----------------------------------------------------------------------------
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

     Двадцать шестого августа прошлого года я раскрыл утром газету и прочел,
что в Булонском лесу, недалеко от большого озера, был найден труп  русского,
Павлова. В бумажнике его было полтораста франков;  там  же  лежала  записка,
адресованная его брату:
     "Милый Федя,  жизнь  здесь  тяжела  и  неинтересна.  Желаю  тебе  всего
хорошего. Матери я написал, что уехал в Австралию".
     Я очень хорошо знал Павлова и знал, что именно двадцать пятого  августа
он застрелится: этот человек никогда не лгал и не хвастался.
     Числа десятого того же месяца я пришел к нему за  деньгами:  мне  нужно
было взять в долг полтораста франков.
     - Когда вы сможете их вернуть?
     - Числа двадцатого, двадцать пятого.
     - Двадцать четвертого.
     - Хорошо. Почему именно двадцать четвертого?
     - Потому, что двадцать пятого будет поздно. Двадцать пятого  августа  я
застрелюсь.
     - У вас неприятности? - спросил я.
     Я не был бы так лаконичен, если бы  не  знал,  что  Павлов  никогда  не
меняет своих решений и что отговаривать его - значит попусту терять время.
     - Нет, особенных неприятностей нет. Но живу я, как вы знаете,  довольно
скверно, в будущем никаких изменений не предвижу и нахожу, что все это очень
неинтересно. Дальнейшего смысла так  же  продолжать  есть  и  работать,  как
сейчас, я не вижу.
     - Но у вас есть родные...
     - Родные? - сказал он. - Да, есть. Они особенно не огорчатся;  то  есть
им, конечно, некоторое время будет неприятно, но, в сущности, никто  из  них
во мне не нуждается.
     - Ну, хорошо, - сказал я, - я все-таки думаю, что вы не правы.  Мы  еще
поговорим об этом, если вы хотите, конечно, вполне объективно.  Вы  вечерами
дома?
     - Да, как всегда. Приходите. Впрочем, мне кажется, я знаю, что  вы  мне
скажете.
     - Это мы увидим.
     - Хорошо, до свиданья, - сказал он, открывая мне дверь и улыбаясь своей
обыкновенной, обидной и холодной улыбкой.
     После этого разговора я уже твердо знал, что Павлов застрелится: я  был
так же в этом уверен, как в том, что, выйдя от Павлова, пошел  по  тротуару.
Однако, если бы о решении Павлова мне сказал кто-нибудь другой,  я  счел  бы
это невероятным. Я вспомнил тут же, что уже года  два  тому  назад  один  из
наших общих знакомых говорил мне:
     - Вот увидите, он плохо кончит. У него не осталось ничего  святого.  Он
бросится под автобус или под поезд. Вот увидите...
     - Друг мой, вы фантазируете, - ответил я.
     Из всех, кого я знал, Павлов был самым удивительным человеком во многих
отношениях; и, конечно,  самым  выносливым  физически.  Его  тело  не  знало
утомления; после одиннадцати часов работы он шел гулять и, казалось, никогда
не чувствовал усталости. Он мог питаться одним  хлебом  целые  месяцы  и  не
ощущать от этого ни недомоганий, ни неудобств. Работать он умел,  как  никто
другой, и так же умел экономить деньги. Он мог жить несколько суток без сна;
вообще же он спал пять часов. Однажды я встретил его  на  улице  в  половине
четвертого утра; он шел по бульвару неторопливой походкой,  заложив  руки  в
карманы своего легкого плаща, - а была зима; но он, кажется, и к холоду  был
нечувствителен. Я знал,  что  он  работает  на  фабрике  и  что  до  первого
фабричного гудка остается всего четыре часа.
     - Поздно вы гуляете, - сказал я, - ведь вам скоро на работу.
     - У меня еще четыре часа времени. Что  вы  думаете  о  Сен-Симоне?  Он,
по-моему, был интересный человек.
     - Почему вдруг Сен-Симон?
     - А я сдаю политическую историю Франции, - сказал он, - и там, как  вам
известно, фигурирует Сен-Симон. Я занимался с  вечера  до  сих  пор,  теперь
решил пройтись.
     - А вы сегодня не работаете?
     - Нет, почему же, работаю. Спокойной ночи.
     - Спокойной ночи.
