---------------------------------------------------------------
 © С. Беккет
 © В. Молот, перевод, 1994
 © "Амфора", СПб, оформление, 1999.
 Издание осуществлено при участии ООО Фирма "Столица-Сервис"
 Беккет С. Моллой. Мэлон умирает
 СПб.: Амфора, 2000. - 349 с.
 ISBN 5-8301-0080-0
 УДК 82/89
 ББК 84.4 И
 Б 42
 OCR: Игорь Островский
---------------------------------------------------------------


     Скоро, вопреки  всему,  я  умру наконец  совсем.  В  следующем  месяце,
возможно. Тогда будет месяц апрель  или  май, ибо год еще только начинается,
сотни  мелочей подсказывают мне это. Но не  исключено, что я ошибаюсь, может
быть,  я переживу Иванов день  и даже Четырнадцатое июля, праздник  свободы.
Признаться,  я не хотел бы упустить возможность потрепетать сердцем и в день
Преображения Господня, не говоря уж об Успении. Но, думаю, нет, думаю,  я не
ошибаюсь,  когда  говорю,  что  эти праздники пройдут в этом  году без меня.
Такое вот предчувствие, оно не покидает меня уже несколько дней, и я на него
полагаюсь. Но чем оно отличается от тех предчувствий, которые злоупотребляли
моим доверием  с самой минуты моего рождения? Впрочем, не надо,  на подобную
приманку я  больше не клюю, изящество формы больше меня не привлекает. Я мог
бы  умереть сегодня, если бы захотел, сделав самое крохотное усилие, если бы
смог  захотеть,  если  бы  смог сделать  усилие.  Но почему  бы  не  умереть
тихо-мирно, без резких движений? Что-то, должно быть, изменилось. У меня нет
желания  склонять чашу весов  в  ту  или  иную  сторону.  Обещаю  оставаться
нейтральным и инертным, это совсем нетрудно. Меня беспокоит только боль, мне
следует быть начеку, опасаясь боли. Но боли, с тех  пор как  я попал сюда, я
подвержен гораздо  меньше.  Безусловно, меня  еще будут охватывать крохотные
приступы нетерпения,  изредка,  и, опасаясь их, мне следует быть начеку, еще
недели две  или три.  Ничего не  преувеличивая,  конечно, спокойно плакать и
спокойно смеяться, не возбуждая  себя, не  взвинчивая. Да, я стану, наконец,
естественным,  сначала буду страдать больше, потом  меньше, выводов я делать
не буду,  я стану менее внимателен  к себе, не  буду больше горячиться и  не
буду охлаждать себя, превращусь в тепленького, стану тепленьким, не проявляя
рвения. И следить за тем, как умираю, не буду,  это бы все испортило.  Разве
следил я за тем, как  жил? Разве когда-нибудь жаловался? Так зачем же сейчас
наслаждаться? Я удовлетворен,  вынужденно, но  не до такой степени, чтобы от
радости  хлопать в  ладоши.  Я  всегда  был  удовлетворен,  зная,  что  буду
вознагражден. И вот он здесь, мой дружище-должник. Так что, бросаться ему на
шею? На  вопросы  я больше не  отвечаю. И постараюсь не  задавать  их  себе.
Ожидая, я  буду рассказывать себе рассказы, если смогу. Они будут не  такие,
как  до  сих пор, и этим все сказано. Рассказы не будут красивыми и не будут
ужасными, в них не будет  ни ужасов, ни красот, ни нервного возбуждения, они
будут почти безжизненны, как сам  рассказчик. Что такое я сказал? Неважно. Я
жду   от   них   только  одного   -  большого   удовлетворения,   некоторого
удовлетворения, я удовлетворен, вот так-то, мне хватает, я вознагражден, мне
больше  ничего не надо. Но дайте  мне сказать, прежде чем  я продолжу, что я
никого  не  прощаю.  И  желаю   им  всем  омерзительной  жизни,  и  пыток  в
преисподней, и чтобы имя их поминалось  в грядущих  проклятых поколениях. На
сегодняшний вечер хватит.
     На  этот раз  я знаю,  что сделаю, сегодня  уже  не  давний  вечер,  не
недавний  вечер. Сейчас начинается игра, я  буду играть. Я  никогда не  умел
играть,  теперь умею.  Всегда страстно  хотел  научиться,  но знал,  что это
невозможно. И все же часто  пытался. Зажигал свет, хорошенько  осматривался,
начинал играть с тем,  что видел. Люди и неживые предметы ни о чем больше  и
не просят, только бы поиграть, как  и некоторые животные. Сначала  игра  шла
хорошо, ко  мне  все приходили,  довольные тем, что кто-то с ними  поиграет.
Если я говорил:  А теперь мне нужен горбун, - немедленно прибегал заносчивый
горбун,   гордящийся   своей   неотъемной   ношей,  готовый  участвовать   в
представлении.  Ему и  в голову  не  приходило,  что  я  могу  попросить его
раздеться.  Но  проходило совсем  немного  времени, и  я  оставался один,  в
потемках. Вот почему я отказался  от игр и пристрастился к бесформенности  и
бессловесности,  к  безразличной   заинтересованности,   мраку,  бесконечным
блужданиям  с  протянутыми  в  темноту  руками,  к потаенным  местам.  Скоро
исполнится  уже  век  моей  серьезности, уклониться  от  которой  я  был  не
способен.  Но  с  этой минуты все  изменяется.  С  этой минуты я буду только
играть,  не  буду  делать  ничего другого.  Впрочем, не  следует начинать  с
преувеличений. И все же значительную часть времени я  буду играть, начиная с
этой  минуты,  большую часть времени, если смогу. Но,  возможно,  с таким же
успехом, как и  до  сих пор. Вероятно,  как  и  до сих пор, я  обнаружу, что
покинут  и  нахожусь в потемках,  без единой игрушки.  В таком случае я буду
играть  с  самим  собой. То,  что  я  способен придумать  все  так  отлично,
ободряет.
     Должно  быть, в  течение  ночи я  обдумал программу.  Кажется, я  сумею
рассказать несколько историй, каждую на свою тему. Одну историю - о мужчине,
другую - о женщине, третью - о  неживом  предмете и, наконец,  еще  одну - о
животном  или,  лучше, о птице. Мне представляется, что  этим  исчерпывается
все. Возможно, я расскажу  о мужчине и  женщине в одной истории, ведь  между
ними  так мало  разницы, между мужчиной  и женщиной из моей  истории, я хочу
сказать. Вероятно, мне не хватит времени, и я не окончу свои рассказы. Но не
исключено,  что закончу  их  раньше времени. Опять  я  стою перед  проблемой
времяделения. Слово подходящее? Не  знаю. Если  я не успею их закончить, это
ничего. А если закончу раньше времени? Тоже  ничего. Тогда я  расскажу о тех
предметах, которыми еще обладаю, а ведь  я  всегда хотел сделать именно это.
Произойдет нечто вроде  описи  имущества.  Но  надо  постараться,  чтобы она
произошла   не  раньше   самого  последнего  момента,  дабы  быть  абсолютно
уверенным, что ошибки не случилось.  В любом случае я  обязательно произведу
опись,  что  бы ни случилось. Это  отнимет  у  меня, самое большее, четверть
часа.  Конечно, могло  бы  и  больше, если бы  я захотел.  Но  если, в самый
последний момент, мне будет не хватать времени, то тогда недолгих пятнадцати
минут   окажется   вполне  достаточно,   мне   их  хватит   для   проведения
инвентаризации. Начиная с этой минуты, я хочу, чтобы  меня понимали, но я не
буду мелочно требователен. Я хотел этого всегда. Безусловно,  я могу умереть
внезапно,  в  любую  минуту. Так  не лучше ли рассказать,  не  откладывая на
потом, о вещах, мне принадлежащих? Разве не было бы это разумнее? А затем, в
случае  необходимости,  в  самый  последний   момент,  исправить  допущенные
неточности? Именно  к этому и призывает  разум. Но  разум  не  слишком-то  в
настоящий момент мной владеет. Все одно к одному  - чтобы ободрить  меня. Но
имею ли я право примириться с возможностью смерти до проведения описи? Опять
я стою перед лицом своих софизмов. Предположительно, я имею такое право, так
как  намереваюсь подвергнуться  риску. Всю свою  долгую жизнь  я отказывался
рассматривать  этот   довод,  повторяя:  Слишком  рано,   слишком   рано.  И
действительно, до сих пор еще слишком рано. Всю свою долгую жизнь я мечтал о
той  минуте, когда,  вознесенный  наконец  нравоучениями  на высоту, которой
человек способен достичь единственно перед тем, как все  потеряет, я подведу
черту  и подсчитаю. И такая минута, кажется, не за горами. Но голову я из-за
этого не потеряю. Так что прежде всего - мои истории, а затем, после  всего,
если  все  пойдет  хорошо,  - опись. Начну,  чтобы разделаться с ними раз  и
навсегда,  с мужчины  и  женщины.  Это  будет  первая  история,  и не  имеет
значения, что в  нее попадут сразу  оба.  Поэтому в  конце концов я расскажу
всего три истории: эту,  одну  историю о животном и еще  одну -  о предмете,
возможно, о камне.  Все очень и очень ясно. Затем  займусь своим имуществом.
Если после всего этого я буду еще жив, то предприму  необходимые шаги, с тем
чтобы убедиться, что не сделал ошибки. Итак, хватит об этом. Я слишком долго
не  знал,  куда следую, но всегда знал,  что прибуду, я  знал, что  наступит
конец долгому пути в потемках.  Боже милосердный, какие полуправды! Неважно.
Наступило время  игры. И  мне нелегко привыкнуть  к этой мысли. Как  прежде,
меня окутывает туман. Однако на этот раз дело обстоит совершенно иначе, путь
следования хорошо  известен, и  мизерны  надежды пройти  его  до конца. Но я
надеюсь, очень надеюсь. Что я делаю сейчас, теряю время или выигрываю его? К
тому  же  я решил напомнить себе, вкратце, свое теперешнее состояние, прежде
чем приступить к своим рассказам. Мне кажется, это ошибка. Слабость. Но я ей
уступлю.  С  тем  большим  жаром буду играть  потом.  Вместе  с  описью  мое
состояние составит пару, так что  эстетика на моей стороне, по крайней  мере
частично, ибо мне придется снова стать серьезным,  чтобы суметь рассказать о
своем имуществе. Таким образом, время, которое остается, делится на пять. На
пять чего? Не знаю. Все делится, я полагаю, на само себя. Если я снова начну
думать,   то  сделаю  из   своей   кончины   черт  знает  что.  Есть  что-то
привлекательное,  я  бы сказал, в такой перспективе. Но я начеку.  Последние
несколько дней  все кажется мне  очень  привлекательным.  Вернемся  к  пяти.
Теперешнее состояние, три истории, опись - итого пять. Следует  остерегаться
случайного  антракта. Программа  готова.  Я не  уклонюсь  от нее дальше, чем
понадобится.  Хватит  об этом.  Я  чувствую, что  совершаю  большую  ошибку.
Неважно.
     Теперешнее  состояние. Кажется, эта  комната - моя.  Другого объяснения
тому, почему  меня в  ней оставили, я найти не могу. Все  это время. Но если
так повелела природа - другое дело. Хотя это маловероятно. С чего бы природе
менять свое отношение ко мне?  Лучше принять самое простое объяснение,  даже
если оно и не простое, даже если оно и не очень-то объясняет.  Яркий свет не
обязателен,  чтобы прожить необычно, -  хватит и слабого света тонкой свечи,
если  горит она честно. Возможно,  я попал в  эту комнату после смерти того,
кто жил в ней  до меня. Но вопросов я не задаю, больше не задаю. Эта комната
-  не больничная  палата и  не палата  сумасшедшего дома.  Это я чувствую. В
самые  разные часы дня и ночи я напрягал слух, но ничего подозрительного или
необычного  не  слышал:  всегда одни и  те  же мирные звуки,  которые издают
свободные люди, поднимаясь с постели, ложась в нее, занимаясь приготовлением
пищи, входя и выходя,  рыдая и смеясь,  или  вообще ничего не слышал, вообще
никаких  звуков.  А  когда  я выглядываю  из  окна, мне становится ясно,  по
кое-каким деталям, что то место,  где я нахожусь, - не дом  отдыха, в  любом
смысле   этого   слова.  Да-да,  я   нахожусь   в  самой   обычной  комнате,
расположенной, судя по всему, в самом обычном доме. Как  я попал в него - не
знаю. Возможно, меня  привезли на  машине скорой помощи,  да,  безусловно, в
какой-то  машине.  Однажды  я  обнаружил,  что нахожусь  здесь,  в  постели.
Вероятно,  я упал где-то без сознания,  мне подсказывает  это  пробел в моих
воспоминаниях,  которые возобновились,  как только я пришел в  себя, в  этой
постели. Что же  касается  событий,  явившихся  причиной  моего  обморочного
состояния, то вряд ли я мог предать их забвению, в данный  момент, но они не
оставили заметного следа в  моем сознании.  Впрочем, кто из нас не испытывал
подобных  падений? Они  обычны  после  сильного  опьянения.  Я  неоднократно
развлекал себя  тем, что пытался сочинить  их, те  самые бесследно пропавшие
события.  Однако развлечь  себя  по-настоящему мне  так и не удалось. Но что
самое последнее я помню,  с чего бы я мог  начать, прежде  чем  снова прийти
здесь  в  сознание?  Самое  последнее  тоже бесследно  пропало. Не  вызывает
сомнения, что я шел, я  ходил всю жизнь, не считая первых нескольких месяцев
и  того времени,  что я здесь. Но на исходе дня я не знал, где нахожусь, и о
чем  думаю  -  тоже не  знал.  Как же в таком  случае можно ожидать, чтобы я
вспомнил, и чем бы я мог вспомнить?  Я помню настроение.  Дни моей молодости
были более разнообразными, такими они мне сейчас вспоминаются,  урывками.  В
то время я видел все вокруг себя как-то неотчетливо. Я жил тогда как во сне,
но  глаза  мои  были открыты.  Потеря  сознания не являлась для меня большой
потерей. А может быть, меня  оглушили ударом,  по голове,  возможно, в лесу,
да, когда  я заговорил о  лесе, я смутно припоминаю лес. Все это принадлежит
прошлому. Сейчас я должен установить настоящее, прежде чем мне отплатят. Это
обычная  комната. В  комнатах  я разбираюсь плохо, но комната, в  которой  я
нахожусь, кажется мне  совершенно обычной. По  правде говоря,  если бы я  не
чувствовал себя умирающим, я мог бы с таким  же успехом считать,  что я  уже
умер и искупаю грехи или даже попал  в небесные чертоги. Но я ведь чувствую,
как бежит время,  что  было бы исключено,  окажись  я в раю или в  аду. Не в
могиле, ощущение, что я не в могиле, было у меня сильнее полгода тому назад.
Если бы  когда-нибудь мне предсказали, что наступит день и я почувствую, что
живу, как чувствую это сейчас, я бы рассмеялся. Смех мой не  заметили бы, но
я-то бы знал,  что  смеюсь. Я хорошо помню их, эти последние несколько дней,
они оставили о себе больше воспоминаний, чем предшествовавшие им  тридцать с
чем-то  тысяч.  Обратное  было  бы  не  так  удивительно.  Когда  я  проведу
инвентаризацию,  если смерть моя  к тому времени  не  будет готова, я напишу
воспоминания.  Ха-ха, я  пошутил. Не  имеет  значения.  Существует буфет,  в
который я никогда не заглядывал. В одном из  его углов лежит мое  имущество,
небольшой кучкой. Длинной палкой  я могу  пошевелить его, подтащить  к себе,
отодвинуть.  Моя кровать стоит у самого окна.  Большую часть времени я лежу,
повернувшись к нему  лицом.  Я  вижу крыши и небо,  вижу кусочек улицы, если
вытягиваю  шею. Ни холмов, ни полей  я не вижу. И все же они недалеко. Разве
недалеко? Не знаю. Моря я тоже не вижу,  но, когда  начинается прилив, я его
слышу. На противоположной  стороне улицы я вижу дом, и то. что  происходит в
одной из комнат этого дома, тоже  вижу. Странные вещи иногда там происходят,
я вижу там удивительных людей. Возможно, они ненормальные. Они, должно быть,
видят меня тоже, мою большую голову со  всклокоченными волосами, торчащую за
стеклом.  У  меня  в  жизни  не  было так  много волос,  как сейчас, и таких
длинных, я заявляю это,  не опасаясь  противоречия. Но по ночам они  меня не
видят,  я никогда не зажигаю свет. Я изучил немного звезды  за то время, что
нахожусь здесь, но прочесть по ним свою  жизнь не умею. Однажды ночью, когда
я не отрываясь смотрел  на  них,  я внезапно обнаружил себя в Лондоне. Разве
возможно,  чтобы  я добрался до Лондона? И  какое  имеют отношение  к  этому
городу звезды? Что же касается луны, то  ее я узнал хорошо, я отлично знаком
теперь со всеми изменениями ее  орбиты  и склонения, мне известны, более или
менее, те  ночные часы, когда я могу увидеть ее в небе, и те ночи, когда она
не  появится.  Что  еще?  Облака.  Они  изменчивы,  необычайно изменчивы.  И
всевозможные  птицы. Они прилетают, усаживаются  на подоконник, просят пищу.
Это трогательно. Барабанят в стекло клювами. Я никогда ничего им не  даю. Но
они все прилетают и прилетают. Чего они  ждут?  Птицы  эти - не стервятники.
Меня не только оставили  здесь,  но  за мной еще  и  ухаживают! Вот как  это
теперь  делается.  Дверь  приоткрывается,  чья-то  рука  ставит  тарелку  на
тумбочку, специально для этого предназначенную, убирает тарелку, которую она
же подавала вчера, дверь снова  закрывается.  Это делается изо  дня в  день,
вероятно, в один  и  тот же час. Когда  я чувствую голод, я цепляю  тумбочку
палкой и подтаскиваю ее к себе. Тумбочка -  на колесах, она подкатывается ко
мне со скрипом и вихлянием. Когда она мне больше не нужна, я возвращаю ее на
место, к двери. В тарелке - суп. Они, должно быть, знают, что  я беззубый. Я
ем  один  раз  из  двух,  из  трех,  в  среднем.  Когда  мой  ночной  горшок
наполняется, я ставлю  его на тумбочку, рядом с тарелкой.  В этом  случае  я
целые сутки живу без горшка. Неправда, у меня два горшка, здесь позаботились
и  об  этом.  В постели  я  лежу  голый, под одеялами,  число  которых  я то
увеличиваю, то уменьшаю, по мере того,  как приходят и  уходят времена года.
Мне никогда не бывает жарко, никогда не бывает холодно. Я не  умываюсь, но я
лежу  не  грязный.  Если  мне случается запачкаться,  то  вполне  достаточно
потереть грязное место пальцем, смоченным слюной. Еда и ее выделение - здесь
главное. Тарелка и горшок, тарелка и горшок - вот они, полюса. Сначала  было
не  так. В комнату входила женщина, суетилась, узнавала, что мне нужно, чего
мне  хочется. В  конце  концов мне  удалось вбить  ей в голову мои  нужды  и
желания. Это было нелегко. Долгое время она не понимала. Вплоть до того дня,
пока я не нашел наконец те слова  и  те интонации, которые ее устроили.  Все
это, должно быть, наполовину игра воображения. Именно  она раздобыла мне эту
длинную палку. На одном ее  конце крючок. Благодаря палке я могу  дотянуться
до самых отдаленных и укромных уголков своего жилища. В каком огромном долгу
я перед палками! Долг так  велик, что я почти забываю те удары, которыми они
меня наградили. Женщина  эта старая. Не  понимаю, почему она  ко  мне хорошо
относится.  Да, назовем  ее  отношение ко  мне  добротой, не играя  при этом
словами, ибо ее отношение ко мне - действительно доброта. По-моему, она даже
старше   меня,  только  сохранилась  намного  хуже,  несмотря  на  всю  свою
подвижность.  Вероятно, она  является,  так сказать, приложением к  комнате.
Если это так, то  в особом изучении она не  нуждается. Но  вполне допустимо,
что  ее доброта  ко  мне  -  следствие чистой  милости, или  она делает это,
движимая  не   столь  уж  всеобщим   чувством  сострадания  или  милосердия.
Невозможного  не существует,  отрицать  это я больше  не  могу. Но не  менее
разумно предположить, что вместе с комнатой я получил и ее. Теперь мне видна
от нее только костлявая  рука и часть рукава.  И даже этого  нет, нету  даже
этого.  Быть может,  она  уже  умерла, скончалась  раньше меня, быть  может,
совсем другая  рука накрывает и  убирает  мою тумбочку.  Я не  знаю, сколько
времени нахожусь здесь, должен в  этом признаться.  Знаю только, что был уже
очень стар,  когда обнаружил себя здесь. Я называю себя  восьмидесятилетним,
но доказать это  не  могу. Возможно,  мне  всего-навсего  пятьдесят, а то  и
сорок. Целая вечность прошла с тех пор, как я  считал их, мои годы, я имею в
виду. Я знаю год своего рождения, я не забыл его, но не знаю, до какого года
я добрался. Все-таки мне кажется, что я нахожусь здесь очень давно, ибо все,
что способны сделать со мной времена года, в моем заточении из четырех стен,
мне известно. А  за год или два этого не узнаешь. Я и моргнуть не успел, как
пролетели все  эти  дни. Нужны ли комментарии? Несколько слов о самом  себе,
пожалуй. Мое  тело  является, как о нем  говорят, пожалуй, не  совсем верно,
немощным.  Практически оно ни  на  что не способно.  Иногда  мне  не хватает
способности передвигаться. Впрочем,  я не  слишком подвержен ностальгии. Мои
руки, как только им удается занять исходное положение,  в состоянии проявить
некоторую силу. Но дело  в  том,  что мне  трудно  управлять  ими. Вероятно,
ослабли нервные  центры.  Я  немного дрожу,  лишь  немного.  Тяжелые  вздохи
кровати  составляют  часть моей жизни,  я не  хотел бы их оборвать,  я  хочу
сказать  - я не хотел бы их ослабить. Лежа на спине,  то есть распростертый,
нет,  лежа навзничь, я чувствую себя лучше всего, наименее костлявым. Я лежу
на  спине, но моя щека лежит  на подушке. Стоит лишь открыть глаза,  как они
снова оживают  - небо и  дымок, поднимающийся над городом. Мои зрение и слух
очень плохи, в общем и целом света  я не вижу, только  отраженные  мерцания.
Чувства мои полностью приспособились ко мне. Мрачный, молчаливый, изношенный
- я для них не добыча. До меня не доносятся зовы плоти и крови, я замурован.
Не стану говорить о своих страданиях. Глубоко в  них зарывшись, я  ничего не
чувствую и,  погребенный  под ними, умираю, без  ведома моей дурацкой плоти.
Той,  которая  видна,  той,  которая  плачет  и  увядает,  без  ведома  моих
безмозглых  останков.  И в дебрях этой суматохи  продолжает бороться  мысль,
совершенно неуместная. И ищет  меня, как искала всегда,  там, где я  быть не
могу. Она  тоже  не может быть спокойной. Так пусть же на других изольет она
свой  умирающий  гнев, а  меня оставит  в  покое. Таковым представляется мое
теперешнее состояние.
     Его  фамилия  Сапоскат.  Как  и  его  отца.  Имя? Не знаю. Оно  ему  не
понадобится. Друзья называют  его Сапо. Что  за друзья? Не  знаю.  Несколько
слов об этом мальчике, их не избежать.
     Он  рано повзрослел. Не слишком успевал на занятиях  и не видел  в  них
пользы. Сидел на уроках, а думал в это время о чем угодно или ни о чем.
     Он сидел  на уроках, а думал в  это время о  чем угодно. Ему  нравилась
арифметика,  но  не нравилось, как  ее преподают.  Он  не любил  абстрактных
чисел. Расчеты  казались  ему  скучными, если  неизвестно  было,  что именно
считают.  Он  практиковался, один  и  в  компании, в  устном  счете.  Цифры,
марширующие в его сознании, были облечены в краски и формы.
     Какая скука.
     Он  был  старшим ребенком  бедных  и болезненных  родителей.  Он  часто
слышал, как они  говорят о том, что следует предпринять,  чтобы  лучше  себя
чувствовать  и больше  зарабатывать.  Неопределенность  их  пустой  болтовни
каждый раз  поражала его, и он не удивлялся, что эти  разговоры ни к чему не
приводили. Его  отец  работал продавцом в магазине. Обычно он говорил  своей
жене  так: Мне во что бы то ни стало необходимо найти сверхурочную работу по
вечерам  и  в субботу.  И  добавлял  чуть слышно: И в воскресенье. Его  жена
отвечала:  Но  если  ты будешь работать так много, ты заболеешь.  И господин
Сапоскат признавал,  что отказаться от воскресного отдыха было бы неразумно.
Люди эти были - взрослые. Но он чувствовал себя не настолько плохо, чтобы не
работать  по вечерам и в субботу.  Над чем? - спрашивала его жена. - Над чем
работать? Быть  может, какая-нибудь секретарская работа,  отвечал он. А  кто
будет  следить за  садом? - спрашивала жена. Жизнь семьи Сапоскат была полна
аксиом, из которых одна,  по меньшей мере, установила преступную абсурдность
сада  без  роз,  с запущенными дорожками и  газоном.  Возможно, мне  удастся
выращивать   овощи,  отвечал  он.  Дешевле  покупать,  отвечала  жена.  Сапо
поражался, слушая эти разговоры. Ведь сколько стоит один навоз, говорила его
мать.  И  в  наступающем  молчании господин  Сапоскат  размышлял,  со  своей
неизменной серьезностью, о дороговизне навоза, мешающей ему обеспечить семье
высокий уровень жизни, а жена его в  это время обвиняла себя  в  том, что не
делает  все  возможное. Но ее  легко можно  было  убедить в  том, что делать
больше, чем в  ее силах, и не подвергаться при этом опасности умереть раньше
времени  -  невозможно. Ведь сколько мы экономим  на одних докторах, говорил
господин Сапоскат. И  на  лекарствах, отвечала его жена. Так что  оставалось
только обдумать переезд в домик поменьше. Но мы  и без того живем стесненно,
говорил господин  Сапоскат.  И не  подвергалось сомнению, что с каждым годом
стесненность их будет возрастать, вплоть до того дня, когда первенец покинет
родительский  дом,  компенсируя появление  новорожденного,  и наступит некое
равновесие.  После чего  дом  понемногу  начнет опустошаться. И наконец  они
останутся  совсем  одни, вместе с воспоминаниями. Вот тогда они и  переедут,
времени хватит.  Он будет пенсионером, она - совсем без сил.  Они приобретут
домик  в  деревне  и там, не нуждаясь больше в навозе, смогут  покупать  его
возами. А их дети, исполненные благодарности за жертвы, принесенные ради них
родителями, будут им помогать. Семейные советы обычно кончались в  атмосфере
самых  безудержных  фантазий.  Создавалось  впечатление,  что чета  Сапоскат
черпала жизненные силы из перспективы своего бессилия. Но иногда, не успевая
достичь  этой стадии,  родители оставляли  эту  тему и переходили на  своего
старшенького.  Сколько  ему  сейчас  лет?  -  спрашивал  господин  Сапоскат.
Информация поступала от  жены, что должно было означать  ее  превосходство в
этой  области  знаний,  но  всегда оказывалась ошибочной. Господин  Сапоскат
принимал на веру неправильную цифру и долго мурлыкал ее себе под нос, словно
означала  она  цену  на какой-нибудь  ходовой  товар, например,  на  мясо. И
одновременно  выискивал в выражении  лица сына то,  что могло  хоть  немного
смягчить  сказанное  матерью.   Пожалуй,  вырезка   все   же  неплоха?  Сапо
всматривался  в  лицо  отца,  грустное, изумленное,  нежное,  огорченное  и,
несмотря на все, самоуверенное. Размышлял ли он о быстротечности неумолимого
времени или о том, как нескоро еще сын начнет зарабатывать? Иногда он устало
жаловался, что сын не слишком рвется приносить пользу в доме. Пусть он лучше
готовится  к  экзаменам, говорила  жена.  Как  только возникала какая-нибудь
тема, их головы работали в унисон. Собственно говоря, они не беседовали. Они
пользовались устным словом примерно так же, как проводник поезда  пользуется
флажками или фонарем. Но, бывало, они говорили: Здесь мы задержимся. И когда
сын подавал сигнал к отправлению, они печально  думали, не удел ли это самых
одаренных - с  позором проваливаться на письменной работе  и выставлять себя
на  посмешище  на  устном  экзамене.  Они  не  получали   удовлетворения  от
молчаливого созерцания  неменяющегося пейзажа. По  крайней  мере, он здоров,
говорил   господин   Сапоскат.  Вот  уж  нет,   отвечала  жена.  Но  никакой
определенной болезни, говорил господин Сапоскат. Хорошенькое было бы дело, в
его-то возрасте, отвечала жена. Они не  знали, почему  выбрали ему свободную
профессию.  Впрочем,  это  само  собой  разумелось.  И  потому  было  просто
невероятным, чтобы он оказался  к ней  непригоден. В  мечтах они видели  его
доктором. Он  будет  лечить  нас,  когда  мы  состаримся,  говорила  госпожа
Сапоскат. А ее муж отвечал: Я бы предпочел, чтобы он стал хирургом, - словно
после определенного возраста людей не оперируют.
     Какая скука. И это я называю игрой. Интересно,  не  говорю ли я снова о
самом себе? Хватит ли у меня  сил не говорить  ни  о чем другом? Я чувствую,
как  сгущаются сумерки,  такие  мне знакомые, что одиночество, по которому я
узнаю себя, вот-вот наступит, и слышу зов неведения,  которое  могло бы быть
благородным, если бы не  являлось самой обычной трусостью. Я не помню уже, о
чем говорил. Так не играют. Скоро я забуду, откуда происходит Сапо, и на что
он надеется -  тоже забуду.  Возможно, лучше оставить эту  историю и перейти
сразу ко второй  или даже к третьей, к той, что  о камне. Не надо, получится
то  же  самое. Я должен быть  начеку, размышляя над тем, что я  сказал перед
тем, как  идти дальше, и делать  паузу  - в преддверии катастрофы,  -  чтобы
взглянуть на себя истинного.  Это  именно то, чего я так хотел избежать. Но,
по всей  видимости, другого  решения не существует.  После такого позора мне
будет  легче   примириться  с  миром,  не  оскверненным  моим  присутствием.
Интересный  метод размышления. Мои глаза,  я открою  глаза, бросят взгляд на
кучку моих вещей,  отдадут телу приказ, старый приказ, который, я  знаю, оно
не сможет исполнить, обратятся к  моему духу, давно погибшему,  испортят мне
всю агонию, которую лучше просто пережить, уже вдали от этого  мира, который
раздвинет, наконец, свои губы и отпустит меня.
     Я пробовал думать над началом моей истории. Но в мире существует такое,
чего я не понимаю. Это ничего не значит. Я могу продолжать.
     Друзей у Сапо не было, нет, так нельзя.
     У  Сапо были  прекрасные отношения с его маленькими  друзьями, хотя, по
правде  говоря, они его не  любили.  Дурак  редко  одинок. Он хорошо дрался,
быстро  бегал,  насмехался над  учителями,  а иногда даже дерзил  им. Быстро
бегал? Как сказать. Однажды,  доведенный до отчаяния вопросами, он закричал:
Сколько раз вам говорить, что я не знаю! Большую часть свободного времени он
отсиживал в школе, выполняя дополнительные  задания, так что  редко приходил
домой  раньше  восьми  часов вечера.  К  таким  неприятностям  он  относился
философски.  Но бить себя не позволял. В первый же раз, когда доведенный  до
отчаяния учитель замахнулся на него тростью, Сапо  выхватил ее и выбросил  в
окно,  которое было закрыто, так  как  стояла зима. Такого проступка было бы
достаточно, чтобы немедленно  выгнать  его из  школы. Но Сапо не выгнали, ни
сразу,  ни  потом. Я  должен попытаться выяснить,  когда у  меня будет время
спокойно подумать,  почему Сапо не исключили  из школы,  хотя он  это вполне
заслужил.  Ведь я  искренне хочу, чтобы в моей истории было как можно меньше
неясностей. Небольшая неясность,  сама  по  себе,  в момент  появления,  еще
ничего не значит. О ней не задумываешься  и продолжаешь идти своим ходом. Но
мне прекрасно известно, что такое неясность: она накапливается, громоздится,
потом внезапно взрывается и погребает под собой все.
     Я так  и не сумел выяснить, почему Сапо не исключили из школы. Придется
оставить этот вопрос открытым. Попробую не  радоваться. Я потороплюсь отойти
на безопасное расстояние от Сапо и этой непостижимой поблажки, заставлю Сапо
жить  так, словно  он сполна получил по заслугам. А к  маленькому облачку мы
повернемся  спиной,  но  не выпустим  его  из поля зрения.  Оно закроет небо
только с нашего ведома,  и мы не поднимем вдруг глаза, оставшись  без крова,
оставшись без помощи, к небу чернее чернил. Так  я решил. Другого выхода  не
вижу. Это лучший из тех, что я способен найти.
     В четырнадцать лет он был пухлым розовощеким  мальчуганом.  У него были
широкие лодыжки и запястья,  что  позволило его матери сказать  однажды:  Он
будет выше своего отца. Странное умозаключение. Но самым поразительным в его
внешности была  большая  круглая  голова с ужасными  светло-рыжими волосами,
жесткими  и  торчащими  во все  стороны,  словно  щетина на швабре. Школьные
учителя в  один голос  соглашались, что у  него поразительная голова, и  тем
более приходили в  отчаяние,  что  им не удается в нее ничего  заложить. Его
отец часто говорил,  пребывая в  хорошем настроении: Когда-нибудь он поразит
нас всех. На это смелое суждение наводил его череп Сапо, и, вопреки фактам и
собственному разумению, он  повторял его  неоднократно. Но выдержать  взгляд
Сапо он был не в  состоянии и всячески  старался избегать его.  У  него твои
глаза, говаривала жена. После таких  замечании господин Сапоскат раздраженно
искал  уединения  и внимательно изучал  свои глаза в зеркале. Глаза его были
водянисто-голубые. Чуть-чуть светлее, говорила госпожа Сапоскат.
     Сапо любил природу, интересовался.
     Это ужасно.
     Сапо  любил  природу,  интересовался животными  и  растениями и  охотно
поднимал  глаза к небу,  днем  и ночью. Но  он не  умел смотреть на все это,
взгляды,  которые он обращал  на окружающее, ничему  его  не научили. Он  не
различал  птиц, путал деревья, не мог отличить одно растение  от другого. Он
не связывал крокусы  с весной, а хризантемы  -  с Михайловым  днем.  Солнце,
луна, планеты  и  звезды не наполняли  его восторгом. Порой  ему хотелось бы
разбираться в этих странных предметах,  иногда красивых, которые должны были
всю жизнь  окружать его. Но он черпал радость  в своем  невежестве, как и во
всем, что вызывало приговор: Ты - простофиля. Однако хищных птиц он  любил и
мог по полету отличить от всех других.  Он  застывал, восхищенный,  впиваясь
взглядом  в осоедов,  в трепетное парение, в  крылья,  высоко поднятые перед
тем, как ринуться вниз, обрушиться и вновь взметнуться, он трепетал при виде
такого желания, гордости, терпения и одиночества.
     Я все же не  сдамся. Только что я покончил  с супом и  откатил тумбочку
назад,  на ее место у двери.  В одном из  окон дома  напротив  зажегся свет.
Когда я говорю "окна", я имею в виду те два окна, которые вижу постоянно, не
отрывая головы от подушки.  Когда я говорю  "два окна", я не имею в виду два
окна целиком -  одно  целиком,  а  другое  только  отчасти.  Именно  в  этом
последнем и  зажегся  свет. На мгновение я увидел женщину, которая ходила по
комнате. Потом она задернула штору. Я не увижу ее до завтрашнего дня, только
тень ее, возможно, изредка. Она  не всегда задергивает штору. Мужчина  домой
еще не  вернулся. Домой. Я приказал своим ногам,  и даже  ступням, выполнить
некоторые движения. Я изучил их хорошо и потому почувствовал усилие, которое
они сделали, чтобы  подчиниться. Мы  прожили вместе этот краткий  промежуток
времени,  исполненный  всевозможных  драматических  событий, от  приказа  до
жалкой  попытки послушания.  Наступает  день, когда старый пес,  поднятый на
ноги свистом хозяина, отправляющегося на рассвете в путь с палкой в руке, не
может бежать  за ним. Он остается в своей конуре или на подстилке, хотя цепь
его не  держит, и прислушивается к шагам, а шаги удаляются и стихают. Хозяин
тоже  огорчен. Но вскоре чистый воздух и яркое солнце  успокаивают его, и он
не  вспоминает больше  о своем старом друге,  вплоть  до самого вечера. Огни
родного дома радушно приветствуют его,  а слабое  тявканье  вызывает  мысль:
Пора усыплять.  Хороший кусок у меня  получился. Скоро  я сочиню еще  лучше,
скоро все  будет лучше.  Я  близок  к тому,  чтобы порыться немного в  своем
имуществе. Потом спрячу голову под одеяло. Потом все будет лучше, для Сапо и
для того, кто  следует за  ним,  кто  просит  только  об  одном  - чтобы ему
разрешили идти  по следу, по следам, оставленным на  безопасных  и доступных
тропах.
