-----------------------------------------------------------------------
   Авт.сб. "Конармия". М., "Правда", 1990.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 5 December 2000
   -----------------------------------------------------------------------
   © Copyright Исаак Бабель, наследники
   Уведомление об авторских правах:
   Перепечатка и любое другое использование текстов произведений
   И.Бабеля возможна только с согласия наследников автора.

   Контакты для связи: www.ibabel.info
   Уполномоченный представитель Наследников И.Э.Бабеля:
   В.Е.Козырев, 8-916-685-26-93, kozyrev2006@gmail.com
   ---------------------------------------------------------------

   Содержание:

   Элья Исаакович и Маргарита Прокофьевна
   Шабос-Нахаму
   Вечер у императрицы
   Линия и цвет
   Иисусов грех
   Конец св.Ипатия
   Дорога
   "Иван-да-Марья"
   Гапа Гужва
   Гюи де Мопассан
   Нефть
   Улица Данте
   Сулак
   Суд
   Мой первый гонорар
   Колывушка
   Баграт-Оглы и глаза его быка
   Ходя
   У батьки нашего Махно
   В щелочку
   Сказка про бабу
   Старательная женщина





   Гершкович вышел от надзирателя с тяжелым сердцем. Ему  было  объявлено,
что если не выедет он из Орла с первым  поездом,  то  будет  отправлен  по
этапу. А выехать - значило потерять дело.
   С портфелем в руке, худощавый и неторопливый, шел он по  темной  улице.
На углу его окликнула высокая женская фигура:
   - Котик, зайдешь?
   Гершкович поднял  голову,  посмотрел  на  нее  через  блеснувшие  очки,
подумал и сдержанно ответил:
   - Зайду.
   Женщина взяла его под руку. Они пошли за угол.
   - Куда же мы? В гостиницу?
   - Мне надо на всю ночь, - ответил Гершкович, - к тебе.
   - Это будет стоить трешницу, папаша.
   - Два, - сказал Гершкович.
   - Расчета нет, папаша...


   Сторговались за два с полтиной. Пошли дальше.
   Комната  проститутки   была   небольшая,   чистенькая,   с   порванными
занавесками и розовым фонарем.
   Когда  пришли,  женщина  сняла  пальто,   расстегнула   кофточку...   и
подмигнула.
   - Э, - поморщился Гершкович, - какое глупство.
   - Ты сердитый, папаша.
   Она села к нему на колени.
   - Нивроко, - сказал Гершкович, - пудов пять в вас будет?
   - Четыре тридцать.
   Она взасос поцеловала его в седеющую щеку.


   - Э, - снова поморщился Гершкович, - я устал, хочу уснуть.
   Проститутка встала. Лицо у нее сделалось скверное.
   - Ты еврей?
   Он посмотрел на нее через очки и ответил:
   - Нет.
   - Папашка, -  медленно  промолвила  проститутка,  -  это  будет  стоить
десятку.
   Он поднялся и пошел к двери.
   - Пятерку, - сказала женщина.
   Гершкович вернулся.
   - Постели мне, - устало сказал еврей, снял пиджак  и  осмотрелся,  куда
его повесить. - Как тебя зовут?
   - Маргарита.
   - Перемени простыню, Маргарита.
   Кровать была широкая, с мягкой периной.
   Гершкович  стал  медленно  раздеваться,  снял  белые  носки,  расправил
вспотевшие пальцы на ногах, запер дверь на ключ, положил его под подушку и
лег.  Маргарита,  позевывая,  неторопливо  сняла  платье,  скосив   глаза,
выдавила прыщик на плече и стала заплетать на ночь жиденькую косичку.
   - Как тебя зовут, папашка?
   - Эли, Элья Исаакович.
   - Торгуешь?
   - Наша торговля... - неопределенно ответил Гершкович.
   Маргарита задула ночник и легла...


   - Нивроко, - сказал Гершкович. - Откормилась.
   Скоро они заснули.


   На следующее утро яркий свет солнца залил комнату. Гершкович проснулся,
оделся, подошел к окну.
   - У нас море, у вас поле, - сказал он. - Хорошо.
   - Ты откуда? - спросила Маргарита.
   - Из Одессы, - ответил Гершкович. - Первый город, хороший город. - И он
хитро улыбнулся.
   - Тебе, я вижу, везде хорошо, - сказала Маргарита.
   - И правда, - ответил Гершкович. - Везде хорошо, где люди есть.
   - Какой ты дурак, - промолвила Маргарита, приподнимаясь на  кровати.  -
Люди злые.
   - Нет, - сказал Гершкович, - люди добрые. Их научили  думать,  что  они
злые, они и поверили.
   Маргарита подумала, потом улыбнулась.
   - Ты занятный, - медленно проговорила она и внимательно оглядела его.
   - Отвернись. Я оденусь.
   Потом завтракали, пили чай  с  баранками.  Гершкович  научил  Маргариту
намазывать хлеб маслом и по-особенному накладывать поверх колбасу.
   - Попробуйте, а мне, между прочим, надо отправляться.
   Уходя, Гершкович сказал:
   - Возьмите три рубля, Маргарита. Поверьте, негде копейку заработать.
   Маргарита улыбнулась.
   - Жила ты, жила. Давай три. Придешь вечером?
   - Приду.
   Вечером Гершкович принес ужин - селедку, бутылку пива, колбасы,  яблок.
Маргарита была в темном глухом платье. Закусывая, разговорились.
   - Полестней в месяц не обойдешься,  -  говорила  Маргарита.  -  Занятия
такая, что дешевкой оденешься  -  щей  не  похлебаешь.  За  комнату  отдаю
пятнадцать, возьми в расчет...
   - У нас  в  Одессе,  -  подумавши,  ответил  Гершкович,  с  напряжением
разрезывая селедку на равные части,  -  за  десять  рублей  вы  имеете  на
Молдаванке царскую комнату.
   - Прими в расчет, народ у меня толчется, от пьяного не убережешься...
   - Каждый человек имеет  свои  неприятности,  -  промолвил  Гершкович  и
рассказал о своей семье, о пошатнувшихся делах, о сыне,  которого  забрали
на военную службу.
   Маргарита  слушала,  положив  голову  на  стол,  и  лицо  у  нее   было
внимательное, тихое и задумчивое.
   После ужина, сняв пиджак и тщательно протерев очки суконкой, он сел  за
столик и,  придвинув  к  себе  лампу,  стал  писать  коммерческие  письма.
Маргарита мыла голову.
   Писал Гершкович неторопливо, внимательно, поднимая брови,  по  временам
задумываясь, и, обмакивая перо, ни разу не забыл отряхнуть его  от  лишних
чернил.
   Окончив писать, он посадил Маргариту на копировальную книгу.
   - Вы, нивроко, дама с весом.  Посидите,  Маргарита  Прокофьевна,  проше
пана.
   Гершкович улыбнулся, очки блеснули, и глаза сделались у него блестящие,
маленькие, смеющиеся.


   На следующий день он уезжал.  Прохаживаясь  по  перрону,  за  несколько
минут до отхода поезда Гершкович заметил Маргариту, быстро шедшую к нему с
маленьким свертком в руках. В свертке были пирожки, и жирные пятна от  них
проступили на бумаге.
   Лицо у Маргариты было красное, жалкое,  грудь  волновалась  от  быстрой
ходьбы.
   - Привет в Одессу, - сказала она, - привет...
   - Спасибо, - ответил Гершкович, взял пирожки, поднял брови, над  чем-то
подумал и сгорбился.
   Раздался третий звонок. Они протянули друг другу руки.
   - До свидания, Маргарита Прокофьевна.
   - До свидания, Элья Исаакович.
   Гершкович вошел в вагон. Поезд двинулся.





   Было утро, был вечер - день пятый. Было утро,  наступил  вечер  -  день
шестой. В шестой день - в пятницу вечером - нужно помолиться;  помолившись
- в праздничном капоре пройтись по местечку и к ужину поспеть домой.  Дома
еврей выпивает рюмку водки, - ни бог, ни Талмуд не  запрещают  ему  выпить
две, - съедает фаршированную рыбу и  кугель  с  изюмом.  После  ужина  ему
становится весело. Он рассказывает жене истории, потом спит,  закрыв  один
глаз и открыв рот. Он спит, а Гапка в кухне слышит музыку - как  будто  из
местечка пришел слепой скрипач, стоит под окном и играет.
   Так водится у каждого еврея. Но каждый еврей - это не Гершеле.  Недаром
слава о нем прошла по  всему  Острополю,  по  всему  Бердичеву,  по  всему
Вилюйску.
   Из шести пятниц Гершеле праздновал одну. В  остальные  вечера  -  он  с
семьей сидели во тьме и в холоде. Дети плакали. Жена швыряла укоры. Каждый
из них был тяжел, как булыжник. Гершеле отвечал стихами.
   Однажды  -  рассказывают  такой   случай   -   Гершеле   захотел   быть
предусмотрительным. В среду он отправился  на  ярмарку,  чтобы  к  пятнице
заработать денег. Где есть ярмарка - там есть пан.  Где  есть  пан  -  там
вертятся десять евреев. У десяти евреев не заработаешь  трех  грошей.  Все
слушали шуточки  Гершеле,  но  никого  не  оказывалось  дома,  когда  дело
подходило к расчету.
   С желудком пустым, как духовой инструмент, Гершеле поплелся домой.
   - Что ты заработал? - спросила у него жена.
   - Я заработал загробную жизнь, - ответил  он.  -  И  богатый  и  бедный
обещали мне ее.
   У жены Гершеле было только  десять  пальцев.  Она  поочередно  загибала
каждый из них. Голос ее гремел, как гром в горах.
   - У каждой жены - муж как муж. Мой же только и умеет, что кормить  жену
словечками. Дай бог, чтобы к Новому году у него отнялся язык,  и  руки,  и
ноги.
   - Аминь, - ответил Гершеле.
   - В каждом окне горят свечи, как будто дубы зажгли в домах. У  меня  же
свечи тонки, как спички, и дыму от них столько, что он рвется к небесам. У
всех уже поспел белый хлеб, а мне муж принес дров мокрых, как  только  что
вымытая коса...
   Гершеле не обмолвился ни единым  словом  в  ответ.  Зачем  подбрасывать
поленьев в огонь, когда он и без того горит ярко? Это первое. И что  можно
ответить сварливой жене, когда она права? Это второе.
   Пришло время, жена устала кричать. Гершеле отошел,  лег  на  кровать  и
задумался.
   - Не поехать ли мне к рабби Борухл? - спросил он себя.
   (Всем известно, что рабби Борухл страдал черной меланхолией и для  него
не было лекарства лучшего, чем слова Гершеле.)
   - Не поехать ли мне к рабби Борухл? Служки цадика  дают  мне  кости,  а
себе берут мясо. Это правда.  Мясо  лучше  костей,  кости  лучше  воздуха.
Поедем к рабби Борухл.
   Гершеле встал и пошел запрягать лошадь. Она взглянула на него строго  и
грустно.
   "Хорошо, Гершеле, - сказали ее глаза, -  ты  вчера  не  дал  мне  овса,
позавчера не дал мне овса, и сегодня я  ничего  не  получила.  Если  ты  и
завтра не дашь мне овса, то я должна буду задуматься о своей жизни".
   Гершеле не выдержал внимательного взгляда,  опустил  глаза  и  погладил
мягкие лошадиные губы. Потом он вздохнул так шумно, что лошадь все поняла,
и решил: "Я пойду пешком к рабби Борухл".
   Когда Гершеле отправился в путь - солнце высоко стояло на небе. Горячая
дорога убегала вперед. Белые  волы  медленно  тащили  повозки  с  душистым
сеном. Мужики, свесив ноги, сидели на высоких возах и помахивали  длинными
кнутами. Небо было синее, а кнуты черные.
   Пройдя часть дороги - верст пять, - Гершеле приблизился к лесу.  Солнце
уже уходило со своего места. На  небе  разгорались  нежные  пожары.  Босые
девочки  гнали  с  пастбища  коров.  У  каждой  из   коров   раскачивалось
наполненное молоком розовое вымя.
   В  лесу  Гершеле  встретила  прохлада,  тихий  сумрак.  Зеленые   листы
склонялись друг к другу, гладили друг друга плоскими  руками  и,  тихонько
пошептавшись в вышине, возвращались к себе, шелестя и вздрагивая.
   Гершеле не внимал их шепоту. В желудке его играл оркестр такой большой,
как на балу у графа Потоцкого. Путь  ему  лежал  далекий.  С  боков  земли
спешила легкая тьма, смыкалась над головою Гершеле и развевалась по земле.
Недвижимые фонари зажглись на небе. Земля замолчала.
   Настала ночь, когда  Гершеле  подошел  к  корчме.  В  маленьком  окошке
светился огонек. У окошка в теплой комнате сидела хозяйка  Зельда  и  шила
пеленки. Живот ее был столь велик, точно  она  собиралась  родить  тройку.
Гершеле взглянул на ее маленькое  красное  личико  с  голубыми  глазами  и
поздоровался.
   - Можно у вас отдохнуть, хозяйка?
   - Можно.
   Гершеле сел. Ноздри его раздувались, как кузнечные мехи.  Жаркий  огонь
сверкал в печи. В большом котле кипела  вода,  обдавая  пеной  белоснежные
вареники. В золотистом супе покачивалась жирная курица. Из  духовой  несся
запах пирога с изюмом.
   Гершеле сидел на лавке, скорчившись, как роженица перед родами. В  одну
минуту  в  его  голове  рождалось  больше  планов,  чем  у  царя  Соломона
насчитывалось жен.
   В комнате было тихо, кипела  вода,  и  качалась  на  золотистых  волнах
курица.
   - Где ваш муж, хозяйка? - спросил Гершеле.
   - Муж уехал к пану платить  деньги  за  аренду.  -  Хозяйка  замолчала.
Детские ее глаза выпучились. Она сказала вдруг: - Я вот сижу здесь у  окна
и думаю. И я хочу вам задать вопрос, господин еврей. Вы,  наверное,  много
странствуете по свету, учились у ребе и знаете про нашу жизнь. Я ни у кого
не училась. Скажите, господин еврей, скоро ли придет  к  нам  шабос-нахаму
[еврейский праздник]?
   "Эге, - подумал Гершеле. - Вопросец хорош. Всякая  картошка  растет  на
божьем огороде..."
   -  Я  вас  спрашиваю  потому,  что  муж  обещал  мне  -  когда   придет
шабос-нахаму, мы поедем к мамаше в гости. И платье я тебе куплю,  и  парик
новый, и к рабби Моталэми поедем просить, чтобы у нас родился  сын,  а  не
дочь, - все это тогда, когда придет шабос-нахаму. Я думаю - это человек  с
того света?
   - Вы не ошиблись, хозяйка, - ответил Гершеле. -  Сам  бог  положил  эти
слова на ваши губы... У вас будет и сын и дочь. Это я и есть шабос-нахаму,
хозяйка.
   Пеленки сползли с колен Зельды. Она поднялась, и маленькая  ее  головка
стукнулась о перекладину, потому что Зельда была высока и жирна, красна  и
молода. Высокая грудь ее походила на два тугих  мешочка,  набитых  зерном.
Голубые глаза ее раскрылись, как у ребенка.
   - Это я и есть шабос-нахаму, - подтвердил Гершеле. - Я иду  уже  второй
месяц, хозяйка, иду помогать людям. Это длинный путь - с  неба  на  землю.
Сапоги мои изорвались. Я привез вам поклон от всех ваших.
   - И от тети Песи, - закричала женщина, - и от папаши, и от тети  Голды,
вы знаете их?
   - Кто их не знает? - ответил Гершеле. -  Я  говорил  с  ними  так,  как
говорю теперь с вами.
   - Как они живут там? - спросила хозяйка, складывая дрожащие  пальцы  на
животе.
   - Плохо живут, - уныло промолвил Гершеле. - Как может  житься  мертвому
человеку? Балов там не задают...
   Хозяйкины глаза наполнились слезами.
   - Холодно там, - продолжал Гершеле, - холодно и голодно. Они  же  едят,
как ангелы. Никто на том свете не имеет права кушать больше,  чем  ангелы.
Что ангелу надо? Он хватит глоток воды, ему довольно. Рюмочку водки вы там
за сто лет не увидите ни разу...
   - Бедный папаша... - прошептала пораженная хозяйка.
   - На Пасху он возьмет себе одну латку. Блин ему хватает на сутки...
   - Бедная тетя Песя, - задрожала хозяйка.
   - Я сам голодный хожу, - склонив набок  голову,  промолвил  Гершеле,  и
слеза покатилась по его носу и пропала в  бороде.  -  Мне  ведь  ни  слова
нельзя сказать, я считаюсь там из их компании...
   Гершеле не докончил своих слов.
   Топоча толстыми ногами, хозяйка  стремительно  несла  к  нему  тарелки,
миски, стаканы, бутылки. Гершеле начал есть, и тогда женщина  поняла,  что
он действительно человек с того света.
   Для начала Гершеле съел политую прозрачным  салом  рубленую  печенку  с
мелко порубленным луком. Потом он выпил рюмку панской водки (в водке  этой
плавали апельсиновые корки). Потом он ел  рыбу,  смешав  ароматную  уху  с
мягким картофелем и вылив на край тарелки полбанки красного хрена,  такого
хрена, что от него заплакали бы пять панов с чубами и кунтушами.
   После рыбы  Гершеле  отдал  должное  курице  и  хлебал  горячий  суп  с
плававшими в нем капельками жира.  Вареники,  купавшиеся  в  расплавленном
масле, прыгали в рот Гершеле, как заяц прыгает от охотника. Не надо ничего
говорить о том, что случилось с пирогом, что могло с ним случиться,  если,
бывало, по целому году Гершеле в глаза пирога не видел?..
   После ужина хозяйка собрала вещи,  которые  она  через  Гершеле  решила
послать на тот свет, - папаше, тете Голде и тете Песе. Отцу  она  положила
новый талес, бутыль вишневой настойки, банку малинового  варенья  и  кисет
табаку. Для тети Песи были приготовлены теплые серые чулки. К  тете  Голде
поехали старый парик, большой гребень  и  молитвенник.  Кроме  этого,  она
снабдила Гершеле сапогами, караваем хлеба, шкварками и серебряной монетой.
   - Кланяйтесь, господин шабос-нахаму, кланяйтесь всем,  -  напутствовала
она Гершеле, уносившего с собой тяжелый узел. - Или  -  погодите  немного,
скоро муж придет.
   - Нет, - ответил Гершеле. - Надо спешить. Неужели вы думаете, что вы  у
меня одна?
   В  темном  лесу  спали  деревья,  спали  птицы,  спали  зеленые  листы.
Побледневшие звезды, сторожащие нас, задремали на небе.
   Отойдя с версту,  запыхавшийся  Гершеле  остановился,  скинул  узел  со
спины, сел на него и стал рассуждать сам с собою.
   - Ты должен знать, Гершеле, - сказал он себе,  -  что  на  земле  живет
много дураков. Хозяйка  корчмы  была  дура.  Муж  ее,  может  быть,  умный
человек, с большими кулаками, толстыми щеками - и длинным кнутом. Если  он
приедет домой и нагонит тебя в лесу, то...
   Гершеле не стал  затруднять  себя  приисканием  ответа.  Он  тотчас  же
закопал узел в землю и сделал знак, чтобы легко найти заветное место.
   Потом он побежал в другую сторону леса, разделся  догола,  обнял  ствол
дерева и принялся ждать. Ожидание длилось  недолго.  На  рассвете  Гершеле
услышал  хлопанье  кнута,  причмокивание  губ  и  топот  копыт.  Это  ехал
корчмарь, пустившийся в погоню за господином шабос-нахаму.
   Поравнявшись с  голым  Гершеле,  обнявшим  дерево,  корчмарь  остановил
лошадь,  и  лицо  его  сделалось  таким   же   глупым,   как   у   монаха,
повстречавшегося с дьяволом.
   - Что вы делаете здесь? - спросил он прерывистым голосом.
   - Я человек с того света, - ответил Гершеле  уныло.  -  Меня  ограбили,
забрали важные бумаги, которые я везу к рабби Борухл...
   - Я знаю, кто вас ограбил, - завопил корчмарь. - И у меня счеты с  ним.
Какой дорогой он убежал?
   - Я не могу сказать, какой дорогой, - горько прошептал Гершеле. -  Если
хотите, дайте мне вашу лошадь, я догоню его в мгновенье.  А  вы  подождите
меня здесь. Разденьтесь, станьте у дерева, поддерживайте его, не отходя ни
на шаг до моего приезда. Дерево это - священное, много вещей в нашем  мире
держится на нем...
   Гершеле недолго нужно было всматриваться в человека, чтобы узнать,  чем
человек дышит. С первого взгляда он понял, что муж недалеко ушел от жены.
   И вправду, корчмарь разделся, встал у дерева. Гершеле сел на повозку  и
поскакал. Он откопал свои вещи, взвалил их на телегу  и  довез  до  опушки
леса.
   Там Гершеле снова взвалил узел на плечи и, бросив  лошадь,  зашагал  по
дороге, которая вела прямо к дому святого рабби Борухл.
   Было уже утро. Птицы пели, закрыв  глаза.  Лошадь  корчмаря,  понурясь,
повезла пустую телегу к тому месту, где она оставила своего хозяина.
   Он ждал ее, прижавшись к дереву, голый под лучами восходившего  солнца.
Корчмарю было холодно. Он переминался с ноги на ногу.





   В кармане кетовая икра и фунт хлеба. Приюта нет. Я  стою  на  Аничковом
мосту, прижавшись к клодтовым коням. Разбухший вечер двигается с  Морской.
По Невскому, запутанные в вату,  бродят  оранжевые  огоньки.  Нужен  угол.
Голод пилит меня, как неумелый мальчуган скрипичную струну. Я перебираю  в
памяти квартиры, брошенные буржуазией. Аничков дворец вплывает в мои глаза
всей своей плоской громадой. Вот он - угол.
   Проскользнуть через вестибюль незамеченным - это нетрудно. Дворец пуст.
Неторопливая  мышь  царапается  в  боковой   комнате.   Я   в   библиотеке
вдовствующей императрицы Марии Федоровны.  Старый  немец,  стоя  посредине
комнаты, закладывает в уши вату. Он собирается уходить. Удача целует  меня
в губы, Немец мне знаком. Когда-то я напечатал бесплатно его заявление  об
утере паспорта. Немец принадлежит  мне  всеми  своими  честными  и  вялыми
потрохами. Мы решаем - я буду ждать Луначарского в библиотеке, потому что,
видите ли, мне надобен Луначарский.
   Мелодически тикающие часы смыли немца из комнаты. Я  один.  Хрустальные
шары пылают надо мной желтым шелковым светом. От труб  парового  отопления
идет неизъяснимая теплота. Глубокие диваны облекают  покоем  мое  иззябшее
тело.
   Поверхностный  обыск  дает   результаты.   Я   обнаруживаю   в   камине
картофельный пирог, кастрюлю, щепотку чая  и  сахар.  И  вот  -  спиртовая
машинка высунула-таки свой голубоватый язычок. В  этот  вечер  я  поужинал
по-человечески. Я разостлал на  резном  китайском  столике,  отсвечивавшем
древним лаком, тончайшую салфетку. Каждый кусок этого  сурового  пайкового
хлеба я запивал чаем сладким, дымящимся, играющим коралловыми звездами  на
граненых стенках стакана. Бархат сидений поглаживал пухлыми  ладонями  мои
худые бока. За окном  на  петербургский  гранит,  помертвевший  от  стужи,
ложились пушистые кристаллы снега.
   Свет - сияющими лимонными столбами струился по  теплым  стенам,  трогал
корешки книг, и они мерцали ему в ответ голубым золотом.
   Книги - истлевшие и душистые страницы  -  они  отвели  меня  в  далекую
Данию.  Больше  полустолетия  тому  назад  их   дарили   юной   принцессе,
отправлявшейся из  своей  маленькой  и  целомудренной  страны  в  свирепую
Россию. На строгих титулах, выцветшими чернилами, в грех  косых  строчках,
прощались с  принцессой  воспитавшие  ее  придворные  дамы  и  подруги  из
Копенгагена - дочери государственных советников,  учителя  -  пергаментные
профессора из лицея и отец-король и мать-королева, плачущая мать.  Длинные
полки маленьких пузатых книг с  почерневшими  золотыми  обрезами,  детские
евангелия,   перепачканные   чернилами,   робкими   кляксами,   неуклюжими
самодельными обращениями к Господу Иисусу, сафьяновые томики  Ламартина  и
Шенье  с  засохшими,  рассыпающимися  в  пыли  цветами.  Я  перебираю  эти
истончившиеся листки, пережившие забвение, образ  неведомой  страны,  нить
необычайных дней возникает передо мной - низкие ограды вокруг  королевских
садов, роса на подстриженных газонах, сонные изумруды  каналов  и  длинный
король с шоколадными  баками,  покойное  гудение  колокола  над  дворцовой
церковью и, может  быть,  любовь,  девическая  любовь,  короткий  шепот  в
тяжелых залах. Маленькая женщина с  притертым  пудрой  лицом,  пронырливая
интриганка с неутомимой страстью  к  властвованью,  яростная  самка  среди
Преображенских   гренадеров,   безжалостная,   но    внимательная    мать,
раздавленная немкой - императрица Мария Федоровна  развивает  передо  мной
свиток своей глухой и долгой жизни.
   Только поздним вечером  я  оторвался  от  этой  жалкой  и  трогательной
летописи, от призраков с окровавленными черепами. У вычурного  коричневого
потолка по-прежнему спокойно пылали  хрустальные  шары,  налитые  роящейся
пылью. Возле драных моих  башмаков,  на  синих  коврах  застыли  свинцовые
ручейки. Утомленный работой мозга и этим жаром тишины, я заснул.
   Ночью - по тускло  блистающему  паркету  коридоров  -  я  пробирался  к
выходу. Кабинет  Александра  III-го  -  высокая  коробка  с  заколоченными
окнами,  выходящими  на  Невский.   Комнаты   Михаила   Александровича   -
веселенькая квартира  просвещенного  офицера,  занимающегося  гимнастикой,
стены обтянуты светленькой материей в бледно-розовых разводах,  на  низких
каминах  фарфоровые  безделушки,  подделанные  под  наивность  и  ненужную
мясистость семнадцатого века.
   Я долго ждал, прижавшись к колонне, пока не заснул последний придворный
лакей. Он свесил сморщенные, по давней  привычке,  выбритые  щеки,  фонарь
слабо золотил его упавший высокий лоб.
   В первом часу ночи я был на улице. Невский принял меня в свое бессонное
чрево. Я пошел спать на Николаевский вокзал. Те, кто бежал  отсюда,  пусть
знают, что в Петербурге есть где провести вечер бездомному поэту.





