---------------------------------------------------------------
     АРТЕЛЬ ПИСАТЕЛЕЙ
     "КРУГ" 1926

     Отпеч. в 10-й тип. "Заря Коммунизма" Мосполиграфа Чистые пруды, д. 8.
     Главлит No 72447 Зак.No91.Тир.7000.
     OCR:Петр Кузнецов, Санкт-Петербург 2003
     с оригинала книги 1926 года выпуска
   ---------------------------------------------------------------
   © Copyright Исаак Бабель, наследники
   Уведомление об авторских правах:
   Перепечатка и любое другое использование текстов произведений
   И.Бабеля возможна только с согласия наследников автора.

   Контакты для связи: www.ibabel.info
   Уполномоченный представитель Наследников И.Э.Бабеля:
   В.Е.Козырев, 8-916-685-26-93, kozyrev2006@gmail.com
   ---------------------------------------------------------------

      





     Комната Соковича. Под потолком  у окна с геранью  покачивается в клетке
канарейка.
     У рояла  вяжет старушка в  чепце. Спицы быстро ходят в ее руках.  Видна
часть рояля. Отлакированная крышка инструмента блестит.
     Пристав играет на рояле с необыкновенным  чувством - он шевелит губами,
поднимает плечи, открывает рот.
     Клавиатура. По клавишам бегают пальцы пристава,  украшенные перстнями в
форме черепов, копыт, ассирийских печатей.
     В клетке заливается канарейка.
     Сокович играет, раскачиваясь,  и с  ним вместе раскачиваются - комната,
канарейка, спицы, старушка.
     В  глубине  комнаты  показывается еврей  Маранц  в затрапезном сюртуке.
Маранц покашливает, скользит, шаркает ногами, упоенный пристав не слышит.
     Пальцы  пристава  бурно  рвут  клавиши.  Над  ними  склонилось  унылое,
скептическое лицо Маранца.
     Пристав  переходит к  нежному рiano.  Маранц не выдерживает. В отчаянии
обнимает он голову пристава и прижимает ее к груди.
     Сокович  вскакивает. Маранц  шепчет  ему на  ухо  или,  вернее, куда-то
пониже уха:
     -  Пусть  мне  не  дожить  повести дочку под венец  - если...  если  не
сегодня...
     Маранц отступает,  вьется,  сучит ободранными  ногами,  потирает  руки,
мотает головой. Пристав разглядывает его с величайшей серьезностью. Маранц:
     - Король выдает  сегодня  замуж  сестру... „Они" перепьются, и вы
можете сделать на „них" дивную облаву...
     Сокович   захлопывает  крышку  рояля.  Он  испытующе   всматривается  в
гримасничающее, дергающееся лицо еврея.
     На обочине тротуара,  перед домом  пристава, сидит  молодая цыганка  во
многих трепаных юбках. Цыганка обвешана лентами, монетами, монисто. Она  ест
баранки и  тянет вино из горлышка бутылки,  рядом  с  ней  прыгает  на  цепи
мартышка. Вокруг обезьяны в полном неистовстве скачет детвора.
     Дверь  приставской квартиры открывается, на улицу  проскользнул Маранц.
Воровато оглядываясь, он быстро идет вдоль стены.
     Цыганка схватила  обезьяну,  побежала  за  Маранцем,  догнала его.  Она
умильно просит у него милостыню:
     - Подай, царевич... Подай, красавец...
     Маранц  отплевывается,   идет  дальше.  Цыганка  проводила  его  долгим
взглядом.  Обезьянка,  вскочившая  на  плечо  женщины,  тоже  смотрит  вслед
Маранцу.
     Улица  на  Молдаванке. Из-за угла  показывается  биндюг Менделя  Крика.
Старик пьян,  он  хлещет  лошадей, клячи  несутся  бурным  галопом, прохожие
шарахаются в сторону.

     Мендель Крик размахивает кнутом. Раскорячив ноги, старик стоймя стоит в
телеге, малиновый  пот  кипит на его  лице.  Он  велик ростом, тучен,  пьян,
весел.
     Биндюг   несется  во   всю  прыть.   Пьяный  старик  орет  прохожим   -
поберегись!.. Навстречу  ему, виляя бедрами, идет поющая  цыганка.  Обезьяна
деловито  лущит  орешки  у нее  на плече.  Цыганка подает старику знак, едва
заметный.
     Вожжи  в  руках  Менделя.  Схваченные  железной  рукой,  они с  карьера
останавливают лошадей.
     Лицо Менделя, внезапно протрезвевшего, обращено к цыганке.
     Цыганка проходит мимо Менделя. Она скосила глаз и поет:
     - Маранц, матери его сто чертей...
     Цыганка вильнула бедрами, она играет с обезьянкой и поет про себя:
     Маранц был у пристава...
     Мендель пошевелил вожжами и поехал. Не в пример прежней езде лошади его
идут шагом.
     Изображение  облупившейся вывески: „Извозопромышленное  заведение
Мендель  Крик  и  Сыновья".  На  вывеске  намалевано  ожерелье  из подков  и
английская лэди в амазонке с хлыстом.  Лэди гарцует на битюге, битюг мечет в
воздух передние ноги.
     Под вывеской у невзрачного одноэтажного дома сидят на лавочке два парня
и щелкают семячки. Они хранят важное молчанье и смотрят  вперед безо всякого
выражения.  Один  из  них  -  молодой  перс  с  оливковым  лицом  и  черными
разросшимися бровями,  другой  - Савка  Буцис. Одна рука у Буциса  отрезана,
обрубок   ее  зашит  в   болтающийся  рукав,  другой,  целой  рукой   он   с
необыкновенной  ловкостью  и  ухарством  выгребает  из кармана подсолнухи  и
издалека, не целясь, бросает их в рот. Промаха у него не бывает.
     К дому  подъезжает  Мендель  Крик.  Парни  -  перс и Савка  - в  полном
безмолвии, не поворачивая голов, отдают старику честь. Ворота перед Менделем
раскрываются; человек, раскрывающий их, не виден.
     Двор,  где  живут  Крики, обширен,  окаймлен  приземистыми,  старинными
строениями, загроможден  голубятнями, телегами,  распряженными  лошадьми.  В
углу двора девки доят коров.
     Три  розовых,  зернистых  коровьих  вымени, женские руки,  перебирающие
соски и струи молока, брызгающие в подойник.
     Одна  из девок кончила доить.  Она  разгибает спину, потягивается,  луч
солнца зажигает рябое мясо развеселого ее лица. Девка зажмуривается. Во двор
на разгоряченных жеребцах влетает Мендель. Старик прыгает с биндюга, бросает
девке вожжи и, переваливаясь на толстых ногах, бежит к дому.
     Девка ловко распрягает лошадей, она бьет по мордам играющих жеребцов.

     Двухспальная, вернее сказать - четырех  спальная, кровать  загромождает
комнату  невесты Двойры Крик. Гигантское это  сооружение забросано несметным
количеством  расшитых  подушечек. К кровати прислонился  спиной  Беня  Крик.
Виден подбритый его затылок.
     Беня Крик  играет на мандолине. Ноги  его, обутые в лаковые  щегольские
штиблеты,  положены на  табуретку.  Костюм  Бени  носит  печать  изысканного
уголовного шика.
     Широчайшая  кровать  -  колыбель  рода,  побоища  и  любви.  В  комнату
вваливается   папаша  Крик.   Он  стаскивает   с   себя  сапоги;  разматывая
невообразимо  грязные портянки, старик недоверчиво их оглядывает. Как грязно
живут люди - приходит ему в  голову. Мендель разминает взопревшие пальцы ног
и, слегка робея в присутствии сына-"короля", бормочет:
     - Маранц был у пристава сегодня...
     Пальцы  Бени,  перебиравшего  струны,   цепенеют.  Струна   лопается  и
завивается вокруг ручки  мандолины. Мандолина летит на кровать и врывается в
подушки.

     Затемнение.

     С плеча  Савки  Буциса свисает пустой рукав, заколотый внизу булавкой -
рубиновой змейкой.
     Улица на  Молдаванке. Перс и Савка сидят на лавочке,  у входной двери в
квартиру Маранца. Они поглощены излюбленным занятием - щелкают подсолнухи. К
дому Маранца подъезжает экипаж. На козлах  осанистый кучер с  патриархальным
задом  и  раскидистой бородой.  Кучер  отмечен  необыкновенным  сходством  с
цыганкой, появлявшейся в первых сценах.
     Из экипажа выходит Беня, он звонит у парадной двери. Вырезанное в двери
окошечко отодвигается, сквозь него просовывается  голова Маранца - хранилище
немногих  волос,  чернильных  пятен  и  перьев  из  подушки.  Ужасный  испуг
отражается на его лице. Беня с удручающей вежливостью снимает перед маклером
шляпу.
     Равнодушная  морда  кучера.  Он перебирает  от  скуки монисто,  которое
раньше было на цыганке.
     Маранц спотыкаясь выходит на улицу.  Беня здоровается  с ним,  обнимает
его плечи и дружески сообщает:
     - Есть кое-чего заработать, Маранц...
     Указательный  и  большой палец  Бени  трутся  друг о дружку.  Жест этот
обозначает, что предстоит выгодное дело.
     Маранц колеблется. Силясь разгадать  причину  внезапного посещения,  он
всматривается в непроницаемое Бенино лицо.
     Указательный  и  большой  пальцы  Бени  движутся   все  медленнее,  все
загадочней: - Есть кое-чего заработать, Маранц...
     Маклер решился. Жена  выносит ему из дома сюртук,  шоколадный  котелок,
парусиновый  зонтик. Из передней  выглядывает  куча детей. На  измазанных их
мордочках  чистым бойким блеском горят  семитические  глаза. Маранц  и  Беня
садятся  в экипаж.  Жена Маранца  кланяется „королю". Длинные груди ее
раскачиваются, как белье,  развешанное  во дворе и  колеблемое ветром. Кучер
погнал лошадей.
     Удаляющийся  экипаж.  Видна  дородная,  успокоительная   спина  кучера,
котелок Маранца, панама  Бени.  Экипаж проезжает  мимо постового городового.
Городовой отдает Бене честь.
     Однорукий  Савка  подманивает к себе мальчика, сына  Маранца.  Карапуз,
охваченный ужасом  и  восторгом неизвестности,  движется  по кривой, путаной
линии.
     Берег моря Набегающая волна. Вверху  - белые дачи с колоннадами. Экипаж
едет по шоссе над самым берегом моря. Беня и Маранц беседуют по-приятельски.
Котелок  и  панама  дружелюбно  покачиваются.  Лошади  идут  крупной  рысью.
Местность становится все глуше.
     Опасения Маранца  сменились  чувством умиления  перед красотами  моря и
скал.  Он развалился  на кожаных  подушках,  он расстегнул ворот  рубахи для
того, чтобы загореть  немножко.  Беня вынимает портсигар, предлагает Маранцу
папиросу и говорит небрежно:
     - Люди говорят, что ты капаешь на меня приставу, Мараны...
     Дрожащие  пальцы   Маранца   пристукивают   папиросой   по   серебряной
поверхности Бениного портсигара.
     Экипаж   въезжает  в  глухое  укрытое  место  на  берегу  моря.  Скалы,
кустарник.
     Кучер  останавливает лошадей, поворачивает к  седокам  бородатое  лицо,
перекидывает ноги внутрь экипажа.
     Беня  подносит Маранцу спичку.  Еврей в  ужасе закуривает. Он переводит
глаза  с Бени на кучера, перекинувшего ноги внутрь  экипажа.  Кучер медленно
кладет ноги на плечо Маранцу и снимает с него котелок.
     Перс играет с маленьким сыном Маранца в излюбленную детскую игру. Малыш
кладет свои ладони на ладони перса и  тотчас же их отдергивает. Перс, якобы,
не  успевает  ударить, зато  маленький Маранц колотит изо всех сил.  Мальчик
совершенно счастлив.
     Берег моря. Волна взрывается под скалой. В воду падает котелок Маранца.
     Экипаж едет вдоль берега. На Бене по-прежнему панама,  но на Маранце не
видно больше  котелка.  Голова его взъерошена и  дергается. Кучер  поднимает
верх экипажа.
     По широким, голубым, тающим волнам плывет котелок.
     Вспененные, запрокинутые морды лошадей.
     Игра  между мальчиком  и персом продолжается.  Савка  неутомимо  грызет
подсолнухи.
     Экипаж с поднятым верхом проезжает мимо постового городового. Тот снова
отдает честь.
     Савка увидел вдали экипаж. Он потрепал мальчика по щеке,  дал ему пятак
и ласковым ударом колена по некоей части прогоняет его.
     Из   экипажа,  остановившегося  у   дома  Маранца,  выходит  Беня,   он
направляется к парадной двери.
     Перс и Савка снимаются с лавочки и, обнявшись, уходят.
     „Мадам" Маранц открывает Бене дверь.
     - Люди говорят, мадам Маранц, что покойный ваш муж капал на меня...
     В переплете двери искаженное лицо женщины.
     Из экипажа медленно выползает труп Маранца.
     Спины Савки и перса лениво, в развалку, идущих по улице.
     Труп Маранца, распростертый на земле.
     На земле, у лавочки, горка шелухи от подсолнухов, нащелканных Савкой.