     Невозмутимое  спокойствие  Сапо мало  кому  нравилось.  В  гуще  шума и
криков, в  школе  и дома, он неподвижно стоял  на одном месте  и  пристально
смотрел прямо перед собой  глазами,  белесыми и  немигающими, как  у  чайки.
Никто  не знал,  о  чем  он  размышляет  часами.  Отец  считал,  что  в  нем
пробуждается половое чувство.  В шестнадцать лет со мной  было то же  самое,
говорил он.  В  шестнадцать лет ты  зарабатывал себе на  жизнь, говорила его
жена. Это верно, говорил господин Сапоскат. Но  при виде учителей Сапо являл
все тот же классический вид круглого дурака.  Челюсть его отвисала, он дышал
ртом.  Непонятно, почему такое  выражение  лица несовместимо  с эротическими
мыслями. Но действительно, его сознание гораздо меньше занимали девочки, чем
он  сам,  его собственная  жизнь, его  будущая жизнь. От таких  мыслей самый
способный и чувствительный мальчик может засопеть  с раскрытым ртом. Но пора
мне немного отдохнуть, для верности.
     Мне   не   нравятся  эти  заячьи  глаза.  Они  напоминают  о   каком-то
кораблекрушении, не помню  о  каком. Я  знаю, что это пустяк, но меня теперь
легко напугать.  Мне хорошо знакомы эти фразочки, на вид  такие  безобидные,
которые, стоит  их  только подпустить, засоряют всю речь.  Нет ничего  более
реального, чем ничто. Они поднимаются из бездны  и не  знают отдыха, пока не
утащат тебя в глубину. Но я теперь начеку.
     Впоследствии он жалел, что так и не научился думать,  когда  для начала
загибаешь   средний   и  безымянный  пальцы,   чтобы   указательный  лег  на
существительное, а мизинец  на глагол,  как показывал учитель, и жалел,  что
его голова не  справилась  с вавилонским столпотворением  сомнений, желании,
воображения, ужасов. И, мало наделенный силой и мужеством, он  тоже отчаялся
бы узнать, что он за человек и  как он проживет жизнь, и жил он подавленный,
жил вслепую, в безумном мире, в окружении чужих.
     Когда задумчивость проходила, он  выглядел измученным и бледным, и  это
подтверждало  мысль отца,  что  он подвержен  сладострастным  мечтаниям. Ему
нужно  больше  бегать, говорил  отец.  Мы  продвигаемся,  продвигаемся.  Мне
говорили,  что  из  него  получится хороший  спортсмен,  продолжал  господин
Сапоскат,  а  он не играет ни в одной команде.  Занятия отнимают  у него все
время, говорила госпожа Сапоскат. Но он учится хуже  всех, говорил  господин
Сапоскат. Он очень любит гулять, говорила госпожа Сапоскат, долгие  прогулки
на лоне  природы  действуют на  него благотворно. Лицо  господина  Сапоската
перекашивалось  от  мысли  о  долгих   одиноких  прогулках  сына  и   об  их
благотворном  влиянии.  И, случалось, он забывался и говорил:  А не лучше ли
научить его какому-нибудь ремеслу? После чего обычно, хотя и не всегда, Сапо
убегал, а мать восклицала: Ах, Адриан, ты его обидел!
     Мы   продвигаемся.  Никто  так  мало   не  напоминает  меня,  как  этот
терпеливый, разумный ребенок, столько  лет сражающийся в одиночестве  за то,
чтобы  пролить на  себя хоть немного  света, безудержно  жадный к  малейшему
проблеску,  не знакомый с радостями, которые  сулит  нам  мрак. Вот  воздух,
который мне нужен, живительный разреженный воздух, несравнимый с питательным
мраком, убивающим  меня.  Я  не вернусь  больше  в это тело, ну, может быть,
только за тем, чтобы узнать,  который ему год.  Я  окажусь в нем перед самым
погружением, чтобы  в  последний раз закрыть  над собой  люк, попрощаться  с
владениями,  в  которых  я  обитал, затопить свое  прибежище. Я  всегда  был
сентиментален. Но от  этой минуты и до той я успею порезвиться, на берегу, в
прекрасной  компании,  о которой  я всегда  мечтал  и  к которой  стремился,
всегда, хотя она всегда обходилась без меня. Да, на душе  моей теперь легко,
я  знаю, что игра выиграна, до этой минуты я проигрывал все партии, но важна
только последняя.  Превосходное достижение, должен я сказать,  вернее сказал
бы, не бойся я противоречить самому себе. Бояться противоречить самому себе!
Если  так будет  продолжаться, я проиграю  самого  себя,  для  этого имеется
тысяча  способов. И  буду похож на  тех  несчастных из притчи, которые  были
раздавлены осуществленными желаниями. Но  мной овладевает страстное желание,
желание узнать, что я делаю  и почему. Таким образом я приближаюсь  к  цели,
которую  поставил  перед собой  в юности и  которая лишила меня  возможности
жить. Стоя на пороге небытия, мне удалось  перевоплотиться в другого.  Очень
мило.
     Летние каникулы.  По утрам он брал частные  уроки.  Ты доведешь  нас до
богадельни,  говорила  госпожа  Сапоскат.   Это  выгодное  капиталовложение,
говорил  господин Сапоскат.  В  полдень  он уходил из дома, держа книги  под
мышкой, под тем предлогом,  что на свежем  воздухе  работать  лучше, нет, не
произнося ни слова. Когда городок, в котором  он  жил, скрывался из виду, он
прятал  книги  под  камень  и  бродил  по  полям. Стояло  время  года, когда
трудолюбие крестьян достигает пароксизма, и долгие солнечные дни становились
слишком  коротки для всей  работы,  которую предстояло  сделать.  Нередко им
светила  луна,  во  время  последней   ходки   от  поля,  возможно,   самого
отдаленного, к амбару или току,  или для  осмотра техники, которую надо было
успеть подготовить к грядущему рассвету. Грядущий рассвет.
     Я заснул. Но спать я не хочу. В  моем расписании нет времени для сна. Я
не желаю... Нет, я ничего не хочу объяснять. Кома предназначена для живущих.
Живущих. Никогда я не мог их переносить, их всех; нет, этого я не думаю, но,
тяжело вздыхая от тоски, я наблюдал за  их перемещениями  по земле,  а потом
убивал их, или  занимал  их место,  или убегал. Я чувствую в себе  жар давно
знакомого мне бешенства, но знаю, что на этот раз он меня не  зажжет.  Я все
прекращаю  и жду. Сапо  стоит на одной ноге,  неподвижно, странные глаза его
закрыты. Суматоха дня  застывает в тысяче  нелепых поз.  Облачко, движущееся
впереди победного солнца, будет бросать тень  на землю столько, сколько  мне
угодно.
     Живи и придумывай.  Я  пытался.  Я, должно быть, пытался.  Придумывать.
Нелепое  слово. Живи - тоже нелепое. Неважно. Я пытался. И когда дикий зверь
серьезности готовился во мне к  прыжку,  оглушительно рыча, разрывая меня на
кусочки, жадно пожирая, я пытался.  Но оставшись один, совсем один,  надежно
спрятавшись,  я  изображал  дурака,  в  полном  одиночестве,  час за  часом,
неподвижный, часто стоя, не в силах пошевелиться, издавая стоны. Да, издавая
стоны. Играть  я не умел.  Я  вертелся до  головокружения, хлопал в  ладоши,
изображал победителя, изображал  побежденного,  наслаждался, горевал.  Затем
вдруг набрасывался  на  игрушки, если  таковые  имелись,  или на незнакомого
ребенка, и он уже не  радовался,  а  ревел от ужаса - или  убегал, прятался.
Взрослые гнались за мной, справедливые, хватали, наказывали, волокли обратно
в круг, в игру, в веселье. Ибо я  уже попал в тиски серьезности. Такова была
моя  болезнь. Я  родился  серьезным,  как  другие рождаются сифилитиками.  И
серьезно  старался  изо всех  сил  не быть серьезным - жить, придумывать - я
понимаю,  что хочу сказать.  Но при каждой новой попытке я  терял  голову  и
бежал  к своим теням,  как в убежище, где  невозможно жить и где вид живущих
невыносим. Я говорю "живущих", но  не знаю, что это значит.  Я пытался жить,
не  понимая,  что  это  такое.  Возможно,  я все-таки  жил,  не зная  этого.
Интересно, почему я говорю  обо всем этом. Ах да, чтобы развеять тоску. Жить
и давать жить.  Бессмысленно  обвинять  слова, они  не  лучше того,  что они
обозначают. После неудачи, утешения, передышки, я  снова начинал  - пытаться
жить, заставлять  жить,  становиться другим, в самом себе, в другом. Сколько
лжи во всем этом. Но объяснять некогда.  Я снова начинал. Но  цель понемногу
менялась - уже не  добиться успеха, а потерпеть неудачу.  Небольшая разница.
Когда  я  из  последних  сил  выбирался  из  своей  норы, а  затем  рассекал
стеклянный воздух на пути к недостижимому благу, я искал  не  что иное,  как
восторг  головокружения,  приятие,  падение,  бездну,  повторение  мрака,  я
стремился к ничему, к серьезности, к  дому, к нему, ждущему  меня всегда, он
нуждался во мне, и я нуждался в нем, он обнимал меня и просил остаться с ним
навсегда,  он  уступал  мне  свое место и  следил, чтобы мне было хорошо,  и
страдал всякий раз, когда я оставлял его, а я часто заставлял его страдать и
редко приносил ему радость, я  никогда его  не  видел. Я снова забываю себя.
Меня  интересую  не  я, а другой,  находящийся  гораздо  ниже  меня, и ему я
пытаюсь завидовать, о его подвигах я сейчас, наконец, расскажу, не знаю как.
О себе мне никогда не  рассказать, так же как не рассказать и  о других, так
же как  не  суметь прожить. С чего  бы это я смог, если никогда  не пытался?
Показать сейчас  себя, на грани исчезновения,  и  одновременно изобразить  в
виде незнакомого, чужого  мне  человека, тем  же  движением,  это не  просто
последняя капля. А потом жить,  пока не почувствую,  как  за моими закрытыми
глазами закрываются глаза другого. Отличный конец.
     Рынок.  Непаритетный  обмен между  городской  и сельской местностями не
ускользнул от глаз пытливого юноши. Он размышлял по  этому поводу и пришел к
следующим  выводам,  одни  из  которых,  возможно, ближе к  истине,  другие,
несомненно, дальше.
     В его стране проблема заключалась, нет, мне этого не передать.
     Крестьяне. Его  посещения крестьян. Нет, не могу. Столпившись во дворе,
крестьяне  смотрели,  как  он  уходит, на все  натыкаясь,  едва  переставляя
подгибающиеся  ноги,  словно  не чувствуя под  собой  земли.  Он  то  и дело
замирал,  мгновение стоял покачиваясь,  угрожая рухнуть, и снова пускался  в
путь, меняя направление. Так он передвигался,  с превеликим трудом,  дрейфуя
по земле, словно  по волнам. А  когда, после короткой  заминки,  снова был в
пути,  он  производил  впечатление  огромного перекати-поля, гонимого ветром
оттуда, где он вырос. Сколько образов. Богатый выбор.
     Я  покопался немного  в  своем имуществе,  рассортировал его,  подтащил
поближе, чтобы еще раз оглядеть. Я не  слишком ошибался, полагая, что всегда
отличу  его  по памяти от чужого и в любую минуту  смогу поговорить о нем, в
него  не заглядывая.  Но хотел в этом в очередной раз убедиться. И правильно
сделал.  Ибо  теперь  вижу,  что  хорошо  известные  мне  предметы,  которые
непрестанно тешили мое воображение, выглядят на  самом деле несколько иначе,
хотя в  основном именно  так, как  я  и предполагал. Но мне  было бы  крайне
неприятно упустить такую  исключительную  возможность, кажется, предлагающую
наконец  мне  произнести что-то  подозрительно похожее  на  правду. Иначе  я
провалю все  дело,  так  мне  кажется!  Я  хочу,  чтобы сказанное  мной было
абсолютно свободно от какой бы то ни  было приблизительности. Я хочу,  когда
наступит  великий  день, объявить  громко и ясно,  без  всяких  добавлений и
опущений, что  принесла мне  его  бесконечная  прелюдия, о  тех  пожитках, с
которыми она  меня  оставила.  Я осмеливаюсь предположить, что одержим  этой
идеей.
     Итак,  я вижу, что  приписывал себе  обладание  некоторыми  предметами,
которые, насколько я понимаю, уже не являются частью моей  собственности. Но
разве  не  могли они закатиться  за мебель? Мне бы  это показалось странным.
Ботинок, например, может  ли он  закатиться  за мебель? И все же перед моими
глазами находится всего-навсего один  ботинок.  И за какую  именно мебель? В
этой комнате,  насколько мне  известно, находится один-единственный  предмет
меблировки,  способный встать  между мной и  моим имуществом,  я имею в виду
буфет. Но он настолько близок к стенам,  к двум стенам, ибо он стоит в углу,
что  кажется частью  этих  стен. Мне могут  возразить, что  мой ботинок,  он
застегивается на пряжку, находится в буфете.  Об этом я думал. Но я прочесал
его, моя палка  прочесала весь  буфет -  открывала дверцы,  выдвигала ящики,
впервые, пожалуй, шарила по нижним полкам. И ровно ничего, никакого ботинка.
Да, я теперь без ботинка, так  же как и без  нескольких других, менее ценных
вещей, которые,  как мне  казалось,  я сумел сберечь,  среди них  - цинковое
кольцо,  сверкавшее не  хуже серебряного. Но,  с другой стороны, я замечаю в
куче присутствие двух-трех  предметов, совершенно мной забытых, а по меньшей
мере  один из них, головка трубки, не  вызывает  в моей памяти  ни малейшего
отклика.  Я не  помню,  чтобы когда-либо  курил трубку.  Я  помню трубку, из
которой  выдувал,  будучи  ребенком,  мыльные пузыри,  раз или  два. В любом
случае, трубка эта не моя, откуда бы  она ко мне  ни попала. Целый  ряд моих
сокровищ  имеет такое  же происхождение. Кроме  того, мне удалось обнаружить
пакетик, завернутый  в пожелтевшую  от  времени  газету.  О  чем-то  он  мне
напоминает, но о  чем? Я подтянул  его к самой кровати и  старательно ощупал
набалдашником. И рука  моя ощутила, она ощутила податливость и легкость даже
лучше, кажется, чем если  бы я  коснулся самой вещи, провел по ней пальцами,
подержал на ладони.  Я твердо решил, не знаю почему, не  разворачивать  этот
пакетик. И отодвинул его вместе  со всем прочим обратно в  угол. Возможно, я
еще поговорю о нем, когда придет время. Я скажу,  я уже слышу, как я говорю!
Предмет  номер  такой-то,  пакетик,  нечто  мягкое  и  легкое, как  перышко,
завернутое в газету. Пусть останется  моей  маленькой  тайной, исключительно
моей. Возможно, это прядь волос.
     Еще я сказал себе, что следует поторопиться.  Настоящая жизнь не терпит
подобного  избытка  подробностей.  В  подробностях  скрывается  дьявол,  как
гонококк   в  складках   предстательной   железы.  Время   мое   ограничено.
Следовательно,  в один  прекрасный  день,  когда  весь  мир  будет  сиять  и
улыбаться,  боль  выпустит  свои знакомые черные силы и  сметет голубизну. В
незавидном положении  я  оказался. Сколько прекрасного,  памятного  придется
опустить из-за страха - страха  совершить  старую ошибку, страха не  кончить
вовремя,  страха  упиться, в  последний раз,  последним глотком ничтожества,
бессилия, ненависти. Есть много  форм, в  которых неизменное  ищет отдыха от
своей бесформенности.  О да, я всегда  был подвержен глубокомыслию, особенно
весной. Эта последняя мысль раздражала меня уже около пяти  минут.  Отважусь
выразить надежду,  что  мыслей подобной глубины больше не последует. В конце
концов, не то важно, что не кончишь, есть вещи и похуже. Но в  этом ли дело?
Вполне возможно. Единственное, о чем я прошу: чтобы в  последние мои минуты,
сколько бы их ни было, я не уклонялся от темы, вот и все, я знаю, что я имею
в виду. Когда жизнь истощится, я  это почувствую. Единственное, о чем прошу,
-  это знать, прежде чем я покину того, чья жизнь началась  так хорошо,  что
моя  и  только моя  смерть  не  дает  ему  жить  дальше,  не дает побеждать,
проигрывать, радоваться,  страдать,  гнить и умирать, и  что, даже если бы я
остался жить, ему пришлось бы подождать умирать, пока не умрет его тело. Вот
что значит мчаться на всех парусах.
     Мое тело все  еще  не может решиться. Но,  мне кажется, на постель  оно
давит  тяжелее, больше  расплющивается и дальше  простирается.  Мое дыхание,
когда  оно возвращается, наполняет комнату шумом,  хотя грудь моя вздымается
не выше, чем у спящего  ребенка. Я открываю глаза и всматриваюсь, долго и не
мигая, в ночное небо. Я поглазел совсем немного, сначала на все новое, потом
на все старое. Между мной и небом  - стекло, мутное  от многолетней грязи. Я
хотел  бы  подышать на  него, но  оно  слишком далеко. Как  раз такие  ночи,
светлые и бурные, любил Каспар-Давид Фридрих. Припоминаю это имя, эти имена.
Облака, разодранные в клочья ветром, несутся по прозрачному небу. Если  бы у
меня хватило  терпения подождать,  я увидел  бы  луну. Но терпения у меня не
хватает.  Теперь, когда  я  посмотрел,  я слушаю ветер. Я закрываю  глаза, и
ветер  смешивается  с  моим  дыханием.  Слова  и  образы  в  бешеной  пляске
проносятся у меня  в  голове, догоняя  друг  друга, ускользая,  сталкиваясь,
сливаясь, и так до бесконечности. Но за всей этой безумной вакханалией царит
величайшее спокойствие,  безразличие, которого ничто не потревожит, никогда.
Я  поворачиваюсь чуть набок, прижимаю к  подушке рот и нос, вдавливаю в  нее
свои старческие  волосы,  без сомнения,  белые как снег, натягиваю на голову
одеяло.  Я чувствую,  в  самой  глубине  туловища, яснее  не скажешь,  боль,
кажется, новую для меня. У меня возникает впечатление, что  в первую очередь
она  раздирает спину.  Она действует  ритмично  и  даже  как-то  гармонично.
Мелодия,  которую  она выводит, грустна. Но как все  это выносимо, Боже мой.
Голова моя почти повернута  назад, словно  у птицы. Я раздвигаю губы, теперь
подушка  у меня во рту.  Во рту, во  рту,  я сосу.  Поиски  себя окончены. Я
погребен в мире, я знал, что когда-нибудь в нем найдется место и для меня, и
мир, торжествуя победу,  заточит меня под свои  своды.  Я счастлив, я всегда
подозревал, что когда-нибудь буду счастлив. Но я не разумен, поскольку разум
требует  оставить в это  счастливое мгновение все как есть. А что делаю я? Я
ухожу от счастья и возвращаюсь к свету, к полям, которые я так хотел любить,
к постоянно  возбужденному  небу -  облака волнуют его, белые,  как  снежные
хлопья, - к  жизни,  с которой я так и не  сумел справиться,  по собственной
вине, возможно, по собственной гордости или ограниченности, впрочем,  думаю,
не поэтому. Стада пасутся,  солнце  согревает  скалы, и они сверкают  в  его
лучах.  Да,  я  ухожу от счастья и  возвращаюсь  к людям, снующим туда-сюда,
несущим свое бремя. Возможно, я судил их неправильно, но мне так не кажется,
я не судил их совсем. Единственное, что я теперь хочу, это сделать последнее
усилие и попытаться понять, хоть немного, как возможны такие существа.  Нет,
дело не в том, чтобы понять. В чем же тогда? Не знаю. Но тем не менее ухожу,
и  напрасно. Ночь,  буря, печаль,  каталепсия души, на  этот раз я прослежу,
чтобы все было  в порядке. Последнее  слово еще  не  сказано между мной и...
Нет, сказано последнее слово. Но,  может быть, я хочу услышать  его еще раз.
Еще хоть раз. Нет, я ничего не хочу.
     Ламберы. Жить Ламберам было нелегко,  я  имею в  виду, сводить концы  с
концами.  Семья  состояла  из  хозяина, хозяйки и  двух  детей,  мальчика  и
девочки.  Это  утверждение,  по  крайней  мере,  не  оспоришь. Отца называли
Толстый Ламбер, и  он действительно был толстый. Давно  женился он  на своей
молоденькой кузине и  все  еще жил с  ней. Это был его третий или  четвертый
брак. Дети у него были разбросаны повсюду, взрослые люди, мужчины и женщины,
прочно стоящие  в  жизни, ничего больше не надеющиеся получить,  ни от самих
себя, ни от других. Ламберу они помогали, каждый  сообразно своим  средствам
или  минутному настроению, из  благодарности к нему, которому  были  обязаны
тем, что видят Божий свет, или же приговаривая  снисходительно: Не  он,  так
кто-нибудь другой. Ламбер, совсем беззубый, курил сигареты, через  мундштук,
сожалея о своей трубке. Он снискал славу умертвителя и расчленителя свиней и
был  нарасхват, я преувеличиваю, в этом  качестве. Он брал за услуги меньше,
чем мясник, и был известен еще и тем, что нередко обходился куском копченого
окорока или  свиной грудинки. Как  достоверно все  это звучит.  Он  часто  с
уважением и нежностью вспоминал о своем отце. Таких, как он, нету, говаривал
он, я последний.  Должно быть, он выражал эту  мысль несколько иначе.  Таким
образом, праздники его выпадали на декабрь и январь, а начиная с  февраля он
нетерпеливо поджидал  возвращения зимы,  главным  событием которой являлось,
бесспорно, рождество Христово,  случившееся в яслях, мучаясь тем временем от
беспокойства,  доживет  ли  он до  этого  дня.  А  когда этот день  все-таки
наступал,  он отправлялся  в путь, держа под мышкой уложенные  в  чемоданчик
большие  ножи,  которые  так старательно и любовно  направлял накануне, стоя
перед камином,  а  в кармане пальто лежал завернутый  в бумагу фартук, чтобы
защитить во время работы выходной костюм. При мысли, что он. Толстый Ламбер,
уже  на пути к  тому  далекому  дому,  где  все готово  к  его приходу, что,
несмотря на свои  годы, он все  еще нужен людям, и что молодым в  сноровке с
ним не сравниться,  при мысли этой сердце старого Ламбера ликовало. Домой из
своих походов  он возвращался за полночь, пьяный и измученный долгой дорогой
и пережитым за день. И еще много дней спустя продолжал он рассказывать, не в
состоянии говорить ни о чем другом,  о той свинье, которую он отправил, чуть
было не сказал "на тот свет", но  вовремя вспомнил,  что у свиней того света
нет,  есть  только  этот,  чем  приводил  свою семью  в  отчаяние.  Впрочем,
протестовать они не  осмеливались, ибо  боялись его.  Да, в возрасте,  когда
большинство людей раболепно съеживается  и сжимается от страха, словно прося
прощения за  то, что  еще живы,  Ламбер  делал все, что ему  угодно,  и  его
боялись. Даже молодая жена утратила всякую надежду посадить  его под каблук,
используя для этого свои прелести - козырный туз молоденьких жен, ибо хорошо
представляла, что  с ней станет, если она не предоставит ему эти прелести по
первому же  его требованию.  При этом он  еще настаивал, чтобы она облегчала
ему  задачу, что  было уже чересчур. Однако при малейшем признаке  бунта  он
бежал в прачечную, возвращался со скалкой и бил жену до тех пор, пока ход ее
мыслей  не менялся к лучшему.  Это все между прочим.  Так вот, возвращаясь к
нашим  свиньям, Ламбер  продолжал  расписывать  своим родным  и близким,  по
вечерам, когда  в лампе  догорал фитиль, тот несравненный экземпляр, который
он  заколол, и  расписывал до  того  дня, пока его не призывали снова. После
чего разговор  переключался на новую свинью,  отличную от предыдущей во всех
отношениях, совершенно  отличную, но, в сущности, похожую. Ведь  все свиньи,
когда  узнаешь их повадки, похожи друг на друга - они  вырываются, визжат  и
истекают  кровью, визжат, вырываются и  истекают  кровью, визжат  и подыхают
более или менее одинаково, то есть так, как свойственно подыхать только им и
как никогда не сможет подохнуть, например, ягненок или козленок. Но проходил
март, к Толстому Ламберу  возвращалось  спокойствие, и он снова замыкался  в
себе.
     Его сын, он же  наследник, был рослым, сильным парнем с отвратительными
зубами.
     Усадьба. Усадьба стояла в  ложбине, которая  зимой затоплялась, а летом
выгорала. Дорога  в  усадьбу проходила  через  прекрасный  луг, но  этот луг
принадлежал не Ламберам, а другим крестьянам, живущим чуть в стороне.  Когда
наступало  соответствующее  время  года,  луг  зацветал  желтыми  и   белыми
нарциссами, в неимоверном  количестве. И на  этот луг Толстый  Ламбер тайком
выпускал по ночам своих коз.
     Может  показаться  удивительным, но  тот дар, которым  обладал  Ламбер,
когда надо  было колоть свиней,  начисто  его покидал, когда речь шла об  их
разведении,  и ни одна из его собственных  свиней  не весила  больше четырех
пудов. Загнанная  в крошечный  грязный хлев в день своего появления на свет,
то  есть в апреле, она проводила там все время  до самой смерти,  то есть до
кануна Рождества. Ибо Ламбер упорно боялся, хотя из года в год его неправота
подтверждалась,  утомлять свиней движением,  от которого  свиньи якобы могли
похудеть.  Выпускать их на свежий воздух и дневной свет он тоже боялся. И  в
конце концов  под  его  ножом оказывалась слабая свинка,  тощая и слепая, он
клал  ее на бок, предварительно связав  ноги, и убивал, раздраженно,  но без
спешки, громким  голосом упрекая ее, тем временем, в неблагодарности. Потому
что он не  мог, или  не хотел,  понять, что  свиньи  ни  в чем не виноваты и
винить во всем надо самого себя и неправильный уход. Он упорствовал  в своем
заблуждении.
     Мертвый мир, без воздуха,  без  воды. Именно так,  вспоминаю. Повсюду у
подножья кратера  следы  иссохшего лишая. И ночи, длящиеся по триста  часов.
Бесценный  свет, серый,  могильный, придурковатый.  Именно так,  несу вздор.
Сколько мог  он  продлиться? Пять минут? Десять? Да, не  больше,  не намного
больше.  Но видимая  мне полоска неба засеребрилась.  В  былые дни  я обычно
считал,  до  трехсот,  четырехсот, и  считал  многое  - капли  дождя,  удары
колокола,  воробьиное  чириканье  на рассвете,  или просто так, без  всякого
смысла,  ради  того,  чтобы посчитать,  а  затем  делил  на  шестьдесят. Так
проходило время,  я был время, я пожирал мир. Сейчас не так,  больше не так.
Человек меняется. По мере того как продвигается.
     В грязной кухне  с  земляным  полом  Сапо было отведено  место  у окна.
Толстый  Ламбер  и его  сын кончали работу, заходили на кухню,  прощались за
руку и  уходили, оставляя Сапо  с  матерью и  дочерью. Но  у них  тоже  была
работа, они тоже уходили и оставляли его одного. Так много было работы,  так
мало  времени,  так мало рук. Женщина, замирая на мгновение в перерыве между
двумя делами или  в середине одного, вскидывала руки и в ту же секунду, не а
силах удержать их тяжести,  роняла.  Потом начинала размахивать ими так, что
описать это невозможно, а понять нелегко. Эти взмахи, одновременно неистовые
и замедленные, напоминали  движения  человека,  вытряхивающего  половик  или
пыльную тряпку. И таким быстрым было дрожание  костлявых, ничего не держащих
рук, что,  казалось, в том месте, где у женщины находится кисть, их не одна,
как обычно, а  четыре или пять.  Одновременно с ее губ  срывался гневный, не
имеющий ответа вопрос:  Зачем все это?  Растрепанные волосы падали на  лицо.
Волосы  были густые, седые и грязные, так как она за ними не  ухаживала - не
хватало  времени,  а  лицо  было  бледное и  изможденное, словно  источенное
заботами и  затаенной злобой.  Грудь  - при  чем  здесь грудь, важна  только
голова, да еще руки, в  первую очередь призываемые головой на  помощь, - они
обнимают  голову,  крепко  ее сжимают, потом печально  возобновляют  работу,
поднимая  старые неподвижные  предметы  и меняя  их местами,  то сближая, то
отдаляя  друг от друга.  Но пантомима  и  восклицания  не предназначались ни
одной  живой душе. Ежедневно и по нескольку раз в день  женщина давала выход
своим чувствам,  как в  доме,  так и вне его. Ее мало заботило, наблюдают за
ней  или  нет,  делает она срочную  работу  или работа может  подождать, она
просто  роняла  все из рук и принималась  плакать и жестикулировать,  словно
последний живой человек  на  этой земле, оставаясь безучастной ко всему, что
делается вокруг. Потом  замолкала и застывала как  вкопанная, перед  тем как
продолжить  внезапно брошенную работу или  приняться за  что-то другое. Сапо
сидел  один  у  окна, на столе перед ним стояла нетронутая  чашка  с  козьим
молоком.  Было  лето.  Несмотря  на открытую  дверь  и окно,  распахнутое  в
наружный свет, в  комнате  было  темно.  Через  эти  узкие и  такие  далекие
отверстия  струился  свет,  заливал  крошечное  пространство  и  затухал, не
рассеявшись.  И ни устойчивости, ни надежности в нем не было, его не хватало
до  конца  дня. Но проникал он  постоянно,  обновляемый снаружи, проникал  и
постоянно затухал, поглощенный мраком. А  при  малейшем ослаблении наружного
света  комната все  глубже и глубже погружалась  во мрак, пока вся  в нем не
исчезала.  И  мрак праздновал свой триумф. А Сапо, повернув  голову к земле,
такой сверкающей, что у него слепило в глазах, чувствовал на спине и на всем
теле власть непобедимого мрака, и мрак уничтожал свет на его лице. Иногда он
резко поворачивал лицо - чтобы мрак окутал его, наполнил, испытывая при этом
облегчение.  В такие минуты  яснее  долетали  звуки снаружи:  голос  дочери,
скликающей  коз, голос отца,  проклинающий мула. Но в природе  мрака  лежало
молчание, молчание пыли и предметов,  которые  никогда не пошевелятся,  если
оставить их  в покое. И тиканье  невидимого будильника  было  голосом  этого
молчания, которое, как и мрак, когда-нибудь отпразднует свои триумф. И тогда
все  будет  неподвижно  и  мрачно,  и  все  навсегда,  наконец,  успокоится.
Кончалось тем, что Сапо вынимал из кармана  несколько  жалких даров, которые
он принес с собой, оставлял их на столе и уходил.  Но иногда случалось, что,
прежде чем он решил  уйти,  вернее, прежде чем он уходил,  поскольку решения
уходить  не  было, в  помещение, завидев открытую дверь,  осмеливалась войти
курица. Не  переступая порога, она замирала, настороженно подгибала под себя
крючком лапу и так  стояла некоторое время, склонив  голову набок, испуганно
моргая.  Потом,  успокоившись,  начинала  продвигаться, и  ее шея  судорожно
вытягивалась гармошкой. Курица  была серая,  возможно, каждый раз одна и  та
же.  Сапо  сразу узнавал ее,  ему казалось,  что  и она узнает его. Когда он
поднимался, она не бросалась наутек. Возможно,  впрочем, кур было несколько,
все серые и настолько похожие во всем  остальном, что глаза Сапо,  алчные на
сходство, не могли  уловить  различий. Иногда  за  первой курицей  следовала
вторая, третья  и даже  четвертая,  нисколько на нее не похожие и очень мало
похожие одна  на  другую  оперением  и  очертаниями.  Они  чувствовали  себя
увереннее, чем серая, возглавлявшая процессию и остающаяся невредимой. Попав
в  луч солнца, куры на мгновение ярко  вспыхивали, но,  продолжая двигаться,
все больше  и  больше  тускнели, пока  наконец  не  исчезали совсем.  Сперва
бесшумные,  боясь обнаружить  свое присутствие,  они постепенно  приходили в
себя  и начинали скрести лапами землю и удовлетворенно кудахтать, расслабляя
взъерошенные перья. Но чаще всего серая курица приходила одна, или приходила
одна  из серых куриц, если угодно, ибо выяснен  этот вопрос не будет, хотя и
мог  бы,  без  особого  труда.  Для  этого  потребовалось  бы  всего-навсего
оказаться на месте в тот момент, когда все курицы мчались к  госпоже Ламбер,
заслышав крик: Цып-цып-цып! - и грохотанье старой ложки по консервной банке,
и, таким образом, установить,  была ли серая курица единственной или их было
несколько. Но, в конце  концов, зачем  нам это знать? Вполне  вероятно, что,
несмотря на наличие нескольких серых  куриц, на кухне все  время  появлялась
одна и та же. И однако же игра стоила свеч. Ведь могло оказаться, что курица
была всего одна, даже в момент кормежки, что решило бы  вопрос окончательно.
И все же выяснен этот вопрос не будет никогда, ибо среди тех, кто мог бы нам
помочь  своим знанием, одних уж нет в живых, другие все перезабыли.  Слишком
поздно  наступил  тот  день,  когда  Сапо  срочно  понадобилось  досконально
разобраться в деле, успокоить  мятущееся сознание. И тогда Сапо  опечалился,
что  он не понял вовремя всю  важность, для него, тех часов,  в прошлом, тех
бесконечно  долгих  часов,  проведенных  в  старой  кухне,  когда уже  не  в
помещении, но  еще и не на улице, он ждал, когда придет время отправляться в
путь,  и,  пока ждал,  замечал  многое  и,  в  числе прочего,  эту  хрупкую,
встревоженную,  пепельного  цвета птицу,  замершую в нерешительности на ярко
освещенном пороге, на  пороге тьмы, а потом  она его перешагивает, кудахтая,
скребя пол лапами, и ее недоразвитые крылья трепещут,  и тут  же взмах метлы
отправляет  ее  в  полет,  а  вдогонку  несутся  злобные  крики, но  она уже
возвращается, осторожно, нерешительными шажками, часто останавливаясь, чтобы
прислушаться,  то и дело моргая  черными  поблескивающими  глазками. А  Сапо
уходил,  ни  о  чем  не  подозревая,  неосновательно  полагая,  что является
свидетелем ничего не значащих ежедневных сценок. Перешагивая через порог, он
нагибался и видел  перед собой колодец, его изогнутую рукоятку, цепь, бадью,
а часто  и  вереницу  изодранного  белья,  качающегося на веревке под лучами
солнца. Он  уходил  по  той же  тропинке, которой приходил, окаймляющей луг,
бегущей в тени больших деревьев  вдоль  ручья,  на дне  которого,  в  густой
грязи, громоздились искривленные корни  и валуны.  Итак, Сапо  уходил, часто
незамеченный,  несмотря  на  свою  странную,  дергающуюся походку. Но, может
быть, Ламберы видели издалека или вблизи, или  некоторые  издалека а  другие
вблизи, как он внезапно появлялся из-за висящего белья и уходил по тропинке.
Они не пытались  задержать его или даже  просто попрощаться, окликнув,  и не
обижались на то, что  он уходил так внезапно, так невежливо, они знали,  что
обидеть их Сапо не хотел. Но даже если  в момент его ухода они и чувствовали
себя несколько  уязвленными, то  чувство это совершенно исчезало чуть позже,
когда  на  кухонном  столе  обнаруживался  смятый  сверток  с  какими-нибудь
хозяйственными  мелочами.   Эти   скромные,   но  очень   полезные  подарки,
преподнесенные   столь  деликатно,   не  позволяли  им  обижаться  при  виде
недопитого или  вовсе нетронутого  козьего молока,  что вообще-то  считалось
оскорблением. А подумав, можно заключить, что уход Сапо вряд ли мог остаться
незамеченным,  ибо  при малейшем движении в  поле зрения Ламберов, будь  это
даже  движение  птички,  севшей  на  ветку  или  собирающейся  взлететь, они
поднимали  головы  и   широко  раскрывали   глаза.  И  на   дороге,  которая
просматривалась далее, чем на милю, ничто не происходило втайне  от  них,  и
Ламберы  были в  состоянии  не только опознать  всех прохожих,  которые,  по
причине удаленности,  были  не  более  булавочной головки, но и  установить,
откуда они идут,  куда направляются  и с  какой  целью.  Тогда  они сообщали
новость громкими криками, поскольку работали на  значительном  удалении друг
от  друга,  или обменивались знаками, выпрямившись и повернувшись  в сторону
происшествия, а это было происшествие, прежде чем  снова склониться к земле.
