...Было ли это видение, галлюцинация или сон - кто знает... Да  разве
вообще возможен сон в гиберсне, в анабиозе, когда едва различимая  искорка
жизни чуть заметно пульсирует между бытием и небытием? Но так  или  иначе,
откуда-то из смутных глубин памяти, будто сквозь туман, проступают образы:
страшная, нечеловеческая рука-лапа медленно поднимает  сочащуюся  багровой
слизью кисть, похожую на кисть  ободранного  трупа...  Суставчатые  пальцы
хищно скрючиваются,  наливаясь  силой  и  жизнью,  -  потом  удар.  Слепым
движением лапа обрушивается на заиндевевшее стекло анабиозного  саркофага,
раскалывая его, как яичную скорлупу, и человеческое тело, плавающее в этом
саркофаге,   несколько   раз   передергивает   смертная   судорога...   Не
удержавшись,  все  еще  полуживая  лапа   соскальзывает   -   и   огромная
бесформенная туша мягко валится на покрытый льдом пол  криогенной  камеры,
конвульсивно извергая потоки едкой жидкости, насквозь проедающие лед,  пол
из  стали  и  сверхстойкой  синтетики...  Вот  уже  кислота  добралась  до
изоляционной обмотки кабеля... Ровный, спокойный голос системы  аварийного
оповещения прорезает тишину; он  кажется  совершенно  нереальным  на  фоне
сумасшедшего мелькания огней, гула и лязга  пробудившейся  автоматики.  Но
даже грохот металла не  может  заглушить  еще  один  звук  -  пронзительно
высокий, скрежещущий вопль, проникающий во все закоулки корабля. Что-то он
напоминает, этот вопль, - но скованное гиберсном сознание не в силах  дать
ответ. Клубы жгучего химического  дыма  окутывают  коридоры,  кое-где  уже
пробиваются огоньки  пламени,  но  корабельная  система  пожаротушения  не
действует, так  как  она  в  числе  первых  вышла  из  строя,  разъеденная
кислотой. И сквозь грохот и скрежет, сквозь пар, дым,  огонь  спасательная
шлюпка уходит в пусковую шахту, покидая обреченный корабль.
     Несколько  томительно-долгих  минут  лишенное  управления   суденышко
беспомощно кувыркалось в пустоте космоса. А затем  на  экранах  автопилота
возник  контур  ближайшей  планеты,  оказавшейся  как   раз   в   пределах
досягаемости.





     Будь у автопилота выбор, он не мог  бы  избрать  худшую  планету.  Но
выбора не было, да и не дано автоматике права ВЫБИРАТЬ.
     Фиорина-261 - было ее название. Это  имя  дал  ей  много  десятилетий
назад  первооткрыватель,  капитан  космического  корабля,  в  честь  своей
супруги Фиорины Барре, которая отнюдь не обрадовалась бы этому, знай она о
дальнейшей истории планеты. Двадцать лет спустя  была  предпринята  первая
попытка колонизации, и с подачи одного из немногих  уцелевших  колонистов,
сумевшего продержаться до подхода  спасательного  звездолета,  планету  по
созвучию окрестили Фурия - в честь древнегреческой богини ярости.  В  этой
форме название не закрепилось, так как мало  кто  из  космопроходцев  имел
представление о греческой  мифологии.  Но  смысл  его  оказался  настолько
соответствующим действительности, что с тех пор иначе, как Ярость, планету
никто и не называл. Даже в галактических справочниках  общеупотребительное
название уже ставилось на первое место, и лишь те, кто читает мелкий шрифт
в конце сообщения, видели в названии планеты имя  Фиорины,  давно  умершей
женщины...
     В настоящий момент на Ярости находилось всего два объекта:  оловянный
завод и мужская тюрьма особо  строгого  режима,  причем  оба  пребывали  в
состоянии почти полного запустения. Вернее сказать, это был все-таки  один
объект - завод-тюрьма. Никто, кроме заключенных, не согласился бы работать
в таких условиях даже за бешеные деньги. Зато арестанты трудились  на  нем
не покладая рук, ибо только  плавильные  печи  и  литейные  станки  завода
остались  им  от  цивилизации  и  только  работа  помогала  им   сохранять
человеческий облик при отбывании громадных, подчас пожизненных сроков.
     А на Ярость попадали лишь обладатели таких сроков: тех, кто  совершал
не очень тяжкие преступления, закон никогда бы не  позволил  отправить  на
самый  предел  освоенного  человечеством  мира,  где  само   существование
возможно только  внутри  тюремных  коридоров  и  заводских  цехов,  слитых
воедино. Стоит высунуться наружу  -  и  за  считанные  часы  погибнешь  от
мороза, если еще раньше не принесет гибель буран, швыряющий снежный  заряд
со скоростью двухсот миль в час, или гигантский смерч, нередкий  гость  на
равнинах Ярости.
     Один из таких смерчей и настиг шлюпку N_26-50 как  раз  в  момент  ее
захода на посадку.
     Автопилот не смог вывести суденышко из штопора, и удар о  поверхность
планеты был страшен. Шлюпка  глубоко  врезалась  в  кристаллический  снег.
Корпус из сверхпрочного сплава лопнул, как  перезревший  арбуз,  и  сквозь
трещину можно было различить мешанину разорванной проводки, битых приборов
и человеческих тел внутри.
     Это случилось в шесть часов утра по местному времени.
     По счастливой случайности столкновение произошло именно в  этот  час,
предшествующий очередному резкому перепаду температуры, во время  которого
никто бы не решился высунуть нос из отапливаемого помещения. По счастливой
случайности шлюпка рухнула все-таки рядом с территорией тюремного  завода,
едва не задев его и взметнув фонтан снежной пыли всего в  тридцати  метрах
от крайнего цеха. И по счастливой случайности сила соударения снесла замок
входного люка шлюпки, потому что некому было бы открыть его изнутри.
     Впрочем, все это не обернулось счастьем ни для тех, кто  вырвался  на
шлюпке из горящего корабля, ни для старожилов Ярости.  Но  это  выяснилось
много позже.
     Когда снаружи раздался грохот и в воздух взвился столб потревоженного
снега, заместитель директора Аарон Смит,  по  прозвищу  Восемьдесят  Пять,
обреченно  подумал:  "Ну  вот  и  все...  Доигрались!".   Он   знал,   что
оборудование завода давно  уже  находится  в  аварийном  состоянии,  а  на
предприятии,  занимающемся  добычей   металла,   обязательно   есть   чему
взорваться. И лишь когда рабочие утренней смены, толкаясь и отпихивая друг
друга,  устремились  к  выходу,  он  понял,  что  причина  грохота  -   не
производственная авария. Конечно,  ему  надлежало  самолично  расследовать
странное событие, не отдавая инициативы в руки  заключенных.  Но  если  бы
Смит был способен принимать  собственные  решения,  он  бы  служил  не  на
Ярости, а на какой-нибудь гораздо более престижной планете. Поэтому он тут
же нажал кнопку вызова,  но  вспомнив,  что  система  связи  в  тюрьме  не
работает, чертыхнулся и заспешил к комнате директора.
     Шлюпку обступили толпой, но вой ветра перекрывал человеческий  гомон,
так что были слышны голоса только тех, кто проник в открытый люк.
     - Господи, Боже, это что такое? Они  что,  на  этой  скорлупке  через
космос летели?!
     - Да нет, не на ней. Сам корабль, наверно, накрылся, а эта  шлюпка  -
спасательная.
     - Не очень-то она "спасательная"... Ничего себе посадочка!  Тут  хоть
кто-то жив остался?
     - Не похоже...
     Внутри шлюпки царил хаос. Те, кто первыми  забрался  туда,  с  трудом
передвигались, путаясь в обломках аппаратуры, вырванных из пола  с  корнем
сиденьях пилотов и каких-то вовсе неопознаваемых фрагментах.
     - Сколько здесь вообще людей-то было?
     - Черт разберет... Вроде трое-четверо.
     - Давайте скорее, сейчас мороз ударит. Вы что, хотите здесь  копаться
при минус сорок? - прорезал всеобщий гвалт уверенный голос.
     Голос  этот,  скрипучий  и  властный,  принадлежал  директору  тюрьмы
Эндрюсу. Директор стоял в проеме люка, за его спиной высился  Аарон  Смит:
он был выше директора на полголовы, но при этом ухитрялся смотреть на него
снизу вверх.
     Эндрюс прилег не более двух часов назад, поэтому он был  зол.  Больше
всего он злился на своего бестолкового помощника, вечно беспокоившего  его
по мелочам. Впрочем, в данном случае это действительно была не мелочь.
     - Так. Ты  и  ты  -  осмотрите  тот  угол,  там  должны  быть  эти...
саркофаги. А здесь кто - не вижу. Бак? Бак, где-то  рядом  с  тобой  пульт
управления - отойди, пока не задел чего-нибудь! Живо!
     Бак не торопился выполнить приказ; он  ошалевшими  глазами  уставился
внутрь шлюпки, откуда уже волокли страшно изуродованный человеческий труп.
     - Ну и смерть... -  прошептал  он.  И  тут  же  вздрогнул  от  ужаса,
различив в зияющей ране на месте оторванной руки блеск металла и пластика.
Он не сразу сообразил, что труп не был человеческим, да и  вообще  это  не
труп, если на то пошло...
     - Братья, бросьте его - это же робот, андроид! Людей искать надо!
     Заключенные с некоторым недоумением осмотрели свою  находку.  Андроид
был чудовищно растерзан: нижняя часть тела от пояса вообще  отсутствовала,
одна из рук вырвана  вместе  с  плечом,  снесена  левая  половина  лица...
Неужели он так разбился при посадке? А  если  раньше  -  то  зачем  экипаж
корабля вообще таскал его с собой, кому нужен этот хлам?!
     - Бак, отойди, кому сказано!
     Но Бака вывел из оцепенения не  окрик  директора,  а  тот  факт,  что
откуда-то сверху свалился, мокро шлепнув его по бритому затылку,  какой-то
комок переплетенных трубочек, измазанных не то в слизи, не то  в  какой-то
липкой жидкости. Что это - деталь жизнеобеспечения системы  анабиоза?  Или
чьи-то выпущенные внутренности?  Бр-р-р!..  Бак  брезгливо  вытер  рукавом
голову и отодвинулся подальше.
     - Эй, начальник, здесь вроде кто-то живой еще!
     - Давай, давай, тащи, осторожнее. Кто там рядом - помогите же ему! Да
уберите свою проклятую собаку!!!
     Последнее восклицание относилось к  тюремному  ротвейлеру  по  кличке
Спайк: тот стоял рядом со шлюпкой, время  от  времени  порываясь  ринуться
внутрь, и лаял так истошно, что закладывало уши. В лае его  проскальзывали
какие-то злобно-испуганные нотки, что удивило директора: прежде  этот  пес
иногда злился, но бояться ему не случалось ни разу в  жизни.  Нечего  было
собаке бояться на Ярости. Эндрюс проследил, куда направлен собачий взгляд,
но ничего не смог различить в полумраке.
     - А кассету бортжурнала брать? - крикнули ему из этого полумрака.
     - Берите, пригодится. Ну что, зацепили? Пошел!
     Огромная стрела заводского крана  повернулась  и  как  мячик  подняла
шлюпку, повисшую на натянутых тросах.  Продолжая  поворот,  кран  медленно
повел свою ношу в сторону складского помещения, прочь от  набирающих  силу
вихрей и крепчающего мороза. И  на  всем  пути  это  движение  сопровождал
неумолкающий лай собаки...





     Заместитель директора сидел перед главным компьютером.  То  есть  это
лет пять назад данный компьютер был  главным,  а  сейчас  он  стал  вообще
единственным, и только на нем  можно  было  прочитать  данные  бортжурнала
таинственной  шлюпки.  По  правилам  полагалось  для  просмотра  дождаться
Эндрюса, но на Ярости давно уже ничего не делалось по правилам. К тому  же
директор сейчас в госпитале - лично пошел вместе с  врачом  относить  туда
единственного из уцелевших. Странное  дело,  почему  бы  не  поручить  это
заключенным? Аарон недоуменно пожал  плечами.  Потом  он  надавил  клавишу
ввода - и экран осветился.
     ...Робот, оказывается,  был  серии  "Бишоп",  номер  341-б.  Неплохая
модель - правда, уже устаревшая.
     Молодой парень, чье раздавленное тело нашли под обломками  одного  из
саркофагов, оказался из  корпуса  звездных  коммандос.  Фамилия  его  была
Хиггс, личный номер 65341. Конечно, эти данные ничего не  говорили  Аарону
Смиту.
     О следующем из погибших в журнале не оказалось вообще никаких данных.
Это была девочка лет примерно двенадцати. Она, конечно, не могла входить в
состав экипажа -  особенно  экипажа,  набранного  из  звездных  коммандос.
Случайный пассажир? Похоже, что так и есть, - поэтому ее  и  не  внесли  в
бортжурнал.  Но  на  рейсовых  звездолетах  ведь   не   бывает   случайных
пассажиров,  это  же  не  допотопные  калоши,  перевозящие  эмигрантов  на
предназначенные для колонизации планеты... впрочем, все равно.
     Кто там еще?! Лейтенант Рипли? Ага, это тот, кого отнесли в  лазарет.
Ну-ка, проверим...
     На экране показалось лицо  -  женское  лицо.  Еще  довольно  молодое,
красивое, но с застывшим страданием в уголках глаз.
     Лейтенант Элен Скотт Рипли. Личный номер 0456170.
     Аарон Смит чуть не выпал из кресла.





     Общее собрание проходило  в  подсобном  помещении  одного  из  цехов,
слишком маленьком для двух с половиной десятков взрослых  мужчин.  Поэтому
те, кому не хватило стульев, разместились где попало. Кто-то, чтобы  лучше
слышать, даже забрался на стеллажи, где были грудой свалены запасные части
станков. Обычно официальное выступление тюремного начальства  не  вызывало
такого ажиотажа (по правде говоря, оно вообще никогда не вызывало никакого
ажиотажа). Впрочем, последнее выступление имело место несколько лет  назад
и было посвящено заурядному случаю: нарушению техники безопасности,  из-за
чего в кипящем олове заживо сгорел один заключенный. Обычное дело. Правда,
потом  возникли  некоторые  сомнения,  действительно  ли  он  свалился   в
плавильный чан только по собственной неосторожности, но если и  нет  -  то
это тоже было здесь самым обычным делом.
     Однако сейчас человеческая масса  слитно  гудела,  обсуждая  недавние
события. И действительно, не каждый день  на  голову  валятся  космические
гости.  На  Ярости  уже  начинали   забывать,   что   обитаемый   мир   не
ограничивается  стенами  их  "исправительного  заведения",  затерянного  в
студеных пустынях планеты...
     - Итак, мы - как это в правилах нашей администрации  -  излагаем  все
факты с предельной точностью, чтобы пресечь возможные домыслы. Кое-кто  из
вас уже знает, что во время работы утренней смены на  контролируемой  нами
территории произошло аварийное приземление одного из спасательных судов, а
именно - шлюпки N_26-50. Не составляет секрета и то, что два  человека  из
трех, находившихся в шлюпке, погибли, а андроид разбит, и починить  его  в
наших условиях невозможно. Подозреваю, что это известно даже не  части  из
вас, а всем вам,  так  как  слухи  в  наших  условиях  распространяются  с
немыслимой скоростью. Однако кое-чего вы еще не знаете.
     Эндрюс сделал паузу и самодовольно усмехнулся,  предчувствуя  реакцию
слушателей.
     - Оставшийся в живых член экипажа - женщина!
     - А-а-а! - выдохнула толпа.
     Один из заключенных - тот, что  устроился  на  стеллаже,  -  чуть  не
сорвался оттуда на головы сидящих внизу, как получасом  ранее  Аарон  Смит
едва не упал со своего сиденья.
     Несколько мгновений в  подсобке  стояла  потрясенная  тишина.  Первым
нарушил молчание тот, что повис на стеллажах:
     - Женщина? А я вообще-то дал обет  безбрачия.  -  Он  вдруг  пакостно
усмехнулся. - Я хочу сказать, что это женщин тоже касается!
     Только сейчас  директор  узнал  его,  выделив  из  наголо  обритой  и
одинаково одетой человеческой массы. Это  был  Ян  Голик,  один  из  самых
жестоких и непредсказуемых  субъектов  в  колонии.  Впрочем,  Эндрюс  умел
справляться с такими типами - иначе не  быть  бы  ему  директором.  Однако
сейчас его вмешательство  даже  не  понадобилось:  Голик  явно  пошутил  в
недобрый для себя час,  затронув  одну  из  наиболее  болезненных  проблем
тюрьмы. В ответ сразу изо  всех  углов  подсобки  на  него  разом  яростно
рыкнули несколько глоток с недвусмысленным предложением заткнуться,  а  не
то, мол, они решат вопрос с "обетом безбрачия" за его счет,  причем  прямо
сейчас и все  вместе  одновременно.  Быть  может,  эту  угрозу  тут  же  и
попытались бы реализовать, но из рядов сидящих поднялся, блеснув  стеклами
очков, рослый широкоплечий негр в потертой зеленой  робе.  Он  решительным
движением поднял руку, показывая, что собирается говорить,  и  в  подсобке
тут же стихли крики, замерло движение.
     Негра звали  Дилон.  Он  был  признанный  вождь,  неформальный  лидер
заключенных  -  "пресвитер",  как  его  называли  здесь.   Даже   директор
предпочитал без крайней нужды не вступать с ним в конфликт.
     - Наш брат, конечно, сказал глупость. Но все же  в  его  словах  есть
зерно истины. Зерно это заключается в том, - голос у  него  был  глубокий,
хорошо  поставленный,  как  у  настоящего  проповедника   пресвитерианской
церкви, - что всем нам  решительно  не  нравится  политика  администрации,
которая  позволяет  находиться  в  нашем  спаянном   коллективе   чужакам,
неверующим. Особенно если это - женщины! Все помнят, с  каким  трудом  нам
удалось достигнуть гармонии. И сейчас наше единство снова под угрозой...
     Эндрюс с  некоторым  облегчением  перевел  дух:  он  ожидал  худшего.
Пожалуй, Дилон даже тайком решил подыграть ему, -  во  всяком  случае,  он
виртуозно перевел  вопрос  со  скользкой  почвы  межполовых  отношений  на
гораздо более безопасную тему.
     - Да, я  вполне  согласен  с  вышеизложенными  соображениями.  Именно
поэтому я уже связался по официальному каналу со спасателями.  Они  должны
прибыть примерно через неделю. Доктор, в каком она состоянии?
     Врач, несколько удивленный тем, что директор вдруг обратился  к  нему
без всякого перехода, пожал плечами.
     - Это еще неясно. Она пока что  без  сознания,  но,  судя  по  всему,
серьезных повреждений нет.
     - Диагноз?
     - Диагноз еще не готов.
     Эндрюс нахмурился. Он не очень разбирался в медицинских  вопросах  и,
подобно  множеству  облеченных  властью  людей,  считал,  что  современная
техника снимает с врачей вообще все трудности, как в определении характера
болезни, так и в лечении ее. Впрочем, современной техники тут как раз и не
было.
     - Но она выживет?
     - Скорее да, чем нет.
     Опять эта двусмысленность! Нахмурившись еще сильнее, директор  твердо
опустил руку на плечо врача.
     -  Запомни,  если  она  придет  в  себя   и   сможет   самостоятельно
передвигаться, она никоим образом  не  должна  выходить  из  лазарета.  Во
всяком  случае,  без  сопровождающих  -  то  есть  без  тебя   или   моего
заместителя. Вопросы есть? - Врач снова пожал  плечами,  как  бы  случайно
сбрасывая  при  этом  руку  начальника.  -  Вот  и  хорошо.  В  остальном,
джентльмены, распорядок жизни и работы в колонии  не  меняется.  -  (Слово
"джентльмены" Эндрюс произнес с непередаваемой иронией.) Договорились?
     - Да, - ответил Дилон за заключенных.
     - Да, - ответил врач за всех остальных, то есть, по сути,  за  самого
себя,  так  как  лейтенант  Элен  Рипли  лежала  в  глубоком  обмороке   и
договариваться с ней пока не представлялось возможным, а Аарону  Смиту  не
полагалось иметь собственного мнения. Да  он  не  очень-то  и  представлял
себе, что это такое - собственное мнение.





     Наполняя шприц, врач уронил одну из ампул.  Она  разбилась  с  тонким
звоном, по госпитальной палате поплыл запах лекарства - острый и  какой-то
пряный. Врач покосился на свою  пациентку:  не  очнулась  ли?  Нет,  лежит
неподвижно,  до  горла  закрытая  простыней.  Веки  смежены,  черты   лица
заострились, но дыхание ровное.
     Строго говоря,  диагноз  не  представлял  никакого  секрета:  резкий,
травматический выход из гиберсна всегда сопровождается временным впадением
в кому. Вопрос состоял как раз  в  том,  насколько  "временной"  эта  кома
окажется. Она может продлиться часы, может - дни, а может -  десятки  лет.
Но предсказать это заранее невозможно.
     Врач протер спиртом внутреннюю сторону предплечья лейтенанта  (трудно
представить: женщина - лейтенант!  Впрочем,  это  ему  трудно  представить
такое - после многолетнего затворничества в мужской компании).  Но  он  не
успел  приблизить  иглу  к  обозначившейся  вене  -   рука,   только   что
расслабленно лежащая  вдоль  тела,  вдруг  взметнулась  и  остановила  его
движение хваткой за запястье. В хватке этой чувствовалась неженская сила.
     Лейтенант Элен Рипли смотрела на него в упор.  Обычно  у  только  что
вышедших из комы взгляд бывает бессмысленным, но сейчас... Или  она  давно
уже пришла в себя? Притворялась? Зачем?
     - Что это? - Врач впервые услышал ее голос.
     - Это - специальный коктейль моего собственного изобретения.
     - Зачем? - Рипли все еще продолжала удерживать его запястье.
     - Ну разумеется, чтобы отравить вас. Или лишить вас собственной воли,
превратив в зомби. Или ввести вам в кровь  набор  инопланетных  паразитов.
(При этих словах женщина вздрогнула, что не укрылось от внимания врача.) А
если серьезно, то это - транквилизатор, восстанавливающий силы. Вам нечего
бояться: если бы у меня и возникло желание причинить вам вред, я бы сделал
это уже давно.
     - Вы врач?
     Этот вопрос был понятен. Рипли видела перед собой человека с тюремной
стрижкой "под ноль" и в  робе,  отличающейся  от  тюремной  одежды  только
меховой  оторочкой  (осознав  это,  она  поежилась  -  в  помещении   было
прохладно). Помещение тоже весьма отдаленно  напоминало  госпиталь,  -  по
крайней  мере,  с  точки   зрения   лейтенанта   космофлота.   Хаотическая
планировка, койки застланы покрывалами достаточно серыми,  чтобы  не  быть
белыми, почти никаких признаков медицинского оборудования...
     - Моя фамилия  Клеменс.  Я  здесь  главный  врач,  а  также  санитар,
медсестра и паталогоанатом, если до этого дойдет. Все в едином лице.
     - Здесь - это где? - в голосе Рипли еще сохранялась настороженность.
     - "Здесь" - это Ярость-261. Планета-тюрьма, причем из самых  строгих.
Ну, теперь, когда ваше любопытство удовлетворено, быть может, вы позволите
мне сделать то, что я собирался?
     Пальцы, сдерживающие руку  Клеменса,  обмякли.  Игла  легко  пронзила
гладкую кожу, сразу же найдя вену.
     - Не волнуйтесь, это просто приведет вас в чувство, - Клеменс следил,
как поршень, миллиметр за миллиметром, уходит в шприц,  медленно  обогащая
кровь целебной смесью. Потом он  с  каким-то  исследовательским  интересом
прикоснулся к прическе женщины. - У вас великолепные волосы. К  сожалению,
вам придется их лишиться, - сказал он безжалостно. - У нас здесь  проблемы
с... паразитами. - И снова женщина вздрогнула, и снова это не укрылось  от
внимания врача. - Нет, нет, ничего  экзотического:  Ярость  лишена  жизни.
Вши. Обыкновенные земные вши, бич нашей  тюремной  системы.  Никак  их  не
выведем.
     Уголком глаза Клеменс  следил  за  своей  пациенткой,  которая  снова
лежала неподвижно, прислушиваясь к своим ощущениям. Сейчас  она,  конечно,
захочет узнать, каким образом ее занесло в тюрьму. Ну, так и есть:
     - Как я попала сюда?
     - На  спасательной  шлюпке.  Судьба  корабля  неизвестна,  но  о  ней
нетрудно догадаться: от хорошей жизни на  шлюпках  в  открытый  космос  не
выходят. Если не секрет, что это был за корабль? И откуда вы летели?
     И тут возникла  заминка.  Маленькая  такая  заминка,  неуловимая,  но
несомненная для цепкого восприятия медика.
     - Не знаю. Я последние две недели болела - не помню ничего...
     Она уклонилась. Уклонилась от самого безобидного вопроса, за  которым
вовсе не было какой-то задней мысли.
     - Однако то, что вы болели именно две недели, вы помните...  Впрочем,
хотя вы и в тюрьме, - но отнюдь не в качестве осужденной. И уж  во  всяком
случае я - не следователь. Так что воля ваша.
     Некоторое время они  молчали.  Клеменс,  отвернувшись,  перебирал  на
столике инструменты.
     - А где остальные? Те, что были со мной в шлюпке? - спросила Рипли.
     Врач наконец вложил шприц в гнездо,  тщательно  упаковал  аптечку.  И
только после этого оглянулся через плечо.
     - Им не повезло, - просто сказал он.
     Оба они знали,  что  это  означает.  Однако  спустя  некоторое  время
женщина все же решилась уточнить:
     - Они...
     - Да. Погибли.
     Они снова помолчали. Потом врач, все еще  стоявший  спиной  к  Рипли,
уловил за собой какое-то движение.
     - Мне надо идти... Идти к шлюпке.
     - Послушайте, транквилизатор, конечно, творит чудеса, но ходить вам я
все же пока не...
     Шорох  отодвигаемой  ткани,  скрип  койки  за  его   спиной...   Врач
обернулся.
     Рипли стояла перед ним, выпрямившись во весь рост. И ничего теперь не
прикрывало ее тело, даже простыня.
     У Клеменса перехватило дыхание.
     Нет, конечно, он уже видел ее наготу - в  те  первые  минуты,  когда,
спешно вскрывая саркофаг, определял,  кто  живой,  кто  мертвый,  и  какая
помощь потребуется живым, если они есть. Но на  тот  момент  никаких  иных
мыслей, кроме связанных с медициной, не возникало: пациент  есть  пациент.
Однако сейчас...
     Без тени испуга или смущения она выдержала его взгляд.
     - Вы дадите мне одежду? Или мне идти так?
     Нет, не бесстыдство светской львицы  сквозило  в  ее  позе  -  четкое
осознание некой цели, Долга (да, именно с большой буквы!),  который  нужно
выполнить во что бы то ни стало. Да, ради этого она  действительно  готова
была пройти обнаженной сквозь ряды  уголовников  -  с  тем  же  осознанием
необходимости,  как  пройдет  она  босиком  по  раскаленным  углям,   если
возникнет в том нужда.
     И врач понял, что остановить ее он не в силах. А еще к нему откуда-то
из глубины пришла вдруг ясная уверенность в том, что женщина эта обречена.
И он даже не удивился этой своей уверенности.
     Покорно  он  шагнул  к  стене,  раскрыл  встроенный  шкафчик.  Внутри
оказалась обувь, белье, рабочий комбинезон.
     - Учитывая характер здешних э-э-э... туземцев,  я  бы  предложил  вам
все-таки одеться. Иначе реакция их будет непредсказуемой, а точнее, вполне
предсказуемой. Ведь никто из них многие годы не видел женщин...
     Не глядя на Рипли, врач подал ей одежду.
     - Между прочим, и я тоже, - прошептал он так тихо, что  едва  услышал
сам себя.





     Когда они вышли за пределы госпиталя, Рипли сразу  поняла,  куда  она
попала.  Какая-то  громада  стальных   конструкций,   местами   изъеденная
ржавчиной,  пересечение  различных  ярусов,   шахтные   колодцы,   рельсы,
направляющие... Все  это  явно  было  предназначено  для  жизни  и  работы
огромного количества людей. Именно  "было",  потому  что  сейчас  на  всей
обстановке лежала явственная печать запустения.
     - Сейчас здесь всего 25 человек, а  сравнительно  недавно  было  пять
тысяч! - рассказывал ей врач, когда они шли по коридору, время от  времени
прижимаясь к стене или наклоняя голову, когда свободное пространство перед
ними оказывалось перегорожено ржавой трубой, балкой или  еще  каким-нибудь
металлоломом.
     - Почему?
     - Так уж получилось...
     Рипли в очередной  раз  пригнулась  и,  следуя  за  Клеменсом,  почти
ползком двинулась по резко сузившемуся тоннелю.
     - Быстрей, быстрей, не останавливайтесь, скоро можно будет встать.  -
Клеменс перемещался гораздо легче ее: он, конечно, знал здесь все как свои
пять пальцев. О заданном вопросе он как будто забыл, но когда женщина  уже
подумала, что он вообще отвечать не будет, последовал ответ:
     - У нас было литейное предприятие,  Рипли.  Добывали  олово  из  недр
Ярости. Впрочем, и сейчас добываем, но это  уже  так  -  чуть  ли  не  для
собственного развлечения. Его стоимость едва окупает содержание тюрьмы.  А
раньше все было поставлено  на  широкую  ногу:  трижды  списанная  дешевая
техника, дешевый труд заключенных...  Как  при  такой  дешевизне  Компания
умудрилась прогореть - ума не приложу! Надо было уж очень постараться. Так
или иначе, однажды  было  решено,  что  добыча  олова  здесь  экономически
невыгодна. И почти все перебазировали: и производство, и тех, кто трудился
на нем. Сейчас вы увидите лишь остатки былой  роскоши.  Вот  сюда,  в  эту
дверь.
     За дверью - огромной, железной, с  массивными  запорами  -  был  цех.
Клеменс шагнул туда и будто растворился в мерцающем  свете,  исходящем  от
плавильных печей. Женщина тоже сделала шаг следом -  но  вдруг  остановила
занесенную над порогом ногу.
     - В чем дело? - врач снова возник в проеме двери,  озаренный  красным
сиянием, словно дьявол, выглядывающий из ада.
     - Вы  назвали  мое  имя  -  Рипли,  -  отчетливо  выговаривая  слова,
произнесла женщина. - Откуда вам оно известно?
     Клеменс удивленно глянул на нее:
     - Нам удалось спасти ваш бортжурнал. А что, собственно, вас испугало?
     - Нет. Ничего. Вам показалось. Пошли?
     Медленно они продвигались по литейному цеху,  сквозь  грохот,  дым  и
крик. Аналогия с адом  усиливалась:  жерла  плавильных  печей  зияли,  как
воронки котлов, в которых терпят мучения грешные души. Оттуда несло жаром,
клокотание лопающихся пузырей кипящего металла напоминало далекий стон.  А
дюжина черных от копоти заключенных, колдовавших вокруг этих печей, вполне
сошла бы за нечистую силу.
     На них не обратили  внимания:  все  орали  друг  на  друга,  стремясь
перекричать производственный гул, и никто не заметил, как по окраине  цеха
быстро прошли две фигурки, одетые в тюремную униформу.
     - Что это? Из-за чего такой шум?
     - Кажется, какая-то локальная авария. Ничего, ее быстро уладят. Такое
у нас почти каждый день случается...
     - А куда вы меня ведете?
     - Сейчас увидите.
     Они прошли цех насквозь. Захлопнув  за  собой  выходную  дверь  (тоже
тяжелую, массивную), Рипли бросила взгляд вперед - и замерла на месте.
     Шлюпка. Их шлюпка, бортовой номер "26-50". Вернее,  то,  что  от  нее
осталось...
     Только сейчас она поняла, насколько жестким было приземление. А поняв
это - поверила доктору. Действительно, чудо еще,  что  она  сама  осталась
жива.
     Внутри шлюпки почти ничего уже не было, кроме анабиозных саркофагов -
битых, разломанных. И один из этих саркофагов был значительно меньше,  чем
два других.
     Этот маленький саркофаг был разбит. Разбитым оказался и один большой.
Целым остался лишь второй большой саркофаг. ЕЕ саркофаг...
     Рипли, конечно, понимала, что это значит. Да и в  словах  Клеменса  у
нее не было оснований сомневаться. Но все же окончательно она поверила ему
только теперь.
     - Где... - голос ее сорвался, - где тела?
     - В морге. У нас здесь есть собственный морг.
     Клеменс помолчал, а потом добавил, сам не зная зачем:
     -  Тела  ваших  товарищей  пробудут  там  до  прибытия  спасателей  и
следователя.
     - Следователя?  -  Рипли  вдруг  остро  взглянула  на  него,  и  врач
почему-то смутился, хотя повода для смущения у него не было.
     - Ну, в таких случаях всегда прибывает следователь.  Здесь  требуется
уяснить причины аварии, смерти... Хотя на этот  раз,  по-моему,  задача  у
него будет довольно простой.
     - Да. - В уголках губ Рипли легли скорбные тени. - В этот  раз  будет
простой...
     Как завороженная она смотрела на искалеченную шлюпку.
     - Какой смертью они умерли?
     - Коммандос - он, кажется, был в  чине  капрала  -  просто  разбился,
грудную клетку ему раздавило, как  орех.  (Услышав  это,  женщина  коротко
вздохнула,  судорожно  сжав  кулаки.)  А  девочка,  по-видимому,  утонула,
захлебнулась в антифризной жидкости, когда разбилась  охлаждающая  система
ее капсулы.
     - А андроид?
     - Разбит, не функционирует. Вместе с прочими поломанными приборами мы
вынесли его в другой отсек - тот, где у нас находится свалка.
     Клеменс проследил за взглядом Рипли и понял, что смотрит она даже  не
на шлюпку вообще, а только на меньший из саркофагов.
     - Я думаю, она так и не успела прийти в  сознание.  Это  была  легкая
смерть, мгновенная и безболезненная. Если смерть вообще бывает легкой... -
врач замолчал. Он каким-то шестым чувством вдруг ощутил, что  эта  женщина
знает о жизни и смерти много больше,  чем  он  сам,  хотя  ему  и  не  раз
случалось видеть гибель. - Мне очень жаль, - неловко сказал он, поняв, что
попытка утешить не удалась.
     Он увидел слезы на глазах женщины, услышал ее шепот: "Прости меня..."
и, отступив на шаг, отвернулся, чтобы не видеть, как Рипли склонилась  над
пустой оболочкой саркофага, словно мать над детским гробиком.
     Клеменс ощутил даже некоторое  разочарование:  ну  вот,  сейчас  она,
конечно, разрыдается - обычная  женская,  бабья  реакция.  А  он  уж  было
думал...
     Но рыданий все не было, и врач счел для себя возможным снова  бросить
взгляд на свою бывшую пациентку. И тут он заметил  такое,  чего  никак  не
ожидал.
     Фигура Рипли была согнута от горя, но  уже  не  горе  читалось  в  ее
глазах, а... Что? Кажется, тревога. А  может  быть,  даже  не  тревога,  а
готовность к смертельной схватке. И уверенность в том, что этой схватки не
избежать.
     Клеменс был убежден, что он не ошибается: уж  в  лицах-то  он  читать
умел. Приходилось ему это делать как в бытность тюремным врачом, так  и  в
течение предшествующих нескольких лет: иначе бы он не выжил.
     Сейчас ему не хотелось вспоминать об этих годах, и  он  усилием  воли
оттеснил эту мысль, выбросил ее из сознания.
     - В чем дело? - спросил он официальным тоном.
     Рипли выпрямилась.
     - Где, вы сказали, находятся тела?
     - В морге.
     - Я должна увидеть...
     Клеменс пожал плечами:
     - Пожалуйста, если вы считаете это необходимым. Хотя... Ну хорошо,  я
покажу вам  их.  Но  должен  сразу  предупредить  вас,  что  труп  капрала
представляет из себя очень неприятное зрелище.
     Рипли не дрогнула при этих словах.
     - Его мне  и  не  нужно  осматривать.  Я  хочу  видеть  ее.  Девочку.
Вернее... - Рипли сглотнула, словно у нее пересохло в  горле,  но  тут  же
овладела собой. - Вернее, то, что от нее осталось.
     Клеменс снова пожал плечами в полном недоумении.
     - Ну, хорошо, идемте.
     Приглашающим движением он распахнул перед ней дверь, ведущую к моргу.
     Что же ее встревожило?
     Пропуская Рипли вперед, врач бросил  быстрый,  но  цепкий  взгляд  на
меньший из саркофагов. И не увидел  ничего  особенного.  Пробитая  крышка,
разорванные  прозрачные  трубопроводы  внутри...  А  на  боковой  грани  -
какой-то странный след, больше всего похожий на  химический  ожог.  Такой,
как если бы на стенку плеснули крепкой кислотой.
     Но Клеменс  не  придал  этому  значения.  Мало  ли  что  могло  здесь
случиться несколько часов назад,  когда  внутри  все  лопалось,  горело  и
плавилось...





     ...Спайк, поскуливая, с трудом полз по коридору. Он так и  не  понял,
что произошло.  Что-то  вызревало  внутри  него,  страшно  и  бессмысленно
ворочаясь в  его  могучем  теле,  черном,  с  рыжими  подпалинами.  Что-то
незнакомое, чужое давило на внутренности, сковывало дыхание  и  заставляло
спотыкаться на каждом шагу от внезапно подступавшей слабости.
     Чужое...
     Он почувствовал его - нечто чужое, враждебное - еще в первые  минуты,
когда странная штуковина, похожая  на  те,  которые  доставляют  продукты,
ударилась  о  заснеженный  грунт.  Он  тогда  поспешил  наружу  вместе   с
двуногими, хотя мороз нещадно кусал его сквозь короткую шерсть, - и  вдруг
ощутил присутствие внутри чего-то  такого,  отчего  эта  шерсть  мгновенно
встала дыбом.
     Как ощутил: увидел? услышал? почуял? Пес не смог бы этого определить,
даже умей он манипулировать такими  понятиями.  Просто  внутри  находилось
нечто, бывшее чужим, - и для шлюпки, и для Ярости, и вообще для всего.
     Тогда он всеми силами пытался обратить на это  Чужое  внимание  своих
двуногих друзей. Но они не понимали его  -  кричали,  суетились,  а  потом
главный из  двуногих  и  вовсе  попытался  его  отогнать.  Он  не  ушел  -
оскалился,  зарычал,  и  прогонявшие   его   отступили,   удивленные   его
поведением. Однако Спайк ничего не смог им объяснить, и  они  подняли  эту
штуку стрелой крана, перенесли в одно из внутренних помещений...
     Влекомый отчасти мучительным любопытством, отчасти желанием  защитить
своих друзей и свой мир (Спайк ощущал себя вожаком здешней стаи, равным по
значению тем вожакам двуногих, которые называли себя "Дилон" и  "Эндрюс"),
ротвейлер направился следом. С некоторым трудом он нашел незакрытый проход
в это помещение и сразу же почувствовал, что Чужое все еще там, внутри.  А
потом...
     Он не помнил, что было потом.
     И вот теперь он скуля полз по темным закоулкам,  чтобы  добраться  до
мест, где регулярно проходят двуногие. Он уже не  рассчитывал  помочь  им,
защитить, спасти от неведомой беды. Теперь он сам ждал  от  них  помощи  и
спасения.
     Раньше,  сразу  после  основания  тюрьмы,  по   всем   ее   коридорам
патрулировали свирепые конвоиры с еще более свирепыми псами  на  поводках.
Но  вскоре  даже  до  тюремного  начальства,  явно  снабженного  мозговыми
аппаратами облегченного  образца,  дошло,  что  патрулирование  служебными
собаками здесь - очевидное  излишество.  Большую  часть  волкодавов  после
этого вывезли в другие исправительные заведения, а оставшиеся  удивительно
быстро  превратились  из  тренированных  убийц  во  всеобщих  баловней   и
любимцев.
     Спайк был таким "домашним любимцем" уже в четвертом  поколении.  Пять
лет назад, при расформировании тюрьмы, он был еще крошечным щенком - и его
скрыли, спрятали в тайнике, когда вывозили всех еще остававшихся на Ярости
собак, которые считались тюремным имуществом. И  теперь  существование  на
планете огромного пса оставалось одной из  немногих  отдушин,  согревавших
души заключенных. Поэтому, хотя  Спайка  не  было  видно  всего  несколько
часов, кто-то уже обеспокоился его отсутствием и пошел на поиски.
     - А, вот где ты, малыш! - раздался голос. Ротвейлер с трудом повернул
отяжелевшую морду к люку, в котором возник человеческий силуэт. -  Где  же
ты пропадал так долго? Я тебя повсюду ищу! - В ответ раздалось еле слышное
поскуливание. - Иди, иди ко мне. Эй, с тобой  все  в  порядке?  -  Человек
склонился  над  ним.  -  Ну-ка,  ну-ка,  -  загрубевшие  пальцы  осторожно
перебирали черную шерсть. - Что это?! - руки человека замерли.
     Он сам не мог сказать, чем было то, что  он  увидел:  кожа  у  собаки
лопнула от угла рта, длинный разрыв сочился сукровицей. Ниже, на  груди  и
шее, виднелись еще какие-то раны. Что это - ожог? Или след когтистой лапы?
     -  Кто  это  сделал,  Спайк,  малыш?  -  в  голосе  человека   звучал
неподдельный ужас. - Обожди... обожди меня здесь, малыш. Я сейчас -  я  за
доктором! - И человек бросился к выходу, бормоча про себя на бегу: - Какой
зверь мог так поступить с собакой?!
     Ответа на этот вопрос не было: все знали, что на  Ярости  не  водятся
звери. Не мог оказаться "зверем" и кто-то из заключенных. Во-первых, ни  у
кого не поднялась бы рука, а  во-вторых,  не  так-то  легко  справиться  с
пятипудовым ротвейлером.