   Александра Федоровича Керенского я увидел  впервые  двадцатого  декабря
тысяча девятьсот шестнадцатого года в обеденной зале санатории Оллила. Нас
познакомил присяжный поверенный Зацареный из  Туркестана.  О  Зацареном  я
знал, что он сделал себе обрезание на сороковом году жизни. Великий  князь
Петр Николаевич, опальный безумец, сосланный в  Ташкент,  дорожил  дружбой
Зацареного. Великий князь этот ходил по улицам Ташкента  нагишом,  женился
на казачке, ставил свечи  перед  портретом  Вольтера,  как  перед  образом
Иисуса Христа, и осушил беспредельные равнины Амударьи. Зацареный был  ему
другом.
   Итак  -  Оллила.  В  десяти  километрах  от  нас  сияли  синие  граниты
Гельсингфорса. О Гельсингфорс, любовь моего сердца. О  небо,  текущее  над
эспланадой и улетающее, как птица.
   Итак - Оллила. Северные цветы тлеют в вазах. Оленьи рога распростерлись
на сумрачных плафонах. В обеденной зале пахнет сосной,  прохладной  грудью
графини Тышкевич и шелковым бельем английских офицеров.
   За столом рядом с  Керенским  сидит  учтивый  выкрест  из  департамента
полиции. От него направо норвежец Никкельсен, владелец китобойного  судна.
Налево - графиня Тышкевич, прекрасная, как Мария-Антуанетта.
   Керенский съел три сладких и ушел со мною в лес. Мимо нас пробежала  на
лыжах фрекен Кирсти.
   - Кто это? - спросил Александр Федорович.
   - Это дочь Никкельсена, фрекен Кирсти, - сказал я, - как она хороша...
   Потом мы увидели вейку старого Иоганеса.
   - Кто это? - спросил Александр Федорович.
   - Это старый Иоганес, - сказал я. - Он везет из Гельсингфорса коньяк  и
фрукты. Разве вы не знаете кучера Иоганеса?
   - Я знаю здесь всех, - ответил Керенский, - но я никого не вижу.
   - Вы близоруки, Александр Федорович?
   - Да, я близорук.
   - Нужны очки, Александр Федорович.
   - Никогда.
   Тогда я сказал с юношеской живостью:
   - Подумайте, вы не только слепы, вы почти мертвы.  Линия,  божественная
черта, властительница мира, ускользнула от вас навсегда. Мы ходим  с  вами
по саду очарований, в неописуемом финском лесу. До последнего нашего  часа
мы не узнаем ничего лучшего. И вот вы  не  видите  обледенелых  и  розовых
краев водопада, там, у реки. Плакучая ива, склонившаяся над  водопадом,  -
вы не видите ее японской резьбы.  Красные  стволы  сосен  осыпаны  снегом.
Зернистый  блеск  роится  в  снегах.  Он  начинается  мертвенной   линией,
прильнувшей к дереву и  на  поверхности  волнистой,  как  линия  Леонардо,
увенчан отражением пылающих облаков. А  шелковый  чулок  фрекен  Кирсти  и
линия ее уже зрелой  ноги?  Купите  очки,  Александр  Федорович,  заклинаю
вас...
   - Дитя, - ответил он, - не тратьте пороху.  Полтинник  за  очки  -  это
единственный полтинник, который  я  сберегу.  Мне  не  нужна  ваша  линия,
низменная, как действительность. Вы живете не лучше учителя тригонометрии,
а я объят чудесами даже в Клязьме.  Зачем  мне  веснушки  на  лице  фрекен
Кирсти, когда я, едва различая ее, угадываю в этой девушке все то,  что  я
хочу угадать? Зачем мне облака  на  этом  чухонском  небе,  когда  я  вижу
мечущийся океан над моей головой? Зачем мне линии  -  когда  у  меня  есть
цвета? Весь мир для меня - гигантский  театр,  в  котором  я  единственный
зритель без бинокля. Оркестр играет вступление к третьему акту,  сцена  от
меня далеко, как во сне,  сердце  мое  раздувается  от  восторга,  я  вижу
пурпурный бархат на Джульетте, лиловые шелка на Ромео и ни одной фальшивой
бороды... И вы хотите ослепить меня очками за полтинник...
   Вечером я уехал в город. О Гельсингфорс, пристанище моей мечты...
   А Александра Федоровича я увидел через  полгода,  в  июне  семнадцатого
года, когда он  был  верховным  главнокомандующим  российскими  армиями  и
хозяином наших судеб.
   В тот день Троицкий мост  был  разведен.  Путиловские  рабочие  шли  на
Арсенал. Трамвайные вагоны лежали на улицах плашмя, как издохшие лошади.
   Митинг был назначен в Народном доме. Александр Федорович произнес  речь
о России - матери и жене. Толпа удушала его овчинами своих  страстей.  Что
увидел в ощетинившихся овчинах он - единственный зритель без  бинокля?  Не
знаю...
   Но вслед за ним на  трибуну  взошел  Троцкий,  скривил  губы  и  сказал
голосом, не оставлявшим никакой надежды:
   - Товарищи и братья...





   Жила Арина при номерах на парадной  лестнице,  а  Серега  на  черной  -
младшим дворником. Был промежду них стыд. Родила Арина Сереге на  прощеное
воскресенье двойню. Вода текет,  звезда  сияет,  мужик  ярится.  Произошла
Арина в другой раз в интересное  положение,  шестой  месяц  катится,  они,
бабьи месяцы, катючие. Сереге в  солдаты  идтить,  вот  и  запятая.  Арина
возьми и скажи:
   - Дожидаться тебя мне, Сергуня, нет расчета. Четыре  года  мы  будем  в
разлуке, за четыре года мало-мало, а троих рожу. В номерах служить - подол
заворотить. Кто прошел - тот господин, хучь еврей, хучь всякий. Придешь ты
со службы - утроба у мине утомленная, женщина я буду сношенная, рази я  до
тебя досягну?
   - Диствительно, - качнул головой Серега.
   - Женихи  при  мне  сейчас  находятся:  Трофимыч  подрядчик  -  большие
грубияне, да Исай  Абрамыч,  старичок,  Николо-Святской  церкви  староста,
слабосильный мужчина, - да мне сила ваша злодейская с души воротит, как на
духу говорю, замордовали совсем... Рассыплюсь я от сего  числа  через  три
месяца, отнесу младенца в воспитательный и пойду за них замуж...
   Серега это услыхал, снял с себя ремень, перетянул  Арину,  геройски  по
животу норовит.
   - Ты, - говорит ему баба, -  до  брюха  не  очень  клонись,  твоя  ведь
начинка, не чужая...
   Было тут бито-колочено, текли тут мужичьи слезы, текла тут бабья кровь,
однако ни свету, ни выходу. Пришла тогда баба к Иисусу Христу и говорит:
   - Так и так, господи Иисусе. Я - баба Арина с номерей "Мадрид и  Лувр",
что на Тверской. В номерах служить - подол заворотить. Кто  прошел  -  тот
господин, хучь еврей, хучь всякий. Ходит тут по земле  раб  твой,  младший
дворник Серега. Родила я  ему  в  прошлом  годе  на  прощеное  воскресенье
двойню...
   И все она господу расписала.
   - А ежели Сереге в солдаты вовсе не пойтить? - возомнил тут спаситель.
   - Околоточный небось потащит...
   - Околоточный, - поник  головою  господь,  -  я  об  ем  не  подумал...
Слышишь, а ежели тебе в чистоте пожить?..
   - Четыре-то года? - ответила  баба.  -  Тебя  послушать  -  всем  людям
разживотиться надо, у тебя это давняя повадка, а приплод где возьмешь?  Ты
меня толком облегчи...
   Навернулся тут на господни щеки румянец,  задела  его  баба  за  живое,
однако смолчал. В ухо себя не поцелуешь, это и богу ведомо.
   - Вот что, раба божия, славная грешница дева  Арина,  -  возвестил  тут
господь во славе своей, - шаландается у меня на небесах ангелок, Альфредом
звать, совсем от рук отбился, все плачет: что это  вы,  господи,  меня  на
двадцатом году жизни в ангелы произвели, когда я вполне бодрый юноша.  Дам
я тебе, угодница, Альфреда-ангела на  четыре  года  в  мужья.  Он  тебе  и
молитва, он тебе и защита, он тебе и хахаль. А родить от него не токмо что
ребенка, а и утенка немыслимо, потому забавы в нем  много,  а  серьезности
нет...
   - Это мне и надо, - взмолилась  дева  Арина,  -  я  от  их  серьезности
почитай три раза в два года помираю...
   - Будет тебе сладостный отдых, дитя  божие  Арина,  будет  тебе  легкая
молитва, как песня. Аминь.
   На том и порешили. Привели сюда Альфреда. Щуплый парнишка,  нежный,  за
голубыми плечиками два крыла колышутся, играют розовым огнем, как голуби в
небесах плещутся. Облапила  его  Арина,  рыдает  от  умиления,  от  бабьей
душевности.
   - Альфредушко, утешеньишко мое, суженый ты мой...
   Наказал ей, однако, господь, что как в постелю ложиться - ангелу крылья
сымать надо, они у него на задвижках, вроде как дверные петли, сымать и  в
чистую простыню на ночь заворачивать, потому -  при  каком-нибудь  метании
крыло сломать можно, оно ведь из младенческих вздохов  состоит,  не  более
того.
   Благословил сей союз господь в последний  раз;  призвал  к  этому  делу
архиерейский хор, весьма громогласное пение оказали,  закуски  никакой,  а
ни-ни, не полагается, и побежала Арина с Альфредом обнявшись  по  шелковой
лестничке вниз на землю. Достигли Петровки, - вон ведь куда баба  метнула,
- купила она Альфреду (он, между прочим, не то что без  порток,  а  совсем
натуральный был), купила она ему  лаковые  полсапожки,  триковые  брюки  в
клетку, егерскую фуфайку, жилетку из бархата электрик.
   - Остальное, - говорит, - мы, дружочек, дома найдем...
   В номерах Арина в тот  день  не  служила,  отпросилась.  Пришел  Серега
скандалить, она к нему не вышла, а сказала из-за двери:
   - Сергей Нифантьич, я себе сейчас ноги мыю и  просю  вас  без  скандалу
удалиться...
   Ни  слова  не  сказал,  ушел.  Это  уже  ангельская  сила  начала  себя
оказывать.
   А ужин Арина сготовила купецкий, - эх, чертовское в ней было самолюбие.
Полштофа водки, вино особо, сельдь дунайская  с  картошкой,  самовар  чаю.
Альфред как эту земную благодать вкусил, так его и сморило. Арина в момент
крылышки ему с петель сняла, упаковала, самого в постелю снесла.
   Лежит  у  нее  на  пуховой  перине,  на  драной  многогрешной   постели
белоснежное  диво,  неземное  сияние  от  него  исходит,   лунные   столбы
вперемежку с красными ходят по комнате,  на  лучистых  ногах  качаются.  И
плачет Арина и радуется, поет и молится. Выпало тебе,  Арина,  неслыханное
на этой побитой земле, благословенна ты в женах!
   Полштофа до дна выпили. Оно и сказалось. Как заснули - она на  Альфреда
брюхом раскаленным, шестимесячным, Серегиным - возьми и навались. Мало  ей
с ангелом спать, мало ей того, что никто рядом  на  стенку  не  плюет,  не
храпит, не сопит, мало ей этого, ражей бабе, яростной, - так нет,  еще  бы
пузо греть вспученное и горючее. И задавила  она  ангела  божия,  задавила
спьяну да с угару, на радостях, задавила,  как  младенца  недельного,  под
себя подмяла, и пришел  ему  смертный  конец,  и  с  крыльев,  в  простыню
завороченных, бледные слезы закапали.
   А пришел рассвет - деревья гнутся долу. В далеких лесах северных каждая
елка попом сделалась, каждая елка преклонила колени.
   Снова стоит баба перед престолом господним, широка в плечах, могуча, на
красных руках ее юный труп лежит.
   - Воззри, господи...
   Тут Иисусово кроткое сердце не выдержало, проклял он в сердцах женщину:
   - Как повелось на земле, так и с тобой поведется, Арина...
   - Что ж, господи, - отвечает ему женщина неслышным голосом, - я ли свое
тяжелое тело сделала, я ли водку курила, я ли бабью душу одинокую, глупую,
выдумала...
   - Не желаю я с тобой вожжаться, - восклицает господь Иисус, -  задавила
ты мне ангела, ах ты, паскуда...
   И  кинуло  Арину  гнойным  ветром  на  землю,  на  Тверскую  улицу,   в
присужденные ей номера "Мадрид и Лувр". А там уж море  по  колено.  Серега
гуляет напоследях, как он есть новобранец. Подрядчик Трофимыч  только  что
из Коломны приехал, увидел Арину, какая она здоровая да краснощекая.
   - Ах ты, пузанок, - говорит, и тому подобное.
   Исай Абрамыч, старичок, об этом пузанке прослышав, тоже гнусавит.
   - Я, - говорит, - не могу  с  тобой  закон  иметь  после  происшедшего,
однако тем же порядком полежать могу...
   Ему бы в матери сырой земле лежать, а  не  то,  что  как-нибудь  иначе,
однако и он в душу  поплевал.  Все  точно  с  цепи  сорвались  -  кухонные
мальчишки, купцы и инородцы. Торговый человек - он играет.
   И вот тут сказке конец.
   Перед тем как родить, потому что время  три  месяца  отчеканило,  вышла
Арина на черный двор за дворницкую, подняла свой ужасно громадный живот  к
шелковым небесам и промолвила бессмысленно:
   - Вишь, господи, вот пузо. Барабанят по ем,  ровно  горох.  И  что  это
такое - не пойму. И опять этого, господи, не желаю...
   Слезами омыл Иисус Арину в ответ, на колени стал спаситель.
   - Прости меня, Аринушка, бога грешного, и что я это с тобой исделал...
   - Нету тебе моего прощения, Иисус Христос,  -  отвечает  ему  Арина,  -
нету.





   Вчера я был в Ипатьевском монастыре, и  монах  Илларион,  последний  из
обитающих здесь монахов, показывал мне дом бояр Романовых.
   Московские люди пришли сюда в 1613  году  просить  на  царство  Михаила
Федоровича.
   Я увидел истоптанный угол,  где  молилась  инокиня  Марфа,  мать  царя,
сумрачную ее опочивальню и вышку, откуда  она  смотрела  гоньбу  волков  в
костромских лесах.
   Мы прошли  с  Илларионом  по  ветхим  мостикам,  заваленным  сугробами,
распугали ворон,  угнездившихся  в  боярском  терему,  и  вышли  к  церкви
неописуемой красоты.
   Обведенная венцом снегов, раскрашенная кармином и лазурью, она легла на
задымленное небо севера, как пестрый бабий  платок,  расписанный  русскими
цветами.
   Линии непышных ее куполов были  целомудренны,  голубые  ее  пристроечки
были пузаты, и  узорчатые  переплеты  окон  блестели  на  солнце  ненужным
блеском.
   В пустынной этой церкви я  нашел  железные  ворота,  подаренные  Иваном
Грозным, и обошел древние иконы,  весь  этот  склеп  и  тлен  безжалостной
святыни.
   Угодники - бесноватые нагие мужики с истлевшими бедрами - корчились  на
ободранных стенах, и рядом с ними  была  написана  российская  богородица:
худая баба, с раздвинутыми коленями и волочащимися  грудями,  похожими  на
две лишние зеленые руки.
   Древние иконы окружили беспечное мое сердце  холодом  мертвенных  своих
страстей, и я едва спасся от них, от гробовых этих угодников.
   Их бог лежал в церкви, закостеневший и  начищенный,  как  мертвец,  уже
обмытый в своем дому, но оставленный без погребения.
   Один отец Илларион бродил вокруг своих трупов.  Он  припадал  на  левую
ногу, задремывал, чесал в грязной бороде и скоро надоел мне.
   Тогда я распахнул врата Ивана Четвертого, пробежал под черными  сводами
на площадку, и там блеснула мне Волга, закованная во льды.
   Дым Костромы поднимался кверху, пробивая снега; мужики, одетые в желтые
нимбы стужи, возили муку на дровнях, и битюги их вбивали  в  лед  железные
копыта.
   Рыжие битюги, обвешанные инеем и паром, шумно дышали на  реке,  розовые
молнии севера летали в соснах, и толпы, неведомые толпы, ползли  вверх  по
обледенелым склонам.
   Зажигательный ветер дул на них с Волги, множество баб  проваливалось  в
сугробы, но бабы шли все выше и стягивались к  монастырю,  как  осаждающие
колонны.
   Женский хохот гремел над горой, самоварные трубы и лохани  въезжали  на
подъем, мальчишеские коньки стенали на поворотах.
   Старые старухи втаскивали ношу  на  высокую  гору  -  на  гору  святого
Ипатия, - младенцы спали в их салазках, и  белые  козы  шли  у  старух  на
поводу.
   - Черти,  -  закричал  я,  увидев  их,  и  отступил  перед  неслыханным
нашествием. - Не к инокине ли Марфе идете вы,  чтобы  просить  на  царство
Михаила Романова, ее сына?
   - Ну тебя к шуту! - ответила мне  баба  и  выступила  вперед.  -  Зачем
играешь с нами на дороге? Нам детей, что ль, от тебя нести?
   И, вложившись в сани, она вкатила их на монастырский  двор  и  чуть  не
сбила с ног потерявшегося отца Иллариона. Она  вкатила  в  колыбель  царей
московских  свои  лохани,  своих  гусей,  свой  граммофон  без  трубы   и,
назвавшись Савичевой, потребовала для себя квартиру  N_19  в  архиерейских
покоях.
   И, к удивлению моему, Савичевой дали эту квартиру и всем  другим  вслед
за нею.
   И мне объяснили  тут,  что  союз  текстильщиков  отстроил  в  сгоревшем
корпусе  40  квартир  для   рабочих   Костромской   объединенной   льняной
мануфактуры и что сегодня они переселяются в монастырь.
   Отец Илларион, стоя в воротах,  пересчитал  всех  коз  и  переселенцев;
потом он позвал меня чай  пить  и  в  молчании  поставил  на  стол  чашки,
украденные им во дворе при взятии в музей утвари бояр Романовых.
   Мы пили чай из этих чашек до поту, бабьи  босые  ноги  топтались  перед
нами, на подоконниках: бабы мыли стекла на новых местах.
   Потом дым повалил изо всех труб,  точно  сговорился,  незнакомый  петух
взлетел на могилу игумена  отца  Сиония  и  загорланил,  чья-то  гармошка,
протомившись в интродукциях, запела нежную песню,  и  чужая  старушонка  в
зипуне, просунув голову в келью отца Иллариона, попросила  у  него  взаймы
щепотку соли ко щам.
   Был уже вечер, когда к нам пришла старушонка: багровые облака пухли над
Волгой,  термометр  на  наружной  стене  показывал  40  градусов   мороза,
исполинские костры, изнемогая, метались на  реке,  -  все  же  неунывающий
какой-то парень упрямо  лез  по  промерзшей  лестнице  к  перекладине  над
воротами - лез затем, чтобы повесить там пустяковый фонарик и вывеску,  на
которой было изображено  множество  букв:  СССР  и  РСФСР,  и  знак  союза
текстилей, и серп и молот,  и  женщина,  стоящая  у  ткацкого  станка,  от
которого идут лучи во все стороны.