     И он продолжал так же медленно шагать по бульвару.  Но  физические  его
качества казались несущественными и неважными по сравнению  с  его  душевной
силой,  пропадавшей  совершенно  впустую.  Он  сам  не  мог   бы,   пожалуй,
определить, как он мог  бы  использовать  свои  необыкновенные  данные;  они
оставались без приложения. Он мог бы, я думаю,  быть  незаменимым  капитаном
корабля, но при непременном условии, чтобы с кораблем постоянно  происходили
катастрофы;  он  мог  бы  быть  прекрасным  путешественником  через   город,
подвергающийся землетрясению, или через страну, охваченную  эпидемией  чумы,
или через горящий лес. Но ничего этого не  было  -  ни  чумы,  ни  леса,  ни
корабля; и Павлов жил в дрянной  парижской  гостинице  и  работал,  как  все
другие. Я подумал  однажды,  что,  может  быть,  его  же  собственная  сила,
искавшая выхода или приложения, побудила его к  самоубийству;  он  взорвался
как закупоренный сосуд от страшного внутренней)  давления.  Но  всякий  раз,
пытаясь понять причины его добровольной смерти, я вынужден был отказаться от
этого, так как к Павлову не подходил  ни  один  из  тех  принципов,  которые
определяют поведение человека в самых разнообразных случаях; и в  результате
Павлов неизменно оказывался вне всей системы рассуждений и предположений; он
был в стороне, он ни на кого не походил.
     У него была особенная улыбка, от которой вначале становилось неприятно:
это была улыбка превосходства, причем чувствовалось - это ощущали почти все,
даже самые тупые люди, - что у Павлова есть какое-то право так улыбаться.
     Он никогда не говорил неправды; это было  совершенно  удивительно.  Он,
кроме того, никому не льстил и, действительно, говорил каждому, что он о нем
думал; и это всегда бывало тяжело и  неловко,  и  наиболее  находчивые  люди
старались обратить это в шутку и смеялись; и он  смеялся  вместе  с  ними  -
своим особенным, холодным смехом. И только  один  раз  за  все  время  моего
долгого знакомства с ним я услышал  в  его  голосе  мгновенную  мягкость,  к
которой считал его неспособным. Мы говорили о воровстве.
     - А, это любопытная вещь, - сказал он. - Вы знаете, я раньше был вором;
но потом решил, что не стоит, и перестал воровать и теперь уж больше  ничего
не украду.
     - Вы были вором? - удивился я.
     - Что же тут странного? Большинство людей воры. Если они не крадут,  то
из боязни или по случайности. Но в душе почти каждый человек вор.
     -  Мне  это  очень  часто  приходилось  слышать;  я,   пожалуй,   готов
согласиться, что это одно из наиболее  распространенных  заблуждений.  Я  не
думаю, чтобы каждый человек был вор.
     - А я думаю. У меня на воров  особенное  чутье.  Я  вижу  сразу,  может
человек украсть или нет.
     - Я, например?
     - Можете, - сказал он. - Сто франков вы не украдете. Но  из-за  женщины
можете украсть и если будет соблазн больших денег - тоже.
     - А Лева? - спросил я. Я учился с Павловым уже за границей; у нас  было
много общих товарищей - одним из них был Лева - веселый, беспечный и в общем
неплохой человек.
     - Украдет.
     - А Васильев?
     Это был один из лучших учеников - угрюмый и  болезненно  добросовестный
человек, неряшливо одетый, очень усердный и скучный.
     - Тоже, - не колеблясь сказал Павлов.
     - Как? Но он добродетелен, трудолюбив и каждый день молится Богу.
     - Он, главное, трус, а все остальное, что вы сказали, - неважно. Но  он
вор - и мелкий вор при этом.
     - А Сережа?
     Сережа был наш  товарищ,  лентяй,  мечтатель  и  дилетант  -  но  очень
способный; он любил часами лежать  на  траве,  думая  о  несбыточных  вещах,
мечтая о Париже - мы жили тогда в Турции, - о море и еще Бог знает о чем;  и
все настоящее, что окружало его, было  ему  чуждо  и  безразлично.  Однажды,
накануне одного из важных экзаменов, я проснулся ночью и увидел, что  Сережа
не спит и курит.
     - Ты что, - спросил я, - волнуешься?
     - Да, немного, - сказал он неуверенно. - Это пустяки. - Нет, не совсем.
- Ты боишься провалиться? - Да ты о чем? - сказал  он  с  удивлением.  -  Об
экзамене, конечно. - Ах нет, это неинтересно. Я совсем о другом думаю.  -  О
чем же именно? - Я думаю: паровая яхта стоит очень  дорого,  а  парусную  не
стоит делать. А на паровую у меня не будет денег, - сказал он с  убеждением;
а ему не на что было купить папирос. Он курил - и бросил окурок; было темно,
и мне показалось, что окурок упал на одеяло. -  Сережа,  -  сказал  я  через
минуту, - у меня такое впечатление, что твой окурок упал на одеяло. - Ну что
же? - ответил он, - дай ему разгореться, тогда  будет  видно.  Но  чаще  они
потухают: табак сырой. - И он заснул и, наверное, видел во сне яхту.
