----------------------------------------------------------------------------
     Александр Вампилов, "Избранное". М., Согласие, 1999
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------
 
                           Стечение обстоятельств 
 
     Случай,  пустяк,  стечение  обстоятельств  иногда   становятся   самыми
драматическими моментами в жизни человека.
     Если хотите знать, какую заветную шутку сыграло стечение  обстоятельств
на самом заветном чувстве Катеньки Иголкиной, то садитесь в центре города на
автобус, сойдите на  третьей  остановке,  сверните  на  тихую  безавтобусную
улочку. Кажется, на правой стороне вы увидите промтоварный магазин  и  уютно
прислонившийся к нему домик с двумя окнами, в одном  из  которых  вы,  может
быть, и заметите  Катеньку,  которую  теперь  горькие  раздумья  то  и  дело
отвлекают от ее обыденных занятий и гонят к окну в позу  грустной  и  нежной
девицы из старинных баллад.
     Немного дальше вы найдете парикмахерскую, зайдите туда, разговоритесь с
парикмахером, на  общительность  которого  всегда  можно  положиться,  и  он
расскажет вам если не эту, то какую-нибудь похожую на нее историю.
     Катенька Иголкина - особа счастливой наружности и той молодости,  когда
хочется уже быть еще чуть моложе. Катенька от полных поэтического смысла, но
ничего не дающих слов "где мои семнадцать лет!" перешла к  делу,  в  котором
быстро преуспела и которое так заполнило ее душу и время.
     Тем утром она возвращалась  из  парфюмерного  магазина,  где  приобрела
сезонный эликсир молодости. Дорогой Катенька думала о том, что ей не  везет,
и мечтала о счастье. В этих мечтах она залетала не выше  уютной  квартиры  в
строящемся четырехэтажном доме, мимо которого она проходила. Ей  нужно  было
удачно выйти замуж. Неудачно она выходила уже два раза.  Раз  она  пробовала
работать, но тоже неудачно.
     У  своего  дома,  когда  мысли  об  одиночестве  стали  уже  невыносимо
мрачными, она вдруг столкнулась с мужчиной, для  которого  это  столкновение
тоже оказалось  неожиданным.  Катенька  кокетливо  ахнула  и,  споткнувшись,
запрыгала было с тротуара, но мужчина со  вкусом  поддержал  ее  за  локоть,
извинился, улыбнулся и пошел дальше. Катенька успела взглянуть ему  в  глаза
продолжительным откровенным взглядом. Входя в  свой  двор,  она  обернулась,
мужчина  обернулся  тоже,  но  имитировал  безразличие,   делая   вид,   что
рассматривает что-то в окнах магазина. Он был  замечательно  красив,  высок,
недурно одет. Катенька зашла домой и в волнении присела к окну.
     С четверть часа  она  сосредоточенно  и  мечтательно  осматривала  всех
прохожих мужчин и уже было хотела отойти к своему рабочему столику,  где  ее
ждал вновь приобретенный эликсир с многообещающим названием "Розы на щеках",
как вдруг заметила виновника  своего  возбуждения.  Он  двигался  по  другой
стороне улицы грациозным прогулочным  шагом  и  лишь  скользнул  ("хитрец!")
взглядом  по  Катенькиному  окну,  задержав   его   на   витрине   магазина.
Поравнявшись с магазином, он замедлил шаг. Сообразительная  Катенька  поняла
это как  приглашение  выйти  на  улицу.  Но  из  деликатности  и  девической
гордости, появившейся  у  нее,  видимо,  вследствие  действия  омолаживающих
косметических средств, она не вышла, решив,  что  он  еще  вернется.  "Такой
мужчина зря бродить под окнами не будет", - подумала она и ограничилась тем,
что влюбленным взглядом проследила исчезновение с поля зрения  его  драповой
стати.
     Она не ошиблась. Было время  обеденных  перерывов,  когда  он  появился
снова. "Забегал", - подумала Катенька, злорадствуя.
     На этот раз он шел с другой стороны, остановился, немного не доходя  до
Катенькиного окна, и, также косвенно взглянув в его сторону, осторожно зашел
в магазин. "Это уже наивно", - подумала Катенька.  Потом  в  ней,  перебивая
друг друга, закопошились сложные  человеческие  чувства.  После  неравной  и
короткой борьбы женское благоразумие взяло верх над девической  жестокостью,
и Катенька решила выйти.
     Не теряя времени, она уселась за свой столик, и  начался  захватывающий
процесс. Незнакомец был смугл, она решила стать блондинкой.
     Но когда через полчаса она выпорхнула из дома, смуглого  незнакомца  на
улице не было, а магазин, куда он заходил, был закрыт на обеденный  перерыв.
Катенька в отчаянии вернулась и заняла исходную позицию у окна.
     Незаметно для добросовестных ночных  сторожей  кончился  полный  жизни,
яркий, солнечный день, и улицы, просеянные от малых детей и стариков, зажили
веселой вечерней жизнью горожан в возрасте от 17 до 30 лет.  Катенька  много
перенесла за это время. Против обыкновения она провела бессонный день. Кроме
того, она провела вторую его половину не отрываясь от окна.  Она  подивилась
усидчивости царицы Тамары, которой довелось провести  у  окна  своего  замка
лучшую часть своей жизни. Катенька была человеком совсем иного характера. Ей
нужно было двигаться хотя бы от окна к зеркалу и обратно.
     Было уже безнадежно поздно, когда в небе вдруг вспыхнула  и  замерцала,
интимно подмигивая, маленькая звездочка Катенькиного счастья.  Тень  киоска,
находящегося напротив  Катенькиного  окна,  раздвоилась,  и  кто-то  легкими
шагами  стал  пересекать  улицу.  Катенька  с  удовольствием  узнала  своего
незнакомца и, думая  о  том,  что  она  много  уже  страдала,  что  довольно
страданий, что она выбежит сейчас и бросится к нему на  шею  и  повиснет  на
ней, быстро стал а одеваться.
     Через три минуты, изнемогая от нежности, со слезами счастья на  глазах,
она открыла свою дверь, но незнакомца не  увидела,  а  услышала  в  соседнем
дворе шум и чей-то страстный крик:  "Не  уйдешь!",  на  который  соловьиными
трелями  отозвался  милицейский  свисток.  Движимая  встревоженным   любящим
сердцем и подстрекаемая любопытством, Катенька  вошла  в  соседний  двор.  В
глубине его, у  складов  промтоварного  магазина,  уже  собралось  небольшое
общество из нескольких милиционеров и двух-трех  любознательных  граждан.  В
центре этого избранного круга Катенька увидела своего незнакомца в  объятиях
ночного сторожа Степана Христофоровича.  Степан  Христофорович  обнимал  его
неистово нежно и крепко, и Катенька поняла, что  она  бессильна  перед  этой
верной и прочной привязанностью.
 
 
                         Железнодорожная интермедия 
 
     Пассажирский поезд прибыл на станцию  Сачки  неестественно  точно,  как
щепетильный влюбленный на свидание, - ни минутой раньше, ни  минутой  позже.
Был август, и перрон в одно мгновение превратился в филиал городского рынка.
Поезд атаковали торговцы жареной рыбой, огурцами, помидорами и просто луком.
     Поезд  стоял  здесь  только  десять  минут.  Лишенные,  таким  образом,
профессионального  наслаждения  поторговаться,  продавцы  холодной   закуски
сердито выкрикивали готовые уже цены.
     Пассажиры, напротив, выходили веселые  и  бодрые.  Им  нравилось  после
безысходного лежания и сидения прогуливаться на свежем  воздухе  и  покупать
свежие овощи.
     Однако два молодых  человека  сошли  на  перрон  без  всяких  признаков
удовольствия. На их лицах менялись  нерадужные  цвета  досады,  сожаления  и
беспокойства.  Тесный  и  накуренный  вагон  имел  одно  преимущество  перед
изобилующим солнцем, свежим воздухом и  холодной  закуской  перроном:  вагон
двигался со скоростью тридцать пять километров в час,  перрон  оставался  на
месте.
     Молодых людей сопровождал железнодорожный служащий Иван Карпович Пеших,
который любезно указывал им дорогу  к  небольшому  желтого  железнодорожного
цвета домику против первых вагонов стоящего поезда.
     - Влипли? - сочувственно спросила их женщина  с  корзинкой  дозревающих
помидоров и тут же посоветовала: - Купите помидорчиков.
     Молодые люди остались к этому, как и ко  всему  происходившему  вокруг,
отсутствующе-безучастными. В программу  их  поездки,  как  видно,  вовсе  не
входило приобретение помидоров и посещение железнодорожной администрации  на
станции Сачки...
     В вагон Э10 ревизор вошел перед станцией Сачки. Был он весел, вежлив  и
предупредителен.  Казалось,  его  работа  заключалась  не   в   том,   чтобы
вылавливать безбилетников, а в том, чтобы убеждаться, что все пассажиры едут
в этом поезде с билетами.
     Такая постановка дела смутила, сбила с толку и с  головой  выдала  двух
цветущих молодых людей с верхней полки. Быстро выяснилось, что они едут  без
билета в первый раз, что на уплату штрафа они по  неопытности  не  захватили
денег и что, если товарищ ревизор так настаивает, они могут сойти через  три
остановки. Сдержанный ревизор не стал спрашивать, почему именно  через  три,
он высадил молодых людей при  первой  возможности,  поручив  представить  их
станционной администрации Ивану Карповичу Пеших,  который  оказался  в  этом
поезде и который сам ехал на станцию Сачки.
     Это не входило  в  обязанности  Ивана  Карповича  Пеших  -  курьера  из
областного управления дороги, но он согласился. Иван Карпович был уже  очень
стар и мог работать только  курьером.  Был  он  очень  добр.  И  можно  было
подумать, что два здоровых парня, которых он вел по перрону,  не  сбегут  от
него только из уважения к его сединам.
     - Хотите железную дорогу превратить в трамвайную линию? - строго  начал
он. - Ничего не выйдет. Здесь штраф посолиднее.
     Молодые люди  заметно  осунулись.  Иван  Карпович  заметил  бедственное
состояние их духа и сменил тональность:
     - Что же это вы? Такие представительные и... без  билета.  Стыдно  вам!
Это мальчишка, сорванец, ума своего нету или безобразия одни на уме, ну  тот
- ладно, а вы? Стыдно вам!
     - Стыдно, - согласился один из юношей, потупив взор.
     - Еще ладно, - продолжал Иван Карпович с увлечением, - еще  ладно,  что
не стали болтаться на подножкам и  бегать  по  вагонам,  а  то  ведь...  Вот
рассказывал мне Петр Петрович, был случай  недавно.  Парень,  тоже  молодой,
вроде вас, по вагонам бегал и... нет его. И все из-за какого-то  билета.  Да
самая непутевая жизнь дороже билета хоть на край земли!
     Иван Карпович многозначительно осмотрел  аудиторию  и  остался  доволен
впечатлением, произведенным своими словами.  Оба  лица  выражали  скорбь  по
человеческой жизни,  которая  во  много  раз  дороже  любых  железнодорожных
тарифов, раскаяние в собственном легкомыслии  и  торжественное  обещание  не
подвергать себя больше опасностям и штрафам.
     - Нам денег не жалко, - твердо сказал один из молодых людей.
     - У нас их нет, - скорбно добавил другой. Искренность интонаций  ранила
доброго старика.
     Он посмотрел снова на мученические лица своих невольников. Эти, недавно
еще цветущие юноши увядали у него на глазах.
     Ему вдруг пришло на ум, что и  сам  он  -  высохший  до  неузнаваемости
цветок, и у него только заныла берцовая кость и к  горлу  подступила  теплая
волна сентиментальности.
     - Дети! - выдохнул старик. -  Берегите,  дети,  свою  молодость  прежде
всего! Я вот...
     Иван Карпович сказал, что он не какой-нибудь деспот или формалист,  что
он видит: они славные ребята, что вышло нехорошо, но что  все  может  выйти,
что молодости многое прощается, что...
     В конце  концов  Иван  Карпович  предложил  им  денег  для  телеграммы,
пригласил пообедать с ним в буфете, "где не грех  взять  по  маленькой"  или
"грех не взять".
     - Людей надо понимать и жалеть,  -  закончил  он,  -  люди  всегда  это
оценят.
     Все трое,  растроганные  и  отуманенные  живительными  карами  добра  и
благодарности, стояли у входа в станционный буфет. И в  это  время  раздался
паровозный сигнал. Компания замерла.  Потом  все  трое  переглянулись,  и...
молодые люди молча бросились к отходящему поезду. Они успели.
 
 
                                На скамейке 
 
     Никто  не  возьмет  на  себя  смелость  утверждать,  что  ссоры   между
влюбленными необходимы. Но  с  тем,  что  ссоры  эти  неизбежны,  согласится
всякий.  Влюбленные  ссорятся  редко  и  часто,  на  мгновение  и   надолго,
неожиданно  и  заранее  обдуманно.  Часто,  затевая  ссору,  влюбленные  уже
предвкушают сладость примирения. Один мой приятель  рассказывал,  что  самый
лучший вечер в его жизни следовал за днем, в который он  жестоко  поссорился
со своей возлюбленной. Они раздули ссору  до  бури,  вырывающей  из  их  душ
любовь, и, чтобы не оскорбить друг друга, распрощались навсегда и  разошлись
по домам одинаково гордые и взволнованные. Поздно вечером  они  встретились.
Она шла к нему, чтобы сказать, что она его ненавидит. С тем же спешил к  ней
и он.
     Но все, о чем здесь будет  рассказано,  произошло  в  то  время,  когда
влюбленные ссорятся  нехотя  и  ненадолго.  Весна  не  любит  расходиться  с
радостью. А был май - великолепный и достойный венец лучшего времени года.
     Убрав с земли снег, растормошив заснувшую реку, весна освободила  людей
от теплой одежды, разбросала  под  ноги  зеленые  ковры,  развешала  повсюду
зеленые портьеры и занавески, снизила цены на живые цветы и мертвые  улыбки,
- словом, распорядилась так хорошо, так ловко и так заботливо, что не ценить
всего этого невозможно.
     Когда ласковый майский день сменяется  нежным  майским  вечером,  когда
воздух, приправленный острым  вечерним  запахом  тополей,  делается  чище  и
слышней становится музыка из ближайшего парка, когда так  приятно  сидеть  у
открытого окна, тогда не ищите ваших молодых знакомых дома. Идите в  парк  -
туда, где  в  такие  вечера  бьется  пульс  городской  жизни.  Знакомых  вы,
возможно, там  не  найдете,  зато  до  конца  вечера  не  потеряете  надежды
встретить их среди многочисленного собрания ценителей майских вечеров.
     Именно в такой вечер в парке своевременно появились Вирусов и Штучкин -
два человека, равно интересных и молодых. У них приятные лица, а  из  одежды
можно составить один мощный щегольской костюм.
     Это была подходящая  компания:  Вирусов  любил  шутить.  Штучкин  любил
смеяться. Вирусов должен был нравиться  гордой  и  чуть  надменной  осанкой.
Штучкин подкупал добродушием и смешливостью. С его лица  не  сходил  румянец
отдыхающего человека. Держались они с той свободой, которую, присмотревшись,
можно назвать самоуверенностью. Окаменев даже в самых академических и  самых
серьезных позах, эти молодые люди представляли бы собой скульптурную  группу
"Два шалопая". На танцплощадке они побывали лишь  для  того,  чтобы  оживить
давку при входе и выходе в узкую калитку;  шутили  с  незнакомыми  людьми  и
свободно безо  всяких  предисловий  заговаривали  о  любви  со  скромными  и
беззащитными девушками.
     Живость, с которою приятели провели начало вечера, утомила их  наконец,
и они решили отдохнуть и покурить в каком-нибудь тихом месте.  Они  свернули
на безлюдную аллею, от одного  вида  которой  веяло  дворянской  романтикой.
Казалось,  пройди  эту  аллею  до  конца  -  и  выйдешь  тихим,  строгим   и
мечтательным, как девушка без  подруг.  Молодые  люди  смиренно  побрели  по
песчаной дорожке. Вирусов вдруг впал в бесскандальное элегическое настроение
и, покопавшись в своих сведениях  из  школьных  хрестоматий  по  литературе,
высокомерно процитировал:
     - Приют задумчивых дриад!
     Штучкин хихикнул, но был назван пошляком и неучем.  Уличив  приятеля  в
незнании греческой мифологии, Вирусов перешел на невежество Штучкина  вообще
- тему более доступную и свободную, но вдруг замолчал.
     На дальней скамейке сидела девушка. Любоваться можно  было  издали,  ни
один художник не отказался бы от этого  сюжета:  потемневшая  зелень  аллеи,
кое-где просвечивающий сквозь нее закат и на скамейке - девушка  в  светлом.
Все это и казалось бы  созданием  художника-романтика,  если  бы  не  легкий
ветерок, существующий только для того, чтобы оживлять картину едва  заметным
движением листвы.
     Вирусов был особенно растроган несложностью композиции - девушка сидела
одна. Правда, на следующей скамейке расположился какой-то  молодой  человек,
но он не вмещался в рамку этого полотна.
     Молодые люди приблизились, и Штучкин тут же  задал  заведомо  идиотский
вопрос:
     - Сидите, значит?
     - Мне трудно вам что-нибудь возразить, - ответила девушка.
     Вирусов на это тонко улыбнулся и спросил осторожно:
     - Скучаете?
     Девушка не ответила, а только взглянула на Вирусова, и  он  понял,  что
имел до этого смутное представление о красоте и выразительности человеческих
глаз. Непостижимо красивые, они красноречиво выражали теперь равнодушие. Она
перевела свой взгляд на молодого человека с соседней скамейки, потом  быстро
взглянула на Вирусова и Штучкина разом и едва заметно улыбнулась.
     - Такая холодная улыбка в такой теплой  компании,  -  заметил  Вирусов,
оживляясь и садясь на скамейку. Девушка рассмеялась чистым и ровным  смехом.
Тут же кощунственно раздался немелодичный смех Штучкина. Молодой  человек  с
соседней скамейки вздрогнул, поднялся и быстро пошел в глубь аллеи.  Девушка
смеялась не уставая, все громче  и  громче.  Потом  вдруг  сразу  смолкла  и
спросила, сколько времени. Добродушный Штучкин  убавил  наступление  майской
ночи ровно на час и заявил, что в такое время из парка уходят только  олухи,
как их сосед по скамейке. Вирусов, которого сначала несколько тревожило  это
соседство, сказал, что этот тип, проходя мимо, взглянул, кажется,  нескромно
на девушку и что, если она пожелает,  его  можно  вернуть,  чтобы  заставить
извиниться на французском языке, снять полуботинки и удалиться  бесшумно  на
цыпочках. Штучкин заметил, что после он эти полуботинки может не надевать, а
выбросить в кусты, где им самое подходящее место. Потом Вирусов,  как  умел,
заговорил о прелести майских вечеров, причем в особенно белом свете старался
представить позднее темное время.
     Девушка возражала, смеялась, поднимала одну бровь выше другой, но когда
Вирусов дошел до игривого вопроса: "Как вас зовут?", вспомнила вдруг, что ее
где-то ждет подруга, вспорхнула со скамейки и запрыгала вдоль аллеи.
     Приятели растерялись. Бежать за ней было бы нелепо, в чем Штучкин хотел
все же убедиться, но Вирусов схватил его за пиджак и крикнул ей вслед:
     - Вы бываете здесь?
     - Иногда! - легкомысленно отозвалась она и растворилась в сумерках.
     Домой они возвращались молча, будто не замечая друг друга. Но  если  бы
они захотели уединиться, то не смогли бы. Они жили на одной улице,  в  одном
доме, в одной комнате.
     Приближение  следующего  вечера  застало  приятелей   за   хлопотливыми
сборами.  Вирусов  решил  навестить  своего  дядю,  у   которого,   по   его
предположению, именно этим вечером должен был начаться приступ  малярии.  По
Штучкину стосковалась его добрая тетя, о существовании которой он до сих пор
так постыдно забывал. Между малярийным дядей и тоскующей  тетей  было  общее
то, что они одинаково  любили  модные  галстуки  и  безупречные  прически  у
посещающих их племянников.
     Собравшись, молодые люди вышли на улицу и разошлись  в  противоположные
стороны.
     Размышляя о том, что  проще  всего  обманывать  своего  друга,  Вирусов
свернул к парку. Скоро он был там  и,  придирчиво  осмотрев  себя  в  темном
стекле киоска "Пиво-воды", пошел в глубь вчерашней аллеи.
     Вечер был ничуть не хуже вчерашнего, декорации  также  великолепны.  На
дальней скамейке Вирусов заметил светлое  пятно  и,  лишившись  вдруг  своей
надменности, устремился к этому пятну, как безрассудный мотылек к  источнику
света. Пятно увеличивалось и принимало прелестные очертания, но тут  Вирусов
обнаружил, что девушка сидит не одна. С другой  стороны  выглядывали  чьи-то
плечи и виднелись полуботинки, по которым  Вирусов  вдруг  узнал  вчерашнего
соседа по скамейке.
     Удар был неожиданным и жестоким. Вирусов  почувствовал  себя  так,  как
будто его облили чем-то холодным и липким. "Черт возьми!  -  подумал  он.  -
Неприлично показываться... засмеют, чего доброго..." И,  терзаемый  жестоким
приступом самобичевания, Вирусов вспомнил Штучкина, и ему даже стало  стыдно
за то, что так бессовестно обманул своего наивного друга.
     До скамейки было уже не больше  десяти  шагов,  и  Вирусову  оставалось
только пройти мимо, что  он  старался  сделать  как  можно  более  бесшумно,
надеясь, что его не заметят. Свой взгляд он стыдливо устремил в глубь  аллеи
и... усмехнулся.
     С другой стороны шел  Штучкин.  Чувствовал  он  себя  так  же  скверно,
однако, по привычке, которая у него всегда брала верх над настроением, хотел
было рассмеяться, но, разглядев выражение брезгливости на лице своего друга,
все же раздумал.
     Приятели  встретились  почти  напротив  пары,   которая   была   теперь
олицетворением любви, согласия и верности. Влюбленные сидели  лицом  друг  к
другу и чуть наклонив друг к другу головы. Молодой человек перебирал в своих
руках ее пальчики. Никто не смог бы заподозрить их в том, что они  ссорились
вчера и могут поссориться завтра. Естественно, они были  невнимательными,  и
поэтому Вирусову и Штучкину повезло - они удалились незамеченными.
 