   Я ушел с развалившегося фронта в ноябре семнадцатого  года.  Дома  мать
собрала мне белья и сухарей. В Киев я  угодил  накануне  того  дня,  когда
Муравьев  начал  бомбардировку  города.  Мой  путь  лежал  на   Петербург.
Двенадцать суток отсидели мы  в  подвале  гостиницы  Хаима  Цирюльника  на
Бессарабке. Пропуск на выезд я получил от коменданта советского Киева.
   В мире нет зрелища унылее, чем Киевский  вокзал.  Временные  деревянные
бараки уже много лет оскверняют подступ к городу. На мокрых досках трещали
вши. Дезертиры, мешочники, цыгане валялись вперемешку.  Старухи  галичанки
мочились на перрон стоя.  Низкое  небо  было  изборождено  тучами,  налито
мраком и дождем.
   Трое  суток  прошло,  прежде  чем  ушел  первый   поезд.   Вначале   он
останавливался через каждую  версту,  потом  разошелся,  колеса  застучали
горячей,  запели  сильную  песню.  В  нашей  теплушке  это  сделало   всех
счастливыми. Быстрая езда делала людей счастливыми в  восемнадцатом  году.
Ночью поезд вздрогнул и остановился.  Дверь  теплушки  разошлась,  зеленое
сияние снегов открылось нам. В вагон вошел станционный телеграфист в дохе,
стянутой ремешком, и мягких кавказских сапогах. Телеграфист протянул  руку
и пристукнул пальцем по раскрытой ладони.
   - Документы об это место...
   Первой у двери лежала на тюках  неслышная,  свернувшаяся  старуха.  Она
ехала в Любань к сыну  железнодорожнику.  Рядом  со  мной  дремали,  сидя,
учитель Иегуда Вейнберг с женой. Учитель женился несколько дней тому назад
и увозил молодую в Петербург.  Всю  дорогу  они  шептались  о  комплексном
методе преподавания, потом заснули. Руки их и во сне были сцеплены,  вдеты
одна в другую.
   Телеграфист прочитал их мандат, подписанный Луначарским, вытащил из-под
дохи маузер с узким и грязным дулом и выстрелил учителю в лицо.
   У женщины вздулась мягкая  шея.  Она  молчала.  Поезд  стоял  в  степи.
Волнистые  снега  роились  полярным  блеском.  Из   вагонов   на   полотно
выбрасывали евреев.  Выстрелы  звучали  неровно,  как  возгласы.  Мужик  с
развязавшимся треухом отвел меня за обледеневшую  поленницу  дров  и  стал
обыскивать. На нас, затмеваясь, светила луна. Лиловая стена леса курилась.
Чурбаки негнувшихся мороженых пальцев ползли по  моему  телу.  Телеграфист
крикнул с площадки вагона:
   - Жид или русский?
   - Русский, -  роясь  во  мне,  пробормотал  мужик,  -  хучь  в  раббины
отдавай...
   Он приблизил ко мне мятое озабоченное лицо, - отодрал от кальсон четыре
золотых десятирублевки, зашитых матерью на дорогу, снял с  меня  сапоги  и
пальто, потом, повернув спиной, стукнул ребром ладони по затылку и  сказал
по-еврейски:
   - Анклойф, Хаим... [Беги, Хаим (евр.)]
   Я пошел, ставя босые ноги в снег. Мишень зажглась на моей спине,  точка
мишени проходила сквозь ребра. Мужик не выстрелил.  В  колоннах  сосен,  в
накрытом подземелье леса качался огонек в венце багрового дыма. Я  добежал
до сторожки. Она курилась в  кизяковом  дыму.  Лесник  застонал,  когда  я
ворвался в будку. Обмотанный полосами, нарезанными из шуб  и  шинелей,  он
сидел в бамбуковом бархатном креслице и крошил табак у  себя  на  коленях.
Растягиваемый дымом, лесник стонал, потом, поднявшись, он поклонился мне в
пояс:
   - Уходи, отец родной... Уходи, родной гражданин...
   Он вывел меня на тропинку и дал тряпку, чтобы обмотать ноги.  Я  добрел
до местечка поздним утром. В больнице не оказалось доктора, чтобы отрезать
отмороженные мои ноги: палатой заведовал фельдшер. Каждое утро он подлетал
к больнице на вороном коротком жеребце, привязывал его к коновязи и входил
к нам воспламененный, с ярким блеском, в глазах.
   - Фридрих Энгельс, - светясь углями зрачков, фельдшер склонялся к моему
изголовью, - учит вашего брата, что нации не  должны  существовать,  а  мы
обратно говорим, - нация обязана существовать...
   Срывая повязки с моих ног, он выпрямлялся и, скрипя  зубами,  спрашивал
негромко:
   - Куда? Куда вас носит... Зачем она едет, ваша  нация?..  Зачем  мутит,
турбуется...
   Совет вывез нас ночью на телеге - больных, не поладивших с  фельдшером,
и старых евреек в париках, матерей местечковых комиссаров.
   Ноги мои зажили. Я двинулся дальше по  нищему  пути  на  Жлобин,  Оршу,
Витебск.
   Дуло   гаубичного   орудия   служило   мне   прикрытием   на   перегоне
Ново-Сокольники - Локня. Мы ехали на открытой площадке. Федюха,  случайный
спутник, проделывавший великий путь дезертиров, был сказочник,  острослов,
балагур.  Мы  спали  под  могучим,  коротким,  задранным  вверх  дулом   и
согревались друг от друга в холстинной яме, устланной  сеном,  как  логово
зверя. За Локней Федюха украл мой сундучок и  исчез.  Сундучок  выдан  был
местечковым Советом и заключал в себе две пары солдатского белья, сухари и
несколько денег. Двое суток - мы приближались к Петербургу  -  прошли  без
пищи. На Царскосельском вокзале я отбыл последнюю стрельбу. Заградительный
отряд палил в воздух, встречая подходивший  поезд.  Мешочников  вывели  на
перрон, с них стали срывать одежду. На асфальт, рядом с настоящими людьми,
валились  резиновые,  налитые  спиртом.  В  девятом  часу  вечера   вокзал
вышвырнул меня на Загородный проспект из воющего своего острога. На стене,
через улицу, у заколоченной аптеки, термометр показывал 24 градуса мороза.
В туннеле Гороховой гремел ветер; над каналом закатывался  газовый  рожок.
Базальтовая, остывшая Венеция стояла недвижимо. Я вошел в Гороховую, как в
обледенелое поле, заставленное скалами.
   В доме номер два, в бывшем здании градоначальства, помещалась Чека. Два
пулемета, две железных собаки, подняв морду, стояли в вестибюле. Я показал
коменданту письма Вани Калугина,  моего  унтер-офицера  в  Шуйском  полку.
Калугин стал следователем в Чека; он звал меня в письмах.
   - Ступай в Аничков, - сказал комендант, - он там теперь...
   - Не дойти мне, - и я улыбнулся в ответ.
   Невский Млечным  Путем  тек  вдаль  Трупы  лошадей  отмечали  его,  как
верстовые столбы.  Поднятыми  ногами  лошади  поддерживали  небо,  упавшее
низко. Раскрытые животы их были  чисты  и  блестели.  Старик,  похожий  на
гвардейца, провез мимо меня игрушечные резные сани. Напрягаясь, он  вбивал
в лед кожаные ноги, на макушке у него сидела тирольская  шапочка,  бечевка
связывала бороду, сунутую в шаль.
   - Не дойти мне, - сказал я старику.
   Он остановился. Львиное, изрытое лицо его было  полно  спокойствия.  Он
подумал о себе и повлек сани дальше.
   "Так  отпадает  необходимость  завоевать  Петербург",  -  подумал  я  и
попытался вспомнить имя человека, раздавленного копытами арабских скакунов
в самом конце пути. Это был Иегуда Галеви.
   Два китайца в котелках, с буханками хлеба под мышками  стояли  на  углу
Садовой. Зябким ногтем они  отмечали  дольки  на  хлебе  и  показывали  их
подходившим проституткам. Женщины безмолвным парадом проходили мимо них.
   У Аничкова моста, у Клодтовых коней, я присел на выступ статуи.
   Локоть мой подвернулся под голову, я растянулся на полированной  плите,
но гранит опалил меня, выстрелил мною, ударил и бросил вперед, ко дворцу.
   В боковом, брусничного цвета,  флигеле  дверь  была  раскрыта.  Голубой
рожок  блестел   над   заснувшим   в   креслах   лакеем.   В   морщинистом
чернильно-мертвенном лице спадала губа,  облитая  светом  гимнастерка  без
пояса  накрывала  придворные  штаны,  шитый  золотом  позумент.  Мохнатая,
чернильная стрелка указывала путь к коменданту. Я поднялся по  лестнице  и
прошел пустые низкие комнаты. Женщины, написанные черно и сумрачно, водили
хороводы на потолках и стенах. Металлические  сетки  затягивали  окна,  на
рамах висели отбитые шпингалеты. В конце  анфилады,  освещенный  точно  на
сцене, сидел за столом в кружке соломенных мужицких волос  Калугин.  Перед
ним  на  столе  горою  лежали  детские  игрушки,   разноцветные   тряпицы,
изорванные книги с картинками.
   - Вот и ты, - сказал Калугин, поднимая голову, - здорово... Тебя  здесь
надо...
   Я отодвинул рукой игрушки, разбросанные по столу, лег на блистающую его
доску и... проснулся - Прошли мгновения или часы - на низком диване.  Лучи
люстры играли надо мной в стеклянном водопаде. Срезанные с  меня  лохмотья
валялись на полу в натекшей луже.
   - Купаться, - сказал стоявший над диваном Калугин, поднял меня и  понес
в ванну. Ванна была старинная, с низкими бортами. Вода не текла из кранов.
Калугин поливал меня из ведра. На палевых,  атласных  пуфах,  на  плетеных
стульях без спинок разложена была одежда - халат с  застежками,  рубаха  и
носки из витого, двойного шелка. В кальсоны я ушел с  головой,  халат  был
скроен на гиганта, ногами я отдавливал себе рукава.
   - Да ты шутишь с ним, что ли, с Александром Александровичем,  -  сказал
Калугин, закатывая на мне рукава, - мальчик был пудов на девять...
   Кое-как мы подвязали халат императора Александра Третьего и вернулись в
комнату, из которой вышли. Это была библиотека Марии Федоровны, надушенная
коробка с прижатыми к стенам золочеными; в малиновых полосах шкафами.
   Я рассказал Калугину - кто убит у нас в Шуйском  полку,  кто  выбран  в
комиссары, кто ушел на Кубань. Мы пили чай, в хрустальных стенах  стаканов
расплывались Звезды. Мы заедали их колбасой из конины, черной и сыроватой.
От мира отделял нас густой и  легкий  шелк  гардин;  солнце,  вделанное  в
потолок, дробилось и сияло, душный жар налетал от труб парового отопления.
   - Была не была, - сказал Калугин, когда мы разделались  с  кониной.  Он
вышел куда-то и вернулся с двумя ящиками - подарком  султана  Абдул-Гамида
русскому государю. Один был цинковый,  другой  сигарный  ящик,  заклеенный
лентами и бумажными орденами. "A sa  majeste,  l'Empereur  de  toutes  les
Russies  [Его  величеству,  императору  всероссийскому   (фр.)]   -   было
выгравировано на цинковой крышке - от доброжелательного кузена..."
   Библиотеку Марии Федоровны наполнил аромат,  который  был  ей  привычен
четверть столетия назад. Папиросы 20 см в длину и толщиной  в  палец  были
обернуты  в  розовую  бумагу;  не  знаю,  курил  ли  кто  в  свете,  кроме
всероссийского самодержца, такие папиросы, но  я  выбрал  сигару.  Калугин
улыбался, глядя на меня.
   - Была  не  была,  -  сказал  он,  -  авось  не  считаны...  Мне  лакеи
рассказывали - Александр Третий был завзятый курильщик: табак любил,  квас
да  шампанское...  А  на  столе  у  него,  погляди,  пятачковые   глиняные
пепельницы да на штанах - латки...
   И вправду, халат, в который меня  облачили,  был  засален,  лоснился  и
много раз чинен.
   Остаток ночи мы провели, разбирая игрушки Николая Второго, его барабаны
и паровозы, крестильные его рубашки и тетрадки с ребячьей  мазней.  Снимки
великих князей, умерших в младенчестве, пряди их волос,  дневники  датской
принцессы Дагмары, письма сестры ее, английской королевы,  дыша  духами  и
тленом, рассыпались под нашими пальцами. На титулах евангелий и  Ламартина
подруги и фрейлины - дочери бургомистров и государственных советников -  в
косых старательных строчках прощались с принцессой,  уезжавшей  в  Россию.
Мелкопоместная королева Луиза, мать ее, позаботилась об устройстве  детей;
она выдала одну дочь  за  Эдуарда  VII,  императора  Индии  и  английского
короля,  другую  за  Романова,  сына  Георга  сделали  королем  греческим.
Принцесса Дагмара стала Марией в России. Далеко ушли  каналы  Копенгагена,
шоколадные баки короля Христиана.  Рожая  последних  государей,  маленькая
женщина с лисьей злобой металась в частоколе Преображенских гренадеров, но
родильная ее кровь пролилась в неумолимую мстительную гранитную землю...
   До рассвета не могли мы оторваться от глухой, гибельной этой  летописи.
Сигара Абдул-Гамида была докурена. Наутро Калугин повел меня  в  Чека,  на
Гороховую 2. Он поговорил с Урицким. Я стоял за драпировкой,  падавшей  на
пол суконными волнами. До меня долетали обрывки слов.
   - Парень свой, - говорил Калугин,  -  отец  лавочник,  торгует,  да  он
отбился от них... Языки знает...
   Комиссар внутренних дел  коммун  Северной  области  вышел  из  кабинета
раскачивающейся своей походкой. За стеклами пенсне вываливались обожженные
бессонницей, разрыхленные, запухшие веки.
   Меня сделали переводчиком при Иностранном отделе. Я получил  солдатское
обмундирование и талоны на  обед.  В  отведенном  мне  углу  зала  бывшего
Петербургского градоначальства я принялся  за  перевод  показаний,  данных
дипломатами, поджигателями и шпионами.
   Не прошло и дня, как все у меня было, - одежда, еда, работа и товарищи,
верные в дружбе и смерти, товарищи, каких нет нигде в мире,  кроме  как  в
нашей стране.
   Так началась тринадцать лет назад превосходная моя жизнь, полная  мысли
и веселья.





   Сергей Васильевич Малышев, ставший потом  председателем  Нижегородского
ярмарочного комитета, образовал летом восемнадцатого года первую  в  нашей
стране  продовольственную  экспедицию.  С  одобрения  Ленина  он  нагрузил
несколько поездов товарами крестьянского обихода и повез  их  в  Поволжье,
для того чтобы там обменять на хлеб.
   В эту экспедицию  я  попал  конторщиком.  Местом  действия  мы  выбрали
Ново-Николаевский уезд Самарской губернии. По вычислениям ученых этот уезд
при правильном на  нем  хозяйствовании  может  прокормить  всю  Московскую
область.
   Неподалеку  от  Саратова,  на  прибрежной  станции  Увек,  товары  были
перегружены  на  баржу.  Трюм  этой  баржи   превратился   в   самодельный
универсальный  магазин.  Между  выгнутыми  ребрами  плавучего  склада   мы
прибили, портреты Ленина  и  Маркса,  окружили  их  колосьями,  на  полках
расположили  ситцы,  косы,  гвозди,  кожу;  не  обошлось  без  гармоник  и
балалаек.
   Там же, на Увеке, нам придали буксир -  "Иван  Тупицын",  названный  по
имени волжского купца, прежнего хозяина. На пароходе разместился "штаб"  -
Малышев с помощниками и кассирами. Охрана и приказчики устроились в барже,
под стойками.
   Перегрузка заняла неделю. В июльское утро "Тупицын",  вываливая  жирные
клубы дыма, потащил нас вверх по Волге, к  Баронску.  Немцы  называли  его
Катариненштадт. Это теперь столица области  немцев  Поволжья,  прекрасного
края, населенного мужественными немногословными людьми.
   Степь, прилегающая к Баронску, покрыта таким тяжелым  золотом  пшеницы,
какое есть только в Канаде. Она завалена коронами подсолнухов и  масляными
глыбами  чернозема.  Из  Петербурга,  вылизанного  гранитным   огнем,   мы
перенеслись в русскую и этим еще  более  необыкновенную  Калифорнию.  Фунт
хлеба стоил в нашей Калифорнии шестьдесят копеек, а не десять рублей,  как
на севере. Мы накинулись на булку с ожесточением, которого  теперь  нельзя
передать; в паутинную мякоть вонзались собачьи отточившиеся  зубы.  Недели
две после приезда нас томил хмель блаженного  несварения  желудка.  Кровь,
потекшая по жилам, имела - так мне  казалось  -  вкус  и  цвет  малинового
варенья.
   Малышев рассчитал верно; торговля пошла ходко. Со всех  краев  степи  к
берегу тянулись медленные потоки телег. По спинам сытых лошадей  двигалось
солнце. Солнце сияло на вершинах пшеничных холмов. Телеги  тысячами  точек
спускались к Волге. Рядом с лошадьми шагали гиганты в шерстяных  фуфайках,
потомки голландских фермеров, переселенных  при  Екатерине  в  Приволжские
урочища. Лица их остались такими  же,  как  в  Саардаме  и  Гаарлеме.  Под
патриархальным  мхом  бровей,  в  сети  кожаных  морщин,  блестели   капли
поблекшей бирюзы. Дым трубок таял в  голубых  молниях,  протянувшихся  над
степью. Колонисты медленно всходили  на  баржу  по  трапу;  деревянные  их
башмаки стучали, как колокола твердости и покоя. Товар выбирали старухи  в
накрахмаленных чепцах и коричневых тальмах. Покупки выносились к  бричкам.
Доморощенные живописцы рассыпали вдоль этих возков охапки полевых цветов и
розовые бычьи морды. Наружная сторона бричек  была  закрашена  обыкновенно
синим глубоким тоном. В нем  горели  восковые  яблоки  и  сливы,  тронутые
солнечным лучом.
   Из дальних мест приезжали на верблюдах. Животные  ложились  на  берегу,
расчерчивая горизонт сваливающимися горбами.  Торговля  наша  кончалась  к
вечеру. Лавка запиралась; охрана, состоявшая из  инвалидов,  и  приказчики
разоблачались и прыгали с бортов в Волгу, подожженную закатом.  В  далекой
степи красными валами ходили хлеба,  в  небе  обрушивались  стены  заката.
Купанье сотрудников продовольственной в Самарскую губернию экспедиции (так
назывались мы в официальных  бумагах)  представляло  собой  необыкновенное
"зрелище. Калеки поднимали в воде илистые розовые фонтаны. Охранники  были
об одной ноге, другие недосчитывали руки  или  глаза.  Они  спрягались  по
двое, чтобы плавать. На двух человек приходилось две  ноги,  они  колотили
обрубками по воде, илистые струи втягивались  водоворотом  между  их  тел.
Рыча и фыркая калеки вываливались на берег;  разыгравшись,  они  потрясали
культяпками  навстречу  несущимся  небесам,  закидывали  себя   песком   и
боролись, уминая друг дружке  обрубленные  конечности.  После  купанья  мы
отправлялись ужинать в трактир Карла Бидермаера. Этот ужин увенчивал  наши
дни. Две девки с кроваво-кирпичными руками - Августа и Анна - подавали нам
котлеты,  рыжие  булыжники,  шевелившиеся  в  струях  кипящего   масла   и
заваленные  скирдами  жареного  картофеля.   Для   вкуса   в   деревенскую
гороподобную эту еду подбавляли лук и чеснок. Перед нами ставили  банки  с
кислыми огурцами. Из круглых окошечек, вырезанных высоко, у потолка, шел с
базарной площади дым заката. Огурцы курились в багровом дыму и пахли,  как
морской берег. Мы запивали мясо сидром. Обитатели Песков и Охты, обыватели
пригородов, обледеневших в желтой моче, мы каждый вечер наново чувствовали
себя  завоевателями.  Окошечки,  высеченные  в  столетних  черных  стенах,
походили на  иллюминаторы.  Сквозь  них  просвечивал  дворик  божественной
чистоты, немецкий дворик с кустами роз и глициний, с фиолетовой  пропастью
раскрытой конюшни. Старухи в тальмах вязали у порогов чулки  Гулливера.  С
пастбищ возвращались стада. Августа и Анна присаживались  на  скамеечки  к
коровам. В сумерках мерцали радужные коровьи глаза.  Войны,  казалось,  не
было и нет на  свете.  И  все-таки  фронт  уральских  казаков  проходил  в
двадцати верстах от Баронска. Карл Бидермаер не  догадывался  о  том,  что
гражданская война катится к его дому.
   Ночью я возвращался в наш трюм с Селецким, таким же конторщиком, как  и
я. Он запевал  по  дороге.  Из  стрельчатых  окон  высовывались  головы  в
колпаках. Лунный свет стекал по красным каналам черепицы. Глухой лай собак
поднимался над русским Саардамом. Августы и Анны, окаменев, слушали  пение
Селецкого. Бас его доносил нас до степи,  к  готической  изгороди  хлебных
амбаров.  Лунные  перекладины  дрожали  на  реке,  тьма  была  легка;  она
отступала к прибрежному песку; в порванном  неводе  загибались  светящиеся
черви.
   Голос  Селецкого  был  неестественной   силы.   Саженный   детина,   он
принадлежал к тому разряду провинциальных Шаляпиных, которых,  на  счастье
наше, рассеяно множество на Руси.  У  него  было  такое  же  лицо,  как  у
Шаляпина - не то шотландского кучера, не то екатерининского  вельможи.  Он
был простоват, не в пример божественному своему прототипу, но  голос  его,
безгранично,   смертельно    раздвигаясь,    наполнял    душу    сладостью
самоуничтожения и цыганского  забытья.  Кандальные  песни  он  предпочитал
итальянским ариям. От Селецкого в  первый  раз  услышал  я  гречаниновскую
"Смерть". Грозно, неумолимо, страстно шло по ночам над темной водой:

   ...Она не забудет, придет, приголубит,
   Обнимет, навеки полюбит, -
   И брачный свой, тяжкий, наденет венец.

   В мгновенной оболочке, называемой  человеком,  песня  течет,  как  вода
вечности. Она все смывает и все родит.
   Фронт проходил в двадцати верстах.  Уральские  казаки,  соединившись  с
чешским батальоном  майора  Воженилика,  пытались  выбить  из  Николаевска
разрозненные отряды красных. Севернее  -  из  Самары  -  наступали  войска
Комуча  -  Комитета  членов   Учредительного   собрания.   Распыленные   и
необученные наши части перегруппировались  на  левом  берегу.  Только  что
изменил Муравьев. Советским главнокомандующим был назначен Вицетис.
   Оружие для фронта привозили из Саратова. Раз, а то и два раза в  неделю
к баронской пристани  пришвартовывался  бело-розовый  самолетский  пароход
"Иван-да-Марья". Он привозил винтовки и снаряды.  Палуба  парохода  бывала
уставлена ящиками  с  набитыми  по  трафарету  черепами,  с  надписью  под
черепами: "Смертельно".
   Командовал пароходом Коростелев,  испитой  человек  с  льняным  висячим
волосом.  Коростелев  был  бегун,  неустроенная  душа,  бродяга.   Он   на
парусниках ездил по Белому морю, пешком обошел Россию, побывал в тюрьме  и
в монастыре на послушании.
   Возвращаясь от Бидермаера, мы всегда заходили к нему, если  находили  у
пристани огни "Иван-да-Марьи".  Однажды  ночью,  поравнявшись  с  хлебными
амбарами, с волшебной этой линией синих и коричневых  замков,  мы  увидели
факел, пылавший высоко в небе. Мы возвращались  с  Селецким  домой  в  том
размягченном и страстном состоянии, какое может произвести  необыкновенная
эта сторона, молодость, ночь, тающие огненные кольца на реке.
   Волга катилась неслышно.  Огней  не  было  на  "Иван-да-Марье",  корпус
парохода темнел мертво, только факел рвался высоко над ним. Пламя металось
над мачтой и чадило. Селецкий пел, побледнев и закинув голову. Он  подошел
к воде и оборвал. Мы взошли на мостики, никем  не  охраняемые.  На  палубе
валялись ящики и орудийные колеса. Я толкнул дверь капитанской каюты,  она
открылась. На залитом столе горела без  стекла  жестяная  лампа.  Железка,
окружавшая фитиль, плавилась.  Окна  были  забиты  горбатыми  досками.  От
бидонов, валявшихся под столом, шел  серный  дух  самогона.  Коростелев  в
холщовой рубахе сидел на  полу  в  зеленых  струях  блевотины.  Монашеский
волос, склеившись,  стоял  вокруг  его  лица.  Коростелев,  не  отрываясь,
смотрел с полу на своего комиссара латыша  Ларсона.  Тот,  поставив  перед
собой желтый картон "Правды", читал его в свете  плавящегося  керосинового
костра.
   - Вот ты какой, - сказал с полу Коростелев.  -  Продолжай  то,  что  ты
говорил... Мучай нас, если хочешь...
   - Зачем я буду  говорить,  -  отозвался  Ларсон,  повернулся  спиной  и
отгородился своим картоном, - лучше я тебя послушаю...
   На бархатном диване, свесив ноги, сидел рыжий мужик.
   - Лисей, - сказал ему Коростелев, - водки.
   - Вся, - ответил Лисей, - и достать негде...
   Ларсон отставил картон и захохотал вдруг, точно дробь стала выбивать:
   - Российскому человеку выпить требуется, - латыш говорил с акцентом,  -
у российского человека душа мало-мало разошлась, а  тут  достать  негде...
Зачем тогда Волга называется?..
   Худая детская шея Коростелева вытянулась, ноги его  в  холщовых  штанах
разбросались по полу. Жалобное недоумение отразилось в его  глазах,  потом
они засияли.
   - Мучай нас, - сказал он чуть  слышно  и  вытянул  шею,  -  мучай  нас,
Карл...
   Лисей сложил пухлые руки и посмотрел на латыша сбоку:
   - Ишь, Волгу ремизит... Нет, товарищ,  ты  нашу  Волгу  не  ремизь,  не
порочь...  Знаешь,  как  у  нас  песня  играется:   "Волга-матушка,   река
царица"...
   Мы с Селецким все стояли у двери. Я подумывал об отступлении.
   - Вот никоим образом не пойму, - обратился к нам  Ларсон,  он,  видимо,
продолжал давнишний спор, - может, товарищи разъяснят  мне,  как  это  так
выходит, что железо-бетон оказывается хуже березок да осинок, а  дирижабли
хуже калуцкого дерьма?..
   Лисей повертел головой в ваточном воротнике. Ноги его не  доставали  до
полу, пухлыми пальцами, прижатыми к животу, он плел невидимую сеть.
   - Что ты, друг, об Калуге знаешь, - успокоительно  сказал  Лисей,  -  в
Калуге, я тебе скажу, знаменитый народ живет: великолепный,  если  желаешь
знать, народ...
   - Водки, - произнес с полу Коростелев.
   Ларсон снова запрокинул поросячью свою голову и резко захохотал.
   - Мы-ста да вы-ста, - пробормотал латыш, придвигая  к  себе  картон,  -
авось да небось...
   Бурный пот бил на его лбу, в колтуне бесцветных волос плавали  масляные
струи огня.
   - Авось да небось, - он снова фыркнул, - мы-ста да вы-ста...
   Коростелев потрогал пальцами вокруг себя. Он двинулся и пополз, забирая
вперед руками, таща за собой скелет в холщовой рубахе.
   - Ты не смеешь мучить Россию, Карл, - прошептал он, подползши к латышу,
уварил его сведенной ручкой по лицу и с визгом стал об него стучаться.
   Тот надулся и поверх сползших очков осмотрел всех нас. Потом он обмотал
вокруг пальцев шелковую реку волос Коростелева и вдавил его лицом  в  пол.
Он поднял его и снова опустил.
   - Получил, - отрывисто сказал Ларсон и отшвырнул костлявое  тело,  -  и
еще получишь...
   Коростелев, упершись в ладони, приподнялся над полом по-собачьи.  Кровь
текла у него из ноздрей, глаза косили. Он поводил ими, потом вскинулся и с
воем забрался под стол.
   - Россия, - выл он, протягивая руки, и колотился, - Россия...
   Лопаты босых его ступней выскочили и втянулись. Одно только слово -  со
свистом и стоном - можно было расслышать в его визге.
   - Россия, - выл он, протягивая руки, и колотился головой.
   Рыжий Лисей сидел на бархатном диване.
   - С полдня завелись, - обернулся он ко мне и Селецкому, - все об Рассее
бьются, все Рассею жалеют...
   - Водки, - твердо сказал из-под стола Коростелев. Он вылез  и  стал  на
ноги. Волосы его, взмокшие в кровавой луже, падали на щеку.
   - Где водка, Лисей?
   - Водка, друг, в Вознесенском, сорок верст, хошь по воде  сорок  верст,
хошь по земле сорок верст... Там ноне храм, самогон обязан быть...  Немцы,
что хошь делай, не держат...
   Коростелев повернулся и вышел на прямых журавлиных ногах.
   - Мы калуцкие, - неожиданно закричал Ларсон.
   - Не уважает Калугу, - выдохнул Лисей, - хоть ты што... А я в ей был, в
Калуге... В ей стройный народ живет, знаменитый...
   За стеной прокричали команду, послышался звук якоря, якорь пошел вверх.
Брови Лисея поднялись.
   - Никак в Вознесенское едем?..
   Ларсон захохотал, откинув голову. Я выбежал из каюты. Босой  Коростелев
стоял на капитанском мостике. Медный отблеск луны лежал на раскроенном его
лице. Сходни упали на берег. Матросы, кружась, наматывали канаты.
   - Дмитрий Алексеевич, - крикнул вверх Селецкий, - нас-то отпусти, мы-то
при чем?..
   Машины, взорвавшись, перешли на беспорядочный стук. Колесо рыло воду. У
пристани мягко разодралась сгнившая доска. "Иван-да-Марья" ворочал носом.
   - Поехали, - сказал Лисей, вышедший на палубу, - поехали в Вознесенское
за самогоном...
   Раскручивая  колесо,  "Иван-да-Марья"  набирал   быстроту.   В   машине
нарастала масляная толкотня, шелест, свист, ветер. Мы летели во мраке,  не
сворачивая по сторонам, сбивая бакены, сигнальные вешки  и  красные  огни.
Вода, пенясь под колесами, летела назад, как позлащенное крыло птицы. Луна
врылась в черные водовороты. "Фарватер Волги извилист, - вспомнил я  фразу
из  учебника,  -  он  изобилует  мелями...".  Коростелев  переминался   на
капитанском мостике. Голубая светящаяся кожа обтягивала его скулы.
   - Полный, - сказал он в рупор.
   - Есть полный, - ответил глухой невидимый голос.
   - Еще дай...
   Внизу молчали.
   - Сорву машину, - ответил голос после молчания.
   Факел сорвался с мачты и  проволочился  по  крутящейся  волне.  Пароход
качнулся, взрыв, продрожав, прошел по корпусу. Мы летели во мраке,  никуда
не сворачивая. На берегу взвилась ракета, по  нас  ударили  трехдюймовкой.
Снаряд просвистал в мачтах. Поваренок, тащивший по палубе самовар,  поднял
голову. Самовар выскользнул из его рук, покатился по лестнице, треснул,  и
блещущая  струя  понеслась  по  грязным  ступеням.  Поваренок   оскалился,
привалился к лестнице и заснул. Изо рта его забил смертный запах самогона.
Внизу, среди замаслившихся цилиндров, кочегары, голые  до  пояса,  ревели,
размахивали руками, валились на пол. В жемчужном свечении валов отражались
искаженные их лица. Команда  парохода  "Иван-да-Марья"  была  пьяна.  Один
рулевой твердо двигал свой круг. Он обернулся, увидев меня.
   - Жид, - сказал мне рулевой, - что с детями будет?..
   - С какими детями?
   - Дети не учатся,  -  сказал  рулевой,  ворочая  кругом,  -  дети  воры
будут...
   Он приблизил ко мне свинцовые синие скулы и заскрипел  зубами.  Челюсти
его скрежетали, как жернова. Зубы, казалось, размалываются в песок.
   - Загрызу...
   Я попятился от него. По палубе проходил Лисей.
   - Что будет, Лисей?
   - Должен довезти, - сказал рыжий мужик и сел на лавочку отдохнуть.
   Мы спустили его в Вознесенском. "Храма" там не оказалось, ни огней,  ни
карусели. Пологий берег был темен, прикрыт низким небом. Лисей  потонул  в
темноте. Его не было больше часу, он вынырнул у  самой  воды,  нагруженный
бидонами. Его сопровождала рябая баба, статная, как лошадь. Детская кофта,
не по ней, обтягивала грудь бабы. Какой-то карлик в  остроконечной  ватной
шапке и маленьких сапожках, разинув рот, стоял тут же и  смотрел,  как  мы
грузились.
   - Сливочный, - сказал Лисей, ставя бидоны на стол,  -  самый  сливочный
самогон...
   И гонка призрачного нашего корабля возобновилась. Мы приехали в Баронск
к рассвету. Река расстилалась необозримо. Вода стекала с берега,  оставляя
атласную синюю тень. Розовый луч  ударил  в  туман,  повисший  на  клочьях
кустов.  Глухие  крашеные  стены  амбаров,  тонкие   их   шпили   медленно
повернулись и стали подплывать к нам. Мы подходили к Баронску под  раскаты
песни. Селецкий прочистил горло бутылкой самого сливочного и распелся. Тут
все было - Блоха  Мусоргского,  хохот  Мефистофеля  и  ария  помешавшегося
мельника: "Не мельник я - я ворон"...
   Босой  Коростелев,  перегнувшись,  лежал  на   перильцах   капитанского
мостика. Голова его с прикрытыми  веками  поматывалась,  рассеченное  лицо
было закинуто к небу, по нем блуждала неясная детская  улыбка.  Коростелев
очнулся, когда мы замедлили ход.
   - Алеша, - сказал он в рупор, - самый полный.
   И мы врезались в пристань с полного хода. Доска, помятая нами в прошлый
раз, разлетелась. Машину застопорили вовремя.
   - Вот и довез, - сказал Лисей, оказавшийся рядом со мной, - а ты, друг,
опасывался...
   На берегу выстроились уже чапаевские тачанки. Радужные полосы темнели и
остывали на  берегу,  только  что  оставленном  водой.  У  самой  пристани
валялись зарядные ящики, брошенные в прежние приезды. На одном из ящиков в
папахе и неподпоясанной рубахе сидел Макеев,  командир  сотни  у  Чапаева.
Коростелев пошел к нему, расставив руки.
   - Опять я, Костя, начудил, - сказал он с детской своей улыбкой,  -  все
горючее извел...
   Макеев боком сидел на  ящике,  клочья  папахи  свисали  над  безбровыми
желтыми дугами глаз. Маузер с некрашеной ручкой лежал у него  на  коленях.
Он выстрелил, не оборачиваясь, и промахнулся.
   - Фу ты, ну ты, - пролепетал Коростелев,  весь  светясь,  -  вот  ты  и
рассердился... - Он шире расставил худые руки. - Фу ты, ну ты...
   Макеев вскочил, завертелся и выпустил из маузера все патроны.  Выстрелы
прозвучали торопливо. Коростелев еще что-то хотел сказать,  но  не  успел,
вздохнул и упал на колени. Он опустился к ободьям, к колесам тачанки, лицо
его разлетелось, молочные пластинки черепа  прилипли  к  ободьям.  Макеев,
пригнувшись, выдергивал из обоймы последний застрявший патрон.
   - Отшутились, - сказал он, обводя взглядом красноармейцев и  всех  нас,
скопившихся у сходен.
   Лисей, приседая, протрусил с попоной в руках и накрыл  ею  Коростелева,
длинного, как дерево. На пароходе шла одиночная стрельба. Чапаевцы,  бегая
по палубе, арестовывали команду. Баба, приставив  ладонь  к  рябому  лицу,
смотрела с борта на берег сощуренными, незрячими глазами.
   - Я те погляжу, - сказал ей Макеев, - я научу горючее жечь...
   Матросов выводили по одному. За амбарами их встречали немцы, высыпавшие
из своих домов. Карл Бидермаер стоял среди своих земляков. Война пришла  к
его порогу.
   В этот день нам выпало много работы. Большое село  Фриденталь  приехало
за товаром. Цепь  верблюдов  легла  у  воды.  Вдали,  в  бесцветной  жести
горизонта, завертелись ветряки.
   До обеда мы ссыпали в баржу фридентальское зерно, к вечеру меня  вызвал
Малышев. Он умывался на палубе "Тупицына". Инвалид с  зашпиленным  рукавом
сливал ему из кувшина. Малышев фыркал, кряхтел, подставляя щеки. Обтираясь
полотенцем, он сказал своему помощнику, продолжая, видимо, ранее затеянный
разговор.
   - И правильно... Будь ты трижды хороший человек - и в скитах ты был,  и
по Белому морю ходил, и человек ты отчаянный,  -  а  вот  горючее,  сделай
милость, не жги...
   Мы пошли с Малышевым в каюту. Я обложился там ведомостями и стал писать
под диктовку телеграмму Ильичу.
   - Москва. Кремль. Ленину.
   В телеграмме мы сообщали об отправке пролетариям  Петербурга  и  Москвы
первых маршрутов с пшеницей, двух поездов по двадцать тысяч пудов зерна  в
каждом.

