---------------------------------------------------------------
    © Copyright Сергей Викторович Кузнецов, перевод
    620067, Екатеринбург, ул. Уральская, 60 - 68. Тел.41-18-47.
    E-mail: sergsmith@dialup.mplik.ru
---------------------------------------------------------------



          Нью-Йорк, 1967 г.

     Пьеса  "Фонсик  и  терминаторы"  была  поставлена  Театром
Генезис в сценической зале с лестницами в церкви Святого  Марка
на  пересечении  10-Стрит и Второй авеню в Нью-Йорке 29 декабря
1967 года под руководством Ральфа Кука с Ли Киссманом в главной
роли. Причем, спектакль  следовал  без  перерыва  за  концертом
песен  Морэя Элса. Сэм Шепард написал ее за пару недель того же
года, и пьеса вышла и блистательной, и  оригинальной,  и  яркой
современной  мистерией.  Пьеса  характеризуется  критиками  как
вымышленное  размытое  описание,  как  скрытая   ясность,   как
растворенная  реальность.  Она  подобна  настоящей жизни: вы не
скажете, что такое невозможно. И вместе с  тем  пьеса  в  целом
может  казаться  смутным  сном,  но  дым рассеивается и в конце
видится реальное. Те же самые люди, та  же  самая  иллюзорность
драматических  характеров,  и  такой  же  дебилизм,  как в наше
время, и Шепард выразил это лучше, чем другие авторы.

     Действующие лица:

     Фонсик ( Спорщик )
     Эмит ( Муравей )
     Улэн
     Первый терминатор
     Второй терминатор


     Темная сцена. Небольшой стол в центре,  покрытый  делинной
белой  скатертью  как  во  время  праздника. Старая керосиновая
лампа на середине стола. На скрипучем стуле служебного  вида  с
правой  стороны стола лицом ко всем сидит Фонсик. Он блондин. У
него  повязан  красный  платок  на  шее.  На   нем   коричневая
ковбойская  шляпа,  черная  куртка в западном стиле и мокасины.
Эмит сидит с другой стороны  стола  перед  портативной  пишущей
машинкой  с заправленным в нее листом бумаги. Он брюнет. На нем
зеленая  шляпа,  бусы,  серапе,  джинсы  и   ковбойские   боты.
Тщательно  отделанная  индийская  трубка  мира  лежит в большой
стеклянной пепельнице на  столе.  Мрак.  Стук  пишущей  машинки
Эмита. Тишина. Эмит и Фонсик поют в темноте.
     ЭМИТ и ФОНСИК. Нам суждено быть рожденными снова,
         Рожденными снова, о бог, добрый бог...
         Нам повезло - мы спаслись сегодня,
                     О да, мы спаслись, наш бог, добрый бог...
     Они  пропевают  куплет  три раза и замолкают. Тишина. Стук
машинки  Эмита.  Керосинка  медленно  зажигается  и  становится
светлее.  Наконец  свет  загорается полностью. Когда становятся
видны персонажи, они оба расслабляются и откидываются на спинки
стульев. Пристально смотрят друг на друга.
     ФОНСИК. Где та женщина, Эмит? Я не знаю, граф, или как вас
там...  Да,  горячая  еда  на  столе,  после  шести  утра   уже
морозно...  А  кстати,  она  знатного  рода?  Скажи же мне хоть
что-нибудь, Эмит!
     Эмит  лишь  внимательно  смотрит  на  Фонсика  и  начинает
печатать.
     ФОНСИК. Ну если ты не против, давай подчистим в том месте.
Оставим  только вымысел. Я сам возмусь это исправить. Исправить
или переписать. Я смогу исправить или переписать...
     Он встает и  ударяет  кулаком  по  столу.  Эмит  перестает
печатать и смотрит на Фонсика.
     ФОНСИК. Я зарублю тебя, шут! Ну-ка отвечай - исправить или
переписать?
     ЭМИТ.  Ты  что,  не  видишь, глубоко неуважаемый Фонсик? Я
пишу письмо...
     ФОНСИК. Кому? Скажи мне еще, Иисус, или я не поверю в твое
пришествие... Твое и еще нескольких десятков таких же... Мы еще
не осуществили наш  план.  Так  и  вошкаемся,  как  десять  лет
назад...
     ЭМИТ. Сядь! ( ФОНСИК садится.) Я пишу письмо матери, и для
меня это очень важно. Хочешь закурить?
     ФОНСИК. Своей матери, Иисус? Хорошо! Я раскурю...
     ФОНСИК берет трубку мира и раскуривает ее.
     ЭМИТ. Что-то нехорошо получается, Фонсик, мы шли от начала
до конца,  а  что  имеем?  Меня  не покидает ощущение упущенных
возможностей. Правда, мы сами должны заботиться о  бизнесе.  Мы
должны   переправить   оружие   и   снаряжение.   Нам  придется
перебираться поодиночке.  Мы  должны  быть  хладнокровными.  Мы
должны  обдумать, прежде чем предпринимать следующие шаги. Если
ошибемся, нам кранты! Мы должны быть искренними... И  в  то  же
время,  нужно  видеть  не только препятствия на пути. Мы должны
верить в себя.
     ФОНСИК. Держи! ( Он передает трубку ЭМИТУ. Тот курит.)  Ты
желторотый  птенец,  Эмит,  и  ты  сам  знаешь  это. К тому же,
трусливый как заяц... Да, мы можем ударить так,  что  весь  мир
узнает,  что  чувства  для  нас  ничто...  В-общем-то, все люди
пытаются уйти от реальности, но не все могут.  Мы  переходим  в
другой  мир,  они же еще только вынашивают мысли о возможностях
бежать... Но мы можем так врезать, что все  к  чертовой  матери
взлетит на небеса, и ты знаешь это...
