Рассказ


     Cолдаты, скорее всего, не знали про то,  что красота спасет мир, но что
такое красота,  оба они, в общем, знали. Среди гор  они  чувствовали красоту
(красоту  местности) слишком хорошо она  пугала. Из горной теснины выпрыгнул
вдруг ручей. Еще более насторожила обоих открытая поляна, окрашенная солнцем
до ослепляющей желтизны. Рубахин шел первым, более опытный.
     Куда вдруг делись горы? Залитое солнцем пространство напомнило Рубахину
о счастливом детстве  (которого не было). Особняком стояли над травой гордые
южные деревья (он не знал  их названий). Но более всего волновала  равнинную
душу эта высокая трава, дышавшая под несильным ветром.
     -- Стой-ка, Вов. Не спеши, предупреждает негромко Рубахин.
     Быть на незнакомом открытом месте все равно что быть на мушке. И прежде
чем выйти из  густого кустарника, Вовка-стрелок  вскидывает свой карабин и с
особой медлительностью ведет  им слева направо, используя  оптический прицел
как  бинокль.  Он  затаил  дыхание.   Он  оглядывает  столь  щедрое  солнцем
пространство. Он замечает у бугра маленький транзисторный приемник.
     --  Ага! -- восклицает  шепотом  Вовка-стрелок. (Бугор сух.  Приемничек
сверкнул на солнце стеклом.)
     Короткими перебежками оба  солдата в  пятнистых гимнастерках добираются
до вырытой наполовину (и давно заброшенной) траншеи газопровода до рыжего, в
осенних красках бугра. Они  повертели в руках:  они  уже  узнали приемничек.
Ефрейтор  Боярков, напившись, любил уединиться, лежа где-нибудь в  обнимку с
этим  стареньким  транзистором. Раздвигая  высокую  траву,  они  ищут  тело.
Находят  неподалеку. Тело Бояркова  привалено двумя камнями.  Обрел  смерть.
(Стреляли в упор он, похоже, и глаза свои пьяные не успел  протереть. Впалые
щеки. В части решили, что он в бегах.) Документов никаких. Надо сообщать. Но
почему  боевики не взяли  транзистор? Потому  что улика. Нет. А  потому, что
слишком  он  старенький и дребезжащий. Не  вещь.  Необратимость случившегося
(смерть  один  из   ясных  случаев  необратимости)  торопит  и  против  воли
подгоняет:  делает  обоих  солдат  суетными.  Орудуя  плоскими  камнями  как
лопатами, они энергично  и быстро  закапывают убитого. Так же наскоро слепив
над ним холмик земли (приметный насыпной холм), солдаты идут дальше.
     И вновь на самом выходе из теснины  высокая  трава. Ничуть  не пожухла.
Тихо  колышется.  И так радостно  перекликаются  в небе (над деревьями,  над
обоими солдатами) птицы. Возможно, в этом смысле красота  и спасает мир. Она
нет-нет  и появляется как  знак. Не давая  человеку сойти  с пути. (Шагая от
него неподалеку. С  присмотром.) Заставляя насторожиться, красота заставляет
помнить.
     Но  на  этот  раз  открытое  солнечное  место  оказывается  знакомым  и
неопасным.  Горы расступаются. Впереди ровный путь, чуть  дальше  наезженная
машинами  пыльная  развилка,  а  там  и  воинская  часть.  Солдаты  невольно
прибавляют шагу.
     Подполковник Гуров, однако, не в  части,  а у себя дома.  Надо идти. Не
передохнув и минуты, солдаты топают туда, где живет подполковник, всесильный
в  этом  месте,  а также во всех  примыкающих  (красивых  и таких солнечных)
местах земли.  Живет он с  женой  в хорошем деревенском доме, с верандой для
отдыха, увитой виноградом; при доме есть и хозяйство.  Время жаркое полдень.
На  открытой веранде подполковник  Гуров  и его гость Алибеков;  разморенные
обедом,  они  дремлют в  легких  плетеных креслах  в  ожидании чая.  Рубахин
докладывает, запинаясь и несколько робея. Гуров сонно смотрит на них  обоих,
таких  пропыленных (пришедших к  нему  незвано и что тоже не в пользу совсем
незнакомых ему своими лицами);  на миг Гуров молодеет; резко повысив  голос,
он  выкрикивает,  никакой  подмоги  кому бы то  ни  было, какая,  к  чертям,
подмога! ему даже  смешно  слушать, чтобы он  направил куда-то своих  солдат
выручать грузовики, которые по собственной дурости влипли в ущелье!..
     Больше  того:  он их так  не  отпустит.  Рассерженный,  он  велит обоим
солдатам заняться  песком: пусть-ка они  честно потрудятся помогут во дворе.
Кррругом аррш!  И чтоб разбросали  ту гору песка  у въезда.  И чтоб песок по
всем дорожкам!  к  дому  и к  огороду  грязь всюду,  мать  ее  перемать,  не
пройдешь!..  Жена  подполковника, как и все хозяйки  на свете, рада дармовым
солдатским рукам. Анна Федоровна, с засученными рукавами, в грязных разбитых
мужских ботинках, тут  же и появляется  на  огороде  с  радостными  кликами:
пусть, пусть еще и с грядками ей помогут!..
     Солдаты развозят  песок на  тачках.  Разбрасывают его, сеют лопатами по
дорожкам. Жара. А песок сырой, брали, видно, у речки.
     Вовка  водрузил  на кучу  песка  транзистор  убитого  ефрейтора,  нашел
поддерживающую дух ритмичную музыку. (Но негромко. Для своего же блага. Чтоб
не помешать Гурову и  Алибекову, разговаривающим на веранде.  Алибеков, судя
по доносящимся тягучим его словам, выторговывает оружие дело важное.)
     Транзистор  на  песчаном  бугре  еще  раз  напоминает  Рубахину,  какое
красивое место выбрал  себе Боярков на погибель. Пьяненький дурак, он в лесу
спать побоялся,  на полянку  вышел. Еще и к бугру. Когда  боевики  набегали,
Боярков толкнул свой приемничек в сторону (своего верного дружка), чтобы тот
сполз с бугра в траву. Боялся, что отнимут, мол,  сам как-нибудь,  а его  не
отдам. Едва ли! Заснул он пьяный, а приемник попросту выпал у него из рук и,
съехав на чуть, скатился по склону.
     Убили  в упор. Молодые. Из тех, что хотят поскорее убить первого, чтобы
войти во вкус. Пусть даже  сонного.  Приемник стоял теперь на куче  песка, а
Рубахин  видел  тот залитый  солнцем рыжий бугор, с двумя цепкими кустами на
северном склоне. Красота места поразила, и Рубахин  памятью  не отпускает (и
все  больше вбирает  в  себя) склон, где  уснул  Боярков, тот бугор,  траву,
золотую листву  кустов,  а с ними  еще один  опыт  выживания, который  ничем
незаменим. Красота постоянна в своей попытке спасти. Она окликнет человека в
его памяти. Она напомнит.
     Сначала они разгоняли тачки по вязкой земле, потом догадались: покидали
по дорожкам доски. Первым шустро катит тачку Вовка, за ним,  нагрузив горой,
толкает свою  огромную тачку  Рубахин.  Он разделся до пояса, поблескивая на
солнце мощным и мокрым от пота телом.



     -- Даю  десять  "калашниковых". Даю пять  ящиков патронов.  Ты  слышал,
Алибек, не три, а пять ящиков.
     -- Слышал.
     -- Но чтоб к первому числу провиант...
     --  Я,  Петрович, после обеда  немного сплю.  Ты тоже,  как я  знаю. Не
забыла ли Анна Федоровна наш чай?
     -- Не забыла. За чай не волнуйся.
     --  Как  не волноваться!  смеется  гость.  Чай это  тебе  не война, чай
остывает.
     Гуров  и Алибеков помалу  возобновляют свой некончающийся  разговор. Но
вялость слов (как и некоторая ленивость их спора) обманчива Алибеков  прибыл
за оружием,  а Гурову,  его  офицерам  и  солдатам, позарез нужен  провиант,
прокорм. Обменный фонд, конечно, оружие; иногда бензин.
     Харч чтобы к первому  числу. И чтоб без  этих дурацких  засад  в горах.
Вино не обязательно. Но хоть сколько-то водки.
     -- Водки нет.
     -- Ищи, ищи, Алибек. Я же ищу тебе патроны!
     Подполковник зовет  жену:  "Как там  чай?" Ах,  какой  будет сию минуту
отменный  крепкий чай!  "Аня, как же так?",  -- ты кричала нам с грядок, что
уже заварила!
     В ожидании чая оба неспешно, с  послеобеденной  ленцой закуривают.  Дым
так  же  лениво  переползает с  прохладной  веранды на  виноград и  пластами
тянется в сторону огорода.