   1920-1928.





   На масляной тридцатого года в Великой Кринице сыграли шесть свадеб.  Их
отгуляли с буйством, какого давно не  было.  Обычаи  старины  возродились.
Один сват, захмелев, сунулся пробовать невесту - порядок этот лет двадцать
как был оставлен в Великой Кринице. Сват успел размотать  кушак  и  бросил
его на землю. Невеста, ослабев от смеха,  трясла  старика  за  бороду.  Он
наступал на нее грудью, гоготал и топал сапожищами. Старику,  впрочем,  не
из чего было тревожиться. Из шести моняк, поднятых над хатами, только  две
были смочены брачной кровью, остальным невестам досвитки не прошли  даром.
Одну моняку достал красноармеец, приехавший на побывку, за другой  полезла
Гапа Гужва. Колотя мужчин по головам -  она  вскочила  на  крышу  и  стала
взбираться по шесту. Он гнулся  и  качался  под  тяжестью  ее  тела.  Гапа
сорвала красную тряпку и съехала вниз по шесту. На изгорбине крыши  стояли
стол и табурет, а на столе пол-литра и  нарезано  кусками  холодное  мясо.
Гапа опрокинула бутылку  себе  в  рот;  свободной  рукой  она  размахивала
монякой. Внизу гремела и плясала толпа. Стул скользил под Гапой, трещал  и
разъезжался. Березанские чабаны, гнавшие в Киев волов, воззрились на бабу,
пившую водку в высоте, под самым небом.
   - Разве то баба, - ответили им сваты, - то черт, вдова наша...
   Гапа швыряла с крыши хлеб, прутья, тарелки. Допив  водку,  она  разбила
бутылку об выступ трубы. Мужики, собравшиеся  внизу,  ответили  ей  ревом.
Вдова прыгнула на землю, отвязала  дремавшую  у  тына  кобылу  с  мохнатым
брюхом и поскакала за  вином.  Она  вернулась,  обложенная  фляжками,  как
черкес патронами Кобыла, тяжело  дыша,  запрокидывала  морду;  жеребый  ее
живот западал и раздувался, в глазах тряслось лошадиное безумие.
   Плясали на свадьбах с платочками, опустив глаза  и  топчась  на  месте.
Одна Гапа разлеталась по-городскому. Она плясала в паре с любовником своим
Гришкой Савченко. Они схватывались словно в бою; в упрямой злобе  обрывали
друг другу плечи; как подшибленные падали  они  на  землю,  выбивая  дробь
сапогами.
   Шел третий день великокриницких свадеб.  Дружки,  обмазавшись  сажей  и
вывернув тулупы, колотили в заслонки и бегали по селу. На  улице  зажглись
костры. Через них прыгали люди с нарисованными рогами. Лошадей запрягли  в
лохани; они  бились  по  кочкам  и  неслись  через  огонь.  Мужики  упали,
сраженные сном. Хозяйки выбрасывали на задворки битую посуду. Новобрачные,
помыв ноги, взошли на высокие постели, и только Гапа  доплясывала  одна  в
пустом сарае. Она кружилась, простоволосая, с багром в руках.  Дубина  ее,
обмазанная дегтем, обрушивалась  на  стены.  Удары  сотрясали  строение  и
оставляли черные, липкие раны.
   - Мы смертельные, - шептала Гапа, ворочая багром.
   Солома и доски  сыпались  на  женщину,  стены  рушились.  Она  плясала,
простоволосая, среди развалин, в грохоте  и  пыли  рассыпающихся  плетней,
летящей трухи и переламывающихся  досок.  В  обломках  вертелись,  отбивая
такт, ее сапожки с красными отворотами.
   Спускалась ночь. В оттаявших ямах угасали  костры.  Сарай  взъерошенной
грудой лежал на пригорке. Через дорогу в сельраде зачадил  рваный  огонек.
Гапа отшвырнула от себя багор и побежала по улице.
   - Ивашко, - закричала она, врываясь в сельраду, - ходим гулять с  нами,
пропивать нашу жизнь...
   Ивашко был уполномоченный рика по коллективизации. Два месяца прошло  с
тех пор, как начался - разговор его с Великой Криницей.  Положив  на  стол
руки, Ивашко сидел перед мятой, обкусанной грудой бумаг.  Кожа  его  возле
висков сморщилась, зрачки больной  кошки  висели  в  глазницах.  Над  ними
торчали розовые голые дуги.
   - Не брезговай нашим крестьянством, - закричала Гапа и топнула ногой.
   - Я не брезговаю, - уныло сказал Ивашко, - только мне нетактично с вами
гулять.
   Притоптывая и разводя руками, Гапа прошлась перед ним.
   - Ходи с нами каравай  делить,  -  сказала  баба,  -  все  твои  будем,
представник, только завтра, не сегодня...
   Ивашко покачал головой.
   - Мне нетактично с вами каравай делить, -  сказал  он,  -  разве  ж  вы
люди?.. Вы ж на собак гавкаете, я от вас восемь кил весу потерял...
   Он пожевал губами и прикрыл веки.  Руки  его  потянулись,  нашарили  на
столе холстинный портфель. Он встал, качнулся грудью вперед и,  словно  во
сне, волоча ноги, пошел к выходу.
   - Этот  гражданин  -  чистое  золото,  -  сказал  ему  вслед  секретарь
Харченко, - большую совесть  в  себе  имеет,  но  только  Великая  Криница
слишком грубо с ним обратилась...
   Над прыщами и пуговкой носа у Харченки был выделан  пепельный  хохолок.
Он читал газету, задрав ноги на скамью.
   - Дождутся люди вороньковского судьи, - сказал Харченко,  переворачивая
газетный лист, - тогда воспомянут.
   Гапа вывернула из-под юбки кошель с подсолнухами.
   - Почему ты должность свою помнишь, секретарь, - сказала баба, - почему
ты смерти боишься?.. Когда это было, чтобы мужик помирать отказывался?..
   На улице, вокруг колокольни, кипело черное вспухшее небо,  мокрые  хаты
выгнулись и сползли. Над ними  трудно  высекались  звезды,  ветер  стлался
понизу.
   В сенях своей хаты  Гапа  услышала  мерное  бормотанье,  чужой  осипший
голос. Странница, забредшая ночевать, подогнув под себя  ноги,  сидела  на
печи. Малиновые нити лампад оплетали угол.  В  прибранной  хате  развешана
была  тишина;  спиртным,  яблочным  духом  несло  от  стен  и  простенков.
Большегубые дочери Гапы, задрав снизу  головы,  уставились  на  побирушку.
Девушки поросли коротким, конским волосом, губы их были  вывернуты,  узкие
лбы светились жирно и мертво.
   - Бреши, бабуся Рахивна, - сказала Гапа и прислонилась  к  стене,  -  я
тому охотница, когда брешут...
   Под потолком Рахивна заплетала  себе  косицы,  рядками  накладывала  на
маленькую голову.  У  края  печи  расставились  вымытые  изуродованные  ее
ступни.
   - Три патриарха рахуются в свете, -  сказала  старуха,  мятое  ее  лицо
поникло, - московского  патриарха  заточила  наша  держава,  иерусалимский
живет у турок, всем  христианством  владеет  антиохийский  патриарх...  Он
выслал на Украину сорок грецких попов, чтоб проклясть церкви, где  держава
сняла дзвоны...  Грецкие  попы  прошли  Холодный  Яр,  народ  бачил  их  в
Остроградском,  к  прощеному  воскресенью  будут  они  у  вас  в   Великой
Кринице...
   Рахивна прикрыла веки и умолкла. Свет лампады стоял  в  углублениях  ее
ступней.
   - Вороньковский судья, - очнувшись сказала  старуха,  -  в  одни  сутки
произвел в Воронькове колгосп... Девять господарей он забрал в холодную...
Наутро их доля была идти на Сахалин. Доню моя,  везде  люди  живут,  везде
Христос славится... Перебули  тыи  господари  ночь  в  холодной,  является
стража - брать их... Видчиняет стража дверь от острога,  на  свете  полное
утро, девять господарей качаются под балками, на своих опоясках...
   Рахивна долго возилась, прежде  чем  улечься.  Разбирая  лоскутки,  она
шепталась со своим богом, как шепчутся со стариком, который тут  же  лежит
на печи, потом сразу и легко задышала. Чужой муж,  Гришка  Савченко,  спал
внизу на лаве. Он сложился, как  раздавленный  на  самом  краю,  и  выгнул
спину; жилетка вздыбилась на ней, голова его была всунута в подушки.
   - Мужицкое кохання. - Гапа встряхнула его и растолкала, - я добре  знаю
мужицкое це кохання... Отворотили рыло - чоловик от жинки  и  топтаются...
Не к себе пришел, не к Одарке...
   Полночи они катались по лаве, во тьме,  с  сжатыми  губами,  с  руками,
протянутыми через тьму. Коса Гапы перелетала через  подушку.  На  рассвете
Гришка  вскинулся,  застонал  и  заснул,  оскалившись.  Гапе  видны   были
коричневые плечи дочерей, низколобых, губатых, с черными грудями.
   - Верблюды такие, - подумала она, - откуда они ко мне?..
   В дубовой раме окна двинулась тьма. Рассвет раскрыл в тучах  фиолетовую
полосу. Гапа вышла во двор. Ветер сжал ее, как студеная вода в  реке.  Она
запрягла, взвалила на дровни  мешки  с,  пшеницей,  -  за  праздники  мука
подбилась у всех. В тумане, в пару рассвета проползла дорога.
   На мельнице справились только к следующему вечеру. Весь день шел  снег.
У  самого  села,  из  льющейся  прямой  стены,  навстречу  Гапе   вынырнул
коротконогий Юшко Трофим в размокшем треухе. Плечи его,  накрытые  снежным
океаном, раздались и осели.
   - Ну, просыпались, - забормотал он, подходя к саням,  и  поднял  черное
костистое лицо.
   - А именно што?.. - Гапа потянула к себе вожжи.
   -  Ночью  вся  головка  наехала,  -  сказал  Трофим,  -   бабусю   твою
законвертовали... Голова рику приехал, секретарь райкому... Ивашку замели,
на его должность - вороньковский судья...
   Усы Трофима поднялись, как у моржа, снег шевелился на них. Гапа тронула
лошадь, потом снова потянула вожжи.
   - Трофиме, бабусю за што?..
   Юшко остановился и протрубил издалека, сквозь веющие, летящие снега.
   - Кажуть, агитацию разводила про конец света...
   Припадая на ногу, он пошел  дальше,  и  сейчас  же  широкую  его  спину
затерло небо, слившееся с землей.
   Подъехав к хате, Гапа постучала в окно  кнутом.  Дочери  ее  торчали  у
стола в шалях и башмаках, как на посиделках.
   - Маты, - сказала старшая, сваливая мешки, - без вас приходила  Одарка,
взяла Гришку до дому...
   Дочери накрыли на  стол,  поставили  самовар.  Поужинав,  Гапа  ушла  в
сельраду. Там, усевшись на лавках вдоль  стен,  молчали  старики  из  села
Великая Криница. Окно, разбитое во время прошлых споров,  заделали  листом
фанеры, стекло лампы было протерто, к  щербатой  стене  прибили  плакат  -
"Прохання не палить". Вороньковский судья, подняв плечи, читал у стола. Он
читал книгу протоколов великокриницкой сельрады;  воротник  драпового  его
пальтишка был наставлен. Рядом за столом секретарь Харченко  писал  своему
селу  обвинительный  акт.  Он  разносил  по   разграфленным   листам   все
преступления, недоимки и штрафы, все раны,  явные  и  скрытые.  Приехав  в
село, Осмоловский, судья из Воронькова,  отказался  созвать  сборы,  общее
собрание граждан, как это делали уполномоченные до него,  он  не  произнес
речи и только приказал составить  список  недоимщиков,  бывших  торговцев,
списки их имущества, посевов и усадеб.
   Великая Криница молчала, присев на лавки. Свист  и  треск  харченкиного
пера юлил в тишине. Движение пронеслось и замерло, когда в сельраду  вошла
Гапа. Голова Евдоким Назаренко оживился, увидев ее.
   - То есть, первейший наш актив, товарищ судья, -  Евдоким  захохотал  и
потер ладони, - вдова наша, всех парубков нам перепортила...
   Гапа, щурясь, стояла у двери. Гримаса тронула губы Осмоловского,  узкий
нос его сморщился. Он наклонил голову и сказал: "Здравствуйте".
   - В колгосп первая записалась, - силясь разогнать тучу,  Евдоким  сыпал
словами, - потом добрые люди подговорили, она и выписалась...
   Гапа не двигалась. Кирпичный румянец лежал на ее лице.
   - ...А кажуть добрые люди,  -  произнесла  она  звучным,  низким  своим
голосом, - кажуть, что в колгоспе  весь  народ  под  одним  одеялом  спать
будет...
   Глаза ее смеялись в неподвижном лице.
   - ...А я этому противница, гуртом спать, мы по двох любим,  и  горилку,
батькови нашему черт, любим...
   Мужики засмеялись и оборвали, Гапа щурилась. Судья  поднял  воспаленные
глаза и кивнул ей. Он съежился еще больше, забрал  голову  в  узкие  рыжие
руки  и  снова  погрузился  в  книгу  великокриницких   протоколов.   Гапа
повернулась, статная ее спина зажглась перед оставшимися.
   Во дворе, на мокрых досках, расставив колени, сидел дед Абрам, заросший
диким мясом. Желтые космы падали на его плечи.
   - Что ты, диду? - спросила Гапа.
   - Журюсь, - сказал дед.
   Дома у нее  дочери  уже  легли.  Поздней  ночью,  наискосок,  в  хатыне
комсомольца Нестора Тягая, ртутным языком повис огонек. Осмоловский пришел
на отведенную ему квартиру. На лаву брошен был тулуп, судью  ждал  ужин  -
миска простокваши и краюха  хлеба  с  луковицей.  Сняв  очки,  он  прикрыл
ладонями больные глаза - судья, прозванный в  районе  "двести  шестнадцать
процентов". Этой  цифры  он  добился  на  хлебозаготовках  в  буйном  селе
Воронькове. Тайны, песни, народные поверья облекали проценты Осмоловского.
   Он жевал хлеб и луковицу и разостлал перед собой  "Правду",  инструкции
райкома и сводки Наркомзема по коллективизации. Было  поздно,  второй  час
ночи, когда дверь  его  раскрылась  и  женщина,  накрест  стянутая  шалью,
переступила порог.
   - Судья, - сказала Гапа, - что с блядьми будет?..
   Осмоловский поднял лицо, обтянутое рябоватым огнем.
   - Выведутся.
   - Житье будет блядям или нет?
   - Будет, - сказал судья, - только другое, лучшее.
   Баба невидящими глазами уставилась  в  угол.  Она  тронула  монисто  на
груди.
   - Спасыби на вашем слове...
   Монисто зазвенело. Гапа вышла, притворив за собой дверь.
   Беснующаяся, режущая ночь набросилась на нее, кустарники туч,  горбатые
льдины с  черным  блеском  в  них.  Просветляясь,  низко  неслись  облака.
Безмолвие распростерлось над Великой  Криницей,  над  плоской,  могильной,
обледенелой пустыней деревенской ночи.

   Весна, 1930 г.





   Зимой шестнадцатого года я очутился в Петербурге с фальшивым  паспортом
и без гроша денег. Приютил меня  учитель  русской  словесности  -  Алексей
Казанцев.
   Он жил на Песках, в промерзшей желтой, зловонной улице.  Приработком  к
скудному жалованью были переводы с испанского; в ту пору  входил  в  славу
Бласко Ибаньес.
   Казанцев и проездом не  бывал  в  Испании,  но  любовь  к  этой  стране
заполняла его существо - он знал в Испании все замки, сады и  реки.  Кроме
меня, к Казанцеву жалось еще множество  вышибленных  из  правильной  жизни
людей. Мы жили  впроголодь.  Изредка  бульварные  листки  печатали  мелким
шрифтом наши заметки о происшествиях.
   По утрам я околачивался в моргах и полицейских участках.
   Счастливее нас был все же Казанцев. У него была родина - Испания.
   В ноябре мне представилась должность конторщика на  Обуховском  заводе,
недурная служба, освобождавшая от воинской повинности.
   Я отказался стать конторщиком.
   Уже в ту пору - двадцати лет от роду - я сказал себе: лучше  голодовка,
тюрьма, скитания, чем сидение за конторкой часов по десять в день.  Особой
удали в этом обете нет, но я не нарушал его и не  нарушу.  Мудрость  дедов
сидела в моей голове: мы рождены для наслаждения трудом, дракой,  любовью,
мы рождены для этого и ни для чего другого.
   Слушая мои рацеи, Казанцев ерошил желтый короткий пух на своей  голове.
Ужас в его взгляде перемешивался с восхищением.
   На рождестве к нам привалило счастье. Присяжный поверенный  Бендерский,
владелец издательства "Альциона", задумал выпустить в свет  новое  издание
сочинений Мопассана. За перевод  взялась  жена  присяжного  поверенного  -
Раиса. Из барской затеи ничего не вышло.
   У Казанцева, переводившего с  испанского,  спросили,  не  знает  ли  он
человека в помощь Раисе Михайловне. Казанцев указал на меня.
   На  следующий  день,  облачившись  в  чужой  пиджак,  я  отправился   к
Бендерским. Они жили на углу Невского и  Мойки,  в  доме,  выстроенном  из
финляндского гранита и обложенном розовыми колонками, бойницами, каменными
гербами. Банкиры без роду и племени, выкресты, разжившиеся  на  поставках,
настроили в Петербурге перед войной множество пошлых,  фальшиво  величавых
этих замков.
   По лестнице пролегал красный ковер. На площадках, поднявшись  на  дыбы,
стояли плюшевые медведи.
   В их разверстых пастях горели хрустальные колпаки.
   Бендерские жили в третьем этаже. Дверь открыла горничная в  наколке,  с
высокой грудью. Она ввела меня в гостиную, отделанную  в  древнеславянском
стиле. На стенах висели синие картины  Рериха  -  доисторические  камни  и
чудовища. По углам -  на  поставцах  -  расставлены  были  иконы  древнего
письма. Горничная с высокой грудью торжественно двигалась по комнате.  Она
была стройна, близорука, надменна. В серых раскрытых ее  глазах  окаменело
распутство. Девушка двигалась медленно. Я подумал, что в любви она, должно
быть, ворочается с неистовым проворством.  Парчовый  полог,  висевший  над
дверью, заколебался. В гостиную, неся большую  грудь,  вошла  черноволосая
женщина с розовыми глазами. Не нужно было много времени,  чтобы  узнать  в
Бендерской упоительную эту породу евреек,  пришедших  к  нам  из  Киева  и
Полтавы, из степных,  сытых  городов,  обсаженных  каштанами  и  акациями.
Деньги оборотистых своих мужей эти женщины переливают в розовый  жирок  на
животе, на затылке, на круглых плечах. Сонливая, нежная их усмешка  сводит
с ума гарнизонных офицеров.
   - Мопассан - единственная страсть моей жизни, - сказала мне Раиса.
   Стараясь удержать  качание  больших  бедер,  она  вышла  из  комнаты  и
вернулась с переводом "Мисс Гарриэт". В переводе ее не осталось и следа от
фразы  Мопассана,  свободной,  текучей,  с   длинным   дыханием   страсти,
Бендерская писала утомительно правильно, безжизненно и развязно - так, как
писали раньше евреи на русском языке.
   Я унес рукопись к себе и дома в мансарде Казанцева - среди спящих - всю
ночь прорубал просеки в чужом переводе.  Работа  эта  не  так  дурна,  как
кажется. Фраза рождается на свет хорошей и дурной в одно и  то  же  время.
Тайна заключается в повороте, едва ощутимом. Рычаг должен лежать в руке  и
обогреваться. Повернуть его надо один раз, а не два.


