
     3. Энош
     4. Кейнан
     5. Маалель
     6. Йеред
     7. Ханох
     8. Метушелах
     9. Лемех (отец Ноаха, тезка упомянутого выше потомка Каина).
     10. Ноах.
     Теперь  мы объясним,  в чем  заключалась  порочность  каждого  из  этих
поколений.
     -  Адам:  Во  времена  Адама  мир  пал  из-за его прегрешения.  Шехина,
обитавшая раньше на земле среди людей, вынуждена была удалиться на первое из
небес.
     - Шет: В его времена Ашема гневили порочные потомки Каина.
     - Энош: Его поколение  первым осквернило Имя Ашема, распространяя мысль
о необходимости  поклонения существам, отличным от Него. Они положили начало
культу  Небесных  тел,  объявив, что  солнце, луна и созвездия сами  по себе
заслуживают   почестей  как  слуги  Ашема,  которых   Он  назначил  освещать
Вселенную.  В соответствии  с этим,  они воздвигли звездам храмы  и алтари в
убеждении, что, оказывая им почет, они угождают Ашему.
     Таково было происхождение идолопоклонства. Следующие  поколения развили
это искажение, приписав светилам силу, не зависимую от Ашема.
     Поколение Эноша исследовало тайны Вселенной и добилось того, что начало
извлекать  волшебную  силу  из  нечистых  источников.  Ему  было  подвластно
искусство колдовства.
     Ашем  покарал  это  поколение  за грехи, произведя  четыре  изменения к
худшему в законах природы:
     1. Горы  стали скалистыми. Раньше  почва в  горах  была плодородной, но
отныне  Ашем  сделал  ее  негодной для  обработки.  То  было  наказанием  за
идолопоклонство, совершаемое на горах.
     2. Человеческие тела приобрели способность гнить  после смерти.  Раньше
они не были подвержены разложению. (До поколения  Эноша  смерть причинял Сам
Ашем. Она была безболезненной и  моментальной. Отныне  людские души призывал
Ангел  Смерти,  и  поэтому после  смерти  тело  не  сохраняло  свою  прежнюю
святость).
     3.  Людские лица  стали походить на обезьяньи морды (то  есть, святость
образа Ашема стала менее явственно, чем прежде, проступать на лицах людей).
     4. Над людьми приобрели власть демоны.
     (Причиной  тому  было поведение  самих людей.  Они  преклонялись  перед
идолами, олицетворявшими демонов. Тем  самым они добровольно  отдали демонам
власть над собой).
     Ашем  явственно послал поколению Эноша  предупреждающие знамения. Океан
поднялся и, неся людям смерть, затопил одну треть суши.
     -  Кейнан:  Хотя сам  Кейнан  был  мудрым  и могущественным правителем,
увещевавшим своих подданных служить Ашему, его поколение было растленным.
     - Маалель: О его поколении можно сказать то же самое, что и о поколении
Кейнана.
     -  Йеред:  Йеред был  праведником,  но  остальное  человечество (как  и
раньше) было погружено в разврат.
     - Ханох:  Ханох  также был  исключением в своем  поколении.  Сначала он
долгое   время    жил    отшельником,    сосредоточившись   на   молитве   и
самосовершенствовании.  Затем  он попытался влиять  на своих современников с
тем, чтобы они служили Ашему.
     Ашем предвидел,  что  Ханох не  в  силах сохранить свое  благочестие  в
греховные  времена.  Поэтому  Он  забрал  его  в  мир  иной  очень  молодым.
Огнедышащие кони, ниспосланные с Неба, живым увезли его в Ган Эден.
     Живыми в Ган Эден вошли девять праведников:
     - Ханох,
     - Элиезер, слуга Авраама,
     - Серах, дочь Ашера,
     - Батья, дочь фараона,
     - пророк Элияу,
     - Машиах,
     - раб царя Кушитского, спасший пророка Ирмеяу из темницы,
     - Хирам, царь Цура, который помог Шломо построить Храм.
     (Некоторые  исключают отсюда Хирама и вставляют  вместо него р.  Йеошуа
бен Леви),
     - Йаавец, сын р. Йеуды Анаси.
     Что означает понятие "войти в Ган Эден живым"?
     И почему вышеперечисленные праведники получили эту особую привилегию?
     Рамбан объясняет,  что награда за  выполнение мицвот  (заповедей) Ашема
меняется в зависимости от мотивов, которыми руководствуется человек. Те, кто
выполняет мицвот  единственно ради того, чтобы обеспечить себе хорошую жизнь
в  этом  мире, действительно получают  иногда в  награду долгую  и  приятную
жизнь,  полную почестей  и  богатства.  На  другой,  более  высокой  ступени
находятся те,  кто  предан  заповедям Ашема не  из-за меркантильных целей, а
потому  что  хотят заслужить  себе  грядущий  мир, то  есть служат Ашему  из
чистого "страха Б-жьего". Они вознаграждаются спасением от той участи, какая
ожидает нечестивцев в Геиноме, и, в конечном счете, удостаиваются обитать  в
Ган Эден. На  еще  более  высоком  уровне стоят те, кто выполняет мицвот  из
любви  к Создателю,  без каких-либо  скрытых мотивов и даже без стремления к
награде, так что, даже занимаясь своими будничными делами, помышляют лишь  о
том, чтобы выполнять  мицвот. Они удостаиваются награды и  в этом мире, и  в
следующем. Наконец, есть такие, кто, подобно бестелесным существам, порывает
со всеми житейскими заботами, направляя все свои желания  и помыслы только к
Создателю. В награду они получают вечную жизнь как для тела, так и для духа.
Именно  так  обстояло  дело  с  Элияу и  Ханохом,  о  которых  наши  Мудрецы
утверждают, что они были взяты в Ган Эден живыми.
     (Впрочем, существует мнение, согласно которому "войти в Ган Эден живым"
-  не самый высокий уровень, которого можно  достичь. Пророк Моше был  более
велик, чем Элияу,  ему было уготовано войти  в самые сокровенные уголки олам
аба, ибо при  жизни в этом мире  его  душа  была связана  с  самой сущностью
Ашема. И  все же, хотя он полностью освятил свое тело при жизни, войди  он в
Ган Эден живым, это помешало бы  ему  соединиться  с  Ашемом  в олам аба той
духовной  близостью,  которая  является наивысшей из всех  мыслимых  наград,
включая награду Элияу).
     -  Ханох:  Когда Ашем  захотел  взять  его  живым  в Ган  Эден,  ангелы
запротестовали.  Но Ашем сказал. "Я хочу, чтобы он точно так же служил Мне в
Небесах,  как служил,  пребывая  в  мире,  в котором  все  люди  поклонялись
идолам". В результате Ханох вошел в Ган Эден живым.
     -  Элиэзер: Когда Элиэзер возвратился вместе  с Ривкой  из дома Лавана,
Ицхак вдруг засомневался, не был ли он недопустимо близок с ней. "Если ты не
виновен,  -  сказал  ему  Ицхак,  -  то  войдешь  в  Ган  Эден  живым!"  Это
благословение полностью сбылось.
     -  Серах:  Будучи  праведницей,  она была  взята в Ган  Эден  живой  по
принципу мида-кенегед-мида,  в награду за то, что объявила Яакову, что Иосеф
по-прежнему жив, тем самым вернув безутешного отца к жизни.
     -  Батья:   Фараонова   дочь  Батья   была   одной  из   тех  праведных
новообращенных,  которые  присоединились  к еврейскому  народу  по искренним
мотивам. Рискуя своей жизнью,  она спасла  Моше  от смерти и  вырастила  его
вопреки приказу своего отца. Ашем счел эти ее деяния настолько великими, что
(по принципу "мера за меру") наградил ее вечной жизнью.
     - Элияу:  Всю  свою  жизнь пророк  Элияу  полностью пренебрегал  своими
телесными  нуждами. При этом он  достиг таких высот духа, на которых до него
пре  бывал только Адам до своего прегрешения, за что заслужил  войти живым в
тот самый Ган Эден, из которого Адам  был изгнан. История вознесения пророка
на небо в Небесной Огненной Колеснице описана во Второй книге Мелахим.
     Согласно  одному из комментариев, вечная  жизнь была дана пророку Элияу
для того,  чтобы никто не заявил, будто его смерть пришла  как наказание  за
греховное возведение жертвенника за пределами переносного Храма.  Элияу было
разрешено построить этот алтарь в силу чрезвычайности обстоятельств (Мелахим
1, 18).
     - Машиах: Наши  мудрецы говорят, что Машиах  родился тогда,  когда  был
разрушен  Второй Храм. Ашем забрал его в Ган  Эден в ожидании часа конечного
искупления.
     - Хирам,  царь  Цура:  Он был  взят в  Ган  Эден  живым,  поскольку был
б-гобоязнен  и помогал в возведении  Первого Храма. Впрочем,  оставался он в
Ган Эден лишь первую  тысячу лет, после чего  возомнил о себе и  заявил, что
он, дескать, бог. Поэтому из Ган Эден его изгнали и бросили в Геином.
     Не  все наши мудрецы принимают эту агаду  о  Хираме.  Некоторые из  них
вместо  Хирама  в  список  праведников,  взятых  живыми на небо, включают р.
Йеошуа бен Леви.
     -  Раб  царя   Кушитского:  Он  заслужил  вечную   жизнь  по   принципу
мида-кенегед-мида за то, что  спас  жизнь пророку Ирмеяу,  освободив его  из
темницы, куда  тот был брошен приближенными царя  Цидкияу. Царь распорядился
схватить пророка за то,  что  тот советовал  евреям прекратить бессмысленное
сражение и сдаться вавилонянам.
     - Р. Йеошуа бен  Леви: В Талмуде  о  р. Йеошуа  бен Леви рассказывается
следующее: существует двадцать четыре вида проказы, из которых  раатан самый
страшный.  Мудрецы  предостерегали  не  вступать  в  контакт   с  человеком,
пораженным  раатаном. Один  из  мудрецов настоятельно  советовал  народу  не
входить в шатер больного, а другой предупреждал, что мухи, садящиеся на пищу
такого  больного, разносят  заразу. Несмотря на  это,  р.  Йеошуа  бен Леви,
презрев грозившую ему опасность, бесстрашно входил в шатры людей, пораженных
раатаном,  чтобы учить с ними Тору. Он был тверд в своей вере в то, что сила
Торы защитит его от любого вреда.
     Когда  подошло его время  уйти  из  нашего мира, Ангел  Смерти  получил
Б-жественное разрешение выполнить последнее желание этого праведника.
     - Возьми меня  в Ган Эден и покажи мне место, где я пребуду, - попросил
р.  Йеошуа бен Леви. (Он мог высказать такую просьбу, ибо заранее знал о той
награде, которая ожидает его в грядущем мире).
     Ангел Смерти  понес его  в  Ган Эден, и  по дороге  р. Йеошуа бен  Леви
сказал  ему:  "Дай-ка мне твой нож, чтобы по дороге ты меня не  убил". Когда
они  прибыли  к стенам Ган Эден и ангел поднял его, чтобы  показать  ему сад
снаружи, р.  Йошуа  бен Леви перескочил через  стену и воскликнул: "Клянусь,
что я никогда не сдвинусь с этого места!"
     И сказал Всемогущий: "Надо вынести на суд поведение Йеошуа бен Леви при
жизни и расследовать, связывал ли  он себя  хоть однажды  клятвой, о которой
впоследствии пожалел  и от которой стремился освободиться". Обнаружено было,
что  р. Йеошуа бен Леви никогда не просил избавить его от какой-либо клятвы.
Поэтому последняя  его  клятва  была  уважена  и он получил разрешение живым
оставаться в Ган Эден.
     Именно качеством абсолютного постоянства  в службе Ашему  р. Йеошуа бен
Леви заработал себе Ган Эден. Тот,  кто всегда верен своему слову,  обладает
духовными качествами, необходимыми, чтобы получить место в олам  аба. (Автор
услышал это замечание от р. Элияу Лопиана  в день Йом Кипура 5726 года перед
молитвой Неила в израильском поселении Кфар Хасидим).
     Когда р. Йеошуа бен Леви входил в Ган Эден, перед ним шел Элияу Анави и
возвещал: "Дайте  дорогу Бар  Леви!  Прибывшего праведника встретил р. Шимон
бар  Йохай,   сидевший  на  пирамиде   из  тринадцати  золотых  тронов  (что
символизировало высокие достижения при жизни и великую награду в Ган Эден).
     -  Ты тот  самый  Бар  Леви, - спросил  р. Шимон  бар Йохай, -  величие
которого таково, что  при его жизни никогда не появлялась  радуга? (Радуга -
символ  того, что Ашем  избавляет  мир  от  заслуженного уничтожения. Она не
появлялась при жизни безупречных праведников, заслуги которых были настолько
велики, что давали защиту всему поколению).
     - Это сказано не про меня, - ответил р. Йеошуа бен Леви.
     - Если так,  - заявил р. Шимон бар  Йохай, то ты недостоин такой пышной
церемонии при входе в Ган Эден.
     На самом деле радуга действительна не  появлялась  во времена р. Йеошуа
бен Леви, но он не хотел этим хвастать.
     Тем  не менее р.  Йеошуа бен Леви остался  в Ган Эден и  позднее послал
мудрецам сообщение, в котором описал для них Ган Эден и Геином.
     -  Йаавец:  Йаавец был единственным сыном р.  Йеуды  Анаси,  праведного
ребе,  составившего  Мишну.  Йаавец  прославился  как  великий  праведник  и
удостоился живым войти в Ган Эден.
     -  Метушелах: Метушелах,  предок Ноаха, будучи праведником,  стоял выше
всех  современников.  Он  не  однократно укорял  свое поколение:  "Совершите
раскаяние, исправьтесь, иначе Ашем вызовет потоп!"
     Из-за его праведности Ашем медлил и не вызывал потоп до тех  пор,  пока
не кончились семь дней траура после его смерти.
     -  Лемех,   потомок  Шета.  В   его   время,  в   виде  предостережения
человечеству, мир был поражен голодом, но это не помогло исправлению людей.
     - Ноах:  Ноах превосходил всех  людей,  живших прежде него.  Он чтил  и
поддерживал не только  своих родителей, но даже дедов и прадедов, в то время
как  все его  предки,  даже  будучи  праведниками,  ограничивались тем,  что
помогали только  своим отцам. Ноах взял  на себя  обязанность заботиться обо
всех своих оставшихся в живых предках.
     Известно,  что  Ноах  родился обрезанным.  Его  задачей,  с  которой он
справился, было принесение в  мир облегчения  и успокоения, о  чем предрекал
Адаму Ашем: "С рождением обрезанного младенца с земли будет снято проклятие,
наложенное на нее после твоего прегрешения".
     Поколения, предшествовавшие  Ноаху,  сеяли пшеницу, а собирали тернии и
чертополох. С рождением Ноаха  почва снова стала такой, какой была прежде, и
снова начала приносить чистое зерно.
     Пока  Ноах  не  родился,  животные  не  слушались своих хозяев:  корова
восставала на  скотника,  а бык  на пахаря. Но отныне они снова  подчинились
господству человека.
     До Ноаха человеческая рука не расчленялась на пальцы. Ноах был  первым,
кто родился  с  раздельно двигающимися  пальцами, что облегчило  ему  ручной
труд.
     До тех пор  пока  не  родился  Ноах, мертвецы  не знали покоя  в  своих
могилах. Подземные воды  подымались и затопляли могилы каждое утро и  каждый
вечер. Это было  посланное Ашемом наказание  за грехи,  которые  совершались
покойниками  при  жизни  днем  и  ночью.  С  рождения  Ноаха  это  наказание
прекратилось.
     Ноах  был изобретателем всех  земледельческих орудий, таких как плужный
лемех, серп, лопата. До него люди обрабатывали почву голыми руками.
     Таким образом, Ноах стал утешителем  человечества. Его отец для того  и
назвал его Ноах чтобы намекнуть: "Вот человек, который принесет облегчение в
нашей работе и утешит печаль наших рук".
     На самом деле грамматически правильный перевод слова "утешитель" звучит
как Менахем.  Однако дед Ноаха Метушелах  предупредил  его отца Лемеха,  что
люди попытаются извести Ноаха посредством волшебства. Поэтому он посоветовал
Лемеху дать ребенку другое имя, которым его называли бы люди, а истинное имя
скрыть, чтобы волшебство не подействовало на него.
     Несмотря на то что  все десять поколений между Адамом и Ноахом вызывали
гнев  Ашема,  Всемогущий  отложил Всемирный  Потоп  до поколения Ноаха. Пока
праведники Ханох, Йеред и Метушалах были живы,  Ашем не хотел обрушивать  на
мир Свою кару. И только к концу жизни десяти поколений Ашем сказал: "Я сотру
человека, которого создал, с лица земли, ибо сожалею, что сотворил его".
     Язычник спросил у р. Йошуа бен Кархи:
     - Утверждаешь ли ты, что Б-г умеет предвидеть будущее?
     - Да, утверждаю, - сказал р. Йеошуа.
     - Тогда почему сказано в Торе (6:6): "И пожалел  Он в Своем сердце, что
создал человека"?  Разве,  создавая  человека,  Он не  знал  о  будущих  его
злодеяниях?
     - У тебя когда-либо рождался сын? - спросил в ответ р. Йеошуа.
     - Да, - ответил язычник.
     - И какие чувства ты испытывал, когда он появился на свет?
     - Я был счастлив и ликовал.
     - Но разве ты не знал уже тогда, что рано или поздно он умрет?
     - Как одно влияет на другое? В день ликования я ликую, в  день скорби -
плачу.
     -  Так же и Б-г, - пояснил р. Йеошуа. -  Хоть Он и  знал заранее, что в
конце  концов разгневается  на все  поколения  нечестивцев  и  Ему  придется
истребить их, тем не менее Он их создал.
     Когда  Ашем оплакивал  греховность  человека,  два  ангела, Шамхазай  и
Азаэль, появились перед Ним и резонно спросили:
     - Властелин  Вселенной,  разве до  сотворения человека мы  не  говорили
Тебе, что он будет недостойным существом?
     - Если Вселенная существует не ради человека, то какой цели она служит?
- возразил Ашем.
     - Мы, ангелы, достаточная причина для ее существования!
     На это Ашем ответил:
     -  Я знаю,  что если  бы  вам пришлось  обитать на земле и вам были  бы
присущи те  злые побуждения, что  и человеку,  то  вы  были бы намного  хуже
людей.
     - Тогда разреши нам жить среди  смертных, и Ты увидишь, как  мы освятим
Твое Имя!
     -  Хорошо,  опускайтесь  вниз  и  делайте  так,  как  сами  только  что
предложили, - повелел Ашем.
     Шамхазай  и Азаэль  стали  жить  на  земле,  как  люди.  Узрев  красоту
человеческих  женщин,  они не смогли  воспротивиться искушению и согрешили с
ними.  От  этих союзов  произошли  появившиеся  среди  допотопных  поколений
великаны, творившие грех убийства, прелюбодеяния и разбоя.







     Хотя человечество уже не жило в Ган Эден, его образ жизни перед Потопом
все еще напоминал ганэденский.
     История  поколения   Потопа  помогает   нам  осознать   тот  факт,  что
материальное благополучие, если только человек не направит его  на  служение
высшей  духовной цели,  неминуемо  порождает разложение  нравов.  Сегодня мы
яснее чем когда-либо видим, что общество изобилия и  гармоничное  общество -
не всегда  одно и то же. Находиться в согласии с самим собой и в то же время
являться членом  гармоничного  общества можно только  живя в соответствии  с
повелениями Ашема.
     Жизнь была прекрасна. По правде говоря, она была слишком прекрасна, ибо
состояла  из  сплошных  наслаждений.  Например, зачатие  и рождение  ребенка
происходили в один и тот же день. Новорожденные дети сразу же становились на
ноги и могли говорить. Кроме того,  ни  один ребенок  никогда  не умирал при
жизни своих родителей,  -  все жили так  долго, что видели не  только  своих
детей и внуков, но и правнуков.
     - Поколение, жившее  перед Потопом,  физически было очень  сильным, как
сказано  в  стихе  (6:4):  "На земле  в  те  времена были  исполины".  Они с
легкостью корчевали кедровые деревья,  а львов  и  пантер  считали не  более
опасными, чем  блох.  В  старости,  с  возрастом,  их сила  не  угасала,  а,
наоборот, увеличивалась. Но после Потопа это свойство людей исчезло.
     - Люди жили  очень долго, сотни лет. И только когда они согрешили, Ашем
сказал (6:3) "Пусть будут дни его (человека) сто двадцать лет".
     - Люди не знали абсолютно никаких страданий.
     - Они сеяли только  раз в  сорок лет, и  земля  давала урожай, которого
хватало на следующие сорок лет.
     -  Людям не приходилось  терпеть холод или чрезмерную жару, ибо природа
еще  не знала  смены  времен  года. Весь год стояла приятная  мягкая, мы  бы
сказали,  весенняя погода.  И  только  после Потопа Ашем сказал:  "Сеяние  и
жатва, холод и тепло, лето и зима, день и ночь не прекратятся".
     Ашем  был добр к  людям. Однако именно в результате Его благодеяний они
отвергли авторитет Ашема, сказал так: "Зачем  Он нам нужен? Нам не требуется
Его помощь даже для того, чтобы  добыть воду, ибо  мы не нуждаемся  в дожде.
Водой нас в изобилии снабжают источники - ручьи и колодцы!"
     Тогда  Ашем  ответил: "При великодушии,  которое Я  проявил  к  вам, вы
восстаете на  Меня?  Раз вы заговорили  о дожде, Я покараю вас дождем",  - и
потому (6:6): "Вот Я наведу Потоп, воду на землю".
     Но в чем были преступления этих поколений?
     Они были повинны в идолопоклонстве, кровопролитии и безнравственности.



     "Они говорят Б-гу: "Уйди от  нас, не желаем знать  Твои пути. Кто такой
Всемогущий, что нам следует служить Ему? Зачем нам Ему  молиться?" (Иов  21,
14-15).
     Люди  укрепили  свою  независимость  от  Ашема,  приобретя  специальные
познания в колдовстве. Они покинули своего Творца и начали служить идолам.



     Люди стали  убийцами,  их  развращенность была сродни  той,  что  позже
обнаружится  в  нечестивом  городе Сдоме  (о  ней  рассказывается в  разделе
Ваера).



     Первые  поколения игнорировали заповедь, которая  была  дана еще  Адаму
(1:28):  "Плодитесь   и  размножайтесь".  Так  как  целью   их  жизни   было
ублаготворение своих инстинктов, они старались иметь как можно меньше детей.
Этим объясняются распространенные в то время зверские жестокости.
     - Мужчина  брал себе двух женщин: одну -  для деторождения, а  другую -
для удовольствий.
     - Мужчины обменивались женами.
     - Устраивались "брачные договоры" между людьми и зверями.
     - Судьи сами утопали в разврате.
     Во  все  поколения,  вплоть  до   наших  дней,  первопричиной  разврата
становится   суд.  Снисходительные  законы   и  "либеральные   судьи"  несут
ответственность за гибель страны.
     Даже животные подражали людской развращенности  собака совокуплялась  с
волком, а петух - с уткой.
     Тем не менее Ашем пощадил бы даже эти нечестивые поколения, если бы они
грешили по  неведению. Но им были даны  шесть  заповеданных Адаму заповедей,
включавших запрещение  идолопоклонства, убийства и  прелюбодеяния.  Так что,
люди были наказаны за то, что решили пренебречь заповедями Ашема.
     И все же Ашем и дальше бы  проявлял долготерпение  и сдержанность, если
бы не еще одно их преступление - грабеж.



     Ашем сказал:  "Всякой плоти пришел конец  предо Мною"  (6:13). То есть:
"Обвинение,  клеймящее  их  в воровстве, предстало  предо  Мною, и  потому Я
больше не могу откладывать их наказание".
     Какие обычаи  были  у поколения Потопа?  Если  человек приносил  полную
корзину гороха, то вскоре его окружала целая толпа, которая набрасывалась на
горох.  С  хитрым  расчетом  каждый из  толпы брал горсть гороха, стоимостью
меньше самой мелкой  монеты. Корзина моментально становилась пустой.  Однако
пострадавший не мог представить дело в суд, так как каждый из обвиняемых мог
заявить, что количество украденного  им так ничтожно,  что  по  закону он не
подлежит наказанию.
     Однажды  р.  Элиэзер  шел вместе с  учениками  по  дороге  и  вдруг ему
понадобилась зубочистка, то есть простая щепка. Щепку можно было отломить от
придорожной  изгороди.  И  хотя  изгородь  была  личной  собственностью,  ее
владелец,  конечно,  не  стал  бы возражать, если бы  кто-то  взял маленькую
щепку, не представлявшую никакой ценности. Тем не менее р.  Элиэзер  сказал:
"Не  надо  приносить мне  щепку. Другие могут последовать моему  примеру и в
конце концов разрушат всю изгородь".
     Р.  Шимон бен Элазар  рассказывал:  "Однажды девочка поправила меня  по
вопросу алахи.  Я  шел  через  поле, а она  крикнула мне: "Рабби, это поле -
личное владение!" "Но я же иду по тропинке", - возразил  я. "Эту тропинку, -
отвечала она, - протоптали такие же грабители, как ты!"
     В обычаях того поколения было передвигать  межевые знаки соседей, чтобы
расширить свои владения.  Они  также частенько крали друг у друга овец. Если
кто-то видел, что бык или осел принадлежит беспомощному сироте или вдове, то
он отбирал его. Опасаясь, что одежду стащат у них прямо с тела, люди считали
более безопасным гулять нагишом.
     Почему именно  грех воровства, а не идолопоклонства,  кровопролития или
безнравственности послужил завершающим толчком для вынесения приговора об их
виновности? Ответ  заключается в том, что воровство  подрывает основу всякой
цивилизации.  Здравый смысл утверждает, что  собственность  другого человека
нельзя красть. Всякий  раз, когда Ашем вершит суд  над человеком, виновным в
разных преступлениях, самым тяжким обвинением выступает воровство.




     Ноах  был выдающимся человеком, цадиком,  на чьей  праведности держался
весь мир. Трое праведников являются опорой мирозданий: Адам, Ноах и Авраам.
     Эти слова следует понимать буквально. Каждый из них спас мир от гибели.
Если бы не Ноах, мир был бы уничтожен.
     К  Ноаху  имеет  отношение стих  (Теилим 1:1): "Блажен муж, который  не
ходит на совет нечестивых, не стоит на тропе грешников и не сидит в собрании
глумящихся".
     Несмотря  на  всеобщую  нравственную  распущенность,   его  собственное
поведение  было  безупречным.  Он  не  позволял  себе  подпасть под  влияние
окружающих.  Подвергаясь  унижению  быть  осмеянным  тремя поколениями,  при
которых   он  жил,  -  поколением  Эноша,  поколением  Потопа  и  поколением
Рассеяния, -  он  остался  неколебим  в  своем  служении Ашему  и  ревностно
соблюдал все шесть мицвот, которые были заповеданы людям.
     Его жена  Наама была  так же праведна. Само ее имя означает, что все ее
дела были во благо.  Ею были рождены три сына,  Йефет,  Хам  и Шем,  которые
ходили  путями  Ашема,  как  их  учили  отец  Ноах и дед  Метушелах.  Первое
упоминание о них в Торе  начинается  с Шема,  ибо он был  величайшим из всех
трех.
     Тора описывает  Ноаха как праведника, цадика (6:9), "непорочнейшего  из
всех своих  поколений". Что подразумевается под этими словами? Здесь имеется
в виду, что Ноах был  праведным только в сравнении со своим поколением. Если
бы  он жил  во  времена Моше или  Шмуэля,  он  не считался бы  великим.  Как
говорится, человек с одним глазом - царь среди слепцов.
     У  одного человека  был  винный  погреб.  Однажды он  спустился  туда и
обнаружил, что  все его вино превратилось в уксус. Открывая один бочонок  за
другим,  он  наконец наткнулся  на  сосуд,  вино  в  котором  прокисло  лишь
наполовину.  "Замечательно,  - воскликнул  он. -  По  сравнению с  остальным
уксусом это вино можно считать вполне пригодным.
     Так  и  Ноаха  называют  цадиком -  лишь  в сравнении  с его нечестивым
поколением.
     Однако согласно другой точке зрения, вышеприведенный стих воздает хвалу
Ноаху,  подразумевая,  что  раз  уж  он  сохранил  свою  праведность  даже в
безнравственном окружении, то стал бы еще  более выдающимся  человеком, живи
он во времена Моше или Шмуэля (ибо учился бы у них).
     Юная  девушка  жила  в квартале,  пользовавшемся дурной славой,  но  ее
собственная  репутация   была  безупречной.  Поселись  она  по  соседству  с
достойными людьми, ее бы считали блестящим примером благородного поведения.
     Как нам примирить между собой эти два противоположных мнения  и понять,
каким же человеком на самом деле был Ноах?
     Выполняя  все заповеди  Ашема и воздерживаясь  от греха, Ноах делал то,
что надо  было делать  в  его положении.  За  это Тора называет его цадиком,
праведным человеком.  Тем не менее  наши мудрецы критикуют его за то, что он
не  старался  сделать больше,  чем от него требовалось.  Наши  великие  мужи
именно потому и творили  историю,  что превосходили самих  себя  в  служении
Ашему и превышали все  людские ожидания. Примером тому  может служить  жизнь
Авраама. На третий день после обрезания он страдал от сильной боли. Несмотря
на это,  он послал своего слугу Элиэзера на  поиски гостей.  Однако  Элиэзер
никого  не нашел и  вернулся один, без  странников. По  обычным человеческим
представлениям Авраам  выполнил свою обязанность оказывать помощь проходящим
мимо и имел право  возвратиться в свой  шатер. Но Авраам  сделал больше, чем
требовали  нормы  поведения.  Вопреки  боли,  он  сел  перед  своим  шатром,
высматривая гостей. Возможность делать  добрые дела людям не всегда приходит
сама  по  себе,  но Авраам приложил  все усилия к тому, чтобы  найти  способ
проявить  гостеприимство. Таким образом  он  изменил свою личность  простого
человека Аврама  и поднялся на новую, более высокую ступень,  стал Авраамом,
и, следовательно, превратил свою судьбу в новую, более великую.




     Ухо Ноаха  услышало  слова  Ашема: "Я решил  уничтожить  всех  людей  в
наказание за три главные преступления, в которых они повинны, а более  всего
потому, что они грабили друг друга. И вот, Я наведу Потоп, который уничтожит
не  только  все живое, но смоет  и уничтожит  землю  на глубину в три тфахим
(равных примерно 30 см)!"
     Царь и царица с  нетерпением  ждали дня свадьбы своего сына. Она должна
была стать главным событием года для всей державы. Была проведена тщательная
подготовка.  На  обновление  полога  и свадебного зала ушли  тысячи  золотых
монет, но царь не жалел никаких денег, чтобы прославить этот день.
     Однако случилось  несчастье. В самый  день  свадьбы  принца  обнаружили
бездыханным. Ему не суждено было дожить до радостной минуты.
     Что  сделал царь?  Он поспешил  к  месту,  где должно  было  состояться
празднество,  и  начал  срывать  полог,  топтать  цветы  и  вырывать столбы.
"Остановись! - закричала царица и министры. - Мы вложили в эти приготовления
тысячи". Но царь не останавливался: "Зачем мне теперь все это, когда мой сын
лежит мертвый?
     Так же  собрался поступить и Ашем.  Он сказал: "Я сотворил мир со всем,
что  в нем есть, ради человека. Если не станет людей, то зачем нужна  земля?
Пусть Потоп,  который  уничтожит человеческий  род,  принесет  также  гибель
животным и растениям и даже смоет землю на три тфахим в глубину!"
     Затем  Ашем  приказал  Ноаху:  "Сделай себе  ковчег  из  дерева  гофер,
состоящий из трех этажей: нижний - для гадов земных, средний - для животных,
а верхний  оставь  для  людей. Пусть  он  состоит  из  совершенно  отдельных
клетей".  Ашем объяснил Ноаху точную планировку  ковчега, который тот должен
был построить. "Покрой ковчег изнутри и снаружи смолою, - велел  Он Ноаху. -
Ступай на реку Пишон  и возьми там  драгоценных  камней освещать  ковчег.  Я
хочу, чтоб ты знал, что Потоп уничтожит всех  тварей живых, но ты  войдешь в
ковчег  и будешь  жить в  нем. Ты и  твои  сыновья,  твоя жена  и жены твоих
сыновей".
     Услыхав слова "Ты спасешься в ковчеге", Ноаху следовало бы молить Ашема
проявить милость и к остальному миру. Но Ноах прошел мимо этой возможности и
не вступился за своих собратьев. Он не был похож  на  Моше, который, услышав
от Ашема повеление (Шмот 32:10): "Оставь Меня. Возгорится Мой гнев на них, и
Я уничтожу их,  - а  тебя сделаю народом великим", - возразил:  "Как  могу я
покинуть еврейский народ ради своего личного блага?"  Моше до тех пор умолял
Ашема, пока  Тот не  простил  еврейский  народ. Что касается Ноаха, то он не
стал молить за свое поколение.
     Ашем продолжал наставлять Ноаха: "Приведи в  ковчег всех земных тварей.
Возьми самца и самку  от каждого рода, который не является чистым, и по семь
пар самцов и самок от всякого рода, который Тора в будущем объявит чистым".
     Откуда мы узнаем, что человеку следует избегать грубых слов?
     Давая  наставления  Ноаху, Ашем  не  сказал: "От всех  зверей,  которые
нечистые, возьмешь по два". В Торе сказано: "От  зверей, которые не являются
чистыми". Таким образом обойден более резкий термин, нечистые.
     Это нас учит тому, что  всегда следует избегать грубых  выражений, даже
если они более конкретны.
     -  Как  я могу  выполнить Твое повеление? -  спросил  Ноах.  -  Разве я
охотник, который умеет распознавать различные виды животных и ловить их?
     Как  только  Ноах произнес эти слова,  он потерял возможность выполнить
мицву, заповедь.
     Ашем ответил: "Тебе не надо ловить животных. Они придут в ковчег сами".
     Ноаху было обещано: "Я заключу Мой завет с тобой, чтобы не дать сгинуть
припасам,  которые ты  взял  в  ковчег. Завет будет охранять  тебя,  так что
нечестивцы  из  твоего  поколения не  смогут  причинить тебе никакого вреда,
несмотря на всю свою силу, и не смогут помешать тебе войти в ковчег".



     120  лет потратил Ноах на сооружение  ковчега. Ашем поведал ему секрет,
как вырастить лес таким образом, чтобы бревна  получились той длины, которая
требовалась для ковчега. Также Ноаху было сообщено, как надо заблаговременно
посадить  деревья, чтобы ровно через 120 лет они выросли до нужных размеров.
Ноах  посадил  каждое дерево  в  соответствующее  время,  так,  чтобы бревна
получились необходимого для ковчега размера и их не пришлось укорачивать.
     Ноаху  было  велено самому посадить деревья для  ковчега,  ибо святость
ковчега была сравнима со святостью Мишкана.
     Конечно  же,  Ашем  мог  уберечь  Ноаха  более  простым  путем,  нежели
постройка  ковчега. (Например, Он мог просто  повелеть воде  не  трогать дом
Ноаха). Почему же тогда Он дал ему такое сложное задание - соорудить ковчег?
Тому, что Ашем избрал именно ковчег средством спасения Ноаха от Потопа, было
несколько причин:
     1. Сложные  приготовления, необходимые  для  его сооружения,  привлекли
внимание  всего  света.  Таким образом  его  постройка явилась  своего  рода
предупреждением поколению о том, что надо срочно исправить свои пути.
     Современники  спрашивали   Ноаха:  "Зачем  ты  занимаешься  сооружением
ковчега?"
     -  Это  заповедь  Властелина  Вселенной,  -  отвечал  Ноах,  -  ибо  Он
собирается обрушить на мир Потоп!
     Ответом ему были проклятия: "Если когда-нибудь и будет Потоп, то  пусть
он падет на твой собственный дом!"
     Хотя  каждому человеку того поколения было дано сто двадцать лет жизни,
чтобы поразмыслить  над словами  Ноаха  и успеть покаяться,  никто этого  не
сделал.  Люди не  боялись угроз,  так как, зная свою колоссальную физическую
силу, чувствовали себя в безопасности.
     2.  Постройка ковчега  не только  служила  напоминанием нечестивцам, но
была  нужна еще и  для  того, чтобы  очистить  душу самого  Ноаха. Выполняя,
несмотря на всеобщее  глумление, заповедь  Ашема о  сооружении ковчега, Ноах
становился духовно чище.
     3. Р.  Элазар спросил у  своего  отца, р. Шимона: "Мы знаем, что в дни,
когда Небо дает приказ об уничтожении, праведник должен первым пострадать за
грехи своего поколения.  Раз это  так,  то я не понимаю, каким образом  Ноах
спасся". Р. Шимон  ответил ему: "Ноах должен  был спастись, ибо  Ашем выбрал
его  в праотцы всех  грядущих поколений. Чтобы  не  дать Обвиняющему  Ангелу
выделить его из  прочих, Ноаху пришлось построить ковчег и укрыться в нем на
все то  время,  пока  Потоп опустошал мир. Таким образом он был  избавлен от
мести Обвиняющего Ангела".
     Все эти сто двадцать  лет, предоставленные поколению  Потопа  в попытке
отвратить  его  от стези  порока, прошли без какого-либо  заметного  успеха.
Тогда  Ашем  прибавил людям  еще семь дней на то, чтобы  исправиться. На эти
семь дней, оставшихся до начала Потопа, Всемогущий изменил законы природы, и
люди  вдруг  очутились  среди  хаоса, который  невозможно было игнорировать.
Например,  солнце  всходило  на  западе,  а  садилось  на  востоке. С другой
стороны, несмотря на хаос, мир на эти семь дней превратился в восхитительное
место  для  жизни.  Люди  решили,  что  их опять вернули  в Ган  Эден. Жизнь
превратилась  в  бесконечный праздник.  Тем  самым  Ашем  все  еще  надеялся
побудить  их  к  тшуве,  самоисправлению,  показав   им   великую   награду,
предназначенную в будущем мире для праведников.
     Что касается Ашема,  то Он  провел эти семь дней  в  скорби,  оплакивая
человечество,  которое  отказалось  воспользоваться  всем тем  великолепием,
которым Он хотел его одарить.
     А  что  же Ноах?  На  протяжении последних семи  дней перед  Потопом он
занимался  тем,  что собирал чистых  животных. Чистые животные  не пришли  в
ковчег сами, как это сделали нечистые. Чистым было уготовано, что в  будущем
их будут приносить в жертвы, поэтому старания Ноаха поймать их как бы делали
будущую заповедь более важной и значимой.
     Было еще одно  интересное явление.  Ковчег  не дал всем животным  войти
внутрь. Он отверг всех, кто был порочен. Только те, кто были чисты от греха,
могли получить разрешение на вход.
     Лишь огромный зверь Реэм  и  его детеныш не могли  влезть в  ковчег  не
потому, что были греховны, а именно из-за размеров.  Поэтому  Ноаху пришлось
привязать их снаружи.
     Следующая история позволит нам понять, каких огромных размеров был этот
Реэм.
     Однажды, когда Давид  пас в пустыне  отару своего отца, он наткнулся на
спящего Реэма. Давид взобрался на его спину, решив, что это гора. Неожиданно
Реэм проснулся и  с громким ревом поднялся во весь рост. Обнаружив, что небо
ближе к нему, чем  земля,  испуганный Давид  стал молиться: "Ашем,  если  Ты
отпустишь меня невредимым от этого Реэма, я построю Тебе Храм длиной  в  сто
амот (что равно примерно 61 м) - такой же длины, как и рог Реэма!
     Ашем  послал  навстречу Реэму льва, и Реэм  пал ниц из уважения к  царю
зверей. Давид спустился на землю, но теперь  он увидел перед собой свирепого
льва. Охваченный ужасом, он  снова взмолился (Теилим  22:2): "Спаси  меня от
пасти льва, как Ты внял мне, только что избавив от рогов Реэма!"
     В ковчег допущен был еще один особый обитатель великан Ог.
     Ог удостоился  спасения  от  гибели,  потому  что в  будущем должен был
сослужить  службу Аврааму. Этот великан поклялся Ноаху  и его  сыновьям, что
станет их рабом  на  вечные времена. Поэтому  Ноах  разрешил  ему оставаться
снаружи ковчега, на специальной палубе,  укрытой крышей.  Ноах просверлил  в
стене дыру и через отверстие каждый день давал Огу пищу.
     Как Ашем заповедал Ноаху по паре  из всех введешь в ковчег, - все твари
входили попарно.
     Обман отправился на поиски  пары и нашел Желание. "Откуда ты явился?" -
спросило Желание.
     - Я возвратился от ковчега Ноаха. Я  хотел  войти, но меня  не пустили,
потому что у меня не было подруги. Не хочешь ли ты быть моей подругой?
     - С радостью, - ответило Желание, - но что ты за это мне предложишь?
     - Все, что я приобрету, можешь взять себе.
     - Идет! - согласилось Желание.
     Так они  и вошли в  ковчег вместе  - Обман и Желание, навсегда заключив
между собой договор: все, что приобретает Обман, уносит прочь Желание.
     Семнадцатого  хешвана в 1656 году от  Сотворения мира начал идти дождь.
Сперва  он только накрапывал. Если бы  люди успели внять предостережению, то
дождь   все  еще  мог   бы  обернуться  благодатным  и,  дав  влагу   почве,
прекратиться.
     Ноах сам не мог поверить, что Ашем действительно исполнит свое решение.
Он  думал,  что  Ашем  в последний момент проявит  милосердие,  и  стоял вне
ковчега до тех пор, пока вода не дошла ему до лодыжек.
     Наши мудрецы  называют Ноаха  "верящим,  но все же неверящим". Как  это
понять?  Разве не услышал  он  от  Ашема о наступлении Потопа и не  построил
ковчег, проявляя при этом великое самопожертвование и не обращая внимания на
насмешки своих современников? Тем не менее есть огромная разница между верой
разумом и верой сердцем. Хотя каждый религиозный еврей претендует на то, что
он "верит", эмуну (веру) большинства людей можно охарактеризовать всего лишь
как отвлеченную идею, принадлежащую  сфере  разума и никогда  не проникавшую
вглубь сердца  человека  настолько, чтобы  изменить  его  личность.  Тора же
обязывает  к тому,  что  называется  эмуна  хушит,  чувственному  восприятию
истины,  которое  не  может не влиять  на  нашу  жизнь постоянно.  Обретение
подлинной  эмуны  продолжается   всю  жизнь  человека  и   достигается  лишь
немногими.  Вера  Ноаха  была  интеллектуальной  природы, и  поэтому  она не
наполнила его страхом перед приближающейся катастрофой, который, если бы  он
чувствовал  его  инстинктивно,  конечно,  заставил бы  его  без  промедления
устремиться в убежище.
     И  только увидев  направляющегося  к  нему  Ангела Смерти,  он вошел  в
ковчег.
     Злодеи  заявили: "Как только мы  увидим,  что  Ноах входит в ковчег, мы
принесем топоры и изрубим все это сооружение в щепки!" Тогда Ашем сказал: "Я
покажу, что вы не сможете помешать Ноаху войти". Он поставил  вокруг ковчега
львов, и никто не мог даже прикоснуться к нему, а Ноах и его семья на глазах
у всех среди бела дня вошли в ковчег.