     - А Сережа? - повторил я.
     И лицо Павлова в  первый  раз  приняло  непривычное  для  него,  мягкое
выражение, и он  улыбнулся  совсем  иначе,  чем  всегда,  -  удивительной  и
открытой улыбкой.
     - Нет, Сережа никогда не украдет, - сказал он. - Никогда.
     Я был одним из немногих его собеседников; меня влекло к нему постоянное
любопытство; и, разговаривая с ним, я  забывал  о  необходимости  -  которую
обычно не переставал чувствовать - каким-нибудь особенным  образом  проявить
себя - сказать что-либо, что я находил удачным, или  высказать  какое-нибудь
мнение, не похожее  на  другие;  я  забывал  об  этой  отвратительной  своей
привычке, и меня интересовало  только  то,  что  говорил  Павлов.  Это  был,
пожалуй, первый случай в моей жизни, в которой мой  интерес  к  человеку  не
диктовался корыстными побуждениями - то есть желанием как-то определить себя
в еще одной комбинации условий. Я не мог бы сказать, что любил  Павлова,  он
был мне слишком чужд - да и он никого не любил и меня так же, как остальных.
Мы оба знали это очень хорошо. Я знал, кроме того, что у Павлова не было  бы
сожаления ко мне, если бы мне пришлось плохо; и убедись я,  что  возможность
такого сожаления существует, я тотчас же отказался бы от нее.
     Я помнил, как  однажды  Павлов  рассказывал  мне  о  знакомом,  который
попросил у него денег, дав честное слово, что  вернет  их  завтра,  -  и  не
приходил две недели; затем явился к нему ночью и со слезами просил  прощения
- и еще хотя бы пять франков, так как ему нечего есть.
     - Что же вы сделали? - спросил я.
     - Я дал ему денег. Я другому человеку не дал бы; но ведь он не человек,
я ему сказал это. Но он  промолчал  и  ждал,  покуда  я  достану  деньги  из
кармана.
     Он улыбнулся и прибавил:
     - Я дал ему, между прочим, десять франков.
     У него не было душевной жалости, была жалость логическая; мне  кажется,
это объяснялось тем, что сам он никогда не нуждался в чьем  бы  то  ни  было
сочувствии. Его не любили товарищи; и только уж очень простодушные люди были
с ним хороши: они  его  не  понимали  и  считали  немного  чудаковатым,  но,
впрочем, отличным человеком. Может быть, это было в известном смысле  верно;
но только не в том, в  каком  они  думали.  Во  всяком  случае,  Павлов  был
довольно щедр; и деньги, которые он зарабатывал, проводя  десять-одиннадцать
часов на фабрике,  он  тратил  легко  и  просто.  Он  довольно  много  денег
раздавал, у него было множество должников; и нередко он  помогал  незнакомым
людям, подходившим к нему на улице. Как-то, когда  мы  с  ним  проходили  по
пустынному бульвару Араго - было темно и довольно поздно и холодно, во  всех
домах были наглухо закрыты ставни, деревья без листьев еще особенно, как мне
казалось, усиливали впечатление  пустынности  и  холода,  -  к  нам  подошел
обтрепанный, коренастый мужчина и хрипло сказал, что он только  вчера  вышел
из госпиталя, что он рабочий, что он остался на улице зимой; не можем ли  мы
ему чем-нибудь помочь? - Voila mes papiers {Вот  мои  документы  (фр.).},  -
сказал он, зная, что на них не посмотрят.  Павлов  взял  бумаги,  подошел  к
фонарю и показал мне их; там не было никакого упоминания о госпитале.
     - Вы видите, как он лжет, - сказал он по-русски.
     И, обратившись к бродяге, он засмеялся и дал ему пятифранковый билет.
     В другой раз мы встретили русского хромого, который тоже просил  денег.
Я его уже знал. Когда я однажды - это было  вскоре  после  моего  приезда  в
Париж - вышел в летний день из библиотеки и  проходил  по  улице,  читая,  я
вдруг почувствовал, как кто-то просунул мне над книгой сухую, холодную руку,
- и, подняв глаза, я увидел перед собой человека в приличном сером костюме и
хорошей шляпе, хромого. Небрежным движением приподняв  шляпу,  он  сказал  с
необыкновенной быстротой:
     - Вы русский? Очень рад познакомиться, благодаря моей инвалидности,  на
которую вы можете обратить внимание, и  будучи  лишен  возможности,  подобно
другим, зарабатывать  деньги  тяжелым  эмигрантским  трудом  в  изгнании,  я
вынужден к вам обратиться в качестве бывшего боевого офицера добровольческой
армии  и  студента  последнего  курса  историко-филологического   факультета
Московского императорского университета, как  бывший  гусар  и  политический
непримиримый враг коммунистического правительства  с  просьбой  уделить  мне
одну минуту вашего внимания и, войдя в мое положение, оказать мне  посильную
поддержку.