   Наутро я снес выправленную рукопись. Раиса не лгала, когда  говорила  о
своей страсти к Мопассану. Она сидела неподвижно во время  чтения,  сцепив
руки: атласные эти руки текли к земле,  лоб  ее  бледнел,  кружевце  между
отдавленными грудями отклонялось и трепетало.
   - Как вы это сделали?
   Тогда я заговорил о стиле, об армии слов, об армии, в которой  движутся
все роды оружия. Никакое железо не может войти в человеческое  сердце  так
леденяще, как точка, поставленная вовремя. Она  слушала,  склонив  голову,
приоткрыв крашеные губы. Черный луч сиял в лакированных ее волосах, гладко
прижатых и разделенных пробором. Облитые чулком ноги с сильными и  нежными
икрами расставились по ковру.
   Горничная, уводя в  сторону  окаменевшие  распутные  глаза,  внесла  на
подносе завтрак.
   Стеклянное петербургское солнце ложилось  на  блеклый  неровный  ковер.
Двадцать девять книг  Мопассана  стояли  над  столом  на  полочке.  Солнце
тающими пяльцами трогало  сафьяновые  корешки  книг  -  прекрасную  могилу
человеческого сердца.
   Нам подали кофе в синих чашечках, и мы стали переводить "Идиллию".  Все
помнят рассказ  о  том,  как  голодный  юноша-плотник  отсосал  у  толстой
кормилицы молоко, тяготившее ее. Это случилось в поезде, шедшем из Ниццы в
Марсель, в знойный  полдень,  в  стране  роз,  на  родине  роз,  там,  где
плантации цветов спускаются к берегу моря...


   Я ушел от Бендерских с двадцатью пятью рублями аванса. Наша коммуна  на
Песках была пьяна в этот вечер, как  стадо  упившихся  гусей.  Мы  черпали
ложкой зернистую икру и заедали ее ливерной  колбасой.  Захмелев,  я  стал
бранить Толстого.
   - Он  испугался,  ваш  граф,  он  струсил...  Его  религия  -  страх...
Испугавшись холода, старости, граф сшил себе фуфайку из веры...
   - И дальше? - качая птичьей головой, спрашивая меня Казанцев.
   Мы  заснули  рядом  с  собственными  постелями.  Мне  приснилась  Катя,
сорокалетняя прачка, жившая под нами. По утрам мы брали у нее кипяток. Я и
лица ее толком не успел разглядеть, но во сне мы с  Катей  бог  знает  что
делали. Мы измучили друг друга поцелуями. Я не удержался  от  того,  чтобы
зайти к ней на следующее утро за кипятком.
   Меня встретила увядшая, перекрещенная шалью женщина, с  распустившимися
пепельно-седыми завитками и отсыревшими руками.


   С этих пор я всякое утро  завтракал  у  Бендерских.  В  нашей  мансарде
завелась новая печка, селедка, шоколад. Два  раза  Раиса  возила  меня  на
острова. Я не утерпел  и  рассказал  ей  о  моем  детстве.  Рассказ  вышел
мрачным, к собственному моему удивлению. Из-под кротовой шапочки  на  меня
смотрели блестящие попуганные глаза. Рыжий мех ресниц жалобно вздрагивал.
   Я познакомился с мужем Раисы - желтолицым  евреем  с  голой  головой  и
плоским сильным телом, косо устремившимся к полету.  Ходили  слухи  о  его
близости к Распутину. Барыши, получаемые им на военных поставках,  придали
ему вид одержимого. Глаза его блуждали, ткань  действительности  порвалась
для него.  Раиса  смущалась,  знакомя  новых  людей  со  своим  мужем.  По
молодости лет я заметил это на неделю позже, чем следовало.
   После нового года к Раисе приехали из Киева две  ее  сестры.  Я  принес
как-то рукопись "Признания"  и,  не  застав  Раисы,  вернулся  вечером.  В
столовой обедали. Оттуда  доносилось  серебристое  кобылье  ржанье  и  гул
мужских  голосов,  неумеренно  ликующих.  В  богатых  домах,  не   имеющих
традиций, обедают шумно. Шум был  еврейский  -  с  перекатами  и  певучими
окончаниями. Раиса вышла ко мне в бальном платье с голой  спиной.  Ноги  в
колеблющихся лаковых туфельках ступали неловко.
   - Я пьяна, голубчик. - И  она  протянула  мне  руки,  унизанные  цепями
платины и звездами изумрудов.
   Тело ее качалось, как тело змеи, встающей под  музыку  к  потолку.  Она
мотала завитой головой,  бренча  перстнями,  и  упала  вдруг  в  кресло  с
древнерусской резьбой. На пудреной ее спине тлели рубцы.
   За стеной еще раз взорвался женский смех. Из столовой  вышли  сестры  с
усиками,  такие  же  полногрудые  и  рослые,  как  Раиса.  Груди  их  были
выставлены вперед, черные волосы развевались. Обе были замужем  за  своими
собственными Бендерскими. Комната наполнилась бессвязным женским весельем,
весельем зрелых  женщин.  Мужья  закутали  сестер  в  котиковые  манто,  в
оренбургские платки, заковали их в черные  ботики;  под  снежным  забралом
платков остались только нарумяненные пылающие щеки, мраморные носы и глаза
с семитическим близоруким блеском. Пошумев, они уехали в театр, где давали
"Юдифь" с Шаляпиным.


   - Я хочу работать, - пролепетала Раиса, протягивая  голые  руки,  -  мы
упустили целую неделю...
   Она принесла из столовой бутылку и два бокала. Грудь ее свободно лежала
в шелковом мешке платья; соски выпрямились, шелк накрыл их.
   - Заветная, -  сказала  Раиса,  разливая  вино,  -  мускат  восемьдесят
третьего года. Муж убьет меня, когда узнает...
   Я никогда не имел дела с мускатом 83 года и  не  задумался  выпить  три
бокала один за другим. Они тотчас же увели  меня  в  переулки,  где  веяло
оранжевое пламя и слышалась музыка.
   - Я пьяна, голубчик... Что у нас сегодня?
   - Сегодня у нас "L'aveu"...
   - Итак, "Признание". Солнце  -  герой  этого  рассказа,  le  soleil  de
France... [солнце Франции (фр.)] Расплавленные капли солнца, упав на рыжую
Селесту, превратились в веснушки.  Солнце  отполировало  отвесными  своими
лучами, вином и яблочным сидром рожу кучера  Полита.  Два  раза  в  неделю
Селеста возила в город на продажу сливки, яйца и куриц. Она платила Политу
за проезд десять су за себя и четыре су за корзину.  И  в  каждую  поездку
Полит, подмигивая, справляется у рыжей Селесты: "Когда же мы  позабавимся,
ma belle?" [красавица (фр.)] - "Что это значит, мсье  Полит?"  Подпрыгивая
на козлах, кучер объяснил: "Позабавиться - это значит  позабавиться,  черт
меня побери... Парень с девкой - музыки не надо..."
   - Я не люблю таких шуток, мсье Полит, - ответила Селеста  и  отодвинула
от парня свои юбки, нависшие над могучими икрами в красных чулках.
   Но этот дьявол  Полит  все  хохотал,  все  кашлял,  -  когда-нибудь  мы
позабавимся, ma belle, - и  веселые  слезы  катились  по  его  лицу  цвета
кирпичной крови и вина.
   Я выпил еще бокал заветного муската. Раиса чокнулась со мной.
   Горничная с окаменевшими глазами прошла по комнате и исчезла.
   Ce diable de Polyte... [этот  пройдоха  Полит...  (фр.)]  За  два  года
Селеста переплатила ему сорок восемь франков. Это  пятьдесят  франков  без
двух. В конце второго года, когда они  были  одни  в  дилижансе  и  Полит,
хвативший сидра перед отъездом,  спросил  по  своему  обыкновению:  "А  не
позабавиться ли нам сегодня, мамзель Селеста?"  -  она  ответила,  потупив
глаза: "Я к вашим услугам, мсье Полит..."
   Раиса с хохотом упала на стол. Ce diable de Polyte...
   Дилижанс был запряжен белой клячей. Белая кляча с розовыми от  старости
губами пошла шагом. Веселое солнце Франции окружило  рыдван,  закрытый  от
мира порыжевшим козырьком. Парень с девкой, музыки им не надо...
   Раиса протянула мне бокал. Это был пятый.
   - Mon vieux [дружок (фр.)], за Мопассана...
   - А не позабавиться ли нам сегодня, ma belle.
   Я потянулся к Раисе и поцеловал ее в губы. Они задрожали и вспухли.
   - Вы забавный, - сквозь зубы пробормотала Раиса и отшатнулась.
   Она прижалась к стене, распластав обнаженные руки. На руках и на плечах
у нее зажглись пятна. Изо всех богов, распятых на кресте,  это  был  самый
обольстительный.
   - Потрудитесь сесть, мсье Полит...
   Она указала мне на косое синее кресло, сделанное  в  славянском  стиле.
Спинку  его  составляли  сплетения,  вырезанные  из  дерева  с  расписными
хвостами. Я побрел туда спотыкаясь.
   Ночь подложила под голодную  мою  юность  бутылку  муската  83  года  и
двадцать девять книг, двадцать девять петард, начиненных жалостью, гением,
страстью... Я вскочил, опрокинул стул, задел полку. Двадцать девять  томов
обрушились на ковер, страницы их разлетелись, они стали боком...  и  белая
кляча моей судьбы пошла шагом.
   - Вы забавный, - прорычала Раиса.
   Я ушел из гранитного дома на Мойке в двенадцатом  часу,  до  того,  как
сестры и муж вернулись из театра. Я был  трезв  и  мог  ступать  по  одной
доске, но много лучше  было  шататься,  и  я  раскачивался  из  стороны  в
сторону, распевая на только что выдуманном мною языке.  В  туннелях  улиц,
обведенных цепью фонарей, валами ходили пары тумана.  Чудовища  ревели  за
кипящими стенами. Мостовые отсекали ноги идущим по ним.
   Дома спал Казанцев. Он  спал  сидя,  вытянув  тощие  ноги  в  валенках.
Канареечный пух поднялся на его голове. Он заснул у печки, склонившись над
"Дон-Кихотом" издания 1624 года. На  титуле  этой  книги  было  посвящение
герцогу  де  Броглио.  Я  лег  неслышно,  чтобы  не  разбудить  Казанцева,
придвинул к себе лампу и стал читать книгу Эдуарда де Мениаль - "О жизни и
творчестве Гюи де Мопассана".
   Губы Казанцева шевелились, голова его сваливалась.


   И я узнал в эту ночь от Эдуарда де Мениаль, что Мопассан родился в 1850
году от нормандского дворянина и  Лауры  де  Пуатевен,  двоюродной  сестры
Флобера. Двадцати пяти лет он  испытал  первое  нападение  наследственного
сифилиса. Плодородие и веселье, заключенные в нем, сопротивлялись болезни.
Вначале он страдал головными болями и припадками ипохондрии. Потом призрак
слепоты стал  перед  ним.  Зрение  его  слабело.  В  нем  развилась  мания
подозрительности, нелюдимости и сутяжничество. Он боролся яростно, метался
на яхте по Средиземному морю, бежал в  Тунис,  в  Марокко,  в  Центральную
Африку - и писал  непрестанно.  Достигнув  славы,  он  перерезал  себе  на
сороковом году жизни горло, истек кровью, но остался жив.  Его  заперли  в
сумасшедший дом. Он ползал там на четвереньках... Последняя надпись в  его
скорбном листе гласит:
   "Monsieur  de   Maupassant   va   s'animaliser"   ("Господин   Мопассан
превратился в животное"). Он умер сорока двух лет. Мать пережила его.
   Я дочитал книгу до конца и встал с постели.  Туман  подошел  к  окну  и
скрыл вселенную. Сердце мое сжалось. Предвестие истины коснулось меня.





   "...Новостей много, как всегда... Шабсовичу  дали  премию  за  крекинг,
ходит  весь  в  "заграничном",  начальство  получило  повышение.  Узнав  о
назначении, все прозрели: парень вырос... По сему случаю встречаться с ним
я перестала. "Выросши", парень почувствовал, что знает истину, которая  от
нас,  обыкновенных  смертных,   скрыта,   и   напустил   на   себя   такую
стопроцентность и ортодоксальность (ортобокс, как говорит  Харченко),  что
никуда не сдвинешь... Удивились мы дня два тому назад, он спросил,  почему
я не  поздравляю.  Я  ответила:  кого  поздравлять  -  его  или  советскую
власть?.. Он понял,  вильнул,  сказал:  "Звоните..."  Об  этом  немедленно
пронюхала супруга. Вчера - звонок:  "Клавдюша,  мы  теперь  прикреплены  к
ГОРТ, если тебе нужно что из белья..." Я ответила, что надеюсь  дожить  до
мировой революции со своей собственной книжкой...
   Теперь - о себе. Да будет тебе известно - я управделами Нефтесиндиката.
Намечалось  давно,  я  отказывалась.  Мои   доводы   -   неспособность   к
канцелярской работе и затем желание  поступить  в  Промакадемию...  Вопрос
четыре раза стоял на бюро, пришлось согласиться, теперь не  раскаиваюсь...
Отсюда ясная картина предприятия, кое-что  удалось  сделать,  организовала
экспедицию на нашу  часть  Сахалина,  усилила  разведку,  много  занимаюсь
Нефтяным институтом. Зинаида при мне. Она здорова, скоро родит,  перипетий
было много... О беременности Зинаида сказала своему  Максу  Александровичу
(я зову его Макс и Мориц) поздно,  пошел  четвертый  месяц.  Он  изобразил
восторг, запечатлел на Зинаидином лбу ледяной поцелуй и потом дал  понять,
что  ему  предстоит  великое  научное  открытие,  мысли  его   далеки   от
действительной   жизни,   нельзя   себе   вообразить   что-нибудь    более
неприспособленное к семейной жизни, чем он, Макс Александрович  Шоломович,
но, конечно, он не задумается от всего  отказаться  и  прочее,  и  прочее,
прочее... Зинаида, будучи  женщиной  двадцатого  столетия,  заплакала,  но
характер выдержала... Ночью она не спала, задыхалась, вытягивала шею. Чуть
свет,  непричесанная,  страшная,  в  старой  юбке  помчалась  в  Гипромез,
наговорила ему, что она просит забыть вчерашнее, ребенка она уничтожит, но
никогда  этого  людям  не  простит...  Все  это  происходит   в   коридоре
Гимпромеза, в толкучке. Макс и Мориц краснеет, бледнеет, бормочет:
   - Надо созвониться, встретиться...
   Зинаида не дослушала, полетела ко мне и объявила:
   - Завтра на работу не выйду!
   Меня взорвало, сдерживаться не  сочла  нужным  и  левиты  прочитала  ей
по-настоящему... Подумать только - девке четвертый  десяток,  красотой  не
блещет, хороший мужик на нее не  высморкается,  подвернулся  этот  Макс  и
Мориц (и то не на нее, а на чужую расу,  на  предков-аристократов  полез),
запопала от него штучку, держи, расти... Метисы  от  евреев  очень  хороши
получаются, мы знаем, - погляди, какой экземпляр  у  Ани,  -  да  и  когда
рожать, если не теперь, когда мускулы живота еще  действуют,  когда  можно
еще плод этот выкормить?! На все один ответ: "Я не  могу,  чтобы  у  моего
ребенка не  было  отца",  то  есть  девятнадцатое  столетие  продолжается,
папаша-генерал выйдет из кабинета с иконой и проклянет (или без иконы - не
знаю, как там проклинали), девки стащат младенца в воспитательный  или  на
деревню к кормилке.
   - Вздор, Зинаида, - говорю  я  ей,  -  другие  времена,  другие  песни,
обойдемся без Макса и Морица...
   Не успела я договорить, позвали на собрание. К тому времени остро  стал
вопрос о Викторе Андреевиче. Тут подоспело  решение  ЦК  о  том,  чтобы  в
отмену прежнего варианта пятилетки довести в 1932 году добычу нефти до  40
миллионов тонн. Разработать материалы поручили плановикам, то есть Виктору
Андреевичу. Он заперся у себя, потом вызывает меня  и  показывает  письмо.
Адресовано президиуму ВСНХ. Содержание: слагаю с себя  ответственность  за
плановый отдел. Цифру в сорок миллионов тонн считаю  произвольной.  Больше
трети предположено взять с неразведанных  областей,  что  означает  делить
шкуру медведя, не только не убитого, но еще не  выслеженного...  Далее,  с
трех крекинг-установок, действующих сегодня,  мы  перескакиваем,  согласно
новому плану, к ста двадцати в последнем году пятилетки. Это при  дефиците
металла и  при  том,  что  сложнейшее  производство  крекингов  у  нас  не
освоено... Кончалось письмо  так:  подобно  всем  смертным  я  предпочитаю
стоять  за  высокие  темпы,  но  сознание  долга...  и  прочее  и  прочее.
Прочитала. Он спрашивает:
   - Посылать или нет?
   Я говорю:
   - Виктор Андреевич, доводы ваши и вся установка для  меня  неприемлемы,
но я не считаю себя вправе советовать скрывать свои взгляды...
   Письмо он отослал. ВСНХ - на дыбы. Назначили собрание. От ВСНХ  приехал
Багриновский. На стене укрепили карту Союза с  новыми  месторождениями,  с
трубчатками, нефте- и продуктопроводами; как сказал Багриновский:
   - Страна с новым кровообращением...
   На собрании молодые инженеры из  типа  "всеядных"  требовали  поставить
Виктора Андреевича на колени. Я выступила, говорила сорок пять минут.  "Не
сомневаясь  в  знаниях  и  доброй  воле  профессора  Клоссовского  и  даже
преклоняясь перед ним, мы отвергаем фетишизм  цифр,  в  плену  которых  он
находится", - вот мысль, которую я защищала.
   - Отвергнем таблицу умножения как правило  государственной  мудрости...
На основании голых цифр можно ли было сказать, что  мы  выполним  нефтяную
пятилетку по части добычи в два с половиной  года?..  На  основании  голых
цифр можно ли было сказать, что мы с 1931 года увеличим экспорт  в  девять
раз и выйдем на второе место после Соединенных Штатов?
   После меня выступил Мурадьян с критикой направления нефтепровода Каспий
- Москва. Виктор Андреевич молча делал  заметки.  На  щеках  его  выступил
старческий румянец,  румянец  венозной  крови...  Мне  было  жалко,  я  не
дослушала, ушла к себе. Зинаида все сидит в кабинете, сцепив руки.
   - Будешь рожать, - спрашиваю, - или нет?
   Она смотрит и не видит, голова пошатывается, говорит, и  в  словах  нет
звука.
   - Нас двое, Клавдюша, - говорит она мне, - я и  мое  горе,  точно  горб
приклеили... И как скоро все забывается, вот уж и не помню, как живут люди
без несчастья...
   Говорит она это, нос вытянулся еще больше, покраснел, мужицкие скулы (у
дворян бывают такие скулы) выперли... Макс и Мориц, думаю,  не  больно  бы
воспламенился, увидев тебя такую... Я раскричалась, прогнала ее  на  кухню
картошку чистить... Не смейся, приедешь - и тебя заставим. На проектировку
Орского завода дали такие сроки, что конструкторская  и  чертежники  сидят
день и ночь, на обед Васена  начистит  им  картошки  с  селедкой,  изжарит
яичницу - и снова трубят... Ушла она на кухню. Через  минуту  слышу  крик.
Прибегаю - Зинаида моя на полу, пульса нет, глаза закатились... Измучились
мы с ней нельзя  сказать  как:  Виктор  Андреевич,  Васена  и  я.  Вызвали
доктора. Сознание вернулось к ней ночью, она  потрогала  мою  руку,  -  ты
знаешь Зину, необыкновенную ее нежность... Я вижу: все перегорело в ней за
эти часы и все родилось вновь... Времени упускать было нельзя.
   - Зинуша, - говорю  я,  -  мы  позвоним  Розе  Михайловне  (она  у  нас
по-прежнему по этим  делам  придворная),  что  ты  раздумала,  что  ты  не
придешь... Можно мне позвонить?
   Она сделала знак, что можно, иди. На  диване  возле  нее  сидел  Виктор
Андреевич, все пульс щупал. Я отошла, слушаю он говорит:
   - Мне 65 лет, Зинуша, тень от меня  на  землю  все  слабее  ложится.  Я
ученый, старый человек, и вот бог (все - бог!) так сделал,  что  последние
пять лет моей жизни  совпадают  с  этой,  -  ну,  вы  знаете  с  чем  -  с
пятилеткой... Теперь мне уж до самой смерти не передохнуть, не подумать  о
себе... И если бы по вечерам не приходила моя дочь и не  хлопала  меня  по
плечу, если бы сыновья не писали мне писем, я был бы так  грустен,  что  и
сказать нельзя... Родите, Зинуша, мы с Клавдией Павловной возьмем шефство.
   Старик бормочет, я звоню Розе Михайловне, что вот,  мол,  душечка  Роза
Михайловна, Мурашова обещалась прийти завтра, так вот она  раздумала...  В
телефон молодцеватый голос:
   - Блестяще, что раздумала, совершенно чудно...
   Придворная наша - все та  же:  розовая  шелковая  кофточка,  английская
юбка, завита, душ, гимнастика, хахали...
   Перевезли Зинаиду домой, я уложила ее потеплее, заварила чаю. Спали  мы
вместе, - тут и поплакали, вспомнили, что не надо  было,  все  обговорили,
так, перемешав слезы, и заснули... Мой  "черт"  сидел  тихонько,  работал,
переводил с немецкого техническую книгу. Ты бы, Даша, "черта" не узнала  -
он присмирел, съежился, притих. Меня это мучает... Целый день гнет спину в
Госплане, вечером - переводы.
   - Зинаида родит, - я ему говорю. - Как  назвать  мальчика?  (О  девочке
никто не помышляет). - Решили - Иваном, - Юрии и Леониды надоели...  Будет
он парень, наверное, сволочеватый, с острыми зубами, зубов - на шестьдесят
человек. Горючего мы ему наготовили, будет катать барышень  куда-нибудь  в
Ялту, в Батум, - не то, что нас - на Воробьевы горы... До свидания,  Даша.
"Черт" напишет отдельно. Как твои дела?
   Клавдия.

   ...Строчу у себя на службе,  над  головой  грохот,  с  потолка  валится
штукатурка. Дом наш, оказывается, еще крепок, к прежним четырем этажам  мы
пристраиваем еще четыре. Москва вся разрыта, в окопах,  завалена  трубами,
кирпичами, трамвайные линии перепутаны, ворочают хоботом привезенные из-за
границы машины, трамбуют, грохочут,  пахнет  смолой,  дым  идет,  как  над
пожарищем... Вчера на  Варварской  площади  видела  одного  парня...  Рожа
широкая, красная бритая голова блестит, косоворотка  без  пояса,  на  босу
ногу сандалии. Прыгали мы с  ним  с  кочки  на  кочку,  с  горы  на  гору,
вылезали, снова проваливались...
   - Вот она, когда сражения пошла, - он мне говорит. - Теперь, барышня, в
Москве самый фронт, самая война...
   Рожа добрая, улыбается, как ребенок. Так его и вижу перед собой..."