     Здание  полицейского  участка. Кирпичная трехэтажная стена.  В  третьем
этаже тюремные  окна,  переделенные решетками.  В  окнах  лица  заключенных.
Арестанты, охваченные необъяснимым восторгом, машут кому-то платками.
     Улица на Молдаванке. Сбоку здание участка. Старая еврейка сидит на углу
и ищет в волосах у внучки. Слышен шум. Старуха поднимает голову и смотрит на
приближающуюся процессию.
     Налетчики в  свадебных  архаических каретах направляются к дому старого
Крика. В  первой карете Савка  и  перс. В  стальных  вытянутых  их руках  но
гигантскому букету.
     Налетчики одеты под  масть Бене Крику, но вместо панам на них крохотные
котелки, сдвинутые  на бок. Кучер  украшен бантом и  больше похож на шафера,
чем на кучера.
     Вторая карета черный, колыхающийся, громадный ящик. В карете развалился
Левка Бык -  один из ближайших сподвижников короля. В руке у  него букет, на
кучере его бант.
     У  ворот  участка  кучка  благожелательных  городовых.  С  почтением  и
завистью следят они за течением пышной процессии.
     Третья карета. В ней сидит одноглазый Фроим Грач (левый глаз его вытек,
съежился, прикрыт), представляющий  разительную противоположность  остальным
налетчикам,  Он  в парусиновой бурке, в  смазных  сапогах. Рядом  с  Грачем,
угрюмым  и  сонливым  - кокетничающее  сморщенное  личико  шестидесятилетней
Маньки, родоначальницы слободских бандитов. Она в кружевном платочке. За  их
экипажем бегут мальчишки и зеваки.

     Мимо  участка медленно проезжает  архиерейская  карета Фроима и бабушки
Маньки.
     Арестанты неистово машут платками.
     Старуха раскланивается с важностью императрицы, объезжающей войска.
     В окне второго этажа сумрачный пристав Сокович.
     Кабинет  пристава. На стене портрет  Николая  II, У окна  торчит  спина
Соковича.  В широком  кресле  у  стола сидит жирный,  с мягким  ворочающимся
животом, помощник пристава Глечик.  Помаргивая близорукими глазами, он сосет
леденцы,  которых  у него  целая  коробка. Спина  пристава  являет  признаки
величайшего возбуждения. Она вздрагивает и ежится, как от укуса блохи.
     Глечик вкладывает в рот груду леденцов. Они не сразу входят в отверстие
его рта, заросшего опушенными усами.  Пристав круто поворачивается, подходит
к Глечику, тормошит его.
     - Каюк Венчику Сегодня на свадьбе мы их возьмем
     Безнадежное лицо Глечика Моргая, он спрашивает:
     - А зачем их брать?
     Пристав  машет рукой  и выбегает  из кабинета Толстый Глечик  поднимает
раскачивающийся  свой   живот,   он   понуро  плетется   за   Соковичем.   В
оттопыривающемся  его кармане лежит кусок курицы, завернутый в  промасленную
бумагу. Грязная бечевка вываливается из кармана Глечика и волочится по полу.
     Пристав бежит вниз по лестнице, за ним бредет Глечик
     Мирное житие во дворе участка.  У стены - мордатый городовой стирает  в
лохани  панталоны.  В другом  углу  одесские обыватели  - среди  них мудрые,
старые евреи и тучные торговки  - с большой готовностью прощаются за  руку с
канцеляристом.  Рукопожатие  длится долю, руки  прощающихся ворочаются самым
странным  образом  и после каждого судорожного этого рукопожатия канцелярист
прячет в карман полтинник. Мимо мудрых  стариков и тучных торговок пробегает
на рысях Сокович.
     У  внутренней  стены  участка  выстроились  шеренгой  городовые  К  ним
подходит пристав.  Городовые едят  начальство глазами Пристав  обращается  к
городовым с речью
     - Братцы, там, где есть государь император - там не может быть короля
     Ряд   усатых  раскормленных  физиономий.  По  мере  того,  как  пристав
продолжает энергическую свою речь ...
     .. лица городовых увядают.
     Группа голубей на голубятне. Кто-то спугнул их хворостиной.
     Глечик сует в  голубятню длинную хворостину,  потом он  отбрасывает ее.
Ничто  не  может  развлечь его.  На  оплывшем его  лице  борются  страсти  и
сомнения.