     Сделав  Рубахину знак:  мол,  попытаюсь  добыть выпивки  (раз  уж здесь
застряли), стрелок отходит шаг за шагом к плетеному забору. (У Вовки  всегда
хитрые  знаки  и  жесты.)  За  плетнем  молодая   женщина   с  ребенком,   и
Вовка-стрелок  тотчас с  ней перемигивается. Вот  он перепрыгнул  плетень  и
вступает  с ней в разговор. Молодец! А Рубахин знай толкает  тачку с песком.
Кому что. Вовка из тех бойких солдат, кто не  выносит вялотекущей работы. (И
всякой другой работы тоже.)
     И надо же: поладили! Удивительно, как сразу эта молодуха идет навстречу
словно бы только и ждала солдата,  который ласково с ней заговорит. Впрочем,
Вовка  симпатичный,  улыбчивый и  где  на лишнюю  секунду  задержится пустит
корешки.
     Вовка ее обнимает,  она бьет его  по рукам. Дело обыкновенное.  Они  на
виду, и Вовка понимает, что надо бы завлечь ее в глубь избы. Он уговаривает,
пробует с силой тянуть за руку. Молодуха упирается: "А вот и нету!" смеется.
Но за шагом шаг они  смещаются оба  в  сторону избы, к приоткрытой там из-за
жары двери. И вот они там. А малыш, неподалеку от двери, продолжает играть с
кошкой.
     Рубахин тем временем с  тачкой. Где не проехать, он, перебрав с прежних
мест, вновь выложил доски в нитку он осторожно вел  по ним колесо, удерживая
на весу тяжесть песка.
     Подполковник Гуров продолжает неторопливый торг с Алибековым, жена (она
вымыла  руки,  надела  красную  блузку)  подала  им чай,  каждому  свой  два
по-восточному изящных заварных чайника.
     "Хорошо заваривает, умеет!", -- хвалит Алибеков.
     Гуров:
     --  И чего ты  упрямишься, Алибек!..  Ты ж,  если  со  стороны глянуть,
пленный. Все ж таки не забывай, где ты находишься. Ты у меня сидишь.
     -- Это почему же я у тебя?
     -- Да хоть бы потому, что долины здесь наши.
     -- Долины ваши, горы наши.
     Алибеков смеется:
     -- Шутишь, Петрович. Какой я пленный...  Это ты здесь  пленный! Смеясь,
он показывает на Рубахина, с рвением катящего тачку: Он пленный. Ты пленный.
И вообще каждый твой солдат пленный!
     Смеется:
     -- А я как раз не пленный.
     И опять за свое:
     -- Двенадцать "калашей". И семь ящиков патронов.
     Теперь смеется Гуров:
     -- Двенадцать, ха-ха!.. Что за цифра такая двенадцать? Откуда ты берешь
такие цифры?.. Я  понимаю десять;  цифра как цифра, запомнить можно. Значит,
стволов десять!
     -- Двенадцать.
     -- Десять...
     Алибеков восхищенно вздыхает:
     -- Вечер какой сегодня будет! Ц-ц!
     До вечера еще далеко.
     Они  медленно  пьют чай. Неторопливый  разговор двух  давно  знающих  и
уважающих  друг друга людей. (Рубахин катит очередную тачку.  Накреняет  ее.
Ссыпает песок. Разбрасывая песок лопатой, ровняет с землей.)
     -- Знаешь, Петрович, что  старики  наши говорят? В поселках и в аулах у
нас умные старики.
     -- Что ж они говорят?
     -- А говорят они поход на Европу пора делать. Пора опять идти туда.
     -- Хватил, Алибек. Евро-опа!..
     -- А что? Европа и есть Европа. Старики говорят, не так далеко. Старики
недовольны. Старики говорят, куда русские, туда и мы и чего мы друг в дружку
стреляем?
     -- Вот ты и спроси своих кунаков чего?! -- сердито вскрикивает Гуров.
     -- О-о-о, обиделся. Чай пьем душой добреем...
     Какое-то  время  они  молчат. Алибеков  снова  рассуждает,  неторопливо
подливая из чайника в чашку:
     -- ...не так уж она  далеко.  Время  от  времени ходить  в Европу надо.
Старики говорят, что сразу у нас мир станет. И жизнь как жизнь станет.
     -- Когда еще станет. Жди!
     -- Чай отличный. Ах, Анна Федоровна, завари нам еще. Очень прошу!
     Гуров вздыхает:
     -- Вечер и правда будет чудный сегодня. Это ты прав.
     -- А я всегда прав,  Петрович.  Ладно, десять  "калашей",  согласен.  А
патронов семь ящиков...
     -- Опять за свое. Откуда ты берешь такие цифры нет такой цифры семь!
     Хозяйка несет  (в двух  белых кастрюлях) остатки  обеда, чтобы скормить
пришлым  солдатам.  Рубахин  живо  откликается:   "Да!   да!   Солдат  разве
откажется!.." "А где второй?" И тут запинающемуся Рубахину приходится тяжело
лгать:  мол, ему кажется,  у  стрелка живот скрутило. Подумав, он  добавляет
чуть  более убедительно: "Мается,  бедный". "Может,  зелени наелся?  яблок?"
спрашивает сердобольно подполковничиха.
     Окрошка вкусна, с яйцом, с кусками колбасы; Рубахин так и склонился над
первой кастрюлей. При этом он громко бьет ложкой по краям, гремит. Знак.
     Вовка-стрелок слышит (и, конечно, понимает) звук стучащей ложки. Но ему
не  до  еды.  Молодая  женщина  в  свою  очередь  слышит  (и  тоже понимает)
доносящееся со двора истеричное мяуканье и вслед вскрик оцарапанного малыша:
"Маа-ам!.."  Видно,  задергал кошку. Но  женщина сейчас вся занята чувством:
истосковавшаяся по ласке, с  радостью и с жадностью она обнимает стрелка, не
желая упустить счастливый случай. Про стрелка и говорить нечего: солдат есть
солдат. И тут снова детский капризный крик: "Ма-ааам..."
     Женщина срывается с постели высунув  голову в  дверь,  она  цыкнула  на
малыша; и притворяет дверь плотнее. Босо протопав, возвращается к солдату; и
словно вся вспыхивает заново. "Ух, жаркая! Ух, ты  даешь!" восхищен Вовка, а
она зажимает ему рот: "Тс-сс..."
     Шепотом Вовка  излагает ей  нехитрый солдатский  наказ: просит  молодую
женщину сходить в сельпо и купить там дрянного их портвейна, солдату в форме
не продадут, а ей это пустяк...
     Он делится с ней и главной заботой: им  бы сейчас не бутылку им бы ящик
портвейна.
     -- Зачем вам?
     -- В уплату. Дорогу нам заперли.
     -- А чо ж вы, если портвейн нужен, к подполковнику пришли?
     -- Дураки, вот и пришли.
     Молодая женщина вдруг  плачет рассказывает, что  недавно она  сбилась с
дороги и ее изнасиловали. Вовка-стрелок, удивленный, присвистывает: вот ведь
как!.. Посочувствовав, он спрашивает (с любопытством), сколько ж их было? их
было четверо, она всхлипывает, утирая  глаза  уголком  простыни. Ему хочется
порасспросить. Но ей хочется  помолчать.  Она утыкается  головой, ртом ему в
грудь: хочется слов утешения; простое чувство.
     Разговаривают: да, бутылку портвейна она, конечно, купит ему, но только
если  стрелок пойдет  с ней к магазину. Она сразу  же купленную бутылку  ему
передаст.  Не  может  она  с бутылкой идти  домой,  после  того  что  с  ней
случилось, люди знают, люди что подумают...
     Во второй кастрюле  тоже  много  еды: каша  и  кусок мяса из консервов,
Рубахин все уминает.  Он ест не быстро, не жадно. Запивает он двумя кружками
холодной воды. От воды его немного знобит, он надевает гимнастерку.
     -- Отдохнем малость, -- говорит он самому себе и уходит к плетню.
     --  Он  прилег; впадает  в дрему.  А из соседнего домика,  куда скрылся
Вовка, через открытое окно доносится тихий сговор.
     Вовка: ...тебе подарок куплю. Косынку красивую. Или шаль тебе разыщу.
     Она: Ты ж уедешь. Заплакала.
     Вовка: Так я пришлю, если уеду! Какое тут сомненье!..
     Вовка долго упрашивал,  чтобы она  стоя  согнулась. Не  слишком высокий
Вовка  (он этого  никогда не  скрывал  и охотно  рассказывал солдатам) любил
обхватить крупную женщину сзади. Неужели она не понимает? Так приятно, когда
женщина большая... Она отбивалась, отнекивалась. Под их долгий, жаркий шепот
(слова уже становились неразличимы) Рубахин уснул.
