на воде и на суше, походы и веселые приключения, как он обычно
   рассказывал о них за бутылкой вина в кругу своих друзей

   -----------------------------------------------------------------------
   Пер. с немецкого. Минск, "Беларусь", 1993. По изд.: Г.Бюргер.
   Удивительные приключения барона Мюнхгаузена. М., 1956.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 2 October 2002
   -----------------------------------------------------------------------


                                           Верьте, почтенные господа,
                                           Умный не прочь пошутить иногда.





   Я выехал из дома, направляясь в  Россию,  в  середине  зимы,  с  полным
основанием заключив, что мороз и снег приведут, наконец, в порядок  дороги
в северной Германии, Польше, Курляндии и  Лифляндии,  которые,  по  словам
всех путешественников, еще хуже, чем дороги, ведущие к храму  Добродетели,
не потребовав на это особых затрат со стороны достопочтенных и  заботливых
властей в этих краях. Я пустился в путь  верхом,  ибо  это  самый  удобный
способ  передвижения,  если  только  с  конем  и  наездником  все  обстоит
благополучно. При  таких  условиях  не  рискуешь  ни  дуэлью  с  "учтивым"
немецким почтмейстером, не зависишь от прихоти томящегося жаждой почтового
ямщика, который станет заворачивать по пути в каждый трактир. Одет  я  был
довольно легко, и это становилось все  неприятнее  по  мере  того,  как  я
продвигался на северо-восток.
   Так вот, пусть представят себе, как должен был чувствовать себя в  этом
суровом климате бедный старик, лежавший где-то в Польше,  на  пустыре,  по
которому гулял северный ветер. Беспомощный и дрожащий, он не имел даже чем
прикрыть свою наготу.
   Мне до глубины души стало жаль беднягу. Хоть у меня самого душа в  теле
замерзала, я все же накинул на него свой дорожный плащ. И тут внезапно  из
поднебесья донесся голос, восхвалявший столь добрый поступок  в  следующих
выражениях, обращенных ко мне:
   - Черт меня побери, сын мой, тебе за это воздается!
   Я не придал этому значения и  продолжал  путь,  пока  ночь  и  мрак  не
окутали меня. Ни один огонек, ни один звук не  говорили  о  близости  хоть
какой-нибудь деревушки. Все кругом было заметено снегом, и я не  различал,
ни дорог, ни троп.
   Утомленный ездой, я соскочил наконец с коня и привязал его к  какому-то
подобию остроконечного бревна, торчавшего из-под снега. Подложив на всякий
случай под руку свой пистолет, я улегся неподалеку в  снег  и  так  крепко
уснул, что открыл глаза только тогда, когда было уже совсем светло. Как же
велико было мое удивление, когда  я  убедился,  что  лежу  на  кладбище  в
какой-то деревне! Коня моего нигде не было видно, но вдруг  где-то  высоко
надо мной послышалось ржание. Я взглянул вверх и увидел, что он привязан к
флюгеру на церковной колокольне и болтается в воздухе.  Тут  я  сразу  все
сообразил. Дело в том, что деревня ночью была вся засыпана снегом.  Погода
неожиданно переменилась, и, по мере того как снег таял, я, не  просыпаясь,
потихоньку опускался все ниже. То, что в темноте показалось  мне  торчащим
из-под снега бревном или пнем, к которому я  привязал  коня,  было  не  то
крестом, не то флюгером на колокольне.
   Не  задумываясь,  я  вытащил  пистолет,  выстрелил   в   недоуздок   и,
благополучно вернув себе таким образом коня, пустился в дальнейший путь.
   Все шло прекрасно, пока я не добрался до России, где зимой  не  принято
путешествовать верхом. Так как обычно я придерживался местных обычаев,  то
и на сей раз добыл маленькие одноконные беговые санки и весело помчался  в
Санкт-Петербург.
   Не  могу  сейчас  точно  сказать,  было  ли  это  в  Эстляндии  или   в
Ингерманландии, помню только, что случилось это в  дремучей  лесной  чаще,
когда я вдруг увидел, что за мной со всех ног несется чудовищной  величины
волк, подгоняемый нестерпимым зимним голодом. Он  вскоре  настиг  меня,  и
спастись от него не было никакой надежды. Машинально кинулся  я  ничком  в
сани, предоставив лошади, во  имя  общего  нашего  блага,  полную  свободу
действий. И тут почти сразу произошло именно то, что я предполагал, но  на
что не смел надеяться. Волк, не  удостоив  такую  мелкоту,  как  я,  своим
вниманием, перескочил через меня, с яростью накинулся на лошадь, растерзал
и сразу же проглотил всю заднюю часть бедного животного, которое от страха
и боли понеслось еще быстрее. Отделавшись, таким образом, благополучно,  я
тихонько приподнял голову и, к ужасу своему, увидел, что волк чуть  ли  не
целиком вгрызся в лошадь. Но лишь только он успел забраться внутрь, как я,
со свойственной мне быстротой, схватил  кнут  и  принялся  изо  всей  мочи
хлестать по волчьей шкуре. Столь неожиданное нападение, да еще в то время,
как он находился в таком футляре, не на шутку напугало волка. Он изо  всех
сил устремился вперед, труп лошади рухнул наземь, и -  подумать  только  -
вместо нее в упряжке оказался волк! Я не переставал стегать его кнутом,  и
мы бешеным галопом, вопреки нашим общим ожиданиям и к  немалому  удивлению
зрителей, в полном здравии и благополучии въехали в Санкт-Петербург.
   Боюсь,  милостивые  государи,  наскучить  вам  рассказами   об   образе
правления,  искусстве,  науках  и   других   достопримечательностях   этой
изумительнейшей  столицы  России   и   еще   менее   хочу   занимать   вас
повествованием о всяких интригах и веселых приключениях в высшем обществе,
где хозяйка дома имеет обыкновение приветствовать  гостя  рюмкой  водки  и
звонким поцелуем. Я стремлюсь привлечь ваше  внимание  к  более  важным  и
благородным предметам, а именно - к лошадям и собакам,  большим  любителем
которых я всегда был, далее к лисицам, волкам и  медведям,  а  их,  как  и
всякой другой дичи, в России такое изобилие,  что  ей  может  позавидовать
любая  другая  страна  на  земном  шаре,  и,  наконец,  ко  всякого   рода
увеселениям, рыцарским состязаниям и славным  подвигам,  которые  более  к
лицу дворянину, чем крохи  затхлой  латыни  и  греческой  премудрости  или
раздушенные саше, завитые коки и выкрутасы французских утонченных остряков
и парикмахеров.
   Ввиду того, что потребовалось известное время, пока я  был  зачислен  в
армию, у меня осталось несколько месяцев досуга, когда я мог и дни свои  и
деньги  растрачивать  благороднейшим  образом,  как   подобает   истинному
дворянину.
   Не одна ночь протекла за игорным столом, и  немало  ночей  -  под  звон
полных бокалов. Холодный климат  и  нравы  страны  отвели  бутылке,  среди
других светских развлечений, в России гораздо больше места,  чем  в  нашей
трезвой Германии. Мне приходилось поэтому встречать там людей,  которые  в
благородном искусстве выпивки имели право считаться подлинными виртуозами.
Но все они были лишь жалкие недоучки по сравнению с седобородым  генералом
с медно-красным лицом, обедавшим с нами за общим столом.
   Почтенный старичок, который в одном из боев с турками  утратил  верхнюю
часть черепа, имел поэтому  обыкновение,  знакомясь  с  новыми  людьми,  с
учтивым простодушием извиняться за то, что вынужден за столом оставаться в
головном уборе. За трапезой он неизменно опорожнял несколько бутылок водки
и заканчивал обычно фляжкой аррака  или  же,  смотря  по  обстоятельствам,
раз-другой начинал сначала. И все же никогда нельзя было уловить в нем  ни
малейшего признака опьянения. Вам трудно этому поверить? Я готов  извинить
вас, милостивые государи. Это было и для  меня  непостижимо.  Долго  я  не
знал, чем это объясняется, пока мне, наконец,  не  удалось  найти  ключ  к
загадке...
   У генерала была привычка время от времени  слегка  приподнимать  шляпу.
Мне нередко приходилось это видеть, но я не придавал этому  значения.  То,
что ему становилось жарко, казалось вполне  естественным,  и  то,  что  он
старался освежить голову, также не вызывало удивления. Но в  конце  концов
мне удалось заметить, что он вместе со шляпой приподнимает прикрепленную к
ней серебряную пластинку, заменявшую ему недостающую часть черепа, и тогда
весь пар от поглощенных  им  спиртных  напитков  взвивался  ввысь  в  виде
небольшого облачка. Загадка была разгадана!
   Я поделился своими наблюдениями кое с кем  из  добрых  моих  друзей  и,
ввиду того, что как раз стемнело,  взялся  немедленно  произвести  опыт  и
доказать свою правоту. Я встал, не  выпуская  из  рук  трубки,  за  спиной
генерала и, когда он приподнял шляпу, при помощи  клочка  горящей  бумажки
поджег взвившийся над его головой пар. И тогда перед нами предстало  столь
же неожиданное, сколь и красивое зрелище. В  одно  мгновение  я  превратил
столб пара над головой нашего героя в огненный столб, а  часть  испарений,
задержавшаяся в пространстве между волосами и шляпой  генерала,  вспыхнула
голубым огнем, образовав некое подобие сияния,  прекраснее  любого  нимба,
когда-либо  озарявшего  чело  самого  прославленного  святого.  Скрыть  от
генерала  произведенный  мною  опыт  было  невозможно.  Но  он  ничуть  не
разгневался  и   даже   впоследствии   неоднократно   разрешал   повторять
эксперимент, придававший ему столь возвышенный вид.
   Не стану останавливаться на  ряде  других  веселых  проделок,  так  как
собираюсь рассказать вам о разнообразных охотничьих приключениях,  которые
кажутся мне более замечательными и забавными.
   Вы легко можете себе представить, милостивые  государи,  как  хорошо  я
чувствовал себя в обществе добрых приятелей, по достоинству умевших ценить
обширный, ничем не огороженный лес для охоты.  Разнообразие,  свойственное
таким развлечениям, а также исключительная  удача,  сопутствовавшая  любой
моей проделке, вспоминаются и сейчас с особым удовольствием.
   Однажды утром я увидел, что большой пруд, находившийся почти под самыми
окнами моей спальни, буквально усеян дикими утками.  Я  мгновенно  схватил
стоявшее в углу ружье и сломя голову бросился вниз по  лестнице.  Все  это
произошло столь стремительно, что я ударился лицом о дверной косяк.  Искры
посыпались у меня из глаз. Это, однако, ни на секунду не  задержало  меня.
Но едва я вскинул ружье, как к великой своей досаде заметил, что при ударе
о дверь соскочил даже кремень  с  ружейного  курка.  Что  делать?  Времени
терять было нельзя.
   К счастью, я вспомнил то, что сейчас произошло с моими глазами. Итак, я
взвел курок, прицелился в диких птиц и ударил кулаком себя в глаз. Из него
снова посыпались искры. Раздался выстрел, и я подбил пять пар уток, четыре
красношейки и пару лысух.  Находчивость  порождает  героические  поступки!
Если воин и моряк с ее помощью нередко избегают опасности, то  охотник  не
менее часто бывает обязан ей своей удачей.
   Случилось однажды, что по озеру, на которое я набрел  во  время  охоты,
плавало несколько дюжин диких уток. Они были так далеко друг от друга, что
я не мог надеяться сбить каждым выстрелом больше одной. А на беду, у  меня
оставался только один, последний  заряд.  Между  тем  мне  очень  хотелось
захватить с собой всех  уток,  так  как  я  в  ближайшее  время  собирался
пригласить в гости большую компанию друзей и знакомых.
   И тут я вдруг вспомнил о кусочке свиного сала, уцелевшем на  дне  моего
ягдташа от взятого с собой завтрака. Я  прикрепил  этот  кусочек  к  концу
довольно длинного собачьего поводка, который я вдобавок  расплел,  удлинив
его таким образом раза в четыре. Укрывшись в береговом камыше, я закинул в
воду этот кусочек сала и с радостью  увидел,  как  ближайшая  утка  быстро
подплыла и проглотила его. За первой вскоре последовали и все остальные, и
так как прикрепленный к шнуру скользкий кусочек сала очень быстро  выходил
сзади непереваренным, то его проглатывала следующая, и так  все,  одна  за
другой. Короче говоря, кусочек сала пропутешествовал по внутренностям всех
уток, не оторвавшись от шнура. Утки были нанизаны на шнуре, словно бусы на
нитке. Я с удовольствием вытащил их на  берег,  обмотал  шнур  раз  десять
вокруг себя и направился в обратный путь.
   До дому было еще довольно далеко, и так как весило такое множество уток
порядочно и тащить их было тяжело, я уже почти готов был пожалеть  о  том,
что столько их наловил. Но тут  меня  выручило  необычайное  происшествие,
сначала немало смутившее меня. Дело в том, что все  утки  были  еще  живы.
Оправившись от первого испуга, они изо всех  сил  стали  бить  крыльями  и
поднялись со мною ввысь. Многие при подобных обстоятельствах  потеряли  бы
голову, но я умело использовал свое положение: пустив в  ход  вместо  руля
полы своего сюртука, я направил полет в сторону дома.
   Оказавшись над своим жильем и желая без вреда для себя опуститься вниз,
я стал свертывать уткам одной за другой шеи и  таким  образом  медленно  и
мягко скользнул вниз прямо через трубу на плиту моей кухни, в которой,  на
счастье, еще не был разведен огонь. Все это к немалому испугу и  удивлению
моего повара.
   Нечто подобное мне пришлось однажды проделать со стаей куропаток.
   Я вышел из дому, намереваясь испробовать новое ружье, и  уже  растратил
весь свой запас дроби, как вдруг из-под  моих  ног  совершенно  неожиданно
вспорхнула стая куропаток. Желание видеть вечером несколько штук из них  у
себя на столе заставило меня придумать способ, к которому и вы, милостивые
государи, можете вполне в случае надобности прибегнуть, положившись на мое
слово. Заметив, куда  опустились  куропатки,  я  поспешно  зарядил  ружье,
использовав для этого вместо  дроби  шомпол,  верхний  конец  которого  я,
насколько возможно в такой спешке, немного заострил. Затем я  подкрался  к
куропаткам и, лишь только они вспорхнули, выстрелил  и  имел  удовольствие
наблюдать, как мой  шомпол  с  нанизанными  на  нем  семью  куропатками  в
нескольких шагах от  меня  медленно  опускался  на  землю.  Бедным  птицам
оставалось лишь удивляться, что они так рано оказались на вертеле! Да, как
я уже говорил, в жизни всегда нужно уметь найти выход.
   В другой раз в одном из дремучих лесов  России  я  поднял  великолепную
черно-бурую лисицу. Очень уж жалко было продырявить пулей  или  дробью  ее
драгоценную шкуру! Кумушка стояла вплотную у дерева. Я  мгновенно  вытащил
из дула пулю, зарядил ружье здоровенным гвоздем,  выстрелил  и  попал  так
удачно, что крепко  пригвоздил  лисий  хвост  к  стволу.  Тогда,  спокойно
подойдя к своей добыче, я вынул охотничий нож, крест-накрест рассек лисице
морду, а затем, пустив в ход плетку, выколотил ее из собственной шкуры, да
так ловко, что любо было поглядеть на такое чудо.
   Случай и удача подчас помогают  исправить  совершенную  ошибку.  Лучшим
примером может служить то, что я пережил несколькими днями позже, когда  в
самой гуще леса увидел бежавших друг за другом дикого поросенка и веприцу.
Я выстрелил, но промахнулся. Поросенок продолжал свой путь, но веприца, не
шевелясь, замерла на  месте,  словно  пригвожденная  к  земле.  Когда  мне
удалось присмотреться внимательнее, я убедился, что веприца слепа и держит
в зубах хвостик своего поросенка, который, выполняя сыновний долг,  служил
ей поводырем. Моя пуля,  пролетев  между  ними,  порвала  поводок,  кончик
которого старая веприца все еще сжимала в зубах. И теперь, когда  поводырь
уже не вел ее дальше, она остановилась. Я ухватился за  оставшийся  кончик
поросячьего хвостика и без всякого труда  и  сопротивления  с  ее  стороны
отвел старое, беспомощное животное к себе домой.
   Как ни страшны порой вепри, но кабаны гораздо страшнее и  опаснее.  Мне
случилось однажды в лесу встретиться с кабаном, когда я не был готов ни  к
нападению, ни  к  самозащите.  Едва  успел  я  укрыться  за  деревом,  как
разъяренный зверь кинулся ко мне и попытался нанести мощный боковой  удар.
Но клыки его так глубоко вонзились в ствол дерева, что он  оказался  не  в
состоянии сразу выдернуть их и повторить свою попытку.
   "Ага! - подумал я.  -  Теперь-то  я  расправлюсь  с  тобой!"  Не  теряя
времени, я схватил камень и так крепко вколотил клыки в дерево, что кабану
уже никак нельзя было выдернуть их. Пришлось ему дожидаться, пока я  добыл
в соседней деревне телегу и веревки, чтобы живым и  в  полной  сохранности
доставить его к себе домой, что мне великолепно и удалось.
   Вам, милостивые государи, без сомнения  приходилось  слышать  о  святом
Губерте - покровителе охотников и стрелков, - а также и о красавце  олене,
который встретился  ему  однажды  в  лесу.  У  этого  оленя  между  рогами
возвышался святой  крест.  Я  сам  ежегодно  в  доброй  компании  совершал
жертвоприношения этому святому Губерту. Что же касается оленя, то  мне  по
меньшей мере тысячу раз приходилось видеть его изображение как в  церквах,
так и вышитым на  гербах  рыцарей.  Так  что,  поверьте  совести  честного
охотника, я не могу  с  уверенностью  сказать,  встречались  ли  только  в
старину такие крестовые олени или встречаются даже  сейчас.  Но  разрешите
лучше рассказать, что мне довелось увидеть собственными глазами.
   Однажды, когда я уже потратил все свои заряды, передо  мной  неожиданно
появился самый прекрасный олень, какого мне когда-либо приходилось видеть.
Он так смело и не смущаясь глядел мне прямо в глаза, словно отлично  знал,
что патронташ мой пуст. Мгновенно зарядив ружье порохом и  насыпав  сверху
целую горсть вишневых  косточек,  которые  быстро  очистил  от  мякоти,  я
выпустил оленю весь заряд  прямо  в  лоб  между  ветвистыми  рогами.  Хотя
выстрел и оглушил его - он зашатался, - все же он умчался прочь.
   Год или два спустя мне снова  пришлось  охотиться  в  том  же  лесу.  И
подумать только - внезапно передо мной появился стройный олень с прекрасно
разросшимся между рогами вишневым деревом высотой больше десяти футов.
   Мне сразу же вспомнилось мое приключение. Я  рассматривал  этого  оленя
как свою давнишнюю  благоприобретенную  собственность  и  одним  выстрелом
уложил его. Это доставило мне одновременно и жаркое, и  отличный  вишневый
соус. Дело в том,  что  дерево  было  густо  увешано  плодами,  да  такими
вкусными, каких мне не приходилось пробовать за всю свою жизнь.
   Можно  ли  теперь  поручиться,  что  какой-нибудь  святой  -  страстный
любитель охоты, священник или епископ - не воздвигнул подобным же  образом
с помощью выстрела крест между рогами  оленя  святого  Губерта?  Ведь  эти
господа издавна славились своим умением наставлять  кресты...  да  и  рога
тоже, и, пожалуй, сохранили за собой эту славу до наших дней.
   В момент крайности, когда беда за ворот схватит, что нередко  бывает  с
бравым охотником, он готов пуститься на все,  ухватиться  за  что  угодно,
лишь бы не прозевать благоприятный случай. Мне самому не  раз  приходилось
переживать подобный соблазн.
   Что вы, к примеру, скажете о таком казусе?
   Однажды в лесу, в Польше, иссяк мой запас пороха, и одновременно померк
дневной свет. По пути домой на меня напал чудовищный медведь  с  разинутой
пастью, готовый меня проглотить.  Напрасно  я  в  поисках  пуль  и  пороха
поспешно обшаривал свои карманы. Я не нашел ничего,  кроме  двух  кремней,
которые обычно берешь с собой на всякий случай. Один  из  этих  кремней  я
швырнул в пасть зверя, в самую  глубину  его  глотки.  Медведю  моему  это
пришлось не по вкусу, и он сделал крутой поворот - налево  кругом!  -  так
что я вторым камешком мог запустить ему прямехонько в задние  ворота.  Все
это получилось  чудесно  и  великолепно.  Камешек  не  только  попал  куда
следует, но даже пролетел так далеко, что столкнулся с первым и  выбил  из
него искру, от чего медведь взорвался с оглушительным треском.
   Если верить слухам, то подобные ловко  направленные  камешки,  особенно
если они сталкивались с камешками, брошенными ранее, заставили взлететь  в
воздух не одного сварливого ученого и философа... Хотя я и остался на этот
раз цел и невредим, мне все же не хотелось бы еще раз повторить этот опыт,
другими словами - завязать знакомство с медведем, не имея при себе  других
средств самозащиты.
   Но, верно, такова уж моя  судьба,  что  самые  дикие  и  опасные  звери
нападали на меня именно тогда, когда я  был  не  в  состоянии  защищаться.
Словно какой-то инстинкт предупреждал их о моей беспомощности.
   Вот, например, однажды, едва я успел отвинтить кремень от своего ружья,
чтобы подточить его, как внезапно ко мне  со  страшным  рычанием  бросился
разъяренный медведь. Единственное, что мне  оставалось,  это  укрыться  на
дереве, чтобы там подготовиться  к  обороне.  К  несчастью,  взбираясь  на
дерево, я уронил нож, которым только что орудовал, и  у  меня  не  было  в
руках ничего, чем бы  я  мог  закрепить  винт,  который  к  тому  же  туго
завинчивался. Медведь стоял у подножия  дерева,  и  я  каждую  минуту  мог
ожидать, что он пожалует ко мне.
   Выбивать ударом искры из глаз, как  я  однажды  сделал,  мне  очень  не
хотелось, потому что, не говоря уже о других мешавших мне обстоятельствах,
проделанный мною тогда опыт вызвал сильную боль в глазах, которая и сейчас
еще давала себя чувствовать.
   С тоской глядел я на свой  нож,  вертикально  торчавший  на  снегу  под
деревом. Но тоскливые взгляды не могли ничем помочь делу. Наконец  у  меня
мелькнула мысль, столь же необыкновенная,  сколь  и  удачная.  Я  направил
струю жидкости, которая в  минуты  страха  у  человека  всегда  имеется  в
изобилии, прямо на черенок моего ножа. Царивший в то время жестокий  холод
мгновенно заморозил струю, так что через несколько  мгновений  от  черенка
протянулась ледяная сосулька такой длины, что она достала до нижних ветвей
дерева. Ухватив удлинившийся черенок, я без особого труда,  но  с  большой
осторожностью подтянул нож к себе наверх. Только я успел  с  помощью  ножа
привинтить кремень, как косолапый начал взбираться на дерево.
   "Вот уж в самом деле нужно быть сообразительным как  медведь,  чтобы  с
такой точностью рассчитать время!" - подумал я и встретил мохнатого  гостя
таким гостинцем, что он навеки разучился лазать по деревьям.
   Точно так же в другой раз на меня с такой  стремительностью  набросился
страшный волк, что мне ничего не оставалось, как инстинктивно сунуть кулак
прямо в разинутую пасть. Для большей  верности  я  проталкивал  кулак  все
глубже и глубже, так что рука моя по самое плечо ушла внутрь. Но что  было
делать дальше? Не стану утверждать, что такое беспомощное  положение  было
мне уж очень по душе. Ведь представьте себе только: лицом к лицу с волком!
   Мы поглядывали друг на друга не так чтобы очень нежно.
   Стоило мне вытащить руку назад  -  и  зверюга  с  еще  большей  яростью
накинулся бы на меня. Это можно было  ясно  и  отчетливо  прочесть  в  его
горящих злобой глазах. Короче говоря, я  ухватился  за  его  внутренности,
дернул и вывернул наизнанку, как рукавицу, затем швырнул его  на  землю  и
оставил там лежать.
   Однако такую штуку я не решился выкинуть  с  бешеной  собакой,  которая
вскоре после этого  погналась  за  мной  в  одном  из  узеньких  переулков
Санкт-Петербурга. "Тут уж беги что есть мочи!" - подумал  я.  Чтобы  легче
было удирать, я скинул с себя шубу и поспешно укрылся в доме. За  шубой  я
затем послал слугу и приказал повесить ее вместе с другим  платьем  в  мой
гардероб.
   На следующий день меня до смерти напугали крики моего Иоганна.
   - О боже! - вопил он. - Господин барон! Ваша шуба взбесилась!
   Я поспешно побежал к нему и увидел, что  все  мое  платье  раскидано  и
растерзано в клочья.  Мой  слуга  выразился  очень  метко  -  шуба  именно
взбесилась. Я вбежал в то  самое  время,  когда  она  набросилась  на  мой
прекрасный парадный сюртук и принялась безжалостно таскать его по  полу  и
трепать.
   Во  всех  этих  приключениях,  милостивые  государи,  из  которых   мне
удавалось благополучно, хоть иногда и в последнюю минуту, выпутаться,  мне
на  помощь  приходила  случайность,   которую   я,   обладая   достаточным
присутствием духа и мужеством, заставлял  служить  мне.  Все  это,  вместе
взятое, и создает, как известно, удачливого охотника,  моряка  и  солдата.
Зато достойным всяческого порицания  следовало  бы  считать  неосторожного
охотника,  адмирала  или  генерала,  который  полагался   бы   только   на
случайность или на свою счастливую звезду и не заботился бы о  необходимом
совершенствовании  своего  ремесла,  а  также  не  вооружился   бы   всеми
средствами, которые способны обеспечить успех.
   Лично я такого упрека не заслуживаю, ибо всегда славился  как  высокими
качествами своих лошадей, собак и охотничьих ружей, так и  особым  умением
всем этим пользоваться. В полях и лесах долгие годы будет жить слава моего
имени.
   Я не собираюсь во всех подробностях расписывать  свои  конюшни,  псарни
или  свой  оружейный  склад,  к  чему  обычно  склонны   юнкера-собачники,
лошадники и охотники. Все же две мои собаки так отличились, служа мне, что
я хочу, пользуясь случаем, хоть вкратце упомянуть здесь  о  них.  Один  из