     Глечик  вынимает  из  кармана  записку и читает  ее  с грустью и тайным
каким-то сладострастием.
     Изображение пригласительного  свадебного билета, увенчанного дворянской
короной. В углу  надпись чернилами: Его "Пре-Восходительству мосье Глечику".
- Печатный текст:
     - "Мендель  Ушерович  Крик с супругою и Тевья  Хананьевич Шпильгаген  с
супругою просят  Вас  пожаловать на бракосочетание детей их Веры  Михайловны
Крик и Лазаря Тимофеевича Шпильгагена, имеющее быть во вторник 5 июня 1913 г
С почтением - родители".
     Глечик с грустью читает  билет. Тяжелый вздох колеблет унылую чащу  его
усов.  Сомнения терзают  его. Он отворачивается, закрывает  глаза и начинает
вертеть пальцами.
     - Итти или не итти?
     Вертящиеся пальцы Глечика. Один палец пришелся против другого. Значит -
итти.
     От полноты чувств Глечик бросает собаке свою курицу и убегает.
     Глечик  бежит  по двору. Его чуть не сбивают с ног городовые, волокущие
за  шиворот арестованного. Арестованный  этот Колька Паковский -  тот  самый
юноша, который  являлся уже  перед  нами в образе  цыганки и кучера.  Колька
растерзан,  пьян,  ноги  его  подламываются,  он  волочится за  городовыми и
сосредоточено, с пьяной нежностью лижет руку конвоира.
     Пристав Сокович, подергивая бодрой ногой, продолжает свою речь:
     - Сегодняшняя облава должна дать нам в руки всю шайку Бени Крика...
     Потухшие лица городовых,
     К приставу подтаскивают упирающегося Кольку.
     - Среди, бела дня затеял поножовщину, ваше высокоблагородие...
     докладывают конвоиры. Сокович бросает на Кольку рассеянный взгляд.
     - Посадить до утра Завтра разберемся
     Обмен рукопожатиями между обывателями и канцеляристом продолжается.
     Конвоиры тащут Кольку  по коридору участка. Он неутомимо  целует сапоги
своего стража.
     Городовые открывают дверь камеры вталкивают Кольку. Он летит кубарем.
     Камера. Влетает Колька Заключенные вскакивают как по команде, принимают
гостя в объятия.
     Колька покоится в объятиях окружающих арестантов Он куражится, сползает
на пол  Тюремные  жители  смотрят  на него  с  жадностью,  как на пришельца,
принесшего благую весть. Над падающим Колькой смыкается их круг.
     Снятою  сверху  лохматые  головы,  склонившиеся  над  Колькой  Круг  их
медленно расходится, Колька встал и все же на полу распростерто человеческое
тело.
     На полу камеры  лежит раздутый  резиновый костюм, наполненный  какой-то
жидкостью и напоминающей по форме водолаза.
     Клубы пара и дыма заволакивают экран Из тумана возникают два беременных
живота, обтянутые полосатыми  юбками.  Животы лежат  рядышком на перекладине
плиты.
     На плите жарятся индюки, гуси, дымится  всякая снедь Беременные кухарки
накладывают  пищу  на  блюда. Над  ними  царит крошечная  восьмидесятилетняя
Рейзл.  Иссохшее  ее  личико,  обвеваемое  клубами  пара,  полно  величия  и
священного  бесстрастия. В руках у  Рейзл  большой  нож.  Она распарывает им
животы у больших морских рыб, мечущихся по столу.
     Беременные  кухарки  с полосатыми животами  передают блюда  затрапезным
еврейским официантам в нитяных  перчатках и улетающих бумажных  манишках. На
лицах лакеев пылают  бородавки и  в ненадлежащих местах торчат  пучки волос.
Они схватывают блюда к убегают.
     Издыхающие рыбы мечутся по столу и бьют сияющими хвостами.
     Свадьба  во  дворе  Крика. Через весь двор протянуты китайские фонарики
Лакеи  пробегают  мимо стола, за которым сидят  нищие и калеки; нищие пьяны,
они корчат рожи, стучат костылями, тащут официантов к себе, лакеи вырываются
и  бегут к главному столу, за которым неистовствует свита „короля". На
первом  месте  новобрачные:  сорокалетняя  Двойра Крик, грудастая  женщина с
зобом и  выкатившимися  глазами;  рядом с  ней  Лазарь Шпильгаген, тщедушное
существо с истрепанным лицом и жидкой шевелюрой; тут же Беня,  папаша  Крик,
Левка Бык, Савка, перс и их дамы  - хохочущие молдаванские девки в пламенных
шалях. Папаша Крик вопит:
     - Горько?..
     Пьяная невеста кладет обширную  свою грудь  на стол, она  тянет вино из
горлышка  бутылки, чешет себе  ноги под столом и лезет за пазуху  к  мужу, к
кроткому Шпильгагену. Гости поддерживают клич папаши Крика:
     - Горько!
     Налетчики, вскочив на  стулья,  льгот в себя  водку прямо  из  бутылок.
Двойра  наваливается  на  упирающегося  Шпильгагена, она подтаскивает  его к
себе,  как грузчик подтаскивает по сходням куль муки  и терзает его длинным,
мокрым, хищным поцелуем. Налетчики бьют посуду.
     Поцелуй Двойры и Шпильгагена. Хромой нищий подползает к новобрачным и с
тупым вниманием следит за поцелуем.
     Городовой тащит по коридору участка ведро с кипятком.
     Камера.  Городовой вносит  кипяток  Колька  выхватывает у него о из рук
ведро и  опрокидывает кипяток  на голову  городового.  Обваренный  городовой
падает.
     Колька выскакивает  в  коридор.  Он бросает  резиновый  костюм  на кучу
параш, сваленных в углу, делает в нем надрез и зажигает керосин, льющийся из
резинового костюма.
     Помощник пристава Глечик застыл  в нерешительности у ворот лома Криков.
Живот его стянут новым  мундиром, за ним  волочится сабля, на голове большой
старинный картуз с лаковым козырьком. Грудь  Глечика  украшена медалями о-ва
спасания на  водах,  ведомства  императрицы Марии, в  память 300-летия  дома
Романовых и проч. Глечик, робея, приоткрывает ворота.
     В  нескольких  шагах  от  главного  свадебного  стола  -  -  диковинный
музыкант. Перед ним турецкий барабан, к ноге музыканта привязана веревка, он
приводит ею в движение медные тарелки на барабане, к колену его  прикреплена
палка, которой он колотит  по барабану, верхняя же часть его тела  посвящена
громадной  трубе,  похожей  больше  на  свернувшегося удава, чем  на  трубу.
Голубая палка солнца уткнулась в трубу. Музыкант отдыхает,
     В глубине двора показался Глечик,  К нему бежит Беня,  они целуются три
раза в обе щеки. Беня подает знак музыканту.
     Музыкант  вздрогнул и пришел  в движение:  он  дует в трубу, дергает за
веревку и палкой, прикрепленной к колену, бьет в барабан.
     Беня ведет  Глечика к гостям. Восторг присутствующих по поводу прибытия
помощника  пристава.  Невеста  в  залитом  вином подвенечном  платье  падает
Глечику  на  грудь,  папаша  Крик  колотит  его  изо  всех   сил  по  спине,
шестидесятилетняя Манька целует его в лоб  материнским поцелуем. Савка летит
к Глечику с двумя бутылками водки в руках.  Савкина баба пытается отобрать у
него бутылку, он разбивает эту бутылку у нее на  голове; налетая на Глечика,
Савка всовывает бутылку ему в рот, как ребенку соску, тут же рядом  хлопочет
папаша Крик с огурцом в руке.
     Музыкант неистовствует: каждая  его конечность  движется в направлении,
противоположном направлению параллельной конечности.
     Развеселые молдаванские  бабы водят  хоровод  вокруг Глечика,  которого
накачивают  водкой,  огурцами,  фаршированной рыбой,  апельсинами. Бока  баб
цветут, в  середине круга прыгают  друг против друга старый  Крик  и бабушка
Манька. Левка Бык, обезумев от восторга, стреляет  в воздух. Он расталкивает
круг,  хватает старуху,  вкладывает  в  ее  руку  револьвер.  Манька  сладко
зажмуривается, нажимает курок...
     Старушечья сморщенная рука, нажимающая курок.
     Выстрел.   Танец   возобновляется   с   бешеной  силой.   Папаша   Крик
останавливается вдруг, он обнюхивает воздух и отводит Беню в сторону:
     - Мне сдается, Беня, что здесь пахнет гарью ...
     Дирижируя танцами, Беня успокаивает отца.
     - Папаша, не обращайте внимания на этих глупостей. Прошу вас, выпивайте
и закусывайте...
     Музыкант в движении, нога его трясется, труба его колышет солнце.
     Ухарский   молдаванский   танец  со   стрельбой,   с   битьем   посуды,
разбрасыванием денег под ноги танцующим.
     Край неба, окрашенный пожаром.
     Пожарная команда мчится по улицам Молдаванки.
     Толпа перед зданием горящего участка. Городовые выбрасывают сундучки из
окна, дождь бумаг летит по воздуху. На коне скачет обезумевший Сокович.
     Внутри здания в  дыму по наклонной доске  с страшной быстротой скользят
три широких зада.
     Стена участка. Из разбитых окон прыгают арестованные. Внизу на земле их
принимают в объятия жены.
     Музыкант в движении.
     Похищение    мужей   молдаванскими   амазонками.    Бабы   растаскивают
арестованных по домам.
     Танец во дворе Крик.
     Пожарные привинчивают громадный резиновый шланг к  водопроводному крану
на улице. Они угрожающе направляют шланг в  сторону пожарища, открывают кран
и... несколько  капель  воды  с великой натугой  изливаются  на землю.  Кран
испорчен.
     На фоне  неба,  охваченного заревом, скручиваются  две  черные  балки и
рушатся вниз.
     У пристава Соковича  обгорел  ус.  Он  смотрит на пожарище.  Мимо  него
проходит  Беня  Крик и  растерзанный,  залитый  керосином  и  водой,  Колька
Паковский. Беня приподнимает шляпу.
     - Ли, ай, ай, какое несчастье... это же кошмар!
     Беня скорбно  покачивает  головой.  Сокович переводит  на него  мутные,
непонимающие глаза.

     Затемнение.

     На дворе у Криков. Рассвет.  Потухают фонарики Упившиеся гости валяются
на земле, как рассыпанная штабель дров.
     Двухспальная  кровать   Двойры   Крик.  Новобрачная  тащит   к  постели
Шпильгагена,  тот бледнеет, упирается, но  сопротивление  его  слабеет, и он
падает на кровать.
     Музыкант,  обвязанный   веревками,  палками,  медными  тарелками,  спит
склонившись на барабан.