     ЭМИТ.  Держи! ( Он передает трубку ФОНСИКУ. Тот курит.) Не
болтай подобно неразумному ребенку, Фонсик, ты ошибаешься - эта
твоя идея выглядит  жалко,  если  разобраться  объективно,  без
эмоций.  А  почему?  Потому  что  крепость  сдана...  А  они ее
восстановили шустро, эти япошки, ты  же  знаешь...  Очень  даже
шустро...   Новый   водопровод   там,  двойное  покрытие  пола,
проволочное  заграждение,  стальная  стена,  двери  в  тридцать
футов...
     ФОНСИК.   Как  это  они  умудрились  так  быстро?  И  даже
водопровод?
     ЭМИТ. Между водопроводом и вертолетом разница небольшая. В
их конструкции. А они запросто могут производить взрывы  и  под
землей... У меня есть на этот счет подозрения...
     ФОНСИК. Тогда бомбу, и к чертовой матери!
     ЭМИТ.  Да, конечно, и убьем всех живых!    Конечно! Бомбу,
и к чертовой матери всех людишек! Ты  хоть  сам  врубился,  что
сказал?  Пошел  вон  отсюда!  Пошел  вон! Я не хочу больше тебя
видеть!
     Он встает и делает выпад по  направлению  к  ФОНСИКУ,  как
вдруг  появляется  УЛЭН,  облаченная в белую больничную пижаму,
как в доме для  умалишенных,  на  ногах  сандалии.  Она  держит
сковороду  с одним блином. Она обходит стол, ставит сковороду и
хватает с нее блин.
     УЛЭН. Вы, парни, хотя бы подсказали  мне,  который  час...
Так  же  просто  невозможно  жить!  Почему, ради всех святых, я
должна сама смотреть на часы, не  пора  ли  нести  вам,  парни,
завтрак... Вы же сами знаете, что неимоверно сложно приготовить
для  вас  двоих  точно  в  нужное  время,  когда, к тому же, вы
голодны  как  волки...  Но  я  приготовила!  Завтрак   подан...
Горячий, вкусный!
     Она  слегка  ударяет  сковородкой  по столу. ФОНСИК и ЭМИТ
уставились на блин. УЛЭН смеется. ЭМИТ садится  на  стул.  УЛЭН
берет трубку и курит.
     ЭМИТ.  Ведь  совсем недавно я тебе говорил, что терпеть не
могу этой поганой пшеницы... Я тебе не дядя Пит - представитель
среднего класса, черт  возьми.  Я  хочу  рисовую  запеканку,  и
ничего больше! Тебе понятно?
     ФОНСИК.   Ну-ка   ты,  бестолковая  девчонка,  убери  свою
сковородку с совещательного стола!
     УЛЭН. На! ( Передает трубку ФОНСИКУ, затем  берет  блин  и
медленно ест его на виду у всех.)
     ФОНСИК. Эмит, ты такой слабохарактерный, такой мягкотелый,
когда говоришь про врагов...
     ЭМИТ.  Ты  больно  хорош! Тоже весь из себя! Да пошел ты в
задницу!
     Громкие  удары,  напоминающие  бой  кузнечным  молотом   в
стальную  дверь.  ЭМИТ и ФОНСИК внезапно вскакивают и, стыдливо
улыбаясь, прячутся под скатерть. ЭМИТ жестом обращается к УЛЭН,
чтобы та ответила.
     УЛЭН. Не могу! У меня полный рот!..
     Громкие удары повторяются. ЭМИТ снова делает тот же  жест,
но  уже  злее.  А УЛЭН в это время ожесточенно дожевывает блин,
поправляет волосы,  а  затем  поворачивается  лицом  к  залу  и
отвечает.
     УЛЭН. Кто это? Одну минуту, пожалуйста!
     Повторяются  громкие удары. ЭМИТ жестикулирует снова , уже
в неистовом бешенстве. УЛЭН пересекает сцену.
     УЛЭН. Кто там?
     ГРОМКИЙ ГОЛОС. Это терминатор, леди!
     Она смотрит на ЭМИТА, который держит  ружье  с  оптическим
прицелом и трясет головой.
     УЛЭН. Нам ничего не надо!.. Спасибо!
     ГРОМКИЙ   ГОЛОС.   Не   надо  ничего?  Это  терминатор!
Немедленно открывайте!
     УЛЭН. Сейчас... Ну подождите всего лишь секунду!
     Она поворачивается к ЭМИТУ  и  пожимает  плечами.  ЭМИТ  и
ФОНСИК прячутся под скатертью. Снова сильный удар в дверь.
     УЛЭН. Да-да, войдите! Хватит греметь!
     Два   здоровых  негра  выходят  на  свет,  они  одеты  как
калифорнийские работники бензоколонок, с  золотистыми  шлемами,
марлевыми  повязками,  в  штанах  цвета  хаки,  в  рубашках  со
значками, в ботинках, в перчатках, с пистолетами, и  оба  несут
большие   баки  со  шлангами  на  спинах.  Наконечники  шлангов
подвязаны,  и  они  поддерживают  их  руками.   Они   стоят   и
осматривают комнату.
     УЛЭН.  Мы никогда не скрывали перебежчиков - ни в феврале,
ни в марте, и вообще...
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР.  Нам  приказано  перевернуть  этот  дом
сверху донизу.
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Но вы будете жить, мэм!
     УЛЭН. Пошел ты! Мне здесь жить...
     Голос ЭМИТА слышится из-под стола.
     ЭМИТ. Успокойся, Улэн!
     Терминаторы  озираются  вокруг,  определяя  место,  откуда
донесся голос.
     УЛЭН. Да вы не стойте, а лучше ищите! Но  я-то  знаю,  что
это  место чистое, даже и не сомневайтесь! Что вы раздумываете,
парни?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Этот дом точно ее?