     Возле магазина, едва  получив портвейн из ее  рук, Вовка сует бутылку в
глубокий надежный карман солдатских брюк и бегом, бегом к Рубахину, которого
он оставил. Молодая женщина так его выручила, и кричит, с  некоторой опаской
напрягая на  улице голос, кричит  вслед с упреком, но Вовка машет рукой, уже
не до нее все, все,  пора!.. Он бежит  узкой  улицей. Он  бежит меж плетней,
срезая путь к  дому подполковника Гурова. Есть новость  (и  какая  новость!)
стрелок стоял, озираясь, возле  их заплеванного магазинишки (ожидая бутылку)
и услышал об этом от проходивших мимо солдат.
     Перепрыгнув плетень, он находит спящего Рубахина и толкает его:
     -- Рубаха, слышь!.. Дело верное: старлей Савкин  пойдет сейчас в лес на
разоружение.
     -- А? -- Рубахин заспанно смотрит на него.
     Вовка сыплет словами. Торопит:
     --  На  разоружение  идут.  Нам  бы с  ними. Прихватим  чурку  вот бы и
отлично! Ты ж сам говорил...
     Рубахин уже проснулся: "Да, понял. Да.  Будет как раз. Да-а, нам скорее
всего   там   повезет   надо   идти."  Солдаты   тихо-тихо   выбираются   из
подполковничьей  усадьбы.  Они  осторожно забирают  вещмешки,  свое  оружие,
стоявшее у колодца. Они перелазят  плетень и уходят чужой калиткой, чтобы те
двое, с веранды, их не увидели и не окликнули.
     Их не увидели; и не окликнули. Сидят.
     Жара. Тихо.  И Алибеков  негромко напевает, голос  у  него чистый: "Все
здесь замерло-ооо до утра-ааа..."
     Тихо.
     -- Люди не меняются, Алибек.
     -- Не меняются, думаешь?
     -- Только стареют.
     -- Ха. Как мы с тобой... Алибеков подливает тонкой струей себе в чашку.
Ему  уже не хочется  торговаться. Грустно. К тому же все  слова он сказал, и
теперь правильные  слова  сами  (своей неспешной  логикой)  доберутся до его
старого друга Гурова. Можно не говорить их вслух.
     -- Вот чай хороший совсем исчез.
     -- Пусть.
     --  Чай дорожает.  Еда дорожает.  А  время не меня-я-яется, тянет слова
Алибеков.
     Хозяйка  как  раз вносит  на  смену  еще два  заварных чайника. Чай это
верно.  Дорожает.   "Но  меняется  время   или  нет,  а  прокорм  ты,  брат,
привезешь...", -- думает Гуров и тоже слова вслух пока не произносит.
     Гуров  знает, что  Алибеков поумнее, похитрее его.  Зато  его,  Гурова,
немногие мысли прочны и за долгие годы продуманы до такой белой ясности, что
это уже и не мысли, а части его собственного тела, как руки и ноги.
     Раньше  (в  былые-то  дни)  при  интендантских  сбоях  или  просто  при
задержках с  солдатским  харчем  Гуров тотчас  надевал парадный  мундир.  Он
цеплял на грудь свой орденок и медали. В армейском "козлике" ГАЗ-69 (с какой
пылью, с  каким ветерком!) мчал  он по  горным извилистым дорогам в районный
центр, пока не подкатывал наконец к  известному зданию с колоннами,  куда  и
входил  не сбавляя  шага  (и не  глядя на умученных ожиданием  посетителей и
просителей),  прямиком в кабинет. А если не в райкоме, то в исполкоме. Гуров
умел добиться. Бывало, и сам  рулил на базу, и взятку давал, а иногда еще  и
умасливал кого нужно  красивым именным пистолетом (мол,  пригодится:  Восток
это  Восток!..  Он и думать  не  думал,  что когда-нибудь эти игривые  слова
сбудутся). А теперь  пистолет ничто,  тьфу.  Теперь десять стволов  мало дай
двенадцать. Он,  Гуров,  должен  накормить солдат. С возрастом человеку  все
тяжелее даются перемены, но взамен становишься более снисходителен к людским
слабостям. Это  и равновесит. Он должен накормить также и самого себя. Жизнь
продолжается, и  подполковник Гуров помогает ей продолжаться вот весь ответ.
Обменивая оружие,  он  не думает  о последствиях. При чем здесь  он?.. Жизнь
сама собой переменилась в сторону всевозможных обменов (меняй что хочешь  на
что  хочешь) и Гуров  тоже менял.  Жизнь  сама собой  переменилась в сторону
войны (и какой дурной войны ни войны, ни мира!) и Гуров, разумеется, воевал.
Воевал и не стрелял. (А только время от времени разоружал по приказу. Или, в
конце  концов, стрелял  по другому  приказу; свыше.) Он  поладит  и  с  этим
временем, он  соответствует.  Но... но, конечно,  тоскует. Тоскует по  таким
понятным ему былым временам, когда, примчавшись на своем "газике", он входил
в тот кабинет и мог накричать, всласть  выматерить,  а уж потом, снисходя до
мира,  развалиться  в  кожаном  кресле  и покуривать с  райкомовцем,  как  с
дружком-приятелем.  И пусть  ждут  просители  за дверью кабинета. Однажды не
застал  он райкомовца ни в кабинете, ни дома: тот уехал.  Но зато застал его
жену. (Поехав к  ним домой.) И отказа тоже  не было. Едва  начинавшему тогда
седеть,  молодцеватому майору  Гурову  она  дала все, что  только может дать
скучающая женщина, оставшаяся  летом в одиночестве на целую неделю. Все, что
могла.  Все,  и  даже больше, подумал он  (имея  в виду  ключи от  огромного
холодильника  номер  два,  их  районного  мясокомбината,   где  складировали
свежекопченое мясо).
     -- Алибек. Я тут вспомнил. А копченого мяса ты не достанешь?..



     Операция  по  разоружению  (еще с  ермоловских времен  она и называлась
"подковой") сводилась  к  тому, что боевиков окружали,  но так и не замыкали
окружение  до конца.  Оставляли один-единственный  выход.  Торопясь  по этой
тропе, боевики растягивались в  прерывистую цепочку, так что из засады  хоть
справа, хоть слева взять любого из них, утянуть  в кусты (или в прыжке сбить
с тропы в обрыв и там разоружить) было делом не самым простым, но возможным.
Конечно,  все  это время  шла  частая  стрельба  поверх  голов,  пугавшая  и
заставлявшая их уходить.
     Оба  затесались в  число тех,  кто  шел  на  разоружение,  однако Вовку
высмотрели  и тотчас  изгнали: старлей  Савкин полагался  только  на  своих.
Взгляд старлея скользнул по мощной  фигуре Рубахина, но не уперся в него, не
царапнул, и хрипатого приказа  "Два шага вперед!.."  не  последовало  скорее
всего,  старлей просто не  приметил.  Рубахин стоял в группе самых  мощных и
крепких солдат, он с ними сливался.
     А как только началась стрельба, Рубахин поспешил и уже был в засаде; он
покуривал  в  кустах  с  неким  ефрейтором  Гешей.  Солдаты-старогодки,  они
вспоминали тех, кто демобилизовался. Нет, не завидовали. Хера ли завидовать?
Неизвестно, где лучше...
     -- Шустро бегут, -- сказал Геша, не подымая глаз на мелькавшие в кустах
тени.
     Боевики бежали сначала по двое, по трое, с шумом и треском проносясь по
заросшей кустами старинной тропе. Но кого-то  из одиночек  уже расхватывали.
Вскрик. Возня... и тишина. ("Взяли?" спрашивал Геша  глазами Рубахина, и тот
кивком  отвечал:  "Взяли".) И вновь  нарастал  треск в кустах. Приближались.
Стрелять  они  еще  худо-бедно умели (и убивать, конечно,  тоже), но  бежать
через кусты с  оружием в руках,  с патронташем  на шее да еще под выстрелами
конечно, тяжко. Спугнутые, натыкаясь на  огонь из  засад, боевики сами собой
устремлялись по тропе, что вроде бы все сужалась и уводила их в горы.
     --  А вот этот будет мой лады? -- сказал Рубахин, привставая и  ускоряя
шаг к просвету.
     -- Ни пуха! -- Геша наскоро докуривал.
     Оказалось,  "этот" не одиночка  бежали  двое,  но  уже  выпрыгнувший из
кустов Рубахин упускать их права не имел. "Сто-оой! Сто-оой!.." Он кинулся с
пугающим криком за ними. Стартовал Рубахин  неважнецки. Ком мускулов развить
скорость сразу не мог, но  уж когда он разгонялся, ни кривой куст,  ни осыпь
под ногой значения не имели летел.