     Лес   знамен.   На  знаменах   надписи.   -  Да  здравствует  Временное
правительство.
     Грудастая дама  в  военной форме  несет  знамя с надписью:  - Война  до
победного конца!
     По улицам  марширует  женский батальон времен Керенского. Он состоит из
дам  и  девок. На  лицах у  дам печать решимости и  вдохновения,  у девок  -
заспанные лица.
     Во  весь  экран  -  касса.  Отделения ее  набиты  акциями,  иностранной
валютой, бриллиантами. Чьи то руки вкладывают в кассу стопки золотых монет.
     Рувим  Тараковский,  владелец  девятнадцати  пекарен,  определяет  свое
отношение к революции
     Кабинет  Тартаковского. Несгораемая касса  во всю стену Тартаковский  -
старик  с  серебряной  бородой  и  могучими плечами  -  передает  приказчику
Мугинштейну деньги. Тот распределяет их по разным отделениям кассы.
     Вздымающиеся  революционные груди женского  батальона  текут по  улице,
набитой зеваками и визжащей детворой.
     Тяжелая металлическая дверь кассы медленно захлопывается.
     - А теперь, Мугинштейн, пойдем поздравить рабочих -
     говорит старик приказчику- и они выходят из кабинета.
     Контора Тартаковского. Дореформенное учреждение, похожее на конторки  в
Лондонском Сити времен  Диккенса.  Все служащие без пиджаков, за ушами у них
вставочки, а в  ушах вата. Они очень толстые  или очень худые. На  толстых -
фуфайки  и замусоленные жилеты,  на худых -  манишки  с бантами Одни покрыты
буйной растительностью другие - безволосы, одни сидят на оборванных креслах,
перекрытых подушками,  другие взгромоздились на трехногие высокие стулья, но
у  всех такое выражение  лица, как будто  они только  что  проглотили что-то
очень  горькое   Один  только   бухгалтер-англичанин   соблюдает   нерушимое
спокойствие Он грызет  трубку, окутывающую его клубами  жесточайшего дыма  В
углу  мальчик  вертит  пресс,   копирует   письма.  У  окошечка  с  надписью
„Касса" - восседает пышная  дама,  нос с многими горбинками  делает ее
похожей на гречанку. По комнате проходят Мугинштейн и Тартаковский. Служащие
замирают. Мальчик, завидев хозяина, с ожесточением  начинает  вертеть пресс.
Он надувается, багровеет.
     Множество  сопливых,  рахитичных  детей  сваленных в кучи.  Полуголые с
кривыми ногами, они кишат, как черви на земле.
     Громадный четырехэтажный  дом на Прохоровской улице, на Молдаванке, где
скучилась  невообразимая  еврейская   беднота.  Зеленые   зябкие  старики  в
лохмотьях греются на солнце, часовой мастер в опорках раскинул во дворе свой
столик, лысые еврейки в отрепьях  стряпают пищу в разбитых  ведрах, у  ведер
этих высажено дно, они заменяют плиты. Тартаковский и Мугинштейн проходят по
двору.  Оборванные  старики поднимаются  со  своих  мест,  они  устремили на
хозяина гноящиеся глаза, залитые кровавой обильной влагой, и кланяются  ему.
К Тартаковскому подбегает растрепанная еврейка в мужских штиблетах
     - Что будет с клозетом мосье Тартаковский? -
     спрашивает она старика Тартаковский пожимает плечами
     - А что должно быть с клозетом? -
     отвечает  он  Еврейка,  ухватив хозяина  за  руку, тащит его  к  себе в
квартиру
     Женщина  ведет Тартаковского  вверх по лестнице,  заваленной  отбросами
нечистой нищеты, нищеты, которая ни на что больше не надеется. Взъерошенные,
одичалые коты носятся по лестнице.
     Женщина притащила Тартаковского  в свою уборную. Сиденья в этой уборной
нет, оно разбито, в  цементном полу дыра, с  потолка льется вонючая жидкость
Рядом с уборной, почти в самой уборной, кровать, набитая ватными лоскутьями.
На  кровати  лежит   горбатая   девушка  с  аккуратно  заплетенными  косами.
Тартаковский молодцевато хлопает женщину по плечу.
     Николку холера взяла,  мадам Гриншпун, теперь, всем будет хорошо, и вам
будет хорошо...
     Горбатая девушка смотрит на Тартаковского.  По стене, возле ее кровати,
течет вода.
     По земле ползают дети - голые, рахитичные, сопливые дети гетто.
     Тартаковский и Мугинштейн идут  по двору  мимо  шевелящейся кучи  детей
Старик ищет  места,  куда бы ему  поставить ногу.  В  глубине  двора  вход в
подвал, в пекарню.
     Вывеска над подвалом:  „Пекарня  и булочная  No  16  Акционерного
Общества    Рувим    Тартаковский".   Сбоку    другая   вывеска    поменьше:
„Принимаются заказы на торты фантази".
     Осклизлая лестница,  ведущая в  подвал,  ступени ее разбиты. Мальчик  -
подручный  стаскивает  вниз  пятипудовый  мешок.  Он  ложится на  ступени  и
поддерживает головой катящийся вниз мешок.
     Голые спины двух месильщиков: отлакированная потом спина молодого парня
Собкова и кривая, с разбитыми лопатками спина старика. Лопатки  эти движутся
не в ту сторону,  куда  им  надо. Нескончаемая равномерная игра  мускулов на
мокрых спинах месильщиков.
     Мугинштейн  и  Тартаковский  спускаются  по  лестнице  в  пекарню.  Они
скользят, оступаются, приказчик бережно поддерживает хозяина.
     Спины месильщиков.  Собков  работает и читает  газету:  „Известия
Одесского Совета  Рабочих Депутатов", прибитую к стене над месильным  чаном.
Газета освещена мятущимся пламенем керосиновой лампочки.
     Пекарня  -  смрадный подвал. Скудный  свет  проникает сквозь запыленные
оконцы,  пробитые  у потолка. В  углах  чадят керосиновые лампы без  стекол.
Пекаря обнажены до пояса У пылающей печи возится с дровами истопник- веселый
кривоногий  мужичонка  Кочетков, из другой печи мастер  вынимает  испекшиеся
хлебы, посаженные на лопаты с длинными ручками.
     Мастер выдергивает из печи лопаты с готовыми хлебами.
     Тартаковский и Мугинштейн входят в пекарню.  К ним стягиваются рабочие,
похожие больше на духов  из подземного  царства, чем  на людей. Тартаковский
разглагольствует:
     - Поздравляю вас,  господа,  с  любимой свободой. Теперь  и мы вздохнем
грудью
     Тартаковский  с  жаром  пожимает  руки рабочих. Дожидаясь  очереди, они
вытянулись  как хвост  у  лавки.  Пекаря,  непривычные  к  такому обращению,
суетливо  обтирают  руки   о  передник,  они  протягивают  ладони  с  жалкой
неловкостью и сейчас же после рукопожатия счищают с хозяина налетевшую пыль.
     Спина  Собкова, Парень продолжает  месить  тесто и читает  свою газету.
Тартаковский хлопает его по бронзовому,  играющему плечу и  протягивает руку
Собков долго  вытаскивает руки из  тугого теста, он  поворачивает к  хозяину
лукавое  лицо  с  вихрами  и медленно,  как  деньги  на блюде, подносит  ему
пятерню,  убранную тестом. Кочетков - веселый мужичонка - кинулся к Собкову,
он принимается счищать тесто с пальцев Смеющийся Собков смотрит на хозяина в
упор. Тартаковский понял, он круто повернулся и  отошел Кочетков подмигивает
месильщику.
     Змейки из теста колышатся на пятерне Собкова  - бесформенной, чудовищно
увеличенной.

     Затемнение

     Кафе  Фанкони. Толчея. Деловые  дамы  с большими  ридикюлями,  биржевые
зайцы с  тростями,  одесская толпа. На  помосте,  где обыкновенно помещается
оркестр, разбитной  молодой человек потрясает кандалами. За его спиной сидит
унылая  личность  с  несимметричным  лицом,  с  большими ножницами  в руках.
Ножницы приспособлены для раскусывания железа.
     - Граждане свободной  России! Покупайте на счастье наследие  проклятого
режима в пользу геройских инвалидов. Пятьдесят рублей, - кто больше?
     У  противоположной  стены  на  бархатном  диванчике   сидят  рядом  три
инвалида,  три обстриженных дремлющих болванчика.  Они обвешаны  медалями  и
георгиевскими крестами.
     Декольтированная девица  в  большой шляпе с  свисающими полями  ходит с
вазочкой  между   столиками   и   собирает   деньги  „на   революцию".
„Декольте"  девицы съехало на бок, башмаки ее  истоптаны; от восторга,
от весны, от деятельности длинный нос ее покрылся мелкими жемчугами пота  За
одним  из  столиков сидит  Тартаковский,  окруженный  стаей  подобострастных
маклеров.  Стол его завален образцами  товаров - зернами пшеницы,  обрывками
кожи, каракулевыми шкурками. Он кладет барышне в вазу двугривенный.
     Аукционист на трибуне потрясает кандалами.
     Декольтированная девица вьется между столиками. У  окна развалился Беня
Крик, он старательно пишет что-то на бумажной салфетке.  Рядом с  ним пьяный
Савка, поедающий одну за другой трубочки с кремом.  Барышня  приблизилась  к
Бене.  Король с  шиком бросает в вазочку золотую монету. Аукционист поспешно
снимается со своего  места,  он  преподносит  Бене одно  звено из  кандалов;
следом  за  аукционистом  ковыляют  инвалиды,  они с  полной безжизненностью
благодарят Беню. Пьяный  Савка уставился  на  это зрелище. Он поднимается на
подламывающихся ногах и заглядывает барышне за кофточку с декольте.
     Декольте и сумрачное, внимательное лицо Савки над ним.
     Мимо  столика  Бени проходит  Собков, принарядившийся ради воскресенья.
Беня приглашает пекаря садиться.
     - Вот ты и дождался революции, Собков...
     Собков усмехается и показывает глазами на посетителей кафе.
     - Революция будет, когда монету у них заберем,,.
     Беня  чистит перо полой  Савкиного пиджака, мимика его лица чрезвычайно
выразительна.
     - Насчет монеты ты прав, Собков... -
     говорит  он  и  снова  принимается за  писание.  Савка  заснул.  Собков
разглядывает посетителей кафе.
     У  столика Тартаковского. Маклер вываливает  из кармана  груду  золотых
крестиков и ладонок.
     - Мосье Тартаковский, партию икон за половину даром...
     Тартаковский нехотя рассматривает товар, взвешивает крестики на ладони.
     Беня сворачивает записку, подзывает официанта, просит передать  записку
Тартаковскому.
     Товар  Тартаковскому не подходит. Он  отодвигает от  себя „партию
икон". Лакей подает ему записку.
     Письмо Бени, написанное каракулями на салфетке с цветами:
     - Мосье Тартаковский,  я велел одному человеку найти  завтра утром  под
воротами  на  Софиевской  17  пятьдесят  тысяч  рублей. В случае, если он не
найдет, так вас  ждет такое, что  это не слыхано и вся  Одесса будет от  вас
говорить.
     С почтением Беня Король.
     Тартаковский с  возмущением  комкает письмо,  он делает Бене негодующие
знаки, яростно дергает себя за ворот - вот, мол, сдирай последнюю рубаху - и
немедленно принимается за писание ответа.
     Официант  подает инвалидам три  бокала  с гренадином. В бокалы воткнуты
соломки.
     Безрукие болванчики потягивают гренадин через соломки.
     Официант передает Бене ответ Тартаковского.
     Послание Тартаковского, написанное тоже на салфетке:
     - Беня, если бы ты  был идиот, то  я написал бы тебе  как  идиоту, но я
тебя за такого не  знаю  и, упаси боже,  тебя за такого знать,  денег у меня
нет, а есть язвы, болячки, хлопоты, бессонница. Брось этих глупостей, Беня.
     Твой друг Рувим Тартаковский
     Беня прячет письмо Тартаковского в карман, расплачивается, будит Савку.
Тот  просыпается  и, страшно  выпучив глаза, хватает  Беню за  горло.  Савке
почудилось со  сна,  что  к  нему ночью нагрянула  полиция.  Очухавшись,  он
мгновенно стихает. Беня,  Савка и Собков направляются к выходу. Тартаковский
все еще  дергает  себя за  ворот - сдирай,  мол, последнюю  рубаху... Король
разводит руками, - дескать, что я могу здесь поделать?..
     Екатерининская угол Дерибасовской. Прелестный  весенний день.  Одесская
фланирующая толпа. Беня подзывает лихача - по-одесски штейгера - и, указывая
на пьяного Савку, говорит извозчику:
     Покатай его по воздуху, Ваня...
     Савка развалился в экипаже со всей пренебрежительностью, со всем шиком,
на какой он способен. Лошадь пошла рысью.
     Группа цветочниц на  углу Дерибасовской  и Екатерининской улиц. Игривые
бабы с цветами на  фоне витрин лучшего магазина в Одессе - магазина Вагнера.
В  окнах  магазина выставлены  заграничные  товары  -  щегольские  чемоданы,
фарфор,  безделушки,  духи  в  коробочках,  обитых  голубым   атласом  Среди
цветочниц оборванная  девочка  лет пятнадцати.  Король подходит  к  девочке,
покупает у нее фиалки и незаметно для  Собкова  сует в ее  букеты записочки.
Девочка с необыкновенным напряжением смотрит на Беню.
     Беня и  Собков сворачивают  к Николаевскому бульвару. Вокруг  них кипит
одесская  толпа.  В  отдалении   на  черных,   худых  голых  ногах  плетется
девочка-цветочница. Завороженная, она не сводит с Бени глаз.
     Николаевский бульвар.  Беня и Собков подходит к решетке у Воронцовского
дворца За решеткой кусты нераспустившейся сирени.
     - Скати, Собков - кроме монеты, чего еще надо большевикам? - спрашивает
Беня пекаря. Тот  вынимает из кармана книжку Ленина,  но Беня  отводит рукой
книгу
     Беня медленно разжимает губы:
     - Не надо книги, объясни душой своди  меня к твоим ребятам, Собков, где
они у вас?
     Собков простирает руку и указывает на доки, на Пересыпь, на фабрики.
     - Вот они! - говорит пекарь.
     Панорама  Пересыпи,  судостроительных   заводов,  дымящихся   пароходов
Рабочие производя г погрузку. Они обволакиваются дымом, идущим из пароходной
трубы.
     Порт.  У  эстокады группа биндюгов  К мордам  лошадей подвешены торбы с
овсом. Полуденное солнце.  Под одним из биндюгов спит на земле, на  нагретых
камнях, Фроим Грач. Из-за угла показывается девочка с цветами.
     Девочка  пробирается к  биндюгу  Грача.  Она щекочет его  букетом. Грач
просыпается  с таким видом, как  будто  он  и  не спал. Девочка  сует Фрейму
записку и убегает.
     Записка
     - Грач, есть кое-чего говорить с тобой.
     Беня
     Грач вскочил на биндюг, он пускает лошадей вскачь.