     На протяжении двенадцати месяцев, пока продолжался Потоп, небесные тела
вели себя  не так, как обычно. Поэтому обитатели ковчега не  могли по солнцу
или луне определить час суток или день месяца.  Лишь по драгоценным  камням,
которые  Ноах  взял с собой  в ковчег,  можно было  узнать время.  Когда они
сверкали,  обитатели ковчега  знали,  что стояла ночь,  а когда они начинали
тускнеть, наступало утро. Так велся счет дням.
     Прошел год. Этот  год  не  был самым спокойным в жизни семьи Ноаха.  За
двенадцать месяцев им ни разу не  удалось поспать целую ночь, так как на них
лежала  ответственность  за тысячи птиц, зверей и домашних животных, которых
надо  было кормить. Все животные  требовали себе  пищу  в  разное  время: не
которые -  днем,  некоторые -  на  рассвете, некоторые -  ночью. Ноах и  его
сыновья трудились непрерывно.
     Однажды, когда  Ноах опоздал с пищей для льва, лев ударил  его лапой, и
Ноах стал хромать.
     Был  там зверь  по  имени  Зикис,  который отказывался от  любой  пищи,
которую  предлагал ему Ноах. Ноах удивлялся, почему голодный  Зикис еще жив.
Однажды,  когда  Ноах  разрезал гранаты,  оттуда  выпал червяк. Зикис  сразу
открыл  свою пасть и проглотил его. Теперь Ноах знал, что ему  требуется,  и
имел наготове запас червей.
     Однажды Ноах  вдруг  понял, что совсем забыл про птицу  Хул, сидевшую в
клетке, запрятанной во внутренней  части ковчега. "Тебе что, не нужна пища?"
- спросил  Ноах в  изумлении. "У меня не хватало совести беспокоить  тебя, -
отвечала птица Хул, - я видела,  что  ты занят, и решила не доставлять  тебе
дополнительной работы"
     - Мое тебе благословение! - произнес Ноах - Я желаю тебе, чтобы ты жила
вечно!
     Пока Ноах оставался в ковчеге, он  снова и снова молил (Теилим. 142:8):
"Выведи  меня из темницы  ибо  душа  моя устала от запаха львов,  медведей и
пантер!"
     - Ноах, - сказал Ашем, - в том и состоит Моя воля, чтобы  ты не выходил
из своего заключения двенадцать полных месяцев.
     С какой целью Ашем назначил Ноаху и его семье невероятно трудную задачу
сохранить  зверей живыми? Опустошение  было навлечено  на землю  воровством,
порожденным эгоизмом. Чтобы  стать строителями нового мира, Ноах и его семья
должны  были выработать в себе противоположное качество  - хесед,  доброту и
милосердие, способность самоотверженно отдавать себя другим.
     Ковчег  спокойно плавал по океану, как корабль, а мир  вокруг него  тем
временем  превращался в жуткую безлюдную пустыню,  залитую водой. Сорок дней
шел  сильнейший  дождь.  Каждая капля  дождя, посылаемого  Ашемом на  землю,
предварительно  кипятилась  в  Геиноме, поэтому дождь был настолько горячим,
что с попадавших под  него  людей сходила  кожа. В состав  капель входила не
только вода, но и  огонь.  В  дополнение к  дождю, падавшему сверху, в земле
раскрылись  все  колодцы  и  источники, и из  них  изливалась кипящая  вода.
Великаны поколения  Потопа  сначала  думали, что смогут  одолеть  источники,
просто-напросто  наступив  на них, но вода была такой горячей, что ничего не
получилось.  И что же тогда сделало  это не знающее  жалости поколение?  Они
брали  своих маленьких детей и затыкали их телами отверстия источников. Если
вода продолжала  хлестать потоком, то они клали в отверстие второго ребенка,
третьего, - только чтобы самим спастись. Поэтому, если  бы  не огонь и вода,
падавшие сверху, то они, вполне возможно, и выжили бы.
     Наконец, вода поднялась  на высоту в пятнадцать  амот  (около 11 м) над
самыми  высокими  горами.  Почему  именно  пятнадцать?  Да  потому,  что  то
поколение усмехалось: "Мы великаны,  пятнадцати амот  ростом, и, если  будет
когда-нибудь потоп, мы встанем на вершины гор и спасемся!" Теперь же уровень
воды был выше их голов, и они утонули.
     То было  самое страшное бедствие,  которое  когда-либо  обрушивалось на
землю. Выжили только рыбы,  ибо они  не грешили,  подобно другим тварям. Все
человеческие тела полностью разложились. Ни одна кость  и даже ни один самый
маленький  луз  (микроскопическая  кость  на  конце хребта)  не  остались  в
целости.
     Император Адриан спросил у р. Йошуа бен Хананьи:
     - Из какой части тела будет Б-г воскрешать мертвецов?
     - Из позвоночной кости луз, - ответил р. Йошуа.
     - Откуда ты знаешь? - поинтересовался Адриан.
     - Прикажи принести  эту  кость  мне, и я  докажу, - сказал р.  Йеошуа в
ответ.
     Когда р. Йеошуа принесли кость луз,  он показал императору, что она  не
дробится, даже если переламывать ее на мельнице. Ее бросили в огонь, но  она
не сгорела. И в воде она не  растворялась.  Наконец, р. Йеошуа взял  молот и
ударил по ней. Молот треснул, но кость осталась цела.
     Когда  человек  умирает, его кость  луз  сохраняется,  чтобы  составить
основу,  из которой будет воссоздано  его тело в дни возрождения мертвых. Но
поколение Потопа было настолько нечестивым, что ни одна кость от их скелетов
не  сохранилась, даже кость луз. В те дни, когда все прочие мертвецы встанут
из своих могил,  из этого поколения никто не воскреснет.  Никого  из них  не
будет даже среди тех, кого Ашем  решил оживить с единственной  целью - чтобы
его  судить  и  вынести обвинительный  приговор.  Память  о Поколении Потопа
стерлась навеки.



     Дождь шел ровно  сорок дней.  Таким образом то поколение получило мерой
за меру за то, что оно преступило Тору Ашема, которая будет дарована на горе
Синай через сорок дней после восхождения Моше на гору.
     На двадцать  седьмой день месяца кислев  дождь перестал. Но даже  тогда
подземные воды  все  еще продолжали затоплять землю. В общей сложности Потоп
длился сто пятьдесят дней. Первого сивана Ашем вспомнил о заслугах Ноаха и о
том,  что тот  не  дал  животным погибнуть  в  ковчеге.  Тогда  закрыл  Ашем
подземные источники и наслал ветер разогнать воду.
     С той поры остались на земле три горячих источника, они продолжали бить
в память о Потопе. Один из них - широко  известные горячие ключи в Тверии, в
Эрец Исраэль.
     Вода непрерывно  убывала до тех пор,  пока  первого  ава  не показались
вершины гор. Тем не менее Но ах ждал  еще сорок дней и  только  тогда открыл
окно ковчега. Он хотел узнать, стал ли климат снова пригодным для человека и
животных,  поэтому он решил  послать гонцом птицу, чтобы та выяснила это. Из
всех птиц Ноаху показалось самым надежным послать ворона. Своим выбором Ноах
как бы хотел сказать: "Властелин Вселенной!  Я знаю, Ты сострадателен, но не
нашлось  у  тебя  милосердия  к  Своим сыновьям,  и поступил Ты жестоко, как
ворон".
     Вполне  понятно,  с  таким  напутствием  ворон   лететь  не  хотел.  Он
пожаловался Ноаху: "Твой господин ненавидит меня, и ты ненавидишь меня! Твой
господин  заявил,  чтобы в  ковчег  взяли только  по паре  от  каждого  вида
нечистых животных (а я один из них), - а не по семь пар, как от каждого вида
чистых.  Ты  ненавидишь меня,  иначе как  бы ты мог выслать  меня наружу, не
опасаясь, что  жара  или  холод сразят меня и я не вернусь?  Случись со мной
несчастье -  и на свете исчезнут все вороны!" Кроме этого,  ворон сказал: "Я
знаю, почему ты усылаешь меня. Тебе захотелось заполучить мою подругу".
     Если бы  мы слышали  речь  ворона, то нашего  уха  достигло  бы  только
непонятное карканье. Но Ноах  знал язык всякой твари и  прекрасно понял, что
сказал ворон.
     - Ты нечестивец! -  ответил  ему Ноах. -  Весь  год я  не входил даже к
своей жене, ибо Ашем запретил сожительство, пока мы находимся в ковчеге. Как
же  ты можешь  подозревать  меня  в  поступке,  который  запрещен при  любых
обстоятельствах!
     На  самом деле ворон  потому  подозревал Ноаха, что  сам  был виновен в
недозволенных действиях. Ворон был одним из трех существ, которые ослушались
по веления Ашема жить в ковчеге отдельно от своих подруг.
     Этими тремя согрешившими  были собака, ворон и сын Ноаха Хам. Жена Хама
родила в ковчеге великана Сихона. В действительности, настоящим отцом Сихона
был  Шемхазаэль (один из тех  ангелов, что до  Потопа  опустились на  землю,
чтобы жить  на ней подобно  людям). Хам вошел к ней, якобы  для того,  чтобы
спасти ее от позора. За это деяние, совершенное в темноте, Хам получил мерой
за меру -  он вышел из ковчега чернокожим,  и у  всех  его  потомков  во все
времена кожа - тоже черная.
     Ноаху  было  известно  о  предосудительном поведении  ворона. Когда  он
крикнул  ворону: "Ты нечестивец!", в мыслях у него было: "Как  раз потому  я
тебя   и  выбрал  из  всех  птиц!  Во-первых,   ты   единственный  пренебрег
наставлениями Ашема. Поэтому я готов пожертвовать тобой, не испытывая к тебе
никакого милосердия.  Во-вторых,  твоя  подруга  понесла,  и,  даже если  ты
погибнешь, твой род сохранится".
     Поэтому Ноах не стал слушать жалобы ворона и выгнал его из  ковчега. Но
ворон  и  не  думал  выполнять  поручение,  а  просто  принялся  кружить над
ковчегом.
     Сперва  Ноах  отказывался впустить его  обратно,  но Ашем  велел Ноаху.
"Впусти его. Настанет время, когда воронье племя пригодится  миру. В будущем
вороны понадобятся для того,  чтобы  в дни  засухи  доставлять  пищу пророку
Элияу. Каждый день они будут  летать от  дворца  царя Иеошафата к реке Крис,
где будет скрываться пророк,  и приносить ему хлеб и мясо  с царской кухни".
Лишь после этих слов Ноах разрешил ворону снова войти в ковчег.
     Прошли новые семь  дней. Снова  было решено послать вестника  выяснить,
спала ли вода на земле.
     На   этот   раз   Ноах   выбрал    голубя.   Голубь,   являясь   прямой
противоположностью  нечистому  ворону,  славится   непорочностью,   а  также
верностью своей подруге. Ноах был уверен, что голубь не станет его упрекать,
подобно ворону: дескать, зачем ты посылаешь меня в это опасное предприятие?
     Итак, голубь  вылетел, но  найти сухого места он не смог, ибо вода  все
еще покрывала землю.
     Согласно  Торе, путешествие голубя вошло в  историю  людей,  как символ
обнадеживающего пророчества. Еврейский народ  уподобляется голубю, остальные
народы сравниваются с водой. Как голубь не нашел покойного  места среди вод,
так и евреи не найдут его в изгнании. Как голубь возвратился домой в ковчег,
так и сыны Израиля вернутся в будущем на свою землю.
     Голубь возвратился  в ковчег, и Ноах ждал новые  семь дней,  прежде чем
выпустил его наружу. На  сей раз голубь вернулся, держа в клюве  лист оливы.
Откуда  голубь принес  этот лист? Разве  все  растения  не  были  уничтожены
Потопом? Раскрылись врата Ган Эден, и именно там нашел голубь этот листок.
     В Ган Эден полно  восхитительных  экзотических растений.  Тогда  почему
голубь не  мог найти какой-нибудь лист  получше, нежели лист  горькой оливы?
Принеся Ноаху оливковый лист, голубь тем самым как бы сказал. "Я предпочитаю
получать свою  пищу  из рук Ашема,  даже если она так же  горька,  как  плод
оливы, а не кормиться у тебя в ковчеге, пусть даже пища здесь слаще меда".
     Отсюда мы получаем наглядный урок: следует скорее согласиться  на более
низкий уровень жизни, нежели принимать подаяние.
     После  прилета голубя Ноах понял,  что где-то  появились участки  суши,
иначе голубь  не  смог бы  долететь до Ган  Эден, ведь надо же  было  где-то
отдыхать по дороге.
     Ноах  подождал еще семь дней и опять выпустил голубя, чтобы определить,
стала  ли  земля годной для жизни, как прежде. На этот раз  земля достаточно
просохла, и  голубь,  найдя  себе  постоянное обиталище,  уже не вернулся  в
ковчег.  С  ковчега  сняли  по  кров,  и  тут  все увидели,  что хотя  земля
освободилась  от  воды, она  все  еще походит  на болото. Только  к двадцать
седьмому хешвана земля окончательно высохла.



     Ноах все еще оставался внутри ковчега. Он сказал так: "Раз я вошел сюда
с позволения  Ашема, то и выйду только с Его позволения".  Тогда  услышал он
повеление  Ашема:  "Выйди из  ковчега  - ты,  твоя жена, твои сыновья и жены
твоих сыновей вместе с тобой".
     И вот Ноах  ступил на твердую  почву. Но увы! Как все изменилось за тот
год,  что он провел  в ковчеге.  Пред  ним  предстала  необъятная бесплодная
пустыня.  Ноах  зарыдал:  "Властелин  Вселенной! Твое  имя  Сострадательный.
Почему Ты не пожалел Своих созданий?"
     -  Глупый пастырь! - ответил ему  Ашем. - Разве сейчас  время для таких
речей? Перед Потопом Я  объявил тебе, что уничтожу  человеческий род.  Тогда
тебе следовало молить  о милосердии. Но когда ты  узнал,  что будешь спасен,
почему ты пренебрег возможностью вознести мне мольбу за своих собратьев? Как
же ты осмеливаешься открывать свой рот теперь?"
     Из  ответа Ашема Ноах  понял,  что он  не оправдал  ожиданий  и  должен
исправиться. "Интересно,  почему Ашем велел принести в ковчег по семь пар от
всех  чистых  животных,  хотя  по  одной  паре вполне  было  достаточно  для
выживания  их рода?  - подумал  он.  - Он  наверняка  хотел,  чтобы я принес
остальных в жертву".
     Подумав так, Ноах облачился  в  Небесные одеяния,  сделанные Ашемом еще
для Адама и взятые в ковчег. Нарядившись в эти драгоценные одежды, он принес
четыре жертвы на месте будущего Храма в Иерусалиме.
     -  Господин Вселенной, - так молился Ноах, принося жертвы,  - я  умоляю
Тебя никогда больше не посылать потоп на землю.
     Ашем  остался доволен  служением  Ноаха,  который  дал пример для  всех
грядущих поколений молиться только Ему.
     - Никогда больше не прокляну Я землю  из-за человека, - ответил Ашем, -
и  не буду поражать живых тварей, как сделал ныне. Клянусь тебе, что второго
Потопа на земле не будет.
     Чтобы  предотвратить возрождение  той  греховности, что существовала до
Потопа,  Ашем отныне изменил  условия жизни людей, сделав ее более трудной и
хлопотной.
     Причиной,  лежавшей в основе пороков, которые повлекли  за собой Потоп,
была беззаботная жизнь, протекавшая  в сплошных наслаждениях  и  позволявшая
людям прекрасно существовать, не обращаясь к Ашему.  Они никогда не страдали
ни  от жары,  ни от холода,  ни  от  болезней,  им  неизвестна была трагедия
преждевременной смерти, они никогда не испытывали боли, а урожая одного года
вполне хватало  на сорок  лет. В результате, люди решили, что могут обойтись
без Всемогущего.
     И  вот теперь,  после  Потопа,  все изменяется:  людям  отныне придется
помнить  о своем  Творце и  взывать к  Нему за помощью. Они будут испытывать
трагедию  смерти детей и поэтому будут вынуждены обращать  свой взор к Небу.
Они  будут страдать от летнего зноя, от зимней стужи, от болезней, вызванных
сменой времен года, - и поэтому смирятся. Из года в год  придется им сеять и
жать,  а раз так,  то будут они зависеть от дождя и  потому  станут молиться
своему Творцу.
     Р. Шмуэля  бар  Нахмана стали  преследовать головные  боли. Он  сказал:
"Посмотрите, что сделало нам поколение Потопа! Раньше жизнь была совершенной
и прекрасной, в ней не было ни боли, ни болезней".
     Ашем  благословил  Ноаха  и  его сыновей:  "Плодитесь,  размножайтесь и
наполняйте землю! Страх перед вами будет на всяком звере земном, в ваши руки
предаются они".
     Лишь теперь Ноах получил  от Ашема разрешение  есть мясо и стал  первым
человеком,   который  попробовал  его   вкус.  До  Потопа  пища  людей  была
исключительно растительной.
     Ноах по  справедливости  заслужил  это  разрешение,  ибо  в ковчеге  он
ухаживал за всеми животными и они выжили только благодаря его заботам.
     Впрочем, Ашем  ограничил только  что дарованное  разрешение есть  мясо,
категорически запретив есть кровь, а также плоть, взятую от живой твари. Эта
заповедь составляет седьмой закон  для Потомков Ноаха; соблюдать  эти законы
обязаны все люди без  исключения.  Она добавлялась к шести законам,  которые
были заповеданы еще Адаму и перешли от  него к Ноаху,  чтобы тот передал  их
всем будущим поколениям.
     Одновременно  с  этим, подобно  тому  как  Он  разрешил  Ноаху  убивать
животных,  Ашем  предостерег   его  от  пролития  человеческой  крови.  Ашем
заповедал:
     - Тот,  кто совершит самоубийство, будет  призван к ответу за  пролитие
своей крови.
     -  Если кто-то совершит преднамеренное убийство, а свидетелей не будет,
то Я Сам отомщу за кровь жертвы.
     - Если кто-то совершит убийство случайно  и отнесется к этому беспечно,
поскольку  не будет свидетелей, из-за  чего  ни  один людской суд не  сможет
отправить его в изгнание, то Я покараю его.
     - Тот,  кто  намеренно убьет другого человека в присутствии свидетелей,
подлежит смертной казни.
     Эти законы обязательны для всего человечества.



     Когда  после  выхода  Ноаха из ковчега  Ашем заповедал ему  Плодитесь и
размножайтесь,  Ноах не  поспешил выполнять эту заповедь, поскольку  боялся,
что Ашем, несмотря на Свое  обещание, может  в будущем снова уничтожить весь
мир.  Тогда Ашем  дал клятву не устраивать  больше потопа. Ноах  все  же  не
удовольствовался этим и потребовал знамения.
     Ашем  выполнил просьбу Ноаха.  Показав  ему на  радугу в небе,  которой
раньше не было, Ашем объявил: "Вот знамение завета! Всякий раз, когда Сатана
станет в критический момент обвинять и  осуждать человечество, требуя, чтобы
дождь превратился в потоп и навлек на мир разрушение, Я посмотрю на радугу и
вспомню Свой завет никогда больше не насылать потоп!"
     Радуга была предназначена для этой цели еще накануне первого Шабата, во
время Шести дней Творения.
     Почему  символом мира  между Ашемом и человечеством была выбрана именно
радуга?
     Ашем  сказал:  "Когда  Я наслал  Потоп,  Мой  лук  был  натянут  против
человека.  Радуга своей формой напоминает опрокинутый лук  и  означает,  что
"стрелы Небесные" не будут больше посылаться для уничтожения человечества".
     С тех  пор  время от времени  радуга  появляется на  небе, чтобы  вновь
заверить  нас  в  том, что,  несмотря  на  наши  грехи,  Ашем  не станет нас
уничтожать. Ко  всему прочему, радуга  служит также  зловещим  напоминанием,
что,  если  бы  не завет Ашема,  мы понесли  бы  такое  же  наказание, что и
поколение Ноаха.
     В еврейской истории было два периода  - во времена царя Хизкияу и Мужей
Великого Собрания  -  когда  еврейский народ  достигал  чрезвычайно  высокой
ступени праведности. (Во времена Хизкияу даже  маленькие дети разбирались во
всех тонкостях сложнейших вопросов Закона). Поэтому в эти  два периода евреи
не нуждались в новых подтверждениях  завета, символом которого  была радуга.
Они были защищены  своими достоинствами. Так что радуга на небе в те времена
не появлялась.
     Не стоит  пристально всматриваться в радугу, ведь в  ней  миру является
Шехина  Ашема.  Когда  она  повисает между туч, надо бросить  на нее быстрый
взгляд и прочесть благословение, тем самым напомнив себе, что Ашем, невзирая
на  наши  грехи,  обещал  не  подвергать  человечество  истреблению.   Такое
напоминание  должно  послужить  тому,  чтобы  пробудить  в  людях   мысли  о
самоисправлении.



     До  Потопа Ноах проводил время в служении  Ашему.  Выйдя из ковчега, он
счел  своей новой  задачей  вновь  возделать  опустошенную землю  и  поэтому
целиком отдался  сельскому труду. Произошла смена занятий, которая оказалась
первым шагом  к упадку. В  результате Ноах оказался в  положении,  когда был
опозорен, а его отпрыск проклят.
     Как  это  случилось?  Ноах захватил в  ковчег побеги винограда.  И  вот
теперь,  после  окончания Потопа,  он решил разбить виноградник.  Но то было
ошибочное решение,  ибо  сперва  надо было посадить пшеницу или какой-нибудь
другой злак, важный для выживания человечества.
     В тот момент, когда Ноах собирался посадить виноград, появился Сатан.
     -  Хочешь ли ты,  чтоб  я  помог  тебе в этом благородном  начинании? -
спросил он.
     - Да, - ответил Ноах.
     Сатан  ушел и тут же  вернулся с маленьким  ягненком в руках. Держа его
над  виноградной  лозой, он, заколол его. Во  второй  раз  он возвратился со
львом, которого  тоже  убил,  омочив  лозу  его  кровью. Затем  Сатан принес
обезьяну, заколол ее  и  снова  вылил  кровь  на  лозу. Наконец он пришел со
свиньей, убил ее и окропил кровью землю под лозой.
     С  той  поры  чрезмерное  употребление   вина  приводит  к  дьявольским
последствиям. Если человек  выпьет одну чашу, он станет  послушным и мирным,
как ягненок. Выпив две чаши, он начнет похваляться,  как лев, всеми великими
делами, которые, согласно его словам, он  совершит в будущем. После трех чаш
он пустится  в пляс, как  обезьяна. После четырех чаш он блюет и  валяется в
грязи, как свинья.
     Ноах обрадовался, заметив, что его лоза растет  с чудовищной скоростью.
Она  расцвела, созрела  и дала  плоды  в  тот  самый  день,  в который  была
посажена. На радостях Ноах собрал ягоды, быстро приготовил вино и тут же его
попробовал. После первой чаши он выпил вторую, затем третью, четвертую...
     Не  надо смотреть на  опьянение Ноаха как на  пример бытового пьянства.
Ноах не  был пьяницей. Лучше  взглянуть на  него, учитывая факт, что земля в
тот  момент  являла собой гнетущую  картину  жуткого  запустения. Только что
выжатое  вино символизировало  возобновление  плодородия оправившейся  после
Потопа земли. Так что не следует удивляться, что охваченный счастьем Ноах не
смог ограничиться умеренным количеством пьянящего напитка.
     Когда  в  шатер вошел внук Ноаха  Канаан,  он обнаружил, что Ноах лежит
пьяный и обнаженный. Он побежал сообщить об  этом своему отцу Хаму, который,
услышав эту новость,  явился поглазеть на своего отца и поступил с ним самым
отвратительным  образом  -  он  кастрировал  Ноаха.  Мотивом  этого  жуткого
поступка  было  желание  не  дать Ноаху  породить четвертого  сына,  который
получил бы свою  долю при наследовании земли. Хам вышел и с издевкой сообщил
своим  братьям: "У Адама было только два  сына, и один  из них убил другого,
чтобы  унаследовать  землю.  А  у  этого  сыновей  трое,  и  он  явно  хочет
четвертого!"
     Поведение Хама шокировало обоих его братьев.  Шем  принес одежду, чтобы
покрыть наготу своего  отца, а Иефет помогал ему. Они  вошли в шатер пятясь,
закрыв лицо руками, и  укрыли  Ноаха,  ни разу при  этом не взглянув  на его
голое тело.
     Все сыновья Ноаха получили мера за меру. Потомкам Шема - евреям  -  был
дарован  талит (т.е. одеяние с  цицит), чтобы  им  покрываться.  Сыны Иефета
получили обещание, что им будет предоставлено почетное место для захоронения
в Эрец Исраэль,  ибо сказано (Иехезкель 39:11): "Дам  Гогу (потомкам Иефета)
место, подходящее для могилы".
     А Хаму  Ашем  сказал так: "Ты презрел своего отца, и  потому Я клянусь,
что  тебе воздается той  же монетой:  "уведет  ассирийский царь пленников из
Египта и  изгнанников из страны Куш (и Египет, и Куш были заселены потомками
Хама),  молодых  и старых,  нагими  и босыми  и  с  непокрытыми  чреслами  в
посрамление Египту". (Иешаяу 20:4)
     Как только Ноах, пробудившись от опьянения, понял, что с ним сделал его
недостойный сын Хам, он  тут  же  проклял  его: "В наказание  за то,  что ты
помешал  мне  породить четвертого  сына,  будет  проклят твой  четвертый сын
Канаан! Раз ты не дал появиться  на свет еще  одному моему сыну,  который бы
служил  мне,  то твой  четвертый сын станет  рабом в  услужении у  остальных
братьев!"
     Но  почему Ноах проклял не самого Хама, а лишь  его сына? Да потому что
Ашем  уже  благословил  Ноаха и его сыновей,  а  раз так, то и  Хам  получил
благословение  Ашема.  Ведь  проклятие  человека  -  ничто  по  сравнению  с
благословением Всевышнего.
     В свое время африканцы представили в суд Александра Великого  обвинение
против евреев.  "Земля Канаана  принадлежит  нам,  -  утверждали  они. - Эта
страна  потому носит такое имя, что некогда  была  владением  нашего праотца
Канаана, евреи же отобрали ее".
     На это  серьезное обвинение надо было дать ответ. Один человек по имени
Гевиа  бен Песиса пришел к мудрецам  и  сказал:  "Прошу  вас,  разрешите мне
явиться  в  суд  Александра.  Если победит  противная  сторона,  вы  сможете
сказать: "Нашим представителем был человек  из  простонародья". Если выиграю
я, то скажете им, что победителем оказалась Тора".
     Мудрецы согласились.
     Гевиа  спросил  африканцев в присутствии  Александра:  "На чем основано
ваше заявление?"
     - На Писании, - ответили они.
     - Раз так,  - сказал Гевиа, - то  и я  опровергну ваши  слова с помощью
Писания. Сказано так (9:25): "Он (Ноах) сказал: "Проклят Канаан, рабом рабов
да будет  он  у  своих  братьев".  А  теперь скажите,  если раб  приобретает
что-либо,  то  разве  его собственность  не принадлежит его господину? Более
того,  раб  и  сам  принадлежит  своему господину.  Не только  земля Канаана
действительно  принадлежит  нам, но,  бесспорно, и вы  сами  являетесь нашей
собственностью. Так почему вы уклоняетесь от служения нам?!"
     - Дайте ему ответ, - приказал Александр, повернувшись к африканцам.
     -  Предоставь нам три  дня  на обдумывание этого  вопроса,  - попросили
африканцы. Не найдя обоснованных возражений, они позорно бежали.
     Этот  случай приключился  в  Эрец  Исраэль в год шмита,  последний  год
семилетия, когда еврейские поля стояли незасеянными. Африканцы отказались от
своей собственности, и весь урожай достался евреям.
     Предвидя, что еврейский народ произойдет от Шема, Ноах благословил его.
"Благословен  будь,  Б-г  Шема  -  воскликнул  он.  -  Шехина  (Б-жественное
присутствие) явит себя только среди потомков Шема, среди сынов Израиля.
     Обратившись  к Иефету, Ноах  пророчески благословил и его: "Да  умножит
Ашем  Иефета!  Один из его  потомков, персидский царь Кореш  (Кир)  построит
Второй Храм. Однако  Шехина  не станет обитать  в нем,  а пребудет только  в
Первом Храме, построенном царем Шломо".
     Рассказ  об  опьянении Ноаха  - это  одно из тех мест  в Торе, которые,
подобно  главе о назире, служат  предостережением  против употребления вина.
(Назир  -  человек,  полностью  посвятивший себя на время служению  Ашему  и
обязавшийся, кроме прочего, не прикасаться  к вину). На языке наших мудрецов
вино означает удовольствие. (Так, о наслаждении человека, узревшего  Шехину,
говорится  как  об  угощении  вином,  оставшимся  от  винограда  Шести  дней
Творения).  Тот, кто  проводит  жизнь  в  поисках  обычного  вина,  в упадке
закончит свои дни.
     Ноах  дожил  до  того  времени,  когда  трое  его  сыновей  дали начало
семидесяти народам и мир  вернулся в прежнее жалкое состояние.  Ноах все еще
жил,  когда  пришло  Поколение  Рассеяния.  Его  застал даже  Авраам  Авину,
которому Ноах передал из первых рук сведения о Потопе.




     Сын Хама  Куш породил  сына,  который позже стал  известен как  "подлый
Нимрод".
     На самом  деле Нимрода знают под тремя именами. Его называли Куш, как и
отца, - из-за его черного  цвета  кожи. Его  также именовали  Амрафель,  что
означает  "тот,  кто велел  бросить Авраама  в котел".  Но все  же  наиболее
известен он под именем  Нимрод, которое очень четко описывает  его сущность:
"Тот, кто заставлял всех восставать против Ашема".
     Своим бойким языком Нимрод убеждал людей совершать служение идолам.  Он
был  первым,  кто воспользовался  разрешением есть  мясо животных (Ноах лишь
попробовал его вкус). На охоту Нимрод выходил, вооружившись копьем,  луком и
стрелами.  Очень быстро  о нем  распространилась  слава  как о  несравненном
охотнике, чья рука  поражает  цель, и он  стал, что  называется, притчей  во
языцех. Однако истинный ключ к его охотничьим успехам был тщательно скрыт от
всех.  Когда  Ноах  вышел  из  ковчега,  то  вместе  со всем  своим  бережно
сохраненным имуществом он  вынес драгоценные Небесные одеяния, изготовленные
Ашемом для Адама. Ноахов  сын Хам украл  их  и тайно передал  своему любимцу
Кушу,  который, в свою очередь,  завещал их Нимроду, любимейшему из сыновей.
Эти одеяния наделяли носившего их человека способностью подчинять своей воле
всех  животных. Каждый  раз,  когда  Нимрод, облаченный  в адамовы  одеяния,
натягивал  лук, звери  падали замертво. Но современники  Нимрода приписывали
успехи исключительно его силе и умению.
     В  день, когда  Нимроду исполнилось сорок лет, между его родственниками
(потомками Хама) и потомками Иефета разразилась война. Нимрод собрал большое
войско  из  племени Куша и, встав  во главе его, отправился на битву. Победа
была за Нимродом, он захватил большое число пленников,  обратил их в рабство
и вернулся домой.
     По  возвращении  Нимрода  его  братья   и  друзья  созвали  собрание  и
короновали его своим царем. Позже Нимрод объявил свою власть  Б-жественной и
приказал
     подданным падать перед ним ниц.
     Поколению Нимрода  была  известна история Потопа,  и они жили в страхе,
что подобное событие может повториться. Поэтому они искали такое место, где
     все люди могли бы поселиться в полной безопасности. В конце концов  они
нашли долину в земле Вавилонской, достаточно большую, чтобы вместить их
     всех.  Ашем  предоставил  им  такую  возможность  для  того,   чтобы  в
дальнейшем они не  могли заявить: "Если бы только мы могли жить все вместе в
одном месте, Ашем был бы бессилен против нас".
     Итак,  люди  венчали  Нимрода  на  царствование,  и,  так  как все  они
поселились в Вавилоне, он фактически стал правителем всего населения Земли.
     В истории известны имена десяти царей, владения которых включали в себя
весь мир:
     - Первый из них - Ашем, Который есть Начало  всех начал, Который правит
Небом и землей и Который решил поставить царей на земле.
     - Вторым был Нимрод, ибо сказано (10:10):  "Начальным царством его  был
Вавилон", где обосновалось тогда все население мира.
     - Третьим был Йосеф, ибо сказано (41:57): "Изо всякой земли приходили в
Египет". Семилетний голод поразил весь мир, и все зависели от хлеба, который
     давал им Йосеф.
     -  Четвертым  был  царь  Шломо,  ибо   сказано   (Мелахим  15:24):  "Он
владычествовал над всею землею по эту сторону реки" и т.д. 142
     -  Пятым был  царь  Ахав. К нему  относились  слова  Овадьи (Мелахим  I
18:10):  "Клянусь,  нет ни  одного народа, куда бы ни  посылал  мой государь
(Ахав) искать тебя".
     - Шестым  был  Навухаднецар, ибо сказано  (Даниэль 2:38): "И всех сынов
человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных отдал в твои
руки и поставил тебя владыкою над всеми".
     - Седьмым был Кореш, ибо сказано (Эзра 1:2). "Так говорит  Кореш (Кир),
царь персидский: "Все царства земли дал мне Ашем, Б-г небесный".
     - Восьмым  был Александр Великий, ибо сказано (Даниэль 8:5): "И  вот, с
запада прошел козел по лицу всей земли".
     - Девятый - это  Машиах, о котором сказано (Теилим 72.8): "Владения его
будут от моря до моря и от реки до концов земли".
     -  В  конце всей истории  владычество над всей землею опять возьмет  ее
истинный Г-сподь. Он, бывший Первым, будет и ее Окончательным  Владыкой. Как
сказано: "Я  первый и Я последний, и  кроме  Меня нет Б-га" (Иешаяу 44:6). И
еще сказано: "И станет Ашем Царем над всей землею" (Зехарьяу 14:9).
     Нимрод предложил людям:  "Давайте  построим большой  город, где  сможем
жить все  вместе. И  возведем  в  нем  очень  высокую  башню".  Подданные  с
восторгом приняли его  предложение. Мицраим сказал Кушу, Куш - Путу, а Пут -
Канаану: "Построим-ка башню такую высокую, что она достанет Неба, и создадим
себе имя. Иначе случится еще один потоп и рассеет нас по свету".
     Как  могли  они в  самом деле верить, что башня  спасет  их от  второго
потопа? Разве  предшествующие поколения не рассказали им, не научили их, что
все попытки уклониться от карающей десницы Ашема тщетны. Разве не этому учит
Потоп?
     "Не знали и не разумели они, ибо  глаза их были закрыты,  чтоб не могли
видеть, а сердца глухи чтоб не смогли понять" (Иешаяу 44:18).
     Если  подвесить   к  потолку   кусок  специальной   липкой  бумаги,  то
привлеченные ее запахом к нему полетят мухи. Первая муха приклеится к нему и
погибнет, вторая муха приклеится к нему и погибнет, третья муха приклеится к
нему и тоже погибнет. Ни вторая муха ничему не научится от первой, ни третья
- от второй.
     Таковы  и  злодеи. Первый,  достигнув  величия, падает,  но  его  конец
никогда  не служит уроком второму, а за  счет второго никогда  не становится
мудрее третий.
     Хотя люди  поколения  Эноша, занимавшиеся  идолопоклонством, получили в
наказание первый,  отнюдь  не  всеобщий потоп,  при  котором  погибла  треть
человечества,  следующее поколение и не подумало извлечь из  этого урок: они
восстали на Ашема  и  были уничтожены  гигантским, всемирным Потопом. Теперь
выросло новое поколение  (Поколение Рассеяния), и его тоже ничему не научили
события прошлого.
     Однако, в то  время как все  они  были единодушны насчет  необходимости
построить башню, их мнения о цели ее возведения были различными.
     Часть народа думала  так: "В случае нового потопа мы залезем на вершину
башни,  и вода нас  не достанет".  Другая  группа  - те,  кто  говорили: "Мы
создадим себе имя", - собиралась устроить наверху башни место для  собраний,
чтобы  поклоняться  там  идолам и тем спастись  от  любой катастрофы. Третьи
утверждали: "Несправедливо, что Ашем один господствует над верхними сферами,
ограничив наши владения нижним  миром. На вершине башни мы установим  идола,
вложим в его руки меч и покажем Ашему, что против Него объявляется война!"
     Таким образом, все перечисленные категории людей собирались восстать на
Ашема.  Но  были  еще  и  такие,  гораздо более нечестивые,  которые  вообще
отрицали  Его существование. Для  каждого события во Вселенной  они находили
рациональное объяснение; они растолковали,  что Потоп,  если исследовать его
научно, был ничем иным, как обычным явлением природы. Они утверждали: "Раз в
каждые 1656 лет (время, отделявшее Потоп от Сотворения)  небеса сотрясаются,
вызывая тем самым водоизвержение. Чтобы не дать небесам обрушиться снова, мы
должны  принять предохранительные  меры,  возведя  подпоры  Небу  -  одну на
севере, одну  на юге  и  одну на западе. Но самой  первой  опорой будет наша
башня на востоке, в долине Вавилонской".
     Хотя раньше  люди  собирались  построить сначала  город,  они  не стали
выполнять этот план, а сразу сосредоточили свои усилия на башне.
     Построение башни было гигантским предприятием. Так как в земле Вавилона
не было камня, люди изобрели новый строительный материал: она обжигали глину
в печи и полученные кирпичи использовали вместо камней.
     Ашем  позволил им  добиться  значительных  успехов, чтобы потом они  не
заявили:  "Если  б Он дал нам достаточно времени на построение башни, мы  бы
смогли  превзойти Его". Кирпичи изготовлялись как  будто сами  собой:  когда
люди клали в кладку один кирпич, они обнаруживали в стене два кирпича, когда
они клали два, то в стене появлялось четыре.
     Башня росла и  росла и вскоре стала  такой высокой, что требовался год,
чтобы взобраться на ее вершину. На башню вели две  широкие лестницы, одна  с
восточной и одна  с западной стороны. Та, что была с востока, использовалась
для подъема грузов, а  та, что с запада -  для спуска людей. Приходилось все
время сновать вверх и вниз, чтобы доставлять строительные материалы.
     Строители были настолько фанатичны в своем желании закончить башню, что
когда какой-нибудь кирпич падал  вниз  и  разбивался,  они  причитали:  "Как
трудно  будет  заменить его". Однако, если человек срывался  вниз и убивался
насмерть, никто даже не смотрел на него.
     Однажды мимо места,  где  строилась  башня,  проходил  человек по имени
Аврам бен Терах. К тому времени  ему исполнилось сорок восемь  лет, и он был
хорошо известен  тем, что противился возведению башни.  Еще  раньше, когда к
нему пришли и пригласили: "Присоединяйся к нам строить башню, ибо ты сильный
мужчина  и будешь  весьма полезен", он отказался, заявив: "Вы  отреклись  от
Ашема, Который и  есть Башня, и решили  заменить  Его  башней, сложенной  из
кирпичей!"
     Так  вот, однажды Аврам шел мимо и, заметив высоко в  небе  строителей,
проклял  их  именем Ашема (Теилим 55:10):  "Расстрой,  о Г-споди, и  раздели
языки их!"
     Аврамово проклятие никто не принял всерьез. Строители лишь посмеялись в
ответ: "Посмотрите на этого бесплодного мула. У него нет даже детей".
     Поскольку  Аврам пытался  убедить  людей  поверить  в  Ашема, то  они и
заявляли ему в  ответ, что он бездетен, тем самым как бы  ставя под сомнение
его правоту: ведь если Ашем не вознаграждает Своих приверженцев,  то или  Он
не так добр, или Его вообще нет...
     Еще трое  людей, кроме Аврама,  чурались участия  в  возведении башни -
Ноах,  его  сын Шем и  правнук последнего  Эвер. Шем бранил  остальных своих
детей и  внуков  за  участие  в этом  строительстве: "Против кого  вы хотите
сражаться? Против Того, Кто создал верхний и нижний миры?"
     Но  никто не  принял к  сердцу его упреки, кроме  одного  из  сыновей -
Ашура. Услышав  увещания отца, он отстранился от строительства, сказав: "Как
я  могу  жить  вместе с  этими нечестивцами?" Впоследствии  он вовсе покинул
страну и поселился в безлюдном месте, далеко за пределами Вавилона. "Клянусь
тебе, -  сказал  ему  Ашем, -  что  за  это  Я  дам тебе  четыре  города". И
действительно,  Ашур  построил  четыре  города  и  среди  них большой  город
Ниневию.