     Размеры морга поражали воображение: казалось, в нем мог  одновременно
уместиться весь некогда пятитысячный контингент тюрьмы. Не морг,  а  целая
гробница.
     Пустые ячейки (лишь две из  них  были  закрыты,  по  числу  погибших)
блистали холодной чистотой. Даже простыня,  покрывавшая  детское  тело,  -
Клеменс тут же открыл ближайшую из ячеек, переместив на прозекторский стол
ее страшное содержимое, - даже эта простыня была белее, чем в госпитале.
     Да, Ярость была добрее к своим мертвым, чем к живым.
     - Прошу! - и врач слегка театральным жестом, словно занавес, отдернул
мертвенно-белую ткань.
     Под ней, вытянувшись, лежала Ребекка Джордан, по прозвищу Головастик.
Не Ребекка, а ее мертвое тело, труп.
     Железная  целеустремленность  Рипли  вдруг  куда-то  исчезла.   Перед
Клеменсом снова была просто женщина, сломленная навалившимся вдруг горем.
     - Вы можете оставить меня с ней одну? На несколько минут.
     - Да, пожалуйста, - Клеменс поспешно отошел в сторону.
     Глаза девочки были открыты, бессмысленно уставившись в никуда. Страха
в них не  было,  ей  действительно  досталась  легкая  смерть.  Однако  ее
двенадцатилетняя жизнь  была  столь  ужасна,  что  ничто  не  могло  этого
смягчить. Да и вообще, любая гибель в двенадцать лет -  дикая,  чудовищная
нелепость. И от этой гибели Рипли не сумела  ее  уберечь.  Хотя  оберегала
много раз, и девочка, конечно, уверилась, что так будет всегда.
     - Прости меня... - снова прошептала Рипли. Как несколько минут назад,
при виде изуродованного саркофага, который и вправду стал  саркофагом,  то
есть гробницей. Но теперь перед Рипли стояла задача, более важная, чем  ее
горе или даже ее жизнь. И, усилием воли отключив в себе  все  эмоции,  она
занялась тем, ради чего пришла в морг.
     Врач не видел этого, хотя сперва он и решил  пронаблюдать  за  Рипли:
что-то странное почудилось ему в ее будто внезапном желании посетить морг.
Поэтому он, для приличия отвернувшись, продолжал посматривать на откинутую
под  углом  крышку  одной  из  ячеек-трупоприемников.  Эта   крышка   была
отшлифована до зеркального блеска, и в ней, как в настоящем зеркале, можно
было увидеть все происходящее возле прозекторского стола.
     Однако именно в этот момент к нему подбежал  один  из  заключенных  и
горячо задышал в ухо: "Клеменс... Мне сказали, ты в  госпитале...  Я  едва
нашел..."
     Сперва Клеменс не прислушивался к шепоту, но потом  он  осознал,  что
речь идет о необычном событии. К тому же Спайк был и его любимцем тоже.
     - Ранен? Да нет, брось, кто тут может быть чужой... Это, наверное,  в
ком-то из наших общих знакомых, садистов-маньяков,  зверь  проснулся.  Где
ты, говоришь, его нашел?
     Но собеседник Клеменса уже стоял неподвижно, открыв  рот.  Он  увидел
Рипли.
     Сперва Клеменс подумал, что это само лицезрение  женщины  лишило  его
дара слова, превратив в живой столб. И только заметив,  как  оцепенение  в
глазах заключенного сменяется  ужасом,  только  услышав  его  приглушенный
возглас: "Господи, что  она  делает?!",  Клеменс  повернулся  к  столу.  К
сожалению, не только он не следил за действиями Рипли, но и она не следила
за их разговором. Иначе даже одно уловленное слово - "чужой"  -  могло  ей
многое объяснить. Но все ее внимание уходило на другое.
     Странными, непонятными движениями  она  прощупывала  девочке  грудную
клетку: нажимала, постукивала в области ребер, над  ключицами,  в  области
диафрагмы.
     Быстрым шагом врач подошел к ней. Она была так сосредоточена на своем
занятии, что даже не повернулась на стук его обуви о плиты пола, отчетливо
раздававшийся в тишине морга.
     - Ну, все о'кей? - спросил Клеменс.
     - Нет. - Рипли, не разгибаясь, смотрела на него снизу вверх.  -  Надо
сделать вскрытие.
     Клеменс не удивился. Он уже ждал подобного предложения.
     - Зачем? - спокойно спросил он.
     - Я хочу знать, что ее убило.
     Врач бросил быстрый взгляд на труп. Что-то в  нем  было  не  так  как
положено. Нет, наоборот, все было именно как положено: у девочки оказались
закрыты глаза. А он,  по  правде  сказать,  и  не  вспомнил,  что  следует
опустить веки. Для этого понадобилось женское чутье...
     - Я же сказал вам, что она утонула, -  произнес  Клеменс  чуть  более
мягко, чем намеревался секунду назад.
     В зрачках Рипли застыло непоколебимое упорство.
     - Я должна увидеть ее внутренности.
     - Зачем? - снова переспросил Клеменс. На сей раз он уже  не  был  так
спокоен.
     - У меня есть причины для этого.
     Некоторое время они молчали.
     - Может быть, вы поделитесь ими со мной?
     Рипли думала недолго. У нее было мало надежды обмануть врача,  однако
если рассказать ему правду, то  он  почти  со  стопроцентной  вероятностью
решит, что она сошла с ума. К тому же чем меньше людей будет знать правду,
тем лучше.
     - Возможно... есть вероятность инфекционного заболевания.
     - Какого, если не секрет?
     Вот она и попалась... Она знала  о  возможных  заболеваниях  столько,
сколько полагалось лейтенанту космофлота. Этого знания не  хватало,  чтобы
дать правдоподобное объяснение.
     - Холера! - ответила Рипли наобум.
     Очевидно,  это  был  наихудший  из  возможных  ответов.  Врача   даже
передернуло:
     - Что?! Двести лет уже не было отмечено ни единого случая холеры!
     У Рипли уже не оставалось ни доводов, ни сил, чтобы спорить.
     - Ну, пожалуйста... прошу вас, - прошептала она еле слышно.
     И тут, совершенно неожиданно для нее, врач вдруг сдался.  Он  сам  не
мог бы сказать, что подействовало на него: убежденность Рипли или холодная
логика. В самом  деле,  наблюдать  вскрытие,  особенно  вскрытие  близкого
человека, - тяжело. Вдвойне это тяжело для женщины. И втройне -  если  эта
женщина только что встала на ноги после серьезнейшей аварии.
     Уж конечно, не для своего удовольствия берет она на себя эту тяжесть.
     Клеменс наскоро ополоснул  хирургические  инструменты,  перебрал  их,
словно  любуясь   их   хищной   четкостью.   И   внезапно   одним   точным
профессиональным движением вспорол детское тело  от  грудины  до  лобковой
кости. Потом незаметно покосился на Рипли.
     Нет, она не упала в обморок  -  лишь  содрогнулась  на  миг.  И  врач
почувствовал, как с каждой секундой в нем крепнет уважение к этой странной
женщине. Но профессиональное чувство взяло верх.
     - Вот...  -  Клеменс  пошевелил  внутренности  скальпелем.  -  Все  в
порядке. Ни малейших следов инфекции вообще. И холеры в частности.
     - Грудь... - это слово Рипли тоже произнесла еле слышно.
     - Что?!
     - Вскройте ей грудную клетку.
     Врач пожевал губами. Кажется, от его доверчивости  требовали  слишком
многого.
     - Послушайте, если вы хоть самую малость  знаете  о  холере,  то  вам
должно быть известно, что в грудной полости ей делать  нечего.  Впрочем...
ладно. - На этот раз он выбрал инструмент с  умыслом.  Это  был  огромный,
жуткого вида секироподобный нож. Конечно,  проникнуть  в  грудную  полость
можно и гораздо проще. Это тоже делается одним  точным,  почти  мгновенным
движением,  когда  лезвие  ланцета  как  сквозь  масло   проходит   сквозь
неокостеневшие части ребер там, где они примыкают к грудине. Но  пусть  уж
тот, кто заказал вскрытие, получит все, чего ожидает!
     Обеими руками подняв за углы дугообразный клинок,  Клеменс  испытывал
даже некоторое злорадство. Потом лезвие пошло вниз и как топор  палача  со
страшным хрустом врезалось в неживое тело; во все стороны брызнули осколки
хряща...
     И снова Рипли не потеряла сознание. Она смогла превозмочь  дурноту  и
приняла ужасное зрелище как надо. А Клеменс  снова  ощутил,  что  уважение
опять возвращается к нему.
     - Осторожнее! - сказала Рипли, и врач увеличил осторожность движений,
хотя абсолютно не представлял, что здесь может ему угрожать.
     Последовал еще один удар, на этот  раз  не  сопровождающийся  внешним
эффектом. Потом короткое режущее движение. И грудная клетка раскрылась как
коробка для обуви, обнажив свое содержимое.
     - Вот  это  легкие.  Они  необычайно  раздуты:  их  по  самые  бронхи
заполнила жидкость. Как я  вам  уже  объяснял,  девочка  утонула.  Вернее,
захлебнулась, когда жидкость хлынула в ее дыхательные пути.
     Клеменс выждал несколько минут.
     - Ну, а коль скоро я не полный идиот, - сказал он, понизив  голос,  -
может быть, вы мне все-таки объясните, что вы искали на самом деле?
     Он почувствовал, что еще немного - и Рипли расскажет ему  все.  Но  в
этот момент громко, по-хозяйски хлопнула входная дверь, затем она хлопнула
повторно, - раздался топот, словно от стада слонов...
     На самом деле к ним направлялись всего двое: директор  тюрьмы  и  его
помощник.  Директор  ступал  размашисто,   с   подчеркнутой   уверенностью
впечатывая каблуки в пол. Смит подсознательно  подражал  ему  во  всем:  в
движениях, в интонациях голоса,  даже  в  производимом  грохоте,  явно  не
догадываясь, что тем самым производит впечатление карикатуры.
     - Мистер Клеменс? - Судя по тону, это был не вопрос,  а  чуть  ли  не
оглашение смертного приговора.
     - Господин директор? Да, вы, кажется, не представлены. Это  лейтенант
Рипли. Лейтенант,  познакомьтесь,  -  директор  тюрьмы  Эндрюс,  а  это  -
заместитель директора, Восемьдесят Пя... э-э-э... мистер Смит.
     Эндрюс был отнюдь не глуп и уловил оттенок иронии, проскользнувший  в
голосе, но счел неуместным придавать этому значение.
     - Что здесь происходит, мистер  Клеменс?  -  спросил  он  с  железным
лицом.
     - Да, что здесь происходит, мистер Клеменс? - подголоском  вступил  в
беседу помощник. Но Эндрюс только раз глянул на него  -  и  тот  заткнулся
настолько глубоко, что больше вообще не открывал рта  на  всем  протяжении
разговора.
     - Ну, прежде всего, лейтенант Рипли чувствует себя намного  лучше.  А
во-вторых, в интересах общественной безопасности  мне  пришлось  пойти  на
риск вскрытия.
     - Без моего разрешения? - Лицо Эндрюса все еще  оставалось  железным,
голос он тоже не смягчал.
     - Видите  ли,  в  свете  тех  данных,  что  сообщила  лейтенант,  мне
показалось, что у нас нет времени спрашивать разрешения.  Но,  к  счастью,
наши опасения как будто не оправдались. - Широким жестом Клеменс указал на
разрезанный труп. -  Результат  вскрытия  не  показал  признаков  заразной
болезни.
     Директор проследил за рукой врача без малейшей  брезгливости,  словно
смотрел на испортившийся станок.
     -  Хорошо.  Ранее  уже  было  сказано,  что   лейтенанту   Рипли   не
рекомендуется  выходить  из   госпиталя   без   сопровождения.   Согласен,
сопровождение - это вы, мистер Клеменс. Но, - Эндрюс  по-прежнему  говорил
подчеркнуто  официальным  тоном,  -   в   дополнение   к   своим   прежним
распоряжениям скажу следующее: я бы настоятельно  просил  вас,  лейтенант,
вообще не покидать отведенное вам помещение и не разгуливать по территории
тюрьмы без крайней  необходимости.  А  вам,  доктор,  я  советую  о  любом
изменении состояния вашей пациентки докладывать мне. И немедленно!
     Впервые с момента начала беседы с директором Рипли подала голос:
     - Мы должны кремировать тела.
     - Ерунда! - холодно отрубил Эндрюс, даже не повернувшись к ней.
     - Согласно всем правилам, трупы должны храниться в морге до  прибытия
следственной группы.
     - Но... это нужно сделать в интересах  общественной  безопасности,  -
ухватилась Рипли за магическую формулу, которую только что произнес врач.
     - Это в каком смысле?
     - В смысле здоровья вашего контингента...
     Дальнейшее зависело от Клеменса. Он мог поддержать игру, а мог  и  не
поддержать.
     Уловка сработала. Директор перевел взгляд на  врача.  И  тут  Клеменс
снова сделал свой выбор. Как и в тот момент, когда он решился на вскрытие,
ему трудно было объяснить, что толкнуло его на этот  поступок.  Только  ли
сочувствие к своей  недавней  подопечной?  Или  он  подсознательно  принял
мысль, что Вселенная может таить какую-то опасность, известную  случайному
человеку, но неведомую для него, профессионала?
     - Лейтенант хочет сказать, что возможность инфекции еще не исключена.
     - Но вы же утверждали...
     Врач кивнул:
     - Да, судя по всему, непосредственной причиной смерти  ребенка  стало
утопление. Однако это вовсе не позволяет отрицать  самого  факта  болезни.
Возможно, холерный вирус действительно присутствует в тканях тела девочки,
и наверняка мы  этого  не  узнаем:  у  нас  ведь  нет  лаборатории,  чтобы
произвести соответствующее исследование. А  в  свете  того,  что  сообщает
лейтенант... Видите ли, я думаю, что вспышка холеры очень плохо смотрелась
бы в официальных документах.
     Возможность провести исследование на Ярости была:  для  этого  вполне
хватило бы обыкновенного микроскопа. И холера вызывается вовсе не  вирусом
- просто термин "вирус" звучит внушительнее, чем "бактерия" или "вибрион".
     Но директор этого не знал.
     Впрочем,  он  почувствовал  нажим,  но  поддался  ему  отнюдь  не  от
слабости:
     - Не пугайте  меня  официальными  документами.  Во-первых,  я  не  из
пугливых, во-вторых, есть вещи и пострашнее.  Я  хочу,  чтобы  вы  поняли,
Рипли: у нас здесь двадцать пять заключенных, а  не  заключенных  -  всего
трое. Ну, считая вас,  теперь  четверо.  И  мой  -  как  вы  выразились  -
контингент - отнюдь не невинные овечки, попавшие в  сети  правосудия.  Это
убийцы. Насильники. Насильники детей. Мразь, подонки человечества - каждый
из них десятикратно заслуживает смертной казни, и мне искренне  жаль,  что
она отменена. И то, что они пять лет назад ударились в религию, не  делает
их менее опасными. Поэтому я не хочу нарушать уставный порядок. Я не хочу,
чтобы в самой гуще этого сброда, среди которого,  кстати,  почти  половина
была осуждена за сексуальные преступления, разгуливала женщина!
     - Понятно, - Рипли не отрываясь смотрела ему в глаза. - Для  моей  же
собственной безопасности, не так ли?
     - Именно  так!  -  Эндрюс  с  грохотом  обрушил  кулак  на  столик  с
инструментами.  Кювета,  содержащая  ланцеты  и   хирургические   ножницы,
подпрыгнула в воздух, и одновременно с  ней  от  неожиданности  подпрыгнул
Аарон Смит.
     - Между прочим, сожжение покойников -  тоже  отклонение  от  обычного
ритма жизни. И мне теперь  приходится  выбирать,  что  приведет  к  худшим
последствиям: возможная болезнь или беспорядки, которые могут  последовать
за кремацией!
     Он помолчал некоторое время, а когда заговорил вновь,  голос  у  него
был усталым:
     - Итак, вы по-прежнему настаиваете на кремации?
     Рипли выдержала его взгляд:
     - Да.
     - Ну что ж, пусть будет так.
     И тут же из голоса директора исчезла усталость. Он заговорил -  будто
лязгнула сталь:
     - Провести кремацию я поручаю вам, мистер Клеменс. В десять часов,  в
главном  цехе.  Обеспечьте  стопроцентную   явку   заключенных.   Разрешаю
воспользоваться печью!
     Эндрюс резко повернулся, и ботинки его загрохотали по  направлению  к
выходу. Смит поспешил за ним.





     Над печным жерлом стоял столб мерцающего багрового света. Это  сияние
исходило из раскаленного нутра печи. На сей раз она напоминала  не  адский
котел, а кратер действующего вулкана. И толпящиеся вокруг люди теперь были
похожи  не  на  обитателей  преисподней,  а  скорее  на  членов  какого-то
религиозного  братства,  собравшихся  тут  для  свершения  некой  страшной
церемонии. Впрочем, так ведь оно и было... А грубые накидки с  капюшонами,
наброшенные поверх  повседневной  тюремной  одежды,  вполне  сошли  бы  за
монашеские балахоны. Однако сейчас эти капюшоны были  откинуты  на  плечи,
обнажая головы. В шапке оставался только  Смит.  Несколько  раз  он  ловил
скрещивающиеся на нем  взгляды,  но  не  мог  осознать  их  причину,  пока
Клеменс, придвинувшись вплотную, не шепнул ему что-то прямо  в  ухо.  Лишь
тогда Смит, спохватившись, торопливо сдернул свою шапчонку и спрятал ее  в
карман.
     Торжественным голосом директор читал  вслух  полагающийся  для  этого
случая текст, близоруко щурясь сквозь очки. Очки  он  надевал  только  при
чтении, и последний раз ему пришлось их надеть около полугода назад.
     Не отрываясь, Рипли смотрела в воронку кратера. Поэтому речь  Эндрюса
долетала до нее отдельными фрагментами.
     - Мы передаем этого ребенка и этого мужчину  тебе,  о  Господи...  Их
тела уходят из мира - из нашего бренного мира, отныне над ними не  властны
тьма, боль и голод... И самая смерть уже не властна над ними, ибо...
     Странный, какой-то неуместный в этой обстановке звук пролетел по цеху
- это был лай собаки. Врач досадливо сморщился: за всеми хлопотами  он  не
смог вовремя сходить туда, где, как ему сказали, находился раненый  Спайк,
а когда наконец улучил момент, его уже там не  было.  Действительно  ли  с
псом что-то не в порядке, или это кому-то почудилось второпях?
     - ...И вот теперь они уходят за грань  нашего  существования.  В  тот
покой, который вечен... - Эндрюс перевернул листок и, моргая, всмотрелся в
последние строки. - Из праха ты создан, в прах ты обратишься, - с  видимым
облегчением завершил он  наконец  свое  выступление  и  уже  повернулся  к
стоящим возле печи,  готовясь  отдать  команду,  но  замер,  остановленный
движением, возникшим в толпе.
     Из группы заключенных выступил вперед Дилон, и все разом  повернулись
к нему.
     - Мы не знаем, почему Господь карает невинных, - звучно заговорил он.
- Не знаем, почему так велики приносимые нами жертвы. Не знаем, за что нам
дана такая боль...
     И снова собачий лай, переходящий в визг, раздался в  воздухе,  но  на
сей раз его  не  услышал  никто:  сильный  мужской  голос  наполнял  собой
огромный цех, как гул церковного колокола наполняет здание собора.
     - ...Нет никаких обещаний, ничего не  известно  наверняка.  Мы  знаем
лишь одно: они покинули нас. И девочка, с  которой  мы  сейчас  прощаемся,
никогда не узнает горя и страданий, которыми полон этот мир.  -  Рипли  не
сразу осознала, что это проповедь, но теперь и  она  внимательно  слушала,
как в грохочущей тишине цеха чеканной  медью  звучит  речь  Дилона.  -  Мы
предаем эти тела в Никуда с радостью, потому что...
     В эти минуты собака яростно билась,  каталась  по  полу  в  одном  из
дальних закоулков, лишенная уже сил даже скулить.  Грудь  ее  раздавалась,
пульсировала, живя собственной страшной жизнью, отдельной от  жизни  всего
тела. Затем черная с рыжими подпалинами  шкура,  треща,  лопнула,  рвались
мышцы, сухожилия, ребра...
     - ...В каждом семени есть обещание нового  цветка.  В  каждой  жизни,
даже самой малой, хранится новая жизнь, новое начало!
     Из растущей раны собаки хлестала липкая жидкость, судороги ротвейлера
становились все слабее...
     Рипли вдруг почувствовала странное  покалывание  в  висках.  Кровяное
давление, что ли, скачет? Ну да, вот в носу лопнул один из мелких сосудов.
     - Амен! -  громоподобным  голосом  произнес  Дилон,  выбросив  вперед
правую руку.
     И без команды кто-то нажал на кнопку, наклонив платформу подъемника.
     Два окутанных пластиком  тела  -  большое  и  маленькое,  похожие  на
блестящие куколки, кружась полетели в вулканические недра печи.
     И в тот самый миг, когда клокочущий металл принял в себя тела капрала
Хиггса и Ребекки Джордан - Головастика, из ноздри  Рипли  ударила  струйка
крови.
     Одновременно  с  этим  собачья  грудь  наконец  лопнула,   и   наружу
высунулась страшная, неописуемая голова,  покрытая  бесцветной  слизью.  И
долгий скрежещущий крик прорезал воздух...
     Чужой вновь пришел в этот мир.
     Клеменс посмотрел на Рипли, и она поспешно вытерла кровь рукавом.





     Шумела вода в  душе,  но  тюремная  звукоизоляция  была  ниже  всякой
критики. Даже упругий плеск водяных струй не заглушал  голоса  за  стеной.
Сначала Рипли не очень прислушивалась, но потом поняла, что разговор  идет
о ней, - и замерла, улавливая доносящиеся до нее обрывки фраз.
     - ...Странно это все-таки: во всем экипаже - одна женщина.  И  именно
она и осталась в живых! Не понимаю...
     - Чего ты не понимаешь? - вмешался другой голос, грубый и хриплый.  -
Бабы -  это  дерьмо.  Все,  без  исключения.  Вот  поэтому-то  они  всегда
выплывают. Уяснил?
     - Нет. Что-то тут иначе. -  Обладатель  первого  голоса,  похоже,  не
утолил свои сомнения. - Быть может... Ну, не знаю...
     - Чего ты не знаешь, умник?
     - Может быть, на ней лежит какое-нибудь  предначертание  Господне?  -
наконец решился выговорить первый.
     Его собеседник даже задохнулся от возмущения:
     - На ком? На бабе?! Ну, ты даешь! Женщина - сосуд  греха,  вместилище
мерзости, не веришь мне - спроси у Пресвитера!
     За стенкой по другую сторону от Рипли тоже говорили:  гогоча,  хлопая
по мокрому телу, сочно причмокивая:
     - А задница у нее ничего - крепкая, сразу видно. И вот здесь тоже все
в порядке, как надо!
     - Да что там болтать! Я тебе вот чего скажу, давай...
     Говорящий инстинктивно понизил голос, и его  перестало  быть  слышно.
Потом тишину прорезало слитное ржание двух мужских глоток.
     Рипли поежилась. К счастью, те,  кто  конструировал  тюрьму,  душевые
кабинки догадались сделать отдельными. Но  коридор  был  общим  для  всех.
Пожалуй, ей следовало поспешить, пока к ней в  кабину  не  ввалилась  пара
уголовников, одетых только в татуировку. Она быстро  накинула  комбинезон,
протерла запотевшее зеркало, чтобы  причесаться.  Но  из  зеркала  на  нее
глянуло совершенно незнакомое лицо: осунувшееся, с тенями под глазами и  с
непривычно голой кожей там, где должны быть волосы.
     Рипли осторожно тронула пальцем свою наголо обритую  голову.  Что  ж,
теперь ей придется привыкать обходиться без расчески.
     Она усмехнулась при этой мысли. Без чего  только  ей  не  приходилось
обходиться!
     Медленно, стараясь ступать неслышно, Рипли выскользнула  из  душевой,
осторожно пробираясь между облицованными блестящей  плиткой  стенами.  Они
казались такими надежными, массивными - имитация бетона и кафеля. На  деле
это был тонкий пластик, который, как  выяснилось,  звук  не  держит  и  от
вторжения, конечно, тоже не защитит.
     Внезапная мысль остановила Рипли. Выходит, на этой планете запираться
бессмысленно?  Получается,  что  так.  Несмотря  на  бронированные  двери,
стальные переборки, замки и засовы... В старом, обветшавшем здании тюрьмы,
среди  хаотического  переплетения  комнат,  коридоров,  рабочих  помещений
обязательно найдется какой-нибудь  незамеченный  ход.  И  уж  конечно  эти
тайные  тропки  не  являются  тайными  для  тех,  кто  провел  на   Ярости
значительную часть жизни. Значит...
     Значит, надо с самого начала поставить себя так, чтобы запираться  не
пришлось.
     Окончательно эту мысль Рипли додумала, уже подойдя к  госпиталю.  Там
ей, согласно распоряжению директора, полагалось дожидаться обеда,  который
кто-то (наверное, тоже заключенный?) должен принести  из  общей  столовой.
(Неужели сейчас только обед?..  Час  дня  по  местному  времени.  Немногие
десятки минут отделяют ее от катастрофы, гибели товарищей, от невозможных,
несуществующих воспоминаний о произошедшем  в  гиберсне...)  Рука  ее  уже
легла на дверь. Но Рипли так и не вошла в госпитальный отсек.
     Круто повернувшись, она направилась к столовой.





     Одновременно в столовой обедало двенадцать человек - вся смена.  Даже
сейчас они не стремились разместиться друг возле друга - каждый  сидел  за
отдельным столиком. Горстка людей рассредоточилась по обширному помещению,
из-за чего оно казалось еще больше. Столовая, как и морг,  сооружалась  из
расчета максимальной заполняемости тюрьмы.
     За обедом и так почти не разговаривали, а когда на  пороге  появилась
Рипли, над столиками повисла мертвая тишина.
     Рипли обвела столовую взглядом. Потом она направилась  к  окошку  для
выдачи пищи, как бы не обращая внимания на то, что творится вокруг.
     Она слышала, как клокочет слюна в глотке  ближайшего  из  заключенных
(уже  пожилой  костистый  мужчина  с  резко  выступающими   скулами):   он
поперхнулся, но сдерживал кашель, не решаясь нарушить  всеобщее  молчание.
Его сосед просто замер, согнувшись над столом и пожирая  взглядом  женскую
фигуру. Третий, самый молодой с виду, вдруг истово перекрестился, но крест
помимо его  воли  вышел  "тюремный":  последним  движением  он  далеко  не
благочинно провел рукой от плеча к плечу, будто чиркнул себя поперек горла
большим пальцем. Так клянутся уголовники "на зарез".
     Рипли подумала, что сейчас в столовой наверняка должны  находиться  и
те, чьи голоса она слышала сквозь стенку душевой кабины. Кто  же  из  них?
Быть может, именно тот, кто крестится, говорил о ее особом предначертании?
А скуластый выдвигал версию о  сосуде  греха?  Кто  знает...  Возможно,  и
наоборот. Ведь ей неизвестны характеры. Впрочем, по крайней мере об  одном
из них она кое-что знает...
     И именно к нему Рипли и подсела за столик, взяв свою порцию. К  тому,
кого знала.
     К Дилону.
     Дилон тоже сперва не сумел совладать с собой:  при  виде  женщины  он
явственно вздрогнул. Однако почти тут же обуздал свои чувства.
     Чтобы облегчить ему возможность  контакта,  Рипли  заговорила  с  ним
первой:
     - Я хотела бы поблагодарить вас за то, что вы сказали на похоронах...
на кремации. - Она немного помедлила. - Мои товарищи оценили бы это,  если
бы  только  могли  слышать.  Во  всяком  случае,  в  последний   путь   их
сопровождали не сухие казенные фразы.
     Дилон поднес к губам стакан, отпил, снова поставил на столик.
     Пальцы у него дрожали.
     - Не знаю, что тебе обо мне известно, но явно не истина, - сказал  он
резко, но спокойно. - Я - убийца. И вдобавок насильник  женщин.  Как  тебе
это понравится?
     - Жаль. - Рипли пожала плечами.
     - Что?
     - Жаль. Потому что из-за этого  вы,  должно  быть,  очень  неуверенно
чувствуете себя в моем присутствии.
     Похоже, она сделала удачный ход. Некоторое  время  Дилон  молчал,  но
когда заговорил, голос его был неожиданно мягок.
     - Сестра, - сказал он, - у тебя есть Вера?
     Рипли внимательно посмотрела на него:
     - Наверное, есть немного. - Она все-таки сохраняла осторожность.
     - А у нас много Веры. Так много,  что  и  на  тебя  хватит,  если  ты
пожелаешь вступить в наш круг.
     Дилон снова говорил звучным, хорошо  поставленным  голосом,  и  Рипли
поняла, что она вновь  слышит  проповедь.  Интересно,  искренен  ли  он  в
стремлении обратить ее, или просто "играет роль" перед своей паствой?
     - Правда? А я было подумала, что женщины не  могут  вступать  в  ваше
братство.
     - Отныне - могут! - Дилон обвел взглядом окружающих,  словно  ожидая,
что кто-то посмеет возразить. - Просто раньше не было  такого  прецедента,
но лишь потому, что не было женщин. А  сами  мы  ни  для  кого  не  делаем
исключений. Мы ко всем относимся  терпимо.  Даже  к  тем,  к  кому  нельзя
терпимо относиться.
     - Спасибо! - с неожиданной горечью ответила Рипли.
     - Нет, это просто наш принцип, - Дилон поспешил сгладить  впечатление
от своей последней  фразы.  -  Это  не  касается  лично  тебя...  или  еще
кого-нибудь. - Он  снова  обвел  взглядом  тех,  кто  прислушивался  к  их
разговору. -  Видишь  ли,  сестра,  с  твоим  прибытием  у  нас  возникнут
дополнительные проблемы. Но мы уже готовы смириться с ними, не возлагая на
тебя вину. Не так ли, братья?! - вдруг рявкнул он почище Эндрюса.
     - Так... так... - ответили ему со всех сторон.
     Рипли ничего не могла понять:
     - Вину?
     - Да, сестра, - продолжал Дилон  по-прежнему  звучно  и  одновременно
мягко. - Ты должна понять, что до тебя у нас здесь была  хорошая  жизнь...
Очень хорошая.
     Нет, он явно был искренен, а не  играл  роль  "доброго  пастыря".  Но
смысл его слов опять ускользал от Рипли.
     - Хорошая жизнь... - медленно повторила она.
     Дилон улыбнулся.
     - Не было искушений, - просто сказал он.
     И, опустившись на стул, вновь поднес к губам стакан с эрзац-кофе.





     Клеменс демонстративно указал на аптечку, но Рипли покачала головой:
     - Спасибо, не нужно. Я уже принимала лекарство.
     Врач не  поверил  ей,  так  как  лекарство  содержало  изрядную  дозу
снотворного. Это было сделано по прямому приказу директора:  он,  конечно,
не надеялся все время до  прибытия  спасателей  продержать  свою  незваную
гостью в состоянии полудремы, но всерьез рассчитывал таким образом сбавить
ее активность.  Клеменсу,  естественно,  не  нравилось  это  распоряжение,
поэтому он особо и не настаивал.
     Рипли опустилась на край койки.
     - Вы лучше расскажите мне о Вере, - попросила она.
     Врач перевел взгляд на вход в госпитальный отсек. Да, дверь закрыта.
     - Дилон и прочие... - он  усмехнулся.  -  Словом,  они  обратились  к
религии. Назревало это давно, но качественный скачок произошел чуть больше
пяти лет назад.
     Рипли внимательно наблюдала за Клеменсом.
     - И что это за религия?
     Клеменс помедлил с ответом.
     - Ну... мне трудно сказать, -  он  снова  усмехнулся.  -  Думаю,  это
мудрено определить и самому Дилону, а уж его пастве - и подавно.  Пожалуй,
все-таки Вера - это сводный, обобщенный вариант  христианства.  Во  всяком
случае так, как они его здесь представляют. "Не убий ближнего своего,  ибо
он, как и ты, уже совершал убийства, что и низвергло его в пучины  Ярости"
- что-то в этом роде. - Врач  задумался,  припоминая.  -  Так  вот,  когда
тюрьму было решено ликвидировать, Дилон и все остальные... То есть, говоря
"все", я имею в виду теперешний состав заключенных, а тогда  этими  идеями
прониклась  лишь  малая  часть  тюремной  публики...  Короче  говоря,  все
верующие - они называют друг друга "братья" - решили остаться здесь.
     Клеменс присел на койку напротив Рипли.
     - Но ведь они не могли просто так вот  взять  и  остаться,  верно?  -
продолжал он. - Им разрешили это сделать, но на определенных  условиях.  А
именно: с ними здесь остаются директор, его заместитель - один из  младших
офицеров - и врач. То  есть  я.  Фактически  мы  втроем  представляем  всю
тюремную администрацию. Но таким образом она -  то  есть  администрация  -
сохраняет видимость существования.
     - И как вам удалось получить такое завидное назначение?
     - А как вам нравится ваша новая прическа? - ответил врач вопросом  на
вопрос.
     Рипли машинально подняла руку, коснувшись бритой головы.
     - Нормально, - она нахмурилась, - но при чем здесь...
     - Вот именно, что ни при чем, - Клеменс посмотрел на нее с  некоторой
иронией. - Просто я хотел показать вам,  что  не  вы  одни  имеете  право,
извините за выражение, пудрить мозги.
     Рипли прекрасно поняла его, но молчала в ожидании продолжения.
     - Итак, из-за вас я серьезно нарушил свои  отношения  с  Эндрюсом,  а
отношения эти были хотя и не сердечными, но достаточно  дружескими.  Кроме
того, ввел вас в историю нашей планеты,  а  также  прочитал  краткий  курс
лекций на религиозно-философскую тему.
     Клеменс подался вперед, почти соприкоснувшись лицом с Рипли.
     - Может быть теперь, хотя бы  в  виде  благодарности  за  потраченные
труды, вы мне все-таки скажете - что мы там искали? - проговорил он  тихо,
но очень раздельно.
     Вместо ответа на губах Рипли показалась улыбка.
     - Вы мне нравитесь, - просто сказала она.
     Врач выпрямился:
     - В каком это смысле?
     - В том самом...
     Клеменс ошарашенно смотрел на нее.
     - Вы очень откровенны, - наконец выговорил он.
     - Я очень долго была оторвана от  людей,  доктор...  Почти  столь  же
долго, как и вы.
     И когда она потянулась к нему, Клеменс сжал ее в  объятиях  -  и  все
странности последнего дня, вся тревога, все проблемы  перестали  для  него
существовать...





     Раз за разом метла со скрежетом проезжалась по железу, сметая в  кучу
пыль и сажу. Время от времени прутья застревали в решетчатом перекрытии, и
тогда Джон Мэрфи наклонялся, чтобы их освободить.  Пыль  липла  к  потному
телу, оседала на одежде, но он не жаловался: работа как  работа.  Он  даже
напевал вслух, благо гул  огромного  вентилятора,  нагнетающего  воздух  в
печь, заглушал его пение. Это было действительно кстати, потому что  слова
в песне были весьма скабрезными. Нет, Пресвитер  -  настоящий  лидер,  без
него - никуда, да и без Веры здесь не проживешь: только она  крепит  душу,
не позволяя впасть в скотское состояние. И уж во всяком случае при  Дилоне
куда лучше, чем тогда,  когда  тюремная  жизнь  Ярости-261  проходила  под
властью "паханов". Да, Братство - это не хрен  собачий...  А  кстати,  где
собака, где Спайк?  Помнится,  он  скулил  где-то  в  отдалении  во  время
похорон. А потом, на обеде,  Мэрфи  краем  уха  уловил  фразу,  будто  пес
покалечился. Жалко!
     Но все же...  Все  же  так  хорошо,  что  можно  сейчас  спеть  такую
разухабистую песню - сейчас, когда слышишь себя только ты  сам,  когда  не
надо беспокоиться,  что  заденешь  соленым  словечком  чье-то  религиозное
чувство...
     Метла вновь застряла, и Джон снова нагнулся, чтобы ее освободить.  Да
так и замер в согнутом положении.
     Прутья наткнулись на... что?  Мэрфи  не  мог  этого  определить.  Все
компоненты здешнего мусора он за много лет знал наизусть. Пыль,  будь  она
трижды проклята, - да. Копоть, шлак, обломки руды - да! Собачье (а порой и
человеческое) дерьмо - да, да! Но это?..
     Перед ним, на полу одного из боковых ответвлений, лежал  пласт  слизи
площадью  в  несколько  раз  больше  ладони.  Слизь  не  растекалась,  она
сохранила свою форму даже  тогда,  когда  Мэрфи  взял  ее  в  руки,  чтобы
рассмотреть поближе. Похоже, как если бы отломился кусок  какой-то  липкой
шкуры.
     Внезапно он почувствовал жжение в кончиках пальцев. Ого!  Она  еще  и
едкая в придачу! Вот дрянь!
     Он с отвращением отбросил свою находку. Слизистые лохмотья  ударились
о решетку пола - и что-то шевельнулось под этой решеткой, едва  различимое
в темноте.
     Джон присмотрелся повнимательней, но ничего не  смог  разглядеть.  Во
всяком случае, это не человек был там, внизу:  нечего  делать  человеку  в
этом чертовом лазе. А раз не человек, значит...  Ну  да,  прочие  варианты
попросту отсутствуют.
     - Эй, Спайк, Спайк! -  Мэрфи  встал  на  колени,  сунувшись  лицом  к
решетчатому перекрытию.
     - Спайк! Ты здесь? Что ты здесь делаешь?
     Темная масса внизу шевельнулась - и Мэрфи понял, что это не Спайк. Он
успел рассмотреть блестящую от липкой слизи  голову,  разворачивающуюся  к
нему страшную пасть - и это последнее, что ему  довелось  увидеть.  Потому
что тугая струя кислоты, вдруг брызнувшая из пасти, пройдя сквозь решетку,
ударила ему в глаза.
     - А-а-а!
     Дикий крик не услышал никто - так же,  как  никто  не  слышал  пения.
Обезумевший от боли Джон Мэрфи, прижав обе руки  к  остаткам  лица,  слепо
попятился, сделал назад шаг, другой -  и  рухнул  прямо  в  главный  ствол
вентиляционной шахты.
     Бьющий ему навстречу поток разогретого воздуха был столь  силен,  что
существенно замедлил падение, однако человек, упав с  большой  высоты,  за
десять метров свободного полета набрал такую скорость, что инерция падения
пересилила мощь воздушной струи.
     ...И гудящая сталь вентилятора приняла его тело.





     Освещение было приглушено, и в госпитальной  палате  царил  полумрак.
Они лежали, тесно прижавшись друг к другу, на больничной койке,  где  было
бы тесно и одному. Рипли не хотелось ни говорить, ни  шевелиться.  Впервые
за очень, очень долгий срок ей было хорошо.
     Похоже, аналогичные чувства испытывал и Клеменс. Но  все-таки  именно
он первым разомкнул губы.
     - Спасибо...
     Рипли не ответила.  Клеменс  замялся:  несколько  секунд  он  не  мог
решить, стоит ли ему говорить то, что он задумал.
     - Я очень благодарен тебе, но...
     Рипли посмотрела на него, подперев рукой голову:
     - Но?
     - Но признайся: ты все-таки преследуешь какую-то свою цель?
     Клеменс огляделся в поисках одежды. Одежда оказалась разбросанной  по
всему полу - и это он-то, с его почти маниакальной тягой  к  аккуратности!
Да, страсть обрушилась на него, как оголодавший зверь...
     - Я хочу сказать вот что. - Одеваясь, он запрыгал на  одной  ноге.  -
При всей моей благодарности я  не  могу  не  замечать:  ты  уклонилась  от
ответа, причем уклонилась дважды, не считая нашей  первой  беседы.  Первый
раз - во время вскрытия, когда последовала...  ну,  скажем  так:  неловкая
дезинформация. И второй раз - сейчас. Хотя, согласен,  сейчас  ты  сделала
это гораздо более очаровательным способом.
     Клеменс через голову накинул  форменную  робу  и  теперь  возился  со
змейкой-молнией. Молнию заело.
     - Поэтому меня гложет одна очень неприятная мысль. Скажи, неужели  ты
даже в постель со мной легла - чтобы не отвечать на вопрос? И что  же  это
за тайна такая в этом случае?!
     Спохватившись, Клеменс посмотрел на Рипли почти испуганно.
     Но ничего страшного не  произошло.  Женщина  улыбнулась  ему  улыбкой
облегчения:
     - Да, было так. Но сейчас - нет.  Ты  мне  по  настоящему  нравишься.
Правда! А что касается тайны...  Ну,  давай  считать  так:  в  гиберсне  я
увидела страшный сон, поэтому  мне  нужно  было  точно  знать,  что  убило
девочку. Но я ошиблась. Да, к счастью, я ошиблась...
     Врач недоверчиво хмыкнул:
     - Сон - в анабиозе... Не знаю. По-видимому, сейчас ты совершаешь  еще
одну ошибку, не желая мне открыться.
     - Возможно. Но если так, то это - моя третья ошибка, не вторая.
     - И что же было второй?
     Рипли смотрела на Клеменса уже серьезно, без улыбки.
     - Близость с заключенным. Физическая близость. По-моему,  это  против
правил тюрьмы.
     Врач взглянул на нее с легким удивлением.
     - Я - не заключенный.
     Ничего не ответив,  Рипли  выразительно  провела  рукой  по  затылку.
Клеменс автоматически повторил ее жест. Пальцы его ничего не  нащупали  на
собственной голове, - кожа, острая щетина пробивающихся  волос,  -  но  он
понял...
     Да, ему следовало сообразить это раньше. Но что делать, если он и сам
уже  забыл  (потому  что  стремился   забыть)   о   татуировке.   Обычной,
полагающейся административными правилами татуировке, которая наносится  на
затылок каждому из арестантов и содержит его личный номер  и  указание  на
досье.
     Его номер был К-1144-085...
     - О! - произнес Клеменс без волнения,  -  ты  наблюдательней,  чем  я
считал. Да, у меня тоже есть своя тайна. Хотя, в  отличие  от  твоей,  она
шита белыми нитками.
     Некоторое время он стоял в раздумье, потом улыбнулся.
     - Это действительно нуждается в объяснении. Сейчас я  пока  не  готов
его дать; если ты не возражаешь - позже. Хорошо?
     Рипли кивнула.
     В этот момент под  потолком  голубой  вспышкой  полыхнула  сигнальная
лампочка, и чей-то  голос  -  хриплый,  неузнаваемый,  вдвойне  искаженный
волнением говорящего и плохим качеством списанного динамика - прозвучал по
системе внутреннего оповещения. Это  был  единственный  работающий  канал:
кабинет директора - госпиталь.
     - Мистер Клеменс!
     - Мистер... Аарон? - Клеменс  тоже  скорее  угадал,  чем  узнал,  кто
говорит.
     - Да. Директор Эндрюс считает, что вам необходимо срочно  подойти  на
второй квадрат двадцать второго уровня... У нас там несчастный случай.
     - Что-нибудь серьезное? - переспросил врач немного скептически.
     - Да, пожалуй, что так... - Говоривший слегка помедлил. -  Одного  из
наших заключенных разрубило на куски.
     - О, черт! Иду. - Клеменс одним  движением  застегнул  заупрямившуюся
молнию, втиснул ноги в ботинки, нажал кнопку отключения  интеркома  -  все
это за долю секунды. Потом он оглянулся на Рипли:
     - Извини, дорогая, мне нужно идти. "Пожалуй, что так!" Вот уж  дубина
восемьдесят пятого размера!..
     Прежде чем захлопнуть за собой дверь, он оглянулся еще раз.
     Женщина сидела на койке, придерживая на груди одеяло, и в  глазах  ее
застыл уже изжитый было ужас. Не просто ужас - тоска,  целеустремленность,
сложная гамма чувств. Клеменс уже видел раньше такое у нее  в  глазах,  но
надеялся, что все это миновало.
     Однако теперь ему действительно необходимо было спешить.
     Прикрыв дверь, он бегом устремился по  коридору,  отчетливо  понимая,
что его вмешательство, - во всяком случае,  в  качестве  врача  -  уже  не
потребуется.





     Уши закладывало от неумолчного рева  вентилятора,  но  отключить  его
было  нельзя:  останавливался  производственный  цикл.  Да  и  незачем,  в
общем-то, было его выключать: тело прошло сквозь лопасти как  вода  сквозь
редкое сито, и вся шахта  теперь  была  забросана  кусками  окровавленного
мяса.
     - Кто это был? - проорал Эндрюс, перекрывая гул.
     - Мэрфи! - тут же крикнули ему в самое ухо.
     Клеменс всем корпусом повернулся к ответившему:
     - А ты-то откуда знаешь?!
     Вопрос был резонным: действительно, еще не было  времени  пересчитать
оставшихся,  проверить,  все  ли   на   местах.   А   опознать   погибшего
представлялось уже вовсе невозможным: нечего тут опознавать.  Значит,  имя
его мог знать тот, кто...
     Однако подозрения оказались напрасны  -  директору  сразу  же  то  ли
услужливо, то ли с издевкой сунули прямо под нос кусок ботинка (кажется, в
нем еще оставалась часть ноги). Отвернув  верх,  Эндрюс  прочитал  на  его
внутренней стороне имя  и  номер  (устаревшая,  но  прижившаяся  традиция,
идущая с тех времен, когда заключенных было много и  в  тюрьме  процветало
внутреннее воровство).
     - Да, Мэрфи. Как он оказался в шахте? И какого черта  его  понесло  к
вентилятору?
     Вообще-то  эти  вопросы  следовало  задавать   по   отдельности,   но
присутствовавший там Аарон Смит попытался ответить сразу на оба.
     -  Это  я  его  назначил  туда,  сэр,  очищать  проходы.  Но  он  был
неосторожен, наверное, - вот его и засосало. Я...
     - Вы ни при чем, мистер Аарон, никто вас не винит, - сказал  директор
с подчеркнутой резкостью, чтобы  исключить  саму  возможность  обсуждения.
Потом он повернулся к врачу: - Ну, что вы можете сказать по этому поводу?
     Клеменс только покачал головой:
     - Смерть наступила мгновенно.
     - Да ну?! - сарказм директора был нескрываем. -  Уж  это  мы  и  сами
как-то поняли!
     Шагнув вперед, врач наклонился, приглядываясь. В это время в разговор
снова вклинился заместитель:
     - Да, совершенно правильно, его засосало мгновенно. Такое и  со  мной
чуть не случилось год назад, на десятом уровне. Сколько раз я говорил ему:
"Мэрфи, держись подальше от вентилятора!"
     Аарон старался быть как можно убедительнее, поэтому голос его  звучал
с невыразимой фальшью. Это было тем более нелепо, что  сейчас  он  говорил
чистую правду.
     - Я сказал  -  СМЕРТЬ  была  мгновенной,  -  поправил  его  врач,  не
разгибаясь. - А вот засосать его не могло. Ветер был в ту сторону. Его  бы
вообще отбросило, если бы он падал с высоты меньшей, чем полтора яруса.
     Смит вздрогнул, словно услышал обвинение, хотя он был равно невиновен
и в том случае, если бы Мэрфи засосало, и в том, если тот сорвался вниз.
     - Что это? - Эндрюс, не обращая внимания на своего помощника, смотрел
на  врача.  Тот  все  еще   внимательно   разглядывал   какой-то   обрубок
человеческой плоти у себя под ногами, вроде бы ничем  не  отличающийся  от
кусков мяса, разбросанных вокруг.
     Клеменс распрямился.
     - Не знаю, - развел он руками.
     - Не знаешь... - прошипел директор негромко, но столь сильно, что эти
слова были слышны даже сквозь вентиляторный рев.
     - Мистер Клеменс, я жду вас у себя ровно через тридцать минут.  Перед
этим доставьте в морг все, что вам удастся  соскрести  с  пола,  стенок  и
потолка. Постарайтесь уложиться в предложенный вам получасовой регламент.
     Проговорив это, Эндрюс развернулся  и  направился  к  выходу  обычной
своей грохочущей походкой.
     Все смотрели ему вслед.