При  первой же передышке, устраиваемой совместно, за столом или где-нибудь в
другом месте,  каждый излагал свою версию того, что произошло, и  выслушивал
версию остальных. И если они  не были единодушны в оценке того,  что видели,
то спорили до тех пор, пока не  достигали единодушия  или пока не утрачивали
всякую надежду его  достичь.  Поэтому  Сапо  было крайне  трудно ускользнуть
незамеченным,  даже  крадучись  в  тени  деревьев  вдоль  ручья,  даже  если
предположить,  что  он  был  способен ускользнуть, так как двигался он,  как
человек,  барахтающийся  в болоте. И все  поднимали  головы  и  смотрели ему
вслед, затем друг на друга, после чего снова склонялись к земле. И на каждом
лице появлялась улыбка, во  всяком случае, ротовое отверстие приоткрывалось,
совершенно беззлобно, и каждый думал,  что остальные, наверное, чувствуют то
же самое, и  принимал  решение при  следующей встрече выяснить  это. Но лицо
Сапо, когда он, ковыляя, уходил в тени древних деревьев, названий которых не
знал, в  ярких  лучах солнца, по луговым травам, таким хаотическим  был  его
путь,  лицо  Сапо  всегда  сохраняло  серьезность  или,  скорее,  отсутствие
выражения. И если  он останавливался,  то не затем,  чтобы  подумать,  и  не
затем, чтобы помечтать, а просто потому, что смолкал голос, который вел его.
Тогда взгляд его белесых глаз  упирался в землю,  слепой к ее прелести, к ее
пользе, к пестрым полевым цветочкам, красующимся среди злаков и сорняков. Но
остановки эти были мимолетны. Сапо был еще молод.  Вот  он трогается  снова,
продолжает странствование, переходит от света  к  тени, от тени к свету,  не
замечая этого.
     Когда я  замолкаю, как сейчас, возникают звуки, до странности  громкие,
по очереди.  Мне кажется, что  я снова слушаю детство.  Тогда, в постели,  в
темноте, в грозовые ночи, я мог отделить один от другого, в шуме, долетающем
снаружи, я  различаю  шелест  листьев, шорох ветвей,  стенания стволов, даже
дыхание трав и дома, меня укрывшего. Каждое дерево кричит по-своему, а когда
нет ветра,  каждое по-своему шепчет. Я  слышу,  как скрипят железные ворота,
как цепляются они за  свои столбы,  как  ветер  проносится  сквозь прутья. В
такие ночи все, даже песок на дорожке, исторгает крик. А  тихие ночи, тихие,
как  говорится, как могила,  и они становятся для меня  грозовыми, до  краев
наполненными бесчисленными  вздохами. Лежа в постели, я развлекался тем, что
распознавал их.  Да, я неплохо  позабавился, еще в  молодости, слушая их так
называемое молчание.  В звуке, который  нравился  мне больше всего, не  было
ничего  благородного. Это был  ночной собачий лай, доносящийся с гор, из-под
навесов,  где жили каменотесы, как  жили поколения  каменотесов до них.  Лай
доносился до того места, где  я лежал, в доме на равнине,  он был  неистов и
нежен, едва слышен и  быстро  затихал. Ему вторил хриплый лай местных собак,
заходящихся до бешенства. С  гор до  меня доходила  еще  и другая радость, я
говорю  о   рассеянных  огоньках,  ненадолго  вспыхивающих   на  склонах   с
наступлением ночи,  сливающихся  в  затуманенные пятна, светивших  чуть ярче
неба,  но слабее звезд, исчезавших, как только появлялась бледная луна.  Они
едва успевали появляться, на границе молчания  и мрака,  и тут же пропадали.
Так мне сейчас  кажется, когда у  меня  есть время. Стоя  перед  распахнутым
окном, я отдавался им, ждал их конца, конца своей радости, тянулся к радости
оконченной радости.  Но не этими пустяками следует заняться сейчас, а  моими
ушами,   из  которых  буйно  растут  два  пучка   несомненно  желтых  волос,
пожелтевших от ушной серы и отсутствия ухода и  таких длинных, что мочек уже
не  видно.  Но я констатирую, без эмоций:  слышать  уши,  кажется, последнее
время стали лучше. О, это никоим образом не свидетельствует о том, что оглох
я  не  полностью.  Просто   вот  уже  некоторое  время  до  меня   доносится
неразборчивый звук. Вернемся  к  нему.  Возможно, я имею в  виду  следующее:
звуки, которые  издает мир, такие разнообразные сами по себе, которые прежде
мне  удавалось  различать, прожужжали мне все уши, многократно повторяясь, и
слились  наконец в  один-единственный звук, так что теперь до меня доносится
всеохватывающее    непрерывное   гудение.   Громкость   звучания   осталась,
по-видимому,   прежней,  просто  я  потерял  способность  разлагать   ее  на
составляющие.  Шумы  природы,  человечества  и  даже  мои собственные  звуки
беспорядочно   перемещались,   и    получилась   нескончаемая,   безудержная
тарабарщина.  Довольно. Я бы  охотно приписал мои, так сказать, невзгоды  на
счет нарушения  слуха, если бы, к сожалению,  не склонялся к тому,  что  оно
является,  скорее, благом. Невзгоды,  благо, -  некогда  выбирать  слова,  я
тороплюсь разделаться. И все же нет, мне не к спеху. В этот вечер решительно
все, о чем я хочу сказать, окажется неправдой, это значит, все, что я скажу,
рассчитано ввести меня в заблуждение  относительно моих подлинных намерений.
Ибо сегодняшний вечер, даже ночь, - из самых темных на моей памяти, память у
меня  короткая.  Мой  мизинец  скользит,  опережая  карандаш,  по  бумаге  и
предупреждает, сваливаясь  со  страницы, о приближении  конца  строки. Но  в
другом  направлении, я  имею в  виду,  разумеется, вертикаль, мною  ничто не
руководит.  Я  не хотел писать, но в конце концов пришлось за это взяться. Я
пишу для того, чтобы знать, куда я зашел, куда он зашел. Сначала я не писал,
просто говорил. Потом забывал, о чем говорил. Минимум памяти необходим, если
хочешь  жить по-настоящему.  Его семья, например, о ней я практически ничего
больше не знаю. Но меня это не волнует, где-то о ней есть запись. Только так
и можно за ним наблюдать. Но поскольку в  это дело  замешан и я,  то никакой
необходимости в  этом  нет,  или есть?  И  все  же  я  пишу  о  себе, тем же
карандашом и  в той же тетради, что и о нем, и делаю  это потому, что уже не
я, мне  давно следовало  бы об  этом сказать,  а другой  начинает  жизнь. И,
несомненно, он тоже  должен иметь свою короткую  хронику, свои воспоминания,
свои рассуждения, чтобы суметь увидеть хорошее в плохом  и плохое в ужасном,
и  так  постепенно расти  и  расти каждый день,  похожий один  на другой,  и
однажды  умереть  в день, похожий на  всякий  другой, только  короче других.
Таково мое оправдание. Должно быть, есть и другие, ничуть не хуже. Стемнело.
Я ничего не  вижу.  Едва различаю окно и стену,  так резко контрастирующую с
окном, что она кажется краем  пропасти.  Слышу шорох мизинца, скользящего по
бумаге,  и следом за ним звук  карандаша, совсем  иной.  Именно это  меня  и
удивляет,  и  вынуждает заявить, что что-то, должно быть, изменилось.  Каким
образом мог  я  стать этим  ребенком,  хотя почему  бы и нет? Я слышу также,
добрались наконец и до этого, я слышу хоровое пение, настолько далеко, что я
не слышу, когда поют piano. Поют песню, я знаю ее, не знаю откуда,  и  когда
песня  стихает, когда она совсем смолкает, она продолжает звучать во мне, но
слишком  напевно,  или слишком  бодро, и потому, когда  она снова  летит  по
воздуху, она меня не настигает, то отстает, то опережает. Хор смешанный, или
я глубоко заблуждаюсь. Возможно, в нем есть и дети. У меня нелепое  чувство,
что  хором  дирижирует  женщина.  Давно уже  хор поет одну  и ту  же  песню.
Вероятно, репетирует. Это утверждение относится к далекому  прошлому, только
что хор в  последний раз исторг  победоносный выкрик,  заканчивающий  песню.
Быть может, сейчас пасхальная неделя? Так-так,  времена года возвращаются. А
если сейчас пасхальная неделя, то почему песня, которую  я слышал и которая,
признаться честно, еще не совсем отзвенела во мне, почему эта песня не может
быть исполнена во славу того, кто  первый восстал из мертвых, того, кто спас
меня за двадцать веков вперед?  Я сказал "первый"? Последний  выкрик придает
этой мысли особую красочность.
     Боюсь, что  я снова  уснул.  Тщетно шарю  по постели.  Тетради  нет. Но
пальцы все еще держат карандаш. Надо дождаться прихода дня. Один Бог  знает,
что я буду делать до тех пор.
     Только что  я записал: Боюсь, что я снова уснул и т. д. Надеюсь, это не
слишком  большое  искажение   правды.  Прежде  чем  покинуть  себя,  добавлю
несколько  строк. Я покидаю  себя сейчас  с меньшим рвением,  чем, например,
неделю назад. Ибо все  это тянется уже около недели, то есть прошла неделя с
той минуты, как я произнес: Скоро, вопреки всему, я умру наконец совсем и т.
д. Снова неправда. Я этого не  произносил,  могу поклясться, я это  написал.
Последняя фраза кажется мне знакомой; внезапно мне  показалось, что я ее уже
писал, раньше, по другому поводу, или произносил, слово  в слово. Да, скоро,
вопреки  всему и т.  д.,  именно так я написал, когда осознал, что не  помню
того,  что  я  сказал  вначале,  когда  начал  говорить,  и,  следовательно,
впоследствии  план,  который у меня сложился, наконец,  жить и давать  жить,
начать играть и умереть заживо, разделил участь всех прочих моих планов. Мне
кажется,  рассвет не слишком  медлил  с  приходом, как  я  того боялся,  мне
действительно  так кажется. Но я ничего не  боялся,  я  ничего уже не боюсь.
Поистине, разгар лета не за горами. Повернувшись к окну,  я  увидел наконец,
как дрожит  стекло перед лицом  призрачного  восхода. Стекло это необычное -
оно открывает мне  закат,  открывает восход. Тетрадь  свалилась  на  пол.  Я
потратил немало времени, прежде чем нашел ее. Она лежала  под  кроватью. Как
это могло случиться?  Я потратил немало  времени, чтобы поднять ее. Пришлось
загарпунить.  Я не проткнул ее насквозь, но все же заметно повредил. Тетрадь
у  меня  толстая.  Надеюсь, она меня  переживет. Отныне буду писать на обеих
сторонах листа. Откуда  она у меня?  Не  знаю. Я нашел ее, именно так, в тот
самый день,  когда она мне понадобилась. Зная прекрасно, что тетради у  меня
нет, я рылся в своем  имуществе,  надеясь  все  же  тетрадь найти.  Я не был
огорчен, не был удивлен. Если завтра мне понадобится старое любовное письмо,
я прибегну к  такому же способу. Она разлинована в клеточку. Первые страницы
покрыты  арабскими  цифрами  и другими обозначениями  и  чертежами,  кое-где
встречаются отрывочные записи. Я придерживаюсь мнения, что это расчеты. Они,
похоже,  внезапно  оборвались,  во  всяком  случае,  преждевременно.  Словно
разочаровавшись. Возможно, это  что-то  из  астрономии или астрологии. Я  не
всматривался. Я провел  черту,  нет, черты я  не проводил, и написал: Скоро,
вопреки  всему, я  умру  наконец  совсем  и что  там  еще  дальше,  даже  не
перебравшись на другую страницу, которая так  и  осталась чистой. С этим все
ясно. Теперь мне не потребуется распространяться об этой тетради, когда дело
дойдет до  описи,  а  просто  объявить: Предмет номер  такой-то,  тетрадь, и
добавить,  возможно о цвете  обложки.  Но за  оставшееся  время  я могу  еще
потерять  ее,  раз  и  навсегда. Что же касается карандаша,  то он -  старый
приятель, вероятно,  он  был при мне, когда меня сюда доставили. У него пять
граней, он  очень короткий, заточен с обоих концов, марки "Венера". Надеюсь,
он  переживет  меня, Я  говорил уже,  что  покидаю себя без прежней живости.
Вероятно, это в порядке вещей.  Все, что имеет отношение ко мне, должно быть
записано, включая и мою неспособность понять, что  такое  порядок  вещей. За
всю свою жизнь я не видел ни малейшего его признака, ни в себе, ни вне себя.
Я  всегда  слепо полагался  на  видимость,  полагая,  что  она обманчива.  В
подробности  вдаваться  не  стану.  Захлебнуться,  погрузиться,   вынырнуть,
захлебнуться,  предположить,  отвергнуть, утвердиться,  тонуть,  утонуть.  Я
покидаю  себя не столь охотно. Аминь. Я ждал  рассвета. Что делал? Не помню.
Что  должен  был,  то и делал.  Наблюдал за окном.  Дал волю своим мучениям,
своему бессилию. И в конце концов мне  показалось, всего на секунду, что  ко
мне придут!
     Летние  каникулы  подходили  к концу.  Близился решающий момент,  когда
надежды, возложенные  на  Сапо, должны были  или  оправдаться, или вдребезги
разлететься. Он подготовлен  идеально,  говорил господин Сапоскат. А госпожа
Сапоскат,  чья набожность возрастала в  кризисные  моменты, молилась за  его
успех.  Стоя на коленях у  постели, в одной ночной  рубашке, она восклицала,
беззвучно, так как знала, что муж этого не одобрит: О  Господи, даруй, чтобы
он сдал, даруй, чтобы он сдал, даруй, чтобы он выдержал!
     На смену этому  экзамену, успешно сданному, пришли бы другие, ежегодно,
по  нескольку раз в  год. Но семейству  Сапоскат казалось,  что  последующие
будут  менее ужасны,  чем этот,  который  даст  им  право,  или  лишит  его,
говорить: Он занимается медициной,  или: Он готовится  в адвокатуру. Ибо они
считали более  или менее  естественным, что  допущенный  к  занятиям по этим
специальностям юноша,  даже не  слишком способный,  почти  наверняка получит
диплом. Как и у большинства людей,  у  них  был опыт  встреч  с адвокатами и
докторами.
     Однажды господин Сапоскат продал сам  себе авторучку по сниженной цене.
Марки  "Птичка".  Я подарю ему  ручку  в день  экзамена,  сказал он. И, сняв
крышку продолговатого картонного футлярчика, показал ручку  жене. Не трогай!
-  воскликнул он, когда она уже  собиралась  вынуть ручку из футляра.  Ручка
была  завернута в  инструкцию  для пользования,  которая  скрывала  ее почти
целиком. Господин Сапоскат осторожно развернул инструкцию, не вынимая ее  из
футляра, и поднес футляр вместе с авторучкой  к глазам жены. Но жена, вместо
того  чтобы  смотреть на ручку, смотрела на мужа. Он назвал цену.  Разве  не
лучше, сказала она, подарить ручку накануне, чтобы он успел опробовать перо?
Ты права, сказал он, я об этом не подумал. Или даже за два дня, сказала она,
чтобы он успел  сменить перо, если оно ему не подойдет. Птичка, клюв которой
был  широко разинут -  птичка пела, - украшала крышку футляра,  возвращаемую
господином Сапоскатом на место. Умелые  его  руки быстро и  ловко  завернули
футляр  в  оберточную  бумагу  и  стянули  резинкой. Господин  Сапоскат  был
недоволен. Это обычное перо, сказал он, оно не может ему не подойти.
     На следующий  день  разговор был  продолжен.  Начал господин  Сапоскат:
Разве не  лучше просто отдать ему авторучку и сказать, что  он может считать
ее своей, если сдаст экзамен?  Тогда нужно  отдать  ее  немедленно,  сказала
госпожа  Сапоскат, иначе  будет  бессмысленно.  На что у господина Сапоската
нашлось,  после  секундного  молчания,  первое  возражение,  а  после второй
секунды молчания -  второе. Во-первых, возразил он,  если  отдать ручку сыну
немедленно,  он вполне  успеет  сломать ее  или  потерять,  до экзаменов.  А
во-вторых,  возразил он,  если он получит ее незамедлительно и, предположим,
не сломает и не потеряет, он успеет с ней освоиться и, сравнив с авторучками
своих  менее бедных друзей, узнать  ее недостатки, так что она  потеряет для
него всю  прелесть.  Я  не  знала, что  это такая  дешевка, сказала  госпожа
Сапоскат.  Господин Сапоскат  тяжело опустил  руку  на  скатерть и некоторое
время  сидел, пристально  глядя  вниз.  После чего  снял  с груди  салфетку,
положил ее на стол и вышел из комнаты. Адриан, воскликнула госпожа Сапоскат,
вернись  и доешь десерт. Сидя в одиночестве  за столом, она прислушивалась к
шагам  на  садовой  дорожке  -   они  то  приближались,  то   удалялись,  то
приближались, то удалялись.
     Ламберы. Однажды Сапо прибыл на ферму раньше, чем обычно.  Но  знаем ли
мы,  в какое  время  он  прибывал обычно?  Тени  удлинялись,  бледнели. Сапо
удивился, увидев поодаль, на стерне, багрово-бледное  лицо Ламбера. Его тело
находилось  в дыре, то  есть в  яме,  вырытой им для  осла,  умершего ночью.
Вытирая ладонью рот, из дома вышел Эдмон и присоединился к ним. Тогда Ламбер
вылез из ямы, а в нее спустился  сын. Подойдя ближе, Сапо увидел черное тело
осла. Ему сразу все стало ясно. Осел  лежал на боку, как и  следовало лежать
мертвому  ослу. Передние ноги его,  прямые и неподвижные,  были  вытянуты, а
задние подтянуты  к  животу. Оскаленная челюсть, искривленные губы, огромные
зубы и вылезшие из  орбит  глаза являли собой потрясающий лик смерти.  Эдмон
передал  отцу кирку, лопату и  заступ и вылез  из  ямы. Вдвоем они подтащили
осла за ноги к краю ямы и, опустив вниз,  положили на спину. Передние  ноги,
устремленные к  небесам,  торчали  из  могилы. Ударами лопаты старина Ламбер
убрал  их в  яму. Он вручил  лопату сыну и направился к дому. Эдмон принялся
закапывать яму. Сапо стоял рядом и смотрел. Великое спокойствие овладело им.
Великое  спокойствие  - это  преувеличение.  Ему стало лучше.  Чужая  смерть
животворна.  Эдмон  на   мгновение  остановился  передохнуть,  тяжело  дыша,
облокотился на лопату  и  улыбнулся.  Десны  розовели  там,  где недоставало
зубов.  Толстый Ламбер  сидел у окна,  курил, смотрел  на  сына. Сапо присел
рядом, положив руку на стол, а голову на руку, и задумался, как будто он был
один. Потом  его вторая рука  скользнула  под голову, легла на  первую, и  в
таком положении Сапо замер, как изваяние. Луи начал рассуждать. Казалось, он
пребывал  в  хорошем настроении. Осел, по его мнению,  умер  от старости. Он
купил его два года тому назад, по дороге на бойню. Так  что жаловаться не на
что. После сделки  хозяин осла предсказал, что тот  подохнет  на  первой  же
борозде. Но Ламбер был тонким знатоком ослов. Главное при покупке осла - это
его глаза, остальное неважно. Так что он заглянул, как можно глубже, в глаза
ослу,  у ворот бойни, и увидел, что осел еще поработает. И  осел ответил ему
благодарным  взглядом,  во  дворе  бойни.  Пока  Ламбер  повествовал,  бойня
угрожающе   надвигалась.  В  результате  место   заключения  сделки  сначала
перенеслось с дороги, которая вела  на бойню,  к воротам бойни, а затем и на
сам двор. Еще немного - и он вырвет осла из-под ножа живодера. В глазах его,
говорил Ламбер, застыла обращенная ко мне мольба. Осел был весь в  язвах, но
когда покупаешь осла, не надо бояться старческих болячек.  Кто-то сказал: Он
уже прошел сегодня  десять  миль, до дома  его не  довести,  он  подохнет по
дороге.  Я решил, что сумею выжать из него  шесть  месяцев, сказал Ламбер, а
выжал два года. На  протяжении всего  рассказа он не сводил глаз с сына. Так
они  и сидели,  по обе  стороны  стола,  в  полумраке, один  говорил, другой
слушал,  и  оба далеки, один - от того,  что говорил, другой - от  того, что
слушал, и  оба - друг от  друга.  Куча земли понемногу таяла, в косых  лучах
заходящего солнца  земля  странно  светилась,  комки  ее мерцали в  вечернем
сумраке,  словно  свет  шел изнутри. Эдмон  часто останавливался и  отдыхал,
опершись  на лопату и  глазея по сторонам. На бойне, произнес Ламбер, только
там  я покупаю себе  животных, нет, ты посмотри на этого бездельника. Ламбер
вышел на  улицу и принялся за работу, встав  рядом с  сыном. Некоторое время
они работали вместе, не  обращая друг на друга  внимания. Потом сын отбросил
лопату в одну сторону, сам повернулся в другую и медленно пошел, переходя от
работы к отдыху широким и плавным движением, совершавшимся, казалось, помимо
воли. Осла видно не было. Лицо земли, на котором он  так упорно трудился всю
жизнь,  уже  не  увидит  его, надрывно  тянущего плуг  или ломовую телегу. И
совсем скоро Толстый Ламбер пройдет плугом или  бороной то место, где  лежит
осел,  при  помощи  другого  осла,  или старого  коня,  или  дряхлого  вола,
купленных  на живодерне, ибо Толстый Ламбер знал, что лемех  не  вывернет из
земли разложившийся труп и сошник не затупится о торчащие из земли кости. Он
отдавал  себе отчет в  том, что  мертвые и  захороненные  стремятся, вопреки
всему,  что  следовало бы  ожидать,  выйти  на поверхность,  чем  напоминают
утопленников. И  выкапывая яму, это  учитывал. Эдмон и его  мать разминулись
молча. Мать  шла от соседа, заняв фунт  чечевицы на ужин. В эту минуту перед
ее глазами стоял безмен, которым  взвешивали  чечевицу, и она  размышляла  о
том, верен ли он. Мужа, как и сына, она миновала быстро, даже не взглянув  в
его сторону,  и в позе мужа тоже ничто не говорило о том, что он ее заметил.
Она зажгла лампу, которая стояла на своем  обычном месте, на каминной доске,
рядом  с будильником, бок о бок с  которым висело на гвозде распятие.  Часы,
как  самый мелкий  предмет, должны  были всегда  располагаться посередине, а
лампа и распятие не могли поменяться местами из-за гвоздя, на котором висело
последнее. Женщина  прижалась к стене и  не отрывалась от нее до той минуты,
пока не  вывернула  фитиль.  Когда  же  вывернула,  взялась за  прокопченный
абажур, обезображенный большой дырой.  Поставив абажур, она заметила Сапо  и
подумала  сначала,  что  перед  ней  стоит дочь.  Тогда мысли ее унеслись  к
дочери,  которой  здесь не было.  Она опустила лампу  на стол, и внешний мир
скрылся во  мраке. Она села на стул, высыпала на стол чечевицу  принялась ее
перебирать.  Вскоре на поверхности стола образовались две кучки, большая все
время уменьшалась, маленькая росла. Внезапно, яростным взмахом руки, женщина
смела  обе кучки  воедино, уничтожив, таким образом, меньше чем за  секунду,
плод двух-трех  минут  работы.  Потом  вышла  и вернулась  с  кастрюлей.  Не
подохнут, сказала  она и  ребром ладони смахнула чечевицу в кастрюлю, словно
самое главное было не подохнуть, но так неловко и поспешно, что значительная
часть  чечевицы  просыпалась на  пол.  Потом  взяла  лампу  и  снова  вышла,
возможно, за водой или  за куском  грудинки.  Комната  снова  погрузилась  в
темноту,  наружный  мрак стал  постепенно  светлеть, и  Сапо, прижав лицо  к
стеклу, смог  разобрать  отдельные  формы  и среди них  -  Толстого Ламбера,
утаптывающего  землю. Прервать на  середине скучную и, возможно, бесполезную
работу - это Сапо было понятно. Ведь большая часть дел - именно такого рода,
и  единственный способ разделаться  с ними - бросить их вообще. Она могла бы
перебирать чечевицу всю ночь и не добиться поставленной цели - освободить ее
от всех примесей. И в конце концов, она бы остановилась и сказала: Я сделала
все, что могла. Но  она бы  не сделала все,  что могла. Правда,  наступает в
жизни такой момент, когда прекращаешь всякие попытки, и  такое решение самое
разумное, опечаленный и разочарованный,  но  не  настолько, чтобы уничтожить
все, уже сделанное. Но что если цель, которую она, перебирая чечевицу, перед
собой  поставила,  заключалась  не  в том,  чтобы  изгнать  из  чечевицы все
примеси,  большую  их  часть? Что тогда?  Не знаю. В  то же время  ежедневно
ставятся  и  такие  цели, о которых говорят, и довольно  правдиво,  что  они
достижимы, впрочем, я таких  целей не  знаю. Женщина вернулась, держа  лампу
высоко в вытянутой руке, но несколько ее  отодвинув, чтобы не слепить глаза.
В другой руке она держала за задние лапы белого  кролика. В отличие от осла,
который был черным, кролик был белым. Впрочем, его уже не было,  он перестал
быть, он  был  мертв. Есть  такие  кролики,  которые  умирают прежде, чем их
убьют,  от одного  страха.  Они  успевают  умереть,  пока их  вытаскивают из
клетки,   часто  за  уши,  и  располагают  в  позе,  наиболее   удобной  для
завершающего  удара, иногда по шее, иногда по другой части тела.  И  нередко
наносят  смертельный  удар по уже  бездыханному существу,  не подозревая  об
этом, ибо перед  глазами по-прежнему стоит живой кролик, поедающий в глубине
железной  клетки зеленые  листочки. И  человек поздравляет  себя  с успешным
нанесением смертельного удара, с первого  раза, и  радуется, что не причинил
кролику ненужных страданий,  не понимая, что в  действительности он трудился
впустую. Чаще всего  такое случается по ночам, ночью  страх  сильнее. Что же
касается кур, то  они, как  замечено,  более упорно  цепляются  за  жизнь, и
некоторые из них, с  уже отрубленной  головой, прыгают и мечутся, прежде чем
рухнуть. Голуби тоже менее впечатлительны  и иногда даже вырываются, пока им
не  свернут шею. Госпожа Ламбер тяжело дышала. Чертенок! -  воскликнула она.
Но Сапо был уже далеко, он уносился, раздвигая руками высокие луговые травы.
Вскоре Ламбер, а затем и его сын, учуяв  приятный запах, появились на кухне.
Сидя за столом,  избегая смотреть друг другу в глаза, они ждали. Но женщина,
мать,  подходила к  двери и выкликала. Лиззи, кричала  она  снова и  снова и
возвращалась  на  свое  место.  Она  видела,  что  уже  взошла  луна.  После
некоторого  молчания Ламбер объявил: Завтра  прирежу Белянку. Разумеется, он
воспользовался  не этими словами,  но смысл был именно этот. Однако ни жена,
ни сын не одобрили его - жена потому, что предпочла бы прирезать Чернушку, а
сын  придерживался  того мнения,  что резать козлят,  будь  то  Белянка  или
Чернушка, еще слишком  рано. Но Толстый Ламбер велел им попридержать языки и
направился в угол комнаты за корзиной с ножами, их было три. Необходимо было
снять с них смазку и наточить один о  другой. Госпожа Ламбер опять подошла к
двери, прислушалась, окликнула. Где-то далеко-далеко  отозвалось стадо.  Она
возвращается, сказала  госпожа Ламбер. Но прошло немало времени,  прежде чем
она  вернулась.  Когда с едой  было  покончено, Эдмон отправился в  кровать,
чтобы  в  тиши и  покое предаться онанизму,  пока не пришла сестра, ибо  они
делили  с ней  одну  комнату.  Нельзя  сказать,  что  благопристойность  его
сдерживала, когда сестра была рядом. Так же  как и ее, когда рядом находился
брат. Их кровати стояли впритык, перестановка была невозможна. Так что Эдмон
направился в постель без особых на то причин. Он с удовольствием переспал бы
с сестрой, отец его тоже,  я хочу сказать, что отец с удовольствием переспал
бы с дочерью, - кануло в Лету то время, когда он с удовольствием переспал бы
с сестрой. Но что-то их удерживало. И, казалось, она не сильно этого желала.
Но  она  была  молода.  В  воздухе  пахло  кровосмешением.  Госпожа  Ламбер,
единственный  член  семьи,  ни с  кем  спать  не  желавший,  с  безразличием
наблюдала его приближение. Она вышла из кухни. Оставшись  наедине с дочерью,
Ламбер, сидя, наблюдал за ней. Припав  к плите, она застыла на корточках. Он
велел ей поесть, и она принялась за остатки кролика,  из горшка, ложкой.  Но
скучно долго наблюдать за человеком, даже если и готов на это, и  неожиданно
Ламбер  увидел  дочь  в другом месте и занятую  совсем другим делом,  нежели
погружение ложки в рот, на пути от горшка, и  в горшок, на пути  от рта. При
этом Ламбер мог поклясться, что не сводил с дочки глаз. Он сказал: Завтра мы
зарежем Белянку,  можешь  взять  ее  себе,  если  хочешь. Но  видя,  что она
продолжает грустить и щеки ее заливают слезы, он направился к ней.
     Какая скука. Что если перейти к камню. Нет, получилось  бы то же самое.
Ламберы,  Ламберы, при чем тут  Ламберы?  В сущности, ни при чем. Но  пока я
занимаюсь  ими,  теряется другое. Как продвигаются мои  планы, мои планы, не
так давно у меня  были планы. Возможно, мне осталось прожить еще лет десять.
Ламберы! И  тем не менее я попытаюсь  продолжить, немного, мои  мысли где-то
блуждают, я не могу оставаться  на  месте. Я слышу  свой  голос, доносящийся
издалека, из далей моего  сознания, он рассказывает о Ламберах, обо мне, мое
сознание блуждает, далеко отсюда, в собственных развалинах.
     И  вот  госпожа  Ламбер  осталась  на  кухне  одна.  Она  села  у окна,
подвернула фитиль  у лампы,  что  делала всегда, перед  тем  как  ее задуть,
потому  что не любила гасить еще не  остывшую лампу. Когда она  решила,  что
плита  и  заслонка  достаточно  остыли,  она  поднялась  и  закрыла  вьюшку.
Мгновение постояла в нерешительности, подавшись вперед и уперев руки в стол,
потом  снова села.  Трудовой  день  ее  кончился,  и начались другие  труды,
ежедневные мучения, приносимые слепой жаждой жить. За столом или на ходу она
переносила  их  лучше,  чем  в  постели.  Из  глубин  бесконечной  усталости
доносился  ее  несмолкаемый вздох, тоска по дню, когда была ночь, и по ночи,
когда был день, и днем и ночью, со страхом, по свету, о котором она слышала,
но  которого, как ей говорили, она  не узрит,  потому что  он  не  похож  на
знакомый ей свет, не  похож на летний  рассвет,  который,  она  знала, снова
застанет  ее  на  кухне, где она  будет  сидеть на  стуле,  выпрямившись или
склонившись на стол, - слишком мало сна, слишком мало отдыха, но больше, чем
в постели. Часто  она поднималась  и  ходила по комнате или обходила  ветхий
дом. Пять лет это уже продолжалось, пять или шесть,  не больше. Она  внушала
себе,  что  страдает  какой-то  женской  болезнью,  но верила  этому  только
наполовину.  На кухне, пропитанной ежедневными  заботами, ночь  казалась  не
такой  темной,  день не таким мертвым. Когда становилось  совсем  плохо, она
сжимала  края ветхого стола, за которым скоро опять  соберется семья и будет
ждать, когда она им подаст,  и судорожно шарила  по нему, ощупывая  стоявшие
наготове  пожизненные  неизбывные  горшки  и  кастрюли, - это помогало.  Она
распахнула дверь и выглянула. Луна скрылась, но звезды мерцали. Она стояла и
смотрела  на них.  Такая картина  ее иногда утешала. Она  подошла к колодцу,
потрогала цепь.  Бадья  была опущена  на  дно,  ворот на замке.  Так-то вот.
Пальцы  ее  гладили изогнутые  звенья  цепи.  Сознание  неустанно  порождало
неясные вопросы, они громоздились  и медленно осыпались. Некоторые, кажется,
относились к дочери,  несущественные, сейчас она без сна лежала в постели  и
слушала.  Когда до нее донеслись шаги матери, она  уже готова была  встать и
спуститься вниз. Но только  на следующий день, или  через день, она решилась
повторить  то, что  сказал  ей Сапо, а  именно,  что он уходит  и  больше не
вернется.  Тогда,  как делают  люди, когда кто-нибудь,  даже едва  знакомый,
умирает,  Ламберы  припомнили о нем  все, что могли,  помогая друг  другу  и
стараясь  согласовать  воспоминания. Но  все мы знаем, как слаб этот огонек,
едва мерцающий в пугающем мраке. А согласие приходит только  позже, вместе с
забвением.
     Смертельная скука. Однажды я послушался  совета одного иудея касательно
волевых движений.  Это случилось, должно быть,  в  то время, когда я все еще
искал  человека, которому  мог  бы довериться и  который  доверился  бы мне.
Следуя  совету,  я так широко раскрывал  глаза,  что  собеседник  приходил в
восторг от созерцания  их бездонных  глубин и того свечения, которым озаряли
они  все  то, что мы  не досказали. Наши лица  настолько сближались,  что  я
чувствовал, как меня  обдувают горячие струи его дыхания  и  опыляют  брызги
слюны,  и  он, не сомневаюсь, чувствовал то  же  самое. Он по-прежнему стоит
перед моими глазами,  только что отсмеявшийся, вытирающий глаза  и рот, и я,
виден также и я, с потупленным взором и мокрыми штанами, страдающий при виде
напущенной лужицы. Поскольку  теперь этот человек  мне не  нужен, я могу без
опаски назвать его имя:  Джексон.  Я жалел, что у него  не  было  кошки, или
щенка, или, еще лучше,  старой  собаки. Из  братьев меньших  он  имел одного
только  серо-розового попугая.  Джексон все пытался  научить  его  говорить:
Nihil  in  intellectu  и  т.  д. С  первыми тремя  словами птица справлялась
хорошо,  но  произнести  известную  сентенцию  целиком ей было не под силу и
дальше раздавались  только жалобные  и  пронзительные  крики.  Джексона  это
раздражало,  он  придирчиво  заставлял  его  повторять  все  сначала.  Попка
приходил в бешенство и забивался в угол клетки. Клетка у него была чудесная,
со  всеми   удобствами,   жердочками,   качелями,   желобками,   кормушками,
ступеньками  и точилом  для  клюва.  Клетка была даже  перегружена,  лично я
почувствовал бы себя в ней стесненным. Джексон называл меня меринос, не знаю
почему,  возможно,  на  французский манер. Но мне все же казалось, что образ
блуждающего  стада вяжется с ним лучше,  чем со  мной. Наше знакомство  было
недолгим. Я мог бы переносить его общество, но он, к сожалению, питал ко мне
отвращение, как питали его  ко мне Джонсон, Уилсон,  Никольсон и Уотсон, все
эти сучьи  дети.  Кроме них, я пытался,  недолго, искать родную  душу  среди
представителей  низших  рас, красной, желтой, шоколадной  и т. д.  И если бы
доступ к чумным был менее сложен, я бы из кожи лез, чтобы втесаться к ним, -
строил бы  глазки, ходил  бочком, бросая  вожделеющие  взгляды,  унижался  и
завораживал,  испытывая при  этом сердечный трепет. С  сумасшедшими  я  тоже
потерпел  неудачу, мне не  хватало  самой малости. Так  обстояло  дело  в то
давнее время. Но гораздо важнее то, как обстоит дело сейчас. Будучи молодым,
я испытывал к старикам почтение и благоговейный страх, теперь немею при виде
орущих младенцев. Дом буквально кишит ими. Suave mari magno, особенно старым
морякам. Какая  скука.  А  казалось,  я предусмотрел все.  Если бы  тело мне
подчинялось, я  выбросил  бы  его из  окна.  Но,  возможно, именно  сознание
собственного бессилия дает мне смелость произнести это.  Все одно к одному -
я связан по рукам и ногам и, к сожалению, не знаю,  на каком этаже нахожусь,
скорее всего, лишь в  мезонине.  Хлопанье дверей,  шаги на лестнице, уличный
шум не просветили меня в данном вопросе. Единственное, в  чем я  уверен, так
это  в том, что здесь  есть живые  люди, надо  мной и подо мной.  Отсюда, по
крайней мере, вытекает, что я  -  не в подвале. И разве, иногда,  я  не вижу
небо и, иногда, через окно - другие окна,  выходящие, безусловно, на мое? Но
это ничего не доказывает, я не желаю ничего доказывать. Я просто так говорю.