     В конце концов Ашем "спустился" на землю вместе с семьюдесятью ангелами
и стал вершить суд над тем поколением.
     Ашем решил так: "Я дам  им последний шанс совершить тшуву (исправиться,
раскаяться).  Если  они  воспользуются этой  возможностью,  то,  хоть  и  не
заслуживают  прощения, получат  его, поскольку  по крайней мере одно хорошее
дело за ними числится: между ними царят мир и согласие".
     Как известно,  никто из  того  поколения к Ашему не  вернулся, т.е.  не
исправился. В результате они получили то, что заслужили. Причем каждый понес
наказание, которое соответствовало тяжести его прегрешения.
     - Те,  кто  говорили: "Давайте  подымемся  наверх и  станем на  вершине
башни, чтобы обезопасить себя  от следующего потопа", были рассеяны по всему
свету. Каждый из них был возвращен в ту страну, из которой был родом.
     - Те, кто говорили: "Сделаем  башню, чтобы вести войну  против  Ашема",
были превращены в обезьян, духов и демонов.
     -   Наказанием   для   тех,   кто   собирался   сделать  башню  центром
идолопоклонства,  стало  смешение их  языков. Ашем сказал:  "Это  нечестивое
предприятие могли затеять  только люди с общим для всех  языком.  Отныне они
будут отделены друг от друга непониманием. Пусть говорят на разных языках".
     Представьте себе, как были удивлены те люди,  когда однажды утром вдруг
обнаружили, что  не  могут говорить друг с другом  на лашон акодеш и что они
почему-то  разговаривают  на семидесяти  разных  языках.  Языковое  смешение
произошло мгновенно. Люди обращались друг к другу, но не понимали ни слова.
     Один говорил "Дай воды!" Другой вместо этого протягивал ему глину. Один
просил  "Дай мне  веревку!" Но получал пилу. Известен случай, когда человек,
получив пилу вместо веревки, ударил непонявшего  его и убил. Начались жуткие
раздоры и суматоха.  Все взялись за мечи  и принялись убивать своих  друзей.
Так погибла половина человечества.
     Какая  же  участь  постигла  башню? Нижнюю  ее  часть поглотила  земля,
верхняя была сожжена, а средняя осталась стоять на земле.
     Чтобы  дать  представление о гигантской  высоте  той  башни, достаточно
сказать, что даже сохранившаяся  после ее  разрушения часть была так высока,
что пальмовые деревья у  ее подножия  казались сверху  крошечными травинками
размером с мелких кузнечиков.
     Воистину -  как  великолепен  мир и  как  отвратительны  раздоры.  Люди
поколения Потопа  ненавидели  друг друга, в результате  от них  не  осталось
никакого следа. Поколение Рассеяния, несмотря на всю свою  греховность,  все
же жило в согласии, люди  относились  дружелюбно друг к другу, и потому  они
выжили!



     Ежедневные  царские дела  были сделаны,  и царь  прогуливался по берегу
моря. Но  тут, увы, сверкающий драгоценный  камень,  украшавший  его корону,
выпал из оправы и исчез в песке. Немедленно были призваны слуги. Они пришли,
снаряженные  граблями,  черпаками и ситами,  чтобы  перерыть  весь  песок  в
поисках пропажи. В первой дюне ничего не нашли. Ничего не  нашли и во второй
дюне. Так они и шли - дюна  за дюной,  пока не обнаружили  камень. Тут же по
всему государству было объявлено: "Царь нашел свою драгоценность!"
     Ашем   искал  великого  праведника,  который  мог  бы  стать   праотцом
Б-гобоязненного народа. Род Хама был отброшен  сразу. Ничего не обнаружилось
и в роду Иефета. Наконец, Ашем нашел то, что  искал, в роду Шема.  Для этого
Ашему пришлось ждать десять поколений. Вот они:
     1. Арпахшад
     2 Эр
     3. Шелах
     4. Эвер
     5. Пелег
     б.Реу
     7. Серуг
     8. Нахор
     9 Терах
     10. Авраам
     Зачем перечислены в Торе эти десять поколений? Ашем хочет показать нам,
что  Он  тщательно  просеивал  "песок"   и   только   в  конце   нашел  Свою
"драгоценность"  -  Авраама. "  И Ты  нашел  сердце его  верным пред Тобою!"
(Нехемья 9:8).
     Для этих десяти поколений (как впрочем и для всех остальных)  ничего не
было заранее предопределено. Они были свободны в своем  выборе и могли стать
великими. Царь из нашей притчи не  мог  найти жемчужину сразу, ему  пришлось
тратить  время на поиски. То же самое и  Ашем.  Он  ждал великого  человека,
который  сам выдвинулся бы из этих поколений. Авраам  оказался единственным,
кто возвысился в то время над остальным человечеством.
     Однако  можно спросить, если  породить  Авраама  было  назначением всех
живших до него поколений, начиная с Адама, то почему бы Ашему не начать было
прямо с Авраама, поставив его на место Адама?
     Ашем сказал: "Авраама следовало создать раньше Адама. Но если бы Авраам
совершил адамов грех, то ни  один другой человек не оказался  бы  достаточно
великим, чтобы исправить его  ошибку. Я сотворил вначале Адама, зная, что он
согрешит, после чего придет Авраам и исправит его ошибку".
     Своим прегрешением Адам  и Хава заставили Шехину удалиться на  Небо, но
Авраам вернул ее на землю. Если Адам принес в мир  смерть,  то  Авраам своим
гостеприимством приводил людей под крылья Шехины и этим даровал миру жизнь.





     Вот перечень испытаний Авраама, приводимый в некоторых книгах:
     1. Нимрод хочет убить Авраама, и тот тринадцать лет скрывается в тайном
месте.
     2. Огненная печь в городе Ур Касдим
     3. Уход из родной земли.
     4. Голод в Эрец Канаан.
     5. Сару забирают во дворец фараона.
     6. Война против четырех царей, пленивших Лота.
     7. Завет  "между  частями",  во  время  которого  Аврааму показаны были
четыре будущих изгнания его потомков.
     8. Заповедь обрезать себя и своего сына.
     9. Повеление изгнать Ишмаэля и его мать.
     10. Акеда: повеление принести в жертву своего сына.

     Рамбан дает  другой перечень, перечисляя при этом только те  испытания,
которые упомянуты в Письменной Торе:
     1. Уход из родной земли.
     2. Голод в земле Канаанской.
     3. Сару забирают во дворец фараона.
     4. Война против четырех царей.
     5. Женитьба на Агари.
     6. Заповедь совершить обрезание.
     7. Сару забирают во дворец Авимелеха.
     8. Изгнание Агари.
     9. Изгнание Ишмаэля.
     10. Акеда.

     Сила и  хитрость царя Нимрода  вошли  в  поговорку.  Все знали, что его
рука, направленная в сердце оленя, никогда не била мимо цели. Горе тому, кто
осмеливался  усомниться  в  том,  что  Нимрод  был  богом,  который сам себя
сотворил: рядом с его троном всегда стоял палач.
     Однажды астрологи  Нимрода почтительно  приблизились к трону и пали ниц
перед царем.
     -  Великий государь  наш,  -  объявили  они, -  нам  стало  известно  о
серьезной опасности,  которая угрожает  твоей  власти. Звезды предсказывают,
что  в  твоем царстве  скоро родится  мальчик, который  будет  отрицать твою
божественность и победит тебя!"
     Нимрод  повернулся  к  своим  министрам:  "Какие охранительные меры  вы
предлагаете?"
     Ответ  последовал  быстро:  "Прикажи,  чтобы отныне всех  новорожденных
мальчиков умертвляли!"
     -  Прекрасный  совет!  Созовите  собрание  архитекторов.  Я издам  указ
сооружать специальные дома, в которых будут держать всех  беременных женщин.
Надо позаботиться, чтобы в живых оставались одни девочки.
     Присутствовавший при  этом обсуждении Терах, один из самых высокочтимых
придворных, спросил  в шутку:  "Уж не думаешь ли  ты поместить и  мою жену в
одно из этих сооружений? Она как раз беременная".
     - Мы не имели в  виду твой дом, Терах,  -  заверил его царь, - ты самый
надежный из моих министров.
     Жестокий указ был издан, и всех  новорожденных мальчиков начали убивать
одного за другим. Было умерщвлено более семисот тысяч мальчиков.
     Однажды  утром астрологи  Нимрода  еще раз попросили у  него аудиенции.
"Опасность  все  еще  не  устранена, о  царь!  Над домом  Тераха заметили мы
звезду,  которая металась по  небесной тверди  во  все  стороны  и поглотила
четыре звезды  на востоке, севере, западе  и  юге.  Это  ясно  указывает  на
новорожденного сына Тераха, который завоюет твое царство!"
     - Прикажите Тераху выдать младенца. Я возмещу ему потерю грудами золота
и серебра.
     Гонцы поспешили к дому Тераха.
     - Именем Нимрода, принеси сюда сына! - приказали они.
     - Нет! Он у меня единственный, - сказал он в ответ.
     - Царь даст тебе взамен груды золота и серебра!
     Терах  засмеялся: "Идите  и передайте царю  такую притчу: кто-то сказал
лошади: "Давай отрежем тебе голову, а взамен ты  получишь воз  сена!" "Какая
глупость,  - ответила лошадь, - если меня обезглавят, то кто будет  есть это
сено?" Если  вы  убьете  моего  сына, то  кто  унаследует все это  золото  и
серебро?"
     Гонцы ушли, но Терах не стал сидеть сложа руки. "Поспеши, - приказал он
своей жене  Амталей, -  заверни ребенка и спрячь  его в  какой-нибудь пещере
подальше от дома. Я уверен, они скоро вернутся".
     Так оно и случилось. Не  прошло  много времени как посланцы  царя снова
постучали в дверь, однако Терах был  уже готов  к их приходу.  Вместо своего
сына он отдал им сына одной из своих рабынь.
     Итак, маленький  Аврам вырос в  пещере  далеко  от шумного  мира людей.
Обладая необыкновенным  умом, он  признал  Творца, когда ему было  всего три
года.  Причем  сделал  это   самостоятельно,  придя  к  этому  выводу  путем
наблюдения  и рассуждений.  "Может быть, мне  следует  поклоняться  земле, -
рассуждал  он, ибо ее  плодами кормится  человек? Однако земля не всесильна,
она зависит от  неба,  дарующего  дождь.  Должен  ли  я поэтому  поклоняться
небесной тверди?  Ясно, что над  твердью  небесной правит  солнце, благодаря
теплу  и свету  которого жив  мир. Наверное, тот могущественный Б-г, Который
сотворил меня и всю вселенную - это солнце!"
     Аврам  пал  ниц  перед  солнцем.  Но  когда  опустилась  ночь и  солнце
скрылось,  чтобы дать дорогу луне, Аврам рассудил, что божеством в неменьшей
степени может  быть  луна. Но и эту мысль  он оставил, поняв,  что поскольку
луна светит только ночью, то она  не  может  быть более  могущественной, чем
солнце, которое светит только днем. В конце концов, с помощью наблюдений  за
регулярной сменой дня  и ночи, времен года, за всеми законами природы, Аврам
сделал вы  вод о присутствии всемогущего и мудрого  Творца, Который стоит за
всем этим. "Как происходит,  спросил Аврам  сам себя, -  что  Небесные  тела
восходят  и  заходят  в  определенное  время?  Очевидно, должен существовать
какой-то один высший Разум, направляющий их".

     Один  путник проходил мимо  замка. Заинтересовавшись, что там находится
внутри, он  долго  ходил вокруг  в  поисках  входа, но все без толку.  Устав
ходить, он стал кричать, но никто  не  отозвался. "Может ли  быть такое, что
этот  замок необитаем? - размышлял он. Тут он  поднял свой  взгляд и увидел,
что крыша покрыта каким-то  странным материалом,  причем  над  верхним слоем
тщательно уложен второй, а из-под него выглядывает третий и т.д. "Этот замок
наверняка  обитаем! -  сказал путник,  -  иначе кто  бы стал  так педантично
укладывать такое сложное покрытие?"

     -  Я не видел Творца, - сказал Аврам, - но в  силах  понять, что только
могущественный  и милосердный  Б-г  мог создать этот изумительный мир вокруг
меня и что только Его высший разум способен поддерживать существование этого
мира. Ему я и буду поклоняться!
     Поскольку прошло много времени, а предсказания астрологов не сбывались,
царь отменил свой жестокий указ, и Аврам вернулся в дом отца.



     Министр Терах торговал  фигурками идолов. Именно  этим он  кормился, не
очень полагаясь на подарки из царской казны. Отец торговал идолами - а Аврам
делал  все, чтобы убедить людей не покупать  их. Однажды случилось так,  что
отцу пришлось отправиться в поездку и он оставил свою лавку на попечение уже
повзрослевшего  Аврама. Сыну он дал  такие  наставления: "Чем  больше размер
божка, тем более  высокую цену проси.  Если зайдет важная персона, предлагай
идола побольше, менее значительному покупателю показывай то,  что поменьше".
С тем Терах и уехал.
     Однажды в лавку вошел внушительного вида широкоплечий мужчина.
     -  Дай  мне  большого  идола,  как  приличествует  моему  положению!  -
высокомерно обратился он к мальчику. Аврам вручил ему самого большого идола,
какой  только  был на полках, и  мужчина  достал  из кошелька  крупную сумму
денег.
     - Сколько тебе лет? - спросил у него Аврам.
     - Пятьдесят.
     - И тебе не стыдно поклоняться божку, которому всего лишь день от роду?
- спросил Аврам - Мой отец изготовил его вчера!
     Смутившись, мужчина взял деньги обратно и ушел.
     Вошла старая женщина. Она сказала юному продавцу, что ночью к ней в дом
залезли воры и украли всех божков.
     - Вот  как? - спросил Аврам. - Если твои божки не в состоянии  защитить
себя от грабителей, то как же ты надеешься, что они будут защищать тебя?
     - Ты прав, - признала женщина. - Но кому же нам служить?
     - Творцу  неба  и земли, создавшему и меня, и  тебя,  и всех  людей,  -
ответил Аврам.
     Женщина ушла, ничего не купив.
     Пришла другая  женщина и принесла миску муки в виде подношения  божкам.
Аврам  взял  топор  и вдребезги разбил  всех  идолов, кроме самого большого.
Когда Терах вернулся и увидел разгром в своей лавке, он закричал: "Что здесь
произошло?"
     - Зачем мне  скрывать  от тебя правду?  - ответил Аврам. - Пока тебя не
было, пришла женщина и  принесла им в жертву немного муки. Каждый  из божков
воскликнул, что он хочет есть первым. Самый большой идол разъярился, схватил
топор и разбил всех остальных.
     - Что за чепуха? - удивился Терах. - Ты не хуже меня знаешь, что они не
едят, не двигаются, а тем более не дерутся.
     - Вот как? - возразил Аврам. - Если все так, как ты говоришь, то почему
ты им служишь?
     Однажды  настала очередь  Тераха  совершать  ритуальное служение  перед
божками в царском дворце Нимрода. Терах взял Аврама с собой  в столицу.  Они
пришли во дворец  Нимрода  и их ввели в большой  зал, где находилась большая
коллекция божков из золота, серебра, меди, дерева и камня.
     Терах  внес в  зал  вино, хлеб и расставил подносы  перед  божками. Все
слуги удалились. "Возьмите это, ешьте и пейте", - сказал Аврам громко. Но ни
один из идолов не шелохнулся и не проронил ни звука.
     - Ты  же  видишь, им грош цена, - заметил Аврам отцу, после чего  начал
сбрасывать  всех  идолов  на пол  в одну  большую кучу. Онемевший отец стоял
неподвижно. Затем Аврам поджег идолов и поспешно бежал из дворца.
     Этого уже нельзя было снести.  Терах,  верный подданный  Нимрода, а еще
точнее  сказать,  верный подданный нимродовской идеологии, сам донес царю  о
возмутительном поведении своего сына.
     Итак, Аврам  успешно  прошел первое испытание. Ему удалось  своим  умом
дойти до признания Создателя и отвергнуть идолопоклонство.



     Царь приказал  своим  воинам  разыскать Аврама  и  привести во  дворец.
Приказ был немедленно исполнен.
     Нимрод   восседал   на  троне,  который  представлял   собой  настоящее
произведение  искусства, вознесенное  на вершину  огромной спиральной башни,
сделанной  из семи различных  материалов. Всякий,  кто приближался к  трону,
обязан был пасть ниц перед царем. Но Аврам,  когда его ввели в тронный  зал,
остался стоять.
     - Это ты, Аврам, сын Тераха?
     - Да, я.
     - Значит, ты тот самый изменник, у которого хватило дерзости сжечь моих
божков?  Разве  ты  не  знаешь,  что я  властелин над  всеми созданиями? Мне
подчиняются солнце, луна и звезды!
     - Извини, - сказал Аврам, - я об этом уже слышал. Дозволь мне высказать
лишь одну просьбу, ибо я искренне хочу поверить тебе.
     - Говори.
     - Каждый день солнце восходит на востоке и заходит на западе.  Прикажи,
чтобы завтра оно взошло на западе и село на востоке.
     Все  министры  и  придворные от  удивления раскрыли рты и  с  ожиданием
посмотрели на царя. Однако Нимрод почему-то молчал.
     - Или выполни другую мою просьбу, - продолжал  Аврам.  - Открой мне,  о
чем я сейчас думаю и что собираюсь сделать.
     Во  дворце  стояла  полная  тишина.  Взгляды всех  присутствующих  были
прикованы  к юноше, который осмелился бросить вызов всемогущему царю. Больше
всех  был ошеломлен Нимрод.  Никто  и никогда не осмеливался разговаривать с
ним подобным образом.
     - Не притворяйся ничего не понимающим, - сказал Аврам. -  Никакой ты не
бог! Ты потомок Куша.  А если ты отрицаешь это, то как  же случилось, что ты
не смог спасти от смерти своего собственного отца? Правда заключается в том,
что точно так же, как ты не смог спасти от смерти его, ты не спасешь и себя.
Ты вовсе не бессмертное существо!
     Аврам возвел глаза к небу и воскликнул: "Ашем,  узри нечестивцев и суди
их!"
     К этому времени Нимрод  опомнился. "Стража, крикнул он, - немедленно  в
тюрьму этого бунтовщика!"
     Стражники заковали Аврама в цепи и увели.
     Аврама бросили в подземелье. Его держали там десять  лет. Тем  не менее
его вера в Ашема не поколебалась.



     Через десять лет  Аврама  вторично привели к Нимроду,  который  все еще
надеялся убедить Аврама поклониться ему и его божкам.
     - Давай вместе поклонимся огню, - предложил он  Авраму. - Очевидно, что
огонь могущественнее любой другой стихии.
     - Если так, - ответил Аврам, - то  лучше совершить служение воде, ибо в
ее власти погасить огонь.
     - Отлично! Давай поклонимся воде.
     - Но облака сильнее воды, ибо они ее приносят.
     - Так будем поклоняться облакам!
     - Но ветер рассеивает облака, так что он должен стоять выше их.
     - Согласен. Будем молиться ветру! Падай ниц вместе со мной!
     -  Нет, человек  сильнее  ветра, ибо он наполнен воздухом,  несмотря на
отверстия в теле.
     Нимрод вышел из себя: "Я вижу, ты издеваешься надо мной, - закричал он.
- Мой идол - огонь, и я прикажу, чтоб тебя бросили в огонь. Скоро мы увидим,
действительно ли твой Б-г сильнее моего!"
     Нимрод приказал своим людям приготовить  в своей столице Ур Касдим печь
для огненной казни.
     Царские глашатаи  объявили:  "В скором будущем будет казнен изменник! В
течение сорока ближайших дней вы можете жертвовать дрова для печи, в которой
он будет сожжен".
     Пожертвования были обильными.
     Согласно приказу, Авраму пришлось три  дня простоять в цепях, пока рабы
Нимрода обкладывали дровами - и снаружи  и изнутри - печь  для казни. Высота
дровяной пирамиды  превысила рост человека.  На  третий день рабы  еще  туже
стянули цепями руки и ноги Аврама.
     Когда  распространилась  весть  о  том,  что   приготовления  к   казни
закончены,  на  огромной  площади  города  собралась  толпа. Женщины и  дети
толпились на крышах окружающих зданий, чтобы увидеть зрелище.
     Амтелей, мать  Аврама, вышла вперед. Она хотела поцеловать своего сына,
и стражники ее пропустили.
     - Один лишь разочек преклонись перед Нимродом, прошептала она Авраму, -
и тебя простят, сынок.
     - Я никогда не сделаю это, мама!
     На площади  собрались  люди от всех народов. Они  кричали  Авраму: "Это
твой последний шанс! На чьей ты стороне?"
     -  Я на  стороне  Ашема,  Властелина  Вселенной!  И тогда рабы  Нимрода
подожгли с разных сторон пирамиду дров. В этот миг ангел Гавриэль подлетел к
Ашему и попросил: "Позволь мне погасить пламя и спасти праведника".
     Ашем ответил: "Подобного Мне  нет на небесах, а подобного Авраму нет на
земле. Я  Сам спущусь,  чтобы  избавить  его от  огня!"  И  Ашем Сам повелел
пламени не причинять Авраму вреда.
     Дрова превратились в восхитительные ветки, усыпанные плодами. Но наружи
по-прежнему полыхал огонь. Три  дня и три ночи Аврам живым пребывал  в печи.
Затем рабы  Нимрода открыли дверцу -  и  что же? Аврам расхаживает по пеклу,
как по  Ган Эден, и ангелы сопровождают  его. Сгорели лишь веревки, которыми
раньше он был опутан. Слуги  Нимрода не поверили своим глазам. К царю тотчас
послали  гонцов.  В ужасе, он  приехал удостовериться лично.  Опять  открыли
дверцу  печи,  и  все снова  увидели Аврама,  который пребывал  живым  среди
бушующего огня. Нимрод был потрясен. "Извлеките его оттуда!"  - приказал он.
Рабы рванулись  вперед,  чтобы  вытащить  Аврама,  но всякий  раз, когда они
хотели схватить его, путь преграждали языки пламени.
     - Что вы там копаетесь? - вскричал царь.
     Испуганные рабы предприняли еще одну попытку. Пламя взметнулось вверх и
сожгло  их. Тогда ангел Ашема  воззвал  к Авраму: "Аврам, слуга Б-га живого,
выйди из печи!"
     И на глазах у пораженной толпы невредимый Аврам вышел наружу.
     - Почему ты до сих пор жив? - спросил Нимрод, трясясь от страха.
     - Б-г, Который сотворил  небо и землю  и над Которым ты издевался, спас
меня от смерти!
     Изумленный  и  напуганный  царь  пал  ниц  перед  Аврамом. Все министры
последовали  его  примеру. "Не  преклоняйтесь  предо мной, - сказал Аврам, -
лучше поклонитесь Б-гу живому, Создателю Вселенной!"
     Но далеко не  всех  присутствующих убедили слова Аврама. Были и  такие,
кто  шептал: "Аврама  спасло волшебство. Его  младший  брат Аран  -  великий
колдун.  Должно быть, он  наложил  заклятие  на  огонь,  чтобы  тот не  сжег
Аврама".
     Аран  стоял  здесь же,  в  толпе,  и наблюдал за  всеми  событиями. Его
раздирали великие сомнения: следует  ли присоединиться к старшему  брату или
надо  прикинуться  верящим  в  Нимрода? В конце  концов  он решил  подождать
окончательного  решения судьбы  Аврама и тогда ясно обозначить свою позицию.
При этом он подумал: "Если Аврам будет спасен, я скажу, что принадлежу к его
лагерю;  если он  погибнет, я скажу, что я на стороне  Нимрода". Когда Аврам
живым вышел из печи и у  Арана  спросили: "На чьей ты стороне?", он ответил:
"Я верю в того же Б-га, что и  мой брат!" Тут же его схватили рабы Нимрода и
бросили в печь. Но второго чуда не произошло, и Аран исчез в пламени.
     С человеком,  который  жертвует  жизнью за Ашема, надеясь  на  чудесное
спасение, чудес не случается.
     Ангел Смерти взял мертвое тело Арана и бросил его перед Терахом. Теперь
всем было ясно, что только праведность спасла Аврама.  Это  было несомненное
освящение Имени Всевышнего, кидуш Ашем.
     Так  Аврам проложил  дорогу  многим и многим  евреям, жившим  в  разные
эпохи, которые отдали свои жизни ради освящения Имени  Г-спода. Но  как  эти
многочисленные евреи унаследовали качества нашего отца Авраама, сумевшего во
имя Ашема  пройти через тяжкие мучения? Ведь они  -  не более  чем  "простые
евреи"? Сила характера,  унаследованная ими от Аврама, потенциально заложена
в еврейской душе. Это то качество, которое наш  отец  Авраам приобрел  в  Ур
Касдим и которое он передал в наследство всем своим потомкам.



     Аврам  женился  на  своей племяннице  Сарай, дочери Арана. Она была  на
десять лет  младше Аврама,  но не уступала ему в  праведности, а позже  даже
превзошла своего супруга в даре пророчества.
     Всем было известно, что Сарай была бесплодна - у нее не было и не могло
быть детей.
     После  того,  как Аврам  побывал  в печи,  Терах,  полностью признавший
правоту сына,  сказал.  "Если мы останемся  здесь, жизнь нашей семьи будет в
опасности.  Надо  срочно  перебираться в какое-нибудь  место, находящееся за
пределами владений Нимрода".  Аврам  согласился,  поскольку знал, что нельзя
постоянно полагаться на чудеса.
     Отец и  сын взяли  своих жен, а  также Лота, сына  аврамова брата Арана
(погибшего, как мы помним,  в печи, куда его бросил Нимрод), и отправились в
путь, рассчитывая со временем добраться до  Эрец Исраэль  (в те времена  она
называлась Эрец Канаан). Прибыв в  Харан (город,  расположенный  к северу от
Эрец-Исраэль), Терах обнаружил, что больше опасность им не угрожает, и решил
обосноваться  в  Харане. К  тому времени Авраму исполнилось ровно  семьдесят
лет.
     Чем  занимался  в  Харане  Аврам?  Он   созывал  народные   собрания  и
провозглашал на них  истину  о  Едином  Творце, призывая людей служить  Ему.
Кроме публичных речей, он  устраивал дискуссии,  на которых  отстаивал  свои
утверждения  в споре со всяким, кто подвергал их сомнению.  Он также сочинял
книги,  доказывающие  бессмысленность идолопоклонства.  Таким  образом Аврам
привлек   на   свою   сторону  десятки   тысяч  последователей,   признавших
существование Ашема.
     В  отличие  от  Тераха  Аврам  не  поселился  в  Харане,  а  непрерывно
путешествовал по земле,  распространяя веру в Ашема. В своих путешествиях он
неоднократно  бывал и  в  Эрец Исраэль. Пять лет он продолжал разъезжать  по
городам и селениям между Эрец Исраэль и Хараном.
     И  вот,  когда  Авраму  исполнилось  семьдесят  пять  лет,  он  получил
повеление Ашема окончательно оставить дом  своего отца, чтобы обосноваться в
Эрец Канаан.









     Оба супруга  -  Аврам и Сарай  - посвятили свои  жизни служению  Ашему:
Аврам убеждал мужчин служить Ашему, а, Сарай наставляла женщин.
     Но время шло, Авраму было уже  семьдесят пять лет,  а Ашем пока ни разу
не  явился ему. Наконец он  услышал пророческие слова  Ашема:  "Оставь  свою
страну, город, где ты живешь, и дом своего отца!"
     Флакон с духами  стоял в дальнем углу шкафа, завернутый и запечатанный.
Никто  не мог насладиться  его  благоуханным содержимым,  пока он  оставался
закупорен.  Надо было, чтобы кто-то пришел, открыл его и взболтал, вот тогда
его аромат разлился бы по всей комнате.
     Велев  Авраму покинуть отчий дом,  Ашем как бы сказал: "Аврам, твой дух
достиг  высот совершенства. Если  ты будешь все время жить в одном месте, то
как  же  сможет  распространиться  слава  о  тебе?  Поброди  по свету, чтобы
рассказы  о  тебе  всколыхнули  как можно  больше людей. Кроме того, оставив
страну,  ты  получишь и  личную  пользу.  Если  ты останешься  здесь,  то не
удостоишься  иметь детей, а если отправишься в чужие края, Я превращу тебя в
великий народ. От тебя произойдут евреи".
     Существует четыре рода действий, способных изменить волю Небес:
     - цдака - раздача милостыни, благотворительность,
     - тфила - молитва,
     - тшува - совершенствование своего поведения,
     - шинуй шем - получение другого имени.
     Некоторые добавляют к этому перечню:
     - шинуй маком - перемену места жительства.
     Последнее выводится из того факта, что Ашем сказал Авраму (12:1): "Уйди
из своей  земли... и Я сделаю тебя великим  народом". Аврам  заслужил  право
иметь детей только после того, как сменил место жительства.
     Переселение в  чужие  края подчас помогает смягчить  приговор  Небес  и
отменить  наказание.  Почему?  Да  потому, что душа  человека,  изгнанного с
родной земли, как правило, смиряется.
     Ашем благословил Аврама в таких словах: "Я  дам тебе богатство и наделю
властью  благословлять всякого, кого ты пожелаешь  благословить. Твое  имя Я
прославлю  во всем мире. (Это обещание было выполнено еще  при жизни Аврама.
Авраму  было позволено  отчеканить  монету, на одной  стороне  которой  были
выбиты имена - его и  Сарай, а на другой - Ицхака и Ривки. Во времена Аврама
эта  монета   имела  хождение  повсюду).  Я   благословлю   тех,   кто  тебя
благословляет,  а проклинающих тебя  - прокляну.  В честь твоих  заслуг весь
людской род будет  благословен. И еще: благодаря тебе и твоим потомкам дождь
и роса вечно будут увлажнять землю".
     Когда Аврам услышал повеление Ашема, он спросил:  "Как я  могу покинуть
своего  престарелого отца? Я учил других  быть добрыми и заботливыми. Как же
мне  оставить  собственного  отца?   Разве  тем  самым  Твое  Имя  не  будет
осквернено?"
     - Я освобождаю тебя от обязанности чтить своего отца, - ответил Ашем. -
Можешь смело оставить  его.  Твой отец  и  братья, которые  выглядят  вполне
дружелюбными, на самом деле замышляют недоброе. Они задумали убийство.
     Ашем  не открыл  Авраму, куда именно  тот  придет  в конце своего пути.
Дорога Аврама  шла в неизвестном направлении, что делало  третье испытание -
уход из своего дома - еще более тяжелым.
     Это  испытание Аврам  успешно выдержал. Он  ни разу не  задал  Ашему ни
одного вопроса: как долго продлится путешествие? что это  за  место, которое
Ты имеешь в виду? и т.д.
     Именно  об Авраме  говорится  в Теилим  (119:50): "Без задержки  и  без
сомнений соблюдал Твои заповеди".
     Аврам  взял с собой жену Сарай  и племянника Лота (сына брата Арана), а
также  людей, которых привел  под крылья  Шехины.  Все они  без  промедления
отправились в путь.
     Уход   такого  знаменитого  человека,  как  Аврам,   не   мог  остаться
незамеченным.  При расставании  знатные люди  вручили  ему  подарки,  а царь
Нимрод даже послал ему слугу по имени Элиэзер, чтобы тот прислуживал  Авраму
в пути.
     В своем путешествии Аврам прошел через две страны - Арам Наараим и Арам
Нахор -  и  увидел,  что обитатели тех  мест проводят  всю свою жизнь в еде,
питье и  празднествах.  "Надеюсь, что  не этот край мне уготован", - подумал
Аврам.
     Когда  они  прибыли  в  Эрец  Канаан,  он  заметил,  что все  население
занимается обработкой земли. И сказал: "Надеюсь, что этот край - моя доля".
     Действительно, Ашем явился  Авраму в Шхеме и объявил: "Я  дам эту землю
твоим потомкам".
     Аврам  достроил  мизбеах  (жертвенник)   для   жертвоприношений,  чтобы
поблагодарить Ашема  за благую весть  о  том, что его  потомки  получат Эрец
Исраэль.
     Однако Аврам не поселился в городе Шхеме, а продолжал путешествовать по
стране во  всех направлениях. Всю свою жизнь Аврам был в  пути.  Какова была
цель его блужданий по Эрец Исраэль?
     1.  На  каждой  остановке  Ашем давал  Авраму  увидеть будущие события,
которые произойдут на этом месте с его потомками, и Аврам молился, чтобы тем
самым помочь им.
     -  Например, в  Шхеме  Аврам молился за Яакова и его сыновей,  так  как
узнал, что  сыновья Яакова  Шимон  и Леви  будут сражаться с жителями  этого
города.
     - В городе Ай он молился, чтобы Ашем смягчил наказание, которое выпадет
на долю его потомков из-за того, что Ахан совершит  в этом месте прегрешение
(см. Иеошуа 7).
     2. Согласно алахе, еврейскому закону, один из способов приобрести  поле
(после уплаты денег или получения его в подарок) состоит в том, чтобы пройти
по нему вдоль и поперек. Когда Аврам блуждал по Эрец Исраэль, он, тем самым,
как бы приобрел эту землю себе во владение.
     Где бы ни проходил Аврам,  он приносил туда Имя  Всевышнего. С тысячами
людей спорил он об истинной вере и убеждал их стать его последователями.



     Как только Аврам и его семья прибыли в Эрец Канаан, там вспыхнул голод.
То был самый жестокий голод из всех,  что испытывал мир до тех времен. Но он
обошел  стороной  все другие земли,  кроме  Эрец Канаан, ибо  тот голод  был
испытанием, ниспосланным  Авраму для того, чтобы проверить: восстанет ли  он
на Всемогущего, когда  его постигнет такое бедствие или нет? В конце концов,
разве он не по велению Ашема пришел в эту землю и разве Ашем не заверил его,
что Он во всем ему будет помогать?
     Однако аврамова вера в мудрость  Ашема  осталась  непоколебимой. Он  ни
разу не произнес ни единого  звука жалобы. Правда, он решил, что следует  на
время  оставить Эрец Канаан,  пока  голод  не утихнет.  Поэтому  однажды  он
сообщил своей жене и  домочадцам:  "Отправимся в Египет,  ибо я  слышал, что
пища там в изобилии".
     Как можно постичь  тот факт, что  какой  бы скверной ни  была ситуация,
еврей всегда утверждает: "Все к лучшему"?
     Эту черту  национального  характера мы  унаследовали от  нашего праотца
Авраама, непоколебимого  в своем  уповании  на  Ашема.  Даже  столкнувшись с
голодом, Аврам  не жаловался, а  доверялся Б-жественному Провидению. Поэтому
все поколения  его потомков смогли, не впадая  в отчаяние, вынести кошмарные
условия жизни в гетто и тиранию язычников, среди которых жили.




     Аврам  и Сарай  подошли  к  границе  Египта.  Здесь  Аврам  должен  был
предупредить Сарай еще об одной надвигающейся опасности.
     - Ни в  одной земле,  даже в Арам Наараим и Арам  Нахоре, - объяснил он
ей, - не было женщины, равной тебе по красоте. Но теперь мы собираемся войти
в страну,  населенную чернокожими людьми,  поэтому твоя красота  станет  еще
более ослепительной и заметной.
     И действительно, в сравнении с Сарой  не только темные  египтянки, но и
все остальные женщины выглядели как обезьяны в сравнении с людьми.
     Четыре  женщины были  исключительно  красивы:  Сара,  Рахав,  Авигайл и
Эстер. Поэтому Саре дали еще и  другое имя - Иска, что означает "Все говорят
о ее красоте".
     - Египтяне безжалостны,  - объяснил ей Аврам. Чтобы овладеть тобой, они
попытаются убить меня. Ради безопасности тебя надо спрятать.
     Безнравственность  египтян была  хорошо известна Авраму. И все же он не
раздумывал, стоит или не стоит  входить к ним, ибо ощущал, что Сарай осеняет
Шехина.  Но,  как  всегда, вместо  того чтобы  полагаться  исключительно  на
чудеса, он принял необходимые меры предосторожности.
     Сарай он  сообщил так: "Когда  мы будем переходить  границу,  ты будешь
сидеть в сундуке, а носильщики сделают вид, будто несут товары".
     Но  получилось  по-другому. Таможенные  чиновники обратили внимание  на
необыкновенной величины сундук  и  закричали:  "Здесь есть  вещи, подлежащие
обложению! Может быть, тут упрятана дорогая посуда?"
     - Если на посуду введена ввозная пошлина,  я заплачу,  какой бы ни была
такса, - сказал Аврам.
     - А вдруг ты хочешь ввезти в страну золото или жемчуг?
     - Я заплачу любую цену, какую вы потребуете.
     -  Нет,  так  просто  ты не уйдешь. Твоя покладистость подозрительна, а
поэтому мы должны открыть сундук и проверить, что в нем спрятано!
     - Но я готов заплатить любую  сумму  денег, если  вы дадите  мне пройти
беспрепятственно. В противном случае я уплачу только по таксе.
     Однако чиновники  не  обратили внимания на  уговоры Аврама. Они открыли
сундук  и  -  обнаружили  там Сарай. Сначала  они были ошеломлены,  а  потом
изумились - настолько прекрасна была женщина.  "Она подстать самому царю", -
объявили они.
     Слух о красоте Сарай разлетелся очень быстро. Тут  же  пришли стражники
из дворца фараона и силой увели Сарай.
     -  Кто  ты  и кто тот  человек, который  тебя  сопровождает? -  спросил
фараон.
     - Я Сарай, дочь Арана, а он -  мой брат, - ответила Сарай. Так велел ей
говорить  Аврам,  поскольку боялся,  что если египтяне обнаружат, что он  ее
муж, то без колебаний убьют его, чтобы заполучить Сарай.
     Впрочем, назвать Аврама братом не было ложью, поскольку Сарай  являлась
ему племянницей, а родственников всегда можно именовать братом и сестрой.
     Фараона обрадовал ответ Сарай.  Он послал Авраму дорогие  подношения  -
скот,  рабов,  золото, серебро и  жемчуга  - и  принялся  составлять брачный
договор, по которому Сарай было обещано все  фараоново золото, серебро и все
его слуги. Он также подарил ей землю Гошен.
     Теперь у Сарай  не было другого выбора как сказать  правду. "Я замужняя
женщина, - сообщила она фараону, - Аврам - мой муж. Из страха мы держали это
в тайне".
     - Мне  это  совершенно  безразлично, - ответил фараон.  - Я  все  равно
заставлю тебя стать моей женой.
     Сарай  пала  ниц  и  всю ночь молилась Ашему.  "Властелин Вселенной!  -
громко жаловалась она. - Ты знаешь, что  мы ради  Тебя оставили свою родину.
Аврам отправился в  путь, так как ты обещал, что  с нами не случится никакой
беды. Все, что у нас есть, это упование на Тебя".
     На это Ашем ответил: "Я услышал твою молитву и  клянусь, что с тобой не
приключится никакого зла. Рядом с тобой, запомни,  стоит Мой ангел с жезлом.
Как только ты прикажешь ему: бей! он поразит фараона и его домочадцев".
     Конечно же,  Сарай  использовала такую  возможность. Она  отдала ангелу
приказ - и что? - фурункулы поразили фараона, а заодно  и всех его вельмож и
рабов.  Язва была настолько жуткой и настолько всеобщей, что даже  на стенах
фараонова   дворца   появились  признаки  нарывов.   Ашем  сказал   ангелам:
"Случившееся этой ночью  -  образец для событий будущего.  Подобно тому, как
фараона ныне постигла кара  из-за  Аврама  и Сарай, так и будущего фараона и
египтян  поразят  бедствия.  Случится  это,  когда  придет  время освободить
еврейский народ из египетского плена".
     Итак, фараон был вынужден отпустить Сарай.  Он призвал к себе Аврама  и
извинился перед ним: дескать, ведать не ведал и знать не знал, что Аврам муж
этой прекрасной женщины.
     - Возьми свою жену и, пожалуйста, немедленно уходи, - сказал он Авраму.
Почему немедленно? Да потому, что  фараон  хорошо знал своих людей и боялся,
что если  Сарай  задержится  во дворце,  то  ее чести  могли  нанести  урон,
несмотря на все случившееся.
     Но  прежде  чем Аврам ушел, фараон поднес ему богатые дары. Более того,
он приказал своей дочери Агари  стать служанкой Аврама,  заявив: "Лучше моей
дочери  быть  служанкой  в семье  Аврама,  нежели принцессой в  любом другом
доме".
     Фараон сам проводил Аврама, за что  впоследствии  удостоился быть царем
над страной, в которой евреи прожили в изгнании двести десять лет.
     После того как фараон возвратил  Сарай Авраму, слава Аврама разлетелась
по  всему  свету. Все  восклицали в  восхищении: "Даже египтяне, сведущие  в
колдовстве, не могли причинить вреда Авраму и Сарай..."
     Мы уже знаем, что каждое событие, происшедшее  в  жизни наших праотцов,
стало   своего   рода  прообразом  для  аналогичного  события,  случившегося
впоследствии с их потомками.
     Все,  что  произошло  с  Аврамом  и  Сарай в Египте,  нашло  зеркальное
отражение в событиях, которые затем приключились с евреями в той же стране.
     - Аврам спустился в Египет из-за голода. Так же и дети Яакова вынуждены
были сойти в Египет по той же причине.
     - Сарай остерегалась нескромного поведения во дворце фараона,  чтобы не
дать  никому  повода  для  греха.  То  же  самое  еврейки  в  Египте  -  они
остерегались впасть в безнравственность.
     - Фараон  был  поражен язвой  за то, что пытался причинить вред  Сарай.
Язва обрушилась на будущего  фараона за вред,  который он причинил евреям, и
это было одной из "египетских казней".
     - Аврам ушел  от фараона,  получив большие богатства.  Еврейский  народ
тоже вынес в свое время огромные ценности из Египта.