     Да,  Рипли  действительно  ошиблась.  Но  не  тогда,  когда  поверила
сну-галлюцинации, а наоборот, когда позволила убедить  себя,  что  бояться
нечего. Но так ведь  хотелось  поверить,  что  все,  связанное  с  Чужими,
осталось в прошлой жизни...
     Оказывается, нет. Оказывается, прошлое не отпускает от себя, намертво
вцепившись кривыми когтями.
     Оказывается, оно даже не становится прошлым.
     Ну что ж, значит, пришла пора исправить свою ошибку. Чего бы  это  ни
стоило...
     Рипли все еще плохо ориентировалась в  тюремных  лабиринтах,  поэтому
ход, ведущий к шлюпке,  ей  удалось  найти  почти  случайно.  Но  все-таки
удалось. Все здесь было по-прежнему - никто не появлялся тут со времени ее
прошлого прихода сюда с Клеменсом.
     Она взглянула на саркофаг Ребекки  -  разбитый,  обожженный  кислотой
(да, это,  похоже,  действительно  была  кислота)  -  и  с  трудом  смогла
проглотить подступивший к горлу ком. Но руки ее уже делали нужное дело.
     Заключенные не  придали  внимания  аппаратуре  шлюпки,  хорошо,  хоть
бортжурнал догадались взять, сообразили, что это такое. "Черный ящик"  был
в неприкосновенности, жестко вмонтированный в боковую стену. Рипли и  сама
не знала, почему бортовой компьютер называют "черным ящиком", -  это  была
какая-то забытая традиция. Во всяком случае,  он  был  подключен  ко  всем
фиксирующим устройствам не только в шлюпке, но и по всему кораблю.
     К счастью, в неприкосновенности сохранился и ремонтный набор,  причем
не только хитроумные электронные тестеры, но и обыкновенные гаечные ключи,
отвертки, даже ножницы по металлу. Опытные космолетчики  посмеивались  над
этим хозяйством (и действительно, трудно представить,  что  при  серьезной
аварии поможет молоток или отвертка) - но всегда возили его  с  собой.  На
всякий случай.
     Например, на такой...
     Рипли довольно быстро сумела отделить "ящик" от стены: где  развинтив
крепления, а где - просто обрезав листовой металл. Держа компьютер в одной
руке (он оказался неожиданно легким), она уже было шагнула  к  выходу.  Но
выход был закрыт: перегораживая проем люка, в нем стоял человек.
     Внешне Рипли не выдала испуга; она остановилась, пристально глядя  на
стоящего. Но только когда она в тусклом освещении узнала Клеменса,  у  нее
действительно отлегло от сердца.
     - Вот ты где,  оказывается,  -  медленно  произнес  он.  Рипли  молча
показала "черный ящик". - Вижу. Но думаю, что для директора это  -  слабое
оправдание твоей одиночной прогулки.  Директор  Эндрюс  будет  очень-очень
недоволен. Я, конечно, ему ничего не скажу, но у него, видишь ли,  есть  и
другие... каналы информации.
     Однако Рипли теперь не была расположена поддерживать этот разговор.
     - Расскажи мне об этом несчастном случае, - сказала она  почти  тоном
приказа.
     - Чего тут рассказывать... Погиб один из заключенных.
     - Кто его убил?
     Ожидая ответа, Рипли внутренне сжалась, уже  готовая  услышать  самое
худшее.
     - Вентилятор, - хмуро ответил Клеменс.
     - ?!
     -   Его   затянуло   в   трехметровый    вентилятор,    обслуживающий
воздухозаборники печи.
     Клеменс решил пока что придерживаться официальной  версии.  В  данный
момент его интересовало не с какой стороны угодил Мэрфи  в  вентилятор,  а
каким образом это с ним произошло.
     На миг Рипли  овладело  чувство  почти  эйфории:  неужели  это  самый
обыкновенный несчастный случай? И значит, прошлое действительно осталось в
прошлом?!
     Но  она  не  поверила  своей  успокоенности.  Слишком  уж  часто   ей
приходилось  убеждаться,  что  судьба  связала  ее  с  Чужими  навсегда  и
расслабляться нельзя ни на минуту.
     К тому же Клеменс тут же вернул ей прежнее беспокойство, если бы  оно
даже и исчезло:
     - Я кое-что обнаружил  там.  Одну  непонятную  вещь...  непонятную  и
довольно неаппетитную. Скажи, тебе не станет дурно?
     Он говорил все тем же медленным голосом, выдающим задумчивость.
     Рипли отрицательно покачала головой.
     - Верю. - Клеменс, видимо, вспомнил сцену в морге. -  Значит  слушай:
тело этого бедняги разрубило на куски, буквально  разнесло  в  клочья.  На
первый взгляд, по этим фрагментам вообще ни о  чем  судить  нельзя.  Но  я
все-таки сумел рассмотреть нечто... Вот  тут  и  начинается  неаппетитное.
Приготовься.
     Клеменс немного помедлил. Не то он, как и обещал, давал  Рипли  время
приготовиться, не то и сам не мог решиться.
     - В  общем,  один  из  фрагментов  показался  мне  подозрительным.  Я
пригляделся к нему. Это был  кусок  лица:  надбровье,  глазница,  скуловая
кость. И вот эта кость блестела, обнаженная. Мне это показалось  странным:
лопасти не должны так обдирать ткань. Присмотревшись, я увидел, что лицо и
не было ободрано, - такое впечатление, что Мэрфи еще при жизни плеснули  в
глаза  кислотой.  Причем  очень  сильной  кислотой,  способной   мгновенно
разъесть мягкие ткани до костей. Вот тут я и вспомнил об  этом  химическом
ожоге, который так тебя встревожил.
     Врач осторожно провел по по подтеку на стенке меньшего из саркофагов.
Он явно рассчитывал, что Рипли  сейчас  хоть  как-то  прокомментирует  его
слова. Но она молчала.
     Так и не дождавшись от нее ответа, Клеменс заговорил сам:
     - Послушай, можешь мне поверить: в любом случае я на твоей стороне. Я
хочу тебе помочь - даже больше хочу именно помочь тебе, чем разобраться во
всей этой истории. Но как раз для этого мне нужно знать,  что  происходит.
Во всяком случае, твою версию происходящего.
     Да, у Рипли был соблазн открыться ему, но она все-таки  не  решилась.
Даже если не думать ничего плохого (впору и подумать: чего стоит одна лишь
тюремная татуировка, так и оставшаяся,  кстати,  непроясненной!),  Клеменс
все-таки медик, представитель замкнутой касты. Как знать, не сработает  ли
у него даже сейчас профессиональный соблазн увидеть  в  рассказе  пациента
"навязчивые идеи". А доказательств  ведь  никаких  нет.  Возможно,  потом,
когда эти доказательства будут получены...
     - Знаешь что, если ты действительно хочешь мне помочь, найди для меня
компьютер с аудиосистемой.
     Она вновь демонстративно приподняла на  весу  "черный  ящик".  Однако
Клеменс без раздумий отрицательно качнул головой:
     - Не получится.
     - Очень тебя прошу, постарайся мне помочь. Я еще и сама  не  уверена,
но если мне удастся подтвердить одну догадку, я тебе тут же  сообщу  "свою
версию". Ну... хочешь, мы вместе прослушаем запись?
     Она говорила с Клеменсом как с ребенком. Но тот лишь смотрел  на  нее
сочувствующим взглядом.
     - Постараюсь я или  не  постараюсь  -  особой  роли  не  играет.  Ты,
кажется, не вполне осознаешь,  куда  ты  попала.  Так  вот,  знай:  НИЧЕГО
ПОДОБНОГО на этой планете НЕТ. Даже если мы возьмем в заложники Эндрюса  и
под угрозой сбросить его в печь потребуем выдать нам  аудиоприставку,  нам
ее все равно не получить. Она попросту отсутствует  в  радиусе  нескольких
световых лет.
     Врач тоже  говорил  с  ней  как  с  ребенком:  подчеркнуто  спокойно,
убедительно.
     Рипли растерялась. Такого оборота событий она и представить  себе  не
могла.  Ситуация  выглядела  безвыходной.  Неужели  все   сорвется   из-за
технической отсталости  этого  межзвездного  захолустья?  Но  тут  же  она
поняла, где находится выход из этого положения.
     - А Бишоп?
     - Бишоп? Ну, есть тут у нас один такой, осужден за два  убийства.  Но
он-то чем тебе поможет?!
     Рипли едва сдержалась, хотя ей и было ясно, что врач тут ни при чем.
     - Робот-андроид серии "Бишоп", был с нами, разбит, по твоим словам  -
выброшен на свалку. Где это? - отчеканила она на одном выдохе.
     -  Ты  хочешь  воспользоваться  его  аудиоприставкой?  А  разве   это
возможно?
     - Где  свалка?  -  Рипли  с  трудом  удерживала  себя  от  крика,  от
безобразной женской истерики. На ее скулах играли желваки: каждая  секунда
может оказаться роковой, а тут еще этот бессмысленный разговор...  Клеменс
уже не был для нее посторонним, но теперь ее не хватало ни на  любовь,  ни
на простую вежливость.
     Клеменс спрятал улыбку:
     - Я могу указать тебе дорогу, но не могу пойти  с  тобой.  Во  всяком
случае, прямо сейчас.  Мне  через  пару  минут  предстоит  одно  не  очень
любовное свидание.
     ...Когда Рипли, узнав путь, сразу же направилась  в  сторону  свалки,
врач несколько секунд с сомнением смотрел ей вслед. В какой-то  момент  он
почти решился пойти за ней, но тут же представил себе, какое лицо будет  у
Эндрюса, и, круто развернувшись, шагнул в полутемный  коридор,  ведущий  к
директорскому кабинету. Однако  уже  на  втором  шаге  он,  как  в  стену,
врезался в чью-то широкоплечую фигуру.
     - Идешь к директору? - пророкотал знакомый  голос,  который,  однако,
Клеменс не смог распознать в первую секунду.
     Над воротом зеленоватой тюремной робы, казалось, отсутствовало  лицо:
черная кожа была неразличима в полутьме. Только поблескивала оправа очков.
     - Да, я иду к директору, но сначала я иду к тебе,  Дилон.  Нам  нужно
поговорить.
     - Слушаю тебя, - ответил Дилон. Похоже, он ждал,  что  будет  сказана
именно эта фраза.





     Эрзац-кофе был налит в  два  стакана.  Один  из  них  стоял  рядом  с
директором, а другой, по логике вещей, должен был  предназначаться  врачу.
Не Смиту же! Смит высился тут же, за спиной директора, широко разведя ноги
и  расправив  плечи;  выглядел  он   очень   внушительно,   но,   конечно,
воспринимался Эндрюсом лишь как предмет обстановки, вроде стенного шкафа.
     Однако Эндрюс, похоже, забыл о своих первоначальных планах. Когда  он
наклонился вперед, перегибаясь через стол, он буквально кипел от ярости.
     - Слушай меня, ты, дерьмо собачье, - начал он без всяких предисловий.
- Если ты мне еще раз такую штуку выкинешь -  я  тебя  пополам  разрежу  и
скажу, что так и было, понял меня?!
     Клеменс  не  впервые  присутствовал  при  таком  приступе  бешенства,
поэтому он и не подумал оскорбиться. Тут действовал принцип "на больных не
обижаются", причем действовал в самом прямом смысле этого  слова:  Эндрюс,
конечно, не был вполне вменяем, - во  всяком  случае,  во  время  подобных
припадков.
     - Боюсь, я не совсем понимаю...
     - Брось, все ты понимаешь! - Эндрюс сам поддерживал накал собственной
злости, не давая ей остыть.
     - И все-таки я ничего не могу понять. Может быть, вы  соизволите  мне
объяснить, господин директор? - в последнюю фразу Клеменс вложил  изрядную
порцию яда. У него был соблазн тоже перейти с директором  на  "ты"  и  тем
ввести его в состояние, близкое  к  инсульту.  Однако  цель  его  была  не
поддразнивать Эндрюса, а извлечь из него всю возможную  информацию.  Да  и
держать его подольше здесь, в этой комнате,  тоже  было  бы  неплохо:  кто
знает, нашла ли уже Рипли то, что искала, в грудах выброшенного на  свалку
хлама или нет?
     - В семь часов  утра  с  нами  связались  по  каналу  высшего  уровня
коммуникации. Понимаешь, высшего, во всех аспектах: срочности, значения  и
секретности! Да мы за все существование колонии не получали такого вызова!
     Врач не отвечал. В мозгу его происходила  лихорадочная  работа:  семь
часов утра - это до вскрытия или после? Нет, много  раньше:  в  морге  они
были уже около девяти. Вот почему  эта  парочка  прибегала  туда  уже  "на
взводе"...
     - Им нужна эта женщина, это стерва! Требуют, чтобы  мы  присматривали
за ней, нянчились  с  ней,  оберегали  от  всех  возможных  опасностей!  -
Директор будто выплевывал эти слова - с гневом и отвращением. Он уже  было
успокоился, но теперь снова начинал входить в раж.
     Клеменс все еще продолжал молчать, обдумывая услышанное.
     - Зачем? - спросил он наконец.
     - Не знаю, да и плевать мне на это! Это меня не интересует. Меня  вот
что интересует: какого черта ты выпустил ее из лазарета?!
     Клеменс вздернул брови в несколько показном удивлении:
     - Я полагал, что этот вопрос уже выяснен. Хорошо, если вы  хотите,  я
повторю. В морге она  была  со  мной,  а  необходимость  ее  прихода  туда
объясняется...
     - Ты думаешь,  что  можешь  водить  меня  за  нос?  -  Эндрюс  злобно
ощерился. - Я не про морг тебе говорю, господин доктор!  Она  минимум  еще
дважды выходила! Один раз - в столовую, а второй - уж не  знаю,  куда,  но
было это сразу же после гибели Мэрфи!
     Все это  директор  выпалил  без  передышки.  Сделав  новый  вдох,  он
заговорил уже тоном ниже:
     - Только не надо делать мне удивленные невинные глаза. Учти,  я  знаю
все, что творится в этой тюрьме. Все! А если я и не всегда показываю  свое
знание - то это уж другой вопрос... Господи, этот несчастный случай!  Наши
идиоты и так заведены, а тут еще эта сука среди них разгуливает... Вот еще
горе на мою голову!
     Да, он знает все. Клеменс и раньше понимал, что  директор  не  так-то
прост, что носимая им личина властного и недалекого  хама  -  лишь  маска,
соответствующая должности. Хотя надо признать: эта маска пришлась  Эндрюсу
настолько к лицу, что едва ли она уж вовсе не совпадает  с  его  подлинной
сущностью.
     - Ну что ж, не буду  спорить  -  она  выходила.  Хотя  оба  раза  это
делалось без моего ведома и даже вопреки моим указаниям. Но не силой  ведь
мне ее удерживать! И не запирать же ее на замок,  верно?  В  конце-концов,
это ваша забота. Я не тюремщик, я - врач.
     Упираясь костяшками пальцев в стол, директор приподнялся, нависая над
Клеменсом. Теперь они едва не соприкасались лицами.
     - Мы оба прекрасно знаем, кто ты такой на самом  деле,  -  проговорил
Эндрюс негромко, но очень выразительно.
     Такого оборота врач не ждал. Он отшатнулся, бледнея.
     - Я думаю, мне лучше уйти... Мне этот разговор становится  неприятен,
и я имею полное право его не поддерживать.
     - Ну иди, иди, господин доктор, - насмешливо буркнул директор. - А  я
пока расскажу твою подлинную историю твоей новой подружке. Просто  так,  в
целях ее образования.
     Клеменс, так и не встав окончательно с сиденья, замер в  полусогнутой
позе.
     - Сядь! - приказал Эндрюс.
     Врач снова опустился на стул. Эндрюс пододвинул ему стакан с кофейным
напитком. Жест примирения? Или, наоборот, попытка  окончательно  закрепить
свою власть?
     Нет, скорее, это все-таки действительно примирение.  Директор  и  сам
чувствует, что перегнул палку, но открыто признаться в  этом  -  выше  его
сил.
     Клеменс огляделся  вокруг  -  и  будто  впервые  увидел  директорский
кабинет.
     "Кабинетом" это помещение можно было назвать лишь с натяжкой: тесная,
полупроходная комната, совмещавшая функции рабочего места и  спальни;  все
пространство загромождено стеллажами с документацией. Директор Эндрюс  был
одет в такую же тюремную робу с меховой оторочкой, что и  его  заместитель
(да и  сам  Клеменс),  сквозь  расстегнутый  ворот  виднелась  застиранная
нательная рубашка. И - тот же эрзац-кофе в стакане мутного стекла.
     Да, они все  здесь  в  равной  степени  заложники  обстоятельств.  От
директора до последнего из заключенных.
     - Итак, - Эндрюс  придвинулся  к  врачу  вплотную,  и  его  маленькие
колючие глазки вдруг стали внимательными, -  есть  ли  что-нибудь,  что  я
должен знать, но не знаю?





     Свалка была огромна, она потрясала своими размерами даже больше,  чем
морг или столовая. Не зал, а целая пещера, вырубленная в скальной  породе.
В сущности, даже пятитысячная колония  не  нуждалась  в  такой  свалке.  И
действительно, помещение сперва замышлялось как еще один  цех  (тогда  как
раз подумывали о расширении производства). Но грянуло сокращение тюрьмы, и
новый цех стал не нужен: едва хватало сил справляться с тем, что уже было.
И теперь все это  обширное  пространство  было  завалено  грудами  всякого
хлама; неровные, идущие грядами  с  одного  края  свалки  на  другой,  они
напоминали волны. Местами из этих груд, словно купальщики, зашедшие в море
по плечи, высились железные  скелеты-остовы  станков,  которые  так  и  не
собрались демонтировать.
     Рипли ожидала чего-то  вроде  этого,  так  что  она  не  пала  духом.
Конечно,  обшарить  все  эти  кучи  (иные  из  них  вдвое-втрое  превышали
человеческий  рост)  было  невозможно,  однако  этого  и  не  требовалось.
Разумеется, тот "хлам",  о  котором  говорил  Клеменс,  должен  находиться
где-то совсем рядом со входом, ведь не  потащили  же  его  вглубь  свалки.
Вдобавок надо искать там, где слежавшаяся, запыленная поверхность  "волны"
будет нарушена свежим мусором.
     И все же она едва не прошла  мимо  андроида.  Он  был  засыпан  весь,
целиком. Только рука, оцепеневшая  в  последнем  движении,  торчала  вверх
сквозь мусор.
     Рипли пришлось  приложить  некоторое  усилие,  чтобы  заставить  себя
взяться за эту руку. Странно - ей куда проще было коснуться тела  погибшей
девочки. Но там, по крайней мере, все было ясно: мертвое есть  мертвое.  А
здесь... Мертвое, которое еще  можно  заставить  говорить,  двигаться,  но
живым  оно  при  этом  не  станет.  Впрочем,  сейчас  не  до   абстрактных
рассуждений.
     Зажмурившись, она крепко сжала запястье Бишопа  и  рванула  изо  всех
сил.
     Робот смотрел на нее остановившимся левым глазом. Веки  правого  были
смежены; но слева век вообще не осталось, и  фотоэлемент  зрачка  оранжево
поблескивал.
     Без особого труда Рипли взвалила Бишопа себе на  плечо.  То,  что  от
него осталось, имело менее половины человеческого веса. Однако  уже  через
десяток-другой шагов эта ноша согнула спину Рипли  ощутимым  грузом  -  не
столько из-за тяжести, как из-за неудобства.
     Она упрямо брела, на каждом шагу по колено увязая  в  мусоре,  как  в
зыбучем песке. Лежащий на спине андроид  придавливал  ее  к  земле.  Рипли
могла смотреть только вниз и перед собой - поэтому она  не  сразу  поняла,
когда в поле ее зрения попали чьи-то ноги. Ноги человека, стоящего  у  нее
на дороге.
     Рипли уже было сделала шаг в обход возникшего препятствия, но тут еще
кто-то выдвинулся сбоку,  преграждая  ее  движение.  И  только  тогда  она
подняла глаза.
     Путь ей заступили четверо. Они стояли цепью поперек коридора, явно не
собираясь уступать дорогу и молча уставившись на Рипли. В слабом свете был
различим лихорадочный  блеск  в  глазах  ближайшего  из  них,  пальцы  его
судорожно сжимались и разжимались...
     Все было совершенно ясно, но Рипли, как  сомнамбула,  развернулась  к
ним спиной и, по-прежнему держа на плече андроида, все тем же неторопливым
шагом направилась к другому выходу, словно будучи уверенной, что никто  не
бросится за ней вслед.
     Уловка сработала: пораженная ее  отступлением,  четверка  замерла  на
месте и потеряла  несколько  драгоценных  секунд.  Рипли  была  уже  возле
запасного выхода.
     Но тут ей вновь пришлось  остановиться.  Молодой,  холеный  красавец,
стоявший в дверном проеме, потянулся было сдвинуть со лба на глаза  черные
очки-"консервы", но не стал этого делать, понимая, что уже все равно будет
узнан. Тогда он, слегка усмехнувшись, кошачьим шагом двинулся к  Рипли.  В
движениях его сквозила упругая, хищная  гибкость  -  мощный,  безжалостный
зверь, опытный в деле насилия...
     Не  шевелясь,  даже  не  положив  Бишопа,  Рипли  следила,   как   он
приближался. И когда заключенный, уверенный в  своей  способности  одолеть
любую женщину, будь она хоть трижды лейтенант  космофлота,  не  оберегаясь
протянул руки, чтобы схватить ее, - она, всем  телом  качнувшись  к  нему,
резко выбросила вперед колено, метя ему в пах.
     Удар пришелся  чуть  выше,  чем  следовало,  однако  все  же  швырнул
нападавшего на пол, в груду мусора. Сбоку метнулись тени (значит,  в  этом
проходе ее тоже ждали не в одиночку), за спиной раздался многоногий  топот
- это бросились те четверо. Но положение все же не было таким безнадежным,
как мгновением раньше.
     - Держи, держи суку! Уйдет!
     Да, Рипли успела бы  уйти,  но  для  этого  ей  пришлось  бы  бросить
андроида. Однако, если ей не удастся использовать аудиосистему Бишопа,  ее
жизнь вообще потеряет смысл, да и продлится она недолго.  Впрочем,  как  и
жизни подстерегавших ее негодяев. Но они об этом не знали...
     В нее вцепились сразу несколько человек - повалили, мешая друг другу,
поволокли на выступающую над  уровнем  свалки  плоскую  плиту.  Толпясь  и
матеря друг друга хрипнущими от похоти  голосами,  они  уже  рвали  с  нее
одежду...
     Рипли отбивалась так, что им при всех их усилиях не удавалось стащить
с нее комбинезон. Тогда тот самый красавчик, которого  она  сбила  с  ног,
выхватил нож и двумя точными ударами рассек застежки.
     Кто-то из напавших включил на  полную  громкость  портативный  плейер
(даже об этом подумали!) - и музыка заглушила крики и возню.
     - Ну, кто первый? Ты, Грегор?
     Грегором, очевидно, звали молодого красавца.  Нехорошо  усмехнувшись,
он выдвинулся вперед.
     - А-а, стерва, ты покусилась на мое главное сокровище!  -  проговорил
он нараспев. - Ну, так ты об этом пожалеешь. Очень сильно пожалеешь!
     И он, как забрало шлема, опустил очки  на  глаза  -  чтобы  даже  его
товарищи не видели, каким безумным блеском полыхают его зрачки.
     Рипли  рванулась  с  неведомой  для  нее  самой  силой  -   и   почти
освободилась от державших ее рук. Но все-таки - лишь почти.
     Она  слышала,  как  красавчик,  наваливаясь  на  нее,  загодя   издал
пронзительный  вопль  восторга.  Однако  этот  вопль  внезапно   оборвался
коротким взвизгом: громадный черный кулак,  врезавшись  в  скулу  Грегора,
свалил его, как кеглю.
     Над группой борющихся, сцепившихся тел стоял Дилон. Он шагнул  вперед
- и еще кто-то опрокинулся от его кулака. Следующего, кто попытался встать
на его пути, Дилон отшвырнул пинком, как собачонку. А потом  в  его  руках
появился обрезок трубы - тут уж врассыпную отскочили все, спасаясь  от  со
свистом рубящего воздух металла. Булькнув, оборвалась музыка:  по  плейеру
пришелся случайный удар.
     - Ты в порядке? - уголком рта шепнул Дилон Рипли. Она, все  еще  лежа
на полу, быстро кивнула. -  Уходи  отсюда,  сестра.  У  нас  сейчас  будет
воспитательное мероприятие для кое-кого из братьев.  Мне  придется  заново
внушить им некоторые ценности духовного порядка... О добре и зле,  о  том,
что есть служение Господу - и что есть отказ от него...
     В ходе схватки Дилон вскочил на ту самую плиту, куда повалили  Рипли,
и теперь возвышался над своей оробевшей паствой как  монумент.  Глаза  его
сверкали, голос гремел, железная дубинка подрагивала в  опущенной  руке  -
сейчас он  больше  чем  когда-либо  напоминал  проповедника  первых  веков
христианства.
     Придерживая одежду, Рипли поднялась на ноги.
     "Черный ящик" и робот валялись рядом - там же, где она вынуждена была
их бросить. Но теперь еще кое-что лежало между  ними.  Даже  не  "что",  а
"кто" - оно медленно, тупо шевелилось, пытаясь подняться.
     Грегор теперь уже не был прежним красавцем: огромный  выпуклый  синяк
закрывал ему пол-лица. И смотрел он на Рипли  не  прежним  нагло-уверенным
взглядом, а с испугом, как побитая дворняжка.
     И Рипли, стиснув зубы, ударила его наотмашь. Ее  кулак  впечатался  в
правую скулу Грегора с такой же хлесткой силой,  как  минуту  назад  кулак
Дилона - в левую. И Грегор снова ткнулся лицом в мусор.





     Нет, то, что устроил Дилон на свалке, конечно,  нельзя  было  назвать
"воспитательным мероприятием". Да, он остался  победителем,  но  трубой  и
кулаком  он  вколотил  лишь  страх  в  тела  нескольких  подонков.  А  это
ненадежно, да и ненадолго, а до прилета спасателей - еще неделя. И  вообще
после того, как Рипли исчезнет из их мира - всем остальным еще жить и жить
на Ярости...
     Полагайся Дилон только на силовые методы, ему  бы  никогда  не  стать
Пресвитером. Но он стал им, причем стал  сам  -  вопреки  планам  тюремной
администрации и вопреки желанию воровской "элиты".
     Итак, теперь ему надлежало уже не вбить страх, а  привить  понимание.
Причем на этот раз - не телам, а душам.
     Трудная задача.


     - 173... 174... Итого, у нас еще 176 свечей остается, - сказал кто-то
из темноты. Кажется, это  был  Рейнс.  Сказал  -  и  зачавкал  жевательной
резинкой.
     Полукруг зажженных свечей странным созвездием мерцал во мраке.  Общие
собрания заключенные  проводили  сами,  в  потайном  месте,  скрываясь  от
посторонних  глаз.  Эти  собрания  традиционно   проводились   в   "Кольце
очищающего света" - так  здесь  называли  площадку,  огороженную  пламенем
горящих свечей. Это была их давняя традиция, о которой не полагалось знать
тюремщикам.
     - Ты можешь потише жевать? - раздраженно спросил Дилон.
     - А чего? - ответила темнота.
     И снова раздалось чмоканье резинки.
     - А ничего! Просто я пытаюсь посчитать, хватит ли 176  свечей,  чтобы
замкнуть круг достаточной площади. И  я  не  могу  думать,  когда  ты  так
усердствуешь над своей жвачкой!
     На секунду наступило безмолвие. Но тут же его  нарушил  гулкий  звон:
где-то  вдали,  за  пределами  освещенного  круга,  с  грохотом  упала   и
покатилась пустая бочка из-под топлива.
     - Опять?! - рыкнул Дилон.
     - Это не я, - поспешил заверить Рейнс.
     - Ребята, может, вы там что-то зацепили? Бомс? Голик?
     - Нет... нет... - ответили два голоса из тьмы. А больше никого в этом
отсеке и не было.
     - Что за черт?! - Пресвитер приподнялся. - Эй, кто там?!
     Сперва ответом была тишина. Потом будто бы кто-то быстро пробежал  по
самой  грани  освещенного  пространства.  Потревоженный  воздух   колыхнул
свечные огоньки, задув из них один или два.
     И тут Дилон, даже не шестым, а  каким-то  двадцатым  чувством  ощутил
опасность. Это не было рациональное чувство - просто страх перед Неведомым
паучьими лапами пробежал у него по спине.
     Он тут же устыдился этого страха  и  шагнул  в  направлении  странных
звуков. Но за эту секундную заминку его  успели  опередить.  Ближайший  из
заключенных - это был Бомс, самый надежный, единственный среди собравшихся
здесь, на кого Дилон мог  положиться  при  любых  обстоятельствах,  -  уже
двинулся в сторону шума. Зажженный им от  свечи  факел  чадил  и  плевался
искрами.
     Через несколько  секунд  сидящие  могли  видеть  только  этот  факел,
огненной точкой прорезающий мрак. Все остальное проглотила тьма.
     - Что там, брат?
     - Ничего...
     Бомс шел не скрываясь.  Он  отчетливо  знал,  что  здесь  некому  ему
угрожать, и был абсолютно уверен,  что  вскоре  обнаружит  кого-нибудь  из
своих "союзников", который тайком пробрался  в  отсек  и  сейчас  пытается
подслушать их разговоры. А обнаружив - легонько, без  злобы  даст  ему  по
физиономии, за шкирку приволочет в "Кольцо" и поставит  перед  Пресвитером
по стойке "смирно". И поделом! Не умеешь шпионить - не берись!
     Что-то метнулось от него в сторону, на четвереньках  пробежало  вдоль
штабеля бочек.
     - Ну-ну, шутник, -  Бомс  пригнулся,  всматриваясь,  -  и  далеко  ты
собрался?
     Теперь ему, прячущемуся, не уйти: Бомс отлично видел, что тот  -  кем
бы он ни был - сам загнал себя в тупик, образуемый рядами бочек и  изгибом
стены.
     -  Вылезай!  -  рявкнул  Бомс,  загораживая   единственный   путь   к
отступлению.
     Он продвинулся чуть вперед - и обомлел. Факел хорошо освещал закуток,
куда скрылась метнувшаяся тень. И там не было никого.  Лишь  под  потолком
зиял шестиугольник вентиляционного отверстия, но  до  него  не  дотянуться
даже в прыжке, а уж тем более не сделать это бесшумно, да еще за считанные
секунды.
     Стоя прямо под этим отверстием, Бомс озадачено озирался. Нет, никакой
потайной лазейки...
     Легкий плеск привлек его внимание. Он опустил глаза. Оказывается,  он
стоял на самом краю какой-то мелкой лужицы,  в  которую,  одна  за  другой
срываясь сверху, падали капли. Очередная капля скользнула по его ботинку -
и кожа под  ней  сразу  сморщилась,  зашипела,  разлезаясь.  Острый  запах
кислоты коснулся его ноздрей.
     Бомс поднял взгляд к потолку.
     И увидел то, что недавно видел Мэрфи. А больше ему, как и  Мэрфи,  не
довелось увидеть вообще ничего.
     Зато те,  кто  остался  в  "Кольце",  увидели,  как  падучей  звездой
прочертил пространство факел Бомса, услышали жуткий крик -  и  подскочили,
словно ударенные током.
     - Что там такое? Что с тобой?! Отвечай!
     Вместо ответа вновь раздался крик, но теперь он звучал глуше и словно
из другого места. И еще какой-то звук наложился на него - не то  визг,  не
то скрежет, рвущий уши, пронзительный...
     Трое - Рейнс, Дилон и Голик - затравленно  озирались.  Они  не  могли
понять, с какой стороны доносятся крики, не могли понять,  следует  ли  им
броситься на вопль или - прочь от него. И уж вовсе они  не  могли  понять,
что такое случилось с Бомсом. Не то что  понять  -  представить  это  было
невозможно.
     Первым опомнился Пресвитер:
     - Быстро, рассредоточиваемся! Я проверю этот проход, ты - вот этот, а
ты, Ян, посмотри за штабелем!
     - Нет, нет! - выкрикнул кто-то из его  товарищей,  скрытый  темнотой,
как маской.
     И Дилон понял: никакая сила не заставит их сейчас  обшаривать  темные
закоулки в одиночку.
     - Хорошо. Вы, двое, пройдитесь вдоль штабеля, я сам проверю проходы!
     Сказав это, Пресвитер тут же бросился бегом в том  направлении,  где,
как ему казалось, в последний раз слышался крик.
     Он ошибался  -  его  обмануло  многократное  преломляющееся  эхо.  Но
выяснилось это далеко не сразу...





     Двое начали обшаривать окрестности штабеля, действуя  с  подчеркнутой
методичностью и откровенно не торопясь. Но тут до них донесся новый вопль,
еще более приглушенный, однако на этот раз - не из-за  расстояния.  В  нем
явственно проступало предсмертное хрипение...
     Рейнс и Голик  посмотрели  один  на  другого  в  свете  единственного
оставшегося  у  них  факела  (второй  забрал  Дилон).  Ни  единого   слова
произнесено не было, но они поняли друг друга... Краска залила их  лица  -
стыд пересилил страх.
     - Брат! Держись, мы идем!
     Они  понеслись  в  темноте,  спотыкаясь  и   оскальзываясь;   неслись
извилистыми коридорами, перепрыгивали через бочонки и ящики,  не  замедляя
хода. Факел освещал им путь, тускло и неверно  отражаясь  в  металлической
поверхности и запыленном пластике. На бегу они со звоном распахивали перед
собой незапертые решетки,  пригибались,  когда  потолок  становился  ниже;
боком проходили мимо работающих вентиляторов...
     Внезапно Голик - он бежал первым - резко остановился, и  его  спутник
чуть не налетел на него.
     - Ну, что там еще?!
     Голик молча указал вниз. Палка какая-то... Нет, не палка - факел. Тот
самый факел, который выронил Бомс.
     - Значит, это здесь. Иди же!
     Но собственный факел задрожал в руке Голика - возвращался уже забытый
было страх.
     - Дай сюда! - сказал Рейнс тоном приказа, протягивая ладонь.
     Голик с видимым облегчением  отдал  ему  светильник.  Они  поменялись
местами, и теперь он следовал за Рейнсом.
     Это спасло ему жизнь.
     Они выбежали за поворот - и остановились в растерянности.  Крик  явно
доносился отсюда. Но это снова был тупик, и никого  не  было  перед  ними,
лишь  на  полу  расплывалось  пятно  непонятной   жидкости.   Кровь?   Или
сконденсировавшаяся влага?
     И Рейнс, как несколько минут назад Бомс, посмотрел вверх: откуда  это
натекло?
     Он увидел то же, что видели перед ним уже  два  человека  на  Ярости:
жуткую, словно из кошмарного сна, морду, окровавленную и покрытую  слизью.
Увидел  переплетение  щупалец  и  бессильно  свисавшие  оттуда,  из  самой
середины клубка, человеческие ноги.
     А в следующий миг Чужой, все  еще  продолжая  удерживать  тело  своей
прежней жертвы, ринулся на Рейнса сверху.
     - Беги! - только и успел  крикнуть  Рейнс.  Это  было  его  последнее
осознанное слово. Все остальное потонуло в стоне, криках, небытии...
     Нет, Голик не побежал, но не от храбрости - он просто оцепенел,  врос
в пол. И только когда одно из щупалец случайным движением хлестнуло его по
лбу, сбивая наземь, когда  в  лицо  ему  ударила  кровь  Рейнса,  фонтаном
хлынувшая из разорванных артерий, - лишь тогда оцепенение покинуло его.  С
душераздирающим визгом, в котором уже не оставалось ничего  человеческого,
он даже не побежал, а пополз по коридору, извиваясь,  словно  раздавленный
червяк.
     Чужой мог настигнуть его одним броском.  Но  ему  было  не  по  силам
поглотить  тела  жертв  одновременно.  Поэтому  пара  щупалец,   все   еще
цеплявшихся за потолочный люк, напряглась, разбухая  мышцами,  -  и  легко
вздернула наверх свою слизистую тушу вместе с двойной добычей.
     С двумя человеческими трупами...





     Только один уголок  в  тюрьме  Рипли  с  некоторым  основанием  могла
считать своим. Госпиталь. Во всяком случае, ей было  официально  приказано
находиться здесь, а всех остальных, столь же официально, приказано сюда не
пускать. Значит, есть надежда, что никто не потревожит  ее  -  по  крайней
мере, за те короткие минуты, которые требуются для прослушивания.
     Рипли едва не падала от усталости. Разжав  руки,  она  словно  бревно
уронила андроида на пол (ничего, ему не больно) и, достав инструменты, тут
же принялась за дело - не дав себе передышки, спеша все успеть, прежде чем
силы  окончательно  оставят  ее.   Предшествовавшая   катастрофа   отчасти
облегчила ей  работу:  подключения  к  аудиосистеме  находились  на  левой
стороне головы робота, а теперь они  волею  судьбы  оказались  очищены  от
квазиплоти. Вскоре несколько проводов соединяли изуродованное неживое лицо
и компьютер "черного ящика".
     Рипли облизала пересохшие губы. Потом она нажала нужную клавишу  -  и
тут же опустилась на койку, чтобы использовать для отдыха  хоть  несколько
минут.
     Дребезжащий звон наполнил помещение отсека.
     И Бишоп, очнувшись от очередной своей смерти,  открыл  глаза.  Нет  -
один глаз...
     Способен ли робот говорить? Или его электронный  мозг  пострадал  еще
сильнее, чем тело?
     Забыв об усталости, Рипли подалась вперед.
     - Эй!.. - негромко позвала она.
     Страшное освежеванное лицо медленно повернулось к ней.
     - Рипли? - ответил знакомый голос, глубокий и с хрипотцой. Он  звучал
абсолютно спокойно -  так,  как  если  бы  они  увиделись  после  короткой
разлуки. Словно и не лежали между их этим и последним  разговором  борьба,
победа, гибель товарищей, невообразимое количество миль пространства...
     - Здравствуй, Бишоп. Как ты себя чувствуешь?
     - Ноги болят... - робот усмехнулся остатками рта. Он, конечно,  знал,
что никаких ног у него теперь нет.
     - Мне очень жаль... - неловко произнесла Рипли.
     - Ничего, это уже не имеет значения.
     Бишоп все-таки говорил с трудом - будто  выталкивал  из  себя  фразы.
Очевидно, система воспроизведения речи действительно оказалась повреждена.
Надо было спешить.
     - А как себя чувствуешь ты? Мне нравится твоя новая прическа...
     Медленно поднявшись, единственная рука андроида  указала  на  обритую
кожу головы Рипли.
     - Я - в порядке, Бишоп... Скажи, ты можешь  прокрутить  мне  то,  что
находится в черном ящике?
     - Нет проблем... - робот на минуту умолк, словно сосредоточиваясь,  а
затем внутри его что-то коротко прозвенело. - Есть! - возвестил он.
     - Что случилось на "Сулако"? Отчего пришлось катапультировать шлюпку?
- склонившись над ним, Рипли с нарочитой четкостью выговаривала слова.
     Бишоп снова ненадолго замолк. Затем из его искалеченных  губ  полился
ровный гул - ритмичная работа  могучего  организма  космического  корабля.
Потом этот гул прорезало шипение, скрежет...
     - Стасис нарушен. Пожар в криогенном  отделении.  Повторяю:  пожар  в
криогенном отделении. Всему  экипажу  собраться  в  спасательных  шлюпках.
Повторяю...
     Бишоп теперь говорил не своим голосом: это был приятный голос молодой
женщины, неуместно спокойный на фоне слышимого лязга и грохота.  Не  сразу
Рипли  поняла,  что  робот   просто   воспроизводит   стандартную   запись
корабельной системы оповещения.
     - И в чем же причина? Почему начался пожар?
     - Проводка... - сказал  Бишоп  уже  собственным,  но  явно  угасающим
голосом.
     Рипли нахмурилась:
     - Скажи, а  сенсорные  датчики  ничего  не  зафиксировали?  Например,
какого-нибудь движения в анабиозной камере?
     - Очень темно, Рипли... - голос Бишопа звучал будто издали.
     - Но ты можешь хоть что-нибудь рассмотреть  в  этой  темноте,  Бишоп?
Скажи мне, был ли Чужой на борту? Был? - В отчаянии Рипли  почти  кричала,
прижимаясь губами прямо к самому уху лежащего.
     Пауза. Правый глаз робота скашивается на нее.
     - ДА! - ответил андроид в полную силу, громко и  почти  торжественно.
На миг Рипли даже показалось, что она разговаривает с Дилоном в момент его
проповеди.
     - Он остался на "Сулако" или прилетел с нами? - голос Рипли  невольно
дрогнул, хотя она уже не сомневалась в ответе.
     - ОН ВСЕ ВРЕМЯ БЫЛ С НАМИ, -  и  вновь  в  голосе  Бишопа  прозвучала
кованая медь, и вновь Рипли вспомнила о Пресвитере.
     - Компания знает? - спросила она уже без всякой надежды.
     -  Компания  знает  все.  Может   быть,   кроме   событий   последних
двадцати-тридцати минут на "Сулако". Все данные шли на бортовой компьютер,
и через каждые полчаса автоматически следовал очередной сеанс связи...
     Бишоп словно исчерпал всю свою энергию: на последних словах голос его
снова начал глохнуть.
     - У меня есть к тебе  просьба,  Рипли.  -  Чтобы  разобрать,  что  он
говорит, уже приходилось напрягать слух. - Отключи меня...
     - Ты уверен? - Рипли глянула на него с затаенной скорбью.
     - Да. Меня еще могут починить, но я уже никогда  не  смогу  работать,
как прежде. А зачем тогда я? - Бишоп помедлил. - Лучше уж я буду... никем.
     Пожалуй, робот не мог лучше передать понятие  "смерть".  Правое  веко
его опустилось.  Фотоэлемент  уничтоженного  глаза  продолжал  еще  гореть
оранжевым светом.
     - Прощай, Бишоп, - прошептала Рипли. И нажала на кнопку отключения.
     Единственная рука взметнулась  и  затрепетала  в  почти  человеческой
агонии. Через несколько секунд она замерла - и сразу, одновременно с этим,
погас оранжевый огонек.
     И тут же Рипли настороженно обернулась, вскочила,  спешно  задергивая
полупрозрачную занавесь,  отгораживающую  ее  койкоблок.  В  коридоре,  по
направлению  к  дверям,   слышались   торопливые   шаги   множества   ног,
взволнованные голоса, какой-то не то стон, не то визг...
     Кто-то спешил к медицинскому отсеку.