     Он  мчался  уже метрах  в шести от боевика. А  первый (то есть бежавший
первым) шел резвее его, уходил. Второго (тот был уже  совсем близко) Рубахин
не  опасался, он  видел болтающийся на шее автомат,  но патроны  расстреляны
(или же боевик стрелять на бегу был неловок?). Первый  опаснее,  автомата не
было, и значит, пистолет.
     Рубахин наддал. Сзади  он расслышал поступь бегущего следом ага,  Гешка
прикрыл! Двое надвое...
     Нагнав,  он не  стал  ни хватать,  ни  валить  (пока  с  ним,  упавшим,
разберешься,  первый  наверняка уйдет). Сильным  ударом левой он сбил  его в
овраг, в ломкие кусты, крикнув Геше: "Один в канаве! Возьми его!.." и рванул
за первым, длинноволосым.
     Рубахин  шел уже самым быстрым ходом, но  и тот был бегун. Едва Рубахин
стал  его  доставать, он тоже  прибавил.  Теперь  шли вровень,  их разделяло
метров  восемь десять. Обернувшись, убегающий вскинул  пистолет и  выстрелил
Рубахин  увидел,  что он совсем  молодой. Еще выстрелил. (И  терял скорость.
Если б не стрелял, он бы ушел.)
     Стрелял  он  через левое плечо, пули сильно недобирали, так что Рубахин
не пригибался каждый раз, когда боевик заносил руку для выстрела. Однако все
патроны не стал расстреливать, хитрец. Стал уходить.  Рубахин  тотчас понял.
Не медля больше, Рубахин  швырнул свой  автомат  по ногам.  Этого,  конечно,
хватило.
     Бегущий вскрикнул от боли, дернулся и стал заваливаться, Рубахин достал
его  прыжком,  подмял,  правой рукой  прихватывая за запястье, где пистолет.
Пистолета не  было. Падая, выронил  его, тот еще боец!..  Рубахин  завел ему
руки, вывернув  плечо, конечно с болью.  Тот ойкнул и обмяк. Рубахин все еще
на  порыве  извлек  из  кармана  ремешок,  скрутил  руки, посадил у  дерева,
притолкнув  несильное тело  к  стволу сиди!..  И только тут  встал наконец с
земли и  ходил по тропе,  отдыхиваясь и ища  в траве уже внимательным глазом
свой автомат и выброшенный беглецом пистолет.
     Снова топот Рубахин скакнул с тропы в сторону,  к  корявому  дубку, где
сидел пойманный. "Тихо!" --  велел  ему Рубахин. В мгновенье проскочили мимо
них несколько  удачливых  и быстроногих боевиков. За ними, матюкаясь, бежали
солдаты. Рубахин не вмешивался. Он дело сделал.
     Он  глянул на  пойманного:  лицо  удивило. Во-первых,  молодостью, хотя
такие юнцы,  лет шестнадцати  семнадцати,  среди  боевиков  бывали  нередко.
Правильные черты, нежная  кожа.  Чем-то  еще  поразило его лицо кавказца, но
чем? он не успел понять.
     -- Пошли,  -- сказал  Рубахин, помогая  ему (со скрученными  за  спиной
руками) подняться.
     Когда шли, предупредил:
     -- И  не  бежать. Не вздумай даже.  Я не  застрелю. Но  я сильно  побью
понял?
     Молодой пленник  прихрамывал. Автомат, что швырнул Рубахин, поранил ему
ногу. Или притворяется?.. Пойманный обычно старается вызвать к себе жалость.
Хромает. Или кашляет сильно.



     Обезоруженных было  много, двадцать два  человека, и потому,  возможно,
Рубахин отстоял  своего пленного без труда. "Этот мой!" повторял, держа руку
на его  плече,  Рубахин в общем  шуме и гаме в той  последней  суете,  когда
пленных  пытаются  построить,  чтобы  вести  в часть.  Напряжение  никак  не
спадало. Пленные толпились, боясь, что их сейчас разделят. Держались один за
другого,  перекрикиваясь  на своем языке. У  некоторых даже не были  связаны
руки. "Почему твой?  Вон сколько их все они наши!" Но Рубахин качал головой:
мол, те наши, а этот  мой. Появился  Вовка-стрелок, как  всегда  вовремя и в
свою минуту. Куда лучше,  чем Рубахин, он умел и  сказать правду, и задурить
голову.  "Нам необходимо!  оставь!  Записка  от  Гурова...  Нам  для  обмена
пленных!" вдохновенно лгал  он.  "Но ты доложи старлею". "Уже доложено.  Уже
договорено!"  продолжал Вовка взахлеб, мол,  подполковник  сейчас чай пьет у
себя дома (что было правдой) они вдвоем только  что оттуда  (тоже правда), и
Гуров, мол, самолично написал для них записку. Да, записка там, на КП...
     Вовка  заметно  осунулся.  Рубахин недоуменно  глянул  в  его  сторону:
как-никак через кусты за длинноволосым бежал он ловил и вязал он,  потел он,
а осунулся Вовка.
     Пленных (наконец  построив)  повели к машинам. Отдельно несли оружие, и
кто-то вслух  вел счет: семнадцать "калашниковых",  семь пистолетов, десяток
гранат.  Двое убитых  во время гона,  двое раненых, у нас тоже один ранен  и
Коротков  убит...  Крытые  брезентом грузовики  вытянулись  в  колонну  и, в
сопровождении  двух  бэтээров (в  голове и в хвосте),  с ревом,  набирая все
больше скорости, двинулись в часть. Солдаты в машинах возбужденно обсуждали,
горланили. Все хотели есть.
     По прибытии, едва вылезли из машины, Рубахин и  Вовка-стрелок вместе со
своим  пленным тут  же отбились в сторону. К  ним не цеплялись. С пленными в
общем-то делать нечего: молодых отпустят, матерых месяца два-три подержат на
гауптвахте,  как в  тюрьме,  ну  а  если  побегут  их  не  без  удовольствия
постреляют... война!  Бояркова, быть  может, эти же самые боевики застрелили
спящего  (или  только-только  открывшего  со  сна  глаза).  Лицо  без единой
царапины. И муравьи ползли. В первую минуту Рубахин и Вовка стали сбрасывать
муравьев. Когда  перевернули, в спине  Бояркова  сквозила дыра.  Стреляли  в
упор;  но пули не успели разойтись и ударили в грудь кучно:  проломив ребра,
пули вынесли наружу все его  нутро на  земле (в земле) лежало крошево ребер,
на них  печень,  почки,  круги  кишок,  все  в  большой  стылой  луже крови.
Несколько пуль застопорило  на  еще  исходящих  паром  кишках. Боярков лежал
перевернутый с огромной дырой в спине. А  его нутро, вместе с пулями, лежало
в земле.
     Вовка заворачивал к столовой.
     -- ...на  обмен  взяли.  Подполковник  разрешение дал,  спешил  сказать
Вовка, опережая расспросы встретившихся солдат из взвода Орликова.
     Солдаты, сытые  после  еды,  выкрикивали  ему,  мол,  передавай привет.
Спрашивали: кто в плену? на кого меняем?!
     -- На обмен, -- повторял Вовка-стрелок.
     Ваня Бравченко засмеялся:
     -- Валюта!
     Сержант Ходжаев крикнул:
     --  Молодцы, хорошо  поймали!  Таких  любят!.. Их начальник,  он мотнул
головой в сторону гор, таких очень любит.
     Чтобы  пояснить,  Ходжаев  еще   и  засмеялся,  показав  крепкие  белые
солдатские зубы.
     -- Два, три, пять человек на  одного  выменяешь!  -- крикнул он. Таких,
как девушку, любят! И, поравнявшись, он подмигнул Рубахину.
     Рубахин хмыкнул.  Он  вдруг догадался,  что его беспокоило  в плененном
боевике: юноша был очень красив.
     Пленный не слишком хорошо говорил по-русски,  но, конечно, все понимал.
Злобно,  с  гортанно  взвизгивающими звуками он выкрикнул  Ходжаеву что-то в
ответ. Скулы и  лицо вспыхнули, отчего еще больше стало видно, что он красив
длинные, до плеч, темные волосы почти сходились в овал. Складка губ. Тонкий,
в  нитку, нос. Карие глаза заставляли особенно задержаться на  них  большие,
вразлет и чуть враскос.
     Вовка  быстро  сговорился  с поваром.  Перед  дорогой  надо было хорошо
поесть. За длинным дощатым столом шумно и душно; жарко. Сели с краю и тут же
из вещмешка Вовка извлек ополовиненную бутылку портвейна; скрытным движением
он сунул ее  под столом Рубахину, чтобы тот, зажав бутылку, как водится, меж
колен, незаметно для  других ее допил. "Ровняк половину  тебе оставил. Цени,
Рубаха, мою доброту!.."
     Поставил  тарелку  и  перед пленным:  "Нэ хачу",--  резко  ответил тот.