 
                          Стоматологический роман 
 
     Если вы беспредельно счастливы, начиная с того, что вам везет в  любви,
и кончая тем, что вам не жмут ваши туфли, и если кто-нибудь скажет вам,  что
страдания украшают и возвышают человека, не слушайте и не верьте.  Ходите  с
любимым человеком  по  дорожкам,  залитым  лунным  светом,  покупайте  обувь
размером больше. И не простуживайтесь, потому что у вас могут заболеть зубы.
     Зубная боль - самое жестокое из человеческих страданий. Ада нет,  но  в
каждой больнице есть дверь с табличкой "Зубной врач". Колю Ванечкина привела
к этой двери только жестокая необходимость.
     Коля - во всех отношениях интересный молодой человек и  вполне  бы  мог
быть героем серьезного романа.
     В одно из недавно прошедших воскресений Коля  проснулся  и  обрадовался
своему пробуждению. Был  он  наполнен  всеми  мажорными  сочетаниями  своего
возраста, и, казалось, ничто не могло его обеспокоить.
     Он был убежден в этом сам, а когда почувствовал, что у него слегка ноет
какой-то зуб, то не поверил этому и не обратил на это внимания.
     Но прошел час, и зуб определенно заявил  Коле  Ванечкину  о  конце  его
физического благополучия.
     Юноша не болел никогда.  Он  не  болел  даже  в  детстве  корью  и  был
перепуган новизной ощущений.
     Он плохо и мало спал, а назавтра у него была вторая очередь  к  зубному
врачу в ближайшей клинике.
     Первым был ветхий старичок, для которого лечить  что-нибудь  стало  уже
профессией, и он никогда не опаздывал на прием.
     Старичок вошел в  кабинет,  и  его  морщины  легли  сложными  складками
недоумения и недоверия. За столом вместо пожилого,  хорошо  знакомого  врача
сидела девушка.
     Старик забеспокоился. Он был молод очень давно и помнил только,  что  в
молодости он был  героем.  Теперь  в  его  представлении  все  девушки  были
обязательно легкомысленны.
     Но  Верочка  успокоила  его  вежливым  обхождением,  а  продолжительным
изучением его кусательных органов даже  внушила  ему  уважение.  Приемом  он
остался доволен и с сознанием выполненного долга покинул кабинет.
     Если бы зубная боль не затмила Коле Ванечкину все светлые краски жизни,
то он увидел бы,  что  Верочка  была  молода  и  хороша  собой,  что  у  нее
удивительные глаза и нежные очертания губ и подбородка.
     Но Коля взглянул на нее, как на средство, которое должно прекратить его
мучения, и торопливо уселся на стул, с  нетерпением  ожидая  действия  этого
средства. Зато Верочка смотрела на Колю долго и совсем по-другому.
     Коля был молод и интересен. Верочка тоже была молода и  никого  еще  не
любила. И произошло то, что, несомненно, могло бы произойти в этом случае. В
свободном сердце Верочки Беседкиной Коля вместился сразу и весь,  начиная  с
непричесанных в это утро волос и кончая нечищенными в это утро туфлями.
     Верочка покраснела и стала вести себя так, словно не он, а она пришла к
нему в кабинет и застенчиво ждет, когда он обратит на нее внимание.
     Коля же ничего не заметил, кроме того, что "девчонка почему-то  тянет",
и сказал нетерпеливо:
     - Посмотрите же! Вот этот зуб.
     Верочка встрепенулась и, затая дыхание, осмотрела больной зуб.
     Зуб этот нужно было удалить, но он занимал такое видное место, что  его
отсутствие было бы большим пробелом в Колиной улыбке.
     И без того взволнованная Верочка  пришла  в  смятение.  "Вырвать  проще
всего, - завертелось у нее в голове, - вот если  вылечить  и  сохранить  ему
этот зуб, а вырвать... Он уйдет и.... не  вернется".  Этой  последней  своей
мысли она страшно  устыдилась,  нашла  ее  отвратительной,  но  зуб...  "зуб
все-таки вылечить". И она стала лечить. Лечить зубы - это  значит  причинять
боль. Закончив, Верочка дрожащей рукой  написала  рецепт  и  слабым  голосом
попросила зайти завтра. Коля ушел, но боль не проходила. Прописанные порошки
были более психологическим средством, чем  медицинским,  и  через  несколько
часов Коля вернулся.
     - Удалить! - заявил он категорически.
     - Зачем же удалить? - спросила Верочка испуганно. -  Его  лечить  надо.
Завтра можно продолжить.
     - Если все дни будут походить на сегодняшний, то я не хотел  бы,  чтобы
их было много, - упадочно сказал Коля, но согласился терпеть до завтра и, не
попрощавшись, ушел.
     Весь вечер он метался по комнате, а ночью тихонько  подвывал  соседской
собаке, у которой зубы болели,  видимо,  неизлечимо,  потому  что  выла  она
каждую ночь.
     - Нужно всего три дня, - думала Верочка вместо  того,  чтобы  спать,  -
ведь вылечу же я.
     Утром  она,   смущаясь,   сделала   праздничную   прическу.   Жиденький
комплимент, прошамканный по этому поводу высыхающим старичком-пациентом,  не
был ей неприятен.
     Коля снова был вторым. Верочка, страшно робея, приступила к продолжению
спасительной процедуры.
     Инквизиторские звуки бормашины острой болью отзывались в сердцах обоих.
     - Завтра мы закончим, наверное, - сказала Верочка неожиданно для  самой
себя с сожалением и грустью.
     - "Наверное"? - злобно перекосил Коля и вышел, снова не попрощавшись.
     Быстро, почти бегом, он двигался по  улице,  словно  хотел  убежать  от
зубной боли.
     - Куда ты так? - спросил его встретившийся приятель.
     - К чертовой матери! - ответил Коля энергично. На следующее утро  прием
к зубному врачу начался чуть раньше обычного.
     В дверях клиники Коля  обошел  пунктуального  старичка  и  первым,  без
вызова и без стука, вошел в кабинет.
     - Доброе утро, - робея, произнесла Верочка.
     - Здравствуйте, - грубо ответил Коля, и, покосившись на сирень, стоящую
на столе в стройной вазе, спросил нехорошим голосом.
     - Цветочки?
     Верочка неловко улыбнулась, приоткрыв  вызывающе  здоровые  и  красивые
зубы.
     - Чему вы смеетесь, - заговорил Коля, раздражаясь. - У вас сердца нет?
     Верочка вздрогнула и, отвернувшись к окну, невнятно забормотала о  том,
что сердце у нее есть и что ноет оно сильнее тридцати  двух  больных  зубов,
что вылечить зуб пустяки, вырвать, например, и все, а...
     - Что?  -  жутким  шепотом  спросил  Коля,  пристально  всматриваясь  в
Верочкин затылок. - Что? - повторил он голосом, рассчитанным на  запугивание
двух встретившихся ночью грабителей.
     - Разве вы не заметили? - прошептала Верочка, повернувшись  и  сверкнув
влажными уже глазами.
     - А-а-а... - издал Коля звук, который обозначал приступ зубной  боли  и
то, что он вдруг нашел причину своих мучений. Три дня  молчаливых  страданий
дурно отразились на его манере разговаривать, и он стал кричать громко  и  с
чувством:
     - Вы с ума сошли! Вы шутите! Как вы могли! - И, судорожно  цепляясь  за
край стола, он закричал полным голосом: - Палач! Чудовище!
     "Чудовище", бледное  и  несчастное,  сделало  два  шага  и  без  чувств
опустилось на диван.
     Коля злорадно захохотал и, сопровождаемый  пушечными  хлопками  дверных
пружин, выскочил на улицу и бросился бежать в произвольном направлении.
     Верочка от обморока очнулась, Колин  зуб  удалили  кустарным  способом,
остальное было уже в области врачей психиатров и невропатологов.
 
 
                              Сумочка к ребру 
 
     Рабочий день литературного консультанта  Владимира  Павловича  Смирнова
начинается с чтения рукописей. Разбор  некоторых  из  них  требует  изрядных
криминалистических навыков. В  других  -  отклонение  от  грамматики  мешает
додуматься до смысла написанного. Иногда написанное вообще не имеет никакого
смысла. Владимир Павлович хмурится  и  слегка  нервничает.  Часов  с  десяти
начинают  появляться  авторы.  По  утрам  любит  приходить  начинающий  поэт
Рассветов. Он раздевается и садится напротив Владимира Павловича.  Рассветов
страшно интеллигентен, но ходит всегда неприлично лохматым. Скептик ужасный.
Даже собственные стихи он читает с пренебрежением. Пишет о полях и о деревь-
ях, но больше о чувствах.  Пишет  плохо.  Сначала  Рассветов  посылал  стихи
почтой и был неприятен  Владимиру  Павловичу  как  автор,  но  вот  он  стал
приносить стихи сам и стал неприятен еще и как человек.
     - Мелкотемье,  товарищ  Рассветов,  и  форма  у  вас  не  блестящая,  -
сдержанно  говорит  Владимир   Павлович,   пытаясь   возвратить   Рассветову
стихотворение.
     - Мелких тем нет. Есть мелкие авторы, - надменно говорит Рассветов.
     Владимиру Павловичу хочется сказать Рассветову, что  он  и  есть  автор
самый мелкий, что ему надо бросить писать и заняться поднятием тяжестей,  но
этого сделать нельзя, и Владимир Павлович подробно разбирает  стихотворение,
советует, спорит, читает лекцию по литературоведению и  очень  вежливо  дает
понять, что стихотворение не может быть напечатано. Рассветов  надувается  и
уходит создавать художественные ценности.
     Следующий - молодцеватый стриженый парень,  недавно  демобилизовавшийся
солдат, автор романа "Три года в строю". Автор требует напечатать  "хотя  бы
главы". Роман лежит у Владимира Павловича в самом дальнем углу стола  вместе
со склянкой настойки из ландыша.
     - Прочитали? - звонко спрашивает стриженый парень.
     - Читаю, - хмуро говорит Владимир Павлович. - Зайдите дня через два.
     - Сколько можно ходить! - нахально говорит  парень.  -  Я  не  потерплю
бюрократического подхода к моему творчеству!
     Владимир Павлович тупо смотрит на посетителя, на его богатырскую грудь,
украшенную четырьмя автоматическими ручками, и ему страшно  хочется  достать
из стола роман, рвать  его  на  глазах  у  автора  и  выкрикивать  при  этом
оскорбительные отзывы,  но  Владимир  Павлович  спорит,  убеждает,  советует
читать Тургенева и грамматику.
     Приходит мастер короткого газетного жанра Коля Гонорарьев.  Этот  долго
не задерживается, но все-таки оставляет неприятное впечатление.
     Потом идут другие - молодые, старые, вежливые, заносчивые,  сердитые  и
обидчивые. Попадаются нервные. Как-то после работы Владимир Павлович  достал
из стола два новых письма и хотел уже сунуть их  в  папку  для  того,  чтобы
прочитать дома, но машинально  разорвал  один  конверт  и  вынул  оттуда  на
редкость маленькую бумажку.
     В  этот  день  Владимир  Павлович  анализировал  поэму   Рассветова   о
боярышнике и был порядком утомлен. Кроме того, демобилизованный романист на-
звал его Бенкендорфом. К концу дня его нервы находились, кажется, вне всякой
системы.
     Владимир  Павлович  развернул  бумажку.   Неведомый   автор   предлагал
стихотворение, которое начиналось так:
 
                     Из подворотни выбрел пес лохматый 
                     И вдруг завоил, словно не к добру. 
                     Подкрадывался сумрак бородатый, 
                     Подвязывая сумочку к ребру. 
 
     "Что это? - подумал Владимир Павлович, чувствуя, что ему становится  не
по себе. - Какую сумочку?! К какому ребру?"
     Владимир Павлович прочел это еще раз,  попробовал  хихикнуть,  но  смех
вышел таким, что он сам его испугался.
     Он быстро оделся и поспешно покинул пустой  кабинет.  По  дороге  домой
Владимир  Павлович  держался  многолюдных  и   освещенных   мест.   Странное
четверостишие не давало покоя. Темный коридор он прошел  быстро  и  с  таким
чувством, что его вот-вот ударят по голове  чем-нибудь  жестким  и  тяжелым.
Войдя в свою квартиру, он запер за собой дверь.
     Жена сидела на диване и вышивала что-то  болгарским  крестом.  Владимир
Павлович заговорил шепотом:
     - Маша, у нас никого нет?
     - Никого. А что?
     - Вот! - Владимир Павлович вынул из папки конверт и  осторожно,  словно
эта была бутыль с негашеной известью, передал его жене. - Прочти.  Только...
Ребенок спит? Спит? Тогда прочти... Нет-нет, не надо вслух.
     - Ничего особенного, - сказала хладнокровная жена, прочитав. -  "Сумрак
бородатый" - хорошо, а вообще несколько туманно...
     - Несколько? - перебил Владимир Павлович, нервозно  вздрагивая.  -  Это
черт знает что: "Завоил!" - какое адское слово. Все встречалось: поэтические
вольности, охотничьи рассказы, шаманские могилы, но такого...  Нет-нет!  Это
что-то жуткое... Я думаю, Эдгар  По  побледнел  бы.  А  я  все-таки  человек
рядовой, с ограниченным воображением, у меня ребенок, еще могут быть дети...
Нет, я не могу! Я уйду  с  этой  работы.  Завтра  же.  Сегодня  же!  Займусь
чем-нибудь другим... Буду менять  собственную  тень  на  шагреневую  кожу  -
спокойнее...
     Жена бросила вышивание и внимательно посмотрела на мужа. Только  сейчас
она заметила, что Владимир Павлович бледен и необычно суетлив.
     - Послушай, Маша, - сказал Владимир Павлович вкрадчиво, - тебе  никогда
не казалось, что на тени ты похожа на Бенкендорфа? Да-да. Я все время  думал
на кого, и вот сейчас...
     Перепуганная жена увела Владимира  Павловича  в  спальню  и  уложила  в
постель. Потом она вернулась в комнату, подошла к телефону и набрала  нужный
номер...
     Через  неделю  начинающий  поэт  Рассветов,  прогуливаясь  по  улице  с
девушкой,  встретил  Владимира  Павловича,  который  против  обыкновения  не
свернул в сторону и не отвел глаз, а пошел прямо навстречу  Рассветову  так,
что тот должен был остановиться.
     -  Вот  что,  молодой  человек,   -   сказал   Владимир   Павлович   не
поздоровавшись... - Не ходите вы ради бога по редакциям и не пишите  стихов.
Чтобы нравиться девушкам, не обязательно писать стихи. Я вам это давно хотел
сказать, но не мог. А теперь могу. У вас не то что  талант,  у  вас  здравый
смысл отсутствует.
     - Рехнулся! - сказал посрамленный поэт, глядя вслед уходящему Владимиру
Павловичу.
     Он был не прав. Владимир  Павлович  перешел  на  другую  работу  и  был
совершенно здоров.
 
 
                      Финский нож и персидская сирень 
 
     Переполненный, раздираемый распрями автобус остановился, наконец,  там,
где высаживается большая часть пассажиров. Все отдыхающие  солнечным  летним
воскресеньем за городом знают,  сколько  дерзости,  сколько  грубой  энергии
нужно для того, чтобы уехать к месту отдыха на автобусе. Но вот из  автобуса
выходят смущенные влюбленные,  выходят  семьи,  счастье  которых,  казалось,
могло быть омрачено лишь поездкой за город на автобусе, и  небольшие  группы
приятелей-сослуживцев, приехавших сюда  выпить  и  закусить.  Гражданин  лет
девятнадцати сошел последним, но сделал он это не из вежливости, а случайно.
Зато никто не мог бы отказать ему в красоте.
     Лицо мужественное,  но  со  следами  каких-то  происшествий  и  слишком
дерзким  взглядом.  Одет  с   неподдельной   небрежностью,   что   полностью
гармонирует с его  свободными  манерами  и  развязной  походкой.  Вид  самый
независимый, но в то же время  заметно,  что  этот  человек  постоянно  ждет
чего-то  нехорошего.  И  действительно,  он  постоянно  должен  подозревать,
опасаться,  быть  начеку.  Этого  требует  его  нервная   профессия.   Своей
профессией он обязан  исключительным  стечениям  жизненных  обстоятельств  и
редкому воспитанию.
     Пяти лет он лишился обоих родителей и  был  усыновлен  дядей.  Одинокий
дядя принял племянника неохотно. Одиночество больше всего ему подходило  при
образе жизни и  способах  приобретения  средств  для  этой  жизни.  У  него,
например, всегда были основания внезапно покинуть насиженное  место,  с  тем
чтобы не возвращаться туда даже за своими вещами. Впрочем, вещи эти не  были
его  собственностью,  а  попадали  в  его  руки  без  ведома  их   настоящих
владельцев. Он вел пьяное существование, и уважать его можно было только  за
преклонный возраст. К своей свободе относился ревниво, но в конце концов так
скомпрометировал себя перед обществом, что мог жить только далеко, в суровом
малозаселенном краю. К  несчастью,  этот  дядя  имел  педагогическую  жилку.
Личным примером и непосредственными поучениями он воспитывал  племянника  по
своему подобию.
     Конечно,  люди  вырвали  бы  восприимчивого  мальчика  из   лап   этого
воспитателя, но мальчик в силу исключительных способностей,  которые  в  нем
открыл и развил дядя, успел угодить уже в детскую трудовую  колонию,  откуда
несколько раз бежал. Растянув эти побеги до совершеннолетия, он попал на два
года в тюрьму и вышел оттуда опытным и энергичным нарушителем законности.
     Разумеется, он не был счастливым. У этого человека могли быть удачи, но
не могло быть счастья. Чем больше он задумывался над своей жизнью, тем  чаще
ему казалось, что он не любит своей профессии. Он стал замечать, что  ворует
и грабит безо всякого увлечения, без любви к  делу.  К  честным  людям  стал
приглядываться с завистью и раздражением. Особенно раздражали его  студенты.
Ему уже девятнадцать лет,  а  его  жизненная  перспектива  тянулась  длинной
вереницей бутылок и упиралась во что-то темное и безнадежное.  Деньги  между
тем имели для него цену лишь тогда, когда их у него не было. Последнее время
у него не было денег.
     Воровать  он  не  любил  -  ему  больше  нравилось   грабить.   Ограбив
кого-нибудь, он получал сознание того, что он сильнее ограбленного, каким бы
честным и умным ни был последний. И все-таки ограбленному он  завидовал,  и,
может быть, для него быть счастливым значило  быть  честным.  Но  он  считал
честную жизнь чем-то в высшей степени ему не свойственным и  не  подходящим.
Тело у него было исписано эпитафиями  и  лирическими  откровениями,  которые
должны были свидетельствовать о душевной обреченности и безнадежности.
     Было воскресенье, граждане ехали за город отдохнуть, но  его  каторжная
профессия, как видно, и не предполагала выходных дней.
     В одном месте лес с городом соединял запущенный сад,  который  когда-то
окружал чью-то дачу и был огорожен. Теперь забора не  было,  сад  зарос,  но
остался садом, потому что там попадались акации, черемуха,  сирень  и  кусты
непривитых яблонь.
     Поглощенный мрачными грабительскими мыслями, молодой человек  незаметно
для себя очутился  в  самом  глухом  уголке  сада,  где  попадалась  еще  не
истерзанная любителями живых цветов сирень. Уголок  этот  благоухал.  Но  из
молодого человека формировался уже алкоголик, так что запахи  он  чувствовал
смутно. Равнодушно взглянув на пышный куст персидской сирени, он  уже  хотел
повернуть назад, как вдруг заметил по ту сторону куста белое платье.
     "Снять часики", - пришла ему в голову привычная мысль.
     Оленька Белянина любила одиночество. Этот заброшенный сад привлекал  ее
всем: и тем, что он заброшен, и тишиной,  и  запахами,  и  еще  многим,  что
находила  в  этом  саду  она  одна.  Забравшись  в   заросли,   она   читала
писателей-романистов, любила Тургенева, и в ней самой было  очарование  Лизы
Калитиной. Оленька  прошла  тихим  ровным  путем  через  школьные  классы  в
студенческую аудиторию. Юность ее светла и  спокойна,  и  все  неожиданности
были у нее впереди. Это была нежная, чуткая, отлично воспитанная девушка,  и
трудней всего она воспринимала какие-либо отклонения от  нормального.  Мысль
быть ограбленной никогда не приходила ей в голову.
     Молодой человек между тем подошел, остановился  в  двух  шагах  и  стал
ориентироваться. Часы ему понравились с первого взгляда, но их владельца  он
нашел унизительно беспомощным.
     "Сразу же отдаст и будет плакать", - подумал он.
     - Который час? - спросил он, вкладывая в свою  интонацию  большую  дозу
грабительского сарказма, за которым слышится, что хозяину часов, не имеющему
высокоразвитого чувства времени,  предоставляется  возможность  ответить  на
этот вопрос в последний раз. Но этот зловещий вопрос, который  настораживал,
приводил в растерянность, заставлял трусить всякого,  кому  он  задавал  его
наедине,  на  Оленьку  Белянину  не  произвел  никакого   впечатления.   Это
показалось ему странным. Между прочим, у Оленьки была  та  наружность,  мимо
которой нельзя пройти без зависти или без любопытства, и молодой человек не-
ясно осознал, что ему было бы неприятно иметь такого голубоглазого врага.
     - Без десяти пять, - любезно ответила она.
     - Врут ваши часы, - решительно сказал молодой человек. -  Снимайте  их,
будем чинить.
     И он сделал к ней шаг, но только шаг. Его остановил ее взгляд. В глазах
ограбленных им людей  он  привык  видеть  страх,  осуждение,  презрение.  Но
девушка смотрела на него весело и с любопытством. Это было ново и неожиданно
и так не предусмотрено практикой, что молодой человек растерялся.
     - Вы что - странствующий агент  часовой  мастерской?  -  спросила  она,
улыбнувшись.
     - Да, я... странствующий... - пробормотал он  и  неловко  опустился  на
траву.
     Они молчали. Оленька с  интересом  продолжала  его  разглядывать.  Этот
молодой человек выглядел несколько необычно. Следы каких-то происшествий  на
лице придавали ему в ее глазах романтический оттенок.
     - Неужели вы не нашли другого  повода,  чтобы  заговорить  со  мной?  -
сказала она, продолжая улыбаться, и он понял, наконец, что предложение снять
часы она принимает за шутку,  а  его  считает  честным  человеком,  и  вдруг
почувствовал  себя  во  власти  какого-то  сложного  непонятного  состояния,
которое делало его попытку  снять  часы  у  этой  девушки  попыткой  страшно
нелепой и несостоятельной. Она что-то говорила, что-то спрашивала, но прошла
минута,  прежде  чем  он  стал  понимать  ее  и  отвечать  на  ее   вопросы.
Непосредственность  была  природной  чертой   Оленьки   Беляниной.   И   они
разговорились. Это был обычный для двух незнакомых молодых  людей  разговор,
который состоит из шуток и отгадываний имен  и  рода  занятий  собеседников.
Разумеется, этот разговор не мог быть для молодого человека приятным.
     Что Оленька студентка, стало известно быстро и легко. А он...
     - И уж, конечно, вы не артист, - гадала Оленька. - Вы  только  что  так
грубо и так неталантливо пытались изобразить разбойника.
     - Разбойника... - повторил он, - вы видели его когда-нибудь?
     - Не видела, - самоуверенно отвечала она, - но представляю  его  лучше,
чем вы.
     Он взглянул ей в глаза и улыбнулся. Может быть, потому, что в жизни ему
приходилось редко улыбаться и невинная улыбка хорошо сохранилась  у  него  с
малых лет, у грабителя оказалась детская улыбка. Было это  трогательно,  как
грустная любовь веселого юмориста,  и  Оленьку  такая  улыбка  не  могла  не
взволновать. Кроме того, она смутно почувствовала, что где-то  близко  около
этого разговора бьется самое важное, самое сокровенное в этом человеке.  Они
отвели глаза, и оба, каждый по-своему, смутились.
     - Какая это книга? - нарушил он паузу и протянул за лежавшей у  ее  ног
книгой свою руку. Обшлаг рубахи скользнул к плечу, и тут Оленька увидела  на
его руке непринужденно начертанную каким-то  опальным  художником  Венеру  и
одну из эпитафий - яркую грубую татуировку.
     - Что это? - улыбка мгновенно улетучилась с ее лица.
     - А это, - сказал молодой человек чужим голосом, -  наколка.  Я,  между
прочим, разбойник и есть.
     В горле пересохло, а ему захотелось вдруг говорить и говорить.
     Он взглянул ей в глаза. В них были страх, осуждение, презрение.
     - Вам нужны часы? - проговорила она сухо. Он  молчал.  Через  несколько
мгновений послышался шелест травы под ее ногами. Шла она или бежала,  он  не
видел. Он сидел на земле,  опустив  голову  и  беспомощно,  как  подраненная
ворона крылья, расставив руки.
 
 
                               Девичья память 
 
     Альберт Дрынов, живой,  модно  одетый  юноша,  полвечера  провертевшись
вокруг Наденьки Накидкиной и протанцевав с ней два быстрых танца, изловчился
проводить ее домой.
     Танцуя с Дрыновым и принимая из его рук свое пальто, Наденька молчала и
только несколько раз  неопределенно  улыбнулась,  что  восприимчивый  Дрынов
истолковал так: "Вы мне нравитесь, но я вас совсем еще не знаю".
     Дорогой он выказывал все признаки скоропостижной влюбленности: старался
заглянуть Наденьке в  глаза,  упражнял  свои  легкие  глубокими  вздохами  и
говорил не останавливаясь:
     - ...Вообще я против танцев ничего не имею. Если на  то  пошло,  так  и
Ромео с Джульеттой на  танцах  познакомились.  Это  уж  так  заведено...  Вы
знаете, мне кажется, я вас где-то видел.  Серьезно.  Вы,  наверное,  учитесь
где-нибудь? В институте? Девушка с вашей внешностью может смотреть на  жизнь
с легкой улыбкой. Лично я для вас бы  все  сделал...  Вам,  конечно,  еще  и
двадцати нет. Можно сказать, возраст любви...
     Не бегите так. Послушайте, вы мне  серьезно  нравитесь.  Меня  поразили
ваши глаза. Мне кажется, я уже видел эти  глаза...  Знаете,  такое  приятное
и... возвышенное ощущение, даже мороз по шкуре идет. Я впечатлительный  -  я
жениться могу. Вот до этого у меня никаких чувств: ни любить, ни  радоваться
- нехорошо даже. А сейчас в моей душе что-то вроде  эпохи  Возрождения,  как
это... э... Росинант. Да, Росинант! Я сам себя не узнаю.  Вы  не  подумайте,
что я это все так только говорю. Я гораздо серьезнее, чем вам кажется. Это я
с виду только беспечный, а на самом деле у меня на душе, может  быть,  кошки
скребут. Я чувствую, что и я могу всяких дел наделать,  но  знаете,  мне  не
хватало стимула, э...  предмета,  который  воодушевлял  бы  меня  на  что-то
такое... Одним словом, я страшно рад, что встретил вас. Мне вас не  хватало.
Видимо, потому мне и мерещились ваши глаза. Мне сейчас  даже  удивительно  -
почему это судьба так медлила с нашей встречей...  Вот  мы  идем  с  вами  в
первый раз, а мне кажется, что я уже сто лет здесь с вами ходил. Ваше имя...
     Но тут Дрынов вспомнил, что не знает еще имени этой девушки.
     - Топор! - воскликнул он с раскаянием. - До сих пор я  не  знаю  вашего
имени! Но это от волнения. Простите... как вас зовут?
     - Мы с вами знакомы, - сказала девушка. Весь монолог она  неопределенно
улыбалась, но теперь по лицу ее скользнула убийственная насмешка.
     - К-как знакомы? - удивился Дрынов.
     - Да так. Вы провожали меня с танцев два месяца назад. За это время  вы
хорошо сохранились, если не считать, что у вас отшибло память.  Прощайте.  И
запомните - Ренессанс, а не Росинант. Я  и  в  тот  раз  вас  поправляла,  -
проговорила она холодно и свернула вдруг в большие каменные ворота.
 