     Он произнес все это, не остановившись, и я бы никогда не  запомнил  его
длинного и бестолкового обращения, тем более что я половины не понял, - если
бы впоследствии мне не пришлось слышать это еще несколько раз - и почти  без
изменений;  только  иногда  он  оказывался  студентом  не   Московского,   а
Казанского  или  Харьковского  университета  и  не  гусаром,  а  уланом  или
артиллеристом или лейтенантом черноморского флота. Это был странный человек;
я видел его случайно, вечером, в садике возле церкви Сен-Жермен де Пре -  он
сидел рядом с пожилой и грустной женщиной, согнувшись и опустив голову, и  у
него был такой несчастный вид, что мне стало жаль его. Но через  три  дня  в
кафе на площади Одэон этот же человек курил  сигару,  пил  какую-то  лиловую
жидкость в особенно длинном стакане  и  обнимал  правой  рукой  раскрашенную
проститутку.
     В тот день, когда он впервые подошел ко мне, у меня  было  всего  шесть
франков, и я сказал ему:
     - К сожалению, я не могу вам помочь, у меня нет денег. Я могу вам  дать
франка два; больше мне было бы трудно.
     - Три пятьдесят, пожалуйста, - сказал он. Я удивился:
     - Почему именно три пятьдесят?
     - А потому, молодой человек, - ответил он почти  наставительно,  -  что
три пятьдесят - это цена обеда в русской обжорке. -  И,  приняв  опять  свой
благородный  вид,  он  прибавил:  -  Благодарю  вас,  коллега.  -  И   ушел,
прихрамывая и опираясь на свою трость.
     И вот именно он обратился к Павлову и ко мне.
     - Вы русские? Очень рад познакомиться, благодаря моей инвалидности...
     - Я уже это знаю, - сказал Павлов. - Мне известно,  что  вы  учились  в
Московском и Казанском университете, были гусаром, уланом,  артиллеристом  и
моряком. Не плавали ли вы на подводной лодке, между прочим, и не были  ли  в
духовной академии?
     - Вы его не знаете? - спросил он меня. - Я ему давал  деньги  уже  пять
раз.
     - Знаю, - сказал я. -  Я  думаю,  что  насчет  историко-филологического
факультета это он увлекается. Но вообще он несчастный человек.
     - Следующий раз вы обратитесь к другим, - проговорил Павлов. - В  общей
сложности я заплатил вам пятьдесят франков: я считаю, что таких денег вы  не
стоите. Не думайте, что я вам это говорю, пользуясь вашим плохим положением:
если бы на вашем месте был какой-нибудь архиерей, я  бы  сказал  ему  то  же
самое. Вот вам деньги.
     Павлов  жил  в  очень  маленькой  комнате  одного  из  дешевых   отелей
Монпарнаса. Он покрасил сам ее стены, прибил полки,  поставил  книги,  купил
себе керосинку; и когда у него набиралась известная сумма денег, позволявшая
ему некоторое время не работать, он проводил в этой  комнате  целые  месяцы,
один с утра до вечера, выходя на  улицу,  только  чтобы  купить  хлеба,  или
колбасы, или чаю.
     - Чем вы все время занимаетесь?  -  спросил  я  его  в  один  из  таких
периодов.
     - Я думаю, - ответил он.
     Я не придал тогда значения его словам; но позже я  узнал,  что  Павлов,
этот непоколебимый и непогрешимый человек, был в  сущности  мечтателем.  Это
казалось чрезвычайно странным и менее всего на него похожим - и, однако, это
было так. Я полагаю, что, кроме меня, никто об этом  не  подозревал,  потому
что никто не пытался расспрашивать Павлова,  о  чем  он  думает,  никому  не
приходило в голову, тем более что сам Павлов был на редкость нелюбопытен; он
делал опыты только над собой.
     Он прожил в Париже четыре года, работая с утра до вечера, почти  ничего
не читая и ничем особенно не интересуясь.  Потом  вдруг  он  решил  получить
высшее образование. Это произошло потому,  что  кто-то  в  разговоре  с  ним
подчеркнул, что кончил университет.
     - Что же, университет это не Бог весть что, - сказал Павлов.
     - Вы, однако, его не кончили.
     -  Да,  но  это  случайно.  Впрочем,  вы  мне  подали  мысль:  я  кончу
университет.