моих псов, лягаш, был  так  неутомим,  внимателен  и  осторожен,  что  все
видевшие его завидовали мне. Я имел возможность пускать его в дело и  днем
и ночью. Когда темнело, я вешал ему на хвост фонарик и мог  охотиться  так
же хорошо, если даже не лучше, чем при дневном свете.
   Однажды (это произошло вскоре после моей женитьбы)  жена  моя  выразила
желание принять  участие  в  охоте.  Я  поехал  вперед,  чтобы  высмотреть
что-нибудь подходящее, и вскоре мой пес замер перед стаей в несколько  сот
куропаток. Жду я, жду свою жену, которая в сопровождении моего адъютанта и
гайдука выехала сразу вслед за мной, но никого не видно  и  не  слышно.  В
конце концов я забеспокоился  и  повернул  назад.  Примерно  на  полдороге
внезапно до меня донесся жалобный плач. Казалось,  плач  раздается  совсем
близко, а между тем куда ни глянь - не видно ни живой души.
   Соскочив с коня, я приложил ухо к земле и тогда не только услышал,  что
плач доносится из-под земли, но и совершенно ясно уловил голоса моей жены,
моего адъютанта и гайдука. И  тут  я  заметил  недалеко  от  себя  вход  в
угольную шахту. Не могло быть сомнения в том, что моя несчастная жена и ее
спутники провалились в эту шахту. Пустив лошадь  в  карьер,  я  понесся  в
ближайшую деревню за углекопами, которым после очень длительной и  трудной
работы удалось извлечь пострадавших из ямы глубиной в девяносто сажен.
   Первым они вытащили гайдука, затем его коня, затем  адъютанта,  за  ним
его  коня,  потом  мою  жену,  и  наконец  ее  турецкого  клеппера.  Самым
удивительным во всей этой истории было то, что люди  и  лошади  при  таком
страшном падении  остались,  если  не  считать  нескольких  незначительных
ссадин, невредимыми. Но испуг они пережили ужасный! Об охоте, как вы легко
можете себе представить, уже думать не приходилось, и  так  как  вы,  надо
полагать, за этим рассказом забыли о моей собаке, то не удивитесь, что и я
не вспомнил о ней.
   Служебные обязанности заставили меня на следующее же утро отправиться в
дальнюю поездку, из которой я вернулся лишь через две недели.
   Не прошло и  нескольких  часов  после  моего  приезда,  как  я  заметил
отсутствие своей Дианки. Никто о ней за все это  время  не  побеспокоился.
Слуги были убеждены, что она побежала за мной, и вот  теперь,  к  великому
моему огорчению, ее нигде не могли сыскать.
   Внезапно у меня мелькнула мысль:
   "А не осталась ли собака у куропаток?"
   Надежда и страх заставили меня немедленно помчаться к месту охоты, и  -
представьте себе! - к несказанной моей радости оказалось, что собака стоит
на том же месте, где я оставил ее две недели назад!
   - Пиль! - крикнул я. Она сразу бросилась вперед, и  я  одним  выстрелом
уложил двадцать пять куропаток.
   Несчастное животное, однако, так обессилело от голода, что у него  едва
хватило сил доползти до меня. Чтобы добраться с ним до дому, мне  пришлось
взять его к себе на лошадь, и вы можете поверить мне, что я  с  величайшей
радостью согласился вынести такое неудобство.
   Благодаря тщательному уходу и заботе моя  собака  уже  через  несколько
дней была весела и бодра, как прежде, а  несколькими  неделями  позже  она
дала мне возможность разгадать загадку, которая без нее, вероятно,  навеки
осталась бы неразгаданной.
   Два дня подряд я гонялся за  зайцем.  Собака  моя  все  вновь  и  вновь
выгоняла его, но мне никак не удавалось точно прицелиться. В колдовство  я
не верю - никогда не был подвержен суевериям, слишком много диковинного  я
для этого пережил. На  этот  раз,  однако,  моих  пяти  чувств  было  явно
недостаточно. Наконец заяц подвернулся так близко, что я мог выстрелить  в
него. Заяц упал, и что вы думаете я тогда обнаружил? Под  брюхом  у  моего
зайца было четыре лапы, а на спине - четыре других. Когда две нижние  пары
уставали, то заяц мой, как ловкий пловец, умеющий плавать и на животе и на
спине, переворачивался, и тогда обе новые пары  несли  его  вперед  с  еще
большей быстротой.
   Никогда после не пришлось мне встречать такого  зайца,  да  и  этот  не
попался бы мне, не обладай моя собака такими совершенствами. Это  животное
настолько  превосходило  всех  представительниц  своего  рода,  что  я  не
задумываясь присоединил бы к ее  кличке  эпитет  "Единственная",  если  бы
принадлежавшая мне борзая не оспаривала у нее эту честь.
   Эта собака отличалась не столько своим сложением,  сколько  необычайной
быстротой бега. Если бы вам, милостивые государи, пришлось видеть  ее,  вы
были бы несомненно восхищены и не удивлялись бы тому, что я так любил ее и
столь часто с ней охотился. Ей пришлось, служа мне, бегать так быстро, так
часто и подолгу, что она стерла себе лапы почти по самое брюхо, поэтому  в
последние годы ее жизни я мог пользоваться ею только  как  таксой-ищейкой.
Но она и в этой роли прослужила мне еще не один год.
   В свое время, еще в бытность ее  борзой  -  кстати  сказать,  она  была
сукой, -  она  погналась  за  зайцем,  который  показался  мне  необычайно
толстым. Мне было жаль моей собаки: она должна была  скоро  ощениться,  но
старалась бежать с такой же быстротой, как всегда. Мне удавалось следовать
за ней верхом только на очень большом расстоянии. Внезапно я услышал  лай,
словно лаяла целая свора, но при этом такой слабый и нежный, что  я  никак
не  мог  сообразить,  в  чем  дело.  Когда  я  приблизился,  глазам   моим
представилось подлинное чудо.
   Зайчиха на бегу произвела на свет зайчат, а сука моя ощенилась! К  тому
же зайчат было ровно столько же, сколько и  щенят.  Подчиняясь  инстинкту,
зайчата пустились наутек, а щенки  не  только  погнались  за  ними,  но  и
поймали. Таким образом, к концу охоты у  меня  оказалось  шесть  зайцев  и
шесть собак, хоть я и начал охоту с одной-единственной собакой.
   Об этой замечательной собаке я вспоминаю с таким же удовольствием,  как
и о чудесном литовском коне,  которому  цены  не  было.  Он  достался  мне
благодаря случаю,  предоставившему  возможность  показать  свое  искусство
наездника и заслужить немалую славу.
   Я гостил однажды в роскошном поместье  графа  Пржобовского  в  Литве  и
остался в парадном покое за чайным столом в обществе дам в то  время,  как
мужчины спустились во двор посмотреть молодого чистокровного коня,  только
что доставленного с конского завода.
   Внезапно со двора донесся крик о помощи.
   Я сбежал по лестнице и увидел коня, который, взбесившись, вел себя  так
необузданно, что никто не осмеливался ни подойти к нему,  ни  вскочить  на
него.
   Самые смелые и решительные наездники  толпились  вокруг  в  смущении  и
растерянности.
   На всех лицах отразился испуг, когда я одним прыжком вскочил на коня  и
этим неожиданным маневром не только его напугал, но и полностью покорил  и
усмирил,   пустив   в   ход   все   свое   искусство   наездника.    Чтобы
продемонстрировать перед дамами это искусство и при  этом  не  обеспокоить
их, я принудил коня вместе со мной прыгнуть через одно из открытых окон  в
столовую. Здесь я несколько раз то шагом, то рысью, то галопом прогарцевал
по комнате и в конце концов  заставил  коня  вскочить  на  чайный  стол  и
продемонстрировать здесь в миниатюре все тонкости  высшей  школы  верховой
езды, которые вызвали восхищение всех присутствовавших  дам.  Моя  лошадка
проделала все так изящно и ловко, что не разбила ни одной чашки.  Все  это
вызвало ко мне горячие симпатии как дам, так и  самого  графа,  который  с
присущей ему учтивостью попросил меня принять  молодого  коня  от  него  в
подарок и завоевать на нем победу и славу в походе против  турок,  который
должен был вскоре начаться под предводительством графа Миниха (*1).
   Трудно было сделать более приятный подарок! Он как бы  предвещал  много
хорошего в походе, в котором мне предстояло выдержать первое  испытание  в
качестве солдата. Такой конь,  покорный,  горячий  и  смелый  -  овечка  и
Буцефал одновременно - должен был ежечасно напоминать мне о долге  бравого
солдата и об удивительных подвигах, совершенных на поле брани  Александром
в молодые годы.
   Мы отправлялись в поход, как мне  кажется,  отчасти  ради  того,  чтобы
восстановить честь русского оружия, несколько пострадавшую при царе  Петре
в боях на реке Прут (*2). Это нам  полностью  удалось  после  тяжелых,  но
славных походов под предводительством великого полководца, уже упомянутого
нами выше.
   Скромность не позволяет подчиненным приписывать себе великие подвиги  и
победы, слава которых обычно становится достоянием  предводителей  вопреки
их человеческим качествам. И - что  особенно  противоестественно  -  слава
становится достоянием королей и королев, никогда не нюхавших пороха, разве
только на увеселительных празднествах, и не видевших никогда  в  глаза  ни
бранного поля, ни армии в боевом порядке, разве только на вахт-параде.
   У меня поэтому нет особых притязаний на  славу,  добытую  в  крупнейших
боях с неприятелем. Все мы вместе выполняли наш долг патриота,  солдата  и
просто честного человека. Это - всеобъемлющее выражение,  полное  большого
содержания и значения, хотя масса всяких бездельников и пустословов  имеет
о нем весьма слабое представление.  Ввиду  того,  что  под  моей  командой
находился гусарский  полк,  я  проводил  разные  операции,  где  все  было
предоставлено  моему  собственному  усмотрению  и  мужеству.  Успех   этих
операций, как мне кажется, я все же имею  основание  поставить  в  заслугу
себе и моим смелым товарищам, которых я вел к победе и завоеваниям.
   Однажды, когда мы  загоняли  турок  в  Очаков,  наш  авангард  попал  в
жестокую переделку. Мой горячий литовец чуть было не занес  меня  прямо  к
черту в пекло. Я находился на дальнем передовом посту, как  вдруг  заметил
приближавшегося неприятеля,  окруженного  тучей  пыли,  что  помешало  мне
определить как численность его, так и намерения.
   Поднять такое же облако пыли и укрыться за  ним  было  бы  несложно;  к
такой шаблонной хитрости чаще всего и прибегают. Но это ничего не дало  бы
мне, да и не способствовало бы достижению цели, ради которой я был  послан
вперед. Я приказал поэтому своим правофланговым и левофланговым рассеяться
по обе стороны колонны и поднять как можно больше пыли. Сам я в это  время
двинулся прямо на неприятеля, чтобы лучше прощупать его. Это мне  удалось,
ибо он сопротивлялся и дрался только до тех пор, пока  страх  перед  моими
фланговыми не заставил его в беспорядке отступить.  Теперь  настало  самое
время смело броситься на него. Мы рассеяли его полностью, разбили наголову
и не только загнали обратно в крепость, но погнали дальше, через нее,  так
что расправа с ним превзошла все наши самые кровожадные намерения.
   Так как мой литовец  отличался  необыкновенной  быстротой,  я  оказался
впереди преследователей. Увидев, что неприятель удирает из крепости  через
противоположные ворота, я счел  целесообразным  остановиться  на  базарной
площади и приказать трубить сбор.
   Я осадил коня, но вообразите, господа, каково было мое удивление, когда
возле себя я не увидел ни трубача, ни  кого-либо  другого  из  числа  моих
гусар.
   "Не проскакали ли они по другим улицам? Куда  они  могли  деваться?"  -
подумал я.
   Но далеко, во всяком случае, они быть не могли и  должны  были  вот-вот
нагнать меня. В ожидании я направил своего тяжело дышавшего коня к колодцу
на базарной площади, чтобы дать ему напиться. Он пил и пил без всякой меры
и с  такой  жадностью,  словно  никак  не  мог  утолить  жажду.  Но  дело,
оказывается, объяснялось очень просто. Когда я обернулся  в  поисках  моих
людей, то угадайте, милостивые государи, что я увидел? Всей  задней  части
моего бедного коня как не бывало; крестец и бедра - все исчезло, словно их
начисто срезали. Поэтому  вода  вытекала  сзади  по  мере  того,  как  она
поглощалась спереди, без всякой пользы для коня и не утоляя его жажды.
   Для меня оставалось полнейшей загадкой, как это могло  случиться,  пока
откуда-то с совершенно другой стороны не прискакал мой конюх и, разливаясь
потоком сердечных поздравлений и крепких  ругательств,  не  рассказал  мне
следующее. Когда я с толпой бегущих врагов ворвался в  крепость,  внезапно
опустили предохранительную решетку и этой решеткой начисто отсекли  заднюю
часть моего коня. Сначала указанная задняя часть брыкалась изо всех сил  и
нанесла огромный  урон  неприятельским  солдатам,  которые,  оглушенные  и
ослепленные, как безумные, напирали на решетку, а затем  она  победоносно,
как выразился конюх, направилась на  близлежащий  луг,  где  я,  верно,  и
сейчас еще ее найду. Я повернул обратно, и оставшаяся половина моего  коня
неслыханно быстрым галопом доскакала до луга. С большой радостью  нашел  я
здесь вторую половину и, к немалому удивлению, увидел, что  она  подыскала
себе занятие, да такое любопытное, что ни один церемониймейстер, при  всем
своем остроумии, не мог  бы  изобрести  ничего  подобного  для  увеселения
какого-нибудь безголового субъекта. Короче говоря, задняя  половина  моего
чудо-коня за эти короткие мгновения успела завязать близкое  знакомство  с
кобылами,  носившимися  по  лугу,  и,  предавшись  наслаждениям  со  своим
гаремом, по-видимому, забыла все  перенесенные  неприятности.  Голова  при
этом, правда, столь мало принималась в  расчет,  что  жеребята,  обязанные
своим  существованием  этому  времяпрепровождению,   оказались   негодными
ублюдками: у них не хватало всего того, чего недоставало их отцу в  момент
их зачатия.
   Имея перед собой неопровержимые доказательства того, что  обе  половины
моего коня жизнеспособны, я поспешил вызвать  нашего  коновала.  Не  долго
думая, он с перепил обе половины молодыми ростками лавра, оказавшимися под
рукой. Рана благополучно зажила,  но  случилось  нечто  такое,  что  могло
произойти только с таким славным конем. А именно: ростки лавра  пустили  у
него в теле корни, поднялись вверх и образовали надо мной шатер из листвы,
так что я впоследствии совершил не одну славную  поездку  в  тени  лавров,
добытых мною и моим конем.
   О другой незначительной  неприятности,  связанной  с  этим  походом,  я
упомяну лишь попутно. Я так бурно, так долго и неутомимо рубил врага,  что
рука моя непроизвольно стала производить движение, которое  совершала  при
рубке, и оно сохранилось и  тогда,  когда  неприятеля  давно  уже  и  след
простыл. Я был вынужден, чтобы нечаянно  не  задеть  ни  себя  самого,  ни
приближавшихся ко мне солдат, носить с неделю руку на перевязи, словно она
была у меня отсечена по локоть.
   Человека, способного ездить на таком коне, как мой литовец,  вы  имеете
полное основание, милостивые  государи,  считать  способным  и  на  другие
фокусы  при  вольтижировке,  которые  сами  по  себе   должны   показаться
неправдоподобными.  Мы  осаждали  не  помню  уже  сейчас  какой  город,  и
фельдмаршалу было необычайно важно получить точные сведения о положении  в
крепости. Было чрезвычайно трудно, почти невозможно пробраться сквозь  все
форпосты, караулы и укрепления. Да и не  нашлось  бы  толкового  человека,
способного удачно совершить такое дело. С обычным  мужеством  и  служебным
усердием я, пожалуй, чересчур поспешно, стал подле одной  из  наших  самых
больших пушек, из которой как  раз  в  эту  минуту  собирались  произвести
выстрел. Одним махом вскочил я на ядро, рассчитывая, что оно занесет  меня
в крепость. Но когда я верхом на ядре  пролетел  примерно  половину  пути,
мною вдруг овладели кое-какие не лишенные основания сомнения.
   "Гм, - подумал я, - туда-то ты попадешь,  но  как  тебе  удастся  сразу
выбраться обратно? А что тогда случится? Тебя сразу же примут за шпиона  и
повесят на первой попавшейся виселице".
   Такая честь была мне вовсе не по вкусу.
   После подобных рассуждений я быстро принял решение, и, воспользовавшись
тем, что в нескольких шагах от меня пролетало выпущенное из крепости ядро,
я перескочил с моего ядра на встречное и таким образом, хоть и не выполнив
поручения, но зато целым и невредимым вернулся к своим.
   Ловкостью и умением, которыми я отличался в  прыжках,  обладала  и  моя
лошадь. Ни канавы, ни изгороди никогда не мешали мне ехать напрямик.
   Однажды я погнался верхом за зайцем, который наискось пересекал военную
дорогу. По этой же дороге, как раз между мной и зайцем, проезжала карета с
двумя красивыми дамами.  Мой  конь  с  такой  быстротой  проскочил  сквозь
карету, окна которой  были  открыты,  что  я  едва  успел  снять  шляпу  и
почтительнейше извиниться за такую вольность.
   В другой раз я  собрался  перескочить  через  болото,  которое  сначала
показалось мне не таким широким, каким я увидел его, когда  находился  уже
на середине скачка. В воздухе я повернул поэтому обратно к тому месту, где
находился раньше, чтобы взять больший разбег. Тем не менее я и  во  второй
раз  плохо  рассчитал  и  провалился  по  горло   в   тину   недалеко   от
противоположного берега. Мне суждена была неминуемая гибель,  если  бы  не
сила моих рук. Ухватившись за собственную косу, я вытащил  из  болота  как
самого себя, так и коня, которого крепко стиснул между колея.
   Несмотря, однако, на мое  мужество  и  сообразительность,  несмотря  на
свойственные мне и моей лошади быстроту, ловкость и силу,  не  все  в  эту
турецкую войну сходило мне благополучно. На свою беду, мне пришлось  даже,
благодаря численному превосходству врага, попасть в плен. И, что еще хуже,
я был продан в рабство - таков уж был обычай у турок.
   Работа моя в этом унизительном положении была  не  столь  мучительна  и
тяжела, сколь необычна и скучна. В мои  обязанности  входило  каждое  утро
выгонять на пастбища пчел турецкого султана,  целый  день  стеречь  их,  а
затем под вечер загонять обратно в ульи.
   Однажды вечером я заметил, что недостает одной пчелы, но тут же увидел,
что  на  нее  напали  два  медведя,  которые,  желая  полакомиться  медом,
собираются ее растерзать. Так как при  мне  не  было  ничего  похожего  на
оружие, кроме серебряного топорика -  отличительного  знака  всех  полевых
рабочих  и  садовников  султана,  -  я  швырнул  этим  топориком  в  обоих
разбойников с единственной целью отогнать их. Бедняжку пчелу я таким путем
действительно освободил. Но мне не повезло: я чересчур сильно размахнулся,
топорик взлетел вверх и не переставал подниматься, пока не упал на Луну.
   Как же мне было вернуть его? Где найти на земле такую высокую лестницу,
чтобы его достать?
   Тут мне пришло на память, что турецкие  бобы  растут  ужасно  быстро  и
достигают удивительной высоты. Я сразу же посадил такой боб, который  и  в
самом деле стал расти и сам по себе уцепился за один из рогов Луны.  Тогда
я спокойно полез вверх на Луну, куда, наконец, благополучно и добрался.
   Трудно было разыскать мой серебряный топорик в  таком  месте,  где  все
другие предметы блестели, как серебряные.  Наконец  я  нашел  его  в  куче
мякины и рубленой соломы.
   Я собрался спуститься обратно.  Но  -  увы!  -  солнечная  жара  успела
высушить мой боб так, что нечего было и думать сползти по нему  вниз.  Что
было делать? Я сплел из рубленой соломы веревку такой  длины,  как  только
было возможно. Веревку я  прикрепил  к  одному  из  лунных  рогов  и  стал
спускаться вниз. Правой рукой я держался за  веревку,  а  в  левой  держал
топорик. Спущусь немного, отрубаю  излишний  конец  веревки  надо  мной  и
привязываю его к нижнему концу. Так я  спустился  довольно  низко.  Но  от
постоянного отрубания и связывания веревка не  становилась  крепче,  а  до
поместья султана было все еще довольно далеко.
   Я находился еще в облаках, в  нескольких  милях  от  земли,  как  вдруг
веревка разорвалась, и я с такой силой  грохнулся  вниз,  на  нашу  родную
землю, что был совсем оглушен. Благодаря тяжести моего тела,  летевшего  с
такой высоты, я пробил в земле яму  глубиной  по  меньшей  мере  в  девять
сажен, на дне которой и очутился. Постепенно я, правда, пришел в себя,  но
не знал, как мне выбраться оттуда.  Однако  чему  только  не  учит  нужда!
Своими собственными ногтями, которым было уже сорок лет, я  выкопал  некое
подобие лестницы и по ней благополучно выбрался на свет.
   Наученный горьким опытом, я  стал  другими  способами  отделываться  от
медведей, которые охотно гонялись за моими пчелами и лазали  по  ульям.  Я
вымазал медом дышло телеги и ночью залег в засаде неподалеку от  нее.  Все
произошло именно так, как я ожидал. Огромный медведь, привлеченный запахом
меда, принялся с такой жадностью лизать передний конец дышла,  что  втянул
его в себя через глотку, желудок и кишки,  и  оно  сзади  вылезло  наружу.
Когда медведь с такой ловкостью нанизал самого себя на дышло, я подбежал к
нему и заклинил отверстие в дышле. Тем самым  я  отрезал  лакомке  путь  к
отступлению и оставил его в таком виде до утра. Великий  султан,  случайно
проходивший мимо, чуть не умер от хохота над этой проделкой.
   Вскоре после этого русские заключили с турками мир,  и  меня,  в  числе
других пленных, отправили в Санкт-Петербург. Но я вскоре ушел в отставку и
покинул Россию во время великой революции, лет  сорок  тому  назад,  когда
император, еще покоившийся в колыбели, вместе со своей  матерью  и  отцом,
герцогом Брауншвейгским, фельдмаршалом фон Минихом и многими  другими  был
сослан в Сибирь.
   В тот год  во  всей  Европе  свирепствовал  такой  мороз,  что  солнце,
по-видимому, пострадало от холода,  отчего  оно  с  тех  самых  пор  и  до
сегодняшнего дня хворает. Мне поэтому при возвращении на  родину  пришлось
испытать более тяжкие злоключения, чем по пути в Россию.
   Ввиду того, что мой литовский конь остался в  Турции,  я  был  вынужден
отправиться на почтовых. Случилось однажды,  что  нам  пришлось  ехать  по
узкой дороге, окаймленной высокой изгородью из  шиповника,  и  я  напомнил
кучеру о том, что нужно протрубить в рожок,  иначе  мы  рисковали  в  этом
узком проходе столкнуться со встречным экипажем  и  застрять  там.  Парень
поднес рожок к губам и принялся дуть в него изо всей мочи. Но все старания
его были напрасны. Из рожка нельзя было извлечь ни единого звука. Это было
совершенно непонятно и могло кончиться для нас настоящей бедой, так как мы
вскоре увидели, что навстречу нам мчится  экипаж,  объехать  который  было
совершенно немыслимо.
   Тем не менее я выскочил из кареты и прежде всего выпряг лошадей.  Вслед
за этим я взвалил себе на плечи карету со всеми четырьмя колесами и  всеми
дорожными узлами и перескочил  с  этим  грузом  через  канаву  и  изгородь
вышиной в девять футов. Это было отнюдь не пустяком, принимая во  внимание
вес экипажа. Перепрыгнув обратно  через  изгородь,  я  снова  очутился  на
дороге, но уже позади чужой кареты. Затем  я  поспешил  к  нашим  лошадям,
подхватил обеих и, зажав их под мышками, прежним способом, другими словами
- двойным прыжком туда и обратно, доставил их к карете, приказал запрягать
и благополучно добрался в конце перегона до постоялого двора.
   Я мог бы еще добавить, что одна из лошадей, очень резвая и молодая - ей
было не более четырех лет, - чуть было не натворила беды. Когда я совершал
второй прыжок через изгородь,  она  зафыркала  и,  выражая  неудовольствие
моими резкими движениями, стала брыкаться. Но я справился с  ней,  засунув
ее задние ноги в карман моего сюртука.
   На постоялом дворе мы отдохнули после  всех  наших  приключений.  Кучер
повесил свой рожок на гвоздь подле кухонного очага, а  я  уселся  напротив
него.
   И вот  послушайте  только,  милостивые  государи,  что  тут  произошло!
Внезапно раздалось: "Теренг! Теренг! Тенг! Тент!"
   Мы вытаращили глаза. И тогда только мы  поняли,  почему  кучер  не  мог
сыграть на своем рожке.  Звуки  в  рожке  замерзли  и  теперь,  постепенно
оттаивая, ясные и звонкие, вырывались из него, делая честь нашему  кучеру.
Этот добрый  малый  значительное  время  услаждал  наш  слух  чудеснейшими
мелодиями, не поднося при этом своего инструмента  к  губам.  Нам  удалось
услышать "Прусский марш", "Без любви и вина", "Когда  я  на  белильне...",
"Вчера вечерком братец Михель пришел..." и еще много других  песен,  между
прочим, и вечернюю песню "Уснули леса..."
   Этой песенкой закончилась история с тающими звуками, как и я заканчиваю
здесь историю моего путешествия в Россию.
   Немало путешественников иной раз утверждают такое, что, если  вдуматься
хорошенько, не вполне совпадает с истиной. Нечего поэтому удивляться, если
слушатели и читатели подчас бывают склонны к недоверию. Но  если  в  нашей
компании  найдутся  лица,  которые  усомнятся  в  моей  правдивости,   мне
останется только сожалеть о том, что они так недоверчивы, и предложить  им
лучше удалиться  до  того,  как  я  начну  повествование  о  моих  морских
приключениях.  Они,  пожалуй,  еще  более  невероятны,   хотя   столь   же
достоверны, как и остальные.