Возможно, в конце концов, я  все-таки нахожусь в погребе, и то пространство,
которое я принимаю за улицу, не что иное, как широкая канава или траншея, на
которую выходят другие погреба. Ну, а шумы, доносящиеся снизу, поднимающиеся
шаги? Не исключено, что есть другие  погреба,  еще глубже моего, почему бы и
нет? В таком случае, снова встает вопрос о том, на каком же я этаже, простое
заявление, что я - в  подвале, ничего не  решает, если подвалы располагаются
ярусами. А что касается шумов, которые, как я утверждаю, доносятся  снизу, и
шагов,  поднимающихся  ко мне, то  происходит ли это  на самом деле?  Такими
доказательствами я не располагаю. Но  сделать  отсюда  вывод, что  я  просто
подвержен  галлюцинациям,  -  на такой  шаг я не  осмеливаюсь.  К тому  же я
искренне верю, что в  доме находятся люди, что  они входят и выходят  и даже
разговаривают, а также множество очаровательных младенцев, особенно много их
стало в последнее время, родители постоянно переносят их с места  на  место,
опасаясь,  что  у  них  выработается привычка к  неподвижности,  делая  это,
несомненно,   в  предчувствии   того   дня,  когда  дети   вынуждены   будут
передвигаться  без  их  помощи.  Но  учитывая  всю сложность положения,  мне
нелегко определить  наверняка  то  место, где они  находятся, по отношению к
тому  месту,  где  нахожусь  я.  И в конце  концов  ничто так  не похоже  на
поднимающиеся  шаги,  как  шаги опускающиеся  или  даже  просто  двигающиеся
взад-вперед,  на одном уровне, для того, конечно, кто понятия  не имеет, где
находится и каких звуков ему ожидать,  а к тому же по большей части глух как
пробка.   Существует,  естественно,  и   другое  объяснение,  от   меня   не
ускользающее,  хотя  вызвавшее  бы   глубокое   разочарование,  окажись  оно
правильным,  а  именно, что я уже мертв, а все продолжается примерно так же,
как в то  время, когда я мертв не был. Возможно,  я  испустил дух в лесу или
даже раньше. В  таком случае, все труды, которые  я предпринял  за последнее
время,  с какой  целью, я помню не  совсем ясно,  но, безусловно,  в связи с
предчувствием,  что скоро  все заботы  кончатся,  оказались бесполезными. Но
здравый смысл и  на этот раз подсказывает,  что ловить ртом воздух я еще  не
прекратил.  И  выдвигает  в  доказательство  своей  точки  зрения  различные
соображения, связанные, например,  с кучкой  принадлежащего мне имущества, с
пищеварительно-выделительным механизмом,  с парочкой напротив,  с изменчивым
небом надо мной и т. д. Но на самом деле, все это, возможно,  лишь копошение
могильных  червей. Взять, к  примеру, свет  в  моей каморке, о котором самое
малое, что можно сказать, действительно малое, так это то, что он причудлив.
Мне  приносят радость  ночь и день, говорю  предположительно,  обычно  здесь
царит кромешная тьма,  но радость эта  несколько отлична от  той, к которой,
мне кажется, я привык до  того, как попал сюда. Например, ничто не сравнится
с примерами, однажды я находился в полной темноте  и с некоторым нетерпением
ожидал  наступления  утра   -  мне  понадобился  его  свет,   чтобы  получше
рассмотреть кое-какие мелочи,  невидимые в темноте. И вот  мало-помалу  мрак
светлел, и мне  удалось подтащить с  помощью палки нужные предметы. Но свет,
как  оказалось через  самое  кратчайшее  время,  был вовсе не  рассветом,  а
сумерками. И солнце  не поднималось все выше  и  выше в небо, на что  я  без
малейшей тени  сомнения надеялся, а  безмятежно  садилось,  и  ночь, проводы
которой я только  что  на свой манер  отпраздновал, как ни в чем  ни  бывало
опустилась снова. А вот  наоборот, как можно подумать, чтобы день завершился
сиянием утренней зари, этого, должен признаться, мне испытать  не удалось, и
мне  это обидно,  мне обидно, что  я не могу  заставить себя  произнести:  Я
испытал и  это.  И  все  же, как часто я умолял ночь снизойти  наконец, весь
долгий день-деньской, отдавая этому все  свои слабые силы, и как часто молил
я о наступлении дня, на протяжении долгой-долгой ночи. Но прежде чем перейти
от этого вопроса к следующему, я чувствую себя обязанным заявить,  что в том
месте, где я нахожусь, света не  бывает, это не  свет. Свет  - там, снаружи,
там вспыхивает воздух, и  гранитная стена  напротив  переливается  слюдяными
прожилками, свет долетает до моего окна, но сквозь него не проходит. Так что
в этом помещении все  купается, не скажу  в тени, и даже не в полутени, а  в
каком-то  свинцовом  свечении,  не  отбрасывающем  тени,  о  котором  трудно
сказать,  откуда оно берется, ибо  оно,  кажется, берется отовсюду сразу и с
равной силой. Я убежден, например, что в настоящий момент под кроватью  моей
так же светло, как и под потолком, что,  конечно, не слишком сильно сказано,
вы  понимаете.  Но  разве  это  не объясняется  тем,  что  в  этом помещении
действительно нет  света,  имеющего цвет,  если не  считать цветом сероватое
каление? Да, безусловно, о сером  цвете говорить можно, лично я не возражаю,
в таком случае речь идет о сером цвете, более или менее, чуть было не сказал
"ложащемся  поверх  черного  в  зависимости  от  времени  дня",  но  вовремя
спохватился, что от времени дня он не всегда  зависит.  Сам я, лично,  очень
серый,  иногда мне кажется, что я  излучаю серый цвет, так  же, как излучают
его,  например, простыни. И моя ночь - это  отнюдь не небесная ночь. Черное,
естественно,  это  черное,  во  всем мире.  Но как  же  так получается,  что
принадлежащее  мне  маленькое пространство не  озаряется светилами, которые,
иногда  я это  вижу,  сияют  откуда-то  издалека, и почему луна,  на которой
трудится  согбенный  Каин, не отбрасывает света на мое  лицо? Одним  словом,
существует, по всей видимости, свет внешнего  мира, тех,  кому известны часы
восхода и захода солнца и луны, кто полагается  на такое  знание, кто знает,
что тучи заволакивают небо, но рано или поздно  исчезают с горизонта,  и мой
свет. Мой  свет, этого  я отрицать не стану,  тоже переменчив, в  нем есть и
сумерки, и рассветы, но они принесены мной оттуда, поскольку я не всегда жил
здесь, и от них не избавиться. И когда я осматриваю потолок и стены, я вижу,
что нет  возможности зажечь  свет самому, искусственный  свет,  как зажигает
его,  например, чета напротив.  Но  для  этого кто-то  должен  протянуть мне
лампу,  или  факел,  или что-нибудь  другое,  а  я не знаю, способствует  ли
здешний воздух возгоранию,  знакома ли ему эта комедия? Итак, делаю памятную
заметку - поискать в своем имуществе спичку и проверить, горит ли она. Шумы,
крики, шаги, двери, шепоты - замолкают на целые дни, их дни. Тогда наступает
то молчание, о котором, зная то, что знаю я, я просто скажу, что нет ничего,
я бы сказал,  ничего отрицательного в нем. И тихо-тихо начинает пульсировать
мое маленькое  пространство. Можно сказать, что все пространство заключается
в моей  голове,  и действительно, иногда  мне кажется,  что и я  нахожусь  в
чьей-то  голове и что эти  восемь, нет, шесть  плоскостей, которые заключают
меня, сделаны из сплошной кости. Но заключить отсюда,  что голова эта - моя,
нет, никогда. Я  бы сказал, кружит какой-то воздух,  и когда все стихает,  я
слышу, как он бьет о стены, и стены отбивают его. И тогда где-то в срединном
пространстве  другие волны, другие раскаты  собираются  и рушатся, и до меня
долетает  слабый звук воздушного  прибоя, то есть мое  собственное молчание.
Или же  обрушивается внезапный шторм, похожий на  те, наружные, приносящий с
собой  и  собой  погребающий крики детей,  умирающих, любовников, так что по
простоте душевной мне кажется, что они прекращаются, тогда как на самом деле
они  не прекращаются никогда. Трудно утверждать наверняка. И нет ли в черепе
вакуума? Я спрашиваю. А когда я закрываю  глаза, действительно  их закрываю,
так, как не может  никто, а я  могу,  ибо и моему  бессилию есть пределы, то
иногда  кровать моя взлетает в воздух, и вихри кружат  ее, как  соломинку, и
меня вместе  с  ней. К счастью, дело тут  не столько  в  веках, прикрывающих
глаза, сколько в самой  душе, которая  должна быть  прикрыта, от которой  не
отречься, бодрствующая, взволнованная, по  ночам  заключенная в  клетку, как
свеча в фонарь, без приюта, без сноровки, без значения, без понимания. О да,
я тешусь невинными развлечениями, которые
     Какая неудача, из моих пальцев,  должно быть, выскользнул карандаш, так
как  только  сейчас  мне удалось  его обнаружить после сорока  восьми  часов
(смотри  выше)  прерывистых  усилий.  Моей  палке  недостает   хватательного
хоботка, как у ночного тапира. Надо бы мне терять карандаш гораздо чаще, это
пошло бы  мне на пользу, я  бы взбодрился, стало бы  веселее.  Я  провел два
незабываемых дня, о которых никогда ничего не узнаю, слишком поздно уже, или
еще слишком рано, не помню, за исключением того, что они принесли разрешение
и  заключение всей  этой печальной истории,  я говорю об истории Мэлона (как
теперь  меня называют) и  того,  другого,  ибо остальное меня  не  касается.
Сравнить это  можно,  хотя и с  трудом,  с осыпанием  двух  кучек тончайшего
песка,  или   пыли,   или  золы,   неравного  размера,  которые,  уменьшаясь
пропорционально  по  отношению друг  к другу,  если  это что-нибудь  значит,
оставляют после себя, вместо себя, блаженство отсутствия. Пока это  длилось,
я  прилагал  все  усилия, урывками,  чтобы вновь  овладеть  карандашом.  Мой
карандаш. Марки "Венера", все еще  зеленый,  несомненно, с пятью или  шестью
гранями, заточенный с обоих концов и такой короткий, что едва хватает места,
между его концами,  для большого пальца и двух  с ним смежных, сжимающихся в
маленькие тиски. Я использую  оба  конца, непрерывно их меняя, и часто сосу,
сосать  я люблю.  А  когда они тупятся, я затачиваю их  ногтями -  длинными,
желтыми,  острыми  и  ломкими, им не  хватает  извести  или фосфора. Так что
постепенно мой  карандаш  уменьшается, это  неизбежно, и быстро приближается
тот день,  когда от него останется лишь крошечный  кусочек, который пальцами
не удержать. Поэтому я  пишу не  нажимая.  Но  грифель  очень  твердый  и не
оставляет следа, если не  нажимать. На что  я говорю  себе: Какая разница, с
точки  зрения  долговечности, между твердым грифелем, которым боишься писать
без  нажима, и мягким жирным грифелем, который пачкает страницу даже прежде,
чем  прикоснешься к ней.  О да, я  тешусь невинными развлечениями.  Странное
дело, но у меня есть и другой карандаш, сделанный во Франции, цилиндрической
формы, длинный, едва начатый, я полагаю, что он где-то здесь, в постели. Так
что мне  нечего на этот счет бояться.  И  все же я  боюсь. Во время охоты за
карандашом я сделал  любопытное открытие. Пол белеет. Я  нанес ему несколько
ударов  палкой,  и  звук, которым  он  ответил,  был  одновременно  резкий и
протяжный, по сути дела, неправильный.  Не без некоторого трепета я осмотрел
другие большие  плоскости, надо  мной  и вокруг меня.  Все  это  время песок
продолжал убывать, тонкой струйкой, и я говорил себе: Это навсегда, - имея в
виду, конечно, карандаш. Так вот, я обнаружил, что все  эти поверхности или,
лучше сказать,  подверхности, как  горизонтальные, так  и вертикальные, хотя
они  и не выглядят особенно вертикальными с того места, где я лежу,  заметно
обесцветились со  времени  моего последнего их  осмотра,  происходившего  не
помню когда. Это тем более поразительно, что  тенденция  предметов, в общем,
заключается, по-моему, в том, чтобы темнеть, по мере того как убывает время,
за исключением,  конечно, наших останков  и некоторых частей тела,  теряющих
свой естественный цвет после того, как из них вытечет вся кровь. Означает ли
это, что здесь стало светлее после того, как я  узнал, что  происходит? Нет,
боюсь,  что  нет,  свет по-прежнему  серый, временами буквально  искрящийся,
потом мрачнеющий, потом тускнеющий, густеющий, я бы сказал, до тех пор, пока
все  предметы  не исчезнут, все,  кроме окна,  которое  становится,  образно
говоря, моим средоточием,  так что я говорю себе: Когда  скроется и окно, я,
пожалуй,  узнаю, где  нахожусь.  Нет, я хочу  сказать другое, а именно, что,
широко раскрыв глаза и устремляя взгляд к границам томящей меня тьмы, я вижу
проблески и мерцания, исходящие словно от костей, чего до сих пор, насколько
мне известно, никогда не случалось. И в памяти отчетливо всплывают обои, или
как  там  они называются  по-другому, еще  сохранившиеся  кое-где на стенах,
кишащие розами, фиалками и другими  цветами, в  таком  безмерном количестве,
какого,  кажется,  я не видел за всю свою  жизнь,  и таких красивых. Сейчас,
судя  по всему,  они  исчезли,  и если цветов  не было  на потолке, то  там,
несомненно,  было  что-то другое,  купидоны,  например, тоже исчезнувшие без
следа. Пока я без  устали гонялся за карандашом, наступил момент, когда  моя
тетрадь,  почти школьная, тоже  упала  на  пол. Но  ее  я  обнаружил быстро,
прочесав палкой одну из щелей  в  полу,  и  осторожно подтащил к себе. И  на
протяжении всего  этого времени, изобиловавшего происшествиями и несчастными
случаями, из  моей  головы, я полагаю,  вытекало все в ней находившееся, она
опустошалась, словно шлюз, доставляя мне  огромную радость, пока, наконец, в
ней ничего не  осталось, ни от Мэлона, ни от того, другого. Больше  того,  я
мог, ничуть  себя не затрудняя,  следить за  различными  этапами избавления,
ничуть  не  удивляясь  неравномерности  его  протекания,   то  быстрого,  то
медленного,  - таким  кристально ясным было мое понимание причин, по которым
все происходило так, а не иначе. И огромную радость доставляло мне не только
само это зрелище, но и мысль, что теперь я  знаю, как надо поступить, ибо до
сих  пор я  двигался на ощупь  и  не  двигался тоже, да,  я шарил руками  по
воздуху,  стоя  как  вкопанный.  Но  опять,  в  который  раз,  я  совершенно
заблуждался,  воображая, что сумел,  наконец,  понять природу  моих  нелепых
горестей,  я  это имею  в  виду, но не настолько  совершенно,  чтобы  теперь
упрекать себя за это. Ибо  даже когда  я говорил:  Как легко и прекрасно все
это,- то, не переводя дыхания,  добавлял:  Скоро все опять покроется мраком.
Без  особой печали вижу я нас снова такими, какими мы были  всегда, - вот мы
разделяемся,  рассыпаемся  по   зернышку,  пока  усталая  рука  не  начинает
забавляться, собирая нас и тонкой струйкой ссыпая на  прежнее место,  шутя и
играя,  как  говорится.  Ведь  я  знал, что  именно  так и будет, даже когда
говорил: Наконец-то!  Признаюсь, что  я, по крайней мере с тех пор, как себя
помню,   сроднился  с  ощущением  руки,  слепой   и   усталой,   неторопливо
перебирающей частицы, из которых я состою, тонкой струйкой  ссыпая их сквозь
растопыренные пальцы. Иногда, когда вокруг все стихает, я чувствую, как  она
погружается в меня по локоть, но очень нежно,  словно во  сне. И почти сразу
же вздрагивает, пробуждается,  спохватывается, шарит, опустошает в  отместку
за то,  что  не может разнести меня одним  взмахом. Я ее понимаю.  Но у меня
было столько странных  ощущений и,  главное,  ни  на чем  не основанных, что
лучше о них молчать. Сказать, например, сколько раз я превращался в жидкость
и  становился  грязью,  - к  чему?  Или  как я делался  таким крошечным, что
терялся в игольном  ушке?  Нет,  вреда  в этих  заскоках  нет,  но  и  толка
никакого. Итак, я говорил, если не  ошибаюсь, о своих невинных  развлечениях
и, видимо, хотел сказать,  что лучше  было бы мне довольствоваться ими, а не
разводить хренотень о жизни и смерти, если разговор об этом, но надо думать,
что именно об этом, ибо, сколько помню, ни о чем другом я не говорил. Однако
мне легче взять одр свой и  пойти, чем  сказать незамедлительно, что же  это
такое.  Это очень неопределенно  - жизнь  и смерть. У меня, безусловно, было
собственное мнение по этому  вопросу, когда я начинал, в противном случае  я
бы  не  начал,  а  тихо  сидел  бы,  зевая от скуки, развлекаясь конусами  и
цилиндрами, птичьим  хором  и  прочей ерундой,  пока кто-нибудь  по  доброте
душевной не схоронил  бы меня. Но оно вылетело у меня из головы, мое мнение.
Неважно, у меня есть  теперь другое. Или  это  то же  самое, все мнения  так
похожи, если  приглядеться. Рождайся,  такой мозговой сигнал я  получил, что
значит:  Проживи  столько, чтобы познакомиться с  бесплатным  угарным газом,
поблагодарить  всех за  чудесно проведенное время и убраться. В глубине души
именно об этом  я всегда и мечтал, о чем я только  не мечтал в глубине души,
сколько  раз  натягивалась  тетива,  а стрела так и  не  вылетела.  Да,  и я
превратился в старого утробного ублюдка,  седого и бессильного, с  матерью я
разделался, она прогнила  мной, выкинуть меня ей помогла гангрена, возможно,
здесь  не обошлось без участия папы, я приземлюсь головой  вперед, хныча,  в
дальнем  углу  склепа, нет, хныкать  я не буду, незачем. Все  свои истории я
рассказал,  припав  ртом  к вонючей слизи, и, распухая, распухая,  распухая,
приговаривал: С этой историей, наконец, покончил. Но  откуда этот  внезапный
пыл,  разве  что-нибудь случилось, что-нибудь изменилось? Нет, ответ гласит:
Ничего, моего рождения не будет, а значит, не будет смерти, и  очень хорошо.
И если я говорю о себе и о том, другом, малыше  моем,  то только от нехватки
любви, чтоб я лопнул,  этого я не ожидал, нехватки,  мне  не остановиться. И
все  же  иногда  мне кажется,  что я все-таки родился  и долго  пожил,  знал
Джексона, блуждал по  городам, лесам  и  непроходимым зарослям  и влачился в
слезах по морям  мимо островов  и полуостровов, там, где ночь зажигала рукой
человека желтые огоньки, и всю ночь белые и цветные лучи  светили в песчаные
укрытия, где я был счастлив, скрючившись на песке  под защитой скалы, мокрый
от  морской  пены,  вдыхая  запах  водорослей  и  влажного  гранита,  слушая
завывания  ветра,  исхлестанный волнами, или тихо  вздыхая на берегу,  нежно
загребая гальку, нет, не  счастливый, счастлив я никогда не был,  но  желая,
чтобы ночь не кончалась, чтобы утро не  наступало, чтобы люди не просыпались
и не говорили: Ну, шевелись, мы скоро умрем, возьмем же от жизни что  можем.
Но какая разница, родился я или нет, жил или нет, умер или еще умираю, я все
равно буду делать то, что делаю,  не зная, что именно делаю, не зная, кто я,
не зная, где я, не зная, существую ли я. Да, маленькое создание, я попытаюсь
сотворить маленькое создание, чтобы обнять его, создание по образу моему, не
имеет  значения, что я говорю.  А увидев сколь убогое творение я произвел на
свет, или  как  оно  похоже  на меня, я  его  уничтожу.  После чего  надолго
останусь  один,  несчастный,  не  ведая, какую  молитву  произнести  и  кому
молиться.
     Много времени  прошло прежде, чем  я снова его нашел,  но все же нашел.
Откуда я узнал, что  это именно он, я  не знаю. Что  могло  изменить  его до
такой  степени?  Жизнь, возможно,  поиски любви, пищи, бегство от борцов  за
справедливость.  Я исчезаю  в  нем, вероятно, в надежде  что-то  выяснить. И
попадаю в пласт, в пласты, где нет пустых пород и следов чего бы то ни было.
Но прежде, чем умереть, я найду следы  того, что было. Я наткнулся на него в
самом центре города, он сидел на скамье. Как я узнал, что это он? По глазам,
наверное. Впрочем, нет,  я не знаю,  как я его узнал, я не  возьму  назад ни
одного  слова. Возможно, это вовсе не он.  Да это и не важно, теперь он мой,
живая  плоть, разумеется,  мужская,  живущая той  вечерней  жизнью,  которая
подобна  выздоровлению,  если  мои  воспоминания  все  еще  мои,  и  которую
смакуешь,  ковыляя вслед  за  неверным  солнцем,  спускаясь  ниже  могил,  в
переходы  подземной железной  дороги,  в  зловоние  суетящихся толп, снующих
между колыбелью  и гробом, боясь опоздать или попасть  не туда. Чего еще мне
желать?  Да, то были прекрасные дни, когда быстро  вечерело,  и время летело
незаметно  в поисках тепла  и  относительно съедобных объедков. Кажется, так
будет  до  конца жизни.  Но внезапно  все  вокруг  снова  начинает реветь  и
бесноваться,  вздымаются непроходимые заросли  папоротника, или расстилаются
выметенные  ветром  пустыни, и человек начинает сомневаться, не  умер ли он,
неведомо для  себя, и не попал ли  в ад,  или не родился ли снова, в мир еще
худший. И  трудно поверить, что когда-то,  недолго, пекари  бывали  добры, к
концу  дня,  и зеленые  яблоки,  я  обожал яблоки,  вы  могли у  них  просто
выпросить,  умеючи,  а те, кому  позарез нужно  было,  могли и  погреться на
солнышке, и  укрыться  в тени. И вот он  сидит,  прямо  молодцом-молодец, на
скамейке,  спиной к реке, и одет следующим образом, хотя  одежда и не важна,
это я знаю, но другой  у  него  не будет, никогда.  Одежда  была  на нем уже
давно,  судя  по  тому,  как  она  истлела,  но это  не имеет значения,  она
последняя. Самое  видное  из того, что на нем надето,  - это пальто,  в  том
смысле, что  полностью  его покрывает и заслоняет от взоров.  Оно так хорошо
застегнуто,  сверху  донизу,  самое  малое пятнадцать пуговиц, через  каждые
три-четыре дюйма,  не  более,  что  нет  никакой  возможности  увидеть,  что
происходит внутри. И даже ноги, упирающиеся в землю и благонравно сдвинутые,
даже  они частично  прикрыты, несмотря  на  двойной  изгиб тела,  сначала  у
основания туловища, где бедра и таз образуют прямой угол, а затем в коленях,
где  голени   восстанавливают  перпендикуляр.   Да,  положению  его  тела  в
пространстве не хватает  непринужденности, и если бы не отсутствие уз, можно
было бы подумать, что он привязан  к скамье - напряженная  поза, и так резко
очерченная  углами   и   плоскостями,   что  напоминает  изваяние   Мемнона,
возлюбленного сына Зари. Другими словами,  когда он идет или просто стоит на
месте, пальто буквально подметает землю и шуршит, как шлейф, когда он ходит.
Ибо  пальто  это  оканчивается бахромой, как  некоторые  занавески,  а нити,
вылезшие из рукавов, свободно болтаются и сплетаются в длинные развевающиеся
пряди,  порхающие  по ветру. Руки тоже  спрятаны,  поскольку и рукава у этой
ветоши  имеют соответствующую  длину.  Но  воротник  хорошо  сохранился,  он
бархатный или, может быть, плюшевый.  Что касается  цвета его пальто, а цвет
важен, как  и все прочее, отрицать это  бессмысленно,  то в нем  преобладают
зеленые тона. Можно держать пари, не боясь проиграть, что, новое, это пальто
было просто зеленым, так сказать, каретно-зеленым - в  былые  времена, когда
по городу  громыхали кэбы и экипажи, стенки которых были окрашены в красивый
бутылочный  цвет, я сам  их, должно быть, видел  и  даже ездил на них, такой
возможности  я  бы не  упустил.  Но  возможно, я ошибаюсь, называя  то,  что
находится на нем, - пальто, и правильнее было бы сказать шинель или накидка,
именно такое впечатление оно производило, будучи  накинутым на все его тело,
за  исключением,  естественно,  головы,  вздымающейся  над  ним  надменно  и
бесстрастно.  Лицо  отмечено  печатью  страсти,  возможно,  и  действия,  но
страдать, по всей видимости,  оно  пока прекратило. Впрочем, кто знает, кто?
Относительно пуговиц того, что  на нем надето,  можно сказать следующее: это
не столько пуговицы, сколько деревянные цилиндрики, в два-три дюйма  длиной,
с дыркой для нитки посередине, поскольку одной дырки вполне достаточно, хотя
обычно делают две или даже четыре, а петли невероятно растянулись от носки и
постоянного дерганья. К тому же цилиндры - возможно,  преувеличение, так как
хотя некоторые  из палочек  и  колышков действительно цилиндричны, остальные
столь  определенной формы не имеют. Но  все  они  примерно  дюйма  в  два  с
половиной в длину, и  полог, благодаря им, не расходится, так что назначение
у  них  одно.  О материале данного покрова  можно сказать только то,  что он
похож  на войлок,  и  всевозможные вмятины и выпуклости,  образуемые  на нем
судорогами  и подергиваниями, проходящими  по  телу,  долго  сохраняют  свои
очертания  даже  после того,  как пароксизм прошел. О пальто  достаточно.  В
следующий  раз  расскажу,  если  смогу,  о  ботинках.  Шляпа,  по  жесткости
напоминающая   стальную,  величественным  куполом  возвышалась  над   узкими
обвисшими  полями,  но  красоту ее  портила широкая  расщелина, или трещина,
бегущая от тульи вниз,  для того, по всей видимости, чтобы легче приходилось
черепу.  Ибо если  пальто его слишком велико, то  шляпа слишком мала, в этом
смысле они вполне сочетаются. И хотя рассеченные поля смыкаются на челе, как
челюсти  капкана, шляпа, на  всякий случай, крепится еще и шнурком к верхней
пуговице пальто, потому что  -  не имеет значения почему. И если бы даже мне
нечего было  добавить  об  устройстве шляпы,  все  же остается сказать самое
главное, я имею в виду, конечно, цвет, о котором можно утверждать только то,
что солнце, находясь  в зените и заливая своим светом всю  шляпу, окрашивает
ее в  темно-желтые  и  перламутрово-серые  тона, в  противном же случае цвет
шляпы  стремится к  черному,  никогда, впрочем, его  не  достигая. Я  бы  не
удивился, узнав, что некогда эта  шляпа принадлежала футбольному болельщику,
завсегдатаю  скачек или овцеводу. И если  теперь  рассмотреть шляпу и пальто
уже не порознь, а совместно, то  мы будем  приятно  поражены, обнаружив, как
хорошо они подобраны. Я почти уверен,  что оба эти предмета  были  куплены -
один в шляпном  магазине,  другой -  у мужского портного, возможно, в один и
тот же день и одним и  тем  же франтом, такие  бывают, я  говорю о красавцах
шести  футов роста, идеально  сложенных,  если  не  считать  головы, слишком
маленькой от  избытка породы. И это истинное  удовольствие, еще раз  увидеть
такую гармонично-непреложную, хотя бы  и в разрушении, связь между вещами, и
даже можно, в результате, смертельно  устав,  примириться  с  - чуть было не
сказал  "с бессмертием  души",  но не  увидел связи с  предыдущим.  Переходя
теперь  к  другим деталям  туалета,  более важным  и  близким к  телу, можно
сказать,  интимным, ограничусь  тем,  что  в настоящий  момент  их  описание
является делом щекотливым и затруднительным. Ибо Сапо - нет, я не могу более
так его называть и просто изумляюсь, что терпел это имечко до сих пор. Итак,
продолжим, ибо, дайте  подумать, ибо Макман, имя не  лучше прежнего, но надо
спешить, ибо Макман мог бы быть абсолютно голым под своим одеянием, и  никто
бы этого не заподозрил.  Беда в  том, что он не  шевелится. Он сидит здесь с
самого  утра,  а  сейчас  уже  вечер.  Буксиры, черные дымовые трубы которых
покрыты красными полосами, подтягивают к причалам последние баржи, груженные
пустыми бочками.  Вода  собирает огни  заходящего  вдалеке  солнца,  желтые,
розовые,  зеленые, укачивает  их  и, разливая  отраженный  свет по  дрожащей
глади,  посылает его все дальше.  Макман сидит спиной к  реке, но, возможно,
она видится ему, благодаря душераздирающим крикам чаек,  которые с  приходом
вечера собираются, гонимые голодом, у канализационного  стока напротив отеля
"Бельвю". Да, чайки, как  и он, охвачены  последним приступом безумия  перед
наступлением ночи  и хищно  кружат над  отбросами.  Но  его лицо обращено  к
людям, заполнившим  в этот час улицы - долгий день кончился, наступил долгий
вечер.  Распахиваются  двери  и  выплевывают  людей, каждая своих.  Какое-то
мгновение они в нерешительности толпятся, сбившись в кучки на тротуаре или у
водостока, затем расходятся по одному, каждый своей дорогой. И  даже те, кто
с самого начала знал, что им по пути, поскольку вначале выбор путей невелик,
расходятся и расстаются, но делают это деликатно, вежливо,  извиняясь или не
произнося ни слова, так  как каждый знает  привычки  остальных. И да поможет
Господь  тому,  кто стремится,  хоть раз, обретя  свободу,  побыть  недолго,
пройтись   с   собратом-человеком,  кто  бы   он   ни  был,  если,  конечно,
благосклонный случай не сведет  его с тем, кто мечтает о том же.  Тогда  они
сделают несколько  шагов, счастливо, рядом, а потом разойдутся  и, возможно,
каждый пробормочет:  Его не удержать.  Именно  в этот час страстному желанию
любви обязано  появление большинства  пар. Но их так мало,  по  сравнению  с
одиночками, пробирающимися  сквозь толпу,  толпящимися перед увеселительными
заведениями, склоняющимися на парапеты, подпирающими  свободные стены.  Но и
они скоро отправятся в условленное место, к себе домой, или домой к другому,
или развлечься, или укроются в дверном проеме, на всякий случай, если пойдет
дождь. Тем, кто  окажется  первым, не придется  ждать долго,  поскольку  все
спешат, зная, как быстро  летит время, поделиться, облегчить душу и совесть,
успеть  сделать совместно то, что не суметь  одному. На  несколько  коротких
часов  они обретают  безопасность.  А потом нападает  сонливость, появляется
записная книжка с  неразлучным  карандашом, все зевают, прощаются. Некоторые
даже берут извозчика, чтобы не опоздать на свидание,  или, когда спешить уже
некуда, домой, или в  отель, где их ждет удобная постель. Тогда можно видеть
заключительную сцену, в преддверии бойни, из жизни лошади, некогда верховой,
скаковой  или шедшей за плугом. По большей части лошадь уныло стоит, опустив
голову,  насколько  позволяют  оглобли  и упряжь,  то  есть  почти до  самой
булыжной  мостовой. Но  придя в  движение,  она  моментально  преображается,
возможно, движение пробуждает у нее воспоминания, поскольку  бег  в упряжке,
сам  по себе, большого  удовлетворения ей дать  не может.  Но когда  оглобли
поднимаются, возвещая о том,  что  на борту пассажир,  или же, наоборот,  ей
начинает  натирать  спину, в  зависимости от  того, сидит  пассажир  лицом в
сторону движения или же, что, возможно, гораздо спокойнее, спиной, тогда она
откидывает голову, и поджилки напрягаются, и лошадь кажется почти довольной.
Видите вы и извозчика, одиноко сидящего на своем возвышении в трех метрах от
земли. Его колени во все времена года и во всякую погоду покрывает  тряпица,
некогда коричневая, та самая, которую он сорвал  с  лошадиного  крестца.  Он
очень сердит, даже взбешен, возможно, из-за отсутствия пассажиров. Случайный
седок,  кажется, лишил его рассудка. Нетерпеливыми ручищами  он рвет поводья
или  же, привстав, нависает  над лошадью,  и  вожжи звучно хлещут по хребту.
Экипаж   напролом  несется  по   темным  людным  улицам,  извозчик  изрыгает
проклятья.  А пассажир, сказав, куда он  хочет  добраться, и  чувствуя  себя
столь  же беспомощным изменить что-либо,  как и черная коробка, в которую он
заключен, наслаждается свободой от ответственности или  же размышляет о том,
что его ждет, а  может быть, о том, что уже миновало,  приговаривая: Это  не
повторится никогда, - и, не переводя дыхания: Так будет всегда, - ибо не все
пассажиры  похожи друг на  друга. Вот так они и спешат -  лошадь, извозчик и
седок, к назначенному месту, напрямик  или  окольными  путями, сквозь  толпу
тоже стремящихся куда-то  людей. У каждого  из них  свои причины, о вескости
которых они  иногда задумываются, рваться туда,  куда  они  рвутся,  а не  в
какое-нибудь  другое место, и вряд  ли лошадь пребывает в большем неведении,
чем люди, хотя, как правило, лошадь не знает точного места своего назначения
до  тех пор, пока его  не достигнет, но даже и достигнув, узнает  не всегда.
Раз  мы предположили, что наступили  сумерки,  следует рассмотреть  и другое
явление - многочисленные окна и витрины, вспыхивающие на  закате солнца, что
зависит, однако,  от  времени года. Но для Макмана, слава Богу,  он  все еще
там, для Макмана  наступающий вечер -  истинно весенний, взрывы ветра, какой
бывает только  в  равноденствие,  сотрясают  причалы,  окаймленные  высокими
красными  домами,  пакгаузами  по  большей  части. Или,  может  быть,  вечер
осенний,  и эти листья, кружащие по воздуху, невесть откуда залетевшие,  ибо
деревьев  здесь  нет, возможно,  не первые в этом году, едва позеленевшие, а
старые листья, познавшие долгую  радость  лета, и им  осталось теперь только
гнить, собранными в кучу, ни на что другое они не годны - людям и зверям уже
не нужна тень, даже наоборот, и птицам не нужно вить в них гнезда и выводить
птенцов,  и  там, где  не  бьется  сердце, деревья  чернеют, хотя,  кажется,
некоторые остаются вечнозелеными, почему  неизвестно. Нет никакого сомнения,
что Макману все равно  - лето ли, осень ли, если только  он не  предпочитает
зиме  лето,  или  наоборот, что маловероятно.  Но не следует думать,  что он
никогда не пошевелится, не переменит это место и эту позу, ведь его еще ждет
старость,  и только потом эпилог, когда не совсем  ясно, что происходит, тот
странный эпилог, который,  кажется,  не  много  добавляет к  тому,  что  уже
приобретено, и не объясняет  никаких загадок, но,  безусловно,  полезен, как
полезно  бывает  просушить  сено  прежде,  чем  его  сгребать.  Поэтому   он
обязательно встанет,  желает он тою или нет, и пройдет мимо  других  мест  в
другое место, и потом  мимо тех снова к другому, если только он  не  захочет
вернуться туда, где  ему, кажется, было  вполне  уютно, а может быть, и нет,
кто  знает?  И так далее,  и  так далее,  многие  годы.  Ибо надо,  чтобы не
умереть,  приходить  и уходить, приходить и уходить,  если только случайно у
вас нет человека, который принесет вам пищу, в то  место, где вы  окажетесь,
как у меня,  например.  Тогда можно в течение двух, трех и даже четырех дней
не шевелить ни рукой, ни  ногой, но что  такое четыре дня,  когда  у вас вся
старость впереди,  а потом еще  медленное  исчезновение,  - капля в море, не
больше. Согласен, что вам об этом ничего не известно, вы тешите себя мыслью,
что подвешены на веревочке, как и все человечество, но дело  не в этом. Дело
не в этом, и  не в том, чтобы  что-то знать или не знать, вы или все знаете,
или  не знаете ничего, как Макман. Но  его заботит только незнание некоторых
вещей,  которые  его  страшат,  что,  в  конце  концов,  свойственно  любому
человеку. Такая стратегия  ошибочна,  ибо  на пятый день подняться все равно
придется, и вы действительно подниметесь, но с гораздо большими страданиями,
чем если бы  решились на это, скажем,  накануне  или, еще лучше, двумя днями
раньше, а зачем усугублять страдания - совсем ни к чему,  если предположить,
что вы их  усугубляете, что совершенно неизвестно. Ведь на пятый день, когда
вся проблема  заключается в том, каким образом подняться, четвертый и третий
день роли уже  не играют,  и вопрос "как подняться" становится решающим, ибо
вы  уже наполовину  сошли с  ума.  Иногда  вы  уже не можете,  я имею в виду
встать, и  вы тащитесь к ближайшей овощной грядке, хватаясь за пучки травы и
неровности  земли,  или  к  ближайшему   кусту  диких  ягод,   где,  иногда,
оказывается недурная пища,  хоть  и кислая, и это  лучше, чем грядка, потому
что в куст можно заползти и  спрятаться, что невозможно на грядке, например,
созревшего картофеля,  и потому еще,  что в зарослях часто удается вспугнуть
диких птах и зверьков.  Не  может  же он  накопить за один-единственный день
столько пищи,  чтобы  хватило,  скажем, на три недели или  на  месяц, но что
значит месяц по сравнению со всем вторым детством - капля в море, не больше.