     Затемнение

     Персидская чайная - чайхане - на Привозной площади. Грузчики и торговцы
скотом  пьют  чай.  За  прилавком перс,  появлявшийся  уже в  первой  части.
Цветочница,  задевая одной ногой другую, входит в  чайную.  Перс наливает ей
стакан крепкого чаю, девочка просовывает ему записку.
     - Абдулла, есть кое-чего говорить с тобой.
     Беня
     Перс  прячет  записку.  Лицо  его  исказилось.  Он  хватает  стаканы  с
недопитым  чаем,  выливает их,  вопит,  суетится, выталкивает  клиентов,  те
смотрят на него с величайшим изумлением.  Старик в баках вступает с персом в
драку,  но,  убоявшись  страшного  лица чайханщика,  отступает.  Одна только
девочка спокойно допивает чай.
     Перс заглушает самовар, льет в трубу воду.

     Затемнение.

     Резник Левка  Бык, в  халате, с окровавленным  ножом, стоит на помосте.
Внизу  столпились  еврейки. Они  подают  резнику (шойхету) куриц и  уток для
резки.
     Левка перерезывает горло курице.
     Старая Рейзл подает шойхету петуха. Петух машет крыльями. Левка заносит
нож. В это мгновение в резницу проскальзывает девочка цветочница. В руках  у
нее букет цветов, она робко ступает по цементному полу, залитому кровью.
     Нож дрожит в руке  шойхета, глаза  его  расширяются.  Он застыл,  петух
бьется в его руках.

     Затемнение


     Контора  Тартаковского.  За  атласным  столом  управляющий  Мугинштейн.
Окутываясь дымом, работает у своей конторки  англичанин.  Служащий  подносит
Мугинштейну   бумаги   для   подписи,  Мугинштейн  подписывает  с  роскошным
росчерком. Форма одного  письма ему не нравится,  он бросает его  на  пол  и
плюет  в  сторону служащего,  принесшего  письмо. Тот, нимало не смутившись,
тоже плюет. В это  время с улицы в раскрытые окна вскакивают четыре человека
в масках, с револьверами б руках.
     На  четырех подоконниках  стоят, выпрямившись по весь рост, начетчики в
масках.
     - Руки вверх
     Ассортимент поднятых рук.
     Фроим Грач, перс, Левка Бык  и Колька Паковский занимают  входы На  них
смехотворные  маски  из цветного ситца. Всех можно узнать, особенно Грача, у
которого маска каждый раз сползает.
     Входит Беня. Он направляется к Мугинштейну.
     Кто здесь будет за хозяина?
     Трепещущий Мугинштейн:
     Я, я здесь буду за хозяина
     Беня берет руки  Мугинштейна,  опускает  их,  дружелюбно  здоровается с
приказчиком, подводит его к кассе.
     - Отчини кассу с божьей помощью.
     Потрясенный Мугинштейн отрицательно качает головой. Беня вытаскивает из
кармана револьвер и приказывает Мугинштейну;
     - Открой рот .
     Медленно  раскрывающийся  рот  Мугинштейна, видны  его  зубы,  растущие
вкось.
     Беня всовывает револьвер  в рот Мугинштейна  и  медленно, не  спуская с
приказчика  глаз,  переводит  предохранитель  на  "огонь".  Слюна  течет  из
раскрытого  рта, руки Мугинштейна тянутся  к  штанам.  Он вытаскивает связку
ключей из потайного места, из мешочка, пришитого к кальсонам.
     Ассортимент поднятых рук.
     Массивные двери кассы расходятся Богатство Тартаковского предстало пред
взорами зрителей.  К кассе подплывает  искаженное  лицо перса,  под  черными
сводами бровей горят его расширенные глаза.
     Беня вытирает полой приказчикова пиджака  дуло револьвера, забрызганное
слюной. Он прячет  револьвер, садится в  кресло, закидывает  ногу  на  ногу,
раскрывает кожаный саквояж. Для начала Мугинштейн передает ему бриллиантовую
дамскую  брошку.   Беня  подходит  к  кассирше,   воздевшей   толстые  руки,
прикалывает к ее груди брошку.
     Мощная грудь кассирши ходит ходуном.
     Дама растеряна Она переводит глаза с  Бени на  брошку. Руки ее подняты.
На подмышках  у нее большие круглые пятна от пота. Грач подходит к  женщине,
обнюхивает  ее  и  морщится.  Маска  сползла  у  него  на  подбородок.  Беня
возвращается на свое место.
     Передача ценностей  началась. Мугинштейн  передает Бене  деньги, акции,
бриллианты. Беня складывает добычу в саквояж. Они работают не спеша.
     Общий вид  конторы  Левка Бык препирается со стариком служащим, который
кричит, что он не может больше держать руки поднятыми.
     - Разбойник,  у  меня грыжа  -  вопит старик.  Левка очень  внимательно
щупает живот старика и разрешает ему опустить руки.
     Старик подбежал к кассирше и рассматривает ее брошку.
     - Дивный двухкаратник - говорит он и причмокивает губами.
     Передача  ценностей продолжается. Она  протекает без  затруднений, руки
Мугинштейна и Бени движутся равномерно.
     Левка   Бык  прогуливается  по   конторе.   Англичанин,  страдающий  от
невозможности  покурить, делает  ему умоляющие  знаки, указывает глазами  на
трубку. Левка вдвигает трубку в желтые зубы англичанина и зажигает спичку.
     Движение рук Мугинштейна и Бени.
     Трубка  англичанина никак не раскуривается- это происходит оттого,  что
руки его подняты  и бухгалтер не может  примять табак.  Левка зажигает  одну
спичку за другой Вдруг зажженная спичка застывает у него в пальцах.
     В окно вскочил пьяный Савка. Он орет, размахивает револьвером.
     Левкина спичка догорела до конца. Она обжигает ему пальцы.
     Пьяный  Савка стреляет, Мугинштейн свалился. Беня,  охваченный ужасом и
яростью, кричит:
     - Тикать с конторы .
     Король схватил Савку за лацкан, он встряхивает его, трясет все сильнее.
     - Клянусь счастьем матери, Савелий, ты ляжешь рядом с ним
     Налетчики убегают. На полу корчится раненый Мугинштейн. Старик с грыжей
ползет к нему под столами.
     Агонизирующий  Мугинштейн  и затем  ...  Обложка книги:  „Гигиена
брака"
     Кудрявая   девица   с   лицом   веснушчатым,  незначительным   и  столь
внимательным,  что со стороны  оно может  показаться  мрачным склонилась над
книгой "Гигиена брака".

     Канцелярия милицейского  участка.  За столами девицы и  чахлые студенты
еврейского типа. Среди  студентов  осунувшийся Лазарь Шпильгаген. У телефона
кудрявая  барышня, увлеченная вопросами гигиены брака. Она долго не обращает
внимания  на  надрывающийся  телефонный  звонок (телефон  старой  системы  с
наружным звонком) и, наконец, лениво снимает трубку.
     - Шпильгаген, доложите начальнику, что на Тартаковского налет ...
     говорит она соседу, вешает трубку  на  рычажок  и  снова  погружается в
чтение.
     Шпильгаген вяло  бредет к начальнику. Шнурки его башмаков распущены, он
поправляет их по дороге.

     Кабинет начальника участка. Цысин, брюнет  с изможденной  и благородной
внешностью, неудержимо ораторствует  пред тремя  инвалидами, теми  самыми, в
чью пользу  продавали кандалы  у  Фанкони,  Инвалиды затоплены  красноречием
Цысина. Входит  Шпильгаген- Начальник сначала не слушает его, потом приходит
в ужасное волнение.
     Размахивая руками, Цысин летит по коридору.
     Старик с  грыжей льет из  медного чайника воду на кассиршу,  упавшую  в
обморок. Она прикрывает рукой брошку.
     Со   двора  участка  медленно   выползает  танк.   Из  амбразуры  танка
выглядывает вдохновенное лицо Цысина.
     Пекаря, во главе с Собковым, бегут к конторе Тартаковского.
     Тысячная  толпа  во дворе  Тартаковского  - женщины, ползущие  по земле
дети,  зеваки, ораторы. С томительной медленностью  вползает танк. Из  танка
выскакивает Цысин. Собков обращается к нему:
     - Дайте мне несколько боевых ребят, и мы возьмем Короля...
     Цысин машет рукой,  убегает,  за ним  устремляется толпа.  Один  только
часовой  мастер  в опорках остается  на  своем месте. Он с  скучливым  видом
поднимает к небу глаз, вооруженный лупой; солнце пламенным лучом упирается в
лупу.
     Комната в доме Криков. На  стене в одной раме портреты Льва Толстого  и
генерала Скобелева.  Старушка Рейзл подает суп Фрейму  и Бене. Грач макает в
суп  большие  куски  хлеба,  он  уплетает  свою  порцию  с  аппетитом.  Беня
отодвигает  тарелку.  Рейзл подкладывает ему пупки и яички, но Беня от всего
отказывается, ему не до пупков. В комнату врывается Собков.
     - Не надо нам уголовных. -
     кричит пекарь и  стреляет в  Беню.  Промах.  Грач кидается на  Собкова,
подминает его под себя, душит. Беня вытаскивает Фроима.
     - Отпусти ею, Фроим, - черт разберет этих большевиков, чего им надо.
     Грач встает,  полузадушенный Собков  валяется на  полу. Рейзл  приносит
второе, не удостаивая Собкова взглядом, она  переступает через распростертое
его  тело и  раскладывает  жаркое  по  тарелкам.  Беня  барабанит  по  столу
пальцами.