     Они ввалились в дверь слитной массой - и сначала было  не  разобрать,
кто это, сколько их и какова цель их прихода.  Однако  вскоре  выяснилось,
что двое - это были Дилон и Смит -  полунесут-полутащат  третьего.  Третий
был весь заляпан кровью, лица его  не  разобрать,  но  оно,  должно  быть,
искажено  смертельным  ужасом:  он  отчаянно  и  как-то   по-растительному
бессмысленно  бился  в  зажавших  его  тисках  рук  и  визжал,  визжал  не
переставая, будто он  не  человек,  а  испортившийся  механизм,  способный
производить только визг.
     Сразу же за этой тройкой, неловко согнувшись, спешил врач. Он, должно
быть, на ходу пытался произвести осмотр. А еще дальше,  отставая  на  шаг,
шествовал директор Эндрюс. Он  никуда  не  спешил  и  никого  не  пробовал
осматривать.
     - Не я, не я! - вопил Голик,  вырываясь  из  растерянных,  но  цепких
объятий своих сопровождающих. - Я не делал этого, нет, не делал!
     - "Этого" - чего? - холодно спросил Эндрюс.
     - Ничего! - Голик, которого уже было уложили на койку, дернулся  так,
что слетел с нее на пол. - Я никого не...
     - А кого ты - да? - Эндрюс,  похоже,  испытывал  какое-то  садистское
удовлетворение от допроса в такой форме.
     - Никого! Я не убивал их, нет, нет! Это  не  я!  Это...  это  дракон!
Огромный дракон, он сидит на  потолке,  он  откусывает  головы,  никто  не
сможет  устоять  против  него,  не  я,  не  я...  -  Голик  задохнулся  от
нахлынувших  жутких  воспоминаний.  Дальнейшую  его   речь   трудно   было
разобрать, она потеряла контуры осмысленности. Голик стонал, выл и плакал,
размазывая дрожащей рукой  по  лицу  кровь,  грязь  и  слезы.  Директор  с
неудовольствием вынужден был отступиться от него.
     - Да он окончательно спятил! - в досаде Эндрюс сплюнул прямо на  пол.
- Его надо просто на цепь посадить, как взбесившуюся собаку,  пока  он  не
перекусал тут всех.
     При этих словах Дилон бросил взгляд на Эндрюса, но ничего не сказал.
     - Так точно, сэр, он абсолютно сумасшедший, - охотно подхватил  Смит.
- И нужно действительно принять срочные меры, чтобы..
     В ответ по нему словно выпалили из двух стволов:
     - Заткни свою поганую пасть, ты, Восемьдесят Пять!
     - Нет никаких оснований ни для паники, ни для  ваших  "срочных  мер",
мистер Смит! - сухо отчеканил директор. Действительно, для полного счастья
ему только паники и не хватало в этой  ситуации.  Однако  в  то  же  время
заключенным и впрямь следовало показать,  что  администрация  контролирует
положение. Причем показать это нужно прямо сейчас.
     - Мистер Клеменс!
     - Да, сэр?
     - Будьте добры, сделайте укол этому идиоту.
     Клеменс замер  в  недоумении:  в  этот  миг  он  уже  вонзил  иглу  в
предплечье Голика и теперь как раз вводил ему в вену успокаивающую  смесь.
Но директору просто необходимо было отдать какое-нибудь распоряжение.
     - Обождите. Сейчас, когда успокоительное уже начало  действовать,  но
еще не привело его в полную отключку, мы можем  узнать,  что  случилось  с
братьями, - проговорил Дилон. - Ты слышишь меня, Ян? Где  Бомс,  вы  нашли
его? А что случилось с Рейнсом?
     Дилон не кричал, он говорил тем проникновенным шепотом,  которым  ему
так хорошо удавалось убеждать людей. Кажется,  это  подействовало:  Голик,
который только что трясся и икал от страха, вдруг как-то притих, в  глазах
его появилось осмысленное выражение.
     Но в тот самый момент, когда  он  уже  почти  готов  был  заговорить,
тишину прорезал металлический голос Эндрюса:
     - Слушай, преподобный, ну что ты рассчитываешь от него услышать, черт
возьми вас обоих?! Надо сформировать поисковую бригаду,  может,  она  хоть
что-то найдет... Судя по всему, этот  подонок  просто  убил  их  обоих.  И
Бомса, и  Рейнса.  А  теперь  весьма  талантливо  разыгрывает  перед  нами
помешательство!
     Он наклонился над койкой, удавьим взглядом впившись  в  зрачки  вновь
онемевшего Голика.
     - Ну что? Так это все и было, да? А ну-ка, выкладывай, избавь нас  от
лишней работы!
     И тут Голика  вновь  прорвало.  Он  повалился  на  кровать,  скуля  и
дергаясь в судорогах возобновившегося приступа.
     Дилон медленно выпрямился. Огонь полыхал в  его  глазах  за  стеклами
очков, а на лице застыла маска ярости. Он мог бы  сказать,  что  с  Бомсом
приключилась беда еще в тот момент, когда и Голик, и  Рейнс  находились  в
круге свечей. Но он не пошел по пути предъявления доказательств.
     - Вам это не известно. Возможно, Ян обманывал вас - как и вы его,  но
он никогда не говорил неправды МНЕ!  Может  быть,  он  сумасшедший,  может
быть, он негодяй - но он не лжец! И я  не  советовал  бы  вам  обвинять  в
убийстве или во лжи кого-нибудь из моей паствы, если вы не уверены в этом!
     - Что-о?
     Они стояли друг против друга -  два  вождя,  два  лидера,  два  мира,
одинаково опасных и беспощадных.  Клеменс  и  Смит  боялись  пошевелиться,
нутром ощутив, что  любое  движение  может  спровоцировать  взрыв.  Только
безумные причитания,  доносившиеся  из  уст  бьющегося  на  койке  Голика,
нарушали молчание.
     Внезапно  рядом  с  Пресвитером  и  директором  со  звонким   шорохом
раздвинулась пластиковая занавеска - и оба одновременно  повернули  головы
на звук.
     - Нет, он не лжец. К сожалению, он говорит правду.
     В образовавшемся проеме стояла Рипли. Она кивнула в сторону койки:
     - Мне нужно бы поговорить с  ним  об  этом...  драконе,  как  он  его
назвал.
     - Да ничего вам не  нужно,  лейтенант!  -  в  голосе  Эндрюса  досада
смешивалась с облегчением. - И ни с кем вы не будете  разговаривать!  Меня
не интересует ваша точка зрения, поскольку вы не знаете подоплеки событий.
- Директор небрежно указал пальцем на Голика: - Вам неизвестно,  что  этот
человек - убийца. - (Он говорил о Голике так, словно того не было рядом  с
ним.) - Причем убийца со стажем. Во время своей  прошлой  деятельности  он
убил,   если   не   ошибаюсь,   пятерых,   проявив   при   этом    немалую
изобретательность и совершенно зверскую  жестокость.  Не  так  ли,  мистер
Дилон?
     Пресвитер угрюмо кивнул.
     - Шестерых, - уточнил он с неохотой.
     Эндрюс снова указал на Голика:
     - К тому же разговор с ним в ближайшее время  вообще  невозможен.  Он
спит! Да, Голик действительно уже не слышал их разговора.  Он  расслаблено
растянулся на одеяле - проникший в кровь наркотизатор сделал свое дело.
     - Так что, поскольку в госпитале теперь находится  этот  бандит,  мое
вам распоряжение, лейтенант: быстро собирайте свои вещи и...
     Рипли встретилась взглядом с Эндрюсом, и что-то  было  в  ее  взгляде
такое, что заставило директора замолчать, не окончив фразу.
     - Тогда я буду говорить с вами, - сказала она.





     Она сидела в директорском кабинете, занимая то же кресло,  в  котором
незадолго до этого расположился  Клеменс.  Как  и  во  время  разговора  с
Клеменсом, за спиной директора высился Смит.  Только  на  этот  раз  перед
участниками беседы не был выставлен кофейный напиток.
     При мысли об этом Эндрюс ухмыльнулся. Ничего, не велика птица...
     А вообще-то, если вдуматься, они - два сапога пара:  медик  и  эта...
лейтенант.  Оба  с  претензией  на  высоколобность,   оба   абсолютно   не
представляют (хотя Клеменс мог бы себе представить!), как  вписываются  их
планы во внутреннюю жизнь тюрьмы. Вдобавок оба одержимы схожей манией.
     Правда, у Клеменса данная мания выражена в менее отчетливой форме,  и
вообще, похоже, этой формой его заразила лично мадам Лейтенант. И он, надо
полагать, оказался особо восприимчив к подобной заразе.  Совсем  свихнулся
бедняга в наших условиях. Да и не мудрено, по правде сказать...
     - Итак, насколько я вас понял,  лейтенант,  имеет  место  быть  некая
здоровенная тварь - клыки, щупальца, кислота вместо крови и тому  подобные
прелести, которая путешествует вместе с вами сквозь космос и убивает  все,
до чего дотянется. Одним словом, очень неприятная  картина  получается.  -
Эндрюс говорил, с некоторым трудом заставляя себя сохранять серьезность. -
Это верно?
     - Да, вы правильно поняли меня, господин директор, - ровно произнесла
Рипли.
     Эндрюс почесал голову, после чего внимательно осмотрел свои ногти.
     - И вы думаете, я  поверю  вам  на  слово?  -  спросил  он  предельно
саркастически.
     Женщина пожала плечами:
     - Я не прошу верить моим словами. Поверьте фактам. То, что  произошло
за последний час...
     Директор снова с увлечением поскреб голову, как будто у него не  было
более важного занятия.
     - Факты - вещь упрямая, лейтенант. Поэтому иногда их даже притягивают
за уши. Сдается мне, так вы сейчас и поступаете. Все  произошедшее  вполне
можно объяснить в реалиях тюремного бытия - и объяснить куда лучше, чем  с
привлечением зубасто-кислотно-попотолкулазающего да еще  головоотрывающего
монстра, о котором, по правде, никто ничего и никогда не слышал.
     Сложносоставные слова  директор  произносил  с  особым  вкусом,  явно
восхищаясь собственным остроумием.
     - Ну, хорошо. Предположим, - я сказал "предположим"! - я  приму  вашу
версию событий. И что же вы предлагаете делать?
     Рипли сдержалась. Не в ее интересах  было  обострять  конфликт.  Быть
может, этот непробиваемый служака все же сумеет оценить нависшую над всеми
опасность? Не враг же он сам себе...
     - У вас есть оружие? - спросила она, не сомневаясь  в  утвердительном
ответе.
     - Нет, - коротко отрубил директор.
     Рипли   вздернула   брови.    Кажется,    повторялась    история    с
аудиоприставкой.
     - У вас тюрьма особо строгого режима, - раздельно произнесла она. - И
вы говорите мне, что у вас нет оружия?!
     - Вот именно - тюрьма, - медленно свирепея, Эндрюс  навалился  грудью
на стол. - А также единственный пригодный для жизни оазис на всей планете.
Убежать отсюда нельзя - некуда бежать.  Перебить  тюремную  администрацию?
Это, в принципе, возможно, но продуктов жизнеобеспечения хватает  примерно
на шесть земных месяцев. И пополнить запас здесь неоткуда. Мы находимся  в
глубокой космической заднице, лейтенант, более  глубокой,  чем  вы  можете
себе представить... По истечении шестимесячного срока прилетает  очередной
корабль с припасами, и если что-то не в порядке, им даже  не  нужно  будет
высаживать десант. Они просто не разгрузятся  -  и  через  очень  короткое
время оставшиеся в живых бунтари приползут к ним на брюхе. Конечно,  можно
захватить этот корабль, но вот его-то экипаж отменно вооружен. Одолеть их,
следовательно, можно только с оружием. Нет оружия -  нет  "тока  в  сети".
Значит, не будет и бунта (хотя бы с целью вооружиться), не будет и попытки
захвата. Вам все понятно?
     - Ясно... - Рипли пусто глянула на Эндрюса. - Значит, чтобы вас  всех
не перебили...
     - Вот именно. Вы уловили самую суть.
     И все же она не могла поверить, что все проиграно окончательно.
     - Ну хоть что-нибудь  у  вас  есть?  Например,  для  личной  обороны?
Пистолет там, или я уж и не знаю...
     Директор задумался не надолго.
     - Ну... вообще-то в  нашей  столовой  есть  кухонные  ножи.  Да  и  у
заключенных,  если  поискать,  ножи  найдутся.   (Рипли   вздрогнула:   ей
вспомнился нож в руках Грегора в момент сцены на свалке.)  Хотя  мы  их  и
изымаем. Но это, как я понимаю, вас не устроит.
     - Тогда нам  хана,  -  со  спокойствием  отчаяния  произнесла  Рипли,
уставившись директору в лицо.
     По правде сказать, она употребила другое слово.
     - Нет, это ВАМ хана! - Эндрюс тоже высказался более  крепко.  Вскочив
из-за стола, он стоял посреди комнаты и орал, наливаясь темной кровью:
     - Лейтенант Рипли, отныне вы  не  имеете  права  покидать  территорию
госпиталя! Даже не самого госпиталя: там сейчас находится  ваш  собрат  по
общению  с  драконами  -  а  бокса  изолятора,  где  положено   находиться
инфекционным больным. Будем считать, что вы больны... холерой. Да,  особой
психической  холерой,  которая   вызывает   галлюцинации,   заразные   для
окружающих. Надеюсь, там вы окажетесь в  безопасности  от  хищных  зверей!
Мистер Смит проводит вас. Ну как, пойдете сами или прикажете вас тащить?
     Аарон уже встал за ее  спиной,  готовый  выполнить  любое  приказание
директора.
     Рипли покорно поднялась. Ей было уже все равно.
     - Не трудитесь, я иду.
     - Ну вот и хорошо. Умница.
     На выходе Рипли обернулась.
     - Прощайте, господин директор, -  сказала  она,  сделав  ударение  на
первом слове.
     - Я тоже надеюсь, что мы больше не увидимся  до  прилета  спасателей,
господин лейтенант, - ответил Эндрюс, имея в  виду  совершенно  иное,  чем
Рипли, и даже не вдумываясь в значение ее слов.
     Оставшись  один,  директор  потянулся  к  столу  и  открыл   потайное
отделение. Внутри стояла небольшая  бутыль  с  неразбавленным  медицинским
спиртом. Сделав  хороший  глоток  прямо  из  горлышка,  Эндрюс  крякнул  и
некоторое время стоял, задерживая дыхание, чтобы не обжечь носоглотку.
     -  Будем  надеяться,  что  половым  путем  эта  драконья  холера   не
передается, - пробормотал он минуту спустя уже гораздо  более  успокоенным
голосом. - Потому что если так - храни Господь нашего ветеринара!





     ...Громко и  неясно  заговорил  интерком.  Рипли  даже  не  повернула
головы,  зато  Клеменс  приподнялся,  подошел  к  устройству  и,  выслушав
сообщение, ответно сказал что-то в микрофон. Потом он  вернулся  к  Рипли,
сидевшей на своей кровати.
     - Директор Эндрюс извещает всех, что через пять минут начнется  общее
собрание. Правда, нас с тобой это не касается.
     Рипли устало повела плечом:
     - Ну, что же...
     Они находились, конечно, не в тесной каморке изолятора, а в  основном
помещении госпиталя: Клеменс сразу же дал понять Смиту, куда  именно  тому
следует засунуть свои предложения насчет того, где  полагается  разместить
его подопечную. Но и сам госпиталь тоже отнюдь не отличался простором.
     - Ты о чем думаешь? - врач внимательно посмотрел на Рипли.
     - Почему ты об этом спросил? - она подняла на него глаза.
     - Ну, не знаю... Просто недавно ты проявляла  бешеную  активность,  а
теперь...
     Внезапная мысль вдруг посетила Рипли. Она пружинисто встала на ноги.
     - Скажи, как ты думаешь - можно отсюда бежать?
     В удивлении Клеменс круто поднял бровь:
     - "Отсюда" - это с планеты?
     - Да.
     - Вот на этот вопрос я отвечу совершенно однозначно. Разумеется, нет!
Не пешком же идти сквозь космос...  Раз  в  полгода  прилетает  корабль  с
провизией.
     - И это все?
     - Все.
     - Черт... -  Рипли  опустилась  на  прежнее  место.  Выходит,  Эндрюс
все-таки говорил правду.
     - Я слышал, скоро за тобой придет внеочередной рейс, - сказал Клеменс
с явным намерением утешить.
     - "Скоро" - это как? - спросила Рипли без особой надежды.
     - Не знаю... - в раздумье врач выпятил губы. - Просто до этого к  нам
никто никогда... не спешил.
     - Понятно, - голова Рипли снова склонилась.
     - Ты мне не расскажешь, о чем ты говорила с Эндрюсом?
     Спрашивая это, врач не очень рассчитывал на положительный  ответ.  Он
оказался прав.
     - Нет. Пусть здесь останется хоть один человек, не  думающий,  что  я
спятила.
     - Ага... Ты имеешь в виду меня?
     - Кого же еще...
     Несколько секунд врач размышлял.
     - Ну, это совсем не обязательно... Я достаточно узнал о  тебе,  чтобы
не сомневаться в абсолютной устойчивости твоей психики.  Потом,  я  и  сам
ведь что-то видел.
     Приступ сухого, нехорошего кашля вдруг сотряс тело Рипли,  и  Клеменс
настороженно прислушался.
     - Как ты себя чувствуешь?
     - Да не  очень...  -  Рипли  уже  сумела  удержать  кашель  и  теперь
выглядела по-прежнему. - Горло что-то болит... живот... И вот здесь - тоже
болит... - Взяв обеими руками кисть Клеменса, она прижала ее к собственной
груди.
     - О! - сказал врач с  чувством.  -  Локализация  последней  боли  мне
особенно нравится. -  Мгновение  он  обдумывал  свои  действия,  но  потом
чувство долга взяло верх. - Однако давай все-таки  сперва  займемся  твоей
хворобой. Что-то не нравится мне этот кашель... Я предлагаю лечебный укол.
Мой  особый  коктейль   персонального   изобретения!   -   сказал   он   с
профессиональной гордостью, отошел в сторону и загремел инструментами.
     В этот момент на кровати соседнего койкоблока зашевелился, приходя  в
себя, Голик. Они оба забыли о нем. Его лицо, покрытое маской из запекшейся
крови - своей и Рейнса, пятном виднелось  сквозь  полупрозрачный  занавес.
Врач в свое время только и  смог  удостовериться,  что  ранение  головы  у
Голика несерьезное  и  не  требует  хирургического  вмешательства.  Но  ни
обработать рану, ни даже смыть кровяную корку ему не удалось: даже  сквозь
наркотический сон Голик при малейшем прикосновении  судорожно  дергался  и
начинал отбиваться, не приходя в сознание.
     А теперь, просыпаясь, он медленно ворочался на испачканном покрывале,
и в глазах его уже отсутствовал леденящий ужас. С его места ему были видны
оба - Клеменс и Рипли.
     - Ты замужем? - спросил он ни с того ни с сего.
     Женщина только покосилась на него, не ответив. Ей никак не  удавалось
вспомнить: был ли он на свалке?
     - Тебе надо замуж... Надо рожать детей...
     Клеменс тоже покосился в сторону Голика. Не следует ли  прервать  его
рассуждения? Вроде бы пока ничего особенного он не говорит,  но  врач  уже
имел опыт общения с этим типом.
     Голик отодвинул занавеску.
     - У меня было много хороших девушек... Там, тогда, еще до Ярости...
     Теперь Рипли были  видны  кисти  его  рук.  Они  нервно  сжимались  и
разжимались какими-то странными движениями: не то оглаживая что-то, не  то
терзая.
     - Они любили меня... Во всяком случае, какое-то время.
     Наступило молчание. Было слышно, как звенит стекло о металл:  Клеменс
готовил шприц к уколу.
     - Ты тоже умрешь!.. - провозгласил  Голик  совершенно  неожиданно.  И
Рипли увидела, как при этих словах его пальцы одновременно сжались  хищным
движением, словно перехватывая чью-то шею.
     - Ну, достаточно, - сказал Клеменс негромко,  но  тоном,  не  сулящим
ничего хорошего.
     Он задернул перед носом Голика  занавеску,  не  подозревая,  что  тем
самым опять спасает ему жизнь.
     Рипли облокотилась на стену, с трудом  сдерживая  вновь  подступающий
кашель. Когда врач подошел к ней, она уже справилась с собой.
     - Ну, как дела?
     - Что? - будто не поняв вопроса, спросила Рипли и улыбнулась.  Улыбка
вышла слегка принужденной.
     - С тобой все в порядке?
     - Да.
     Клеменс обломил одну из ампул, которые он держал в руке, поднес к ней
шприц.
     - По-моему, ты мне лжешь, - сказал он тихо, чтобы не услышал Голик. -
Причем делаешь это абсолютно напрасно.
     - А по-моему, лжешь ты. И тоже напрасно. - Рипли говорила  еще  тише.
Клеменсу самому пришлось напрячь слух. -  Как-то  ты  сказал  мне,  что  я
несколько раз подряд уклонилась от ответа. А о себе что скажешь?  Ты  ведь
тоже уклонился, когда я спросила тебя, каким образом тебе досталось  такое
завидное назначение. И повторно уклонился, когда был тебе задан  вопрос  о
татуировке - вот об этой. - Она коснулась пальцем  его  затылка.  -  Может
быть, хоть сейчас ты мне расскажешь правду?
     Клеменс надолго  задумался,  позабыв  об  уколе.  Наконец  он  принял
решение:
     - В общем-то ты права. Я должен был рассказать об  этом  раньше...  И
рассказал бы, клянусь, если бы не боялся тебя потерять!
     Он тяжело дышал, крупные капли пота выступали у него на лбу, словно у
человека, собственноручно подписывающего себе приговор.
     - Это долгая, тяжелая история...
     Клеменс снова запнулся. Но когда он, наконец, заговорил,  его  голосу
мог бы позавидовать ушедший в небытие Бишоп: из него напрочь  исчезли  все
эмоции.
     - Я был самым способным студентом на  медицинском  факультете  нашего
университета. Ты не поверишь, но профессора  буквально  дрались  за  право
называться моим Учителем. Довольно рано я пристрастился к наркотикам - это
случается с врачами гораздо чаще, чем готов официально признаться любой из
них. Тут все перемешивается: сверхнагрузки,  вид  человеческих  страданий,
доступность наркотических средств - морфий, алкоголь в  чистом  виде...  А
самое худшее - кастовая уверенность медиков в  том,  что  любой  врачебный
препарат сохраняет покорность тебе, что ты властвуешь над ним, а не он над
тобой.  Самообман...  Скажи,  тебе  действительно  хочется  дослушать  эту
длинную и бездарную мелодраму?
     Рипли коротко кивнула:
     - Ничего. Я выдержу.
     - Ну, воля твоя. Короче, несмотря на все это, меня все равно  считали
молодым гением, врачом будущего и так далее, в том же духе. Причем,  скажу
тебе честно, считали не зря! Но  как-то  раз,  уже  на  первом  году  моей
самостоятельной практики, случилось то, чего не могло не случиться. Я  как
раз отбывал 36-часовое  врачебное  дежурство  -  знаешь,  такое  бывает  у
молодых медиков: им специально устраивают проверки  на  прочность.  Короче
говоря, "чтоб служба медом не казалась..." Ну и, как  ты  уже  догадалась,
все эти тридцать шесть часов  я  провел  "под  кайфом",  да  еще  и  спирт
хлестал, словно лошадь - воду... А когда я  проснулся,  мне  рассказали...
Именно рассказали, сам я не помню ничего, хотя  участвовал  во  всех  этих
событиях и, возможно, даже и не совершил ошибок... - Он перевел дыхание: -
В общем, на ближайшем заводе произошел взрыв, и к нам в больницу  привезли
свыше сотни пострадавших. Тридцать человек из них погибли. По  официальной
версии из-за того, что я назначил  им  неправильную  дозу  болеутоляющего.
Возможно, конечно, что они умерли от последствий взрыва...  Впрочем,  одно
другому не мешает. Я оказался в положении  стрелочника,  который  во  всем
виноват. Я и был виноват, наверное...
     На губах Клеменса мелькнула легкая усмешка.
     - Вот так я и получил семь лет. И считаю, что еще легко отделался.
     Усмешка сменилась гримасой, похожей на оскал.
     - Во всяком случае, от морфия меня отучили, - резко закончил он.
     - Ты сидел здесь?
     Врач ответил, не повернувшись к Рипли. Казалось, он,  впав  в  транс,
разговаривает сам с собой, и  этот  вопрос  он,  наверное,  воспринял  как
прозвучавший изнутри.
     - Да... Поэтому я хорошо знаю этих ребят. Когда они решили остаться -
остался и я. По крайней мере, среди изгоев я сам себя изгоем не  чувствую.
А приличного назначения мне бы все равно не получить...
     И - все. Бесстрастность исчезла из голоса. Клеменс встряхнул головой,
словно сбрасывая оцепенение.
     - Ну что? - он посмотрел на Рипли затравленным  взглядом.  -  Теперь,
когда ты узнала все это, позволишь ли ты мне сделать вот эту инъекцию?
     Вместо ответа Рипли, закатав рукав куртки,  протянула  ему  руку  для
укола. Торопясь, врач поднес к коже старинный игольчатый шприц. Пальцы его
слегка дрожали.
     - А теперь я тоже  расскажу  тебе  мою  собственную  тайну,  Клеменс.
Слушай...
     Она вдруг остановилась, почуяв неладное. Трудно сказать, зрение, слух
или острый запах чужой плоти предупреждали ее об опасности.
     Запах чужой плоти...
     Чужой...
     В это время Голик уже мелко трясся отчаянной дрожью в своем блоке. Он
раньше всех заметил, как из квадрата  вентиляционного  хода  под  потолком
бесшумно опустилась на  жгутах  щупалец  громадная  туша,  бесформенная  и
вместе с тем сохраняющая какое-то жуткое изящество. Дикий  страх  чуть  не
швырнул его  с  воплем  к  выходу,  но  инстинкт  самосохранения  сработал
безошибочно, пригвоздив к месту и сковав ужасом  готовую  заорать  глотку.
Лишь высокий, беспомощный писк срывался  с  его  закушенных  губ,  но  он,
должно быть, оказался неслышим для чудовища, воспринимавшего звуки в  ином
регистре.
     А Клеменс так ничего и не успел  понять.  Он  даже  не  заметил,  как
сквозь клеенчатый занавес проступил силуэт взметнувшейся на дыбы твари, он
стоял к занавесу спиной.  Затем  пленка  раздалась  в  стороны  звездчатым
отверстием, пропуская рванувшегося вперед Чужого; страшные  клыки  впились
Клеменсу в голову,  щупальца  охватили  плечи...  А  мгновение  спустя  из
продавленного виска хлынула кровь - и лицо  врача  стало  мертвым  еще  до
того, как на нем проявилось удивление. И Чужой вздернул вверх и перебросил
через стенку блока уже лишь тело Клеменса, а не его самого.
     Задетый случайным ударом, инструментальный столик взмыл до потолка  и
пронесся по всему госпиталю,  расшвыривая  по  сторонам  свое  содержимое,
словно бомба - осколки.
     Обработанным движением Рипли упала на четвереньки, перекатом ушла  от
просвистевшего в воздухе щупальца и поднялась уже по другую сторону  блока
- но второе щупальце слепым взмахом подсекло ее под колени, снова сбивая с
ног.
     Коротко простонав, Рипли рухнула на  пол.  "Все.  Конец",  -  тупо  и
безнадежно пронеслось у нее в голове. Чужой был уже рядом.
     Раньше ей тоже раз-другой приходилось видеть его столь же близко,  но
тогда у нее в руках было оружие  и  весь  контакт  занимал  доли  секунды.
Успеешь выстрелить - живи дальше,  не  успеешь...  А  теперь  ей  явно  не
успеть. Да и нечем "успевать": руки ее пусты.
     Чужой на этот раз почему-то медлил. Отстраненно, словно речь шла не о
ней, Рипли подумала, что вряд ли вообще кто-либо  в  мире  видел  то,  что
сейчас наблюдает она. Слишком уж мгновенно обычно проходит атака.
     С тем же неживым металлическим скрипом, который столько раз  слышался
ей в ночных кошмарах, распахнулась многозубая  пасть  -  с  клыков  капала
вязкая слюна... Рипли отшатнулась, бледнея, отчетливо  поняв,  что  это  -
последнее, что она видит в жизни.
     Страшная голова придвинулась вплотную. С  булькающим  звуком  челюсти
раскрылись еще шире - что-то зашевелилось в темных глубинах  пасти.  Язык?
Рипли почему-то представилось, что язык Чужого  будет  похож  на  змеиный:
тонкое раздвоенное жало, трепещущее от вожделения близкой добычи.
     Нет, это был не язык...
     То, что выдвинулось из недр Чужого, не имело вообще никаких аналогов.
Она уже видела это - матка Чужих  пыталась  достать  ее,  Рипли,  засевшую
внутри тяжелого погрузчика...
     Медленно,  словно  исследуя,  выдвинувшийся   "поршень"   покачивался
влево-вправо, едва не касаясь  щеки  Рипли.  Женщине  лишь  нечеловеческим
усилием удавалось сдерживать крик.
     Но она все-таки закричала, когда на конце "поршня"  вдруг  раскрылась
пасть (маленькие, но смертельно острые клыки,  тоже  омываемые  слюной)  и
бусинки глаз впились в Рипли с неумолимой, завораживающей злобой...
     Одновременно с ее криком из маленькой  пасти  раздался  пронзительный
визг - далекий предтеча скрежещущего крика, издаваемого большим  монстром.
А потом...
     А потом внутренняя пасть нехотя втянулась в  недра  большой  пасти  и
исчезла в ней. И Чужой с явной неохотой попятился, развернулся -  и  через
мгновение его щупальца уже заструились в направлении потолочного люка.
     Рипли еще успела рассмотреть, как неожиданно быстро слизистая громада
исчезает в отверстии над ее головой, унося с собой тело Клеменса.
     В оцепеневшей руке врача все еще был намертво зажат шприц.





     ...Коридоры, коридоры, поворот за поворотом, двери, лестницы, люки, и
из каждого люка, из каждого колодца вентиляции  может  грозить  опасность.
Рипли бежала почти наугад: Клеменс ведь так и не  сказал  ей,  где  должно
проходить это общее собрание. Теперь уже и не скажет... Одна надежда,  что
все помещения этого класса должны находиться примерно в  одном  месте,  на
одном уровне. В крайнем случае - на соседних. И тогда, если найти  путь  к
столовой...
     По крайней мере, эту дорогу она запомнила хорошо, хотя  проходила  по
ней лишь однажды...


     - Итак, мы  снова,  согласно  нашему  правилу,  даем  беспристрастную
оценку событиям, чтобы лишить почвы возникающие слухи. -  Эндрюс  выдержал
паузу. - Факты таковы. Как вы уже знаете, сегодня после обеда  заключенный
Мэрфи  погиб  в  18-й  шахте.  Следствием  было  установлено,  что  гибель
произошла исключительно из-за собственной неосторожности самого Мэрфи.  Он
слишком приблизился к воздухозаборнику вентиляторной системы и был  всосан
туда.
     Директор  вполне  сознательно  прибегнул  к  первоначальной   версии.
Приходилось рисковать, учитывая то, что  кто-нибудь  мог  и  прослышать  о
подлинном направлении воздушного потока.  Только  бы  Клеменс  не  вздумал
развязать язык!
     - В связи с этим не будет лишним напомнить, что последний  инструктаж
по технике безопасности имел место совсем недавно.  Кроме  того,  все  вы,
включая Мэрфи, проработали в наших условиях не  один  год  и  знают,  куда
можно соваться, а куда нет. Мне бы не  хотелось,  чтобы  вслед  за  первым
ротозейством еще кто-нибудь...
     Ближайший из заключенных тоскливо вздохнул и  демонстративно  выложил
на столик перед  собой  какую-то  раскрытую  книжку.  Чтение  не  являлось
насущной  потребностью  на  Ярости,  просто  как   иначе   избавиться   от
директорского занудства?..
     Продолжая речь, Эндрюс подошел к заключенному и захлопнул книгу столь
же демонстративно, как она была открыта. При этом он  заметил,  что  текст
был повернут вверх ногами. Впрочем, прервать чтение ему надлежало в  любом
случае - действительно ли заключенный читал или только притворялся.
     Однако вывод для себя директор все же сделал. Похоже, он в самом деле
перегнул палку, пытаясь придать собранию рутинную форму.
     -  ...Час  назад  на  уровне  21  был  обнаружен  заключенный  Голик,
находившийся в очень странном, почти невменяемом состоянии.  Рядом  с  ним
была лужа крови. Причем, судя по всему, кровь принадлежала  не  ему,  хотя
Голик действительно получил легкое ранение. Заключенные Бомс и Рейнс...
     Эндрюс знал, что должно было произойти на уровне 21, - знал, хотя ему
и не  полагалось.  До  него  доходила  информация  о  тайных  собраниях  в
"Очищающем  кольце"  (или  как   его   там   называют?).   Слухи   темные,
противоречивые - однако он  сразу  вспомнил  о  них,  увидев  возле  места
происшествия неоконченный круг из свечных огарков.
     Неужели  самосуд?  Или...   или   и   того   похуже   -   религиозное
жертвоприношение? Эх, Пресвитер, Пресвитер...
     - ...Бомс и Рейнс до сих пор не найдены. Так что не исключен вариант,
что заключенный Голик причастен к их исчезновению и, будем говорить прямо,
убийству. Да, убийству -  по  меньшей  мере  одного  из  них.  Потому  что
человек, который потерял столько крови,  чтобы  образовалась  такая  лужа,
просто не мог выжить...
     В этом месте заместитель  директора,  стоявший  возле  самой  входной
двери,  услышал  где-то  вдали  дробный  топот  бегущих  ног:  сперва  еле
различимый, но быстро приближающийся. Кто бежит? И с какой вестью? Явно не
с хорошей. Вроде бы все здесь... (Об оставшихся в госпитале Смит  попросту
забыл)...
     Сказать, что ли, Эндрюсу? Но тот  ведь  очень  не  любит,  когда  его
прерывают... С другой стороны, не рассердится  ли  он  еще  больше,  когда
кто-то сейчас ввалится с очередной сенсацией? А если  рассердится,  то  на
кого: на вошедшего или на него, Смита? Трудно определить...
     За этими рассуждениями заместитель пропустил момент, когда еще  можно
было вмешаться. Выйти же за дверь и самому встретить бегущего ему даже  не
пришло в голову.
     - Следовательно, мы должны  организовать  поиск.  Добровольцам  будет
назначена премия в виде...
     Эндрюс говорил, а в мозгу его непрерывно крутилась мысль:  кто  стоит
за этим? Сам Голик? Крайне  маловероятно:  злоба  есть,  а  ума  нехватка.
Дилон? Ох, как не хотелось бы верить...
     Может быть, тот, кто сейчас вызовется добровольцем?
     Или вообще все вместе - если это коллективный сговор?
     При мысли об этом по спине Эндрюса потек  холодный  пот.  Вот  так  и
бывает: провел с людьми многие годы, а в какой-то момент оказывается,  что
совершенно неспособен определить мотивы их поступков. Мало ли  какие  идеи
могут прийти в мозги,  изуродованные  многолетним  заключением?  В  мозги,
многие из которых были "со сдвигом" изначально?
     Но что бы ни думал директор, голос его звучал по-прежнему  властно  и
уверенно.
     - Джентльмены, мне очень жаль,  что  у  нас  возникли  дополнительные
затруднения. Но я надеюсь, что  мы  сможем  все  вместе  их  преодолеть  и
дождаться спасательного отряда,  который  должен  прибыть  за  лейтенантом
Рипли.  Заодно,  думаю,  спасатели  помогут  нам  разобраться   с   нашими
внутренними  проблемами.  (Да,  это  был  верный  ход  -  напомнить,   что
подкрепление явится спустя считанные дни, а  не  месяцы.)  Итак,  есть  ли
добровольцы?
     Таковых не оказалось, и Эндрюс, пожалуй, был этому даже рад.
     - Ну хорошо. Добровольцами назначаются...
     Взгляд Эндрюса цепко прошелся по лицам. Многие, не выдержав, опустили
глаза.
     И тут за его спиной с грохотом распахнулась дверь.
     В проеме стояла лейтенант Рипли, задыхающаяся  от  быстрого  бега,  в
наспех накинутой, сбившейся на одно плечо куртке.
     - Он здесь! - выкрикнула она, даже не дав себе  времени  восстановить
дыхание.
     - Прекратите болтовню! - рявкнул директор, сдерживаясь  из  последних
сил.
     - Говорю вам, он здесь! - голос Рипли зазвенел.
     - Кто здесь, кто, кто? - прошло гудение по рядам заключенных.
     Некоторые из них, возможно, уже знали о бредовых словах Голика насчет
дракона.
     Эндрюс  зажмурился  на  миг.  Терпение  его  лопнуло,  как   лопается
скрипичная струна. И плевать ему теперь на все: на  публичное  неуважение,
явленное лейтенантскому званию на глазах  заключенных,  на  сверхсекретный
приказ  "сверху",  даже  на  последние  остатки  того  мужского  такта   к
представителям слабого пола, что еще сохранялись в нем...
     - Аарон! Эту дуру скрути, оттащи ее в изолятор и запри там  к  чертям
собачьим!
     Наконец-то получив недвусмысленный  приказ,  Смит  ринулся  вперед  и
схватил женщину за руки. Она попыталась сопротивляться - и тут же  поняла,
что Смит все-таки тюремный офицер, что он силен, обучен приемам  и  что  у
него не вырвешься.
     И тут...
     Это произошло на глазах у всех.
     Сверху, из вентиляционной шахты (эти шахты пронизывали все  помещения
тюрьмы словно дырки - кусок сыра), с немыслимым,  закладывающим  уши  воем
обрушилось нечто. Даже те, кто еще не слышал  Голика,  сразу  вспомнили  о
драконе  -  будто  материализовались  смутные  детские  ужасы,   вызванные
страшными сказками.
     Был директор  -  и  нет  директора.  Только  его  ноги,  стремительно
увлекаемые вверх, исчезли в потолочном отверстии.
     И тогда раздался дикий крик,  перекрывавший  даже  звуки,  издаваемые
чудовищем. Но это кричал не Эндрюс.
     Кричали все остальные - два  с  лишним  десятка  людей.  Кричали  все
разом, мечась по помещению, бесцельно шарахаясь от  выхода,  вскакивая  на
столы...
     На  полу,  медленно  собираясь   из   струящихся   сверху   ручейков,
расплывалась кровавая лужа...





     Все были  перепуганы  до  одури.  Какое-то  подобие  порядка  удалось
навести лишь через четверть часа.
     Как ни странно, быстрее прочих оправился Голик. Когда он, не в  силах
оставаться один, примчался в помещение общего собрания вслед за Рипли,  на
него тяжело было смотреть. Но узнав о происшедшем, он как-то  вдруг  разом
пришел в  себя.  Видимо,  больше  всего  Голик  нуждался  в  подтверждении
реальности своей встречи. Он уж и сам было поверил,  что  по  его  грешную
душу являлась какая-то  нечисть  из  межзвездного  ада.  И  теперь,  когда
выяснилось, что это вполне реальный  зверь,  чудовище  из  плоти  и  крови
(пусть даже эта кровь и кислотная), у него немедленно отлегло от сердца.
     - Что же нам теперь делать? - рассуждал  он,  бодро  вытирая  ветошью
кровь директора, пока остальные испуганно жались в кучи: кто на столе, кто
под столом. - Мы должны, как это называется... организоваться. Да, да,  мы
должны организоваться! И кто же теперь у нас будет командовать?
     Аарон Смит отлепился от стены:
     - Ну конечно, двух мнений об этом  быть  не  может.  По  положению  я
являюсь заместителем директора, а значит, после  его  гибели  командование
автоматически переходит ко мне.
     Его  речь  оставляла  странное  впечатление.  Вроде  бы  говорил   он
абсолютно бесспорные вещи и держался при этом достаточно солидно, но некий
оттенок неуверенности звучал в его голосе,  усиливаясь  с  каждым  словом.
Похоже, он сам чувствовал шаткость своих позиций.
     И действительно - Голик тут же злобно ощерился. Он уже  давно,  сразу
после того как объяснения Рипли принесли  ему  спокойствие,  смыл  с  лица
кровяную корку; лишь слегка еще  сочилась  кровью  небольшая  ссадина  над
правым виском. Но от этого его лицо не стало более приятным.
     - Подумать только  -  Восемьдесят  Пять  будет  командовать!  Эндрюс,
небось, на том свете сейчас со смеха покатывается, услышав об этом!
     - Не называй меня так! - попытался прикрикнуть на него Смит.
     - Да? А как же тебя теперь называть? Может быть, "господин директор"?
- Голик оскалился еще неприятнее. - Впрочем, как  тебя  ни  называй,  хрен
редьки не слаще. Нам сейчас нужен командир не для официальной  бумажки,  а
чтобы спасти наши шкуры. Так что ты - в пролете!
     - Ну, хорошо... - Аарон Смит хрустнул пальцами, - хорошо, я  признаю:
мне не по силам заменить Эндрюса. Он, кстати, был хороший человек,  и  зря
вы всегда с ним так...
     - Восемьдесят Пять, мы не желаем  слушать  это  дерьмо!  -  отчетливо
сказал кто-то со стороны.
     Толпа уже успела преодолеть первый страх и теперь сгрудилась  плотной
массой, щетинясь колючими взглядами.
     В поисках поддержки Смит повернулся в Дилону:
     - Преподобный?..
     - Что, собственно, ты хочешь от меня?  -  Дилон  выглядел  совершенно
спокойным. - Если ты хочешь, чтобы я согласился  с  тем,  что  Эндрюс  был
неплох как директор, - пожалуй, я готов это признать. А если тебя  обидело
бранное слово - ты, наверно, его ни разу прежде не слышал? -  то  вынужден
разочаровать. Он, -  Дилон  указал  на  кого-то  пальцем,  -  имеет  право
говорить "дерьмо". Это не оскорбляет величия Господа.
     - Ну ладно...
     Смит глубоко засунул руки в карманы и отвернулся от всех, чтобы никто
не видел его лица. Казалось, что он плачет.
     И тут Дилон высказал предположение, удивившее многих:
     - Сестра! А как насчет тебя? Ведь ты же заканчивала офицерские  курсы
или что еще там, у тебя есть звание... Не принять ли командование тебе?
     Голик, присевший было на ближайший из стульев, подскочил так,  словно
сидение под ним раскалилось.
     - Что?! Она? Баба? Какого хрена она? Валяй ты командуй!
     - Нет! - Дилон скрестил  руки  на  груди.  -  Никогда.  Я  не  рожден
командовать светскими делами. Я буду заботиться лишь о душах моих братьев,
пока светские дела станет вершить кто-то другой. Это тоже немало!
     Рипли выступила вперед. Как она понимала, большинство было  внутренне
готово выслушать ее распоряжения. Однако Голик все еще не сдался.
     - И что же нужно этому зверю? - Он смотрел на нее с  той  же  злобной
усмешкой, что и минуту назад - на Смита. Но Рипли выдержала его взгляд.
     - Прежде всего - пища.
     - Пища... Так что же, он теперь будет пытаться сожрать всех нас?
     - Да, - коротко ответила Рипли.
     Голик нервно мерил шагами комнату.
     - Господи! Ну как клево,  а?!  И  что  мы  можем  сделать,  чтобы  он
подавился раньше, чем набьет брюхо?
     Пожалуй, это хорошо,  что  именно  Голик  задал  этот  вопрос.  Рипли
понимала, что  все-таки  довольно  многие  в  этой  толпе  не  захотят  ей
подчиниться, даже если на ее стороне  окажется  авторитет  Пресвитера.  Но
ведь и самые упрямые жаждут жизни и пойдут за всяким,  кто  готов  им  эту
жизнь спасти!
     - Насколько я знаю, у  вас  нет  оружия.  -  Это  был  не  вопрос,  а
утверждение.
     - Это смотря против кого, сестричка! - из  руки  Голика  с  негромким
щелчком показалось лезвие: это открылся пружинный нож. Голик крутанул  его
в пальцах - не то угрожая, не то всерьез  веря,  что  четыре  дюйма  стали
помогут в схватке с грозным хищником, - затем сложил и спрятал  обратно  в
карман.
     - Он не такой, как я видела  раньше...  -  Рипли  говорила  медленно,
восстанавливая перед внутренним зрением внешность Чужого, - более  жесткий
с виду кожный покров, иная манера передвижения... Не такой, но ведет  себя
схожим образом. А все  остальные  экземпляры,  которых  я  видела  раньше,
боялись огня. - Рипли вздохнула.  -  Вот,  пожалуй,  и  все,  что  я  могу
посоветовать.
     Сказав это, она сразу почувствовала, что совершила ошибку.  По  толпе
прошел  глухой  ропот:  люди  ждали  более  конкретных   рецептов,   более
гарантированного спасения.
     - Мы можем загерметизировать какой-нибудь  сектор  тюрьмы,  перекрыть
туда любой доступ? - Рипли поспешила исправить впечатление.
     Ответил ей не кто иной, как Смит. Пожалуй,  его  рано  сбрасывать  со
счетов: как-никак, он заместитель директора и может  обладать  сведениями,
недоступными рядовому заключенному, пусть тот и знает  здесь  все  ходы  и
выходы.
     - Навряд ли.... У нас  здесь  около  пятисот  шахт,  квадратные  мили
тоннелей, причем кое-где переборки  обветшали,  так  что  между  секторами
зияют дыры.
     "Даже не квадратные, а КУБИЧЕСКИЕ мили, - уточнила Рипли про себя.  -
Чужой  обладает  свободой  движений  по  вертикали...  Да,  эта  затея  не
пройдет".
     - А  мониторы?  -  с  внезапной  надеждой  Рипли  указала  на  экран,
расположенный сразу над входом. - Мы могли бы проследить его перемещения!
     И тут же она догадалась, каков будет ответ. Смит лишь  подтвердил  ее
опасения:
     - Система видеосвязи не работает.
     - Восемьдесят Пять хочет сказать... - Голик,  про  которого  она  уже
забыла, снова выдвинулся вперед.
     - Не  называй  меня  так!  -  возмущенно  выкрикнул  Смит,  но  Голик
проигнорировал это.
     - ...хочет сказать, что у нас здесь не оплот цивилизации, так  его  и
растак! Нет оружия...  Нет  видео...  мороженого  тоже  нет,  как  это  ни
странно! А еще здесь нет презервативов и нет женщин -  кроме  одной,  мать
ее! Здесь есть только дерьмо! Да что  с  ней  говорить?!  -  Голик,  вновь
грязно выругавшись, повернулся к остальной аудитории в ожидании поддержки.
Но люди вокруг угрюмо молчали. И ему пришлось продолжать: -  Ведь  это  же
она, она притащила сюда эту нечисть! Может, ей первой оторвать голову,  не
дожидаясь, пока это сделает зверь?!
     - А ну-ка заткнись! - негромко скомандовал Дилон.
     Голик резко повернулся, и пальцы его судорожно метнулись  к  карману.
Дилон спокойно шагнул к нему. Руки  его  были  пусты,  но  Голик  поспешно
отдернул свою руку, так и не достав оружие.
     - Запомните все. Если мы здесь и примемся отрывать друг другу головы,
то начну это дело я. - Дилон говорил  все  так  же  тихо,  с  убийственным
спокойствием, от которого по коже пробирал мороз. - А ты  запомни  кое-что
персонально, Ян. Первая голова в этом списке будет твоя!
     Голик облизал пересохшие губы и отступил, смешавшись с остальными.