Отвернулся, качнув темными локонами.
     Вовка придвинул к нему ближе: "Хотя бы мясо порубай. Дорога долгая".
     Пленный  молчал. Вовка заволновался, что  тот, пожалуй,  двинет  сейчас
локтем тарелку и столь трудно выпрошенная у повара лишняя каша с мясом будет
на полу.
     Он быстро разбросал  третью  порцию по тарелкам себе и Рубахину. Поели.
Пора было идти.



     У ручья они пили, зачерпывая по очереди воду пластмассовым стаканчиком.
Пленного, видно, мучила жажда; стремительно шагнув,  он, словно рухнул, упал
на  колени, гремя галькой. Он не дождался, пока  развяжут руки или напоят из
стаканчика, стоя на коленях  и  склонившись к быстрой воде лицом, долго пил.
Связанные сзади посиневшие руки при  этом  задирались  кверху; казалось,  он
молится каким-то необычным способом.
     Потом сидел  на песке. Лицо  мокро. Прижимая щеку к  плечу,  он пытался
сбросить  без помощи  рук  нависшие  там  и  тут на лице капли воды. Рубахин
подошел:
     -- Мы бы дали тебе напиться. И руки бы развязали... Куда спешишь?
     Не  ответил.  Рубахин  посмотрел  на  него и  ладонью отер  ему воду на
подбородке. Кожа была такой нежной, что рука Рубахина дрогнула. Не ожидал. И
ведь точно! Как у девушки, подумал он.
     Глаза их встретились, и Рубахин тут  же отвел взгляд, смутившись  вдруг
скользнувших и не слишком хороших мыслей.
     На миг насторожил Рубахина ветер, шумнувший в кустах. Как бы не шаги?..
Смущение отступило. (Но  оно только  припряталось. Не ушло  совсем.) Рубахин
был простой солдат он не был защищен  от человеческой красоты как таковой. И
вот уже вновь  словно  бы  исподволь  напрашивалось  новое и  незнакомое ему
чувство. И, конечно,  он отлично помнил,  как  крикнул тогда и как подмигнул
сержант Ходжаев. Сейчас предстояло быть и вовсе лицом к лицу. Пленный не мог
самостоятельно перейти ручей. Крупная галька и напористое  течение, а он был
бос, и нога распухла у щиколотки так сильно, что уже в самом начале пути ему
пришлось сбросить свои  красивые кроссовки  (на время они лежали  в вещмешке
Рубахина). Если при переходе ручья раз-другой упадет, он может стать  никуда
не годным. Ручей потащит волоком. Выбора нет. И понятно, что Рубахин, кто же
еще, должен был нести его  через воду: не он ли, когда брал  в плен, броском
своего автомата повредил ему ногу?
     Чувство сострадания помогло Рубахину;  сострадание пришло ему в  помощь
очень кстати и  откуда-то свыше, как с  неба  (но оттуда же нахлынуло  вновь
смущение заодно с новым пониманием опасной этой красоты). Рубахин растерялся
лишь на миг. Он подхватил юношу на руки, нес через ручей.  Тот  дернулся, но
руки Рубахина были мощны и сильны.
     "Ну-ну. Не  брыкайся",  --  сказал  он,  и  это  были  примерно  те  же
грубоватые слова, какие сказал бы он в подобной ситуации женщине.
     Он нес; слышал дыхание юноши. Тот нарочито отвернул лицо, и  все же его
руки  (развязанные на время перехода),  обхватившие  Рубахина, были цепки он
ведь  не хотел упасть в  воду, на камни. Как и  всякий,  кто несет на  руках
человека,  Рубахин  ничего не видел  под ногами  и ступал  осторожно. Скосив
глаза, он только и видел бегущую вдали воду ручья и, на фоне прыгающей воды,
профиль юноши, нежный, чистый, с неожиданно припухлой нижней губой, капризно
выпятившейся, как у молоденькой женщины.
     Здесь же у ручья сделали первый привал. Для  безопасности сошли с тропы
вниз  по течению.  Сидели  в кустах. Рубахин держал  на коленях  автомат  со
снятым предохранителем. Есть пока не хотелось, но  пили  воду несколько раз.
Вовка, лежа на  боку, крутил приемничек,  тот еле слышно свиристел, булькал,
мяукал, взрывался незнакомой речью. Вовка,  как и всегда, полагался на  опыт
Рубахина, за километр слышавшего камень под чужой ногой.
     "Рубаха,   я  сплю.  Слышь.  Я  сплю",  --   честно   предупреждал  он,
проваливаясь в мгновенной солдатской дреме.
     Когда зоркий старлей изгнал его из числа тех, кто пошел на разоружение,
Вовка  от  нечего делать  вернулся  в  домишко,  где  жила молодая  женщина.
(Домишко рядом с домом подполковника. Но Вовка был осторожен.) Она, понятно,
обругала, попеняла  солдату, так скоро  бросившему ее у магазина.  Но  через
минуту они снова оказались лицом к лицу,  а еще  через минуту в постели. Так
что теперь Вовка был приятно изнурен. Дорогу он осиливал, но на привалах его
тотчас кидало в сон.
     Рубахину было проще заговорить на быстром ходу.
     ...если  по-настоящему,  какие  мы враги мы  свои  люди.  Ведь  были же
друзья!  Разве нет?  горячился  и даже как  бы  настаивал  Рубахин,  пряча в
привычные (в советские) слова смущавшее его чувство. А ноги знай шагали.
     Вовка-стрелок фыркнул:
     -- Да здравствует нерушимая дружба народов...
     Рубахин расслышал, конечно, насмешку. Но сказал сдержанно:
     -- Вов. Я ведь не с тобой говорю.
     Вовка на всякий случай смолк. Но и юноша молчал.
     -- Я такой же человек, как ты. А ты такой же, как я. Зачем нам воевать?
продолжал  говорить всем известные слова  Рубахин, но мимо цели; получалось,
что  стершиеся слова  говорил он  самому  себе  да  кустам  вокруг.  Да  еще
тропинке,  что  после ручья  рванулась прямиком  в горы.  Рубахину хотелось,
чтобы юноша  хоть как-то ему возразил. Хотелось услышать голос. Пусть что-то
скажет. (Рубахин все больше чувствовал себя неспокойным.)
     Вовка-стрелок   (на  ходу)  шевельнул   пальцем,  и  приемничек  в  его
солдатском мешке ожил, зачирикал. Вовка еще шевельнул нашел  маршевую песню.
А Рубахин все говорил. Наконец устал и смолк.
     Идти со связанными руками  (и  с  плохой  ногой)  непросто, если подъем
крут.  Пленный боевик  оступался;  шел с трудом.  На одном из подъемов вдруг
упал. Кое-как встал, не жаловался; но Рубахин заметил его слезы.
     Рубахин несколько скоропалительно сказал:
     -- Если не убежишь, я развяжу тебе руки. Дай слово.
     Вовка-стрелок услышал (сквозь музыку приемника) и вскрикнул:
     -- Рубаха! да ты спятил!..
     Вовка шел впереди. Он ругнулся: мол, глупость какая. А приемник меж тем
звучал громко.
     -- Вов. Выруби... Мне слышать надо.
     Счас.
     Музыка смолкла.
     Рубахин развязал пленному  руки куда он уйдет с такой ногой от него, от
Рубахина.
     Шли  довольно быстро. Впереди  пленный. Рядом полусонный Вовка. А  чуть
сзади молчаливый, весь на инстинктах Рубахин.
     Освободить кому-то хотя бы только кисти рук и хотя бы  только  на время
пути приятно.  Со  сладким привкусом сглотнулась слюна  в гортани  Рубахина.
Редкая минута. Но  привкус  привкусом, а взгляд его не слабел. Тропа набрала
крутизну. Стороной  они  прошли холмик, где  был закопан  пьянчуга  Боярков.
Замечательное залитое вечерним солнцем место.
     На ночном привале Рубахин отдал ему свои шерстяные носки. Сам остался в
сапогах на босу ногу. Всем спать! (И совсем малый костер!..) Рубахин отобрал
у Вовки  транзистор (ночью ни звука).  Автомат,  как всегда,  на коленях. Он
сидел плечом  к  пленному, а спиной к  дереву  в  своей излюбленной с давних
времен позе  охотника (чуткой, но позволяющей немного впасть в дрему). Ночь.
Он как  бы спал. И в параллель сну  слышал сидящего рядом пленника слышал  и
чувствовал  настолько,  что  среагировал  бы  в  тот  же  миг,  вздумай  тот
шевельнуться хоть  чуточку нестандартно.  Но тот и  не думал  о  побеге.  Он
тосковал.  (Рубахин  вникал  в  чужую  душу.)  Вот оба  они  впали  в  дрему
(доверяя), а вот Рубахин уже почувствовал,  как юношей вновь овладела тоска.