     Затемнение

     Через два дня состоялись похороны Мугинштейна. Одесса таких  похорон не
видала, а мир не увидит
     Кантор  в  торжественном облачении. За  ним следуют мальчики  в  черных
плащах и высоких бархатных шапках - синагогальные певчие.
     Пышная колесница,  три пары  лошадей, лошади  с  плюмажами,  мортусы  в
цилиндрах.
     Толпа  провожающих  гроб.  В  первом  ряд).  Тартаковский  и  еще  один
почтенный купец поддерживают старенькую тетю Песю, мать убитого.
     Толпа - присяжные поверенные, члены общества приказчиков-евреев и  дамы
с серьгами.
     Красный автомобиль Бени Крика мчится по улицам Одессы.
     Тартаковский и  сослуживцы покойного, в числе  их -  старик  с грыжей и
англичанин, несут гроб по кладбищенской аллее.
     К  кладбищенским  воротам  подкатывает автомобиль Бени Крика.  Из  него
выскакивает  Беня,  Колька  Паковский,  Левка Бык и  перс. В  руках  у  Бени
громадный венок.
     Тартаковский  и  еще двое  несут гроб. Их нагоняет Беня  с соратниками.
Налетчики отстраняют Тартаковского, старика с грыжей, англичанина и подводят
стальные  плечи  под   гроб.   Невыразимое  смятение  пробегает  по   толпе.
Тартаковский исчезает.  Налетчики  выступают  медленно, скорбно,  с горящими
глазами.
     Во весь экран гроб, покачивающийся на плечах налетчиков.
     У кладбищенских ворот. Кучер Тартаковского отлучился  по нужде. Широкая
его спина  маячит у  закругления кладбищенской стены. Из-за  ограды выбегает
Тартаковский; он вскакивает в экипаж и сам погоняет лошадей.
     Кантор молится над могилой. Беня  поддерживает тетю Песю. Кантор  берет
горсть  земли,  чтобы  бросить  ее на гроб, но  рука  его  застывает. К нему
направляются два парня, несущие покойника Савку Буциса. Беня - кантору:
     - Попрошу оказать последний долг неизвестному, но уже покойному Савелию
Буцису.
     Кантор, дрожа и примериваясь, куда ему бежать, переходит к гробу Савки.
Налетчики  окружили труп. Проверяя кантора - не плутует ли он, не  сокращает
ли панихиду, они внимательно слушают молитву. Толпа тает, люди, отойдя шагов
на десять от могил, обращаются в бегство.
     Тартаковский нахлестывает лошадей. Кучер бежит за экипажем.
     Кладбищенская аллея.  Памятники - молящиеся ангелы, пирамиды, мраморные
щиты Давида. Бегство смятенной толпы.
     У гроба  Савки заикается  кантор, разливается в  три ручья тетя  Песя и
молятся по заветам отцов налетчики.
     У  кладбищенских ворот толпа  сметает  все  преграды: экипажи, трамвай,
даже грузовые площадки берутся приступом.
     Обессиленный кучер Тартаковского, отчаявшись догнать экипаж, раскрывает
полы ваточного армяка и садится на землю, чтобы передохнуть.
     Поток дрожек и телег. Люди  стоят на телегах, их качает, как на корабле
во время бури.
     Две разряженные дамы на телеге из-под угля.
     Красный автомобиль врезывается в толпу бегущих и исчезает.

     Затемнение.

     Голые спины Собкова и его длинного соседа. Движение мускулов на спинах.
     В пекарне. Кочетков подбрасывает дрова в пылающую печь. Мастер вынимает
готовые хлебы. Входит Беня. Он отзывает Собкова в сторону.
     Кладовая. На полках остывают хлебы, длинные ряды  хлебов. Входят Собков
и Беня.
     - Своди  меня к твоим  ребятам,  Собков, и, клянусь счастьем  матери, я
брошу налеты...
     Собков поглаживает корку дымящегося хлеба.
     - Наливаешь, парень...-
     Вскидывает он глаза на Беню и тотчас отводит их. Король подходит к нему
вплотную и кладет маленькую руку в перстнях на голое грязное плечо пекаря.
     - Клянусь счастьем матери, Собков... - повторяет он с силой.
     Длинные ряды хлебов  остывают на  полках, хлебный  дух  зеленой  волной
ходит   по   кладовой,   солнечный  луч   раздирает   туман.   За  изгородью
отлакированных хлебов - лица Бени и Собкова. склонившиеся друг к другу.


     На черном фоне извивается телеграфная лента.
     Телеграфная лента ползет из аппарата.
     Лето от рождества Христова тысяча девятьсот девятнадцатое.
     Телеграфист принимает в аппаратной  комнате депешу  по прямому проводу.
Военком Собков склонился  над  ползущей лентой. На столике рядом с аппаратом
лежит буханка черного хлеба,  изрезанного жилами соломы,  и мокнут в миске с
водой  пайковые селедки. Телеграфист в  шерстяной шапке, какую  зимой  носят
лыжники  и  конькобежцы,  рваное  его  пальто  стянуто  на   животе  широким
монашеским ремнем,  за  плечами  у  него  котомка с  провизией; он,  видимо,
собрался уходить.
     Буханка  хлеба,  мокнущие  селедки.  Пальцы  телеграфиста ковыряются  в
буханке.
     Собков  читает  ленту,   ползущую  на  пулемет,  подавленный   рядом  с
аппаратным столиком. Он так же, как ч телеграфист, залезает пальцами в самую
сердцевину буханки и выковыривает оттуда мякоть.
     Телеграфная лента:
     Военкому  Собкову  тчк  ввиду ожидающегося нажима  неприятеля  выведите
Одессы и обезоружьте под любым предлогом...
     Пулемет, обмотанный телеграфной  лентой.  В  уголку,  поодаль  Кочетков
чинит худой свой башмак. Не снимая его с ноги, Кочетков проволокой связывает
отвалившуюся подошву.
     Продолжение телеграммы:
     ...обезоружьте под любым предлогом части Бени Крика тчк.
     Башмак Кочеткова - у ранта во всю длину подошвы  правильно закрученные,
откусанные узлы проволоки.
     Собков сунул в карман ленту,  он оторвал от буханки кусок и жует его на
ходу. Военком и Кочетков выходят из аппаратной.
     На черном фоне извивается ослепительная телеграфная лента. Конец ее...
     Вползает в открытый, без капота, автомобильный мотор.
     Во дворе  телеграфной станции. Кладбище грузовиков и  походных  кухонь.
Одна походная кухня действует.  Кашевар-красноармеец стряпает щи.  Он  топит
котел своей кухни  деревянными колесами, отбитыми от других походных кухонь;
их   во  дворе  неисчислимое   множество.  Тут  же  бьется  над  ободранным,
разболтанным  автомобилем  шофер  Собкова.  На   моторе  нет  капота,  шофер
старается наладить машину, но толку от его усилий мало.
     Мотор  автомобиля  -   перевязанный   проволокой  и  ремнями,  латаный,
дымящийся, мотор девятнадцатого года.
     Во двор спускаются Собков и Кочетков. Они садятся в автомобиль.
     - В казармы, живее... -
     говорит  Собков шоферу, тот вертит  ручку, но завести мотор невозможно.
Шофер растирает струи  пота по  багровому  лицу, он  с ненавистью следит  за
потугами мотора,  перебирает какие-то клапаны и вдруг изо всей силы  плюет в
самое  сердце  мотора. Кашевар  и  Собков приходят ему  на помощь" они  тоже
вертят ручку, ко впустую.  Кочеткову удается, наконец, завести машину. Шофер
вскакивает на сиденье, дает газ, гигантское облако дыма  вылетает из машины,
с кряхтеньем она трогается.
     Автомобиль  выезжает из ворот. Шофер судорожно работает  у руля. Облако
дыма все разрастается, оно заволакивает экран, из желтого тумана возникают с
необыкновенной резкостью:
     -замусоленные игральные  карты, раскинутые  веером. Их держит  жилистая
рука. Один  палец  на этой руке сломан, искривлен.  Луч  солнца  пронизывает
карты.

     Казармы  „революционного"   полка   Бени   Крика.   На  веревках,
протянутых  во всю  длину казармы, развешано  сохнущее солдатское белье.  На
белье казенные клейма. Под веревками, где особенно густо нанизаны кальсоны с
клеймами, идет  азартная игра в карты, игра  блатных. Партнеры  - лупоглазый
перс и папаша  Крик, нацепивший на  себя крохотный  картуз с красноармейской
звездой. Вокруг стола -  толпа мазунов-начетчиков,  знакомых нам  по свадьбе
Двойры Крик. Перс, убежденный  в  том, что  победить его козырей невозможно,
сдает карты с торжеством, со страстью. На лице папаши Крика написано кроткое
уныние.  Он  долго размышляет, морщится,  закрывает  один  глаз и,  наконец,
„убивает" первую карту перса.
     Залитые солнцем карты в руке старого Крика.
     Старик  с  грустью   „убивает"   вторую   карту   перса.  К  нему
придвигается голая спина Кольки Паковского.
     Рядом с Менделем, на высоком  стуле  сидит  обнаженный  до пояса Колька
Паковский. Старый китаец производит  над ним операцию татуировки. Он наколол
уже на спине Кольки у правой лопатки мышь и теперь загибает за плечо длинный
и гибкий мышиный хвост.
     Мендель бьет одну  за другой все карты  партнера Лицо перса омрачилось.
Он платит проигрыш  новыми часами  из вороненой  стали. На столе возле  чего
гора не распакованных ящиков с новыми, только что из магазина, часами.
     Казарма, забитая сохнущим бельем.  В  дальнем  углу у окна Левка Бык  в
кожаном переднике,  измазанном кровью, рассекает недавно зарезанного вола Он
и    в   казарме   занимается    прямым    своим    делом.   Его    окружили
„красноармейцы", ждущие  порций За  окном виднеются  головы  торговок,
выстроившихся   в   очередь:   они   тоже  ждут  раздачи.   Левка   наделяет
красноармейцев кровоточащим  мясом,  изредка он накалывает на нож чудовищные
куски мяса и, не оборачиваясь,  швыряет их за  окно, как  укротитель швыряет
конину в клетку с тиграми.
     Игра продолжается. Настал черед перса  торжествовать. Дергаясь, хохоча,
дрожа от возбуждения, он  бьет карты старика  и требует выигрыш. Папаша Крик
платит  новенькими кредитками, которые он вытаскивает из пачки, перевязанной
как в банке. Две кредитки оказываются без оборота - одна сторона напечатана,
на  другой  ничего нет.  Старик  подзывает  одного  из  мазунов, отдает  ему
негодные кредитки.
     -  Скажи Юсиму, что он  у меня умоется юшкой за такую  работу...  Пусть
допечатает...
     Мазун прячет кредитки и уходит. В дверях он сталкивается с Тартаковским
и  пропускает его  в казарму.  На Тартаковском сломанный солдатский  картуз;
лицо  его  носит  следы  удивительного  маскарада  -  усы  сбриты,  а борода
оставлена, как у голландского шкипера.
     Тартаковский  пробирается  на  цыпочках вдоль стены.  В  руках  у  него
бархатный  мешочек с  неизвестным  содержимым. Старик  перекрасился  и  одет
соответственно духу времени - на нем рваный сюртук, на  ногах опорки, только
живот величествен  по-прежнему.  Следом  за ним  скользят  еще два почтенных
еврея. На одном из  них кепи велосипедиста, сюртук  и краги,  на другом кепи
поменьше и куртка с брандебурами.