   От пяти до семи гостиница наша  "Hotel  Danton"  [отель  Дантон  (фр.)]
поднималась в воздух от стонов любви. В номерах орудовали мастера. Приехав
во Францию с убеждением, что народ ее обессилел, я  немало  удивился  этим
трудам. У нас женщину не доводят до такого накала, далеко нет.  Мой  сосед
Жан Бьеналь сказал мне однажды:
   - Mon vieux, за тысячу лет нашей истории мы  сделали  женщину,  обед  и
книгу... В этом никто нам не откажет...
   В  деле   познания   Франции   Жан   Бьеналь,   торговец   подержанными
автомобилями, сделал для меня больше, чем книги,  которые  я  прочитал,  и
города,  которые  я  видел.  Он  спросил  при  первом  знакомстве  о  моем
ресторане, о моем кафе, о публичном доме, где я бываю. Ответ ужаснул его.
   - On va refaire votre vie... [нужно переделать вашу жизнь... (фр.)]
   И мы ее переделали. Обедать мы стали в харчевне  скотопромышленников  и
торговцев вином - против Halles aux vins [винный рынок (фр.)].
   Деревенские девки в шлепанцах подавали  нам  омаров  в  красном  соусе,
жаркое из зайца, начиненного чесноком и трюфелями, и вино, которого нельзя
было достать в другом  месте.  Заказывал  Бьеналь,  платил  я,  но  платил
столько, сколько  платят  французы.  Это  не  было  дешево,  но  это  была
настоящая цена. И эту же  цену  я  платил  в  публичном  доме,  содержимом
несколькими сенаторами возле Gare St.Lazare  [вокзал  Сент  Лазар  (фр.)].
Бьеналю стоило большего труда представить меня обитательницам этого  дома,
чем если бы я захотел присутствовать на заседании палаты,  когда  свергают
министерство. Вечер мы кончали у  Porte  Mailot  в  кафе,  где  собираются
устроители матчей бокса и автомобильные гонщики. Учитель мой принадлежал к
той половине нации, которая торгует автомобилями; другая их обменивает. Он
был агентом Рено и торговал больше всего  с  румынскими  дельцами,  самыми
грязными из дельцов. В  свободное  время  Бьеналь  обучал  меня  искусству
купить подержанный автомобиль.  Для  этого,  по  его  словам,  нужно  было
отправиться на Ривьеру к концу  сезона,  когда  разъезжаются  англичане  и
бросают в гаражах машины, послужившие два  или  три  месяца.  Сам  Бьеналь
разъезжал  на  облупившемся  "рено",  которым  он  управлял,  как   самоед
управляет собаками. По воскресеньям  мы  отправлялись  на  прыгающем  этом
возке за сто двадцать километров в Руан есть утку,  которую  там  жарят  в
собственной ее крови.  Нас  сопровождала  Жермен,  продавщица  перчаток  в
магазине на Rue Royale [Королевская улица (фр.)]. Их дни с  Бьеналеи  были
среда и воскресенье. Она приходила в пять  часов.  Через  мгновенье  в  их
комнате раздавались ворчание, стук падающих тел, возглас испуга,  и  потом
начиналась нежная агония женщины:
   - Oh, Jean... [о, Жан... (фр.)]
   Я высчитывал про себя: ну, вот  вошла  Жермен,  она  закрыла  за  собой
дверь, они поцеловали друг друга, девушка сняла с себя шляпу,  перчатки  и
положила их на стол,  и  больше,  но  моему  расчету,  времени  у  них  не
оставалось. Его не оставалось на то, чтобы  раздеться.  Не  произнесши  ни
одного слова, они прыгали в своих  простынях,  как  зайцы.  Постонав,  они
помирали со смеху и лепетали о своих делах. Я знал об этом все, что  может
знать сосед, живущий за дощатой перегородкой. У Жермен были  несогласия  с
мосье Анриш, заведующим магазином. Родители ее жили в Туре, она  ездила  к
ним в гости. В одну из суббот она купила себе меховую горжетку,  в  другую
субботу слушала  "Богему"  в  Гранд-Опера.  Мосье  Анриш  заставлял  своих
продавщиц носить  гладкие  костюмы  tailleur  [английский  дамский  костюм
(фр.)]. Мосье Анриш энглезировал Жермен, она стала в ряды деловых  женщин,
плоскогрудых,  подвижных,  завитых,   подкрашенных   пылающей   коричневой
краской, но полная щиколотка  ее  ноги,  низкий  и  быстрый  смех,  взгляд
внимательных и блестящих глаз и  этот  стон  агонии  -  oh,  Jean!  -  все
оставлено было для Бьеналя.
   В дыму и золоте парижского вечера двигалось перед нами сильное и тонкое
тело Жермен; смеясь, она откидывала голову и  прижимала  к  груди  розовые
ловкие  пальцы.  Сердце  мое  согревалось  в  эти  часы.  Нет  одиночества
безвыходнее, чем одиночество в Париже.
   Для всех пришедших  издалека  этот  город  есть  род  изгнания,  и  мне
приходило на ум, что Жермен нужна нам больше, чем Бьеналю. С этой мыслью я
уехал в Марсель.
   Прожив месяц в Марселе,  я  вернулся  в  Париж.  Я  ждал  среды,  чтобы
услышать голос Жермен.
   Среда прошла, никто не нарушил молчания за  стеной.  Бьеналь  переменил
свой день. Голос женщины раздался в четверг, в  пять  часов,  как  всегда.
Бьеналь дал своей гостье время на то, чтобы снять шляпу и перчатки. Жермен
переменила  день,  но  она  переменила  и  голос.  Это  не   было   больше
прерывистое, умоляющее oh, Jean...  и  потом  молчание,  грозное  молчание
чужого счастья. Оно  заменилось  на  этот  раз  домашней  хриплой  возней,
гортанными выкриками. Новая Жермен скрипела зубами, с размаху валилась  на
диван и в промежутках рассуждала густым протяжным голосом. Она  ничего  не
сказала о мосье Анриш, а прорычав до  семи  часов,  собралась  уходить.  Я
приоткрыл дверь, чтобы встретить ее, и увидел идущую по коридору мулатку с
поднятым  гребешком  лошадиных  волос,  с  выставленной  вперед   большой,
отвислой  грудью.  Мулатка,  шаркая  ногами  в  разносившихся  туфлях  без
каблуков, прошла по коридору. Я постучал к Бьеналю. Он валялся на  кровати
без пиджака, измятый, посеревший, в застиранных носках.
   - Mon vieux, вы дали отставку Жермен?..
   - Cette femme est folle [эта женщина сумасшедшая (фр.)], - ответил он и
стал ежиться, - то, что на свете бывает зима и лето, начало и  конец,  то,
что  после  зимы  наступает  лето  и  наоборот,  -  все  это  не  касается
мадемуазель Жермен, все это песни не для нее... Она навьючивает вас  ношей
и требует, чтобы  вы  ее  несли...  куда?  никто  этого  не  знает,  кроме
мадемуазель Жермен...
   Бьеналь сел на кровати, штаны обмялись вокруг жидких его  ног,  бледная
кожа  головы  просвечивала  сквозь  слипшиеся  волосы,  треугольник   усов
вздрагивал. Макон по четыре  франка  за  литр  поправил  моего  друга.  За
десертом он пожал плечами и сказал, отвечая своим мыслям:
   - ...Кроме вечной любви, на свете есть еще румыны,  векселя,  банкроты,
автомобили с лопнувшими рамами. Oh, j'en ai plein le  dos...  [о,  у  меня
достаточно хлопот... (фр.)]
   Он повеселел в кафе де-Пари за рюмкой коньяку. Мы сидели на террасе под
белым тентом.  Широкие  полосы  были  положены  на  нем.  Перемешавшись  с
электрическими звездами, по тротуару текла толпа. Против  нас  остановился
автомобиль, вытянутый, как мина. Из него  вышел  англичанин  и  женщина  в
собольей накидке. Она проплыла мимо нас в нагретом облаке  духов  и  меха,
нечеловечески длинная, с маленькой фарфоровой светящейся головой.  Бьеналь
подался вперед, увидев ее, выставил ногу в трепаной штанине  и  подмигнул,
как подмигивают девицам с Rue de la Gaite [улица Веселья  (фр.)].  Женщина
улыбнулась углом карминного рта, наклонила едва заметно обтянутую  розовую
голову и, колебля и волоча змеиное тело,  исчезла.  За  ней,  потрескивая,
прошел негнущийся англичанин.
   - Ah, canaille! [а, каналья (фр.)] - сказал им  вслед  Бьеналь.  -  Два
года назад с нее довольно было аперитива...
   Мы расстались с ним поздно. В субботу я назначил себе пойти  к  Жермен,
позвать ее в театр, поехать с ней  в  Шартр,  если  она  захочет,  но  мне
пришлось увидеть их - Бьеналя и бывшую его подругу - раньше  этого  срока.
На следующий день вечером полицейские заняли входы в отель  Дантон,  синие
их плащи распахнулись в нашем вестибюле. Меня пропустили, удостоверившись,
что я принадлежу к числу жильцов мадам  Трюффо,  нашей  хозяйки.  Я  нашел
жандармов у порога моей комнаты. Дверь из номера Бьеналя была  растворена.
Он лежал на полу в луже крови, с помутившимися  и  полузакрытыми  глазами.
Печать уличной смерти застывала на нем. Он был зарезан, мой друг  Бьеналь,
и хорошо зарезан. Жермен в  костюме  tailleur  и  шапочке,  сдавленной  по
бокам, сидела у стола. Здороваясь со мной, она склонила голову,  и  с  нею
вместе склонилось перо на шапочке...
   Все это случилось в шесть часов вечера, в час любви; в  каждой  комнате
была женщина. Прежде чем уйти - полуодетые, в чулках до бедер, как пажи, -
они торопливо накладывали на себя румяна и черной  краской  обводили  рты.
Двери были раскрыты, мужчины  в  незашнурованных  башмаках  выстроились  в
коридоре. В  номере  морщинистого  итальянца,  велосипедиста,  плакала  на
подушке босая девочка. Я спустился вниз, чтобы предупредить мадам  Трюффо.
Мать этой  девочки  продавала  газеты  на  улице  Сен-Мишель.  В  конторке
собрались  уже  старухи  с  нашей  улицы,  с  улицы  Данте:  зеленщицы   и
консьержки, торговки каштанами  и  жареным  картофелем,  груды  зобастого,
перекошенного мяса, усатые, тяжело дышавшие, в бельмах и багровых пятнах.
   - Voila que n'est pas gai, - сказал я, входя, - quel malheur! [Вот кому
невесело. Какой ужас! (фр.)]
   - C'est l'amour, monsieur... Elle l'aimait...  [Это  любовь,  сударь...
Она любила его... (фр.)]
   Под кружевцем вываливались лиловые груди мадам  Трюффо,  слоновые  ноги
расставились посреди комнаты, глаза ее сверкали.
   - L'amore, - как эхо сказала  за  ней  синьора  Рокка,  содержательница
ресторана на  улице  Данте.  -  Dio  cartiga  quelli,  chi  non  conoseono
l'amore... [Любовь. Бог наказывает тех, кто не знает любви... (ит.)]
   Старухи сбились вместе и бормотали все разом. Оспенный пламень зажег их
щеки, глаза вышли из орбит.
   - L'amour, - наступая на меня, повторила  мадам  Трюффо,  -  c'est  une
grosse affaire, l'amour... [любовь - это великое дело, любовь... (фр.)]
   На  улице  заиграл  рожок.  Умелые  руки  поволокли  убитого  вниз,   к
больничной карете. Он стал номером, мой друг  Бьеналь,  и  потерял  имя  в
прибое Парижа. Синьора Рокка подошла к  окну  и  увидела  труп.  Она  была
беременна, живот грозно выходил из нее, на оттопыренных боках лежал  шелк,
солнце прошло по желтому, запухшему ее лицу, по желтым мягким волосам.
   - Dio, - произнесла синьора Рокка, - tu non  perdoni  quelli,  chi  non
ama... [Господи, ты не прощаешь тем, кто не любит (ит.)]
   На истертую  сеть  Латинского  квартала  падала  тьма,  в  уступах  его
разбегалась низкорослая толпа, горячее чесночное дыхание  шло  из  дворов.
Сумерки накрыли дом мадам Трюффо, готический фасад  его  с  двумя  окнами,
остатки башенок и завитков, окаменевший плющ.
   Здесь жил Дантон полтора столетия тому назад. Из своего окна  он  видел
замок Консьержери, мосты, легко переброшенные  через  Сену,  строй  слепых
домишек, прижатых к реке,  то  же  дыхание  восходило  к  нему.  Толкаемые
ветром, скрипели ржавые стропила и вывески заезжих дворов.





   В двадцать втором году в Винницком районе была разгромлена банда Гулая.
Начальником штаба был у него Адриян Сулак, сельский учитель.  Ему  удалось
уйти за рубеж в Галицию, вскоре газеты сообщили о его смерти. Через  шесть
лет после этого сообщения  мы  узнали,  что  Сулак  жив  и  скрывается  на
Украине. Чернышеву и  мне  поручили  поиски.  С  мандатами  зоотехников  в
кармане мы  отправились  в  Хощеватое,  на  родину  Судака.  Председателем
сельрады оказался  там  демобилизованный  красноармеец,  парень  добрый  и
простоватый.
   - Вы тут кувшина молока не расстараетесь, - сказал  он  нам,  -  в  том
Хощеватом людей живьем едят...
   Расспрашивая о ночлеге, Чернышев навел разговор на хату Сулака.
   - Можно, - сказал председатель, - у цей вдовы и хатына есть...
   Он повел нас на край села, в дом,  крытый  железом.  В  горнице,  перед
грудой холста, сидела карлица в  белой  кофте  навыпуск.  Два  мальчика  в
приютских куртках, склонив стриженые головы, читали книгу. В  люльке  спал
младенец с раздутой, белесой головой. На всем лежала холодная монастырская
чистота.
   - Харитина Терентьевна, - неуверенным голосом  сказал  председатель,  -
хочу хороших людей к тебе постановить.
   Женщина показала нам хатыну и вернулась к своему холсту.
   - Ця вдова не откажет, - сказал председатель, когда мы вышли, -  у  ней
обстановка такая...
   Оглядываясь по сторонам, он рассказал,  что  Сулак  служил  когда-то  у
желто-блакитных, а от них перешел к папе римскому.
   - Муж у папы римского, - сказал Чернышев, - а жена  в  год  по  ребенку
приводит...
   - Живое дело, - ответил председатель, увидел на дороге подкову и поднял
ее, - вы на эту вдову не глядите, что  она  недомерок,  у  ней  молока  на
пятерых хватит. У ней молоком другие женщины заимствуются...
   Дома председатель зажарил яичницу с салом и поставил водки. Опьянев, он
полез на печь. Оттуда мы услышали шепот, детский плач.
   - Ганночко, божусь тебе, - бормотал наш хозяин, - божусь  тебе,  завтра
до вчительки пойду...
   - Разговорились, - крикнул Чернышев, лежавший рядом со  мной,  -  людям
спать не даешь...
   Всклокоченный председатель выглянул из-за лечи; ворот  его  рубахи  был
расстегнут, босые ноги свисали книзу.
   - Вчителька в школе трусов на развод давала, - сказал  он  виновато,  -
трусиху дала, а самого нет... Трусиха побыла, побыла, а тут  весна,  живое
дело, она и подалась в  лес.  Ганночко,  -  закричал  вдруг  председатель,
оборачиваясь к девочке, - завтра до вчительки пойду,  пару  тебе  принесу,
клетку сделаем...
   Отец с дочерью долго еще переговаривались за печкой, он все  вскрикивал
"Ганночко", потом заснул. Рядом со мной на сене ворочался Чернышев.
   - Пошли, - сказал он.
   Мы встали. На чистом,  без  облачка,  небе  сияла  луна.  Весенний  лед
затянул лужи. На огороде Судака, заросшем бурьяном, торчали  голые  стебли
кукурузы, валялось обломанное железо. К огороду примыкала конюшня,  внутри
ее слышался шорох, в расщелинах досок мелькал свет. Подкравшись к воротам,
Чернышев налег на них, запор поддался. Мы вошли и  увидели  раскрытую  яму
посреди конюшни, на дне ее сидел человек. Карлица в белой кофте стояла над
краем ямы с миской борща в руках.
   - Здравствуй, Адриян, - сказал Чернышев, - ужинать собрался?..
   Упустив миску, карлица бросилась ко мне и  укусила  за  руку.  Зубы  ее
свело, она тряслась и стонала. Из ямы выстрелили.
   - Адриян, - сказал Чернышев и отскочил, - нам тебя живого надо...
   Сулак внизу возился с затвором, затвор щелкнул.
   - С тобой как с человеком разговаривают, - сказал Чернышев и выстрелил.
   Сулак прислонился  к  желтой  оструганной  стене,  потрогал  ее,  кровь
вылилась у него изо рта и ушей и он упал.
   Чернышев остался на страже. Я побежал за председателем. В ту же ночь мы
увезли  убитого.  Мальчики  шли  рядом  с  Чернышевым  по  мокрой,  тускло
блиставшей  дороге.  Ноги  мертвеца  в  польских   башмаках,   подкованных
гвоздями, высовывались из телеги.  В  головах  у  мужа  неподвижно  сидела
карлица. В затмевающемся свете луны  лицо  ее  с  перекосившимися  костями
казалось металлическим. На маленьких ее коленях спал ребенок.
   - Молочная, - сказал вдруг Чернышев,  шагавший  по  дороге,  -  я  тебе
покажу молоко...





   Мадам Бляншар, шестидесяти одного года от роду, встретилась в  кафе  на
Boulevard des Italiens [Итальянский бульвар (фр.)] с бывшим подполковником
Иваном Недачиным.  Они  полюбили  друг  друга.  В  их  любви  было  больше
чувственности, чем рассудка. Через три месяца подполковник бежал с акциями
и драгоценностями, которые мадам Бляншар поручила ему оценить у ювелира на
Rue de la Paix [улица Мира (фр.)].
   - Acces de folie  passagere  [припадок  временного  безумия  (фр.)],  -
определил врач припадок, случившийся с мадам Бляншар. Вернувшись к  жизни,
старуха  повинилась  невестке.  Невестка  заявила  в   полицию.   Недачина
арестовали на Монпарнасе в погребке, где пели московские цыгане. В  тюрьме
Недачин пожелтел и обрюзг. Судили его в  четырнадцатой  камере  уголовного
суда.  Первым  прошло  автомобильное  дело,  затем  предстал  перед  судом
шестнадцатилетний  Раймонд  Лепик,  застреливший  из  ревности  любовницу.
Мальчика  сменил  подполковник.  Жандармы  вытолкнули  его  на  свет,  как
выталкивали когда-то Урса на арену цирка. В зале суда французы, в небрежно
сшитых пиджаках,  громко  кричали  друг  на  друга,  покорно  раскрашенные
женщины обмахивали веерами заплаканные лица. Впереди них - на  возвышении,
под мраморным гербом республики, - сидел краснощекий мужчина с  галльскими
усами, в тоге и в шапочке.
   - Eh bien, Nedatchine [итак, Недачин... (фр.)],  -  сказал  он,  увидев
обвиняемого, - eh bien, mon ami [итак, друг  мой  (фр.)].  -  И  картавая,
быстрая речь опрокинулась на вздрогнувшего подполковника.
   - Происходя из рода дворян Nedatchine, - звучно говорил председатель, -
вы записаны, мой друг,  в  геральдические  книги  Тамбовской  провинции...
Офицер царской армии - вы эмигрировали  вместе  с  Врангелем  и  сделались
полицейским в Загребе... Разногласия по вопросу о границах государственной
и частной собственности, - звучно  продолжал  председатель,  то  высовывая
из-под мантии носок  лакированного  башмака,  то  снова  втягивая  его,  -
разногласия эти,  мой  друг,  заставили  вас  расстаться  с  гостеприимным
королевством югославов и обратить взор  на  Париж...  В  Париже...  -  Тут
председатель пробежал глазами лежавшую перед ним бумагу, - в  Париже,  мой
друг, экзамен на шофера такси оказался крепостью,  которой  вы  не  смогли
овладеть... Тогда вы отдали запас неизрасходованных  сил  отсутствующей  в
заседании мадам Бляншар...
   Чужая  речь  сыпалась  на  Недачина,  как  летний  дождь.  Беспомощный,
громадный, с повисшими руками - он возвышался  над  толпой,  как  грустное
животное другого мира.
   - Voyons [ну вот (фр.)], - сказал председатель неожиданно, - я вижу  со
своего места невестку почтенной мадам Бляншар.
   Наклонив голову, к  свидетельскому  столу  пробежала,  трясясь,  жирная
женщина без шеи, похожая на рыбу, всунутую в сюртук. Задыхаясь, подымая  к
небу короткие ручки, она стала перечислять названия  акций,  похищенных  у
мадам Бляншар.
   - Благодарю вас, мадам, - перебил ее председатель  и  кивнул  сидевшему
налево от суда сухощавому человеку с породистым  и  впалым  лицом.  Слегка
приподнявшись, прокурор процедил несколько  слов  и  сел,  сцепив  руки  в
круглых манжетах. Его сменил адвокат, натурализовавшийся  киевский  еврей.
Он  обиженно,  словно  ссорясь  с  кем-то,  закричал  о  Голгофе  русского
офицерства. Невнятно произносимые французские слова крошились, сыпались  у
него во рту и к концу речи стали похожи на еврейские. Несколько  мгновений
председатель молча, без выражения смотрел на  адвоката  и  вдруг  качнулся
вправо - к иссохшему старику в тоге и  в  шапочке,  потом  он  качнулся  в
другую сторону к такому же старику, сидевшему слева.
   - Десять лет, друг мой, - кротко сказал председатель,  кивнув  Недачину
головой, и схватил на лету брошенное ему секретарем новое дело.
   Вытянувшись во фронт, Недачин стоял неподвижно. Бесцветные  глазки  его
мигали, на маленьком лбу выступил пот.
   - T'a encaisse dix ans [тебе дали десять лет (фр.)], -  сказал  жандарм
за его спиной, - c'est fini, mon vieux [все кончено, дружок (фр.)].  -  И,
тихонько работая кулаками, жандарм стал подталкивать осужденного к выходу.