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Давай отодвинем стол! Кроме стола здесь
ничего нет, так что, когда мы уберем или передвинем  его,  если
все чисто, придется вызывать домашнего офицера. Да мне кажется,
что  нет  абсолютно  никаких  сомнений,  что  это место чистое,
однако, не мешает произвести дезинфекцию...
     Они оба поворачиваются к  задней  части  сцены,  проверяют
рукоятки  шлангов  и  одновременно осматриваются. Когда они это
делают,  ФОНСИК  и  ЭМИТ  выглядывают  из-под  стола  слева   и
передвигают его вправо в глубину сцены.
     ПЕРВЫЙ    ТЕРМИНАТОР.   Сейчас   присмотримся,   установим
наконечники, и за дело!..
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Ты лучше займись той леди! Без  газовой
маски она отбросит коньки...
     ГОЛОС ФОНСИКА. ( из-под стола ) Спой-ка чего-нибудь, Улэн!
     УЛЭН. Чего?
     ЭМИТ. Да хоть чего!
     УЛЭН  запевает  торжественную песню и смотрит на зрителей.
ТЕРМИНАТОРЫ направляются к УЛЭН. Она продолжает петь, но теперь
уже поворачивается  к  ним.  Они  видят  стол  и  идут  вправо,
изумленно  глядя  на него, затем подходят к УЛЭН и оглядываются
на стол. Все это время УЛЭН поет.
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Хватит! Прекратите петь!
      УЛЭН останавливается и хихикает.
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Что произошло с вашим столом, леди?
     УЛЭН оборачивается и смотрит на стол.
     УЛЭН.  Ах,  боже  мой!  (  Она  падает  на  руки   ВТОРОГО
ТЕРМИНАТОРА,
     который поддерживает ее.)
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. О, как классно!
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Брось ее, дерьмо!
     Тот отпускает и УЛЭН падает на пол.
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР.  Ты помнишь никчемного Фонсика или уже
забыл?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Что-то не знаю такого... Фонсик? Так ты
сказал? Кто это такой?
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Да  ладно,  бог  с  ним!  Много  будешь
знать...
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Итак,  мы  оба  видели, в каком месте
стоял стол, когда мы только зашли...
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Не знаю...
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. А  что  ты  знаешь?  Это  разве  не  ты
говорил  - абсолютно никаких сомнений, место чистое... Тогда он
стоял там, а теперь здесь... Кто, кто сказал мне? Отвечай! Кто?
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Ну я, я... Но я до сих пор  думаю,  мне
кажется, похоже, это чистое место, несмотря на этот стол...
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Как же он тогда оказался здесь, а? Мы
не можем быть уверены, что здесь чисто... Потом, может быть,  а
сейчас есть сомнения... Я прав, да? Отвечай: я прав или нет?
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Ну наверно, я не знаю...
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  А что это значит? Это значит, что нам
придется вызвать домашнего офицера,  прежде  чем  предпринимать
следующие шаги... Согласен? Где здесь телефон, леди?
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР.  Она,  по-моему,  упала  в обморок или
что-то еще...
     ГОЛОС ЭМИТА. ( из-под стола  )  Телефон-автомат  внизу,  у
дороги...
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Вероятно,  телефон-автомат  внизу,  у
дороги... Тогда почему бы тебе не спустится и не позвонить, а я
бы остался здесь?..
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Внизу, у дороги?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Да, и поживее! А я  буду  ждать  здесь.
Просто спроси, как быть со столом.
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Ладно. А ты здесь?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Ну давай же живее!
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР уходит. ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР осматривается,
затем  склоняется над УЛЭН, которая все еще лежит без сознания.
Он пристально смотрит на нее,  затем  снимает  шлем  и  газовую
маску,  снимает  резервуар  со спины и встает на колени рядом с
УЛЭН задом к столу. Он  внимательно  рассматривает  лицо  УЛЭН,
затем  трогает  ее  плечо. Стол начинает двигаться вглубь сцены
вправо от ПЕРВОГО ТЕРМИНАТОРА.,  который  целует  УЛЭН  в  лоб,
затем   снимает   оружие   с  кобурой,  ложится  возле  УЛЭН  и
разглядывает ее.
     ФОНСИК и ЭМИТ  вылезают  из-под  стола  очень  спокойно  и
медленно.  ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР  целует УЛЭН в губы. ФОНСИК берет
резервуар и газовую маску, ЭМИТ берет оружие и  кобуру.  ПЕРВЫЙ
ТЕРМИНАТОР  прижимает  УЛЭН  к  себе  и обнимает. ЭМИТ надевает
кобуру с оружием, ФОНСИК -  емкость  и  газовую  маску.  ПЕРВЫЙ
ТЕРМИНАТОР сжимает УЛЭН в объятиях, целует ее и гладит волосы.
     ПЕРВЫЙ   ТЕРМИНАТОР.   О,   моя   дорогая!  Ты  можешь  не
беспокоиться. Мы не тронем тебя. Я  спрячу  тебя  в  безопасном
месте,  где  мы будем вместе, и ты не будешь даже знать, где...
Там будет спокойно... Все, что ты будешь видеть  -  это  только
туманная  долина.  Мы  с  тобой будем на вершине блаженства. Не
беспокойся ни о чем. Это был  деревянный  дом,  но  сейчас  это
форт.  Очень  крепкая  и  надежная  крепость.  Ты можешь верить
этому, и чувствовать себя в безопасности. На самом  деле.  Если
кто-то  идет,  ты  увидишь его за две мили. Ты дашь сигнал мне,
если меня не будет рядом, и я буду тут как тут. Я  всегда  тебе
помогу. Можешь рассчитывать на меня. Если ты слышишь меня, то я
знаю,  ты веришь мне. Если ты пробуждаешься в моих руках и тебе
приятно, значит, я здесь не случайно.  Я  всегда  был  здесь  с
тобой  и всегда буду... Если ты придешь в себя, мы уйдем отсюда
сейчас же... Сию же минуту...  Мы  с  тобой  сможем  жить  и  в
лесу...