     Рипли держала в руках  план  тюрьмы,  сверяя  его  с  хитросплетением
проходов. Кое-что явно не совпадало. За десятки лет  существования  тюрьмы
накопилась масса отличий от генерального  плана:  здесь  закрыли  переход,
там, наоборот, убрали заграждение...
     - Что это? - спросила она.
     Высунувшись из-за ее плеча, Смит посмотрел  сначала  на  план,  потом
туда, куда указывал палец Рипли.
     - Это вентиляционная шахта.
     - Вижу, что не труба канализации! - Рипли ощутила, как помимо ее воли
в ней закручивается пружина раздражения. - Я имею в виду - куда она идет?
     Смит задумчиво поскреб в затылке:
     - Кажется... Да, точно, от госпиталя к столовой.
     Первоначально выход из шахты был перекрыт  металлической  сеткой,  но
теперь в ней зияла метровая дыра. Когда это случилось?  Может  быть,  годы
назад? Рипли напрягла зрение, всматриваясь.
     Петли сетки были изъедены ржавчиной, но в местах  облома  поблескивал
свежий,  не  подвергшийся  коррозии  металл.  И  кое-где   на   внутренней
поверхности повисли, тягуче стекая вниз, капли вязкой, студенистой слизи.
     Сетка была прорвана недавно.
     Рипли стиснула зубы:
     - Ну что ж, тогда первым делом мы проверим этот проход, а потом...
     Смит изумленно уставился на нее:
     - Послушай, здесь общий километраж тоннелей - за неделю не  обшаришь!
Ты что, их все решила прочесывать?
     - Нет. Но он где-то здесь, неподалеку, - в голосе  Рипли  не  было  и
тени сомнения.
     - С чего ты взяла?
     Вместо ответа Рипли заглянула в отверстие, зачем-то  тронула  пальцем
один из комочков слизи и тут же вытерла руку о комбинезон.
     - Я знаю... - наконец проговорила она. - Он далеко не уйдет. Он - как
лев...
     - Как лев? - Смит в недоумении захлопал глазами.
     - Лев никогда не уходит далеко от стада зебр, которыми он кормится, -
бесстрастно пояснила Рипли. - Ну  что  ж,  давай  проверим?  -  она  легко
подтянулась, почти целиком исчезнув  в  шахте.  Но  Смит  вовсе  не  горел
желанием последовать за ней:
     - Эй, знаешь ли,  лазить  тут  в  темноте,  когда  эта  тварь  где-то
рядом...
     - Ну так обеспечьте освещение! - Рипли оглянулась через  плечо:  -  У
вас есть фонарики?
     Смит минуту помедлил.
     - Фонарики-то есть... - он смущенно опустил глаза.
     - Так в чем вопрос?
     - Но нет батареек, - закончил Смит с еще большим смущением.
     - А факелы? Мы можем добыть огонь? - по лбу Рипли пролегли поперечные
складки: раздражение нарастало с  каждой  минутой.  В  обыденной  ситуации
такая беспомощность взрослого мужчины вызывала бы смех, но сейчас им  всем
было не до веселья.
     - Не знаю...
     - Так можем или нет? Большинство людей вообще-то умели это делать еще
с каменного века!
     Смит вспыхнул от подступившей обиды:
     - Слушай, не надо уж так саркастически-то!
     - Ты думаешь, это доставляет мне удовольствие? Ну  хорошо,  попробуем
рассуждать иначе. У вас здесь  налажено  производство:  выплавка  металла,
литье, да и просто отопление станции ведь энергии требует... Где  хранится
горючее? Сколько? В каком оно виде: жидкое, твердое?
     И тут лицо Смита просветлело. Он понял наконец, чего от него хотят...





     Гулко, со стоном лязгнула пружина громадного, под стать двери, замка.
Широкие створки раздвинулись, открывая потайную кладовку.
     -  Пр-рошу!  -  Смит  королевским  жестом  указал  на  ряд  бочонков,
выстроенных вдоль задней стены. - Вот здесь я все и  держу.  И  близко,  и
сохранно. Неплохо придумано, а?
     Он явно напрашивался на похвалу. Рипли  не  замедлила  оправдать  его
ожидания.
     - Здорово... - сказала она, вполне убедительно изобразив  восхищение.
- Так что нам теперь с этим делать? Наверно,  будем  перетаскивать  отсюда
все, да?
     - Правильно, - Смит приосанился. - Значит, Дэвид, Рипли, вы тут  пока
начинаете, а я пойду позову остальных.
     - Хорошо, Восемьдесят Пять,  -  ответил  Дэвид.  Это  был  тот  самый
пожилой  скуластый  арестант,  на  которого  Рипли  обратила  внимание   в
столовой. За последний час,  присмотревшись  к  нему,  Рипли  убедилась  в
необоснованности своих прежних подозрений: Дэвид был спокоен,  надежен  и,
судя по всему, неглуп.
     Вот и сейчас свое согласие он выразил с нарочитой покорностью,  но  в
глазах у него мелькнули озорные чертики.
     Смит, собиравшийся выходить, замер, словно окаменев. Потом повернулся
к Дэвиду.
     -  И  пожалуйста,  -  проговорил  он  умоляюще,  -  не  называй  меня
"Восемьдесят Пять"!
     - Хорошо, Восемьдесят  Пять,  -  повторил  Дэвид  с  той  же  внешней
покорностью и с теми же чертиками в глазах.
     Рипли поспешно спрятала улыбку, но Смит так и не понял, что его вновь
назвали ненавистным ему прозвищем. Удовлетворенно  кивнув,  он  переступил
порог.
     Дэвид внимательно посмотрел ему вслед.
     - Так и не дошло, - констатировал он. Рипли улыбнулась уже открыто.
     Дэвид взялся за первую из емкостей, наклонил ее и покатил на ребре  к
выходу. Но пока руки его занимались этой работой, сознание,  должно  быть,
все еще вертелось вокруг разговора со Смитом.
     - Ты смотри, шестерка, а распоряжается... - протянул он задумчиво.  -
Ты уж, сестренка, укажи ему на его место. А то он нам тут всем накомандует
- будь здоров!
     Рипли понизила голос:
     - Успеется, Дэвид. Лучше ты  мне  скажи:  что  означает  "Восемьдесят
Пять"?
     Ее собеседник усмехнулся.
     - Ну да, ты не знаешь, ты же нездешняя... Ребятам как-то раз  удалось
заглянуть в его личное  дело.  Восемьдесят  пять  -  это  коэффициент  его
умственного развития - IQ, или как там его называют...
     При этом известии Рипли даже присвистнула. К работе в космосе  вообще
не допускались люди, показавшие данный коэффициент ниже  ста  двадцати  (у
нее самой  он  равнялся  ста  сорока  восьми).  Человеку  же,  получившему
результат аналогичный показателю Смита,  при  нормальных  условиях  трудно
было бы рассчитывать даже на место в ассенизационной бригаде.
     Да, прав был Эндрюс: Ярость - дыра, из самых худших, что может быть.
     Задумавшись, Рипли споткнулась обо  что-то  -  и  бочка  загрохотала,
валясь набок.
     - Эй, осторожней! - в голосе Дэвида звучал неподдельный  испуг.  -  Я
как-то раз видел, как такой  бочонок  взорвался...  семнадцать  недель  не
могли пожар потушить!
     Вдвоем они выволокли тяжеленную емкость с горючим в коридор.  Но  это
было  даже  не  полдела:  перед  ними  лежал  еще  долгий  путь  к   ванне
металлоприемника...
     Рипли присмотрела это место еще минут сорок назад, когда Смит куда-то
пропал в поисках карты, а она с  Дилоном  и  еще  несколькими  арестантами
осматривала окрестности.
     - Это что? - спросила она тогда.
     - Так, ничего особенного - емкость для приема металла. Над нами печь.
     - Там дальше есть ход?
     - За металлоприемником? Нет, глухая скала. Туда раньше хотели атомный
заряд  бросить,  чтобы  образовать  пространство  для  застройки,  но   не
разрешили  "сверху".  Сказали,  радиационный  фон  образуется   уж   очень
высокий...
     - Брось! -  пророкотал  из-за  ее  спины  голос  Дилона,  внимательно
слушавшего эти пояснения. - Кто там о нашем здоровье стал бы заботиться...
Просто посчитали ненужным расширять тюрьму, и все!
     Проход к  металлоприемнику  должна  была  загораживать  автоматически
опускающаяся сверху стальная плита. Сейчас она как раз была поднята.  Став
прямо под ней, Рипли посмотрела вверх, оценивая толщину металла.  Изрядно!
Около двух метров прочнейшей брони...
     - Значит... - медленно проговорила  она,  еще  боясь  поверить  самой
себе. - Значит, если кто-нибудь окажется закрыт там,  выхода  ему  уже  не
будет?
     Стоящие сзади нее замерли, скованные единой мыслью.
     - Совершенно верно! - потрясенно сказал  Дилон,  опомнившийся  раньше
других.
     - Только в печь, мать его!





     И вот теперь бочки со снятыми  крышками  были  выставлены  в  заранее
определенных местах. Осталось только наклонить их -  и  горючее,  струясь,
разольется по полу. Но тут и возникла заминка.
     Рипли не поняла сути этой заминки. Увидев, что  никто  не  шевелится,
она пожала плечами и сама двинулась к бочке. Но тут на  ее  пути  оказался
Дилон.
     - Давай окончательно проясним твой план,  -  сказал  он,  словно  ему
что-то еще было неясно. -  Ты  собираешься  выкурить  его,  выжечь  огнем,
словно крысу из норы, так? Чтобы единственный путь отхода у него  был  вот
этот - к ванне металлоприемника... А потом закрыть эту  дверь  и  оставить
там его взаперти. Правильно я тебя понимаю?
     - Ну, в общем, да. Только незачем его  оставлять  в  ванне,  даже  за
такой дверью. Когда он будет заперт, мы загрузим  в  печь  несколько  тонн
олова - и поджарим его! Чтобы уж он наверняка не вырвался...
     Рипли промолчала об истинной причине, по которой она желала  устроить
Чужому "огненное крещение". Дело было не в  том,  что  он  мог  вырваться.
Просто очень уж интересуется им всемогущая Компания; и  слишком  зловещими
выглядят иные ее планы, чтобы дать ей  возможность  приплюсовать  к  своим
ресурсам это чудовищное существо...
     Некоторое время Дилон, сощурившись, смотрел на Рипли.
     - А почему ты так уверена, что мы будем тебе помогать? -  спросил  он
загадочно. - Почему ты решила, что  мы  будем  рисковать  своими  жизнями,
чтобы осуществить твой план?
     Рипли вздрогнула. На миг ей показалось, что Дилон видит ее насквозь -
до самых потаенных глубин души. И там, в этих темных недрах, таилась некая
мысль,  столь  холодная  и  безжалостная,  что  Рипли  не  решалась   даже
признаться в ней самой себе, не то что произнести вслух...
     Чужой не должен дожить до прилета спасателей. Его надлежит  убить.  И
это  -  задача  первоочередной  важности,   по   значению   своему   много
превосходящая  даже  задачу  спасения   тех,   кто   сейчас   настороженно
прислушивался к их спору.
     Итак, главное - уничтожить Чужого, а не спасти от его злобы людей.
     Впервые Рипли осмелилась додумать эту мысль до конца.  Но  додумав  -
обрела особую твердость. Уж во всяком  случае  во  время  этой  охоты  она
постарается подвергнуть себя большему риску, чем кто бы то ни было!
     - Ваша жизнь уже в опасности, - сказала она без всяких сомнений. -  И
вопрос состоит именно в том, чтобы этой опасности избежать.
     Неизвестно, поверил ли ей Дилон.  Он  продолжал  стоять  в  свободной
позе, облокотившись на длинную рукоять швабры. Стоял и  смотрел  на  Рипли
испытующим взглядом. И швабра в его руке на миг напомнила ей епископа.
     А потом он подал знак - и бочки были наклонены.
     Какое-то веселое  оживление  овладело  заключенными,  какая-то  жажда
деятельности  -  столь  же  неожиданная,  насколько  неожиданным   был   и
предшествующий ступор. Торопясь, они швабрами разгоняли маслянистую, дурно
пахнущую жидкость по самым труднодоступным уголкам тоннелей  -  чтобы  она
ровным слоем покрыла весь пол.  Только  тогда,  если  эта  горючая  пленка
вспыхнет, от  нее  будет  негде  укрыться,  не  отсидеться  где-нибудь  за
поперечной балкой. Даже Голик  не  отставал  от  всех.  Захваченный  общим
ажиотажем, он лихо выплеснул из одного  почти  уже  опустошенного  бочонка
остаток содержимого в очередную щель, а потом, без  труда  приподняв  его,
сбросил  вниз,  в  короткий  вертикальный  колодец,  соединяющий  соседние
уровни.
     - Потише! - с неудовольствием сказал случившийся при этом Дэвид.
     - В чем дело, папаша?
     - Тоже мне, папашу нашел!  Будь  у  меня  такой  сынок,  я  бы  давно
повесился... Не очень-то расшвыривайся этой тарой, даже если она вроде  бы
пуста. Там, если хоть на донышке чуть-чуть  осталось  -  хватит  мощности,
чтобы тебя в клочья разодрать.
     - Ладно, не учи ученого! От сотрясения эта  фигня  не  взрывается,  а
спичку я туда не бросал!
     И Голик,  лихо,  как  винтовку,  вскинув  швабру  на  плечо,  трусцой
направился туда, где, как ему казалось, его присутствие было необходимо.
     - Да, так-то оно так, но все-таки...  -  Дэвид  склонился  над  краем
колодца, одной рукой удерживаясь за вбитую в него скобу.  Внезапно  ступни
его  поехали  по  ставшему  вдруг  скользким   полу.   Пытаясь   сохранить
равновесие, он взмахнул  свободной  рукой  -  и  зажатый  в  ней  предмет,
вырвавшись из пальцев, исчез в провале вслед за бочонком.
     - О, дьявол! - выдохнул Дэвид.
     В этот миг едва не реализовалось его недавнее предсказание.  Выпавший
предмет  был  зажигательной  шашкой  -  именно  с  помощью   таких   шашек
предполагалось зажечь горючее, когда настанет условленный момент.  Если  в
бочонке осталось хоть немного содержимого...
     Дэвид вновь перегнулся через край. Пуст ли бочонок, не было видно, но
шашка лежала рядом с ним на боку. Слава Всевышнему, она ударилась  об  пол
не капсюлем.
     Несколько секунд Дэвид стоял размышляя. Можно, конечно,  вернуться  к
Восемьдесят Пять, рассказать ему, что случилось, попросить новую  шашку...
Но ведь тот так выпятит грудь, столько возомнит о себе... Дэвиду и  самому
было обидно: он был назначен одним из  поджигающих,  а  поджигающих  всего
трое: не каждому доверят детонаторы. Ему же, единственному из  них,  Рипли
вручила еще  и  фонарик  (Восемьдесят  Пять  все-таки  расстарался,  нашел
несколько батареек).
     Выходит, он не только со своей обязанностью не справился, но вдобавок
едва не устроил катастрофу... Неловко получается.
     Вспомнив о фонарике, Дэвид направил вниз луч.  Вдоль  одной  из  стен
колодца сверху донизу тянулся ряд скоб,  образуя  лестницу.  Метров  шесть
всего... Пустяки!


     - ...Итак, всем все ясно? Не  поджигать,  пока  я  не  подам  сигнал.
Сигнал будет вот такой... -  и  Смит  дважды  мигнул  фонариком.  Один  из
пригодных к употреблению фонарей он оставил у себя. - Ну, поняли?
     - Да уж поняли, Восемьдесят Пять. У нас у всех,  слава  богу,  IQ  не
менее сотни, - ответил ему кто-то с издевкой.
     Рипли пристально вгляделась в ответившего, но не узнала его. Голова и
пол-лица у него  были  обмотаны  чистой  тряпицей.  Где  же  это  его  так
угораздило? Весьма возможно, что это один из тех, кто подвернулся под руку
Дилону - тогда, на свалке... А может  быть,  не  только  Дилону...  Уж  не
Грегор ли это? Впрочем, сейчас не время и не место это уточнять.
     Заключенный с перебинтованной головой вздрогнул, потупился  и  быстро
отступил в тень. Да, Грегор!
     ...Смит мужественно проглотил  оскорбление.  Повернувшись  к  Грегору
спиной, он зашагал прочь, крича куда-то в глубину коридора:


     - Дэвид! Где ты там? Смотри, поджигать будем только по сигналу...
     Дэвид тем временем уже спустился вниз и теперь изо всех  сил  тянулся
за шашкой. Ширина колодца не позволяла ему развернуться.
     Это забрало у него так много  усилий  и  внимания,  что  он  даже  не
заметил бокового вентиляционного хода, проходящего сквозь одну  из  стенок
колодца. Ход этот был забран густой сеткой - но в ней, как и в сетке между
столовой и госпиталем, зияла обширная дыра. А по прутьям - опять-таки  как
и на той сетке - по прутьям тягуче сползали  капли  студенистой  жидкости,
разъедая по пути хлопья ржавчины...


     - ...Тебе, наверное, очень не хватает Клеменса? - спросил  Дилон,  не
переставая орудовать шваброй.
     Рипли не отставала от него, но при этих словах она прекратила работу.
     - Почему ты так говоришь?
     Дилон усмехнулся с некоторой иронией:
     - Ну, мне почему-то показалось, что вы были очень близки. Я ошибаюсь?
     -  Господи!  -  Рипли  с  силой  хватила  шваброй  об  пол  и   вдруг
закашлялась. - Ты что, в замочную скважину подглядывал?
     - Нет, но... - Дилон  удовлетворенно  кивнул,  услышав  подтверждение
своих мыслей. - Ну, так я и думал...
     Больше он не возвращался к этой теме.
     А  Рипли  между  тем  с  трудом  сумела   прервать   приступ   кашля,
сотрясавшего ее тело. Теперь оно отзывалось  такими  приступами  на  любую
нагрузку выше средней. Только воспаления легких ей еще не хватало!
     - Дэвид! - Смит  остановился  возле  колодца.  Затем  пожал  плечами,
огляделся по сторонам и пошел искать дальше.
     Услышав этот крик, Дэвид заторопился. Наконец ему  удалось,  едва  не
вывернув плечо, сперва потянуть к  себе  детонатор  кончиками  пальцев,  а
потом и зажать его в ладони. Но во второй руке  Дэвид  держал  фонарик,  и
поэтому он, чтобы освободить полностью хоть  одну  кисть  для  подъема  по
лестнице, сунул шашку себе в зубы.
     Карабкаясь наверх, он  не  увидел,  как  из  бокового  лаза  над  ним
медленно выдвинулась нечто, загораживая свет. Только какой-то  незнакомый,
удушающе-кислый запах ударил ему по ноздрям, и Дэвид поморщился:
     - Господи, ну и вонища...
     ...Когда клыки Чужого впились Дэвиду в голову  и  шею,  он  несколько
мгновений не позволял себе вскрикнуть, даже сквозь  звенящую  боль  помня,
что он сжимает во рту. Но человеческие силы имеют свой  предел,  и  вскоре
Дэвид утратил контроль над мышцами.
     Предсмертный крик разомкнул его челюсти  -  и  детонатор,  ничем  уже
более не удерживаемый, устремился вниз в свободном падении.
     ...Менее секунды требуется  предмету,  падающему  с  высоты  неполных
шести метров, чтобы достичь нижней точки своей траектории.  Еще  никто  из
работающих даже не успел поднять голову, среагировав на  крик;  но  Чужой,
удерживая свою очередную добычу, уже успел втянуть ее  в  тот  же  боковой
ход, откуда только что вылез (ход этот  не  был  обозначен  на  устаревших
тюремных планах), когда шашка упала прямо в лужу  горючего,  натекшего  из
сброшенной  в  колодец  бочки.  Упала  капсюлем  вниз  -  и  столб   огня,
взметнувшийся вертикально по стволу колодца, достиг следующего уровня.
     - Я же сказал - зажигать только по сигналу! - возмущенно крикнул Смит
при виде первого отблеска пламени.
     Самое худшее было не в том, что горючее вспыхнуло чуть раньше времени
- это бы еще полбеды... Но его пленка еще не распределилась равномерно  по
всей поверхности коридоров: кое-где сохранились натекшие лужи, не до конца
опустошенные бочки... Все это создавало дополнительную концентрацию массы,
способной не только гореть, но и  взрываться.  А  в  зоне  взрывов  сейчас
находились люди.
     Рипли опомнилась раньше всех.
     - Ложись! - выкрикнула она.
     И  сама  первой  обрушилась  ничком,  в  падении  увлекая  за   собой
ближайшего из стоящих рядом с ней. Кажется, это был Смит. Рипли потом сама
удивлялась тому, как могла  его  свалить.  Видимо,  силы  ее  в  этот  миг
удесятерились.
     Огненный  шар  взрыва  пронесся  вдоль  коридора,  опалив  одежду  на
упавших. За ним последовал еще один. И еще. Рипли увидела,  как  летят  во
все стороны содранные со стен листы обшивки, летит чья-то рука, оторванная
вместе с плечом и частью туловища...
     - Живей! живей! уходим! - командовал Дилон, глядя на  поднявшуюся  до
потолка огненную волну, легко  вздымавшую  на  своем  гребне  многопудовые
обломки балок вперемешку с человеческими трупами.
     Сам он, однако,  не  уходил,  а  подталкивал  бегущих,  направлял  их
отступление в  сторону  не  затронутого  огнем  прохода,  чтобы  отход  не
превратился в паническое бегство утратившего разум людского стада.
     Таким же образом он наравне со всеми пытался подтолкнуть к  выходу  и
Рипли. Но она досадливо стряхнула его руку и встала рядом с ним.
     Из стены пламени с диким воем вырвался какой-то человек,  уже  и  сам
полыхающий, словно факел. Он бежал не разбирая дороги. Рипли кинулась было
к нему, но Дилон удержал ее.
     - Брось, он обречен! - крикнул он ей в самое ухо,  перекрывая  гул  и
вопли. - Сейчас о живых думать надо!
     Они оставались на своем месте  до  конца  -  как  капитан  звездолета
остается в командирской рубке. Лишь  убедившись,  что  сзади  не  осталось
никого  из  живых,  Рипли  и  Дилон  одновременно  бросились   бежать   от
наступающей огненной лавины.
     - Где здесь у вас система пожаротушения? - прохрипела Рипли на бегу.
     - К ней и веду тебя, сестра! Сейчас,  еще  немного  -  и  мы  поможем
ребятам!
     Поворот, еще поворот - и вот перед ними повисла тянущаяся от  потолка
цепь, внизу увенчанная  железной  петлей  кольцеобразной  рукоятки.  Дилон
вцепился в нее, рванул на себя - со скрежетом потянулась зубчатая передача
сверху...
     Но  только  когда  Рипли,  повиснув  на  рукояти  рядом  с   Дилоном,
присоединила свой вес и  свою  силу,  проржавевший  механизм  сработал,  и
сверху, сбоку, со всех сторон на горящие  коридоры  из  скрытых  раструбов
ударили струи воды.





     На тушение пожара не потребовалось семнадцать суток. Даже  семнадцати
часов не потребовалось: к счастью, большая  часть  горючего  все  же  была
распределена тонким слоем и в результате огонь нигде не набрал достаточной
мощи, чтобы воспламенить несущие конструкции. Да и воды оказалось  вдоволь
-  поверхность  Ярости  покрывал  ледовый  панцирь,  так  что   "аварийные
резервуары" были полны.
     Те томительно долгие часы, во время которых  автоматика  тюрьмы  вела
бой с пламенем, люди пересидели в одном из  дальних  тоннелей,  прижавшись
друг к другу, как волчата в логове. И даже после того  как  клубы  пара  и
пронзительное шипение возвестили о том,  что  огонь  побежден,  далеко  не
сразу они решились покинуть свое убежище...
     Люди потерянно шли коридорами, перебираясь с  уровня  на  уровень.  В
этот момент они  походили  на  бесцельно  слоняющихся  по  руинам  жителей
города,   разрушенного   внезапной   бомбардировкой.   Впрочем,   их   мир
действительно был разрушен, и гораздо сильнее, чем это могла сделать любая
бомбежка.
     Что-то еще дотлевало, запах угарного чада  щипал  ноздри.  Многие  за
неимением респираторов прижимали к лицу обрывки смоченной водой материи.
     - Дилон, смотри! Еще один...
     Подойдя вплотную, Пресвитер склонился над обугленным телом.
     - Да, еще один... - тихо подтвердил он.
     - Кто это?
     - Не знаю... - Дилон выразительно глянул на  спрашивающего.  Опознать
обгоревший труп действительно не представлялось возможным.
     - Итого уже десять.
     Сзади подъехала  тележка,  которую  тащили  сразу  трое  заключенных.
Раньше ее использовали для перевозки руды, но сейчас на  ней  громоздились
мертвые тела - черные, изуродованные...
     - Это последний? - негромко спросил Смит.
     На сей раз Пресвитер уже не скрывал раздражения:
     - Ты считать-то умеешь? Сколько нас осталось, не сосчитал сразу?
     - Не подумал как-то... - Смит виновато потупился.
     -  А  зря!  Тебе  думать  надо...  Хотя  бы  раз-другой  за  сутки...
Последний, последний, не суетись.
     Дилон наскоро пробормотал слова молитвы, отдавая покойнику  последний
долг. Потом он сделал шаг к  ближайшей  стене  и  опустился  на  корточки,
прижимаясь к ней плечом, словно силы вдруг оставили его.
     Рипли села на пол рядом с ним. Она тоже была как в воду опущенная.  И
тут же, почти одновременно, вплотную к ним на пол опустился Смит.
     Постепенно к образовавшейся группе подходили остальные из  уцелевших,
один мрачнее другого. Лишь Голик был столь же резок, зол  и  почти  весел,
как и до пожара.
     - Ну, здорово, мать твою! - начал он еще на подходе.
     - Ты о чем? - безразлично спросила Рипли.
     - Я говорю - здорово сработал твой план! Р-раз - и все мы  по  уши  в
дерьме. А теперь-то что делать?!
     - Может, он погиб при взрыве... зверь этот, - предположил кто-то  без
особой надежды.
     - Ну да, жди, как же! Он последним здесь погибнет, позже нас всех.
     Мысли в голове Рипли струились медленно,  как  воды  спокойной  реки.
Вообще-то нужно было продолжать выполнять прежний  план:  найти  уцелевшие
запасы горючего, если таковые остались...
     Но было  совершенно  ясно,  что  теперь,  после  всего  происшедшего,
заключенных на эту идею уже не подвигнуть.
     Однако что делать, если это - единственный путь к спасению?
     Рипли уже собралась наконец с духом, чтобы высказать назревшую у  нее
мысль вслух. Однако стоило ей приоткрыть губы - и  тут  же  лютый  приступ
кашля согнул ее пополам.
     - Как ты себя чувствуешь? - обеспокоенно спросил Дилон.
     Рипли не ответила, потому что  именно  в  этот  момент  она  пыталась
проанализировать свои ощущения. Кажется... Да, несомненно - теперь во  рту
стоял солоноватый привкус крови.
     - Слушай, да ...ть нам на ее самочувствие! Давай все-таки решим,  что
нам делать теперь?! - голос Голика сорвался на визг.
     Дилон уже собирался ему ответить в  надлежащем  духе,  но  не  успел.
Ответ дал один из сидящих рядом, Кевин Мэллоу:
     - Послушай, вон стенка рядом, пойди и  прошиби  ее  лбом,  если  тебе
делать что-то не терпится. Не хочешь? Ну так не мешай думать.
     - Еще один мыслитель  нашелся...  -  Голик  вскочил  и  заметался  по
коридору. - Ох, как мне все это надоело, Господи...
     Дилон перевел взгляд на Рипли:
     - А ты что скажешь?
     - Я... я пойду лягу в диагностер, - произнесла она еле слышно.
     - Что?!
     - Мне плохо... Мне  очень  плохо.  Пожалуйста,  не  спрашивайте  меня
сейчас ни о чем...
     Дилон сощурился, вглядываясь Рипли в лицо.
     - Да, вид у тебя паршивый...  Действительно,  сходи  проверь,  в  чем
дело.
     Рипли поднялась  и  медленно,  заплетающимися  шагами  направилась  в
сторону госпиталя.
     Голик посмотрел ей вслед, и его снова прорвало:
     - Слушай, преподобный, я слова против тебя не скажу, но с ней ты явно
перехватываешь через край! "Выглядит она паршиво", видишь ли... В гробу  я
иметь хотел, как она выглядит! Повторяю уже в  сто  первый  раз:  что  нам
теперь делать?!
     Смит сидел между Дилоном и Кевином.  Это,  наверное,  и  придало  ему
решимости.
     - Слушай, ты, мразь, я  тебе  вот  как  врежу  сейчас!  -  начал  он,
поднимаясь. - От тебя одна паника!
     - Па-аника? - Голик усмехнулся своей знаменитой  скалящейся  улыбкой,
на всякий случай, впрочем, слегка отступив. - Это для тебя слишком сложное
слово, кретин, ты его и написать-то не сможешь! Для этого нужно  иметь  IQ
хотя бы 86!
     - Ах ты...
     Смит задохнулся от возмущения и бросился на Голика.
     И тут Дилон, внезапно вскочив, ухватил обоих за плечи и  рванул  так,
что они отлетели в разные стороны, как мячики.
     - Да  заткнитесь  вы  оба!  -  крикнул  он  так,  что  у  находящихся
поблизости заложило уши.
     Впервые в его голосе сквозило почти  отчаяние  -  и  это  было  столь
неожиданно и страшно, что ни  Смит,  ни  Голик  даже  не  подумали  как-то
возражать.
     - Заткнитесь! Все! Без вас тошно!
     Дилон бережно огладил свои руки: тыльную сторону запястий ему опалило
при взрыве. И тут он словно очнулся. Теперь перед  паствой  стоял  прежний
Пресвитер. И все взгляды сразу устремились к нему.
     - Ян! Ты очень много шумишь. Наверное, ты лучше всех нас знаешь,  как
выйти из этой ситуации, да? Ну-ка, изложи свои предложения!
     Голик обескураженно развел руками:
     - У меня никаких идей нет...
     - Я почему-то так и думал. Поэтому моя  тебе  рекомендация:  последуй
совету Кевина насчет битья головой о стену. И если еще хоть слово  скажешь
- мы все тебе поможем выполнить этот совет!
     Дилон перевел дыхание.
     - А ты что думаешь, Кевин?
     - Может быть, нам наружу выйти? - предложил тот, пожав плечами.
     Дилон посмотрел на Смита, но тот изо всех сил замотал головой:
     - Да ты хоть соображаешь, что  говоришь?!  Там  сейчас  знаешь  какой
мороз?! А у нас - ни обуви, ни теплой одежды... Даже  та  одежда,  что  на
нас, мокрая насквозь. Так что...
     -  Эндрюс  не  сказал  тебе,  сколько  времени  осталось  до  прилета
спасателей? - прервал его Дилон.
     Смит снова мотнул головой:
     - Нет, не сказал. Да он и сам вряд ли знал это в  точности.  Но  даже
если они поторопятся - как минимум несколько десятков часов.
     - Ясно... -  Дилон  ненадолго  задумался.  -  Нет,  этот  вариант  не
пройдет... Это - еще более верное самоубийство.
     - Так что же нам, сидеть  и  ждать,  пока  нас  всех  сожрут,  да?  -
выкрикнул со своего места Голик и поспешно отскочил назад.
     Но Пресвитер даже не посмотрел в его сторону.
     - Слушай меня внимательно... - он положил руку на плечо Кевина. -  Ты
- обойди всех братьев, что сейчас расположились дальше по  коридору  и  не
слышат нас. Скажи каждому: через полчаса все собираемся возле печи.
     Другой рукой он приобнял Смита:
     - А ты - следуй за ней в госпиталь. Не отходи от нее ни на шаг.  Учти
- головой за нее отвечаешь!
     Смит быстро кивнул:
     - Я понял, преподобный...





     Сбросив одежду, Рипли с трудом забралась в бокс диагностера и, закрыв
за собой прозрачную  дверь,  легла  на  спину.  Мягкая  подстилка  тут  же
охватила  ее  тело,  навевая  дрему.  Лишь  через  несколько   минут   она
сообразила, что сам агрегат еще  не  был  включен.  Значит,  сейчас  вновь
предстоит подниматься, брести к пульту...
     Хлопнула входная дверь. Рипли  вскинула  голову.  В  госпиталь  зашел
Восемьдесят Пять. Нет, Аарон  Смит.  Теперь  ей  стоило  некоторых  усилий
называть его так, даже про себя.
     "Аарон Смит..." - мысленно повторила  она  несколько  раз,  чтобы  не
ошибиться.
     - Извини, я не хотел тебя напугать, - неловко сказал он. -  Просто...
не надо сейчас ходить одной, ладно? Видишь ли, многие на тебя обозлены...
     Рипли потянулась было за  комбинезоном,  но  рука  ее  упала,  словно
налитая свинцом. Впрочем, действительно, - до того ли им теперь?  Все  они
ныне товарищи по несчастью...
     - Я могу  чем-то  помочь?  -  спросил  Смит  еще  более  неловко.  Он
старательно уставился в другую сторону.
     - Да, Аарон. Спасибо. Включи, пожалуйста, пульт. Во-он на  ту  кнопку
нажать...
     Палец Смита утопил нужную кнопку - и  диагностер  негромко  чирикнул,
загружаясь.
     - Так, готово. Что мне  делать  дальше?  -  Смит  смотрел  на  тускло
светящийся дисплей.
     - Включи общее сканирование.
     - Вот эту клавишу?
     - Да.
     Снова чирикнуло - и экран погас.
     - Темно что-то... - Аарон оглянулся через плечо и тут же отвел глаза.
     - Подожди, пока окончится цикл...
     Некоторое время они оба молчали. Рипли первая нарушила тишину.
     - Скажи, Аарон... Ты по здешним правилам считаешься  "братом"  -  или
нет?
     Смит нервно хихикнул:
     - Пожалуй, нет... Да я, в общем, и не  рвался  приблизиться  к  ихней
Вере: я с детских лет всем этим сыт по горло. Меня, видишь ли,  угораздило
родиться в религиозной семье. Вот и имечко мне библейское дали... В  честь
древнего... этого... пророка или апостола какого-то.
     Смит вновь напряженно хихикнул, потом задумался.
     - А знаешь, сейчас я даже жалею, что в свое время не... Только что  я
Дилона машинально назвал "преподобным". Он ни слова не сказал -  понимает,
что не время и не место для конфликта. Но так  покосился  недобро...  Мол,
знай свой шесток: ты с нами, но не наш. Обидно это...
     На этом разговор их  был  прерван.  Диагностический  компьютер  вновь
издал  чирикающий  звук.  Дисплей  его  осветился,  и  на  нем  проступило
изображение, очень слабое и нечеткое.
     - Плохо видно что-то...
     - Увеличь мощность сигнала.
     После некоторых стараний Смиту это удалось. Лежа в  боксе,  Рипли  не
могла как следует рассмотреть экран, но она заметила, что предметы на  нем
приобрели четкую форму.
     - Смотри, смотри! - прошептала она.
     Смит беспокойно шевельнулся в своем кресле:
     - Эй, знаешь, я в анатомии не очень...
     Рипли улыбнулась через силу:
     - А тебе и не надо "очень". Общий тон здоровой ткани - серый. Кости -
чуть темнее. Ты ищи черные пятна  -  следы  внутренних  кровотечений.  Или
белую  полосу  на  темно-сером  фоне  -  это  будет  перелом  кости.   Еще
возможно...
     Рипли на минуту запнулась, не решаясь сказать.
     - А еще возможно наличие в организме чужеродной ткани. Она тоже будет
обозначена белым цветом, - произнесла она наконец почти спокойно.
     Сказав это, она тут же заметила, как вдруг  окаменели  плечи  Аарона,
напрягся его бритый затылок.
     - Что там? - Рипли приподнялась. Она уже знала ответ...
     - Он в тебе, - без выражения сказал Смит.
     - Этого... этого не  может  быть!  -  Рипли  цеплялась  за  последнюю
надежду. - На что он похож?
     - Ужас, ужас... - Смит не отрывался  от  экрана.  Перед  его  глазами
медленно раскрывалась и закрывалась крошечная,  но  уже  клыкастая  пасть,
темнели провалы глаз, вяло подрагивали кончики щупалец...
     Несколько секунд Рипли лежала неподвижно. Потом  она  вновь  овладела
собой.
     - Я должна его увидеть, - проговорила она  ровным  голосом.  -  Нажми
клавишу паузы.
     Смит медленно поднялся, загораживая от нее экран.
     - Может лучше не надо, а? - протянул он робко, почти по-детски.
     - Я сказала - нажми паузу!
     Нехотя Смит повиновался. Затем он шагнул в сторону, глядя на Рипли  с
почти суеверным страхом.
     Огромным усилием воли Рипли  заставила  себя  не  сразу  броситься  к
дисплею. Сначала она села, оделась, медленно посчитала до ста,  успокаивая
гул шумящей в ушах крови.
     Затем  она  несколько  секунд  всматривалась  в  экран,   моргая   от
напряжения. А потом поднялась, аккуратно взяла за ножку  тяжелый  табурет,
на котором только что  сидела,  -  и  экран  брызнул  осколками  дымчатого
стекла.
     Диагностер издал предсмертный вопль - взвизгнул, проскрежетал, словно
только что показанный им Чужой подал голос изнутри. А  потом  одновременно
погасли все огоньки, горевшие на табло.
     - Мне очень жаль... - вполне искренне произнес Смит.
     Рипли быстро взглянула на него. А потом пружинисто поднялась,  словно
забыв о только что валившей ее с ног немощи.
     Срок ее уже отмерен, но это тело пока что принадлежит ей. И  оно  еще
послужит.
     - Идем! - сказала она решительно.
     - Куда?
     - Отведешь меня к главному компьютеру...





     Предполагалось, что Смит должен охранять  Рипли,  но  роли  незаметно
переменились. Даже больше чем переменились: в присутствии Рипли он  ощущал
себя кем-то  вроде  арестанта  под  конвоем.  Наконец  они  дошли  до  так
называемого "компьютерного зала". Теперь там находилась только  одна  ЭВМ,
при помощи которой координировалась  вся  жизнь  тюрьмы  и  осуществлялась
связь с внешним миром.
     Рядом с главным компьютером Смит чувствовал себя куда увереннее,  чем
в медотсеке. По крайней мере, это была привычная ему территория.
     - По какому каналу осуществляется связь со  спасателями?  -  спросила
Рипли.
     Смит не назвал ей этот канал. Сев за компьютер, он сам набрал  нужный
код и обернулся в ожидании дальнейших распоряжений.
     - Ну-ка, подготовь сообщение! - приказала Рипли командным голосом.
     И вновь Смит повиновался беспрекословно, хотя происходящее  нравилось
ему все меньше и меньше. Пальцы его легли на клавиатуру. Теперь достаточно
нажать "ввод" - и в космос уйдут первые строки.
     - Что сообщать-то? - спросил он достаточно независимым тоном.
     - Сообщи им... - Рипли глубоко вздохнула. - Сообщи им, что у нас  все
здесь заражено...  Что  Чужих  на  Ярости  несметное  количество,  что  мы
забаррикадировались на пункте управления и держимся из последних  сил.  Но
что нам никак не продержаться до прилета спасателей.
     Смит, не прикасаясь к пульту, пристально смотрел на Рипли.
     - Надеюсь, ты шутишь? - наконец спросил он.
     Рипли покачала головой:
     - Задача ясна? Выполняй!
     Но магия  собственной  правоты,  позволяющая  подчинять  чужую  волю,
оставила ее. Аарон различил в  голосе  Рипли  какой-то  дальний  отголосок
неуверенности и  тут  же,  не  дав  себе  времени  передумать,  ударил  по
клавиатуре, стирая всю набранную информацию.
     - Ты что, с ума сошла?! Я не стану такое передавать! Ведь тогда  они,
чего доброго, не прилетят вовсе!
     - Вот именно, - устало кивнула Рипли. В глубине души она  кляла  себя
последними словами за то, что не догадалась  минуту  назад  запомнить  уже
набранный код, понадеявшись на покорность Смита.
     - Нет, ты, видать, и впрямь сошла с ума! - вскочив из-за  компьютера,
Смит смотрел на нее с ужасом.  -  Ты  что,  не  понимаешь,  что  это  наша
единственная надежда - спасатели?! Наша - да и твоя,  если  на  то  пошло!
Только они могут убить эту тварь! Не знаю,  но,  может  быть,  они  сумеют
помочь и тебе. Заморозят тебя, уложат в анабиоз, или сделают операцию, или
что-то там еще...
     - Ты не понимаешь, Аарон... - Рипли говорила, уже чувствуя,  что  все
ее доводы бесполезны, что все они сейчас разобьются о стену упрямства.
     - Ты не понимаешь... Этот организм, если способен к размножению, -  а
тот, который во мне, способен! - пострашнее ядерной бомбы. Будучи заброшен
на какую-либо планету, он за  считанные  месяцы  полностью  уничтожит  все
живое. Вот поэтому Компания пойдет на все, чтобы сохранить его  для  себя,
для своего отдела биологического оружия... Ну, понял теперь?  Так  что  им
нельзя сюда прилетать!
     - Да иди ты знаешь куда! - Смит отшатнулся от Рипли в ужасе.  -  Мне,
конечно, очень жаль, что в тебе эта штука, но...
     - Спасибо и за это! - горько произнесла Рипли.
     - Но! Если ты считаешь, что тебе все равно конец  и  тогда  лучше  уж
умереть красиво, считай это только для себя, ясно?!  Тебе,  как  я  понял,
плевать на жизнь заключенных. Ну что ж, мне, по правде, тоже.  Но  меня  -
спасут! Я поклялся сам себе, что я выйду из этой переделки  живым.  И  эту
клятву я выполню, гори оно все ясным огнем!
     - Да, я понимаю... - вкрадчиво произнесла Рипли. - Скажи, у тебя есть
жена, ребенок?
     - Есть! - тут же откликнулся Аарон. - Жена и дочка. Три года.
     - Вот видишь... - Рипли тяжело было играть в такую игру,  но  раз  уж
она решил отказаться от помощи, приходилось идти на обман. Тем более,  что
это даже не обман, а лишь некоторое опережение событий. - Я понимаю,  тебе
на это трудно решиться. Ну что ж, скажи мне шифр, и я сделаю все сама...
     Казалось, еще немного - и Смит сдастся. Но тут он встряхнул  головой,
словно избавляясь от наваждения.
     - Нет, нет, прекрати это! Ничего я тебе не скажу!
     В  ярости  Рипли  схватила  его  за   отвороты   куртки,   попыталась
встряхнуть... - Ты понимаешь кретин, Восемьдесят Пять, что это  необходимо
сделать, понимаешь или?!. - Она чуть не плакала от собственного бессилия.
     Это была разрядка бешенства, последний его всплеск. Смит  освободился
без особого труда. Рипли обмякла в его руках, и он бережно  опустил  ее  в
кресло.
     Стоя над ней, он неуклюже переминался с ноги на ногу.
     - Эй, брось ты это... Не надо! Давай лучше думать, как нам со  зверем
справиться. А вообще, ты не обижайся, я против тебя ничего не имею. Я даже
думаю, что ты нормальный человек...
     Губы Рипли тронула улыбка.
     - Да, нормальный! Несмотря на то, что в тебе сидит эта вот  мерзость!
- выпалил Смит почти с вызовом.
     У Рипли уже не было сил спорить с ним.
     - Ну что ж, благодарю... - устало прошептала она.
     И снова они замолчали, избегая смотреть друг на друга.
     - У тебя есть какие-нибудь идеи? - спросил наконец Аарон.
     - Не знаю... - Рипли тяжело поднялась с кресла. - Может быть,  поищу,
найду его... Посмотрю, так ли он умен, как кажется.
     Смиту показалось, что он ослышался:
     - Ты что, пойдешь искать его? Одна?!
     - Да, - Рипли уже выходила из зала,  продолжая  говорить  на  ходу  -
словно не со Смитом, а сама с собой, - я примерно представляю, где  искать
его... - Ее уже не было  видно,  только  голос  доносился  из-за  поворота
тоннеля. - Он где-то внизу... В подвале...
     - Да вся эта тюрьма - огромный подвал! - запоздало крикнул Смит вслед
Рипли.
     Не получив ответа, он злобно выругался и опять надолго замолк.
     Некоторое время Смит бессмысленно смотрел экран, не осознавая, что по
нему пробегают строчки. Потом эта информация как-то  вдруг  дошла  до  его
сознания - и он резко наклонился вперед, впившись взглядом в дисплей.
     "Вас поняли... - вещала бегущая  стрелка,  -  информация,  касающаяся
нейросканирования, принята к сведению... Десантный бот, на котором следуют
также врачи и представители административных властей, идя  в  максимальном
скоростном режиме, прибывает уже через два часа после момента сообщения...
Крайне  важно,  чтобы  все  это  время  лейтенант   Рипли   находилась   в
госпитале...  Подтвердите  получение  приказа...   Подтвердите   получение
приказа... Подтвердите..."
     Последняя фраза, без конца повторяясь, заполняла  уже  всю  свободную
часть экрана, прежде чем Смит догадался ввести подтверждение.