   Первым путешествием в моей жизни,  совершенным  задолго  до  поездки  в
Россию, о  некоторых  достопримечательностях  которой  я  только  что  вам
рассказал, было путешествие по морю.
   Я еще "спорил с гусями", как частенько  шутливо  говорил  мой  дядюшка,
самый чернобородый из всех когда-либо виденных мною гусарских полковников,
и еще трудно было решить - считать  ли  белый  пушок  на  моем  подбородке
зачатком бороды или гусиного оперения, как я уже бредил путешествиями.
   Если принять во внимание, что отец мой в молодости многие годы провел в
путешествиях и нередко коротал зимние вечера правдивыми и  неприкрашенными
рассказами о своих приключениях - некоторые из них я,  быть  может,  позже
перескажу вам, - мое влечение  с  одинаковым  успехом  можно  считать  как
прирожденным, так и внушенным.
   Одним словом, я пользовался каждым удобным и неудобным  случаем,  чтобы
мольбами или упорством добиться удовлетворения своей  непреодолимой  жажды
увидеть свет. Но все было напрасно.
   Если мне удавалось пробить хоть маленькую брешь в укреплениях отца,  то
тем более яростное сопротивление  оказывали  мать  и  тетка.  И  мгновенно
терялось все, чего я добивался ценой самого хитроумного подхода.
   Но вот, на мое счастье, случилось так, что к нам приехал погостить один
родственник с материнской стороны. Я вскоре стал его  любимцем.  Он  часто
говорил, что я славный,  живой  мальчишка  и  что  он  готов  сделать  все
возможное,  чтобы  помочь  мне  осуществить  мое  страстное  желание.  Его
красноречие  оказалось  убедительнее  моего.  И  вот   после   бесконечных
убеждений и возражений, отговорок и споров, наконец,  к  моей  неописуемой
радости было решено, что я буду сопровождать нашего  гостя  в  поездке  на
Цейлон, где его дядя много лет был губернатором.
   Мы подняли  паруса  и  отплыли  из  Амстердама  с  важными  поручениями
правительства Голландских штатов. Ничего достопримечательного  в  пути  не
произошло, если не считать сильнейшего шторма. Об этом шторме мне  все  же
приходится упомянуть ввиду его удивительных последствий. Ураган поднялся в
то время, как мы стояли на якоре возле какого-то острова, где должны  были
пополнить наши запасы воды и дров. Он свирепствовал  с  такой  силой,  что
вырывал с корнем множество необычайно толстых и высоких деревьев и  швырял
их в воздух. Невзирая на то, что многие  из  этих  деревьев  весили  сотни
центнеров, они снизу казались ввиду невероятной высоты - их подбросило  по
меньшей мере миль на пять вверх -  не  крупнее  птичьих  перышек,  которые
иногда порхают по воздуху.
   Но стоило урагану утихнуть, как каждое  дерево  вертикально  опустилось
вниз, прямо на свое место, и сразу же пустило  корни.  Таким  образом,  не
осталось почти никаких следов  опустошения.  Только  одно,  самое  высокое
дерево составило исключение. Когда бешеной силой ветра оно было вырвано из
земли, на ветвях его как раз сидел крестьянин со своей женой. Они собирали
огурцы - в той части света эти дивные плоды растут  на  деревьях.  Честная
супружеская пара  совершила  полет  с  такой  же  покорностью,  как  баран
Бланшара (*3). Тяжесть их тел, однако,  заставила  дерево  отклониться  от
своего  старого  места.  Кроме  того,  оно  опустилось  в   горизонтальном
положении. Все жители острова, а также их всемилостивейший царек, во время
бури покинули свои жилища, боясь, что будут погребены под обломками. Царек
как раз собирался, возвращаясь к себе домой, пройти через сад, как  сверху
рухнуло дерево, на котором сидели супруги,  и,  к  счастью,  убило  царька
наповал.
   - К счастью?
   - Да, да, к счастью!  Ибо,  милостивые  государи,  этот  царек  был,  с
позволения сказать, самым гнусным тираном, а жители острова,  не  исключая
даже и любимцев его и любовниц, самыми несчастными созданиями под луной. В
его кладовых гнили съестные припасы, в то время как подданные,  у  которых
эти припасы были силой отобраны, умирали с голоду!
   Его острову не приходилось бояться иноземных врагов. Тем  не  менее  он
забирал каждого молодого  парня,  собственноручно  избивал  его,  пока  не
превращал в героя, и время от времени  продавал  свою  коллекцию  тому  из
соседних  князей,  кто  готов  был  дороже  заплатить.  Это   давало   ему
возможность к миллионам ракушек, оставленных в наследство отцом,  добавить
новые миллионы...
   Нам рассказали, что такие возмутительные принципы он привез из  поездки
на Север. Мы не решились, несмотря на самый горячий патриотизм, оспаривать
подобное мнение уже по одному тому, что у этих островитян "путешествие  на
Север" может с таким же успехом означать как поездку на Канарские острова,
так и увеселительное путешествие в Гренландию. Требовать уточнения  мы  по
ряду причин сочли нежелательным.
   В  награду  за  великую  услугу,  оказанную,  хотя  и  случайно,  своим
согражданам, пара собирателен огурцов была возведена ими на освободившийся
трон. Эти добрые люди,  правда,  во  время  полета  по  воздуху  настолько
приблизились к светилу мира, что утратили свет своих очей, а впридачу  еще
и частицу своего внутреннего света. Но  это  не  помешало  им  так  хорошо
управлять своим островом, что все подданные, как мне позже стало известно,
никогда не съедали огурца, не проговорив при этом: "Бог да сохранит нашего
господина!"
   Приведя в  порядок  наш  корабль,  сильно  пострадавший  от  шторма,  и
почтительно распрощавшись с монархом и его супругой, мы подняли  паруса  и
отплыли, подгоняемые  довольно  сильным  ветром.  Через  шесть  недель  мы
благополучно достигли Цейлона.
   Прошло недели две после нашего прибытия, когда старший сын  губернатора
предложил мне отправиться вместе с ним на охоту, на что я с  удовольствием
дал свое согласие.
   Мой друг был высокий и сильный мужчина, привыкший к местному климату  и
жаре. Зато я, несмотря на то, что не позволял себе лишних движений,  очень
быстро ослабел и к тому времени, когда мы добрались до  леса,  значительно
отстал от своего спутника.
   Я собрался было присесть и отдохнуть  на  берегу  бурного  потока,  уже
некоторое время привлекавшего мое внимание,  когда  вдруг  услышал  шорох,
доносившийся со стороны дороги, по которой я пришел сюда.  Я  оглянулся  и
замер, словно окаменев, при виде огромного льва, который направлялся прямо
ко мне, не скрывая  своего  намерения  всемилостивейше  позавтракать  моим
бренным телом, не испросив на то моего согласия. Мое ружье  было  заряжено
простой  мелкой  дробью.   Раздумывать   было   некогда,   да   и   мешала
растерянность. Я все же решил выстрелить в зверя, надеясь хотя бы испугать
его или, может быть, ранить. Но так как я с перепугу даже не выждал,  пока
лев приблизится ко мне на нужное расстояние, то своим выстрелом  я  только
разъярил  зверя,  и  он  в  злобе  бросился  на  меня.  Подчиняясь  скорее
инстинкту, чем разумному рассуждению, я попробовал совершить невозможное -
бежать. Я повернулся, и... - еще сейчас при одном воспоминании меня обдает
холодный пот, -  в  нескольких  шагах  от  себя  я  увидел  омерзительного
крокодила, который уже раскрыл свою страшную пасть,  собираясь  проглотить
меня.
   Представьте себе, господа, весь ужас моего  положения!  Позади  меня  -
лев, передо мной -  крокодил,  слева  -  бурный  поток,  справа  -  обрыв,
который, как я узнал позже, кишел ядовитыми змеями.
   Ошеломленный от страха -  а  это  нельзя  было  бы  в  таком  положении
поставить в вину даже Геркулесу, - я бросился  на  землю.  Все  мысли,  на
которые я еще был способен, сводились к страшному  ожиданию  -  вот-вот  в
меня вопьются клыки и когти беспощадного хищника или  я  окажусь  в  пасти
крокодила.
   Но вдруг до меня доносятся  какие-то  совершенно  непонятные  звуки.  Я
решаюсь приподнять голову и оглянуться. И что же? Как вы  думаете,  что  я
увидел? Оказалось, что лев,  в  ярости  ринувшийся  ко  мне,  в  ту  самую
секунду, когда я упал, с разбегу перескочил через меня и  угодил  прямо  в
пасть крокодила. Голова одного застряла в глотке другого,  и  они  бились,
стараясь освободиться друг от друга.
   Я едва успел вскочить, выхватить охотничий нож и  одним  ударом  отсечь
голову льву, так что туловище его в  судорогах  свалилось  к  моим  ногам.
Затем прикладом своего ружья я еще глубже загнал львиную голову  в  глотку
крокодила и таким образом задушил его.
   Вскоре после того как я одержал такую блистательную  победу  над  двумя
свирепыми врагами, появился мой друг, чтобы узнать,  почему  я  отстал  от
него.
   После  взаимных  приветствий  и  поздравлений  мы  принялись   измерять
крокодила и установили, что он имеет в длину ровно сорок парижских футов и
семь дюймов.
   Как только мы рассказали губернатору об этом  необычайном  приключении,
он выслал телегу и нескольких слуг, приказав привезти обоих зверей к  нему
домой. Из шкуры льва местный скорняк изготовил мне кисеты для  табака,  из
которых я несколько штук преподнес своим знакомым на Цейлоне. Остальные  я
по  возвращении  в  Голландию  подарил  бургомистрам,  которые  собирались
преподнести мне за них тысячу дукатов - подарок, от которого мне с  трудом
удалось уклониться.
   Из кожи  крокодила  сделали  самое  обыкновенное  чучело,  составляющее
сейчас  одну  из  главных  достопримечательностей  Амстердамского   музея.
Человек, которому поручено водить по музею  посетителей,  рассказывает  им
историю этого крокодила.  При  этом  он,  правда,  допускает  всевозможные
добавления,  которые  сильно  расходятся  с  истиной.  Так,  например,  он
утверждает, что лев проскочил через крокодила и как раз собирался улизнуть
через заднюю дверь, но мсье, знаменитый во всем мире барон (как он  обычно
величает меня), отсек вылезшую наружу львиную голову, а вместе  с  головой
еще и три фута хвоста крокодила.
   "Крокодил, - продолжает иногда рассказчик, - не остался  равнодушным  к
утрате своего хвоста. Он повернулся, вырвал у мсье из рук охотничий нож  и
проглотил его с такой яростью, что нож пронзил сердце чудовища, после чего
оно мгновенно лишилось жизни".
   Мне ни к чему говорить вам, милостивые государи, как неприятна наглость
этого негодяя. Люди, плохо знающие меня, смущенные такой  ложью,  могут  в
наше склонное к скептицизму время усомниться  в  правдивости  рассказов  о
моих действительных подвигах, что в высшей степени обидно и  оскорбительно
для благородного кавалера, дорожащего своей честью.