 
                                   Шорохи 
 
                          Рассказ ночного сторожа 
 
     - Вам спичек? Пожалуйста. Чем я здесь занимаюсь?.. Да вот: кому  спички
понадобятся, кому время, кому, может, поговорить... Садитесь, вам,  я  вижу,
не нужно точное, время.
     Видите напротив магазинчик? Так вот я в нем работаю. То есть не в  нем,
а около него. Я - ночной сторож. Для этого у меня  все  данные:  возраст  64
года, борода 15 сантиметров, ружье 16-й калибр.
     Когда-то я работал в этом магазине продавцом, а теперь  вот  караулю...
Но что это за работа! Мне даже немного совестно деньги получать. Еще ни разу
не было  ничего  такого...  Воруют-то  днем!  За  пять  лет  сменилось  семь
продавцов.
     Вот  сейчас  опять  новый.  Молодой,  вертлявый  такой.  Все  ходит  по
магазину, насвистывает. Не зря насвистывает! Я его  насквозь  вижу.  Наглый.
Такие мало не берут. Не могу его терпеть. Вижу, что шаромыга, но нет у  меня
полномочиев. Надо мной, подлец, еще издевается. "Караулишь, - говорит. -  Ну
карауль, карауль..." Дескать, напрасный труд. А у меня нервы сдают и курок у
ружья пошаливает. Все может быть. Я его спрашиваю: "Ты  зачем,  голубчик,  в
торговлю-то подался?" А он: "Я, говорит, стал продавцом потому, что не  хочу
загубить молодость в очередях". Я ему: "Скоро тебя уведут?  И  надолго  ли?"
Отвечает: "Ничего, вернусь - буду сторожем". Видали его? Возьми с такого!
     Вот... А ночью что ж... ночью тихо.  Даже  скучно  как-то.  Я  уж  хожу
смотреть кинофильмы, есть забавные. Вот "Ночной патруль...",  ну  и  другие.
Хожу еще в суд слушать, да там все одно: растраты, разводы и хулиганство.
     А насчет разбоя, так  это  только  рассказывают.  Брехня,  устное,  так
сказать, творчество. Все, что тут было такого  за  пять  лет,  так  все  эти
протоколы собрали и выпустили недавно  книжку.  Как  же  -  читал,  читал...
занятно...
     Ага! Уже час ночи... Этими часиками меня недавно премировали... Так  я,
пожалуй, сейчас лягу. Завтра рано вставать. Скамейка удобная и тулуп хороший
- не жалуюсь.
     А что касается  шорохов  -  я  шорохов  не  боюсь.  В  них  нет  ничего
сверхъестественного. А сон на свежем воздухе, я вам скажу, самый  крепкий  и
самый здоровый.
 
 
                               На другой день 
 
     У маленького деревянного домика на скамейке в позе больного художника с
известной картины Карнаухова сидел молодой человек.
     Поднятый воротник пальто наполовину скрывал его бледное  лицо,  которое
выражало крайнее нетерпение  и  бесконечное  отчаяние.  В  его  глазах  была
сосредоточена грусть целого объединения начинающих поэтов-лириков. И если бы
вы заглянули в эту минуту ему в душу, то вам стало бы неприятно.
     Дрожащими руками молодой человек полез в карман, закурил, но тут  же  с
отвращением отбросил папиросу. "Даже курить не могу!" -  с  горечью  заметил
он.
     Ничего  светлого  его  настроению  не  могло  противопоставить  мрачное
осеннее утро. Почти задевая скелеты тополей, по небу ползли грязные лоскутки
туч. В маленьких лужицах всхлипывал мелкий и нудный дождик.
     "Декорации для самоубийства,  -  думал  молодой  человек!  -  Вот  люди
торопятся  по  своим  делам,  у  них  отличное  настроение  -   они   хорошо
позавтракали, им все легко и просто. А я? Вчера и мне было весело и легко. А
сегодня - ужасно! Грудь давит, будто меня сунули под  гидравлический  пресс.
Невыносимо! А ведь я мог себя вовремя сдержать! Не сдержал. Ну и  поделом  -
околевай теперь!.. Но что же это?"
     Молодой человек в сотый раз взглянул на часы.
     "Где же она? Разве можно так мучить человека? Только женщина может быть
так жестока и так небрежна. Знает ли она, что такое депрессия души  и  тела?
Нет. Женщинам это недоступно. Чтобы понять меня, надо все это почувствовать.
Конечно, ее это не трогает, ей все равно... Женщины равнодушны к  страданиям
других, они ничего никогда не сделают, чтобы хоть чуть-чуть облегчить их,  и
даже наоборот - любят злорадствовать... Она не торопится, ей плевать на  то,
что у меня рябит в глазах и трясутся руки. Но она еще меня  вспомнит!  И  ей
еще будет неприятно! Впрочем, может быть, ей будет уже все безразлично. Нет!
Это настоящая инквизиция! Кто ей дал право так издеваться!  О,  как  тяжело!
Как ужасно... Что ж, я уйду. Еще минута..."
     Но здесь лицо его просветлело: он  увидел  ту,  которую  ждал  с  таким
нетерпением. Он поднялся, облегченно вздохнул и быстро вошел  в  только  что
открытую толстой пожилой женщиной  дверь  под  вывеской:  "Пиво-воды".  "Три
пива!" - выкрикнул он на ходу.
 
 
                            Коммунальная услуга 
 
     Работник  коммунального  отдела  Валериан  Эдуардович   возвращался   с
заседания в двенадцатом часу ночи. Он шел по затихшей  улице  и  придирчивым
взглядом человека, благоустраивающего город, замечал,  что  ночью  почти  не
видно  призывающих  к  чистоте  табличек  и  плакатов,  что  мусорные  тумбы
расположены  несимметрично,   что   забор,   побеленный   известкой,   имеет
непристойный вид.
     У перекрестка Валериан Эдуардович покосился на звезды, но его  внезапно
отвлек шум, который создала вывернувшаяся из-за поворота машина. Он метнулся
в сторону, туда же завернула машина. Валериан Эдуардович бросился обратно  -
машина, взвизгнув, повернула за  ним.  Он  попятился...  Одна  из  улиц  уже
несколько месяцев была рассечена вдоль глубокой канавой. Неподготовленный  к
этому, Валериан Эдуардович испытал не только острое  чувство  неожиданности.
Приятно, свалившись  в  четырехметровую  яму,  почувствовать  себя  живым  и
невредимым. Легкие ушибы только  дополняют  счастливое  ощущение  бытия.  От
сырых стен пахло сыростью. Валериан Эдуардович живо представил себя  усопшим
в этой яме, спина у него похолодела, он бодро вскочил и затрусил по длинному
неблагоустроенному коридору.
     - Там не вылезти, - вдруг услышал Валериан  Эдуардович  хриплый  голос.
Навстречу ему шел живой человек. Он приблизился, и Валериан  Эдуардович  при
лунном свете разглядел высокого мужчину: худого и  нескладного,  как  лошадь
Дон Кихота. Запах, сопровождавший этого человека, и запах сырой земли вместе
составили аромат винного погребка.
     - Здравствуйте! - тепло приветствовал  он  долговязого  мужчину.  -  Вы
давно здесь?
     - Точно не знаю, - ответил мужчина. - Который час?
     Валериан Эдуардович струсил.
     - Уже двенадцать?  Ого!  Я  вздремнул  немного...  -  пояснил  мужчина.
Неизвестный гражданин приблизился на четыре  метра  к  уровню  моря  тем  же
путем, что и Валериан Эдуардович, но без постороннего влияния.
     - Черт подери! - говорил он. -  Свернул  бы  здесь  шею  хоть  один  из
коммунальных работников! Полгода стоит эта ловушка открытой... Зачем они  ее
вырыли? Ну, теперь есть материальчик... Я это так не оставлю! Я их разнесу!
     - Как  вы  их  разнесете?  -  осторожно  спросил  зардевшийся  работник
коммунального отдела.
     - Известно, как. Для этого есть периодическая печать, - сказал тот.
     - Ну вы уж и рады стараться...  -  пробормотал  обеспокоенный  Валериан
Эдуардович.
     - Стараться я никогда не рад, - отвечал незнакомец. -  Ну  постояла  бы
эта траншея месяц, ну второй, а то ведь как будто ждут жертв...
     - Но ведь мы с вами целы  и  невредимы.  Ведь  целы  же  вы?  -  сказал
Валериан Эдуардович раздражительно.
     - Это что значит, падайте на здоровье, милости просим, так, что  ли?  -
зловеще спросил неизвестный.
     -  А  что...  Радикальный  способ  борьбы  с   алкоголиками...   Хи-хи.
Вытрезвитель в какой-то степени...
     - Но-но! Ты! Будем называть друг друга на "ты", тем более я  вижу,  что
мы друг друга не уважаем, - рассердился собеседник.
     Общее  несчастье  делает  друзьями  людей  разных   профессий,   разных
характеров, разных степеней  пользования  коммунальными  услугами.  Валериан
Эдуардович и неизвестный  друзьями  не  стали.  Они  ужасно  друг  другу  не
понравились, смертельно разругались.
     Когда они выбрались из этой ямы, была глубокая ночь.
     Множеством  неинвентаризованных  фонариков  мерцали  звезды.   Валериан
Эдуардович оглянулся вокруг и вдруг почувствовал, что  жизнь  прекрасна.  Он
бодрой походкой взял направление  к  дому,  обдумывая  на  ходу,  как  лучше
поставить завтра вопрос о траншеях и ямах в городском  отделе  коммунального
хозяйства, чтобы не портить настроение горожанам.
 
 
                             Настоящий студент 
 
     Старший преподаватель Лев Борисович Фениксов подозрительно относился  к
аудитории, перед которой выступал с курсом лекций о новом, открытом  древнем
языке. Ему казалось, что большинство студентов слишком молоды  и  несерьезны
для того, чтобы заниматься этим необходимейшим предметом.
     Сам Фениксов - мужчина лет тридцати,  сухощавый,  серьезный,  холостой,
принадлежащий науке. Аудитория же на его лекциях принадлежала самой себе.
     С первой же лекции Фениксов выбрал  среди  физиономий,  казавшихся  ему
безразличными и беззаботными, одно строгое, вдумчивое  лицо  и  стал  читать
после этого, глядя на это лицо и обращаясь только к нему.
     Студент  Потехин  в  свою  очередь  каждую  лекцию  не  сводил  глаз  с
преподавателя. Если случалось, что  Потехина  на  занятиях  не  оказывалось,
Фениксов беспокойным и подозрительным взглядом скользил по рядам и, сбиваясь
и нервничая, всю лекцию читал, обращаясь к проходу между скамейками.
     Но Потехин ходил на его лекции часто, и Фениксов говорил  о  нем  много
хорошего там, где распределяются стипендии и назревают скандалы.
     - Что ни говорите,  на  первом  курсе,  по-моему,  разболтанный  народ.
Шуточки,  невнимание...  и,   знаете,   даже   неуважение   к   предмету   и
преподавателю, а я, знаете, за это буду карать... Представьте себе,  я  вижу
там одно только внимательное лицо. Сразу видно - серьезный товарищ. На  него
даже  приятно  посмотреть.  Чувствуется  настоящая  пытливость,  уважение...
Уважение совершенно необходимо. Вот он  -  настоящий  студент.  Я  говорю  о
Потехине.
     До сессии было еще далеко, и  Фениксов  долго  бы  оставался  при  этом
мнении, если бы не один досадный недостаток Потехина.
     Студент  Потехин  был  рассеян.  Он  обладал  уникальной  способностью,
занимаясь одним делом, думать о другом. Так, покупая папиросы,  он  думал  о
том, что надо бросить курить, или, отвечая на зачете, соображал о дне и часе
пересдачи того же зачета. По рассеянности он, например, всю зиму проходил  в
осеннем пальто и "забывал" иногда пообедать.
     Раз после лекции Фениксова, на которой преподаватель и студент  вдоволь
налюбовались друг другом, Потехин, чувствуя, что аппетит превозмогает в  нем
рассеянность, направился в студенческую столовую.
     В   столовой   с   подносом   в   руках   туда-сюда   сновали   молодые
самообслуживатели. Потехин накрыл стол,  безотчетно  склоняясь  при  этом  к
вегетарианству и думая о том, что этот  обед  неизбежно  повлечет  за  собой
ужин. Минуты две он ждал у маленького окошка тарелку с хлебом, потом получил
ее и в задумчивости уселся... за чужой стол.
     Даже наметанный глаз  старого  экзаменатора,  принимавшего  экзамены  в
разные времена и при разных  освещениях,  мог  бы  спутать  эти  два  стола.
Одинаковые, с ровным количеством блюд. Накрытые на одну персону и  одинаково
сервированные, эти столы отличались только тем, что должно быть съедено.
     Таким   образом,   студенту    Потехину    представилась    возможность
познакомиться со вкусом преподавателя Фениксова, к чему он  без  промедления
приступил.
     Сам Фениксов с недоумением остановился  за  спиной  Потехина,  чуть  не
выпустив из рук свою тарелку с хлебом.
     К Потехину между тем подсел знакомый студент  с  другого  факультета  -
высокий, длинноволосый пижон из тех, которые лазают через решетку в сад пить
пиво. Фениксов ушел бы, если бы между приятелями вдруг не начался  разговор,
который до того ошеломил Фениксова, что он машинально опустился  на  ближний
стул. Разговор был о нем, и не было на свете сил, которые могли бы  помешать
ему все выслушать. Чтобы это не слишком походило на подслушивание,  Фениксов
взял ложку и стал хлебать потехинские щи.
     - ...Понимаешь, с  первой  же  лекции  уставился  на  меня,  -  говорил
Потехин, - и так все время. А у меня, ты знаешь, привычка  смотреть  в  одну
точку...
     - У меня тоже, - признался приятель.
     - Ну так я на него и глазею. Не слушаю, конечно, а так,  пыль  в  глаза
пустить... Как-никак в мою зачетку требуется его автограф...
     Фениксов чуть не поперхнулся. Щи, которые заказал студент, пришлись ему
не по вкусу. Они отдавали очковтирательством.
     - Он читает такую чепуху, - продолжал Потехин,  не  замечая  того,  что
шницель немного пережарен. - "Рцы черноокая, любишь ли мя?.." Смех! Кому это
надо? Вся эта наука состоит из примечаний и оговорок. Это, дескать,  еще  не
окончательно так, еще может быть и  по-другому,  я,  дескать,  еще  об  этом
парочку томов состряпаю. А о чем? Мелочь какая-нибудь, чепуха!..
     Фениксов  побагровел,  но  продолжал  заниматься  жареными  макаронами.
"Немыслимо! - думал он. - Какой нахал! Ест мой обед и  говорит  такие  вещи.
Подожди..."
     - А вот же - надо сдавать, - вздохнул Потехин,  -  взял  я  у  девчонок
лекции, читаю сорок раз по одному месту - ничего не понимаю. Он сам тоже  ни
черта не понимает.
     У Фениксова потемнело в глазах, он залпом выпил стакан чая и вскочил со
стула...
     Следующие лекции он читал, потупив взор в свои  конспекты.  Он  целиком
принадлежал науке.
 
 
                                  Глупости 
 
     Где  и  когда  встретились  эти  молодые  люди,  вам  знать  вовсе   не
обязательно. Важно лишь знать, что встретились они совсем недавно  и  теперь
шли рядом по тихой городской улице.
     Сентябрьский вечер был необыкновенно хорош.  Весь  день  шел  дождь,  и
солнце выглянуло только перед самым  заходом  -  забежало  проститься,  -  и
теперь над низкими заборами сквозь  блестящую  листву  мелькал  его  розовый
след. По мокрому асфальту скользили недавно зажженные фонари.
     - Какой вечер! Какой воздух! Я даже  не  знаю...  Мне  хочется  сделать
сейчас какую-нибудь глупость!  -  Девушка  остановилась  и,  повернувшись  к
молодому человеку, продолжала шутливо и капризно: -  Почему  вы  молчите?  В
такой вечер неприлично молчать. В  такой  вечер  надо  говорить  красивые  и
возвышенные вещи.
     И в  самом  деле,  настроение  у  нее  было  если  не  возвышенное,  то
возбужденное,  отчего  она,   хорошенькая   и   без   того,   делалась   еще
привлекательней.
     Никитин,  так  звали  ее   собеседника,   улыбнувшись   и   смутившись,
проговорил:
     - Я не поэт, Лиля... Но если вы хотите...
     По лицу Лили скользнула неуловимая улыбка. Так  может  говорить  только
влюбленный, и, точно, Никитин уже был серьезно, беспросветно влюблен.
     Никитин - студент, веселый, живой юноша, светловолосый и  голубоглазый.
Беспечный владелец бесценных  сокровищ  молодости,  он  не  гонялся  еще  за
счастьем сам, а наступал ему на пятки нечаянно. Встречу с  Лилей  он  считал
первой удачей своей жизни, второй удачей для него было бы поцеловать ее.
     Никитина нетрудно понять, стоит только увидеть эту девушку.  Волосы  ее
могли растрогать, глаза взволновать,  улыбка  оживить  камень  и  произвести
впечатление даже на мрачного сотрудника бракоразводного отдела.
     Улицу пересекала другая - многолюдная, шумная, с трамвайной линией и  с
вереницей легковых машин.  Никитин  свернул  было  на  нее,  но  Лиля  вдруг
сказала:
     - Не хочу сюда. Знаете что? Сядем сейчас в трамвай и поедем куда-нибудь
на  окраину,  в  незнакомое  место,  там  сойдем  и  вернемся  пешком.  Что,
легкомысленно?!
     - Не очень, - ответил Никитин. - Я предлагаю на край света.
     Но на трамвайной остановке собралась толпа,  численностью  напоминающая
скопление поганых под древним Киевом, и Никитин остановил такси, за что Лиля
остановила на нем взгляд, полный признательности и внимания.
     Шофер, пожилой мужчина в ученической фуражке и  с  сигаретой  в  зубах,
спросил не оборачиваясь:
     - Куда?
     - До Дерибасовской, - сказал счастливый Никитин.
     Дерибасовской в этом городе никогда не было. Шофер повернулся, взглянул
на Никитина, рассмотрел улыбающуюся Лилю,  но  ничего  не  сказал  и  тронул
машину.
     - Давай за город! - пояснил  Никитин.  Машина  пристроилась  к  цепочке
"Москвичей" и  "Побед",  медленно  миновала  два  перекрестка,  свернула  на
третьем и стала набирать скорость. На улицах света становилось все меньше  и
меньше,  мимо  скользнул  последний  огонек  какой-то  сторожки,  и   машина
выскочила на пустое и ровное шоссе, рассекающее темный ночной лес.
     Никитин не отрываясь смотрел Лиле в лицо. Неизвестно когда  появившаяся
луна стремительно прыгала по верхушкам ближних деревьев,  резала  их  темные
силуэты или летела по воздуху. Лиля следила за ней, широко раскрыв глаза,  с
каким-то наивным вниманием, и по лицу ее то и дело  бешено  струились  тени.
Шоссе чуть свернуло в сторону, луна стала отставать. Лиля, чтобы видеть  ее,
невольно потянулась в сторону  Никитина,  и  тот,  не  в  силах  уже  больше
выдержать, взял ее за плечи и два раза поцеловал в губы.
     - Разверните машину! - звонким,  срывающимся  от  негодования  и  обиды
голосом скомандовала Лиля.
     Шофер усмехнулся и сбавил ход.
     - Вы слышали? - повторила Лиля.
     - Лиля, послушайте... - тихо начал Никитин.
     - Я с вами больше не разговариваю, -  быстро  перебила  она,  -  я  вас
больше не знаю.
     Шофер  остановил  машину,  повернулся  и,  нагло  подмигнув   Никитину,
заговорил:
     - Было у меня несколько таких случаев,  так  некоторые  девочки  пешком
отсюда, извините за выражением, топали...
     - Ах, вот как! Откройте дверцу!
     И Лиля, вдруг всхлипнув, попыталась  открыть  замкнутую  с  ее  стороны
дверцу.
     - Разворачивайся! - грубо приказал Никитин.
     - Пропустите меня. Я сойду, - сказала Лиля, обращаясь к Никитину.  Хотя
в глазах у нее светились слезы, она сказала это гордо и надменно. Но  машина
уже разворачивалась, а Никитин сидел не шевелясь и глядел прямо перед собой.
     Обратную дорогу весь экипаж хранил мрачное молчание,  если  не  считать
того, что Никитин указывал дорогу до Лилиного дома.
     Выйдя из машины, Лиля молча направилась во двор.  Никитин  бросился  за
ней.
     - Эй, парень! А заплатить! - испуганно залопотал шофер.
     -  Жди  здесь!  -  крикнул  Никитин.  Он  догнал  Лилю  и  очутился   в
классической позиции влюбленного - между возлюбленной и дверью.
     - Пустите меня, - сказала Лиля строго. - Вы ужасный  человек.  Мы  едва
еще знакомы, и вы... Пустите меня, я не хочу вас видеть.
     - Не пущу, - заявил Никитин с отчаянием, -не пущу до тех пор,  пока  вы
не скажете, что не сердитесь.
     - Идите, вас ждет шофер, - сухо отвечала Лиля.
     - Он будет ждать до тех пор, пока вы не скажете, что  не  сердитесь  на
меня, - запальчиво сказал Никитин.
     - В таком случае вы будете разорены...
     Диалог затянулся на полтора часа. Никитин говорил о том, что  не  хотел
обидеть Лилю, что все вышло помимо его воли, объяснился между прочим в любви
и  продолжал  "осаду  крепости"  с  соответствующими  случаю   отчаянием   и
упорством. Лиля говорила о том, что еще никто в жизни с ней так не обращался
и что она, наверное, никогда  не  простит  Никитину  эту  грубость,  а  себе
глупость и легкомыслие, с которыми она села в машину.  Два  раза  в  воротах
появлялся шофер, кричал: "Эй,  парень!"  -  и,  неслышно  ругаясь,  исчезал.
Появившись в третий раз, он крикнул: "Не меньше  полбумаги",  -  и  погрозил
пальцем.
     - Идите, идите, - все еще насмешливо сказала Лиля. - Вы пустите себя по
миру, а потом будете обвинять меня...
     - Вам не надоело? - кипятился Никитин. - При  чем  здесь  шофер  и  его
такси? Я могу оплатить в таком случае самолет. Ясно это вам? Вы  мерзнете  -
это другое дело. Скажите, что вы простили мне... и я уйду.
     - Хорошо. Я все скажу завтра вечером. И она насмешливо добавила:
     - Только не приезжайте,  пожалуйста,  на  такси.  Таким  образом  можно
вырвать даже признание в любви.
     - До свиданья!
     -  До  свиданья!  -  послышалось  уже  за  дверью.  Шофер   нетерпеливо
прохаживался вдоль машины.
     - Едем ко мне... или лучше к моим друзьям. Там  расплатимся,  -  весело
сказал Никитин и, с силой захлопнув дверцу, добавил: - Погоняй!
     Назавтра было воскресенье, и Лиля с утра ушла  гостить  к  своей  тете,
которая жила на окраине города. Там, помогая поливать капустные грядки, Лиля
со всеми подробностями описала вчерашний вечер.
     - Нахал, - заключила добродушная Надежда Ивановна, - самый  натуральный
нахал. Неделю как знаком с девушкой - и уже такие штуки...
     Надежда Ивановна была женщиной пожилой, одинокой и доброй. Больше всего
на свете она любила племянницу, чай  с  малиновым  вареньем  и  разговоры  о
нравственности.
     - Таких, милая, гнать надо, - продолжала она. - Он  случайно  не  Эдик?
Мне почему-то кажется, что все Эдики ходят в узких штанах и все  -  негодяи.
Ты, Лиля, будь начеку, ты совсем  еще  ребенок.  Ты  можешь  наделать  массу
глупостей...
     После обеда Лиля уснула на большой, как  стол  для  игры  в  пинг-понг,
кровати Надежды Ивановны. Ей приснился вчерашний водитель такси. Он пришел к
крыльцу ее дома с букетом цветов и,  смущенно  улыбаясь,  бормотал  какие-то
нежности. Лиля проснулась и рассмеялась. Тотчас же в спальню  вошла  Надежда
Ивановна.
     - Ты уже не спишь? Ну, давай пить чай. И пригласим парня...
     - Какого еще парня?
     - А вон во дворе колет дрова. Тут недалеко живет студент.  После  обеда
приходит и говорит: "Это вам, кажется,  требуется  дровосек?"  Как  же:  мне
давно требуется - привезли два кубометра  чурок,  кому  у  меня  их  колоть?
Парень скромный, хороший,  не  какой-нибудь  Эдик.  Сколько,  спрашиваю,  за
работу. Не знаю, говорит,  сколько  дадите.  Я  человек  гуманный,  мне  бы,
говорит, порезвиться. И вот уже три часа резвится.
     Они вышли в другую комнату, окна которой выходили во двор.
     Посреди двора без рубахи стоял Никитин и махал тяжелым колуном. На  его
широких загорелых плечах играли солнечные зайчики.
     Лиля вспыхнула и спряталась за Надежду Ивановну.
     - Вот парень! Не то что катаются там всякие на такси,  -  не  унималась
старуха.
     - Не надо его звать пить чай, - еле слышно сказала Лиля.
     -  Как  знаешь,  -  проговорила  Надежда  Ивановна  и  ушла  в   кухню.
Прислонившись к подоконнику, Лиля продолжала смотреть во двор...
     Вечером Никитин и Лиля снова бродили по красивым и тихим улицам города.
О вчерашнем они почему-то не  разговаривали,  и  только,  прощаясь,  Никитин
спросил:
     - Вы простили мне вчерашнее?
     - Я простила тебя, - сказала Лиля  тихо,  -  и  боюсь,  что,  если  это
повторится, прощу еще...
 