     На нижних ярусах еще, оказывается, работала кое-какая  автоматика.  С
натужным  скрипом  перед  Рипли  поднялась  вертикальная  створка   двери,
открывая запутанный лабиринт ходов. На  что  же  настроен  ее  датчик:  на
сотрясение? на массу определенной величины? на тепло человеческого тела?
     И реагирует он только на человека - или на Чужого тоже?
     ...Это был даже не лабиринт, лишенный вообще всякой планировки, - это
был хаос. Рипли подумала о пещере: такая же беспорядочная  сеть  тоннелей,
боковых тупиковых ходов,  скрытых  под  ногами  коварных  ловушек  в  виде
замаскированных самой природой вертикальных провалов  и  трещин...  Только
вместо сталагмитов  от  пола  до  потолка  шел  частый  лес  металлических
конструкций - столь частый, что местами приходилось протискиваться  боком.
И словно чтобы углубить сходство, по конструкциям стекала  вода,  как  это
бывает в настоящих пещерах.
     Луч фонарика прокладывал во тьме огненную дорожку, делая мрак  вокруг
еще более непроницаемым. Едва ли кто-нибудь  бывал  здесь  последние  пять
лет, тем более - в одиночку. Рипли тоже никогда не решилась бы пойти  одна
в эти казематы. Но теперь она искала не жизни, а смерти.
     Ей трудно было дать себе отчет в том, почему она ищет  Чужого  именно
здесь. Что-то вело ее на  этот  уровень,  притягивая  как  магнитом.  Быть
может, тайную работу выполняло ее подсознание, за столь  долгий  срок  уже
присмотревшееся к Чужим и лучше разума знающее, где  их  легче  встретить?
Или же теперь между ней и этим странным исчадием Вселенной возникла  некая
таинственная связь?
     Не то, не то... Если эта связь и реальна, то  нить  ее  соединяет  не
Чужого и Человека - а Чужого и Чужого! Взрослую особь - с  тем  зародышем,
который Рипли носит в себе...
     "Где ты... где ты сейчас, именно тогда,  когда  ты  мне  нужен?.."  -
Рипли пыталась прокричать эти слова, но вместо крика  с  ее  губ  сорвался
шепот. Легкие  отказывались  повиноваться  ей,  с  затруднением  пропуская
сквозь себя влажный, тяжелый  от  испарений  воздух.  Только  ли  в  одной
влажности  дело  -  или  дыханию  мешает  растущий  комочек  чужой  жизни,
угнездившийся в ее грудной клетке?
     Теперь Рипли уже  не  обходила  участки,  затопленные  струящейся  из
неплотно завинченных вентилей водой, а шла напрямик. Ноги  ее  погружались
где по щиколотку, где по колено, плеск далеко разносился по коридорам,  но
она не слышала ничего, кроме звуков собственного тяжелого дыхания.
     Осознав это, она подобрала длинный и тяжелый обломок железного  прута
и, звонко колотя им по встречным трубам, продолжала путь.
     - Где же ты? Не бойся меня! Я ведь теперь, можно сказать, член семьи!
     И тут она услышала.
     Услышала  мокрые,  хлюпающие   звуки   чего-то   большого,   поспешно
перемещающегося по затопленному полу. Но звук этот направлялся не к ней, а
от нее. А потом...
     А потом где-то далеко впереди, в той стороне, где только  что  стихло
хлюпание, протяжно лязгнув, поднялась решетчатая створка. Точь-в-точь, как
она поднялась перед Рипли при входе в подвал.
     - Значит, на тебя тоже реагирует автоматика... - сказала Рипли вслух.
     Она побежала, задыхаясь от быстрого бега.  Только  когда  сноп  света
залил желтым сиянием эту самую  створку,  находившуюся  на  этот  раз  под
потолком тоннеля, Рипли остановилась, а затем осторожно стала продвигаться
вперед.
     - Ты так давно заполняешь мою жизнь, что  в  ней  уже  ничего,  кроме
тебя, и не осталось. Все, что я помню, - связано с тобой, зверь. Все,  что
я делаю, - связано с тобой  еще  больше...  И  теперь  ты,  зверь,  должен
вернуть мне долг...
     И  тут  в  ее  груди  отчетливо  шевельнулось,  запульсировало  чужое
растущее тело.
     - Что, чуешь близость своего сородича? Потерпи, недолго уже...
     Обращаясь  к  пожирающему  ее  изнутри  зародышу,  Рипли  чувствовала
одновременно ужас и какую-то стыдную радость и почти облегчение  от  того,
что неопределенности  пришел  конец  и  все  решится  здесь  и  сейчас,  в
ближайшие секунды.
     Наверное, что-то вроде этого ощущает роженица при шевелении  плода  в
самом конце беременности... Рипли сжала зубы: вот это - то чувство - ей не
будет дано испытать.
     "Тебе нужно замуж... Нужно рожать  детей..."  -  говорил  ей  недавно
маньяк-убийца. Но не быть ей матерью, и не ребенка она вынашивает...
     Луч фонаря высветил впереди что-то приземистое, раскоряченное.
     Слизистым блеском сверкнул купол головы в желтоватом свете... Он?!
     - Теперь сделай кое-что для меня! Это будет тебе  совсем  несложно...
Просто сделай то, что ты обычно делаешь с людьми!
     И, широко размахнувшись, Рипли обрушила свое оружие на куполообразный
череп.
     И тут случилось неожиданное.  Череп  со  звоном  проломился  -  и  из
отверстия хлынула ржавая вода.
     Потому что это был не череп, а выгнутое  колено  трубы.  И  не  слизь
покрывала его, а капли конденсированной влаги. Причудливая пляска света  и
теней обманула Рипли, заставив принять какую-то металлическую  конструкцию
за живого, алчущего крови монстра.
     Но как же звук поднявшейся створки? И как же зародыш, бьющийся теперь
в груди, словно второе сердце?!
     Рипли стремительно повернулась кругом.
     Шипя словно тысяча змей, за  ее  спиной  поднялся  Чужой.  Растягивая
щупальца, он вздыбливался все выше и выше,  нависая  над  Рипли,  пока  не
уперся головой в потолок яруса.
     Ладонь Рипли разжалась - и прут, грохоча, покатился по полу.
     Она  шагнула   к   Чужому   с   голыми   руками,   даже   без   этого
импровизированного оружия.
     Но Чужой не принял вызов. Точнее, это был никакой не вызов,  а  пища,
которая сама идет в пасть - но и пищи он не принял...
     Огромная туша, еще больше выросшая с того момента, как  Рипли  видела
ее в последний раз, повернулась с непостижимой легкостью, словно  балерина
на пуантах, - и исчезла во тьме.
     Несколько секунд еще было слышно мокрое шлепанье, потом и оно стихло.





     Дилон с пожарным топором на плече расхаживал взад-вперед возле  входа
в литейный цех. Услышав  за  своей  спиной  звуки  перемещения,  он  резко
обернулся, занес  свое  оружие  -  обоюдоострое  лезвие  сверкнуло,  чертя
полукруг... Но так и не опустилось.
     Перед Дилоном стояла Рипли.
     - Убивать меня  вовсе  необязательно,  -  сказала  она  с  непонятным
безразличием.
     Дилон опустил свою секиру. Он был всерьез рассержен.
     - Что ты здесь делаешь, черт возьми?! Ты должна лежать в госпитале.
     Рипли отрицательно качнула головой:
     - Госпиталь мне уже не поможет. Чужой - внутри меня!
     - Что?!
     - Ты слышал, что...
     Дилону потребовалось всего  несколько  секунд,  чтобы  осмыслить  эту
информацию.
     - Ты хочешь сказать...
     - Да! - Рипли посмотрела ему в глаза и прочла в них понимание.
     - Когда ты обнаружила это? - спросил Дилон резко.
     - Только что, во время сканирования. - Рипли говорила медленно, тихо,
но это не смягчало жуткого смысла ее слов.
     - Я обнаружила  еще  кое-что,  куда  более  значительное.  Это  -  не
бесполая особь и заурядный хищник вроде того, что затаился сейчас где-то в
переходах. Это - матка. Я видела ее во взрослом состоянии и  ошибиться  не
могу...
     Дилон быстро глянул по сторонам: не подслушивает ли их кто-нибудь  из
братьев? Никого не обнаружив, он снова повернулся к Рипли:
     - Говори.
     - А матка, как ты сам понимаешь, откладывает яйца. Скоро у нас  будут
тысячи таких, как он.
     Дилон пристально смотрел на Рипли сквозь стекла очков.
     - Если ты раньше рассказывала  нам  правду,  то  получается  какая-то
ерунда. Как она попала внутрь тебя?
     - Я не знаю... - Рипли устало прислонилась к стене. - Я говорила  вам
ту правду, которую знала, а не ту, которая есть. Знание мое неполно... Что
мы можем сказать об их размножении, об анатомии их организма? Быть  может,
у матки, уже лишившейся яйцеклада, еще оставалось два-три яйца  в  полости
тела. И тогда потом, в гиберсне, когда некому было за этим проследить... А
возможно... Впрочем, не знаю.
     Эта речь потребовала от Рипли так много сил, что снова заговорить она
смогла не сразу.
     - В любом случае у меня мало времени. Сама я не смогу сделать то, что
должна. А ОН - не захотел этого сделать...
     Рипли вновь посмотрела прямо в зрачки Дилону:
     - Одна надежда, что поможешь мне ты.
     - О чем  ты  говоришь?  -  переспросил  Пресвитер  настороженно.  Он,
похоже, и сам обо всем догадался.
     - Ты должен помочь мне... Убей нас!
     - "Нас"?
     - Да. Меня и... матку. Пойми, я все равно уже конченый человек. Я  не
смогу с ней справиться - да и никто не сможет...
     Дилон опустил взгляд на свою руку - могучую руку, лежащую на  рукояти
оружия. Конечно, это оружие  почти  бессильно  против  Чужого,  но  против
человека...
     - И теперь единственное, что в наших силах, - пресечь ее род. Та, что
внутри меня, - она должна  умереть,  чтобы  не  погибли  тысячи  людей.  А
возможно - даже миллионы... Для этого кто-то должен убить меня. Ты сможешь
это сделать?!
     - Не волнуйся! - с загадочной  улыбкой  проговорил  Пресвитер,  снова
вскидывая на плечо топор. -  Я  смогу  сделать  это.  Это  у  меня  хорошо
получается!
     Рипли огляделась по сторонам  и  подошла  к  решетке.  Несколько  лет
назад, когда на Ярости была настоящая тюрьма, это заграждение должно  было
перекрывать коридор при попытке бунта  или  побега.  Но  теперь  она  была
отодвинута в сторону.
     Разведя руки, Рипли взялась за холодные прутья и прижалась к  решетке
грудью. Сзади было слышны шаги Пресвитера. Вот он  подошел  вплотную,  вот
отступил, примериваясь...
     "Говорят, в древности женщинам, прежде чем  отправить  их  на  плаху,
состригали локоны, чтобы длинные пряди, падающие  на  шею,  не  затрудняли
работу палача... Мне ничего не надо состригать".
     Рипли  говорила  сама  для  себя,  чтобы  заглушить  в  себе   страх,
неуправляемую жажду жизни. Мелкие слезы стекали по ее щекам, но  она  была
уверена, что Дилон этого уже не узнает.
     "И еще говорят, что им затыкали уши пробками из свечного воска -  для
того, чтобы жертва не рванулась, услышав, как палач подходит к ней.  Я  не
рванусь..."
     Шагов уже не было - Пресвитер стал рядом. Теперь  он,  наверное,  как
раз поднимал топор.
     "И не надо речей... не надо проповеди... Ничего теперь не надо!"
     Рипли вдруг поняла, что  ее  жизнь  сейчас  оборвется  -  вот  именно
сейчас, в этот миг. Топор уже занесен,  он  идет  вниз,  молнией  рассекая
воздух.
     Боли она конечно же не почувствует.  И  звук  удара  вряд  ли  успеет
услышать.
     ...Она действительно не почувствовала боли. Но удар расслышать смогла
- звонкий лязг металла по металлу...
     Лезвие топора врезалось в решетку рядом с  ней  с  такой  силой,  что
глубоко прогнуло железные прутья.
     Сначала Рипли посмотрела на топор, потом перевела взгляд на Дилона.
     - Что это значит? - спросила она.
     Дилон, не отвечая, уставился в пол.
     - Ты что, промахнулся? - Рипли  была  сама  удивлена  тем,  насколько
твердо звучит ее голос.
     Только после повторного  вопроса  Пресвитер  осмелился  посмотреть  в
глаза Рипли.
     Нет, Дилон не промахнулся! Лоб его усеивали крупные  бисеринки  пота,
эбеновая кожа приобрела пепельно-серый оттенок. Рипли  никогда  раньше  не
видела, как бледнеют негры. Вообще,  он  выглядел  так,  словно  мгновение
назад ему предстояло не убить, а быть убитым.
     - Нет... нет, ты  знаешь,  сестра...  так  нельзя,  -  забормотал  он
торопливо, каким-то  жалко-оправдывающимся  тоном,  словно  и  впрямь  был
виноват. - Эта штуковина... эта тварь погубила уже половину моих  братьев.
Нет! Во всяком случае, пока он жив - должна жить и ты.
     - Мне и самой хотелось бы его пережить, Дилон. Но что же делать...
     Шумно вздохнув, Дилон отер рукавом пот с лица. Рипли показалось,  что
при этом он еще и украдкой промокнул глаза - чего, конечно, быть не могло.
     - Пока зверь жив, ты не умрешь, - сказал он уже спокойно. - Это - мое
последнее слово!
     - Можно подумать, что раньше тебе никого не приходилось убивать.
     Рипли все еще сохраняла спокойствие. Но мгновение спустя  ей  уже  не
хватило сил на это спокойствие. Дальнейшее ей запомнилось плохо.  Кажется,
она бросилась на Пресвитера, как в свое время -  на  Смита.  Кажется,  она
осыпала его градом бессмысленных оскорблений и  упреков  (запомнился  лишь
один из них: "Ты, макака черная, почему ты не убил меня, как ты посмел это
сделать?!"). Некоторое время Дилон, ошеломленный ее натиском, молча терпел
все это, но вскоре рывком освободился - и уже  сам  зажал  ее  в  стальном
захвате, сковав движения.
     - А ну прекрати истерику! - крикнул  он.  И  продолжил  чуть  слышно,
щекоча дыханием ухо:
     - Слушай меня, сестра... Ты слишком рано сочла  себя  обреченной.  Не
рвись умереть красиво! Возможно, твоя миссия еще не завершена.
     - Не надо  утешать  меня,  Дилон,  -  опомнившись,  Рипли  прекратила
сопротивляться и Пресвитер сам отпустил ее. - Я не ребенок,  чтобы  манить
меня пустой надеждой... И я отлично понимаю, что мне конец.
     Дилон досадливо поморщился.
     - Все-то ты понимаешь... Так пойми еще  кое-что:  вместо  того  чтобы
отдавать свою жизнь задаром, ты имеешь возможность взять  за  нее  хорошую
цену...
     - Какую цену? - Рипли  попыталась  сосредоточиться.  Наконец  ей  это
удалось.
     - Какую? Жизнь этого ублюдка! Быть  может,  ты  именно  в  теперешнем
своем состоянии поможешь нам расправиться с ним. Если он действительно  не
может тебя убить - у нас появляется шанс загнать его в ловушку!
     Дилон снова вошел в образ Пресвитера. Да он, собственно, и не выходил
из него никогда: лишь в состоянии полубреда Рипли могло померещиться,  что
он превратился в  рядового  заключенного,  озабоченного  только  спасением
собственной шкуры.
     Она вдруг поняла,  что  у  литейного  цеха  Дилон  тоже  оказался  не
случайно. Неужели он все еще вынашивает какой-то план?
     - Вот ты только что говорила о человечестве, сестра. Пойми же, ты,  и
только ты одна имеешь возможность оказать ему последнюю услугу! Итак,  что
ты выбираешь, сестра? Дезертируешь ли ты в смерть  -  или  вместе  с  нами
постараешься избавить мир от Зверя Из Бездны?
     Рипли слушала его завороженно. Даже существо,  угнездившееся  под  ее
ребрами, замерло, словно ожидая решения.
     - Хорошо. Так - я согласна, Дилон. Но давай договоримся  сразу  же  и
твердо. Сначала - он. Потом - я. Сразу же, как только мы прикончим  зверя,
ты убьешь меня. Обещаешь?
     - Да! - ответил Дилон с той же загадочной улыбкой. - Никаких проблем.
Я возьму твою жизнь быстро и без боли.
     Его ладонь с какой-то болезненной нежностью погладила  плавный  изгиб
топорища.
     - В конце концов, это - то немногое, что я сумею сделать наверняка, -
проговорил он тихо.





     Когда все уцелевшие начали собираться вместе, постепенно  стекаясь  к
цеху, Рипли окончательно  уверилась,  что  свой  план  Пресвитер  составил
загодя.
     - Давайте действовать - потому что в бездействии, сидя на собственных
задницах, вы все пропадете! А так у нас еще есть возможность спастись... -
говорил он.
     Смит явился к цеху позже всех и сразу включился в дискуссию.
     - Возможность?! Если мы что и можем еще сделать, так это сидеть и  не
дергаться до прихода спасателей! Может быть, эта тварь наелась и ближайшие
часы будет переваривать жратву, может...
     - А может быть - она решит переварить кого-нибудь еще, если  не  всех
сразу! - прервал его Дилон. - И никто из нас не застрахован от того, чтобы
через час не стать этой самой жратвой. Через четверть часа. Или даже через
секунду - вот в этот самый миг!
     При этих словах все боязливо сгрудились, озираясь по сторонам. Увы, в
этом помещении тоже хватало вентиляционных каналов и незапертых дверей, из
которых в любую минуту могла высунуться клыкастая морда.
     - Поэтому единственный выход для нас  -  убить  гадину!  -  выкрикнул
Дилон, перекрикивая зародившийся было ропот.
     И снова именно Смит прервал Пресвитера:
     - Убить? Уже пытались его убить огнем,  и  что  по-лучилось?  Вы  как
знаете, а я не буду в этом участвовать! В конце концов у меня жена и...
     - Да на тебя плевать, Восемьдесят Пять. У тебя же нет Веры! -  сказал
Дилон, даже не повернув головы. - Ты - не брат, ты не один из  нас.  Ты  -
работник Компании!
     Аарон так и  замер  с  приоткрытым  ртом.  Но  он  еще  не  собирался
сдаваться.
     - Да? Ну и что же плохого в том, что я  работник  Компании,  а  не...
Короче - не преступник? Вы говорите, что я тупой? Ну, пускай так...  Но  я
все же оказался достаточно умен, чтобы не попасть сюда!
     - Тебе не кажется, что ты  все-таки  попал  именно  сюда?  -  впервые
подала голос Рипли. Смит попросту не обратил внимание на ее слова.
     - Да! - с вызовом повторил он. - Я достаточно умен, чтобы не получить
пожизненное, как все вы! И я, между прочим, вышел в офицерский  состав,  я
командовал вами - пусть и под началом Эндрюса!
     Дальше ему продолжить не удалось. Люди вокруг угрожающе зашевелились,
и,  хотя  Смит  действительно  не   был   наделен   высокими   умственными
способностями, он все же понял, что замолчать ему будет  гораздо  полезней
для здоровья.
     - Ну, хорошо,  хорошо,  -  спокойно  продолжил  Дилон.  Казалось,  он
заранее  предусмотрел  такие  возражения  и  ему  даже  на  руку,  что  их
высказывает Смит,  а  не  один  из  братьев.  -  Итак,  кто  хочет,  может
присоединиться к Восемьдесят Пять в его сидении на заднице...
     - Да, я тоже намерен сидеть на своей заднице! - не выдержал Голик.  -
Я намерен именно сидеть на заднице, а не заниматься авантюрами!
     - Я же сказал - хорошо! - теперь Дилон говорил уже  опасно  спокойным
голосом. - Валяй, продолжай беречь свою задницу, раз  это  лучшее,  что  у
тебя есть. Да, ведь я  совсем  забыл:  у  тебя  же  заключен  персональный
договор с Господом Богом. Ты у  нас  бессмертен,  ты  будешь  жить  вечно,
правда?
     Голик потупился.
     - Н-ну? - Пресвитер обвел взглядом присутствующих, и всем показалось,
что они заглянули в жерло орудия. - Кто еще согласен с мистером Голиком  и
мистером Восемьдесят Пять?
     Все неловко молчали.
     - Ладно... - Дилон презрительно сплюнул, попав при  этом  на  ботинок
Смита. - Все вы бабы. Не женщины, а именно бабы. Женщина - вот! -  широким
жестом он указал на Рипли. - Вот  с  ней  мы  и  пойдем  воевать.  Вдвоем!
Женщина и мужчина. А вы...
     В наступившей тишине раздался голос Кевина:
     - Эй, ребята, а  мы-то  что  себе  думаем?  Может,  кто-то  и  впрямь
собрался жить вечно? Лично я - нет!
     Кевин высказался подчеркнуто расплывчато: он, видимо, и  сам  еще  до
конца не определился, на чьей он стороне. Поэтому его слова, наверное,  не
переломили бы испуганного упорства остальных. Но тут с места  вскочил  еще
кто-то и все посмотрели на него.
     - Я с вами, ребята. Я тоже пойду убивать его! - прохрипел  он  севшим
голосом. - Да, у меня есть к этому зверю и личные счеты!  Он  убил,  среди
прочих, и моего друга...
     Взгляд Рипли  упал  на  перевязанную  голову  вскочившего,  и  она  с
удивлением поняла, что это - Грегор. Ай да красавчик!
     - И одного из моих друзей тоже! Значит, и я с вами!  -  поднялся  еще
один. Кажется, его фамилия была Морс, но Рипли еще не знала их всех - ни в
лицо, ни по имени. Возможно, и не успеет узнать...
     Тогда как по команде  начали  подниматься  и  все  остальные.  Голик,
мгновенно оценив ситуацию, встал одним из  первых.  Восемьдесят  Пять  (на
этот раз Рипли не сделала для себя  мысленной  поправки)  некоторое  время
продолжал сидеть, намереваясь "сохранить лицо". Но  вскоре  он  остался  в
одиночестве.
     - Черт возьми! - воскликнул кто-то.
     - Эх, оружие бы нам, братцы! А без оружия - как? Чистое самоубийство!
     - И впрямь самоубийство, - осторожно поддержали его со стороны.
     - Может лучше действительно подождать,  пока  прибудут  представители
Компании с огнеметами, автоматами и прочей фигней? Вот они пусть и убивают
его!
     Рипли осознала, что наступает критический момент: еще немного - и все
вернется "на круги своя". Значит, наступило время вмешаться и ей.
     - Все не так просто, как вы  думаете...  Они-то  как  раз  вообще  не
собираются его убивать!
     Ее слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Даже те,  кто  был  на
стороне Рипли, были ошарашены.
     - Не мели ерунды, сестра... - недоверчиво протянул Морс.
     - Как это - не собираются убивать? А что же с ним делать-то?
     - А вот так... - Рипли села, глядя на Морса и остальных снизу  вверх.
- Дело в том, что он им нужен. Очень нужен. Нужен куда больше, чем вы. Так
что если кого они и убьют, так это именно вас  -  просто  за  то,  что  вы
видели его. Как нежелательных свидетелей. Ясно?
     - Это безумие какое-то! - Смит в последний раз попытался  переключить
внимание на себя. - Она просто повредилась рассудком! Никто вас не убьет!
     - Не "вас", а "нас", Восемьдесят Пять! - тут же поправила его  Рипли.
- Ты ведь тоже "нежелательный свидетель"! Или  ты  рассчитываешь,  что  их
растрогает твой рассказ о жене и ребенке?  Знаешь,  лучше  уж  Чужому  эту
историю расскажи!
     Увидев,  что  Смит  попросту  смят,  уничтожен  этой  фразой,   Рипли
продолжала:
     - Давно, еще на "Ностромо", когда мы только узнали про это  существо,
мы  сразу  сообщили  все  Компании.  И  что  мы  получили  в   результате?
"Продолжайте выполнять свое задание!" Оказалось,  что  ради  Чужого  можно
пренебречь жизнью экипажа.  А  потом...  -  она  закашлялась,  -  ...потом
пренебрегли жизнями всего личного состава "звездных коммандос"... - Кашель
все еще душил ее, и она с трудом подавила приступ. - Почему же вы думаете,
что для вас будет  сделано  исключение?  Кто  вы  для  них?  Жалкая  кучка
арестантов, ищущих свой путь  к  Богу  где-то  вдалеке,  в  анальной  дыре
обитаемой Галактики... Вы  что,  всерьез  верите,  что  фигурируете  в  их
глобальных планах?
     - ...Твою мать! - потрясенно ругнулся кто-то прямо над ухом. И  Рипли
почувствовала - ей верят. - Для Компании вы - никто. Меньше,  чем  дерьмо,
меньше, чем мусор. Им плевать на  вас.  Плевать  им  и  на  ваших  друзей,
которые погибли здесь... Не в первый раз они идут по трупам!
     Ее  слушали  так,  как  никогда  не  слушали  даже  Пресвитера.   Сам
Пресвитер, впрочем, находился здесь же, и топор в его  руке  многообещающе
поблескивал. Но эта предосторожность оказалась излишней:  Рипли  полностью
владела ситуацией, даже Смит не посмел сказать ни слова против.
     Только когда она смолкла, один из слушателей решился подать голос:
     - И каков же твой план?
     Дилон ответил вместо Рипли, прежде чем она успела открыть рот:
     - Все - почти как прежде... У нас все  еще  сохранился  запас  олова.
Значит, нужно заманить Чужого в  ванну,  перекрыть  вход  -  и  утопить  в
кипящем металле!
     - Хорошая смерть! Ох и  покрутится  он  напоследок!  -  со  злорадным
удовольствием произнес Кевин.
     - Да... Это все равно, что живьем в ад попасть...  -  с  мечтательным
злорадством протянул Грегор.
     Инстинкт самосохранения заставил Голика нахмурить  лоб,  выискивая  в
этом плане изъяны.
     - Ну, выглядит все это хорошо... Но чего ради  он  туда  побежит?  Ты
что, снова собираешься выкуривать его какой-то адской смесью, преподобный?
- наконец сказал он.
     Дилон молча покачал головой.
     - Ага... И то слава Богу - второго пожара мы не переживем,  -  сказал
Голик с явным облегчением. - Но тогда что же все-таки? Что заманит  его  в
металлоприемник?
     Рипли почувствовала, что это надлежит объяснять уже ей:
     - Ты сказал - заманит... Вот именно. А что приманивает? Приманка... -
она горько вздохнула.
     Голик быстро глянул на  нее  -  будто  ударил  взглядом  наотмашь.  И
продолжал, демонстративно обращаясь не к ней, а к Дилону:
     - Так. Ну и что же будет приманкой?
     Вместо ответа Дилон все так же молча,  неотрывно  продолжал  смотреть
ему в глаза сквозь простую оправу очков.
     - А-а-а, дьявол! - буквально взвыл Голик, подпрыгивая  на  месте.  Он
догадался.
     И все остальные тоже догадались одновременно с ним. А  догадавшись  -
молча переглянулись, скованные ужасом.





     Приманкой может быть не "что", а "кто". В их условиях - только  живое
человеческое тело.
     - ...Огонь у нас тоже будет, - убеждал Дилон, мерно расхаживая  перед
своей паствой. - Да, огонь у нас будет, но на сей раз не в  виде  горящего
потока, а в виде факелов. И не позади зверя  теперь  он  будет  пылать,  а
позади каждого из нас, прикрывая отход. Так что...
     Дилон выдержал паузу.
     - Так что мы выходим отнюдь не на верную смерть. Да, мы  отправляемся
на опасное дело, и при неудаче каждому и впрямь  грозит  гибель.  Но  это,
согласитесь, не одно и то же!
     - Слушай, преподобный, - не удержался кто-то от вопроса. - Вот  бежим
мы в сторону ванны, он гонится за нами, остальные братья закрывают боковые
проходы, чтобы ему было некуда свернуть, - это все ясно. Но ты мне  скажи,
как ты думаешь провести последний этап? Кто его заманит непосредственно  в
тупик, в металлоприемник? Среди нас все-таки есть один смертник, да?
     - Это уже не твоя  забота,  брат,  -  отвечал  Пресвитер  с  какой-то
ласковой угрозой. -  Можешь  мне  поверить  -  все  продумано.  Все  -  до
последней мелочи!
     - А... - начал было, но сразу осекся тот же голос.
     - Что еще? - переспросил Дилон с увеличивающейся долей угрозы.
     - Да нет, ничего. Просто я подумал: чтобы приготовить расплав,  уйдет
не меньше часа. Он за это время не пробьется?  Ну,  дверь  толстая  -  так
через потолок... Найдет, чего доброго, лаз где-нибудь под печью...
     Дилон усмехнулся:
     - На этот  счет  можешь  не  волноваться.  Мы  с  Морсом  и  Кевином,
установили печь на нагрев уже давно. Задолго до того,  как  вас,  умников,
уговаривать начали...
     По  рядам  сидящих  прошел   короткий   смешок,   выражавший   скорее
восхищение, чем что-либо иное.
     Внезапно еще один из сидящих робко поднял руку,  словно  школьник  на
уроке.
     - В чем дело? - Дилон всмотрелся. Лицо у того было измазано сажей,  -
видно, еще не отмылся после пожара. Поэтому Пресвитер опознал  его  только
по необычной, гражданского вида, кепке. Это был Дуглас  Уинтерборн,  самый
младший из  заключенных.  Он  попал  в  тюрьму  непосредственно  перед  ее
расформированием, а попав - сразу же примкнул к исповедующим Веру, так как
больше чем кто-либо нуждался в духовной поддержке. Тогда  ему  было  всего
семнадцать лет и он выглядел как "мальчик из приличной семьи",  по  ошибке
попавший к уголовникам. Да, в сущности, он и был таким... С тех пор прошли
годы, но для старожилов колонии он так и оставался "сынком".
     - Так в чем дело, Дуг? - спросил Дилон с едва уловимой теплотой.
     - Вот ты говоришь, что у нас будут факелы... - "ты" он говорил Дилону
еще с некоторой запинкой, воспринимая его  как  старшего,  -  но  скажи...
скажи, ты уверен, что факел поможет?
     Ответа напряженно ждали все. Дуглас явно попал в самое больное место.
     - Видишь ли, Уинтерборн...  -  Дилон  словно  просмаковал  благородно
звучащую фамилию. - Говорят, что убиенные на поле брани сразу же предстают
перед престолом Господа... Так что тот из нас, кто  умрет,  держа  горящий
факел в руке, никогда не увидит полыхания адского огня. А это  ведь  очень
возможно, несмотря  даже  на  Веру,  -  если  вспомнить,  какую  жизнь  мы
прожили...
     Голос Дилона окреп.
     - Во всяком случае, сам себе я не мог бы  пожелать  лучшего  конца...
Ну, понял меня, малыш? - Он  легонько  сдвинул  Дугласу  козырек  кепки  с
бровей на глаза. - Все мы умрем... Вопрос только в  том,  как  мы  покинем
этот мир: стоя, как люди, или на коленях, умоляя о пощаде?
     Все не отрываясь смотрели на Дилона.
     - Нет! Мой Бог - Бог молитвы, а не  мольбы!  Я  никогда  не  молил  -
никого и ни о чем! Никогда меня никто  не  щадил,  не  помогал,  не  давал
ничего бескорыстно... Так что к дьяволу этого зверя! Будем бороться!
     - Будем бороться! - хором подхватили все.
     В руках у Пресвитера все еще был топор. Но теперь он  вновь  напомнил
Рипли посох епископа...





     - Ладно! Чего уж... все равно помирать!
     Кто сказал это? Рипли не успела рассмотреть... Но кто бы это ни  был,
он выразил общее мнение.
     Дилон и Рипли украдкой следили  за  Голиком,  ожидая  с  его  стороны
очередной выходки. И эта выходка действительно последовала,  но  была  она
все-таки неожиданна. Во всяком случае, для Рипли.
     До отказа растянув губы в улыбке-оскале,  Голик  вдруг  рванул  ворот
робы (пахнуло запахом прелой ткани и несвежего тела) так,  что  посыпались
пуговицы. На волосатой груди  сквозь  слой  грязи  виднелась  непристойная
татуировка.
     - Эх-ма! Раз живем - раз умираем! - все  еще  держа  на  лице  жуткую
ухмылку, он бесшабашно-отчаянным движением бросил шапку об пол. -  Ну  так
поджарим же наконец эту падлу! Преподобный - раздавай факелы!
     Рипли с облегчением перевела дух. Однако Дилон, похоже,  не  разделял
ее чувств:
     - Смотри у меня, Ян... Вспыхнул - так гори, а не прогорай!
     И - как это уже было недавно - всех разом  охватила  неистовая  жажда
деятельности. Люди с грохотом переворачивали пустые  бочонки,  ища  в  них
остатки горючего, а потом рвали на полосы одежду и простыни. Обмотав этими
лоскутами железные  стержни,  они  пропитывали  образовавшуюся  матерчатую
обмотку оставшимся топливом. Вскоре у каждого был факел, а в  углу  горкой
высились  запасные.   Впрочем,   было   еще   неясно,   удастся   ли   ими
воспользоваться...
     С нарастающим удивлением и даже  испугом  Смит  смотрел  на  всю  эту
подготовку.
     - О идиоты... Боже мой, какие кретины! - он обхватил руками голову  и
опасливо отодвинулся в темный угол от греха подальше.
     - А ну, проверьте, как  закрывается  створка!  -  Рипли  показала  на
бронированную дверь над металлоприемником.
     - Вот рубильник. А  механизм  подключен  через  бустерную  систему  -
видишь, мощный поршень здесь... - ответил Морс. - Не вручную  же  опускать
такую тяжесть!
     Рипли с подозрением посмотрела на поршень:
     - Когда вы в последний раз пользовались этой системой?
     Морс задумался.
     - Да лет пять назад, а то и все шесть. Но не больше!
     - Не  больше!  -  подозрения  Рипли  усилились.  -  Гидравлика  точно
работает? Ты уверен в этом?
     - Точно здесь вообще ничего не работает.  Прими  это  к  сведению!  -
сказал Дилон, неслышно возникнув откуда-то сбоку. - Так что во всех  своих
выкладках тебе придется учитывать данный факт. А именно - возможность, что
какой-нибудь механизм в нужный момент не  сработает  и  весь  план  пойдет
насмарку.
     Дилон внимательно смотрел на Рипли.
     - Ну как - не передумала? - спросил он в высшей степени серьезно.
     Рипли легонько улыбнулась. Или ей только показалось это?
     - А разве можно сейчас передумать, преподобный?
     Вопрос этот явно не требовал ответа - и Пресвитер кивнул, соглашаясь.





     - Значит, повторяем в последний раз...
     Рипли тяжело вздохнула. У нее не было полной уверенности, что  каждый
участник предстоящих событий правильно запомнил свою роль. Еще меньше было
уверенности, что  кто-нибудь  не  дрогнет,  не  ошибется  второпях  или  с
перепугу.  О  надежности  техники,  как  уже  было   ясно,   говорить   не
приходилось...
     С другой стороны Дилон прав: время поджимает. Нужно действовать, пока
сомнения не охладили энтузиазм их микроармии...
     - Заманиваем сюда. Потом  -  ты  включаешь  рубильник,  приводящий  в
движение поршень гидравлики. Зверь оказывается в ванне, за ним  опускается
дверь. Потом кто-то из ребят польет его сверху оловом - и все! Ему  конец,
- быстро и убедительно говорил Дилон.
     - А если кто-нибудь допустит ошибку? - вновь не удержалась от вопроса
Рипли, хотя она тысячу раз понимала, что лучше ей промолчать.  Но  слишком
уж многое было поставлено на карту...
     Дилон снял очки. Аккуратно сложив их, спрятал в карман.
     - Тогда  нам  конец,  -  сказал  он  тоном,  не  оставляющим  никаких
сомнений. - У нас только один  шанс!  Возможности  повторить  все  это  не
будет...
     Рипли кивнула. К ее  немалому  облегчению,  спокойно  и  твердо,  без
малейших колебаний кивнули также Морс и Кевин. Они явно решились  идти  до
конца...
     Рипли не знала, почему Пресвитер выделил себе в  ближайшие  помощники
именно эту пару, как будто ничем не отличающуюся от остальных. Но, значит,
были у него какие-то  основания,  а  подсказал  ли  их  прошлый  опыт  или
интуиция - все равно...
     И, похоже, он не ошибся в выборе.
     - Итак: рубильник - поршень - створка двери...  А  потом...  -  Дилон
поднял глаза на Рипли. - А потом ты на несколько секунд останешься  с  ним
наедине, - сказал он ровным голосом, как нечто само собой разумеющееся.
     - Ясно, - для Рипли этот факт тоже разумелся сам  собой.  -  На  меня
можешь положиться. Ребята, только вы не подведите, ладно?
     - Надеюсь, ты все-таки не ошиблась  в  том,  что  он  не  хочет  тебя
сожрать, - когда Дилон говорил это, на  лице  его  не  дрогнул  ни  единый
мускул, - потому что ты, и только ты, будешь преграждать  ему  путь,  пока
опускается створка. Здесь уже не  будет  никаких  других  дверей,  которые
можно запереть заранее, никаких дополнительных заслонов.
     - Ясно, - повторила Рипли. - Я тоже на это надеюсь...
     И тут же подумала: а достаточно ли обоснована ее  надежда?  Да,  один
раз Чужой пощадил ее... Даже два раза. Но тогда ему ничего не угрожало, да
и сыт он был...
     А теперь, когда вопрос встанет не о пище, а о самом его существовании
- будет ли его реакция прежней?..
     И тут Рипли оборвала свою мысль. Нет, так не пойдет! Тогда  уж  лучше
было и не затевать весь этот план...
     А сейчас он не просто затеян - осуществляется!
     И возможностей для отступления уже нет. Поздно отступать...
     "К   тому   же...   -   Рипли   с   трудом   воскрешала   в    памяти
общеобразовательный курс  биологии,  -  к  тому  же  такой  вариант  имеет
обоснование и с биологической точки  зрения...  Везде  и  всегда  бесполые
особи представляют для природы неизмеримо меньшую ценность,  чем  матка  -
королева, как ее еще называют у муравьев и термитов. Вообще самый смысл их
существования - дать матке жить и размножаться, плодить  новые  поколения.
Ради этой цели любой из бесполых не колеблясь отдаст собственную жизнь.
     Уничтожить матку, спасая себя, -  немыслимый,  невозможный  поступок!
Весь инстинкт вида, все законы эволюции должны восстать против него!
     Так бывает у общественных насекомых на  Земле.  Нечто  подобное,  как
выяснилось, имеет место и в других мирах...
     Отчего вдруг в случае с Чужим все окажется иначе?!
     А пускай даже так! В конце-то концов..."
     - В конце-концов, я ничего не теряю...  -  эти  слова  Рипли,  должно
быть, помимо своей воли произнесла вслух, потому что  Дилон  вдруг  быстро
взглянул на нее:
     - Что?
     - Я ничего не теряю... Быть может, это для меня даже  лучше  -  ТАКАЯ
смерть...
     Дилон скривил уголок рта:
     - Сестра, ты опять рвешься умереть красиво... Ты - ничего не теряешь.
Теряем - мы! И то самое человечество, о котором ты так хорошо говорила.
     И Рипли поняла, что он снова прав. А еще она поняла, что именно он  -
Пресвитер - сейчас является главным. И по опыту,  и  по  решимости,  и  по
способности оценить обстановку.
     Да и не Пресвитер он теперь, не  просто  духовный  вождь  -  а  ВОЖДЬ
вообще. Да, именно с большой буквы.
     - Хорошо. Я буду стоять в проеме,  пока  не  запрется  дверь.  А  где
будешь стоять ты, Дилон?
     - Я буду рядом, - последовал немедленный ответ.
     И снова Рипли поняла больше, чем Дилон сказал  вслух.  Теперь  он  не
может положиться даже на ее волю и решимость. И в случае чего  -  лишь  он
может заступить дорогу зверю, хотя на нем и не лежит  табу,  спасающее  от
клыков и щупалец.
     - А где будут в это время остальные?
     - Они тоже будут неподалеку,  сестра...  И  будут  своими  молитвами,
своим умением и силой рук своих способствовать успеху нашего дела.
     И снова Морс и Кевин кивнули в ответ.
     Военный совет завершился. Пришло время действовать.





     Трое шли тоннелем. Было так темно, что даже горящие факелы в их руках
отгрызали от стены мрака считанные метры освещенного пространства.
     - Мне это не нравится! - вдруг  сказал  Голик  без  всякого  видимого
повода.
     Качнувшись, остановились два соседних факела.
     - Что именно?
     - Все!
     Было видно, как усмехнулся один из идущих:  красноватый  свет  живого
пламени блеснул на его ровных резцах.
     - Ладно, чего уж там... Пожалуй, ты  лучше  стань  здесь.  Будешь  на
подхвате.
     - Мне не нравится, что эта штука будет бегать по темным тоннелям в то
же время, что и мы, - упрямо повторил  Голик.  Зубы  его  выбивали  мелкую
дробь.
     По неофициальной "табели о рангах" его спутники имели  менее  высокий
статус, чем  он  сам.  Во  всяком  случае,  они  не  принадлежали  к  миру
профессиональной преступности, "воров в законе". (Правда, отношения внутри
Братства не признавали воровскую "табель" - но все же  от  нее  оставались
какие-то понятия, въевшиеся в плоть и кровь, в подсознание...)
     Однако теперь ценностная установка рухнула - и в образовавшемся хаосе
отчетливо проступила извечная трусость "блатарей".
     Двое,  не  сговариваясь,  посмотрели   на   Голика   с   нескрываемым
презрением.
     - Ну, тебе же сказано - оставайся здесь. Это какой тоннель? Б? Значит
я, в случае чего, буду бежать по нему, заманивая тварь к ванне. Ты -  беги
по соседнему, если она туда сунется. А Ян будет за нами  закрывать  двери.
Это дело как раз по нему...
     Они тронулись вперед.
     Оставшись на месте, Голик ощупал дверь. Толстый лист стали с  окошком
армированного бронестекла наверху гарантировал качественную защиту: в свое
время двери изготовлялись с таким расчетом, чтобы  уверенно  противостоять
натиску не одной пары дюжих рук, обладающих вдобавок искусством взлома...
     Эта  дверь,  как  и  большинство  дверей   на   этом   уровне,   была
одностворчатой. Створка опускалась сверху, мягко скользя по  проему  вдоль
направляющих.
     Точнее,  это  она  должна  была  скользить  мягко.  Но   направляющие
заржавели, и дверь двигалась с немалым трудом,  хотя  все-таки  двигалась.
Однако удастся ли закрыть ее быстро?
     - Эй, ребята! - Голик вновь высунулся в коридор.
     - Ну что там еще?
     Двое, уже отошедшие десятка на три шагов, остановились:
     - А если все будет не так, как задумалось? Если мы заблудимся или еще
что?
     Один из силуэтов, черный на фоне красных отблесков,  отчетливо  пожал
плечами. Потом оба продолжили свой свой путь.
     - Ребята, ребята! Обождите!
     Они удалялись, не оборачиваясь. Потом свет  раздвоился:  видимо,  оба
как раз приблизились к проходу, соединяющему соседние тоннели.  Теперь  им
предстояло разойтись.
     - Это она все придумала! Мне это не  нравится!  -  продолжал  кричать
Голик:
     И тут он нашел отговорку, казавшуюся ему великолепной.
     - Ребята! Смотрите! - Голик повис на двери,  демонстративно  прилагая
много больше усилий, чем надо было, чтобы ее закрыть.
     - Моя дверь не закрывается! По-моему, дело дрянь, а? Давайте еще  раз
подумаем, как нам выпутаться  из  этого  положения!  -  голос  его  звучал
фальшиво, но ему вряд ли поверили бы, даже  прояви  он  большее  актерское
мастерство.
     Огоньки снова задержались, но лишь на миг.
     - Что он говорит?.. - донеслось до Голика чуть слышно.
     - Какая разница... - ответил второй голос.
     Потом раздался смех.
     А еще через секунду один из  огоньков  двинулся  в  сторону,  миновал
развилку и исчез.





     Человек  шел  по  тоннелю.  Теперь  он  был  один:  поиски  заставили
рассредоточиться ранее компактную группу. Человек громко  отсчитывал  шаги
вслух. Отчасти чтобы  привлечь  внимание  Чужого  (конечно,  он  при  этом
надеялся разглядеть хищника раньше, чем тот подберется на необходимое  для
броска расстояние), а отчасти - просто чтобы успокоить себя самого.
     -  ...девяносто  семь...  девяносто  восемь...  девяносто   девять...
Сколько там дальше?... Тысяча... тьфу, черт! Сто... сто один... сто два...
     Внезапно до его слуха донесся какой-то  короткий  удивленный  вскрик,
сразу оборвавшийся.
     - Что за чертовщина?! - он встал как вкопанный.


     За десятки коридоров от него Дилон, услышав  отголосок  этого  звука,
удивленно вскинул голову:
     - Кто-нибудь сейчас что-то слышал?
     Но те, кто был рядом с ним, не подтвердили его догадки.
     - Да нет, вроде бы ничего... Тебе померещилось, преподобный!


     Человек сделал несколько осторожных шагов. Заглянул за  поворот  -  и
обомлел.
     Багровый свет от его факела и  багровый  свет  впереди,  от  чьего-то
чужого факела, лежащего на полу. А между этими двумя световыми пятнами...
     Какое-то  жуткое,  невообразимое  существо  будто  танцует   страшную
пляску, переминаясь на нескольких парах щупалец.  Чем-то  оно  походит  на
динозавра (как изображают их на картинках в энциклопедическом атласе),  на
осьминога, на  гигантского  паука.  И  звуки,  звуки  -  чирикающий  стон,
скрежет, почти хихиканье.
     Словно шел, шел по пещере - и вдруг увидел перед  собой  ворота  ада.
Дьявол во плоти! И смердит, как от дьявола...
     Показалось или нет (трудно было разобрать в пляшущих тенях)  -  будто
бы на полу, рядом с факелом, простерлось человеческое тело?
     - Эй, ты, сука! - человек шагнул вперед. - А ну, давай ко мне!
     И его факел, прочертив в воздухе пылающую дугу,  обрушился  на  спину
твари. Издав почти человеческий визг, Чужой шарахнулся в сторону.


     - Началось! - уверенно сказал  Дилон.  Его  соседи  снова  ничего  не
услышали.