     Вместе  с Аврамом отправился  в Эрец  Канаан и Лот. Дело в  том, что он
давно заметил, что  с тех пор, как стал жить с Аврамом, его состояние начало
умножаться  на глазах.  При возвращении из Египта в Эрец Канаан  Лот  сильно
разбогател и его верность Авраму ослабла.
     Жители  Канаана  были идолопоклонниками,  и Лот в душе  склонялся  к их
культу.
     Как только Аврам почувствовал тягу  Лота к идолопоклонству,  он  понял,
что  настало время отделиться от Лота. Кроме того, возник спор между Аврамом
и Лотом, вернее, между их пастухами. Аврам наставлял своих  пастухов,  чтобы
те при  переходах  надевали на весь скот намордники, дабы он не  кормился на
чужих лугах. Скот Лота, однако, пасся всегда без намордников. "Вы можете, не
дай Б-г, оказаться виновными в воровстве, ибо  вашему  скоту ничего не стоит
щипать траву  на  лугах,  которые вам  не принадлежат",  -  упрекали пастухи
Аврама  пастухов Лота. Но те нагло отвечали: "В этой стране мы  имеем  право
пасти своих животных на  любых лугах. Разве  этот  край не  обещан Авраму? А
поскольку он бездетен  и у него нет наследника,  то наш хозяин Лот наследует
за ним как  племянник. Поэтому  мы тоже наследники Аврама, а значит нам дано
право пользоваться всей этой землей".
     Аврам увещал  Лота: "Остерегись, ведь ты роняешь мою репутацию в глазах
жителей этого края. Ты же знаешь, что я здесь чужестранец. Не разрешай своим
пастухам пасти стада на чужих лугах!" Но Лот пренебрегал словами Аврама.
     Тогда  Аврам  сказал  так: "Отделись  от  меня! Ты  можешь  отправиться
налево, к югу, а я останусь там, где стою, или, если хочешь, можешь остаться
там, где находишься сейчас, а я отправлюсь в правую сторону".
     Лот  решил  пойти на  юг  и  обосноваться  в богатом городе  Сдоме.  Он
надеялся  на то, что  там его состояние  увеличится еще больше. При  этом он
пренебрег тем, что о жителях Сдома шла слава, как  об испорченных людях: они
предавались  распутству, служили идолам,  убивали  и  грабили друг друга,  а
также всех, кто к ним попадал.
     Отделившись от Аврама, Лот на самом деле отделился от Ашема. Он сказал.
"Не хочу ни Аврама, ни его Б-га!"
     Ашем не  показывался Авраму до тех пор, пока с ним был Лот. После того,
как Лот  ушел, Ашем явился Авраму и  заверил  его, что  утверждение  лотовых
пастухов, будто у  Аврама не будет наследника, необоснованно. Заверил Он его
такими   примерно  словами:  "Твои  потомки  будут  как   пыль".  При   этом
подразумевалось:
     -  Как нельзя пересчитать  пылинки,  так  и число  твоих потомков будет
слишком большим, чтобы сосчитать их.
     - Пыль можно найти по всему свету. Твои потомки в этом смысле будут как
пыль земная, которая распространяется по всему миру.
     - Земля плодородна только в соединении с водой. Твои потомки тоже будут
благословенны  только в  том  случае,  если их  заслугой  будет  изучение  и
осуществление Торы, которая, как известно, уподобляется воде.




     Однажды  в  дом Аврама  прибыл гонец,  великан  Ог,  с  дурной  вестью:
"Вавилонский царь Амрафель и его союзники пленили твоего племянника Лота".
     Указанным Амрафелем был не кто иной как Нимрод, который, вместе с тремя
другими царями,  победил войско пяти восставших вассальных царей, пытавшихся
избавиться от его власти.
     Тех четырех царей заставил  вести войну против пяти других Сам Ашем. Он
сказал так: "Я подстрекну царей сражаться друг с другом, ибо они злодеи. Они
погибнут,  а их богатства  в конечном счете попадут в  руки  Аврама, который
распорядится ими как надлежит".
     Есть такое правило: Ашем для  того бережет имущество нечестивых,  чтобы
его могли унаследовать праведники.
     Богатому купцу  пришлось по  своим  делам отправиться в далекую страну.
Его единственный сын остался в Иерусалиме, где денно  и нощно изучал Тору. В
чужой земле  купец заболел  и почувствовал, что конец его  близок. Когда  он
лежал на смертном одре,  его тяготила мысль,  что имущество  может попасть в
руки  сопровождавшего его раба и никогда  не достанется  сыну, оставшемуся в
Эрец Исраэль.
     Наконец, он  позвал своего раба и  приказал: "Позови писца, чтобы я мог
продиктовать  завещание  и подписать его".  И продиктовал:  "Сим я  объявляю
моего раба наследником всего моего имущества.  Мой  сын унаследует лишь один
из принадлежащих мне предметов, который он сам выберет".
     Сияя от  радости, раб взял завещание и,  после  смерти своего  хозяина,
поспешил со всем своим богатством обратно в Иерусалим. Там он сообщил сыну о
кончине отца и зачитал ему его последнюю волю.
     Убитый горем из-за смерти отца и из-за того, что отец от него  отрекся,
сын пошел к раввину поведать свою печальную историю.
     Раввин выслушал его и улыбнулся.
     - Твой отец был мудрым человеком, - сказал  он. - Он сделал так,  чтобы
раб не украл и не растерял имущества. Для этого он отдал его рабу, зная, что
если  оно  будет  ему принадлежать,  то  он будет  тщательно оберегать  его.
Завтра,  когда  раб предъявит суду  волю  твоего  отца  и потребует себе все
имущество, кроме  одного  предмета, положи руку  ему  на  плечо и скажи: "Из
всего  того, чем владел  мой  отец, я выбираю  этого раба!" Ведь  есть закон
Торы: получающий раба получает и все его имущество.
     Юноша  последовал  совету раввина,  и  суд  провозгласил  его  законным
наследником всего отцовского состояния.
     Именно так и поступил Ашем. Он устроил войну четырех царей против пяти,
чтобы в конечном счете все их владения оказались в распоряжении Аврама.
     Среди  покоренных  городов  был и  Сдом, царь  которого был пленен, его
имущество разграблено, а жители  уведены в плен. Причем Лот, живший в Сдоме,
оказался среди пленников.
     Конечно, причина,  по  которой  Ог  принес  Авраму  эту  новость,  была
небескорыстной.  Он сказал  себе:  "Я знаю Аврама. Он наверняка бросится  на
войну, чтобы освободить Лота.  Бросится - и погибнет в  битве. Тогда  я, Ог,
один из знаменитейших и сильнейших людей на свете, возьму Сарай в жены!"
     Придя к Авраму, Ог  застал его  пекущим мацот, пресные лепешки, так как
был вечер перед праздником Песах. Великан притворился, будто заинтересовался
этой заповедью, намекнув тем самым, что, якобы, собирается обратиться в веру
Аврама.  Именно из-за этого  притворства он  получил кличку Ог, что означает
"лепешка из мацы" (Ог происходит от слова уга, лепешка).
     - Битва четырех царей против пяти была жестокой, - сообщил Ог  - Четыре
царя сразили всех великанов  в месте под названием Аштарот. Я  единственный,
кто уцелел.
     Огу было отлично известно, что старого аврамова  врага  Нимрода  больше
интересовал Аврам,  чем  Лот. И действительно, пленив Лота,  цари-победители
объявили: "Мы начинаем  с Лота, а кончим Аврамом!" Аврам тоже  ясно понимал,
что  станет  желанной  целью для вражеских стрел. Тем не менее, ни минуты не
колеблясь, он поспешил на освобождение Лота.
     Почему  Аврам решил, что Лота надо срочно освобождать? Разве  он сам не
отделился  от Лота,  узнав,  что  тот  - недостойный человек? Тем  не менее,
несмотря  на  то что  Лот  не заслуживал помощи, Аврам увидел  в нем  предка
праведницы Рут из Моава, родоначальницы династии Давида,  праматери будущего
Машиаха. Только в этом качестве Лот был достоин поддержки.
     Но,  когда  Аврам   захотел  взять   с  собой  на  войну  учеников,  те
воспротивились.
     - Как ты надеешься выиграть битву против  четырех могущественных царей,
которые победили войско пяти других царей? - спросили они, полные сомнения.
     - Если  понадобится, -  ответил Аврам, - я пожертвую своей  жизнью ради
освящения  Имени Всевышнего. Можем ли мы совершить  больший кидуш Ашем,  чем
освобождение жертвы от рук притеснителей?
     Тем самым  Аврам  преподал своим последователям, а их было ровно триста
восемнадцать человек -  урок  великой заповеди  спасения людских жизней.  Но
поскольку  они продолжали  сомневаться, он  предложил им  золото и серебро в
обмен на помощь в сражении. Затем он  воззвал, как предписывает Тора: "Пусть
тот, кто страшится, что согрешил, не идет в битву, а возвратится домой!" При
этих  словах  все  последователи  Аврама  покинули  его, кроме его  великого
ученика Элиэзера.
     И  сказал Ашем:  "Я  наделю Элиэзера силой  всех  трехсот  восемнадцати
человек, что остались позади".
     Цифровые значения  букв имени Элиэзер составляют 318; это  указывает на
то, что его достоинства равнялись достоинствам  всех учеников Аврама  вместе
взятых.
     В Талмуде приведены два  мнения. Первое из них состоит в том, что Аврам
призвал на войну 318 человек (причем некоторые наши мудрецы критикуют его за
то, что ради  войны он  оторвал их от изучения  Торы). Согласно второй точке
зрения, лишь Элиэзер сопровождал его на войну. Мидраш склоняется  ко второму
мнению.
     Настала  ночь.  Всю ее первую  половину Аврам  и  Элиэзер  преследовали
врага, а Анер, Эшкол и Мамре - друзья Аврама - помогали им тем, что охраняли
имущество. На ногах Аврама чудесным образом  оказались сапоги-скороходы  (то
есть  Ашем  сделал  так,  что  маленький отряд перемещался  с  поразительной
скоростью), и скоро преследователи прибыли  в Дан, самую северную точку Эрец
Исраэль.  Неожиданно  Аврам  почувствовал   слабость  -  из-за   того,   что
впоследствии в  этом месте один  из  его  потомков, царь Иеровоам, установил
идолов.
     Стояла пасхальная ночь,  и Ашем сказал: "В первую часть ночи ты, Аврам,
готовый отдать  жизнь,  старался ради Моей  славы. За  это Я  наполню вторую
часть пасхальной ночи чудесами.  Совершатся они в Египте, когда твои потомки
будут выходить из него".
     Тем временем Аврам продолжал преследовать врага и вскоре прибыл в город
Хова,  в  окрестностях Дамаска. Там он сразился с  четырьмя  царями,  и Ашем
помог  ему  сверхъестественным  способом. Всякий  раз,  когда  Аврам подымал
горсть земли, чтобы швырнуть ее  во врага, она превращалась в луки и стрелы,
а когда Амрафель выпускал стрелы, они превращались в прах.
     Праведника Нахума называли  Иш  Гамзу, потому что он был знаменит своим
девизом. "Все  к  лучшему!" Какие бы невзгоды не постигали его, он все равно
оставался непоколебим в своей уверенности, что от Неба  не исходит  никакого
зла, а все, что случается с человеком, есть благо.
     Однажды   евреи  Эрец  Исраэль  захотели  послать  подношение  римскому
императору.  Они  подыскивали  посыльного  и  решили:  "Пошлем  Нахума -  он
праведник такого высокого достоинства, что для него совершаются чудеса".
     Нахуму  вверили  сундук  с  драгоценными  камнями  и  жемчугом,  и   он
отправился в  Рим.  Случилось так,  что  по  пути  он остановился  на  одном
постоялом дворе в  дикой пустынной  местности. Ночью  хозяин  встал и открыл
сундук Нахума. Увидев  его  драгоценное содержимое, он украл все, что было в
сундуке,  а  взамен  насыпал  простой  земли.  Наутро  Нахум проверил ящик и
обнаружил,  что тот  вместо бриллиантов заполнен землей,  но  это не смутило
Нахума. Как всегда он лишь сказал: "Это к лучшему!"
     Когда император  открыл сундук  и  увидел, что в нем  земля, он впал  в
ярость  и провозгласил: "За глумление надо мной все  евреи будут истреблены!
Посланец, привезший этот прах, приговаривается к смерти первым!"
     - И это к лучшему", - сказал Нахум, не потеряв своего спокойствия.
     Ночью императору приснился сон. Во сне один из  его министров (на самом
деле  то  был пророк Элияу) сказал ему: "Возможно, евреи  послали тебе землю
своего праотца Авраама. Известно, что эта  земля делает чудеса, когда Авраам
подбирал  ее и  швырял в  четырех  могущественных царей, она превращалась  в
смертоносные стрелы".
     В  то время император вел войну  против страны,  которую не в силах был
подчинить, поэтому он решил испробовать землю из сундука Нахума. Земля  была
послана воинам,  те  начали  бросать  ее  во  врагов  и  вот,  в воздухе она
превращалась в смертоносное  оружие, сея панику во вражьих рядах. Известие с
поля  боя произвело глубокое впечатление  на  императора.  "Освободите этого
необыкновенного посланца, - приказал он. -  Наполните его ящик бриллиантами,
пусть он возьмет его и отправляется домой".
     Так Нахум возвратился в Эрец Исраэль. И  снова по дороге он остановился
на  том же  постоялом дворе. Пораженный  его появлением, хозяин осведомился,
какой  прием ему  был оказан  у  императора.  Праведный  Нахум  рассказал  о
случившемся чуде. Полный радости, хозяин наполнил той же самой землей другой
ящик и спешно отправился в Рим.
     - Что привез? - спросил император.
     - Волшебную землю, которая превращается в стрелы! - гордо заявил хозяин
постоялого двора.
     Император,  конечно,   обрадовался  и  тут  же  отправил  новую  партию
"страшного оружия"  в  войска.  Но  на этот раз никакого чуда не  произошло.
Земля  оставалась  обычной землей.  Она падала  вниз,  не  причиняя никакого
вреда, разве что засорила  глаза двум-трем  солдатам. Разгневанный император
приказал казнить трактирщика.
     Итак, Аврам одержал блестящую победу. Были  убиты шестнадцать вражеских
царей и военачальников, и среди них Нимрод.
     Когда война  кончилась,  освобожденные  Аврамом  цари  и  их  подданные
собрались в долине Шаве, где, соорудив из  кедровых деревьев подиум и усадив
на него Аврама, они встали  вокруг и запели  славословие: "Ты наш властелин!
Ты наш князь! Ты наш Бог!"
     Аврам отверг все эти титулы. "В мире - один  Царь! В мире один  Б-г!" -
ответил он твердо.
     В этот момент вышел вперед сдомский царь и, подойдя к Авраму, поздравил
и воздал  почести победителю. В честь заслуг Аврама с этим царем  только что
произошло чудо.  После поражения в битве  с четырьмя царями он и  царь Аморы
спасались  вместе. Поскольку  местность была  усеяна ямами, полными извести,
они упали в  одну из них. В обычном случае любой человек, упавший в подобную
известковую  ловушку,  вряд ли  может  выбраться  наружу.  Но с  царем Сдома
случилось  невероятное - он вылез и тем самым избежал смерти. Чудо произошло
исключительно в честь Аврама, поскольку там были люди, не верившие в то, что
Аврам  невредимым вышел из нимродовой печи. Теперь они увидели, что сдомский
царь живым выбрался из топкой ямы, и  поверили, что подобные чудеса по силам
Всевышнему.
     -  Верни  мне только пленников, - попросил Аврама  сдомский царь. - Вся
остальная  добыча  -  твоя. Если  бы враг нас  уничтожил, он  забрал  бы все
имущество. Но поскольку ты нас спас, наши богатства твои!
     При этом он предложил Авраму сокровища всех царей и полководцев.
     - Уж  не думаешь ли ты, -  ответил Аврам, -  что мне нужны твое золото,
серебро и камни? Я ничего не возьму из этих трофеев - от нитки до ремешка от
обуви, чтобы  ты  потом не утверждал: "Благодаря  мне обогатился Аврам!" Дай
только Анеру, Эшколу и Мамре то, что они заслужили, охраняя наши пожитки".
     За это Ашем сказал Авраму  так: "Поскольку ты отказался даже от  нитки,
твои потомки  будут  удостоены нитей цицит.  Поскольку ты отказался  даже от
ремешка для обуви, твои потомки  удостоятся  заповеди халица,  совершаемой с
помощью обуви".
     Отказавшись от  добычи,  Аврам на  весь мир освятил Имя Создателя.  Тем
самым,  он заявил,  что не он одержал победу, а Ашем, Который и  вел  войну.
Кроме  того, ни один  народ впоследствии не  мог сказать:  "Аврам  пошел  на
битву, чтобы приобрести богатства".
     Однажды   царь   сказал   своему  сыну:  "Нашу  страну  терзает   банда
разбойников. Если  ты хочешь послужить отчизне, рассей их. Но не бери ничего
из награбленных ими богатств,  иначе  люди подумают, что ты вышел против них
не для того, чтобы совершить правый суд, а для обогащения".
     Когда принц возвратился,  убив бандитов  и не  взяв ничего,  даже самой
маленькой вещи, царь  воскликнул: "Так как ты удержался от того, чтобы взять
что-либо из их имущества, я вознагражу тебя золотом, серебром и жемчугами из
своей собственной сокровищницы".
     Так и Аврам - он  был щедро вознагражден Ашемом за то, что отказался от
трофеев, предложенных сдомским царем.
     Аврам  вернул  царю  Сдома все,  что тому принадлежало ранее,  а  также
возвратил  взятых в плен  мужчин и  женщин, жителей Сдома, и среди них Лота.
Однако он не  возвратил детей.  Забрав  их  к себе домой, он начал  учить их
служить  Ашему, надеясь  при этом,  что  дети, еще не  испорченные существа,
станут добродетельными, поскольку теперь они не испытывают  дурного  влияния
Сдома. Тут Аврам  преуспел.  Все дети признали  впоследствии веру  в Ашема и
стали последователями Аврама.
     Когда  Аврам,  возвращаясь  домой  на  юг,  приблизился к  окрестностям
Иерусалима, навстречу вышел один из самых великих людей того времени. То был
Шем, сын  Ноаха,  известный  под  именем  Малки  Цедек  (Справедливый Царь),
регулярно приносивший жертвы Ашему и возглавлявший ешиву,  в которой обучали
знанию об истинном Б-ге.
     Малки Цедек  приготовил для Аврама хлеб  и  вино. Кроме  того, он хотел
открыть ему новые идеи, касающиеся Торы.
     Так как Аврам и Шем жили на большом  расстоянии друг от друга,  они  не
были  знакомы  и  оба ждали этой  встречи со страхом. Аврам думал  так: "Шем
наверняка меня проклянет.  Я возвращусь  с  войны, на которой убил не только
его  сына  Кедарлаомера, царя  эламского, но и  трех  его внуков".  Шем тоже
трепетал: "Аврам должен ненавидеть меня.  Мои нечестивые потомки навлекли на
него  смертельную  опасность".  И   оба  не   догадывались  о   беспримерной
праведности друг друга.
     На самом деле  Аврам шел в Иерусалим для  того, чтобы успокоить Шема, а
Шем готовился  встретить Аврама подношениями, чтобы  показать ему, что в его
душе нет к нему дурных чувств.
     И  вот  встретились  два  великих  человека.  Шем  благословил  Аврама.
"Благословен  будь Аврам  у  Б-га  Всевышнего,  Владетеля неба  и  земли,  и
благословен  будь Б-г Всевышний, Который  заставил  твоих  врагов пасть пред
тобою!" - воскликнул он.
     Ашем собирался сделать Шема праотцом коаним, священников, но, поскольку
тот благословил Аврама раньше, чем его Творца, Ашем отнял  священство у Шема
и передал его Авраму.
     Встретившись,  Аврам отдал  Шему,  как  священнику,  десятую  часть  от
трофеев  Сдома и Аморы и имущества Лота. Аврам был первым человеком, который
отделил от своего дохода маасер, десятую часть.



     После того как Аврам выиграл битву у четырех царей, им  овладел  страх.
Его мучила такая  мысль: "На войне я убивал людей. Не могло ли так случится,
что среди них были праведники?"
     - Не бойся! - утешил его Ашем. - Ты выдернул сорняки с поля.
     Но  Аврам  все  же не  почувствовал  облегчения. "Возможно,  всю  долю,
которая  причитается мне в  грядущем  мире, я уже  получил  здесь, на земле?
После чудесного спасения  из  нимродовой печи я  не менее  чудесным  образом
оказался  победителем войска  четырех  могущественных царей.  Не  слишком ли
много чудес? Уж не лишаюсь ли я тем самым своей награды в олам аба (грядущем
мире)?  Но и на это Ашем ответил:  "Несмотря на все чудеса, выпавшие на твою
долю, Я ничего не вычел  из твоей будущей  награды.  Ты заслужил все чудеса,
которые Я свершил для тебя, ибо ты ничего не сделал ради собственной выгоды,
а  только  лишь  ради  Меня. Поэтому твоя  награда полностью  сохраняется до
наступления олам аба.
     - Можно ли мне высказать одну просьбу? - спросил Аврам.
     - Проси обо всем, что пожелаешь, - ответил Ашем.
     -  Все, что я  получил до сих  пор,  не  имеет никакой ценности,  ибо я
бесплоден и у меня нет детей.
     Почему Аврам жаждал получить  детей? Да потому,  что он  хотел положить
начало народу, который служил бы Ашему.
     - Кто  займет мое место, после того, как я умру? - вопросил он. - Будет
ли  это  Лот,  жаждущий  стать моим наследником, или  им  должен  стать  мой
непревзойденный ученик Элиэзер, который учит людей моей вере?
     - Никто  из  них не будет  наследовать  тебе,  - пообещал Ашем.  - Твой
собственный сын займет твое место.
     - Властелин Вселенной! Согласно звездам, я неспособен иметь сына.
     - Забудь  об астрологии. Твоя  судьба выше  предсказания  звезд.  Мазал
(естественный ход вещей, направляемый созвездиями) не властен над  еврейским
народом.
     Случилось однажды  так, что р. Янай и р. Йоханан  стояли у ворот города
Тверия. Рядом  с  ними стояли два языческих  астролога  и наблюдали за всеми
работниками, которые в  то утро проходили  через ворота. "Посмотрите на  тех
двух мужчин в  толпе, - обратились они к  мудрецам. -  Видите? Сегодня утром
они идут на работу, но живыми уже не вернутся. Им обоим суждено погибнуть от
укуса змеи"
     Р.  Янай и  р. Йоханан дождались возвращения работников. Среди  них они
снова увидели тех двоих, о которых говорили астрологи.
     - Разве вы не предвещали, что эти двое не  вернутся живыми, погибнув от
змеиного укуса? - спросили мудрецы. - Но вот они идут живые и бодрые.
     Астрологи и сами были  удивлены. Они  подозвали двух мужчин и спросили:
"Чем вы занимались сегодня утром?
     -  Тем же что  обычно.  Сначала  прочли  Шма  и  Шмоне  Эсре,  а  затем
отправились на работу.
     - Так вы евреи?! - воскликнули астрологи. А  предсказания  астрологов к
евреям не относятся.
     Есть  правило  для  всего  еврейского  народа:  его  судьба, мазал,  не
предопределена раз и навсегда. Евреи способны изменять ее с помощью молитвы,
благотворительности и духовных достижений.
     Итак,  Ашем пообещал  Авраму: "Твои  потомки будут  многочисленны,  как
звезды на небе!" Аврам сразу же поверил Ашему и не  стал просить о знамении,
которое бы подтвердило эти слова.
     Как  могущественна   вера!   Именно   за  свою  веру  удостоился  Аврам
унаследовать и этот  мир и мир  грядущий.  Настолько важно для человека быть
исполненным веры!
     Вот одна история на эту же тему. На тему веры и нашего долга перед ней.
     Одна  девушка  вышла   из  отцовского  дома  по  своим  делам,  но,  по
неосторожности сбившись с пути,  неожиданно очутилась в незнакомом пустынном
краю.  Блуждала  она очень  долго, и наконец  ей  захотелось  пить. К  своей
радости издали она увидела колодец, побежала к нему и обнаружила привязанную
к его стенке  веревку.  "Спущусь-ка  я взять немного  воды",  -  решила она,
спустилась вниз и  вдоволь напилась. Но когда попыталась  вылезть  наверх  -
ничего  не получилось, у нее не  хватало сил.  Горько она заплакала и  стала
звать на помощь. Но  разве  кто услышит "голос вопиющего в  пустыне"? Однако
так получилось,  что ей снова повезло: один молодой человек проходил рядом и
услышал, что из  глубины  колодца  кто-то кричит. В изумлении  он закричал в
ответ:  "Кто   там   внизу?   Демон  или  человек"  Девушка  отозвалась   и,
пожаловавшись на свою участь, попросила вытащить ее.
     -  Я  помогу тебе, - сказал молодой  человек,  - но при одном  условии.
Согласись выйти за меня замуж!
     Девушка согласилась, и он ее  вытащил. После чего они побеседовали и  с
удовольствием  отметили,  что  нравятся  друг   другу.  В  заключение  юноша
пообещал, что придет  к ее родителям не задерживаясь, и тогда  они обручатся
по всей форме.
     - А кто свидетели нашей нынешней помолвки?  - спросила девушка. В  этот
момент  мимо  пробегал  горностай, и юноша сказал: "Пусть горностай  и  этот
колодец станут свидетелями в том, что мы верны друг другу".
     На этом они расстались. Юноша пошел своей дорогой, а  девушка вернулась
в дом отца.  С тех  пор она ждала, когда  ее  жених придет для обручения, но
время шло, а он так и не появлялся. Родители предлагали ей другие партии, но
она отказывалась, и, как ее ни упрашивали, оставалась  непреклонной. В конце
концов все махнули рукой и оставили ее в покое, решив, что так ей, видимо, и
просидеть весь век в девах.
     А что же случилось с юношей?
     После возвращения домой он  настолько погрузился  в  дела,  что начисто
забыл  о происшествии в  пустыне. Затем  он  женился  на девушке  из  своего
родного города, и она родила  ему сына. Но, когда ребенку  было  три месяца,
случи лось  несчастье. Мальчика укусил  горностай  и он умер.  Затем  у  них
родился второй мальчик, но и  с ним произошла  беда:  как-то он играл  около
колодца, упал в него и погиб. Убитая горем мать сказала мужу: "Если бы  наши
дети умерли  обычной  смертью,  я смиренно приняла бы волю Небес. Но раз все
произошло таким странным образом, мы должны искать причину наказания,  а для
этого лучше всего  обратиться к своему  прошлому, нет  ли какой-нибудь нашей
вины".
     И  тогда  в  памяти  ее  мужа всплыл давно забытый  эпизод  в  пустыне.
"Наверно, я наказан за то,  что не сдержал слово", -  подумал он и рассказал
своей жене про случай с колодцем.
     - Твой долг - выяснить,  что стало с той девушкой, - твердо заявила его
жена. - Ведь ты был обязан хранить ей верность.
     И он отправился  в деревню, о которой  говорила когда-то  та девушка, а
придя, начал спрашивать, живет ли здесь такая-то и не замужем ли она.
     - Есть тут одна старая дева,  которую зовут, как ты  сказал, - ответили
ему. - Но она малость  не в  себе.  Говорить с  ней о замужестве бесполезно.
Когда  кто-нибудь  приходит  просить ее руки, она начинает  вести себя очень
странно: плюет в него и рвет одежду.
     Мужчина тут же  отправился в дом,  где жила  девушка, и поведал ее отцу
случившуюся  давным-давно  историю, обвиняя при этом себя  в  несчастье  его
дочери. "Я освободился  от  своей жены, -  объяснил он отцу девушки, - чтобы
сдержать слово.  Разреши мне жениться  на твоей дочери".  Отец  ввел  его  в
комнату к  девушке, но, едва с ней  заговорили  о  женитьбе, она закричала и
начала вести  себя так же  странно, как всегда,  когда ей предлагали жениха.
Тогда он выждал и произнес два слова: "Горностай и колодец". Тут  же девушка
упала в обморок, а когда  пришла в  себя, сумасшествие навсегда оставило ее.
Вскоре они поженились и прожили длинную  благословенную жизнь - родили детей
и даже увидели свадьбы своих внуков.



     Предсказав Авраму рождение сына,  Ашем  дал ему еще одно обещание - его
потомки унаследуют Эрец Исраэль.
     - Как могу я убедиться в этом? - спросил Аврам.
     -  Дай  мне, пожалуйста,  знамение,  что они  действительно  унаследуют
Страну.
     Дать знамение Аврам попросил из страха перед тем, что, если его потомки
согрешат, Ашем тут же изгонит их из Святой Земли.
     Ашем заверил Аврама: "Даже если они будут грешить, Я приготовил для них
средство  искупления жертвоприношения". Затем Ашем показал  Авраму  сущность
этих будущих жертвоприношений.
     Он  велел  ему  приготовить трех  тельцов,  трех козлят, трех  баранов,
одного  домашнего  голубя  и  одного  дикого  голубя,  которые  представляют
различные виды жертвоприношений. Три тельца представляли:
     - тельца, приносимого в жертву на Йом Кипур;
     -  тельца,  жертвуемого  в  том  случае,  когда  еврейский суд  неверно
истолковал алаху, еврейский закон;
     - телку, которую приносили в  жертву особым способом в случае, если был
обнаружен труп человека, убитого неизвестно кем.
     Три козленка представляли:
     - двух козлов, приносимых в жертву Ашему на Йом Кипур;
     - козла, приносимого отдельным человеком в жертву за свой грех.
     Три барана представляли:
     - жертву, приносимую человеком, наверняка знающим, что он согрешил;
     - жертву, приносимую человеком,  сомневающимся в  том, совершил  ли  он
прегрешение;
     - ягненка, приносимого в жертву за  прегрешение,  совершенное отдельным
человеком.
     Ашем  повелел  Авраму  разрезать на части всех  животных,  кроме  одной
птицы, что символизировало будущие сложные правила принесения жертв в Храме.
     Затем Ашем явил Авраму видения отдаленного будущего. Глубокий сон сошел
на Аврама, и во сне он увидел, как его потомки влачат  жалкую рабскую долю в
египетском  изгнании.  "Я  избавлю  их из  египетского плена  и  покараю  их
мучителей", - объявил Ашем.  Но видения  продолжались. Авраму было показано,
как  его  потомков  уводят из их страны,  чтобы  снова  отправить  в  четыре
изгнания  - одно  за  другим: сначала  вавилонское,  потом  мидийское, затем
греческое и наконец римское.
     - Знай  же, -  сказал Ашем,  -  подобно тому  как Я покараю  египетских
супостатов,  точно так же Я буду судить всех мучителей  еврейского народа. И
подобно тому как Я рассею евреев, Я  соберу их всех вместе. Другими словами,
как Я сделаю их рабами, так Я освобожу их из рабства.
     Затем Ашем объяснил Авраму: "Есть и другой путь. Вместо того, чтобы, во
искупление грехов,  изгонять  их из Святой земли, Я могу  действовать иначе.
Смотри!" И перед Аврамом предстала  страшная картина - пылающая печь Геином.
Ашем  продолжал: "Наказание  за грехи не обязательно  приходит в этом  мире.
Очиститься от греха можно и на  адском огне  в мире грядущем. Теперь, Аврам,
выбирай. Какое наказание более подобает твоим потомкам, если они согрешат, -
Геином или изгнание?"
     То был мучительный выбор.  С одной стороны, Аврам знал, что страдания в
нашем преходящем мире переносятся легче, нежели муки Геином. Но как он может
взять  на себя ответственность согласиться на  изгнание  для своих потомков,
если нет уверенности, выживут ли они при  этом? Может, они растворятся среди
народов и совсем исчезнут?
     Но  когда Ашем заверил Аврама, что еврейский народ никогда не сойдет со
сцены истории, будет ли он  рассеян или останется  в Израиле, - только тогда
Аврам решил в пользу наказания изгнанием.
     Так Ашем заключил завет с Аврамом, известный под названием Завет "между
частями",  по  которому  Авраму обещано,  что его потомки  изгонят  из земли
Канаанской  десять  живущих там народов (семь во времена Иеошуа и еще три во
времена Машиаха) и получат во владение Эрец Исраэль.



     Вот  уже  десять  лет  прожили в Эрец Исраэль  Аврам и Сара, но  у  них
по-прежнему не было детей.
     Рассказывают, жила в городе Сидоне одна супружеская чета. Их браку тоже
исполнилось  десять лет, и у них тоже не было детей. Пришли они к  р. Шимону
бар Йохаю, чтобы спросить у него, не следует ли им развестись.
     Он посоветовал  им так: "Устройте празднество по случаю  развода. Пусть
этот  день  будет  таким же  веселым как день вашей свадьбы.  Не  жалейте ни
угощений,  ни   вина".   Супруги   послушались  совета,   и  жена   устроила
торжественный  обед.  Пока  все  ели  и  пили, захмелевший  муж  объявил ей:
"Оставляя мой дом,  ты можешь взять с собой самую ценную для тебя  вещь, чем
бы она ни являлась". Услышав такие слова, жена стала не только подавать мужу
восхитительные кушанья,  но  и  подливать ему все  больше, так  что  в конце
концов он опьянел и заснул. Тогда она приказала слугам: "Осторожно  подымите
его и отнесите в дом моего отца".
     Посреди ночи  муж проснулся  и  обнаружил  себя в незнакомой постели  в
чужом доме. "Где я?" - закричал он.
     - Разве ты  не сказал, - ответила  жена, что я могу взять с собой самое
дорогое, что у меня есть? Теперь подумай, что у меня есть дороже тебя?
     Об  этой  истории рассказали  р. Шимону бар Йохаю. Он помолился  от  их
имени  Ашему. Всевышний, Который  прислушивается  к  молитвам праведников  и
дарует бездетным потомство, принял его тфилу и благословил ту пару детьми.
     Сарай сказала  Авраму. "Я знаю, почему я бездетна. Люди говорят, что  в
таких  случаях надо носить амулеты или принимать определенные лекарства.  Но
мне  все  это  не  поможет.  Истина  в том, что  Ашем не  захотел,  чтобы  я
вынашивала  ребенка. Поэтому  остается  одно  -  приобрести  такие  заслуги,
которые сделали бы меня достойной стать матерью твоего сына".
     И в самом деле, у Ашема было много  причин не давать Сарай детей.  Одна
из них заключалась в  том, что Он  хотел,  чтобы  Сарай молила  Его о детях.
Кроме того, Ашем  хотел, чтобы ребенок, рожденный  от  Аврама и  Сарай,  был
свободен от всех  дурных качеств, которые Сарай могла  унаследовать от своих
предков-идолопоклонников. Поэтому Он ждал, пока она не состарится. Рожденный
в преклонные  годы  матери  ребенок,  зачатый к тому  же  сверхъестественным
образом,  не мог унаследовать  ни одного  из  скверных  свойств прародителей
Сарай.
     Авраму  Сарай  сказала  так:  "Женись  на   моей  служанке,  египетской
принцессе  Агари, может,  из-за того, что  я  приведу  в дом соперницу, Ашем
смилостивится надо мной".
     Воистину, Сарай обладала сильным характером.  Она не только  предложила
Авраму взять  другую жену,  но и  ласковыми словами  убедила  служанку, что,
несмотря на то что Аврам старик, быть его женой почетно.
     Когда  Агарь  стала  второй  женой Аврама,  Сарай  отнеслась  к  ней  с
величайшим   уважением.   Принимая   гостей,   она   всегда  предлагала   им
приветствовать  также и Агарь, говоря  примерно так:  "Прошу вас, войдите  в
шатер  Агари  и  поздоровайтесь с ней". Но Агарь не  ответила  своей  бывшей
госпоже добром за добро. Более того, едва она поняла, что  ждет ребенка, как
сразу  же  принялась  говорить  почтенным  женщинам, которых Сарай  посылала
проведать ее: "Моя госпожа Сарай отнюдь не такая,  за какую себя  выдает. Вы
думаете,  она  праведница,  но это далеко не  так, уж я-то знаю.  И если  вы
сомневаетесь в  моих  словах, то  скажите,  почему Всевышний до сих  пор  не
даровал ей детей? А я - глядите - уже беременна!"
     На  это Сарай  сказала: "Зачем мне  спорить с ней? Лучше  я поговорю  с
Аврамом". После чего пошла и  пожаловалась мужу: "Храня молчание и не укоряя
Агарь за то, что она оскорбляет меня, ты лишаешь меня защиты, которую обязан
оказывать. Да рассудит нас Ашем!"
     Поскольку  Сарай сказала:  "Да рассудит  нас Ашем", она  не  дожила  до
возраста ста семидесяти пяти лет,  как Аврам, а умерла сорока восемью годами
раньше. Всякого, кто, подобно Сарай, требует от Ашема суровой справедливости
по отношению к другим людям, на Небесах  ожидает  точно  такой же  строгий и
скрупулезный суд.
     В ответ Аврам сказал Сарай: "Поступай с Агарью, как считаешь нужным".
     Сначала  Сарай  решила  наказывать  Агарь  лишь  тогда,  когда они были
наедине,  чтобы  не  срамить  ее  при  людях.   Но  заметив,  что  Агарь  не
исправляется,  а продолжает вести себя  высокомерно,  она  выставила  ее  на
всеобщий позор, дав ей  унизительное  поручение  носить  воду в  купальню. В
результате та потеряла ребенка, которого носила.
     Сарай наказала Агарь, как учитель наказывает ученика для его же пользы,
чтобы тот исправился. Наказание было очень  тяжелым, но  и поведение ученика
было непростительным.
     В конце концов, не  выдержав, Агарь бежала из дома Аврама в пустыню, но
Ашем через ангелов сообщил ей, что она должна немедленно вернуться к госпоже
и покориться ей.
     Четыре  ангела  явились к  Агари.  Причем Агарь, увидев их, не выказала
никакого страха, ибо привыкла к их  виду еще в доме  Аврама. Кстати сказать,
Маноах,  отец  богатыря Шимшона, живший во времена Судей, когда  ему  явился
ангел, в ужасе упал лицом на землю и заявил своей жене: "Мы наверняка умрем,
ибо лицезрели Б-жественное  существо!"  (Шофтим 11.25). Отсюда мы видим, что
древние поколения превосходят более поздние своим духовным уровнем.
     Один из  ангелов успокоил Агарь  таким известием: "Вот, ты вскоре снова
станешь беременной  и зачнешь сына. Дай ему имя Ишмаэль, ибо Ашем узрел твою
скорбь" (Буквально: Всевышний слышит).
     Четырем людям дал Ашем имя до их рождения:
     - Ицхаку, ибо  сказано (Берешит 17:19):  "Сара, твоя жена,  родит  тебе
сына, и наречешь ему имя Ицхак".
     - Шломо, ибо сказал Ашем Давиду (Диврей  Аямим  I 22:9):  "Вот  у  тебя
родится сын, имя ему будет Шломо".
     - Иошияу,  ибо  сказано (Мелахим  I  13:2): "Вот, родится ребенок  дому
Давида по имени Иошияу".
     - Ишмаэлю,  ибо сказано было Агари (16:11): "Родишь сына и наречешь ему
имя Ишмаэль".
     Получение имени еще до рождения предвещает величие. И действительно:
     -  Ицхак  дал начало  еврейскому  народу. Он  был  первым ребенком, оба
родителя которого были праведниками.
     - Шломо построил Храм в Иерусалиме.
     - Во времена Иошеяу Десять колен были возвращены в Эрец Исраэль.
     -  Что касается Ишмаэля,  то он для того получил свое  имя до рождения,
чтобы  показать,  какой в  нем был  заложен  потенциал величия. Если  бы его
потомки преодолели в  себе  порочные  наклонности, они могли  бы удостоиться
дарования Торы.
     Второй  ангел  предсказал  Агари:  "Твой  сын  будет  дикарем,  который
проведет жизнь в  пустыне,  охотясь на зверей.  На всех  он станет  подымать
руку, и все будут нападать на него в ответ".
     Конечно, Ишмаэль мог бы  употребить свою  страсть к охоте для  служения
Ашему, для отмщения Его врагам, но он выбрал судьбу разбойника.
     Еще  один  ангел  предсказал  Агари,  что   могущественный  вавилонский
император Навуходнецар будет одним из потомков ее сына Ишмаэля.
     И, наконец, четвертый ангел приказал ей вернуться в дом Аврама.
     Агарь  утешилась.  "За  мои страдания мне  обещан сын, который  породит
владык",  - сказала  она и  вернулась  в дом  Аврама.  Немного спустя, когда
Авраму  исполнилось  восемьдесят  шесть  лет, она  родила  обещанного  сына.
Благодаря пророческому озарению Аврам назвал его Ишмаэлем. Он знал о словах,
сказанных ангелом Агари, хотя и не присутствовал при их встрече.