 
                                  Ревность 
 
     Она некрасива. Я знаю это лучше других. Не сразу найдешь  другое  такое
же круглое лицо и такие бесцветные глаза. Короткая прическа на ее голове вы-
глядит  тяжелым  увечьем.  Она  неумна.  Об  этом  говорят   ее   постоянный
испуганно-вопросительный взгляд и могучее  отвращение  к  толстым  книгам  и
серьезным разговорам. Шутки обижают ее, а  смеется  она  обычно  без  всякой
причины. Самые искренние ее мысли  -  это  мысли,  которые  она  высказывает
нечаянно. При всем при этом она заносчива. Она  уверена,  что  по  жизни  ее
должны пронести на руках. Она капризна, мелочна, злопамятна и т.д., и т.д. И
то, что я хожу с ней под руку, дарю цветы и  не  могу  прожить  без  нее  ни
одного вечера, жестокая печальная нелепость. Мне  двадцать  четыре  года,  я
самый настоящий инженер-электрик, не пишу стихов, не толкаюсь за билетами на
концерты заезжих теноров, - скажите;  почему  мне  досталась  такая  жалкая,
мальчишеская роль?
     Наше знакомство, это роковое недоразумение, состоялось  только  потому,
что однажды, желая насолить своему недругу, я проводил ее из  театра  вместо
него. Дорогой она без конца трещала о нем, и я решил проводить ее  еще  раз.
Не знаю, как это произошло, но незаметно для себя я  с  головы  до  ног  был
опутан ревностью. Самой, что называется, глухой и слепой.
     Когда мы остаемся одни, мне с ней  скучно.  Мы  молчим  или  занимаемся
каждый своим делом. Я читаю или курю и думаю, она часами сидит на кушетке и,
я уверен, часами ни о чем не думает. И молчит,  молчит.  А  если  что-нибудь
скажет, то это будет такая глупость, что  мне  становится  неловко,  хочется
уйти.
     Но вот она поднимается с кушетки и, тряхнув  своей  мужской  прической,
говорит:
     - Как я хочу танцевать! Пойдем сегодня на вечер.
     И  с  этого  мгновения  она  в  моих  глазах  преображается.  Слова  ее
становятся умными и многозначительными, глаза темными  и  бездонными,  голос
изумительным.
     - Не пойдем, ни за что не пойдем, - твержу я. Но мы идем, и я говорю ей
самые нежные слова, на которые я способен.
     В зале я ловлю каждый ее взгляд,  каждое  слово,  слежу  за  каждым  ее
движением. "Кого она увидела? Кому улыбнулась?  Кто  этот  красивый  парень?
Неужели он подойдет сюда?" Бывает, что он подходит, и  она,  улыбаясь  самой
прекрасной улыбкой на свете, просит у меня разрешения потанцевать,  и  самый
ненавистный мне человек опускает свою руку на ее талию,  и  они  исчезают  в
толпе.  И  тогда  у  меня  кружится  голова,  пылает  лицо,  сердце  вот-вот
взорвется. Мне хочется расшвырять танцующих, вырвать  ее  из  рук  партнера,
схватить ее и бежать с ней  куда-нибудь  далеко  от  этого  множества  глаз,
улыбок и лиц...
 
 
                                Конец романа 
 
     Вокзала никакого нет, потому что  нет  еще  города.  Есть  обыкновенная
станция - маленькая, деревянная, выкрашенная в желтый цвет. В зале  ожидания
всего три скамейки. На  одной  из  них  устроились  две  бойкие  старушки  с
корзинами,  на  другой  спит,  свесив  ноги  и  одной  рукой  касаясь  пола,
здоровенный дядя в телогрейке.
     На третьей  скамейке  сидит  девушка  в  синем  плаще,  хорошенькая,  с
большими серьезными глазами. В этих глазах - беспокойство и даже  страдание.
Ничего удивительного, если она вот-вот заплачет. Рядом сидит, развалившись и
закинув ногу на ногу, широкоплечий парень.  Надвинутое  на  лоб  серое  кепи
бросает тень на его глаза. Хорошо видно  только  большой  правильный  нос  и
крупные расслабленные губы. Тяжелые руки брошены  на  скамейку.  Такая  поза
существует специально для выражения усталости, небрежности и  равнодушия.  У
его ног стоит громоздкий черный чемодан.
     - Николай, ты не уедешь сегодня. Слышишь, не уедешь, - шепчет  девушка,
боязливо касаясь его руки.
     - Почему я должен ехать завтра?
     - Ни завтра, ни послезавтра ты не должен уезжать.
     В ее голосе и просьба, и требование, и надежда. Он поднимает  воротник,
встает, берет чемодан.
     - Выйдем отсюда.
     Под ногами похрустывает лист  облетевших  тополей,  с  рельсов  брызжут
холодные лунные искры,  дальше,  за  платформами  и  кустарником,  чернеется
зубчатый горизонт лесистой сопки. И вся тихая  голубая  осенняя  ночь  полна
ожидания и беспокойства.
     - Может быть, ты все-таки поедешь со мной? .
     - Нет, не могу. И ты не должен уезжать... Я перестану  тебя  любить.  Я
люблю тебя здесь... умного, сильного. А ты... Если ты  уедешь,  я  не  смогу
тебя любить...
     Он усмехается.
     - Какая ты еще девочка... Ну что ж, оставайся.  Конечно,  оставайся.  И
вот что... Поговорим откровенно. Я хочу, чтобы  ты  поняла,  что  ничего  не
теряешь. Для тебя даже хорошо, что я сматываюсь... Мы с  тобой  разные,  как
сосна и береза. Ты вся какая-то  голубая,  розовая  и...  глупая.  Поговорим
откровенно. Я с тобой никогда  не  говорил  откровенно.  Я  обманывал  тебя.
Виноват, конечно... впрочем, все мы друг перед другом виноваты... Сейчас, на
прощанье, я хочу признаться тебе в том, что я люблю себя. Люблю самого  себя
- и это самая искренняя моя привязанность. Мне нравится заботиться  о  себе,
окружать себя вниманием, удобствами. Здесь мне мешают этим заниматься. И мне
надоело. Меня не устраивает это ваше дурацкое "будет". Кварти  -  ра  будет,
театр будет, город будет! Когда, я спрашиваю? Я сейчас молод, понимаешь, мне
это все сейчас надо.
     А она твердит:
     - Ты говоришь неправду... Ты так не думаешь. Ведь ты приехал сюда...
     - Сюда я приехал  заработать,  ну  и...  из  любопытства.  Денег  здесь
приличных нет, любопытство мое удовлетворено. Магнитная гора меня больше  не
притягивает. Счастливо вам оставаться, фанатики, романтики! Мошку,  грязь  и
морозы оставляю в ваше распоряжение. С собой я увожу только нежную память  о
них.
     Мимо тащатся две старушки с корзинами. Громко зевая,  проходит  дядя  в
телогрейке. Пришел поезд.
     - Ну вот, карета подана. Прощай, и если навсегда, то  навсегда  прощай,
как сказал один хромой старик. Он писал упаднические стихи, много ездил,  но
нигде не прописывался.
     Он делает к ней  шаг  и  замолкает.  Луна  не  в  состоянии  скрыть  ее
бледности, дрожат губы, влажные глаза блестят...  Все  вместе  это  -  боль,
горе, смятение. Он берет ее за плечи и быстро, ласково, настойчиво говорит:
     - Ты поедешь со мной! Сейчас же! Будь умницей... Если ты любишь меня  -
ты поедешь. И не надо больше глупостей про воздушный замок у Магнитной горы.
Подумай, чтобы быть счастливым,  необязательно  строить  новый  город.  Есть
много готовых городов. Ну?..
     Поезд вздрагивает и медленно ползет вдоль перрона.
     - Нет... я не могу, - шепчет она.
     Его лицо становится жестким и надменным.
     - Тогда прощай, - говорит он и вскакивает  в  тамбур.  Раскрытую  дверь
тамбура тотчас же заслоняет толстая фигура женщины-проводницы.
     - Укатил соколик, - взвизгивает проводница, - ищи, девка, другого.
     Быстро прогорел красный огонек последнего вагона, и  вот  уже  замирает
стук колес. И сразу делается невыносимо тихо. Слышно, как бьется сердце.
     К луне крадется тяжелая черная туча. Становится темно. Девушка идет  от
станции в гору, туда, где светятся окна поселка. Шаги  сиротливо  шуршат  по
сухой траве. В открытых глазах слезы, и сквозь их пелену растут и  заполняют
весь взгляд сплошным неясным заревом огни будущего города.
 
 
                                   Успех 
 
     На этот раз мне предстояло сыграть негодяя. По ходу действия  я  должен
был  отказаться  от  матери,  спекулировать  шикарным   бельем,   клеветать,
двурушничать, вскрыть два сейфа и обмануть нескольких девушек. В конце пьесы
за мной приходило сразу три милиционера. Мой герой был такой мерзавец, что я
сам сомневался в его  правдоподобии.  Но  меня  марьяжили  на  эпизодических
ролях,  а  тут  наконец  дали  солидную  роль.   Режиссер   долго   ко   мне
присматривался  и  вдруг  сказал:  "Из  вас,  по-моему,  выйдет  незаурядный
подлец". И вот - роль моя!
     Кому не нужен успех? Артистам он нужен в особенности. Без  него  артист
чахнет, становится завистником и интриганом. Мне же, молодому,  начинающему,
успех нужен как воздух.
     За два дня до премьеры я ходил  по  комнате  и  твердил  свою  роль.  В
двенадцатом часу пришла Машенька, наш декоратор. Она слушала меня за  дверью
и вбежала в мою комнату, смеясь и аплодируя.
     - Браво! Браво! Ты бесподобен! Ты  страшен!  Браво...  Только,  знаешь,
слишком уж... Твой герой - такое чудовище, что как-то... Бывают ли  такие  в
жизни? Вечно тебе дают черт знает что! То проезжий, то прохожий, то хулиган,
то пижон, а теперь - что-то умопомрачительное... Но хватит. Собирайся,  тебе
надо проветриться.
     Глядя на Машеньку, на ее поблескивающие глаза, веселые лучистые волосы,
слушая ее щебетание, я забываю все заботы  и  думаю  только  о  том,  как  я
счастлив. Машенька - моя невеста.
     -  И  вот  что!  Приехала  мама.  Не  отвиливай.  Ты   должен   с   ней
познакомиться. Она хочет тебя видеть. Так что, живо!
     Я  не  сопротивлялся.  Был  отличный  день,  и  мне   самому   хотелось
прогуляться по городу. Я  надел  галстук,  прихватил  пальто,  шляпу,  и  мы
выбежали на улицу. Ночью падал снег, но к обеду он почернел и подтаял.  Было
тепло, и, хотя был ноябрь, все очень походило на  весну.  Я  бережно  держал
Машенькин локоть, и не все ли равно - осень ли это была, весна ли  -  я  был
счастлив. Хотелось выкинуть что-либо легкомысленное и веселое.
     -  Ты  будешь  вежлив,  -  говорила  Машенька,  -  старайся  показаться
солидным, рассудительным. Тебе это ничего не стоит - ты  артист.  Что-нибудь
соври.
     -  Как!  Еще  одна  роль?  И,   кажется,   роль   скромного,   заведомо
положительного  молодого  человека.  Машенька,  пожалей  меня,  я  этого  не
репетировал.
     Я уже представлял себе все неизбежные неловкости, заминки,  паузы,  как
вдруг меня осенило. "Сыграю-ка я перед мамашей своего негодяя, - подумал  я,
- а потом объяснюсь. Будет  весело,  непринужденно,  заодно  прорепетирую  и
посмотрю, как оно - на свежего человека".
     Я был доволен своей выдумкой, и  мне  заранее  стало  смешно.  В  таком
настроении я предстал перед Машенькиной мамашей.
     И вот я и Варвара Семеновна сидим друг перед другом в небольшой светлой
комнатке, завешанной и заставленной этюдами.
     - Смотри же, - шепнула мне Машенька, - я хочу, чтобы ты ей  понравился.
- И убежала на кухню.
     Мамаша - еще нестарая миловидная женщина, похожая, впрочем, на  гусыню.
Длинная шея, узкие плечи, белая блузка и строгое, даже  надменное  выражение
лица. Минуту мы молчали. Я бы давно уже смутился, но не таков мой герой.
     - Я очень рада, что мы познакомились, - сказала, наконец, мамаша.
     - Да, - отвечаю я, - это не лишнее.
     И  снова  молчание.  Слышно  только,  как  Машенька  бренчит  на  кухне
кастрюлями. "Начну, - решил я, - ошарашу сразу".
     Я откинулся на спинку стула, закинул ногу на ногу и начал:
     - Мы, Варвара Семеновна, люди умные и не будем играть втемную. Я женюсь
на вашей дочери. Не надо истерик, слез, восторгов тоже  не  надо.  Обойдемся
без междометий, восклицаний и прочих изъявлений чувств.  Экономьте  нервы...
Вопросов вы мне тоже не задавайте. Я все сам объясню. Вы хотите знать, кто я
такой. Вы, конечно, слышали, что  меня  считают  здесь...  как  бы  это  вам
сказать... непорядочным человеком. Это пустяки. Мне завидуют. Завидуют моему
умению жить.
     - Артистам всегда завидуют, - сказала вдруг мамаша. К моему  изумлению,
на ее лице не было смущения. Строгость вдруг сползла с ее губ, а приподнятые
брови означали лишь легкое удивление и любопытство.
     - Да, я артист, - продолжал я, - почему бы не быть  артистом,  если  за
это неплохо платят? Но я могу быть и бухгалтером, и швейцаром в ресторане, и
директором бани - только заплатите мне больше... Конечно, получать  и  дурак
может. Я такой человек, что мне никогда никто не даст, если я сам не возьму.
Но сам я возьму обязательно. Зачем я женюсь на вашей дочери? Ваша дочь  мне,
конечно, нравится. Она... ничего себе... шик, экстра, прима. Но  дело  не  в
этом... - Я нагло зевнул и искоса взглянул на мамашу. Мамаша сидела  смирно.
Она не собиралась падать в обморок, закатывать истерику и даже не перебивала
меня. Мне показалось, что смотрит она на меня внимательно, с теплотой. Такие
глаза бывают у доброго учителя,  когда  он  смотрит  на  способного  малыша.
"Странно, - подумал я, - ее, видимо, ничем не прошибешь".
     - Дело, разумеется, не в том, что я не могу жить без  вашей  дочери.  Я
могу без нее жить. Мы знакомы всего две недели, но этого  вполне  достаточно
для того,  чтобы  почувствовать  взаимную...  выгоду.  Машенька  будет  жить
роскошно, модой будет заправлять. С другой стороны, мне необходима  связь  с
культурными людьми... с запросами. Сейчас я и сам артист, но, как только  мы
поженимся, я  уйду  из  театра.  В  театре  не  развернешься.  Я  перейду  в
какое-нибудь   солидное   учреждение   с   дебетом-кредитом.   Например,   в
комиссионный магазин - на простор.
     "Почему она меня не выгонит?" - недоумевал я.
     - Я выкладываю вам все начистоту, потому что я  уверен,  что  вы  умная
женщина и любите свою дочь. Нравлюсь я вам или не нравлюсь -  это  не  имеет
никакого значения. Машенька от меня никуда не денется.  Я  хотел,  чтобы  вы
поняли, что ваша дочь находится в крепких руках.
     Я помолчал, прошелся по комнате и сказал, гадко ухмыляясь:
     - Между прочим, у нас с Машенькой все зашло очень далеко...  Вы  можете
нас поздравить  чисто  формально...  постфактум,  так  сказать,  -  вы  меня
понимаете...
     Мамаша не побледнела, не вскочила,  не  затопала  ногами,  а,  странное
дело, она улыбалась.  "Бревно  -  не  женщина...  Ну,  я  тебя  доконаю!"  -
обозлился я.
     - Мне сейчас нужны деньги, - продолжал я как  можно  нахальнее,  -  для
одного дельца. И вы мне их  дадите...  Если  вы  мне  откажете,  я  не  могу
жениться на вашей дочери. Очень свободно... Я ведь все могу.
     После этих слов я ждал чего угодно, только не того, что произошло. Я не
поверил  своим  ушам.  Мамаша  спросила  меня  голосом,  полным  внимания  и
предупредительности.
     - Сколько вам надо?
     - Тысячу, - сказал я в замешательстве: я уже ни мог больше играть.
     - Конечно, я вас выручу, - улыбаясь, сказала она и засеменила в  другую
комнату. Вошла Машенька.
     - Обед готов... Что такое ты ей говорил? Она в восторге от тебя.  "Это,
говорит, то, что тебе надо. С таким мужем, говорит, сто лет жить можно. Он -
прелесть. Но скажи ему, чтобы он был осторожнее. Он, говорит  молод,  горяч.
Так чем же ты ее очаровал?
     В глубокой задумчивости я опустился на стул. "Да, это успех",  -  думал
я, с тревогой вглядываясь в невинные Машенькины глаза.
 
 
                               На пьедестале 
 
     В конце  Пригорской  улицы  происшествие.  На  высокой  каменной  стене
строящегося дома стоит человек, жестикулирует  и  что-то  говорит.  Прохожие
останавливаются и волей-неволей увеличивают собравшуюся уже у стены толпу.
     - Что там?
     - Наверное, мальчишка.
     Но  это  не  мальчишка.  Это  Семен  Васильевич  Жучкин,  разнорабочий,
увольняемый с разных работ за  пьянство.  На  пятнадцатиметровую  стену  его
загнал пьяный кураж.
     Трезвый Жучкин - хмурый, замкнутый  человек,  заговаривающий  лишь  для
того, чтобы ругаться и грубить. Ругаясь много и охотно, он вспоминает  чужих
матерей чаще, чем это делают сами чужие. Все остальное время Жучкин  зловеще
молчит. И, видимо, чтобы не угнетать общество своим тяжелым  характером,  он
избегает быть трезвым. Хмелеет он быстро,  и  вместе  с  опьянением  к  нему
приходят непринужденность и какая-то  маниакальная  общительность.  Инстинкт
самосохранения тянет его к незнакомым людям; тогда он с меньшим риском может
навязываться  в  друзья,  наживать  врагов  и  вызывать  участие   в   своей
оплакиваемой пьяными слезами судьбе. Ему  все  равно:  жаловаться,  плакать,
упрекать или угрожать - лишь бы быть  все  время  на  глазах  у  людей.  Эта
болезненная потребность в обществе так велика, что, кажется,  такой  человек
бросил бы пить, если б всякий раз после выпивки  оставлять  его  одного.  На
этот раз он в ударе. При его фантазии каменная стена в людном  месте  -  для
него седьмое небо. Он сознает, что это кульминация, что ему никогда  уже  не
собрать столько людей, заинтересованных его судьбой. Стоит он, придерживаясь
одной рукой  за  торчащий  из  стены  железный  прут,  с  пьяной  грацией  и
претензией на монументальность.
     -  Чего  собрались?  -  говорит  он  надменно.  -  Не  видели   пьяного
пролетария? Смотрите!
     И он слегка надрывает на своей груди рубаху.
     - Чего ржете, цыплята желторотые, - обращается он к двум молодым людям.
- Что, смешно?
     - Ты зачем туда залез? Ведь пьяный же,  свалишься.  Слезай!  -  говорит
толстый дядя с портфелем.
     - Смеются! - продолжал Жучкин. - Я их защищал, когда... когда их еще не
было. Сражался... болезнь получил, а они зубы скалят... и-ых!
     На самом деле Жучкин никогда нигде не сражался, если  не  считать,  что
был бит однажды бутылкой по голове.
     Жена дяди  с  портфелем,  полная  чувствительная  женщина,  суетится  и
тараторит:
     - Что же это, он упасть может, он ведь пьяненький. Мужчины, что  же  вы
стоите, мужчины!
     - Слезай, слышишь, слезь! Свалишься, дурак, - басят мужчины.
     - Свалюсь, - дрогнувшим голосом говорит Жучкин.
     На  молодых  людей,  снова  собравшихся  было  рассмеяться,  шикают   и
выговаривают: "Все бы зубоскалили, тут, может быть, трагедия..."
     - Свалюсь! - торжественно и  плаксиво  повторяет  Жучкин.  -  Что  мне!
Боролся, ничего не щадил... смеются... свалюсь... А ну, расступись!
     Внизу смятение. Женщины разбегаются.
     - Бежите! - упивается Жучкин. - В свидетели не хотите!
     - Довели человека! - раздается из толпы глухой анонимный голос.
     - Мужчины!  -  восклицает  жена  дяди  с  портфелем.  Происшествие  так
захватило  ее,  что  она  раскраснелась,  похорошела  и,  может  быть,  даже
помолодела. - Человек может погибнуть!
     Молодые люди направляются к  стене,  к  деревянному  трапу.  Но  Жучкин
кричит:
     - Куда ползете? Не подходи - сразу прыгну!
     Молодые люди отступают.
     -  А  ну,  спускайся!  -  строго  командует  подошедший  милиционер.  -
Спускайся живо, а то...
     - Послушайте, так нельзя, - набрасывается на милиционера супруга дяди с
портфелем. - Он ведь бросится... так нельзя. Нужно учитывать состояние... Вы
бесчеловечны. Его надо убедить.
     - Надо убедить, - нагло повторяет Жучкин. - Они привыкли тут...
     Милиционер,  молодой,  еще  недавно  застенчивый  парень,  приходит   в
растерянность  и  недоумение.  И  Жучкина  убеждают.  А  он  несколько   раз
порывается низвергнуться  вниз,  дорывает  на  себе  рубаху,  хнычет,  воет,
рычит...
     В это время к стене приближается старшина  милиции  Василий  Васильевич
Милых. Жучкина он знает давно и хорошо знаком с его повадками.
     - Прыгай! Давай  прыгай!  Ну!  -  кричит  Милых.  Заметив  его,  Жучкин
втягивает голову в плечи,  запахивается  в  рубашку,  ежится  и  исчезает  с
авансцены.
     - Да разве он прыгнет! - говорит Милых с сожалением.
     Через минуту Жучкин внизу. Теперь его можно хорошо рассмотреть.  Вблизи
вид у него жалкий, трусливый, как у шкодливого  кота,  которого  хозяйка  не
кормит, а только бьет. Он бормочет:
     - Я, Василь Васильевич, ничего такого... это я так... проветриться.
     - Мы тебя провентилируем, - обещает Милых и  вдруг  обращается  к  жене
дяди   с   портфелем:   -    Гражданка,    пройдите,    пожалуйста...    для
освидетельствования хулиганского акта.
     - Нам, знаете ли, некогда... Извините, возьмите кого-нибудь другого,  -
старается увильнуть женщина.
     - Ничего. Это ненадолго. Пройдемте, пройдемте, -  настаивает  Милых  и,
обращаясь к Жучкину, цедит сквозь зубы: - Обрати внимание, порядочным  людям
неприятно с тобой идти.
     Жена  дяди  с  портфелем  морщится,  пожимает  плечами  и,  ничего   не
поделаешь, идет вслед за  Жучкиным  и  милиционером.  К  ней  пристраивается
недовольный муж.
     - Хулиганов ведут, - говорит кто-то на улице.
 