Но он не может,  я имею в виду копить пищу, и не стал бы,  даже если бы мог,
он чувствует что  завтра слишком далеко. А  возможно, его  и нет, нет больше
завтра, для того, кто так долго и тщетно его ждал. Быть может, он достиг той
стадии  своего мгновения, когда жить - это  бродить, весь  остаток  жизни, в
глубинах безграничного мгновения,  где освещение никогда не меняется, а  все
обломки крушения похожи  друг на друга. Скорее  белые,  как яичная скорлупа,
чем голубые, глаза неподвижно смотрят  прямо  перед собой,  в  пространство,
заполненное  великой глубиной и  неизменным покоем. Но иногда, очень  редко,
они закрываются с неуловимой внезапностью плоти, которая  напрягается, часто
беззлобно, и затворяет себя. Тогда становятся  видны старые веки,  красные и
измученные, которые, кажется,  твердо решили встретиться, ибо их  четыре, по
два на каждую слезную железу.  Возможно,  закрыв глаза, он  видит небо своей
мечты, а вместе с ним - небо морское и земное, и судороги волн  от берега до
берега,  все  в волнении, в  волнении  каждая  капелька, и  такое  непохожее
человеческое движение,  например,  когда  люди  не связаны вместе, а  вольны
приходить или уходить,  как им вздумается.  И люди до  конца используют  эту
свободу,  они приходят  и  уходят, округлости и  сочленения их  тел шуршат и
потрескивают, и  каждый идет  своей дорогой. И когда один умирает, другие не
останавливаются, словно ничего не случилось.
     Я чувствую
     Я чувствую приближение. Того, что  движется, благодарю, ко мне. Я хотел
убедиться наверняка, прежде чем записать. Добросовестный до предела, мелочно
требовательный,  не терпящий  ошибок  - таков  Мэлон во  всем.  Я говорю  об
уверенности,  что  час  мой настает. Ведь я  никогда  не сомневался, что  он
пробьет, рано или поздно, за исключением  тех дней,  когда мне казалось, что
он уже миновал. Мои истории ничему не служат, в глубине души я не сомневался
ни на минуту, даже когда барахтался в  доказательствах обратного, в том, что
я еще жив, вдыхаю земной воздух и выдыхаю его. Настает - это значит осталось
два-три дня, говоря на языке тех  дней, когда меня учили названиям дней, и я
поражался, что их так мало, и размахивал кулачками, требуя еще, и меня учили
определять время, и что  меньше -  два  дня  или  три, что такое, в конечном
счете, двумя или тремя днями больше - пустяк. Но об этом ни слова, продолжим
проигранную игру - надо беречь  здоровье. Я просто обязан продолжать, как ни
в чем не бывало, словно обречен увидеть в Иванов день луну. Ибо,  полагаю, я
достиг сейчас  того,  что называется месяц  май,  не  знаю  почему,  я  хочу
сказать,  не  знаю,  почему я так полагаю, поскольку май происходит от Майи,
черт побери, я и это помню, богини достатка и изобилия, я полагаю, что дожил
до сезона достатка  и изобилия, наконец-то достаток, так как изобилие придет
позже,  вместе с  жатвой.  Итак, спокойно,  спокойно, я все еще буду здесь в
праздник Всех Святых, в окружении  хризантем, нет,  в этом году я не  услышу
вой   людской  над  костями  усопших.  Но  трудно   устоять  перед  желанием
продлиться. Напрягая остаток сил, все устремляется к близлежащим глубинам, и
в первую очередь мои ноги, которые и в обычное время отстают от меня намного
больше, чем все остальное, отстают от  моей головы, я это имею в  виду, ведь
именно в ней я сейчас исчезаю, а  ноги, как всегда, на много  миль позади. И
понадобится,  я  думаю, не меньше месяца,  чтобы  втащить их за собой, чтобы
выловить, например, сюда входит и время обнаружения. Странно, но я вообще не
чувствую под собой ног, мои ноги ничего  не чувствуют, и это благо. При этом
я ощущаю, что их уже не увидеть и в самый мощный телескоп. Не это ли чувство
известно под названием  "стоять  одной  ногой  в  могиле"?  Сходное  чувство
распространяется и на все остальное. Ибо простого локального явления я бы ни
за что не заметил,  вся  моя жизнь -  не что иное, как  цепочка  или,  лучше
сказать,  последовательность  локальных  явлении,  безрезультатных.  Но  мои
пальцы тоже пишут на  других широтах, и воздух, который продувает страницы и
переворачивает их  без  моего  ведома, когда  я  дремлю, в  результате  чего
подлежащее  бесконечно  удаляется  от сказуемого, а дополнение оказывается в
пустоте, не является ли он воздухом этого моего предпоследнего прибежища,  и
это благо. Возможно, на  мои руки падает мерцающий свет, который отбрасывают
тени листьев  и цветов, и блеск погасшего  солнца. Теперь опишем мой  пол, я
говорю,  собственно,  о трубочке  и, в  частности, о носике, из которого  во
времена моей невинности  фонтанами вылетало  семя, брызгая во  все стороны и
мне в лицо, извергаясь непрерывным потоком, пока  извергалось, и который все
еще  должен, время от  времени, выпускать водянистую  струйку,  не  делай он
этого,  я  бы  умер  от  уремии,  я  не  надеюсь   больше  увидеть  мой  пол
невооруженным  глазом, и  не сказать, чтобы  я  этого желал, мы насмотрелись
друг на друга, в  упор, вы меня поняли. Но это еще не все, и  не дай вам Бог
подумать,  что  исчезают  только  мои  конечности, каждая в  соответствующем
направлении. Мой зад,  например, которому трудно предъявить обвинение в том,
что он чья-нибудь конечность, если бы мой зад внезапно начал исторгать, Боже
сохрани его  от этого, в настоящий момент, то, полагаю,  лепешки выпали бы в
Австралии, я твердо в этом уверен. А если бы я поднялся. Боже упаси меня это
сделать, я, кажется, заполнил бы значительную часть вселенной, о, не больше,
чем лежа, но  так более заметно. Такое  явление я замечал уже  неоднократно:
лучший  способ остаться незамеченным - распластаться и  не шевелиться.  Я-то
думал  раньше,  что буду ссыхаться и ссыхаться, все больше и больше, до  тех
пор, пока меня не похоронят в коробочке, а я  пухну.  Но это  неважно. Важно
то, что, несмотря  на все мои истории, я  все  еще  вмещаюсь в  эту комнату,
назовем это комнатой, вот что важнее всего, и волноваться мне нечего, я буду
пребывать  в ней до тех пор,  пока это необходимо. И  если когда-нибудь  мне
все-таки удастся испустить свой последний вздох, то случится это не на улице
и  не  в больнице, а  здесь, в окружении всего  того, чем я обладаю, у этого
окна, которое иногда кажется мне  нарисованным на стене,  ведь разрисовал же
Тьеполо потолок в Вюрцбурге, каким прилежным туристом я был, помню даже, как
пишется "Вюрцбург", хотя  не уверен, что правильно. О, если  бы я только мог
увериться в своем смертном одре, я его имею в виду. Но сколько раз я замечал
уже неизменную  голову, которая маячит там, за дверью, пригибаясь, ибо кости
мои все тяжелеют, и дверь  опускается, все ниже и ниже, так я  считаю. И при
каждом ударе двери о косяк - о косяк ударяется моя голова, такой я непомерно
большой, а лестничная  площадка маленькая, и человек, несущий меня  за ноги,
не может ждать, ему ведь надо спускаться по ступеням, пока весь я не окажусь
снаружи, на лестничной площадке, я это  имею в виду,  но он  вынужден начать
спускаться  раньше, чтобы  не  стукаться  о  стены,  я  имею  в  виду  стены
лестничной  площадки. Так  что  голове  моей  все  равно,  в  ее  теперешнем
положении, но человек, несущий ее, говорит: Эй, Боб, полегче! - вероятно, из
уважения, ведь меня  он  не  знает, меня  он  не знал,  а  возможно,  боится
поранить пальцы. Удар! Полегче! Направо! Дверь! - и комната наконец свободна
и  готова  принять,  после  дезинфекции,  никогда  не  следует  пренебрегать
чистотой, большую  семью  или  пару  воркующих  голубков.  Да,  долгожданное
свершилось, но пожинать плоды еще рановато, и потому  даруется отсрочка, так
я себя убеждаю. Но не слишком ли во многом я себя убеждаю, и есть  ли правда
во  всей  моей болтовне?  Не  знаю.  Просто  я  полагаю, что не в  состоянии
говорить ничего другого, кроме правды, кроме того, что случилось, я это хочу
сказать, вещи совершенно разные, но это неважно. Да, именно это нравится мне
в  себе  больше  всего,  по  крайней  мере,  не  меньше  остального,  -  моя
способность   произнести:  "Да  здравствует   республика!",  например,  или:
"Дорогая!", не задумываясь ни на секунду, не лучше ли мне вырвать себе  язык
или сказать что-нибудь другое. Да,  нет никакой необходимости размышлять, ни
до, ни после, достаточно  открыть рот,  и он подтвердит  все сказанное, мной
сказанное,   и  подтвердит  то   долгое  молчание,  которое  заставило  меня
замолчать, так что все смолкло. И если все же я замолчу, то лишь потому, что
сказать мне будет нечего,  хотя и в этом случае не было сказано все, не было
сказано ничего. Но прервем эти тягостные рассуждения, поговорим лучше о моей
смерти -  она наступит через два-три дня, если память мне не изменяет. А-  с
ней наступит конец  всем  этим Мэрфи, Мерсье,  Моллоям,  Моранам и  Мэлонам,
если, конечно, в могиле не последует продолжения. Впрочем, не будем забегать
вперед,  сперва скончаемся, потом посмотрим.  Скольких я убил, размозжив  им
голову  или бросив  в огонь? По памяти  могу назвать не больше четырех, люди
мне совершенно незнакомые, никого  из них я не знал. Внезапное желание, мной
овладевало внезапное желание увидеть, как иногда прежде, что-то, кое-что, не
важно что, что-то, чего я не мог и вообразить. Да, был еще старый дворецкий,
кажется, в Лондоне,  снова Лондон, я  перерезал  ему горло его  же  бритвой,
таким образом, получается  пять. Мне вспоминается,  что у него было имя. Да,
единственное,  чего мне сейчас не хватает,  так это общения с невообразимым,
желательно имеющим цвет, мне это поможет. Ведь вполне вероятно, что прогулка
по   бесконечным  и  столь  знакомым  галереям  может  оказаться  последней,
озаренной моими лунами и солнцами, которые я развешаю повыше, и я отправлюсь
в путь,  набив  карманы  галькой, она заменит мне людей  и  времена года,  в
последний раз, если мне повезет. А затем  снова  сюда, ко мне, что бы это ни
значило, и больше себя не покидать, и больше себя не спрашивать  о всем том,
чего   со   мной  не  было.   Или,  быть  может,   мы   все  вернемся  сюда,
воссоединившись, раз и  навсегда положив конец расставаниям, раз  и навсегда
прекратив подглядывать друг  за  другом,  снова сюда,  в это вонючее логово,
грязно-белое и сводчатое, словно выточенное из слоновой кости, старый гнилой
зуб.  Или  один, я  снова  вернусь  один,  как  уходил  один, но  в  этом  я
сомневаюсь,  я  слышу  их  крики  отсюда, они  мчатся за мной  по коридорам,
спотыкаясь, ударяясь о  камни, умоляя взять  их  с собой.  Вопрос  исчерпан.
Времени еще достаточно, если я правильно рассчитал, а если  неправильно, тем
лучше,  о  лучшем  я  и  не прошу,  если  учесть, что  я  вообще  ничего  не
рассчитывал, и я не прошу ничего, только немного  времени, немного пройтись,
и вернуться сюда снова, и сделать все, что  я должен  сделать, забыл что, ах
да, привести в порядок свое имущество,  а потом что-то еще, не помню что, но
вспомню, когда наступит время.  Однако прежде,  чем отправиться, я  хотел бы
найти дыру в стене, за которой происходит столько событий,  крайне необычных
и часто имеющих  цвет. Последний взгляд вокруг  себя, и я чувствую, что могу
выскользнуть, не менее  счастливый,  чем  если  бы отправился - чуть было не
сказал: на Цитеру,  -  решительно  пора  кончать.  В  конце  концов, окно, о
котором  идет  речь,  является только тем,  чем  я захочу, и больше ничем, в
буквальном смысле,  все правильно, никаких уступок.  Начну  с  того,  что, к
моему  удивлению,  окно  стало  гораздо круглее,  чем  было раньше, и похоже
теперь  на слуховое окно или на  иллюминатор. Неважно, лишь бы по ту сторону
что-нибудь было. Сперва я вижу ночь, и меня это удивляет, к моему удивлению,
я  полагаю, потому,  что  хочу удивиться, просто еще  раз удивиться.  Ведь в
комнате  ночи  нет, я знаю,  настоящей ночи здесь нет  никогда.  Что я такое
сказал? - неважно,  но чаще темнее,  чем сейчас, тогда как  там,  снаружи, в
небе  ночь -  черная, а в  ночи несколько  звездочек, как раз столько, чтобы
показать, что черная  ночь, которая открывается мне, - человеческая  ночь, а
не просто нарисована на стекле, ибо они мерцают, подобно настоящим  звездам,
что было  бы  исключено,  будь они нарисованы. И словно этого  недостаточно,
чтобы  убедить  меня  в  реальности внешнего мира,  другого  мира,  внезапно
вспыхивает  свет в  окне напротив, или внезапно я  осознаю, что  в нем горит
свет, так как я не  причисляю  себя к тем, кто  схватывает  суть  с  первого
взгляда, и мне требуется смотреть долго и пристально и не  торопить время, а
подождать, пока явления преодолеют  долгий  путь, отделяющий их от меня. Мне
действительно везет, освещенное окно - хорошее предзнаменование, если только
свет не зажгли специально,  чтобы посмеяться надо мной, ибо ничто другое так
быстро не побудило бы меня  поскорее уйти, как ночное небо, в котором ничего
не происходит, хотя его и переполняют разлад и смятение, ничто другое, если,
конечно, вас не ждет впереди  целая ночь, которую можно посвятить наблюдению
медленных  закатов  или  появлений иных  миров,  когда  таковые имеются, или
ожиданию  метеоритов, но у меня впереди нет  целой  ночи.  И  мне совершенно
безразлично,  поднялись ли  люди  за  окном  до рассвета,  или еще совсем не
ложились, или вскочили внезапно среди ночи, намереваясь вернуться в постель,
мне достаточно видеть, что они стоят друг против друга за занавеской, темной
занавеской, так что проникающий свет - темный, если  можно так выразиться, и
тень,  которую они отбрасывают, неясна. Они  приникли друг к другу настолько
крепко, что  кажутся единым телом  и, следовательно,  единой тенью. Но когда
они содрогаются, то становится ясно, что их двое,  и  тщетно,  со всей силой
отчаяния,  сжимаются их объятия, их  все  равно двое,  совершенно  ясно, что
перед  нами два различных,  отдельных тела, каждое из них  заключено  в свои
собственные пределы, и каждое не нуждается в приходе другого для того, чтобы
оно поддерживало в нем  огонь жизни, поскольку прекрасно справляется с  этим
само, независимо от другого. Возможно,  им холодно, и потому они трутся друг
о  друга,  ибо трение воспламеняет и  возвращает  исчезнувшее тепло. Все это
забавно и странно - такая большая и сложная  конфигурация, образуемая  более
чем  одной  формой, ибо  вполне возможно,  что их трое, так  причудливо  она
покачивается и трясется, хотя цветом она  довольно бедна. Ночь, должно быть,
теплая, ибо внезапно на занавеску падает неровная вспышка  бледно-голубого и
белого, цвета обнаженного  тела, а затем  розового,  отброшенного, вероятно,
нижним бельем, а также золотистого, природу  которого я не успел понять. Так
что им не холодно, если  они,  столь  легко одетые,  стоят у открытого окна.
А-а, какой  же  я бестолковый, я  понял,  что они делали, они, должно  быть,
любили друг друга,  вот  как  это,  наверное,  делается.  Хорошо,  увиденное
подействовало на меня хорошо. Теперь я  посмотрю, здесь ли еще небо, и этого
достаточно. Они прижались к занавеске и  застыли. Вероятно, они кончили? Они
любили  друг друга  стоя,  как любят собаки. Вот-вот они  смогут отделиться.
Или, возможно,  они просто  устроили передышку,  прежде чем перейти к самому
приятному.    Вперед-назад,    вперед-назад,    ощущение,    должно    быть,
восхитительное. Но им, кажется, больно. Довольно, довольно, всего хорошего.
     Застигнутый дождем далеко от укрытия, Макман остановился и лег, сказав:
Поверхность, прижатая к земле, останется  сухой, тогда как стоя  я  промокну
насквозь и везде одинаково, - и, после недолгих колебаний, он улегся ничком,
хотя для него не  составляло труда упасть навзничь или, пойдя на компромисс,
на один из боков. Но  он считал, что затылок  и спина, от  шеи  до поясницы,
более ранимы, чем  грудь и живот, не отдавая себе отчета в  том, отдавая его
не  больше,  чем  корзина  с помидорами, что  эти  участки тела тесно и даже
нерасторжимо связаны  между собой,  по  крайней  мере,  пока  смерть  их  не
разлучит,  и  еще со многими  другими частями,  о  которых  он  не  имел  ни
малейшего представления, и что, например, капля воды, попавшая не вовремя на
копчик, может  привести  к  припадкам смеха,  длящимся  годами,  тогда  как,
перейдя вброд болото, умираешь всего-навсего от воспаления легких, а ноги не
ломит  и даже  наоборот, ногам лучше, чему способствует,  вероятно, лечебное
свойство стоячей  воды. Лил  сильный, холодный,  отвесный  дождь,  что  дало
Макману основание  предположить,  что  он  будет  краток, словно  существует
какая-то  связь между силой и продолжительностью,  и  что, когда он вскочит,
минут  через десять или  через четверть часа,  его  перед, нет,  зад,  будет
белым, нет, перед было правильно,  его  перед  будет  белым от пыли.  Это он
внушал  себе всю жизнь, вечно твердил: Это не может долго продолжаться.  Все
происходило днем,  сказать  более определенно  трудно,  ибо проходил  час за
часом, а свет оставался таким же свинцовым, так  что, вполне вероятно, время
было полуденное, вполне. Неподвижный воздух,  хотя и  не холодный, казалось,
не обещал или  навсегда  забыл тепло. Дождь, потоками  вливающийся  в  шляпу
через  трещину,  досаждал  Макману, он снял ее  и положил на  висок, другими
словами, повернул  голову и  прижался  щекой к  земле.  Его пальцы, которыми
заканчивались широко раскинутые руки, уцепились за траву, в каждой ладони по
пучку, с такой силой, словно его распяли на скале. Но постараемся, во что бы
то  ни  стало, продолжить описание.  Дождь  обрушился  на  его спину сначала
барабанной дробью, затем, очень скоро, дробь перешла в хлюпанье и бульканье,
как хлюпает и  булькает  белье, когда  его  полощут в  лохани,  и  Макман  с
интересом отличал  шум дождя, падающего  на него, от дождя, хлещущего землю.
Ухо его, лежащее или почти  лежащее на плоскости  щеки, приникло к земле так
крепко,  как  редко случается в  дождь, и Макман ясно слышал отдаленный  гул
земли,  впитывающей  и вдыхающей, под  корнями насквозь промокшей склоненной
травы. Мысль о  каре  пришла  ему в голову, давно,  правда,  увлеченную этой
химерой и находящуюся,  вероятно, под впечатлением  неудобной позы распятого
тела и мучительно сжатых пальцев. И, не зная вполне достоверно своего греха,
он  хорошо  понимал,  что жизнь  - недостаточное искупление за него,  и  что
искупление  -  само по  себе  грех,  требующий дальнейшего искупления  и так
далее, словно для живых существует что-нибудь иное, кроме жизни. Несомненно,
он  бы  подумал  о  том, обязательно ли нужно быть виновным для  того, чтобы
оказаться наказанным, если бы не воспоминания, все более болезненные, о том,
как согласился  он жить в своей матери, а затем покинуть ее. Но и  в этом не
мог он усмотреть  своего  греха, разве что еще одно искупление, не достигшее
цели и не только не очистившее но и ввергшее в грех  еще более глубокий, чем
прежде.  Сказать  по  правде,  понятия  греха  и  наказания  мешались в  его
сознании, подобно представлениям о причине и следствии, часто перепутанным в
сознании  тех,  кто еще  мыслит.  Нередко,  дрожа  от  страха,  он  страдал,
повторяя:  Мне это  дорого обойдется. Но не  зная,  что нужно  для обретения
правильных чувств и мыслей, он внезапно начинал улыбаться, безо всякой на то
причины,  как улыбается сейчас, как  улыбался  тогда, ибо  прошло  уже много
времени с  того полудня, мартовского, возможно,  или ноябрьского, но все же,
скорее,  октябрьского, когда  дождь застиг его вдали от приюта, улыбаться  и
благодарить за обильный дождь, и за  скорый его  конец, и за звезды, которые
озарят ему путь и позволят идти дальше, если он этого пожелает. Он не совсем
понимал, где находится, не считая того, что находится на равнине, и что горы
недалеко, и город,  и море, и  что  ему нужна лишь пылинка света и несколько
неподвижных звезд, чтобы преуспеть на пути к тому, другому или третьему, или
остаться там, где он находится, если он этого захочет. Ведь для того,  чтобы
остаться там, куда  вам довелось попасть, без света не обойтись, если только
вы не кружите на месте, что в темноте практически невозможно, или не решаете
замереть и дождаться наступления рассвета, но тогда  вы замерзнете насмерть,
если только не окажется  тепло. Но Макман не был бы человеком, если бы после
сорока-сорока пяти минут  жизнерадостного  ожидания, обнаружив, что дождь не
ослабевает ни на йоту, а  день идет наконец к концу, не начал корить себя за
то, что сделал, а именно - лег на землю, вместо того чтобы двигаться дальше,
прямиком, насколько это возможно, в  надежде  натолкнуться, рано или поздно,
на   дерево   или   сарай.   И  вместо  того,   чтобы   удивляться   силе  и
продолжительности дождя, он удивлялся тому, что не смог предвидеть, в момент
падения первых робких капель, всей силы и продолжительности грядущего дождя,
и тому, что он остановился и  лег, а  не двинулся  вперед  со всей возможной
скоростью,  ибо  Макман  был  всего-навсего  человек,  сын,  внук и  правнук
человеческий.  Но   разница  между  ним   и  его   серьезными   и   трезвыми
прародителями,  сначала  отпускавшими бороды,  потом усы, заключалась в том,
что его  семя вреда не причинило никому. Так что со своими сородичами он был
связан  исключительно  через   предков,   ныне  покойных,  а  в  свое  время
надеявшихся себя  увековечить.  Но  заповедь  "Лучше поздно,  чем  никогда",
помогавшая  настоящим   людям,   подлинным   связующим   звеньям,   признать
ошибочность избранного пути и поспешить  навстречу другой  ошибке, оказалась
Макману не по  зубам, и он часто думал, что, пресмыкаясь в смертности своей,
не выберется из нее до конца времен, ничего не достигнув. Но и не заходя так
далеко, тот, кто ждал слишком долго, будет ждать вечно. И вот  приходит час,
когда  ничего  больше  не  случается,  и  никто  больше не приходит,  и  все
кончается, все,  кроме ожидания, которое знает, что  оно  тщетно.  Возможно,
Макман приблизился к такому состоянию. Когда, например,  вы умираете, смерть
приходит слишком поздно, вы ждали слишком долго,  вы уже недостаточно  живы,
чтобы  умереть.  Возможно,  Макман  достиг  такого  состояния, но,  по  всей
видимости, еще  нет, хотя поступки  ни о чем еще не говорят, я  знаю,  знаю,
мысли  тоже.  Итак, упрекнув  себя за  необдуманный  поступок  и  чудовищный
просчет в оценке погоды, он, вместо того чтобы вскочить  с земли и помчаться
как  угорелый, перевернулся на спину, предавая, таким  образом,  потопу свой
перед. Именно в этот момент, впервые со времен веселых прогулок в молодости,
когда он ходил  без шапки,  показались  его волосы, поскольку шляпа осталась
лежать  неподвижно  на том  месте,  которое только что покинула голова. Ибо,
когда лежишь на животе в необитаемой и практически безмерной  части страны и
переворачиваешься затем на спину, то совершаешь боковое движение всем телом,
включая  голову,  если  только  не  стремишься  избежать  этого,   и  голова
останавливается на расстоянии  примерно Х дюймов от того  места, где  лежала
прежде (X  -  ширина  плеч  в  дюймах),  так  как голова  находится как  раз
посередине плеч. Но если постель узка, я имею в виду, широка лишь настолько,
чтобы в ней поместиться, нары, например, то поворачиваться на спину, а затем
на  живот  бесполезно,  голова  не  покинет своего  места,  если  только  не
наклонить ее вправо или влево, и,  несомненно, есть люди, готовые  причинить
себе  такое  беспокойство,  в  надежде  на  некоторое  разнообразие.  Макман
попытался взглянуть на темные струящиеся массы - все, что осталось от неба и
воздуха, - но дождь бил его  по  глазам, и он закрыл их.  Потом открыл рот и
долго  лежал так,  с открытым  ртом и широко, насколько  возможно,  раскинув
руки. Любопытное явление: лежа  на  спине, человек  не так сильно  стремится
уцепиться  руками  за  землю,  как  когда он  лежит на  животе  - интересное
наблюдение, вероятно,  стоило  бы  его  продолжить. И  как  часом  раньше он
закатал  рукава, чтобы удобнее было  уцепиться за  траву, так  и  сейчас  он
закатал их снова, чтобы лучше почувствовать хлещущие удары дождя по ладоням,
называемым порой то горстями, то кистями, когда как. И в самый разгар - чуть
было не  упустил  из вида волосы, которые, с  точки  зрения цвета, столь  же
приближались  к  белому, сколь приближается  к черному полночный  мрак, а  с
точки  зрения длины были очень длинными, очень длинными  как сзади, так и по
бокам. В  сухой и  ветреный день  они бы с  радостью резвились в траве, сами
почти  как трава,  но дождь прибил  их  к земле и  смешал с грязью,  так что
получилось нечто вроде  бесформенной грязной массы, не  бесформенная грязная
масса, а нечто вроде таковой.  И в самый разгар страданий, ибо, приняв такую
позу, как Макман, любой человек вскоре почувствовал бы  неудобство, он начал
страстно желать, чтобы дождь не прекращался, а вместе с ним не  прекращались
бы страдания  и  боль,  поскольку причиной  боли  являлся, почти  наверняка,
дождь,  ведь  лежачее  положение  само  по  себе  не  неприятно,  как  будто
существует   какая-то  связь  между  терпящим   страдание  и  причиной,  его
вызывающей. Дождь  мог бы  и  прекратиться, но не прекратилось бы страдание,
точно так же, как оно могло  прекратиться  и при затянувшемся дожде. По всей
видимости, такая существенная  четверть-правда уже  начала его осенять, ибо,
оплакивая то, что он не может провести остаток  своей жизни (которая,  таким
образом,  соответственно  и  приятно  сократилась  бы)  под  столь  сильным,
холодным  (но не ледяным), отвесно  падающим дождем,  то переворачиваясь  на
спину, то лежа ничком, он  был на четверть склонен задуматься, не  ошибся ли
он,  взвалив  на дождь  всю ответственность  за собственные страдания, и  не
является  ли  на самом деле  испытываемое  им неудобство  следствием  другой
причины  или  целого ряда причин.  Просто  страдать  людям недостаточно,  им
подавай жару или холод, дождь и его противоположность -  солнечную погоду, а
также  любовь,  дружбу,  цвет  кожи,  половое  бессилие или  непроходимость,
например,  короче  говоря,  всевозможные  телесные  неистовства и безумия, к
счастью,  слишком  многочисленные,  чтобы  их можно  было  перечислить, сюда
входит и череп с  его продолжениями, неважно, что это  значит,  косолапость,
например,  чтобы  они наверняка  сумели  узнать действительную причину того,
что,  подмешиваясь  к  их   счастью,  осмеливается   делать  его   неполным.
Встречались  упрямцы, которые не успокаивались до тех пор, пока не  узнавали
истинную правду  -  возникло  ли  их  раковое новообразование в  привратнике
желудка или все-таки в двенадцатиперстной кишке. Но для такого  рода полетов
мысль  Макмана была  еще не оперена, и, сказать по правде,  она клонилась  к
земному  и  не годилась  для  чистого  разума, особенно  в той обстановке, в
которой  нам посчастливилось его застать. Честно говоря, по характеру он был
скорее  пресмыкающимся,  чем птицей,  мог  выжить  после тяжелого  увечья  и
чувствовал себя лучше сидя, чем стоя, и лежа, чем сидя, так что он садился и
ложился  при малейшем предлоге и поднимался только в том случае,  когда сила
жизни или борьба за существование вновь начинали толкать его под зад. Добрую
половину  своей жизни он провел в неподвижности,  сродни  каменной,  если не
сказать три четверти или даже четыре  пятых, в  неподвижности сначала только
внешней, но  мало-помалу вторгавшейся,  не скажу в жизненные  органы, но, по
крайней мере,  в восприятие  и понимание. Можно предположить,  что от  своих
многочисленных  предков,  через  посредство  папы  и  мамы,  он  унаследовал
железную  нервную  систему  и с  ее помощью достиг того  возраста,  которого
достиг, что буквально ничто или совсем пустяк по  сравнению с тем возрастом,
которого  он   еще  достигнет,  я  знаю  это  на   свою   беду,  не  испытав
сколько-нибудь серьезного  несчастья,  я имею в виду  несчастья,  способного
прикончить его на месте. Никто никогда не приходил ему на помощь, не помогал
избежать шипов и ловушек, подстерегающих простодушных на каждом  шагу,  и ни
на  чьи  способности, кроме  своих  собственных,  ни на чью  силу не мог  он
рассчитывать, чтобы преодолеть  путь от утра до вечера  и  от вечера до утра
без смертельных  повреждений. Но главное, он  никогда не получал  подношений
наличными или получал их  крайне редко  и  на ничтожную  сумму, что было  бы
пустяком,  имей он достаточно  сил заработать себе на  хлеб, в поте лица или
подраскинув мозгами. Когда его, например, нанимали прополоть делянку молодой
моркови за три  пенса в час,  а  то  и за  шесть, часто  случалось,  что  он
выдергивал  всю  морковь  вместе  с  сорняками,  по  рассеянности  или   под
воздействием  не знаю  какого неодолимого порыва, охватывающего его при виде
овощей и даже цветов, буквально ослепляющего, во вред собственным интересам,
порыва убрать все как  можно чище,  не видеть ничего перед  глазами, ничего,
кроме чистой  земли, без всяких  паразитов, и устоять перед  этим порывом он
зачастую не мог. Или же, когда до такого не доходило, внезапно все  начинало
плыть перед  его  глазами,  и  он не  способен  уже  был отличить  растения,
предназначенные для  украшения домов или идущие  на корм людям  и зверям, от
сорняков,  которые,  как  говорят,  ни на  что не  пригодны, но которые тоже
по-своему  полезны, иначе  земля не  была  бы к  ним так благосклонна,  как,
например,  любимый  собаками пупырник, из  которого люди,  в  свою  очередь,
научились гнать бражку,  и  тяпка выпадала из его рук.  И даже такое простое
занятие, как уборка улиц, за которое он иногда, с надеждой, брался, полагая,
что может, чисто случайно,  оказаться прирожденным дворником,  удавалось ему
не лучше.  Он  сам не  мог не признать, что подметенное им место становилось
под конец работы грязнее, чем в. начале, словно какой-то демон заставил его,
используя для этого метлу, совок и ручную тележку, бесплатно предоставленные
фирмой, собрать весь мусор, ускользавший до того от ока налогоплательщика, и
добавить его, извлеченный на свет, к уже видимому, для уборки которого его и
наняли.  И получалось  так,  что на закате  дня на  отведенном  ему  участке
появлялись корки  от апельсинов и бананов, окурки, клочья бумаги, собачьи  и
лошадиные экскременты,  а  также всякое  прочее дерьмо, аккуратно  сложенное
вдоль тротуара или выметенное на  самую середину улицы, словно  бы для того,
чтобы  прохожим  стало  как  можно  более  противно  и  участились  дорожные
происшествия, в том числе со смертельным исходом,  если  кто  поскользнется.
При всем  при этом Макман старался выполнить  свою  работу как можно  лучше,
беря в  пример более  опытных  коллег  и  подражая  им.  Однако  создавалось
впечатление, что он не  хозяин своих движений и плохо понимает, что  делает,
когда что-то  делал,  и что  сделал, когда  что-то  сделал. Так  что кому-то
приходилось  говорить: Посмотри, что ты наделал, - тыкая его, как говорится,
носом в совершенное, иначе бы он  ничего не  заметил -  так и думал  бы, что
справился с делом  не хуже любого другого, несмотря  на отсутствие опыта.  И
все  же,  когда ему приходилось делать какую-нибудь мелкую работу для  себя,
например,  переставлять  или  заменять одну из  своих  пуговиц или колышков,
недолговечных,  потому что  большинство  из них  делалось из  прутиков  и не
выдерживало  погодных  передряг зоны умеренного климата, он являл  собой, до
некоторой  степени, образец  ловкости  и проворства,  обходясь  безо  всяких
приспособлений, работал одними руками.
     Сказать по правде, он посвящал  этому несложному  занятию большую часть
жизни, вернее, половину или четверть времени, отведенного на более или менее
координированные движения тела. Ничего другого ему и не  оставалось,  ничего
другого, если он хотел ходить по земле, уходить и приходить, чего, по правде
говоря,  он совсем  не хотел, но ничего другого не оставалось,  по причинам,
известным, возможно, одному Богу,  но, сказать по  правде,  Бог, кажется, не
нуждается в объяснении мотивов  своих поступков и своего  бездействия, когда
он бездействует, до некоторой степени  так же, как и его создания, не правда
ли? Значит, именно таким  казался  и Макман,  с некоторой точки зрения, - не
способный  прополоть  грядку анютиных глазок  или ноготков, чтобы  хоть один
цветочек  остался  на  месте,  но  при  этом  великолепно  умеющий  скрепить
разваливающиеся ботинки  свежей  ивовой корой и прутьями, чтобы  можно  было
ходить по  земле, уходить и приходить, не слишком сильно раня ноги о  камни,
колючки и осколки стекла, брошенные  неосторожным или злым  человеком,  и не
жаловался при  этом, так как ничего другого  ему не  оставалось. Он  не умел
разбирать, куда идет, и глядеть, куда ступает (в противном случае он смог бы
ходить босиком), но даже если  бы и  умел, это бы ничего не дало  -  слишком
беспомощно управлял он своими движениями. А какой смысл  стремиться к мягким
мшистым местам, когда  нога, сбиваясь с  пути, идет по  гальке и кремню  или
проваливается  по  колено  в  коровьи   лепешки?  Если   перейти   теперь  к
соображениям  другого  порядка, то, возможно, не  будет  неуместным пожелать
Макману,  от слова не сбудется, паралича всего тела, кроме рук, если таковой
возможен, и чтобы он  оказался на месте, непроницаемом, по возможности,  для
ветра, дождя, звука, холода, жары  (какая была в VII веке) и дневного света,
но с двумя-тремя теплыми одеялами, на  всякий случаи, и  чтобы  какая-нибудь
милосердная  душа, скажем,  раз  в неделю приносила ему яблоки и  сардины  в
масле, с целью оттянуть, насколько возможно, роковую годину - о, это было бы
чудесно! Тем  временем дождь  лил  ничуть не утихая, и несмотря на  то,  что
Макман  перевернулся на спину, им овладело беспокойство, и он начал кататься
по  земле   из  стороны  в  сторону,  словно  в  лихорадке,  застегиваясь  и
расстегиваясь, и  в  конце  концов покатился в одном  направлении, неважно в
каком, сначала делая  короткую остановку  после каждого оборота, а затем без
всяких  остановок.  Теоретически  его шляпа  должна была последовать за ним,
учитывая, что она была привязана к  пальто, а шнурок -  захлестнуться вокруг
шеи, но ничуть не бывало, одно  дело  теория,  а другое  - практика, и шляпа
осталась  там, где она была, я имею в  виду,  на своем месте,  как брошенная
вещь.  Возможно, однажды  подует сильный  ветер и понесет ее, снова  сухую и
легкую, по  равнине, закружит, метнет и забросит в город или в океан, но это
совершенно не обязательно. Макману было уже не впервой катиться по земле, но
раньше он делал это, не имея  руководящей цели. Теперь  же, по мере того как
он все  дальше и  дальше удалялся от  того  места,  где его застиг вдали  от
приюта дождь, и которое, благодаря оставшейся шляпе, продолжало выделяться в
окружающем пространстве, Макман осознал,  что  движется равномерно  и даже с
некоторым ускорением,  возможно,  по  дуге  гигантского  круга,  так как ему
казалось,  что  один из  его  концов был тяжелее  другого,  неизвестно точно
каким, но ненамного. Продолжая катиться, он создал и тщательно обдумал план,
заключающийся  в  том,  чтобы  катиться   и  катиться  всю  ночь,  если  это
необходимо,  или  по  крайней  мере  до тех  пор, пока силы  не оставят  его
окончательно,  и  достичь таким  образом  границ равнины, которую, по правде
говоря, он  не спешил  покидать, но, тем не менее,  покидал, он знал это. Не
сбавляя  скорости,  он  начал мечтать  о плоской земле,  на  которой ему  не
придется  подниматься  и   снова  удерживать  себя  в  равновесии,  сначала,
допустим, на  правой  ноге, затем на  левой,  и  где  он  может появляться и
исчезать и  так жить,  в  виде  большого цилиндра,  наделенного  волевыми  и
познавательными способностями. И однако же он  не питал ни малейших иллюзий,
ибо они
     Быстро, быстро, мое имущество. Тише, тише, еще тише, время у меня есть,
много  времени,  как  всегда. Мой карандаш,  два моих карандаша,  один -  от
которого не осталось ничего, кроме выпавшего из деревянной оболочки грифеля,
зажатого моими огромными пальцами, и другой  - длинный и круглый, затерянный
где-то в кровати, я держу его про запас и искать  не буду, я знаю, он где-то
там, если  у меня останется  время,  когда я кончу, то поищу его,  а если не
найду,  значит,  его  у меня нет, и я исправлю это место другим  карандашом,
если от него что-нибудь останется. Тише, тише. Моя тетрадь. Я не вижу ее, но
чувствую,  что она в левой руке, не знаю, откуда  она взялась, ее со мной не
было, когда  я сюда попал, я догадываюсь, что тетрадь  - моя. Каково!  Как я
мил, как будто  мне  всего  семьдесят! В  таком случае  кровать тоже  моя, и
тумбочка,  и  тарелка,  и  горшки,  и  буфет,  и  одеяла.  Нет,  ничего   из
перечисленного мне не принадлежит. Но тетрадь -  моя, почему,  объяснить  не
могу.  Итак,  два карандаша,  тетрадь и  еще палка,  которой у меня также не
было, когда я сюда попал, но которую я считаю своей, кажется, я уже описывал
ее,  я  спокоен, время у  меня есть, однако описаний будет как можно меньше.