     ЭМИТ  нацеливает  ружье  на  ПЕРВОГО  ТЕРМИНАТОРА.  ФОНСИК
направляет на него наконечник шланга.
     ЭМИТ. Довольно заниматься жлобством, скотина! Вставай!
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР вскакивает на  ноги  и  поднимает  руки.
УЛЭН встает.
     УЛЭН. Какой мерзкий грязный трюк!
     ФОНСИК.  Замолчи!  (  Он  подходит к ПЕРВОМУ ТЕРМИНАТОРУ и
приставляет  наконечник  к  горлу.)   Ты   что,   действительно
влюбился?  Ты,  жлобина,  действительно  испытываешь что-то или
только притворялся, а?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Не дави на рукоятку!
     ЭМИТ. А ты держи руки выше!
     УЛЭН. Не дави на рукоятку! Мы же все сгорим!
     ФОНСИК. Это  не  факел.  Это  газ.  Токсичный  газ.  Самый
ядовитый токсичный газ - для того, чтобы ты вдохнул его и сразу
же сдох...
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Не будь глупым!
     ФОНСИК.  Что?  Что  ты  сказал, хитрый бес? Не корчи из
себя умника, не то я отравлю тебя, скотина!
     ЭМИТ. Эй, полегче, Фонсик!
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Этот газ против мышей и  крыс.  Не  для
людей. Он лишь вызывает тошноту и раздражает слизистую...
     ФОНСИК. Чего, чего?
     ЭМИТ. Подожди, подожди! Только полегче!
     ФОНСИК.   Он   пытается   нас  разжалобить,  говорит,  что
истребляет только тараканов и клопов...
     ЭМИТ. Не перегибай палку! Мы его и так выведем  на  чистую
воду!... Ты голоден?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Нет...
     ЭМИТ.  А  я  да...  Если  ты не против, мы сядем за стол и
покушаем  рисовую   запеканку,   а   тебе   зададим   несколько
вопросов...
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Ну ладно...
     ФОНСИК. Значит, так...
     ЭМИТ. Принеси рисовую запеканку, Улэн!
     УЛЭН.  У  него  же  друг  где-то  у телефонной будки, и он
вернется сюда...
     ЭМИТ. Все равно неси, скво!
     УЛЭН. Иисус! ( Она уходит.)
     ЭМИТ. Эй ты, садись сюда! Быстро!  Только  держи  руки  за
голову!
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР закладывает руки за голову и садится на
стул с левой стороны сцены. ЭМИТ  держит  ружье  нацеленным  на
него и садится на стул, стоящий справа.
     ФОНСИК. Да чего с ним цацкаться, черт бы тебя побрал?
     ЭМИТ. ( продолжает, не обращая внимания на Фонсика ) Я так
полагаю, вы проделали длинный путь. И чтоб так попасться?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Да, я в вашей власти...
     ЭМИТ.  Я  полагаю,  тебе  дали  важные документы, когда ты
получал задание, ну там фотографии,  я  не  знаю,  какие-нибудь
схемы... Может, план
     местонахождения стола или еще чего-нибудь...
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Конечно, само собой... А как зовут ту
девушку?
     ЭМИТ. Ну хорошо... Твои слова означают, что ты согласен на
сотрудничество?
     ФОНСИК. Да чего с ним цацкаться? Чего?
     ЭМИТ. Сейчас твой домашний офицер,  должно  быть,  рвет  и
мечет.  Еще  бы,  взял  пару  головорезов,  снарядил  их, а они
запропали... Он наверняка
     направит сюда еще кого-нибудь. У них  ведь  совсем  другое
отношение
     к  нашим  идеям.  Я  полагаю, ты в курсе, что у нас только
планы - чистые и
     ясные, как голубое небо... У нас даже собак нет...
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Собак?
     ЭМИТ.  Ну  да,  доберманов-пинчеров,   немецких   овчарок,
мохнатых   пойнтеров,   даже   гриффинов,   бегающих  вокруг  и
презирающих опасность,  готовых  перегрызть  горло,  если  хоть
что-то  унюхают...  Понимаешь?  Нам  не надо молодых белобрысых
мускулистых бугаев, демонстрирующих джиу-джитсу посреди газона.
Но выходит не так, как мы  хотели,  и  сейчас  мы  трясемся  от
страха со спавшими кальсонами. А тебе приказывают
     врываться в чужой дом, и ты делаешь это без раздумий. Так,
значит,
     и  нам  надо  на  время  отказаться  от идей и броситься в
битву... Держи
     руки за голову!
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР опускает руки. ФОНСИК подбегает к нему с
газовой маской и с канистрой.
     ЭМИТ. Руки за голову!
     ФОНСИК. Не дергайся! Я скажу тебе, нам ничего от  тебя  не
надо. Ты сам
     пришел за нами. Может, ты уйдешь отсюда и сообщишь своему,
     что  здесь  все  в  порядке. Мы ведь тоже люди, и не можем
сидеть
     сложа руки, когда трупы лежат горой,  наваленные  друг  на
друга, за стальными дверями...
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Скоро он вернется...
     ЭМИТ. Десять, девять, восемь, семь...
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  У  нее  было  много мужиков? Наверно,
молоденьких... Они останавливались на дороге в своих  "кобрах",
сигналили  ей,  а  затем  входили в эту же самую дверь и своими
льстивыми ласковыми руками лапали  ее,  руками,  которые  перед
этим сжимали баранку и подкачивали колесо...