     Когда  Авраму исполнилось девяносто  девять лет,  он получил  повеление
сделать  себе  обрезание. Еще  не родился Ицхак. Более того - он  еще не был
зачат. Но именно потому Ашем  и захотел, чтобы Аврам  сделал себе обрезание,
чтобы Ицхак был свят с самого рождения.
     Ашем  так  объяснил  Авраму  свой приказ:  "Пока  ты  не  обрезан -  ты
несовершенен.  Совершив  брит-милу (обрезание),  ты достигнешь новой ступени
святости и встанешь над законами природы. Двадцать поколений я "ждал", когда
ты  придешь и совершишь обрезание. Но учти: если ты откажешься выполнить эту
мицву, Я возвращу мир в небытие".
     - Если эта мицва так важна, - спросил Аврам, то  почему Ты не заповедал
ее первому человеку, Адаму?
     -  Не  задавай  вопросов,  - сказал Ашем. -  Именно  ты  - тот человек,
который сочтен достойным этой мицвы.
     Но  Аврам продолжал  возражать:  -  До сегодняшнего  дня мне  удавалось
влиять на  людей. Они  верили мне и  шли  за  мной. Но теперь они будут меня
остерегаться. Кто захочет подвергаться этой кровавой операции?
     - Об этом не беспокойся. Пусть не тревожит тебя твоя популярность среди
смертных,  Я остаюсь  с  тобой, так  что удача тебя не оставит. Но, выполнив
мицву обрезания, ты поможешь миру выстоять. И еще: ради этой мицвы Я заключу
с  тобой завет:  если  твои  дети  будут  ее соблюдать,  они унаследуют Эрец
Исраэль. Кроме того, Я изменю твое имя.  До  сих пор ты был Аврам - отец, то
есть уважаемый человек страны Арам. После обрезания ты станешь Авраам - отец
многих народов.
     Сумма  цифровых  значений букв  имени  Авраам  составляет  248.  В этом
заключен намек  на  то,  что после  брит-милы Аврам  достиг совершенства  во
владении всеми 248 членами своего тела.
     Вновь  заключенный  брит  (договор, завет) значил: "Отныне твои потомки
обязаны  соблюдать  мицву об обрезании. Пусть каждый новорожденный  младенец
мужского пола будет обрезан на восьмой день после своего рождения".
     Очевидно, Ашем хотел  выделить особым  признаком Свой  избранный народ.
Конечно, Он с самого  начала мог наделить человеческий род совершенством. Но
в замыслы Всевышнего входило  показать нам, что, подобно тому  как мы должны
физически улучшить себя посредством брит-милы, мы обязаны выполнить основную
задачу своей жизни - совершенствоваться духовно.
     Затем Ашем сказал Аврааму о Сарай: "До сегодняшнего дня твою жену звали
Сарай, "моя принцесса", что означало, что она была принцессой в  твоем доме.
Отныне ее имя будет Сара - принцесса для всего мира".
     Как только  Ашем убрал букву  йод,  стоявшую  в конце имени  Сарай, эта
буква взлетела к Престолу Ашема, чтобы пожаловаться: "Справедливо  ли убрать
меня  из имени праведницы Сарай? Если  я самая  маленькая из букв, то значит
меня можно обижать?"
     Ашем  утешил ее: "Раньше тобой заканчивалось женское  имя,  в будущем Я
поставлю  тебя в  начало  имени мужского.  Это произойдет,  когда Моше  даст
своему ученику Ошеа новое имя Йеошуа" (Бемидбар 13:16).
     В этом мидраше выражена основополагающая мысль  о том, что наши мудрецы
были как бы теми корнями, из  которых выросло древо еврейского  народа. Даже
самый  незначительный  компонент, содержащийся в корне,  позже  определенным
образом проявляется  в  конечном  продукте  дерева  -  его  плоде.  Какой бы
привкус, сладкий  или горький, ни сопутствовал корню, в итоге он обязательно
обнаружится в своем воздействии  на  будущие поколения. Последняя  буква  из
имени Сарай, самая маленькая буква  алфавита йод, - стала первой для Йеошуа,
потомка Сарай.
     В заключение Ашем  пообещал Аврааму, что Сара вновь обретет молодость и
родит ему сына. Услышав это,  Авраам  пал ниц и радостно засмеялся настолько
он обрадовался, что в преклонные годы чудесным образом заимеет сына.
     - Я не достоин  такой награды, - сказал он  Ашему. - Мне достаточно уже
того, чтобы Ишмаэль жил в страхе перед Тобой.
     Но Ашем вновь подтвердил Свое обещание и велел Аврааму назвать будущего
сына Ицхаком.
     После этого  Ашем оставил Авраама, который отправился посоветоваться со
своими учениками Анером, Эшколом и Мамре относительно заповеди брит милы.
     Конечно же, эти слова наших мудрецов не  означают, что Авраам спрашивал
у своих учеников,  выполнять  ему мицву или  нет.  Дело в  том,  что  Авраам
колебался, как ему совершить брит-милу - тайно от людей или открыто. Почему?
Да потому, что если бы  его враги услышали, что он со всеми своими домашними
лежит ослабевший после брит-милы, они могли бы напасть на него.
     Авнер ответил: "Ты должен совершить обрезание тайно, иначе родственники
тех  царей, которых ты убил, придут напасть на тебя". Эшкол посоветовал: "Не
делай обрезания  вообще. Для  человека преклонных лет такая операция опасна.
Ты  можешь  потерять  так много крови,  что  это  окажется смертельным".  Не
удовлетворившись  этими  советами,  Авраам спросил у Мамре,  что думает тот.
"Ашем посредством чуда спас  тебя  из  пылающей  печи,  - ответил  Мамре.  -
Сверхъестественным образом  Он спас  тебя  и  от  царей.  Почему  бы тебе не
совершить брит-милу открыто?"
     За эти мудрые слова Ашем вознаградил Мамре тем, что впоследствии явился
в видении  Аврааму  не где-нибудь в другом месте, а  именно на принадлежащей
Мамре земле, Элоней Мамре.
     - Кто сделает мне обрезание? - спросил Авраам у Ашема.
     - Ты сам, - последовал ответ.
     Авраам взял меч и... испугался. Он был  стар и руки его тряслись. Тогда
Ашем  как  бы  взялся за  меч  вместе с Авраамом  и  держался за него,  пока
обрезание не было завершено.
     Обрезание было совершено открыто. В  тот же день, так же  открыто, были
обрезаны все его  домочадцы, числом в триста восемнадцать человек, не считая
рабов. Среди обрезанных были  его ученики Анер, Эшкол и Мамре. Сыну  Авраама
Ишмаэлю исполнилось в это время тринадцать  лет, но и он  беспрекословно дал
отцу сделать ему брит-милу.
     Все, что  человек делает или  говорит, имеет далеко идущие последствия.
Никогда не надо недооценивать даже ничтожнейшее из своих слов или действий.
     - Из-за того, что Ишмаэль, хоть  ему и было тринадцать лет, дал сделать
себе  обрезание,  его потомки заняли со временем господствующее  положение в
мире.
     - Из-за нескольких сказанных Авраамом  слов его потомки были изгнаны  в
Египет. Что это за  слова?  Когда Ашем  пообещал Аврааму в  наследство  Эрец
Исраэль, тот потребовал знамения, спросив при этом (Берешит 15:8): "Откуда я
узнаю, что унаследую ее?" Именно  на эти слова Ашем ответил  (15:13):  "Знай
же, что пришельцами будет твое потомство в чужой земле".







     У Авраама  была цель в  жизни: он  хотел достичь совершенства в любви к
Ашему, а также привлечь других к служению Создателю. Ицхак и Яаков пошли  по
его  стопам.  Поэтому неудивительно,  что Ашем  захотел, чтобы Его  называли
Элокей  Авраам, Элокей Ицхак, Элокей Яаков  - Б-г  Авраама, Б-г Ицхака и Б-г
Яакова.  Мысли  наших  праотцов  были  постоянно сосредоточены на  Ашеме,  а
центром  их  жизни была Его воля.  Даже занимаясь повседневными делами,  они
постоянно   думали  о   Всевышнем.   Известно,  что  Авраам,  которого  Ашем
благословил  великим богатством, употребил все свое  состояние  на то, чтобы
возвеличить Б-жье Имя.
     Однажды  Авраам спросил у Шема,  сына Ноаха: "Скажи, пожалуйста, почему
Ашем спас вас в ковчеге?"
     - Мы выжили благодаря благотворительности, - ответил Шем.
     - Что  это  значит?  Ведь в ковчеге  не было никаких бедняков, - сказал
Авраам.
     -  Я имею  в виду нашу благотворительность по отношению  к животным,  -
пояснил Шем.  -  Ночи напролет  не смыкали мы глаз, кормя  их и  ухаживая за
ними.
     -  Если  так,  - рассудил  Авраам,  - то  какова награда  за выполнение
заповеди помогать людям!
     Авраам разбил в Беер Шеве прекрасный фруктовый сад. В собственном шатре
он  устроил четыре входа,  которые  все  время  держались  открытыми,  чтобы
утомленный путник, куда бы он ни шел, всегда мог  войти  внутрь и  отдохнуть
после дороги, получив кров и обильное угощение.
     Вскоре разнеслась молва о  том, что  один удивительный  человек устроил
открытый для всех бесплатный постоялый двор в пустыне. Из ближних и  дальних
мест  устремлялись  туда гости, чтобы насладиться  едой. После  трапезы  они
благодарили  радушного  хозяина  и вставали,  чтобы уйти.  Но  Авраам  вдруг
говорил:
     - А теперь вы должны прочесть благословение. Произносите  за мной "Будь
благословен Властелин Вселенной, от щедрости Которого мы вкушали!"
     -  Мы  не хотим  читать никакое благословение, жаловались  гости  - Кто
такой этот Властелин Вселенной?
     -  Поступайте  как хотите, но в таком случае  следует  заплатить мне за
съеденное, - говорил Авраам.
     - И сколько это стоит?
     На это следовал такой ответ: "Бутыль вина - десять золотых монет, кусок
мяса - десять золотых, буханка хлеба - десять золотых".
     - Это слишком дорого. Таких цен не бывает.
     -  Возможно. Но какова должна  быть  цена хлеба,  который можно  купить
посреди пустыни?  Где в этом невозделанном краю можно достать дешевое вино и
мясо?
     - Пожалуй, ты  прав,  - уступали  гости. - Так  кто же этот  Властелин,
которого ты просил нас поблагодарить? Давай благословим Его!
     Таким образом Авраам, проявляя гостеприимство и уча ему других, привлек
к служению Ашему десятки тысяч человек.
     Его жена Сара тоже посвятила себя распространению истины на  земле: она
учила женщин.
     Над шатром Сары пребывало  облако Шехины. Свеча,  которую Сара зажигала
перед  Шабатом,  не  гасла  до  следующего  Шабата,  а   пища  в  доме  была
благословенна изобилием.



     Прошло  три  дня с  тех пор,  как  Авраам  сделал себе  обрезание.  Как
известно,  на  третий день  после  обрезания  человек испытывает  наибольшую
слабость и сопутствующие ей боли.
     Однако Авраам не чувствовал физической боли - он  сокрушался  совсем по
другому поводу. "Почему никто не пришел в мой шатер за эти  два дня? - думал
он. - Неужели теперь гости не заходят ко мне из-за того, что я обрезан?"
     Глубоко обеспокоенный этой мыслью, он  послал  своего слугу Элиезера на
поиски путников. Но Элиезер вернулся один.  Тогда Авраам сам сел перед своим
шатром в надежде, что он увидит путников, проходящих мимо.
     Жара  в  тот день была  нестерпимой.  Казалось, Ашем перенес в наш  мир
часть адского знойного жара  и все это ради Авраама, ибо Он сказал: "Горячий
воздух успокоит его рану,  а заодно  избавит  его от хлопот по ухаживанию за
гостями, так как жара удержит людей  от  странствий". Но, увидев, что Авраам
терзается  из-за  того,  что  не  может проявить  свое гостеприимство,  Ашем
объявил ангелам: "Мы сами придем проведать Авраама!"
     Цель  этого  визита  была двойной:  во-первых,  навестить  больного,  а
во-вторых, дать Аврааму возможность проявить свое гостеприимство.
     Из  того,  что Ашем Сам явился к Аврааму  навестить его в  болезни,  мы
выводим, что и нам следует навещать больных.
     Как только Авраам почувствовал над собой Шехину, он хотел подняться, но
Ашем велел ему: "Оставайся сидеть! Как ты сейчас сидишь, а Шехина стоит  над
тобой, так и потомки твои, еврейский народ, будут входить в синагоги и ешивы
и, сидя, читать Шма, а Я буду стоять возле них".
     В  этот момент  Авраам поднял глаза и заметил трех путников, стоявших в
отдалении. Аврааму они показались вполне обычными людьми.
     Он  подумал: "Заговорю-ка  я с ними. Если Шехина не  оставит меня в  то
время, пока  я  беседую с  ними, то это наверняка великие люди и Ашем хочет,
чтобы я пригласил их".
     Трое  мужчин,  которые  на  самом  деле  были  ангелами  в человеческом
обличье,  по-прежнему  стояли  в  отдалении  и не  приближались.  Когда  они
увидели, что Авраам разматывает и  снова укрепляет свои повязки, - очевидно,
из-за боли после обрезания, - они повернулись, чтобы уйти.
     "Прошу  тебя, Властелин мой, - стал Авраам умолять Шехину, - не покидай
меня, пока я не выполню мицву гостеприимства!"
     Тут же он выбежал из шатра и поклонился путникам. "Прошу тебя, господин
мой, - обратился он  к тому, кто  стоял в центре,  сочтя его  самым  важным.
(Мидраш рассказывает, что тот,  к кому он обратился, был ангел Михаэлъ, а по
бокам его стояли Гавриэлъ и Рафаэль.) - Прошу тебя, не покидай слугу своего!
Ты, должно быть,  утомился в  дороге.  Сейчас неподходящее время  продолжать
путь.  Отдохни, здесь  есть  вода и  приятная  тень.  Дозволь мне  приказать
кому-нибудь принести немного воды, чтобы омыть  твои  ноги!" При этом Авраам
подумал:  "Если  эти  бедуины поклоняются дорожной  пыли, надо  сделать так,
чтобы в мой дом не проник предмет их идолопоклонства".
     -  Позвольте  хотя бы  принести вам  немного хлеба, - попросил он своих
гостей. - Подкрепившись, вы сможете продолжить свой путь.
     Праведные люди обещают мало, а делают много,  в то время как нечестивцы
наоборот: обещают  много  но не выполняют  ничего. Смотрите, Авраам  посулил
ангелам "немного"  хлеба, а подал  им трапезу воистину царскую, заколов трех
тельцов и  израсходовав огромное  количество муки. А  перед трапезой  в виде
закуски он подал масло и молоко.
     Кстати, откуда из Торы мы можем  выучить, что следует меньше обещать  и
больше делать? Из слов и действий Самого Ашема. Творец, заверяя Авраама, что
покарает египтян в конце первого  изгнания, сказал так (Берешит  15:14):  "И
над племенем, которому они (евреи) будут служить, произведу Я суд!" В словах
"произведу суд" всего две  буквы, далет и нун, но,  когда  пришло время,  Он
обрушил на египтян не больше, не меньше как Десять Казней!
     Поскольку Авраам был  великим  человеком, ангелы, посоветовавшись между
собой,  решили,  что  не подобает отвергать его приглашение.  Они  ответили:
"Делай, как сказал".
     Итак,  Авраам  приготовил  для  гостей  царское  пиршество. Сначала  он
побежал к шатру Сары и велел ей: "Поскорее возьми муку, чтобы испечь мацу".
     "Какую муку?" - спросила Сара.
     "Самую лучшую муку мелкого помола".
     Настолько   сильно   овладело   Авраамом   желание   выполнить    мицву
гостеприимства, что с момента прихода  гостей он ни разу не  присел, пока не
приготовил пышный  стол. В Торе так и написано, что он "бегал".  После того,
как он сперва выбежал навстречу гостям, а потом поспешил в  шатер к Саре, он
снова побежал к стаду,  чтобы привести трех  тельцов, так как хотел угостить
их языками с  горчицей.  Один из  тельцов,  которых  Авраам  хотел заколоть,
убежал, и Авраам погнался за ним. Телец заставил его пробежать всю дорогу до
Хеврона и исчез в пещере, куда за ним вошел и Авраам. Здесь он был ошеломлен
сказочным ароматом  Ган Эдена,  пропитавшим воздух,  и  удивительным сиянием
света, исходившего от гробниц похороненных там  Адама  и  Хавы.  После этого
происшествия Авраам  решил  во  что бы то  ни стало  приобрести эту  пещеру,
которая называется Махпела (Двойная), для семейного захоронения.
     Этот мидраш учит нас,  что, благодаря своему  великому гостеприимству и
тому  старанию,  которое он  проявил,  принимая  гостей, то есть,  благодаря
хеседу  (доброте) по  отношению  к другим людям,  Авраам  был  награжден  по
принципу  "мера за  меру". Ашем тоже сотворил ему  хесед,  открыв место  его
последнего успокоения, - рядом с праотцом Адамом.
     Авраам   позвал  своего  сына  Ишмаэля,  чтобы   обучить  и  его  мицве
гостеприимства,  приказав  приготовить  тельцов   для  гостей.   Пока   мясо
готовилось, Авраам поставил на  стол сметану и  молоко и  позвал своего сына
Ишмаэля, а  также своих  учеников  Авнера,  Эшкола  и  Мамре,  чтобы  и  они
присоединились к трапезе.
     После того  как  дети  Израиля  согрешили  с  Золотым  Тельцом,  ангелы
заметили Ашему:  "Разве мы не  предупреждали  Тебя, что не  надо даровать им
Тору?"
     Ашем ответил: "Они  соблюдают  Тору  лучше,  чем  вы!  Даже  маленькому
ребенку, вернувшемуся домой из школы и  поевшему молочного блюда, мать велит
вымыть  руки, если  он хочет еще и мяса. Вы же,  когда навещали Авраама и он
принес вам мясо и молоко, ели все вместе без разбора".
     Впрочем, по мнению Раши (18:8), Авраам подавал все  блюда отдельно,  по
мере их готовности. Сначала он подал молочные  блюда, а затем мясные. Где же
был сам Авраам во время трапезы? Он стоял и прислуживал гостям.
     Однажды р.  Элиезер,  р. Иеошуа и  р. Цадок  ели  в  доме р.  Гамлиэля.
Прислуживал сам р.  Гамлиэль, который стоял и наливал им вино. Р. Элиезер не
выдержал  и  отказался  принять кубок из  рук наси (патриарха).  Когда же р.
Гамлиэль подал вино р. Иеошуа, тот его выпил.
     - Что такое,  Иеошуа! - воскликнул  р.  Элиезер.  - Разве подобает  нам
сидеть за столом, когда р. Гамлиэль стоит и ухаживает за нами?
     - Почему нет? - ответил р.  Иеошуа. - Даже более великий человек чем он
однажды прислуживал за столом. Наш праотец Авраам ухаживал за тремя гостями,
о которых он, кстати говоря,  думал,  что они идолопоклонники. Раз уж Авраам
был  согласен  прислуживать  гостям,  то,  конечно  же,  р.  Гамлиэль  может
поухаживать за нами!
     Р. Цадок присоединился к р. Иеошуа: "А  ведь ты еще не упомянул о самом
Великом из всех. Создатель этого мира заставляет ветры дуть, дожди - падать,
травы и деревья  - расти,  накрывая тем  самым стол и  приготовляя  пищу для
всякой живой твари. Если уж  Сам Творец ухаживает за Своими  творениями,  то
почему бы и Гамлиэлю не прислуживать нам?"
     Если в  дом приходят  гости, то  хозяину  следует принять их  с  самыми
добрыми  чувствами.  Даже  если  в  его распоряжении  имеются  сотни слуг  и
служанок, тем не менее, надо, чтоб он сам постарался ради своих гостей.
     Хоть ангелы и не нуждаются в пище, в  честь  Авраама  они действительно
ели. Такова награда за хесед.
     Авраам  по-доброму,  что   называется   "по-человечески",   обошелся  с
ангелами, которые не нуждались в его гостеприимстве. За это Ашем вознаградил
его  полной мерой.  Всевышний  даровал  его  потомкам  ман,  колодец Мириам,
перепелов и  Облака Славы.  Насколько же  больше  будет  награда  тому,  кто
проявляет доброту в случае когда она действительно необходима другим людям!
     "Поев", ангелы спросили у Авраама: "Где Сара, твоя жена?"
     Конечно, ангелы знали, где была Сара, однако задали этот вопрос. Зачем?
Чтобы  лишний раз  обратить внимание Авраама на скромность его жены, которая
осталась  в своем шатре, а не вышла из любопытства посмотреть на гостей. Тем
самым она становилась еще дороже для своего мужа.
     - Сара в шатре, - ответил Авраам.
     -  Знай  же, - сказал ангел Михаэль,  - что в награду за скромность она
удостоится  потомков,  которые  будут  служить  в  Святом  Храме  в качестве
священников.
     - Потомков? Но у нее нет детей!
     -  Когда  луч  солнца  коснется  этой  отметки  на  стене  (то  есть  в
определенный  день),   Сара  забеременеет.  А  ровно  через  год,  считая  с
сегодняшнего дня, она родит.
     В это время  Сара стояла у стены своего шатра  и слушала весь разговор,
который вовсе не предназначался  для  ее ушей.  Более  того, она не поверила
словам  ангела  и даже рассмеялась, настолько неправдоподобной показалась ей
его  речь. Она подумала: "Возможно ли, чтобы мое чрево  выносило ребенка,  а
эти высохшие груди дали молоко? К тому же мой господин, Авраам, стар".
     Ашем спросил у Авраама:  "Почему Сара рассмеялась и сказала: "Неужели я
в самом деле могу родить ребенка в столь преклонные лета?"
     На самом деле Ашем переиначил Сарины слова, когда передавал их Аврааму.
В действительности  Сара  четко произнесла про себя  (18:12):  "Господин мой
стар".  Однако  Ашем  сообщил   Аврааму,   будто  она  сказала  (18:13):  "Я
состарилась".
     Отсюда  мы видим, насколько важен мир и  согласие  в доме между мужем и
женой, а также между друзьями. Для  того чтобы поддержать добрые отношения и
избежать ссоры, иногда позволительно передавать не все сказанное.
     В ответ  на недоверие  Сары Ашем заявил:  "Разве есть  что-либо слишком
трудное для Меня? В назначенный срок у Сары будет сын!"
     Один человек пришел к часовщику и достал из кармана сломанные часы.
     "Я  сомневаюсь,  что  ты способен  починить  их,  - заметил  он  - Весь
механизм износился и его надо заменить".
     Часовщик рассмеялся: "Эти часы изготовил я. Неужели ты полагаешь, будто
я неспособен произвести простую починку?"
     Так и Ашем сказал Аврааму: "Я сотворил человека. Омолодить его - отнюдь
не выше Моих сил!"
     А теперь вопрос:  почему  сын был дарован  Саре  лишь в старости, после
того как она почти отчаялась иметь детей?"
     Это должно было стать уроком  на будущее, глубоким  символом  для  всех
грядущих  поколений.   Если  кто-либо  потеряет  надежду  на  то,  что  Ашем
восстановит  Иерушалаим, то ему скажут: "Посмотри на Авраама, нашего отца, и
на Сару, его жену, нашу мать. Как Ашем омолодил Сару, в  преклонные годы дав
ей  сына,  так   Он  поступит   и  с  Иерушалаимом.   Он  устроит  так,  что
сверхъестественным образом Иерушалаим вернется к Нему!"
     После  этих слов Всевышнего  Авраам упрекнул Сару за  ее смех.  Она же,
испугавшись, стала  отрицать, что  смеялась. Кстати сказать,  одна из причин
того, что  по  еврейскому закону  женщины не допускаются  свидетелями в суд,
состоит  в  том,  что даже  самая  праведная  из них, испугавшись,  отрицала
правду.
     Когда ангелы уходили, Авраам, по своему обычаю, проводил их.




     Выполнив поручение  доставить  Саре  весть о  будущем  рождении Ицхака,
ангел Михаэль  вернулся  на  Небо,  в  то время как  его товарищи  Рафаэль и
Гавриэль продолжили свою  миссию на земле. Гавриэлю  велено было  уничтожить
Сдом и соседние города, а задачей Рафаэля было спасти Лота.
     По какой причине решил Ашем разрушить Сдом?
     В Торе говорится: "Люди Сдома были злы и весьма преступны перед Ашемом"
(Берешит 13:13).  Так  же  обстояло дело  и  с четырьмя  соседними  городами
Аморой, Адмой,  Цваимом  и Цоаром, которые входили  в своеобразную коалицию,
столицей  которой  был  Сдом.  Жители всех  пяти  городов  были  убийцами  и
прелюбодеями,  сознательно восставшими против Ашема, поскольку творили такие
же дела, как и поколение, жившее перед Потопом.
     Что  было причиной  развращения жителей Сдома? Дело  в том, что  по тем
временам  они считались самыми богатыми людьми в мире, так как  почва в  том
краю славилась  необычным плодородием. Кроме того, там были природные запасы
золота, серебра и драгоценных камней. Когда  содомит посылал  слугу в огород
выдернуть  какой-нибудь  овощ, тот  обычно находил под  этим  овощем золото.
Однако  следствием  избытка,  которым наслаждались  жители  Сдома,  была  не
возросшая  благодарность Ашему, а  совсем противоположное: они стали уповать
исключительно на свое богатство, отрекшись от правления Творца.
     Будучи необыкновенно жадными, они не допускали к себе в страну  никаких
чужеземцев. Причем столь  ревностно  охраняли свое имущество, что преступали
все границы разумного. Так, на  всех общественных  деревьях были срезаны все
ветки, чтобы птицы не клевали плодов.
     В свод сдомских законов входили такие положения:
     1.  Любого чужеземца,  обнаруженного в округе,  разрешается  грабить, а
также издеваться над ним.
     2. Обязанность сдомского судьи - добиться  того, чтобы всякий  странник
покидал страну без гроша в кармане.
     3. Всякий, кого видели дающим хлеб нищему, предается смерти.
     4. Со  всякого, кто пригласит чужеземца  на свадьбу, в  наказание будет
снята вся одежда.
      Однажды Элиэзеру, слуге Авраама, случилось проходить через Сдом. Когда
он шел по улице, содомиты напали на него и избили до крови.
       Элиэзер  отправился  к  местному  судье,  чтобы  потребовать  у  него
справедливости.
      - Что произошло? - спросил судья.
      - Этот человек нанес мне рану! - пожаловался Элиэзер.
      - Совершенно ясное  дело. Немедленно заплати этому человеку за то, что
он отворил тебе кровь в медицинских целях! - вынес приговор судья.
      Элиэзер не стал раздумывать. Он взял палку  и стал  бить судью, пока у
того не пошла кровь. После чего он сказал: "Теперь ты должен мне деньги, ибо
я  отворил тебе  кровь. Впрочем, вместо того  чтобы платить  их мне,  можешь
отдать их прямо тому человеку". Увидев смелость и решительность чужестранца,
содомиты не стали его трогать.
       Когда  спустилась ночь, они предложили Элиэзеру отдохнуть в  одной из
"гостиниц". Для гостей у содомитов были особые постели.  Посреди ночи, когда
гость спал,  они входили  к нему и проделывали следующую операцию: если рост
гостя превышал длину кровати,  они  отрезали ему ноги; если гость был короче
кровати, они  вытягивали ему  конечности.  - Пожалуйста, ложись на кровать и
отдыхай, - сказали они Элиэзеру, но Элиэзер отказался.
      - Сожалею, но  не могу  принять  ваше приглашение. Со дня  смерти моей
бедной  матери, которая  умерла на  кровати,  я поклялся  никогда больше  не
ложиться на кровать.
      Элиэзер ничего не ел весь день, ибо нигде  не мог получить еду даже за
деньги. К счастью, в тот день в Сдоме была свадьба, и Элиэзер, последовав за
толпой, уселся  в конце стола.  Он  не  знал,  что, по  закону, всякого, кто
приглашал  чужеземца  на  свадьбу,  наказывали  публичным раздеванием.  Люди
заметили незнакомца и спросили его: "Кто пригласил тебя на свадьбу?"
      "Вот этот человек", - ответил Элиэзер, указывая на своего соседа.  Тот
поспешно ушел, испугавшись, что, поверив Элиэзеру, его лишат одежды. Элиэзер
пересел на  другое  место и, когда  его снова спросили,  от  кого он получил
приглашение, опять указал на своего ближайшего  соседа. Так он повторял свою
хитрость до  тех пор,  пока все сидевшие  на  его  конце  стола  не ушли  со
свадьбы, и он, усевшись поудобней, не поел вдоволь в полном одиночестве.
     Жители  Сдома  по  очереди  пасли  весь  сдомский скот,  учредив  такое
правило: "Всякий, у кого есть бык, должен смотреть за скотом один день. Тот,
у кого нет ни одного быка,  должен охранять скот два дня". Если житель Сдома
устанавливал межевой знак из кирпичей, то он вскоре обнаруживал, что все они
исчезли, ибо все горожане брали себе по одному кирпичу. Подобным же образом,
если кто-либо вывешивал  лук  или  чеснок на  просушку, то вскоре от  овощей
ничего не оставалось, ибо каждый горожанин утаскивал "только" одну головку.
      Один  человек из  Элама отправился в путешествие, взяв с собой осла  и
привязав ему на спину дорогой цветной ковер.
      Когда  село солнце, он, будучи к своему несчастью в районе  Сдома, был
вынужден искать  себе пристанище на ночь. Понятно, что никто не  спешил  его
пригласить.
      Наконец,  один хитрый и злой содомит по имени Эдор  подошел  к  нему и
спросил, кто он такой.
       -  Я пришел из  Хеврона и иду к себе в Элам. Солнце  село, и я должен
остаться в вашем городе на ночь. Но никто не пускает меня в свой дом. У меня
достаточно пиши и для себя, и для осла. Все что мне нужно - это ночлег.
      - Идем ко мне, - сказал Эдор. - Я приглашаю тебя и на трапезу.
      Когда  гость вошел в дом,  он  отдал дорогой ковер  Эдору на хранение,
после чего поел сам и накормил своего осла.
      Утром гость  хотел уйти, но Эдор  настаивал,  чтобы тот остался еще на
один  день. Гость согласился, поел еще несколько  раз и  снова  устроился на
ночлег.
      Когда  следующим утром  он собрался было уйти, Эдор опять  убедил  его
остаться.
       На  третий  день  гость был  непреклонен в  своем  желании продолжить
путешествие.
      - Дай мне мой ковер и веревку,  чтобы погрузить его на осла, и позволь
мне уйти, - сказал он Эдору.
      - Что ты имеешь в виду? - спросил Эдор.
       - Я  говорю  о цветном  ковре,  который  дал тебе на  хранение, когда
пришел.
      - Тогда вот тебе растолкование твоего странного сна, - ответил Эдор. -
Веревка, о  которой  ты грезил, означает, что  ты проживешь на  свете жизнь,
долгую как веревка. Многоцветный  ковер символизирует богатый фруктовый сад,
владельцем которого  ты  станешь  и  где  ты  насадишь  всевозможные  породы
деревьев.
      -  Я  не  грезил,  когда передал тебе на хранение ковер  и  веревку, -
вскричал гость. - Я бодрствовал!
      - Почему ты жалуешься? - кротко спросил Эдор в ответ - Разве я не  дал
тебе благоприятное толкование? Хотя  на самом деле  ты  должен  мне  за  это
великолепное толкование четыре золотые монеты, я прошу у тебя только три!
      Разгневанный гость затопал ногами и закричал: "Пойдем к судье!"
      Они предстали перед  сдомским судьей, и  Эдор  сказал,  что  его гость
грезил, в то время как тот продолжал утверждать, что он бодрствовал.
       -  Эдор  знаменит  на  весь  город  своей  великолепной  способностью
благоприятно растолковывать самые невероятные сны, - заметил судья.
      - Но я на самом деле, наяву, средь белого дня дал ему веревку и ковер!
- настаивал гость.
      - Неправда, - отрицал Эдор. - Ты должен  мне четыре золотых  монеты за
толкование сна и еще полную стоимость всех трапез,  которыми угощался в моем
доме.
      Когда гость запротестовал, судья приказал вытолкать его. Тут собрались
все  жители  Сдома  и с  криками выгнали  того плачущего человека  прочь  из
города.
     Мидраш рассказывает, что одна  из дочерей Лота, Плотис, была замужем за
видным содомитом. Однажды она заметила на улице голодного нищего и  пожалела
его. Положив немного хлеба  в кувшин, с которым она обычно ходила к колодцу,
она, проходя мимо, тайно отдала его  нищему. Так она делала  несколько дней.
Жители Сдома удивлялись. "Как этот  нищий до сих пор жив? Ему бы  давно пора
умереть. Нашел место,  где попрошайничать! Должно быть, кто-то подкармливает
его". Они стали следить за нищим  и обнаружили, что дочь Лота потихоньку его
подкармливает. По закону, того, кто кормил нищего, сжигали. Так погибла дочь
Лота.
     В Талмуде ее смерть описана несколько иначе, чем в мидраше. Ее повесили
голую, намазав ее тело медом, так что погибла она от укусов пчел.
     Перед смертью она  жалобно закричала:  "Властелин Вселенной! Узри,  что
жители Сдома собираются сделать со мной, и покарай их!"
     "Крики несчастной  женщины достигли Небесного Престола. Ашем сказал. "Я
спущусь,  чтобы  судить их  дела.  За  одно  злодеяние,  учиненное над  этой
невинной  душой, они  заслуживают  гибели". Ашем  и  Его  суд из  семидесяти
ангелов спустились  принять решение  и вынесли приговор.  В результате город
был приговорен к разрушению.
     Конец Сдому пришел  не вдруг, без  предварительного предостережения его
жителей. За двадцать пять лет  до его окончательного уничтожения Ашем наслал
на тот край землетрясение, чтобы  побудить  жителей к исправлению, но они не
обратили тогда никакого внимания на Б-жественное предупреждение.



     Итак,  мы оставили Авраама прислуживающим гостям.  После  того как  они
ушли,  с ним  заговорил Ашем, открыв ему  весть о  надвигающемся  разрушении
Сдома.
     "Нельзя утаить от Авраама, что Я собираюсь сделать, - подумал Ашем. - Я
должен сообщить ему о каре, которая обрушится на Сдом. Ведь именно Аврааму Я
дал  эту землю,  и у  Меня нет права уничтожить пять местных крупных городов
без его ведома. Кроме того, его племянник Лот,  живущий в Сдоме, может  быть
спасен только если Авраам помолится за него".
     Была  еще  одна  причина,  почему  Ашем  хотел  рассказать   Аврааму  о
предстоящем  наказании  Сдома.  Ашем знал,  что  в  свое  время  Авраам  был
обеспокоен гибелью людей всего мира от  Потопа, причем Авраам рассуждал так:
"Возможно  ли, что среди  них совсем не было праведников?" Теперь Ашем хотел
поговорить с ним  об уничтожении  Сдома, чтобы убедить его в  справедливости
Своей кары.
     Как только Авраам услышал эту весть, он стал молиться.
     "Властелин Вселенной, - обратился он к Б-гу, среди этих людей наверняка
есть несколько праведников. Почему Ты не пощадишь города ради них? Разве это
справедливо  - вместе  с нечестивцами уничтожать и праведников?  Почему  Лот
должен  погибнуть  заодно  со  злодеями?  В результате  огульного  наказания
произойдет  осквернение  Твоего  Имени!  Люди будут говорить:  "Конечно, для
Творца  это обычное  дело  -  стирать  с лица  земли  праведников  вместе  с
грешниками.  Так  Он  поступил  с  Поколением  Рассеяния,  так   поступил  с
Поколением Потопа". Почему Ты судишь мир, следуя только Справедливости? Если
Ты  не будешь милостив, мир пропадет!.. Разве нет пятидесяти  праведников  в
этих пяти городах? И неужели не стоит сохранить жизнь всем жителям ради этих
пятидесяти?"
     Ашем  ответил:  "Хорошо,  если   Я  найду  в   пяти  городах  пятьдесят
праведников, ради них все эти города будут спасены".
     Но Авраам продолжал молиться: "Я всего лишь пыль и  прах перед Тобой, и
все же осмеливаюсь продолжать". Действительно, Авраам мог сказать  про себя:
"Если  бы Амрафель убил меня  на войне, я  стал бы пылью; если б Нимрод сжег
меня  в своей  печи,  я  стал бы прахом.  Только  благодаря Твоему  великому
милосердию я все еще жив".
     "Дозволь   спросить  Тебя:  если  в  этих  городах  окажется   на  пять
праведников  меньше, то  есть только сорок пять,  разве не спасешь из-за них
всех жителей? Ведь если в каждом из них окажется девять достойных людей, Ты,
Ашем,  можешь присоединиться  к ним, так  что получится десять праведников в
каждом городе".
     На  это Ашем ответил: "Если Я найду сорок  пять праведников,  ради  них
прощу все города".
     Но  Авраам не  успокоился:  "Может  быть,  там  найдется  только  сорок
праведников. Спаси из-за них хотя бы четыре города!"
     Ашем согласился.
     Однако  Авраам  продолжал умолять  о  том,  чтобы,  если  там  окажется
тридцать  праведников, три  города были бы  пощажены  в  их заслугу,  а если
двадцать, то хотя бы два. Наконец Авраам попросил: "Если там найдутся десять
праведников, то пусть из-за этих десяти хотя бы один город будет спасен".
     Когда же он узнал от Ашема, что среди всего населения этих пяти городов
не  было  даже  десяти  праведников,  он  перестал  молиться.  Почему он  не
продолжал мольбы? Почему  не попросил за один  город, если бы в нем  нашлось
меньше десяти праведных людей?
     1. Авраам сказал себе: "В Поколении Потопа было восемь  праведных людей
- Ноах, его жена, трое их  сыновей с женами. Тем  не менее, заслуг оказалось
недостаточно   для  того,  чтобы   спасти  все  поколение.  Очевидно,  числа
праведников меньше десяти не хватает для спасения других людей".
     Авраам предположил, что в Сдоме должно было быть по меньшей мере десять
праведников, а именно: Лот, его жена и четверо  их дочерей  с мужьями,  - но
Ашем  сказал  ему, что десяти  праведников  там не набралось, ибо зятья Лота
оказались недостойными людьми.
     2. Была и другая причина, почему Авраам  не просил пощадить город, если
в нем меньше десяти праведников. Он знал, что десять - это минимальное число
людей в собрании, на котором покоится Шехина (Б-жественное Присутствие).
     Как только  у заступника Авраама иссякли аргументы, его диалог с Ашемом
закончился. Оба ангела, которые до сих пор стояли  поодаль и не спешили идти
в  Сдом,  в  ожидании чем кончится спор, - а  вдруг Авраам  найдет  средство
спасти обреченные города, - теперь отправились туда, чтобы их уничтожить.
     А  теперь принципиальный  вопрос:  почему  Авраам молился за растленных
жителей Сдома? Дело в том, что праведники молятся  вообще не только за  весь
мир или за еврейский народ, но и за нечестивцев. Для чего? Они надеются, что
злодеи исправятся и возвратятся к Ашему.
     Вот что  произошло с  р.  Меиром. Округу, где он жил,  с  некоторых пор
начали  беспокоить  разбойники.  Это  так разгневало  его,  что он  принялся
молиться,  чтобы все они умерли. Однако его жена Брурия возразила: "Сказано:
"Да исчезнут грехи с земли"  (Теилим 104:35),  но  не сказано:  "Да исчезнут
грешники с  земли". Стоит молиться о  том, чтобы они раскаялись, тогда вовсе
не будет злодеев".
     Так р. Меир и сделал - в результате они возвратились к Ашему.