     И   он   стал    учиться:    поступил    на    философское    отделение
историко-филологического факультета и занимался вечерами после работы -  что
было бы всякому другому почти не под силу. Сам Павлов хорошо  это  знал.  Он
говорил мне:
     - Вот пишут о каких-то русских, которые ночью работают  на  вокзале,  а
днем учатся. Такие вещи напоминают мне описания военных  корреспондентов;  я
помню, читал в газете о приготовлениях к бою, и  было  сказано,  что  "пушки
грозно  стояли  хоботами  к  неприятелю".  Для  всякого  военного,  даже  не
артиллериста, ясно, что этот корреспондент в пушках ничего не понимал и вряд
ли их видел. Так и здесь: скажут какому-нибудь репортеру, а он и сообщает  -
дескать, ночью работают, а днем учатся. А пошлите  вы  такого  репортера  на
ночную работу, так он даже своей хроники не сможет написать,  а  не  то  что
заниматься серьезными вещами.
     Он задумался; потом улыбнулся, как всегда:
     - Приятно все-таки, что на свете много дураков.
     - Почему это вам доставляет удовольствие?
     - Не знаю. Есть утешение в том, что как вы  ни  плохи  и  ни  ничтожны,
существуют еще люди, стоящие гораздо ниже вас.
     Это был единственный случай, в котором он прямо выразил  свое  странное
злорадство; обычно он его не высказывал. Трудно вообще было судить о нем  по
его словам - трудно и сложно; многие, знающие его недостаточно,  ему  просто
не верили - да это и было понятно. Он сказал как-то:
     - Служа в белой армии, я был отчаянным трусом; я очень боялся  за  свою
жизнь.
     Это показалось мне невероятным, я спросил о трусости Павлова  у  одного
из его сослуживцев, которого случайно знал.
     - Павлов? - сказал он. - Самый  храбрый  человек,  вообще,  которого  я
когда-либо видел.
     Я сказал об этом Павлову.
     - Ведь я не говорил вам, - ответил он, - что уклонялся от опасности.  Я
очень боялся - и больше ничего. Но это не значит, что я прятался. Я атаковал
вдвоем с товарищем пулеметный взвод и захватил два пулемета, хотя подо  мной
убили лошадь. Я ходил в разведки - и вообще разве я мог поступать иначе?  Но
все это не мешало мне быть очень трусливым. Об этом знал только я, а когда я
говорил другим, они мне не верили.
     - Кстати, как ваши занятия?
     - Через два года я кончу университет.
     И я был свидетелем того, как через два года он разговаривал с тем своим
собеседником, с которым он впервые заговорил о высшем учебном заведении. Они
говорили о разных вещах, и в конце разговора собеседник Павлова спросил:
     - Ну, что же, вы продолжаете думать,  что  университетское  образование
это случайность и пустяк?
     - Больше чем когда бы то ни было.
     И он пожал плечами и перевел речь на другую тему. Он не сказал, что  за
это время он кончил историко-филологический факультет Сорбонны.
     Странное впечатление производила его речь:  никогда  во  всем,  что  он
говорил, я не замечал никакого желания сделать хотя бы небольшое усилие  над
собой, чтобы  сказать  любезность  или  комплимент  или  просто  умолчать  о
неприятных вещах; вот почему его  многие  избегали.  Один  раз,  находясь  в
обществе нескольких человек, он сказал вскользь,  что  у  него  мало  денег.
Среди нас был некий Свистунов,  молодой  человек,  всегда  хорошо  одетый  и
несколько хвастливый: денег у него  было  много,  и  он  постоянно  говорил,
сопровождая свои слова пренебрежительными жестами:
     - Я не понимаю, господа, вы не умеете  жить.  Я  ни  у  кого  не  прошу
взаймы, живу лучше  вас  всех  и  никогда  не  испытываю  унижений.  Я  себе
представляю, что должен чувствовать человек, просящий деньги в долг.
     И вот этот Свистунов, зная, что Павлов исключительно аккуратен  и  что,
предложив ему свою  поддержку,  он  ничем  не  рискует,  сказал,  что  он  с
удовольствием даст Павлову столько, сколько тот попросит.
     - Нет, - ответил Павлов, - я у вас денег не возьму.
     - Почему?
     - Вы очень скупы, - сказал Павлов. - И к тому же мне не  нравится  ваша
услужливость. Я ведь к вам не обращался.
     Свистунов побледнел и смолчал.