   В 1776 году я сел в Портсмуте на  английский  военный  корабль  первого
ранга, направлявшийся в Северную  Америку.  Корабль  был  вооружен  сотней
пушек, и экипаж состоял из тысячи четырехсот  человек.  Я  мог  бы  здесь,
правда попутно, рассказать и о том, что мне пришлось испытать в Англии, но
оставлю это до другого раза. Об одной истории, которая представляется  мне
удивительно  занятной,  я  все  же  мимоходом  упомяну.  Однажды  я   имел
удовольствие увидеть короля, когда  он  с  большой  помпой  направлялся  в
парламент. Кучер с необычайно внушительной бородой,  в  которой  тщательно
был вырезан английский герб, с торжественным видом восседал на  козлах  и,
хлопая бичом, выбивал столь же искусное, сколь и четкое "Георг Рекс".
   Что касается нашего морского путешествия, то  с  нами  не  приключилось
ничего особенного до тех пор, пока мы не оказались на расстоянии  примерно
трехсот миль от реки святого Лаврентия. Здесь корабль  вдруг  со  страшной
силой ударился о какой-то предмет, который мы приняли за скалу. При  этом,
опустив лот на глубину пятисот саженей, мы не могли нащупать дно.  Но  еще
более удивительным и даже непонятным было то, что мы потеряли руль, у  нас
сломался бушприт, все мачты расщепились сверху донизу, а две из  них  даже
полетели за борт.
   Бедняга матрос, который в это  время  как  раз  убирал  большой  парус,
отлетел на три мили от корабля, раньше  чем  свалиться  в  воду.  Если  он
уцелел, то только благодаря тому, что во время полета ухватился  за  хвост
северного гуся, и это не только облегчило его падение в воду,  но  и  дало
ему возможность, пристроившись на спине этой  птицы,  или,  вернее,  между
шеей ее и крылом, плыть вслед за кораблем до тех пор, пока  его,  наконец,
не удалось подобрать.
   Сила толчка была так велика, что всех людей, находившихся в межпалубных
помещениях, подбросило к  потолку.  Моя  голова  при  этом  была  вбита  в
желудок, и потребовалось несколько месяцев, пока она заняла  свое  обычное
положение.
   Мы  еще  не  пришли  в  себя  от  удивления   и   состояния   полнейшей
растерянности, когда все эти непонятные явления внезапно  объяснились:  на
поверхности воды показался огромный кит, который, греясь  на  солнце,  как
видно, задремал. Чудовище было весьма рассержено тем,  что  мы  осмелились
его обеспокоить, и ударом хвоста не только сорвало  часть  обшивки,  но  и
проломило верхнюю палубу. Одновременно кит ухватил зубами  главный  якорь,
который, как полагается, был намотан на шпиль, и протащил наш  корабль  по
меньшей мере миль шестьдесят - считая по шести миль в час.
   Бог ведает, куда бы  он  увлек  нас,  если  бы,  на  наше  счастье,  не
порвалась якорная цепь, благодаря чему кит потерял наш корабль, но зато  и
мы лишились якоря.
   Когда полгода спустя, возвращаясь в Европу, мы снова очутились  в  этих
водах, то натолкнулись в нескольких милях от прежнего  места  на  мертвого
кита, который покачивался на волнах, и длиной он был, - чтобы не  соврать,
- по меньшей мере в полмили.  Так  как  мы  не  могли  погрузить  на  борт
сколько-нибудь значительную часть такого огромного животного, то  спустили
шлюпки и с большим трудом отрубили ему голову. Какова была  наша  радость,
когда мы не только обнаружили наш якорь, но еще и  сорок  саженей  якорной
цепи, которая забилась в дупло гнилого зуба слева в его пасти.
   Это было за всю поездку единственное происшествие, достойное внимания.
   Но погодите! Я чуть не забыл упомянуть об одной подробности. Когда  кит
в первый раз отплыл, таща за собой корабль,  судно  получило  пробоину,  и
вода с такой силой хлынула в дыру, что работа всех насосов не могла  бы  и
на полчаса отсрочить нашу гибель. К  счастью,  я  первый  обнаружил  беду.
Пробоина была большая - примерно  около  фута  в  диаметре.  Я  испробовал
всевозможные способы, чтобы заткнуть ее. Но все  было  напрасно!  В  конце
концов, я все же спас прекрасный корабль и весь его многочисленный экипаж.
Меня осенила счастливейшая мысль. Как  ни  велика  была  пробоина,  я  всю
заполнил ее моей дражайшей частью, даже не снимая для этого штанов,  и  ее
хватило бы даже и в том случае, если бы пробоина была вдвое шире. Вас  это
не удивит, милостивые государи, если я скажу вам, что я и по  отцовской  и
по материнской линии происхожу от  голландских  или  по  крайней  мере  от
вестфальских предков. Положение мое, пока я сидел на очке, было  несколько
прохладное, но я вскоре был освобожден благодаря искусству плотника.





   Случилось  однажды  так,  что  мне  грозила   опасность   погибнуть   в
Средиземном море. В один прекрасный летний день я купался близ  Марселя  в
тихом и теплом море,  как  вдруг  увидел  большую  рыбу,  которая,  широко
разинув пасть, с неимоверной быстротой плыла прямо ко мне. Времени  терять
было нельзя, да и укрыться от рыбы  оказалось  совершенно  невозможным.  Я
мгновенно постарался съежиться до предела, подтянул  колени  и  прижал  их
сколько возможно к телу. В таком виде я проскочил между челюстей хищника и
проскользнул в самый желудок. Здесь, как вы легко можете себе представить,
я пробыл некоторое время в полном мраке,  но  зато  был  окружен  приятным
теплом. Мое  присутствие,  видимо,  вызывало  у  рыбы  чувство  тяжести  в
желудке, и она, надо полагать, охотно бы от меня отделалась. Места у  меня
было достаточно. Я кувыркался и прыгал, стараясь раздразнить  рыбу  самыми
невероятными выходками.
   Но ничто, казалось, не причиняло рыбе такого неприятного ощущения,  как
мои ноги, когда я попробовал сплясать шотландский танец. Она дико взвыла и
почти вертикально приподняла  половину  туловища  над  водой.  Тем  самым,
однако, она привлекла внимание плывшего мимо итальянского торгового  судна
и за несколько минут была убита гарпунами.
   Когда рыбу втащили на борт, я услышал, что  люди  на  палубе  обсуждают
вопрос, как ее разрезать, чтобы добыть возможно большее количество жира. Я
понимал  по-итальянски  и  страшно  испугался,  что  ножи  моряков  заодно
прирежут и меня. Я поэтому встал посередине желудка,  в  котором  свободно
могло поместиться хоть двенадцать человек, полагая, что  резать  начнут  с
краев. Но скоро успокоился, так как они принялись вспарывать нижнюю  часть
живота.
   Как только мелькнул луч света, я закричал во всю силу своих легких, что
очень рад видеть милостивых государей и надеюсь, что они избавят  меня  от
неудобного положения, в котором я чуть было не задохся.
   Невозможно в достаточно  ярких  красках  описать  удивление  всех  этих
людей, когда они услышали человеческий голос, исходивший из рыбьего брюха.
Удивление их, разумеется, еще возросло, когда они  воочию  увидели  голого
человека, вылезающего из рыбы на вольный воздух.
   Тогда, милостивые государи, я рассказал им обо всем, что произошло, как
сейчас поведал вам, и они просто не могли прийти в себя от удивления.
   Слегка подкрепившись, я прыгнул в море, чтобы смыть  с  себя  грязь,  а
затем поплыл за своим платьем, которое и нашел на берегу  в  том  виде,  в
каком его оставил. По моим подсчетам, я пробыл в желудке  чудовища  три  с
половиной часа.





   В те времена, когда я находился на турецкой службе, я часто развлекался
катанием на яхте по Мраморному морю, откуда открывался изумительный вид на
весь Константинополь, включая и сераль великого  султана.  Однажды  утром,
любуясь красотой и ясностью неба, я  заметил  парящий  в  воздухе  круглый
предмет, величиной примерно в  бильярдный  шар,  под  которым  висело  еще
что-то. Я мгновенно схватил свое  самое  лучшее  дальнобойное  ружье,  без
которого стараюсь не выходить из дома, зарядил его  пулей  и  выстрелил  в
круглый предмет в воздухе. Но напрасно. Я выстрелил вторично двумя пулями,
но снова безрезультатно. Только третий выстрел, когда ружье было  заряжено
четырьмя или пятью пулями, пробил сбоку дыру и  заставил  круглый  предмет
опуститься на землю.
   Вообразите  мое  удивление,  когда   изящно   позолоченная   колясочка,
подвешенная к воздушному шару,  величиной  превосходившему  самый  большой
купол окрестных башен, упала в воду в двух саженях от моей яхты.
   В коляске находился какой-то человек и  половина  барана,  по-видимому,
жареная. Когда я пришел в себя от изумления,  мы  с  моими  людьми  тесным
кольцом обступили эту странную группу.
   У этого человека, походившего на француза - да он и  был  им  на  самом
деле, - из всех  карманов  свешивалось  по  нескольку  часовых  цепочек  с
брелоками, на которых, как мне показалось, были изображены знатные дамы  и
господа. На каждой пуговице висели золотые медальоны, ценностью по меньшей
мере по сто дукатов, а на каждом пальце красовался драгоценный, украшенный
брильянтами  перстень.  Карманы  его  сюртука  были  набиты  кошельками  с
золотом, которые оттягивали их чуть не до земли.
   "Боже мой! - подумал я. - Заслуги этого человека  перед  человечеством,
вероятно, исключительно велики, если знатные дамы и господа, вопреки своей
столь обычной в наши дни скупости, осыпали его такими подарками".
   При всем том незнакомец после падения чувствовал себя  так  плохо,  что
едва был в силах произнести хоть слово. Немного погодя он пришел в себя  и
рассказал нам следующее:
   - У меня не хватило бы ни знаний, ни способностей на то,  чтобы  самому
изобрести такой  воздушный  шар,  зато  я  в  избытке  обладал  отвагой  и
смелостью канатного плясуна, что и позволило мне сесть в эту подвешенную к
воздушному шару коляску и несколько раз подняться в ней ввысь.  Дней  семь
или восемь назад - точный счет времени я утратил  -  я  поднялся  на  этом
воздушном шаре с мыса в Корнуэльсе, в Англии, и захватил с  собой  барана,
чтобы затем в высоте на глазах у многих тысяч зевак проделать с ним разные
фокусы. К несчастью, минут через  десять  после  подъема  ветер  переменил
направление и, вместо того чтобы погнать меня в Эксетер, где я рассчитывал
приземлиться, понес меня к морю, над которым я, по-видимому, и носился все
это время на недосягаемой вышине.
   На мое счастье, я не успел проделать фокусов с бараном. На третий  день
полета я почувствовал такой сильный голод, что пришлось  зарезать  барана.
Находясь одно время очень высоко над Луной, я шестнадцать часов  продолжал
полет вверх и так сильно приблизился к Солнцу, что оно опалило мне  брови.
Я положил убитого барана,  с  которого  содрал  шкуру,  туда,  где  солнце
припекало с наибольшей силой, или, лучше сказать, куда шар  не  отбрасывал
тени. За каких-нибудь три четверти  часа  баран  отлично  изжарился.  Этим
жарким я и питался все время.
   Тут  человек   умолк,   углубившись,   как   казалось,   в   созерцание
окрестностей. Когда я сказал ему, что здания, возвышающиеся перед нами,  -
не что иное, как сераль владыки Константинополя, он был страшно  потрясен,
так как, по его предположениям, должен был находиться  в  совершенно  иных
краях.
   - Причина моего столь длительного полета, - произнес он, -  заключалась
в том, что лопнула веревка, прикрепленная к клапану воздушного  шара.  Она
служила для того, чтобы выпускать горючий газ. Если б вы не  выстрелили  в
шар и не пробили оболочку, он, пожалуй, как Магомет, до  самого  страшного
суда носился бы в воздухе между небом и землей.
   Колясочку он  великодушно  подарил  моему  рулевому.  Что  же  касается
воздушного шара, то от моего выстрела он во время  падения  превратился  в
лохмотья.