   Жить весной в Тифлисе, иметь двадцать лет от роду и не быть  любимым  -
это беда.  Такая  беда  приключилась  со  мной.  Я  служил  корректором  в
типографии Кавказского Военного округа. Под окнами моей мансарды клокотала
Кура. Солнце, восходившее за горами, зажигало по  утрам  мутные  ее  узлы.
Мансарду я снимал у молодоженов-грузин. Хозяин мой торговал  на  восточном
базаре мясом. За стеной, осатанев от любви, мясник и его  жена  ворочались
как большие рыбы, запертые в банку. Хвосты обеспамятевших этих рыб  бились
о перегородку. Они трясли наш чердак,  почернелый  под  отвесным  солнцем,
срывали его со столбов и несли в бесконечность. Зубы их, сведенные упрямой
злобой страсти, не могли разжаться. По утрам новобрачная Милиет спускалась
за лавашом. Она так была слаба, что держалась за перила, чтобы не  упасть.
Ища  тонкой  ногой  ступеньку,  Милиет  улыбалась  неясно  и  слепо,   как
выздоравливающая. Прижав ладони к маленькой груди, она кланялась всем, кто
ей встречался на пути  -  зазеленевшему  от  старости  айсору,  разносчику
керосина и мегерам, продававшим мотки бараньей шерсти, мегерам, изрезанным
жгучими морщинами. По  ночам  толкотня  и  лепет  моих  соседей  сменялись
молчанием, пронзительным, как свист ядра.
   Иметь двадцать лет от роду, жить в Тифлисе  и  слушать  по  ночам  бури
чужого молчания - это беда. Спасаясь от нее, - я кидался опрометью вон  из
дому, вниз к Куре, там настигали меня банные пары  тифлисской  весны.  Они
накидывались с размаху и обессиливали. С пересохшим  горлом  я  кружил  по
горбатым мостовым. Туман весенней духоты загонял меня снова на  чердак,  в
лес почернелых пней, озаренных луной. Мне ничего не оставалось  кроме  как
искать любви. Конечно, я нашел  ее.  На  беду  или  на  счастье,  женщина,
выбранная мною, оказалась проституткой. Ее  звали  Вера.  Каждый  вечер  я
крался за нею по Головинскому проспекту, не решаясь заговорить. Денег  для
нее у меня не было, да и слов - неутомимых этих пошлых и роющих слов любви
- тоже не было. Смолоду все силы моего существа были отданы  на  сочинение
повестей, пьес, тысячи историй. Они лежали у меня на сердце, как  жаба  на
камне. Одержимый бесовской гордостью, - я не хотел писать их  до  времени.
Мне казалось пустым занятием - сочинять хуже, чем это делал  Лев  Толстой.
Мои истории предназначались для того, чтобы пережить забвение. Бесстрашная
мысль, изнурительная страсть стоят  труда,  потраченного  на  них,  только
тогда, когда они облачены в прекрасные одежды. Как сшить эти одежды?..
   Человеку,  взятому  на  аркан  мыслью,  присмиревшему  под  змеиным  ее
взглядом, трудно изойти пеной незначащих и роющих слов любви. Человек этот
стыдится плакать от горя. У него недостает ума, чтобы смеяться от счастья.
Мечтатель - я не овладел бессмысленным искусством  счастья.  Мне  пришлось
поэтому отдать Вере десять рублей из скудных моих заработков.
   Решившись, я стал однажды вечером на страже у дверей духана "Симпатия".
Мимо меня небрежным парадом двигались князья в синих  черкесках  и  мягких
сапогах. Ковыряя  в  зубах  серебряными  зубочистками,  они  рассматривали
женщин, крашенных кармином, грузинок с большими ступнями и узкими бедрами.
В сумерках просвечивала бирюза. Распустившиеся акации завывали вдоль  улиц
низким, осыпающимся голосом. Толпа чиновников в белых  кителях  колыхалась
по проспекту: ей навстречу летели с Казбека бальзамические струи.
   Вера пришла позже,  когда  стемнело.  Рослая,  белолицая  -  она  плыла
впереди обезьяньей толпы, как плывет богородица на носу рыбачьего баркаса.
Она поравнялась с дверьми духана "Симпатия". Я качнулся, двинулся.
   - В какие Палестины?
   Широкая розовая спина двигалась передо мною. Вера обернулась.
   - Вы что там лепечете?..
   Она нахмурилась, глаза ее смеялись.
   - Куда бог несет?..
   Во рту моем слова раскалывались, как высохшие поленья. Переменив  ногу,
Вера пошла со мною рядом.
   - Десятка - вам не обидно будет?..
   Я согласился так быстро, что это возбудило ее подозрения.
   - Да есть ли они у тебя, десять рублей?..
   Мы вошли в подворотню, я подал ей мой  кошелек.  Она  насчитала  в  нем
двадцать один рубль, серые глаза ее  щурились,  губы  шевелились.  Золотые
монеты она положила к золотым, серебряные к серебряным.
   -  Десятку  мне,  -  отдавая  кошелек,  сказала  Вера,  -  пять  рублей
прогуляем, на остальные живи. У тебя когда получка?..
   Я ответил, что получка через четыре дня. Мы вышли из  подворотни.  Вера
взяла меня под руку и прижалась  плечом.  Мы  пошли  вверх  по  остывающей
улице. Тротуар был засыпан ковром увядших овощей.
   - В Боржом бы от этакой жары...
   Бант охватывал Верины волосы. В нем лились и гнулись молнии от фонарей.
   - Ну и дуй в Боржом...
   Это я сказал - "дуй". Для чего-то  оно  было  мною  произнесено  -  это
слово.
   - Пети-мети нет, - ответила Вера, зевнула и забыла обо мне. Она  забыла
обо мне потому, что день ее был сделан и заработок со мной был легок.  Она
поняла, что я не подведу ее под полицию и не заберу ночью денег  вместе  с
серьгами.
   Мы дошли до подножия горы святого Давида. Там, в  харчевне,  я  заказал
люля-кебаб. Не дожидаясь пищи,  Вера  пересела  к  группе  старых  персов,
обсуждавших  свои  дела.  Опершись  на  стоящие  палки,  кивая  оливковыми
головами, они убеждали кабатчика в том, что для него пришла пора расширить
торговлю. Вера вмешалась в их разговор. Она стала на сторону стариков. Она
стояла за то, чтобы перевести харчевню на Михайловский проспект. Кабатчик,
ослепший от рыхлости и осторожности, сопел.  Я  один  ел  мой  люля-кебаб.
Обнаженные Верины руки текли из шелка рукавов, она пристукивала  по  столу
кулаком, серьги ее летали между длинных выцветших спин, оранжевых бород  и
крашеных ногтей. Люля-кебаб остыл, когда она вернулась к столику. Лицо  ее
горело от волнения.
   - Вот не сдвинешь  его  с  места,  ишака  этого...  На  Михайловском  с
восточной кухней, знаешь, какие дела можно поднять...
   Мимо столика, один за  другим,  проходили  знакомые  Веры  -  князья  в
черкесках, немолодые офицеры, лавочники в  чесучовых  пиджаках  и  пузатые
старики  с  загорелыми  лицами  и  зелеными  угрями  на  щеках.  Только  в
двенадцатом часу ночи попали мы в гостиницу,  но  и  там  у  Веры  нашлись
нескончаемые дела. Какая-то старушка снаряжалась в путь к сыну в  Армавир.
Оставив меня, Вера побежала к отъезжающей  и  стала  тискать  коленями  ее
чемодан,  увязывать  ремнями  подушки,  заворачивать  пирожки  в  масляную
бумагу. Плечистая старушка в газовой шляпенке, с  рыжей  сумкой  на  боку,
ходила по номерам прощаться. Она шаркала по коридору резиновыми  ботиками,
всхлипывала и улыбалась всеми  морщинами.  Час  -  не  меньше  -  ушел  на
проводы. Я ждал Веру в прелом номере,  заставленном  трехногими  креслами,
глиняной печью, сырыми углами в разводах.
   Меня мучили и таскали  по  городу  так  долго,  что  самая  любовь  моя
показалась мне врагом, прилипчивым врагом...
   В коридоре шаркала и  разражалась  внезапным  хохотом  чужая  жизнь.  В
пузырьке, наполненном молочной жидкостью,  умирали  мухи.  Каждая  умирала
по-своему. Агония одной была длительна, предсмертные содрогания порывисты;
другая умирала, трепеща  чуть  заметно.  Рядом  с  пузырьком  на  потертой
скатерти валялась книга, роман из боярской жизни Головина.  Я  раскрыл  ее
наугад. Буквы построились в ряд и смешались. Предо мною, в квадрате  окна,
уходил каменистый подъем, кривая турецкая уличка. В комнату вошла Вера.
   - Проводили Федосью Маврикиевну, - сказала она.  -  Поверишь,  она  нам
всем, как родная была... Старушка одна едет, ни попутчика, никого...
   Вера села на кровать, расставив колени.  Глаза  ее  блуждали  в  чистых
областях забот и дружбы. Потом она  увидела  меня,  в  двубортной  куртке.
Женщина сцепила руки и потянулась.
   - Заждался, небось... Ничего, сейчас сделаемся...
   Но что собиралась Вера делать - я так и не понял. Приготовления ее были
похожи на  приготовления  доктора  к  операции.  Она  зажгла  керосинку  и
поставила на нее кастрюлю с водой. Она положила чистое полотенце на спинку
кровати и повесила кружку от клизмы над головой, кружку  с  белой  кишкой,
болтающейся по стене. Когда вода согрелась. Вера  перелила  ее  в  клизму,
бросила в кружку красный кристалл и стала через голову  стягивать  с  себя
платье. Большая женщина с опавшими плечами и мятым животом  стояла  передо
мной. Расплывшиеся соски слепо уставились в сторону.
   - Пока вода доспеет,  -  сказала  моя  возлюбленная,  -  подь-ка  сюда,
попрыгунчик...
   Я не двинулся с места. Во мне  оцепенело  отчаяние.  Зачем  променял  я
одиночество на  это  логово,  полное  нищей  тоски,  на  умирающих  мух  и
трехногую мебель...
   О, боги моей юности!.. Как  непохожа  была  будничная  эта  стряпня  на
любовь моих хозяев за стеной, на протяжный, закатывающийся их визг...
   Вера подложила ладони под груди и покачала их.
   - Что сидишь невесел, голову повесил?.. Поди сюда...
   Я не двинулся с места. Вера подняла рубаху к животу  и  снова  села  на
кровать.
   - Или денег пожалел?
   - Моих денег не жалко...
   Я сказал это рвущимся голосом.
   - Почему так - не жалко?.. Или ты вор?..
   - Я не вор.
   - Нинкуешь у воров?..
   - Я мальчик.
   - Я вижу, что не корова, - пробормотала Вера. Глава ее  слипались.  Она
легла и, притянув меня к себе, Стала шарить по моему телу.
   - Мальчик, - закричал я, - ты понимаешь, мальчик у армян...
   О, боги моей  юности!..  Из  двадцати  прожитых  лет  -  пять  ушло  на
придумывание повестей, тысячи повестей, сосавших мозг. Они лежали  у  меня
на сердце, как жаба на камне. Сдвинутая силой  одиночества,  одна  из  них
упала на землю.  Видно,  на  роду  мне  было  написано,  чтобы  тифлисская
проститутка  сделалась  первой  моей   читательницей.   Я   похолодел   от
внезапности моей выдумки и рассказал ей историю о мальчике у  армян.  Если
бы я меньше и ленивей думал о своем ремесле, - я заплел бы пошлую  историю
о  выгнанном  из  дому  сыне  богатого  чиновника,   об   отце-деспоте   и
матери-мученице. Я не  сделал  этой  ошибки.  Хорошо  придуманной  истории
незачем походить на действительную жизнь; жизнь  изо  всех  сил  старается
походить на хорошо придуманную историю. Поэтому  и  еще  потому,  что  так
нужно было моей слушательнице - я родился в  местечке  Алешки,  Херсонской
губернии. Отец работал чертежником в конторе речного пароходства. Он дни и
ночи бился над чертежами, чтобы дать нам, детям, образование, но мы  пошли
в мать, лакомку и хохотунью. Десяти лет я стал  воровать  у  отца  деньги,
подросши убежал в Баку, к родственникам матери.  Они  познакомили  меня  с
армянином Степаном Ивановичем. Я сошелся с ним, и мы прожили вместе четыре
года...
   - Да лет-то тебе сколько было тогда?..
   - Пятнадцать...
   Вера ждала злодейств от армянина, развратившего меня. Тогда я сказал:
   - Мы прожили четыре года. Степан Иванович оказался самым  доверчивым  и
щедрым человеком  из  всех  людей,  каких  я  знал,  самым  совестливым  и
благородным. Всем приятелям он верил на слово. Мне бы за эти  четыре  года
изучить ремесло, - я не ударил пальцем о палец... У меня  другое  было  на
уме -  биллиард...  Приятели  разорили  Степана  Ивановича.  Он  выдал  им
бронзовые векселя, друзья представили их ко взысканию...
   Бронзовые векселя... Сам не знаю, как взбрели  они  мне  на  ум.  Но  я
сделал правильно, упомянув о них. Вера поверила всему, услышав о бронзовых
векселях. Она закуталась в шаль, шаль заколебалась на ее плечах.
   ...Степан Иванович разорился. Его выгнали из квартиры, мебель продали с
торгов. Он поступил приказчиком на выезд. Я не стал жить с ним, с нищим, и
перешел к богатому старику, церковному старосте...
   Церковный староста - это было украдено у  какого-то  писателя,  выдумка
ленивого сердца, не захотевшего потрудиться над рождением живого человека.
   Церковный староста - сказал я, и глаза Веры мигнули, ушли  из-под  моей
власти. Тогда, чтобы поправиться, я сдвинул астму в желтую грудь  старика,
припадки астмы, сиплый свист удушья в желтой груди.  Старик  вскакивал  по
ночам с постели и дышал со стоном в бакинскую керосиновую ночь.  Он  скоро
умер. Астма удавила его. Родственники прогнали меня. И вот - я в  Тифлисе,
с двадцатью рублями в кармане, с теми самыми, которые Вера  пересчитала  в
подворотне на Головинском. Номерной гостиницы, в  которой  я  остановился,
обещал мне богатых  гостей,  но  пока  он  приводит  только  духанщиков  с
вываливающимися животами... Эти люди любят свою страну, свои  песни,  свое
вино и топчут чужие души и чужих женщин, как деревенский вор топчет огород
соседа...
   И я стал  молоть  про  духанщиков  вздор,  слышанный  мною  когда-то...
Жалость к себе разрывала мне сердце. Гибель казалась  неотвратимой.  Дрожь
горя и вдохновения корчила меня. Струи леденящего пота  потекли  по  лицу,
как змеи, пробирающиеся по траве, нагретой солнцем. Я замолчал, заплакал и
отвернулся. История была кончена. Керосинка давно потухла. Вода закипела и
остыла. Резиновая кишка свисала со стены. Женщина неслышно пошла  к  окну.
Передо мной двигалась ее спина,  ослепительная  и  печальная.  В  окне,  в
уступах гор, загорался свет.
   - Чего  делают,  -  прошептала  Вера  не  оборачиваясь,  -  боже,  чего
делают...
   Она протянула голые руки и развела створки окна. На улице  посвистывали
остывающие камни. Запах  воды  и  пыли  шел  по  мостовой...  Голова  Веры
пошатывалась.
   - Значит - бляха... Наша сестра - стерва...
   Я понурился.
   - Ваша сестра - стерва...
   Вера обернулась ко мне. Рубаха косым клочком лежала на ее теле.
   - Чего делают, - повторила женщина громче. - Боже, чего делают... Ну, а
баб ты знаешь?..
   Я приложил обледеневшие губы к ее руке.
   - Нет... Откуда мне их знать, кто меня допустит?
   Голова моя тряслась у ее груди, свободно вставшей надо мною.  Оттянутые
соски толкались о мои щеки.  Раскрыв  влажные  веки,  они  толкались,  как
телята. Вера сверху смотрела на меня.
   - Сестричка, - прошептала она,  опускаясь  на  пол  рядом  со  мной,  -
сестричка моя, бляха...
   Теперь скажите, мне хочется спросить об этом,  скажите,  видели  ли  вы
когда-нибудь,  как  рубят  деревенские  плотники  избу   для   своего   же
собрата-плотника, как споро, сильно и счастливо  летят  стружки  прочь  от
обтесываемого бревна?.. В ту  ночь  тридцатилетняя  женщина  обучила  меня
своей науке. Я узнал в ту ночь  тайны,  которых  вы  не  узнаете,  испытал
любовь, которой вы не  испытаете,  услышал  слова  женщины,  обращенные  к
женщине. Я забыл их. Нам не дано помнить это.
   Мы заснули на  рассвете.  Нас  разбудил  жар  наших  тел,  жар,  камнем
лежавший в кровати. Проснувшись, мы засмеялись друг другу. Я  не  пошел  в
этот день в типографию. Мы пили чай на майдане, на базаре старого  города.
Мирный турок налил нам из завернутого в полотенце самовара чай,  багровый,
как кирпич, дымящийся, как только что пролитая кровь.  В  стенках  стакана
пылало дымное пожарище солнца. Тягучий крик  ослов  смешивался  с  ударами
котельщиков. Под шатрами на выцветших коврах были выставлены в ряд  медные
кувшины. Собаки рылись мордами в воловьих кишках. Караван  пыли  летел  на
Тифлис - город роз  и  бараньего  сала.  Пыль  заносила  малиновый  костер
солнца. Турок подливал нам чаю и на счетах  отсчитывал  баранки.  Мир  был
прекрасен для того, чтобы сделать нам  приятное.  Когда  испарина  бисером
обложила меня - я поставил стакан донышком вверх. Расплачиваясь с  турком,
- я придвинул к Вере две золотых пятирублевки. Полная ее  нога  лежала  на
моей ноге. Она отодвинула деньги и сняла ногу.
   - Расплеваться хочешь, сестричка?..
   Нет, я не хотел расплеваться. Мы уговорились встретиться вечером,  и  я
положил обратно в кошелек два золотых - мой первый гонорар.
   Прошло много лет с тех пор. За это время много раз получал я деньги  от
редакторов, от ученых людей, от  евреев,  торгующих  книгами.  За  победы,
которые были поражениями, за поражения, ставшие победами, за  жизнь  и  за
смерть они платили ничтожную плату, много ниже той, которую  я  получил  в
юности от первой  моей  читательницы.  Но  злобы  я  не  испытываю.  Я  не
испытываю ее потому, что знаю, что не умру, прежде чем  не  вырву  из  рук
любви еще один - и это будет мой последний - золотой.

   1922-1928





   Во двор Ивана Колывушки вступило четверо - уполномоченный РИКа  Ивашко,
Евдоким Назаренко, голова сельрады, Житняк, председатель  колхоза,  только
что образовавшегося, и Адриян Моринец. Адриян двигался так,  как  если  бы
башня тронулась  с  места  и  пошла.  Прижимая  к  бедру  переламывающийся
холстинный портфель, Ивашко пробежал мимо сараев  и  вскочил  в  хату.  На
потемневших прялках, у окна, сучили нитку жена Ивана  и  две  его  дочери.
Повязанные косынками, с высокими  тальмами  и  чистыми  маленькими  босыми
ногами - они походили на монашек. Между полотенцами и  дешевыми  зеркалами
висели фотографии прапорщиков, учительниц и горожан на даче. Иван вошел  в
хату вслед за гостями и снял шапку.
   - Сколько податку платит? - вертясь, спросил Ивашко.
   Голова Евдоким, сунув руки в карманы, наблюдал за тем, как летит колесо
прялки.
   Ивашко фыркнул, узнав, что Колывушка платит двести шестнадцать рублей.
   - Бильш не сдужил?..
   - Видно, что не служил...
   Житняк растянул сухие губы,  голова  Евдоким  все  смотрел  на  прялку.
Колывушка, стоявший  у  порога,  мигнул  жене;  та  вынула  из-за  образов
квитанцию и подала уполномоченному РИКа.
   - Семфонд?.. - Ивашко  спрашивал  отрывисто,  от  нетерпения  он  ерзал
ногой, "вдавливая ее в половицы.
   Евдоким поднял глаза и обвел ими хату.
   -  В  этом  господарстве,  -  сказал  Евдоким,  -  все  сдано,  товарищ
представник... В этом господарстве не может того быть, чтобы не сдано...
   Беленые стены низким, теплым куполом сходились  над  гостями.  Цветы  в
ламповых стеклах, плоские шкафы, натертые лавки - все отражало мучительную
чистоту. Ивашко снялся со своего места и побежал с вихляющим  портфелем  к
выходу.
   - Товарищ представник, - Колывушка ступил вслед за ним, -  распоряжение
будет мне или как?..
   - Довидку получишь, - болтая руками, прокричал Ивашко и побежал дальше.
   За  ним  двигался  Адриян  Моринец,  нечеловечески  громадный.  Веселый
виконавец Тымыш мелькнул у ворот, - вслед за Ивашкой. Тымыш мерил длинными
ногами грязь деревенской улицы.
   - У чому справа, Тымыш?..
   Иван  поманил  его  и  схватил  за  рукав.  Виконавец,  веселая  жердь,
перегнулся  и  открыл  пасть,  набитую  малиновым  языком   и   обсаженную
жемчугами.
   - Дом твой под реманент забирают...
   - А меня?..
   - Тебя на высылку...
   И журавлиными своими ногами Тымыш бросился догонять начальство.
   Во дворе у Ивана стояла запряженная лошадь. Красные вожжи были  брошены
на мешки с пшеницей. У погнувшейся липы посреди двора стоял  пень,  в  нем
торчал топор.  Иван  потрогал  рукой  шапку,  сдвинул  ее  и  сел.  Кобыла
подтащила к нему розвальни, высунула язык и сложила его трубочкой.  Лошадь
была жереба, живот ее оттягивался круто. Играя, она  ухватила  хозяина  за
ватное плечо и потрепала его. Иван смотрел себе под ноги. Истоптанный снег
рябил вокруг пня.  Сутулясь,  Колывушка  вытянул  топор,  подержал  его  в
воздухе, на весу, и ударил лошадь по лбу. Одно ухо  ее  отскочило,  другое
прыгнуло и прижалось; кобыла застонала и понесла. Розвальни перевернулись,
пшеница витыми полосами разостлалась по снегу.  Лошадь  прыгала  передними
ногами и запрокидывала морду. У сарая  она  запуталась  в  зубьях  бороны.
Из-под кровавой, льющейся завесы вышли  ее  глаза.  Жалуясь,  она  запела.
Жеребенок повернулся в ней, жила вспухла на ее брюхе.
   - Помиримось, - протягивая ей руку, сказал Иван, - помиримось, дочка...
   Ладонь в его руке была раскрыта. Ухо лошади повисло, глаза  ее  косили,
кровавые кольца сияли вокруг них, шея образовала с  мордой  прямую  линию.
Верхняя губа ее запрокинулась в отчаянии. Она натянула шлею  и  двинулась,
таща прыгавшую борону. Иван отвел за спину руку с топором.  Удар  пришелся
между глаз, в рухнувшем животном еще раз повернулся жеребенок. Описав круг
по двору, Иван подошел к сараю и выкатил на волю веялку.  Он  размахивался
широко и медленно, разбивая машину, и поворачивал топор в тонком  плетении
колес и барабана. Жена в высокой тальме появилась на крыльце.
   - Маты, - услышал Иван далекий голос, - маты, он все погубляет...
   Дверь открылась; из дому, опираясь на палку, вышла старуха в холстинных
штанах. Желтые волосы облегали дыры ее щек, рубаха  висела  как  саван  на
плоском ее теле. Старуха ступила в снег мохнатыми чулками.
   - Кат, - отнимая топор, сказала она сыну,  -  ты  отца  вспомнил?..  Ты
братов, каторжников, вспомнил?..
   Во двор  набрались  соседи.  Мужики  стояли  полукругом  и  смотрели  в
сторону. Чужая баба рванулась и завизжала.
   - Примись, стерво, - сказал ей муж.
   Иван стоял, упершись в стену. Дыхание его, гремя, разносилось по двору.
Казалось, он производит трудную работу, вбирая в себя воздух и  выталкивая
его.
   Дядька Колывушки, Терентий, бегая вокруг ворот, пытался запереть их.
   - Я человек, - сказал вдруг Иван окружившим  его,  -  я  есть  человек,
селянин... Неужто вы человека не бачили?..
   Терентий, толкаясь и приседая, прогнал посторонних. Ворота завизжали  и
съехались.  Раскрылись  они  к  вечеру.  Из  них  выплыли  сани,  туго,  с
перекатом, уложенные добром. Женщины  сидели  на  тюках,  как  окоченевшие
птицы. На веревке, привязанная за рога, шла корова. Воз проехал краем села
и утонул в снежной, плоской пустыне. Ветер  мял  снизу  и  стонал  в  этой
пустыне, рассыпая голубые валы. Жестяное небо  стояло  за  ними.  Алмазная
сеть, блестя, оплетала небо.
   Колывушка, глядя прямо перед собой, прошел по улице к сельраде. Там шло
заседание нового колхоза "Видродження". За  столом  распластался  горбатый
Житняк.
   - Перемена нашей жизни, в чем она есть, ця перемена?
   Руки горбуна прижимались к туловищу и снова уносились.
   -  Селяне,  мы  переходим   к   молочно-огородному   направлению,   тут
громаднейшее значение... Батьки и  деды  наши  топтали  чоботами  клад,  в
настоящее время мы его вырываем. Разве это не позор, разве ж то не ганьба,
что, существуя в яких-нибудь шестидесяти верстах  от  центрального  нашего
миста - мы не поладили господарства  на  научных  данных?  Очи  наши  были
затворены, селяне, утекать мы утекали сами от себя... Что такое обозначает
шестьдесят верст, кому это известно?.. В нашей державе это обозначает  час
времени, но и  цей  малый  час  есть  человеческое  наше  имущество,  есть
драгоценность...
   Дверь сельрады раскрылась. Колывушка в литом полушубке и высокой  шапке
прошел к стене. Пальцы Ивашки запрыгали и врылись в бумаги.
   - Посбавленных права голоса, - сказал  он,  глядя  вниз  на  бумаги,  -
прохаю залишить наши сборы...
   За окном,  за  грязными  стеклами,  разливался  закат,  изумрудные  его
потоки. В сумерках деревенской избы в сыром дыму  махорки  слабо  блестели
искры. Иван снял шапку, корона черных его волос развалилась.
   Он подошел к столу, за которым сидел президиум, - батрачка Ивга Мовчан,
голова Евдоким и безмолвный Адриян Моринец.
   - Мир, - сказал Колывушка, протянул  руку  и  положил  на  стол  связку
ключей, - я увольняюсь от вас, мир...
   Железо, прозвенев, легло на почернелые доски. Из тьмы вышло  искаженное
лицо Адрияна.
   - Куда ты пойдешь, Иване?..
   - Люди не приймают, может, земля примет...
   Иван вышел на цыпочках, ныряя головой.
   - Номер, - взвизгнул Ивашко, как только дверь закрылась за ним, - самая
провокация... Он за обрезом пошел, он никуда, кроме  как  за  обрезом,  не
пойдет...
   Ивашко застучал кулаком по столу. К устам его рвались слова о панике  и
о том, чтобы соблюдать спокойствие. Лицо Адрияна снова втянулось в  темный
угол.
   - Не, - сказал он из тьмы, - мабуть, не за обрезом, представник.
   - Маю пропозицию... - вскричал Ивашко.
   Предложение состояло в том, чтобы нарядить стражу у Колывушкиной  хаты.
В стражники выбрали Тымыша, виконавца. Гримасничая, он  вынес  на  крыльцо
венский стул, развалился на нем, поставил у ног своих дробовик и  дубинку.
С высоты крыльца, с высоты деревенского своего трона Тымыш перекликался  с
девками, свистал, выл и постукивал дробовиком. Ночь была  лилова,  тяжела,
как горный цветной камень. Жилы застывших ручьев пролегали в  ней;  звезда
спустилась в колодцы черных облаков.
   Наутро Тымыш донес, что происшествий  не  было.  Иван  ночевал  у  деда
Абрама, у старика, заросшего диким мясом.  С  вечера  Абрам  протащился  к
колодцу.
   - Ты зачем, диду Абрам?..
   - Самовар буду ставить, - сказал дед.
   Они  спали  поздно.  Над  хатами  закурился  дым;  их  дверь  все  была
затворена.
   - Смылся, - сказал Ивашко на собрании колхоза, - заплачем, чи шо?.. Как
вы мыслите, селяне?..
   Житняк, раскинув по столу трепещущие острые локти,  записывал  в  книгу
приметы обобществленных лошадей. Горб его отбрасывал движущуюся тень.
   - Чем нам теперь глотку  запхнешь,  -  разглагольствовал  Житняк  между
делом, - нам теперь все на свете нужно... Дождевиков  искусственных  надо,
распашников надо пружинных, трактора,  насосы...  Это  есть  ненасытность,
селяне... Вся наша держава есть ненасытная...
   Лошади, которых записывал Житняк, все были гнедые и пегие, по именам их
звали "мальчик" и  "жданка".  Житняк  заставлял  владельцев  расписываться
против каждой фамилии.
   Его прервал шум, глухой и дальний топот... Прибой накатывался и плескал
в  Великую  Старицу.  По  разломившейся  улице  повалила  толпа.  Безногие
катились впереди нее. Невидимая  хоругвь  реяла  над  толпой.  Добежав  до
сельрады, люди сменили ноги и построились. Круг обнажился среди них,  круг
вздыбленного  снега,  пустое  место,  как  оставляют  для  попа  во  время
крестного хода. В кругу стоял Колывушка в рубахе навыпуск под жилеткой,  с
белой головой. Ночь посеребрила цыганскую его корону,  черного  волоса  не
осталось в ней. Хлопья снега, слабые птицы,  уносимые  ветром,  пронеслись
под потеплевшим небом. Старик со сломанными ногами,  подавшись  вперед,  с
жадностью смотрел на белые волосы Колывушки.
   - Скажи, Иване, - поднимая руки, произнес старик, - скажи  народу,  что
ты маешь на душе...
   - Куда вы гоните меня, мир, - прошептал Колывушка, озираясь, -  куда  я
пойду... Я рожденный среди вас, мир...
   Ворчанье проползло в рядах. Разбрасывая людей, Моринец выбрался вперед.
   - Нехай робит, - вопль не мог вырваться из могучего  его  тела,  низкий
голос дрожал, - нехай робит... Чью долю он заест?..
   - Мою, - сказал  Житняк  и  засмеялся.  Шаркая  ногами,  он  подошел  к
Колывушке и подмигнул ему.
   - Цию ночку я с бабой переспал, - сказал горбун, - как вставать -  баба
оладий напекла, мы, как кабаны, нашамались с нею, аж газ пущали...
   Горбун умолк, смех его оборвался, кровь ушла из его лица.
   - Ты к стенке нас ставить пришел, - сказал он тише, - ты  тиранить  нас
пришел белой своей головой, мучить нас - только  мы  не  станем  мучиться,
Ваня... Нам это - скука в настоящее время - мучиться.
   Горбун придвигался на тонких вывороченных ногах. Что-то свистело в нем,
как в птице.
   - Тебя убить надо, - прошептал он, догадавшись, - я за пистолью  пойду,
унистожу тебя...
   Лицо его просветлело, радуясь, он тронул руку Колывушки и кинулся в дом
за  дробовиком  Тымыша.  Колывушка,  покачавшись   на   месте,   двинулся.
Серебряный свиток его головы уходил в клубящемся  пролете  хат.  Ноги  его
путались, потом шаг стал тверже. Он повернул по дороге на Ксеньевку.
   С тех пор никто не видел его в Великой Старице.