 
                                  Сугробы 
 
     Ни куста, ни пригорка, даже телеграфных столбов нет рядом. Только  море
снега, заунывно ровное,  мертвое  море.  Узкая  синяя  дорога  оцепенела,  и
кажется, что она никуда не приведет. Дорогу освещает маленькая тусклая луна.
Озябшая, жалкая, она, кажется, ждет не дождется конца  своего  дежурства.  А
там, где сливаются небо и снег, - мрак. Попадите в такое  место,  пройдитесь
по  этой  дороге  ночью,  и  вы  поймете,  что  такое  одиночество.  Резкий,
неестественно  громкий  скрип  собственных  шагов  будто  подгоняет  Верочку
Фролову, учительницу, идет она быстро, почти бежит.  Время  от  времени  она
оглядывается, дорога вязнет во мгле, и Верочке кажется жутким  предположение
вернуться, оказаться там, где она только что прошла.
     Но и мороз, и волки, и три километра впереди - все это чепуха...
     У Веры Андреевны горе.  Ее  обманули.  Она  долго  не  верила,  что  ее
обманывали, но сегодня на станции, куда она  приходила  его  встречать,  она
поняла все. В каждом письме он обещал приехать к Новому году. Правда,  писем
не было уже давно, но  кто  мог  запретить  Верочке  надеяться.  Теперь  все
кончено. "Дурочка, дурочка, - ругала она себя, -  давно  надо  было  понять.
Таких, как ты, - много, и они там, рядом...  Зачем  ему  куда-то  ездить"...
Особенно обидно ей становилось, когда она вспоминала, как он  полгода  назад
провожал ее сюда, в Степановку. Ссора, нежности, уговоры  -  все,  что  было
тогда на перроне, все это, оказывается, обман. Нежных чувств хватило  только
на три письма...
     Где-то в стороне  послышался  собачий  лай  и  треск  движка  колхозной
электростанции, дорога свернула туда, и через полчаса Верочка шла  уже  мимо
первых домов Степановки.
     Никто в деревне не спит, везде  горит  свет,  но  на  улице  пусто.  Из
большого дома с тополем-призраком над крышей кто-то вышел. В дверь вырвались
нестройные  голоса,  над  которыми  взвился   один   пронзительно-радостный,
женский:  "...Парней  так  много  халастых..."  -  и  снова  тихо.   Верочка
вспомнила, что в этом доме живет ее ученик Коля Лохов, смешной большеголовый
мальчик, у которого вторую четверть двойка по арифметике.
     От  крыльца  клуба,  украшенного  еловыми  ветками,  ярко  освещенного,
отделилась фигура. Громко скрипя бурками,  фигура  приблизилась,  и  Верочка
узнала счетовода Федю. Разглядев, что Верочка проходит мимо, Федя  загородил
ей дорогу.
     - Вот, пожалуйста, только вышел,  стою,  курю  -  и  вы...  Это,  можно
сказать, судьба. Зайдите, Вера Андреевна. Что  характерно,  танцы  начались,
музыка, общество культурное.
     Федя - модник. Недавно он ездил в город и купил там черную  папаху.  Во
всем колхозе существует только две пары бурок, у председателя и у Феди. Федя
это сознает и носит их с достоинством, только по праздникам и выходным дням.
     - Зайдемте, честное слово, - пристает Федя.
     - Нет-нет, Федя, иди веселись. Я домой.
     - Дружки мои уже все напились, а я вот... весь вечер искал вас. Если не
секрет, где вы были, Вера Андреевна?
     - Ходила на свидание. Прощай, Федя.
     Через дом от клуба - небольшая деревянная школа. Светится  только  одно
окно. Это не спит Михаил Зарипович, школьный сторож,  грустно-старый,  давно
одинокий. Верочка живет тут же, в школьной пристройке.
     В своей комнатке, не раздеваясь, она садится у теплой голландки и долго
смотрит в серебряные окна.  На  столе  бутылка  вина,  две  лучистые  рюмки.
Двенадцатый час. "Наверное, он сейчас в белой сорочке, в красивом  галстуке,
кого-то слушает, кому-то улыбается. Где он  сейчас?  Мало  ли  где...  Город
большой... а я маленькая... Позвать кого-нибудь... Зарипыча позвать?"
     Верочка сбегала и пригласила сторожа.
     - Вы один, и я одна, - сказала она, - встретим Новый год вместе.
     - Кому новый, а кому, может, последний, - сказал старик,  но,  конечно,
согласился. Через пять минут он явился, чинно разделся, пригладил  бороду  и
сел прямо к столу.
     - Чего же ты одна? - спросил  старик,  наблюдая  за  Верочкой  ласковым
внимательным взглядом. - В клуб тебе надо. Федор тут цельный вечер крутился.
Все интересовался.
     - При чем тут Федор? Обманули меня, Михаил Зарипович. Обещали  приехать
сегодня и обманули.
     - Как же так?
     - Да так...
     Зарипыч сочувственно насупился,  Верочка  не  выдержала,  прерываясь  и
всхлипывая,  она  рассказала  старику  о  своем   несчастье.   Тот   слушал,
переспрашивал, выпил рюмку, налил другую.
     -Так ведь нельзя, может, было приехать, - сказал он.
     - Я не верю, что нельзя было. Не утешайте меня, я и вам не верю.
     Верочка отвернулась от стола, положила руку на спинку стула, уронила на
руки голову и затихла. Зарипычу стало ее жалко. Как успокоить  человека,  он
знал хорошо, потому что сам нуждался в утешении.
     - Чего убиваться? - начал он строго.  -  Со  всяким  бывает.  Бывает  и
проходит. И у тебя пройдет. Еще, гляди... свидитесь... А куды  вы  денетесь?
Звезды, к примеру, взять, над нами одни и те же... Куды денетесь.  -  Старик
увлекся и стал рассказывать про свою жизнь. Когда он взглянул на часы,  было
уже без двух минут двенадцать. Верочка молчала. Зарипыч забеспокоился.
     - Андреевна! - позвал он. Она не ответила. Зарипыч поднялся и  заглянул
ей в лицо.
     - Вот тебе раз! Спит девка-то... Господи, чокнуться будет не с кем!
     Она в самом деле спала. Светлая прядь шевелилась  на  щеке  от  ровного
дыхания. Неизвестно, что снилось Верочке,  -  она  улыбалась.  Старик  хотел
разбудить ее, но раздумал.
     - Ишь ты какая... - пробормотал он,  -  намаялась...  Пущай  спит,  что
уж...
     Старик долго смотрел Верочке в лицо, потом, будто спохватившись,  выпил
рюмку, покосился на часы, оделся и тихо вышел.
     Мгла рассеялась, луна, в матовом венчике,  пронзительно  яркая,  висела
почти над головой, появились звезды. У калитки маячил уже подвыпивший Федя.
     - А, лунатик! Все крутишь тут... Ну-ну. Ишь, вырядился... А не мерзнешь
ты в этим колпаке, а? Не холодно тебе?..
     - Вы, Михаил Зарипович, старый человек, а то бы я из вас за такие слова
что-нибудь сделал такое... Ни один инженер по чертежам не собрал  бы.  Но  я
относительно не этого... Вера Андреевна в настоящий момент чем занимается?
     - Дурак ты, Федька. Спит она.
     - Как это спит? Девушка грустит, а вам все "спит". Никаких вы тонкостей
не понимаете.
     - Спит, говорю... Спит, и только.
     Старик вздохнул, запахнулся в полушубок и пошел прочь.
 
 
                                  Эндшпиль 
 
     Над территорией  дома  отдыха  висит  свирепое  послеобеденное  солнце.
Жарища. Сосны потускнели, их зелень  не  лоснится  своим  здоровым,  молодым
блеском.  Ветви  берез  совсем  сникли,  свернулись  и  похожи   сейчас   на
потрепанные веники.
     Отдыхающие,  полураздетые,  прикрывая   головы   газетными   колпаками,
спасаются от духоты и зноя бегством  на  озеро,  в  рощу.  Любая  из  комнат
деревянного корпуса  представляет  собой  пекло,  душегубку,  орудие  пытки.
Никому не придет в голову в этот час искать кого-нибудь в комнатах.
     Но тем не менее, корпус не пуст. В девятой комнате бухгалтер Козьмин  и
столяр Крикунов распивают бутылку  "можжевеловой",  в  семнадцатой  комнате,
кажется,  кто-то  спит,  а  в  коридоре  на  подоконнике  играют  в  шахматы
администратор Ильин и студент Сомов. "Можжевеловая" и сон  в  данном  случае
слабость, страсть, потребность организмов.  Другое  дело  шахматы.  Можно  с
шахматной доской пойти на воздух, куда-нибудь в тень, к воде.  Но  Ильину  и
Сомову взбрело в головы играть именно здесь, и, изнывая от  жары,  поминутно
прикладываясь к стоящему в коридоре бачку с водой, они тянут свою партию.
     - Федор Акимыч, я вижу, вам жарко. Вы  плюньте  -  идите  купаться.  На
ничью я согласен. Идите, честное слово, мне совестно даже...
     - А вы?
     - Вы на меня внимания не обращайте. Я сгоняю вес... И вообще  не  люблю
себя распускать. Угнетаю, извините, свою плоть.
     Сомов парень с манерами, с небрежностью в голосе  и  движениях.  Он  то
застегивает, то расстегивает свою темно-красную рубаху. Рубаха  модная,  уже
поношенная, слегка залитая дорогим вином. Его партнер мужчина  лет  тридцати
пяти, высокий, с заметной внешностью. Имеет красивый, вкрадчивый баритон.
     - Искупаться не мешало бы. Но тащиться до озера... Лень.  Убейте  меня,
лень!
     Студент, обыгрывая  Ильина,  который  из  настольных  игр  более  всего
преуспел в преферансе, деликатно зевнул и спросил:
     - Ну как, Федор Акимыч, вы не жалеете еще, что  приехали  сюда?  Скучно
ведь, а?
     Ильин сочувственно поморщился.
     - Да, пожалуй, скучно... Ну ничего. У всех у нас  есть  здесь  занятие:
разлениться, поправиться килограммов на пять и года на два помолодеть.
     - Э! Мне все это ни к чему...
     - Вот вам и скучно.
     - Вам шах, Федор Акимыч... Да, уж полнеть-то в  домах  отдыха  принято.
Почти каждый считает долгом чести поправиться. Возвращается  потом  домой  -
кичится. Неприлично даже - будто бы люди  приезжают  специально  отъедаться.
Еще  туда-сюда  пожилым   и   ответственным.   Но   девушкам-то!   Заплывут,
обленятся... Безобразие, как хотите! Вот та... как она... Вербова, по-моему,
имеет такую тенденцию... Кстати, как вам она, Федор Акимыч?
     Ильин отвечал нехотя, стараясь не отрывать мыслей от доски:
     - Вербова... Вербова. Ах да!  Вербова!  Это  белокурая,  все  в  ситцах
щеголяет? Да как вам сказать... Хорошенькая. Колоритная даже... так сказать,
в определенном жанре... Но ничего особенного я не вижу. Она как-то  слишком,
знаете... Мне кажется, в ней есть что-то не очень... что-то отталкивающее...
впрочем, я не знаю. У вас, конечно, имеется по этому поводу свое мнение.
     - Да-да, - обрадовался Сомов, - именно  что-то  отталкивающее.  Я  тоже
сразу это заметил. И ведь далеко не красавица, а? А заметили, как  держится?
Как прима-балерина. Понимаете? Утром выходим из столовой, она впереди  идет.
Ну шутки тут, конечно, намеки,  аллегории...  специально.  Она,  видите  ли,
повела плечиком - вот так... и свернула в сторону.  А  ей  надо  было  прямо
идти. Понимаете?  Терпеть  не  могу  заносчивых  женщин.  Это  ведь  вредное
явление. Парадокс. И потом у нее глаза, кажется, зеленые, вы заметили?
     - Нет. Знаете, меня такие мало интересуют. Не люблю  таких...  Объявляю
шах.
     Сомов закинул ногу на ногу и заговорил опять:
     - Во внешности этой самой Вербовой все как-то, я бы сказал, утрировано.
Приятно, конечно, когда нос чуть вздернут. Чуть! Ведь приятно, Федор Акимыч?
А у ней это слишком. Как у куклы.
     - А вы представьте ее через двадцать лет! Старухой  представьте.  Ужас.
Того и гляди, сядет на метлу - и... фьють! Или дерево грызть... Ха-ха-ха!
     - Да!  Вчера,  когда  все  собрались  здесь  поболтать,  она  два  часа
просидела в библиотеке! Скажите, что женщине там так долго делать!
     - Учиться. С ее внешностью - учиться. Это единственный выход...
     Партия между тем приближалась к концу. Партия выходила неблестящая.  Но
партнеры были друг другом чрезвычайно довольны и невольно улыбались, как это
делают люди, вдруг почувствовавшие друг к другу уважение.
     - Она, я слышал, диссертацию пишет. Надо же!
     - Ну, для женщины это последнее дело.
     В эту самую минуту дверь семнадцатой комнаты отворилась, и  в  коридоре
появилась Вербова, веселая и вызывающе хорошенькая.
     Партнеры изменились в лице и почему-то оба вскочили на ноги.
     - Вот, пожалуйста, - сказал студент, - взгляните...  Я  подойду  к  ней
сейчас и скажу что-нибудь... дерзость какую-нибудь.
     И он направился было к ней. Но Ильин схватил его за руку.
     - Нет, это я скажу ей дерзость.
     Вербова тем временем замкнула свою  комнату  и  побежала  по  коридору.
Заметив Сомова и Ильина, она улыбнулась.
     - Шахматы! В такую погоду! Вы чудаки.
     - А вы... - начал Сомов.
     - А я иду кататься на лодке.
     - Возьмите с собой меня, - вдруг сказал Ильин, - я гребу, как пират.
     - О! Я взяла бы вас, но меня там ждут. Она взглянула на часы.
     - Уже лодка взята. Счастливо! И она помахала сумочкой.
     - Вы, Федор Акимыч, шулер, - сказал Сомов после ее ухода.
     - Мальчишка! - прошипел Ильин, собирая шахматы.
     И они расстались с тем, чтобы уже больше никогда не встречаться.
 
 
                                   Тополя 
 
     Я видел ее только раз. Может быть, потому я люблю ее всю жизнь.
     Совсем такой же, как сейчас, был вечер.  Такой  же  пронзительно  синий
воздух, так же сверкали вмерзшие в лужи огни фонарей, эти же самые тополя  -
корявые черные гиганты, навсегда увязшие в синеве. Старая садовая решетка  и
сам сад - темные пятна сосен, серые паутины берез, незаметные акации,  немая
улочка. И над всем этим - тополя.
     Тогда я был беззаботный студент, сейчас мне сорок три. А тополя все  те
же, и, кажется, никогда  они  не  могли  быть  тонкокожими,  бледно-зелеными
саженцами. Тот же от них запах - сладкая, прилипчивая горечь. Только ветерок
- и ноздри раздуваются от этого запаха и непонятно сильно стучит сердце.
     Я был беззаботный студент. Голова кружилась от весны, от молодости,  от
удач. Я не гонялся тогда за счастьем, а наступал ему на пятки нечаянно,  как
наступаю сейчас на эти лужицы.
     В тот вечер я шел к своей невесте. Ничто не  мешало  мне  считать  себя
счастливым. И только в запахе  тополей,  в  их  торжественных  фигурах  было
предчувствие чего-то необыкновенного. И необыкновенное случилось. Она быстро
шла навстречу. Она не остановилась,  не  замедлила  шага.  Она  промелькнула
мимо. Но я видел ее улыбку! Видел! И  вижу  сейчас.  Улыбка  говорила:  "Как
странно! Я предчувствовала, что сейчас тебя встречу... Как странно. Но  меня
ждут. Я спешу..." "Куда!" - закричал я беззвучно. "Куда!" - кричали тополя.
     Но она не слышала, и синь, вот эта мутнеющая синь затянула ее.
     А сейчас под этими тополями я бреду  домой,  к  жене,  к  десятилетнему
сыну. Женился я по любви, моя жена умная, красивая, добрая женщина. Я  люблю
сына, люблю жену, не могу представить себя без них.
     Но все летит к  черту,  когда  приходят  эти  жуткие  весенние  вечера.
Крадучись, как вор, непреодолимо, как лунатик,  я  прихожу  сюда  и  шатаюсь
здесь,  под  этими  тополями.  Здесь,  именно   здесь,   когда   таким   вот
безумно-синим сделался воздух и так торжественно застыли тополя - она быстро
шла навстречу. Я видел ее! Я видел похожие на этот вечер глаза! Я  видел  ее
улыбку!
     Такая тоска! Такая тоска! Где-то в груди боль, острая, страшная, вечная
боль. Хочется закричать, хочется заплакать. Такая тоска!
     И потому хочется закричать  и  заплакать,  хочется  потому,  что  я  ее
никогда не видел. Ее не было. Были и есть только тополя.
 
 
                                  Студент 
 
     Молодые листья на ветру трещат, металлически блестят на солнце. На окно
ползет пышное белогрудое облако, ветер рвет из него прозрачные, легкие,  как
бабьи косынки, клочки и несет их вперед. В бездонную голубую пропасть.
     - Молодой человек! Вам не кажется, что вы присутствуете на лекции?  Да,
да, вы - у окна. Вы, именно вы! Надо встать. Я спрашиваю: вы где находитесь?
     - На лекции.
     - Слышали ли вы, о чем я только что говорил?
     - Нет.
     - А когда-нибудь вы об этом слышали?
     593
     - Товарищи, сколько раз вам повторять: я на свои лекции  ходить  никого
не  принуждаю.  Неужели  это  так  трудно  усвоить?  Вы,  молодой   человек,
свободны... Нет, нет! Можете идти. Идите, идите!  Не  смею  задерживать.  До
свиданья!
     Он сбежал по лестнице, быстро  прошел  прохладный  сумеречный  коридор,
толчком распахнул дверь и на мгновение ослеп от резкого майского солнца.
     День не жаркий, ветер ровный, бодрый, с запахом  реки  и  черемух,  без
конца идут быстрые плотные тени. Напротив в сквере  струится  зеленый  поток
березовой листвы, за ней качается серебряная челка  фонтана.  Ветер  бросает
струи воды мимо каменной чаши, далеко на асфальт стелется белый водяной дым,
под ним визжат, носятся голоногие девчонки.
     Студент перешел улицу, в лотке у сонного небритого дяди купил сигарет и
побрел вдоль сквера, лениво ступая на черную узорчатую тень чугунной ограды.
     Он уже забыл про лекцию, про  психоватого  доцента.  С  самого  утра  в
голове  сидело  одно  и  то  же  -   строчки   своего   вчерашнего   письма:
"...Поклонников у вас много, но люблю вас один я. Для  того,  чтобы  вы  мне
поверили, я сделаю все. Что дальше - решаете вы, но это свидание неизбежно".
     Он не спешил. Доцент позаботился о том, чтобы он не спешил. Но лучше бы
он торопился - тогда не  исчезла  бы  та  шальная  самоуверенность,  которая
пришла к нему на лекции, у окна.
     На набережной немноголюдно.  Молоденькая  мать  катит  по  улице  синюю
коляску. У воды, будто лунатики, туда  и  обратно  ходят,  трещат  рулетками
рыбаки.
     Он спустился к самой воде, присел на бетонную ступеньку.
     Река несется навстречу  облакам,  темная  у  того  берега,  здесь,  под
ногами, неправдоподобно прозрачная. С той стороны уютно-зеленое  предместье,
обросшее садами и аллеями, сползает к реке желтыми тропинками  улиц.  "Люблю
вас один я..." Это, видимо, глупо и, кажется, сентиментально. А что  делать?
Любовь - не моя затея... Она - знаменитость, - вот в чем дело... Черт дернул
ее быть артисткой, да еще знаменитой! Все было бы проще. И  эта  записка  не
казалась бы глупой. А что делать?  Надо  встретиться.  Надо  сказать  слова,
которые не скажет ей никто, кроме меня.
     Река слепит солнцем, сияет голубизной.  И  шумят  над  головой  молодые
тополя. Но река - сама собой, ты - сам собой...
     Она  пришла.  Она  остановилась  в  десяти  шагах,  яркая,   беспощадно
красивая.
     Она не одна. Рядом высокий  в  белом.  Он  безучастен,  он  смущен.  Он
прикуривает папиросу, дает понять, что явился сюда помимо воли и ему все это
ни к чему. Студент поднялся. Может быть, подниматься было рано. Может,  надо
было подождать, когда они подойдут ближе.
     - Это, конечно, вы. Явились, значит. Очень приятно.
     Она разглядывает его в упор, подробно, с откровенным пренебрежением.
     -  Слава  богу,  вы,  я  вижу,  человек  взрослый  и  кое-что,  видимо,
поймете... Вы пишете, что готовы на все. Вот что, молодой человек.  Сделайте
вы мне две услуги. Во-первых, не ходите  больше  в  первый  ряд  -  вы  меня
раздражаете. Во-вторых, не присылайте мне ваших сочинений. Они мне не нужны.
Написали одну записку - хватит... Зачем же четыре?
     - Ну-ну, пустяки. Зачем же так резко? Кто из нас не писал  посланий?  -
Высокий показал зубы, сочувственно подмигнул.
     - Нет, с меня хватит разных дурацких писем. Они мне  надоели!  Молодому
человеку надо дать понять, что его письма  не  приведут  ни  к  чему,  кроме
скандала.
     - Ну,  это  лишнее.  Молодой  человек,  не  придавайте  этому  большого
значения. Она актриса трагическая, ничего не поделаешь. К  тому  же  сегодня
она не в духе.
     Надо крикнуть, надо выругаться, надо разбить эту фальшивую  улыбку.  Но
руки скрутила противная, гипнотизирующая слабость. В голове шум тополей.
     Он взглянул ей в глаза - вот они, совсем рядом,  злые,  чудесные,  -  и
деревянным унизительно чужим голосом произнес:
     - Все это забавно... Но вы меня  с  кем-то  путаете.  Я  вам  писем  не
писал... Все это очень забавно...
     Он видел только, как  дрогнули  ее  брови.  Слышал  уже  за  спиной  ее
голос...
     Потом он ходил по горячим пыльным тротуарам, пересекал веселые  скверы,
стоял на мосту и снова шагал по серым улицам, завороженный тоской, стыдом  и
отчаянием.
     "...Что делать? Все изменилось. Все совсем изменилось..."  Что-то  надо
делать, какая-то сила настойчиво и дерзко  стучала  в  висках:  что-то  надо
делать.
     Вечером,  когда  он  снова  оказался  у  реки,  он  почувствовал   себя
непонятно. На том берегу была уже темнота. Деревья и крыши торчали  сплошным
черным  частоколом.  Над  ним,  между  рваными  синими  тучами,  опоясанными
малиновыми лентами, зияли бледно-зеленые просветы, ошеломляюще обыкновенные,
виденные на закате тысячи раз, минутные и вечные следы прошедших дней. Внизу
в заливе плескались три лодки. Парни без  устали  махали  веслами,  слышался
счастливый визг. Одна из  лодок  наткнулась  на  малиновую  дорожку  заката,
дорожка оборвалась, по всей по ней прошла сверкающая дрожь. И  все  это  ему
неожиданно показалось неотделимым от его тоски.
     Нагрянула вдруг жажда  пережить  такую  же  пустую  визгливую  радость,
хотелось без конца видеть этот минутный малиновый  свет,  оказаться  на  том
берегу, в темноте, легким и быстрым шагать в гору мимо сада, задевая висками
прохладные черные ветки.
     Он жадно всматривался в огни, вспыхивающие на  том  берегу,  ежился  от
холодка реки и думал и чувствовал. Через час он вошел в маленькую комнату на
окраине. Глянул в окно, в глубокую, невысказанную ночь, сел к  столу  и,  не
отрываясь, черкая, комкая и выбрасывая листы, писал.
     Кончил он утром. Встал,  распахнул  окно,  с  мучительным  наслаждением
вдохнул  пахучую  утреннюю  сырость,  сделал  по  комнате  два  шага  и,  не
раздеваясь, рухнул на жесткую узкую кровать.
     Ветер тихо постукивал раскрытыми оконными створками и смахнул со  стола
несколько исписанных энергическим почерком драгоценных листов.
 