   У нас, милостивые государи, еще хватит времени, чтобы распить последнюю
бутылочку, поэтому я расскажу вам о весьма странном случае, приключившемся
со мной за несколько месяцев до моего последнего возвращения в Европу.
   Султан, которому я  был  представлен  как  римским,  так  и  русским  и
французским послами, поручил мне выполнить  чрезвычайно  важную  миссию  в
Каире, характер которой был таков, что она должна была  навсегда  остаться
тайной.
   Я  пустился  в  путь  по  суше  с  большой  помпой  и  в  сопровождении
многочисленной свиты. По дороге мне  представилась  возможность  пополнить
число моих слуг несколькими очень полезными лицами. Не успел я отъехать  и
нескольких миль от Константинополя, как увидел маленького тощего человека,
быстро перебегавшего через поле, хотя у него  на  ногах  висели  свинцовые
гири весом по меньшей мере в пятьдесят фунтов каждая.
   Пораженный таким зрелищем, я крикнул ему:
   - Куда, куда ты так торопишься, друг мой,  и  зачем  привязал  к  ногам
такие гири? Ведь они затрудняют твой бег!
   - Я бежал из Вены, - ответил скороход. - Там я служил у знатных  господ
и  только  сегодня,  с  полчаса   назад,   уволился.   Я   направляюсь   в
Константинополь,   где   рассчитываю   получить   место.   Этими   гирями,
привязанными к ногам, я  хотел  несколько  умерить  скорость  моего  бега,
которая теперь  никому  не  нужна,  ибо  умеренность  надежна,  как  любил
повторять мой, ныне покойный, воспитатель.
   Этот Асахаил (*4) пришелся мне по душе. Я  спросил,  не  желает  ли  он
поступить ко мне на службу, на что тот охотно согласился.
   Мы двинулись затем дальше, проезжая через разные страны и города.
   Недалеко от дороги на прекрасном  лугу  лежал,  не  шевелясь,  какой-то
человек. Казалось, что он спит. Но он вовсе  не  спал,  а  приник  ухом  к
земле, словно подслушивая, что происходит у обитателей преисподней.
   - К чему это ты прислушиваешься, друг мой? - спросил я его.
   - Да я от нечего делать слушаю, как трава растет.
   - И это тебе удается?
   - Да что ж тут трудного?
   - Тогда поступай ко мне на службу,  дружище.  Кто  знает,  на  что  еще
пригодится твой слух.
   Молодец вскочил на ноги и последовал за мной.
   Немного подальше я увидел охотника. Он стоял на холме и палил в воздух.
   - Бог в помощь, бог в помощь, господин охотник! Но в кого ты стреляешь?
Я вижу лишь голубое небо.
   - О, я  просто  пробую  свое  новое  охотничье  ружье.  Там,  на  шпиле
страсбургской колокольни, сидел воробей. Я только что сбил его.
   Тот, кому известна моя страсть к  охоте  и  стрелковому  искусству,  не
удивится, что я крепко обнял этого замечательного стрелка. Естественно,  я
не пожалел ничего, чтобы привлечь его к себе на службу.
   Мы двинулись дальше через многие  страны  и  города,  и  пришлось  нам,
наконец, проезжать мимо горы Ливан. Там, перед густой  кипарисовой  рощей,
стоял коренастый, невысокого роста человек и  тянул  за  веревку,  которая
была обвита вокруг всей рощи.
   - Что это ты тянешь, дружище? - спросил я его.
   - Меня послали за строительным лесом, - ответил он. - А  я  забыл  дома
топор. Вот мне и приходится как-нибудь выходить из положения.
   С этими словами он  на  моих  глазах  одним  рывком  свалил  весь  лес,
занимавший добрую квадратную милю, с  такой  легкостью,  словно  это  была
охапка тростника.
   Нетрудно угадать, что я сделал. Я бы не упустил  этого  человека,  даже
если бы мне стоило это всего моего посольского содержания.
   Когда я, наконец, очутился на египетской земле,  вдруг  поднялся  такой
ветер, что нас чуть не опрокинуло. Я боялся, что меня подхватит  вихрем  и
унесет вместе со всей моей свитой, конями  и  поклажей.  Слева  от  дороги
выстроились в ряд семь ветряных  мельниц,  крылья  которых  вращались  так
быстро, как веретено у самой  проворной  ткачихи.  Неподалеку,  справа  от
дороги, стоял человек, по комплекции схожий  с  сэром  Джоном  Фальстафом.
Указательным пальцем он зажимал себе правую ноздрю.  Увидев,  в  каком  мы
оказались затруднении и как нас шатает ветер, человек сделал полуоборот и,
став к нам лицом, учтиво, как мушкетер перед своим капитаном, снял  передо
мной шляпу.
   Мгновенно наступило затишье, и все семь ветряных мельниц сразу  замерли
в неподвижности.
   Удивленный    таким    явлением,    которое     казалось     совершенно
противоестественным, я крикнул, обращаясь к этому субъекту:
   - Эй ты! Что тут происходит? Дьявол в тебе, что ли, сидит  или  ты  сам
дьявол?
   - Прошу прощения, ваше  превосходительство,  -  ответил  человек.  -  Я
только немножечко подгоняю ветром мельницы  моего  хозяина,  мельника.  Но
чтобы не опрокинуть ветром все семь  мельниц,  мне  пришлось  зажать  одну
ноздрю.
   "Вот так неоценимый человек! - мелькнуло у меня в уме. -  Этот  молодец
еще как может пригодиться, когда ты вернешься домой  и  у  тебя  вдруг  не
хватит духу порассказать о всех чудесных приключениях, пережитых во  время
твоих путешествий по суше и по морю!"
   Нам удалось быстро поладить. Ветродув бросил свои мельницы и последовал
за мною.
   Вскоре мы прибыли в Каир. Как только я с успехом  выполнил  там  данное
мне  поручение,  я  решил  распустить  всю  мою  бесполезную   свиту,   за
исключением лишь вновь нанятых мною полезных слуг, и, сопровождаемый  ими,
пустился в обратный путь уже в качестве частного лица.
   Погода  стояла  чудесная,  а  знаменитая  река  Нил   была   неописуемо
прекрасна. Я соблазнился мыслью нанять баркас и  проехать  до  Александрии
водным путем. Все шло великолепно, пока не наступил третий день плавания.
   Вы, милостивые государи, несомненно, слышали о ежегодном разливе  Нила.
На  третий  день,  как  уже  сказано,  вода  в  Ниле   начала   неудержимо
подниматься, а на следующий день вся местность и справа и слева от реки на
расстоянии многих миль была уже залита водой.
   На пятый день, после захода солнца, мой баркас запутался в чем-то,  что
я принял сначала за ползучие растения  и  кустарник.  Но  лишь  только  на
следующее утро рассвело, я увидел, что со всех  сторон  окружен  миндалем,
совершенно созревшим и великолепным на вкус.  Когда  мы  опустили  лот,  я
обнаружил, что дно под нами на глубине по меньшей мере шестидесяти  футов.
При этом нам нельзя было двинуться ни вперед, ни назад. Часов в восемь или
девять, насколько я мог определить по  солнцу,  внезапно  поднялся  ветер,
который накренил наш баркас. Баркас зачерпнул воды, пошел ко дну, и долгое
время ничего не было известно о его судьбе.
   К счастью, мы все, сколько нас было - восемь мужчин и двое  подростков,
- спаслись благодаря тому, что уцепились за деревья,  ветви  которых  были
достаточно крепки для нас, но не могли вынести тяжести нашего  баркаса.  В
таком положении мы пробыли три дня, питаясь  одним  миндалем.  Само  собой
разумеется, что в питье мы не испытывали недостатка.  На  двадцать  второй
день после крушения вода спала так  же  быстро,  как  и  поднялась,  и  на
двадцать шестой день мы могли уже ступить ногой на твердую землю.  Первое,
что мы с радостью увидели, был наш баркас. Он лежал в двухстах саженях  от
того места, где пошел ко дну. Высушив на солнце все, что  могло  быть  нам
полезным, мы отобрали из наших дорожных запасов все наиболее необходимое и
пустились в путь, стараясь угадать направление, по которому плыли  раньше.
По моим самым  точным  подсчетам,  нас  отнесло  в  сторону  миль  на  сто
пятьдесят через ограды, изгороди и заросли.
   За семь дней мы добрались до реки, которая  спокойно  текла  по  своему
руслу, и поведали одному бею о наших приключениях. Бей любезно снабдил нас
всем, что нам могло понадобиться, и  отправил  дальше  в  одной  из  своих
лодок.
   Примерно дней через шесть мы добрались до Александрии, где пересели  на
корабль, направляющийся в Константинополь.
   Великий султан принял меня чрезвычайно  милостиво,  и  я  был  удостоен
чести лицезреть его гарем, куда его величество соизволил самолично  ввести
меня, чтобы  предоставить  в  мое  распоряжение  столько  прекрасных  дам,
включая  и  его  жен,  сколько  я  пожелаю   отобрать   для   собственного
удовольствия.
   Я не люблю хвастать своими любовными приключениями, поэтому, милостивые
государи, сейчас пожелаю вам всем спокойной ночи.





   Покончив с рассказами о своих египетских приключениях,  барон  собрался
было отправиться спать, но  произошло  это  именно  в  тот  момент,  когда
несколько ослабевшее внимание слушателей вновь было возбуждено упоминанием
о гареме великого султана. Уж очень им хотелось услышать еще что-нибудь  о
гареме. Но так как барон решительно отказался продолжать разговор  на  эту
тему, с другой же стороны, не желал  огорчить  своих  веселых  слушателей,
осыпавших его  просьбами,  он  решил  позабавить  их  рассказами  о  своих
необыкновенных слугах и так начал свое повествование:
   - После моего путешествия в Египет я  очень  вырос  в  глазах  великого
султана. Его величество просто не мог жить без меня, и я  ежедневно  бывал
приглашен и к обеду и к ужину. Я должен признать, господа, что у турецкого
султана стол был более изысканный, чем у любого другого владыки на  земном
шаре. Но относится эта похвала только к еде, а не к напиткам, ибо, как вам
известно, закон Магомета возбраняет верующим употребление вина. Поэтому на
официальных обедах в Турции нечего и думать о том, чтобы выпить  стаканчик
вина.  Однако  то,  что  не  происходит  публично,  нередко  проделывается
втихомолку, и, невзирая на запрет, многие турки знают,  что  такое  доброе
вино не хуже, чем почтенные немецкие прелаты. Так дело обстояло  и  с  его
турецким величеством.
   За парадным столом, к которому обычно  бывал  приглашен  и  генеральный
суперинтендант, то есть муфтий, который  перед  едой  читал  молитву  "Очи
всех", а после еды - "Благодарение аллаху", о вине не могло быть  и  речи.
Но когда поднимались из-за стола, для его величества в кабинете обычно уже
стояла наготове бутылочка доброго вина. Однажды великий  султан,  дружески
мне подмигнув, дал понять, чтобы я прошел за ним в кабинет.
   Когда мы там заперлись, он с  таинственным  видом  достал  из  шкафчика
бутылку.
   - Мюнхгаузен, - произнес он, - я знаю,  что  вы,  христиане,  понимаете
толк в бокале хорошего вина. У меня тут осталась еще бутылочка токайского.
Такого чудесного вина вам, верно, еще никогда в жизни не приходилось пить.
   С этими словами его величество налил мне, а затем и себе по рюмке, и мы
чокнулись.
   - Ну, что вы на это скажете? Ну-ка! Не правда ли, чудо, а не вино?
   - Винцо хорошее, ваше величество, -  ответил  я.  -  Но,  с  разрешения
вашего величества, я все  же  должен  сказать,  что  в  Вене  у  покойного
императора Карла Шестого мне приходилось пить во много  раз  лучшее.  Черт
возьми! Вот бы вашему величеству испробовать такого вина!
   - Друг мой Мюнхгаузен, при всем уважении к вам не могу поверить,  чтобы
существовало токайское лучше этого!  Я  достал  одну-единственную  бутылку
этого вина у  венгерского  дворянина,  который  с  трудом  решился  с  ним
расстаться.
   - Чепуха, ваше величество! Токайское токайскому рознь. Господа венгерцы
не так-то щедры. Держу пари, что ровно за час доставлю вам прямым путем  и
непосредственно из  императорского  погреба  бутылку  токайского,  да  еще
какого!
   - Мюнхгаузен, мне кажется, вы болтаете вздор!
   - Нет,  я  не  болтаю  вздор.  Берусь  за  один  час  прямым  путем  из
императорского погреба в Вене доставить вам бутылку токайского, и не такую
кислятину, как это!
   - Мюнхгаузен! Мюнхгаузен! Вы смеетесь надо  мной,  а  этого  я  вам  не
позволю! Я знал вас до сих пор как человека необыкновенно  правдивого,  но
сейчас готов думать, что вы завираетесь.
   - В чем же дело, ваше величество? Давайте попробуем. Не выполню я  свое
обещание -  а  я  непримиримый  враг  всяческого  вранья,  -  тогда,  ваше
величество, прикажите отрубить мне голову. Ведь моя  голова  не  кочерыжка
какая-нибудь. Что же вы, ваше величество, против нее поставите?
   - По рукам! Ловлю вас на слове! Если ровно в четыре часа  токайское  не
будет доставлено, я не  помилую  вас,  и  это  будет  вам  стоить  головы.
Смеяться над собой я не позволю даже лучшим моим друзьям. Если же вы  свое
обещание выполните, то можете взять из моего казначейства столько  золота,
серебра, жемчуга и  драгоценных  камней,  сколько  в  силах  унести  самый
большой силач.
   - Вот это другое дело! - ответил я, тут же попросил подать мне  перо  и
чернила и написал королеве-императрице Марии-Терезии следующую записку:
   "Ваше величество, в качестве единственной наследницы  вам,  несомненно,
от вашего блаженной памяти отца наряду с прочим достались и  его  погреба.
Осмелюсь покорнейше просить Вас  прислать  мне  с  подателем  сего  письма
бутылку токайского, какое я  частенько  пивал  у  Вашего  батюшки.  Только
самого лучшего. Дело касается пари. Готов как угодно за  это  отслужить  и
остаюсь..." И так далее.
   Записку я поспешил вручить, даже не запечатав, так как  было  уже  пять
минут четвертого, моему скороходу. Ему пришлось  отстегнуть  свои  гири  и
немедленно пуститься бежать в Вену.
   После этого мы - великий султан и я - в ожидании лучшего выпили до  дна
оставшееся вино. Пробило четверть  четвертого,  половина...  пробило,  три
четверти четвертого... но скорохода не было видно. Должен признаться,  что
мне понемногу становилось все больше не по себе.  Мне  чудилось,  что  его
величество время от времени поглядывает на шнур от колокольчика, собираясь
вызвать палача. Мне, правда, еще разрешили выйти  в  сад,  чтобы  глотнуть
свежего  воздуха,  но  за  мной  все  время  следовали   двое   услужливых
соглядатаев, не спускавших с меня глаз.
   Когда  стрелка  показывала  уже  пятьдесят  пять  минут  четвертого,  я
поспешил послать за моими слугами - за слухачом и стрелком. Они немедленно
явились, и я  приказал  моему  слухачу  лечь  на  землю  и  послушать,  не
приближается ли скороход. К немалому моему испугу, он доложил, что негодяй
где-то, и притом далеко отсюда, прилег отдохнуть и сейчас храпит что  есть
мочи.
   Но лишь только мой славный стрелок услышал это, как взбежал на  высокую
террасу и, приподнявшись на цыпочки, закричал:
   - Клянусь своей душой! Лежит себе этот лентяй под дубом около Белграда,
а рядом с ним бутылка! Погоди! Сейчас пощекочу  тебя  так,  что  ты  сразу
проснешься! - И с этими словами он вскинул свое кухенрейтеровское ружье  и
выпустил заряд прямо в вершину дуба. Целый град желудей, веток  и  листьев
посыпался на спящего, разбудил его, и так как скороход и сам почувствовал,
что чуть было не упустил время, то он с такой быстротой  пустился  бежать,
что с бутылкой  и  собственноручной  запиской  Марии-Терезии  в  три  часа
пятьдесят девять с половиной минут оказался у дверей кабинета султана.
   Вот это было вино! Ох, как смаковал его высочайший лакомка!
   - Мюнхгаузен, - сказал он, - не обижайтесь, если эту бутылку я  оставлю
для себя одного. У вас в Вене лучшие связи, чем у меня! Вы сумеете  добыть
для себя и другую бутылку!
   Сказав это, он спрятал вино в шкафчик, сунул ключ  в  карман  штанов  и
позвонил казначею.
   О, сколь сладостен показался мне этот серебряный звон!
   - Теперь, - произнес он, - я должен рассчитаться с вами за наше пари...
Вот, - добавил он, обращаясь к казначею, который  появился  на  пороге,  -
отпустите моему другу Мюнхгаузену из моей казны  столько,  сколько  сможет
унести самый сильный из его слуг.
   Казначей поклонился своему господину, ткнувшись носом в землю.  Мне  же
великий султан дружески пожал руку и затем отпустил нас обоих.
   Как вы легко можете себе представить, милостивые государи, я, не мешкая
ни минуты, воспользовался полученным  разрешением.  Вызвав  силача  с  его
длинной льняной веревкой, я отправился с ним в кладовую казначейства.
   На то, что мой силач оставил в кладовой после того, как  упаковал  свою
ношу, вы вряд ли позарились бы.
   Как можно быстрее устремился я со своей добычей  в  гавань,  нанял  там
самое большое судно, какое только нашлось,  и,  нагрузив  его  до  отказа,
пустился на всех парусах со всеми своими слугами в море,  торопясь  скрыть
мой улов в безопасном месте.
   Случилось именно то, чего я  опасался.  Казначей,  оставив  незапертыми
двери и ворота своей сокровищницы - ведь запирать их теперь не было особой
надобности, - со всех ног бросился к великому султану и поведал ему о том,
как широко я истолковал его разрешение.
   Великого султана словно обухом по голове ударило. Он сразу же раскаялся
в своем необдуманном поступке и приказал  своему  адмиралу  немедленно  со
всем турецким флотом двинуться  за  мной  в  погоню  и  довести  до  моего
сознания, что таких условий в нашем пари не было.
   Не успел я поэтому отплыть и двух миль, как увидел, что за мной, подняв
все паруса,  следует  в  полном  составе  турецкий  военный  флот.  Должен
сознаться,  что  голова  моя,  как  будто  немного   укрепившаяся,   снова
зашаталась.
   Но тут как раз под рукой оказался мой ветродув.
   - Пусть ваша светлость не беспокоится, - сказал он и  с  этими  словами
встал на корме нашего корабля, заняв такое положение,  чтобы  одна  ноздря
его была направлена на турецкий флот, а другая - на наши паруса. Затем  он
дунул так здорово,  что  турецкий  флот  с  разбитыми  мачтами  и  рваными
парусами еле добрался  до  гавани,  тогда  как  мы,  подгоняемые  попутным
ветром, через несколько часов благополучно прибыли в Италию.
   Из моего клада мне все же досталось не много, ибо в Италии, несмотря на
попытки веймарского библиотекаря Ягеманна  (*5)  спасти  ее  честь,  царят
такая ужасная нищета и попрошайничество, а  полиция  так  плохо  выполняет
свои обязанности, что мне - возможно, в силу  моей  непомерной  доброты  -
пришлось большую часть моих богатств раздать уличным нищим. Остаток  же  у
меня отняла по дороге в Рим, как раз на священной равнине  Лоретте,  банда
придорожных грабителей. Совесть, верно, не очень-то мучила их за это,  ибо
добыча была столь велика, что даже одной тысячной доли ее хватило  бы  для
всей честной компании, для их наследников и наследников этих  наследников.
Они могли бы получить за нее полное отпущение  всех  грехов,  прошедших  и
будущих, хотя бы даже из рук самого высокопоставленного лица в Риме.
   Но теперь, господа, мне и  в  самом  деле  пора  на  покой!  Желаю  вам
приятного сна.