     ЭМИТ. У вас, должно быть, степень магистра, мистер?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Да нет же...
     ЭМИТ. Как вы тогда объясните вашу любовь к болтовне?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Для меня теперь все в прошлом...
     ФОНСИК.  Так  он,  получается, пришел ради юбки? Может, мы
смогли бы использовать это...
     ЭМИТ. Забудь об этом, Фонсик! Мы заберем ее отсюда, ты  не
забывай.
      А ты хочешь начать с нуля. Это самое простое - отказаться
от всего. Ты плохо мыслишь. Бомбу, и все к чертовой  матери!
Мы  не можем использовать ее в своих целях. Нам нужна схема
новой водопроводной системы, которую они недавно соорудили.  Но
и это еще не все!
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Мы  можем заключить сделку. Кое-какую
информацию в обмен на эту девушку. Причем, я буду предоставлять
ее с радостью, можете быть уверены...
     ЭМИТ. Руки на место!
     ФОНСИК срывает газовую маску и резервуар, бросает на пол и
идет к столу.
     ФОНСИК. Сейчас ты и так заговоришь...
     ЭМИТ  передает  оружие  ФОНСИКУ.  Тот  нацеливает  его  на
ПЕРВОГО  ТЕРМИНАТОРА.  ЭМИТ  стоит  и  озирается вокруг. ФОНСИК
занимает его  место  на  стуле  рядом  с  ПЕРВЫМ  ТЕРМИНАТОРОМ,
заламывает  ему  руки  и  медленно  начинает  бить, пока тот не
оказывается ползающим на четвереньках.
     ЭМИТ. Не может быть и речи. Даже не может быть и речи.  Мы
же  не можем подвергать себя такой опасности. Это же глупо! Она
будет снова одна. И будет жить не хуже других.
     ФОНСИК. Братан, ты на самом  краю  гибели!  И  мамочка  не
прибежит на
     помощь. Как тебе эта мученическая дискотека?
     Входит  УЛЭН  с молоком и блюдом с рисовой запеканкой. Она
направляется к столу.
     ЭМИТ. О, как здорово! Вовремя! Ставь сюда!
     Он садится по-турецки  на  пол.  Улэн  подходит  и  встает
рядом.
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Это  просто  фантастика! Я скажу, все
скажу!
     ФОНСИК. Ну наконец! Сначала ответь, есть ли у  тебя  карта
местности?
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР. Карта? Карта. Да, есть. Конечно, есть.
Но я не знаю, насколько точная, не знаю...
     Он достает карту и передает ее через стол  ФОНСИКУ,  затем
щиплет себя,
     когда смотрит на УЛЭН.
     ФОНСИК. Покажи мне! Ну!
     ФОНСИК разворачивает карту и кладет ее на стол перед ним.
     УЛЭН.   Эмит,  вы  никогда  в  жизни  не  пробовали  такой
вкуснятины!
     ЭМИТ. Ну давай, давай  же  сюда  блюдо,  женщина!  Рисовая
запеканка!
     УЛЭН.   Никто  не  приготовит  лучше.  У  меня  есть  свои
кулинарные секреты.
     Я никогда не наливаю молоко до краев,  потому  что,  когда
чаша полная, молоко поднимется и разольется. Поэтому я наполняю
чашу лишь
     наполовину,  кипячу  и  бросаю  рисовую  крупу,  затем еще
немножко
     молока, и когда кашица готова, добавляю сахар и остужаю. И
в конце
     я испытываю настоящее удовлетворение после такого  долгого
процесса
     приготовления... А вы говорили, я не понимаю в кухне!
     ЭМИТ.   Да,   да,   конечно...  Тогда  почему  рис  всегда
переваренный, если
     ты  такая  кухарка...  Это  же  надругательство  над  моим
вкусом!..
     УЛЭН. А что такого, бывает, ведь приготовить непросто!..
     ЭМИТ. Да ну тебя...
     УЛЭН.  Сначала  я  переложу  рис в чашу до самого верху. (
Накладывает.)
     Так! А теперь поставлю, обеими  руками,  очень  осторожно,
чтобы,
     не  дай  бог, не рассыпать. А теперь нужно немного примять
сверху...
     ( Она кладет руки на рис и смотрит на Эмита.)
     ЭМИТ. И что?
     УЛЭН. А сейчас наливай молоко!
     ЭМИТ. Что, прямо на руки?
     УЛЭН. Да, прямо на них, не бойся!
     ЭМИТ. Я не хочу, чтобы  чьи-то  грязные  руки  лапали  мое
блюдо...
     УЛЭН. Ну, наливай молоко!
     ЭМИТ  льет молоко поверх рук УЛЭН, она смеется над ним, он
опускает молоко и смотрит на нее, она берет его руки и опускает
в рис...
     УЛЭН. Ну как?
     ЭМИТ берет ложку и жадно ест, никого не слушая.
     ФОНСИК.  Слушай  сюда!  Здесь  все  указано  не  так!  Это
неверно! Эй, ты что? Положи руки на стол! Руки на стол!
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР  быстро опускает руки на стол и смотрит
на ФОНСИКА.
     ФОНСИК. Смотри у меня! Тебе надо заработать  эту  женщину,
мистер.  На  этой  карте  не указано, где находятся центральные
склады, на которых
     хранятся боеприпасы, где штаб, где сторожевые  вышки,  где
трансформаторная будка, нет даже упоминания о провианте и
     перемещениях  сил...  Ничего  этого  здесь  нет.  Как  это
понимать?
     Что это за хренотень? ( Поднимает карту.)
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Я ничего не знаю. Они дали ее  каждому.