     Лишь секунду спустя человек сообразил, что  метнув  факел,  он  лишил
себя единственной защиты.
     Кошмарная морда, чем-то неуловимо похожая на карикатурное изображение
человеческого лица: бинокулярный взгляд, мощные, но короткие  челюсти,  не
такая уж маленькая емкость мозга, - потянулась к нему, но  громадные  зубы
со звуком сомкнувшегося капкана щелкнули в пустоте.
     Упавший факел продолжал лежать  на  полу,  над  ним  трепетали  языки
пламени - и Чужой, стремясь избежать их, плохо рассчитал бросок.
     От  звука  захлопнувшихся  челюстей  в  желудке  возникла  неприятная
пустота. К счастью для себя, человек сумел превозмочь  панику.  И  уже  не
страх звучал в его крике, когда он, повернувшись,  с  воплем  бросился  по
коридору.
     - А-а-а! Он гонится за мной! Я веду его, веду его,  веду...  Эй,  кто
там у двери - будь наготове! План вступил в решающую фазу!





     Это была самая настоящая облава  -  несмотря  на  то,  что  загонщики
бежали впереди дичи, поскольку именно дичь была опасна для них, а  не  они
для нее.
     Первый из загонщиков, лишившись огненного  прикрытия,  несся  уже  из
последних сил. Кровь стучала у него в ушах, сердце, казалось, было  готово
разорваться.
     А где-то сзади, постепенно нарастая,  близился  шум  погони  -  удары
щупалец, то звонкие, то глухие, в зависимости от того, приходились они  по
цементному полу или по гулким плитам потолка и верхней части стен...
     Чужой винтом бежал по тоннелю, словно следуя вдоль невидимых нарезов.
Для него не существовало  верха  или  низа,  и  там,  где  человек  обегал
какое-либо препятствие, теряя темп, - там  зверь  буквально  обтекал  его,
прокладывая путь сбоку или сверху, ни на миг не сбросив скорости.
     Внезапно топот как-то  разом  обозначился  совсем  близко  и  человек
понял, что погоня подходит к концу. Тогда он выхватил нож, отлично понимая
бессмысленность этого поступка:
     - Он догоняет меня... Он уже совсем близко!
     - Остынь! - раздался неожиданно спокойный голос. - Это не он бежит за
тобой. Это я бегу за тобой, дубина!
     Голос принадлежал его напарнику. Едва  осознав  это,  человек  мешком
осел на пол.
     - А где... - он не сразу смог заговорить. - Где тварь?
     Напарник усмехнулся:
     - Бежит по соседнему коридору. Бояться нечего - я захлопнул за  тобой
дверь. А там... там, похоже, кто-то уже перехватил эстафету.
     И действительно, звук погони, сопровождающийся таким же диким криком,
уходил дальше, в сторону металлоприемника.
     Новый загонщик, видимо, тоже вопил не только от страха, а  с  двойной
целью: лишний раз  привлечь  внимание  преследователя  и  позволить  своим
товарищам, караулящим у дверей впереди, проследить маршрут своего бегства.
     - Ну, пошли... -  опираясь  на  плечо  напарника,  упавший  с  трудом
поднялся на ноги, - пошли туда...
     И они, почти обнявшись, заспешили по направлению к печи, чтобы  когда
вновь настанет их черед, снова принять участие в смертельной гонке.





     В возникшей сумятице трудно было  различить  систему.  Сквозь  дым  и
колеблющийся свет факелов было видно, как снуют по коридорам люди, крича и
ругаясь на бегу, как с железным звоном захлопываются двери,  становясь  на
фиксаторы...
     Но хаотичным все это казалось  лишь  со  стороны.  Мало-помалу  Чужой
приближался к уготованной  ему  ловушке.  И  с  каждым  новым  смертельным
марш-броском у него  оставалось  все  меньше  и  меньше  возможностей  для
отступления...
     Сам зверь этого не замечал. Не замечали и рядовые загонщики.
     Лишь Дилон и Рипли могли видеть, что план их осуществляется  успешно.
Рипли не сходила с места, безотлучно находясь  близ  металлоприемника:  ее
вмешательство потребуется лишь на последней стадии. Совершенно ни к  чему,
чтобы Чужой засек ее раньше времени.
     Дилон же, наоборот, участвовал в облаве  наравне  со  всеми,  и  даже
больше всех. Но бегая, понукая отстающих и размахивая  полыхающим  факелом
перед мордой чудовища, он при этом ухитрялся еще и  следить  за  постоянно
меняющейся обстановкой.
     Рипли  и  сама  считалась  офицером  -  причем  считалась  отнюдь  не
номинально: во время учебы она прошла хорошую подготовку, а жизнь  научила
ее еще большему. Однако уже в который раз ей приходила в голову мысль, что
человека, равного Дилону, на ее пути просто не попадалось. Впрочем, высшие
офицерские звания в космофлоте обычно получают  деятели  вроде  Эндрюса...
Причем - это в лучшем случае!
     Потому что в худшем - это и вовсе люди типа Восемьдесят Пять...
     - Эй, ты, падаль, давай сюда-а-а-а! - донесся далекий вопль.
     - Восточное крыло. Седьмой тоннель, - спокойно констатировал Дилон. И
замер, вслушиваясь в продолжающиеся крики.
     - А-а-а! Он убьет меня, братья, скоре-е-ей! - орал на ходу бегущий.
     - Кевин, готов? - негромко спросил Пресвитер.
     - Готов.
     - Внимание...
     Крича уже что-то совсем бессвязное, отмахиваясь  факелом  от  несущей
сзади смерти, загонщик выскочил в дверное  отверстие  -  и  тут  же  Кевин
опустил за ним створку. Щелкнули фиксаторы.
     - Есть! - торжествующе улыбаясь, Кевин повернулся к Дилону.  Тот  без
слов показал ему большой палец.
     В  следующий  миг  что-то  с  такой  силой  ударилось   о   дверь   с
противоположной стороны, что Кевин подскочил в испуге.  Несколько  человек
вскрикнули  одновременно,  но  их  крик  перекрыл  леденящий  душу  вопль,
доносящийся из запретного коридора.
     - А он здорово рассердился, - бесстрастно констатировал Дилон. Кевин,
устыдившись своего испуга, торопливо кивнул.
     - Ну, ничего, пусть позлится... - в глазах Дилона мелькнул непонятный
огонек. - Ему осталось жить не так уж  долго.  Так  пусть  хоть  последние
минуты жизни его мучает злоба и страх!
     Вокруг Пресвитера собралось несколько человек,  ожидающих  дальнейших
указаний. Среди них он вдруг заметил Голика. Этот-то как здесь оказался?
     - Так. Ты, - Дилон ткнул пальцем в того, кто только  что  играл  роль
живой приманки, - ты отдыхай пока что. Остальные  -  за  мной!  Теперь  на
очереди тоннель номер шесть!





     ...Голик бегал и  орал  вместе  со  всеми,  изо  всех  сил  изображая
активнейшую деятельность, но при всем при этом держался подальше от места,
где ему могла грозить реальная опасность.
     Но это была не война с четко обозначенной линией фронта - и,  пытаясь
избежать опасности, он вдруг оказался к ней вплотную.
     Это было, когда они,  как  им  показалось,  успешно  провели  монстра
сквозь шестой тоннель. Голик в компании еще нескольких человек как раз шел
в сторону следующего - пятого - коридора, как вдруг из одной двери в стене
тоннеля со свистящим  шипением,  какое  издает  струя  воздуха,  бьющая  в
космическое  пространство  сквозь  пробитую  обшивку  звездолета,  на  них
надвинулась голова монстра с открытой для атаки пастью...
     Эта дверь в спешке осталась незамеченной - потому и незапертой.
     Отчего же Чужой не бросился на них сразу? Трудно сказать... Возможно,
он проявил нерешительность при виде компактной группы людей?
     Или же  в  смутное,  неразвитое  сознание  монстра  каким-то  образом
проникла мысль, что он уже не преследователь, а преследуемый -  даже  если
внешне все выглядит наоборот?  Так  или  иначе,  он  дал  людям  несколько
мгновений. И за эти короткие секунды Голик  вдруг  не  разумом,  а  телом,
понял, что единственное спасение сейчас - не бежать, а идти на сближение с
опасностью.
     И тело его вытянулось  в  прыжке,  который  сделал  бы  честь  любому
спортсмену.
     На лету вцепившись в ручку двери, Голик повис на ней всем телом  -  и
створка, ударив опешившего Чужого по носу, встала на фиксаторы раньше, чем
тот успел перейти в атаку.
     - Все! Дверь закрыта... - сказав это, Голик  вдруг  ощутил,  с  какой
яростью колотится о металл и бронестекло могучее  существо,  оставшееся  в
тоннеле, и  похолодел  при  мысли,  что  могло  его  ждать  при  секундном
промедлении.
     - ...Во всяком случае, надеюсь на это, -  закончил  он  вдруг  севшим
голосом.
     Остальные смотрели на него округлившимися глазами.
     - Да ты герой, оказывается, брат... - протянул один из его товарищей.
Голик скромно потупился. Он отнюдь не собирался сообщать  кому  бы  то  ни
было, что на сей раз на него сработала не храбрость, а все тот же инстинкт
самосохранения.
     И сработал именно потому, что он  был  развит  у  него  сильнее  всех
прочих чувств, вместе взятых.
     - Некогда восхищаться друг  другом,  братья!  -  вступил  в  разговор
Дилон, бог весть как оказавшийся рядом. - Пошли! Пока он  жив,  наше  дело
еще не завершено!
     Выкрикнув это, он первым устремился к очередному тоннелю.
     На сей раз Голику не удалось под шумок улизнуть в сторону: Дилон  все
время, не скрываясь, посматривал на него.  Впрочем  Голик,  будучи  и  сам
загипнотизирован представлением о собственном героизме, некоторое время  и
вел себя соответственно.
     Более того - сперва он даже попытался "работать под полководца".  Это
проявилось в тот момент, когда во время очередной бешеной гонки  (кажется,
это было уже в третьем тоннеле) он столкнулся с Уинтерборном.
     - Что ты делаешь? - злобно выкрикнул Голик.
     - А что?
     - Ножницы ты как держишь? - Голик указал на зажатые  в  руке  Дугласа
большие портняжные ножницы, взятые им в мастерской.
     Сведенные вместе концы ножниц,  словно  клинок,  упирались  Голику  в
живот.
     - А что? - отупело повторил юноша.  Он  был  слишком  напуган,  чтобы
соображать.
     Вырвав у него из рук импровизированное оружие, Голик перевернул его и
снова вложил в оцепеневшую руку Дугласа. Теперь наружу торчали не  острия,
а закругленные кольца рукояток.
     - Вот так и держи, урод! Иначе... -  Голик  замолк,  прислушиваясь  к
тому, что происходило в оцепленном тоннеле.
     - Иначе? - безучастно переспросил Дуглас Уинтерборн. Он был явно не в
себе.
     Голик дико уставился на него:
     - Иначе убьешь кого-нибудь, ты, чудо в перьях! - точным движением  он
сдвинул Дугласу на глаза козырек его знаменитой кепочки. - А  так  если  и
пропорешь кому-нибудь брюхо, так только себе. Невелика потеря!
     Потом снова был какой-то провал в памяти, заполненный криками, звоном
железа, сумасшедшим бегом... Когда Голик опомнился, он уже стоял возле той
самой двери, сквозь которую должен выскочить из тоннеля загонщик.
     Это был уже тоннель N_2. Второй - и предпоследний перед ловушкой...
     Итак, не миновала его все-таки чаша сия...
     Голик ощупал дверь. Все  повторилось  как  вначале,  как  повторяется
дурной сон. Дверь двигалась, но двигалась с трудом, со  скрипом,  и  рыжие
хлопья ржавчины осыпались из пазов, будто снег.
     И снова - проклятый вопрос. Удастся  ли  спустить  ее  быстро,  одним
движением?!
     А где-то далеко, в глубине  тоннеля,  уже  мелькнул  факельный  свет,
раздались крики...
     Началась очередная  смертельная  пробежка.  Если  повезет,  если  все
правильно рассчитано - то, кроме этой, такая пробежка будет всего одна.
     Но трудно опустить поржавевшую створку. И негде укрыться при неудаче.
     - Л-ладно... - прошептал Голик. Он принял решение.
     Тот, кто бежал по тоннелю N_2, голося и  размахивая  горящей  палкой,
еще издали увидел, как исчез впереди справа узкий  прямоугольник  тусклого
света. Увидел, но не понял смысла этого.
     Но Чужой тоже заметил исчезновение света - и  вот  он-то  все  понял,
мгновенно  оценил  значение  этого  факта   нечеловеческим   разумом   или
инстинктом. А оценив - заметался в поисках выхода.
     ...Вся сила задуманного плана была в его мгновенности, в моментальной
смене цели. Чужой  должен  считанные  секунды  промедлить  перед  запертой
дверью - и тут же ему будет явлена новая мишень для атаки в дальнем  конце
коридора.
     Потому что надежно запереть тоннель, перекрыв  в  нем  абсолютно  все
входы  и  выходы,  было  невозможно.  В  конце  концов,  нерешенной  -   и
нерешаемой! - осталась проблема все тех же вентиляционных люков...
     Загодя обезопасив себя (во всяком случае, так  ему  казалось),  Голик
сквозь бронированное окошко напряженно всматривался в прорезанную искоркой
факела тьму. Вроде бы ничего не видно...
     Может быть, стекло слишком мутное?
     Но именно потому, что стекло было мутным, Голик  кое-что  увидел.  Он
увидел медленно надвигающуюся на него пасть, двойной ряд зубов.
     Он еще успел понять,  что  это  отражение,  успел  обернуться,  успел
закричать...
     А человек, в отчаянии ударившийся всем телом о запертую дверь изнутри
тоннеля, увидел, как прямо в лицо ему  брызнули  струи  крови  и  кислоты,
полетели клочья мяса - но,  не  долетев,  страшная  смесь  размазалась  по
разделявшему их бронестеклу.
     И он понял, что Ян Голик перехитрил сам себя.
     А кроме того, он понял - Чужой ушел из оцепления...





     Для всех остальных это было совершенной неожиданностью.
     Чем ближе к ванне, тем проще было организовывать облаву, тем смелее и
даже беспечней  становились  действия  людей.  В  самом  начале  они  были
рассредоточены, рассеяны по дальним коридорам -  а  теперь  они  собрались
вместе и успех от скоординированных усилий был куда выше.
     За это пришлось платить - и платить кровью...
     В противоположном конце того же коридора, где  находился  Голик,  был
еще один человек. Когда Чужой, расправившись с Яном, бросился к нему -  он
не только не обратился в бегство, но и не поднял факел для защиты.
     Он попросту ничего не понял, точнее - не поверил сам себе.
     - Ты что здесь делаешь?! - крикнул он  скорее  с  удивлением,  чем  с
испугом. - Тебя не должно здесь быть! Ты же заперт!
     Со все возрастающим  изумлением  он  рассматривал  несущееся  к  нему
чудовище.
     "Бежит, как таракан", - мелькнула в его мозгу  совершенно  неуместная
мысль.  И  действительно,  Чужой  в  движении  гораздо  больше   напоминал
исполинское насекомое, чем теплокровного хищника.
     И только в последний миг, когда до зверя оставались считанные  метры,
человек  сообразил,  чем  закончится  их  встреча.  Но   даже   не   успел
повернуться.
     Хищник налетел на него как смерч и, даже не замедляя бега,  растерзал
его на ходу одним движением головы. Вновь пол и  стены  коридора  окрасила
багровая жидкость, перемешанная с брызгами кислоты.
     В  следующий  миг  Чужой,   наращивая   скорость,   пролетел   сквозь
перекрестье тоннелей. И тут его увидели сразу несколько человек.
     - Как это могло случиться?! - потрясенно крикнул Дилон.
     Рипли опомнилась первой:
     - Не время гадать об этом, брат! Что нам теперь делать?
     Пресвитер сделал  шаг  вперед,  но  тут  же  споткнулся  обо  что-то.
Наклонился, всматриваясь.
     Споткнулся он, оказывается, о чьи-то ноги, торчащие  из  густой  тени
между пустыми бочками. И сейчас эти ноги поспешно  втягивались  обратно  в
тень.
     - Ну-ка, кто еще там?
     Поняв, что обнаружен, из пространства между  бочками  поднялся  Смит.
Лицо его было исковеркано страхом, но Дилон не сказал ему ни слова упрека.
     - Что нам делать? Давай решать быстро, пока этот ублюдок не ушел черт
знает куда, - снова выкрикнула Рипли.
     Но Дилон уже не смотрел на нее, как не смотрел и на Аарона.
     - Решать тут нечего. Надо просто бежать по коридору, уводя  за  собой
зверя. Вот и все! Просто, как дважды два -  шестнадцать...  -  По-прежнему
без единого упрека он скомандовал Смиту: - Стань у той двери,  Восемьдесят
Пять!
     - Есть, сэр! - не задумываясь выпалил тот. Он не заметил  оскорбления
- или же побоялся заметить. Впрочем, Пресвитер и не думал его оскорблять.
     Схватив один из запасных факелов, Дилон с места перешел на  бег.  Вот
он уже достиг перекрестья, быстро оглянулся по сторонам - и  исчез  в  том
самом ответвлении, где минутой раньше скрылся Чужой.





     Гигантский организм завода-тюрьмы все еще продолжал  жить,  выполнять
свои функции. Он был столь велик и сложен, что даже взрыв,  пожар,  полное
отсутствие управления оказали на него то же  действие,  которое  оказывает
раковая опухоль - но не пуля в висок.
     Безнадежно  изувеченная,  медленно   умирающая   система   пока   что
продолжала жить.  Главный  компьютер  сортировал  поступающую  информацию,
посылал на имя директора сообщения, которые никто и  никогда  не  прочтет,
сам отдавал приказы автоматическим системам,  работающим  без  постоянного
контроля со стороны человека...
     Поэтому  вогнутые   тарелки   радаров,   расположенных   на   внешней
поверхности планеты, засекли приближающийся космический корабль сразу  же,
как только он показался в пределах досягаемости.
     Тут же к нему протянулся невидимый пульсирующий луч наводки,  который
должен  был  облегчить  действия  космонавигаторов.  Одновременно  с  этим
сообщение о приближении корабля было послано на включенный экран дисплея.
     Но никто не ответил на это  сообщение,  так  же  как  и  на  запросы,
ежеминутно поступающие с борта по каналам внеочередной связи.
     ...Звездолет опускался медленно, осторожно, словно океанский корабль,
входящий в речной фарватер.  Когда  до  поверхности  оставались  считанные
десятки метров, были включены реактивные двигатели.
     Тонкие  сфокусированные  струи  выхлопа  били  отвесно  вниз,  сметая
заледеневший снег с бетона посадочной площадки.  Их  мощность  была  столь
велика, что даже бешеная атмосфера Ярости не могла помешать посадке.





     Сперва Смит вел себя должным  образом.  Но,  когда  он  услышал  звук
приближающейся погони, когда сквозь стук бегущих шагов и хрип напряженного
дыхания до него донесся пронзительный,  леденящий  душу  вопль  Чужого,  -
нервы его не выдержали.
     - Нет! Нет! - закричал он и бросился прочь, закрыв лицо руками.
     С силой, которую она сама от себя не ожидала, Рипли,  схватив  Аарона
за отвороты куртки, припечатала его лопатками к стене.
     - Встань на место! - коротко и страшно приказала она.
     Освободив одну руку, она отвесила ему пощечину, прерывая истерику.
     - О'кей! - сразу же согласился Смит. Теперь эта женщина казалась  ему
страшнее Чужого.
     Он повернулся к проходу, но опоздал. Точнее, не опоздал -  просто  не
успел отреагировать.
     ...Дилон  вылетел  из  темноты  тоннеля,  намного   опередив   своего
преследователя. Развернувшись с неуловимой грацией, он успел  вцепиться  в
ручку и повис на ней всей тяжестью  тела.  Дверь  пошла  вниз  гильотинным
движением...
     Но Чужой был рядом. Просвет под дверью оказался слишком мал  для  его
массивного тела - однако передняя рука-щупальце, проснувшись в коридор над
самым порогом, заструилась гибкими извивами, нащупывая ноги Дилона.
     В этот миг Дилон рванул так, что, казалось,  мышцы  его  не  выдержат
этого усилия. Но не выдержала мускулатура щупальца...
     Нижняя кромка двери, словно она и вправду являлась  ножом  гильотины,
начисто перерезала плотный и толстый живой шланг.
     Срубленное  щупальце  вялыми  движениями  извивалось  на  полу,   как
обезглавленная змея. Оно все еще осталось опасным - да  ведь  и  настоящая
змея, даже будучи убитой наповал, все еще сохраняет возможность вонзить  в
свою жертву ядоносные зубы рефлекторным сокращением челюстей.
     Дилон поспешно отшагнул назад, опасаясь, что щупальце слепо обовьется
вокруг его щиколотки, мазнет сочащейся из раны едкой жидкостью.
     Попадая на пол, эта жидкость дымилась, распространяя удушливый  запах
кислоты.
     Аарон Смит будто превратился в соляной  столб.  Он  замер  совершенно
неподвижно, отвесив челюсть. На  его  брюках  темным  пятном  обозначилась
мокрая полоса, а между  ступнями  широко  расставленных  ног  расплывалась
лужа.
     И снова Пресвитер ни словом, ни взглядом  не  упрекнул  Смита.  Рипли
тоже промолчала. Но тут он сам осознал, что здесь ему не место.
     Повернувшись на сто  восемьдесят  градусов,  Аарон  бесцельно  побрел
куда-то. На каждом шагу он спотыкался,  словно  лунатик  или  человек  под
гипнозом.
     Никто не пытался его удержать. Незачем это было, да и некогда.
     Теперь Чужой был замкнут в последнем из тоннелей. Дальше путь ему был
один - в металлоприемник, под жгучие струи льющегося  сверху  олова.  Если
опять все не испортит дурацкая случайность.
     Увы, как показывал опыт, это вполне могло произойти...





     Теперь все решали не минуты  -  секунды.  Неверный  шаг,  не  вовремя
сорвавшееся с языка слово, дрогнувшая рука - вот от каких мелочей  зависел
сейчас исход сражения. Сражения, которое решает многое, очень многое. И не
только на этой планете.
     А можно ли предусмотреть все мелочи? Особенно если не  знаешь  о  них
заранее...
     Ход к ванне был открыт, все остальные  пути  перегорожены.  Несколько
пар глаз уставились на Рипли. Теперь снова  именно  ей  надлежало  принять
окончательное решение.
     Рипли глубоко вдохнула спертый воздух.
     - Давай! - хрипло выкрикнула она.
     Мужские руки тут же ухватились за свободный конец  перекинутой  через
блок веревки - другой ее конец был закреплен на двери. Наспех  сооруженная
система блоков заменяла дистанционное управление.
     И дверь медленно поползла вверх.
     - Ну что там? - долетел до Рипли настороженный шепот.
     - Молчи! - тут же шикнули на спрашивающего.
     Рипли внимательно вглядывалась в тьму тоннеля N_2. Где-то там,  всего
за несколько шагов от нее, таился Чужой.
     Но пока что он не спешил покинуть свое ненадежное убежище из  металла
и пластика. Неужели он все-таки заподозрил ловушку?
     А если так, то,  может  быть,  он  куда  разумней,  чем  кажется?  Не
исключено...
     С другой стороны, как совместить разум с повадками хищного зверя?
     Рипли мысленно выругалась. Вот уж  совершенно  излишние  рассуждения!
Разумен он или нет - этот вопрос сейчас не имеет ни прямого, ни косвенного
отношения к стоящей перед ней задаче.
     А задача эта - прежняя. Уничтожить!
     Раньше ей уже приходилось это делать.  Сейчас  тоже  не  должно  быть
осечки.
     - Ну, иди же, иди... - беззвучно шептали ее губы.
     И, словно откликнувшись  на  призыв,  Чужой  медленно  выдвинулся  из
мрака. Скорее всего, он  тоже  собирался  с  силами.  Бока  его  судорожно
ходили, как у измученного животного, при движении он заметно  кособочился,
припадая на обрубок переднего щупальца.
     Да, его - такого! - можно было и пожалеть. Вся беда  в  том,  что  он
бывает и другим. И уж тогда-то он сам не жалеет никого.
     Рипли  осторожно  повернула  рукоять  рубильника,   включая   бустер.
Массивная створка, нависающая над ванной, еле заметно дрогнула. Чужой  как
будто слегка насторожился, но продолжал двигаться в прежнем направлении.
     Рипли слышала, как за ее спиной кто-то медленно втянул в себя воздух.
И тут же ладонь Пресвитера с влажным  шлепком  обрушилась  на  собственные
губы, задушив готовый раздаться крик.
     Но Чужой все же получил предупреждение...
     Внезапно крошечный комочек пробуждающейся жизни затрепетал,  колотясь
изнутри о ребра Рипли, забился отчаянно и целеустремленно...
     Рипли  с  ужасом  увидела,  как  в  такт  этому  биению   вздрогнула,
встрепенулась голова взрослого монстра, повела оскаленной мордой,  выбирая
направление.
     - Молчи! - она зло и бесцельно ударила себя кулаком в грудь,  отлично
понимая, что так ей не добраться до зародыша. - Молчи, гаденыш!
     Юная матка действительно притихла, но, конечно, не от  удара.  Просто
она уже выполнила свою задачу...
     Словно подброшенное пружиной, взвилось в  воздух  огромное  уродливое
тело Чужого. Взвилось - и исчезло в потолочном люке.





     - О, черт! - из  последних  сил  крикнула  Рипли.  -  Сколько  у  нас
времени?
     Дилон быстрым взглядом окинул медленно ползущую вниз створку.
     - Минут пять, не больше! - сказал он торопливо.
     Еще готовя ловушку, они обратили  внимание  на  одну  закономерность:
система гидравлики работала неравномерно, медленно наращивая скорость.
     Несколько  минут  требовалось   бустеру,   чтобы   сдвинуть   створку
двухметровой толщины  на  четверть  необходимого  расстояния,  зато  потом
процесс  нарастал  лавинообразно.  И  дверь  обрушивалась  со   скоростью,
неразличимой для человеческого глаза.
     Значит выключать рубильник больше нельзя: Чужой уже  встревожен,  его
не удастся заставить подождать в металлоприемнике эти  минуты,  даже  если
Рипли встанет на проходе. Нужно загнать  его  туда  непосредственно  перед
падением плиты!
     Процесс, вопреки их планам, стал  необратимым  -  так  бывает,  когда
выдернута чека гранаты. Уже нет времени перебирать  возможные  варианты  -
даже в том их ограниченном наборе, который существовал раньше.
     Рипли поняла, что сейчас ее должен скрутить долгий  и  лютый  приступ
кашля, - так бывало всегда,  когда  зародыш  шевелился  в  ее  плевральной
полости, задевая легкие.
     На сей раз она перенесла его не просто на ногах - на бегу! Он  просто
выпал из ее сознания, как выпадает из сознания  идущего  в  атаку  солдата
боль в отсеченной осколком руке...





     Звездолет опускался на  почерневшую,  курящуюся  паром  площадку.  Он
качнулся из стороны  в  сторону,  но  тут  же  замер  -  посадочные  опоры
стабилизаторов обрели сцепление.
     Люки были открыты еще до  того,  как  произошел  контакт  с  грунтом.
Высыпавшие из них десантники сразу распределили обязанности: одни кинулись
к высящимся неподалеку производственным корпусам (медленно торили  дорогу,
по грудь увязая в снегу), другие выдвигали трап.
     По трапу спускался кто-то, не похожий на десантников: немолодой,  без
всякой выправки, закутан до глаз в меха...
     Очевидно, предполагалось, что он спустится медленно, с  достоинством,
а потом будет ждать, пока ему расчистят тропу. Но он так спешил,  что  ему
было не до церемоний.
     Бегом перепрыгивая  через  ступени,  он  пронесся  по  трапу,  обежал
застрявших в снегу солдат и, вспарывая белоснежную  целину,  с  черепашьей
скоростью заторопился ко входу.





     Все смешалось. Теперь - впервые за все время -  Чужой  не  только  по
сути, но и по форме оказался в роли преследуемого. Он несся, спешно  меняя
уровни, а следом за ним бежали люди.
     Погоня  эта  была  бы  бесплодной,  так  как  изначальные  скоростные
качества  беглеца  и  преследователей  были  несопоставимы.   Однако   тут
сказались преимущества обдуманной организации любого дела.
     Хищник исчерпал свои силы гораздо в большей степени, чем  настигающие
его люди. Незадолго до этого они действовали слаженным коллективом, сменяя
друг друга в роли загонщиков, и в результате каждый из  них  получил  свою
долю отдыха, передышки.  Древняя,  мудрая,  еще  со  времен  охотников  на
мамонтов отработанная тактика.  Настолько  отработанная,  что  теперь  она
выполнялась уже на уровне подсознания, без предварительной договоренности.
     Но даже такой - загнанный, отступающий - Чужой был еще  опасен.  И  в
этом преследователям пришлось убедиться.
     ...Держа в руках обломок трубы, Кевин вскарабкался по лестнице. Перед
ним было довольно обширное  помещение,  до  середины  человеческого  роста
заполненное удушливой смесью дыма и водяных паров  -  следствиями  недавно
отбушевавшего пожара.
     - Вот дьявол! - Кевин выставил перед собой трубу.
     В зыбких, медленно оседающих  клубах  вполне  мог  укрыться  не  один
хищник, а целая дюжина.
     - Где ты, тварь?! Вылазь! Живо!
     Кевин  вслепую  несколько  раз  махнул  трубой  над   полом.   Тяжело
ворочались, рассекаемые железом серые пласты смога.
     Он столько внимания уделил тому, что находилось ниже уровня его глаз,
что вспомнил о привычке Чужого атаковать сверху, когда было уже поздно.
     Щупальца затаившегося на потолочной балке зверя оплели  его,  рванули
вверх, к оскаленным клыкам...
     Впрочем,  Чужой  тоже  был  не  в  лучшей  форме,  поэтому  он  почти
промахнулся. Захват пришелся не на голову и шею, а поперек туловища.
     Кевин захрипел: кричать не было сил, кинжалы зубов  пронзили  грудную
клетку. Но в руках сила еще оставалась.
     Раз за разом он обрушивал свое оружие на слизистое тело  Чужого,  как
рыцарь из сказок обрушивает железную булаву на дракона. Он чувствовал, как
после каждого удара все больше и больше слабеет захват.
     К сожалению, руки его слабели еще быстрее...
     После очередного удара тяжелая  труба  вырвалась  из  его  цепенеющих
пальцев и с грохотом обрушилась вниз. В месте ее  падения,  как  по  водам
стоячего пруда, по пелене тумана пошли круги.
     Этот грохот привлек внимание Дилона.
     - Кевин! - Пресвитер не взбежал - взлетел наверх. Кошачьим  движением
он взметнул огромный топор - но так и замер с занесенным оружием.
     Перед ним, мерно раскачиваясь, страшным маятником свисали  с  потолка
два намертво сцепившихся в схватке тела - Кевина и Чужого.
     Как тут рубить? По кому угодишь  отточенным  до  смертельной  остроты
лезвием?
     Добро  бы  хоть  светло  было...  Но  перед   глазами   -   полумрак,
скрадывающий контуры.
     И Дилон бросил топор. Обеими руками  он  вцепился  в  свисающие  ноги
Кевина и изо всех сил рванул вниз.
     То ли Чужой не был к этому готов, то ли с него уже было достаточно  -
но он разжал щупальца.
     Два человека упали на пол - тяжесть Кевина опрокинула Дилона. Если бы
Чужой продолжил атаку, Пресвитер был бы обречен.
     Но зверь, не принимая боя, втянул свое тело  обратно,  пытаясь  снова
закрепиться на балке. Однако он так раскачал себя во время  предшествующей
возни, что его присоски сорвались.
     Он рухнул вниз со странным звуком:  словно  шлепнулась  куча  студня.
Рухнул и исчез в тумане, все еще окутывающем помещение.
     Когда Рипли, следовавшая за  Дилоном,  взобралась  по  лестнице,  она
увидела, что Пресвитер сидит, держа на коленях голову Кевина.
     - Не умирай, друг...
     Голос Дилона дрожал. Видно, не  простые  отношения  связывали  его  с
умирающим.
     - Да ты и не умрешь... Никто ведь не умирает навсегда!
     Кевин еще смотрел осмысленно, еще пытался что-то сказать. Но  тут  из
его рта вдруг хлынула струйка крови, глаза остановились.
     - Брось его, брось его! - прошептала Рипли, заметившая это первой.  -
Дилон! Брось его, он мертв!
     Она как бы возвращала Дилону его же слова, сказанные в момент  начала
пожара ей.
     Неизвестно, сумел бы Пресвитер опомниться сразу или нет,  но  тут  из
тумана, в двух шагах от них, выдвинулась голова Чужого - и Дилон,  оставив
тело Кевина, зашарил по полу в поисках топора.
     И снова Чужой не принял боя, хотя на сей  раз  его  шансы  были  явно
предпочтительнее.
     Может быть, побоялся атаковать двоих? Едва ли...
     Вернее всего, дело было в том, что прямо перед ним находилась  Рипли.
Узнал? Не нападает?
     Значит, все-таки сработал тот самый инстинкт?
     И снова надежда опять вспыхнула  в  Рипли,  когда  она  увидела,  как
Чужой, попятившись, ускользнул в тот самый люк, через который  только  что
проникли они с Дилоном.
     - Он ушел вниз! К ванне!
     Дилон согласно кивнул.
     - Быстро за ним!
     Рипли и Пресвитер (он так и не успел отыскать топор) кинулись вниз по
лестнице.





     Аарон Смит сидел прямо на полу в компьютерном зале, уткнув подбородок
в колени. Он не смотрел на дисплей. Крупные  слезы  текли  по  его  щекам,
оставляя дорожки на измазанной копотью коже.
     - Будь ты проклят! - он всхлипнул почти по-детски. - Будь ты проклят,
ублюдок чертов! - Смит и сам не  знал,  кого  он  имеет  в  виду:  Чужого,
Пресвитера, может быть,  даже  Эндрюса,  который  так  не  вовремя  погиб,
взвалив на него непомерную ответственность.
     Может быть, даже самого себя...
     Эх, не все ли равно...
     - Восемьдесят Пять... - с каким-то навязчивым мазохизмом прошептал он
ненавистное прозвище. - Тупица, бездарь, кретин безмозглый... Трус...
     Отчетливо хлопнула дверь. Но он даже не поднял взгляда:  ну  кто  там
может быть? Очередные свидетели его позора?
     Нет, на сей раз это было не так...
     Когда Аарон осознал, что прибыли спасатели, которых он уже и не  чаял
дождаться, он вскочил, почувствовав невыразимое облегчение.
     - Господи! Какое счастье, что вы наконец пришли, ребята!
     Один из спасателей направился к нему.
     - Лейтенант Восемьдесят Пять... - начал рапортовать Смит, не замечая,
что прикладывает руку к "пустой" голове.
     - Что?!
     - Виноват, сэр! - он испуганно  вздрогнул.  -  Докладывает  лейтенант
Аарон Смит, личный номер 47013...





     Гонка продолжалась. Она переходила с  этажа  на  этаж,  с  уровня  на
уровень, из коридора в коридор - без передышки, беспощадно...
     Бывают такие моменты, когда  на  карту  поставлено  все.  И  тогда  -
воистину  все  приходится  швырять  в  мешанину  игры.  Последние  минуты,
последние доводы, последние силы... Последние патроны...  жизни  последних
бойцов, своих или вражеских...
     И тогда - не до тонкостей, не до соблюдения правил.
     Не до стратегии.
     И не до жалости...
     Потому что все участники событий воочию видят подступающую гибель.  И
необычные права получают тогда их вожаки, необычные нити  соединяют  их  с
теми, кого они посылают на смерть.
     Те, кто уцелеет, будут скованы потом особыми узами духовного родства,
дружбой особой цены.
     Те же, кто не уцелеет...
     - А-а-а! Помоги-и-те!
     Это кричал Дуглас Уинтерборн, во все лопатки удирая по коридору.
     - Не останавливайся! Беги прямо, малыш!
     Дилон стоял перед дверью, готовясь захлопнуть ее, как  только  Дуглас
добежит до него. Он ничем уже не мог ему помочь - не мог  даже  загородить
собой, на секунду отсрочив смерть.
     Что делать... Такой уж вышел расклад. Видно, и младшему из них теперь
предстояло испить свою долю горького напитка.
     - Помогите, помогите же, он догоняет меня!
     Чужой действительно настигал юношу, приближаясь с каждым прыжком.
     - Не оборачивайся! Не смотри на него!
     Дуглас уже хрипел, задыхаясь от быстрого бега. Ноги еще  могли  нести
его, но легким больше не хватало воздуха.
     - Беги прямо! Только не оборачивайся!
     Но он уже не мог бежать,  хотя  оставалось  ему  совсем  немного.  На
расстоянии вытянутой руки от Дилона Уинтерборн рухнул, сбитый с ног ударом
в спину. Отчетливо хрустнули кости. Он, наверное, был мертв еще  до  того,
как коснулся земли.
     И Чужой, перескочив через упавшего, бросился  к  в  дверям.  Но  тоже
опоздал.
     Дилон, стиснув зубы, опустил створку с  такой  неистовой  силой,  что
попади под удар второе щупальце Чужого - ему бы тоже не уцелеть.
     Но щупальце не сунулось под дверь.  А  вот  лужа  крови  просочилась,
расплылась алым пятном по полу.
     - Скверные дела вершим мы с тобой, сестра... - глухо сказал Дилон.  -
Может, без нас все пошло бы еще хуже, но...
     Он не договорил.
     - Но это не снимает с  нас  ответственности,  -  окончила  его  мысль
Рипли.
     Слышно было, как по ту сторону двери Чужой осторожно  пробует  металл
на прочность. В его движениях уже не было прежней силы.
     - Так ты хотел сказать...
     - Да, именно так...
     - Ну что ж, значит таков наш путь... Пошли, пока он не нашел выход.





     Десантник, который подошел к Смиту, похоже, возглавлял всю  операцию.
Должно быть, это был старший офицер - но на нем был  стандартный  скафандр
высокой защиты, без знаков  различия,  облегавший  тело  словно  рыцарские
латы.
     В лицо офицеру Смит взглянул только раз - и больше не решился. Он  не
сразу смог определить причину своего  испуга.  Но  определив  -  ужаснулся
вдвойне.
     Прозрачное забрало шлема офицер сразу же поднял на лоб. На глазах  же
у него были выпуклые черные очки-"консервы", а  нижнюю  челюсть  закрывала
пластиковая бляха подшлемного ремня.
     И все эти атрибуты - особенно  защитные  очки,  которые,  примыкая  к
забралу, фантастически меняли лицевой угол, - делали анфас  офицера  почти
неотличимым от Чужого.
     Сходство было настолько велико,  что  когда  офицер  разомкнул  губы,
Аарон невольно пригнулся, словно ожидая струю кислоты в упор.
     - Где лейтенант Рипли? - раздельно спросил десантник. - Она еще жива?
     Смит торопливо закивал.
     - Жива, жива. По крайне мере, была жива несколько минут назад.
     - Где она? - раздался другой голос.
     У двери стояла еще  одна  фигура.  По-видимому,  человек  только  что
вошел: на его меховой одежде искрились алмазные крупицы снега.
     Смит мгновенно понял, что это и есть главный начальник.
     - Она... она где-то внизу, возле печи.
     - Одна? - быстро спросил Незнакомец.
     - Нет, с несколькими заключенными... - Смит замялся и добавил, сам не
зная к чему: - Нас осталось совсем мало, сэр...
     - Что она там делает? Вы  получили  наше  извещение?  Как  вы  вообще
посмели его ослушаться, лейтенант? -  вопросы  прозвучали  как  пулеметная
очередь.
     Из  всех  них  Смит  предпочел  ответить  лишь  на  первый  -   самый
безопасный, как ему показалось.
     - Они пытаются загнать туда зверя, сэр!
     - О Боже!
     Неожиданно сильными пальцами начальник сжал плечо Смита, как клешней:
     - Веди! Веди нас туда немедленно, лейтенант!
     И тут же, тоном ниже:
     - Если с ней что-то случилось...
     Голос зловеще умолк, и Смит предпочел не развивать эту тему.
     Быстрыми  шагами  они  спускались  по  ярусам:  впереди  -   Смит   с
несколькими десантниками (автоматы наготове, приклады  у  живота),  дюжина
остальных десантников выстроила полукольцо, в центре которого передвигался
штатский.
     Да, с таким эскортом Чужого можно было не опасаться!





     Чужой тогда все-таки сумел найти выход. Это удалось ему  в  последний
раз, но он снова успел пролить кровь.
     Двое заключенных караулили соседние тоннели. Они были  готовы  отсечь
зверю путь к отступлению, но их обманул звук, неверным эхом  преломившийся
в бесчисленных резонаторах.
     Каждый из них захлопнул свою дверь, а затем они  рванулись  навстречу
друг другу, будучи оба абсолютно  уверены,  что  бегут  по  ходу  движения
монстра. Факелов не было ни у того, ни у другого -  запас  их  вышел.  Бег
происходил в почти абсолютной темноте, поэтому они столкнулись, врезавшись
друг в друга на полной скорости.
     Сила соударения была столь велика, что обоих швырнуло наземь.  Вполне
естественно, что оба одновременно подумали об одном и том же.
     Зверь! Конечно, это зверь обошел их во мраке - и вот теперь он  стоит
над ними, растянув в оскале пасть...
     Сначала каждый слышал лишь  свой  собственный  -  как  ему  казалось,
предсмертный - крик. Но  никакой  ужас  не  может  длиться  бесконечно,  и
немного погодя стало возможным различить  не  только  пронзительный  вопль
Чужого, но и вполне человеческую речь.
     - Нет, нет, не трогай меня, уйди от меня, ради Господа!
     Тьма в коридоре не была  совсем  уж  непроницаемой  -  вдалеке  горел
огонек люминесцентного светильника, освещая выход к одному из цехов. Когда
оба были на ногах, они загораживали другу другу этот  источник  света,  но
теперь...
     Первое, что удалось рассмотреть в темноте, был бинт -  белая  повязка
на голове одного из них.
     - Грегор?!
     - Да!!!
     Оба захлебнулись в припадке нервного смеха.
     - Господи Боже, ну ты даешь! Я думал, что ты - этот зверь чертов!
     - А я думал - что ты! Только вот когда повязку рассмотрел...
     Они недоверчиво щупали друг друга, словно осязание могло помочь  там,
где спасовало зрение.
     - Ну ты и напугал меня - я чуть не обделался!
     - Да, по запаху чувствую!
     И снова  двое  взрослых  мужчин  хохотали,  сидя  на  полу,  упиваясь
счастьем внезапного  спасения.  Словно  теперь  с  ними  ничего  не  могло
случиться, словно реальной опасности уже больше не существовало.
     А опасность эта была по-прежнему рядом.
     Совсем рядом...
     Какое-то неясных очертаний тело в прыжке пронеслось между ними.  Лишь
на мгновение оно коснулось земли  -  но  этого  мгновения  хватило,  чтобы
нанести два быстрых удара. И смех прекратился.
     Грегор упал сразу. Он был  убит  наповал.  А  его  приятель  медленно
оседал, хватаясь за перерезанное горло, из которого вместо слов раздавался
хрип.
     В глазах его остывало  изумление.  До  последней  минуты  он  не  мог
поверить, что это случилось именно с ним.





     Тела этих двоих остались неповрежденными: у Чужого уже не  было  цели
рвать, терзать, уродовать свои жертвы. И тем более - ему было не до еды.
     Сейчас главной, да и единственной его целью являлось  бегство.  И  он
успел бы скрыться в галерее переходов, если бы на крики не примчался  Морс
с факелом в руке.
     Ему пришлось  дважды  ударить  Чужого,  серьезно  обжечь  его,  чтобы
вынудить к атаке.
     Ярость монстра все еще была неодолима, и его сила далеко превосходила
человеческую. Пока в руках у Морса был факел, ему удавалось держать  зверя
на расстоянии. Но скоро тот оттеснил человека в узкий и низкий проход, где
можно было перемещаться только стоя на четвереньках.
     В этом положении факел был бесполезен - и  Морс  швырнул  его  назад,
обеспечивая себе выигрыш в несколько секунд, после чего  бросился  вперед,
передвигаясь почти ползком.
     Сознательно   или   нет   -   он   вел   преследователя   в   сторону
металлоприемника.
     Трудно  поверить,  но  все  эти  события,  уместившие  в   себя   три
человеческие жизни, продлились всего  несколько  минут!  Тяжелая  стальная
плита продолжала медленно опускаться.
     Чужой быстро настигал Морса. Одно из щупалец даже захлестнулось  было
на лодыжке - но сорвалось, утащив с собой башмак.
     Потолок стал выше, и можно было попытаться  выпрямиться.  Однако  для
этого нужно было хоть на метр оторваться от преследователя.
     А увеличить дистанцию не удавалось.
     Внезапно Морс за что-то  зацепился  и  растянулся  во  весь  рост.  В
отчаянии он поднял глаза, уже готовый увидеть свою смерть.
     Но увидел он человеческую фигуру, стоящую над ним. Фигуру женщины.
     - Рипли!
     И Чужой тоже увидел ее. Он замер, почти касаясь ног Морса.
     - Ступай назад! - спокойно сказала Рипли Морсу.
     Тот не стал дожидаться повторения. Вскочив, пробежал  мимо  Чужого  -
никогда бы раньше не решился так приблизиться! -  и  юркнул  в  тот  самый
проход, из которого только что появился.
     Чужой зашипел почти жалобно и рванулся к выходу.  Но  единственная  в
помещении дверь уже захлопнулась за Морсом, а до потолочного люка Чужому -
в его теперешнем состоянии, с обрубленным щупальцем - было не дотянуться.
     Они находились прямо перед металлоприемником...