Палка  со мной в кровати, под  простынями, было время, когда я терся о  нее,
приговаривая: Моя маленькая.  Но  она  уже давно  торчит  из-под  подушки  и
кончается  не  там,  где   я,  а  гораздо   дальше.  Продолжаю  по   памяти.
Черным-черно, с трудом различаю окно. Должно быть,  снова вошла ночь. Будь у
меня даже  время  порыться в своем  имуществе, вывалить все  на  кровать, по
отдельности или разом, перемешанное в кучу, - обычное дело с забытыми вещами
- я не увидел бы ничего. Может, у меня и есть время, будем считать, что так,
но поспешим, поспешим. Прошло совсем  мало времени с тех пор, как я проверял
свое имущество, еще раз его просмотрел, при дневном свете, предчувствуя этот
час.  Но с тех пор я, должно быть, все забыл. Игла,  воткнутая в две пробки,
чтобы не уколоться, потому  что, хотя ушко колет  сильнее, чем острие,  нет,
неверно, хотя острие колет сильнее, чем ушко, ушко тоже колет, тоже неверно.
В свободном пространстве вокруг иглы между двумя пробками прилепился обрывок
черной нитки. Вещь необычайно милая, похожая на - нет, ни на что не похожая.
Чашечка моей трубки, хотя трубку я никогда не курил. Должно быть, я нашел ее
где-то  на земле,  гуляя. Она  лежала в траве, выброшенная, потому что стала
непригодной  -  из-за сломанного мундштука (я внезапно вспомнил),  как раз у
самой чашечки.  Трубку  можно было починить,  но он,  должно  быть,  сказал:
Чепуха,  куплю  себе  другую.  Но  нашел  я только чашечку. Все  это -  одни
догадки.  Вероятно,  она мне  понравилась  или  возбудила во  мне  постыдную
жалость,  которая  так часто  охватывает  меня  в обществе  вещей,  особенно
небольших предметов из  дерева  и камня, вызывая желание взять их  и  всегда
носить  с собой, поэтому я нагибался, поднимал их с земли, прятал  в карман,
часто со слезами на глазах, ибо я плакал вплоть до преклонного  возраста, но
так и не испытал привязанности и страсти, несмотря на все пережитое. Если бы
не эти вещицы, подбираемые мной во время  прогулок, здесь и там, иногда  мне
казалось, что они тоже во  мне  нуждаются, - я, возможно, довольствовался бы
обществом приятных людей или утешениями той или иной  религии, но  вряд  ли.
Мне безумно нравилось, я  помню,  гулять, засунув руки глубоко в  карманы, я
пытаюсь сейчас говорить о том времени, когда я еще мог ходить без палки и уж
тем более  без  костылей, мне  безумно нравилось  трогать и гладить приятные
формы  твердых  предметов  в  моих  глубоких  карманах,  так  я,  по-своему,
разговаривал с ними и их успокаивал. Мне безумно нравилось засыпать с камнем
в  руке,  или  с каштаном,  или  с  корневищем и  по-прежнему  держать  его,
просыпаясь, крепко сомкнув на  нем  пальцы, несмотря на то, что тело  во сне
расслаблялось, чтобы  лучше  отдохнуть. Надоевшие  мне  предметы  или те, на
смену которым приходили новые увлечения, я выбрасывал, то есть находил такое
место,  где бы они  вечно покоились в мире, где бы их никто не  нашел, разве
что случайно, но таких мест  мало, встречаются они крайне редко,  и оставлял
их там. Случалось, я закапывал их или выбрасывал  в море, изо всей силы, как
можно  дальше от берега, те предметы,  о которых знал наверняка, что  они не
поплывут, а  сразу же  пойдут  ко дну. Деревянных  друзей  я топил с помощью
камня,  до тех пор  пока не понял,  что поступаю неверно,  ибо когда  сгниет
веревка, они  всплывут  на  поверхность, если уже  не всплыли, и  вернутся в
конце концов на землю. Так  я распоряжался вещами, которые любил,  но не мог
больше хранить по причине новых привязанностей. Как часто мне их не хватало,
но  я прятал их так хорошо, что найти снова уже  не мог. Какой стиль! Словно
времени у меня невпроворот. Да,  у  меня его невпроворот, в глубине души я в
этом уверен. Тогда зачем делаю вид, будто  куда-то спешу? Не знаю. Возможно,
в  конце концов,  я все-таки спешу, совсем недавно мне  так казалось. Но что
мне только ни казалось! А не  обуздать  ли  себя и не перестать  ли мучиться
воспоминаниями о том, что осталось от всего того, чем я располагал, по самым
скромным  подсчетам, никак не меньше дюжины предметов? Нет,  нет, обуздывать
себя я не имею права.  Тогда продолжим. На чем  мы остановились? На чашечке.
Избавиться  от  нее  мне  так  и не  удалось. Я использовал  ее  в  качестве
кладовки,   любопытно,   что  могло   бы  поместиться   в   таком  крохотном
пространстве, и сделал  для нее из жестянки крышечку. Дальше. Бедный Макман!
Мне решительно  не  дано  довести до  конца ничего,  разве  что покончить  с
дыханием. Не надо жадничать. Значит, так и задыхаются? Видимо, да.  А где же
предсмертный  хрип? Впрочем, не  исключено,  что это  еще  не конец. Столько
пищать в младенчестве, черт  побери,  и не иметь возможности похрипеть перед
концом. Ей-Богу,  жизнь притупляет способность к протесту. Интересно, какими
будут мои  последние  слова,  записанные,  другие  не  сохранятся, исчезнут,
растворятся в воздухе. Я не  узнаю этого  никогда. И опись я тоже не  кончу,
что-то  мне  подсказывает, какой-то  утешительный голос говорит:  Nevermore.
Пусть так. Но,  во что бы то ни стало, я назову дубинку, удержаться от этого
я не могу,  констатировать  факты я обязан, не пытаясь их  понять, вплоть до
самого последнего. Бывают минуты, когда  мне кажется, что  я находился здесь
всегда,  возможно,  здесь я  и родился. Потом  они  проходят. Это  многое бы
объяснило. Или  что я вернулся сюда после долгого отсутствия. Но с чувствами
и  предположениями  я  покончил раз  и  навсегда.  Дубинка принадлежит  мне,
большего о ней не скажешь. Она запятнана кровью, недостаточно, недостаточно.
Я  оборонялся,  неумело,  но оборонялся.  Так  иногда  я  говорю  себе. Один
ботинок, первоначальный  цвет - желтый, не  помню с какой  ноги. Другой, его
товарищ, пропал. Его унесли в самом начале, до того еще, как сообразили, что
я никогда уже не  буду ходить. А другой  оставили, надеясь, что  я огорчусь,
увидев его без пары. Таковы люди. А что если он на шкафу? Я искал его всюду,
своей палкой, однако мне не приходило в голову, что он  может быть на шкафу.
До сих пор не приходило. И  так как я никогда уже не буду его  искать, и все
остальное тоже, ни  на шкафу, ни  где бы  то ни было, то  он больше не  мой.
Только те вещи принадлежат мне,  местонахождение которых  я знаю  достаточно
хорошо, чтобы найти в себе силы до них дотянуться, в случае необходимости, -
такое определение я выбрал для определения моего имущества.  Ибо в противном
случае это никогда  не кончится. Но это и так  никогда не  кончится. Ботинок
был не слишком похож - зря я размышляю об этом - на тот, который я сохранил,
желтый,  замечательный  количеством  отверстий  для  шнурка, большей  частью
бесполезных,  из  отверстий превратившихся в щели.  Мое имущество  собрано в
кучу, в углу. Я мог бы до него дотянуться, даже сейчас, в темноте, стоит мне
только захотеть. Я опознал бы все вещи по  прикосновению, весточка пролетела
бы по палке, я зацепил бы  нужный предмет и подтащил его к постели,  до меня
донесся бы звук,  который он издает, приближаясь ко мне по полу, скользящий,
прерывисто вздрагивающий, все менее и  менее дорогой,  я забросил  бы его на
постель так осторожно, что не разбил бы окно и не поцарапал потолок, а потом
наконец взял  бы в руки.  Если бы в моих руках оказалась шляпа, я мог бы  ее
надеть, она напомнила бы о славном прошлом, хотя я и так отлично его  помню.
Шляпа утратила поля, она похожа на стеклянный колпак,  покрывающий дыню. Для
того, чтобы ее надеть, а потом снять, нужно ухватиться  за нее ладонями, как
за  мяч.  Шляпа, возможно,  единственный  предмет  во всем  моем  имуществе,
историю которого  я помню, считая, разумеется, с  того дня,  когда она стала
моей.  Мне  известно,  при  каких  обстоятельствах  она  лишилась  полей,  я
находился рядом с ней в тот момент, это чтобы я мог в ней спать. Я хотел бы,
чтобы  нас  похоронили вместе,  безобидная  прихоть, но что мне следует  для
этого предпринять? Нота бене: на всякий случай надеть ее, натянуть как можно
глубже,  пока  еще  не поздно.  Но  все  в  свое время.  Не  знаю, стоит  ли
продолжать. Я  чувствую, что, возможно, присваиваю себе  вещи, больше мне не
принадлежащие, а  о  тех, что еще  не пропали,  говорю как  о  пропавших.  И
догадываюсь,  что  есть  и  другие,  там,  в  углу,  относящиеся  к  третьей
категории, а именно,  те  вещи, о которых я ничего не  знаю и по отношению к
которым не подвергаюсь  опасности совершить ошибку или не совершить ее.  И я
напоминаю себе, что со времени последнего осмотра моего имущества много воды
утекло под мостом Мирабо,  в обоих направлениях. Я уже достаточно  умирал  в
этой комнате, чтобы  знать - одно уходит, другое приходит, не знаю благодаря
чему. А среди того,  что уходит,  есть то, что возвращается, после более или
менее долгого отсутствия, и  то, что не возвращается никогда.  В результате,
среди того, что возвращается, кое-что  мне знакомо, а остальное  -  нет.  Не
понимаю.  И еще  более  странно, что существует целое  семейство  предметов,
которые меня так и не покинули, с тех пор как я нахожусь здесь, и продолжают
лежать  неподвижно на своем месте, в углу, словно в обычной нежилой комнате.
Или же они очень быстро обернулись. Как лживо все это звучит. Но нет никакой
гарантии,  что вещи будут  вести  себя таким образом  вечно. Ничем другим не
объяснить, почему принадлежащие мне вещи все время меняются. Так что, строго
говоря, я не могу определить, в любой данный момент, какая вещь моя и  какая
не  моя, согласно данному мной определению. Поэтому я и  не  знаю, стоит  ли
продолжать.  Я  имею  в  виду:  продолжать  производить  опись  имущества  в
соответствии,  возможном,  но маловероятном, с  фактами,  и  не лучше ли мне
бросить это все и целиком посвятить себя какому-нибудь  другому развлечению,
имеющему меньше последствий, или просто ждать, ничего не делая или, пожалуй,
считая: один, два, три и так далее, до тех пор, пока не минует, наконец, вся
опасность,  которую  я  сам  для  себя  представляю.  Вот  к  чему  приводит
чрезмерная добросовестность. Будь у меня монета, она бы все решила, орел или
решка.  Ночь,  решительно,  слишком  длинна,  и  утро  вечера  не  мудренее.
Вероятно, мне  следует продержаться  до рассвета, принимая все во  внимание.
Хорошая  мысль, просто великолепная.  Если  на  рассвете  я еще  буду здесь,
непременно приму  решение. Я почти сплю, но засыпать  боюсь. В конце концов,
всегда  можно  все поправить in  extremis,  in  extremissimus. Но  разве  я,
кажется, только что не отошел? Ну ладно, хватит об этом. А может быть, лучше
собрать все свое имущество так, как оно есть, и положить в постель? Принесет
ли это какую-нибудь пользу? Полагаю, что не принесет. Но мог бы собрать. Эту
возможность я держу  про запас. Когда  будет светло,  я окружу себя  вещами,
положу  их  на  себя,  под себя,  в углу ничего не  останется,  все  будет в
постели, со мной. В руке зажму фотографию, камень - и они не улизнут. Надену
шляпу. Возможно,  возьму что-нибудь в рот, обрывок газеты или пуговицу, но и
в этом случае я буду лежать на других драгоценностях. Моя фотография, на ней
не я,  но,  кажется,  я  где-то  рядом. На фотографии осел,  снятый  спереди
крупным  планом, на берегу океана, нет, это не океан,  для  меня это  океан.
Осла,  естественно, пытались заставить  поднять голову, чтобы запечатлеть на
пленке  его прекрасные глаза,  но он опустил ее еще ниже. По ушам видно, что
осел недоволен. На  голову  ему надели соломенную  шляпу.  Тоненькие крепкие
параллельные  ножки,  копытца  на  песке,  легкие и  изящные.  Контуры  осла
смазаны, фотограф хихикнул, и фотокамера дернулась. Океан выглядит настолько
неестественно, что  похож на студийную декорацию, или, может быть, наоборот.
А  где,  например, вся одежда, кроме  ботинка, шляпы и трех  носков, носки я
пересчитал.  Куда исчезла моя  одежда, зимнее  пальто,  брюки  и  фланелевые
кальсоны,  которые мне отдал господин  Куин, объяснив,  что ему  они  уже не
нужны? Возможно,  мою  одежду сожгли. Но  нас не может интересовать то, чего
нет,  в  подобный момент такие вещи не в счет,  что бы  там ни  говорили. Во
всяком случае, я заканчиваю. Лучшее я приберег на  конец, но  чувствую  себя
сейчас не  слишком  хорошо,  возможно,  отхожу,  меня  бы это  удивило.  Это
преходящая  слабость,  такое  переживал  всякий.  Сначала  слабеешь,   потом
слабость  проходит, силы  возвращаются, и все  начинается сначала. Вероятно,
подобное происходит и со мной. Я зеваю, а разве бы я зевал, если бы это было
серьезно? Почему бы и нет? Я бы съел, пожалуй,  тарелочку супа, если бы  был
суп. Нет, даже если бы  суп был, я бы не стал его есть. Вот  так. Прошло уже
несколько  дней, как мне  не  меняли тарелку, я  об  этом  говорил? Кажется,
говорил.  Тщетно я толкаю тумбочку к двери, подтаскиваю ее  обратно,  двигаю
туда-сюда в  надежде,  что  шум  услышат  и в соответствующем  месте сделают
правильные выводы,  - тарелка по-прежнему  остается пустой. Что же до одного
из горшков, то он полон, а другой медленно наполняется. Если мне удастся его
наполнить, то я вылью на пол сразу оба, но это маловероятно. После того, как
я перестал  есть, я произвожу все  меньше экскрементов и, следовательно, все
меньше их  выделяю.  Горшки, кажется,  не  мои, просто я ими  пользуюсь. Они
отвечают определению моего имущества, но они не мои.  Возможно, неправильное
определение.  У горшков по две  ручки,  или  дужки, возвышающихся над краем,
симметрично  одна другой,  в них я просовываю  палку. Именно таким образом я
передвигаю горшки, поднимаю их и ставлю на место. Все продумано, случайность
исключена. Или мне просто  везет? Я  легко  могу перевернуть  их вверх дном,
если  придется,  и  ждать,  пока они  опорожнятся,  столько,  сколько нужно.
Поговорив немного про мои горшки, я почувствовал себя лучше, бодрее.  Горшки
не мои, но я  говорю "мои горшки", как говорю "моя кровать", "мое окно", как
говорю  "я". Тем  не менее, я замолкну. Меня утомило мое  имущество,  если я
заговорю  о  нем снова,  я  снова ослабну,  ибо неизменные  причины вызывают
неизменные следствия.  С большим  удовольствием  я поговорил бы  о  колпачке
звонка  от моего велосипеда,  о  моем  полукостыле,  верхней  его  половине,
похожей  на  детский  костыль. Я могу говорить, что в силах мне помешать? Не
знаю. Не могу.  Подумать  только, что  я,  возможно, умру  в конце концов от
голода, и это после столь успешной, на протяжении всей жизни, борьбы с такой
страшной  угрозой. Трудно в это поверить. Провидение не оставляет бессильных
стариков,  до самого конца. И  когда у них не  останется сил глотать, всегда
найдется человек, способный протолкнуть  в пищевод трубку или засунуть ее  в
прямую кишку, а затем  наполнить  ее, до отказа, витаминизированной  кашкой,
чтобы не стать  соучастником убийства. Так что  умру  я просто  от старости,
насытившись днями, как  до  потопа,  с  полным  желудком. А может  быть, они
думают, что я уже умер. Или, может быть, они сами поумирали. Я говорю "они",
хотя, возможно, это неверно. Вначале, но  это было  давно, я видел  старуху,
потом,  какое-то  время,  старческую  желтую  руку,  потом,  какое-то время,
старческую  желтую  ладонь.  Но  это  были,  по  всей  вероятности,  наемные
служащие. Действительно, временами наступает такая тишина, что земля кажется
необитаемой. Странные плоды приносит любовь к  обобщениям. Достаточно ничего
не  слышать в течение всего нескольких  дней, спрятавшись  в  норе,  слышать
только  звуки, издаваемые предметами, и  начинаешь  казаться  себе последним
человеком  на  земле. А  что если завизжать? Не  из желания привлечь  к себе
внимание,  а  просто чтобы выяснить, есть  ли здесь кто-нибудь еще. Но  я не
люблю визжать. Я всю  жизнь тихо разговаривал и неслышно ходил, как человек,
которому нечего сказать и некуда идти и которому поэтому не нужно, чтобы его
слышали и видели. Не  говоря уже о  том,  что, может быть,  нет  ни  души  в
радиусе, скажем,  ста  метров,  а потом людей становится так много,  что они
ходят  друг по другу, но приблизиться ко мне боятся. В таком  случае  я могу
визжать до посинения, и все  зря. Но тем не менее попробую. Попробовал. И не
услышал  ничего  необычного.  Впрочем,  я преувеличиваю.  Я  услышал хриплое
карканье, в  глубине дыхательного горла, как при изжоге. Потренировавшись, я
сумел бы  застонать,  прежде чем умру. Мне  больше не хочется спать.  Да и в
любом  случае, спать я не должен.  Какая  скука. Я прозевал отлив. Я говорил
уже,  что сообщаю  лишь  ничтожную часть  того, что мне приходит  в  голову?
Должно  быть, говорил. Я выбираю то, что идет к делу.  Это  не всегда легко.
Надеюсь,  выбираю   самое   важное.  Интересно,  смогу   ли  я  когда-нибудь
остановиться? Пожалуй, мне следует  выбросить грифель. Но  в  моем состоянии
вернуть его не удастся, и я могу об этом пожалеть.  Мой маленький грифель. Я
еще не  готов пойти на такой  риск, сейчас, по крайней  мере. Что же делать?
Интересно, смогу ли я исхитриться и, действуя палкой как багром, передвинуть
кровать? К тому же она, может быть, на колесиках, как многие кровати. Просто
невероятно, что эта мысль не приходила мне в голову раньше, все то время что
я нахожусь  здесь.  Мне, может  быть, удалось бы, она  такая узкая, провезти
кровать в двери и спустить по лестнице, если за  дверью есть лестница. Уйти,
убежать. Темнота -  мои  враг, в некотором смысле, но как бы  там ни было, я
могу попробовать сдвинуть кровать. Для  этого  достаточно упереться палкой в
стену и  оттолкнуться.  И  вот уже  я  вижу самого себя, делающего, в случае
успеха, небольшой круг по  комнате,  пока светло, достаточно  светло,  чтобы
отправиться в путь. К тому же,  заняв себя  таким  образом, я перестану себе
лгать.  И  потом,  как  знать,  не  прикончит  ли  меня  физическое  усилие,
посредством инфаркта.
     Я лишился палки.  Это самое  выдающееся  событие сегодняшнего  дня, ибо
снова  наступил день.  Кровать не шелохнулась. Должно  быть, в темноте я  не
нашел точку опоры. Архимед  был  прав. Sign qua  non.  Палка, соскользнув со
стены, скинула  бы меня с  кровати, если бы я ее не отпустил.  Конечно,  для
меня  было бы лучше  расстаться с  кроватью, нежели лишиться палки,  но я не
успел  об этом  подумать.  Страх падения -  источник  многих  глупостей. Это
катастрофа. Полагаю, самое мудрое сейчас - пережить несчастье, погрузиться в
медитацию и получить назидание. Именно этим человек отличается от обезьяны -
поднимаясь все выше и выше, от открытия к  открытию, он пробивается к свету.
Только сейчас, утратив палку, я до конца осознал, что именно я утратил и что
она для меня значила. А осознав это, я поднялся к пониманию Палки, свободной
от  всех  случайных  проявлений, -  о  котором  никогда не  смел  и мечтать.
Сознание   мое   расширилось.  Таким  образом,  я  уже   смутно  различаю  в
обрушившейся на  меня  катастрофе замаскированное благо. Как утешительно все
это. Катастрофа тоже,  в  своем первоначальном  смысле, без  сомнения.  Быть
погребенным в лаве и даже не поморщиться - вот это настоящий мужчина. Знать,
что в следующий раз сумеешь  проявить себя лучше, до неузнаваемости лучше, и
что следующего раза не будет, и  слава Богу, что не будет, - с таким знанием
можно идти  по жизни. Я,  кажется, использовал  палку наиболее выгодно,  как
мартышка,  которая чешет блошиные  укусы ключом от  своей клетки. Теперь для
меня очевидно, что,  используя палку более  разумно,  я сумел  бы, вероятно,
выбраться из кровати и даже, возможно, вернуться в нее, когда мне надоело бы
кататься  и  карабкаться по  полу  и ступенькам. Это  внесло бы в мой распад
некоторое разнообразие. Как  получилось, что  раньше мне это не  приходило в
голову? Не отрицаю, что  у меня не  было желания покидать  постель. Но разве
может мудрый не делать того, самой возможности чего  он даже не  подозревал?
Не представляю себе. Мудрый, может  быть. Но я? Снова день, по крайней мере,
то,  что  в  этом  помещении слывет за день. Должно  быть,  я  заснул, после
приступа  разочарования,  подобного  которому  я  давно  уже  не  испытывал.
Огорчаться  незачем,  один из  двух разбойников попал в рай,  процент, можно
сказать, щедрый. На полу,  рядом  с  кроватью, я вижу  палку, точнее, я вижу
часть  палки, как всегда видишь только часть. С тем же успехом она могла  бы
быть на экваторе  или  на  одном  из полюсов.  Нет,  не  совсем,  поскольку,
возможно, мне удастся ее как-нибудь поднять, я ведь такой изобретательный. И
значит, не все еще безвозвратно потеряно. А тем временем мне не  принадлежит
уже ничего, согласно моему определению,  если  я его  правильно помню, кроме
тетради, грифеля и французского карандаша, при условии, что он действительно
существует. Хорошо я сделал, что прекратил опись имущества, удачная мысль. Я
чувствую себя окрепшим, возможно, во сне меня покормили. Я вижу горшок, тот,
который  не  полон,  он  тоже для  меня потерян. Вне  всякого  сомнения, мне
придется  писать в постель, как в младенчестве. Скальп с меня,  полагаю,  не
снимут. Но  хватит обо  мне. Может создаться впечатление, что, оставшись без
палки, я почувствовал себя  лучше.  Кажется, я знаю, как ее вернуть.  Но мне
пришла в голову  мысль. Не лишают ли меня  супа специально, чтобы помочь мне
умереть? Не надо поспешно судить о людях. Но, в таком  случае, зачем кормить
меня  во сне?  Впрочем, вовсе не доказано, что меня кормили. Но если бы  мне
хотели помочь,  разве  не умнее было бы дать мне  отравленного супа? Большую
порцию  отравленного  супа? Возможно, они  боятся  вскрытия. Безусловно, они
смотрят  далеко вперед.  Это  напомнило мне,  что среди  моих  вещей некогда
находился  пузырек, без наклейки, с таблетками. Слабительное? Успокаивающее?
Не помню. Принять их, в  поисках успокоения, и получить  понос, да, это было
бы  досадно.  Но  такой  проблемы  не  возникает,  я  и  так  спокоен,  нет,
недостаточно,  мне  чуть-чуть  не хватает спокойствия. Но довольно  обо мне.
Сейчас я  проверю свою идею,  я  говорю о способе  вернуть палку. И если она
верна, я имею  в виду идею, то попробую, для  начала,  выбраться из постели.
Если  нет, то просто не  знаю, что  делать.  Пожалуй, навещу Макмана. Откуда
такая жажда деятельности? Я все больше и больше нервничаю.
     Однажды, гораздо позже, судя по внешнему  виду Макман очнулся, еще раз,
в  каком-то  приюте. Сначала он не  понял, что  его  забрали в приют, но как
только он обрел способность понимать слова, ему  сообщили, где  он. Сказали,
примерно, следующее: Вы находитесь  в приюте  святого  Иоанна, ваш номер сто
шестьдесят шесть. Ничего не  бойтесь,  вы среди друзей. Друзей? Ну-ну.  Ни о
чем  не  думайте, отныне  за  вас будем  думать  и действовать  мы. Нам  это
нравится.  И   поэтому   не  благодарите  нас.   Помимо  питания,  тщательно
скалькулированного так, чтобы вы были не  только живы,  но и здоровы, каждую
субботу вы будете  получать,  во  славу нашего святого покровителя, полпинты
портера и пачку жевательного табака. Затем последовал инструктаж  касательно
его обязанностей  и прав,  ибо,  осыпав его щедротами,  ему еще  и  даровали
кое-какие права. Оглушенный потоком  любезностей, а  ведь всю свою  жизнь он
избегал благотворительности, Макман не сразу понял, что  обращаются именно к
нему. Комната, или камера,  в которой он  находился, была набита мужчинами и
женщинами, одетыми в белое. Они столпились  вокруг  его  постели, и тем, кто
оказался сзади, приходилось вставать на  носки  и вытягивать шею, чтобы  как
можно  лучше рассмотреть  Макмана. Главный,  естественно,  был  мужчиной,  в
полном расцвете  сил, черты его лица в равной пропорции выражали  кротость и
суровость,  а  тощая  бороденка, несомненно,  должна была  подчеркивать  его
сходство  с  Мессией.  По  правде  говоря,  он  не  столько  читал,  сколько
импровизировал  или  декламировал, судя по бумажке, которую  держал в руках,
бросая изредка  на нее нетерпеливый взгляд. Наконец он протянул эту  бумажку
Макману  вместе  с  огрызком  химического карандаша, который  предварительно
смочил губами, и попросил расписаться, добавив, что это  лишь  формальность.
Когда Макман подчинился, то ли из страха быть наказанным в случае отказа, то
ли  потому,  что не сознавал  серьезности  совершаемого,  тот  взял  у  него
бумажку,  внимательно всмотрелся  в нее  и спросил: Мак,  как  дальше? И тут
раздался  невероятно  пронзительный  и  неприятный  женский голос:  Ман, его
фамилия  Макман. Женщина стояла у изголовья, так что видеть ее он не мог,  и
обеими руками сжимала прутья кровати. Кто  вы  такая? - спросил главный. Ему
ответили:  Да это  же Молл,  вы разве  не  видите, ее  зовут  Молл.  Главный
обернулся  в   сторону  говорящего,  посмотрел  на  него  и  опустил  глаза.
Разумеется,  сказал  он, разумеется, я  нынче  рассеян. И добавил, помолчав:
Прекрасное  имя, - не пояснив,  относятся  ли его слова к прекрасному  имени
Молл  или  к  прекрасному  имени   Макман.  Не  толкайтесь,   пожалуйста!  -
раздраженно  сказал  он.  Затем,  внезапно  обернувшись,  закричал:  Господи
помилуй, что вы все так  толкаетесь? И действительно, комнату  наполняли все
новые и новые зрители. Лично  я  ухожу, сказал  главный. И тогда все ушли, в
большой  спешке  и давке,  ибо каждый  пытался протиснуться в  дверь первым,
осталась одна Молл,  которая не  шелохнулась.  Когда  все  ушли, она пошла и
закрыла  дверь, потом  вернулась и села на стул рядом  с кроватью. Молл была
маленькая  старушка,  абсолютно  неказистая  и  лицом,  и  телом.  По   всей
видимости,  она призвана сыграть какую-то роль в тех замечательных событиях,
которые, хочу надеяться, позволят мне положить всему конец. Костлявые желтые
руки, изуродованные какой-то костной деформацией, и губы, такие вывернутые и
толстые,  что, казалось, они  съедали  половину  лица, отталкивали  от нее с
первого же взгляда. В ушах она носила,  вместо сережек, два длинных распятия
из слоновой кости, неистово раскачивающиеся при малейшем движении головы.
     Прерываюсь, чтобы  сообщить,  что чувствую  себя  великолепно.  Видимо,
горячка.
     У Макмана создалось  впечатление,  что  его вручали попечению  и заботе
этой особы.  Правильное впечатление. Ибо властями было  объявлено, что номер
сто шестьдесят шесть находится в  ведении Молл, что формально  она придается
ему. Она приносила пищу (одну большую тарелку в день, сначала горячую, потом
остывавшую), первым делом каждое утро выносила  горшок, учила мыться, лицо и
руки каждый  день,  остальные части  тела  понемногу,  в  течение недели,  в
понедельник  - ступни ног, во вторник  - ноги до колена, в среду  - ляжки, и
так далее, кульминация наступала в воскресенье, когда он мыл шею и уши, нет,
в  воскресенье  он отдыхал от  мытья. Она  подметала пол, иногда перестилала
постель  и,  казалось,  наслаждалась,   до  блеска  натирая  матовые  стекла
единственного в  комнате окна, которое никогда  не открывалось. Она сообщала
Макману,  когда он что-нибудь делал,  дозволено это или нет, а  также, когда
Макман ничего  не делал, имеет ли он  право на бездействие. Означает ли это,
что она находилась при нем постоянно? Конечно, нет, несомненно, ее ждали и в
других местах, где она давала инструкции другим. Но на первых порах, пока он
еще  не  привык  к новому  повороту  судьбы,  она, безусловно, покидала  его
довольно редко и даже наблюдала за ним часть ночи. Ее чуткость и  добродушие
становятся ясны из следующего эпизода. Однажды, вскоре после поступления, до
Макмана дошло, что на нем, вместо его привычного одеяния, длинный балахон из
грубого  полотна или, возможно, дерюги. Он тут  же принялся громко требовать
свою одежду, включая, вероятно,  и  содержимое карманов, ибо он кричал:  Мои
вещи! Мои  вещи! - снова  и снова, катаясь по  постели и хлопая ладонями  по
одеялу. Тогда Молл присела на краешек постели и положила свои руки следующим
образом: одну -  поверх руки  Макмана,  другую - ему на лоб. Она  была такая
маленькая, что  не  доставала  ногами пола. Когда он немного успокоился, она
сказала, что одежды его,  конечно же, больше не существует, и потому вернуть
ее нельзя.  Что же касается предметов,  обнаруженных в карманах, то их сочли
совершенно никчемными, годными разве что в  утиль, за  исключением маленькой
серебряной  подставки  для ножа, которую он  может  получить обратно в любое
время.  Выслушанные  заявления настолько  потрясли Макмана,  что она тут  же
поспешила  добавить, со смешком,  что она пошутила  и что на  самом деле его
одежда,  вычищенная,  отутюженная,  заштопанная,  пересыпанная   нафталином,
аккуратно свернутая и уложенная в  картонную коробку с его именем и номером,
цела, как в Английском  Банке. Но так как Макман продолжал неистово кричать,
требуя свои  вещи, словно  ни слова не понял  из того, что ему сказали, Молл
была   вынуждена  призвать  на  помощь  правила,  категорически  запрещающие
опекаемому  контакт  с  пережитками безнадзорного  существования,  разве что
когда  его  отпустят  на  волю.  Но  поскольку  Макман  продолжал  вопить  и
требовать, в  первую  очередь, шляпу, Молл вышла, заявив, что он ведет  себя
неразумно.  Вскоре  она вернулась,  держа кончиками  пальцев  вышеупомянутую
шляпу, вытащенную, вероятно, из  помойки  на краю огорода,  так как  края ее
были унавожены, и вся она насквозь прогнила. Более того, Молл  позволила ему
надеть шляпу и даже помогла  в этом, усадив его в постели и  обложив со всех
сторон подушками, чтобы ему  было удобно. Полным нежности взглядом наблюдала
она, как  успокаивается  растерянное старческое  лицо,  как  рот, скрытый  в
волосяных зарослях,  пытается улыбнуться, а щелки красных глаз то неуверенно
поворачиваются  к  ней  в  знак  благодарности,  то  устремляются  навстречу
обретенной шляпе, как поднялись его руки, чтобы покрепче  натянуть шляпу, и,
дрожа  от  волнения, медленно опустились на одеяло.  Наконец, они посмотрели
друг на друга долгим взглядом. Губы Молл открылись и раздвинулись  в ужасной
улыбке, от которой глаза Макмана забегали,  словно у  животного под взглядом
хозяина, и он, не выдержав, отвел  взгляд. Конец эпизода.  Это, должно быть,
была  та самая  шляпа,  которую  он оставил  посреди  равнины,  сходство  их
необычайно,  принимая во  внимание дополнительный  износ. Но разве не  может
оказаться,  что,  как  это  ни  странно,  перед  нами совсем  другой Макман,
несмотря  на  невероятное   сходство  (если   знать  и   учитывать  действие
быстротекущего времени), как физическое, так и  всякое иное. Ведь фактически
на нашем острове Макманов несметное количество, и,  более того, все они,  за
некоторым  исключением, гордятся,  как выяснило  недавнее исследование, тем,
что  все  как  один  происходят  из  одного  знаменитого яйца.  Поэтому  они
неизбежно  должны  напоминать  один  другого,  время от  времени,  до  такой
степени,  чтобы  смешиваться даже в сознании тех, кто желает  им добра  и не
мечтает ни о чем другом, как только различать их. Неважно, все друг на друга
похожи,  наследие  плоти  и духа одинаково, и не  надо выискивать людей: кто
жив, тот и виновен, не ошибетесь. Долго не сходил Макман с постели, не зная,
можно  ли  ему  ходить  или  даже стоять,  боясь  подвести  начальство, если
окажется, что можно. Рассмотрим сначала эту первую фазу пребывания Макмана в
приюте святого Иоанна.  Затем, если понадобится, перейдем ко второй и даже к
третьей.
     Тысячи  мелочей   я   должен  отметить.  Очень  странно,  учитывая  мое
положение,  если  я  правильно  их  толкую.  Но у  моих  записей  любопытное
свойство, наконец-то  я это понял, уничтожать  все то,  что  они имели целью
сохранить. Так что я спешу отмахнуться от странного жара (не говоря о других
явлениях), разгоревшегося кое-где в моем хозяйстве, не буду уточнять. А я-то
думал, что если что и почувствую, так только холод!