     Двор в здании  красноармейских казарм. На одной  из  внутренних  дверей
вывеска -  Пехотный имени  французской  (тут  от  руки мелом  дописано  -  и
германской) революции полк. Беня  в  фантастической форме верхом  на лошади.
Фроим Грач  стоит  посредине двора  и  щелкает кучерским кнутом. Беня мчится
карьером и описывает по двору правильные круги, как в манеже.
     Низкая дверь. Три живота с трудом протискиваются сквозь узкую щель.
     Скачка продолжается. Тартаковский  и трепещущие его спутники  проникают
во двор.
     Они  кланяются  Бене,  неутомимо  описывающему круги.  Командир N-ского
„революционного" полка дает лошади шпоры, взвивает плеть, подскакивает
к толстякам, те приседают. Тартаковский протягивает Бене бархатный мешочек с
неизвестным содержимым.
     Вышитая   цветами  надпись  на  бархатном  мешочке:  "От  революционных
кустарей города Одессы".
     Беня разворачивает дары.  В бархатном мешочке  оказывается свиток Торы,
пергамент намотан на лакированные  резные палки.  Беня  передает Тору Фроиму
Грачу. Тогда Тартаковский подступает ближе, он  гладит дрожащей рукой  морду
лошади и начинает речь:
     - Революционные кустари просят вас...
     Бесстрастное  лицо  Бени, руки  его, величественно  сложенные  на  луке
седла. Подальше - Фроим, разматывающий свиток. Тартаковский продолжает:
     -  ...просят  вас защищать  революционную Одессу  в самой революционной
Одессе и...
     Фроим  разматывает  Тору  и  вынимает из  нее  одну  за  другой царские
сторублевки,
     Беня скосил угол глаза в сторону Фрейма. Тартаковский продолжает:
     -...в  самой  революционной  Одессе  и  не  выступать  на какой-то  там
фронт...
     Гром  распахнувшихся  ворот,  столб  дыма, влетевший во двор - прервали
речь революционного кустаря. Вслед  за струей дыма  тройка пожарных  лошадей
вкатывает  во двор испортившийся по дороге автомобиль Собкова.  На одной  из
лошадей восседает красноармеец  в войлочных туфлях на босу  ногу.  Военком и
Кочетков прыгают  на землю,  бегут  к  казарме. Шофер подходит к  дымящемуся
мотору, долго в него всматривается, поднимает  к  кебу  затуманенные глаза и
задумчиво, несколько раз подряд, плюет в магнето.
     Собков и  Кочетков  пробегают  рысью  калитку,  сквозь которую с  таким
трудом проходили животы революционных кустарей.
     Голос Тартаковского опустился  до шепота,  он  все  веселее и  любовнее
треплет  морду  лошади,  два  других  делегата  поглаживают  ее  бока.  Беня
наклонился к ним ближе; в другом углу Фроим скатывает пергамент.
     Игра  в  казарме ведется  с неослабевающей  страстью. У противоположной
стены, недалеко  от  Левки,  расшвыривающего мясо, мылит себе  щеку парень с
грубым  лицом, подстриженными  усиками  и забинтованными ногами. Тут  же  на
койке спиной к зрителям спит коротковатая  пухлая женщина в модных  башмаках
до  колен. В  казарму  вбегают  Собков  и  Кочетков.  Военком  вскакивает на
трибуну, поставленную под перекрещенными знаменами.
     - Товарищи!
     Новоявленные  „товарищи"  лениво  стягиваются  к  военкому. Левка
обтирает о передник нож и идет к трибуне. Сюда же собираются  мазуны: парень
с намыленной щекой, китаец, Колька Паковский, обнаженный до пояса, и другие.
Только  перс  и  папаша  Крик не встают  с места, не  прерывают игры  -  они
по-прежнему обмениваются новыми часами и новыми кредитками.
     - Товарищи! -
     повторяет Собков. „Товарищи" устремили на него тусклые взоры. Они
видны со спины, все как по команде чешут одной босой ногой другую.
     - Рабочая власть,  простив прежние  ваши преступления, требует честного
служения пролетариату... -
     говорит Собков. Парень с намыленной щекой стоит к нему  в профиль, лицо
его уныло, большие пальцы играют. Левка Бык натирает нож до  блеска. Военком
продолжает:
     - Доверяя вам, Исполком решил образовать из вашего полка заградительные
продовольственные отряды...
     Собков  прерывает речь  для  того,  чтобы проследить, какое впечатление
сделало  на  налетчиков  неожиданное  его  заявление.  Налетчики аплодируют.
Веселая эта работа -  аплодисменты -  нравится им, они хлопают все  горячее.
Распаленный военком лезет в карман за платком, рука  его уходит  все глубже,
все дальше, не встречая никаких препятствий. Карман вырезан.
     Превосходно вырезанный карман Собкова.
     Военком застыл с  раскрытым ртом. Ребята  расползаются по своим местам.
Парень с грубым лицом, подстриженными усиками и забинтованными ногами  мылит
вторую щеку, дама его шевелится, просыпается, поворачивается к Собкову мятым
лицом  с кудряшками. Сбитый с толку военком переводит глаза с  налетчиков на
зевающую женщину, спустившую с койки жирные ножки в модных башмаках.
     По казарме бежит мазун, вернувшийся с допечатанными деньгами. Он отдает
их папаше Крику.
     Собков,   опомнившись,   вытаскивает   револьвер.   Колька   Паковский,
растянувшийся  в кресле, поворачивает голову в  пол-оборота и  снова отводит
ее. Китаец  все возится над его плечом, он расцветил красками мышиный хвост,
обвившийся змеей вокруг Колиного соска. Кочетков схватил военкома за руку.
     Пальцы военкома, схваченные Кочетковым, слабеют, выпускают револьвер.