     Наш  отец  Авраам старался привести доводы в защиту Сдома, поскольку он
надеялся, что содомиты совершат тшуву, самоисправление, раскаяние.
     Эта  молитва  проявила  величие  Авраама.  Стиль  жизни  содомитов  был
диаметрально  противоположен образу  жизни и  учению Авраама,  который  учил
людей  доброте и гостеприимству.  Как ни противны были Аврааму  дела жителей
Сдома, он все же молился за них, не поддавшись влиянию своих чувств.
     В Торе приведены три случая, когда люди, узнав о решениях, пагубных для
своих ближних, реагировали по-разному:
     - Ноах не стал просить за свое поколение.
     -  Авраам  взмолился:  "Почему  праведники  должны  погибать  вместе  с
нечестивцами?"
     - Наивысшей ступени достиг  Моше. После происшествия с  Золотым Тельцом
он умолял Ашема: "Разве Ты не простишь  их грех? Если  не простишь, вычеркни
меня из Твоей Книги, которую Ты писал" (Шмот 32:32).




     Вечером  того же  дня два ангела прибыли  в  Сдом, и первым их встретил
Лот, который в это время ходил по улицам.
     Вы  спросите,  почему  Лот ночью  бродил  по улицам города?  Он,  как и
Авраам, хотел  пригласить гостей,  но  из-за сдомских законов боялся  ввести
кого-либо к себе  домой открыто, поэтому искал путников во тьме и  приглашал
их тайно.
     Заметив на  улице двух незнакомцев,  Лот подбежал  к ним,  поклонился и
сказал: "Прошу вас, господа мои, войдите в  мой  дом  и останьтесь у меня на
ночлег".
     Очевидно,  что  он подражал Аврааму. Долгое время  пробыв в доме  брата
своего отца, он  хотя и  не перенял его образа жизни,  но  научился  от него
прилагать усилия для того, чтобы делать ближним добро.
     Ангелы ответили: "Нет, мы будем спать на улице".
     - Прошу вас, войдите ко мне, - настаивал Лот. Видя их упорное нежелание
следовать за ним, он взял их за руки. Лишь тогда они согласились.
     Почему ангелы первоначально отказались принять приглашение Лота?
     1. Они не хотели подвергать Лота опасности.
     2. Это  было частью Небесного  замысла. Ашем хотел, чтобы  Лот  проявил
настойчивость, благодаря чему у него появились бы определенные  заслуги,  за
которые его следовало бы спасти.
     -  Ступайте  к  моему   дому  кружным  путем  и  входите  незаметно,  -
предостерег он своих гостей. Когда же они благополучно прибыли в его дом, он
дал такое наставление: "До  завтрашнего дня  не  смывайте пыль со своих ног.
Если  люди  Сдома  придут ко  мне,  я  хочу,  чтобы они заметили  эту пыль и
подумали,  будто вы только  что  вошли  в  город. Извините,  но  я  вынужден
принимать  такие меры  предосторожности, поскольку, узнай  они правду,  меня
приговорят к смерти!
     Подобно тому что он видел у Авраама, Лот приготовил для  гостей хорошую
трапезу.  Прежде всего он угостил их  мацой, поскольку был Песах. Жена Лота,
Ээрис,   уроженка   Сдома,   не   разделявшая   взглядов  своего   мужа   на
гостеприимство, сказала ему так: "Если люди Сдома прослышат про  гостей, они
тебя убьют. Ты подвергаешь  опасности не только себя, но и всю семью. Но раз
ты  настаиваешь на  том, чтобы принять гостей,  то давай разделим  дом между
собой. Гости останутся на твоей части, а я останусь ни при чем".
     У  жены Лота  был  обычай подавать гостям  мужа  несоленую пищу,  чтобы
сэкономить хотя бы на этом. На этот раз Лот  велел ей: "Подай гостям немного
соли".
     -  Ты хочешь ввести здесь  этот  дурной  иностранный обычай? - крикнула
она. - Пусть так,  я согласна, но у нас  в доме  нет  соли! Так что придется
идти к соседям.
     Ээрис пошла  по  соседским  домам, объявляя в каждом: "У  нас гости. Не
можете ли вы дать немного соли?"
     Вскоре весь город знал о том, что Лот пригласил к себе чужеземцев.
     Ангелы спросили у Лота: "Что за люди живут в этом городе?"
     Лот ответил: "Нечестивцы".
     И как бы  в доказательство  его  правоты с улицы раздались крики толпы.
Оказывается, к  дому Лота  сбежалось  почти  все мужское население  города -
молодые  и старики.  Они принялись громко стучать в двери дома с требованием
выдать  им гостей. Во всем городе не нашлось ни единого человека, который бы
возражал против этого.
     Лоту пришлось выйти на  улицу, чтобы успокоить толпу. Тем самым он ради
гостей подверг свою жизнь опасности, поскольку толпа легко могла его убить.
     -  Прошу  вас, братья,  -  кротко обратился он к  соотечественникам.  -
Вспомните, что Поколение Потопа было сметено с  лица  земли за грехи того же
свойства, что вы собираетесь совершить сейчас.
     Чтобы  защитить  своих  гостей,  Лот   пошел  на  еще  большую  жертву.
"Послушайте, - воззвал он.  - У меня есть две незамужние дочери. Я выведу их
к вам, и делайте с ними, что хотите. Только прошу вас об одолжении, оставьте
моих гостей в покое, ибо они пришли в мой дом!"
     Ашем сказал: "Человек может предать себя на смерть ради жены и дочерей.
Но Лот готов  выдать на поругание своих дочерей ради  чужих  людей. Клянусь,
они достанутся тебе. Рано или поздно люди станут смеяться над тобой, читая в
Торе: "И зачали обе дочери Лота от своего отца" (19:36)
     - Убирайся! - закричала толпа Лоту - Разве для  этого поставили мы тебя
судьей, чтобы ты вводил новые законы? С древних времен наша традиция гласит,
что над каждым чужеземцем необходимо учинять издевательства и грабеж!
     Действительно, Лот  после  своего приезда  в Сдом  поставлен был главой
суда, но местные жители соглашались с его мнением только в  том случае, если
оно соответствовало их образу жизни.
     Они закричали:  "Раз ты вмешался, мы поступим  с тобой еще хуже, чем  с
ними!"  И они стали  ломать дверь, но  ангелы защитили Лота и  его  семью  в
награду за  гостеприимство. Они отвели Лота  обратно  внутрь дома и поразили
слепотой  всех, кто стоял  у  входа  в  дом,  молодых и  стариков. Поскольку
преступное дело начали молодые, то наказание постигло прежде всего их.
     Несмотря на поразившую их слепоту, люди пытались ощупью найти дверь, но
у них ничего не получилось.
     Как только Лот понял, что ангелы намерены  уничтожить  жителей Сдома за
их  нечестивость,  он  стал  молиться,  упрашивая пощадить их.  Тогда ангелы
сказали  Лоту: "Перестань молить о милосердии.  Они требовали от тебя выдать
нас,  чтобы  сотворить над  нами злое дело,  а  для этого  преступления  нет
оправдания. Мы уничтожим этот город. Спасай себя и свою семью!"
     Поскольку у Лота  были четыре дочери, две  из которых были замужем,  он
пошел сообщить своим зятьям-содомитам о нависшей гибели, убеждая их уйти  из
города.  Но  зятья рассмеялись в  ответ  на его  слова: "В городе  музыка  и
веселье, -  сказали  они,  - а ты говоришь о  гибели". Впрочем,  Лот  и  сам
колебался: "Как могу я  бросить свое  богатство? Надо подумать, что  следует
захватить с собой".
     Забрезжило утреннее солнце, а  Лот все еще не решил, с какими из  своих
сокровищ расстаться, а какие взять с собой.
     -  Поспеши, -  подгоняли  ангелы  Лота, - иначе  ты погибнешь за  чужие
прегрешения.
     Но Лот продолжал мешкать, и тогда ангелы вознаградили его за то, что он
взял их  за руки, когда настаивал, чтобы они переночевали  у него. Рафаэль и
Гавриэль взяли теперь за руки Лота, его жену и двух их непорочных  дочерей и
спешно повели прочь от города.
     Заметим,  что  Лот вышел  из Сдома  без  гроша  в кармане.  Таково было
наказание за то, что он поселился в Сдоме в погоне за богатством.
     - Спасайте  свою жизнь, - подгоняли ангелы семью Лота - Будьте довольны
тем, что вашу  жизнь пощадили, и забудьте  о своих деньгах. Не оглядывайтесь
назад, ибо сейчас на город обрушится гнев Ашема.
     Так и произошло. 12000 Ангелов Уничтожения  обрушились на пять городов,
чтобы в один миг стереть их с  лица земли. Все пять городов располагались на
одной  скале,  и,   когда   ангел  простер   руку,   все   они  одновременно
перевернулись. Впрочем, перевернулись и погибли не все. Город Цоар - один из
всех  - был пощажен. Всевышний пощадил его для того, чтобы Лот  мог спастись
туда бегством.
     Сера  и  огонь излились  с  неба  и уничтожили  не  только дома,  но  и
растительность. Земля и вода в этом месте были загрязнены настолько, что там
и поныне ничего не  растет. По дороге произошло несчастье:  жена Лота  Ээрис
пожалела двух своих старших дочерей, оставшихся в Сдоме, и обернулась, чтобы
посмотреть, не бегут ли они следом. Но этого нельзя было делать! В мгновение
ока она превратилась в соляной столб, ибо узрела Шехину, видимое Присутствие
Ашема. Так она была наказана за то, что сообщила соседям про чужестранцев.
     Тот,  кто увидит соляной столб,  в который была  превращена  жена Лота,
обязан прочесть два благословения:
     1. "Благословен праведный Судья".
     2. "Благословен Тот, Кто памятует о праведниках".
     Произносящий эти слова тем самым благословляет Ашема, Который, разрушая
Сдом, вспомнил  об авраамовой праведности  и спас Лота в  заслугу праведника
Авраама.
     Какое отношение имеет к нам судьба Лота?
     "Тот, кто общается с мудрыми, будет мудр; а того, кто дружит с глупыми,
постигнет несчастье", - так говорится в Мишлей (13:20).
     Если зайти в парфюмерную лавку, то, когда  выйдешь  оттуда, твоя одежда
будет пропитана  ароматом  духов,  даже если  ты ничего не купил. Но если ты
побывал на сыромятне, то будешь пропитан не совсем приятными запахами,  даже
не будучи по профессии кожевником.
     Тот, кто привержен  обществу людей, изучающих Тору,  непременно получит
пользу, а тот, кто проводит время с невеждами, а тем более - с нечестивцами,
обязательно повредит себе.
     Поселившись в Сдоме, в самом центре жительства грешников. Лот чуть было
из-за них не погиб.



     Ангел  посоветовал: "Спасайся бегством на гору,  где  живет Авраам". Но
Лот побоялся снова оказаться по соседству с Авраамом, подумав при этом  так:
"Когда  я жил  среди нечестивых  содомитов,  Ашем  находил меня относительно
праведным  на  их  фоне.  Поэтому  Он  спас  меня. Но  если  я переберусь  к
праведнику  Аврааму,  то рядом  с ним  Он  сочтет меня  нечестивцем". Именно
поэтому Лот попросил Ашема пощадить от разрушения  город Цоар, чтобы он  мог
укрыться  в нем, а  не  искать убежища  у  своего дяди. "Грехи этого  города
меньше, чем грехи Сдома, доказывал Лот, - ведь он основан совсем недавно".
     Ашем выполнил просьбу Лота и не стал уничтожать Цоар. Таким образом Лот
был вознагражден за то, что  приложил все усилия,  чтобы пригласить  к  себе
ангелов, и ради них подверг себя опасности.
     Ангел сказал Лоту, передавая слова Ашема: "Поспеши и скройся в Цоаре, Я
не буду уничтожать Сдом, пока ты не выберешься отсюда".
     Лот и  его  дочери поспешили в  Цоар, но не остались там, поскольку Лот
боялся,  что  город  расположен  слишком  близко  к  Сдому. Вместо  этого он
отправился  со своими  дочерьми  в  пещеру  в горах. Тем  самым он пренебрег
словами  ангела,  велевшего  ему  скрыться в  Цоаре. Следствием  этого  была
позорная история, которая произошла в пещере.
     Двум великим женщинам  суждено было произойти от дочерей Лота: одна  из
них -  Рут, моавитянка, родоначальница династии Давида  и, в конечном счете,
Машиаха;  другая  - Наама,  аммонитянка, ставшая женой царя Шломо  и матерью
царя Рехавама. Впрочем, дочерям Лота было дано пережить уничтожение Сдома не
только ради драгоценных душ - Рут и Наамы, которые впоследствии произошли от
них, но и потому, что  обе  дочери Лота  были  праведницами, поскольку еще в
доме Авраама научились любить Ашема.
     Став   свидетельницами  того,   как   были  разрушены  четыре   больших
густонаселенных города и как земля  поглотила жителей Цоара (причем сам Цоар
не   был  уничтожен),  дочери  Лота  решили,  что  мир  постигла  гигантская
катастрофа, подобная Потопу, и они остались единственными, кто выжил.
     - Наш отец стар, - сказала старшая сестра младшей,  -  и может умереть.
Если от него не произойдет новое потомство, людской род исчезнет!
     Итак,  дочери  Лота  совершили  свой поступок ради  Неба.  Но  не  Лот!
Последний был ввергнут в столь постыдное положение потому, что имел нечистое
сердце, в котором было стремление к кровосмешению.
     В пещере  было  обнаружено  вино,  специально приготовленное Ашемом.  С
какой целью? Всевышний хотел, чтобы на свет произошли народы Аммона и Моава.
Дочери Лота напоили своего отца и, когда он опьянел, соблазнили его.
     Старшая подала пример,  младшая последовала ему. Обе они забеременели и
родили сыновей.
     Старшая дочь, беззастенчиво поправ приличия, назвала своего сына Моав -
рожденный от отца, младшая же  дала своему  сыну  имя  Бен-ами -  сын  моего
народа.
     Ашем,  записывающий  каждое слово, слетевшее с губ человека, поступил с
обеими  дочерьми  Лота  по принципу  мида-кенегед-мида,  мера  за  меру.  Он
заповедал в Торе (Дварим 2:19), чтобы евреи  никогда  не  нападали  на народ
Аммона -  потомков  младшей,  более скромной дочери. Однако против  моавитян
потомков старшей  -  Ашем  запретил  только  открытое развязывание войны, но
разрешил провоцировать их и вызывать на битву.



     После  разрушения  Сдома Авраам  сменил место  обитания,  перенеся свой
шатер из Хеврона в филистимский город Герар.
     Почему Авраам покинул Хеврон?
     1.  Авраам  был  вынужден  оставить своих  бывших  соседей,  ибо  стали
распространяться  слухи о том  безобразии, которое совершил  Лот  со  своими
дочерьми.  Недобрая  слава Лота  отразилась и на  Аврааме, приходившемся ему
дядей.  Поскольку  его  имя  связывалось  с  именем   Творца,  Авраам  решил
поселиться в другом месте.
     2. Переполнявшее Авраама желание творить добро заставляло его постоянно
искать  гостей. После разрушения Сдома дороги в том краю обезлюдели. Поэтому
Авраам  переселился в Герар,  где  на дорогах  всегда есть  много  путников,
которых можно пригласить в свой дом.
     Впрочем, Авраам знал,  что  жители Герара тоже не боялись  Б-га. А  раз
так,  то  он решил,  что для вящей безопасности лучше будет назваться братом
Сары, как сделал уже раньше в Египте. Правда, и здесь уловка не удалась, так
как  царь страны,  Авимелех, приказал схватить Сару и силой  забрать  ее  во
дворец.  Оказавшись во  дворце, Сара сказала  Авимелеху  правду: "Я замужняя
женщина!"
     Конечно,  Авимелех  оставил бы  ее  слова без внимания, но Ашем  послал
ангела  Михаэля,  чтобы  не дать ему  прикоснуться  к ней. Больше того, Ашем
явился Авимелеху во сне и предупредил: "Женщина,  которую ты взял во дворец,
замужняя. В соответствии  с  Семью законами для Потомков Ноаха, ты заслужишь
смерть, если вознамеришься возлечь с ней".
     Оправдываясь, Авимелех  сказал Ашему: "Справедливо ли казнить невинного
наравне  с виновным? Разве  Ты караешь согрешивших нечаянно наравне с  теми,
кто согрешил намеренно? Когда я спросил об отношениях этой пары, муж заявил,
что он  ей  брат.  И она не возражала!  Так  что,  я  забрал ее в свой  дом,
оставаясь в полном неведеньи и с чистыми руками".
     - Верно, - ответил ему Ашем, - когда ты забирал ее во дворец, ты ничего
не  знал и был полностью  чистосердечен. Однако ты не можешь утверждать, что
твои руки чисты. Твоим долгом было немедленно возвратить ее мужу, как только
ты  узнал,  что  он   у  нее   есть.  Что   касается   твоих  претензий   на
добродетельность,  то это  Я  помешал  тебе коснуться  ее.  Более  того,  ты
заслуживаешь наказания за ее похищение,  ибо даже незамужних  женщин  нельзя
хватать силой. Воровство людей карается смертью!.. А теперь иди и немедленно
верни эту женщину мужу.
     - Но Авраам не поверит, что я не касался ее!
     - Он пророк, и ему известно, что произошло. Проси его простить  тебя  и
молиться за тебя. Иначе умрешь.
     Не  одного царя -  всех  мужчин и женщин  в филистимлянском дворце Ашем
поразил  болезнью, из-за  которой они  не способны были зачинать  или рожать
детей.  Все отверстия на их телах,  даже  уши  и  носы, вдруг  закупорились.
Впрочем, чудо заключалось скорее не в том, что  отверстия  закупорились, а в
том, что  люди  жили  с  этим,  не умирая, то есть  страшно мучаясь. Болезнь
распространилась и на животных авимелехова двора. Даже куры перестали  нести
яйца. При мысли о том, что если они не вернут Сару, то будут уничтожены, как
ранее содомиты, придворных Авимелеха охватила паника.
     Авимелех позвал Авраама и спросил:
     -  Почему  ты  притворился братом  Сары? Ты  ведь знаешь, что мы не так
безнравственны, как египтяне.
     - Но вы тоже не боитесь Б-га. И я испугался, что вы можете меня убить.
     Всегда можно ожидать, что тот, кто не боится Б-га, не остановится перед
любым грехом или преступлением.
     Вина целиком лежит на тебе,  - продолжал  Авраам. - Если город  посетил
чужеземец,   разве   не   следует  сначала  справиться   о  его  здоровье  и
благополучии, а уж затем, если не терпится, задавать вопрос о его отношениях
с женщиной, которая его сопровождает? Я сразу догадался о твоих намерениях и
потому вынужден был обезопасить себя, заявив, что я  брат Сары. Но здесь нет
лжи:  Сару действительно можно  назвать  моей  сестрой,  ибо она  дочь моего
брата.
     Чтобы примириться с Авраамом, Авимелех дал ему скот,  золото и серебро.
Еще он отдал Аврааму  в  служанки свою  дочь, точно так  же как в свое время
отдал ему фараон свою дочь Агарь.
     Саре же Авимелех сказал так: "Я передал Аврааму тысячу динаров, так что
можешь купить  себе из этой суммы царские одежды.  Чтобы все видели,  что ты
знатная  госпожа. Тогда  тебе не надо будет бояться  приставаний.  Но за все
страдания, что ты мне  причинила, не открыв свое  замужество, я желаю, чтобы
твой сын ослеп!"
     Ничьими  проклятиями  нельзя   пренебрегать.  Слова  Авимелеха  однажды
возымели действие, и сын Сары Ицхак, дожив до преклонных лет, ослеп.
     Авимелех  пригласил Авраама остаться  на  его земле, но тот  отверг это
предложение, поскольку опасался селиться по соседству с неверующими, то есть
теми,  кто не  боится Ашема,  и  предпочел перебраться  из столицы  страны в
Герарскую долину.
     Следует отметить, что  Авраам,  будучи бесконечно добрым и бескорыстным
человеком,  не только  простил  Авимелеху  ужасное  горе,  которое  царь ему
причинил, похитив жену, но даже молился о  том, чтобы Ашем полностью исцелил
Авимелеха от язв и болезни.
     Что произошло в результате авраамовой молитвы за Авимелеха? Ответ можно
найти в следующей притче:
     Все при  дворе знали, что царь никогда не отказывает своему фавориту ни
в  каком  одолжении. Поэтому  каждый,  кто  считал,  что хорошо бы  получить
какую-нибудь  выгодную  должность,  первым  делом  обращался  к  фавориту  с
просьбой:  "Не можешь  ли ты похлопотать за меня перед царем?" И царь всегда
выполнял  просьбу своего любимца. Так,  за короткое время  множество вельмож
получили  один за  другим  высокие титулы  и звания.  Кто  стал  пэром,  кто
герцогом.  При  дворе остался  только  один  нетитулованный  человек  -  сам
фаворит.  "Это несправедливо, решила царская семья. -  Он подает прошения за
всех, но не за себя. Надо пожаловать ему титул герцога!"
     Так  и  Авраам, друг  Ашема:  он  молился о том,  чтобы  Авимелех и его
придворные  исцелились и могли  иметь детей. Ангелы  сказали  Ашему: "Авраам
исцеляет  других,  в  то  время как он сам нуждается в  лечении.  Даруй  ему
детей!"



     Что особенного произошло в тот  год пятнадцатого нисана? Почему солнце,
луна и звезды ликовали на небе, и почему  все люди на земле были счастливы и
веселились?
     Жена великого праведника Авраама, девяностолетняя Сара, родила сына.  В
день, когда он родился, на мир  снизошло  множество  чудесных благословений.
Бесплодные женщины забеременели, к слепцам вернулось зрение, слабоумные были
благословлены разумом.
     -  Всякий,  кто услышит, возрадуется, - воскликнула Сара,  -  ибо из-за
меня Ашем благословил весь мир.
     Все говорили об этом радостном событии:
     - Вы слышали? У жены Авраама родился сын.
     -  Не  может  быть! Известно, что  она бесплодна, и к  тому  же  ей уже
девяносто лет.
     - Произошло чудо! Ашем вернул ей молодость. Она выглядит юной девушкой,
и в волосах нет седины.
     -  Говорят, и  беременность, и роды прошли необычно.  Она не испытывала
никакой боли.
     - Я не верю  во  все это,  - сказал  кто-то. - Пустые россказни. Скорее
всего, родила Агарь, а они заявили, что ребенок Сары.
     - Или, возможно, ребенок вообще не от Авраама.  После Ишмаэля у него не
было  детей,  ведь ему  сто лет. Должно быть, они  взяли в  свой дом  чужого
ребенка и объявили его своим.
     Но у  злых языков была и  другая  версия. "Всем известно,  что Авимелех
силой  однажды  взял  Сару к себе  во  дворец. Говорили,  что  он вернул  ее
нетронутой. Но это наверняка не так. Ребенок от Авимелеха!"
     - Давайте отправимся в дом Авраама и посмотрим сами...
     Посмотрев на  новорожденного,  каждый был вынужден признать, что  перед
ним  сын Авраама. Ашем придал чертам  его  лица  такое отчетливое сходство с
Авраамом, что ребенок казался точной копией отца.
     Для  того  чтобы  опровергнуть ложные обвинения, будто  не  Сара родила
этого ребенка  от Авраама, а какая-то другая  женщина, случилось чудо.  Ашем
сделал так, что неожиданно груди всех знатных женщин, кормивших своих детей,
пересохли.  Саре  же,  напротив, Ашем  даровал  обилие молока.  Все  женщины
принесли ей своих голодных младенцев, и она накормила не только собственного
сына, но и всех остальных.
     - Накорми всех детей, которых принесли эти  женщины, - велел ей Авраам.
-  Это  будет  великое  прославление имени Всевышнего. Теперь все  поверят в
происшедшее с нами чудо и признают величие Ашема!
     Своих детей женщины принесли Саре по разным соображениям У  тех женщин,
которые сделали это с чистыми побуждениями,  желая, чтобы их  ребенок  попил
молока  от  праведницы,  дети  выросли  Б-гобоязненными.  Но  даже  те,  что
приходили  только  из любопытства, получили награду  в  этом  мире: их дети,
выросши, приобретали власть.
     Своего новорожденного сына Авраам назвал Ицхаком, как повелел ему Ашем.
На святом языке это имя означает  не только  радостный смех,  цхок,  которым
рассмеялся  Авраам, когда услышал  Б-жественное обещание о скором рождении у
него сына. В  буквах этого имени, в их численных значениях, заключены намеки
на события прошлого и будущего.
     1. Йод (численное значение - 10): народу, который произойдет от Ицхака,
будут даны Десять заповедей.
     2. Цади (значение 90):  Сара чудесным образом родила его, когда ей было
девяносто лет.
     3. Хет (8): его обрезали на восьмой день жизни.
     4. Коф (100). Аврааму было сто лет, когда Ашем даровал ему сына.
     На восьмой день Авраам обрезал сына в соответствии с заповедью Ашема.
     Когда в возрасте  двух лет Ицхака  отлучили  от  груди, Авраам  устроил
празднество, на которое были приглашены все выдающиеся люди того поколения.
     Среди приглашенных  были руководители  двух ешив  -  Шем и Эвер, прямые
предки Авраама и Ицхака. Пришли также филистимский царь Авимелех, великан Ог
и с ним тридцать один царь, жившие в Эрец-Канаан, будущей Эрец-Исраэль.
     Зачем  Авраам праздновал  отлучение Ицхака  от  груди матери?  -  Чтобы
публично освятить Имя Всевышнею Все пришедшие могли убедиться, что Сара была
по-прежнему отмечена  изобилием  молока  и она не потому  отлучила  сына  от
груди, что молоко  кончалось,  а  потому,  что  он вырос.  Все  приглашенные
поверили в чудо омоложения Сары и поняли, что Ашем выполнил обещание, данное
Аврааму.
     Когда  Ицхака вынесли  показать  гостям, кто-то заметил  великану  Огу:
"Разве ты не утверждал неоднократно, что Авраам - бесплодный мул, не имеющий
детей? Посмотри, теперь у него сын!"
     - Вон тот малыш? Я мог бы раздавить его одной рукой.
     И сказал Ашем:  "Клянусь,  Ог, ты  доживешь до того  дня, когда увидишь
десятки  тысяч  людей,  происшедших  от авраамова сына.  И  в  конце  концов
попадешься им в руки".



     Из  всех   знаменитых  людей   того   времени  лишь  один   человек  не
присоединился к всеобщему ликованию по случаю рождения Ицхака  - его старший
брат  Ишмаэль.  Всякий  раз  когда Ишмаэль  слышал  от  людей:  "Несомненно,
новорожденный сын Авраама займет место отца  и  получит в  наследство  вдвое
больше, чем сын Агари", он отвечал: "Не говорите глупостей. Первенец  - я, и
поэтому, в согласии с законом, получу двойную долю я, а не он!"
     Конечно,  Ишмаэль не  мог не  заметить, что  с тех пор как  родился его
младший брат, люди стали называть его, Ишмаэля - "сын Агари".
     Когда Ишмаэлю исполнилось пятнадцать лет, он принес  в дом идола и стал
ему поклоняться, как это делали все  канаанцы.  Идол был замечен Сарой  и та
сказала Аврааму, что Агарь вместе с сыном следует выгнать из дома.
     Однажды Сара стала свидетельницей того, как Ишмаэль в виде шутки пускал
стрелы  в  Ицхака.  И  снова  она  пошла  к Аврааму:  "Я видела, как Ишмаэль
стреляет в Ицхака  из  лука,  притворяясь,  будто метится в  птиц. Дай Агари
разводный  лист и отошли ее  прочь вместе с  Ишмаэлем.  Напиши завещание,  в
котором  было  бы  указано, что  все твое  имущество отходит к Ицхаку, как и
обещал Ашем!"
     Никогда раньше Авраам  не сталкивался  с таким трудным  испытанием, как
это.  Все  невзгоды,  которые  он  претерпел  до  сих  пор,  показались  ему
ничтожными  по   сравнению  с   нелегкой  задачей  изгнать  из  дома  своего
собственного сына. Всем было известно, что Авраам отличается  добротой  даже
по отношению к незнакомцам, а теперь Сара просит его прогнать из дома сына.
     Авраам и Сара  смотрели на это  дело по-разному,  но оба действовали во
имя неба, не  ради удовлетворения собственных  желаний. Сара боялась дурного
влияния,  которое  Ишмаэль может  оказать на  Ицхака.  Хотя  она  знала, что
нравственный и духовный уровень Ицхака гораздо выше, чем у  Ишмаэля, ей было
жалко,  что Ицхаку  надо  будет  тратить  свое  время  и силы  на  то, чтобы
отгородиться  от дурного  влияния  старшего  брата.  Будет  лучше,  если  он
потратит это время и силы на то, чтобы сделать свое служение Ашему еще более
совершенным.
     Ночью Ашем явился к Аврааму и повелел:  "Сара права!  Делай всегда, как
она говорит,  ибо ее  устами вещает  Дух святости.  Что касается Агари  и ее
сына, то не беспокойся о них".
     Итак,  однажды  Авраам  поднялся  рано  утром,  чтобы, подавив  в  себе
сострадание,  изгнать их.  Он написал  для Агари разводный лист  и,  посадив
Ишмаэля ей на плечо,  вывел их из дому. (Ишмаэль болел тогда лихорадкой и не
мог идти сам). При этом Аврааму пришлось подавить свойственную ему щедрость,
чтобы со всей безупречностью  выполнить  приказ  Ашема: Агари  он  не дал ни
слуг, ни  вьючных животных, ни даже  достаточно пищи - только хлеб и флягу с
водой. В заключение  Авраам предостерег  Агарь, чтобы  она оставалась верной
Ашему, и отправил ее в путь.
     Пока Агарь продолжала служить Ашему, как она делала в доме Авраама,  на
фляге с водой лежало благословение и она никогда не пустела. Но, когда Агарь
вышла  в беер-шевскую пустыню  далеко от  авраамова дома,  помыслы ее  вновь
обратились к  идолам,  которым она привыкла поклоняться  еще  в  доме своего
отца.  И  в  тот  же  момент,  как только она  вернулась к  идолопоклонству,
благословение  пропало  и во фляге иссякла  вода. Однако Ишмаэля  продолжала
мучить жажда, поскольку у  него была  лихорадка и жар. Бедная Агарь положила
сына  рядом  с кустом и отошла поодаль, думая:  "Да не увижу я смерти своего
ребенка". Чем больше слабел Ишмаэль,  тем дальше отходила от него несчастная
мать.
     Но тут  Ишмаэль  взмолился Ашему: "Властелин  Вселенной! Дай  мне воды,
чтобы я не умер самой мучительной из всех смертей - смертью от жажды!" Агарь
тоже  обратилась к Небу с  молитвой, но  ее  слова  были  более резкими: "Ты
обещал мне, что  от Ишмаэля произойдет великий народ.  Но вот, он умирает от
жажды!"
     Однако  как  только Ашем захотел  ответить  на  их  молитвы,  сразу  же
вмешались ангелы: "Зачем  давать воду Ишмаэлю? В будущем его  потомки станут
убивать Твоих сыновей, лишая их воды".
     Какое событие имели в виду ангелы?
     Сразу  после  разрушения Иерусалимского  Храма, когда Навухаднецар  вел
еврейский народ  в первое изгнание,  евреи проходили  мимо селений  Ишмаэля.
Сильная жажда мучила изгнанников, и они стали умолять  потомков Ишмаэля: "Мы
с  вами  братья. Дайте  нам  немного воды",  но  ишмаэлиты  сказали: "Сперва
поешьте, а потом мы дадим вам напиться",  - и принесли евреям соленое мясо и
рыбу. А  когда те  съели это, поднесли  им массивные кожаные  мехи для воды.
Многие евреи жадно приникли к этим бурдюкам и тут же умерли,  ибо  ишмаэлиты
наполнили их не водой, а воздухом. Воздух вырывался  из плотно надутых мехов
и разрывал легкие ослабевших людей.
     Итак, ангелы "напомнили" Ашему этот эпизод из будущего. Но Ашем ответил
так: "Я сужу человека в соответствии с тем, как он ведет себя сейчас, а не с
тем, что он будет делать в будущем. Сам Ишмаэль  никого не заставлял умирать
от жажды. Поэтому и я не буду карать его из-за злодеяний, которые совершат в
будущем его потомки".
     Тут же Агари явился ангел и успокоил ее: "Не бойся, Агарь. Ашем ответил
на молитву Ишмаэля. Встань  и помоги сыну  подняться, ибо из него произойдет
великий народ".
     В  ту же  секунду Ашем  открыл Агари  глаза,  и она обнаружила колодец,
который находился совсем рядом с ней, но оставался до сих пор незамеченным.
     Все мы слепы, ибо  человеческие глаза видят только то, что им разрешено
увидеть. Хотя колодец и прежде  был поблизости  от  Агари, она  узнала о нем
только тогда, когда Ашем открыл ей глаза.
     Несмотря  на  Б-жественное  обещание,  что  ее  сын будет спасен, Агарь
боялась, что колодец исчезнет так же внезапно, как появился. Поэтому сначала
она до  краев наполнила дорожную флягу, хоть эта задержка и была опасна  для
жизни  мучившегося от  жажды  больного  Ишмаэля. И только потом  дала попить
своему сыну прямо из колодца.
     После  чего  они побрели  дальше  и пришли  в пустыню  Паран, где  было
множество источников  воды.  Там они  и  поселились,  причем  Ишмаэль  решил
кормиться стрельбой  из  лука.  Со временем он  приобрел обыкновение грабить
путников,  так что полностью сбылось пророчество, данное ангелом:  "Рука его
на всех" (16:12).
     Когда Ишмаэль вырос, он  женился на  женщине из Моава. Однажды,  спустя
три  года  после этих  событий,  Авраам  отправился навестить  Ишмаэля,  но,
проделав большой путь  и добравшись  до его шатров, застал дома  только жену
Ишмаэля.
     - Где твой муж? - спросил Авраам.
     - Он отправился со своей матерью собирать плоды, - ответила невестка.
     - Я устал и хочу пить. Не найдется ли у тебя немного хлеба и воды?
     - В доме ничего нет, - ответила моавитянка, - ни хлеба, ни воды.
     -  Когда  твой муж  вернется домой, передай ему такие  слова,  - сказал
Авраам.  - "Старец  из  земли канаанской приходил навестить  тебя и заметил:
порог в твоем доме нехорош, срочно его смени".
     Когда Ишмаэль  вернулся, простодушная жена  рассказала ему про  старца.
Умный муж тут же понял, на что намекал старец и кто он был.
     - Это мой отец, - сказал Ишмаэль, - и я поступлю по его слову.
     Он развелся с женой, и Агарь нашла  ему новую жену -  из Египта, откуда
она сама была родом.
     Прошло три года  и Авраам снова пришел навестить своего  сына, но снова
застал дома только невестку.
     - Где твой муж? - спросил он.
     - Вместе  со своей  матерью  он  отправился пасти верблюдов, - ответила
египтянка.
     - Я голоден и устал, не найдется ли у тебя хлеба и воды?
     Женщина подала ему хлеб и воду.
     - Когда твой муж возвратится, передай  ему, что теперь порог в его доме
хорош, - сказал Авраам и ушел.
     По дороге он помолился Ашему о благословении для своего старшего сына.
     Когда  Ишмаэль вернулся, жена рассказала ему  о странном старце и о его
словах.
     - То был мой отец, - сказал Ишмаэль. - Он по-прежнему  относится ко мне
с милосердием.
     Авраам навестил Ишмаэля не просто так Мидраш говорит, что,  несмотря на
то  что  он  сам  изгнал  Ишмаэля, он все  же  продолжал  заботиться  о  его
нравственном благополучии.



     Так случилось, что Авимелех, филистимский царь страны  Герар, прослышал
о  чудесах,  которые произошли  с Авраамом,  и сильно испугался. Что  же  он
сделал? Он пришел к Аврааму вместе со своим военачальником, Фихолом (который
вел все государственные  дела и представлял жителей Герара), чтобы заключить
мирный договор.
     - Б-г с тобой во  всем,  что бы ты ни делал, сказал  Авимелех в похвалу
Аврааму.
     Под этими словами он имел в виду следующее.
     - Раньше я не считал тебя по-настоящему праведным, но, увидев, что ты в
преклонные года чудесным образом обзавелся сыном, я понял, что Б-г пребывает
с тобой во всех твоих начинаниях.
     - Когда мне сказали, что  ты послушал жену и  изгнал своего первенца из
дому,  я решил, что ты заболел  безумием. Но впоследствии  обнаружилось, что
твой первенец  стал  разбойником,  и потому я пришел к заключению,  что ты с
самого начала поступил правильно и что с тобой Б-г.
     -  Раньше мне казалось, что ты извлекаешь доход  из  сделок с  заезжими
людьми,  а  потому  тебе  было  невыгодно, чтобы  Сдом был  разрушен  и край
обезлюдел.  Потому ты  молился за Сдом. Но вот, его  нет, а  ты  все так  же
богат, как всегда. Значит, молитва твоя была бескорыстна!
     Отсюда я заключаю, что во всех  твоих начинаниях не только ты с Ашемом,
но и Ашем с тобой! Потому я ищу с тобой мира!
     Что Авимелех потребовал от Авраама? Он сказал: "Поклянись мне, что твои
потомки, которые  в будущем завладеют этой землей, не станут нападать  ни на
меня, ни на моего сына, ни на  моего внука. Помни доброту, проявленную мною,
когда я предложил тебе остаться в моей стране, и ответь на нее тоже добротой
заключи со мной договор".
     Авраам согласился и поклялся Авимелеху не вести против него войн в трех
ближайших поколениях, даже если  Авимелех будет провоцировать евреев на это.
Тем  не  менее  Авраам  укорил  Авимелеха,  который  разрешил  своим  слугам
пользоваться колодцем, что выкопали люди Авраама.
     - Твои слуги поят  скот  из моего колодца, заявляя, что он  принадлежит
тебе, - сказал он с упреком.
     -  Никогда  не  слышал,  чтобы  кто-либо  из моих слуг  совершал  такое
преступление, -  заявил  Авимелех. Да и ты никогда  раньше не жаловался мне.
(Тем самым Авимелех как бы объявил, что колодец всегда был его и поэтому нет
темы для спора).
     - Ты сомневаешься? Есть способ выяснить, кому действительно принадлежит
колодец, - сказал Авраам. - Я и ты  пошлем слуг с овцами к этому колодцу.  К
чьему стаду навстречу  поднимется  вода  - тот и владелец колодца.  Так Ашем
разрешит наш спор.
     Когда слуги Авраама подвели к колодцу семь овец, вода  поднялась только
для них.
     - Возьми этих семерых овец,  - сказал Авраам, от меня в подарок.  Пусть
они напоминают тебе о том, что произошло у колодца. У моего колодца!
     Почему  Авраам подарил  Авимелеху именно семь овец,  а не, скажем, одну
или целое стадо?  Он хотел напомнить ему о Семи законах для  потомков Ноаха,
которые  заповеданы всем  народам  и  среди которых  есть  запрет воровства.
История с семью овцами осталась постоянным  напоминанием о  соглашении между
Авраамом и  Авимелехом.  Это был один из первых договоров  о мире  в истории
человечества. Заключен он был в Беер Шеве, месте, название которого означает
"колодец, истинная принадлежность которого была установлена семью овцами", -
колодец семерых. После чего Авимелех возвратился в землю филистимскую.
     Известно,  что  Ашем  строго  оценивает  каждый  поступок,  совершенный
праведником.  Поэтому  Он  порицал Авраама  за то, что  тот  заключил союз с
Авимелехом, хотя  Авраам  пошел  на  этот договор  с  чистыми  и  искренними
побуждениями; более того, Авраам был счастлив,  считая,  что сотворил доброе
дело. "Ты вошел в соглашение с язычником, - сказал Ашем,  дав ему семь овец.
В результате на твоих грядущих потомков обрушатся страшные несчастья".
     Что это за несчастья?
     - Они вступят в Эрец Исраэль семью поколениями позже того  срока, когда
могли войти туда. (От Авраама до Моше - ровно семь поколений: Авраам, Ицхак,
Яаков,  Леви, Кеат,  Амрам,  Моше.  Пока  Моше оставался  в  живых, Ашем  не
позволял евреям даже на шаг  войти в Эрец Исраэль. Он до тех пор держал их в
пустыне, пока  после  Авимелеха не прошло  три поколения, ибо сказано  (Шмот
13:17): "Было так, что, когда фараон отпустил народ, Ашем  не повел их через
филистимлян,  хотя  тот путь был близким".  То есть клятва, данная  Авраамом
Авимелеху, оставалась нерушимой все время, пока были живы внуки Авимелеха).
     -  Потомки  Авимелеха  убьют семерых праведников  из потомков  Авраама:
Хафни, Пинхаса (сыновей первосвященника Эли), Шимона, царя Шаула и трех  его
сыновей.
     - Будут разрушены семь еврейских святилищ: Переносной Храм, святилища в
Гилгале, в Нове, в Гевоне, в Шило, а также оба Иерусалимских Храма.
     - Филистимляне  захватят  Ковчег  Завета и  продержат его  у  себя семь
месяцев.