     Первую фазу, постельную,  отличало развитие отношений  между Макманом и
его сиделкой. Между ними  постепенно возникло  нечто  похожее  на  близость,
которая,  в нужный  момент, побудила  их  лечь рядом и, по мере возможности,
совокупиться.  Учитывая  возраст  и  скудный  опыт  плотской  любви,  вполне
естественно,  что им  не  удалось  с  первого  раза  создать  друг  у  друга
впечатление,  что  они созданы друг для друга. Надо было видеть, как  Макман
пытался впихнуть свой орган в орган своей партнерши, будто запихивал подушку
в наволочку,  складывая  ее  пополам и  подтыкая  пальцами.  Но,  нимало  не
отчаиваясь,  они  выполняли эту  работу с воодушевлением,  и хотя  оба  были
полные  импотенты,  сумели,  наконец,  призвав  на помощь  все  возможности,
заложенные в  коже, слизи  и воображении, выколотить из  своих вялых и сухих
слияний  некое подобие мрачного удовольствия.  Молл,  более  экспансивная на
этом  этапе, восклицала:  Ах,  если  бы  мы встретились шестьдесят лет  тому
назад! Но как долог был путь к этому восклицанию, сколько предшествовало ему
лести, тревог  и  робких  прикосновений, о которых  скажу  лишь то, что  они
помогли Макману понять смысл известной  поговорки: Двоим  любо. В дальнейшем
он усовершенствовался, овладев устным  словом, научившись  за короткое время
ронять  его вовремя  - все эти "да", "нет", "еще", "хватит", чтобы любовь не
погасла.  Ко  всему прочему,  ему представился  удобный  случаи проникнуть в
восхитительный  мир чтения,  благодаря зажигательным  письмам, которые  Молл
приносила с собой и отдавала ему.  А знания,  полученные  в школе, настолько
прочны, у  тех, кто хорошо учился, что  вскоре  Макман мог вполне обходиться
без  объяснений своей корреспондентки и понимать написанное без  посторонней
помощи, держа листки бумаги подальше  от глаз, насколько мог  вытянуть руки.
Во время  чтения Молл,  отойдя  в сторонку и  потупив  взор, говорила  себе:
Сейчас он  прочтет то место, где, - а немного спустя: Сейчас  он  прочтет то
место,  где, - и  оставалась неподвижной до  тех  пор, пока  шелест  бумаги,
возвращаемой в конверт,  не возвещал о том, что с чтением он покончил. Тогда
она поспешно  поворачивалась  к  нему, чтобы успеть увидеть, как он подносит
письмо к губам  или  прижимает к сердцу -  еще одно  воспоминание четвертого
класса. Потом  он  возвращал письмо  Молл, и она  прятала его под подушку, к
другим, уже лежащим там, собранным в хронологическом порядке  и перевязанным
розовой  ленточкой. Письма не  очень  разнились  друг от  друга  по форме  и
содержанию,  что  значительно   облегчало  Макману  прочтение  и  понимание,
например:  Возлюбленный, не проходит и дня, чтобы  я, преклонив  колени,  не
благодарила  Господа  за  то,  что  мы  встретились с тобой  при жизни,  ибо
очевидно,  что  скоро мы оба  умрем. Пусть  это  произойдет одновременно,  о
большем  я  не  прошу. Во  всяком  случае, ключ от аптечки у  меня есть.  Но
насладимся сначала, после долгого ненастного дня, этим изумительным закатом.
Ты согласен со мной? Любимый!  О, если  бы мы встретились семьдесят лет тому
назад! Нет, все, что ни делается, все  к лучшему, у нас не остается  времени
возненавидеть  друг  друга, видеть,  как  проносится  молодость,  с тошнотой
вспоминать прежние  порывы,  искать в обществе третьих лиц, ты  -  со  своей
стороны, я - со своей, то, что мы потеряли, одним  словом, у нас не остается
времени узнать друг друга. Правде надо смотреть в глаза, не  так ли, любимый
мой? Когда ты обнимаешь  меня, а  я тебя, получается, естественно, мало что,
по сравнению  с восторгами юности  и даже средних  лет. Но все относительно,
никогда не забывай  об этом, у оленя  и лани - свои  потребности, а у  нас -
свои. Впрочем, ты справляешься на удивление  неплохо, я не устаю поражаться.
Какую, должно  быть, целомудренную  и умеренную жизнь ты вел.  Я - тоже, ты,
конечно,  это заметил. Кроме того, учти, что  плоть - не есть всему начало и
конец,  особенно в нашем  возрасте. Назови мне  любовников, которые могли бы
глазами  делать столько, сколько делаем мы, а наши глаза очень  скоро увидят
то  последнее,  что  можно  увидеть, и им  нелегко оставаться открытыми,  но
сколько  в  них  нежности,  которая  независимо  от страсти  помогает нам  в
каждодневной  жизни,  когда  наши  обязанности  нас разлучают.  Учти  также,
поскольку нам нечего скрывать друг от друга, что особой красотой лица и тела
я никогда не блистала, а скорее, судя по  реакции окружающих, была уродливой
и  бесформенной. Папа  часто  повторял, что люди  обходят меня за  милю, как
видишь, его слов я  не забыла. А ты,  любимый,  даже  в  те годы, когда сама
юность вынуждает  пульс красоты биться чаще, разве ты был краше, чем сейчас?
Сомневаюсь. Но вот прошли годы, и мы едва ли  намного  безобразнее тех наших
современников,  красоте  которых  некогда  поклонялись, а  тебе удалось даже
сохранить волосы. И так как мы никогда не ухаживали и не назначали свиданий,
то сохранили,  как  мне кажется,  некоторую  чистоту и  невинность.  Мораль:
наконец  и для нас наступила пора любви, насладимся же  ею,  ибо есть груши,
созревающие в  декабре.  Не  волнуйся  по поводу  подробностей  нашей любви,
предоставь  все мне, и,  ручаюсь,  мы  еще  удивим  друг друга. В  отношении
тетибеши  я  с тобой, извини, согласиться не могу  и  считаю  целесообразным
продолжать  и дальше. Слушайся меня во  всем, и ты захочешь еще.  Постыдись,
испорченный ты человек! Ручаюсь,  что все  неудобство происходит из-за наших
старых костей.  Но ты, главное,  не волнуйся, это все пустяки. Думай лучше о
тех  часах, когда мы  лежим, обнявшись, усталые, в  темноте,  и  наши сердца
стучат в унисон, а мы слушаем песни  ветра о том, что творится на земле,  за
окном, ночью, зимой, о нас, о том, каковы мы и что это значит, и погружаемся
вдвоем в несчастье,  которое  себя не стыдится.  Так и только  так должны мы
глядеть  на  вещи. Мужайся, мой  любимый  волосатый Мак,  шлю тебе устричные
поцелуи - ты знаешь куда, твоя лизунья Молл. P.S. Я разузнала насчет устриц,
есть  надежда.  В  таком вот бессвязном  стиле  писала Молл  свои  послания,
отчаявшись, видимо, дать  выход охватившим ее чувствам через обычные каналы,
обращаясь к Макману  три-четыре раза в  неделю,  и  хотя  тот ни  разу ей не
ответил,  письменно, я  это  имею  в  виду,  зато  показывал всеми  другими,
находящимися  в  его  распоряжении,  средствами, как радуют его эти  письма.
Однако ближе к закату этой идиллии, то есть когда стало уже поздно, он начал
сочинять короткие, любопытные по  форме стихи, посвящая  их своей любовнице,
так как чувствовал, что она от него отдаляется.
     Пример.
     Мак-Косматик с милой Молли
     Ужас ночи побороли
     Их любовь ведет во мрак
     Ждет свою Лизунью Мак.
     Другой пример.
     Мак и Молл в руке рука
     Их любовь соединила
     Ковыляют как близка
     Вожделенная могила.
     Он  успел  написать десять или двенадцать стихотворений, все примерно в
одном ключе, примечательные любовной экзальтацией,  воспринятой  как  своего
рода  летальный клей -  с  чем-то  подобным  можно встретиться  в сочинениях
мистиков. Просто удивительно, что Макману удалось, за столь короткое время и
после ничего не предвещавших начинаний, подняться до таких высот. И остается
только  гадать, каких  бы  еще  высот  он достиг, познакомившись  с усладами
половой жизни не в столь преклонном возрасте.
     Я пропал. Не пишется.
     Действительно, после ничего хорошего не  предвещавших начинаний,  когда
его  чувство  к  Молл  было,  честно  признаться,  похоже на  отвращение.  В
особенности его  отталкивали ее губы,  те самые губы, разве что, быть может,
чуть-чуть  изменившиеся, которые спустя несколько месяцев он всасывал,  мыча
от удовольствия, - при одном их виде он не только зажмуривал глаза, но и для
верности заслонял лицо руками. Поэтому в тот период отношений именно Молл из
кожи вон лезла, лаская его без устали, что,  возможно,  объясняет,  почему в
конце  она выдохлась и, в свою очередь,  нуждалась в стимуляции. Если только
дело  не  в здоровье. Что,  однако, не  исключает и третьей  гипотезы: Молл,
наконец, решила,  что ошиблась  в Макмане,  приняв его за  другого, и теперь
пыталась  положить  конец их связи, но мягко, чтобы не причинить ему боль. К
сожалению,  нас  заботит  здесь  не  Молл,  которая,  как  бы там  ни  было,
всего-навсего женщина, а Макман, и не конец их отношений, а скорее начало. О
коротком  периоде  расцвета,  разделяющем  две  эти крайности,  когда  между
разгоранием страсти  одной  из  сторон  и  охлаждением  другой  установилось
временное равенство  температур, не будет упомянуто больше  ни  слова.  Ибо,
хоть и неизбежно, чтобы наличие возникало из отсутствия и им же завершалось,
неизбежность распространяться об этом отсутствует. Пусть факты говорят  сами
за  себя,  так будет  вернее. Пример. Однажды, как раз тогда,  когда  Макман
привыкал к тому,  что его любят, хотя  еще и не отвечал взаимностью, позднее
он это сделает, он  оттолкнул  лицо Молл  от  своего  под тем предлогом, что
хочет  рассмотреть ее серьги.  Когда  же она  сделала  попытку  вернуться  в
исходное положение, он снова  ее задержал, сказав первое, что  пришло  ему в
голову, а  именно: Зачем тебе два  распятия? _ выражая таким образом мнение,
что одного  более чем  достаточно. На что последовал  нелепый ответ: А зачем
два уха? Но она  добилась его прощения мгновение  спустя, добавив с  улыбкой
(улыбалась  она по малейшему поводу):  К тому  же это разбойники,  Христос у
меня во рту После  чего раздвинула челюсти  и, выпятив  толстую нижнюю губу,
показала  разрушающий своим одиночеством  однообразную  картину голых  десен
длинный   желтый   клык   с  выточенным,  видимо,  бормашиной   изображением
пресловутой искупительной жертвы. Указательным  пальцем  свободной  руки она
потрогала  его. Шатается,  сказала  она,  в  одно прекрасное утро проснусь и
обнаружу, что проглотила его, возможно, лучше вырвать. Она отпустила губу, и
та шлепнулась на место. Этот случай произвел сильное впечатление на Макмана,
и его  чувство  к  Молл резко обострилось.  С  удовольствием забавлялся  он,
проникая языком  в ее рот и блуждая им по деснам, этим прогнившим распятием.
Но чья  любовь  свободна от такого рода безвредных  вспомогательных средств?
Иногда  это  какой-нибудь  предмет,  подвязка,  подмышник.  А иногда  просто
изображение  третьего лица. В заключение несколько слов о том, как эта связь
пришла в упадок. Нет, мне не суметь.
     Истомленная  моим томлением, последняя луна, белая, единственное, о чем
жалею, нет, не то. Умереть перед ней, на ней, с ней - и обращаться, мертвому
на  мертвой,  вокруг  бедной  юдоли земной,  и  никогда  больше  не придется
умирать, покидать живущих. Нет, нет, даже не это... Луна моя здесь, внизу, в
самом низу, единственное, чего я смог возжелать. И однажды, о, скоро, скоро,
в залитую  земным  светом ночь,  под ликом  Земли,  некое  создание, умирая,
скажет,  как  я, в земном свете: Нет, нет, даже не  это, - и умрет, не найдя
ничего, о чем стоило бы пожалеть.
     Молл. Я убью ее. Она продолжала ухаживать за  Макманом, но  была далеко
уже не та.  Кончив уборку, она садилась на стул посреди комнаты и сидела, не
шевелясь. Если он звал ее, она подходила, присаживалась на краешек постели и
даже не  противилась  его  ласкам,  но было  ясно, что  мысли  ее далеко,  а
единственное желание -  вернуться на стул, принять ставшую уже знакомой позу
и продолжать медленно поглаживать  двумя  руками  живот.  К  тому  же от нее
теперь пахло.  Она  и  раньше  не источала  ароматов,  но  между отсутствием
аромата и вонью, которой теперь от нее разило, лежит пропасть. Кроме того, у
нее появились частые приступы  рвоты. Повернувшись  к любовнику  спиной так,
что  он видел только  подергивающуюся  спину, она подолгу блевала на пол. Ее
извержения  иногда  оставались на  полу часами, пока она не находила  в себе
силы  подняться и принести все  необходимое  для уборки. Будь она на полвека
моложе, ее  приняли  бы  за беременную.  Одновременно  с  этим у нее  начали
обильно  выпадать волосы,  и она  призналась Макману, что теперь  боится  их
расчесывать,  чтобы  совсем не облысеть. Он подумал  с удовлетворением:  Она
говорит мне все. Но это были пустяки по сравнению с тем, как менялся цвет ее
лица,  от  бледно-желтого  к  желто-коричневому.  Но как  она ни  подурнела,
желание  Макмана  обнимать   свою  любимую,  насквозь  зловонную,  лысую   и
страдающую  рвотой,  ничуть не ослабло.  И он,  безусловно,  обнимал бы ее и
дальше, если бы она этому  не противилась. Понять его можно (ее  тоже). Ибо,
встретившись со своей  единственной любовью, подарком чудовищно затянувшейся
жизни,  человек,  естественно,  желает  насладиться,  пока  не  поздно, этим
чувством  и решительно  отвергает  капризы и  придирки,  допустимые  у людей
малодушных, но презираемые истинной любовью. И хотя все указывало на то, что
Молл больна, Макман считал, что она попросту  его больше не любит. Возможно,
было что-то и от этого. Во всяком случае, чем больше шла на убыль ее любовь,
тем  больше Макман хотел  прижимать ее  к своей груди, что, само по себе, по
меньшей  мере  любопытно  и необычно, и  заслуживает упоминания.  Когда  она
поворачивалась  и смотрела  на него (время  от времени  она  это еще делала)
глазами,  в  которых,  как  ему  казалось. он читал  безграничную жалость  и
любовь,  тогда  словно  какое-то безумие  овладевало  им.  и Макман  начинал
колотить кулаками  по груди, по голове и  даже по матрацу, корчась от боли и
громко завывая, надеясь, что она пожалеет  его, подойдет и утешит, и  осушит
его глаза, как в  тот день, когда он потребовал  шляпу. Но  нет, все было не
так, как  когда-то. Он  плакал без злобы, и без  злобы  бил  себя в грудь, и
корчился, она же не пыталась ему помешать и  даже  уходила из комнаты, когда
все это ей надоедало. Тогда, оставшись совсем один, он продолжал вести  себя
как безумный, что доказывало, не правда ли, его  искренность, если, конечно,
он  не подозревал, что она подслушивает под дверью, и когда наконец он снова
успокаивался,  то  долго  оплакивал  свое  былое  безразличие  к  прибежищу,
милосердию  и  человеческой нежности. Его непоследовательность  доходила  до
того,  что он спрашивал  себя, имеет ли вообще кто-либо  право  заботиться о
нем.   Одним  словом,   ужасные  дни,  для  Макмана.   Для  Молл,  вероятно,
естественно, безусловно, тоже. Именно в то время она  потеряла свой зуб.  Он
выпал сам, к  счастью,  днем,  так  что она  смогла найти  его и  спрятать в
надежное место. Когда она рассказала об атом, Макман сказал себе: Раньше она
бы  мне его  подарила  или  хотя  бы  показала. Но  немного спустя  добавил,
во-первых:  То,  что  она  рассказала  мне об  этом,  хотя  могла  бы  и  не
рассказывать,  - знак  доверия и любви,  - и во-вторых: Но я  бы  все  равно
узнал, увидев ее открытый  рот в разговоре или  улыбке, - и наконец:  Но она
больше  не  разговаривает  и  не  улыбается.  Однажды  утром вошел  мужчина,
которого он никогда  раньше не видел,  и сказал, что Молл  умерла.  Что  же,
одной меньше Звать меня Лемюэль, сказал он, хотя родители мои были, кажется,
не евреи. Отныне вы находитесь под моим попечением.  Вот ваша каша. Кушайте,
пока горячая.
     Последнее  усилие.  Лемюэль   производил  впечатление  человека  скорее
тупого, чем злобного, но все же был достаточно злобным. Когда Макман, вполне
понятно, все более и более обеспокоенный  своим положением и, самое  главное
научившийся выбирать и довольно понятно изъяснять кое-что из того немногого,
что  приходило ему в  голову,  когда Макман, я говорю,  задавал  вопрос, ему
редко случалось получить немедленный  ответ. Когда,  например, он  спрашивал
Лемюэля,   является  ли   приют  святого  Иоанна  частным   заведением   или
государственным,  богадельней для престарелых  и  немощных  или  сумасшедшим
домом,  и  можно  ли  надеяться выйти отсюда когда-нибудь,  и что  конкретно
необходимо для этого, тот надолго, на десять минут, а то и на четверть часа,
погружался в глубокое раздумье,  не двигаясь, разве что, если хотите, скребя
в голове или под мышкой,  словно подобные вопросы никогда не приходили ему в
голову, или,  возможно, думая о чем-то другом. А если Макман, от  нетерпения
или,  возможно,  боясь, что  его не поняли,  осмеливался  повторить  вопрос,
властный  жест повелевал  ему замолчать. Таков был  Лемюэль,  с определенной
точки зрения. Или же он кричал, с неописуемой нервозностью топая ногами: Дай
мне  подумать, ты, срань! В конце концов он говорил обычно, что не знает. Но
был он  подвержен и  почти гипоманиакальным приступам  добродушия.  Тогда он
добавлял:  Но  я наведу  справки.  И вынимая  записную  книжку,  толщиной  с
вахтенный   журнал,  записывал,  бормоча:   Частный   или   государственный,
сумасшедшие  или как я, как  выйти -  и так далее. После этого Макман мог не
сомневаться, что ответа  не получит уже никогда. Встать я могу? - спросил он
однажды.  Еще при жизни Молл он выражал  желание подняться и выйти на свежий
воздух, но робко, как  человек, который просит достать ему луну. И тогда ему
отвечали, что  если  он  будет  вести  себя хорошо, то, безусловно,  получит
когда-нибудь разрешение подняться и подышать чистым воздухом равнины, и  что
тогда  в  большом  зале,  где  на  рассвете, прежде чем  приступить  к своим
обязанностям,  собирается персонал,  на  доске  объявлений  появится  листок
бумаги с  надписью: Сто  шестьдесят шестой -  подъем и прогулка.  Ибо, когда
дело доходило до выполнения постановлений, Молл была неумолима, голос закона
звучал  в ее  сердце громче голоса любви, если они раздавались одновременно.
Так,  устриц,  например,  в  которых  Правление  отказало,  призвав  Молл  к
соблюдению параграфа, по которому устрицы  запрещены,  хотя  она легко могла
протащить  их контрабандой,  Макман  так  и  не увидел. Лемюэль, значительно
превосходя Молл суровостью, был не только не сторонником писаных законов, но
даже, кажется, и знаком с ними  не был. Более того, у стороннего наблюдателя
мог возникнуть вопрос, в своем ли он уме. Он либо сидел не шевелясь, в тупом
изумлении, либо слонялся нетвердой походкой, тяжело топая, размахивая руками
и что-то яростно, но нечленораздельно бормоча. Память терзала  его, сознание
населяли ядовитые змеи,  он  боялся своих  мыслей, но  не думать не  мог. Он
кричал, испытывая душевные муки,  и точно так же кричал в предчувствии новых
страданий.  Физическая же  боль,  напротив, казалось, приносит ему  заметное
облегчение.  Однажды, закатав штанину,  он показал Макману голень,  покрытую
синяками, шрамами и ссадинами. После чего ловко,  одним движением, извлек из
внутреннего  кармана молоток  и  нанес себе,  в место наибольшего  скопления
старых ран, удар такой силы, что  повалился  на пол или,  лучше сказать,  на
лицо.  Но все  же с  большей  готовностью и охотой он бил себя  молотком  по
голове, и  это  понятно, так как в  голове костей  тоже хватает,  к боли она
чувствительна, и не попасть в  нее  трудно, - вместилище всех бед и мучений,
так  что бить ее гораздо  приятнее, чем,  например, ногу, которая в жизни не
причинила  тебе  никакого  вреда,  по-человечески  это  понятно.  Встать!  -
закричал Макман. - Я хочу  встать! Лемюэль остолбенел.  Что? -  прорычал он.
Встать! - кричал Макман. - Хочу встать! Хочу встать!
     Меня  посетили. Слишком  хорошо шли мои  дела. Я забылся,  потерялся. Я
преувеличиваю.  Дела  шли  не слишком плохо. Меня  здесь  не  было.  Страдал
другой. Тогда меня и посетили. Чтобы  вернуть к умиранию. Как  им угодно. На
самом  же  деле  они не знают,  как  и я,  но им  кажется, что  знают.  Мимо
пролетает самолет,  совсем низко над землей, и  шум его похож на  гром. Шум,
который  он  издает,  совсем  не  похож на гром,  говорят "гром", но так  не
думают, слышен  оглушительный, быстро  стихающий  звук, и  больше ничего, не
похожий ни  на  какой другой.  Здесь я  услышал  его,  безусловно,  впервые,
насколько  мне известно.  Но  за свою жизнь самолетов  я наслушался. И  даже
видел их  в полете, видел, как летел самый первый самолет, а под конец видел
и  самые  последние  модели,  ну,  конечно,  не  самые  последние, но  самые
предпоследние, самые  третьи с  конца.  Я присутствовал при одной из  первых
мертвых петель,  клянусь. И  не  боялся. Петлю делали над  ипподромом.  Мама
держала меня за руку. Она  повторяла: Какое чудо, какое чудо. В дальнейшем я
переменил свое  мнение. Мнениями мы часто  не  сходились.  Однажды мы шли по
дороге,  взбираясь  по  склону  необычайной  крутизны, недалеко от  дома,  я
полагаю, в моей памяти полно крутых холмов, все они перепутались. Я спросил:
Небо  дальше, чем  кажется, да,  мама?  Я спросил без  всякой задней  мысли,
просто подумал о тех милях, которые отделяют меня от неба. Она ответила мне,
своему сыну: Небо именно там, где кажется.  Она была права, но  в тот момент
ее ответ меня ошеломил. Я до сих пор вижу это место, напротив дома Тайлеров.
Тайлеры выращивали овощи на продажу. Хозяин был одноглаз и носил бакенбарды.
В таком духе. Ну-с, оттуда было видно море, острова, мысы, перешейки, берег,
простирающийся  на север и на юг,  изогнутые молы.  Мы возвращались домой от
мясника.  С  мамой?  Возможно,  это совсем  другая история, рассказанная мне
человеком,   которому   она   показалась  забавной.   Сколько  историй   мне
порассказали,  было  время.  И все  забавные, ни  одной  незабавной. И вот я
здесь,  по уши в дерьме. С  другой стороны,  надо  мной  только что пронесся
самолет, возможно,  со скоростью двести  миль  в час.  Неплохая скорость для
нашего времени.  Я с ним,  мысленно, конечно. С  чем я только не был заодно,
мысленно. Физически нет. Не  такой уж я  дурак. Во всяком случае,  программа
есть.  Конец программы. Им  кажется, они  могут меня  запутать,  отвлечь  от
программы. Сучьи ублюдки, кто бы они ни были. Вот она, программа. Посещение,
различные замечания.  Продолжение Макмана,  вернувшаяся агония,  продолжение
Макмана, после чего - смесь Макмана и агонии, как можно  дольше.  Выполнение
программы зависит не  от  меня, грифель не бесконечен,  тетрадь тоже, Макман
тоже,  я тоже, не судите по внешности. И  пусть все это будет  уничтожено, о
большем я в настоящий  момент  и не прошу.  Посещение.  Меня  изо  всех  сил
ударили по голове. Вероятно, он находился рядом уже некоторое время. Человек
не может ждать до  бесконечности, он привлекает к себе внимание  как может -
это так  понятно.  Не сомневаюсь,  что  он, как положено,  предупредил меня,
прежде чем ударить. Я не знаю, что ему было нужно. Его уже нет. И  все-таки,
что за  мысль,  бить  меня  по  голове! С тех  пор  свет стал  казаться  мне
причудливым,  о, я никого не  обвиняю, тусклым и,  одновременно, лучезарным,
возможно, у меня сотрясение мозга. Рот его  открывался, губы двигались, но я
ничего не слышал. Вполне  вероятно, он ничего и  не сказал. Я же  не глухой,
самолет  тому  свидетель,  если  я ничего  не  слышу, то только  потому, что
слышать нечего. Но не исключено, что жизнь  притупила мою чувствительность к
специфически человеческим звукам. Сам я, например, звуков не  издаю, хорошо,
хорошо, этот вопрос мы обсуждать сейчас не  будем,  ни малейших. И все  же я
тяжело дышу,  кашляю,  стону  и  глотаю под  самым  моим ухом,  могу  в этом
поклясться. Другими словами,  не знаю, чему я обязан честью.  Вид у него был
взбешенный. Должен ли  я его описывать? Почему бы и нет? Это может оказаться
важным. Разглядел  я  его  хорошо.  Черный  костюм старомодного покроя  или,
возможно, снова ставшего модным, черный галстук, белоснежная сорочка, жестко
накрахмаленные  манжеты, почти  полностью  скрывающие  руки,  набриолиненные
черные волосы,  длинное,  унылое,  лишенное  растительности,  бледное  лицо,
мрачные  тусклые глаза, рост и сложение средние,  котелок,  бережно прижатый
кончиками   пальцев  к  животу,   а  затем  внезапным  и  точным   движением
нахлобученный  на  голову. Складной метр высовывался  из нагрудного  кармана
вместе   с  краешком  белого  носового  платка.  Сначала  я  принял  его  за
гробовщика, раздраженного преждевременным вызовом. Он побыл у меня некоторое
время,  часов  семь,  не  меньше.  Возможно,  он  надеялся,  что  я,  к  его
удовлетворению, испущу дух до  его ухода, что, вероятно, сэкономило  бы  ему
время  и  труды.  На  мгновение  мне  показалось,  что  он  собирается  меня
прикончить. Тщетная надежда, это назвали бы преступлением. Покинул он меня в
шесть  часов,  должно  быть,  рабочий  день  кончился. С тех пор  свет  стал
казаться мне причудливым. То есть он ушел первый раз, спустя несколько часов
вернулся,  после  чего скрылся навсегда.  Должно быть, он  пробыл у  меня  с
девяти до двенадцати и с двух до шести, теперь я  это понимаю. Он непрерывно
посматривал  на  часы,  большие старинные  карманные  часы в  виде луковицы.
Возможно, завтра он вернется. Ударил он меня утром, по всей видимости, около
десяти. В полдень он до меня не дотронулся, впрочем, я увидел его не  сразу,
когда  я его заметил, он занял уже позицию у самой постели. Я говорю об утре
и  о полудне, о таком-то часе и о таком-то, ибо,  решив  рассказать о людях,
необходимо поставить себя на их место, а это  совсем нетрудно. Единственное,
о чем никогда  нельзя говорить, так это о счастье, ничего другого мне сейчас
в голову  не приходит.  Пусть  лучше  и  не приходит.  Стоя  у  кровати,  он
пристально на меня смотрел. Увидев,  что  губы  мои  шевелятся,  - я пытался
заговорить - он нагнулся.  Мне  нужно  было кое-что у него попросить, палку,
например. Он  бы, конечно,  отказал. Тогда, в  отчаянии ломая руки  и  роняя
слезы, я умолял бы его о палке  как об  одолжении. Меня спасла  от  унижения
афония.  У меня пропал голос, окончательно, со всем отсюда вытекающим. Я мог
бы написать на тетрадочном листе и показать ему:  Пожалуйста, отдайте палку,
- или: Будьте добры вернуть  мне палку. Но  я спрятал тетрадь  под простыню,
чтобы он не отнял ее у  меня. Я  сделал это, не подумав о том, что некоторое
время  он  находится  уже рядом (в противном  случае он не ударил бы  меня),
наблюдая, как  я  пишу,  ибо  я,  должно  быть,  писал,  когда он  вошел, и,
следовательно, имел возможность без труда  отобрать у меня тетрадь,  если бы
захотел,  и совсем забыв, что он  на меня смотрит,  когда  я прятал  ее,  и,
следовательно, моя предосторожность, в итоге, привлекла его внимание к  тому
самому предмету, который я так хотел от него  скрыть. Есть над чем подумать.
Все,  чем я  обладал в этом мире, у меня отнято, за исключением тетради, вот
почему я так трясусь над ней - чисто человеческое чувство. Грифель тоже, все
время забываю про грифель, но что такое грифель без бумаги? Он, должно быть,
сказал себе  за обедом:  Сегодня отберу у него тетрадь, кажется,  он над ней
трясется.  Но когда  он вернулся с  обеда, тетради уже не  было в том месте,
куда,  как он  видел,  я  положил ее, этого  он  не предвидел. Его  зонт,  я
упоминал о зонте? - плотнее свернутого в жизни не видел. Перебрасывая его из
руки  в руку каждые несколько  минут, он  опирался  на него, стоя у постели.
Потом зонт  согнулся. Он использовал его, поднимая  мои одеяла. И я подумал,
что именно зонтом он собирается меня убить, острым концом, достаточно только
погрузить его  в сердце. Преднамеренное убийство, сказали бы люди. Возможно,
он  вернется завтра,  лучше вооруженный  или с  помощником,  после  того как
хорошо познакомится с планом  дома и прилегающего к нему участка. Но если он
следил за мной, то и я следил за ним, мне кажется, мы смотрели друг на друга
в  упор, буквально  часами, не  моргая. Он,  вероятно,  вообразил, что может
пересмотреть  меня, старого и немощного. Жалкий кретин. Я так давно не видел
двуногих  существ  этого вида,  что  у меня,  как говорится,  глаза  на  лоб
полезли. Я сказал себе: Так я скоро и  деревья увижу! А  какие у них лица! Я
забыл. Один раз, видимо, его допек запах, и  он втиснулся в промежуток между
кроватью и стеной и попытался открыть окно. Но  не смог. Утром я не сводил с
него глаз. Днем ненадолго уснул. Не знаю, что он делал, пока я спал, рылся в
моем имуществе, возможно, зонтом, вещи сейчас  разбросаны по полу. Мне вдруг
показалось, что его прислали  из похоронного бюро. Те, благодаря  кому я жив
до сих пор,  проследят,  несомненно,  и  за тем,  чтобы  меня похоронили без
лишних проволочек.  Здесь  наконец  лежит  Макман - и даты,  чтобы сообщить,
сколько времени он тянул,  пока не  отпросился, и чтобы выделить  его  среди
бесчисленных  однофамильцев,  населяющих  наш  остров и  не сошедших  пока в
могилу. Смешно сказать, но  я  ни  одного из них не встречал,  насколько мне
известно, ни  одного.  Однако  время еще есть.  Здесь лежит негодник,  росту
шести футов, и черт с  ним.  Так  продолжалось  около получаса. После чего я
примерял ему другие занятия, одинаково безуспешно. Странное желание - знать,
что делают люди, чем они зарабатывают на жизнь и чего хотят от вас. Несмотря
на легкость, с какой он носил черный костюм  и манипулировал зонтом, а также
на  непревзойденное мастерство в обращении со шляпой, у  меня создалось,  на
некоторое время,  впечатление, что он переодет,  но из чего, если можно  так
выразиться, и во что? В какой-то момент, в еще один,  он казался испуганным,
ибо дыхание его участилось, и он отодвинулся от постели. И тогда я увидел на
его ногах коричневые ботинки, которые шокировали меня настолько, что словами
этого не передать. Их обильно покрывала еще не запекшаяся грязь, и я спросил
у себя: Сквозь  какие трясины пришлось ему пробираться, чтобы  достичь меня?
Вероятно, он что-то ищет, интересно узнать что. Я  решил  вырвать из тетради
один  лист,  воспроизвести  на нем, по памяти, нижеследующее и  показать ему
завтра, или сегодня,  или  когда-нибудь в  другой раз, если он  когда-нибудь
вернется. 1. Кто Вы? 2. Чем Вы зарабатываете на жизнь? 3. Вы что-то ищете? А
еще что?  4. Почему Вы  не в духе? 5. Я Вас обидел? 6. Вы  знаете что-нибудь
обо мне? 7.  Вы  поступили нехорошо, ударив меня. 8. Дайте  мне палку. 9. Вы
работаете на себя? 10. Если нет, то кто Вас посылает? 11. Положите мои  вещи
туда, где Вы их взяли. 12. Почему мне прекратили подавать суп? 13. Почему не
выносят мои горшки?  14. Как по-Вашему,  долго ли я еще протяну? 15.  Могу я
попросить Вас об одном  одолжении? 16. Ваши условия принимаю  безоговорочно.
17. Почему Вы в коричневых ботинках и  откуда на них грязь? 18.  Не могли бы
Вы одолжить мне огрызок  карандаша? 19.  Пронумеруйте  Ваши ответы.  20.  Не
уходите, я еще не кончил. Одной страницы хватит? У меня их осталось немного.
Можно  заодно  попросить  резинку.  21.   Не  могли  бы  Вы   раздобыть  мне
старательную  резинку?  Когда он ушел,  я сказал себе: Абсолютно уверен, что
где-то его раньше видел. А люди, которых я видел, видели меня тоже, за это я
ручаюсь.  Но о ком нельзя сказать: Я  знаю этого человека?  Веду себя глупо,
болтаю  какую-то чушь. К  тому же вечером, до утра  еще  далеко. Смотреть на
него я перестал, привык к нему. Я думал о нем непрерывно, пытаясь понять, но
смотреть  и одновременно думать невозможно. Я  даже не заметил, как он ушел.
Нет, он  не исчез внезапно, на  манер  призрака, ни в коем  случае, я слышал
звуки,  которые  он издавал,  позвякивание цепочки, когда  он  вынимал часы,
уверенные удары  зонтом  по полу,  поворот  кругом,  быстрые шаги в  сторону
двери,  чуть  слышный  скрип, когда  она  закрылась, и, наконец,  извещаю  с
прискорбием, веселое и  озорное посвистывание,  смолкающее  вдалеке.  Что  я
опустил?  Мелочи, пустяки. Они вспомнятся позже, объяснят более ясно то, что
случилось, и я скажу: Ах,  если бы я знал это раньше, теперь слишком поздно.
Да, мало-помалу он весь предстанет передо мной таким, каким был, или  таким,
каким  должен был быть, и  тогда  я  смогу  сказать, снова  сказать: Слишком
поздно, слишком поздно.  Вот вам мои предчувствия.  А может быть,  он просто
первый  из  целого ряда  разнообразных  посетителей. Они будут  сменять друг
друга, бесчисленное множество. Завтра, возможно, на посетителе будут гамаши,
рейтузы  и клетчатая шапочка, в руке  - хлыст  вместо зонта,  а в петлице  -
подковка.  Все  люди, которые  когда-либо попадались мне  на глаза,  крупным
планом или  издали, будут маршировать  мимо,  это  очевидно. Среди них могут
оказаться даже женщины и дети, они  тоже попадались мне на глаза, у них тоже
будет на что опереться и чем порыться в моих вещах, для начала  они  треснут
меня  по голове, а остаток дня  будут  пялить на меня  глаза,  злобно или  с
отвращением.  Мне следует пересмотреть составленный вопросник  так, чтобы он
подходил  для  любого  из   них.  Возможно,  кто-нибудь  однажды,  забыв  об
инструкциях,  подаст  мне  палку. Или, быть может,  мне  удастся кого-нибудь
поймать, маленькую девчушку, например, полупридушить  ее, на три четверти, и
душить  до  тех пор, пока  она не пообещает мне отдать  палку, принести суп,
вынести  горшок, поцеловать  меня,  приласкать,  улыбнуться,  подать  шляпу,
остаться со мной, пойти за  гробом, рыдая в платок, это было бы прекрасно. Я
такой хороший человек, в  глубине души, такой хороший, как же случилось, что
никто  этого не заметил? Девчушка будет лежать вместе  со мной  на носилках,
раздеваться  на  моих  глазах,  спать  рядом,  принадлежать  только  мне,  я
перегорожу дверь кроватью, чтобы она  не  убежала, но она выбросится в окно,
когда узнают, что она  со мной, принесут две порции супа, я научу ее любви и
ненависти, она  никогда меня не забудет, я  умру счастливый, она закроет мне
глаза и, согласно инструкциям, вставит  в задницу  затычку.  Полегче, Мэлон,
отдохни, старый развратник. Кстати, сколько можно голодать, не причиняя себе
вреда? Лорд-мэр Корка протянул  очень долго, но он был  молод, и у него были
политические   убеждения,   человеческие,  вероятно,  тоже,  самые   простые
человеческие убеждения. И время от времени он позволял себе глоток  воды, по
всей видимости, с  сахаром. Воды,  сжальтесь надо  мной! Как  случилось, что
меня  не  мучит  жажда?  Должно  быть,  жидкость  производится  внутри,  мои
секреции. Да, давайте поговорим немного обо мне, отдохнем от этих мерзавцев.