     Соблазненный  „продовольственными" перспективами  полк Веян Крика
решал выступить из Одессы
     Пустынная улица в Одессе. Лавки заколочены досками, болтами, крюками  К
двери нищенской  лавчонки прибито  изображение  греческого  короля, под  ним
надпись:  "Здесь  торгует  иностранный подданный  Меер  Гринберг".  Одинокая
собака  сидит посредине  мостовой. Порванные телеграфные  провода лежат у ее
ног. Они склонились перед собакой,  как знамена перед военачальником. Тучный
хромой  человек  быстро  уходит  вдоль  улицы, он  тяжело  налегает на ногу,
выгнутую  колесом. Далеко  в пролете  вымершей  улицы  в красной пыли солнца
видна уходящая его спина.
     Из-за  угла выезжает  на кровной лошади  Беня  Крик. Множество ленточек
вплетено в  гриву  его коня Рядом  с  ним едут  Собков на лохматой сибирской
лошаденке  и  одноглазый  Фроим  Грач в галифе.  Остальной  костюм  Фроима -
парусиновая бурка, смазные  сапоги и  кнут  -  остался без изменений  Тут же
шагает  Кочетков  Отваливающиеся  его  подошвы  раззевают  унылые пасти.  За
всадниками следуют  музыканты, восседающие  на мулах.  Мулы эти  остались от
времен оккупации  Одессы цветными  войсками.  Мулы  прядают  длинными ушами,
седел, стремян на них нет, они перекрыты семенными коврами. Впереди оркестра
движется  свадебный  музыкант,  поднявший  к  небесам сияющую свою  трубу, о
которой  было  уже  сказано,  что  она  походит  больше  на  удава,  чем  на
музыкальный инструмент.
     В далекой  перспективе,  в  запылившемся  огне заката,  спина  уходящею
хромца. Он подошел к  посудной лавке  единственной не заколоченной  лавке, и
повернул к зрителю красное, вспотевшее, доброе лицо.
     Вслед  за  оркестром  выступает  орда  Бени  Крика. Бывшие налетчики  в
касках, они  обмотаны пулеметными лентами, штаны носят на выпуск; одни  идут
босиком, на других - разношенная, правда  дырявая, но лакированная обувь.  В
толпе  Бениных  сподвижников  - детские  коляски,  провожающие жены, матери,
невесты. Все это  визжит  и путает ряды. За Колькой Паковским,  не поспевая,
семенит мать, маленькая  старушка, она  несет  его ружье и ранец. Левка  Бык
толкает  коляску годовалого  своего  сына.  Рядом  с  ним  жена  -  задорная
молдаванская баба, завороченная в пурпурную шаль. Левка  Бык и его семейство
выходят  из  рядов,  он с тоской окидывает взглядом длинный ряд заколоченных
лавок.
     Показалась  „артиллерия"  -   тачанки  с  пулеметами.  Следом  за
„артиллерией"  движется биндюг,  на которое  сооружено  что  то  вроде
балагана. На биндюге надпись громадными буквами- „Труппа Политпросвета
при N-ском имени французской революции пехотном полку" В  глубине балагана -
матрос с лентами и выпуклой грудью  играет на ободранном  пианино. Лилипуты-
мужчина и женщина,  одетые в бальные платья - протягивают к публике кружки с
надписью „На украшение казармы"
     В  единственно  не  заколоченной  лавке.  Товары  -  фаянсовые унитасы,
канализационные  трубы,  сиденья  для  ватерклозетов.  Длинный   мальчик,  с
зелеными  веснушками  и тонкой  шеей,  поливает пол  из  медного чайника. Он
описывает на полу затейливые фигуры, рисует водой человечков и буквы. Хозяин
лавки - хромой немец, вытирает полотенцем беспомощное широкое лицо. Он устал
от быстрой  ходьбы. На раскаленных отваливающихся его  щеках кипит  обильный
пот,  пот доброго  толстого человека. Обтерев лицо, он лезет с полотенцем за
пазуху, в это мгновенье дверь  открывается и в лавку вламывается Левка Бык в
сопровождении своего семейства.
     Чайник дрогнул в руках мальчика.  Изящные петли прервались, вода льется
на пол безо всякого порядка.
     Ряд фаянсовых сверкающих унитасов. Над ними склонилась испытующая  рожа
Левки.  Он видит,  что взять  нечего,  он колеблется,  уходит, возвращается,
захватывает  с  горя  унитас  особенно  пышно расписанный розовыми  цветами,
швыряет его в коляску сына и уходит. Немец застыл с полотенцем за пазухой.
     На  углу  Дерибасовской   и  Екатерининской  Кафе  Фанкони  заколочено,
цветочниц  нет на  углу. Босая девочка  в  мешке,  та  самая девочка которая
разносила записки Бени - прижалась к пустой витрине магазина Вагнера. Первый
ряд колонны -  Беня,  Фроим и Собков  - поравнялись с нею. Торопясь и дрожа,
она вытаскивает  из-за  пазухи  розу,  завернутую в газетную бумагу, путаясь
между лошадьми, оборвыш бежит к Бене и протягивает ему розу.
     Порт   Причальная  линия  так  называемой  Арбузной  гавани  заставлена
дубками.  Закат  золотит  грязные  паруса, воду, усеянную  корками, и  груды
арбузов, мириады арбузов. Суденышки набиты ими до краев.
     Выгрузка арбузов из  дубка  Хозяин  судна грек бросает  арбуз грузчику,
стоящему на берегу, тот передает арбуз другому грузчику, и так по всей линии
до вагона Расстояние между грузчиками -два три шага.
     Движение арбуза, перебрасываемого из рук в руки.
     Несколько  Бениных ребят наблюдают с каменными лицами погрузку арбузов.
В рядах  их происходит  едва  уловимое  движение  С  непостижимой  быстротой
бросают они в море грузчиков и образуют свою цепь от дубков до вагона  После
мгновенной заминки выгрузка арбузов продолжается с прежней точностью.
     Движение арбуза, перебрасываемого из рук в руки.
     Грузчики, бывалые ребята, барахтаются  в воде. Греки - хозяева дубков -
наставляют паруса, готовятся к бегству. Вечер. В порту зажигаются огни
     Полк Бени Крика грузится в теплушки. Будущие „продовольственники"
натаскали в вагоны груды мешков.
     У дверей классного вагона, первого от паровоза, дежурит  Кочетков. Беня
и  Фроим  входят в  вагон. Кочетков запирает  за  ними дверь на  ключ. Фроим
услышал  визг ключа в замке, он обернулся, прыгнул,  уставился на скуластого
простоватого Кочеткова, постучал в стекло.
     Пусти до ветру, Кочетков
     Кочетков приставил, винтовку к ноге
     Какой там ветер на войне?
     Фроим внимательно осмотрел Кочеткова и скрылся в глубине вагона.
     Дубки, круто скосив  паруса, уходят в море. Мокрые грузчики карабкаются
на берег. Вечер.
     На перроне зажгли газовые фонари. Левка Бык тащит к вагону кучу мешков.
Его встречает Собков и спрашивает:
     Зачем столько мешков, Левка?
     Левка,   согнувшийся  под  своей   ношей,  смотрит   с   удивлением  на
недогадливого военкома.
     Для того чтобы бороться с мешочниками нужны мешки
     - отвечает он и бежит дальше За ним с корзиной в руках поспешает старая
Манька - патриарх слободских бандитов.
     Беня  стоит в  окне  вагона.  К нему подбегает запыхавшаяся Манька. Она
вынимает из корзины четверть спирту и мандолину и подает их командиру.
     Паровоз дает свисток.
     Ребята Бени Крика катят по путям вагон с арбузами; они прицепляют его к
своему поезду.
     Полк  погрузился  Красноармейцы из  регулярных частей  закрывают  двери
теплушек. Медленно,  неотвратимо  движутся двери  на железных роликах. Пасти
теплушек закрылись все сразу. Красноармейцы вскочили на тормозные площадки.
     Паровоз дает последний свисток и трогается.
     Красноармейцы, спрятанные за пакгаузами,  прыгают на  тормоза, лезут на
крыши вагонов.
     Дальние паруса в ночном море. Изрезанная луна в обвалах туч.
     Поезд набирает скорость.
     Уходящая  Одесса - витая линия  огней  в  порту,  мигающий глаз  маяка,
отблески  луны  на черной воде, колыхающиеся  тела  шаланд  и  дыры парусов,
пропускающие звезды.
     В  салон-вагоне.  Ободранное  просторное купэ  хранит  следы  недавнего
великолепия. В углу,  ввинченная в  пол, золоченая ванна  с орлами. На столе
целый  поросенок  и  четверть спирта.  Собков разливает в  разбитые  черепки
водку.  На  пиршестве  присутствуют лилипуты, одетые в  бальные туалеты.  Не
заметно ни вилок, ни ножей Фроим разрывает поросенка руками.
     В  передней. Домовитый  Кочетков устраивается у закрытой двери купэ. Он
поставил  винтовку  между ног, разостлал на столике  грязный платок, высыпал
табак и гильзы, обстругал палочку для набивки папирос
     Собков,  Беня,  Фроим и  лилипуты чокаются посудинами  разнообразнейшей
формы  и  размеров -  у черепков отбиты края, донышки перевязаны проволокой.
Все  выпили, кроме Собкова,  вылившего свою  водку за воротник. Беня и Фроим
заметили   его  маневр,   они   переглянулись,  подложили   револьверы   под
карту-двухверстку, брошенную на стол.
     Кочетков  набивает   папиросы,  руки  его   движутся  неторопливо.   Он
складывает папиросы аккуратными стопками.
     Фроим разливает водку. Не спуская глаз друг с друга, компания чокается.
Под  картой - двухверсткой топорщатся  револьверы. Одни только лилипуты пьют
весело, с жадностью.
     Мчащийся поезд. Ночь.  По  крышам,  у  сцеплений, у  тормозов, мелькают
ползущие  силуэты красноармейцев. Последний  вагон  отрывается  от поезда  и
катится назад. Искра бежит по рельсам вслед за оторвавшимся вагоном.
     В купэ. „Комсостав"  пьет. На этот раз Беня и Фроим  вылили  свою
водку, но сделали они это искуснее, чем Собков, ни для кого не заметно.
     Кочетков в передней набивает папиросы.
     В купэ все притворяются пьяными. Собков  целуется слюнявым размягченным
поцелуем  с  Беней  и Фреймом. Лилипуты,  действительно  пьяные,  порываются
танцевать. Фроим поднимает их на вытянутых руках и, выкидывая ноги в больших
сапогах, отплясывает неведомый, сумрачный, старательный танец.
     Второй  вагон  отрывается от  состава и  бежит обратно  в  ночь. Искра,
подпрыгивая на рельсах, летит за ним.
     Низко   опустив  голову,  не  меняя  выражения  лица,  Беня  играет  на
мандолине. Развалившись в кресле,  Собков, вдребезги якобы пьяный, хлопает в
ладоши.  Фроим  пляшет  с  лилипутами. Маленькая  женщина  обвила  короткими
ручонками кирпичную шею Фроима и целует его в губы.
     Под столом течет струйка вылитой водки. Кочетков набивает папиросы.
     Пьяные лилипуты свалились. Они обнялись и заснули.
     Беня  швырнул мандолину в сторону, он разливает водку. Фроим, Собков  и
он сплели руки для того, чтобы выпить на брудершафт.

     Вес трое подносят черепки к губам. В  это мгновение поезд  остановился.
От резкого толчка  расплескалась водка, руки пивших  на брудершафт  медленно
расплетаются.  Собков  подбегает  к  окну  и  открывает  штору.  Ночь залита
пламенем гигантского костра. Багровые лучи ложатся на лица Бени и Фроима.
     Поезд  остановился  в   поле.  В  поезде   остался  только   паровоз  и
салон-вагон,  остальной  состав  отцеплен.  Вагон  Бени  увешан вооруженными
красноармейцами  - они  на крыше, на  подножках,  у тормозов, у окон. Костер
пылает  в  пятидесяти шагах  от  полотна железной дороги.  Два  чабана варят
мирную  похлебку  в  закопченном  котелке.  Из  созревших  хлебов  выползают
красноармейцы - кудлатые, низкорослые, босые  мужики и с  ружьями  наперевес
бегут к вагону. Пламя костра вытягивается на дулах их ружей.
     Собков отошел от окна, он бросил в золоченую ванну стакан с водкой.
     - Не серчай, Беня...
     сказал  он и  выскользнул из вагона. Беня переводит  глаза с Фроима  на
ванну, с  ванны на  спящих в углу, обнявшихся лилипутов. Фроим складывает из
топорных иссеченных своих пальцев фигу и подносит ее к лицу „короля".
     Кочетков, стоя на подножке вагона, раздает  папиросы  кудлатым мужикам.
Они вперебивку суют руки в его шапку.
     Беня показался у окна.
     Толкающиеся руки мужиков в шапке Кочеткова.
     Беня обводит  взглядом красноармейцев,  облепивших  вагон, дула  ружей,
устремленные на него,  босого мужика, усевшегося на крюке,  где сцепление, и
Собкова, застывшего перед окном с телефонным аппаратом в руках.
     В  купэ.  Фроим  с  бешеной  поспешностью  разбивает  пол   вагона.  Он
рассчитывает ускользнуть через дыру в полу. К нему подкрадывается Кочетков и
стреляет в голову одноглазого биндюжника. Фроим повернул к Кочеткову залитое
кровью, притихшее, укоризненное лицо.
     Собков  не сводит  глаз с открытого окна. В руках  его аппарат полевого
телефона. Беня медленно опускает штору.
     Лилипуты,  разбуженные  выстрелом, вскочили. Кочетков  подносит палец к
губам. "Т-с-с", делает он, подходит к Бене, берет его за руку.
     - Жили  не ссорились ..- говорит Кочетков  и  поворачивает  Беню вокруг
своей руки. В дверях вагона показались красноармейцы с ружьями на изготовку.
     Подбритый затылок Бени.  На  нем появляется пятно, рваная  рана, кровь,
брызгающая во все стороны.
     Затемнение.
     В  кабинете  председателя  одесского  исполкома.   Под  мертвой  пышной
электрической люстрой горит керосиновая лампа. Председатель,  сонный человек
в  папахе,  в  белой  рубахе навыпуск  и с  обмотанной шеей  наклонился  над
диаграммой: „Кривая  выработки кожевенных  фабрик  за первую  половину
1919  года".  Инженер   из  ВСНХ   дает  ему  объяснения.  Звонит   телефон,
председатель снимает трубку.
     В поле у костра. Лежащий  на  земле Собков говорит по телефону. Рядом с
ним прикрытые рогожей трупы Бени  и Фроима Грача. Босые их ноги высовываются
из-под рогожи.
     Председатель  выслушал  донесение,  положил  трубку.  Он  поднимает  на
инженера сонные глаза.
     - Продолжайте, товарищ...
     Две головы - одна в  спутанной папахе, другая расчесанная -  склоняются
над диаграммой.

Популярность: 52, Last-modified: Sat, 19 Dec 2009 20:05:55 GMT