   Весна, 1930 г.





   Я увидел у края дороги быка невиданной красоты.
   Склонившись над ним, плакал мальчик.
   - Это Баграт-Оглы, -  сказал  заклинатель  змей,  поедавший  в  стороне
скудную трапезу. - Баграт-Оглы, сын Кязима.
   Я сказал:
   - Он прекрасен, как двенадцать лун.
   Заклинатель змей сказал:
   - Зеленый плащ пророка никогда не прикроет своевольной  бороды  Кязима.
Он был сутяга, оставивший своему сыну нищую хижину, тучных жен и бычка,  к
которому не было пары. Но Алла велик...
   - Алла иль Алла, - сказал я.
   - Алла велик, - повторил старик, отбрасывая от себя корзину с змеями. -
Бык вырос и  стал  могущественнейшим  быком  Анатолии.  Мемед-хан,  сосед,
заболевший завистью, оскопил его этой ночью. Никто не  приведет  больше  к
Баграт-Оглы коров, ждущих  зачатия.  Никто  не  заплатит  Баграт-Оглы  ста
пиастров за любовь его быка. Он  нищ  -  Баграт-Оглы.  Он  рыдает  у  края
дороги.
   Безмолвие гор простирало над  нами  лиловые  знамена.  Снега  сияли  на
вершинах. Кровь стекала по ногам изувеченного быка и закипала в траве.  И,
услышав стон быка, я заглянул ему в глаза и  увидел  смерть  быка  и  свою
смерть и пал на землю в неизмеримых страданиях.
   - Путник, - воскликнул тогда мальчик с лицом, розовым, как заря,  -  ты
извиваешься, и пена клокочет в углах твоих губ. Черная болезнь вяжет  тебя
канатами своих судорог.
   - Баграт-Оглы, - ответил я изнемогая, - в глазах твоего  быка  я  нашел
отражение всегда  бодрствующей  злобы  соседей  наших  Мемед-ханов.  В  их
влажной глубине я нашел зеркала,  в  которых  разгораются  зеленые  костры
измены соседей наших Мемед-ханов. Мою юность, убитую бесплодно, увидел я в
зрачках изувеченного быка и мою  зрелость,  пробивавшуюся  сквозь  колючие
изгороди равнодушия. Пути Сирии,  Аравии  и  Курдистана,  измеренные  мною
трижды, нахожу я в глазах твоего быка, о, Баграт-Оглы, и их плоские  пески
не оставляют мне  надежды.  Ненависть  всего  мира  вползает  в  отверстые
глазницы твоего быка. Беги же  от  злобы  соседей  наших  Мамед-ханов,  о,
Баграт-Оглы, и пусть старый заклинатель змей взвалит  на  себя  корзину  с
удавами и бежит с тобою рядом...
   И,  огласив  ущелье  стоном,  я  поднялся  на  ноги.  Я  ощутил  аромат
эвкалиптов и ушел прочь. Многоголовый  рассвет  взлетел  над  горами,  как
тысяча лебедей. Бухта Трапезунда блеснула вдали  сталью  своих  вод.  И  я
увидел море и желтые борты фелюг. Свежесть трав переливалась на развалинах
византийской стены. Базары Трапезунда и ковры Трапезунда  предстали  предо
мной. Молодой горец встретился мне у поворота в город. На  вытянутой  руке
его сидел кобчик с закованной лапой.  Походка  горца  была  легка.  Солнце
всплывало над  нашими  головами.  И  внезапный  покой  сошел  в  мою  душу
скитальца.





   Неумолимая ночь. Разящий ветер. Пальцы мертвеца перебирают  обледенелые
кишки Петербурга. Багровые аптеки стынут на углах. Фармацевт уронил  набок
расчесанную головку. Мороз взял аптеку  за  фиолетовое  сердце,  и  сердце
аптеки издохло.
   Никого на Невском. Чернильные пузыри лопаются в небе.  Два  часа  ночи.
Неумолимая ночь.
   Девка и личность сидят на перилах кафе "Бристоль". Две скулящие  спины.
Две иззябшие вороны на голом кусте.
   - ...Ежели волей сатаны вы наследуете усопшему императору, то ведите за
собой народные  массы,  матереубийцы...  Но,  шалишь...  Они  держатся  на
латышах, а латыши - это монголы, Глафира.
   У личности по обеим сторонам лица висят щеки, как мешки старьевщика.  У
личности в порыжелых зрачках бродят раненые коты.
   - ...Христом молю вас, Аристарх Терентьич,  отойдите  на  Надеждинскую.
Когда я с мужчиной - кто же познакомится?..
   Китаец в кожаном проходит мимо. Он поднимает буханку хлеба над головой.
Он отмечает голубым ногтем линию на корке.  Фунт.  Глафира  поднимает  два
пальца. Два фунта.
   Тысяча пил стонет в  окостенелом  снегу  переулков.  Звезда  блестит  в
чернильной тверди.
   Китаец остановившись бормочет сквозь стиснутые зубы:
   - Ты грязный, э?
   - Я чистенькая, товарищ.
   - Фунт.
   На Надеждинской зажигаются зрачки Аристарха.
   - Милый, - хрипло говорит  девка,  -  со  мной  папаша  крестный...  Ты
разрешишь ему поспать у стенки?..
   Китаец медлительно кивает головой. О мудрая важность Востока!
   - Аристарх Терентьич, - прижимаясь к струящемуся кожаному плечу, кличет
девка небрежно, - мой знакомый просют вас до себе в компанию...
   Личность полна оживления.
   - По причинам от дирекции не зависящим - не у дел, - шепчет она,  играя
плечами, - а было прошлое с  кое-какой  начинкой.  Именно.  Весьма  лестно
познакомиться - Шереметев.
   В гостинице им дали ханжи и не потребовали денег.
   Поздно ночью китаец слез с кровати и пошел во тьму.
   - Куда? - просипела Глафира, суча ногами.
   Китаец подошел к Аристарху, всхрапывавшему на полу  у  рукомойника.  Он
тронул старика за плечо и показал глазами на Глафиру.
   - Отчего же, Васюк, - пролепетал с полу Аристарх,  -  ты  обязательный,
право. - И мелким шажком побежал к кровати.
   - Уйди, пес, - сказала Глафира, - убил меня твой китаец.
   - Она  не  слушается,  Васюк,  -  прокричал  Аристарх  поспешно,  -  ты
приказал, а она не слушается.
   - Ми, друг, - сказал китаец. - Он можно. Э, стерфь...
   - Вы пожилые, Аристарх Терентьич, -  прошептала  девушка,  укладывая  к
себе старика, - а какое у вас понятие?
   Точка.





   Шестеро махновцев изнасиловали минувшей  ночью  прислугу.  Проведав  об
этом на утро, я решил узнать, как выглядит  женщина  после  изнасилования,
повторенного шесть раз. Я застал ее в кухне. Она стирала, наклонившись над
лоханью.  Это  была  толстуха  с  цветущими   щеками.   Только   неспешное
существование на плодоносной украинской земле может налить еврейку  такими
коровьими соками. Ноги девушки  жирные,  кирпичные,  раздутые,  как  шары,
воняли приторно, как только что вырезанное мясо. И мне показалось, что  от
вчерашней ее девственности  остались  только  щеки,  воспламененные  более
обыкновенного, и глаза, устремленные книзу.
   Кроме прислуги, в кухне сидел еще  казаченок  Кикин,  рассыльный  штаба
батьки нашего Махно. Он слыл в штабе  дурачком  и  ему  ничего  не  стоило
пройтись на голове в самую неподходящую минуту.
   Не раз случалось мне  заставать  его  перед  зеркалом.  Выгнув  ногу  с
продранной  штаниной,  он  подмигивал  самому  себе,  хлопал   по   голому
мальчишескому пузу, неистово пел и корчил победоносные гримасы, от которых
сам же и помирал со смеху.
   Сегодня я снова застал  его  за  особенной  работой:  он  наклеивал  на
германскую каску полосы золоченой бумаги.
   - Ты скольких вчера отпустила, Рухля? - сказал  он  и,  сощурив  глаза,
осмотрел свою разукрашенную каску.
   Девушка молчала.
   - Ты шестерых отпустила, - продолжал мальчик, - а есть которые бабы  до
двадцати человек могут отпустить.
   - Принеси воды, - сказала девушка.
   Кикин принес со двора ведро воды. Шаркая босыми ногами, он прошел потом
к зеркалу, нахлобучил на себя  каску  с  золотыми  лентами  и  внимательно
осмотрел свое отражение. Потом вид зеркала увлек  его.  Засунув  пальцы  в
ноздри, мальчик жадно следил за тем, как изменяется под давлением  изнутри
форма его носа.
   - Я из штаба уйду, - обернулся он к еврейке, - ты никому  не  сказывай,
Рухля. Стеценко в эскадрон меня берет. Там по крайности обмундирование,  в
чести будешь, и товарищей найду бойцовских, не то, что здесь,  барахольная
команда... Вчера, как тебя  поймали,  а  я  за  голову  держал,  я  Матвей
Васильичу говорю: что же,  говорю,  Матвей  Васильич,  вот  уже  четвертый
переменяется, а я все держу, да держу. Вы уже второй раз, Матвей Васильич,
сходили, а когда я есть малолетний мальчик и не вашей компании,  так  меня
каждый может обижать... Ты, Рухля, сама небось слыхала евонные эти  слова,
мы, - говорит, - Кикин, никак тебя не обидим, вот дневальные все  пройдут,
потом и ты сходишь... Так вот они меня и допустили, как  же...  Это  когда
они тебя уже в лесок тащили, Матвей Васильич мне и говорит: сходи,  Кикин,
ежели желаешь. Нет, - говорю, - Матвей Васильич, не желаю я опосля  Васьки
ходить, всю жизнь плакаться...
   Кикин сердито засопел и умолк. Он лег на пол  и  уставился  в  даль,  -
босой, длинный, опечаленный, с голым животом и  сверкающей  каской  поверх
соломенных волос.
   - Вот народ рассказывает за махновцев, за их геройство, -  произнес  он
угрюмо, - а мало-мало соли с ними поешь, так вот они - видно,  что  каждый
камень за пазухой держит...
   Еврейка подняла от лохани свое налитое кровью лицо,  мельком  взглянула
на  мальчика  и  пошла  из  кухни  тем  трудным  шагом,  какой  бывает   у
кавалериста, когда он после долгого  перехода  ставит  на  землю  затекшие
ноги.
   Оставшись один,  мальчик  обвел  кухню  скучающим  взглядом,  вздохнул,
уперся ладонями в пол, закинул ноги и, не шевеля торчащими пятками, быстро
заходил на руках.





   Есть у меня знакомая -  мадам  Кебчик.  В  свое  время,  уверяет  мадам
Кебчик, она меньше пяти рублей "ни за какие благи" не брала. Теперь у  нее
семейная квартира, и в семейной квартире две девицы  -  Маруся  и  Тамара.
Марусю берут чаще, чем Тамару.
   Одно окно из комнаты девушек выходит на улицу, другое  -  отдушина  под
потолком, в ванную. Я увидел это и сказал Фанни Осиповне Кебчик:
   - По вечерам вы будете приставлять лестницу к окошечку, что в ванной. Я
взбираюсь на лестницу и заглядываю в комнату к Марусе. За это пять рублей.
   Фанни Осиповна сказала:
   - Ах, какой балованный мужчина! - И согласилась.
   По пяти рублей она получала нередко.  Окошечком  я  пользовался  тогда,
когда у Маруси бывали гости. Все  шло  без  помех,  но  однажды  случилось
глупое происшествие.
   Я стоял на лестнице. Электричества  Маруся,  к  счастью,  не  погасила.
Гость был в  этот  раз  приятный,  непритязательный  и  веселый  малый,  с
безобидными этакими и длинными усами. Раздевался он  хозяйственно:  снимет
воротник, взглянет в зеркало, найдет у себя под усами  прыщик,  рассмотрит
его и выдавит платочком. Снимет ботинку  и  тоже  исследует  -  нет  ли  в
подошве изъяну.
   Они поцеловались,  разделись  и  выкурили  по  папироске.  Я  собирался
слезать. И в  это  мгновение  я  почувствовал,  что  лестница  скользит  и
колеблется подо мною. Я цепляюсь за окошко и  вышибаю  форточку.  Лестница
падает с грохотом. Я вишу под потолком. Во всей квартире  гремит  тревога.
Сбегаются  Фанни  Осиповна,  Тамара  и  неведомый  мне  чиновник  в  форме
министерства финансов. Меня снимают. Положение мое жалкое. В ванную входят
Маруся и долговязый  гость.  Девушка  всматривается  в  меня,  цепенеет  и
говорит тихо:
   - Мерзавец, ах какой мерзавец...
   Она замолкает, обводит всех  нас  бессмысленным  взглядом,  подходит  к
долговязому, целует отчего-то его руку и плачет. Плачет и говорит, целуя:
   - Милый, боже мой, милый...
   Долговязый стоит дурак дураком. У меня непреодолимо  бьется  сердце.  Я
царапаю себе ладони и ухожу к Фанни Осиповне.
   Через несколько минут Маруся знает все. Все известно и все забыто. Но я
думаю: отчего девушка целовала долговязого?
   - Мадам Кебчик, - говорю я, - приставьте лестницу в  последний  раз.  Я
дам вам десять рублей.
   -  Вы  слетели  с  ума,  как  ваша  лестница,  -  отвечает  хозяйка   и
соглашается.
   И вот я снова стою у отдушины заглядываю снова и вижу -  Маруся  обвила
гостя тонкими руками, она целует его медленными поцелуями и из глаз у  нее
текут слезы.
   - Милый мой, - шепчет она, - боже мой,  милый  мой,  -  и  отдается  со
страстью возлюбленной. И лицо у нее такое, как будто один  есть  у  нее  в
мире защитник - долговязый.
   И долговязый деловито блаженствует.





   Жила была баба, Ксенией звали.  Грудь  толстая,  плечи  круглые,  глаза
синие. Вот какая баба была. Кабы нам с вами!
   Мужа на войне убили. Три года баба без мужа прожила, у  богатых  господ
служила. Господа на день три раза горячее  требовали.  Дровами  не  топили
никак, - углем. От углей жар невыносимый, в углях огненные розы тлеют.
   Три года баба для  господ  готовила  и  честная  была  с  мужчинами.  А
грудь-то пудовую куда денешь? Вот подите же!
   На четвертый год к доктору пошла, говорит:
   - В голове у меня тяжко: то огнем полыхает, а то слабну...
   А доктор возьми да ответь:
   - Нешто у вас на дворе мало парней бегает? Ах ты, баба...
   - Не осмелиться мне, - плачет Ксения, - нежная я...
   И верно, что нежная. Глаза у Ксении синие с горьковатою слезой.
   Старуха Морозиха тут все дело спроворила.
   Старуха Морозиха на всю  улицу  повитуха  и  знахарка  была.  Такие  до
бабьего чрева безжалостные. Им бы паровать, а там хоть трава не расти.
   - Я, - грит, - тебя, Ксения,  обеспечу.  Суха  земля  потрескалась.  Ей
божий дождик надобен. В бабе грибок ходить должен, сырой, вонюченькой.
   И привела. Валентин Иванович называется. Неказист, да затейлив  -  умел
песни складать. Тела никакого, волос длинный, прыщи радугой  переливаются.
А Ксении бугай, что ли, нужен? Песни складает и мужчина -  лучше  во  всем
мире не найти. Напекла баба блинов со сто, пирог с изюмом.  На  кровати  у
Ксении три перины положены, а подушек шесть, все пуховые, - катай, Валя!
   Приспел вечер, сбилась компания в комнатенке за кухней, все  по  стопке
выпили. Морозиха шелковый платочек надела, вот  ведь  какая  почтенная.  А
Валентин бесподобные речи ведет:
   - Ах, дружочек  мой  Ксения,  заброшенный  я  на  этом  свете  человек,
замордованный я юноша. Не думайте обо мне как-нибудь легкомысленно. Придет
ночь со звездами и с черными веерами - разве выразишь душу  в  стихе?  Ах,
много во мне этой застенчивости...
   Слово по слово. Выпили, конечно, водки две бутылки полных, а вина и все
три. Много не говорить, а пять рублей на угощение пошло, - не шутка!
   Валентин мой румянец получил прямо коричневый и стихи сказывает  таково
зычно.
   Морозиха от стола тогда отодвинулась.
   - Я, - говорит, - Ксеньюшка, отнесусь, господь со мной,  -  промеж  вас
любовь будет. Как, - говорит, - вы на лежанку ляжете,  ты  с  него  сапоги
сними. Мужчины, - на них не настираешься...
   А хмель-то играет. Валентин себя как за волосы цапнет, крутит их.
   - У меня, - говорит, - виденья. Я как выпью - у меня виденья. Вот  вижу
я - ты, Ксения, мертвая, лицо у тебя омерзительное. А я  поп  -  за  твоим
гробом хожу и кадилом помахиваю.
   И тут он, конечно, голос поднял.
   Ну, не больше чем женщина,  она-то.  Само  собой  она  уже  и  кофточку
невзначай расстегнула.
   - Не кричите, Валентин Иванович, - шепчет баба, - не  кричите,  хозяева
услышат...
   Ну, рази остановишь, когда ему горько сделалось?
   - Ты  меня  вполне  обидела,  -  плачет  Валентин  и  качается,  -  ах,
люди-змеи, чего захотели, душу купить захотели... Я,  -  грит,  -  хоть  и
незаконнорожденный, да дворянский сын... видала, кухарка?
   - Я вам ласку окажу, Валентин Иванович...
   - Пусти.
   Встал и дверь распахнул.
   - Пусти. В мир пойду.
   Ну, куда ему итти, когда  он,  голубь,  пьяненькой.  Упал  на  постелю,
обрыгал, извините, простынки и заснул, раб божий.
   А Морозиха уж тут.
   - Толку не будет, - говорит, - вынесем.
   Вынесли  бабы  Валентина  на  улицу  и  положили  его   в   подворотне.
Воротились, а хозяйка ждет уже в чепце и в богатейших  кальсонах;  кухарке
своей замечание сделала.
   - Ты по ночам мужчин принимаешь и безобразишь тоже самое. Завтра  утром
получи вид  и  прочь  из  моего  честного  дома.  У  меня,  -  говорит,  -
дочь-девица в семье...
   До синего рассвету плакала баба в сенцах, скулила:
   - Бабушка Морозиха, ах, бабушка Морозиха, что ты  со  мной,  с  молодой
бабой, исделала? Себя мне стыдно, и как я глаза на божий  свет  подыму,  и
что я в ем, в божьем свете, увижу?..
   Плачет баба, жалуется, среди  изюмных  пирогов  сидючи,  среди  снежных
пуховиков, божьих лампад и виноградного вина. И теплые плечи ее колышутся.
   - Промашка, - отвечает ей Морозиха, -  тут  попроще  был  надобен,  нам
Митюху бы взять...
   А утро завело уж свое хозяйство. Молочницы по домам уже ходят.  Голубое
утро с изморозью.





   Три махновца - Гнилошкуров и  еще  двое  -  условились  с  женщиной  об
любовных услугах. За два фунта сахару она согласилась принять троих, но на
третьем не выдержала и закружилась по комнате. Женщина выбежала во двор  и
повстречалась во дворе с Махно. Он перетянул ее арапником и рассек верхнюю
губу, досталось и Гнилошкурову.
   Это случилось утром в девятом часу, потом прошел день в хлопотах, и вот
ночь и идет дождь,  мелкий  дождь,  шепчущий,  неодолимый.  Он  шуршит  за
стеной, передо мной в окне висит единственная звезда. Каменка потонула  во
мгле; живое гетто налито живой  тьмой,  и  в  нем  идет  неумолимая  возня
махновцев. Чей-то конь ржет тонко,  как  тоскующая  женщина,  за  околицей
скрипят бессонные  тачанки,  и  канонада  затихая  укладывается  спать  на
черной, на мокрой земле.
   И только на далекой улице пылает  окно  атамана.  Ликующим  прожектором
взрезывает оно нищету осенней ночи и  трепещет,  залитое  дождем.  Там,  в
штабе батько, играет духовой оркестр в честь Антонины  Васильевны,  сестры
милосердия, ночующей у Махно в первый раз.  Меланхолические  густые  трубы
гудят все сильнее, и партизаны, сбившись под моим окном, слушают  громовой
напев старинных маршей. Их трое сидит  под  моим  окном  -  Гнилошкуров  с
товарищами, потом Кикин подкатывается  к  ним,  бесноватый  казаченок.  Он
мечет ноги в воздух, становится на руки,  поет  и  верещит  и  затихает  с
трудом, как после припадка.
   - Овсяница, - шепчет вдруг Гнилошкуров, -  овсяница,  -  говорит  он  с
тоской, - отчего этому быть возможно, когда она после меня двоих свезла  и
вполне благополучно... И тем более подпоясуюсь я, она мне такое  закидает,
пожилой, говорит, мерси за компанию, вы мне приятный...  Анелей,  говорит,
звать меня, такое у меня имя Анеля... И вот, Овсяница,  я  так  раскладаю,
что она с утра гадкой зелени наелась, она наелась, и тут  Петька  наскочил
на наше горе...
   - Тут Петька наскочил, - сказал пятнадцатилетний  Кикин,  усаживаясь  и
закурил папиросу. - Мужчина, она Петьке говорит, будьте настолько любезны,
у меня последняя сила уходит, и как вскочит, завинтилась винтом, а  ребята
руки расставили, не выпущают ее из дверей, а она сыпит и сыпит... -  Кикин
встал, засиял глазами и захохотал. - Бежит она, а в дверях батько... Стоп,
говорит, вы, без сомнения, венерическая, на этом же месте вас подрубаю,  и
как вытянет ее, и она, видать, хотит ему свое сказать.
   - И то сказать, - вступает тут, перебивая Кикина, задумчивый  и  нежный
голос Петьки Орлова, - и то сказать, что  есть  жады  между  людьми,  есть
безжалостные жады... Я сказывал ей - нас трое, Анеля, возьми себе подругу,
поделись сахаром, она тебе подсобит... Нет, говорит, я  на  себя  надеюсь,
что выдержу, мне троих детей прокормить, неужели я девица какая-нибудь...
   - Старательная женщина - уверил Петьку Гнилошкуров,  все  еще  сидевший
под моим окном, - старательная до последнего...
   И он умолк. Я услышал снова шум воды. Дождь по-прежнему лепечет и  ноет
и стенает по крышам. Ветер подхватывает его и гнет на  бок.  Торжественное
гудение труб замолкает на дворе  Махно.  Свет  в  его  комнате  уменьшился
наполовину. Тогда встал с лавочки  Гнилошкуров  и  переломил  своим  телом
мутное  мерцание  луны.  Он  зевнул,  заворотил  рубаху,  почесал   живот,
необыкновенно белый, и пошел в сарай спать.  Нежный  голос  Петьки  Орлова
поплыл за ним по следам.
   - Был в Гуляй-Поле пришлый мужик Иван Голубь, - сказал  Петька,  -  был
тихий мужик, непьющий, веселый в работе, много на себя ставил и подорвался
на смерть... Жалели его люди в Гуляй-Поле и всем селом  за  гробом  пошли,
чужой был, а пошли...
   И подойдя к самой двери сарая, Петька забормотал об умершем  Иване,  он
бормотал все тише, душевнее.
   - Есть безжалостные между людей, - ответил ему Гнилошкуров, засыпая,  -
есть, это верное слово...
   Гнилошкуров заснул, с ним еще двое, и только я остался  у  окна.  Глаза
мои испытывают безгласную тьму, зверь воспоминаний  скребет  меня,  и  сон
нейдет.
   ...Она сидела с утра на  главной  улице  и  продавала  ягоды.  Махновцы
платили ей отменными бумажками. У нее было пухлое легкое  тело  блондинки.
Гнилошкуров, выставив  живот,  грелся  на  лавочке.  Он  дремал,  ждал,  и
женщина,  спеша  расторговаться,  устремляла  на  него   синие   глаза   и
покрывалась медленным нежным румянцем.
   - Анеля, - шепчу я ее имя, - Анеля...

Популярность: 121, Last-modified: Sat, 19 Dec 2009 20:05:55 GMT