В  первый  день,  когда  мы  получали  униформу, маски, оружие,
канистры, газ, нам вручили и карты.  По  штуке.  Каждому  -  по
одной,  чтоб изучали по дороге домой. Каждому сказали запомнить
детали этой карты, а следующим  утром  мы  должны  были  пройти
тестирование...  Но  мы  так и не прошли... И следующим вечером
нам снова угрожали, что мы будем тестироваться утром...
     ФОНСИК. Ух ты! Какая картинка!  (  Он  сворачивает  карту,
встает   и   вышагивает   вокруг   стола,   допрашивая  ПЕРВОГО
ТЕРМИНАТОРА..  УЛЭН  смотрит,  как   ЭМИТ   поглощает   рисовую
запеканку. Время от
     времени  он  опорожняет  кружку, и она наполняет ее снова,
пока он поглощает пищу.
     ФОНСИК. Вы только посмотрите  на  этого  великовозрастного
дитятю,  которому задают, как он говорит, на дом... Напрасно ты
считаешь меня
     дураком! Каждую ночь ты штудировал карту, а  каждое  утро,
видите  ли,  ты  был  обманут?  И ты, бедняжка, не мог показать
себя?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. А она, кажется, непостоянна?
     ФОНСИК. Ну-ка ты, швабра! Смотри на меня!
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР смотрит на ФОНСИКА, который  протягивает
ему карту.
     ЭМИТ. Хороший рис, хороший...
     ФОНСИК. Какие залежи руды в Аризоне!
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Не понимаю...
     ФОНСИК.  Сколько  нужно  колючей проволоки, чтобы оградить
площадь в
     четыреста акров?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. ( без запинки ) 9 тысяч 270 ярдов.
     ФОНСИК. Сколько ружей на восточной стене внешней  западной
баррикады?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. 45.
     ФОНСИК. На какой стороне держат женщин?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Юго-восточный и северо-западный углы.
     ФОНСИК. Что? Сразу в двух местах? Женщины разделены на две
группы?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Да, сэр!
     ФОНСИК. В каких двух? Повтори! В каких?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. В юго-восточной и северо-западной.
     ФОНСИК. А собаки?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Справа в центре и по всем краям.
     ФОНСИК. Каким краям? Говори понятней! Каким?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. На каждой стороне находятся посты.
     ФОНСИК.  Так  бы  и  сказал,  на каждой стороне. Их нельзя
обойти?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Нет.
     ФОНСИК. А они на цепи, на привязи или бегают так? И  какие
- злые, добрые? Какие?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Доберманы и охотничьи гриффины.
     ФОНСИК.  А  где портативные электростанции? Откуда они? На
сколько ватт? Какой тип ламп?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР.  Три  миллиона  киловатт,  под  землей,
дублирующиеся места, 90 тайников...
     ФОНСИК.  Подожди-ка,  подожди! Под землей? Под землей! Как
под землей?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Источник электроэнергии, сэр.
     ФОНСИК. Значит, подземный световой источник? Какой? Что за
вид? Как это вообще возможно?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Подземные течения, сэр.
     ФОНСИК. Вода?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Да, сэр. Это так, сэр. Вода.
     ФОНСИК. Что ж, придется  спускаться.  Я  спущусь.  Но  как
глубоко?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Не понял.
     ФОНСИК. Как глубоко внизу? Вода? Ну сколько футов?
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Увы,  я  не  располагаю  такого  рода
информацией, сэр. Этот вопрос не входит в тест.
     ФОНСИК. Ах так! ( Берет ручку со стола и делает пометку на
карте.)  Значит,  не  входит  в  тест...  Вы  хотите  повторить
дискотеку?
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Ну не знаю я, не знаю... Это на самом
деле не входит в тест... Насколько глубоко...
     ФОНСИК. Ну  ладно,  ладно...  Перейдем  к  другому.  Тогда
сколько  ярдов  занимает  правая стена, обращенная к набережной
пруда?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Подождите! Я знаю, какая глубина, но  я
не могу объяснить...
     ФОНСИК. Сколько часовых?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. А зачем вам это - какая глубина?
     ФОНСИК. Сколько часовых?
     ЭМИТ жадно глотает рис все быстрее и быстрее по мере того,
как допрос становится напряженнее. УЛЭН держит уже опустошенную
бутылку. А ФОНСИК все так же вышагивает вокруг стола.
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. 60 футов!
     ФОНСИК. Что 60 футов?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Глубина, сэр!
     ФОНСИК. Глубина чего?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Воды, сэр!
     ФОНСИК. Ах, воды! Вот как! А какие насосы?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Вакуумные, сэр!
     ФОНСИК. Значит, они работают на воздухе... Отвечай! Они
работают на воздухе?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Да, сэр!
     ФОНСИК.  А  если  на воздухе, они могут быть отключены.
Где они могут быть отключены?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. В распредузле, сэр.
     ФОНСИК.  В  распредузле?  Что  это   значит   -   в
распредузле?  А  распредузел - в штабе? То есть нужно захватить
штаб? Отвечай! Да или нет?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Нет, не нужно, сэр.
     Снова раздаются громкие удары. ЭМИТ  пригибается  к  полу,
прижимая к груди недоеденное блюдо с рисовой запеканкой. ПЕРВЫЙ
ТЕРМИНАТОР прыгает, хватает УЛЭН и прижимает ее к себе, причем,
осторожно,  как  бомбу. ЭМИТ и ФОНСИК бегают по сцене, не зная,
что делать.
     ЭМИТ. Спрячьте запеканку! Спрячьте! Что с нами будет!
     ФОНСИК. Под стол, Эмит!
     ЭМИТ. Улэн!
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Он все равно один...
     ФОНСИК. Лезь под стол, Эмит!
     ЭМИТ. Ну возьми запеканку! Спрячь!
     УЛЭН берет блюдо из рук ЭМИТА  и  он  прячется  под  стол.
ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР внимательно следит за ней. Снова громкий удар
в дверь.
     ФОНСИК. Нет никого! Только УЛЭН!
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Да он же один!
     ЭМИТ. Да! Кто там?
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. ( голос через громкоговоритель ) Это
терминатор, леди!
     ЭМИТ. Я не леди, мистер! Я джентльмен!
     ФОНСИК.  Заткнись!  Бери пример с Фонсика! Этот парень как
воды в рот набрал. Открой-ка дверь!
     ЭМИТ. Ах ты, козел! Это мой дом! Отдай мне ружье!
     ФОНСИК. Остынь, Эмит, а то я тебе врежу!
     ЭМИТ  бьет  ФОНСИКА  и   хватает   ружье.   Они   дерутся.
Повторяется громкий удар. Слышен голос ВТОРОГО ТЕРМИНАТОРА.
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Откройте или я выломаю дверь!
     ЭМИТ  и ФОНСИК катаются уже по всей сцене и дергают ружье.
Слышится продолжительный сильнейший удар, грохот рушимой двери,
и на сцену вываливается ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Он до сих пор одет в
униформу, но уже без газовой маски и бака.  Воцаряется  тишина.
ФОНСИК и ЭМИТ уставились на ВТОРОГО ТЕРМИНАТОРА. Они оба держат
ружье  и  никто  из  них  не  уходит  до  конца  пьесы.  ВТОРОЙ
ТЕРМИНАТОР медленно поднимается, отряхивается  и  осматривается
вокруг.
     ВТОРОЙ    ТЕРМИНАТОР.    Что-то    здесь    все   какое-то
подозрительное,  странное,   и   кажется,   будто   над   тобой
надсмехаются...
     ФОНСИК. Где?
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Здесь. А где тот, другой, ну который со
мной?  А?  Ну что ж, придется его ждать. Я вызвал подкрепление.
Скоро здесь появится домашний офицер и все будет выжжено огнем.
     Продолжает осматриваться вокруг.  ЭМИТ  и  ФОНСИК  дергают
ружье.
     ЭМИТ.  А  что здесь подозрительного, мистер? Я был здесь и
прежде, и
     никогда  не  замечал  ничего  подозрительного.  Нет  здесь
ничего
     подозрительного.
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР. Все подозрительное! Дорога и все, все!
Телефон там, будка... Ты думаешь, слева...  А  она  оказывается
справа. Я подозреваю, так даже лучше...
     ФОНСИК.   Что  лучше?  И  что  подозрительного  в  дороге?
Объясни!
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Во-во! В дороге особенно! Просто шел по
ней и шел в газовой маске, озирался вокруг, озирался, и все!  Я
знаю  здесь  несколько  людей,  но я не нашел никого! Никого не
встретил... Это действительно странно... Да и в общем, уже  все
кончено. Поздно. Слишком поздно. Он был здесь, а где он сейчас?
А? Вы не знаете? Этот, Джек Робинсон!
     ЭМИТ. Кто-кто?
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР.  Я  считаю,  он был, но, видимо, решил
бросить все и уехать. Я считаю, это  так.  Ему  просто  надоело
ждать  конца. Фактически мы все должны решить определенную вещь
в определенное время... Или, может, мы разминулись... Хотя нет,
держу пари, нет... Я держу пари, что что-то случилось...  Когда
я  повесил  трубку,  захлопнул стеклянную дверь и вышел наружу,
мне показалось, кто-то  трогал  мой  бак  и  газовую  маску.  Я
положил  их  у дерева, прислонил к стволу... А когда вышел, они
лежали на том же самом месте,  но  я-то  знаю,  что  кто-то  их
брал...  И  тогда я оставил их там и вышел на середину дороги и
стал делать вид,  что  просто-напросто  прогуливаюсь...  Но  на
самом-то  деле  я  искал  его. Мы ведь должны наблюдать друг за
другом всегда... Но я не  увидел  его.  Он  не  шел  в  сторону
телефонной  будки  и  мы  не  встретились. Мы не встретились на
дороге. Держу пари, что-то  случилось.  И,  может,  еще  успеем
отсюда уйти? Они пустят газ на нас на всех!..
     Очень  медленно  голубой  дым  начинает течь на сцену. Это
продолжается до тех пор, пока сцена  полностью  не  исчезнет  в
дыму  и  пока  не  будут  слышны  только  голоса  актеров.  Дым
постепенно льется в зал и заполняет все в конце  спектакля.  Он
может  изменять  цвета,  из  голубого превращаться в розовый, в
желтый, в зеленый.
     ФОНСИК. Он же здесь! Ты сошел с ума! Отпусти ружье, Эмит!
     ЭМИТ. Он притворяется, Фонсик! Неужели ты  не  видишь?  Он
сам не торопится уходить, а почему мы должны?
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР. Я считаю, если подождать, он появится,
обязательно появится. Хотя лучшее время для поиска - это  ночь.
Можно  гулять  одному  в  темноте, когда не видать даже носа на
своем лице. Хорошее здесь у вас местечко, братва!..
     Он садится на стул слева от  стола,  забрасывает  ноги  на
стол  и  откидывается  на спинку стула с руками, заложенными за
голову. ЭМИТ и ФОНСИК по-прежнему тянут друг на друга ружье.
     ФОНСИК. Он не похож на тех, кто  притворяется.  Он  вызвал
домашнего  офицера и выяснил, где должен находиться стол, а они
послали человека ему на  помощь.  Он  ожидает  этого  человека.
Отпусти ружье, Эмит!
     ЭМИТ.  Это  он  только  сказал  тебе,  будто  оставил  все
принадлежности у
     телефонной  будки,  а  сам   вернулся   встречать   своего
приятеля, на самом
     деле он решил остаться, Фонсик!..