 
                                 Моя любовь 
 
     Пять лет назад на  перроне  маленькой  станции  я  прощался  с  любимой
девушкой. Мне было тогда восемнадцать лет, и я ехал в город учиться.
     Единственный пассажирский поезд останавливался на этой станции глубокой
ночью. И это было так кстати.  Мы  сидели  на  моем  громоздком  чемодане  и
говорили о будущем. О том, что мы будем любить друг друга всю жизнь,  что  я
буду приезжать, что в разлуке будем писать письма, а через пять лет, окончив
институт, я вернусь в наше село, и мы будем вместе. Повторяю, мне было тогда
восемнадцать лет, и все то, что мы друг другу обещали,  казалось  мне  нашим
будущим.
     Начиная со школьного возраста, я постоянно был в  кого-нибудь  влюблен.
Когда из шестого класса  уехала  вдруг  моя  соседка  по  парте,  я  впал  в
задумчивость  и  остался  в  шестом  классе   на   второй   год.   Потом   я
последовательно был влюблен в преподавательницу истории, пионервожатую  и  в
двух своих одноклассниц. По-настоящему я  влюбился  тотчас  же,  как  пришло
время. Это была Вера, та самая девушка, которая, не спросившись дома,  ночью
ушла на станцию провожать меня. Ей оставалось учиться в школе еще  год,  она
собиралась стать учительницей и через пять лет непременно работать  в  своей
школе.
     О том, что мы друг друга любим,  мы  говорили  тогда  в  первый  раз  и
говорили потому, что мы расставались. Пришел поезд. Мы поцеловались, и  Вера
заплакала, уткнувшись головой в  мое  плечо  и  всхлипывая  совсем  как  моя
десятилетняя сестренка. Я взял ее за плечи, поднял голову и долго смотрел ей
в лицо. Прямые светлые волосы, нос чуть большой и весь в  веснушках,  мокрые
серые глаза, жалкая улыбка... Я не знал тогда, красива ли она.
     Поезд тронулся. Я поцеловал Веру еще раз, вскочил  в  тамбур,  вошел  в
вагон, сел лицом к окну и просидел так всю ночь. "Ты не  забудешь  меня!"  -
вспоминались мне ее слова и лицо. Она повторила это несколько раз, и  трудно
было понять, кого она убеждала в том, что я ее не забуду -  себя  или  меня.
"Разве можно забыть!" - думал я в отчаянии...
     И забыл. Забыл легко и быстро. Я попал в  компанию  веселую,  шумную  и
безалаберную. Институт мне показался большим скоплением бойких молодых людей
и легкомысленных девушек, у меня закружилась голова, и уже через две  недели
было назначено свидание с некоей Лидой. Лида в самом  деле  оказалась  такой
легкомысленной, что в нее трудно было как следует влюбиться. Через месяц  мы
разошлись в разные стороны, шутя и посмеиваясь. Потом  была  Эля,  потом  ее
подруга Катя.
     Я изменился. Завел себе усы-шнурочки, выучился танцевать  и,  выбиваясь
из своих студенческих возможностей, волочился за модой. Одним словом, внешне
я сделался то, что называется "стиляга".  Вообще-то  я  уверен,  что  стиляг
никаких нет. Есть модники, шалопаи, жулики, нахалы, есть  мальчики,  которым
невтерпеж  быть  взрослыми  и  быть  мужчинами,  а  стиляг  нет.   Отрицание
авторитетов, желание пожить в свое удовольствие, перепродажа модных вещей  -
все это, конечно, не оригинально, не  ново  и  сводится  в  конце  концов  к
мелкому хулиганству. А все эти ценители  и  коллекционеры  плохой  эстрадной
музыки, разные Бобы Бондаренко и Джоны Сапожниковы - это же только смешно  и
пошло. Впрочем, многие из поклонников гнусного саксофона в восторге от  этой
музыки и не признают никакой другой только потому,  что  спекулируют  ею  по
воскресным дням на толкучках.
     Конечно, я далек был от увлечения напоминать собой lovelas, но меня все
это тогда забавляло,  а  главное,  это  нравилось  девушкам,  которым  хотел
нравиться я. Шутя и посмеиваясь, я  знакомился  и  забывал  свои  знакомства
четыре года. Бывало, сижу где-нибудь в саду, жду девушку  и  скучаю.  И  мне
нравилось, что я скучаю, что я  могу  встать  и  уйти,  не  дождавшись  этой
девушки, и завтра назначить  здесь  же  свидание  кому-нибудь  другому.  Мне
нравилось интриговать, водить за нос, пускаться в рискованные приключения  и
выходить из воды сухим и со свободным сердцем.
     Кончилась моя учеба в институте. Товарищи мои почти все переженились  и
стали уже мне не  товарищи.  Я  по-прежнему  балансировал  между  флиртом  и
низкопробными романами и был доволен собой. И  вдруг  мне  стало  грустно  и
беспокойно. Я сделался задумчив,  все  чаще  уклонялся  от  выпивок  и  стал
уединяться. Как-то я вспомнил Веру, но вспомнил  с  грустной  усмешкой,  как
что-то  трогательное,  смешное  и  безвозвратное.  Скука  взялась  за   меня
основательно, и я решил жениться.
     Я бросил свои ловеласовские повадки и стал ухаживать за Лизой, строгой,
умной и милой девушкой, с которой познакомился в театре. Лиза была  красива,
я привык к ней, и иногда мне казалось, что я люблю ее, но я чувствовал,  что
в то же самое время я готов к чему-нибудь новому. Через полгода у  нас  было
все решено: я кончу  институт  и  мы  поженимся.  Лиза  кончала  музыкальное
училище, но со мной собиралась ехать куда угодно.
     И вот я получил диплом  агронома  и  назначение,  разумеется,  в  село.
Направление оказалось именно в то село, откуда я уехал пять лет назад.  Лиза
еще сдавала экзамены, и устраиваться я поехал один.
     Ночью в вагоне мне не  спалось.  За  окном  набегали  и  исчезали  огни
станций и мелькали встречные поезда. Я сел у окна и раздумался.  На  вокзале
меня провожала Лиза, но мне не было грустно от того, что мы  расстаемся.  "Я
не люблю ее", - подумал я. Потом я  вспоминал  своих  прежних  знакомых,  и,
странное дело, ни одну из них я не мог вспомнить как следует, я не мог  ясно
представить ни  одного  лица,  ни  одного  значительного  слова,  ни  одного
запоминающегося пустяка. И я понял, что молодость моя проходит мимо  счастья
- мимо тех радостей и печалей,  которые  дает  человеку  одна  любовь.  "Как
известно, - подумал я, - для души и сердца прошли эти пять лет..." И я вдруг
ясно вспомнил свой отъезд в город,  маленькую  станцию,  Веру  и  ее  милое,
заплаканное лицо. "Как было хорошо, и как все это сейчас далеко  от  меня...
Где теперь Вера? Если бы люди выполняли все свои обещания и клятвы,  то  она
должна сейчас ждать меня в том селе", - я усмехнулся и,  опустив  голову  на
руки, стал засыпать.
     Был звонкий майский полдень, я спустился  с  железнодорожной  насыпи  и
пошел к селу маленькой черной тропинкой. Кругом было столько света,  воздуха
и зелени, было так хорошо, что хотелось упасть в высокую,  пахучую  траву  и
пролежать в ней как можно дольше, ни о чем не думая, ничего не вспоминая.
     Я прошел половину длинной улицы села, никто мне не попадался. И  только
у другого конца улицы двери нового двухэтажного дома вдруг  распахнулись,  и
оттуда вырвался целый ручей белоголовых ребятишек. Я остановился  и  смотрел
на них, пока они не выбежали из школы все и их радостный галдеж не  удалился
по обе стороны улицы. Потом из школы вышла девушка, легко сбежала  по  белым
ступенькам и быстро  пошла  в  мою  сторону.  Неожиданность,  растерянность,
радость - все, что я испытал в эту минуту, можно только  испытать  и  совсем
невозможно представить. Это была Вера. Она остановилась передо  мной,  долго
на меня смотрела и, проговорив: "Ты не забыл меня...", - бросилась ко мне на
грудь. Вот и все.
     Потом мы бродили за селом по лугу, пили шампанское в  ее  квартире,  и,
когда она была на уроках, я с нетерпением ждал ее в  шумной  учительской.  Я
смотрел на нее, слушал ее голос, и мне казалось нелепым и диким  то,  что  я
мог ее забывать. Я понял, что я не смог полюбить ни Лизу, ни всех остальных,
которые будто причудились мне в плохом сне, только потому, что  все  они  не
похожи на Веру, и потому, что любил я всегда только ее одну. Я не  оспариваю
ни опыта, ни мудрости, ни правоты тех, кто утверждает, что любовь  к  одному
человеку не может быть беспрерывной и беспредельной, но  я  твердо  убежден,
что моей единственной любви хватит на всю  мою  жизнь.  Мне  стыдно.  Я  так
виноват перед Верой, перед своей любовью. Но Вере я ничего не рассказываю. Я
боюсь оскорбить нашу любовь, и  я  прощаю  себе  эту  трусость.  Моя  любовь
искупает мою вину.
     Я едва смог поехать в город, чтобы объясниться  с  Лизой,  которая  уже
собиралась ко мне приехать. Входя в  ее  дом,  я  услышал  фортепьяно.  Лиза
играла Шопена. Я вошел в комнату. Она сидела ко мне  спиной  и  не  заметила
моего прихода. Я тихо уселся у двери и  стал  слушать.  Раньше  я  не  любил
Шопена, его музыку считал слишком сложной и сентиментальной. Но теперь я был
заворожен... И тут, слушая Лизу, я думал о Вере  и  о  своей  любви.  И  мне
казалось, что это тонкое и глубокое чувство, которым жила и входила  в  душу
музыка, - мое чувство, и мне захотелось вдруг  видеть  Веру  и  говорить  ей
что-нибудь  красивое  и  нежное...  Лиза  кончила,  мы  поздоровались,  и  я
объяснился. В тот же день я уехал. Лиза  любила  меня,  и  я  оставил  ее  в
ужасном состоянии. Не знаю, прав ли я. Знаю только, что я счастлив.
 
 
                             Листок из альбома 
 
     - Чем бы вас занять? - сказал  мой  новый  знакомый  Евгений  Сергеевич
Потерин, морща лоб и обшаривая свою комнату  пренебрежительным  взглядом.  -
Вот хоть это, -  он  сунул  мне  в  руки  небрежно  выдернутую  из  этажерки
штуковину в бархатном переплете и пошел к двери. - Взгляните пока. Глупейшая
вещь, женская литература. Сам никогда до конца не смотрел. Я сейчас вернусь.
     Евгений Сергеевич пошел за пивом. Его жена Таисия Григорьевна хлопотала
на кухне. Таисии Григорьевне лет тридцать пять, но ее красота еще  очевидна,
И меня удивили ее грустные глаза - редкость и  неожиданность  у  хорошенькой
женщины.
     В моих руках  оказался  альбом  со  стихами.  Как  полагается,  он  был
напичкан нежной  лирикой,  начиная  с  пылкого  Катулла  и  кончая  Степаном
Щипачевым. Я нехотя полистал.
     Последней страницей альбома оказался вклеенный в него небольшой листок,
исписанный мелким почерком. Когда-то измятый, теперь тщательно  выровненный,
склеенный из двух частей, выцветший, этот листок  заинтересовал  меня  своей
интимностью.
     "Я не могу больше любить так мучительно  и  так  униженно.  Мне  трудно
видеть тебя и ждать от тебя всякую минуту признания в том, что  ты  меня  не
любишь. Прощай. Будь счастлива - у тебя для этого есть все и нет больше того
нищего, при котором неудобно дарить свою любовь кому-нибудь другому.
     Прощай! В конце мая сходи за город, туда, где мы были год назад и где с
тобой были еще твои сомнения, со мной - мои надежды. Взгляни, как тают белые
цветы, вздохни и все забудь".
     Я с любопытством перечитал все это еще раз.
     - Ха-ха. Не поверите - это я написал, - вдруг раздался у меня за спиной
голос вернувшегося Потерина.
     Я взглянул на него с удивлением. Всегда насмешливый, далекий от  разных
нежностей, Потерин олицетворял собой здравый смысл.
     - Что, не похожу  на  Вертера?  Ха-ха-ха!..  А  ведь  было,  было...  -
продолжал Потерин, разливая пиво. - Хотите расскажу? Обед еще не скоро.  Эй,
живее там! - крикнул он жене, которая на кухне приятно побрякивала  посудой.
- Пейте пока пиво. Свежее, из  персональной,  можно  сказать,  бочки...  Так
вот... Послушайте: поучительно, а главное  -  беспримерно  глупо...  Начался
этот водевиль, когда мне было девятнадцать лет. Конечно, в девятнадцать  лет
всем положено любить и страдать, но я любил и страдал не как все. Я  смотрел
на всех своих знакомых влюбленных критически, с такой демонической усмешкой.
Мне казалось, что они любят не так, >как надо, опошляют  любовь,  делают  из
этого праздника человеческих чувств серые, скучные будни и все в таком духе.
Про себя составил я что-то вроде идеала любви и решил его осуществить.
     А кто, вы скажите мне, имеет ясное представление о том,  какой  в  этом
должен быть идеал? Вообще, кто может верно и категорически судить  о  любви?
Сколько соображающих людей, столько и взглядов, и мнений. И  о  любви  судят
особенно необъективно.
     Ну, а мое представление о любви состояло, конечно, сплошь из иллюзий. И
вот появилась "она". Я был страшно придирчив, но она понравилась мне  сразу.
Красивая, юная, нежная. Чиста, как снег в семи километрах от города.
     О своей внешности я был самого неопределенного мнения, а между тем  был
недурен. Кроме  того,  щелкая  соловьем,  оригинальничал,  острил,  -  одним
словом, был способен нравиться.
     Началось, как  обычно,  время  будто  бы  случайных  встреч,  сомнений,
догадок,  желания  видеть  друг  друга  во  сне  и  сразу  после  сна...  Мы
познакомились, и я стал думать о ней от свидания до свидания. Разумеется, на
свидании я тоже думал о ней. Когда я сказал, что люблю ее, это было уже  так
очевидно, что признание мое оказалось  только  формальностью.  Она  же  была
романтиком и ничего, конечно, не  знала  и  ничего  не  могла  мне  сказать.
Впрочем, она говорила что-то  о  товарищеском  отношении,  но  при  чем  тут
товарищеское отношение?
     Любить тогда для меня значило говорить нежности и делать глупости. Мало
того, я боготворил ее, возводил в степень, семенил вокруг нее мелким бесом и
рассыпался перед ней мелким бисером.
     А это-то и гибельно. Я ей нравился, но как только она убедилась в  том,
что я люблю ее и в доску постоянен, она стала относиться ко  мне  небрежнее.
Сердиться я на нее не мог - у меня только портилось настроение. Сначала  она
ссорилась  охотно  и  весело,  находя  в  этом  удовольствие  сытой   кошки,
заигрывающей с затравленной мышью, но потом ссоры стали  жесткими  и  злыми,
дольше длились и с трудом прекращались моими усилиями.
     Я весь, мои дела, мои убеждения зависели от ее настроения.  У  самой  у
нее не было ни  убеждений,  ни  мыслей  -  один  только  характер.  Характер
скверный. В ее голове ничего интересного, кроме капризов, не  было;  правда,
капризы эти  всегда  поражали  своей  виртуозностью.  Исполнение  ее  любого
желания - это то, что неизбежно должно быть - как зимой снег. Даже когда она
любила меня, она могла бы меня  поменять  на  леденец,  если  бы  очень  его
захотела.
     И глупее всего то, что меня все эти каприччиозы восхищали, приводили  в
какой-то идиотский трепет. Я так  захлебывался  от  восторга,  так  млел  от
обожания, что даже теперь еще совестно.
     Больше года она водила меня  за  нос,  потом  ей  это  надоело,  и  она
прогнала меня.
     Я вбил себе в голову, что я замечательно  несчастлив,  писал  нежные  и
грустные стихи, стал худеть и подумывать о  самоубийстве.  Несколько  раз  я
встречался с ней под разными предлогами,  писал  унизительные  письма  вроде
этого листка и окончательно ей надоел.  В  последнюю  из  таких  встреч  она
сказала мне: "Все кончено. На следующее свидание приглашу милиционера".
     Никогда не забуду этого вечера. Разговор происходил во дворе ее дома. Я
пресмыкался и просил ее выслушать меня.
     Если вы когда-нибудь были идиотом, то знаете, как может женщина унизить
человека. Она вообразила себе, что ей противно  находиться  со  мной  лишнюю
минуту, и хлопнула дверью. Противно! Сразу же  я  услышал  за  дверью  смех.
Смеялись она и ее подруга. Смех этот страшно резанул по моей психике, и  тут
я почувствовал, что из моей души вдруг выпала какая-то большая деталь.
     Не помню, как я удалился со двора.
     Неопределенное время я просидел на скамейке в пустом  сквере,  а  когда
поднялся, то почувствовал, что любовь моя кончилась.
     Она вытравила  во  мне  "всю  пылкость,  все  страсти  души"  и  прочие
глупости. Она воспитала  во  мне  юмористическое  отношение  к  женщине.  На
следующий день я написал ей: "Если нравится быть жестокой  -  вешайте  собак
или распределяйте стипендию" - что-то в таком духе.
     Сам себе я сказал: "В твоей любви не было радостей - в твоей  жизни  не
должно быть скуки. Скука недопустима". И зажил весело и беззаботно, как  это
возможно студенту средней обеспеченности. Замелькали разные лица, но я в них
уже не всматривался. Я любил и пользовался взаимностью,  но  любил  уже  без
всяких идеалов, без замираний в сердце и всего такого прочего. И вот...
     В комнату вошла Таисия Григорьевна, постлала скатерть и стала накрывать
на стол. Потерин, будто не замечая ее, продолжал, солидно отпивая из кружки,
которую я периодически наполнял:
     - Вы никогда не  встречали  учебника  женской  логики?  Нет  такого?  А
почему? Такой учебник мог бы  написать  любой  бухгалтер  в  перерыве  между
составлением двух отчетов. Ничего  нет  проще:  все  шиворот-навыворот  -  и
только. Женщины сами распространяют слух о том, что их  логика  непостижима.
На самом деле их поступки и мысли прямолинейны, как телеграфный столб.
     Так вот, когда я уже откровенно зубоскалил над возвышенными  чувствами,
верностью и голубиным счастьем, она вдруг пришла ко мне и принесла мне  свою
любовь, раскаяние, покорность, слезы и желание не разлучаться.
     И вы знаете... Я женился на ней. Да, да, не удивляйтесь  -  это  Таисия
Григорьевна. Как это вышло, не знаю, но только хорошо сознавал и сознаю, что
я ее тогда не любил... Да... Женился, может быть, из мести, а может быть, из
уважения к своим юношеским заблуждениям. Страшно глупо. Она, кажется,  любит
меня  и  теперь.  Мне  безразлично,  скандалов  я  не  устраиваю,  я  только
ограничиваю ее во внимании ко мне. Характер ее изменился до  неузнаваемости,
и, знаете, она отлично готовит обед. Вы сейчас в этом убедитесь.
     За обедом он вдруг спросил Таисию Григорьевну:
     - Я как-то все забываю поинтересоваться... Ты счастлива со мной?
     Таисия Григорьевна вздрогнула и, глядя  на  меня  и  неловко  улыбаясь,
проговорила:
     - Евгений Сергеевич всегда шутит так неожиданно...
     - Счастлива, тебя спрашиваю, или нет? - беззастенчиво повторил Потерин.
     Таисия Григорьевна перестала улыбаться и опустила глаза.
     - Разумеется, я счастлива, - сказала она.
 
 
                             Последняя просьба 
 
     Николай Николаевич Смирнов был уверен, что до  следующей  весны  он  не
доживет.
     - Скоро умру, - говорил он, вздыхая и виновато поглядывая на свою  дочь
Лидию Николаевну, которая убирала его комнату.
     - Что ты! Живи до ста лет, - машинально  отзывалась  Лидия  Николаевна,
стирая пыль с книжного шкафа.
     До ста лет оставалось не так уж много.
     В начале осени Николай Николаевич почувствовал, что ходить он уже вовсе
не может.
     Только крайняя  беспомощность  и  совершенная  безнадежность  порождают
желание умереть. Вконец одряхлевший, совсем бессильный,  Николай  Николаевич
имел  и  надежду,  и  жгучее,  как  у  юноши,  желание,  чтобы  надежда  эта
оправдалась. Ему хотелось дожить до весны. Хотелось еще раз увидеть на столе
цветущую сирень, услышать весенних птиц, ему хотелось  в  зеленый  рай  -  в
березовую рощу, которая начиналась почти сразу от окна его комнаты.
     Но за окном березы прогорели бледным пламенем осеннего заката, а  скоро
пришел и сразу взбесился  лютый  зимний  месяц  декабрь.  Чьей-то  одинокой,
брошенной душой взмыли ошалелые метели, вселяя в сердце  тоску  по  ласковым
весенним дням.
     Николай Николаевич и его дочь жили вдвоем. Муж Лидии Николаевны умер, а
дети, которые все уже были  взрослыми,  жили  разными  семьями  и  в  разных
местах. Николай Николаевич знал, что, когда он умрет, Лидия Николаевна уедет
к своему старшему сыну.
     Вечерами Лидия Николаевна садилась на край  кровати  и  спрашивала,  не
хочет ли чего отец. Николай Николаевич отвечал, что ничего не надо, что надо
бы давно умереть, говорил, что он измучил ее, но  что  терпеть  ей  осталось
совсем уже немного. Лидия Николаевна сердилась и всхлипывала. Тогда  Николай
Николаевич делал слабое движение своими почти обескровленными руками,  Лидия
Николаевна осторожно опускала голову к его груди и тихо плакала, и у Николая
Николаевича разбегались по морщинам две-три пресные старческие слезы.
     Бывали врачи, но Николай Николаевич был уверен, что они не лечат его, а
только делают вид, что лечат. "Вы знаете, и я знаю: старость неизлечима",  -
говорил он им.
     Раз к нему заходил сын Сергей. Сергей Николаевич был очень серьезный  и
очень занятой человек. Часто приходить он не мог.
     Он пришел поздно вечером, с папкой под мышкой, не  разделся,  а  только
снял шляпу и смял ее в своих сильных руках.
     Перед его уходом Николай Николаевич расхрабрился на шутку,  которая,  в
сущности, была вовсе не шуткой.
     - Не хочу умирать зимой, - сказал он. - Хочется  покинуть  этот  мир  в
цвету, чтобы оставить о нем хорошее впечатление.
     - Ты еще молодец. Мы с тобой еще на уток пойдем, - улыбнувшись,  сказал
Сергей, но Николаю  Николаевичу  показалось,  что  говорил  он  это  вяло  и
бесчувственно...
     Николай Николаевич возненавидел зиму за то,  что  зимой  хорошо  только
здоровым и сильным, за то, что зимой нельзя открыть окно,  за  то,  наконец,
что зима так долго тянется. Ему стало казаться,  что  не  старость,  а  зима
отняла у него все и оставила одни только воспоминания, которые тоже отнимают
силы, но от которых становится грустно и хорошо.
     Но Николай Николаевич так  и  не  мог  привыкнуть  жить  одними  только
воспоминаниями. Он ждал весны.
     И весна пришла. Николай Николаевич давно уже следил за большой сосновой
веткой, которая заглядывала в окно его комнаты. И вот  солнечным  мартовским
полднем ветка сбросила с себя белую, великолепную,  но,  правда,  давно  уже
дырявую шапку.
     Николай  Николаевич  попросил  устраивать  его  в  кресле   и   подолгу
просиживал теперь у окна.
     За окном зима одну за другой сдавала свои позиции.
     Сначала почернели натоптанные  прохожими  тропинки  через  рощу,  потом
стали появляться желтые пятна проталин, и наконец вся земля предстала  перед
глазами такой, какой застал ее первый снег...
     - Как хорошо! - сказала Лидия Николаевна, в первый раз  открывая  окно,
когда роща уже чуть повеселела издалека еще незаметной зеленью.
     Но в душе Николая Николаевича не было той радости, какую  он  ожидал  с
приходом весны. То, что он ждал, пришло, но это оказалось не  тем,  чего  он
хотел. Он хотел жить.
     "Пройдет  весна,  -  думал  он,  -  высохнут  цветы,  а   жизнь   будет
продолжаться. И она  хороша  всегда  и  везде:  и  в  цветущем  саду,  и  на
занесенной метелью дороге, и  даже  у  окна  в  кресле,  с  которого  нельзя
подняться..." У большой старой березы почти каждый вечер встречались девушка
и молодой человек, по-видимому, влюбленные.
     Николай Николаевич любил наблюдать эти встречи, привык к ним,  думал  о
них. Почти каждый вечер он говорил Лидии Николаевне: "Лида,  посади  меня  к
окну, я опаздываю на свидание", - и смотрел в рощу до тех пор, пока  сумерки
не съедали и рощу, и две фигуры у старой березы. Они ему даже иногда  так  и
снились: девушка сидела, прислонившись к стволу березы,  а  молодой  человек
стоял, упершись головой в толстый сук и держась за  него  обеими  руками,  и
смотрел на девушку.
     Но как-то Николай Николаевич заметил,  что  молодые  люди  вдруг  стали
посещать рощу в разное время. По всем признакам это была ссора.
     "Какие глупые и какие счастливые, - думал  Николай  Николаевич.  -  Они
страдают, ходят в разное время в одну и ту же  рощу,  но  они  молоды,  и...
звезды над ними одни и те же".
     В первый душный день, перед первой грозой, старость и болезни обступили
постель Николая Николаевича, протягивая к нему свои костлявые руки.  Николай
Николаевич задыхался.
     - Лида, - сказал он, с трудом отыскав  среди  тяжелых  видений  бледное
лицо дочери, - позови Сережу... Сейчас же... в последний раз...
     Ударил гром, и за окнами началась бешеная пляска стихий.  Порывы  ветра
гулко разбивали об оконное стекло тяжелые струи воды.  Роща  стонала,  выла,
всхлипывала. У Николая Николаевича стучало в висках, но дышать стало легче.
     А когда гроза  кончилась,  Николай  Николаевич  почувствовал  себя  так
хорошо, так легко, что вдруг сел в постели и бодрым голосом потребовал:
     - К окну!
     Испуганная Лидия Николаевна запротестовала.
     - В кресло! - повторил Николай  Николаевич  твердо.  -  И  открой  окно
настежь. Я здоров, и мне кажется, что я молод.
     Он сидел у окна улыбаясь, и, действительно, на душе  у  него  было  так
радостно и спокойно, будто ему двадцать лет и  он  только  что  помирился  с
любимой девушкой.
     Прошедшая  гроза  -  праздник  всего  зеленого  мира.  Солнце  еще   не
закатилось, и необсохшая роща ликовала в  пронизывающих  ее  лучах.  Николай
Николаевич видел, как  у  ближних  деревьев  вздрагивали  нижние  листья  от
падающих с мокрой листвы капель.
     У старой березы стоял молодой человек. Николай Николаевич  взглянул  на
часы, которые давно уже  велел  поставить  на  подоконник.  Молодой  человек
должен был скоро уйти, а через полчаса должна прийти девушка.
     Скоро вошел запыхавшийся и растревоженный Сергей.
     - Отец! Ну, как ты? - спросил он, быстро приближаясь к креслу.  Отец  и
сын поцеловались.
     - Я звал тебя, Сережа... - спокойно заговорил Николай Николаевич. - Мне
кажется, я... - Николай Николаевич  замолчал,  повернулся  лицом  к  окну  и
несколько мгновений глядел в рощу.
     Когда он снова посмотрел на сына, Сергея Николаевича удивил  необычный,
давно уже не появлявшийся живой и веселый взгляд  отца.  Николай  Николаевич
тихо сказал:
     - Сережа, ты видишь вон там, в роще, парня? У  большой  березы.  Иди  и
скажи ему, чтобы он задержался там на полчаса... - И  глядя  на  недоуменное
лицо Сергея Николаевича, продолжал: - Да, да. Сходи и  скажи  ему,  что  это
очень нужно. Пусть подождет.
     - Отец... - начал обеспокоенный Сергей Николаевич.
     - Нет, нет... Я в своем уме, - перебил Николай Николаевич. - Сходи... я
прошу тебя... иди, иди...
     Пожимая плечами и оглядываясь, Сергей Николаевич вышел из комнаты.
     Окно было  открыто  настежь,  и  комнату  заполнял  неповторимый  запах
обновленной грозой березовой рощи.
     Николай Николаевич сидел в кресле, слегка склонившись в сторону.  Черты
лица его застыли в спокойном, осмысленном движении.
     Вернувшийся Сергей не сразу понял, что Николай Николаевич умер.
 