     Павлов не знал и не любил женщин.  На  фабрике,  где  он  работал,  его
соседкой была француженка лет тридцати двух, не так давно овдовевшая. Он  ей
чрезвычайно нравился: во-первых, он был прекрасным работником, во-вторых, он
был  ей  физически  приятен:  она  иногда  подолгу  смотрела  на  быстрые  и
равномерные движения его рук, обнаженных выше локтя, на его розовый  затылок
и широкую спину. Она была просто работницей и считала Павлова тоже  рабочим:
он почти не говорил со своими товарищами по мастерской,  и  она  приписывала
это его застенчивости, тому, что он иностранец,  и  другим  обстоятельствам,
нисколько не соответствовавшим тем причинам, которые действительно побуждали
Павлова молчать. Она неоднократно пыталась вызвать его на  разговор,  но  он
отвечал односложно.
     - Il est timide {Он робок (фр.).}, - говорила она.
     Наконец ей это удалось.  Он  говорил  по-французски  несколько  книжным
языком - он ни разу не употребил ни одного слова "арго". Это  была  странная
беседа: и нельзя было себе представить более разных людей, чем эта работница
и Павлов.
     - Послушайте, - сказала она, - вы человек молодой, и я думаю, что вы не
женаты.
     - Да.
     - Как вы обходитесь без женщины?  -  спросила  она.  Если  у  них  было
что-нибудь общее, то оно заключалось
     в том, что оба они называли вещи  своими  именами.  Только  говорили  и
думали они о разных понятиях; и я думаю,  что  расстояние,  разделявшее  их,
было, пожалуй, самым большим, какое может разделять мужчину и женщину.
     - Вам необходима жена или любовница, - продолжала она.  -  Ecoute,  mon
vieux {Послушай, старина (фр.).}, - она перешла  на  "ты",  -  мы  могли  бы
устроиться вместе. Я бы научила тебя многим вещам, я вижу, что ты  неопытен.
И потом - у тебя, нет женщины. Что ты скажешь?
     Он смотрел на нее и улыбался. Как она ни была нечувствительна,  она  не
могла не увидеть по его улыбке, что сделала грубейшую ошибку, обратившись  к
этому человеку. У нее почти  не  осталось  надежды  на  благополучный  исход
разговора. Но все-таки - уже по инерции - она спросила его:
     - Ну, что ты скажешь об этом?
     - Вы мне не нужны, - ответил он.
     В нем  была  сильна  еще  одна  черта,  чрезвычайно  редкая:  особенная
свежесть его восприятия, особенная независимость мысли - и полная свобода от
тех предрассудков, которые могла бы вселить в него среда. Он был un declasse
{деклассирован (фр.).}, как и другие: он не был ни рабочим, ни студентом, ни
военным, ни крестьянином, ни дворянином - и он провел свою жизнь  вне  каких
бы то ни было сословных ограничений: все люди всех классов были  ему  чужды.
Но самым удивительным мне казалось то, что не будучи награжден очень сильным
умом, он сумел сохранить такую же независимость во всем,  что  касалось  тех
областей, где влияние авторитетов особенно сильно - в литературе, в  науках,
в искусстве. Его суждения об этом бывали всегда не похожи на все  или  почти
все, что мне приходилось до тех пор слышать или читать.
     - Что вы думаете о Достоевском, Павлов? -  спросил  его  молодой  поэт,
увлекавшийся философией, русской трагической литературой и Нитчше.
     - Он был мерзавец, по-моему, - сказал Павлов.
     - Как? Что вы сказали?
     - Мерзавец, - повторил  он.  -  Истерический  субъект,  считавший  себя
гениальным, мелочный, как женщина, лгун и картежник на чужой счет.  Если  бы
он был немного благообразнее, он поступил бы на содержание к старой купчихе.
     - Но его литература?
     - Это меня не интересует, - сказал Павлов, - я никогда  не  дочитал  ни
одного его романа до конца. Вы меня спросили, что я думаю о  Достоевском.  В
каждом человеке есть одно  какое-нибудь  качество,  самое  существенное  для
него, а остальное - так, добавочное.  У  Достоевского  главное  то,  что  он
мерзавец.
     - Вы говорите чудовищные вещи.
     - Я думаю, что чудовищных вещей вообще не существует, - сказал Павлов.
     Я пришел к нему пятнадцатого числа, пил с ним чай и потом  заговорил  о
самоубийстве.
     - Вам осталось десять дней, - начал я.
     - Да, приблизительно. Ну, какие  же  вы  приведете  соображения,  чтобы
доказать нецелесообразность такого поступка? Вы можете говорить все, что  вы
думаете: вы знаете, что это ничего не изменит.
     - Да, знаю. Но я хотел бы еще раз услышать ваши доводы.