     Аврааму исполнилось  уже сто  тридцать семь  лет,  когда  он,  одно  за
другим, успешно  прошел  девять  испытаний, каждое  из которых  было труднее
предыдущего.   Теперь  ему   предстояло  столкнуться  с   решающим   десятым
испытанием, равным по тяжести девяти предыдущим вместе взятым.
     Но  зачем Ашем вообще подвергал Авраама испытаниям?  Какая у Него  была
цель?
     Конечно, испытания требовались не для того, чтобы Всемогущий лишний раз
убедился  в  праведности  Авраама.  Ведь Ему  ведомы самые  глубокие тайники
человеческого  сердца.  А  для   того,  чтобы  сделать  самого  Авраама  еще
совершеннее. И, кроме прочего, явить его величие всему миру.
     Даже   после   девяти  испытаний   народы   спрашивали:  "Зачем   Ашему
понадобилось возвеличивать Авраама  над всеми другими людьми?  С какой целью
Он извлек Авраама невредимым из пылающей печи, спас его от вражеского войска
и сотворил для него все остальные чудеса?"
     Ашем ответил:  "Вы  убедитесь, что  Авраам  на самом деле достоин Моего
особого  покровительства.  Он  будет верен  Мне,  даже  если  Я  прикажу ему
принести в жертву своего собственного сына!"
     Сатан, персонифицирующий  силы зла,  высказался  на  Небесах  по  этому
поводу так:
     - Властелин  Вселенной!  Ты  даровал  сына  Своему любимцу,  когда  ему
исполнилось сто лет. Но пожертвовал ли он Тебе хотя бы одного голубя от того
обильного пиршества, что устроил в честь рождения сына?"
     На  это  Ашем  ответил:  "Даже  если  Я  велю  ему  принести  в  жертву
собственного сына, он Меня не ослушается!"
     Так  случилось, что  сам Ицхак  послужил  первотолчком этому испытанию.
Когда  Ишмаэль пришел из пустыни Паран навестить отца, Ицхак ввязался в спор
со своим старшим братом.
     Ишмаэль похвалился: "Меня Ашем  возлюбил больше,  ибо  я  был обрезан в
тринадцать лет". (То есть, он согласился на обрезание сознательно).
     - Однако величие моего  обрезания  больше, - не  согласился Ицхак, хотя
ему следовало  помолчать,  - ибо оно  произошло на восьмой день  после моего
рождения, как предписано Торой.
     - Но у меня был выбор - соглашаться или не соглашаться, а ты был совсем
ребенком и даже ничего не почувствовал.
     Услышав эти слова, Ицхак заявил:
     - Ты гордишься тремя  каплями крови, что  подарил  Ашему? Мне  тридцать
семь лет, но, если  бы Ашем потребовал  в жертву  все мое тело, я с радостью
отдал бы его!
     И  тогда  сказал  Ашем:  "Ицхак  торжественно объявил,  что  согласится
принести  себя  в жертву.  Настало время  показать, что  Авраам  с неменьшей
готовностью отдаст мне своего сына".
     Сразу же после этого Ашем явился Аврааму и позвал:
     - Авраам!
     - Я готов, - ответил Авраам:
     - Прошу тебя, выполни повеление, которое Я тебе дам.
     Главнокомандующим   царской    армиией   был    старый    прославленный
военачальник,  выигравший в свое  время множество битв. Однажды его вызвал к
себе царь и сообщил : "Самая решающая схватка еще впереди.  Я ставлю тебя во
главе  войска. Прошу, постарайся быть достойным своей доброй славы и на этот
раз,  иначе люди будут утверждать,  что все  твои прежние победы  ничего  не
"стоят".
     Примерно то же самое сказал Ашем Аврааму:
     -  Ты был подвергнут  Мною многим испытаниям  и  успешно их  преодолел.
Прошу,  останься  Мне  верен  и  в  этом  испытании.  Чтобы  люди  не  стали
насмехаться, говоря: "Грош цена всем прежним испытаниям".
     Сущность испытания  была  высказана  Аврааму в  таких  словах:  "Возьми
своего сына и подымись с ним на гору, чтобы принести его в жертву".
     - Которого сына? - спросил Авраам.
     - Твоего единственного.
     - Каждый из них один у своей матери.
     - Того, кого ты любишь.
     - Отцовское сердце не различает между сыновьями. Я люблю обоих.
     - Возьми Ицхака.
     - Вправе ли я совершить жертвоприношение? Для этого есть первосвященник
- Шем, сын Ноаха.
     - Я лишаю его этой должности, и она переходит к тебе.
     - На какой горе принести жертву?
     -  На  той  горе,  над  которой  будет  пребывать Шехина,  Мое  видимое
Проявление. Я освещу гору облаками Моей Славы!
     На  бедного  Авраама  обрушилась тьма  вопросов и  сомнений. Принести в
жертву Ицхака? Разве  это не противоречит Б-жественному обещанию,  что Ицхак
станет его наследником? Как может  Ашем желать человеческой  жертвы? Ведь Он
неоднократно  выступал  против  кровавых  обрядов поклонения идолам.  Однако
Авраам сдержался и не высказал  ни одного из своих сомнений.  Более того, он
не колеблясь предпринял все действия, необходимые для того, чтобы  как можно
быстрее и точнее выполнить повеление Ашема. Сперва надо было решить вопрос о
том, как уведомить Сару.  "Если я скажу ей  правду, -  подумал Авраам, - она
тут же умрет от горя. С другой стороны, я не  могу просто взять и  исчезнуть
вместе с Ицхаком".
     - Сара! - позвал он наконец. - Надо устроить праздник.
     - По какому случаю?
     -  У  двух   старых   людей,  в  преклонные   лета  свои  получивших  в
благословение сына,  есть все причины показать  свою благодарность,  устроив
пиршество. На этот раз не для людей, а в честь Всевышнего.
     И вот они устроили праздник. Вдруг в разгаре пиршества Авраам объявил:
     - Нашему  сыну уже тридцать  семь лет, а  у  него еще  ни разу не  было
возможности изучать Тору за пределами нашего дома. Пора отдать его в ешиву.
     Авраам имел в виду ешиву Шема. Сын Ноаха Шем  вместе со своим правнуком
Эвером содержали ешиву, в которой обучали людей Торе, в том ее виде, который
был передан Адамом последующим поколениям.
     - Ты прав, - согласилась с мужем Сара. Тогда Авраам повелел:
     - Припаси еду, ибо мы собираемся отправиться в путь завтра утром.
     С  первыми  лучами  зари,  когда Сара  еще  спала,  Авраам  поднялся  и
приготовил дрова  для жертвенного  огня. Он  отбирал  только хорошие  ветки,
годившиеся для алтаря, откидывая прочь даже самые  маленькие  гнилые  сучки.
Своими руками наколов дров, он оседлал осла, причем  не  разрешил никому  из
слуг помочь ему, хотя обычно именно  они выполняли  эту работу. Из  огромной
любви к Ашему Авраам приложил  все силы, чтобы самому выполнить каждую часть
подготовки  к  заповеди. Наконец,  он позвал  сына  Ишмаэля (приехавшего  из
пустыни Паран навестить отца) и слугу Элиэзера, и вместе с Ицхаком они вышли
из дома, так и  не  разбудив Сару. Три  дня провели они  в  пути прежде  чем
обнаружили гору, о которой говорил Ашем.
     Почему Ашем  не дал  им увидеть назначенное  место на первый или второй
день?
     Три дня были выбраны Ашемом для того, чтобы впоследствии народы мира не
смогли  заявить:  "Авраам  принес своего  сына  в  жертву  лишь  потому, что
повеление  Ашема застало его врасплох.  Ни один нормальный  человек, имеющий
достаточно  времени на размышление, не  подчинится  приказу  зарезать своего
сына". Поэтому Ашем  дал Аврааму целых три дня на раздумья, и все это  время
Сатан делал все возможное, чтобы разубедить Авраама и Ицхака в разумности их
самопожертвования.
     Сначала Сатан явился к Аврааму в облике старика.
     - Куда вы идете? - спросил он.
     - Мы идем молиться, - ответил Авраам.
     - Разве для молитвы нужны дрова, огонь и нож?
     - Возможно, мы пробудем в пути день или два, и нам нужно будет готовить
еду.
     Тогда Сатан перешел в открытое наступление.
     -  Старик, ты  сошел  с ума! - закричал  он. - Я знаю,  ты  собираешься
заколоть сына, который родился у тебя в преклонные годы.
     Тем самым, Сатан пытался  обезоружить Авраама  самым очевидным доводом:
из  несуразного   этого  повеления  видно,  что  оно  является  либо  ложным
пророчеством,  либо Авраам неверно его истолковал.  Но Авраам продолжал всем
сердцем чувствовать правду:  Ашем действительно велел ему принести Ицхака  в
жертву, - поэтому он ответил:
     - Так или иначе, я сделаю это.
     - Но знаешь ли  ты, что тогда  Ашем подвергнет тебя  еще одному,  более
тяжкому  испытанию?  Он станет тебя обвинять:  Убийца! Ты убил  собственного
сына!
     - Тем не менее, я это сделаю.
     - Но что скажут  люди? Множество людей ты убедил в существовании Ашема.
Ты - их учитель. Теперь они поднимут твое учение на смех, когда услышат, что
ты заклал своего сына как овцу. Возвращайся домой!
     - Нет. Я не поддамся на твои уговоры.
     Тогда Сатан изменил тактику.
     - Я подслушал разговор, который велся на Небесах,  - сказал он Аврааму.
- Там сказали: "Ицхак не будет принесен в жертву, его заменит ягненок".
     - Ложь, - ответил Авраам.
     Как  видим.  Сатан  потерпел  то же  фиаско, что и  все  лгуны:  ему не
поверили даже тогда, когда он сказал правду.
     В  конце  концов  Сатан,  увидев, что  Авраам непреклонен, принялся  за
Ицхака. Тому он явился в образе юноши.
     - Куда идешь? - спросил он Ицхака.
     - Изучать законы Ашема, - ответил Ицхак.
     - Живым или мертвым? Ведь тебя ведут на убой, рассмеялся Сатан.
     - Неправда!
     - Сын несчастной матери. Сколько  постов и молитв она совершила, прежде
чем ты появился, а теперь этот ненормальный старик убьет тебя.
     - Не твое дело!
     - Но знаешь  ли ты, что теперь Ишмаэль унаследует все,  что причиталось
тебе - и в материальном плане и в духовном.
     От этих слов  Ицхак почувствовал  боль, поскольку  всегда  рассматривал
себя как продолжателя духовной миссии отца.
     - Отец, отец мой! - закричал он. -  У нас есть и огонь, и дрова, но где
же овца для жертвоприношения?
     - Ашем сам изберет овцу для жертвы, сын мой. А  если нет, то этой овцой
будешь ты. Ицхак закрыл лицо руками и заплакал:
     - Так вот о какой ешиве ты говорил моей матери.
     Услышав эти слова, Авраам тоже заплакал, но продолжал идти вперед.
     Тут Ицхак взял себя в руки и начал успокаивать отца:
     - Не горюй, отец, выполни волю нашего  Создателя. Пусть моя кровь будет
искуплением для всего еврейского народа.
     И они побрели дальше, один  на заклание, другой чтобы заклать, - оба  с
радостью в душе, ибо выполняли приказание Ашема. Для поддержки Авраам все же
взял Ицхака за руку, опасаясь, что тот вдруг утратит мужество.
     Итак, Сатан не поколебал ни сына,  ни отца.  Поэтому  он  превратился в
стремительную  реку,  текущую  перед ними:  мол,  если  не  удалось удержать
уговорами - не пущу физически. Чтобы перейти реку Авраам вошел в воду  и так
шел до  тех пор пока не оказался по шею в воде. Тогда он поднял глаза к небу
и сказал:
     - Властелин Вселенной! Здесь  глубоко.  Если  мы утонем, то кто освятит
Твое Имя?
     Ашем сразу  же  прикрикнул на Сатана, чтобы  тот оставил их  в покое, и
Сатан окончательно исчез.
     На третий день Авраам  увидел  гору.  Она  сияла в лучах огня,  который
подымался от земли до небес, и Облако Славы покоилось над ней.
     - Что ты видишь? - спросил Авраам Ицхака.
     - Гору, а на горе Облако Славы Ашема, - ответил Ицхак.
     - А вы что видите? - спросил Авраам Ишмаэля и Элиэзера.
     - Ничего, - ответили они.
     - Раз вы ничего  не видите,  то оставайтесь рядом с ослом, который тоже
ничего не видит, - сказал Авраам. - Ждите здесь, пока мы не вернемся.
     С этими словами Авраам снял дрова со спины  осла и погрузил их на плечи
Ицхаку. После чего  взял в руки нож и огниво, и вдвоем они не мешкая пошли в
гору.
     Там, на вершине, Авраам и Ицхак  сообща  соорудили жертвенник. Это было
то же самое  место, где в свое время стоял  первый  жертвенник Адама,  позже
разрушенный  Потопом.  Когда-то  его  восстановил  Ноах,  но  он  снова  был
уничтожен при Вавилонском рассеянии. Теперь Авраам воздвиг его еще раз.
     Укладывая камни для алтаря, Авраам испытывал радость, подобную той, что
испытывает человек, занятый свадебными  приготовлениями для своего сына. Ему
помогал Ицхак, испытывающий чувство жениха, идущего под хупу. Наконец, Ицхак
сказал:
     - Отец. Хотя я счастлив выполнить  приказание Творца,  все же  мое тело
дрожит, предчувствуя свой  конец. Прошу тебя, свяжи мне руки и ноги. А после
того, как выполнишь волю Ашема и сожжешь  мое тело, прошу тебя принеси пепел
моей матери, чтобы всякий раз, когда она взглянет на него, вспоминала своего
сына. Но остерегись напоминать ей о случившемся, когда  она  будет стоять на
крыше или на другом высоком месте, чтобы не потеряла, не дай Б-г, равновесия
и не упала... Горе мне, отец! Кто будет вашим утешением в старости?
     -  Сын мой, мы знаем,  что  смерть наша  близка.  Но Тот, Кто был нашим
утешителем до сих пор, будет утешать нас до самого последнего часа.
     После этих слов Авраам связал руки и ноги Ицхака  и приготовил  огонь и
дрова для жертвоприношения. При этом Авраам не сводил с сына глаз. Отцовские
слезы  лились  прямо на Ицхака,  в то время  как Ицхак  устремил свой взор к
небу.
     Усилием воли Авраам усмирил дрожь в пальцах  и протянул руку за  ножом.
Сначала  он осмотрел его, чтобы  проверить, годится ли он  по  всем  строгим
правилам для заклания  жертвы.  В конце  концов короткая задержка, во  время
которой Авраам осматривал нож, оказалась решающей.
     Когда из очей небесных ангелов хлынули слезы, ангел Времени воскликнул:
"Властелин Вселенной! Не дай сыну Авраама исчезнуть с лица земли".
     И сказал Ашем ангелам: "Разве не вы  требовали, чтобы Я подверг Авраама
трудному испытанию? Зачем теперь взываете к моему милосердию?"
     Но ангелы продолжали  плакать, и их слезы  капали  с неба прямо в глаза
Ицхаку. "Разве  Авраам ничего не  заслужил  своим гостеприимством?  - молили
небесные  сострадальцы.  -  Неужели  Ты (упаси нас!) осквернишь  завет,  что
заключил с ним?"
     В этот  момент Авраам приставил  нож  к горлу Ицхака.  Моментально душа
Ицхака покинула тело.
     Слезы  ангелов  упали  на  нож,  и  он  расплавился  в  руках  Авраама,
превратившись в свинец. Тут же раздался  голос с  Неба:  "Авраам, Авраам! Не
подымай руки на отрока!"
     -  Тогда  позволь  мне  хотя  бы  уколоть  его ножом,  чтобы  пролилось
несколько капель крови. Это и будет жертвоприношением.
     - Не делай с ним ничего!
     - Кто ты, разговаривающий со мной?
     - Ангел.
     - А если ты Сатан, который хочет соблазнить меня?
     - Нет, я вестник Того, Кто не желает человеческих  жертвоприношений.  Я
вестник Ашема.
     - Когда Ашем повелел мне принести в жертву моего  сына?  Он Сам говорил
со мной. Только Он может отменить Свое повеление!
     Ашем тут же раздвинул небеса, и Авраам услышал Его голос:
     - Я клянусь тебе!
     -  Ты клянешься, -  ответил  Авраам, -  но и я клянусь, что не  сойду с
места, пока не получу ответа на несколько вопросов.
     - Спрашивай.
     - Как  понять, что сперва  Ты обещал мне: "В Ицхаке наречется тебе род"
(Берешит  21:12),  потом взял назад Свое  обещание,  повелел: "Возьми своего
сына" (22:2), а теперь опять меняешь Свою волю и говоришь: "Не поднимай руки
на отрока"?
     -  Когда Я велел:  "Возьми своего сына",  Я не имел в виду  заклание. Я
только  сказал:  приведи его наверх в  качестве жертвы, чтобы  доказать свою
любовь ко Мне.  Ты  послушался  и привел его наверх -  теперь  Вы оба можете
спуститься вниз.
     - Это было бы понятно, если бы на Твоем месте, не дай Б-г, был человек.
Человек может захотеть испытать своего друга, ибо не знает его мыслей. Но Ты
знаешь  мою  душу.  Разве Тебе  не  известно  без  всяких  испытаний,  что я
по-настоящему был готов принести его Тебе в жертву?
     - Известно. Но Я  хотел показать всему миру, почему Я избрал среди всех
народов  именно  тебя.  Теперь  все  будут  знать,  что  нет  предела  твоей
Б-гобоязненности.
     -  Поклянись,  - просил  Авраам, -  что  Ты никогда  больше  не  будешь
подвергать меня подобным испытаниям, - ни меня, ни моего сына Ицхака.
     После десятого испытания  злое  начало  в  душе  Авраама было полностью
подчинено.  Поэтому отпала  необходимость  в дальнейших испытаниях,  которые
служили бы уже  не цели очищения  его  характера, а более простой  задаче  -
показать  миру  силу  веры  Авраама  и его стойкость  перед  лицом  невзгод.
Впрочем, сам Авраам был против испытаний такого  рода,  поскольку они  могли
вызвать у людей сомнения в справедливости Ашема,  а у него, у Авраама,  была
другая задача:  показать миру безграничность Его доброты. Но не только себя,
а  и  Ицхака избавил Авраам от  дальнейших  проверок,  ибо, устояв в  десяти
испытаниях, он не только очистил свой  собственный характер, но  и вложил  в
своего  сына  святость  от  рождения, так что  Ицхак больше  не  нуждался  в
подобных экзаменах.
     - Властелин  Вселенной!  -  попросил  Авраам. -  Когда  Ты  повелел мне
принести Ицхака в жертву,  я мог бы попытаться  возражать. Но я не сказал ни
слова и полностью исполнил Твою волю. Поэтому, если мои потомки когда-нибудь
в будущем станут грешить,  то вспомни, пожалуйста, о том,  как  я безропотно
связал Ицхака, а вспомнив, подави Свой гнев и прости их!
     - Хорошо, Я буду прощать их грехи, но они должны  будут трубить в шофар
на Рош Ашана, Новый год.
     - Что такое шофар?
     - Обернись и узнаешь.
     Авраам повернулся и увидел барана.
     - Еврейский народ будет трубить в шофар, сделанный из бараньего рога, и
в  честь  твоей готовности принести  Мне в жертву сына их грехи простятся, -
объяснил Ашем.
     Баран, которого  увидел Авраам, был создан  в  канун первого Шабата, во
время  Шести  Дней Творения, чтобы быть принесенным  в жертву вместо Ицхака.
Ангел Самаэль попытался помешать Аврааму принести эту жертву и прятал барана
в кустах.  Когда  баран  захотел прибежать к Аврааму,  его  рога застряли  в
густых  ветвях. С трудом  высвободившись  из  одних зарослей, баран  тут  же
запутался в других, потом попал в новые заросли и так без конца. На это Ашем
сказал:
     - Смотри, Авраам. Подобным же образом твои потомки будут запутываться в
грехах и  попадать из  одного изгнания в другое:  в вавилонское,  мидийское,
греческое, римское...
     - Когда же наступит конец череде этих изгнаний? - спросил Авраам.
     - Их избавит звук шофара, сделанного из рога барана.
     Вконец  запутавшийся баран  вытянул свои ноги по направлению к Аврааму,
как  бы  показывая, что  жаждет, чтобы его освободили.  Авраам извлек его из
кустов и принес в жертву вместо Ицхака.
     - Властелин Вселенной! - снова взмолился Авраам. - Посчитай кровь этого
барана за кровь моего сына!
     Так завершилось десятое  испытание. В заключение Ашем поклялся Аврааму,
что благословит его в  этом мире и  в мире грядущем (Берешит 22:17): "Я буду
благословлять  тебя  (в  этом  мире)  и  весьма  умножу  твое  потомство  (в
грядущем)".
     Почему Ашем  послал Аврааму именно барана,  чтобы принести его в жертву
вместо Ицхака, а не, скажем, вола или козла?
     Баран  - единственное животное, которое не только само по себе годилось
в жертву, но и каждый  его орган  использовался  в  соблюдении  определенной
заповеди:
     - Рога его служили шофаром.
     -  Легкие  использовались  в Храме как своего  рода музыкальные меха  и
флейты.
     -  Из его шкуры делали  барабан - для музыкального сопровождения  песен
левитов в Храме.
     - Из его кишок делали арфы.
     - Из его  внутренностей  делали скрипки, которые тоже использовались  в
Храме для песен в честь Ашема.
     С  самого начала  Авраам  предвидел,  что  гора, на которой  он  связал
Ицхака, станет в будущем сердцем Эрец Исраэль,  и  на ней  будет  расположен
Иерусалимский Храм.  Поэтому он  назвал  это место Йире, что означает:  Ашем
будет  смотреть с этого места вниз и изливать на мир Свою доброту. Шем  тоже
дал имя горе, назвав ее Шалем, совершенная.
     И сказал Ашем: "Если Я назову это место именем, данным Авраамом, станет
жаловаться праведный Шем.  Если  Я назову  его  Шалем,  то  будет жаловаться
Авраам. Поэтому Я объединю эти два названия в одно Иерушалаим".
     Оба  названия,  данные  праведниками,  соответствовали  их  характерам.
Великодушный Авраам,  всегда  умолявший Ашема изливать Свою  доброту на весь
мир без исключения, - даже на нечестивцев, - назвал это место Йире, то есть:
Пусть  Ашем посмотрит  вниз  из  Своего обиталища  и  благословит мир  Своей
добротой.  Шем, как  и отец его Ноах,  был суров к  нечестивцам.  Он  всегда
бранил  их, когда они сбивались с истинного пути,  и отказывался молиться за
тех, кто не хотел ходить  путями Ашема. Поэтому Шем и назвал это место Шалем
- Город Совершенства, то есть город, в котором  могут  получить  кров только
совершенные люди.
     Ашем включил оба слова в название Иерушалаим, подразумевая, что доброта
и  святость  будут  вечно  сиять  в  этом  городе, заствляя  каждого  жителя
совершенствовать себя, так что в  конце концов  даже нечестивцы  вернутся на
пути Г-сподни.
     Когда  Ицхак  услышал  слова "Не поднимай  руки на  отрока",  его  душа
возвратилась в тело. Авраам  развязал его, и Ицхак поднялся. Встав на  ноги,
он прочел благословение: "Благословен Ты, Ашем, Который воскрешает мертвых".
     Авраам сказал Ицхаку:  "Тебе настало время отправиться  изучать Тору  в
ешиве.  Причина всех  моих жизненных удач  в  том,  что я занимался Торой  и
заповедями. Поэтому я хочу, чтобы Тора навсегда осталась с моими потомками".
     Хотя Авраам и сам был знатоком  Торы, он  отослал своего сына  из дому,
чтобы тот изучал Тору в  ешиве. Он поступил так в назидание потомкам,  чтобы
им легче было расставаться со своими детьми и отсылать их для изучения  Торы
в ешивы, расположенные далеко от дома.
     После чего Авраам вернулся к Ишмаэлю и Элиэзеру,  ожидавшим  его внизу.
Пока  Авраам с  Ицхаком  отсутствовали, между  ними разгорелся  такой  спор.
Ишмаэль сказал:
     - Авраам принесет Ицхака в жертву, и я стану его наследником.
     - Ты не унаследуешь ничего - сказал Элиэзер Ты изгнан из дома отца, а я
его любимый ученик, поэтому я займу его место!
     Когда они увидели, что Авраам возвращается один, они решили, что Ицхак,
и в правду, принесен в жертву.
     - Где Ицхак? - спросили они у Авраама с надеждой.
     - Я послал его в ешиву Шема и Эвера изучать Тору, - ответил Авраам.
     Ишмаэль и Элиэзер поверили Аврааму, ибо знали, что он никогда не лжет.
     Во все времена,  вплоть до сегодняшнего дня, не было ничего  по силе  и
мужеству, проявленным человеком, равного десятому испытанию Авраама.
     Из   повествования   об   этом   испытании  можно   вывести   несколько
основополагающих принципов Торы.
     - Этот  рассказ учит нас, что тот, кто любит  Ашема,  должен быть готов
ради Него отдать самое дорогое, что имеет.
     - Готовность  Авраама  принести Ицхака в  жертву, основываясь  при этом
только  лишь на словах Ашема, показывает, что  пророк всегда хорошо знает об
истинности получаемого им пророчества.
     - Из этого рассказа видно, что наши праотцы исходили из предположения о
существовании другого мира, который  превыше  мира нашего.  Если бы не  вера
Авраама  в  олам  аба,  грядущий мир,  то он, конечно  же, не согласился  бы
принести своего единственного  сына  в  жертву,  чтобы  доживать  жизнь  без
надежды и без будущего. Он с готовностью послушался веления Ашема, зная, что
за его жертву в этом мире, Ашем вознаградит его в олам аба.
     Десятое испытание Авраама вошло в историю еврейского народа  под именем
акеда, связывание, потому  что именно  связывание Авраамом рук и ног сына на
жертвеннике свидетельствовали об его исключительной смиренности и готовности
во  всем  слушать  голос Ашема.  Эту  черту смиренности  перед  Б-гом Авраам
передал своим потомкам.







     Радостный, Авраам возвращался с горы Мориа, предвкушая встречу с Сарой,
чтобы  поведать  ей  о  чуде:  как  Ицхака,  уже привязанного к  алтарю  для
заклания, спасло слово Ашема.
     Увы, жену свою он  так  и  не увидел. Прибыв в Беер Шеву, Авраам узнал,
что Сара отправилась искать их в Хеврон, и тут же  пошел за ней в Хеврон, но
застал жену уже мертвой. Так его восторг обратился в скорбь.
     Однажды в городе Кабуле  один богатый еврей  пригласил мудрецов Торы на
пир в честь свадьбы своего сына. Пиршество было в самом разгаре,  когда отец
велел жениху принести  вина из  погреба. Время шло, а юноша не  возвращался.
Тогда отец решил спуститься за  ним. Какую же  картину он увидел  в подвале?
Молодой человек лежал бездыханный на полу, а между ним и бочонком свернулась
в  клубок ядовитая змея. Не подымая шума, отец вернулся к гостям и молча сел
за  стол.  Наконец,  пиршество закончилось, и  гости приготовились  прочесть
послетрапезную молитву. Тут  отец встал  и  объявил.  "Не  для  того,  чтобы
молиться  за  жениха, пришли вы  сюда, а  для  того,  чтобы  вместе со  мной
прочесть молитву скорбящих".
     В  этом мире  нет абсолютного  счастья, -  любое  веселье  всегда может
обернуться горем.  И  наоборот,  горе  может  превратиться в  радость.  Даже
Аврааму  не было  даровано  полного счастья.  В  возрасте  ста  лет  он  был
благословлен сыном. Тем не менее,  Ашем  потребовал  Ицхака в жертву. Затем,
после  тяжелого  испытания, Авраам вернулся  домой,  но  еще не  прошла  его
радость, как он узнал, что потерял жену. Если так бывает  с праведниками, то
что говорить о нечестивцах!..
     Итак, что же случилось с  Сарой в отсутствие Авраама? Сатан, огорченный
тем, что не  смог одержать победу ни над Авраамом,  ни над Ицхаком, появился
теперь перед Сарой.
     Существуют  разные  версии.  Согласно одной из  них,  Сатан принял  вид
Ицхака  и явился ей  в видении,  сказав:  "Отец взял  меня  на  гору,  чтобы
принести в жертву". Сара тут же умерла от потрясения.
     - Где Ицхак? - спросил он ее, согласно второй версии.
     - Он ушел  вместе со своим отцом изучать законы  о жертвоприношениях, -
ответила Сара.
     - Это правда. Но знаешь ли ты, что сам Ицхак и есть жертва?
     Хоть  Сара  и  не  поверила Сатану, все же его  слова  ее  взволновали.
Поэтому она поспешила к обиталищу трех живших в  Хевроне великанов, Ахимана,
Шешая  и Талмая,  чтобы  попросить  их:  "Посмотрите, пожалуйста,  далеко на
север. Идет ли  по  дороге старик в сопровождении  сына, двух слуг  и  осла,
нагруженного  дровами?  Великаны  поднялись  в  полный  свой  рост  и  стали
пристально  всматриваться  в  даль.  Наконец, они ответили:  "Да,  мы  видим
старика на  вершине горы,  слуги с ослом стоят внизу. Сын старика привязан к
алтарю, а в руке у старика нож". Услышав  это, Сара вскрикнула  шесть раз, и
душа ее отлетела.
     В  память  о  шести  криках Сары нам  ведено  в  Рош Ашана,  Новый год,
извлекать из шофара шесть печальных непрерывных звуков.
     Почему  было  суждено, чтобы  жизнь праведницы Сары прервалась на такой
трагической ноте?  Оба супруга  -  Авраам и  Сара  -  прожили  всю  жизнь  в
целеустремленном служении  Ашему. В их жизни  не  было  ни  единого  мига, в
который  они  бы  не  чувствовали  присутствия Творца.  Когда  Ангел  Смерти
приблизился  к  Саре,  чтобы  взять  ее  душу,  он  обнаружил, что  мысли ее
настолько сосредоточены  на  Всевышнем, что  он  не  в  силах выполнить свое
поручение.  Поэтому он и придумал план, согласно  которому она,  потрясенная
правдой об Ицхаке, отвлеклась  на мгновение от своих благочестивых мыслей. И
только  тогда   он  смог  исполнить   свое  задание.  (Впрочем,   существуют
комментарии, в которых высказывается предположение, что  ее скоропостижная и
преждевременная смерть была наказанием за смех, которым она  встретила весть
о грядущем рождении Ицхака).
     Наши Мудрецы приводят еще один подобный случай.
     Царь Давид  был настолько  погружен в изучение Торы, что, когда  пробил
его час. Ангел Смерти был не  в силах взять его  душу. Настолько неразрывной
была его связь с Торой. Поэтому  ангел был вынужден прибегнуть к  ухищрению:
он  залетел в дворцовый  сад и стал яростно трясти деревья. Шум  отвлек царя
Давида и ангел схватил его душу.
     Кончину Сары оплакивал не  только Авраам  и домашние,  но  и все жители
Канаанской  земли.  Все  ощутили последствия ее  смерти  на себе, ибо страна
процветала все эти  годы именно вследствие ее заслуг. Сто  двадцать семь лет
своей жизни прожила  Сара  праведно, радостно принимая  все повеления Ашема.
Даже в возрасте ста лет она  была чиста от  греха, как юная девушка (которую
можно  считать безгрешной, ибо до двадцати  лет человек не подлежит Небесной
каре).
     Сара была первой из четырех наших праматерей,  основательниц еврейского
народа. Она  была  одной  из  семи  известных  миру пророчиц,  имена которых
записаны в Танахе.
     Этими семью пророчицами были:
     - Сара
     - Мириам
     - Двора
     - Хана
     - Авигаиль, жена царя Давида
     - Хулда, пророчившая  женщинам  в  те  времена,  когда  Ирмеяу пророчил
мужчинам
     - Эстер
     Всю  жизнь Авраам превозносил жену, восклицая:  "Разве найдется  другая
женщина, подобная тебе?"
     Со  смертью  Сары  Облако  Славы,  постоянно  стоявшее над  ее  шатром,
исчезло,  а свеча, которая зажигалась только накануне субботы и горела целую
неделю,  погасла.  Величие Сары  было  таким,  что Сам  Ашем обращался к ней
непосредственно (Берешит 18:15),  в то время  как  с другими пророчицами  Он
говорил только через вестников. Она была праведницей  такой высокой степени,
что даже ангелы были в ее подчинении. Стоило ей приказать ангелу "Бей",  как
тот наслал язву на фараона и его двор.
     Когда  царь  Шломо сочинял песню  Эшет  Хаиль, воспевавшую  достоинство
Добродетельной  Женщины, он имел  в виду Сару. Все стихи этой песни, от алеф
до  тав, относятся  к ней, ибо она следовала  Торе от алеф до тав, от первой
буквы до последней.



     Несмотря  на  то  что Авраам получил от  Ашема обещание,  что он  и его
потомки  унаследуют всю землю  Канаанскую,  тем  не менее  когда  он захотел
похоронить  в  ней  свою жену, то обнаружил, что фактически не  владеет даже
самым  маленьким участком.  Пришлось  обратиться к  местным  жителям,  чтобы
приобрести часть поля для захоронения.
     Отметим, что, как и раньше, при любых тяжелых обстоятельствах, Авраам и
на сей  раз  не упрекнул  Ашема  и не высказал ни единой жалобы. Все  что он
сделал  -  отправился покупать пещеру  Махпела и прилегавшее  к  ней  поле у
человека по имени Эфрон. Тора называет его Эфрон Ахити, хитиец.
     Почему Авраам  выбрал именно  это место?  Дело в том, что Авраам открыл
тайну пещеры, когда гнался за волом, которого  хотел заколоть для трех своих
гостей,  ангелов.  Мы помним эту историю.  Вол  привел  его прямо  в  пещеру
Махпела. Внутри Авраам  увидел  яркий свет, часть  того первозданного света,
который Ашемом скрыт для праведников, и вдохнул сладостный аромат, исходящий
из  Ган Эден. Он услышал голоса  ангелов: "Здесь захоронен Адам. Здесь также
упокоятся  Авраам, Ицхак  и  Яаков".  Тогда  Авраам  понял,  что эта  пещера
являлась входом  в Ган  Эден, и именно с тех пор он  захотел получить ее для
захоронения.
     Во времена Авраама в той местности жили  хитийцы, пришлось обратиться к
ним. Известие о смерти  Сары  хитийцы  встретили  с печалью, ибо знали,  что
своими успехами в мирских делах они обязаны заслугам этой праведной женщины.
Свою просьбу Авраам  облек в форму утешения: "Всякому человеку, - сказал он,
-  суждено  умереть,  независимо  от того - праведник он или нечестивец. Моя
жена умерла и долг  мой похоронить  ее". После чего добавил: "Поэтому я молю
вас продать мне место для могилы, чтобы я мог похоронить ее. Если вы уважите
мою просьбу, я  и дальше буду считать себя чужеземцем среди вас и вести себя
соответственно. Но если вы откажетесь, то  мне придется  настоять  на  своем
праве, ибо я такой же  житель этой страны, как и вы, более того, эта земля в
большей степени моя, чем ваша: она завещана мне!"
     Хитийцы издавна восхищались и почитали Авраама, чье величие и богатство
были  легендарными.  "Внемли  нам,  -  ответили  они.  -  Ты  наш царь,  наш
властелин, наше божество. Поэтому  можешь  выбрать себе любую могилу,  какую
пожелаешь,  и  похоронить  там  столько  мертвых,  сколько захочешь"  Авраам
поблагодарил хитийцев  за то, что  те решили почтить его просьбу, и  сказал:
"Пожалуйста, пойдите  от моего  имени к  Эфрону и выступите  посредниками  в
сделке между  нами. Я хочу купить принадлежащую ему  пещеру Махпела,  причем
намерен  заплатить за  нее  полную  цену. Если он  станет  отказываться,  то
сделайте милость, убедите его согласиться".
     Хитийцы   спешно  отправили  к  Эфрону  гонцов  с  известием,  что  ему
присваивается знатный титул, дабы Авраам  не  вел дело  с простым человеком.
Прибыв, гонцы сказали Эфрону, что Авраам хочет купить его пещеру.
     - А я не желаю продавать ее, - ответил Эфрон.
     - Но Авраам велик и знаменит.  Если  ты  откажешься, мы  отберем у тебя
только что врученный знатный титул.
     - Тогда  дайте мне поговорить с Авраамом, - сказал Эфрон и обратился  к
Аврааму:
     - Слушай,  господин мой.  Я  отдам  тебе в подарок  и поле  и  пещеру в
присутствии всего народа. Хорони свою умершую!
     Согласно Торе, Эфрон трижды сказал: "Я отдаю их тебе в подарок". Однако
на самом деле он  не собирался выполнить обещание, поэтому окончательные его
слова  были:  "Требую  полную  стоимость  в  самой  лучшей   монете".  Слова
нечестивцев,  а  также их дела,  обманчивы,  в  то время  как слова  и  дела
праведников верны.
     Аврааму был известен характер  Эфрона,  и он  после всех слов о подарке
подумал: "Что за болтовня. Надеюсь, что в конце концов он даст мне пещеру за
деньги".
     - Выслушай меня, прошу, - обратился он к Эфрону. - Я  не стану хоронить
Сару в земле, доставшейся мне бесплатно, чтобы люди впоследствии не сказали:
"Видимо,  эта женщина  не  была достойна  приличного  захоронения". Дай  мне
заплатить за это поле, и тогда я похороню Сару.
     Авраам понимал, что, несмотря на вежливые  речи, хитийцы  на самом деле
не хотят, чтобы он приобрел какую-либо  землю в собственность. Единственное,
что они могут позволить - похоронить Сару в принадлежащей им могиле.
     Наконец  они заявили: "Ладно, пусть  будет  по-твоему. Но  мы  не можем
продать тебе участок земли, пока  не получим гарантии. Слышали мы,  что твои
потомки рано или поздно будут владеть  этой страной. Прежде чем  мы заключим
соглашение о продаже земли, поклянись, что твои потомки не будут нападать на
город, где мы живем, город Иевус".
     Как известно,  Авраам  дал такую  клятву,  а  хитийцы  принесли  медные
фигурки и выгравировали  на них слова его обещания. В то  время это было как
документ - на память для потомков.
     Евреи уважительно отнеслись к клятве  своего праотца. Во времена Йеошуа
они  не  стали  завоевывать  город  Иевус,  расположенный на  месте будущего
Иерусалимского Храма, так что  во времена Судей он все еще оставался в руках
неевреев (Шофтим 1:21). Еще Давид видел  фигурки,  на которых  была высечена
клятва  Авраама. И  лишь когда  кончился  срок  клятвы, он  покорил  столицу
хитийцев.
     -  Если ты хочешь  купить у меня пещеру, - сказал Эфрон,  - заплати мне
символическую  плату  в  четыреста больших шекелей.  Это  мелочь  для  таких
богатых людей, как мы с тобой.
     Авраам согласился заплатить  Эфрону той монетой, какую тот  потребовал:
большой шекель имел тогда хождение среди торговцев разных стран.
     Пока Авраам отвешивал серебро, Эфрон стоял рядом и,  прибегая  к разным
уловкам, обворовывал партнера по  сделке.  Конечно,  он  не мог знать, что в
результате его  воровства потеряет  деньги не Авраам,  а он сам,  ибо Авраам
получил благословение от Ашема (12:3):  "Хулящего тебя прокляну".  Поскольку
Эфрон пытался уменьшить достояние Авраама, он  был проклят и в конце  концов
стал нищим. При  описании  того, как Авраам отвешивал деньги, в Торе опущена
одна из  букв имени Эфрона (буква вав),  - это означает, что Эфрон не только
ничего не приобрел своим воровством, но напротив, потерпел убыток.
     В  присутствии всех хитийцев  Авраам подписал договор с Эфроном, причем
было определено точное расположение поля и описаны его границы. В заключение
Авраам прочел текст договора вслух для всех собравшихся.
     Три участка земли в Эрец Исраэль были настолько важны, что наши праотцы
заплатили за них язычникам деньги, дабы те впоследствии не обвиняли евреев в
том, будто сыны Израиля получили эти участки незаконно:
     - Пещера Махпела, купленная Авраамом у Эфрона.
     - Место, где впоследствии был построен Храм, приобретенное Давидом.
     - Место захоронения Иосефа в Шхеме, купленное Яаковом (33:19).
     Лишь  после того как сделка была составлена письменно и  законное право
собственности на пещеру было установлено  на  все  грядущие  времена, Авраам
похоронил свою жену.
     Продавая пещеру, Эфрон не догадывался о ее святости. Он не видел в этой
пещере  ничего, она была для него обычным темным местом.  Если бы  он  узрел
свет, который открылся в  ней  Аврааму,  он никогда бы не согласился  на эту
сделку.
     Стоило Аврааму войти  в пещеру, неся гроб с телом Сары, как Адам и Хава
поднялись из своих могил и направились  к  выходу. При этом они сказали, что
чувствуют  стыд за свой  грех: "Теперь, когда ты пришел сюда,  наш стыд стал
еще больше, поскольку мы видим твои добродетели".
     - Я буду молиться за вас, чтобы вы  не мучались больше от стыда, сказал
им Авраам.
     Услышав  эти  слова,  Адам успокоился и вернулся в свою могилу, но Хава
упиралась до тех пор пока Авраам не захоронил ее снова.