 
                               Чужой мужчина 
 
     Больше двенадцати часов в сутки не  удается  поспать  даже  пассажирам.
Петр Васильевич с досадой хлопнул по матрацу и сел у окна. За окном один  за
другим менялись пейзажи, но Петр Васильевич  был  не  мальчиком,  едущим  по
железной дороге в первый раз. Он снова лег,  закинул  руки  за  голову  и  с
ненавистью взглянул на потолок.
     "Хоть бы сел ко мне кто-нибудь в купе, что  ли",  -  подумал  он.  Петр
Васильевич Голубев возвращался в свой город после двухмесячной командировки.
В командировки Петру Васильевичу приходилось ездить часто,  но  особенно  он
любил обратную дорогу. Домой он возвращался всегда веселым,  свежим,  вез  с
собой подарок жене и пару старых анекдотов и  острот,  услышанных  от  новых
знакомых. Новые знакомые всегда рассказывали старые анекдоты.
     Подарок и анекдоты  были  и  в  этот  раз,  но  настроение  было  такое
паршивое, как будто у него только что вынули из кармана двести рублей.  Петр
Васильевич  занемог  болезнью  довольно  редкой  и  большей   частью   легко
переносимой - угрызениями совести.  Он  не  изнурял  себя  этим  недугом  по
пустякам, для этого нужна была какая-то  серьезная  причина.  Такая  причина
была. В эту поездку Петр Васильевич в первый раз изменил своей жене.
     Женился он пять  лет  назад,  будучи  студентом  и  будучи  влюбленным.
Спокойный и немного замкнутый, он был эти пять лет верен и тих, и вот  вдруг
неожиданно свихнулся.
     "Изменил самым подлым образом. Изменил кому?  Вере,  моей  Вере.  Такой
чудной женщине,  такой  любящей  жене.  Ловелас!  Гусар!  -  думал  Голубев,
ожесточенно  раскуривая  папиросу.  -  Как  я  буду  смотреть  ей  в  глаза?
Обманывать ее... Это единственный человек, которому  я  не  мог...  не  смел
лгать, и вот... Как  же  это?  Ведь  я  ей  теперь,  в  сущности,  совсем...
абсолютно чужой мужчина".
     "Чужой мужчина... - повторял Петр  Васильевич  вслух,  вскочил  и  стал
смотреть в окно, ничего в нем не видя. - Пожалуй, я признаюсь  ей  во  всем.
Она умная и нежная. Она простит меня".
     Здесь Голубев заметил, наконец, что поезд остановился в небольшом новом
городке, что дело к вечеру и до дома оставалось  три  часа  езды.  За  окном
вдоль вагона спешили навьюченные багажом люди с испуганными  лицами.  "Зачем
они бегут? Ведь все равно все сядут. Особенно суетятся женщины",  -  подумал
Петр Васильевич и стал  следить  за  хорошенькой  девушкой,  которой  быстро
бежать мешала узкая юбка.
     Наблюдать за ней было смешно и весьма любопытно. В это  время  дверь  в
купе Петра Васильевича отворилась легким и  решительным  движением.  Голубев
повернулся. Перед ним стоял незнакомец с небольшим  чемоданчиком  в  руке  и
плащом, закинутым; через плечо. Ему,  как  и  Петру  Васильевичу,  было  лет
тридцать с лишним, но он был гораздо выше и молодцеватее.  Под  пиджаком  он
имел рубаху-"дикарку", на голове прогрессирующая плешь изрядно  прикрывалась
темными волосами, зачесанными со лба назад, щеки  гладко  выбриты,  штиблеты
совсем еще не старые и  хорошо  начищены.  "Вот,  наконец,  и  попутчик!  Да
кажется, интересный". Петр Васильевич  улыбнулся  и  сделал  шаг  навстречу.
Незнакомец поставил чемодан, бросил на полку плащ и, подавая руку, улыбнулся
тоже.
     - Добрый день! Скороходов.
     - Голубев.
     - Очень приятно, - сказал Скороходов, усаживаясь у окна.  -  Через  три
часа мы будем в Н-ске. Вам туда же?
     -  Да,  -  отвечал  Петр  Васильевич,  подсаживаясь   к   долгожданному
собеседнику, - еду к жене.
     - К своей? - весело спросил Скороходов.
     - К...  своей.  А  почему  вы  спрашиваете?  -  забеспокоился  Голубев.
Скороходов ударил по самой дребезжащей струне его души. - Разве похоже,  что
я могу ехать к чужой жене?
     - Нет, что вы! - отвечал Скороходов, снимая пиджак. -  Это  я,  видимо,
пошутил. К чужой, к своей - это все равно. К чужой приятнее.  Давайте  лучше
закусим.
     Он полез в свой чемодан и достал оттуда ветчину, хлеб и бутылку вина.
     - Еще древние философы говорили, что человек живет для того, чтобы пить
и закусывать, - говорил Скороходов, разливая вино, - эта блестящая мысль  не
потеряла своей актуальности и по сей день. Выпьем! "Снова я пьян -  снова  я
счастлив!" - говорил мой знакомый поэт.
     - По-моему,  он  интеллигентнее  меня,  -  подумал  Петр  Васильевич  с
уважением.  Он  повеселел,  но  мысль  о  совершенной  им  измене  никак  не
улетучивалась из головы. "Интересно, как относится к этому,  например,  этот
вот человек?" -  думал  Голубев  во  время  разговора  о  ценах  на  вино  и
железнодорожные билеты.
     Попутчики допили бутылку, закусили, закурили, и Петр Васильевич, пустив
перед своим лицом большой клуб дыма, вдруг спросил:
     - Скажите... Вы никогда не изменяли своей жене?
     Скороходов поднял брови, остановил руку с  папиросой  в  воздухе  и,  с
недоумением всматриваясь Голубеву в глаза, проговорил:
     - Что?
     - Вы никогда не изменяли своей жене? - нервно повторил Петр Васильевич.
     Тогда Скороходов расслабленно махнул рукой, откинулся к стенке и  вдруг
рассмеялся громко и раскатисто, заглушая стук колес.
     - Что это... ха-ха-ха... что это вам взбрело? - едва смог  спросить  он
между приступами смеха. Скороходов, что называется, "ржал" и "ржал" так, что
Петр Васильевич, глядя на него и не понимая себя,  засмеялся  тоже,  сначала
глухо и отрывисто, потом громче и смелее. Ему вдруг стало совсем весело.
     - Вот уморили! - проговорил Скороходов, наконец унимаясь и вытирая лицо
платком, - ...своей жене! Ха-ха! Вы ужасный фантаст!
     - Да я пошутил, - соврал Голубев.
     -  Вы,  наверное,  открываете  музей  нравственности   и   вам   некого
экспонировать, - продолжал Скороходов, - я вам сочувствую, но  ничем  помочь
не могу. Я умею выдавать себя за верного мужа  только  своей  жене.  Вы  все
равно мне не поверите.
     - А жена вам верит? - спросил Петр Васильевич.
     - Конечно. Это одна из ее супружеских обязанностей.
     - Но...
     - Никаких "но". "Любовь и вздохи на скамейке". В любви,  как  и  везде,
надо уметь пользоваться правами и уклоняться от обязанностей.
     "А  ведь  он  гораздо  интеллигентнее  меня",  -  снова  подумал   Петр
Васильевич.
     - Жениться приходится только для того, чтобы иметь  законных  детей,  -
говорил Скороходов, - женщине трудно сохранять верность, мужчине - смешно...
     И Скороходов небрежно и цинично стал говорить о женщинах,  излагая  при
этом взгляды отпетого алиментщика. Развеселившийся Петр  Васильевич  вторил,
поддакивал, рассказал неприличный анекдот  и  между  прочим  с  насмешкой  и
пренебрежением произнес:
     - А ведь некоторые остаются все же верными мужьями.
     - Фантасты, мой друг, фантасты,  -  отвечал  Скороходов,  поднимаясь  и
надевая пиджак.
     Уже  стемнело,  за  окном  запрыгали   огни   приближающегося   города.
Скороходов, опираясь руками о столик, наклонился к окну и сказал:
     - В этом городе около полумиллиона жителей,  прикиньте-ка,  сколько  из
них одиноких и временно одиноких женщин. Всем им хочется быть любимыми,  все
они жаждут ласки. Любите же их! И не любите долго одну и ту  же,  а  то  она
подаст на вас в суд за невнимание к ее слабостям.
     В окно ворвались большие и яркие огни  вокзала,  и  поезд  остановился.
Шумел, радовался, грустил и  сентиментальничал  перрон  -  место  ничего  не
значащих,  безнаказанных  поцелуев.  Голубев  и  Скороходов   выбрались   на
привокзальную площадь.
     - Ну,  я  спешу,  -  сказал  Скороходов,  подавая  руку.  -  Где-нибудь
встретимся.
     Голубев долго и признательно тряс его руку. Потом Скороходов  отошел  в
сторону - ловить такси.
     Петр Васильевич выкурил папиросу, сел в автобус и уже через  пятнадцать
минут подъезжал к дому.
     В голове  у  него  плавали  легкие  и  беззаботные  мысли.  "Подумаешь,
изменил! Скороходов поумнее меня, а смотрит на эти вещи  просто.  Так  было,
так будет. Не я так устраивал, не мне переделывать".
     В  игривом  расположении  духа,  насвистывая,  Голубев  вошел  в   свою
квартиру.
     В прихожей он  увидел  Скороходова,  снимающего  на  его  вешалке  свой
пиджак.
     Мгновения оцепенения, в котором находился первое время Петр Васильевич,
Скороходову было вполне достаточно. Он  с  артистической  ловкостью  оделся,
взял свой чемодан и, пробормотав почему-то "извините", выскользнул в дверь.
 
 
                                 В сугробах 
 
     Петр Васильевич отодвигает от себя  кипу  тетрадей,  встает  со  стула,
подходит к окну и щелкает выключателем. В комнате тепло, но Петр  Васильевич
ежится, глядя на мертвую луну, на скованную  холодными  тенями  улицу  и  на
застывший за блестящими сугробами лес.
     Сугробы и лес бесконечны, а село маленькое, хотя и районный  центр.  До
железной дороги шестьдесят километров, до большого города - двести.  В  селе
школа, больница, клуб, пекарня, баня - все в единственном числе и  на  одной
улице. Центр села - новая каменная чайная, около которой всегда много машин,
подвод и бывают происшествия.
     Макаров приехал сюда два с  половиной  года  назад.  Теперь  здесь  его
любят, ценят, и директор  школы,  ворчливый,  придирчивый  человек,  хотя  и
называет его до сих пор студентом  и  грозится  на  ком-нибудь  женить  "для
солидности", но тоже его уважает.
     У окна Макаров стоит  долго  и  не  шевелясь.  Постоянная  задумчивость
делает его лицо строгим, к тому же он близорук и почти не снимает очков, что
придает строгость и его взгляду. На самом деле глаза у него немного грустные
и красивые.
     Петр Васильевич быстро поворачивается и зажигает свет. Скрипит дверь, и
в  комнату  входит  его  новый  товарищ  Владимир  Николаевич  Лесковский  -
единственный в селе адвокат. Лесковский в этом селе первый год  и,  говорят,
приехал  сюда  вслед  за  Зинаидой  Александровной   Тениной,   учительницей
географии, с которой знаком  давным-давно.  В  Зинаиду  Александровну  здесь
влюблены многие, начиная с пожилого, семейного и чудаковатого физика Дунина,
который на учительских вечерах тенором поет неотразимый  романс  Глинки  "Не
искушай", и кончая учеником десятого класса семнадцатилетним Лоскутниковым.
     Лесковский молча раздевается и начинает ходить по комнате. Он мрачен и,
как это с ним бывает, слегка пьян.
     - Скучно до изумления, - говорит он,  останавливаясь  у  окна  рядом  с
Макаровым, - человеку вреден досуг. Сумасшествие и  пьянство  начинаются  от
избытка досуга. М-да... Философия, видимо, тоже.
     - Заныл! - говорит Петр Васильевич добродушно.
     - Нет, мне интересно, - продолжает Лесковский, насмешливо прищуриваясь,
- мне интересно, где ты собираешься провести сегодняшний вечер.  На  чем  ты
остановишься: в кафе, в оперетку, в ресторан?
     - Ну, тебе жаловаться нечего. Напиться, я думаю, везде можно.
     Лесковский нетерпеливо поворачивается к Макарову и с раздражением:
     - Да! Я предлагаю напиться и ломать стулья! Макаров пожимает плечами  и
отворачивается к окну.
     - Мы неудачники, слышишь, Макаров, мы  с  тобой  злостные,  законченные
неудачники. Удачи не приводят людей в  такие  дебри.  Сюда  приезжать  разве
только стрелять глухарей да собирать грибы... Я молод,  черт  возьми,  я  не
могу каждый вечер играть в шахматы, смотреть в  одну  точку  или  плевать  в
потолок. Нет. Уж я-то весной непременно  сматываюсь.  Умирать  я,  возможно,
приеду сюда, а пока... ну нет!.. Вот ты, Макаров, молод и неглуп. Неужели  у
тебя  нет  уже  больше  никаких  стремлений,  порывов  там,  желаний,  ну  и
перспектив? Неужели ты не имеешь никаких претензий к фортуне, никаких  видов
на собственное счастье? Удивляюсь...
     Макаров говорит задумчиво:
     - Что ты знаешь о счастье? Мне здесь хорошо, я на месте - ясно?  Каждый
человек должен быть счастлив по-своему. Я счастлив, как умею.  У  меня  есть
дело, которое я люблю, силы - заниматься этим делом, - с меня хватит. А чего
хочешь ты? Хочешь уехать - валяй, но не кричи  об  этом  так  громко  -  это
неприлично...
     - Ну, ну...  хватит,  -  равнодушно  говорит  Лесковский,  -  прижмешь,
прижмешь...  У  тебя  принципы,  идеалы...  А   я   человек,   в   сущности,
беспринципный. Заблудшая, беспризорная душа. А отсюда я все-таки уеду. Сразу
же, как растает снег... Послушай, выпить бы, а?
     - Чаю - пожалуйста.
     - Ну, давай чаю, - говорит Лесковский со вздохом и опускается на  стул.
Хмель из него уже  выветривается,  взгляд  тускнеет,  и  его  красивое  лицо
становится скучным, глаза останавливаются на собственных валенках.
     - Ты посиди, я схожу к Михалычу за кипятком. Минут пять.
     Макаров  берет  с  остывшей  плиты  чайник,   смотрит   на   притихшего
Лесковского, хочет что-то сказать, но машет рукой и выходит из комнаты.
     Лесковский вздрагивает, когда за дверью слышится стук и женский голос:
     - Можно войти?
     - Войдите.
     В двери врываются клубы мороза, из которых виднеется темная шубка.  Это
Зинаида Александровна  Тенина.  Платок  в  белой  бахроме,  шубка  искрится.
Румянец на ее лице обжигает и приводит в волнение.
     - Добрый вечер, - говорит Лесковский поднимаясь.
     - Вы?
     - Всего-навсего. Не думали встретить? Удивлены?
     - Да нет.  Вы  появляетесь  всюду,  словно  разгуливаете  в  нескольких
экземплярах. Петра Васильевича нет?
     - Сейчас придет. Раздевайтесь, согрейтесь.
     Тенина садится у стола. Лесковский ходит, потом заложив  руки  назад  и
прислонившись к холодной печке, останавливается перед  Тениной.  Водворяется
молчание, во время которого явственно  слышен  скрип  проехавших  мимо  дома
саней.
     - Что ж, - произносит, наконец, Лесковский,  -  давайте  поговорим.  Мы
хоть и встречаемся иногда - в этой клетке невозможно не  встречаться,  -  но
давно уже не говорили... Вы не меняетесь,  а  если  изменитесь,  то,  должно
быть, станете еще красивее.
     - Перестаньте, - говорит Зинаида Александровна хмурясь.
     - Вы похорошеете, наверное, когда полюбите  кого-нибудь,  -  продолжает
Лесковский, - впрочем... Вы не будете любить никого и никогда. Замуж выйдете
благополучно, но и мужа, конечно, любить  не  будете.  Будете  любить  своих
детей, но это инстинктивно.
     - Предсказывайте  кому-нибудь  другому,  меня  оставьте,  пожалуйста...
Почему вы не уедете? Вы же собирались?
     - К сожалению,  только  весной.  Я  покину  эти  места  цветущими...  -
Лесковский подходит к столу и, облокотясь  на  него  руками,  наклоняется  к
Тениной. - Ты останешься одна... Кроме меня здесь нет никого, -  говорит  он
тихо и серьезно.
     - Вы беспробудно  самоуверенны,  -  говорит  Тенина,  пересаживаясь  на
другой стул, - я бы посоветовала вам меньше пить.
     - Не тебе меня упрекать в этом, - говорит Лесковский, выпрямляясь.
     В это время входит Макаров,  здоровается  с  Тениной  и  предлагает  ей
напиться чаю.
     - Нет, нет, я пойду, - говорит Тенина, - я зашла сказать, что вы  даете
завтра первый урок вместо директора. Он заболел.
     - Что с ним?
     - У него же больная печень.
     - Больная печень - неприятная  вещь,  -  говорит  Лесковский,  -  какое
черное пятно на вершине педагогической карьеры. Макаров, не будь директором.
     Одевшись, Зинаида Александровна обращается к Макарову:
     - Петр Васильевич, проводите меня.
     - Будь бдителен, Макаров, - провожает их Лесковский. -  Эта  девушка  -
людоедка.
     Мороз. Лунный свет скользит по следам полозьев, кругом голубые тени  от
домов и заснеженных тополей.
     Зинаида Александровна,  наблюдая  за  своей  тенью  и  тенью  Макарова,
улыбается. У нее хорошее настроение, ей хочется смеяться и говорить.  "Какой
он большой, неуклюжий... Конечно, он мне нравится. Почему он меня избегает?"
- думает она.
     - Зачем вы мучаете этого человека? - хмуро спрашивает Макаров.
     - Мучаю? Вы обо мне так думаете? Просто я его не люблю...  Не  будем  о
нем говорить. Смотрите, как блестит снег! А тополя! Красота какая...  Хорошо
здесь весной? Я думаю, что здорово хорошо. Вы знаете, я так  жду  весну.  Не
потому, что сейчас скучно, - нет. Но  вы  знаете  это  чувство  -  постоянно
что-нибудь ждать? Это не у меня одной, это, конечно,  у  всех  людей.  Ждать
письма, свидания, весну. Счастье -  в  предчувствии  счастья.  И,  наверное,
потому ранняя весна самое  хорошее  время.  Знаете,  когда  все  еще  только
начинает оживать, когда все еще впереди: зелень, цветы, теплые вечера -  все
это в потенции.
     Она смеется и берет Макарова под руку.
     - Почему вы не смеетесь? Это, наверное, смешно. Вы любите молчать, Петр
Васильевич. О чем вы сейчас думаете?.. Я понимаю, почему вас так  уважают  и
боятся ученики. У вас строгое, пасторское  лицо,  на  вашем  лице  написано:
"Меньше чувствовать - больше мыслить". Вы никогда, наверное, не  увлекаетесь
и не говорите ученикам ничего лишнего. Я еще не видела вас ни  сердитым,  ни
взволнованным. Вы такой серьезный, такой непроницаемый, что я, не ученица, с
первого взгляда прониклась к вам уважением и до сих  пор  еще  побаиваюсь...
Скажите, почему вы меня избегаете?
     Они останавливаются у больших черных ворот. За ними - домик, в  котором
живет Тенина.
     - Знаете что, Зинаида Александровна, - тихо говорит Макаров, - уезжайте
отсюда. Здесь все вам та не подходит, все так  обыкновенно,  и  место  здесь
людям обыкновенным.
     - Почему вы думаете?.. Чем я отличаюсь от других?
     - Вы красивы.
     - Не может быть, - говорит Зинаида Александровна, растерянно улыбаясь.
     - Вы черт знает как красивы!
     - Едва ли. От вас, по крайней мере, я это слышу в первый раз.
     - От меня? - говорит Макаров, волнуясь  и  зачем!  то  распахиваясь,  -
зачем вам мое признание? Что из| этого, если я скажу,  что  я  вас  люблю?..
Теперь вещ равно... Слушайте меня и... уезжайте! Зачем  здесь  эта  красота,
это обаяние? Кому? Вам нужны залы, люстры,  вам  нужно  быть  на  виду...  Я
говорил  сегодня  Лесковскому,  что  каждый  человек  должен  быть  счастлив
по-своему. Я был счастлив. Зачем вам нужно было сюда приезжать? Вы  думаете,
что можно видеть и слышать вас равнодушно?..
     - Говорите, говорите, - шепчет Зинаида  Александровна,  но  Макаров  не
слышит ее.
     -  Я  вижу  вас,  и  мне   хочется   делать   что-нибудь   талантливое,
необыкновенное... Понимаете, вы взбудоражили мое тщеславие, вы напомнили мне
о мечтах и надеждах, которые не сбылись уже так давно... Мне двадцать восемь
лет.  И  трудно  не  быть  теперь   смешным   с   мыслями   и   настроениями
семнадцатилетнего... Вы не подумайте, что я совсем уж раскис, сошел с ума  и
буду развлекать вас глупостью и сантиментами.  Нет.  Я  только  советую  вам
уезжать отсюда. Поезжайте в город. В  большой  и  шумный.  Уезжайте,  я  вам
только советую...
     Макаров замолкает, он сильно волнуется, ему стыдно, и  он  боится,  что
Зинаида  Александровна  скажет  сейчас  что-нибудь  насмешливое  или,   чего
доброго, жалкое. Тенина молчит и ждет.
     - Вы замерзли, - говорит Макаров, - я пойду... До свиданья...
     После его ухода Зинаида Александровна долго стоит у ворот...
     Лесковский спит, положив руки и голову на спинку стула.  Макаров  долго
его не замечает.
 