Что  за свет! Предвкушение рая? Голова моя! В огне, полыхает кипящим маслом.
От чего же  я  умру, в  конце концов? От  кровоизлияния в мозг? Это  было бы
последней  каплей. Боль  почти  невыносима, клянусь душой. Голова раскалена.
Смерть, должно  быть,  принимает меня за  кого-то другого.  У меня сердечная
недостаточность,  была  же сердечная  недостаточность у  спичечного  короля,
Шнайдера, Шредера, не помню. Сердце тоже горит,  от стыда, за себя, за меня,
за них,  от стыда за все, и только не стыдится, разумеется, биться. Пустяки,
это нервы.  Как  знать, не  откажет ли, в конце концов, первым  мое дыхание.
Такие хриплые шумы при каждом вдохе и выдохе. Окно  возвещает о начале  дня,
по небу  несутся  разорванные в  клочья тучи. Мне  хорошо, я далек от  этого
литого  мрака.  Да,  мои  последние  вздохи хуже, чем могли бы быть, мехи не
желают  работать,  я  задыхаюсь, видимо,  в  воздухе мало кислорода.  Пигмей
Макман,  укрывшись за  огромными черными  жестикулирующими  соснами,  глядит
вдаль,  на бушующее море. Остальные тоже здесь,  или  за  окнами, как  я, но
стоят  на  ногах, они, должно быть, в  состоянии двигаться,  или их двигают,
нет, не как я,  они  никому  не могут помочь, а прижались к дрожащим тополям
или  замерли  за  окнами,   прислушиваясь.  Возможно,  сначала  мне  следует
покончить с собой,  насколько, естественно,  такое возможно.  Скорость моего
вращения,  понятно, значительно усложняет положение, но, вероятно, она может
только возрасти, это надо обдумать. Нота бене, добавить к вопроснику: Если у
Вас  случайно имеется спичка,  зажгите ее.  Как случилось,  что я  не слышал
того, что  он мне говорил, но при  этом  слышал, как, уходя, он насвистывал?
Возможно, он только делал вид,  что разговаривает  со мной, хотел  заставить
меня  думать, что я оглох.  Слышу ли я что-нибудь, в настоящий момент? Дайте
подумать.  Ответ отрицательный. Ни ветра, ни  моря,  ни бумаги,  ни воздуха,
который я с таким трудом выдыхаю. Но этот отовсюду несущийся шум, похожий на
многократно   отраженный  шепот?  Не  понимаю.  Далекой  рукой  пересчитываю
оставшиеся  страницы.  Их  хватит. В  этой  тетради  -  моя  жизнь,  в  этой
ученической тетради, мне понадобилось много времени, чтобы уместиться в нее.
И все же я ее не выброшу. Я хочу вписать в нее, в последний раз, тех, кого я
звал на  помощь, но плохо, они не услышали, и теперь все они исчезнут вместе
со мной. А сейчас отдых.
     В тяжелом полосатом плаще до пят  поверх длинной рубашки Макман гулял в
любую погоду, с утра до ночи.  Не  раз и не два его  были вынуждены искать с
фонарями,  чтобы  вернуть в  камеру,  ибо он  оставался  глух  как к  ударам
колокола, так и  к крикам  и угрозам, сначала Лемюэля,  а потом  и остальных
стражей.  Тогда смотрители, в  своих белых одеждах, вооружившись  палками  и
фонарями, высыпали  из  помещений и прочесывали рощи и заросли  папоротника,
клича  беглеца  по имени  и угрожая ужасными карами, если  он немедленно  не
сдастся. Но наконец они заметили, что он прятался, если он прятался, в одном
и том же месте,  и,  следовательно, напрягаться нет нужды. С тех пор Лемюэль
один,  молча, как всегда, когда он знал,  что делать, шел прямо к кусту, под
которым залегал Макман. Мой Боже. И часто они  оба оставались  там некоторое
время, под кустом, прежде чем вернуться назад, тесно  прижавшись, ибо  места
было мало, возможно, прислушиваясь к ночным шорохам, совиным крикам, ветру в
листьях, морю, когда оно поднималось достаточно высоко, чтобы донести до них
свой  голос,  и  к  другим  ночным  звукам, которых  не  распознать.  Иногда
случалось, что  Макман, не выдержав общества, возвращался один в свою камеру
и сидел  там,  пока  к нему не присоединялся Лемюэль, гораздо позже. Это был
истинно  английский парк, хотя и  далеко от Англии,  запущенный и  заросший,
деревья, кусты, полевые цветы, сорняки воевали друг с  другом  за место  под
солнцем. Однажды  вечером  Макман  вернулся  в  камеру  с  суком  от  сухого
ежевичного куста пользуясь им как палкой. Лемюэль вырвал у него сук и ударил
его  несколько раз, а  потом еще  и еще,  нет, лучше не так,  Лемюэль позвал
сторожа по имени Пат, законченную скотину, жестокого и тупого человека, хотя
и тщедушного  на  вид, и  сказал ему: Пат, ты  только посмотри. И Пат вырвал
палку  у Макмана, который,  видя, какой оборот принимает дело, крепко держал
ее, прижимая к себе, и бил его до тех пор, пока Лемюэль не велел прекратить,
и даже  некоторое время после этого. Все это молча. Несколько  позже Макман,
принеся с прогулки гиацинт, который  выдернул вместе  с луковицей и корнями,
думая, что  так его удастся сохранить дольше,  чем  если просто сорвать, был
сурово наказан,  Лемюэль что  было  силы  вырвал  у  него из  рук  цветок  и
пригрозил снова позвать Джека, нет. Пата,  Джек - это совсем другой  сторож.
Однако то, что Макман  почти уничтожил куст, из породы лавровых, под которым
прятался,  ни  разу  не  вызвало на его  голову ни  малейшего  упрека. Это и
неудивительно,  против  него  не  было  улик.  Если  бы  его  спросили,  он,
безусловно, сказал бы правду, потому  что не подозревал, что  сделал  что-то
плохое.  Но они, вероятно,  полагали, что  он будет изворачиваться  и лгать,
решительно все отвергая, и, значит, бессмысленно задавать ему вопросы. Кроме
всего прочего, в приюте  святого Иоанна вопросы задавать не любили, а просто
принимали строгие меры или же не принимали, в соответствии со своей странной
логикой. Ибо, если задуматься, на каком юридическом основании  цветок в руке
означает, что его сорвал именно тот, кто его держит? Или сам факт публичного
обладания цветком является уголовным преступлением, аналогичным преступлению
укрывателя  или скупщика краденого?  А если  и  так, то не лучше  ли прямо и
откровенно поставить в известность об этом всех заинтересованных  лиц, чтобы
чувство вины не просто следовало за  преступным актом, но предшествовало ему
и его  сопровождало. Проблема.  Но  как мило  поставленная, по-моему,  очень
мило. Благодаря белому плащу с голубыми, как на мормышке, полосками, спутать
Макмана,  с одной  стороны,  и Лемюэлей,  Патов  и Джеков,  с  другой,  было
практически невозможно.  Птицы. Многочисленные  и  всевозможные,  они жили в
густой листве  целый год, если кого и боясь, то только своих же сородичей, и
те, что зимой или летом  улетали в другие климатические зоны, возвращались к
следующей зиме или  лету,  приблизительно. Воздух переполнялся  их голосами,
особенно на рассвете  и в сумерках,  и  те,  что по  утрам  улетали  стаями,
вороны,  например, и  скворцы на  далекие  пастбища,  радостно  возвращались
вечером того  же  дня  в свое  убежище,  где  их встречали.  В грозу в парке
собиралось много чаек, которые отдыхали здесь по пути на материк.  Они долго
кружились в  безжалостном  воздухе,  с  пронзительными и  гневными  криками,
потом, не доверяя деревьям,  садились на траву или крыши домов. Но все это к
делу не относится, как и очень многое  другое. Все это лишь отговорки: Сапо,
птицы, Молл,  крестьяне, те  горожане, которые  ищут друг друга или друг  от
друга бегут, мои сомнения,  которые мне не интересны, положение, в котором я
нахожусь, мое имущество,  все это лишь отговорки, чтобы избежать сути, уход,
безропотное  погружение  в  глубину,  без единого всплеска, хоть это и может
досадить купальщикам.  Да,  что  толку  притворяться,  тяжело  все покидать.
Измученные ужасом глаза  смиренно приникают ко всему,  о чем они  так  долго
молили, творя последнюю молитву, истинную молитву, наконец, в которой  ни  о
чем не просят. И тогда слабый вздох удовлетворения воскрешает давно отжившие
желания, и в молчаливом мире рождается шепот, ласково упрекающий  в  слишком
позднем  отчаянии.  Последнее слово, последнее  напутствие. Попробуем иначе.
Чистый
     Продолжай. Чистый воздух плато. Да,  это было  плато,  Молл не солгала,
или, скорее,  курган  с  пологими склонами.  Вся  вершина  его  принадлежала
учреждению  святого  Иоанна,  ветер  там дул почти  не переставая и от этого
ветра  гнулись  и  стонали  величавые деревья, ломались  сучья, приходили  в
смятение  кусты, хлестал по земле папоротник, стлалась трава, и далеко прочь
улетали, кружась, сорванные листья и цветы, надеюсь не забыл ничего. Хорошо.
Владение окружала  высокая  стена, не  закрывая, однако,  перспективу,  если
только не подходить к ней близко. Возможно ли это? Почему же нет, ведь земля
поднималась, ее верхняя точка получила название Скалы, поскольку завершалась
скалой.  Оттуда открывался прекрасный вид на равнину, море,  горы, городские
дымы  и  приютские строения, казавшиеся огромными, несмотря  на удаленность,
кишащие  снующими  туда-сюда   точками  и  крапинками,  то  есть  сторожами,
входящими  и  выходящими,  а  также,  чуть  было  не  сказал:  заключенными.
Обозреваемые с такого  расстояния полосатые плащи теряли полосы и вообще  не
походили  на  плащи, так что наблюдателю  оставалось только  сказать,  когда
проходило  первое  удивление: Я вижу мужчин и женщин,  людей -  и добавить к
этому было нечего. Ручей с  перекинутыми через  него мостками - да  ну его к
чертям, этот сраный пейзаж! Откуда все это взялось, вот вы мне что  скажите.
Из-под  земли,  возможно.  Одним словом, маленький рай для  тех,  кто  любит
природу в непричесанном виде. Иногда Макман спрашивал у себя, чего же ему не
хватает для счастья. У него есть  право находиться  за пределами помещения в
любую погоду, утром,  ночью  и  вечером, деревья  и  кусты, раскинув  ветки,
кутают  его и прячут,  пища  и  жилье,  какие ни  на  есть,  предоставляются
бесплатно,  роскошные  виды  открываются со всех сторон  на извечного врага,
минимум преследований и телесных наказаний, пение  птиц, никаких контактов с
людьми,  если не  считать Лемюэля, который избегал  попадаться ему на глаза,
способность  помнить  и  размышлять притупилась от  бесконечных  прогулок  и
горного воздуха,  Молл умерла, чего еще желать?  Я,  должно  быть, счастлив,
говорил он, хотя это не так приятно, как я полагал. И он все теснее приникал
к стене,  но не слишком тесно, так как  стена  охранялась, отыскивая путь  в
одиночество, где нет  никого и ничего, прибежище измученных,  скудный хлеб и
убогий  приют,  темная  радость одинокого пути, беспомощность и безволие,  и
оставленные за  спиной знание,  любовь и красота.  Что  он и  констатировал,
заявив,  ибо был безыскусен: Хватит с меня, - не задумываясь, чего именно  с
него  хватит, не  сравнивая то,  чего  с него хватит,  с тем,  чего  ему уже
когда-то хватало, до тех пор пока он его не  потерял,  и  хватило  бы снова,
если  бы он снова его получил, не  подозревая,  что  то,  что часто  кажется
чрезмерным и наделяется таким разнообразием  имен,  возможно,  на самом деле
оказывается одним  и тем же.  Но вместо него размышлял кто-то  другой, и тот
другой равнодушно ставил знак равенства там, где он был необходим, как будто
это что-то меняло.  Поэтому Макману оставалось только  безыскусно  выдыхать:
Хватит!  Хватит! - пробираясь  вдоль стены  под прикрытием кустов в  поисках
щели, сквозь которую он  мог бы выскользнуть, под покровом ночи, или места с
опорами для ног, где он мог бы  перелезть. Но стена была гладкая, без единой
трещины,  усыпанная  сверху битым стеклом бутылочного цвета. Взглянем теперь
на  главный  вход,  достаточно широкий, чтобы  пропустить  одновременно  два
больших экипажа, на флангах которого располагались  две прелестные сторожки,
увитые диким виноградом, занимаемые  большими достойными  семьями,  судя  по
выводкам  детей, которые играли поблизости, преследуя друг друга  с  криками
радости,  ненависти и отчаяния.  Пространство окружало его  со всех сторон и
удерживало  в  своих  тесных  объятиях  вместе  с  множеством  других  слабо
шевелящихся, слабо  сопротивляющихся  предметов:  детей,  ворот, сторожек, и
мгновения, скатываясь, как пот, с вещей, уносились широким потоком, с мелями
и водоворотами, и захваченные в  ловушку предметы изменялись, умирая, каждый
сообразно  собственному  одиночеству.  За  воротами,  по  дороге,  двигалось
что-то, чего Макман  не различал  из-за прутьев,  из-за того,  что за  ним и
рядом  с ним все дрожало и неистовствовало  из-за криков,  из-за неба, из-за
земли,  вынуждающей  его  падать,  из-за  своей  долгой,  слепой  жизни.  Из
какой-нибудь  сторожки выходил смотритель, вызванный, вероятно, по телефону,
весь в белом,  держа в руке длинный черный  предмет,  ключ, и  вдоль дорожки
выстраивались  дети.  Внезапно  появлялись  женщины.  Все  смолкало. Тяжелые
ворота распахивались,  волоча  перед  собой  сторожа. Сторож  пятился, затем
быстро  поворачивался и спешил к порогу.  Возникала дорога,  белая от  пыли,
окаймленная  темными массами, она уходила недалеко, упираясь в узкую полоску
серого  неба. Макман отпускал дерево,  которое  скрывало  его, и поворачивал
назад, на вершину холма, он не бежал,  поскольку  едва ходил, но шел быстро,
как только  мог,  наклоняясь  и  спотыкаясь,  цепляясь  за  стволы и  сучья,
попадавшиеся  по  дороге.  Постепенно возвращался  прежний туман,  приходила
рассеянность, плененные предметы снова начинали  бормотать, каждый свое, как
будто ничего не случилось или не случится уже никогда.
     Другие тоже бродили с утра до вечера, сутулясь под тяжелыми плащами, по
редким  лужайкам,  среди деревьев,  прячущих небо, или  по зарослям высокого
папоротника,  в которых они  казались пловцами.  Они почти не  сталкивались,
потому  что  их  было  мало, а  парк был огромен. Когда же случай  сводил их
вместе,  двоих  или больше, и  они оказывались так близко друг к  другу, что
замечали это, они поспешно отворачивались или просто сворачивали в  сторону,
словно стыдясь видеть своих товарищей. Но иногда они буквально задевали друг
друга, не замечая этого, в своих закрывающих лицо капюшонах.
     Макман   носил  с  собой  и   время  от  времени  подолгу  рассматривал
фотографию, которую дала ему  Молл,  пожалуй, это был дагерротип. Она стояла
там у стула и крепко сжимала  в  руках длинные косы. За ее спиной были видны
очертания трельяжа,  увитого  цветами, вероятно,  розами,  иногда  они любят
виться.  Вручая  на  память  Макману  этот подарок, Молл  сказала: Мне  было
четырнадцать лет, тот день я хорошо помню, летний день, день моего рождения,
меня водили  в  кукольный театр. Макман запомнил  ее слова.  Больше всего на
этом  снимке  ему  нравился  стул,  с  соломенным,  кажется, сиденьем.  Молл
старательно сжимала  губы,  чтобы скрыть  свои торчащие  зубы.  Розы, должно
быть, были хороши и, вероятно, благоухали. В конце концов, в  один  ветреный
день Макман разорвал фотографию в клочья и развеял их по ветру. Клочья, хотя
и  находились в  одинаковых условиях, разлетелись в  разные  стороны, словно
давно к этому стремились.
     Когда шел дождь, когда шел снег
     Дальше.  Однажды утром Лемюэль,  явившийся, как  полагалось, в  большой
зал, прежде чем  отправиться в обход,  обнаружил приколотую к доске записку,
касавшуюся  лично  его.  Группа  Лемюэля,  экскурсия  на острова,  в  случае
благоприятной погоды, вместе с леди Педаль, отправление в час пополудни. Его
коллеги наблюдали за ним, хихикая и подталкивая друг друга  под ребра, но не
осмеливались ничего произнести. Какая-то женщина все же отпустила шуточку, и
с успехом.  Лемюэля не  любили,  это было ясно. Но хотел ли он,  .чтобы  его
любили,  это  уже менее  ясно.  Он  расписался  на  записке  и ушел.  Солнце
карабкалось все  выше,  распространяя  то, что  должно было,  благодаря ему,
стать  чудным  майским или апрельским  днем,  скорее всего апрельским,  шла,
видимо, Страстная неделя, проведенная Христом  в  аду. И вполне могло  быть,
что именно  в честь этого  события  леди Педаль организовала, специально для
группы Лемюэля, прогулку на острова, затратив на нее изрядную  сумму, но она
была богата и жила ради  добра, принося крупицы радости  в  жизнь тех,  кому
повезло меньше. Она была  в здравом  уме, и жизнь ей улыбалась, или, как она
сама говорила, жизнь улыбалась ей в ответ, даря улыбку увеличенную, словно в
выпуклом  зеркале,  или  в  вогнутом,  не  помню.  Воспользовавшись тем, что
атмосфера  Земли  смягчает  блеск  солнца,  Лемюэль  посмотрел  на  него,  с
ненавистью. Он поднялся в свою комнату на четвертом или пятом этаже, из окна
которой   неоднократно   мог  бы  без  помехи  выброситься,  будь  он  менее
слабоумным.  Остров, длинный серебристый коврик, лежал на  своем месте,  его
верхушка  подрагивала  на  фоне  безмятежной  морской  глади.  Комната  была
маленькая и абсолютно пустая, поскольку Лемюэль спал на полу и на полу же ел
пищу, переходя с места на место. Но какое нам дело до Лемюэля и его комнаты?
Дальше. Леди Педаль была не  единственная, кто проявлял интерес к обитателям
приюта   святого   Иоанна,    известных   в   округе    под   милым   именем
"иванушки-дурачки", не единственная, кто угощал  их,  в  среднем  раз  в два
года,  прогулками по суше и по  морю, по местам, славящимся своей красотой и
величием,   и  даже   комнатными  развлечениями,  как,  например,  фокусы  и
чревовещание,  весь вечер  напролет,  при лунном  свете  на веранде, нет, ей
помогали  и  другие  дамы,  разделявшие  ее  образ  мыслей  и,  подобно  ей,
наделенные  средствами  и  досугом. Какое, однако, нам дело  до леди Педаль?
Дальше. Взяв в руку два ведра, втиснутые одно в другое, Лемюэль прошествовал
к  огромной  кухне, где в этот час кипела жизнь. Шесть порций экскурсионного
супа, - проворчал он.  Что? -  спросил повар.  Шесть  порций  экскурсионного
супа! - прорычал Лемюэль,  швыряя ведра на плиту, но не отпуская, однако, их
ручек,  так как сохранял здравомыслие и не желал снова  за  ними нагибаться.
Разница  между  экскурсионным  супом  и обычным, или домашним, заключалась в
том, что последний  был однородно жидким, тогда как  первый содержал  в себе
куски  жирного  бекона,  ради поддержания сил экскурсантов  до  возвращения.
Когда ведро было наполнено, Лемюэль уединился  в укромном  месте, закатал до
локтя  рукава, выловил  со дна,  один за  другим,  шесть кусков бекона, свой
собственный  и пять  остальных,  сгрыз с них весь жир, обсосал кожу и бросил
обратно в суп. Странно, если подумать, но, в конце концов, не так и странно,
что ему выдали шесть дополнительных,  или экскурсионных,  порции  супа всего
лишь по  устному требованию,  не попросив письменного  подтверждения. Камеры
пяти  человек  находились  на   значительном  расстоянии  друг  от  друга  и
располагались так хитро, что Лемюэлю никак не  удавалось выбрать  наилучший,
то есть  минимально утомительный  и раздражающий,  путь их  обхода. В первой
камере   молодой   человек,  уже   много   лет  молодой,   сидел   в  старом
кресле-качалке,  задрав  рубашку и положив  руки  на  ляжки. Он  казался  бы
спящим, если  бы не  широко  открытые глаза. Из  камеры он выходил только по
приказу и обязательно  в сопровождении сторожа,  который толкал  его вперед.
Его ночной  горшок был пуст, а  вчерашняя  миска с  супом,  наоборот, полна.
Обратное было бы не так удивительно.  Но  Лемюэль уже привык, настолько, что
перестал интересоваться, чем же этот юнец живет. Он опорожнил миску в пустое
ведро, а  из  полного  налил  в нее свежего  супа.  После этого ему пришлось
держать в  каждой  руке по ведру, тогда как до сего момента, чтобы нести оба
ведра, было достаточно  одной руки. Ввиду предстоящей экскурсии он закрыл за
собой  дверь  на  ключ,  излишняя предосторожность.  Во  второй  камере,  за
четыреста или пятьсот  шагов от первой,  сидел некто, примечательный могучим
сложением, малоподвижностью и постоянными поисками чего-то, неизвестно чего.
Ничто в его облике не указывало на  возраст, так что было неясно,  хорошо ли
он сохранился или же, наоборот, преждевременно увял. Его  звали Саксом, хотя
ничего саксонского в нем не было. Не потрудившись снять рубашку, он укутался
в  два  шерстяных одеяла, как в  пеленки,  и поверх  всего этого надел плащ.
Дрожа от холода, он кутался одной рукой,  а  другая  была  ему  нужна, чтобы
ощупывать все то,  что вызывало у него подозрение. Доброе утро, доброе утро,
доброе  утро, сказал он с  сильным иностранным акцентом, бросая  по сторонам
тревожные взгляды. Очень важно  это, да,  нет? Внезапный испуг, с которым он
справился, немного выбил его  с выгодной  позиции  в самом центре комнаты. В
чем  дело?  - воскликнул  он.  Его  суп, скрупулезно им изученный,  наполнял
горшок.  Встревоженный, наблюдал  он за Лемюэлем, когда  тот по долгу службы
наливал и выливал. Мне снова всю ночь снился этот проклятый Куин, сказал он.
Он имел привычку  иногда  выходить на прогулку. Но, сделав  несколько шагов,
останавливался,  топтался на месте, поворачивался и бежал обратно  в камеру,
ошеломленный  открывшимися  перед ним  непроницаемыми  глубинами. По третьей
камере вышагивал  маленький худощавый человечек,  перекинув плащ через руку,
крепко сжимая зонт. Прекрасные седые шелковистые волосы. Он тихо задавал сам
себе  вопросы,  размышлял,   отвечал.   Едва  распахнулась  дверь,  как   он
стремительно бросился  к ней, намереваясь выскочить, ибо целые дни проводил,
бесконечно прочесывая парк во всех направлениях.  Не опуская  на  пол ведро,
Лемюэль одним движением руки отправил человечка  в полет. Человечек  упал  и
замер, вцепившись  в плащ и зонт. Потом, очнувшись от изумления, заплакал. В
четвертой  камере уродливый  бородатый великан беспрестанно чесался,  что  и
было единственным его занятием. Развалившись на подушке, на полу, под окном,
опустив голову на грудь, открыв рот, широко раскинув ноги, приподняв колени,
опершись одной  рукой о пол,  а другой  непрерывно работая  взад-вперед  под
рубашкой,  он  ждал  своей порции  супа.  Когда его  миска  наполнилась,  он
перестал  чесаться  и протянул  руку  к  Лемюэлю в  тщетной,  но  ежедневной
надежде,  что ему  не  придется  вставать.  Он по-прежнему любил  полумрак и
укромность папоротников,  но обходился без них. Итак, молодой человек, Сакс,
худощавый  человечек и гигант. Не знаю, изменились  ли  они  с  тех пор,  не
помню. Остальные  пусть  простят  меня. В  пятой камере находился  Макман, в
полусне.
     Всего несколько строк, которые напомнят мне, что  я тоже  существую. Он
так  и не вернулся.  Как давно это  было?  Не  знаю. Давно.  А я? Несомненно
продвигаюсь, а только это  и  важно. Откуда такая уверенность? Напрягитесь и
подумайте, я  не  в состоянии.  Грандиозное  страдание. Я пухну. Что если  я
лопну? Потолок  поднимается и падает, поднимается  и падает, как заведенный,
так  уже было, когда я лежал в утробе. Необходимо упомянуть  еще  о падающей
воде,  явление  mutatis mutandis  аналогичное,  по всей  видимости, миражам,
случающимся  в  пустыне. Окно. Его я больше не увижу. Почему? Потому что,  к
сожалению,  не  могу повернуть головы. Все  тот  же свинцовый  свет, густой,
клубящийся, пронизанный  крохотными туннелями,  ведущими к сиянию, возможно,
воздуха, притягательного  воздуха. Все  готово.  Кроме  меня.  Мне даруется,
попробую выразить это так, рождение в  смерть, такое у меня впечатление. Мои
ноги  уже  вышли, жизнь их выродила. Подходящий образ, как мне кажется.  Моя
голова  умрет  последней. Не  потеряйте нить. Я  выбываю.  Рассчитаемся  при
встрече. История моя кончится, а я еще буду жить. Многообещающая задержка. Я
кончаюсь. Больше я не скажу: я.
     Окруженный своим  маленьким выводком, который  после почти  двухчасовых
усилий ему удалось собрать,  в одиночку, Пат помочь отказался, Лемюэль стоял
на веранде,  ожидая прибытия  леди Педаль.  Веревки, привязанные к лодыжкам,
соединяли  худощавого  человечка с Юнцом, Сакса  -  с  гигантом,  Макмана же
Лемюэль держал за руку.  Из  всех пяти Макман, -рассерженный  тем,  что  его
продержали   в   камере  все  утро,  и  не  понимая,  чего  от  него  хотят,
сопротивлялся особенно рьяно. Он решительно отказался тронуться  в путь  без
шляпы, с такой свирепой решимостью, что Лемюэль наконец позволил  ему надеть
шляпу, при условии, что поверх  нее будет  капюшон. Несмотря на  разрешение,
Макман продолжал капризничать и волноваться, пытаясь выдернуть руку, твердя:
Пусти! Пусти! Юнец, измученный жарой, хватался за зонт худощавого человечка,
приговаривая: Зотик, зотик! Худощавый человечек в ответ лупил его по рукам и
плечам.  Гадкий! -  кричал он. -  Помогите! Гигант обвил шею Сакса  руками и
повис,  ноги  его  не  держали.  Сакс,  шатаясь  (упасть  ему  не  позволяла
гордость), спокойно требовал  объяснении. Что это за срань на мне болтается?
- спрашивал  он.  - Вы, пидорасы, кто из  вас его  знает? Директор,  или его
представитель, тоже находился здесь и время от времени  сонно повторял:  Ну,
ну потише. Они были одни на большой веранде. Может быть, она боится перемены
погоды?  -  спросил директор.  И,  обернувшись к  Лемюэлю,  добавил: Я  тебя
спрашиваю.  Небо было безоблачно,  ни  ветерка.  Где  тот  красивый  молодой
человек  с  бородкой  Мессии? Но в  таком случае она  бы  позвонила,  сказал
директор.
     Экипаж.  Два  продольных  сиденья.  На  козлах,  рядом с кучером,  леди
Педаль. На одном сиденье Лемюэль, Макман. Сакс и гигант. На  противоположном
- юнец,  худощавый человечек и два колосса  в тельняшках. Когда они выезжали
из  ворот, дети  приветствовали  их.  Внезапный  спуск,  длинный  и  крутой,
устремил  лошадей  вперед,  к  морю. Под тормозными башмаками колеса  скорее
скользили, чем  крутились, и  лошади, спотыкаясь,  встали на дыбы,  чтобы не
расшибиться. Леди Педаль ухватилась за козлы, ее бюст мотало во все стороны.
Это была огромная, здоровая,  высокая,  толстая женщина. Букет искусственных
маргариток  с блестящими желтыми сердечками свисал с широкополой  соломенной
шляпы.  Ее широкое  красное лицо за крапчатой  вуалью,  казалось,  пухнет на
глазах. Пассажиры, до того беспомощно подпрыгивавшие на  сиденьях, свалились
на пол. На место!  - закричала леди Педаль. Никто не пошевелился. Что толку?
- спросил один из моряков. Никакого, ответил  другой. Не  лучше ли им сойти,
спросила  леди  Педаль у  кучера,  и  идти  пешком?  Когда  наконец  коляска
спустилась к  подножью холма, леди Педаль  приветливо повернулась к седокам.
Мужайтесь,  киски!   -  прокричала  она,  чтобы  показать,  что  ничуть   не
высокомерна.  Экипаж покатил дальше,  болтаясь из стороны в сторону, набирая
скорость. Гигант  лежал  на полу между сиденьями. Кто здесь ответственный? -
спросила леди  Педаль.  Один из моряков перегнулся к  Лемюэлю и  сказал: Она
хочет знать, кто  здесь ответственный. Пошел ты, сказал Лемюэль. Сакс исторг
из своей груди рык, который леди Педаль, при  перекличке оставшихся в живых,
с  удовольствием сочла за жизнерадостный. Вот молодец!  - воскликнула она. -
Споем. Насладимся чудесным днем! Забудьте свои заботы, хотя бы на  час! И ее
прорвало:
     Наступила весна,
     Ароматов полна,
     Пташки песни поют...
     Она  замолкла, огорченная. Что  с  ними? - спросила она. Юнец,  заметно
утративший свои юные  черты,  согнулся  пополам, укрыл голову подолом плаща,
его рвало.  Ноги его, чудовищно костлявые, стукались друг о дружку коленями.
Худощавый  человечек,  дрожа,   возобновил   свой  диалог.   Неподвижный   и
сосредоточенный,  между   раздирающими   его  голосами,  он  подкреплял   их
страстными  жестами,  усиленными  зонтом.  А  вы?..   Благодарю...  А  вы?..
Благодарю!..  Верно...   Налево...  Попробуйте...  Назад...  Куда?..  Нет!..
Направо... Попробуйте... Вы чувствуете запах моря? - спросила леди Педаль, -
я чувствую.  Макман сделал попытку  освободиться.  Тщетную. Лемюэль  вытащил
из-под плаща топорик и нанес себе  несколько изумительных ударов по  голове,
обухом, для  безопасности.  Веселая у нас прогулка, заметил один из моряков.
Чудесная, ответил  другой. Солнечная  лазурь.  Эрнест, сказала  леди Педаль,
раздай сдобные булочки с изюмом.
     Лодка.  В ней,  как  и  в  экипаже, поместилось бы  вдвое больше людей,
втрое, а при  нужде и вчетверо. Одна земля удаляется,  другая  приближается,
впереди  - большие и малые острова.  Полное безмолвие, только шлепают весла,
скрипят  уключины,  журчит,  обтекая киль, вода. На корме  опечаленная  леди
Педаль. Какая прелесть! - бормочет она. Одинокая, непонятая, добрая, слишком
добрая.  Сняв  перчатку,  она  бороздит   пальцами  в   сапфировых  перстнях
прозрачную воду. Четыре весла, без руля, весла направляют. Мои крошки, что с
ними? Ничего.  Они тут,  насколько могут, насколько они  могут где-то  быть.
Лемюэль  смотрит  на  горные вершины, поднимающиеся за колокольными шпилями,
далеко за бухтой, нет, они не выше
     Нет, они не выше холмов, они возносятся, нежно-голубые, из беспорядочно
стелющейся  равнины. Где-то там он родился, в милом доме любящих  родителей.
Склоны покрыты  дроком,  вереском и ярко-желтыми  колокольчиками, известными
больше  как  дикий терн. И  дни напролет,  словно  колокола,  звенят молотки
каменотесов.
     Остров. Последнее усилие. Островок.  Берег, выходящий  в открытое море,
искромсан бухтами. Жить там можно, быть может, даже счастливо, если бы жизнь
была возможна,  но там никто не живет. Прилив вгрызается ему прямо в сердце,
между отвесными скалистыми стенами. Наступит день, когда  от него ничего  не
останется,  кроме  двух островов, рассеченных  заливом, сначала узким, затем
постепенно  расширяющимся, с ходом столетий,  два острова, два рифа. Что  уж
тут говорить  о людях.  Давай-ка, Эрнест, сказала леди Педаль, поищи удобное
место для пикника. А ты, Морис, добавила она, останься у ялика. Она называла
лодку яликом. Худощавый человечек  разгорячился  и  все порывался  побегать,
однако  связанный с  ним  юнец  бросился на  землю,  в  тени  скалы, подобно
Сорделло, но не  так  красиво,  ибо  Сорделло  напоминал отдыхающего льва, и
вцепился  в  нее обеими  руками. Бедняжки, сказала леди  Педаль, развяжи их.
Морис  сделал  движение.  Не  подходи, сказал  Лемюэль.  Гигант  не  пожелал
покинуть лодку, и потому Саксу  пришлось остаться с ним. Макман тоже не  был
свободен,  Лемюэль  крепко держал его за талию, возможно, с любовью.  Ладно,
сказала леди  Педаль,  вы  за  них отвечаете. И ушла с Эрнестом. Но внезапно
обернулась  и сказала:  Вы знаете, на этом острове есть могилы  друидов. Она
посмотрела  на каждого по  очереди. Когда мы выпьем чаю, сказала  она, мы их
поищем, что вы  на это скажете? Наконец  она ушла, сопровождаемая Эрнестом с
корзиной. Когда  леди Педаль  исчезла,  Лемюэль отпустил Макмана,  подкрался
сзади к  Морису,  который сидел на валуне, набивая  трубку, и  вонзил в него
топорик. Мы продвигаемся, продвигаемся. Юнец  и гигант  не обратили  на  это
внимания.  Худощавый человечек сломал  о  скалу зонт, любопытный  жест. Сакс
кричал, наклоняясь вперед, и хлопал себя по ляжкам: Отличная работа, сударь,
отличная работа. Чуть  позже  за ними  вернулся Эрнест. Выйдя ему навстречу,
Лемюэль  убил его точно так же,  как и  первого.  Хотя и  не так быстро. Два
приличных,  смиренных,  безвредных человека,  к  тому  же  свояки,  таких  -
миллионы. Громадная  голова Макмана. Он снова надел шляпу.  Окликающий голос
леди  Педаль.  Она  появилась,  довольная.  Идемте же,  прокричала  она, все
идемте,  пока чай не остыл. Но при виде  мертвых почувствовала себя  дурно и
упала  в  обморок.  Бей  ее!  - завизжал  Сакс.  Ее  вуаль  была откинута, в
застывшей руке - бутербродик. При падении она, должно  быть, что-то сломала,
бедро, возможно, пожилые дамы часто ломают бедра,  ибо, не успев даже прийти
в чувство, принялась стонать и  охать, как  будто  кроме нее и пожалеть было
некого. Когда  солнце скрылось за холмами и стали вспыхивать земные огоньки,
Лемюэль заставил Макмана и двух других  забраться в лодку и залез в нее сам.
После чего они отчалили, все шестеро, от берега.
     Журчанье воды.
     Этот клубок серых тел  - они. Молчаливые,  плохо  различимые в темноте,
возможно, они приникли друг к другу, спрятав головы  в плащи, они  сбились в
кучу,  в окружении ночи.  Они  далеко  в  заливе. Лемюэль  вставил  весла  в
уключины, весла погружаются в воду. Ночь усеяна странными
     сияниями: звезды, маяки,  бакены, огни городов, в горах слабое свечение
ярко  полыхающего  дикого терна. Макман,  мой  последний, мое  имущество,  я
помню, он тоже здесь, возможно, спит. Лемюэль
     Лемюэль отвечает за всех, он поднимает топорик, на  котором  никогда не
просохнет кровь, но  не затем, чтобы ударить, он никого не ударит, он больше
никого не ударит,  он больше никого не  коснется, ни этим, и ни  этим, и  ни
этим, и ни этим
     и  ни этим, ни топориком, ни палкой, ни кулаком, ни в мысли, ни во сне,
никогда он никогда
     ни карандашом, ни палкой, ни
     ни свет ни свет никогда
     никогда он никогда
     никогда ничего
     больше
     не

Популярность: 38, Last-modified: Fri, 26 Oct 2001 08:19:39 GMT