   с приложением вполне достоверной биографии одного из знакомых барона,
   который, после ухода последнего, выступает в роли рассказчика

   Окончив предыдущий рассказ, барон, не поддаваясь уже никаким  уговорам,
поднялся, оставив своих слушателей в самом лучшем настроении. Все же он на
прощание обещал им при первом удобном  случае  рассказать  о  приключениях
своего отца, которые все  они  жаждали  узнать,  да  еще  добавить  к  ним
кое-какие другие любопытные истории.
   После того как все присутствующие, каждый по-своему, высказались о  том
забавном,  что  они  услышали,  один  из  слушателей,   приятель   барона,
сопровождавший его во время путешествия в Турцию, заметил, что  неподалеку
от Константинополя находится колоссальных размеров пушка, о которой  особо
упоминает барон Тотт в своих недавно опубликованных  "Записках".  Сообщает
он, насколько я помню, примерно следующее:
   "Турки установили вблизи города, выше цитадели,  на  берегу  знаменитой
реки Симоис, огромное орудие. Оно было целиком отлито из меди  и  стреляло
мраморными  ядрами,  весившими  не  менее  тысячи  ста  фунтов  каждое.  Я
испытывал непреодолимое желание, - повествует Тотт, - выстрелить из  этого
орудия, чтобы ясно представить себе, как оно действует.  Все  вокруг  меня
дрожали и тряслись, убежденные, что и  город  и  крепость  превратятся  от
такого  выстрела  в  груду  развалин.  В  конце  концов  страх   несколько
рассеялся, и мне, наконец, было разрешено произвести  выстрел.  Для  этого
потребовалось не менее трехсот тридцати фунтов пороха, а ядро, как  я  уже
говорил, весило тысячу сто  фунтов.  Когда  подошел  канонир  с  зажженным
фитилем, окружавшая меня толпа отодвинулась как можно  дальше.  С  большим
трудом удалось мне убедить подоспевшего пашу,  что  никакая  опасность  не
угрожает. Даже у канонира, действовавшего по  моим  указаниям,  от  страха
сильно колотилось сердце. Я занял место в углублении стены, позади орудия,
дал сигнал и почувствовал толчок, словно при землетрясении. На  расстоянии
в триста саженей ядро разорвалось на три  части.  Куски  перелетели  через
пролив и, отскочив от воды, ударились о горный  склон  на  противоположном
берегу, вспенив весь пролив".
   Таков, насколько я, милостивые  государи,  припоминаю,  рассказ  барона
Тотта о самой большой пушке  в  мире.  Когда  мы  с  бароном  Мюнхгаузеном
посетили эту местность, нам сообщили о  выстреле,  произведенном  из  этой
пушки  бароном  Тоттом,  причем  этот  поступок  приводился   как   пример
необычайного мужества барона Тотта.
   Мой благодетель, для которого нестерпима была мысль, что француз мог  в
чем-то превзойти его, взвалил себе эту самую пушку на плечо  и,  тщательно
установив ее в горизонтальном положении, прыгнул с ней в море и  поплыл  к
противоположному берегу. Оттуда он,  к  несчастью,  попытался  перебросить
пушку на ее прежнее место. Я  сказал  "к  несчастью",  ибо  она  несколько
преждевременно выскользнула из его рук, а именно -  в  тот  самый  момент,
когда барон размахнулся, собираясь швырнуть  ее.  Вследствие  этого  пушка
рухнула в воду как раз в середине пролива, где покоится и сейчас и, верно,
останется там до второго пришествия.
   Вот эта самая история окончательно испортила отношения господина барона
с его величеством турецким султаном.  История  с  сокровищами,  о  которой
барон сегодня рассказал вам, давно  отошла  в  область  предания.  Ведь  у
султана было достаточно источников дохода, и  он  очень  скоро  мог  снова
наполнить кладовые своего казначейства. Барон в  последний  раз  прибыл  в
Турцию, получив собственноручное приглашение его величества,  и  находился
бы там, возможно, и по сие время, если бы гибель  прославленной  пушки  не
привела жестокого тирана в такую ярость, что он  отдал  строжайший  приказ
немедленно отрубить господину барону голову.
   Но одна  султанша,  любимцем  которой  успел  стать  барон,  не  только
своевременно сообщила ему о кровожадном намерении тирана,  но  и  скрывала
его в собственных покоях все то время, пока офицер, которому было поручено
совершить казнь, вместе со своими подручными везде искал его. В  следующую
же ночь мы нашли приют на корабле, готовом  поднять  паруса  и  отплыть  в
Венецию. Таким образом нам удалось спастись.
   Об этом случае барон упоминает неохотно потому, что ему  не  только  не
удалось выполнить задуманное, но он вдобавок еще чуть было  не  поплатился
жизнью. Но так как эта история нисколько не позорит его, я иногда позволяю
себе рассказывать ее в его отсутствие.
   Итак, милостивые государи, вы теперь знаете все о бароне Мюнхгаузене и,
надеюсь, уже никогда не станете сомневаться в его правдивости.
   Для того, однако, чтобы у вас не было и тени сомнения относительно меня
- предположение, которое я не желал  бы  даже  допустить,  -  мне  хочется
вкратце сообщить вам, кто я такой.
   Мой отец, или во всяком  случае  тот,  кого  считали  моим  отцом,  был
швейцарцем из Берна. Ему было поручено нечто вроде главного наблюдения  за
дорогами, аллеями, переулками и мостами. Подобные чиновники в  той  стране
называются... метельщиками. Мать моя была родом из Савойских гор, и на шее
у нее красовался большой зоб, что  у  дам  в  тех  краях  считается  самым
обыкновенным явлением. Она в очень молодых годах покинула родительский дом
и в погоне за счастьем попала в тот самый  город,  где  отец  мой  впервые
увидел  свет.   Будучи   девицей,   она   зарабатывала   себе   на   хлеб,
благодетельствуя лицам нашего пола. Всем  известно,  что  она  никогда  не
отказывала в любезности, особенно в тех случаях, когда ей шли навстречу  с
соответствующей учтивостью и щедростью.
   Эта милая пара повстречалась случайно на улице, и так как оба были  под
хмельком, то, покачиваясь, натолкнулись друг на друга и вместе  покатились
по земле. Оба при этом, не уступая друг  другу,  изрядно  буйствовали.  Их
задержали дозорные и потащили сначала в  комендантский  пост,  а  затем  в
тюрьму. Здесь они пришли к заключению, что ссора их  -  просто  нелепость,
помирились, влюбились друг в друга и поженились.
   Так как мать моя после свадьбы  все  же  пыталась  проделывать  прежние
штуки, отец мой, руководствовавшийся высокими понятиями о чести,  довольно
быстро расстался с супругой, предоставив ей в единоличное пользование  все
доходы от корзины для сбора мусора. Вскоре после  этого  она  связалась  с
компанией, переезжавшей из города в  город  с  театром  марионеток.  Позже
судьба забросила ее в Рим, где она держала лавочку и торговала устрицами.
   Вам всем, без сомнения, приходилось  слышать  о  папе  Ганганелли,  или
Клименте XIV, и о том, как он любил устриц. Однажды в пятницу, когда  папа
во главе пышной процессии направлялся к обедне в собор святого  Петра,  он
увидел устриц, которыми торговала моя мать (а устрицы  эти,  как  она  мне
много раз рассказывала, были необычайно свежи и хороши),  и,  конечно,  не
мог пройти мимо, не отведав их. И хотя в его свите насчитывалось не  менее
пятисот человек, всем пришлось остановиться, а в собор было сообщено,  что
служить обедню папа не сможет раньше завтрашнего дня.
   Соскочив с коня - папы в таких случаях всегда едут верхом, - он вошел в
лавчонку моей матери, проглотил сначала все устрицы,  какие  там  были,  а
затем спустился с хозяйкой в погреб, где у нее хранились еще и  добавочные
запасы. Это подземное помещение служило моей матери  одновременно  кухней,
приемной и спальней. Папе Клименту здесь так понравилось, что  он  отослал
всех своих приближенных. Короче говоря, его святейшество провел там с моей
матерью всю ночь. До того, как покинуть ее поутру,  папа  отпустил  ей  не
только те грехи, какие она уже успела совершить, но и все те,  которые  ей
вздумается совершить и в дальнейшем.
   Что же к этому добавить, милостивые государи? Моя  мать  заверяла  меня
своим честным словом (а кто посмеет усомниться в ее чести?), что я  явился
плодом той устричной ночи.





   Как  легко  себе  представить,  от  барона  не  отступали  с  просьбами
выполнить данное обещание и продолжить свои столь же поучительные, сколь и
забавные повествования. Но довольно долгое  время  все  мольбы  оставались
напрасными. У него была похвальная привычка ничего не делать, если  на  то
не было особого  настроения,  и  еще  более  похвальная  -  ни  при  каких
обстоятельствах не отступать от этого принципа.
   Но вот наступил, наконец,  желанный  вечер,  когда  веселая  улыбка,  с
которой он встретил настойчивые  просьбы  своих  друзей,  могла  послужить
верным признаком того, что вдохновение осенило рассказчика и  надежды  его
слушателей не окажутся напрасными. Все умолкли и слушали, не сводя глаз...
   И Мюнхгаузен начал, сидя на мягких подушках дивана:
   - Во время последней осады Гибралтара (*6) я отплыл в эту  крепость  на
одном из кораблей нагруженного провиантом флота, которым  командовал  лорд
Родней. Я намеревался посетить моего старого  друга  -  генерала  Эллиота,
который заслужил неувядаемые лавры блистательной защитой этого укрепления.
Когда улеглись первые радостные порывы, всегда сопутствующие встрече  двух
старых друзей, я в сопровождении  генерала  прошелся  по  крепости,  желая
получить представление как о состоянии ее гарнизона, так и о подготовке  к
атаке, предпринимаемой неприятелем. Я захватил с собой из Лондона отличный
зеркальный телескоп, купленный у Доллонда (*7). С помощью этого  телескопа
мне удалось обнаружить, что неприятель как раз собирался выпустить по тому
самому месту, где мы находились, тридцатишестифунтовое ядро. Я сообщил  об
этом  генералу,  тот  поглядел  в  трубу  и  признал   мое   предположение
правильным.
   С разрешения  генерала  я  приказал  немедленно  принести  с  ближайшей
батареи  сорокавосьмифунтовое  ядро  и  навел  дуло  орудия  -  в  области
артиллерии, скажу без хвастовства, я не знаю себе равного - так точно, что
не мог сомневаться в правильности попадания.
   Затем я установил тщательное  наблюдение  за  врагом,  пока  не  уловил
момента, когда  его  артиллеристы  поднесли  фитиль  к  орудию.  В  то  же
мгновение я дал сигнал стрелять нашим канонирам. Примерно на середине пути
оба ядра  столкнулись  с  неимоверной  силой,  и  эффект  от  столкновения
оказался потрясающим. Вражеское ядро так стремительно отлетело назад,  что
не только начисто снесло голову неприятельскому солдату, выпустившему его,
но сорвало  еще  шестнадцать  других  голов,  встретившихся  на  пути  его
обратного полета к  африканскому  побережью.  Затем,  еще  не  долетев  до
Африки, ядро снесло все мачты с кораблей, выстроившихся  в  неприятельской
гавани,  после  чего,  пролетев  еще  двести  английских  миль  в  глубину
материка, пробило крышу деревенского домика, лишило спавшую там на спине с
открытым ртом старушку немногих оставшихся у нее зубов и  в  конце  концов
застряло в глотке этой несчастной  женщины.  Ее  муж,  вскоре  вернувшийся
домой, попробовал извлечь ядро. Убедившись, однако, что это невозможно, он
быстро принял решение и вбил молотком ядро  в  желудок,  из  которого  оно
позже вышло естественным путем.
   Наше ядро сослужило  нам  отличную  службу.  Оно  не  только  отбросило
неприятельское ядро, заставив его произвести вышеописанные разрушения, но,
в полном соответствии с моими намерениями продолжая свой путь,  сорвало  с
лафета ту самую пушку, из которой только что в нас  стреляли,  и  с  такой
силой швырнуло ее в киль одного из кораблей, что выбило у него днище.
   Корабль  дал  течь,  наполнился  водой  и  пошел  ко   дну   вместе   с
находившимися на нем тысячью  испанских  матросов  и  значительным  числом
солдат. Это был, несомненно, выдающийся подвиг. Но я не претендую  на  то,
чтобы он был поставлен в  заслугу  мне  одному.  Честь  замысла,  конечно,
принадлежит мне, но успеху в какой-то мере содействовал и случай.
   Дело в том, что позже я обнаружил следующее: в нашу пушку,  выпустившую
сорокавосьмифунтовое ядро, было по недосмотру заложено двойное  количество
пороха, чем, собственно, и объясняется неслыханная сила,  с  которой  было
отброшено неприятельское ядро.
   Генерал Эллиот за эту выдающуюся услугу предложил мне занять  должность
офицера. Но я отказался, удовлетворившись  благодарностью,  которую  он  в
самой лестной форме выразил мне за ужином в присутствии всего  офицерского
состава.
   Так как я очень расположен к  англичанам,  которых  считаю,  бесспорно,
мужественным и благородным народом, я твердо решил не  покидать  крепости,
пока вторично не окажу им услугу. Недели три спустя для этого представился
удобный случай.
   Нарядившись католическим священником, я в час ночи тихонько выбрался из
крепости и, благополучно проскользнув через неприятельские линии, оказался
в центре вражеского лагеря. Там я проник в палатку  графа  Артуа,  который
вместе с высшим командным составом и другими офицерами был как  раз  занят
разработкой плана штурма крепости, назначенного на следующее утро.  Одежда
священника ограждала меня от подозрений. Никто меня не заметил,  и  я  без
помехи мог все видеть и слышать.
   В конце концов все отправились на покой, и я вскоре обнаружил, что весь
лагерь, включая и часовых, спит глубоким сном.
   Я тотчас же приступил к делу - снял с лафетов все пушки, начиная с тех,
что стреляли сорокавосьмифунтовыми ядрами, до  двадцатичетырехфунтовых,  и
швырнул их за три мили в море. Так как помочь было совершенно  некому,  то
это  была  самая  тяжелая  работа,  какую   мне   когда-либо   приходилось
предпринимать, исключая, впрочем, одну, о которой, как я слышал, вам  счел
нужным поведать в мое отсутствие мой  знакомый.  Речь  идет  об  огромной,
описанной бароном Тоттом, турецкой пушке, с которой я переплыл пролив.
   Покончив с орудиями, я перетащил к  одному  месту  посреди  лагеря  все
лафеты и телеги, а чтобы скрип  колес  не  привлек  внимания,  перенес  их
попарно под мышкой. Великолепный холм получился -  не  ниже  Гибралтарской
скалы!.. Вслед за этим я с помощью куска  железа,  выломанного  из  самого
большого орудия, выбил огонь из кремня,  торчавшего  на  глубине  двадцати
футов под землей в каменной стене, построенной еще арабами, запалил фитиль
и поджег всю эту кучу. Я забыл еще сказать вам, что сверху  я  навалил  на
нее все телеги продовольственного обоза.
   Самые легковоспламеняющиеся предметы я, разумеется, подложил  снизу,  и
поэтому все в одно  мгновение  вспыхнуло  жарким  пламенем.  Во  избежание
подозрений я первым поднял тревогу.
   Весь лагерь, как вы легко можете себе представить,  был  объят  ужасом.
Общее мнение сводилось к тому, что часовые были  подкуплены  и  что  такое
полное уничтожение всей лагерной артиллерии могло быть произведено  только
силами семи или восьми полков, переброшенных с этой целью из крепости.
   Господин Дринкуотер в своем описании этой знаменитой осады упоминает  о
громадном ущербе, понесенном врагом из-за возникшего пожара, но  ни  слова
не говорит об истинной причине этой катастрофы. Да и не  мог  он  знать  о
ней. Ведь я не открывал еще этой тайны никому (хотя я  единолично  спас  в
эту ночь Гибралтар), даже генералу Эллиоту.
   Граф Артуа с перепугу удрал вместе со своими приближенными, и  все  они
без передышки бежали две недели подряд, пока  не  достигли  Парижа.  Кроме
того,  страх,  пережитый  ими  при  этом  страшном  пожаре,  так  на   них
подействовал, что в течение трех месяцев они не были в состоянии  что-либо
съесть или выпить и оказались вынужденными питаться, как хамелеоны,  одним
воздухом.
   Месяца два спустя после того  как  я  оказал  осажденным  такую  важную
услугу, я сидел с генералом Эллиотом за завтраком,  как  вдруг  в  комнату
влетело ядро (ибо я не успел отправить их мортиры вдогонку за  пушками)  и
упало прямо на стол. Генерал, как на его месте сделал  бы  всякий  другой,
мгновенно покинул комнату, а я  схватил  ядро  до  того,  как  оно  успело
разорваться, и отнес  его  на  вершину  скалы.  Оттуда  я  увидел,  что  в
неприятельском лагере в  одном  месте  собралось  довольно  много  народа.
Простым глазом я, однако, не мог разглядеть, что там  делается.  Прибегнув
поэтому к помощи своего телескопа, я разглядел, что два  наших  офицера  -
один генерал, а другой полковник, которые еще  накануне  провели  со  мной
вечер,  а  после  полуночи  пробрались  в  неприятельский  лагерь,   чтобы
произвести там разведку, - попали  в  руки  врага  и  сейчас  должны  были
подвергнуться казни.
   Расстояние было слишком велико, чтобы можно было просто  швырнуть  туда
ядро рукой. К счастью, я вспомнил, что у  меня  в  кармане  находилась  та
самая праща, которую блаженной памяти Давид так  удачно  пустил  в  ход  в
борьбе с великаном Голиафом. Я вложил в нее ядро и  швырнул  его  прямо  в
круг собравшихся. Упав, ядро мгновенно взорвалось и убило  всех,  кто  там
находился, за  исключением  обоих  английских  офицеров,  которых,  на  их
счастье, только  что  вздернули  на  виселицу.  Осколок  ядра  ударился  о
подножие виселицы, и она тут же рухнула.
   Друзья наши, почувствовав под  ногами  твердую  почву  и  желая  понять
причину случившегося, оглянулись и,  увидев,  что  охрана,  палачи  и  все
остальные  возымели  благую  мысль  первыми  отправиться  на   тот   свет,
освободили друг друга от неприятных пут, побежали  к  берегу,  вскочили  в
испанскую шлюпку и принудили обоих находившихся в ней гребцов  отвезти  их
на наш корабль.
   Несколько  минут  спустя,  когда  я  докладывал  генералу   Эллиоту   о
происшедшем, они  появились  перед  нами.  После  взаимных  приветствий  и
поздравлений  мы  весело  и  радостно  отпраздновали  это   знаменательное
событие.
   Всем вам, господа, - вижу это по вашим глазам - хочется узнать,  как  я
добыл  такую  драгоценность,  как  упомянутая  мною  праща.  Хорошо!  Дело
обстояло так. Я происхожу, да будет вам известно, от жены Урии, с  которой
у Давида, как все знают, были весьма близкие отношения. С годами, как  это
нередко случается, чувства его величества к  графине  заметно  охладели  -
графское достоинство было ей пожаловано три месяца спустя после кончины ее
супруга. И вот однажды они поспорили по весьма важному вопросу - о том,  в
каком месте был построен Ноев ковчег и  где  он  после  всемирного  потопа
пристал к берегу. Основатель моего рода жаждал прослыть  великим  знатоком
старины, а графиня была председательницей общества  по  изучению  истории.
При этом царь страдал недостатком, свойственным многим большим господам  и
почти всем маленьким людям, - он не терпел, чтобы ему перечили, а  ей  был
свойствен порок всех лиц ее пола - она желала быть во всем  правой.  Одним
словом, последствием был разрыв.
   Графине часто приходилось слышать,  как  царь  хвастался  этой  пращой,
называя ее неоценимым сокровищем, и сочла  благоразумным  захватить  ее  с
собой - надо полагать, "на память".
   Однако не успела еще она покинуть пределы государства, как исчезновение
пращи было замечено, и не менее шести человек из личной охраны  царя  были
посланы в погоню. Графиня так ловко пустила в ход захваченное  ею  оружие,
что  уложила  на  месте  одного  из   преследователей,   который,   желая,
по-видимому, выслужиться, опередил остальных. И произошло это на том самом
месте, где некогда был насмерть сражен Голиаф.
   Увидев, как пал их товарищ, остальные  преследователи  после  долгих  и
серьезных размышлений  сочли  за  благо  прежде  всего  доложить  высокому
начальству об этом новом обстоятельстве, а графиня  сочла  за  благо,  как
можно чаще меняя лошадей, продолжать свой путь в Египет,  где  у  нее  при
дворе были очень влиятельные друзья.
   Мне следовало еще раньше сказать вам, что графиня из нескольких  детей,
которые были ею зачаты при милостивом содействии его величества, увезла  с
собой одного сына, своего любимца. Ввиду того, что  на  плодородной  почве
Египта у этого сына появились еще братья  и  сестры,  мать  оставила  ему,
оговорив особой статьей в своем завещании, прославленную пращу, а от  него
она по более или менее прямой линии перешла ко мне.
   Один из тех, кому пришлось владеть ею, мой прапрадед, живший лет двести
пятьдесят  тому  назад,  во  время  одного  из  своих   посещений   Англии
познакомился с поэтом, который, хоть и не  был  плагиатором,  но  все-таки
охотился за чужой дичью. Имя его - Шекспир.
   Этот  поэт,  в  творениях  которого  в  настоящее  время,  вероятно,  в
отместку, гнусно браконьерствует немало немцев и англичан, иногда брал  на
время у моего прапрадеда эту пращу  и  перебил  ею  так  много  дичи  сэра
Томаса-Люси,  что  с  трудом  избежал  судьбы  моих   двух   гибралтарских
приятелей. Несчастного посадили  в  тюрьму,  и  моему  прапрадеду  удалось
добиться его освобождения совершенно необычным способом.
   Правившая в те годы  Англией  королева  Елизавета,  как  вы  знаете,  в
последние годы жизни опостылела сама себе. Одеваться,  раздеваться,  пить,
есть и кое-что другое, о чем незачем упоминать, - все это делало  для  нее
жизнь нестерпимой обузой. Мой прапрадед дал ей возможность  совершать  это
лишь по своему усмотрению, через посредство заместителя, а то и без него.
   И  как  вы  думаете,  что  он  выговорил  себе  в   награду   за   этот
изумительнейший образец волшебства? Освобождение Шекспира! Ничего  другого
королева не могла заставить его принять. Этот добряк так полюбил  великого
поэта, что готов был пожертвовать частью оставшейся  ему  жизни,  лишь  бы
продлить дни своего друга.
   Должен вам, впрочем, сказать, милостивые государи, что  метод  королевы
Елизаветы - жить без пищи - не  встретил  при  всей  своей  оригинальности
сочувствия у ее верноподданных, и меньше всего у гвардейцев,  "пожирателей
говядины", как их по сей  день  принято  называть.  Она  и  сама  пережила
введение нового обычая всего на каких-нибудь восемь с половиной лет.
   Отец мой, от которого я получил эту пращу в  наследство,  незадолго  до
моей поездки в Гибралтар рассказал  мне  следующий  удивительный  анекдот,
который от него часто слышали его друзья и  в  достоверности  которого  не
сомневался никто из знавших почтенного старика.
   "Мне пришлось, - рассказывал он, - во время моих  путешествий  довольно
долгое  время  пробыть  в  Англии.  Однажды  я  прогуливался  по  морскому
побережью вблизи Гарвича. Внезапно на меня накинулся  разъяренный  морской
конь. При мне не было ничего, кроме пращи, с помощью которой я  так  ловко
швырнул в моего врага два камешка, что выбил ему  глаз.  Вслед  за  тем  я
вскочил ему на спину и погнал в море. Дело в  том,  что,  потеряв  зрение,
животное мгновенно присмирело и стало совершенно ручным.  Пращу  я  вложил
ему в пасть вместо уздечки и без всяких затруднений поехал на  нем  верхом
через океан.
   Менее чем за три часа мы добрались до противоположного берега, хотя  от
него  нас  отделяло  расстояние  примерно  в  тридцать  морских  миль.   В
Гельветслуисе я продал моего коня за семьсот дукатов хозяину трактира "Три
чаши", который выводил его  напоказ  в  качестве  редчайшего  животного  и
заработал на нем порядочно денег. Сейчас можно увидеть его  изображение  у
Бюффона (*8).
   Как ни достопримечательно было мое путешествие, - продолжал мой отец, -
но еще удивительнее были сделанные мною в пути открытия и наблюдения.
   Животное, на  спине  которого  я  сидел,  не  плыло,  а  с  неимоверной
быстротой бежало по морскому дну,  гоня  перед  собой  массу  всяких  рыб,
причем многие из них вовсе не походили на обыкновенных. У некоторых голова
помещалась на середине брюха, у других  на  кончике  хвоста.  Одни  сидели
кружком друг подле друга и распевали изумительно  красивые  песни,  другие
строили   прямо   из   воды   чудесные   прозрачные   здания,   окруженные
величественными колоннами,  в  которых  в  чарующих  красках  волнообразно
переливалось какое-то вещество, походившее на пламя. Некоторые  комнаты  в
этих зданиях были очень остроумно и удобно обставлены для  случки  рыб.  В
других  покоях  выхаживали  и  выращивали  нежную  икру,  а  ряд  обширных
помещений  предназначался  для  воспитания   юных   рыб.   Внешние   формы
применявшегося здесь воспитательного метода (дух его был мне,  разумеется,
так же мало понятен, как пение птиц или  диалоги  кузнечиков)  удивительно
походили на то, что мне в старости пришлось  наблюдать  в  так  называемых
филантропических и других подобных учреждениях, и  я  совершенно  убежден,
что один  из  предполагаемых  изобретателей  этих  воспитательных  методов
совершил когда-нибудь такое же путешествие, как и я,  и  скорее  почерпнул
свои идеи из воды, чем извлек из воздуха.
   Из того немногого, что я  вам  сообщил,  вы  можете  во  всяком  случае
убедиться, что немало еще остается неиспользованным  и  немало  еще  можно
придумать.
   Продолжаю, однако, свое повествование.
   Пришлось мне, между прочим, в пути перебираться и через горный  хребет,
высотой превосходящий Альпы. На склонах скал виднелось  множество  высоких
деревьев  самых  разных  пород.  На  них  росли  омары,   раки,   устрицы,
гребенчатые устрицы, раковины, морские улитки и так  далее.  Некоторые  из
них - каждая штука в  отдельности  -  могли  составить  груз  для  ломовой
телеги, а самую маленькую с трудом потащил бы на себе  грузчик.  Все,  что
выплескивается морем на берег и  продается  на  наших  базарах,  -  жалкие
отбросы, сбитые водой  с  ветвей,  нечто  вроде  негодных  мелких  плодов,
которые ветер срывает с деревьев.
   Наиболее густо были увешаны омаровые деревья. Зато раковые и  устричные
деревья превосходили остальных своей высотой. Мелкие морские улитки растут
на  каком-то  подобии  кустарника,  который  всегда  теснится  у  подножия
устричных деревьев и ползет по ним вверх почти так же, как плющ по  стволу
дуба.
   Я  мог  также  отметить  чрезвычайно  странное  явление,  связанное   с
затонувшим  кораблем.   Этот   корабль,   по-видимому,   пошел   ко   дну,
натолкнувшись на острие скалы, находившейся примерно на  три  сажени  ниже
поверхности воды, и при этом опрокинулся. Опускаясь,  корабль  налетел  на
высокое омаровое дерево и сбил  с  него  значительное  количество  омаров,
которые свалились на  росшее  под  ними  раковое  дерево.  Случилось  это,
по-видимому, весной, и омары были еще молоды. Они заключили брачный союз с
раками и вывели плод, сохранивший  сходство  и  с  теми  и  с  другими.  Я
попытался, ввиду их необычайного вида, захватить с собой  несколько  штук,
но это, с одной стороны, оказалось затруднительным,  с  другой  же  -  мой
Пегас никак не желал стоять смирно. Кроме того, я проехал около полпути  и
находился в долине, на глубине не менее пятисот саженей ниже уровня  моря,
так что я постепенно начинал уже ощущать неудобство от недостатка воздуха.
   Мое положение, впрочем, оказалось и в другом отношении не из  приятных.
Время от времени навстречу мне попадались большие рыбы, которые,  судя  по
их разинутой пасти, были не прочь проглотить нас обоих.
   Мой бедный Россинант был слеп, и только  моему  умелому  управлению  мы
были обязаны тем, что нам удалось спастись от  враждебных  намерений  этих
голодных  господ.  Я  подгонял  поэтому  своего  коня,  стремясь  поскорее
выбраться на сушу.
   Когда я приближался к берегам Голландии и вода над моей  головой  была,
по-видимому, не выше каких-нибудь двадцати саженей,  мне  почудилось,  что
передо мной на песке лежит человеческое существо  в  женском  платье.  Мне
показалось,  что  женщина   еще   проявляет   какие-то   признаки   жизни.
Приблизившись, я увидел, что она шевелит рукой.  Схватив  ее  за  руку,  я
потащил мнимую утопленницу к берегу.
   Хотя в те годы еще не  достигли  таких  высот  в  искусстве  воскрешать
мертвых, как в наши дни, все же благодаря умелым  и  неутомимым  стараниям
местного аптекаря удалось раздуть искорку жизни, еще  теплившуюся  в  этой
женщине.
   Спасенная оказалась дражайшей половиной  человека,  который  командовал
кораблем, причисленным к гавани Гельветслуис и незадолго до этого вышедшим
в море. К несчастью, капитан в спешке захватил с собой вместо  своей  жены
другую особу. Супруга была немедленно извещена об этом  одной  из  богинь,
бдительно охраняющих домашний очаг. Твердо убежденная  в  том,  что  права
брачной постели так же незыблемы на  море,  как  и  на  суше,  обуреваемая
бешеной ревностью, супруга бросилась на открытой лодке в погоню за  мужем.
Очутившись  на  палубе  его  корабля,  пострадавшая,  после   краткого   и
непереводимого  вступления,  попыталась  доказать   свою   правоту   таким
убедительным способом, что ее верный супруг счел  благоразумным  отступить
на несколько шагов. Печальным последствием было то, что ее костлявая  рука
нанесла удар, предназначавшийся щеке мужа, морским волнам, и так  как  эти
волны оказались еще податливее супруга,  она  встретила  сопротивление,  к
которому стремилась, лишь на дне морском.
   И тут моя несчастливая звезда свела меня с ней,  чтобы  умножить  число
счастливых супружеских пар на земле.
   Легко могу себе представить, какие добрые  пожелания  послал  по  моему
адресу ее супруг, узнав, что его нежная женушка, спасенная  мной,  ожидает
его возвращения!
   Все же, как ни зловредна оказалась шутка, сыгранная мною над  беднягой,
сердце мое не было в ней повинно. Моими  поступками  руководило  чистейшее
человеколюбие, хотя последствия,  не  смею  отрицать  этого,  и  оказались
ужасными".
   На этом, милостивые государи, кончается рассказ моего отца, о котором я
вспомнил в связи с прославленной пращой. К  сожалению,  этой  праще  после
долгих лет, которые она прослужила нашей семье, оказав  ей  немало  важных
услуг, пришлось, по-видимому, тяжко пострадать в пасти  морского  коня.  Я
лично, во всяком случае, прибегнул  к  ней  один-единственный  раз  -  тот
самый, о котором вам рассказал, а именно, когда отослал  испанцам  обратно
их ядро и тем спас от виселицы двух своих друзей. И в этот  раз,  послужив
такой благородной цели, моя праща, ставшая с годами  несколько  трухлявой,
окончательно выбыла из строя. Большая часть ее улетела вместе с  ядром,  а
небольшой кусок, оставшийся у меня в  руке,  хранится  в  семейном  архиве
вместе с другими ценными предметами старины.
   Вскоре за тем я покинул Гибралтар и вернулся  в  Англию.  Там  со  мной
приключилась одна из самых странных историй в моей жизни.
   Мне  пришлось  отправиться  в  Уоппинг,  где  я  хотел  присмотреть  за
погрузкой вещей, которые отправлял своим друзьям  в  Гамбург.  Покончив  с
этим делом, я возвращался по набережной  Тауэр.  Был  полдень.  Я  страшно
устал, и солнце пекло так  нестерпимо,  что  я  залез  в  одну  из  пушек,
собираясь там передохнуть. Не успел  я  укрыться  в  тени,  как  сразу  же
погрузился в крепкий сон. Происходило это как раз четвертого июня (*9),  и
ровно в час дня, в ознаменование этой даты, был дан залп из  всех  орудий.
Они были заряжены  с  утра,  и  так  как  никто  не  мог  заподозрить  мое
присутствие,  то  силой  взрыва  я   был   перенесен   поверх   домов   на
противоположный берег  реки  прямо  во  двор  какого-то  арендатора  между
Бермондсеем и Дептфордом. Здесь я свалился на высокий стог сена. Я был так
оглушен, что - в этом нет ничего удивительного - остался  лежать  там,  не
проснувшись.
   Месяца через три сено ужасно поднялось в цене, и арендатор  решил,  что
он может весьма выгодно продать свой запас. Стог, на котором я лежал,  был
самым большим во всем дворе - в нем было по меньшей мере пятьсот возов.  С
него поэтому и начали. Шум, поднятый людьми, которые, приставив лестницы к
стогу,  собирались  забраться  на  него,  разбудил  меня.   Спросонок   не
соображая, где я нахожусь, я  хотел  убежать  и  скатился  вниз  прямо  на
хозяина. Сам я от этого падения  нисколько  не  пострадал,  но  арендатору
пришлось плохо - он был убит на месте, так как я, вовсе  этого  не  желая,
сломал ему шею. К своему успокоению, я позже узнал, что этот  человек  был
гнусный хапуга, который всегда придерживал свои запасы до тех пор, пока не
наступала жестокая дороговизна и он мог продать их  по  непомерно  высокой
цене. Таким образом, насильственная смерть была для него лишь  заслуженной
карой, а для окружающих - подлинным благодеянием.
   Вы легко можете себе представить, сколь необычайно было мое  удивление,
когда, придя, наконец, полностью в  себя,  я  после  длительного  раздумья
вернулся к тем мыслям, с которыми уснул три месяца  тому  назад,  а  также
удивление и радость моих  лондонских  друзей,  когда  после  их  долгих  и
бесплодных розысков я внезапно предстал перед ними.
   Ну, а теперь выпьем еще по рюмочке, а затем я расскажу вам еще  кое-что
о моих приключениях на море.