     Авраам был  уже  стариком. Преисполненный  знаниями Торы,  он полностью
подчинил себе  злое начало  в своей  душе, свой йецер ара, и был благословен
всеми благословениями, которые только могут быть дарованы  человеку в  нашем
мире.  Однако,  хоть Авраам  и был  стар,  выглядел он  молодо. В те времена
внешние  признаки старения  людей  не  были  заметны. Люди  до самой  смерти
выглядели молодыми. Так  как Ицхак был  очень похож  на своего отца, Авраама
было трудно  отличить  от  него.  Поэтому  Авраам сказал  Ашему:  "Властелин
Вселенной! Куда бы я ни пришел вместе с Ицхаком, люди не знают, кому первому
из  нас  оказывать почести.  Если  Ты будешь изменять  внешность  стареющего
человека, будет видно, кого надо чтить".
     - Хорошо, - ответил Ашем, - Ты попросил  о добром деле. Так что первым,
на ком исполнится эта просьба, будешь ты.
     Тут же у Авраама появились признаки старости.
     Мужчину старят четыре причины:
     - Страх
     - Огорчения из-за детей
     - Злая жена
     - Война
     Примеры влияния всех четырех причин можно найти в Танахе:
     - Царь  Давид состарился из-за  страха,  ибо  сказано  (Диврей  Аямим I
21:30):  "Он был устрашен мечом ангела Ашема". И потом  говорится (23:1): "И
состарился Давид".
     -  Про Эли  сказано:  "Эли же  был  весьма стар.  И  слышал о  том, как
поступают его  сыновья с евреями" (Шмуэль I  2:22) То  есть,  он  состарился
из-за огорчения, причиненного ему детьми.
     -  О царе Шломо  сказано,  что, когда  он был  стар,  его жены  служили
идолам,  а он не  противился этому (Млахим  I 11:4).  Шломо состарился из-за
своих жен-идолопоклонниц.
     - Про Иеошуа сказано, что он воевал против тридцати одного царя (Иеошуа
12:24),  а потом сразу  же говорится:  "И  состарился  Иеошуа".  Но хоть  об
Аврааме  и сказано, что он был стар, ни  одна из вышеперечисленных причин не
относилась к нему: жена глубоко его  почитала, сыновья следовали его путями,
в этом мире он был благословлен богатством, удача сопутствовала ему в мирной
жизни и на войне. Поэтому старение Авраама было венцом славы и почестей.
     После десятого испытания Авраам решил найти Ицхаку жену, рассудив, что,
если бы Ицхак (не дай Б-г!) был принесен в жертву на горе Мориа, он бы погиб
бездетным.  Сначала Авраам  подумывал  о  том,  чтобы  дать  Ицхаку  в  жены
кого-нибудь из праведных дочерей  его верных сторонников - Анера, Эшкола или
Мамре.  Но Ашем  объявил Аврааму,  что супруга  Ицхака должна происходить из
родственников Авраама.
     Откладывать поиски жены для Ицхака было нельзя.  Авраам был  уже стар и
чувствовал,  что  конец  его  может придти скоро.  Поэтому он призвал своего
слугу Элиэзера и сказал: "Поклянись мне, что не возьмешь жену моему  сыну ни
из  канаанцев,  ни из  семи народов, обитающих  в  этой  стране, ни  даже из
праведных дочерей Анера,  Эшкола  или Мамре. О местных народах Тора повелит:
"Разгроми их"  (Дварим  20:17).  Поэтому отправляйся в Харан  и  поищи  жену
Ицхаку среди  моих  родственников. Они,  правда,  тоже  идолопоклонники,  но
способны к благочестию и раскаянию, чтобы признать власть Ашема".
     Когда  Элиэзер  услышал  эти  слова,  у  него появилась соблазнительная
мысль: почему бы Ицхаку не жениться  на  его дочери? Хотя Элиэзер и пришел в
дом Авраама простым рабом,  с тех пор  он стал  выдающимся учеником, который
черпал  из  кладезя  благочестивой  мудрости великого  учителя и праведника.
Элиэзер стал по-своему великим человеком.  Подобно Аврааму, он подчинил себе
все свои дурные влечения и даже внешне походил на Авраама из-за благородства
души,  которого достиг.  Его  дочь,  праведная  девушка,  вполне могла стать
подходящей подругой для Ицхака. Так почему бы их не поженить?
     Теша себя этой мыслью, Элиэзер завел такой разговор:
     -  Может быть, девушка,  которую я  найду, не  захочет пойти со  мной в
далекую страну?
     Авраам прочел его мысли и заметил:
     -  Ты думаешь не  о том. Извини, но твоя дочь и  мой сын не ровня  друг
другу.  Вы  потомки  проклятого Канаана, а мой сын  потомок  благословенного
Шема. Проклятый и благословенный не могут быть парой.
     В заслугу Элиэзера  надо заметить,  что, служа Аврааму  верой и правдой
много лет, он возвысил себя и  как бы перешел  из статуса проклятых в статус
благословенных. Но  он думал,  что  его  дочь также  получила благословение.
Однако Авраам показал ему,  что это  не  больше чем предвзятое мнение и надо
по-другому  оценивать  ситуацию.  На  самом  деле для дочери  Элиэзера  было
гораздо лучше найти мужа в своем племени.
     - Но если девушка не согласится пойти  со мной? -  продолжал спрашивать
Элиэзер. - Увести ли мне твоего сына из Эрец Исраэль на твою бывшую родину?
     - Нет! Мой  сын, удостоившийся быть избранным  в  жертву  Ашему на горе
Мориа, никогда  не покинет Святую землю! Да  пошлет Ашем, славу  Которого  я
провозглашаю на  земле, ангела перед  тобой, который поможет тебе  выполнить
это  поручение.  Впрочем,  если девушка  откажется отправиться с  тобой,  ты
свободен от своей клятвы  и можешь взять  моему сыну  одну из дочерей Анера,
Эшкола или Мамре.
     Выслушав  приказание, Элиэзер поклялся в верности Аврааму и тут же стал
готовиться  к далекому путешествию в Харан. Десять  верблюдов были нагружены
драгоценностями, причем Авраам вручил ему  бумагу, скрепленную его подписью,
которая удостоверяла, что все, чем он владеет, принадлежит одному Ицхаку.
     Во исполнение желания  Авраама,  попросившего,  чтобы Ашем помог миссии
Элеэзера, Ашем послал двух ангелов. Одному из них было поручено сопровождать
Элиэзера и  охранять  его  в пути, задачей  другого  было привести  Ривку  к
колодцу в нужный момент.
     Путешествие из Хеврона  в Харан обычно занимало семнадцать дней. Каково
же было изумление  Элиэзера, когда он  обнаружил себя в  окрестностях Харана
через три  часа после начала пути!  Он понял,  что  Ашем сотворил  чудо, без
промедления доставив его в Харан ради Ицхака.
     Расположившись с верблюдами около колодца, он стал молиться: "Ашем, Б-г
господина моего, Авраама!  Яви милость  моему господину,  Аврааму,  дай  мне
выполнить поручение  уже сегодня.  Вот я  стою у колодца.  Скоро  из  города
придут девушки за  водой. Пусть первая девушка, у которой я попрошу напиться
и которая ответит: "Пей, а я дам воды и твоим верблюдам", будет той, кого Ты
предназначил для  Ицхака". При этом  Элиэзер разумно  решил  так:  "Девушка,
которая будет настолько добра и щедра, что предложит воды не  только мне, но
и моим верблюдам, достойна быть принятой в гостеприимном доме Авраама".
     Трое  людей  взывали  к  Ашему с  просьбами,  которые  были  не  совсем
"корректны", и Ашем их просьбы выполнил. Но как?
     - Первым  был  Элиэзер. Он попросил  Ашема: "Пусть  случится  так,  что
девушка, которая скажет мне: "Пей, а я дам воды и твоим верблюдам", окажется
той, которую Ты избрал для Своего слуги, Ицхака".
     Конечно,  Элиэзер не мог быть  уверен, что девушка  окажется  полностью
свободной  от  недостатков.  Вполне  могло  случиться,  что  решающие  слова
произнесла бы слепая или  хромая.  Тем не  менее,  Ашем почтил его просьбу и
послал Ривку, которая вполне подходила дому праведника Авраама.
     -  Вторым был царь  Шауль. Воюя с филистимлянами, он объявил, что  тот,
кто одолеет великана  филистимлян, станет его  зятем (Шмуэль I 17:25). Такое
заявление  таило в себе опасность,  ибо раб или незаконнорожденный мог выйти
на  поединок, оказаться победителем и потребовать руку дочери Шауля. Но Ашем
опять явил  свою милость  и  позволил Давиду сразить великана  и жениться на
царской дочери.
     -  Третьим   был  судья  Ифтах.  Сражаясь  с  Амоном,  он  торжественно
провозгласил: "Б-же, если я вернусь  домой с миром, я принесу Тебе в  жертву
то, что  первым встречу у своего  дома" (Шофтим  11:31). Навстречу ему могла
выйти  собака, верблюд или  какое-нибудь  другое нечистое животное, -  разве
принял бы Ашем такую жертву? Поэтому Ашем покарал его тем,  что первой вышла
его дочь.
     Почему  Ашем благословением  отозвался на просьбы Элиэзера и  Шауля,  а
обет Ифтаха отверг?
     Когда Элиэзер  попросил Ашема помочь  найти жену для Ицхака,  из  самой
просьбы вытекало, что девушка должна обладать  добросердечием. То же самое и
Шауль -  он  знал, что  человек, который одержит победу  над Галиатом  и тем
самым спасет  весь еврейский  народ, должен обладать великими достоинствами.
Таким  образом, наложенные Элиэзером и Шаулем  условия придавали их просьбам
веские основания. Обет Ифтаха,  напротив,  был безрассудным. Было  бы лучше,
если бы  он  вообще не произносил  его. А раз так, то и Ашем ответил резко и
немилостиво.
     Молитва  Элиэзера мгновенно  возымела  действие Более того,  еще  он не
кончил молиться, как Ривка уже подошла к колодцу.
     О   трех  людях   сказано,   что  ответ   на   их  молитвы   последовал
незамедлительно:
     - Прежде чем Элиэзер закончил молитву, показалась Ривка (24:25).
     -  Моше  молил  Ашема,  чтобы  Тот  покарал  бунтовщика  Кораха  и  его
сторонников.  Как  только он  произнес  свою просьбу,  земля  разверзлась  и
поглотила их живьем (Бемидбар 16:31). 270
     - Шломо молил Ашема о  торжественном освящении Храма, и огонь  сразу же
спустился с Неба (Диврей Аямим II 7:1).  На  самом деле  Ашем мгновенно внял
просьбам  не только  этих трех праведников.  Он всегда немедленно  принимает
молитвы всех праведников вообще.
     Надо отметить, что Ривка никогда прежде не ходила к колодцу за водой. С
поручениями такого рода  она  обычно посылала своих  служанок, ибо  ее отец,
Бетуэль,  был правителем этой местности,  Арам Наараим, и она принадлежала к
высшей знати. Но в  этот  день ангел  Ашема  увлек  Ривку к  колодцу,  чтобы
привести ее к уготованной судьбе - стать женой Ицхака.
     Итак,  Элиэзер сидел у  колодца  и  наблюдал за девушками,  что  пришли
набрать  воды.  Вдруг он заметил, что одна из девушек не  наклоняется внутрь
колодца, как остальные женщины, чтобы наполнить кувшин, а вода подымается из
колодца  ей  навстречу. Взволнованный  этим  чудом, Элиэзер подбежал к ней и
попросил: "Не позволишь отпить из твоего кувшина?"
     Хотя  Элиэзер  и  был  для  нее  незнакомцем,  Ривка отнеслась  к  нему
дружелюбно, сказав: "Пей сколько хочешь, мой господин".  Отсюда мы учим, что
любого человека надо встречать радушно и с почтением.
     Девушка  опустила кувшин  с плеча, подождала, пока Элиэзер  напьется, и
добавила:  "Я и твоим верблюдам дам  воды вдоволь". Тут  же она поспешила на
зад к колодцу и начерпала воды для верблюдов.
     Для  того  чтобы оценить  исключительность доброты Ривки,  надо  понять
мотивы, которыми она руководствовалась. Она не предложила по одному, скажем,
кувшину на каждого  верблюда  (хотя это и  означало  бы, что  ей пришлось бы
ровно десять раз возвращаться  к колодцу и снова наполнять  свой кувшин),  а
заявила, что будет черпать воду до  тех пор, пока не  напьются все верблюды.
Известно,  что  верблюд способен  выпить  огромное  количество  воды,  чтобы
создать в теле запас  воды на несколько дней.  Тем не менее, Ривка выполнила
все, что обещала, с готовностью, о чем сказано в Торе (24:20):
     "И она  поспешила и опорожнила свои кувшин, и  снова побежала..." Ее не
смутило,  что Элиэзер - слуга, сильный мужчина,  не пошевелил пальцем, чтобы
помочь ей, юной девушке, а стоял  в  стороне,  в  то время как  она работала
одна,  без  всякой  помощи.  Пока  она   работала,  Элиэзер  пристально   ее
разглядывал, пытаясь определить, внял ли Ашем его молитве и действительно ли
эта девушка принадлежит к родне Авраама. К тому времени как верблюды кончили
пить, Элиэзер был убежден,  что ради Авраама Ашем даровал успех в порученном
деле и что этой девушке действительно предназначено было стать женой Ицхака.
Ее  необыкновенное  поведение  было  той  же природы,  что  и  беспредельное
гостеприимство,  которым  отличался  дом Авраама.  В  конце  концов  Элиэзер
вытащил  из кармана тяжелую  золотую  подвеску и два золотых кольца,  каждое
весом в десять шекелей, и надел их на ее руку.
     По другим версиям, Элиэзер сперва осведомился о ее семье и только потом
вручил подарки.
     Р. Шимон бен Элазар рассказывал: "Однажды я повстречал женщину, которая
оказалась сообразительнее меня.  Вот как это  произошло.  Брел  я  как-то по
дороге и,  подойдя  к  колодцу,  увидел девушку,  наполнявшую свой кувшин. -
Пожалуйста, дочь моя, - попросил я, - дай мне попить. - Пей, - ответила она.
- Я дам воды и твоему ослу. Я напился и, уходя, сказал ей:
     - Благодарю тебя, дочь моя. Ты обошлась со мной, как Ривка с Элиэзером.
     - Но ты, - возразила  она,  - поступил со мной  не  так, как Элиэзер  с
Ривкой.
     После  вручения подарков Элиэзер  спросил: "Чья  ты дочь? И есть  ли  в
твоем доме место для меня, чтобы переночевать?"
     На эти оба вопроса Ривка  ответила по порядку, сначала на первый, потом
на второй,  проявив тем самым рассудительность  и житейский  опыт  общения с
людьми.
     - Я дочь Бетуэля, сына Нахора и Милки, - сказала она. - У нас есть корм
для  верблюдов,  есть  также и комната,  чтобы дать тебе  ночлег на  столько
ночей, на сколько пожелаешь.
     Тут  Элиэзер  поклонился Ашему,  дабы поблагодарить  Его. Он понял, что
именно ради Авраама было ему дано встретить именно эту девушку.  Поэтому  он
воскликнул:  "Благословен  будь  Ашем,  Б-г  моего  господина,  Авраама,  не
забывший   моего  господина  Своей  милостью  и  правдой  и  приведший  меня
правильным путем к семье моего господина!"
     Тем  временем Ривка побежала домой  рассказать своей матери о  том, что
произошло. Присутствовавший при их разговоре  нечестивый брат Ривки,  Лаван,
по  одним  драгоценностям  на ее  руках  понял,  что  прибыл  богатый гость.
Заключив,  что это  не кто иной как их родственник Авраам, он  выбежал якобы
поприветствовать  его, на  самом  деле раздумывая на  ходу  убить ли  его  и
присвоить все имущество, или ограничиться одним грабежом?
     Добравшись  до колодца,  Лаван увидел  человека благородной наружности,
который был занят тем, что  поднимал одной рукой по два верблюда и переносил
их через колодец.
     "Да,  это Авраам, - подумал Лаван. - В открытой  схватке  убить мужчину
такой необычайной силы вряд ли удастся. Придется его отравить".
     - Входи, благословенный Ашемом!  -  вскричал Лаван. -  Негоже, чтобы ты
оставался на  улице. Я уже очистил дом от всех следов идолопоклонства! А для
твоих верблюдов тоже найдется место.
     Элиэзер проследовал в дом за Лаваном, но верблюды отказались войти, ибо
почувствовали,  что в  доме  еще оставались идолы.  Лишь когда на самом деле
лаванов дом был очищен, они вошли во двор.
     Даже  животные,  принадлежащие  праведнику,  становятся  как  бы  более
возвышенными духом и приобретают некоторые свойства своего хозяина.
     Р. Пинхас бен Яир шел однажды по поручению общины освобождать пленников
и по дороге  остановился на постоялом дворе.  Хозяин  задал ослу ячменя,  но
осел не стал  его есть. Даже после того как зерна измельчили, чтобы  сделать
их мягче, осел  остался непреклонен. Р. Пинхас спросил у  хозяина постоялого
двора:  "Может быть, ты не  отделил  десятину от этого  ячменя?" (По  закону
урожай  с неотделенной десятиной  запрещено  использовать).  Хозяин  тут  же
отделил десятину, и лишь тогда животное начало есть.
     Мы помним, что на авраамовых верблюдах были надеты намордники, чтобы во
время путешествия они не  паслись на чужих угодьях.  Поэтому Элиэзер сначала
снял их с верблюдов, затем накормил животных и только потом сам сел за стол.
Ведь, по законам Торы, прежде  чем приступить  к еде, человек  сперва должен
накормить своих животных (Дварим 11:15).
     В Торе весьма подробно рассказывается о том,  что  делал Элиэзер в доме
Лавана.  Отмечено, что вначале Элиэзер омыл  свои ноги. То же самое  сделали
его слуги.
     Сообщается,  что разговоры  слуг наших праотцов  милее Ашему,  чем  все
поступки потомков Авраама, Ицхака и Яакова. Рассказу о  том, что делал и что
говорил  Элиэзер в доме Бетуэля,  посвящен  в  Торе  один  из  самых больших
разделов, в то время как множество запутанных и сложных законов  приведены в
коротких предложениях, подчас одними намеками и как бы скороговоркой.
     В  книге  Зоар  разъясняется:   "Не   следует   полагать,   будто  Тора
рассказывает нам простые  и незамысловатые истории. Б-же упаси! Даже ангелы,
когда они  спускаются на землю, должны принять  материальное,  знакомое  нам
обличье,  дабы земля смогла  вынести  их.  Насколько  же  это  справедливо в
отношении Торы, величие которой  больше, нежели величие ангелов. Ашем  облек
Тору  в  вещественное  одеяние, в  рассказы  и повествования,  чтобы создать
наружный слой для ее души, для  той духовной сущности, которая содержится  в
ней".
     Усадив Элиэзера  за  стол, хозяева поставили перед ним тарелку  с едой,
которая была отравлена.
     - Я не могу есть  до тех пор, - сказал Элиэзер, пока не  выполню своего
поручения.
     - В чем оно заключается?
     - Я слуга Авраама, - начал Элиэзер.
     Потрясенные этими словами,  хозяева  пристыженно склонили  головы. Ведь
они полагали,  будто  то  был сам Авраам.Если таково величие его  слуги,  то
каким великим человеком должен быть он сам!
     -  Я  слуга  Авраама. Ашем  благословил  моего  господина  во  всем,  -
продолжил речь  Элиэзер. (Тем самым  он  хотел сообщить  Бетуэлю  и Лавану о
великом богатстве Авраама, чтобы те  дали согласие  на брак). - Ашем даровал
ему золото, серебро, рабов и служанок, верблюдов и ослов. В  преклонные годы
жена  моего  господина,  Сара,  родила ему сына,  которому  принадлежит  все
имущество его отца!
     При этих словах Элиэзер показал им дарственную, подписанную Авраамом, в
которой было  указано,  что,  действительно,  все  имущество  его  господина
принадлежит  Ицхаку. Затем Элиэзер подробно  поведал о том, как  он поклялся
Аврааму взять девушку только  из семейства  его ближайших родственников, как
он пришел в Харан  и попросил Ашема послать ему именно  ту девушку,  которую
нужно, и как Ривка вышла к колодцу. Он объяснил Бетуэлю и Лавану, что не кто
иной как Сам Ашем явно помогал ему, и  закончил вопросом: "А  теперь скажите
мне, хотите ли вы поступить с господином моим по доброте и правде? Если нет,
то я поищу подходящую девушку среди дочерей Ишмаэля или потомков Лота".
     Не  дожидаясь  ответа отца,  Лаван поспешил  высказать  свое  мнение, к
которому, впрочем, присоединился и его  отец. Их общее мнение  было таковым:
"Все уже  предопределено. Мы не можем помешать этому. Возьми Ривку  и отведи
ее к сыну своего господина, пусть будет ему женой".
     Читая  Танах,  мы  видим,  что   Ашем  освящал  Своим  Именем  создание
супружеских пар.  Поэтому  во  всех брачных делах евреи добавляют Святое Имя
Ашема: оно должно привлечь наше внимание к тому обстоятельству, что мужа или
жену посылает нам не случай, а Небо.
     - В Торе сказано,  что даже  Лаван и  Бетуэль  возгласили (24:50):  "От
Ашема произошло это дело".
     -  В Невиим (Пророках) говорится  о  Шимшоне (Шофтим 14:4): "Его отец и
его мать не знали, что это дело от Ашема" (Разговор идет о женитьбе).
     -  В Ктувим  (Писаниях)  говорится (Мишлей  19:14):  "Дом  и  имение  -
наследство от родителей, а разумная жена - от Ашема".
     Каждый  день  был  слышен  голос  с   Небес:  "Дочь  такого-то  суждена
такому-то, а деньги такого-то такому-то!"
     Услыхав от Лавана и Бетуэля  слова согласия,  Элиэзер снова поклонился,
чтобы поблагодарить Ашема за добрую весть.  После этого он достал из  мешков
золотые  и  серебряные сосуды, украшения  и  одеяния и отдал  их Ривке.  Эти
подарки были принесены  в знак освящения  будущего  брака, в  то  время  как
драгоценности,  которые  он  подарил ей  у  колодца,  не имели  отношения  к
свадьбе, а являлись обычным подарком.
     К  пище  Элиэзер так и  не притронулся, пока  не завершил  поручения, с
которым был  послан своим господином. Затем они сели за  трапезу, устроенную
по  случаю обручения.  Бетуэль, как  мы  помним,  еще раньше  подложил  яд в
поданную Элиэзеру еду, чтобы  убить его и завладеть всем имуществом, которое
он привез. Но пока Элиэзер говорил, сопровождавший его ангел поменял местами
его тарелку с тарелкой Бетуэля. Старик съел подложенное блюдо и той же ночью
умер.
     Почему  Бетуэль  заслужил смерть? Потому что,  будучи  правителем  Арам
Наараима, требовал права первой ночи по отношению ко всякой девушке, которая
собиралась  выйти замуж.  Когда люди  услыхали о помолвке Ривки,  они  стали
говорить: "Теперь мы  увидим, как он поступит со  своей собственной дочерью!
Если он  сделает с ней то же, что делает с нашими дочерьми, с нас хватит его
позора. Если же с ней он поступит иначе, то мы убьем и его и всю его семью".
Чтобы не допустить несчастья, в ночь обручения ангел убил Бетуэля.
     На следующее утро Элиэзер сказал:
     - Позвольте мне вернуться к моему господину.
     - Нет, - воспротивились Лаван и мать Ривки.
     Пусть  девочка останется здесь  по крайней мере на  семь дней  плача по
своему отцу, а потом еще на год, чтобы приготовить приданое к свадьбе.
     Однако Элиэзеру был виден ангел, ждавший его на улице, и он ответил:
     - Я должен идти. Не задерживайте меня. Вы же слышали, что Ашем сократил
мой путь, чтобы приблизить успех всего предприятия.
     - Тогда давайте  позовем  Ривку и спросим  ее мнение, - сказали Лаван и
его мать.
     Они  позвали  Ривку  и  стали задавать ей вопросы самым неодобрительным
тоном, чтобы она поняла их намерения.
     - Ты действительно собираешься пойти с этим  человеком? - спросили они,
голосом  и мимикой  давая ей знать, что надо  ответить отрицательно. Но юная
девушка твердо сказала:
     - Я пойду с ним по своей воле, даже если вы не дадите согласия.
     И  действительно,  Ривка была рада покинуть семью и родной город, чтобы
стать женой  праведного человека.  Она  выросла, как  роза посреди болота, -
имея  развратного  отца  и не  менее  нечестивого  брата, выросла  в  городе
мошенников.
     Почему Ашем определил Ривке вырасти в таком порочном окружении? Дело  в
том, что Ашем знал, что рано или поздно евреи будут изгнаны в чужие земли, в
среду  нечестивых  народов.  Опасность раствориться среди  них  была  вполне
реальной, поэтому Ашем взрастил наших предков  среди порочных людей, влиянию
которых они  сумели противостоять, передав эту  способность своим  детям. То
был своего рода приобретенный иммунитет.
     Семейство Ривки оставалось  верным своим порочным наклонностям до конца
и дало  ей в качестве прощального благословения  такое лицемерное пожелание:
"Сестра,  да  станешь  ты  несметными  тысячами, да завладеют  твои  потомки
вратами  своих  врагов!"  На  самом деле, они  отнюдь не  желали  того,  что
предрекали.  В результате, все следующие двадцать  лет  жизни Ривка страдала
из-за  "благословения"  своих  нечестивых  родственников. По  причине  этого
"благословения" она  была  бездетна, ибо Ашем не  желал, чтобы в будущем эти
идолопоклонники или их  потомки  заявили: "Она была благословлена  детьми  в
результате нашей молитвы". Зачала она только спустя двадцать лет, после того
как Ицхак помолился  за  нее. Отсюда и  появилась  поговорка: "Благословение
нечестивца все равно что проклятье".
     Наконец Элиэзер и Ривка  отправились в путь.  Слуга  шел впереди, Ривка
следовала за ним на верблюде в сопровождении своей  няни, Деворы. Элиэзер не
разрешил  Ривке  ехать  впереди  него.  Наши  мудрецы учат, что  женщине  не
подобает  ни  идти,  ни  ехать  впереди  мужчины.  Вопреки принятым  другими
народами правилам поведения, именно мужчине следует идти впереди  женщины, а
не наоборот.
     И снова повторилось чудо. Ривка и  Элиэзер оставили Харан  в полуденное
время,  а прибыли в Беер  Шеву в тот же полдень. Путь снова был сокращен, но
на этот раз для  того, чтобы Элиэзеру не пришлось оставаться вместе с Ривкой
ночью.
     Пока Элиэзер  был в пути,  Ицхак  тоже  отправился  из  дому.  Он пошел
привести назад Агарь, мать своего старшего брата, чтобы та снова стала женой
Авраама. Ицхак сказал  так: "Мой отец озабочен тем, чтобы  женить меня, в то
время как у него самого нет жены".
     Когда  Ривка  и  Элиэзер  приближались  к  дому,  Ицхак  ушел  прочесть
полуденную  молитву  минху,  в поле  на горе Мориа,  где  во время  десятого
испытания Авраама он ощутил присутствие Шехины.
     Наши праотцы установили три ежедневные молитвы:
     - Авраам ввел Шахарит, утреннюю молитву.
     - Ицхак установил Минху, молитву дневную.
     - Яаков учредил Маарив, молитву вечернюю.
     Пока  караван приближался,  Ривка  издали  увидела  благородную  фигуру
мужчины, чья правая рука была молитвенно воздета к Небу. Свет Шехины ореолом
горел вокруг фигуры и ангел парил в воздухе.
     "Должно быть, это  великий человек", - подумала Ривка, а вслух спросила
Элиэзера:
     - Кто этот человек?
     - Это мой господин, твой будущий муж.
     Немедленно  Ривка вознесла хвалу  и  благодарение  Ашему  за то, что ей
суждено выйти замуж  за  этого  праведника. И вдруг  ее  посетило  секундное
видение того,  что у нее родится нечестивый  сын.  Она  задрожала и упала  с
верблюда на землю...
     Перед своей  встречей с Ицхаком Ривка прикрыла лицо платком, поэтому он
долгое время не видел ее лица.
     Приведя Ривку в  дом к Аврааму и Ицхаку, Элиэзер первым делом рассказал
им о всех чудесах, которые приключились с ним в честь их заслуг.
     Прежде чем Ицхак  женился  на ней, Авраам  сказал  сыну: "По  закону ты
должен удостовериться, не коснулся ли Элиэзер Ривки, пока был в пути  вместе
с ней.  Ведь он из  рода канаанцев, которых подозревают в безнравственности.
Как бы мы ни относились к нему лично, таков закон".
     Получилось тем самым,  что Авраам бросил на невиновного Элиэзера ложное
подозрение. За это Ашем вознаградил Элиэзера тем, что тот  живым  был взят в
Ган Эден.
     Три  предыдущих года  Ицхак оплакивал смерть  своей матери.  Каждый раз
когда он заходил в ее шатер и видел там темноту, он впадал в уныние.
     Как мы уже знаем, пока Сара была жива,  свеча не гасла от начала одного
Шабата до  начала следующего,  тесто  было  благословенно,  а  Облако Шехины
покоилось над ее шатром. После смерти Сары все три благословения пропали. Но
вот в ее шатер вошла Ривка, и все они снова вернулись.
     Чем заслужила Сара  эти  три  чуда? Тем,  что тщательно  соблюдала  три
заповеди, порученные именно женщинам: зажигание  субботних свечей, отделение
халы (специальной  части  теста),  поддержание законов о супружеской чистоте
(нида). В ответ Ашем вознаградил ее тремя благословениями:
     - За то, что она бережно отделяла халу, - ее тесто было благословенно.
     -  В награду за выполнение заповеди  о зажигании свечей - они горели от
одного Шабата до другого.
     - В награду за то, что она следила за собственной ритуальной чистотой в
общении с мужем, - над ее шатром покоилось Облако Шехины.
     Все три  знамения возобновились  для  Ривки, ибо она  соблюдала  те  же
заповеди с таким же тщанием, что и Сара.
     В конце концов Ицхак нашел утешение  в своей жене и не оплакивал больше
смерть матери.




     После  того как Ицхак  женился  на Ривке,  Авраам тоже вступил в  новый
брак.
     Можно  спросить,  почему,   произведя  такого  выдающегося  отпрыска  и
наследника как Ицхак, он счел уместным снова жениться в преклонные годы?
     Если у человека была в молодости жена, родившая ему детей, и он потерял
жену, ему, тем  не менее, не следует воздерживаться от нового брака - даже в
преклонные годы, ибо никто заранее не знает,  дети от какого  брака окажутся
лучше.  Про Авраама сказано (25:1):  "И  взял Авраам еще  раз жену по  имени
Кетура".
     Р. Иеуда  сказал: "Если ты учил Тору в молодости,  то  учи ее также и в
старости, поскольку нельзя знать, какая Тора лучше сохранится".
     Р. Акива сказал: "Если ты  обучал  учеников в молодости, обучай их и  в
старости, поскольку нельзя знать, кто из них окажется лучшим".
     Р. Акива сам стал примером выполнения  этих слов.  Он воспитал двадцать
четыре тысячи учеников, о  которых,  к  слову сказать, известно, что они все
умерли в  один  год между Песахом  и  Шавуотом  (в  наказание за то,  что не
уважали  друг друга подобающим образом).  Впоследствии р. Акива воспитал еще
семерых учеников: р. Меира, р.  Иеуду, р. Иосе, р. Шимона,  р.  Элазара  бен
Шамуа,  р. Йоханана  Асандлара  и  р. Элиэзера  бен Яаков.  Они стали  столь
великими, что наполнили своим учением всю Эрец Исраэль.
     Сначала  Авраам  выполнил волю Ашема,  разведясь с Агарью и  отослав ее
прочь. Женился он на ней снова тоже по повелению Ашема.
     Тора  сухо сообщает, что  Авраам  взял в жены  некую  женщину  по имени
Кетура.  Однако  на самом деле то была Агарь. Так что  можно  спросить: если
Кетура это та же Агарь, то почему Тора называет ее другим именем?
     Дело  в том,  что  оставив дом  Авраама,  Агарь  снова  возвратилась  к
идолопоклонству, царившему в семье ее отца. Но затем она совершила тшуву, то
есть вернулась к  Ашему, и это изменило всю ее личность. Поэтому Ашем дал ей
новое имя - Кетура,  которое,  ко всему  прочему, означало, что, несмотря на
разлучение  с Авраамом, ее  дела  продолжали быть такими же сладостными, как
запах воскурений (кторот - воскурения).
     Итак, Ашем повелел Аврааму  вернуть Агарь к себе,  поскольку решил, что
она  снова  достойна стать его женой.  Тем не  менее,  женившись  на Кетуре,
Авраам не ввел ее в шатер Сары. Так что, до Ривки ни одна женщина не входила
в тот шатер.
     От Кетуры у Авраама  родились шестеро  сыновей:  Зимран,  Якшан, Медан,
Мидиян,  Йишбак и Шуах. Все они, к  сожалению, стали  идолопоклонниками.  Их
имена  отражали их дела: например,  Зимран  -  подпевающий  идолам, Якшан  -
барабанящий перед идолами.
     Возникает вопрос:  если Авраам вторично  женился  на Кетуре  по велению
Ашема,    то   почему    Ашем    сделал   так,    что   у    них    родились
сыновья-идолопоклонники?
     Во-первых, Ашем этого не "делал". Ибо от самого человека зависит - быть
ему  праведником или нечестивцем. Во-вторых, если исходить из того, что Ашем
знал, кем станут дети Кетуры, можно ответить так. Ашем как бы заявил: "Да, Я
предвидел, что от этого брака произойдут недостойные дети. Этого нельзя было
избежать. Поэтому Я решил, что  лучше то будут сыновья  Кетуры,  но  не дети
Сары. Чтобы они не наследовали вместе с Ицхаком!"
     Когда Авраам женился во второй раз, ему было сто сорок лет.
     Р. Шимон бар Халафта обычно раз в месяц наносил визит своему учителю р.
Иеуде Анаси.  Когда ученик постарел и  почувствовал, что у него нет  сил для
прогулок, он перестал навещать  своего рава. Тут же  р. Иеуда послал письмо,
прося сообщить, почему  прекратились  визиты, которые радовали  его  сердце.
Ответом  были такие  слова: "Мой  рав и  учитель,  маленькое  стало высоким,
близкое  далеким, вместо двух стало три, и  в старости мои  желания покинули
меня".
     Что он хотел сказать? -  Камни, через которые в молодости я перешагивал
с легкостью, кажутся теперь  высокими; расстояния к старости  увеличиваются,
хожу я теперь только опираясь на палку.
     Большинство людей  в старости слабеют, но не таков был Авраам. Счастлив
был  наш праотец, женившийся и  породивший детей в сто сорок лет. К нему и к
подобным  ему  людям  относятся  слова  Псалма:  "Они  и  в  старости  будут
процветать" (Теилим 92:14).
     Еще   при  жизни  Авраам  позаботился  о  том,  чтобы  Ицхак  стал  его
преемником.  Ицхаку он  передал все функции,  выполняемые в семье первенцем.
Среди про чего он передал ему право быть похороненным в  свое время в пещере
Махпела, а  также написал завещание,  которое  гласило, что Ицхаку переходит
все его имущество. В  одном  не был  уверен  Авраам -  следует ли передавать
Ицхаку полученное от Ашема благословение? Рассуждал он при этом так: "Если я
благословлю  Ицхака,  то  и   Ишмаэль  и  сыновья   Кетуры   тоже  потребуют
благословений, а я не желаю их благословлять".
     У одного царя  был экзотический фруктовый сад. Ухаживать  за этим садом
он поручил вер ному слуге. Однажды слуга обходил деревья  и наткнулся на два
куста, ветки которых переплелись между собой. На одном из них росли красивые
животворные плоды,  в  то время  как  плоды  другого куста  были  смертельно
ядовиты.
     "Что мне делать с этими кустами? - подумал слуга. - Если я их полью, то
ядовитый куст расцветет, даст еще больше яда и заодно задушит своего соседа.
Если  я  оставлю  их засыхать,  то  чудесный  целительный куст погибнет! Как
поступить?"
     Наконец он решил: "Я только слуга. Решаю не я. Выполню-ка я свою работу
с  остальными деревьями, а решение об этих  кустах пусть принимает  царь, их
владелец".
     Так поступил и Авраам, сказав: "Мне ли благословлять Ицхака? Если я его
благословлю, мне  придется благословить также Ишмаэля и других моих сыновей.
Сегодня я здесь, а завтра умру. Пусть Ашем, Который заправляет всеми делами,
решает, кого Он хочет благословить".
     Мы привели точку  зрения  р.  Хамы  бар  Ханины, изложенную  в Талмуде.
Однако  Раши, следуя  мнению р.  Нехемии, сообщает, что  Авраам  все же  дал
Ицхаку благословение.
     Поскольку Авраам видел, что  сыновья  Кетуры  недостойны  оставаться  в
одном доме  с Ицхаком и тяготеют к  недостойным поступкам, он  еще при своей
жизни отпустил их. При расставании он  дал  им в  подарок  в качестве защиты
знание того,  что нами называется Черной  Магией, поскольку полагал, что они
были недостойны знать Святое Имя Ашема.



     В свое время Аврааму было обещано, что он доживет до глубокой старости.
Однако,   если  бы  Авраам  дожил  до  ста  восьмидесяти  лет,  как  вначале
предопределил ему Ашем, он  увидел бы, как его внук Эсав стал  прелюбодеем и
убийцей. Поэтому Авраам скончался пятью годами раньше - когда Яакову и Эсаву
было только по пятнадцать лет и Эсав еще не проявлял открыто свои нечестивые
качества.
     Прежде  чем  Авраам умер,  Ашем  дал  ему  увидеть долю в олам  аба,  в
следующем мире,  и Авраам  скончался со  спокойной  и счастливой  улыбкой на
лице.
     Прежде  чем праведники умирают, Ашем показывает им их будущую  награду,
для того чтобы они отходили в душевном спокойствии.
     Один из учеников р. Шимона бар Йохая покинул Эрец Исраэль и разбогател.
Его товарищи  завидовали  ему и тоже подумывали  о том, чтобы  оставить Эрец
Исраэль ради приобретения богатства.
     Их  учитель бар Йохай, разгадав их мысли,  привел  учеников в Меронскую
долину  и стал там молиться, чтобы  Ашем сотворил  для  него чудо:  "Долина,
долина, наполнись  золотыми  монетами.  Моментально в долину  с  гор  начали
изливаться  потоки  золотых монет. Стоявшие вокруг ученики оцепенели.  "Если
ваша  душа алчет богатства, вот  оно!  - сказал им р.  Шимон. - Каждый может
взять столько, сколько пожелает. Но знайте: тот, кто возьмет сейчас, лишится
своей доли в олам аба.
     Существовали такие праведники, чьи богатства в этом  мире не  уменьшали
их доли  в олам аба,  ибо  свои  богатства  они использовали  не в корыстных
целях, а ради Неба (таким например, был р.  Иеуда Анаси). Р. Шимон бар Йохай
предупредил своих учеников, что тот, кто тратит деньги на предметы роскоши и
на наслаждения в этом материальном мире, уменьшает свою долю в олам аба.
     Когда  Авраам  умер,  траур  по нему  справляли  великие  люди  во всех
народах. Они скорбели: "Горе миру, потерявшему  своего вождя,  горе кораблю,
потерявшему своего кормчего".
     При своей жизни Авраам молился  за  бездетных женщин, и они беременели;
молился  за  больных,  и  они исцелялись. Даже корабли, бороздившие  далекие
моря, избегали  гибели благодаря молитвам Авраама. Наш праотец был настолько
велик  и  настолько  несокрушимой была его вера, что,  несмотря на  все свое
одиночество в  вере, когда  остальной мир  не признавал существования Ашема,
он,  Авраам, был в силах  провозглашать всемогущество Ашема. Именно  поэтому
его и  называли  Иври,  что означало "человек, который стоит  за одно, в  то
время как все силы остального мира стоят за другое, прямо  противоположное".
За  всю жизнь он не прожил  и  дня,  в  который  не совершить  бы  поступка,
освящающего Имя Творца.
     Похоронили  Авраама  его  сыновья: Ицхак  и  Ишмаэль.  Ишмаэль совершил
тшуву, самоисправление еще при жизни отца. Теперь он почтил Ицхака  тем, что
отдал   ему  первенство,  хотя  фактически   первенцем  был   Ишмаэль.  Ашем
вознаградил  Ишмаэля  за то, что  тот специально  пришел из  пустыни,  чтобы
отдать  своему  отцу  последний  долг.  В  награду Ашем  оказал  ему  честь,
перечислив в последних строках этого раздела Торы все его потомство.
     Потомки Ноаха, Шем и Эвер,  шли  за гробом Авраама.  Они  определили  в
пещере Махпела место, подходящее для его могилы.
     Отмечено, что  даже после смерти тело Авраама не подверглось  порче. Ни
черви, ни тлен не коснулись тел семерых праведников:
     - Авраама,
     - Ицхака,
     - Яакова,
     - Моше,
     - Аарона,
     - Мириам,
     - Биньямина, сына Яакова,
     Есть мнение, что нетронутым осталось и тело царя Давида.

Популярность: 42, Last-modified: Thu, 02 Jan 2003 08:29:30 GMT