Днем  пленный  старался  держаться гордецом,  но  сейчас  его явно  донимала
душевная  боль. Чего, собственно,  он печалился?  Рубахин  еще  днем  внятно
намекнул ему, что  ведут  его не в воинскую  тюрьму и не  для каких-то  иных
темных целей, а именно,  чтобы отдать  его  своим взамен на  право проехать.
Всего-то  и  дел  передать  своим.  Сидя  рядом  с  Рубахиным, он  может  не
волноваться.  Пусть  он не знает про машины и блокированную там  дорогу,  но
ведь  он  знает  (чувствует),  что  ему  ничто  не  грозит.  Более того.  Он
чувствует, конечно,  что он симпатичен  ему, Рубахину... Рубахин вдруг вновь
смутился. Рубахин  скосил глаза. Тот тосковал. В уже подступившей  тьме лицо
пленного было по-прежнему красиво и так печально. "Ну-ну!" дружелюбно сказал
Рубахин, стараясь приободрить.
     И  медленно протянул  руку.  Боясь  встревожить  этот полуоборот лица и
удивительную  красоту  неподвижного взгляда,  Рубахин  только  чуть коснулся
пальцами его тонкой скулы и как бы поправил локон, длинную прядку, свисавшую
вдоль его  щеки. Юноша не отдернул лица. Он молчал. И как показалось но  это
могло показаться, еле уловимо, щекой ответил пальцам Рубахина.
     Стоило  смежить  глаза,  Вовка-стрелок  наново  проживал   ускользающие
сладкие минуты,  так стремительно промчавшиеся в том деревенском домишке. За
мигом миг дробная  и такая краткая радость женской  близости. Он спал  сидя;
спал стоя; спал на ходу. Не удивительно, что ночью он крепко уснул (хотя был
его  час) и  не уследил,  как  рядом пробежал  зверь, возможно  кабан.  Всех
всколыхнуло. А треск в кустах затянуто долго  сходил на  нет. "Хочешь, чтобы
нас тоже  пристрелили сонных?!"  Рубахин  легонько  дернул  солдата  за ухо.
Встал. Вслушался. Было тихо.
     Подложив в огонь хворосту, Рубахин походил кругами, постоял у распадка;
вернулся. Он сел  рядом с  пленным.  Пережив испуг,  тот  сидел  в некотором
напряжении. Плечи свело; ссутулился красивое лицо совсем утонуло в ночи. "Ну
что?.. Как  ты?" спросил простецки. В таких случаях вопрос это  прежде всего
пригляд за пленным: не обманчива ли его дрема; не подыскал ли он  нож;  и не
надумал  ли, пока спят, уйти в  темную ночь? (сдуру ведь Рубахин нагонит его
тотчас).
     -- Хорошо, -- ответил тот коротко.
     Оба какое-то время молчали.
     Так оказалось, что, задав  вопрос,  Рубахин остался  сидеть с ним рядом
(не каждую же минуту менять место у костра).
     Рубахин похлопал его по плечу:
     -- Не робей. Я же сказал: как приведем, сразу тебя отдадим вашим понял?
     Тот кивнул: да, он понял. Рубахин этак хохотнул:
     -- А ты правда красивый.
     Помолчали еще.
     -- Как нога?
     -- Хорошо.
     -- Ладно, спи.  Времени в обрез.  Надо еще  чуток  покемарить, а там  и
утро...
     И вот  тут,  как бы согласившись,  что  надо подремать,  пленный  юноша
медленно  склонил свою  голову вправо, на плечо Рубахину. Ничего особенного:
так  и растягивают свой недолгий сон солдаты, привалившись друг  к другу. Но
вот тепло  тела, а с ним и ток чувственности (тоже отдельными волнами) стали
пробиваться, перетекая волна  за  волной через прислоненное  плечо  юноши  в
плечо Рубахина. Да нет же. Парень спит. Парень просто спит, подумал Рубахин,
гоня наваждение. И тут же напрягся и весь одеревенел, такой силы заряд тепла
и неожиданной  нежности пробился в эту минуту ему в плечо; в притихшую душу.
Рубахин замер. И юноша услышав  или угадав его  настороженность  тоже  чутко
замер. Еще минута  и их касание лишилось  чувственности. Они  просто  сидели
рядом.
     --  Да. Подремлем,  -- сказал Рубахин в  никуда.  Сказал, не  отрываясь
взглядом от красных маленьких языков костра.
     Пленный качнулся, чуть удобнее разместив  голову на его плече.  И почти
тут же  стал  вновь ощущаться  ток  податливого и призывного  тепла. Рубахин
расслышал  теперь  тихую  дрожь  юноши,  как  же  так... что  ж  это  такое?
взбаламученно  соображал  он.  И вновь весь он  затаился, сдерживаясь (и уже
боясь, что  ответная  дрожь его выдаст). Но  дрожь это  только дрожь,  можно
пережить. Более же всего Рубахин страшился, что вот сейчас голова юноши тихо
к нему повернется (все движения его были  тихие и ощутимо вкрадчивые, вместе
с тем как бы и ничего  не значащие  чуть шевельнулся человек в  дреме, ну  и
что?..) повернется  к нему именно  что лицом, почти касаясь,  после  чего он
неизбежно  услышит юное дыхание и близость губ.  Миг нарастал. Рубахин  тоже
испытал минуту слабости. Его  желудок первым из  связки органов не  выдержал
столь  непривычного  чувственного  перегруза  сдавил спазм,  и  тотчас пресс
матерого  солдата  сделался  жестким,   как  стиральная   доска.   И  следом
перехватило дыхание. Рубахин разом зашелся в кашле,  а юноша, как спугнутый,
отнял голову от его плеча.
     Вовка-стрелок проснулся:
     -- Бухаешь, как пушка, с ума сошел!.. слышно на полкилометра!
     Беспечный  Вовка  тут  же  и  заснул.  И  сам  же   как  в  ответ  стал
прихрапывать. Да еще с таким звучным присвистом.
     Рубахин засмеялся вот, мол, мой боевой товарищ. Беспрерывно  спит. Днем
спит, ночью спит!
     Пленный сказал медленно и с улыбкой:
     -- Я думаю, он имел женщину. Вчера.
     Рубахин удивился: вот как?.. И, припомнив, тут же согласился:
     -- Похоже на то.
     -- Я думаю, вчера днем было.
     -- Точно! точно!..
     Оба посмеялись, как это бывает в таких случаях у мужчин.
     Но следом (и очень осторожно) пленный юноша спросил:
     -- А ты ты давно имел женщину?
     Рубахин пожал плечами:
     -- Давно. Год, можно считать.
     Некрасивая  совсем? Баба?..  Я  думаю,  она  некрасивая  была.  Солдаты
никогда не имеют красивых женщин.
     Возникла такая долгая тяжелая пауза. Рубахин чувствовал, как камень лег
ему на затылок (и давит, давит...).
     Рано утром костер совсем погас. Замерзший Вовка тоже перебрался к ним и
уткнулся лицом,  плечом в  спину  Рубахину. А сбоку  к  Рубахину  приткнулся
пленный,  всю  ночь  манивший  солдата  сладким  пятном  тепла. Так  втроем,
обогревая друг друга, они дотянули до утра.
     Поставили котелок с водой на огонь.
     --  Чайком балуемся,  --  сказал  Рубахин  с некоторой виноватостью  за
необычные переживания ночи.
     С самого  утра ожила эта  в  себе не уверенная, но уже непрячущаяся его
виноватость:  Рубахин вдруг начал за юношей ухаживать. (Он взволновался.  Он
никак  не ожидал этого  от  себя.) В  руках, как болезнь,  появилось  мелкое
нетерпение.  Он дважды заварил  ему чай в стакане. Он  бросил куски  сахара,
помешал звонкой ложечкой,  подал. Он  оставил ему как бы навсегда свои носки
носи, не снимай, пойдешь в них дальше!.. такая вот пробилась заботливость.
     И  как-то суетлив стал Рубахин и все разжигал, разжигал  костер,  чтобы
тому было теплее.
     Пленный  выпил  чай. Он сидел на корточках и следил за  движениями  рук
Рубахина.
     -- Теплые носки. Хорошие, -- похвалил он, переводя взгляд на свои ноги.
     -- Мать вязала.
     -- А-а.
     -- Не  снимай!..  Я же  сказал:  ты пойдешь  в них.  А я  себе на  ноги
что-нибудь намотаю.
     Юноша,  вынув  расческу  из  кармана,  занялся  своими  волосами: долго
расчесывал их.  Время  от времени  он горделиво встряхивал  головой. И снова
выверенными взмахами  приглаживал волосы  до самых  плеч.  Чувствовать  свою
красоту ему было так же естественно, как дышать воздухом.