   Вам, без сомнения, приходилось слышать о последнем путешествии на север
капитана Фиппса - ныне лорда Малгрэйва.
   Я сопровождал капитана - не как офицер, а только как друг. Ввиду  того,
что мы достигли довольно высокого градуса северной широты, я схватил  свой
телескоп, с которым уже познакомил вас при рассказе о моем  путешествии  в
Гибралтар, и стал всматриваться в окружающие  нас  предметы.  Ибо,  говоря
мимоходом, я всегда считаю полезным время от времени оглядеться,  особенно
в пути.
   Примерно в полумиле  от  нас  плыла  ледяная  гора,  значительно  более
высокая, чем наши мачты,  а  на  ней  я  разглядел  двух  белых  медведей,
вцепившихся, как мне показалось, друг в друга в жаркой схватке.
   Я мгновенно вскинул на плечо ружье и  направился  к  ледяной  горе.  Но
когда я оказался на вершине, передо мной открылась  невероятно  трудная  и
опасная дорога. Мне ежеминутно приходилось  перескакивать  через  страшные
обрывы, а в других местах поверхность была скользкой,  как  зеркало,  и  я
только и делал, что падал и поднимался. Но, наконец, я добрался до  такого
места, с которого мог попасть в медведей, и в то же время я разглядел, что
они не дерутся друг с другом, а лишь играют.
   Я уже мысленно прикидывал стоимость их шкур - каждый  из  медведей  был
величиной с хорошо откормленного быка, - но в ту  самую  минуту,  когда  я
вскинул ружье, я поскользнулся, упал навзничь и так сильно ушибся, что  на
добрых полчаса потерял сознание. Вообразите мое удивление, когда, придя  в
себя, я увидел, что одно из вышеупомянутых чудовищ успело перевернуть меня
лицом вниз и при этом  ухватилось  за  пояс  моих  новых  кожаных  штанов.
Верхняя часть моего туловища находилась под его  брюхом,  а  ноги  торчали
наружу. Бог знает, куда бы зверь уволок меня, но я вытащил перочинный  нож
- вот этот самый, который вы сейчас видите, - ухватился  за  левую  заднюю
лапу медведя и отрезал от нее три пальца. Медведь сразу  выпустил  меня  и
дико завыл. Я поднял ружье, выстрелил в него, когда он пустился бежать,  и
медведь рухнул.
   Выстрел мой, правда, погрузил в вечный сон одного из  этих  кровожадных
зверей, но зато разбудил несколько тысяч других, которые лежали и спали на
льду, образуя круг шириною в полмили. Все они во всю  прыть  бросились  ко
мне.
   Нельзя было терять ни минуты. Я обречен был на погибель, если мгновенно
чего-нибудь не придумаю. И я придумал. Примерно за половину того  времени,
которое требуется опытному охотнику, чтобы  ободрать  зайца,  я  стянул  с
медведя шкуру и завернулся в нее, просунув свою голову под медвежью.  Едва
я успел кончить, как меня окружило все стадо. Меня бросало то в жар, то  в
холод под моей шкурой. Но хитрость моя полностью удалась. Медведи один  за
другим подходили ко мне, обнюхивали и явно принимали за своего  косолапого
собрата. Мне и в самом деле  не  хватало  только  роста,  чтобы  полностью
походить на них, а некоторые из них, помоложе, были немногим выше меня.
   После того как все  медведи  обнюхали  меня  и  тело  своего  покойного
товарища, они почувствовали ко мне, по всей  видимости,  симпатию.  Кстати
сказать, мне вполне удавалось подражать всем их повадкам, только  разве  в
отношении рычания, рева и драки они превосходили меня.
   Но, как ни походил я на  медведя,  я  все  же  оставался  человеком!  Я
принялся поэтому обдумывать, как наиболее выгодно  для  себя  использовать
добрые отношения, создавшиеся между мною и этими зверями.
   Мне пришлось некогда слышать от одного старого фельдшера, что ранение в
позвоночник смертельно, и вот я решил произвести опыт. Взяв снова  в  руки
свой нож, я воткнул его одному из самых крупных  медведей  в  загривок,  у
самого плеча. Нужно признаться, что шаг был очень рискованный и  мне  было
страшновато. Ведь совершенно ясно - если зверь  останется  в  живых  после
удара, я буду разорван в клочья.
   Но мой опыт вполне удался. Медведь упал мертвым,  не  издав  ни  звука.
Тогда я решил тем же способом расправиться с остальными, что оказалось  не
так уж трудно. Видя, как справа и слева падали их собратья, медведи все же
не подозревали ничего дурного. Они не задумывались  ни  о  причине,  ни  о
последствиях такого падения, и это было счастьем как для них,  так  и  для
меня.
   При виде всех этих лежащих вокруг меня мертвых тел я сам себе показался
Самсоном, сокрушившим тысячи врагов.
   Не стану затягивать повествования - скажу только,  что  я  вернулся  на
корабль и попросил послать со мною две  трети  экипажа.  Они  должны  были
помочь мне содрать шкуры и перетащить на корабль окорока. Мы справились  с
этим делом в несколько часов и  загрузили  все  трюмы  корабля.  Все,  что
осталось, мы побросали в воду, хотя я не сомневаюсь, что при умелом засоле
эти части были бы не менее вкусны, чем окорока.
   Сразу же по возвращении я от имени капитана послал  несколько  окороков
лордам адмиралтейства, несколько других - лордам  казначейства,  несколько
штук - лорд-мэру, лондонскому городскому совету и  торговым  компаниям,  а
остальные - самым близким моим друзьям. Со всех сторон на меня  посыпались
выражения благодарности, а Сити на  мой  подарок  ответило  по-особому:  я
получил приглашение ежегодно  участвовать  в  традиционном  обеде  в  день
выборов лорд-мэра.
   Медвежьи  шкуры  я  отослал  русской  императрице  -  на  шубы  для  ее
величества и для всего двора. Императрица выразила свою признательность  в
собственноручном письме, доставленном  мне  чрезвычайным  послом.  В  этом
письме она предлагала мне разделить с ней ложе и корону. Принимая, однако,
во внимание, что меня никогда не прельщало царское достоинство, я в  самых
изысканных выражениях отклонил милость ее величества. Послу,  доставившему
письмо  императрицы,  было  приказано  дожидаться  и  лично   вручить   ее
величеству ответ. Второе письмо, вскоре полученное мною,  убедило  меня  в
силе владевшей ею страсти и в благородстве ее духа. Причина  последней  ее
болезни - как она, нежная душа, соблаговолила пояснить в беседе  с  князем
Долгоруким - крылась исключительно в моей жестокости.
   Не  пойму,  что  находят  во  мне  дамы!  Но  царица  не   единственная
представительница своего пола, которая предлагала мне свою руку  с  высоты
престола.
   Нашлись люди, распускавшие клеветнические слухи, будто капитан Фиппс во
время нашего путешествия проник не так далеко, как мог бы это сделать.  Но
здесь уж я обязан вступиться за него. Наш корабль  шел  правильным  путем,
пока я не перегрузил его таким неимоверным количеством  медвежьих  шкур  и
окороков, что было бы просто безумием пытаться плыть дальше. Ведь мы  едва
были в состоянии  противостоять  сколько-нибудь  значительному  ветру,  не
говоря уже о ледяных горах, плавающих в северных широтах.
   Капитан впоследствии не раз выражал свое недовольство тем,  что  он  не
разделяет со мною славу этого дня, который  он  напыщенно  называет  "днем
медвежьих шкур". При этом он весьма завидует славе, которую доставила  мне
эта победа, и всеми силами пытается умалить ее. Мы не раз уже ссорились по
этому  поводу,  да  и  теперь  еще  отношения  у  нас  остаются  несколько
натянутыми. Между прочим, он утверждает, будто я не имею основания ставить
себе эту историю в заслугу, что медведей я обманул, прикрывшись  медвежьей
шкурой. Он, по его словам, решился бы направиться к ним без маскировки,  и
они все равно приняли бы его за медведя.
   Тут, правда,  я  коснулся  столь  щекотливого  и  острого  пункта,  что
человек, умеющий ценить светскую любезность, не может  спорить  по  такому
поводу с кем бы то ни было, и уж во всяком случае не с высокородным пэром.