     - Они чрезвычайно просты, - сказал он. - Вот судите сами: я работаю  на
фабрике и живу довольно плохо. Ничего другого придумать нельзя: я  думал  об
одной поездке,
     но теперь мне кажется, что, если бы она вдруг не оправдала моих надежд,
это было бы для меня самым сильным ударом.  Дальше:  никому  решительно  моя
жизнь не нужна. Моя мать успела меня забыть, я для нее умер десять лет  тому
назад. Сестры мои замужем и со мной не переписываются. Брат мой, которого вы
знаете, оболтус двадцати пяти лет, обойдется без меня. В Бога я не верю;  ни
одной женщины не люблю. Жить мне скучно: работать и есть? Меня не интересует
ни политика, ни искусство, ни судьба России, ни любовь: мне  просто  скучно.
Карьеры я никакой не сделаю - да и карьера меня не соблазнила  бы.  Скажите,
пожалуйста, после всего этого: какой смысл мне  так  жить?  Если  бы  я  еще
заблуждался и считал, что у меня есть какой-нибудь талант. Но  я  знаю,  что
талантов у меня нет. Вот и все.
     Он сидел против меня и улыбался и точно говорил всем своим высокомерным
видом: вы видите, какие это все простые вещи и вместе с тем я их понял, а вы
не понимаете и не поймете. Я бы не мог сказать, что мне было  жаль  Павлова,
как жаль было бы товарища, у которого  я,  может  быть,  вырвал  бы  из  рук
револьвер. Павлов был где-то вне сожаления: он  был  точно  окружен  средой,
сквозь которую чувства других людей не могли проникнуть,  как  не  проникают
световые лучи через непрозрачный экран; он был слишком далек и холоден. Но я
жалел о том, что через некоторое время перестанет двигаться  и  исчезнет  из
жизни такой ценный и дорогой, такой незаменимый человеческий механизм; и все
его качества - неутомимость, храбрость и страшная душевная сила  -  все  это
растворится в воздухе и погибнет, не найдя себе никакого применения.
     - Теперь скажите, что вы думаете по этому поводу, - сказал Павлов.
     - Я думаю, - ответил я,  -  что  вы  не  правы,  когда  ищете  какое-то
логическое оправдание всему: это,  действительно,  потеря  времени.  Вот  вы
говорите, что вам скучно и что в вашем существовании нет смысла.  Как  такие
абстрактные идеи могут вас заставить совершить какой бы то ни было поступок,
вернее, я считаю этот вопрос второстепенным. Представьте себе, что я работаю
четырнадцать часов подряд, устаю как собака и становлюсь голоден так,  точно
не ел три дня. Затем я иду в ресторан, плотно обедаю, прихожу домой,  ложусь
на диван и закуриваю папиросу. На кой черт мне смысл?
     Он пожал плечами.
     - Или еще, - продолжал я. - Представьте себе, что вы  прожили  год  без
женщины: я бы не говорил вам этого, но ведь нам  осталось  говорить  не  так
много, - поэтому у меня нет времени искать другой пример. Вы прожили год без
женщины - и потом вы добились благосклонности  девушки,  которая  становится
вашей любовницей. Неужели и в этом вас будет интересовать смысл?
     - Ну, это все вещи временные, - сказал он.
     Меня удивляло то, что физическая любовь к жизни не была сильна у  этого
человека. Если бы он был болезненным юношей, это было бы понятно. Но он  был
исключительно силен  и  крепок;  и  такое  соображение  могло  бы,  пожалуй,
объяснить то, что он не особенно устал бы от четырнадцати часов работы, - но
других вещей это не  объясняло.  Ничего  похожего  ни  на  отчаяние,  ни  на
разочарование у Павлова не было. Я знал этого человека много лет,  знал  его
ближе, чем другие, и  мог  только  думать  в  результате,  что  передо  мной
возникло и прошло таинственное явление, для определения которого у  меня  не
оказалось ни мыслей, ни слов, ни  даже  интуитивного  понимания.  Я  мог  бы
успокоиться на этом, сказав себе, что Павлов  с  его  самоубийством  так  же
загадочен для меня, как те животные, живущие на дне моря, которые совершенно
похожи на растения, как ночной шум неизвестного происхождения, как множество
других нечеловеческих явлений. Но я не мог примириться с этим.
     - Есть что-нибудь на свете, что  вы  любите?  -  спросил  я.  Я  ожидал
отрицательного ответа. Но Павлов сказал:
     - Есть.
     - Что же это такое?