     В теплых и крепких  шерстяных носках юноша  шел заметно увереннее. Он и
вообще держался посмелее.  Тоски в глазах не было. Он  несомненно уже  знал,
что  Рубахин смущен  наметившимися их  отношениями. Возможно, ему  это  было
приятно. Он  искоса поглядывал на Рубахина,  на его  руки, на автомат и  про
себя  мимолетно  улыбался, как бы играючи  одержав победу над этим огромным,
сильным и таким робким детиной.
     У ручья  он  не снимал  носки.  Он  стоял,  ожидая,  когда Рубахин  его
подхватит.  Рука  юноши  не  цеплялась,  как  прежде, только за  ворот;  без
стеснения  он  держался мягкой рукой прямо  за  шею  ступающего  через ручей
Рубахина, иногда, по ходу и шагу, перемещая ладонь тому под гимнастерку так,
как было удобнее.
     Рубахин вновь  отобрал у Вовки-стрелка транзистор. И дал знак  молчать:
он вел; на расширившейся затоптанной  тропе  Рубахин не  доверял никому  (до
самой белой скалы). Скала, с известной ему развилкой троп, была уже на виду.
Место  опасное.  Но  как раз  и  защищенное тем, что  там  расходились  (или
сходились это как смотреть!) две узкие тропки.
     Скала (в солдатской простоте) называлась нос. Белый большой треугольный
выступ камня надвигался на них, как нос корабля, и все нависал.
     Они  уже  карабкались  у  подножия,  под  самой   скалой,   в  курчавом
кустарнике. Этого  не может быть! пронеслось в сознании  солдата, когда там,
наверху, он расслышал надвигающуюся опасность (и справа,  и слева). С  обеих
сторон  скалы  спускались люди. Чужая и такая  плотная,  беспорядочно-частая
поступь. Суки. Чтобы два чужих отряда вот так совпали минута к минуте, заняв
обе  тропы, такого не  может быть! Скала была  тем и спасительна, что давала
услышать и загодя разминуться.
     Теперь они, конечно, не успевали продвинуться ни туда, ни сюда. Ни даже
метнуться из-под  скалы назад  в  лес через  открытое  место.  Их трое, один
пленный; их тотчас заметят; их перестреляют немедленно; или попросту загонят
в чащу,  обложив кругом. Этого не может быть, жалобно пискнула его мысль уже
в третий раз, как  отрекаясь. (И ушла, исчезла, бросила его.) Теперь  все на
инстинктах. В ноздрях потянуло  холодком. Не только  их шаги. В почти полном
безветрии Рубахин слышал медлительное распрямление травы, по которой прошли.
     -- Тс-с.
     Он  прижал  палец  к  губам.  Вовка понял.  И  мотнул головой в сторону
пленного: как он?
     Рубахин глянул тому в лицо: юноша тоже мгновенно понял (понял, что идут
свои), лоб и щеки его  медленно  наливались краской признак непредсказуемого
поведения.
     "А! Будь  что будет!" сказал себе  Рубахин, быстро изготовив автомат  к
бою. Он ощупывал запасные обоймы. Но мысль о  бое (как  и всякая мысль в миг
опасности) тоже отступила в сторону (бросила его), не желая взвалить на себя
ответ. Инстинкт  велел  прислушаться. И  ждать.  В  ноздрях  тянуло и тянуло
холодом. И так значаще  тихо зашевелились травы. Шаги ближе. Нет. Их  много.
Их слишком много...  Рубахин еще  раз глянул, считывая  с  лица  пленного  и
угадывая как  он?  что он?  в  страхе быть убитым затаится  ли  он и смолчит
(хорошо бы)  или сразу же  кинется  им  навстречу  с  радостью,  с  дурью  в
полубезумных огромных глазах и (главное!) с криком?
     Не  отрывая  взгляда от  идущих  по левой тропе  (этот отряд был совсем
недалеко  и  пройдет мимо них первым), Рубахин  завел руку назад и осторожно
коснулся тела  пленного.  Тот чуть  дрожал, как дрожит женщина перед близким
объятьем.  Рубахин  тронул  шею,   ощупью  перешел  на  его  лицо  и,  мягко
коснувшись, положил пальцы и ладонь на красивые губы, на рот (который должен
был молчать); губы подрагивали.
     Медленно Рубахин  притягивал юношу к  себе ближе (а глаз  не отрывал от
левой  тропы,  от подтягивающейся цепочки  отряда). Вовка  следил за отрядом
справа:  там тоже уже  слышались  шаги,  сыпались вниз камешки, и  кто-то из
боевиков, держа автомат на плече, все лязгал им об автомат идущего сзади.
     Юноша  не сопротивлялся Рубахину. Обнимая за плечо,  Рубахин  развернул
его  к  себе  юноша  (он был  пониже)  уже сам потянулся к  нему,  прижался,
ткнувшись губами  ниже  его небритого  подбородка,  в сонную артерию.  Юноша
дрожал, не понимая. "Н-н..."  слабо  выдохнул он, совсем как женщина, сказав
свое  "нет"  не как отказ  как робость,  в то время как Рубахин следил его и
ждал (сторожа  вскрик). И как же расширились его глаза, пытавшиеся  в испуге
обойти глаза Рубахина и через воздух и небо увидеть своих! Он открыл рот, но
ведь не кричал. Он, может быть,  только и хотел  глубже вдохнуть.  Но вторая
рука Рубахина, опустившая автомат на  землю, зажала ему и  приоткрытый рот с
красивыми губами, и нос, чуть  трепетавший. "Н-ны..." хотел что-то досказать
пленный юноша,  но не успел. Тело его рванулось, ноги напряглись, однако под
ногами уже не было опоры. Рубахин оторвал его  от земли. Держал  в объятьях,
не  давая коснуться ногами ни чутких кустов, ни камней, что покатились  бы с
шумом.  Той рукой,  что обнимала, Рубахин,  блокируя,  обошел горло. Сдавил;
красота не успела спасти. Несколько конвульсий... и только.
     Ниже  скалы,  где  сходились  тропы,  раздались   вскоре  же  дружеские
гортанные возгласы.  Отряды обнаружили  друг друга.  Слышались  приветствия,
вопросы  как?  что?!.  куда  это  вы  направляетесь?!. (Самый  вероятный  из
вопросов.)  Хлопали  друг  друга  по  плечу.  Смеялись.  Один  из  боевиков,
воспользовавшись остановкой,  надумал помочиться. Он  подбежал к  скале, где
было удобнее. Он не знал, что он  уже на  мушке. Он стоял всего в нескольких
шагах  от  кустов,  за которыми лежали двое  живых  (прячась, они залегли) и
мертвый. Он помочился, икнул и, поддернув брюки, заторопился.
     Когда отряды  прошли  мимо, а  их  удаляющиеся  в низину шаги и  голоса
совсем стихли, двое солдат  с автоматами вынесли из кустов мертвое тело. Они
понесли его в редкий лес, недалеко и тропой налево, где, как помнил Рубахин,
открывалась площадка  сухая плешина с  песчаной, мягкой  землей.  Рыли  яму,
вычерпывая песок плоскими камнями. Вовка-стрелок спросил, возьмет ли Рубахин
назад  свои  носки, Рубахин  покачал  головой. И  ни  словом о  человеке,  к
которому, в общем, уже привыкли. Полминуты посидели молчком  у могилы. Какое
там посидеть война!..



     Без перемен: две грузовые машины (Рубахин видит их издали) стоят на том
самом месте.
     Дорога  с ходу втискивается в проход меж скал, но узкое  место стерегут
боевики. Машины уже обстреляны, но не прицельно. (А  продвинься они еще хоть
сколько-то, их  просто изрешетят.)  Стоят машины уже  четвертый день;  ждут.
Боевики хотят оружие тогда пропустят.
     -- ...не  везем мы автоматов! нет  у нас  оружия! --  кричат со стороны
грузовиков. В  ответ со  скалы выстрел.  Или целый град  выстрелов,  длинная
очередь. И в придачу смех га-га-га-га!.. такой  радостный, напористый  и так
по-детски ликующий катится с высоты смех.
     Солдаты   сопровождения   и   шофера   (всех  вместе   шесть   человек)
расположились у кустов на обочине дороги, укрывшись за корпусами грузовиков.
Кочевая их жизнь нехитра: готовят на костре еду или спят.
     Когда  Рубахин и Вовка-стрелок  подходят ближе, на  скале,  где засада,
Рубахин  примечает  огонь, бледный дневной костер боевики тоже готовят обед.
Вялая  война.  Почему  бы  не  перекусить  по  возможности сытно, не  выпить
горячего чайку?
     Подходящих  все  ближе Рубахина и  Вовку со скалы тоже, конечно, видят.