     В правой руке у Рипли был железный прут, в левой - факел.
     Последний из запасных - больше факелов уже не оставалось.
     - Эй ты, тварь, жри меня! - она ткнула в Чужого факелом  и  услышала,
как шипит под огнем его плоть.
     - Жри меня! На!
     Но Чужой не мог причинить ей вреда, даже спасая свою жизнь. Он кружил
по полу, всеми силами стараясь уклониться от схватки, но Рипли  неотступно
преследовала его.
     - А-а, сволочь, не нравится?!  Получай!  -  удары  сыпались  один  за
одним. - За Ребекку! За Клеменса!
     Рипли пыталась загнать зверя в  темный  проем,  ведущий  к  ванне.  В
сущности, это был наиболее естественный путь отступления.
     Но должно быть именно поэтому Чужой заподозрил подвох. Он  не  спешил
нырнуть в, казалось бы, столь заманчивую темноту.
     - За всех, кого ты сожрал, тварь!
     От хлесткого удара зверь метнулся вперед - и замер на  пороге  ванны,
нерешительно поводя головой.
     - А это - напоследок - за меня!
     Теперь Чужой развернулся мордой к Рипли, но клыки в  ход  не  пускал.
Его щупальца извивались над  полом,  стараясь  подсечь  женщину  за  ноги,
свалить, отпихнуть в сторону.
     - Ну ты, сволочь! Иди туда, иди! - Рипли быстро переступала, не давая
себя схватить. - Иди, я сказала! Слышишь?!
     Невероятным усилием ей удалось оттеснить зверя под створку. Теперь он
был ограничен в движении с двух сторон. По бокам - стены, впереди - Рипли,
а сзади...
     Сзади - сам металлоприемник. Туда  его  и  надо  загнать.  Правда,  и
теперь он, скорее всего,  обречен:  когда  гидравлика  наконец  сработает,
створка раздавит своей многотонной тяжестью все, что находится под ней.
     Рипли при этом тоже оказалась бы раздавленной, но сейчас  это  ее  не
интересовало. Но точно ли погибнет Чужой? Не хватит ли в его теле резервов
на последний стремительный бросок?





     - Вот сюда, сэр, - сказал Смит, указывая на проем под ногами.
     Взявшись  за  поручни,  он  первым  шагнул  в  квадратное  отверстие,
нащупывая ступней лестницу.  На  секунду  он  забавно  повис,  удерживаясь
руками, потом вскарабкался обратно.
     - Лестницы нет, сэр! - испуганно доложил он.
     - Как это - нет?!! - широкий луч фонаря ушел вниз, прорезая  тьму.  -
Действительно нет...
     - Это все ихние штучки, сэр! - от гнева Смит стал багровым. - Это она
и этот черномазый! Лестница была, сэр, они ее убрали!
     - Сколько здесь? - спросил штатский у офицера.
     Тот пожал плечами:
     - Метров восемь.
     Офицер уже знал, чего от него потребуют. И это  не  приводило  его  в
восторг.
     - Капитан! Пока ищут лестницу, пусть несколько ваших  людей  спрыгнут
вниз и обеспечат безопасность лейтенанту Рипли!
     Офицер обвел своих подчиненных глазами. Приказа не было, но  один  из
них тут же молодцевато шагнул вперед, примерился и прыгнул.
     Грохот, стон...
     Кто-то посветил фонарями вниз:  десантник  сидел  на  полу,  ощупывая
голень.
     - Кажется, я сломал ногу!  -  крикнул  он.  Лицо  его  было  искажено
мучительной болью.
     - Вы тоже прыгать будете, чтобы обезопасить лейтенанта Рипли, сэр?  -
спросил офицер у штатского. Произнеся предельно почтительно всю  фразу,  в
последнее слово он вложил столько яда, что ему  позавидовала  бы  гремучая
змея.
     В глазах штатского сверкнули недобрые огоньки.
     - Ну что вы стали как бараны? - повернулся  он  к  солдатам.  -  Живо
ищите лестницу! Возьмите с верхнего яруса. Мы только что проходили там...
     За лестницей побежали.





     На сей раз Чужой окончательно выбрал цель -  оружие  в  руках  Рипли.
Щупальца его свивались жгутами, словно лассо рассекая воздух.
     Вскоре ему удалось зацепить железный прут и выдернуть его из  пальцев
Рипли. Тогда она обеими руками перехватила факел.
     - Н-на, чудовище! Получай!
     Все это время зародыш в теле Рипли не подавал признаков жизни, словно
замер в испуге. Возможно, так оно и было...
     Но скорее всего, он прислушивался к организму Рипли, который  работал
уже на пределе.  Ее  сердце  не  выдержало  бы  новой,  пусть  даже  самой
маленькой, нагрузки.
     Эмбрион же, по-видимому,  еще  не  был  способен  к  самостоятельному
существованию, и,  ловя  биотоки  мозга  по  односторонней  телепатической
связи, юная матка сознавала: умри Рипли - ей не выжить тоже...
     Так земной паразит  никогда  не  доводит  своего  хозяина  до  смерти
раньше, чем сам достигнет стадии метаморфозы.
     - Ступай в ванну, тварь!
     - Рипли! - раздался голос Дилона. - Рипли, у нас больше нет времени!
     Никто не ответил ему...
     Дилон слышал шум битвы где-то под собой, но ничего  не  мог  увидеть.
Неужели...
     И тут он понял, что бой  идет  на  последних  двух  метрах  "ничейной
земли". Под медленно ползущей вниз  стальной  створкой,  на  самом  пороге
ванны.
     - Держись!!!
     Повиснув на руках, Дилон спрыгнул вниз. Ему это  удалось  лучше,  чем
десантнику.
     Истекала пятая минута...





     ...Когда кольцо щупальца сомкнулось у нее на запястье,  Рипли  другой
рукой резким движением ткнула факел навстречу чудовищу.
     И Чужой, вместо того чтобы отбросить горящую палку в сторону,  рванул
ее прямо на себя.
     Шипящий свист, вой и рычание прорезали воздух. Зверь невольно взвился
на дыбы  и  попятился.  Тем  самым  он  наконец  уступил  Рипли  последние
драгоценные сантиметры.
     И когда он, опомнившись, снова послал  свое  тело  вперед,  было  уже
поздно. Рипли воспользовалась его ошибкой. Теперь она стояла  прямо  перед
ним, и у Чужого не было выбора.  Он  мог  только  броситься  вперед,  смяв
женщину...
     Но на это он пойти не мог.
     И снова щупальца стали с гудением рассекать пространство,  но  теперь
они работали не как арканы, а как бичи. Чужой бил, хлестал Рипли, стремясь
причинить ей боль. Громадные зубы совсем близко, почти касаются лица...
     - Что, не смеешь?! - Рипли хрипло засмеялась.  В  ее  хохоте  звенело
безумие. - Валяй, сожри меня, гадина! Сожри - и подавись!
     Ни боли, ни страха она уже не ощущала. Это  -  определения,  уместные
для живых. А Рипли слишком хорошо знала, что она уже мертва.
     Мертва...
     - Уходи оттуда! - где-то на самом краю сознания возник голос Дилона.
     - Нет!
     - Уходи немедленно! Что с тобой?!
     - Не-е-т!
     Дилон стоял в нескольких  шагах  у  нее  за  спиной.  Он  видел,  как
беснуется зверь в металлоприемнике.  Видел  он  и  то,  что  Чужой  теперь
наверняка оттеснен внутрь замкнутого пространства.
     Но можно ли сказать это о Рипли?
     Нет! Нельзя!
     Она стоит как раз под крайним обрезом опускающейся двери,  и  сейчас,
вот сейчас, страшный груз обрушится на ее голову  и  плечи,  ломая  кости,
расплющивая мышцы...
     - Выходи! Живо! - заорал Дилон, срывая голос.
     И словно откуда-то издали Рипли услышала свой собственный крик:
     - Нет! Нет! Нет!
     В этот момент тяжелая створка наконец пришла в движение.
     Дилон сам не понимал,  как  это  случилось  с  ним.  Будто  невидимая
огромная рука толкнула его между лопаток.
     На полной скорости он проскочил  под  дверью  и  буквально  вытолкнул
Рипли из опасной зоны, всем корпусом ударив ее в спину.  Вместе,  чуть  не
обнявшись, они влетели внутрь металлоприемника.
     Чужой едва успел захлопнуть пасть - иначе его клыки пропороли бы тело
Рипли.
     В этот миг, глухо ударив об пол, за их спинами обрушились  два  метра
стали.
     И наступила тьма...





     Десантников поджидал неприятный сюрприз: им предстояло преодолеть еще
не  меньше  пяти  уровней,  и  на  всех  уровнях  отсутствовали  лестницы.
Остановить их это не могло, но задержало серьезно.
     От смущения перед лицом высокого начальства -  Смит  уже  понял,  что
этот штатский - самое высокопоставленное лицо, с  которым  ему  когда-либо
приходилось сталкиваться, - Аарон не знал, куда глаза девать.
     - Ну, они мне ответят... - бормотал  он,  полный  служебного  рвения.
Капитан десантников презрительно усмехнулся, что странным образом  сделало
его еще более похожим на Чужого.
     А  вот  штатскому  было  не  до  смеха.  Его  лоб  покрылся   мелкими
бисеринками пота, которые он поминутно смахивал рукавом.
     Он явно боялся опоздать...





     Было слышно, как Чужой бесцельно шарит во тьме, все  время  натыкаясь
на стены. Его  глаза  были  приспособлены  к  ночному  зрению  лучше,  чем
человеческие, но сейчас это не могло ему помочь.
     Тьма в металлоприемнике была абсолютной, и ни одно живое существо  не
могло бы увидеть что-либо без искусственного источника света.
     Дилон ожидал, что, оказавшись в замкнутом помещении, Чужой  сразу  же
обратит свою ярость на людей, - по крайней мере, на  него  лично!  Но  тот
явно искал сейчас возможность спастись, а не убить.
     Пресвитер ощутил, как обмякло тело Рипли в его объятиях.  Лишь  гулко
стучало сердце под его левой ладонью. И еще что-то билось правее и выше  -
неровно, пульсирующе...
     Вдруг тело Пресвитера снова напряглось,  заиграло  мускулами.  Потому
что где-то наверху вдруг лязгнул открывающийся замок  -  и  в  их  темницу
пробились отблески багрового света.
     -  Ну,  как  вы  там?  -  спросил  человек,  вставший  в   освещенном
прямоугольнике раскрытой двери. Это был Морс.
     - Великолепно, остолоп! -  несмотря  на  всю  серьезность  положения,
Дилон не смог сдержаться.
     - Кофе со взбитыми сливками в постель, роскошные девочки...
     - Дверь! - из последних сил закричала Рипли.
     - Что?
     - Дверь! Закрой дверь!
     До Морса было почти десять метров.
     Чужой тоже понял, что это для него - последняя надежда.  Он  отчаянно
бросился на штурм стены.
     - Морс!  Немедленно  закрывай  дверь,  слышишь?!  -  Дилон  не  хотел
рисковать.
     - Как это?! - Морс никак не мог решиться. - Я закрою, а вы там?..
     - Закрой дверь, - раздельно  произнес  Пресвитер  голосом,  способным
переломить чужую волю. - Потом беги наверх  и  пускай  металл.  Иначе  все
будет напрасным. Все! Выполняй!
     - Да... - ответил Морс  словно  загипнотизированный.  -  Я  сейчас...
Сейчас я пущу олово!
     И красноватый свет исчез. Во вновь  наступившей  темноте  можно  было
расслышать, как Чужой сполз вдоль стены вниз.
     Судя по звуку, он действительно успел забраться довольно высоко.





     - Кто это крикнул? - быстро спросил капитан.
     - Что именно? - повернулся к нему штатский.
     Офицер закусил губу, прислушиваясь. Звуки больше не повторялись.
     - А ты? - он повернулся к Смиту. - Ты ничего не слышал?
     Смит замигал в растерянности.
     - Кто-то вдалеке действительно кричал, сэр... Что-то насчет олова.
     - Олова?! - штатский резко выпрямился.
     Смит растерялся еще больше. Неужели он что-то сказал не так?
     - Ну да, олово. У нас тут его добывают... сэр...
     -  О,  проклятье!  -  штатский  хлопнул  себя  по  лбу.  -  Отставить
металлоприемник! Все к  плавильным  печам,  быстро!  Лейтенант,  показывай
дорогу!





     Сейчас, когда конечная цель была достигнута и сделать уже ничего было
нельзя (во  всяком  случае,  так  представлялось  Рипли),  тело  ее  снова
расслабилось.
     Спокойно и даже как-то безмятежно она  опустилась  на  пол,  стараясь
пристроиться поудобней. Так сидят  на  лавочках  перед  собственным  домом
пенсионеры среднего достатка - сидят, до дна вычерпав меру труда...
     Рядом натужно сопел Дилон. Он, похоже, еще не смирился.
     - Зачем ты это сделал? - безразлично спросила Рипли.
     - Что я сделал?
     - Будто бы не знаешь...
     - А, это... - Дилон прислушался. Чужой, судя по  доносящимся  звукам,
тоже еще не терял надежды выбраться. Видимо, окончательно убить в себе эту
надежду может только разумное существо...
     - Да ерунда... Не мог же я оставить тебя в таком положении.
     - Надо было оставить, - Рипли говорила все так же безразлично.
     Дилон снова прислушался. Щупальца прочесывали стену в поисках выхода.
     - Знаешь, говори тише, ни к чему привлекать его внимание.
     - Какая разница теперь...
     - А такая! Такая разница, что  я  все  предусмотрел!  И  то,  что  ты
окажешься внутри ванны, - тоже...
     Дилон облизал пересохшие губы.
     - Неужели ты думаешь, что я планировал бросить тебя в этом случае?  -
спросил он напрямик.
     По правде говоря, Рипли именно так и думала. Не все ли равно, как  ей
умирать, - хотя, конечно, сгореть заживо - смерть не из  лучших.  Впрочем,
какая теперь разница...
     - Какая разница... - повторила она вслух.
     Вместо ответа Дилон положил руку ей на плечо.
     - Давай. Собирайся, - сказал он тихо.
     Рипли повернулась к нему, но ничего, конечно, не увидела в абсолютном
мраке.
     - Куда еще собираться? - она закашлялась.
     - Не "куда", а "откуда". Отсюда! Мы уходим, понимаешь?
     - Как?
     И тут Рипли поняла, что он сказал. Она вскочила на ноги  так  быстро,
что ударилась обо что-то, невидимое в темноте.
     - Отсюда что, есть еще один выход?! Но тогда Чужой...
     - Почему я и говорил тебе - не кричи. Да, выход есть. И Чужой до него
не добрался. Вот он, выход, рядом с тобой!
     Зажав ладонь Рипли в своей, Дилон  подвел  ее  к  круглому  отверстию
примерно полуметрового диаметра.
     - Придется ползти. Поторапливайся.
     - Нет, - Рипли снова уселась на пол.
     - То есть как это - нет? Сейчас здесь будет десять тонн  раскаленного
олова!
     - Я же сказала - я хочу умереть...  -  повторила  Рипли  все  тем  же
бесцветным голосом.
     Внутри нее мерно  прокатывались  волны  боли.  Это  растущий  зародыш
готовился покинуть свою временную обитель.
     - Не трать на меня сил, Дилон. Со мной покончено. Уходи один...
     Грубо схватив Рипли за ворот куртки, Пресвитер рывком поставил ее  на
ноги.
     - А теперь слушай меня, - прошипел он со сдерживаемой яростью.  -  Мы
договорились иначе. Вот каков был наш договор: сперва умирает зверь, потом
- ты!
     Слова Дилона едва доходили до ее сознания сквозь звон крови  в  ушах.
Рипли прижала к вискам ладони. Сейчас, вот сейчас...
     Но зародыш внезапно замер. Видимо, его пора еще не наступила  -  хотя
наступит она, очевидно, в ближайшие часы.
     - И я намерен держаться уговора! - продолжил Дилон. -  Поэтому  решай
сама. Если ты остаешься - я тоже останусь! Без тебя я отсюда не уйду...
     - Хорошо,  -  согласилась  Рипли  главным  образом  для  того,  чтобы
прервать тягостный разговор. - Ступай вперед. Я за тобой.
     Дилон хмыкнул:
     - Нет, тебе не провести меня, сестра, - он подтолкнул ее к отверстию.
- Ты иди первой. А уж я пойду за тобой.





     Ползти пришлось не так уж долго, но ход несколько раз вилял. Как  там
Дилон протискивается со своим разлетом плеч?
     У Рипли вдруг возникла мысль о еще одной подоплеке  того,  почему  он
отказался идти первым. Он не только опасался, что она не последует за ним,
но вдобавок не исключил для себя возможности застрять!
     И вот теперь, если его тело  намертво  заклинится  внутри  лаза,  как
неисправный патрон - в автоматном стволе,  Рипли  окажется  впереди  него,
путь для нее останется свободным...
     - Ох, Дилон... - прошептала она, чувствуя на губах соленый привкус.
     Кровь это? Или слезы?
     - Он не последует за нами, просто не сможет... - натужно пыхтел Дилон
сзади. - Во-первых, не найдет лаз - его ведь нащупывать надо, причем зная,
где искать... - Уцепившись руками за край, Рипли выбралась из люка.  Потом
помогла сделать это Дилону. - А во-вторых,  он  не  пролезет  в  лаз...  -
Пресвитер дышал тяжело, будто на нем пахали.
     Рипли согласно кивнула:
     - Да, ты прав...  Это  крупный  экземпляр,  один  из  самых  крупных,
которых я вообще видела.
     Здесь уже  не  было  абсолютно  темно.  От  раскаленного  тела  печи,
нависающего над их головами, исходил  красноватый  свет.  Сразу  же  стало
жарко.
     - Мо-о-рс! - позвал Дилон.
     - Ох, елки-палки!  Это  вы?!  -  крошечная  фигурка  Морса  выглянула
откуда-то сверху, и по тому, насколько она была мала, Рипли впервые смогла
оценить разделявшее их расстояние.
     - Смотри не  облей  нас  металлом,  -  сказал  Пресвитер  подчеркнуто
спокойно. - Мы поднимаемся...
     Они  находились  сейчас  на  особой  "приступке",  поднимающейся   на
несколько метров  над  дном  металлоприемника.  Именно  туда  и  вел  ход,
предназначавшийся для технического обслуживания. Сама  ванна  сейчас  была
надежно  перекрыта  чем-то   вроде   лепестковой   диафрагмы.   "Лепестки"
автоматически раздвинутся в тот  самый  миг,  когда  сверху  хлынет  поток
раскаленного металла.
     Где-то там, под этой диафрагмой, сейчас находился Чужой.
     Странно - Рипли впервые за это время вспомнила про Чужого...
     Неужели они действительно сейчас расстанутся с ним навсегда?
     Вдоль высокой стены рядами тянулись трубопроводы и кабели в  изоляции
- по ним можно было при некотором умении вскарабкаться, как  по  лестнице.
Но до ближайшего из них еще оставалось около трех метров.
     - Ну, давай, - Дилон сцепил ладони, образуя "стремя" для ноги  Рипли.
- Подсаживаю по счету "три". Раз, два...
     "Три" ему сказать так и не довелось.
     Сам Пресвитер ничего не заметил, так как стоял к лазу спиной.
     А вот Рипли увидела. И Морс, следящий с высоты, тоже увидел.
     - Сзади! - закричал он. - Ребята, сзади! Берегись!
     В очередной раз сбылось предчувствие Рипли:  прошлое  не  остается  в
прошлом...
     Они недооценили гибкость Чужого. И  вот  теперь  его  тело,  струясь,
буквально вытекло наружу из горловины лаза. Должно быть, сработал  змеиный
принцип: пролезла бы голова, а гибкое сильное туловище всегда протиснется.
     - Давай! - Дилон буквально подбросил Рипли в воздух.
     Она ухватилась за ближайшую трубу, перекинула через  нее  колено  для
лучшего упора и наклонилась вниз, протягивая руку, чтобы помочь Дилону.
     Однако тот не сделал даже малейшей попытки спасти себя.  Пригнувшись,
он двинулся навстречу набегающему на него зверю.
     Оружия в руках у Дилона не было. Топор он потерял, а  ножа  не  носил
никогда.
     - Дилон! - крикнула Рипли, мгновенно поняв, что сейчас произойдет.  -
А как же я? Ведь ты обещал мне...
     - Бог поможет тебе, сестра! - Пресвитер только на миг бросил взгляд в
ее сторону и больше уже не открывал его от Чужого. - А я остаюсь  здесь...
ЛЕЙТЕ ОЛОВО!
     Его голос заполнил огромный цех так же,  как  заполнял  он  этот  цех
вчера - или позавчера? - во время церемонии похорон.
     Так день или два  дня  назад  состоялась  кремация?  Трудно  сказать:
сбился суточный ритм.
     Боже, как давно все это было...
     Последние слова Дилона были обращены к зверю:
     - Будь ты проклят, гад!
     И два тела сплелись в смертельном объятии  схватки.  Рипли,  со  всей
возможной скоростью поднимавшаяся  наверх,  замерла,  следя  за  последней
битвой.
     У нее не было, увы,  ни  малейших  сомнений  в  конечном  результате.
Однако в первые секунды боя клыки  и  щупальца  Чужого  не  приносили  ему
успеха.
     - Ага! Значит, ты только убегающих умеешь рвать,  сволочь?  Настоящий
мужчина тебе не по зубам?
     Напрягая все свои силы, Пресвитер на несколько секунд как будто  даже
сумел переломить ход боя в свою пользу. Но потом...  Потом  произошло  то,
что должно было произойти.
     И только увидев, что Дилон опрокинут навзничь, а Чужой, придавив  его
к земле, рвет и терзает его тело, Рипли бросила Морсу короткую команду:
     - Лей!
     Собственно, этот приказ давно уже полагалось отдать - но  Рипли  была
не в силах сделать это, пока сохранялась хоть тень надежды. Хотя какая там
надежда...
     - Да ведь там же... - Морс потрясенно смотрел вниз.
     - Лей! - хрипло и страшно повторила Рипли.





     Олово пролилось.
     Гигантской сверкающей массой, мешаниной струй, брызг, капель, аморфно
жидких глыб оно ударилось о дно ванны.
     Жар расплавленного металла,  пролетающего  мимо,  опалил  Рипли.  Она
плотно прижалась к стене. Только через некоторое время она смогла  глянуть
вниз.
     Внизу уже не было ничего.
     Тяжелая, мерно колышущаяся, безумно горячая жидкость (легкий  металл,
легкий и легкоплавкий - но все-таки металл!) скрыла,  погребла  под  собой
все. Где-то в ее глубине исчез Пресвитер, мертвый или умирающий,  исчез  и
его враг.
     ...А вот враг - не исчез! Внезапно  по  поверхности  огненного  озера
прошла  рябь  -  и,  фонтаном  разбрызгивая  раскаленные  брызги,   наружу
вынырнула голова Чужого.
     Дико  закричал  наверху  Морс.  Ответом  ему  был  еще  более  жуткий
скрежещущий вопль.
     Рипли смотрела вниз. Неужели он действительно  бессмертен,  неуязвим?
Неужели это и есть  то  самое  Извечное  Зло,  наконец  обретшее  телесное
воплощение?!
     И тут она и  Морс  одновременно  заметили  нечто,  опровергающее  эту
мысль.
     Нет, не мистические  силы  двигали  Чужого:  тело  его  было  страшно
опалено, плоть слезала с него лохмотьями,  от  щупалец  оставались  жалкие
обрывки, едва выдерживающие вес туловища.
     Не мистические силы - собственная живучесть. Воля к жизни, немыслимая
для любого иного существа во Вселенной.
     Пожалуй, кроме человека...
     То, что зверь вышел все-таки живым из глубин  металлоприемника,  тоже
нарушало законы природы. Олово в  печи,  очевидно,  не  было  доведено  до
температуры кипения. А значит...
     Какова температура расплава? Триста градусов по  Цельсию?  Четыреста?
Мало, мало...
     С трудом,  цепляясь  за  трубы  и  кабели,  Чужой  поднимался  вверх.
Несмотря на тяжелейшие увечья, он полз  по  стене  все-таки  быстрее,  чем
Рипли.
     Существо в ее груди нерешительно шевельнулось,  но  тут  же  замерло,
словно  осознав,  что  сейчас  ему  слишком  легко  погубить  собственного
носителя - и себя вместе с ним.
     Что-то кричал сверху Морс, но Рипли было не до  того.  Внезапно  одно
его слово - "скорее" - привлекло ее внимание.
     - Скорее! Рипли! - надрывался Морс. - Скорее, пока он не остыл! Облей
его водой! Рукоятка сверху, прямо над тобой!
     Действительно, чуть выше головы Рипли тянулась уходящая куда-то цепь,
снабженная  кольцеобразной  рукояткой  -   такой   же,   как   в   системе
пожаротушения.
     Она бросила  быстрый  взгляд  вниз.  Мягкие  ткани  на  теле  Чужого,
обгорев, висели клочьями, местами открывая кости  скелета.  Полуобнаженный
череп, казалось, даже светился - настолько он был раскален.
     Рипли вложила в рывок все силы и всю тяжесть  своего  тела,  повиснув
над бездной. Струи воды  ударили  откуда-то  из-под  потолка,  с  шипением
окутывая облаком пара оловянное озеро внизу,  стену,  повисшего  на  стене
обезображенного зверя...
     В этом шипении  потонул  предсмертный  вопль  Чужого.  Два  человека,
наблюдавшие за ним, увидели сквозь пар, как голова его лопнула,  словно  в
ней разорвалась граната.
     Тело некоторое время продолжало еще держаться. Потом  оно  обрушилось
вниз и, проломив образовавшуюся корку на поверхности  металла,  исчезло  в
расплавленном месиве.





     - Кажется, мы опоздали... - сказал офицер.
     Они стояли над печью с противоположного ее края и видели  всю  сцену,
оставаясь при этом незамеченными.
     Штатский не отвечал. Он напряженно щурился, всматриваясь  во  что-то.
Вдруг лицо его просветлело:
     - Слава Богу, нет! - палец его указывал на одну из двух  человеческих
фигурок. - Она жива! Мы успели вовремя!
     Капитан быстро  отдал  какую-то  команду,  но  штатский  прервал  его
жестом.
     - Только не испугайте ее! Ради всего святого, будьте осторожней!
     "На кого же он похож?.." - Смит вдруг уверенно подумал, что он где-то
видел этого человека. Поднеся руку к глазам, он стал смотреть на него так,
чтобы ладонь  закрывала  штатскому  левую  половину  лица.  Почему-то  ему
показалось, что так он облегчит себе узнавание.
     Но в тот момент это Аарону не удалось...





     Рипли висела на бездной, чувствуя, что силы  оставляют  ее  с  каждой
секундой.
     - Получил? Получил свое?! Ага! - Морс приплясывал наверху в дикарском
восторге. - Вот так тебе! Так тебе и надо, сволочь! - он рыдал  и  смеялся
одновременно, размазывая слезы по грязному, обросшему щетиной лицу.
     - Мо-о-рс! - слабо позвала Рипли.
     Прервав хохот, он растерянно огляделся по сторонам.
     - Что?
     Но Рипли уже была не в состоянии даже просить о помощи.
     - О Господи, сестра! - к счастью, Морс сам заметил  ее  положение.  -
Держись, я иду к тебе!
     Костеря себя на чем  свет  стоит,  Морс  заспешил  к  Рипли.  Он  так
торопился, что едва не  упал  вниз,  оступившись.  Это  задержало  его  на
несколько секунд, которые едва не стали роковыми.
     Но  он  успел.  Когда  пальцы  Рипли  уже  начали  разжиматься,  Морс
подхватил ее под руку.
     Плечом  к  плечу  они  шли  по  решетчатому  полу,  наблюдая   сквозь
переплетение прутьев, как далеко внизу мерцает раскаленная масса олова.
     Было жарко, и Рипли сбросила куртку, оставшись  в  майке  с  глубоким
вырезом. Морс, отойдя в сторону, нажал на что-то - и медленно, с  гудением
сомкнулись над ванной громадные лепестки диафрагмы.
     На какое-то время мерцание приобрело  очертания  причудливого  цветка
или многолучевой звезды. И исчезло...
     Рипли вдруг осознала, что рядом с ней только Морс. Где же остальные?
     - Ты один остался?
     Морс тяжело уронил голову.
     - Один, сестра...
     Неистовые  гонки  последних  часов  унесли  жизни  их  товарищей   по
несчастью. В горячке никто не замечал, как  их  становится  все  меньше  и
меньше, пока в живых не осталось трое.
     Теперь уже двое...
     Рипли тщетно пыталась воскресить в памяти картину  гибели  остальных.
Кажется, своими глазами она видела только смерть Уинтерборна и Кевина...
     Она вздрогнула, потому что одновременно с мысленным  образом  увидела
тело Кевина и глазами. Значит, именно здесь происходила эта схватка...
     Смог рассеялся, и теперь было видно,  что  оброненный  Дилоном  топор
лежит в двух шагах от трупа. Быть может, он еще сослужит свою службу?
     - Морс... - прошептала она пересохшими губами.
     - Что, сестра?
     - Ты сможешь... сможешь выполнить одну мою просьбу?
     Морс не колебался ни секунды:
     - Да, сестра. Все, что ты потребуешь!
     - Ты ведь даже не знаешь, что я могу потребовать...
     И снова Морс ни на миг не помедлил с ответом:
     - Все что угодно, сестра. Я весь - твой. Мои  глаза,  мои  руки,  мои
мозги - хотя от них, наверное, меньше всего толку...
     Рипли тяжело вздохнула. Существо в ее грудной клетке вдруг  испуганно
дернулось. Неужели почувствовало, что ему грозит?
     Впрочем,  какая  разница...  Пока  что   матка   лишена   возможности
предпринимать самостоятельные поступки. Решение за нее примет  Рипли  -  и
это решение уже принято...
     - Слушай, Морс... Пресвитер обещал кое-что сделать для  меня.  Теперь
он уже никогда не выполнит свое обещание...
     Морс слушал внимательно. Внезапно он  резко  вскинул  голову,  увидев
что-то за спиной Рипли.
     И она  тоже  обернулась,  мгновенно  осмыслив  то,  что  слышала  уже
примерно полминуты.
     Резкий, отчетливый стук каблуков  о  железо.  Шаги  множества  ног  в
форменной обуви.





     Теперь Аарону было не до попыток узнать штатского. Тот остался за  их
спинами в сопровождении солдат. Смиту же было приказано провести отряд  на
другой край печи.
     Несмотря на  прямую  видимость,  путь  этот  был  достаточно  сложен.
Поэтому разделявшую их сотню метров солдаты преодолевали несколько минут.





     Десантники надвигались, охватывая их полукольцом. Впереди всех  шагал
Восемьдесят Пять.
     - Жив, падаль... - прошептал Морс со злобой.
     Рипли быстро окинула взглядом наступающих.
     Их много, у всех скафандры высокой защиты -  дорогая,  между  прочим,
вещь, ими даже коммандос не всегда снабжаются... В руках - автоматы.  Тоже
не стандартные армейские - новейшей конструкции.
     Но ни единой эмблемы, никаких знаков различия на закованных в сталь и
пластик одинаковых фигурах. Безликая, хорошо организованная, сильная своей
выучкой и опытностью группа.
     Нет, это не обычные спасатели тюремной  службы.  И  тем  более  -  не
команда случайного корабля, услышавшего сигнал бедствия.
     Элитное подразделение. Спецназ!
     Рипли  приходилось  слыхать  о  таких  частях   особого   назначения,
находившихся на службе Компании. Эти ребята делали свое дело быстро, четко
и без комплексов.
     Они никогда не делают больше того, что  приказано,  но  при  этом  им
неведома не только жалость, но и чувства куда более примитивные...
     Никаких сомнений. Это пришли за ней.





     Теперь у  Рипли  снова  была  цель,  поэтому  движения  ее  приобрели
безошибочную  уверенность.  Когда  Аарон  шагнул   к   ней,   успокаивающе
протягивая руку, она пружинисто отскочила назад.
     - Не подходи.
     Смит смотрел на нее с удивлением и почти что с обидой.
     - Эй, подожди... Они хотят помочь тебе!
     - Не двигаться, я сказала! -  голос  Рипли  был  резок,  словно  удар
хлыста.
     Как ни странно,  десантники  повиновались.  Неужели  они  боятся  ее?
Или... Или они боятся ЗА нее? Вернее, не за нее...
     Солдаты расступились -  и  в  образовавшемся  проходе  Рипли  увидела
рослого человека. Не говоря ни  слова,  он  сбросил  шубу  на  руки  своих
сопровождающих и сделал шаг в ее направлении.
     Рипли попятилась, прижимаясь к Морсу, словно он мог быть ей  защитой.
Но Морс и сам дрожал...
     Губы незнакомца зашевелились:
     - Ты знаешь, кто я?
     - Да! - Рипли плюнула ему в лицо,  но  слюна  не  долетела.  -  Ты  -
андроид. Модель типа "Бишоп".
     В наступившей тишине всем было слышно, как громко охнул Смит.  Только
сейчас он понял, где он мог видеть этого начальника.
     Ну конечно же! Тот как две капли воды напоминал изувеченного робота с
борта "Сулако". Значит, вот почему его можно было  узнать  лишь  глядя  на
половину лица...
     Но Бишоп (или как еще его называть?) не обратил на Смита ни малейшего
внимания.
     - Нет. Я не андроид, - он качнул головой. - Я  -  конструктор,  глава
отдела робототехники, принадлежащего Компании.
     - Компании, мать ее... - выругалась Рипли каким-то странным  голосом.
- Видная шишка...
     Тот молча кивнул в ответ.
     - Да. Бишоп - моя фамилия, а не название серии андроидов. Хотя  серию
назвали в мою честь.
     - Значит, ты...
     - Я - человек, который создал Бишопов.
     Говоря это, он сделал еще один осторожный шаг вперед.  Рипли  тут  же
отступила на такое же расстояние.
     - Компания прислала именно меня. Хотя я, как ты понимаешь, не мальчик
на побегушках.
     - Опять Компания... - Рипли говорила все  тем  же  голосом  -  в  нем
содержалось и презрение, и страх, и горечь одновременно.
     Бишоп проигнорировал ее тон.
     - Да, Компания. Специально, чтобы ты увидела знакомое лицо и...
     ("Даже  слишком  знакомое",  -  пробормотал  Смит.  Сперва   он   был
необычайно зол на Рипли и столь же необычайно благодарен спасателям - хотя
бы за то, что они сняли с него непомерный груз страха и ответственности.
     Но сейчас он испытывал куда более сложную  гамму  чувств.  Да  полно,
спасатели ли это?!)
     - И оценила вашу заботу обо мне?  -  с  издевкой  закончила  за  него
Рипли.
     - И оценила нашу заботу о тебе, - повторил Бишоп абсолютно  спокойно.
- Не надо иронии... Если бы ты знала,  как  ты  важна  для  нас...  И  для
меня...
     Рипли снова плюнула - со злобой и ненавистью. Плевок  белым  комочком
повис на одежде Бишопа, но тот даже не протянул руку стереть его.
     - Я - вся? Или только то, что у меня внутри?!
     - Ты, именно ты...
     - Врешь! - холодно отрубила Рипли.
     - Не делай поспешных выводов... - Бишопа, кажется, просто  невозможно
было вывести из себя. - Мы хотим помочь тебе... Мы извлечем его из тебя  -
это не такая уж сложная операция - и...
     Рипли сощурилась. Она уже давно ждала,  когда  речь  зайдет  об  этом
впрямую.
     - И сохраните?
     - Нет, что ты... Мы убьем его. И ты сможешь вернуться домой.
     Он  говорил  мягко,  проникновенно,  с  хорошо   рассчитанной   дозой
убеждения... Так говорят с маленькими детьми.
     Или - с тяжело больными.
     - Ты вернешься домой, начнешь новую  жизнь...  у  тебя  будет  семья,
дети... - голос завораживал, убаюкивал.
     Рипли на миг зажмурилась.  Так  хотелось  поверить!  Но  тут  же  она
открыла глаза - и взгляд ее был холоден, как лезвие ножа.
     - ...а главное - ты будешь жить дальше, зная, что мы уничтожили этого
зверя...
     Но теперь Бишоп мог уже и не стараться. Труды его пропали впустую.
     - Какие у меня могут быть гарантии, что вы сделаете именно  это?  Что
вы уничтожите зародыш сразу после извлечения?
     Бишоп помедлил с ответом.
     - Тебе придется довериться мне, - наконец сказал он, глядя ей прямо в
глаза. Взгляд его был честен. Даже слишком честен...
     - Нет!





     Морс давно уже понял, что замышляет Рипли, понял, что  она  вовсе  не
случайно шаг за шагом пятится назад.
     От этого понимания его прошиб холодный пот. Он знал тюремные "правила
игры", знал силу людей с оружием. И не собирался даже пробовать оказать им
сопротивление.
     Не отодвинуться ли ему подальше, пока женщина не сделала  глупости  и
не началась пальба?
     И тут же Морс устыдился этой мысли. Нет! Со своей сестрой по вере  он
будет рядом - и для жизни, и для смерти. До конца!
     Слишком многое их теперь соединяло.
     Он еще не знал, что только держась возле  Рипли  вплотную,  он  может
сохранить свою жизнь. Потому что лишь абсолютная  категоричность  приказа,
предписывающего  взять  женщину  живой  и  невредимой,  удерживает  сейчас
пальцы, пляшущие на спусковых крючках.
     Поэтому, когда  Рипли  вдруг  рванула  сверху  подъемную  решетку  и,
опустив ее между собой  и  Бишопом,  отскочила  назад,  огонь  был  открыт
немедленно.
     К счастью, расстояние между ней и Морсом было все  еще  невелико.  На
всякий случай десантники целились по ногам.
     Морс получил пулю в бедро и со стоном осел на пол.
     - О-о, падла! Господи, вы что, очумели, скоты?!
     Рипли склонилась над ним. Морс взглянул ей в глаза. И тут  же  понял,
что надо сделать.
     Вдвоем, на трех ногах, они тяжело запрыгали по узкому мостику.  Одной
рукой Рипли обнимала Морса, а другой, свободной,  раз  за  разом  опускала
переносные решетки.
     Щелкали фиксаторы, и между преследуемыми и преследователями множилось
число барьеров, труднопреодолимых для погони.
     Но не для выстрела...
     Впрочем, десантники и  не  пробовали  стрелять.  Прозрачная  преграда
выглядела столь ажурной и непрочной, что они не сразу оценили  серьезность
положения.
     Однако уже  через  несколько  секунд  им  предстояло  убедиться,  что
взломать  решетчатые  дверцы  практически  невозможно.  Строители   тюрьмы
постарались на славу!





     Происходящее нравилось Смиту все меньше  и  меньше.  Но  когда  Рипли
вдруг  предприняла  попытку  побега  -  абсолютно  безумную,   несерьезную
попытку, - он счел необходимым выразить солидарность с "властями":
     - Ну и чего ты хочешь достичь таким образом? - крикнул он Рипли.
     Однако когда над самым его ухом  грохнул  выстрел  и  из  ноги  Морса
выплеснулось красное - Аарон буквально остолбенел.
     Это был его мир - да, его мир, мир Аарона Смита.  Он  продолжал  быть
его миром, даже отторгая его, как это произошло недавно.
     А теперь  в  этом  мире  хозяйничали  чужие  -  хозяйничали  зловеще,
расчетливо, холодно.
     Чужие...
     Прямо  под  ногами  у  себя  он  увидел  оброненный  Дилоном   топор.
Дальнейшее произошло мгновенно.
     Аарон  как-то  сразу  ощутил  упругую  силу  своих   мышц,   гибкость
сухожилий... Взгляд его быстро оценил расстояние...
     Нельзя сказать, что охранники Бишопа  просмотрели  опасность.  Просто
они никак не ожидали, что опасность придет с этой стороны.
     В этом они тоже были правы. Даже за миг до того  как  все  случилось,
Смит меньше всех представлял, что он будет делать.
     Но даже в такой ситуации один  из  них  успел  среагировать.  Боковым
взглядом уловив движение, он резко толкнул нападающего плечом.
     Удар все же произошел - Аарон ощутил его сотрясение.  Но  он  уже  не
успел увидеть, что случилось с Бишопом.
     Потому что другой охранник, всем корпусом откинувшись назад, почти  в
упор влепил в него очередь.
     Он падал долго, невообразимо долго  -  тело  его  миновало  в  полете
несколько уровней. Мертв он был задолго до того, как коснулся земли.
     На окровавленном лице застыла улыбка.





     Рипли тоже видела момент удара - и тоже не поняла,  угодил  ли  Бишоп
под лезвие. Ударом его швырнуло вперед, но он удержался на ногах и  теперь
стоял, пошатываясь.
     Только андроид может устоять с раскроенным затылком. Но  раскроен  ли
затылок?
     "А не все ли равно?" - устало подумала она.
     Если это человек - то он обладает бездушием робота. Если же  робот  -
человеческим коварством. И еще неизвестно, что страшнее.
     Рипли  оставила  Морса  в  безопасном  месте,  за   грудой   стальных
конструкций.  Когда  она  появилась  оттуда  одна,  без  него,  десантники
вскинули автоматы, но Рипли даже не повернула головы.
     Что ж, будут стрелять - тем лучше. Но они не будут стрелять...
     - Что я должен сделать? - прошептал ей Морс перед расставанием.
     - Когда я кивну тебе, нажмешь вот эту кнопку.
     - Но это же...
     - Вот именно.
     Морс сел, ощупывая ногу. Пуля прошла  сквозь  мышцы,  кость  была  не
тронута.
     - Я сделаю это, сестра... Ай да Восемьдесят Пять!
     - Не Восемьдесят Пять. Его зовут Аарон Смит, запомни это имя, брат.
     - Я запомню. Прощай.
     - Прощай...
     Рипли твердо знала, что они смогут увидеть друг друга еще  один  раз,
но говорить им уже не придется.
     - Рипли! Рипли, - продолжал звать проникновенный  голос.  -  Подумай,
сколько мы узнаем с  твоей  помощью...  какие  горизонты  откроются  перед
нами!.. Такой шанс бывает раз в  жизни,  раз  в  несколько  поколений!  Ты
должна отдать его мне - это прекрасное,  это  замечательное  существо,  ты
должна...
     Голос завораживал, гипнотизировал. Но Рипли не оборачивалась.
     Все же еще один раз она обернулась. Последний раз.
     Было видно, как по лбу Бишопа, пробиваясь от  корней  волос,  стекает
вялая струйка крови. Что, уже научились делать таких  роботов?  Технически
это возможно...
     И тут же она оборвала себя. Ведь решено уже - все равно...
     Раскинув руки крестом, Рипли встала над бездной.
     - Что ты делаешь? - Бишоп явно насторожился. Спиной Рипли чувствовала
исходящие от него волны тревоги.
     Морс посмотрел на нее, и она кивнула в ответ.
     Палец нажал на кнопку. И вновь - как цветок, как звезда, как рана  от
разрывной пули - раздвинула лепестки диафрагма, открывая геенну огненную.
     - Не-ет! - голос Бишопа сорвался на визг.
     Ноги Рипли оторвались от опоры - и ее распятое тело приняла пустота.
     Стороннему наблюдателю показалось бы, что она  не  падает,  а  летит,
расставив руки - крылья. Лицо ее было бесстрастно, и сейчас от него  веяло
неземной, неживой красотой.
     И черты ее лица не  изменились,  когда  примерно  на  середине  этого
полета грудная клетка вдруг лопнула и Чужой - уже не зародыш,  а  детеныш,
высунув наружу голову и  часть  тела,  закричал  жалобно  и  пронзительно.
Бессильно скалилась его крошечная  пасть,  щупальца  беспомощно  рассекали
воздух...
     Постепенно уменьшаясь, он был виден еще  долго  -  кляксой  на  белом
теле. Крик его, проскрежетав меж стен печного жерла, немыслимо  возвысился
- и исчез...
     Сам момент падения не различил никто. Слишком  далеко  было,  слишком
терзало глаза сияние все еще раскаленного олова. Тело будто растворилось в
беззвучной вспышке.
     Никто не видел Рипли мертвой...





     Морс с трудом ковылял, припадая на раненую ногу. Он медленно плелся в
окружении десантников. Руки  его  были  скованы,  и  никто  не  удосужился
перевязать его рану.
     Ничего хорошего он для себя не ждал. Скорее всего, он нужен  Компании
как свидетель всего происшедшего. А когда они узнают от него все, что  ему
известно,  он  тут  же  станет  НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫМ  свидетелем.  Судьба  же  их
известна...
     Но, оглянувшись на своих конвоиров, он усмехнулся с видом победителя.
     - Иди, иди! - нахмурившись, офицер толкнул Морса в плечо. Он, в  свою
очередь, чувствовал себя побежденным.





     Еще до того, как корабль  оторвался  от  поверхности  негостеприимной
планеты, кто-то в нем уже сидел над компьютером, набирая текст:
     "Планета Фиорина-261... Последняя  информация:  тюрьма  закрыта.  Все
работы прекращены... Оставшееся оборудование продается как металлолом..."
     В это же время бортовая автоматика приняла и  расшифровала  еще  один
текст, полустертый помехами:
     "Капитан Даллас погиб... Корабль уничтожен... (Помехи.) Всем, кто нас
слышит... Говорит лейтенант  Рипли,  последний  оставшийся  в  живых  член
экипажа звездолета "Ностромо"... Говорит лейтенант Рипли..."

Популярность: 43, Last-modified: Wed, 09 Jan 2002 09:01:27 GMT