     И вдруг он заговорил. Я помню,  какими  странными  показались  мне  его
признания  в  тот  вечер.  Он  говорил,  не   стесняясь,   приводя   ужасные
подробности, которые в  другое  время  покоробили  бы  меня:  но  тогда  все
казалось мне естественным - и ни на одну минуту я не мог забыть, что  Павлов
приговорен к смерти и что никакие силы не спасут его: и его  голос,  который
тогда звучал и колебался, так и пропадет без отклика, так и заглохнет в этом
теле, которое станет трупом. Он  начал  издалека  и  рассказал  мне  историю
детства, долгие годы воровства, удивительную охоту с револьвером на барсука,
в России, во Владимирской губернии, - речка, лодка, в которой он катался;  и
он казался явно взволнованным, когда заговорил о  лебедях,  которых  называл
самыми прекрасными птицами в мире. "Знаете ли Вы; - сказал он затем, - что в
Австралии водятся черные лебеди? В известное  время  года,  над  внутренними
озерами этой страны они появляются десятками тысяч". И он  говорил  о  небе,
покрытом могучими черными крыльями, - это какая-то другая история мира,  это
возможность иного понимания всего, что существует, - говорил он, - и  это  я
никогда не увижу.
     - Черные лебеди! - повторил он. - Когда наступает период любви,  лебеди
начинают кричать. Крик им труден; и для того, чтобы издать более  сильный  и
чистый звук, лебедь кладет шею на воду во всю длину и потом поднимает голову
и кричит. На внутренних озерах Австралии! Эти слова для меня лучше музыки.
     Он долго говорил еще об Австралии и черных лебедях. Он  знал  множество
подробностей об их жизни; он читал все, что было  о  них  написано,  проводя
целые дни за переводами английских и  немецких  текстов,  со  словарем  и  с
записной  книжкой  в  руках.  Австралия  была  единственной  иллюзией  этого
человека. Она соединила в  себе  все  желания,  которые  когда-либо  у  него
появлялись, все его мечты и надежды. Мне казалось, что если бы он вложил всю
силу своих чувств в один взгляд и устремил  бы  глаза  на  этот  остров,  то
вокруг  него  закипела  бы  вода;  и  я  увидел  в  своем  воображении   эту
фантастическую картину,  которую  мог  бы  увидеть  во  сне:  тысячи  черных
крыльев, закрывающих небо, и холодный и пустой вечер  на  безлюдном  берегу,
возле которого кипит и волнуется море.
     Я просидел с ним почти до утра - и ушел, томимый странными чувствами. -
Всего хорошего, - сказал мне Павлов. - Спокойной ночи. А мне  через  час  на
фабрику.
     - Зачем это вам теперь? - против воли спросил я.
     - Деньги, деньги. Я их не унесу с собой, конечно, но я должен заплатить
нескольким людям. Неудобно пользоваться преимуществами своего положения.
     Я промолчал.
     - В сущности, я уезжаю в Австралию, - сказал он.
     Я вышел на улицу, было утро, уже началась обычная жизнь; я  смотрел  на
проезжавших и проходивших мимо меня людей и думал с  исступлением,  что  они
никогда не поймут самых важных вещей; мне казалось  в  то  утро,  что  я  их
только что услышал и понял, и если бы эта  печальная  тайна  стала  доступна
всем, мне было бы тяжело и обидно.
     Как и всегда в первую минуту, я увидел нечто невыразимое во  всем,  что
окружало меня, - в кинематографической  витрине  на  углу,  в  остановленном
грузовике со свернутыми колесами, чем-то похожем на человека,  застывшего  в
неестественной и искривленной позе, в торговке зеленью, катившей свою ручную
тележку, - я увидел во всем этом  непонятное  движение  и  скрытый  от  меня
смысл,  в  который  я  не  мог  сразу  вникнуть;  но,  против   обыкновения,
раздражение  и  немая  досада  на  это  продолжались  недолго,  так  как   в
зависимости от того, что я только что слышал, все стало неважным  и  пустым,
только зрительным впечатлением - как пыль, вдалеке поднявшаяся на дороге.
     Двадцать четвертого августа я принес Павлову полтораста франков.
     - Спасибо, - сказал он, подавая мне руку.
     Я сидел у него целый вечер, мы говорили о разных предметах, не  имевших
отношения к его самоубийству. Тому, что он  был  совершенно  спокоен,  я  не
удивлялся: может быть, впервые он попал в такие  обстоятельства,  в  которых
ему пригодилось его неистраченное духовное могущество  -  и  в  которых  ему
следовало бы провести всю свою жизнь. Он пошел со мной до площади с каменным
львом, где мы расстались. Я сильно сжал его  руку:  я  знал,  что  это  наша
последняя встреча.
     - До свиданья, - по привычке сказал я. - До свиданья.
     - Всего хорошего, - ответил Павлов.
     Я уходил, оборачиваясь. Когда я дошел уже почти до середины площади, то
поднял руку, и до меня донесся его спокойный, смеющийся голос:
     - Вспомните когда-нибудь о черных лебедях!
  
 


     Впервые - Воля России. 1930. Э 9.
     Печатается по этой публикации.
 

Популярность: 1, Last-modified: Tue, 25 Feb 2003 15:39:30 GMT