Боевики  зорки. И  хотя  им видно, что  двое как ушли, так  и пришли (ничего
зримого не  принесли),  со  скалы  на всякий случай  стреляют.  Очередь. Еще
очередь.
     Рубахин и Вовка-стрелок уже подошли к своим.
     Старшина выставил живот вперед. Спрашивает Рубахина:
     -- Ну?.. Будет подмога?
     -- Хера!
     Рубахин не стал объяснять.
     -- И пленного не удалось подловить?
     -- Не.
     Рубахин  спросил  воды,  он  долго  пил из  ведра,  проливая  прямо  на
гимнастерку,  на грудь,  потом слепо  шагнул в  сторону и,  не  выбирая где,
свалился  в кустах спать. Трава еще  не распрямилась; он лежал на том месте,
что  и  два  дня назад, когда его толкнули в  бок и послали за подмогой (дав
Вовку в придачу). В мятую траву он ушел головой по  самые уши, не слыша, что
там выговаривает старшина. Плевать он хотел. Устал он.
     Вовка сел  к дереву  в тень, раскинув ноги и надвинув панаму на  глаза.
Насмешничая,  он  спрашивал шоферов:  а  что  ж  сами вы?  так  и  не  нашли
объезда?.. да неужели ж?!  "Объезда  нет",  отвечали  ему.  Шофера лежали  в
высокой траве.  Один  из  этих тугодумов умело лепил  самокрутку  из обрывка
газеты.
     Старшина Береговой, раздосадованный неудачей  похода,  попытался  снова
вступить в переговоры.
     -- Эй! закричал он. Слухай меня!.. Эй! --  кричал он доверительным (как
он  считал) голосом. Клянусь,  ничего  такого  нет в  машинах ни оружия,  ни
продуктов. Пустые мы!..  Пусть  придет ваш человек и проверит  все  покажем,
стрелять его не будем. Эй! слышь!..
     В ответ раздалась стрельба. И веселый гогот.
     -- Мать в душу! -- ругнулся старшина.
     Стреляли со скалы беспорядочно. Стреляли так долго и так  бессмысленно,
что старшина еще раз выматерил и позвал: "Вов. Ну-ка поди сюда".
     Оба шофера, что лежали  в траве, оживились: "Вов! Вов! Иди сюда. Покажь
абрекам, как стрелять надо!"
     Вовка-стрелок зевнул; лениво оторвал  спину от дерева. (Привалившись  к
нему, он так хорошо сидел.)
     Но, взяв оружие,  он целил без лени. Он расположился на траве поудобнее
и, выставив карабин, ловил в оптическом прицеле  то одну,  то другую фигурку
из тех, что  суетились на скале, нависавшей слева  над дорогой. Их всех было
отлично видно. Он бы, пожалуй, попал и без оптического прицела.
     И как раз горец, стоявший на краю скалы, издевательски заулюлюкал.
     -- Вов. А тебе охота в него попасть? -- спросил шофер.
     -- На хрена он мне, -- фыркнул Вовка.
     Помолчав, добавил:
     --  Мне нравится целиться  и жать на  спуск. Я и без пули знаю, когда я
попал.
     Невозможность  понималась без слов:  убей  он  боевика,  грузовикам  по
дороге уже не проехать.
     Этого, что орет, я, считай, шпокнул. Вовка  спустил курок незаряженного
карабина.  Он баловался.  Прицелился и  вновь  лихо  щелкнул. И  вот  этого,
считай,  шпокнул!.. А этому  я  могу  полжопы  оторвать.  Убить нет,  он  за
деревом, а полжопы пожалста!..
     Подчас, углядев у кого-то из горцев что-нибудь поблескивающее на солнце
бутылку  водки  или  (было поутру!)  замечательный китайский  термос,  Вовка
тщательно прицеливался и вдребезги разносил выстрелом  заметный  предмет. Но
сейчас ничего привлекательного не было.
     Рубахину  тем временем  спалось  тревожно. Набегал  (или,  зарывшись  в
траву, Рубахин  сам вызывал его  в себе?) один и тот же  дурной, беспокоящий
сон: прекрасное лицо пленного юноши.
     -- Вовк. Дай курнуть! (И что за удовольствие ловить на мушку?)
     --  Сейчас!  Вовка знай целил  и  целил, уже в  азарте  забавы,  он вел
перекрестье по силуэту скалы: по кромке камня... по горному кустарнику... по
стволу  дерева.  Ага! Он приметил тощего боевика; стоя у дерева, тот кромсал
ножницами  свои патлы. Стрижка дело интимное. Зеркальце сверкнуло, дав знак,
Вовка  мигом  зарядил  и  поймал.  Он  нажал спуск,  и  серебристая  лужица,
прикрепленная  к  стволу  вяза, разлетелась  в  мельчайшие  куски.  В  ответ
раздались  проклятья  и,  как  всегда,  беспорядочная стрельба. (И словно бы
журавли     закликали     за      нависшей     над      дорогой      скалой:
гуляль-киляль-ляль-киляль-снайпер...)  Фигурки  на  скале  забегали кричали,
вопили, улюлюкали. Но  затем (видно, по команде) притихли. Какое-то время не
высовывались (и вообще  вели себя  скромнее).  И,  конечно, думали,  что они
укрылись. Вовка-стрелок  видел не  только их спрятавшиеся головы,  кадыки на
горле,  животы  он  видел  даже  пуговицы их рубашек и,  балуясь,  переводил
перекрестье с одной на другую...
     -- Вовка! Отставить! -- одернул старшина.
     --   Уже!..   --  откликнулся  стрелок,  прихватывая  рукой  карабин  и
направляясь к высокой траве (с той же нехитрой солдатской мыслью: поспать).
     А Рубахин терял: лицо юноши уже не удерживалось долго перед его глазами
лицо распадалось, едва возникнув. Оно размывалось, утрачивая себя и  оставив
лишь невнятную и неинтересную красивость. Чье-то лицо. Забытое. Образ  таял.
Словно бы на прощанье (прощаясь и, быть может, прощая его) юноша вновь обрел
более или  менее ясные черты (и  как вспыхнуло!). Лицо.  Но не  только  лицо
стоял сам юноша. Казалось, что он сейчас что-то скажет. Он шагнул еще  ближе
и  стремительно  обхватил шею Рубахина  руками (как это сделал Рубахин у той
скалы),  но  тонкие  руки  его  оказались  мягки,  как  у  молодой  женщины,
порывисты,  но нежны,  и Рубахин (он был начеку) успел понять, что сейчас во
сне может  случиться мужская  слабость. Он  скрипнул зубами, усилием отгоняя
видение, и тут же проснулся, чувствуя ноющую тяжесть в паху.
     -- Покурить бы! -- со сна хрипло проговорил он. И услышал стрельбу...
     Возможно,  от  выстрелов  он  и проснулся.  Тонкая  струйка  автоматной
очереди цок-цок-цок-цок-цок  выбивала мелкие  камешки и  фонтанчики  пыли на
дороге  возле  застывших  грузовиков. Грузовики стояли.  (Рубахина  это мало
волновало. Когда-нибудь да ведь дадут им дорогу.)
     Вовка-стрелок  с карабином в обнимку спал неподалеку  в траве.  У Вовки
нынче крепкие сигареты (купил в сельском  магазинишке вместе  с портвейном),
сигареты были на  виду, торчали из нагрудного кармана. Рубахин выбрал из них
одну. Вовка тихо посапывал.
     Рубахин  курил, делая  медленные  затяжки.  Он лежал  на спине глядел в
небо, а слева  и справа (давя на боковое зрение)  теснились  те  самые горы,
которые обступили его  здесь  и  не отпускали. Рубахин свое отслужил. Каждый
раз, собираясь послать на хер все и  всех (и навсегда уехать домой, в  степь
за  Доном), он  собирал наскоро свой  битый чемодан и... и оставался. "И что
здесь такого  особенного? Горы?.." проговорил  он вслух, с озленностью не на
кого-то,  а на себя. Что  интересного в  стылой солдатской казарме  да и что
интересного в самих горах?  думал он с досадой. Он хотел  добавить: мол, уже
который  год!  Но вместо  этого сказал: "Уже  который  век!.." он  словно бы
проговорился; слова выпрыгнули из тени, и удивленный солдат додумывал теперь
эту  тихую,  залежавшуюся в глубине сознания мысль.  Серые замшелые  ущелья.
Бедные и грязноватые домишки  горцев, слепившиеся,  как  птичьи  гнезда.  Но
все-таки горы?!. Там и тут теснятся их желтые от солнца вершины. Горы. Горы.
Горы. Который год бередит ему  сердце их  величавость, немая торжественность
но что, собственно, красота их хотела ему сказать? зачем окликала?

            Июнь сентябрь 1994 г.

Популярность: 84, Last-modified: Tue, 15 Jun 1999 04:20:00 GMT