 
                                  Страсть 
 
     - Какой вечер! Какой вечер! А ты, Верочка, не хотела выходить из  дома.
Это преступление перед весной и молодостью - сидеть в такой вечер в  комнате
с единственным окном, да и то на север и вышивать что-то болгарским крестом,
- говорил молодой человек, пытаясь взять  свою  собеседницу  под  руку.  Его
собеседница, девушка лет восемнадцати, счастливой наружности, очень живая  и
подвижная настолько, насколько позволял быть подвижной не  совсем  свободный
покрой ее одежды, неопределенно улыбнулась и позволила, наконец, взять  себя
под руку.
     Они медленно прогуливались по притихшей набережной. Молодой человек  не
обманывал: вечер был действительно хорош. Закат совсем уже  созрел,  налился
киноварью, и освещенная зарей улица вся выглядела нарядно, потому  что  окна
красивых и некрасивых домов пылали одинаковым пожаром. По улице  разгуливали
ценители чудесных весенних вечеров, по реке в лодках, добытых терпением  или
хитростью, плавали мужественные или  лукавые  люди.  Казалось,  многим  было
весело, потому что было слишком много смеха и громких разговоров.
     Молодой человек закурил, оживился и продолжал:
     - Нет, честное слово, мне стало жаль этого вечера. Я  бросил  все  и  к
тебе, Верочка.
     Он понизил голос, слегка заволновался и заговорил дальше.
     - Дело даже не в вечере. Дело  в  том,  Верочка,  что  я  хочу  сказать
тебе... то есть мне нечего тебе сказать - ты все и  так  знаешь...  Я  хотел
спросить тебя... Сядем здесь, Верочка.
     Молодые люди зашли в скверик и сели на скамейку, против которой  стояла
такая же, но уже занятая кем-то вроде них.  Они  взглянули  друг  на  друга,
молодой человек - растерянно, Верочка - неопределенно. Она знала уже, о  чем
он будет говорить, и уже готовила  ответы  на  вопросы,  которые  он  должен
задавать.
     - Верочка, - бездарно начал молодой  человек,  -  мы  знакомы  уже  три
месяца и встречаемся почти каждый день. Ты заметила, конечно,  что  я  люблю
тебя.
     Верочка сделала вид, что удивилась, чуть подумала и  сделала  вид,  что
обрадовалась, и будто бы сразу скрыла эту радость и опустила глаза.
     - Люблю, - неестественным голосом повторил  молодой  человек,  воровато
оглянулся и продолжал, - с первого вечера, с первого часа.
     Он счел нужным подвинуться к ней ближе, но  она  сочла  нужным  сделать
обратное.
     - Прошло три месяца, и я хочу знать... - он долго запинался и, наконец,
скорбно глухим голосом произнес, - любишь ли ты меня?
     Верочка, внимательно наблюдая за носком своего ботинка, которым  она  с
самого начала водила по  песку,  долго  сидела  молча,  и  наконец  ее  губы
прошептали незаменимое "не знаю".
     - Как не знаешь? Ты знаешь! Скажи откровенно "нет", и я сразу же уйду и
избавлю тебя от нелепости этого разговора, - он опять заговорил скорбно. - А
мне кажется, кроме неловкости ты сейчас ничего не испытываешь. Так "нет"?
     Верочка все это предвидела, но теперь все-таки растерялась и не  знала,
что делать. Он сам подал ей мысль. "Уйду", - решила она. Но вслух сказала:
     - Что ты! Я... Я не знаю...
     - Значит, "нет"?
     Она встала и быстро пошла по аллее.
     - Не ходи за мной!
     - Но я должен знать!
     - Я скажу после.
     - Когда?
     - Завтра.
     Назавтра она вышла замуж за другого, которого наш молодой человек знал,
но не думал, что он собирается жениться.
     Следующий вечер был так же хорош. И скамейка, на которой  вчера  сидели
наши молодые люди, не пустовала.
     Часов в 9 вечера в одном из почтовых  отделений  города  в  окошко  для
подачи телеграмм нетвердой рукой был подан  телеграфный  бланк,  на  котором
нетвердым почерком был написан адрес и текст: "Будьте счастливы, а  если  не
можете быть счастливыми, то будьте веселы!"  Телеграфистка  пожала  плечами,
переписала адрес, а из длинного  предложения  с  тремя  знаками  препинания,
которые, как известно, в  телеграммах  не  полагаются,  сделала  короткое  и
простое: "Будьте счастливы и веселы". Исправленный автор телеграммы не  имел
желания и возможности возражать: он был пьян и, кажется, весел.
 
 
                  Шепот, робкое дыханье, трели соловья... 
 
     Ранней весной и поздним вечером  в  глубину  самого  чистого  и  самого
уютного во всем мире дворика вошли и остановились  под  жидкой  тенью  голых
тополей молодой человек и девушка.
     Не спешите назвать их влюбленными, потому что они встретили друг  друга
совсем недавно и переживали теперь самое интересное время своего знакомства.
Каждый из них был уверен в том, что он влюблен, и сомневался во  взаимности;
это было нервное, но счастливое время мучений, восторгов, сомнений, догадок,
желания увидеть друг друга во сне и сразу после сна.
     Она была юной, чистой, нежной.
     И молодой человек был свеж и  чист,  как  снег  в  пяти  километрах  от
города.
     На этот вечер молодой человек возлагал большие надежды сегодня он решил
внести ясность в их отношения.
     И она сразу почувствовала, что сегодня состоится этот важный и  немного
страшный разговор, и с волнением ждала его начала.
     Но  теперь  они  молчали  и  сосредоточенно   осматривали   посторонние
предметы.
     Но вот он взглянул на нее, понял, что она ждала, и решил не говорить, а
действовать.
     На улице замерли чьи-то шаги. Стало тихо и торжественно.  Молодые  люди
сделали шаг навстречу друг другу. Они неровно  дышали,  у  них  потемнело  в
глазах. Он зашептал что-то на испанском языке. Она приблизилась,  и  он  уже
чувствовал ее робкое дыхание.  И  в  этот  момент  с  крыши  соседнего  дома
раздался дикий кошачий вопль.
     Они замерли в волнующих  позах,  взглянули  друг  на  друга  и  сделали
несколько шагов друг от друга. Молодой человек почувствовал  себя  так,  как
будто его облили чем-то холодным и липким. Потом в нем, путаясь и  перебивая
друг друга, закопошились чувства растерянности, досады, нетерпения.
     От всего этого он вдруг поглупел, потом к нему  явилась  решимость,  он
решил довести все до конца. Он, запинаясь и смущаясь, подошел к ней  и,  уже
не обращая внимания на вопли котов, которые  неслись  теперь  без  перерыва,
заговорил.
     Коты  выли  жалобно,  нежно,  страстно,  задушевно.   Молодой   человек
заговорил каким-то чужим для самого себя нервным и робким голосом:
     "Леночка, ты видишь... Э-э... Сейчас весна, Леночка, и..."
     Леночка холодно распрощалась и хлопнула калиткой.
     На крыше коты перешли на грустное и скорбное адажио.
     Молодые люди больше не встречались.
     "Шепот, робкое дыханье,
     трели соловья..."
 
 
                               Станция Тайшет 
 
     Мы бежали от заката. По  синим  холмам  он  гнался  за  нами,  в  кровь
рассекая свои розовые колени. Он ловил нас в свои малиновые сети. Он  бросил
нам вдогонку своих рыжих собак. От его яростной нежности мы бежали в  темную
летнюю ночь.
     В нашем купе - дым и разговоры о  женщинах.  Ночь  прильнула  к  нашему
окну, и мы ждем чего-то от ее черной неизвестности.
     Говорит Сема, задумчивый солдат:
     - Они любят таких, которые валяются у них в ногах и гоняются за ними  с
ножами.
     - Надо спать, - говорит Витька, медлительный,  самоуверенный  Геркулес.
Он сидит у окна, он скрестил на груди руки,  к  стене  откинул  голову.  Под
гимнастеркой каменеют тоскующие его бицепсы.
     - Пашка пятый час травит, - говорит Сема. На средней  полке  он  стучит
своим костлявым телом.
     - Надо спать, - говорит Витька, но не двигается.
     - Я говорю, Пашка какой способный. Слышь, студент, сколько прошло?
     В купе едут два сержанта и один рядовой.  Они  везут  с  собой  звонкое
слово "дембель". Они возвращаются домой.
     Я еду с ними шестые сутки. Я пил с ними  водку,  я  говорил  с  ними  о
любви. Мы обожжены одним закатом.
     - Прошло четыре часа двадцать минут, - говорю я.
     - Видал! - говорит Сема с восхищением. - Профессор. Павел-то!
     Они служили в одном взводе. Но Сема не знал, что Пашка  может  говорить
четыре часа подряд.
     Пашка Белокопытов стоит в тамбуре с девчонкой по имени Валя. Он стоит с
ней пятый час. Она вошла в вагон, когда исчезло солнце и вспыхнул на  западе
этот красный, нестерпимо красный закат. Тогда Пашка остановил ее в коридоре.
     - Пятый час травит, - говорит Сема завистливо.
     - Бесполезно, - говорит Витька и тянет с каменных плеч гимнастерку.
     Пашка едет к Семе в деревню. Об этом они договорились давно. Семнадцать
месяцев назад, осенью, на марше. Сема сказал тогда: "Как в Сочи. В баню тебя
свожу, наденем белые рубахи. Как в Сочи". Они обдумали все  там,  на  марше.
Витька шел тогда впереди, и он спросил: "У тебя, случаем, нет третьей  белой
рубахи?" "У меня их как раз три", - ответил Сема. "Не ври, ~ сказал  Витька,
- ни черта у  тебя  нету!  Ни  одной!..  И  не  нойте  здесь  под  ухом!"  И
сентябрьская дорога жирно  зачавкала  под  сапогами,  грязные,  как  дорога,
облака тащились над самой головой. И серая  Витькина  спина  качалась  перед
глазами. Впереди неожиданно запевала  закричал  песню.  И  эту  песню  взвод
поволок по грязной сентябрьской дороге. Тогда они поссорились.  Теперь  ночь
липнет к окну, и дикие зеленоглазые полустанки отскакивают  с  нашего  пути.
Витька заедет к Семе. И наденет белую рубаху.  Сема  написал  матери,  чтобы
запасла. Три белые рубахи.
     - Белоснежные, - говорит Сема, - с запонками - по всей форме.
     Неожиданно, как пожар, возникла на  нашем  пути  станция  Тайшет.  Ночь
отпрянула от окна и остановилась под тополями.
     На перроне мы увидели Пашку. Девчонку  он  держал  за  руки,  будто  на
афише. У ног их валялись чемоданы.  Пашка  что-то  говорил.  Она  слушала  и
вытягивала шею испуганно и беспомощно, как птенец, выпавший из гнезда. Потом
Пашка перестал говорить и взял  ее  за  плечи.  Мимо  бежали,  запинаясь  за
чемоданы.
     - Витя, ты посмотри, сейчас Пашка целоваться будет, - сказал Сема.
     - Бесполезно, - сказал Витька и лег на нижнюю полку.
     А Пашка не целовался, Пашка застыл, как  на  афише.  Тогда  мы  открыли
окно, и Сема крикнул:
     - Давай! Целуй - не успеешь!
     Пашка махнул рукой и отвернулся от  вагона.  Девчонки  Вали  из-за  его
спины не стало видно вовсе.
     - Дава-ай! - закричали из других окон.  Там  ехали  солдаты.  -  Помочь
тебе, что ли?
     Пашка нагнулся, и мы увидели  ее  голову  -  подснежник  на  выгоревшей
поляне.
     - Ура-а-а! - заревели солдаты.
     Пашка поднял чемодан, усадил на него девчонку и бросился к вагону.
     Девчонка Валя сидела на чемодане. Она ждала.
     Ждали мы. И ночь, застывшая над тополями, ждала, что будет дальше.
     Пашка вбежал и, растопырив руки, заметался по купе.
     Он искал чемодан.
     - Ты что, Павел? - сказал Сема и положил на чемодан руку.
     - Все! Приехал я, ребята! - сказал Пашка и засмеялся и вырвал чемодан.
     - Чокнулся, - сказал Витька.
     - Приехал! - повторил Пашка, глупо улыбаясь.
     - Где тебя ждать? - спросил Сема. - В Чите догонишь?
     - Ждать, не ждать, - сказал Пашка с той же улыбкой, - простите, ребята,
письмо напишу.
     Поезд тронулся, Пашка взглянул на нас дико и бросился целоваться.
     - Письмо, - бормотал он, - напишу...
     Он расцеловал Витьку, схватил Сему, тяжело и громко чмокнул его в  нос,
в щеку, в подбородок и выскочил в тамбур.
     - Письмо напиши! - злобно крикнул Сема.
     И станция Тайшет, воспоминание о закате, гасла на западе.
     - Вот так, - сказал Витька и сплюнул.
     Ночь сомкнулась за нами. Из ее темноты на нас глянуло вдруг  сто  тысяч
разлук и сто тысяч встреч. И колеса стучали  свою  столетнюю  песню.  Колеса
стучали на великой Сибирской  магистрали,  вынесшей  на  своем  просмоленном
горбу новейшую историю.
     - Правильный его поступок? - сказал Сема, подступая ко  мне  и  свирепо
прищуриваясь.
     Я не отвечаю, и мы ложимся.
     Завтра в десять вечера я приеду. Завтра  в  десять  вечера  раскаленный
добела закат остановится за моей спиной. Я засыпаю и, засыпая, слышу голос:
     - Пашка-то, а?.. Даже не выпил!.. Друг  был...  Сема  выругался.  И  мы
уснули. Мы, сбежавшие от заката.
 
 
                          Солнце в аистовом гнезде 
 
     Что думает человек, который не видел ни одного живого слона, никогда не
ездил в поезде, ни разу не был в театре? Что  думает  он,  сидя  на  крыльце
сельского клуба нежным майским вечером? Чувствует  ли  он  себя  несчастным?
Ничуть.
     Он сидит на крыльце вполне счастливый, весь наполненный любопытством  и
удивлением прекрасным этим миром. Он готов поверить чему угодно,  готов  что
угодно понять. Знакомый мир кончается за дальними  вербами,  пыльная  дорога
через поле ведет прямо к чудесам и открытиям.
     Он подставляет теплым лучам свою белобрысую голову и ждет, не закатится
ли солнце в аистово гнездо.
     Он сидел здесь вчера. И вчера он ждал этого чуда. Но солнце прокатилось
над полем и село где-то в дальнем лесу. Может  быть,  сегодня  оно  сядет  в
гнездо? Вчера он спросил:
     - В гнезде солнцу будет тесно? Ему ответил и:
     - Дурак! Иди вымой руки. Ему ответил и:
     - Солнце далеко. Оно никогда не сядет в аистово гнездо.
     Ему ответили:
     - Солнце само по себе, земля сама по  себе.  Если  бы  солнце  село  на
землю, то все сгорело бы. Понял?
     Он понял, но ему очень  хотелось  верить,  что  солнце  может  сесть  в
аистово гнездо. И он надеялся, что когда-нибудь это случится.
     Так сидит он на крыльце в ожидании необыкновенного, не похожего на  все
то, что он видел.
     Когда солнце подожгло аистово жилище, к клубу подкатила машина.  Витька
поскакал к ней. Набежали такие же, как он, засверкали желтыми пятками.
     Тихим этим вечером чуда ждали все  кормапайковские  ребятишки:  в  село
приезжал театр.
     Машина попятилась к крыльцу, открыли борт. Из кузова появились фанерный
дом,  потом  складной  стог  сена,  забор,  печка,   прожекторы,   целлофан,
живописный сучок, лестница и многое другое. В конце  на  крыльцо  шлепнулась
свернутая в рулон лунная ночь. Все это унесли на сцену и закрыли занавес...
     Через полчаса на пыльную  дорогу  выскочил  красный  автобус.  Приехали
артисты. Они покурили, взглянули на рыжий закат и исчезли на сцене.
     С полей приходили зрители. Пришли девчонки из Новоельников,  на  машине
приехали из Драготыни. Из совхоза механизатор Сашка прикатил на мотоцикле.
     Небо темнело, невидимые, реяли в  воздухе  жуки.  За  клубом  на  траве
механизаторы перестали различать масти карт.
     Это был час тоски и обиды всей босоногой публики. Витька узнал,  что  в
клуб его не пустят, отправят спать. Но скажите,  разве  можно  спать,  когда
через  дорогу  совершается  чудо?  В  дырку  в  занавесе  Витька  подсмотрел
нарисованную на стене луну. Он слышал на сцене таинственный, как крик ночной
птицы, стук. Мог ли он теперь не увидеть всего остального?
     Открыли двери. Вошли и сели в первом ряду десятиклассницы.
     В их руках цвели черемуховые ветви.
     Артисты тем временем метались в комнатушке за  сценой:  гримируются,  с
испуганными лицами бубнят роли.
     Когда все было готово, вдруг погас свет. В зале было тихо,  но  артисты
нервничали. Появился моторист и объявил, что амперметр показывает  не  в  ту
сторону. Началось исследование проводки.
     - Если что, - разглаживая приклеенные усы, сказал Лобановский, режиссер
и исполнитель главной роли, - покажем при керосинке.
     - А лунная ночь? Она  же  пропадает,  -  испугался  зав.  постановочной
частью.
     - А грим? А нюансы? - зароптали исполнительницы женских ролей.
     Тогда несколько слов сказал Иван Григорьевич Велюга. Учитель  и  артист
народного театра.
     - В вашем возрасте, - сказал  он  и  пыхнул  трубкой,  на  мгновение  в
темноте серебряными искрами сверкнули его седые волосы, - в вашем возрасте я
играл преимущественно при керосиновых лампах.
     А в зале было тихо. В зале терпеливо ждали начала. Зрители просидели  в
темноте  полтора  часа.  Никто  не  ушел  спать.  Любопытно  было   в   этом
переполненном бревенчатом театре  вспоминать  разговоры  о  том,  что  театр
отживает свой век.
     В половине одиннадцатого Витька сбежал со своей постели и через  минуту
занял место у окна, среди таких же, как он, готовых зареветь от  любопытства
зрителей. Витька прильнул к стене клуба. В зале было темно, а  на  сцене  он
увидел необыкновенный стог, необыкновенного человека, необыкновенное  ружье.
Человек  вел  себя  необыкновенно.  Все  это  было  освещено  необыкновенным
ядовито-синим светом. И Витькино сердце запрыгало от предчувствия чуда.
     Солнце село в аистово гнездо.
     Шло второе действие. Витька и его друзья попали  в  зал.  Завороженные,
они сидели на полу у самой сцены. Зал смеялся, зал сердился. Что же будет  с
этим пройдохой Левоном? Что сделает Лушка? Левой ловчит, запирается, строчит
доносы. Лушка не знает, что делать.
     - Бросай ты его! - вдруг советуют  ей  из  средних  рядов.  -  Ну  его,
сопатого, мучиться с ним!
     Припертый со всех сторон, Левой исправляется.
     В середине последнего действия опять погас свет. Тут же кто-то  осветил
сцену электрическим фонариком.
     Потом появился второй фонарик. Потом третий. Поучительную эту историю о
несознательном  колхознике  Левоне   закончили   при   свете   электрических
фонариков.
     Ночь заковала в безмолвие хаты и ивы над  хатами.  В  небе  над  черной
землей застыл строгий месяц и замерли  чистые  звезды  -  самые  совершенные
декорации в самом большом, самом прекрасном, самом правдивом театре. В клубе
открылись двери, переборы гармоники  проткнули  тишину.  Запели,  загалдели,
ударили в бубен.
     - Звезды приклеены к небу? - спросил Витька, пожиратель  чудес.  Он  не
спал.
 
 
                                Комментарии 
 
     Стечение обстоятельств.  -  Первый  рассказ  Вампилова.  Опубликован  4
апреля 1958 г. в газете "Иркутский университет" под псевд. А.Санин.  Рассказ
дал название первому сборнику писателя, вышедшему  в  1961  г.  в  Иркутском
книжном изд-ве.
 
     Железнодорожная интермедия. - Впервые опубликован 13  июня  1958  г.  в
газете "Советская молодежь" за подписью: "А.Санин, студент".
 
     На скамейке. - Впервые опубликован 15 и 17 июня  1958  г.  в  иркутской
газете "Ленинские заветы" под названием "Девушка на скамейке" под псевд.  А.
Санин.
 
     Стоматологический роман. - Впервые опубликован 27 июня 1958 г. в газете
"Иркутский университет" под псевд. А.Санин.
 
     Сумочка к ребру. - Впервые опубликован 22  февраля  1959  г.  в  газете
"Советская молодежь" (в сокращении) под псевд. А. Санин.  Полный  текст  был
опубликован в сборнике "Стечение обстоятельств".
 
     Финский нож и персидская сирень. - Впервые опубликован 1 ноября 1958 г.
в газете "Иркутский  университет"  под  названием  "Персидская  сирень"  под
псевд. А. Санин.
 
     Девичья память. - Впервые  опубликован  2  декабря  1958  г.  в  газете
"Советская молодежь" под псевд. А. Санин.
 
     Шорохи. - Впервые опубликован 27 декабря 1958 г.  в  газете  "Иркутский
университет" под псевд. А. Санин.
 
     На другой день. - Вариант рассказа "Лужи в декабре", опубликованного 27
декабря 1958 г. в газете "Иркутский университет" под псевд. А. Санин. В этом
варианте рассказ вошел в сборник "Стечение обстоятельств".
 
     Коммунальная услуга.- Впервые опубликован 28 декабря 1958 г.  в  газете
"Советская молодежь" под псевд. А. Санин.
 
     Настоящий студент. - Впервые опубликован 12 апреля 1959 г. в  иркутской
газете "Ленинские заветы" под псевд. А. Санин.
 
     Глупости. - Впервые опубликован 30 августа 1959 г. в газете  "Ленинские
заветы" под псевд. А. Санин. Один  из  вариантов  этого  рассказа  назывался
"Однажды вечером".
 
     Ревность. - Впервые опубликован 12 марта 1960 г.  в  газете  "Советская
молодежь" под псевд. А. Санин.
 
     Конец романа. -  Впервые  опубликован  25  октября  1960  г.  в  газете
"Советская  молодежь".  Полагают,  что   поводом   к   написанию   послужила
командировка Вампилова в новый город Железногорск.
 
     Успех. - Впервые опубликован 23 ноября  1960  г.  в  газете  "Советская
молодежь". Позднее Вампилов переработал рассказ в одноименную пьесу, которая
впервые была опубликована 4 января 1986 г. в газете "Советская культура".  В
наст. изд.  вошли  оба  варианта  (см.  раздел  "Одноактные  пьесы,  сценки,
монологи").
 
     На   пьедестале.   -   Впервые   опубликован   в   сборнике   "Стечение
обстоятельств".
 
     Сугробы. - Впервые опубликован 1 января 1961  г.  в  газете  "Советская
молодежь" под названием "В сугробах" под псевд. А. Санин.
 
     Эндшпиль. - Впервые опубликован 13 мая  1961  г.  в  газете  "Советская
молодежь" под псевд. А. Санин.
 
     Тополя. - Впервые опубликован 11  июня  1961  г.  в  газете  "Советская
молодежь" под псевд. А. Санин.
 
     Студент. - Впервые опубликован 23 сентября 1961 г. в газете  "Советская
молодежь" под псевд. А. Санин.
 
     Моя любовь. - Написан в начале 1960-х г.  Впервые  опубликован  в  кн.:
Вампилов А. Дом окнами в поле. Иркутск: Восточно-Сибирское  книжное  изд-во,
1981.
 
     Листок из альбома. - Написан в начале 1960-х г. Впервые опубликован  14
мая 1976 г. В еженедельнике "Литературная Россия".
 
     Последняя просьба. - Написан в начале 1960-х годов. Впервые опубликован
14 мая 1976 г. в еженедельнике "Литературная Россия".
 
     Чужой мужчина. - Написан в середине 1960-х г. Публикуется впервые.
 
     В сугробах. - Написан в середине 1960-х годов. Публикуется впервые.
 
     Страсть. - Написан в середине 1960-х г. Публикуется впервые.
 
     Шепот, робкое дыханье.... - Написан в середине  1960-х  г.  Публикуется
впервые.
 
     Станция Тайшет.  -  Впервые  опубликован  25  июля  1962  г.  в  газете
"Советская молодежь" под псевд. А. Санин.
 
     Солнце в аистовом гнезде. - Впервые опубликован 8 сентября  1963  г.  в
газете "Советская молодежь" под псевд. А.  Санин.  По  свидетельству  матери
писателя Анастасии Прокопьевны Копыловой-Вампиловой, этот рассказ -  "Сашино
воспоминание о детстве".

                                                                 Т. Глазкова

Популярность: 58, Last-modified: Fri, 25 Apr 2003 19:22:46 GMT