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР.  А  что,  местечко  вроде  этого манит
человека, который мечтает о  покое,  который  ищет  суть.  Сюда
нельзя не вернуться...
     ФОНСИК. Но это же наш дом!
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. А где женщина, Эмит?
     ЭМИТ. Какая?
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Ну та, которая была здесь прежде...
     УЛЭН хихикает под столом, не обращая ни на кого внимания.
     ЭМИТ. Вот же она!
     ФОНСИК. Перестань! Ну не говори ему!
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР.  У  меня  будут  неприятности, если он
пройдет мимо телефонной будки, найдет мои бак и маску  лежащими
у ствола дерева. Он же наверняка плохо подумает обо мне. А что,
если он будет дожидаться меня там? Что же делать?
     ЭМИТ.  Тогда  тебе,  наверно,  лучше  прогуляться  назад и
привести его...
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР.  Нет,  нет  и  еще  раз  нет!  Ты   же
понимаешь,  что  мы  легко  можем  разминуться, а так как время
сейчас суровое, мы можем больше не  встретиться  никогда...  Ты
понимаешь, о чем я?..
     ФОНСИК.  А  может, он вовсе не хочет тебя встретить? Ты не
думаешь об этом?
     ЭМИТ. Замолчи!
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Может, ты и прав, Фонсик!  Может  быть,
ты  абсолютно  прав...  А может быть, и нет... Но все-таки, мне
почему-то кажется, что он ждет меня  у  телефонной  будки...  А
иначе где он может быть?
     ФОНСИК. Он может быть и под этим столом.
     ЭМИТ. Слушай, ты, заткнись!
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР.  Он наверняка там, Фонсик! Ну конечно,
он там... Под самым моим носом... Это значит, я  прав...  Тогда
каждый  из  нас  думает  об  определенных  вещах в определенное
время...  Мне  тяжело,  но  это  правда,  Фонсик,  это  горькая
правда...  Это  значит  то, что он не только не хочет встретить
меня, он не хочет, чтобы я встретил его...
     Слышен голос ПЕРВОГО ТЕРМИНАТОРА из-под стола. УЛЭН  снова
хихикает.
     ЭМИТ и ФОНСИК дергают за ружье.
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Сейчас я отдам карту.
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР  ходит  вокруг  стола.  Он обращается к
столу.
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Так, выходит, что я прав? Прав  целиком
и полностью? Выходит, прав?
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Да  прав,  прав...  Прав  тот, у кого
больше прав...
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Тогда мы просто разделимся и разойдемся
кто куда...
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Что касается меня, я останусь здесь...
     ЭМИТ. Ну отдай же мне ружье!
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Я же вызвал домашнего офицера.  Ты  это
знаешь?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Да знаю, знаю...
     ВТОРОЙ  ТЕРМИНАТОР.  И  тогда  ты  знаешь,  что произойдет
дальше?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Я это знаю, знаю...
     ФОНСИК. А что?
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. И несмотря на все, ты желаешь остаться?
Даже зная, что случится, ты решил остаться здесь?
     ПЕРВЫЙ ТЕРМИНАТОР. Да здесь, здесь... Я влюблен!
     ЭМИТ. А что произойдет-то, что?
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. А тебя не  беспокоит,  победим  мы  или
проиграем?  Тебя  не  беспокоит,  останусь я или уйду? Тебя это
совсем не беспокоит? Его это, видите ли, просто не  волнует,
Фонсик!
     ФОНСИК. Похоже, что да... Так что же должно произойти, а?
     ПЕРВЫЙ  ТЕРМИНАТОР.  Ну почему ты не уходишь? Ты не должен
оставаться!
     ВТОРОЙ ТЕРМИНАТОР. Я, один? Ты хочешь  отсюда  выпроводить
меня  одного? Чтобы я шел к ним в своей любимой новой униформе,
дрожал как осиновый лист, отпускал иудины поцелуи и лепетал:  "
Эй,  братцы,  вы  получили  неверную  наводку!  Это чистый дом,
чистая земля, чистый газон!  Здесь  нечего  истреблять!  Совсем
нечего!  Проверьте  лучше следующее ранчо! Дойдите до следующей
двери!" Так, что ли? Ты хочешь, чтобы я говорил так ребятам  из
нашей  шайки?  А  внизу  дороги  участок,  где они оставят всех
собак. Вы слышите, слышите  крики  и  лай?  Именно  там,  внизу
дороги...  Я  не знаю, не знаю, что делать... Нельзя то, нельзя
другое! Разве же это жизнь? Как ты думаешь,  зачем,  зачем  все
это?  Крушить  кровать,  рвать  простыни, выдирать ящики стола,
рвать одежду - и все только для того,  чтобы  найти  компромат.
Ружья? У нас есть ружья? Нужно спрятать ружья под пол! Под пол!
Главное,  не  терять  головы.  Ружья под пол. Или под стол. Все
ружья в  одно  место.  Посмотрите  на  себя!  Каждое  движение,
которые   вы   делаете,  убивает  наповал...  Автоматы,  ружья,
пистолеты, карабины для охоты на слонов... Четыре сотни единиц!
Четыре сотни! А я ведь многого не знаю, как Фонсик. Я  не  уйду
отсюда... Я останусь здесь...
     Слышен  громкий  удар,  как  и  раньше.  Дым  тем временем
заполняет  сцену  и  течет  в  зал.  Удары  производятся  через
короткий  интервал  и переходят в четко установленный ритм. Это
продолжается  до  того  момента,  когда  дым  в  глубине  сцены
начинает  рассеиваться, и в финале, когда дым скрывает актеров,
стол и стулья, аудитория видит звезды...

     КОНЕЦ.



Популярность: 35, Last-modified: Wed, 21 Jan 1998 06:54:57 GMT