   В другой раз я выехал из Англии с капитаном Гамильтоном. Мы направились
в Ост-Индию. Я вез с собой легавую собаку, какую не  добыть  даже  на  вес
золота. Она никогда не вводила меня в заблуждение.
   Однажды, когда мы, согласно самым точным наблюдениям, находились еще  в
трехстах милях от берега, мой пес вдруг  начал  волноваться.  Чуть  ли  не
целый час я с удивлением наблюдал за  ним.  Я  сообщил  об  этом  странном
обстоятельстве капитану и всем офицерам  на  корабле,  утверждая,  что  мы
безусловно находимся недалеко от земли, так как собака чует дичь.
   Мои слова вызвали общий смех, который все же не заставил меня  изменить
доброе мнение о моей собаке.
   После долгих споров за и против я в конце концов объявил капитану,  что
больше доверяю носу моего Трея, чем глазам всех моряков на борту, и  смело
заявил ему, что бьюсь об заклад на сто гиней (сумма, которую я  ассигновал
на это путешествие), что мы в ближайшие полчаса наткнемся на дичь.
   Капитан - добрейший человек -  снова  расхохотался  и  попросил  нашего
корабельного врача, господина Крауфорда, пощупать мой пульс. Врач исполнил
эту просьбу и объявил, что я совершенно здоров. Вслед за этим оба стали  о
чем-то шептаться, причем я разобрал большую часть их разговора.
   - Он не совсем в своем уме, - говорил капитан. - Я  не  могу  по  чести
принять такое пари.
   - Я придерживаюсь совершенно противоположного мнения, - возразил  врач.
- Он вполне здоров. Просто он больше доверяет обонянию своей  собаки,  чем
здравому смыслу всех офицеров на борту... Он, разумеется, проиграет. Ну, и
поделом ему!
   - И все-таки, - стоял на своем капитан, - держать такое  пари  будет  с
моей стороны не вполне честно. Впрочем, тем похвальнее будет, если я потом
верну ему деньги.
   Пока шли все эти переговоры, Трей,  не  меняя  позы,  продолжал  делать
стойку и тем самым еще больше укрепил  меня  в  моем  мнении.  Я  вторично
предложил держать со мною  пари,  и  на  этот  раз  мое  предложение  было
принято.
   Едва мы успели ударить по рукам, как несколько матросов, которые,  сидя
в шлюпке, привязанной к корме корабля,  занимались  рыбной  ловлей,  убили
необыкновенно крупную акулу. Они тут же втащили ее  на  борт  и  принялись
потрошить. И подумайте только - в ее желудке мы нашли... шесть  пар  живых
рябчиков!
   Несчастные птицы так долго находились в заключении, что одна  из  самок
уже сидела на яйцах, из которых одно вскрылось как раз в ту самую  минуту,
когда акуле взрезали брюхо.
   Птенцов  мы  вырастили  вместе  с  котятами,   появившимися   на   свет
несколькими минутами раньше. Старая кошка так любила этих птенцов,  словно
это были ее четвероногие детеныши, и невероятно волновалась, если  наседка
улетала слишком далеко и долго не  возвращалась.  В  числе  рябчиков  было
четыре самки, из которых постоянно то одна, то другая высиживала  птенцов,
так что в течение всего пути стол капитана в избытке был обеспечен  свежей
дичью. Бедняге Трею, в награду за сто гиней, выигранных мною, отдавали  по
моему приказу все косточки, а иногда ему доставалась и целая птица.





   Я когда-то  уже  рассказывал  вам,  милостивые  государи,  о  небольшом
путешествии  на  Луну,  предпринятом  мною  с  целью  достать  оттуда  мой
серебряный топорик.  Мне  пришлось  вторично,  и  гораздо  более  приятным
способом,  попасть  туда,  и  я  пробыл  там   достаточно   долго,   чтобы
познакомиться с рядом вещей, о которых расскажу  вам  настолько  подробно,
насколько позволит мне память.
   Один мой дальний родственник вбил себе  в  голову,  что  где-то  должны
существовать люди такого роста, как жители королевства Бробдингнег,  якобы
открытого Гулливером.  Мой  родственник  предпринял  путешествие  с  целью
разыскать это королевство и попросил  меня  сопутствовать  ему.  Я  всегда
считал эти рассказы просто выдумкой и так же мало  верил  в  существование
какого-то Бробдингнега, как и Эльдорадо. Но родственник мой назначил  меня
своим наследником, а это обязывало меня к предупредительности.
   Мы благополучно добрались до Южного океана,  не  испытав  и  не  увидев
ничего достойного упоминания, если не считать летающих  мужчин  и  женщин,
танцевавших в воздухе менуэт или совершавших  диковинные  прыжки,  и  тому
подобных пустяков.
   На восемнадцатый день, когда мы миновали  остров  Отахеити,  налетевший
ураган поднял наш корабль по меньшей мере на тысячу миль над  поверхностью
воды и довольно долго продержал его на этой высоте. Наконец  свежий  ветер
надул наши паруса, и мы с невероятной скоростью понеслись вперед.
   Шесть недель мы носились над  облаками,  когда  вдруг  увидели  большой
круглый и сверкающий остров. Мы вошли  в  удобную  гавань,  спустились  на
берег и увидели, что страна эта населена. Внизу под нами виднелась  другая
земля с городами, деревьями, горами, реками, озерами и так далее. Это был,
как мы предположили, мир, покинутый нами.
   На Луне - ибо сверкающий остров, к которому мы пристали, был Луной - мы
увидели каких-то существ, летающих на трехглавых  орлах.  Чтобы  дать  вам
представление  о  величине  этих  птиц,  достаточно  будет  сказать,   что
расстояние от кончика одного крыла до другого в шесть раз превышало  длину
самого длинного корабельного каната на нашем судне.
   Тогда как мы в нашем мире ездим верхом на лошадях, жители  Луны  летают
на таких птицах.
   Тамошний король как раз вел войну с  Солнцем.  Он  предложил  мне  пост
офицера. Но я отказался от чести, предложенной мне его величеством.
   Все в этом лунном мире  отличается  необыкновенной  величиной.  Простая
муха, например, немногим меньше нашей овцы.
   Излюбленное оружие, которым пользуются жители  Луны  на  войне,  -  это
редьки, заменяющие им копья.  Раненный  таким  копьем  мгновенно  умирает.
Щитами им служат  грибы,  а  когда  кончается  сезон  редьки,  вместо  нее
пользуются спаржей.
   Пришлось мне увидеть здесь и  кое-кого  из  уроженцев  собачьей  звезды
(*10), которых бурная жажда деятельности склоняет  к  таким  путешествиям.
Лица у них напоминают бульдожьи морды. Глаза помещаются по бокам  кончика,
или, вернее, нижней части их носа. У них отсутствуют веки, и,  укладываясь
спать, они прикрывают глаза языком. Обычный рост их двадцать футов. Что же
касается жителей Луны, то все они не ниже тридцати шести футов. Название у
них очень странное. Они зовутся не людьми, а "кипящими существами", потому
что они, как и мы, готовят себе пищу на огне. Еда, впрочем, отнимает у них
очень мало времени: они просто  раскрывают  левый  бок  и  засовывают  всю
порцию разом в желудок. Затем они запирают бок, пока по прошествии  месяца
не наступает соответствующий день. Обедают они, таким  образом,  не  более
двенадцати раз в году.  Такой  обычай  должен  быть  по  душе  любому  (за
исключением разве обжор или пьянчуг), и каждый безусловно  предпочтет  его
тому порядку, который принят у нас.
   Радости любви на Луне совершенно неведомы, ибо там и кипящие  существа,
и все остальные животные - одного пола. Все растет на  деревьях,  которые,
однако, в зависимости от растущих на них  плодов,  значительно  отличаются
друг от друга как величиной, так и формой листьев. Те, на  которых  растут
кипящие существа, или  люди,  гораздо  красивее  других.  У  них  большие,
длинные, прямые ветви и листья мясного цвета, а плоды их  -  это  орехи  с
очень твердой скорлупой и длиной не менее шести  футов.  Когда  эти  орехи
созревают, что сказывается в изменении  их  окраски,  их  очень  тщательно
собирают и хранят столько времени, сколько считают нужным. Когда хотят  из
них получить живые ядра, то бросают в большой котел,  наполненный  кипящей
водой. Через несколько часов скорлупа лопается, и оттуда выскакивает живое
существо.
   Духовная сторона этих существ еще до их появления на  свет  от  природы
подготовлена для определенного назначения. Из одной  скорлупы  вылупляется
воин, из другой философ, из третьей - богослов, из четвертой -  юрист,  из
пятой - фермер, из шестой - крестьянин  и  так  далее.  И  каждый  из  них
немедленно приступает к усовершенствованию в том деле, с  которым  до  сих
пор был знаком лишь теоретически.
   Определить по внешнему виду скорлупы что в ней кроется - очень  трудно.
Тем не менее, как раз в бытность мою  на  Луне  какой-то  лунный  богослов
наделал много шуму, утверждая, что владеет этой  тайной.  Но  на  него  не
обратили особого внимания,  и  общее  мнение  сводилось  к  тому,  что  он
сумасшедший.
   Когда жители Луны стареют, то не умирают, а растворяются  в  воздухе  и
улетают, как дым.
   В питье они  не  нуждаются,  так  как  у  них  не  происходит  никакого
выделения влаги, кроме как при  выдыхании.  У  лунных  жителей  по  одному
пальцу на каждой руке. С его помощью они все делают так же хорошо, как мы,
и даже лучше, хоть у нас, кроме большого пальца, еще и  по  четыре  других
впридачу.
   Голову они носят под мышкой, справа, а если отправляются в  путешествие
или на такую  работу,  которая  требует  большой  подвижности,  то  обычно
оставляют ее дома. Посовещаться с  ней  они  могут  всегда,  на  каком  бы
расстоянии от нее ни находились.
   Знатные люди из числа  лунных  жителей,  если  им  хочется  знать,  что
происходит среди простого народа, не имеют  обыкновения  сноситься  с  ним
непосредственно. Они остаются дома, а вместо себя  посылают  свою  голову,
которая может везде присутствовать инкогнито, а затем, когда  ее  господин
этого пожелает, вернуться к нему и доложить обо всем.
   Виноградные косточки на Луне в точности похожи на  наши  градины,  и  я
твердо убежден, что, когда на Луне буря срывает виноград с лозы,  косточки
падают на землю в виде града. Я думаю, что это явление давно уже  известно
многим виноторговцам. Мне, во  всяком  случае,  не  раз  доставляли  вино,
которое, по всей видимости, было изготовлено из градин и вкусом совершенно
походило на лунное вино.
   Чуть  было  не  позабыл  упомянуть  об  одной  интересной  вещи.  Живот
полностью заменяет лунным жителям наш чемодан:  они  суют  туда  все,  что
может им понадобиться, и так же,  как  и  свой  желудок,  отпирают  его  и
запирают, когда им вздумается. Дело в том, что кишками,  печенью,  сердцем
они не обременены, так же как и платьем. У них, правда, нет и таких частей
тела, которые стыдливость повелевала бы им прикрывать.
   Глаза свои лунные жители могут по желанию вынимать и вставлять, и видят
они ими одинаково хорошо - все равно, торчат ли они у них в голове или они
держат их в руке. В случае, если они потеряют или повредят глаз, то  могут
одолжить у кого-нибудь или купить себе другой и пользоваться им  не  хуже,
чем собственным. На Луне поэтому  всюду  можно  встретить  лиц,  торгующих
глазами. И  в  этом  единственном  случае  лунные  жители  проявляют  свои
склонности и вкусы: возникает мода то на зеленые глаза, то на желтые.
   Признаюсь, все это звучит  неправдоподобно.  Но  я  предоставляю  право
каждому, питающему хоть какие-нибудь сомнения, самому отправиться на  Луну
и убедиться в том,  что  я  придерживался  истины  строже  любого  другого
путешественника.





   Если  верить  выражению  ваших  глаз,  то  я,  пожалуй,  скорее  устану
рассказывать вам о всяких необыкновенных случаях из  моей  жизни,  чем  вы
перестанете слушать меня. Ваше внимание настолько льстит  мне,  что  я  не
решусь  -  как  предполагал  раньше   -   закончить   свое   повествование
путешествием на Луну.
   Итак, если угодно, выслушайте еще один рассказ, столь же правдивый, как
и предыдущий, но своей необычайностью, пожалуй, даже превосходящий его.
   "Путешествие Брайдона в Сицилию"  (*11),  книга,  которую  я  прочел  с
огромным интересом, внушила мне желание увидеть гору Этну.  По  пути  туда
мне не пришлось встретить что-нибудь достойное внимания. Я говорю  -  мне,
потому что многие другие сочли бы кое-какие происшествия удивительными  и,
чтобы покрыть путевые издержки, во всех подробностях расписали  бы  всякие
случаи, представлявшиеся мне такими повседневными мелочами, что я не  могу
повествованием о них испытывать терпение порядочного человека.
   Однажды утром, покинув расположенную у подножия горы хижину, я пустился
в путь с непоколебимым решением: рассмотреть и обследовать, хотя бы  ценою
собственной жизни, внутреннее устройство этой знаменитой жаровни.
   После утомительной трехчасовой дороги я оказался на вершине  горы.  Она
как раз бушевала в то время, и это длилось вот уже три  недели.  Вид  горы
при таких обстоятельствах описывали уже столько раз, что изобразить ее,  -
если это вообще возможно изобразить словами, - я во всяком случае опоздал.
Если же, как я мог на опыте убедиться,  описать  это  словами  нельзя,  то
лучше мне не терять даром времени на  погоню  за  невозможным,  а  вам  не
рисковать своим хорошим настроением.
   Я трижды прошелся  по  краю  кратера  -  вообразите  его  себе  в  виде
огромнейшей воронки, - но, убедившись, что это ничего или почти ничего  не
прибавляет к моим познаниям, я, не колеблясь, принял  решение  прыгнуть  в
кратер. Едва лишь я осуществил свое намерение, как очутился  в  дьявольски
нагретой парилке, и несчастное мое тело было в разных местах - благородных
и неблагородных - основательно помято  и  обожжено  раскаленными  докрасна
углями, непрерывно вылетавшими из глубины горы.
   Как ни велика, однако, была сила, с которой угли  выбрасывались  вверх,
все же тяжесть моего падающего  тела  значительно  превосходила  ее,  и  я
довольно быстро и благополучно достиг дна.
   Первое, что поразило меня здесь, были нестерпимый  стук,  шум,  визг  и
проклятия, раздававшиеся, казалось, со всех сторон. Я открыл  глаза  -  и,
представьте себе, оказался в обществе Вулкана и его циклопов. Господа эти,
которых я давно со своей житейской мудростью отнес в область выдумок,  вот
уже три недели  как  поссорились,  не  сойдясь  во  мнениях  о  порядке  и
субординации, и от этого произошел такой шум  на  поверхности  земли.  Мое
появление немедленно восстановило мир и тишину.
   Вулкан сразу же заковылял к шкафу, достал какие-то пластыри  и  мази  и
собственными руками наложил их на мои  раны.  Все  они  мгновенно  зажили.
Кроме того, он предложил  мне  подкрепиться  бутылкой  нектара  и  другими
изысканными винами, которыми обычно наслаждаются одни лишь боги и богини.
   Как только я несколько пришел в  себя,  Вулкан  представил  меня  своей
супруге Венере, приказав ей окружить меня всеми  удобствами,  необходимыми
при  моем  состоянии.  Красота  комнаты,  в  которую   она   ввела   меня,
сладострастная нега дивана, куда она меня  усадила,  божественное  обаяние
всего ее существа, нежность ее чувствительного сердца  -  всего  этого  не
описать обыкновенными словами, и голова у меня начинает кружиться даже при
одном воспоминании.
   Вулкан очень подробно описал мне Этну. Он рассказал, что  гора  эта  не
что иное, как нагромождение пепла, который выбрасывается из ее жерла,  что
ему часто приходится наказывать своих слуг и он в таких  случаях  в  гневе
швыряет в них раскаленными докрасна углями, которые они подчас  с  большой
ловкостью перехватывают на лету и выкидывают  в  мир,  чтобы  угольки  эти
больше не попадались их повелителю под руку.
   - Наши ссоры, - продолжал он, - длятся иной раз по нескольку месяцев, и
те явления, которые это вызывает  на  свете,  у  вас,  смертных,  кажется,
называются "извержениями". Гора Везувий также  принадлежит  к  числу  моих
мастерских. К ней ведет  дорога,  которая  тянется  под  морским  дном  на
протяжении  по  меньшей   мере   трехсот   пятидесяти   миль.   Такие   же
недоразумения, как у нас, вызывают и там подобные извержения.
   Если поучения бога Вулкана и приходились мне по душе, то  еще  приятнее
было мне общество его супруги, и я, возможно, никогда не покинул  бы  этих
подземных  замков,  если  бы   не   кое-какие   злорадные   болтуны.   Они
насплетничали на меня Вулкану и разожгли в его добродушном  сердце  жаркое
пламя ревности. Не выдав до этого ни единым звуком своего недовольства, он
однажды утром, в тот момент, когда я собирался помочь богине при одевании,
схватил меня, унес в незнакомую мне комнату и поднял над колодцем, который
показался мне очень глубоким.
   - Неблагодарный смертный! - произнес он. - Вернись в тот мир, откуда ты
явился!
   С этими словами, не дав мне ни минуты на оправдания, он швырнул меня  в
бездну.
   Я падал и падал со все возрастающей скоростью, пока страх  окончательно
не лишил меня сознания. Внезапно я очнулся от обморока, очутившись в водах
огромного озера, ярко освещенного  лучами  солнца.  Я  с  детства  отлично
плавал  и  умел  проделывать  в  воде  всякие  фокусы.  Поэтому  я   сразу
почувствовал себя как дома, и по сравнению с той обстановкой, в которой  я
только что находился, мое теперешнее положение показалось мне раем.
   Я огляделся кругом, но -  увы!  -  всюду  виднелась  лишь  вода.  Да  и
температура ее весьма неприятно отличалась от  горна  мастера  Вулкана.  В
конце концов я разглядел вдали  нечто,  напоминавшее  удивительно  большую
скалу.  Вскоре  выяснилось,  что  это  плавучая  ледяная   гора,   которая
приближалась ко мне. После долгих поисков  я  нашел,  наконец,  место,  на
которое мне удалось взобраться, а оттуда вскарабкаться и на самую  вершину
горы. Однако, к великому моему огорчению, и отсюда  нигде  не  видно  было
земли.
   В конце концов, уже перед самым наступлением темноты, я заметил  судно,
двигавшееся по направлению ко мне. Как только оно несколько  приблизилось,
я принялся кричать. Мне  ответили  по-голландски.  Бросившись  в  воду,  я
подплыл к кораблю,  и  меня  подняли  на  борт.  На  мой  вопрос,  где  мы
находимся, мне ответили: "В Южном Ледовитом океане".
   И только тогда мне все стало понятно. Совершенно ясно,  что  я  с  горы
Этны прямым путем через центр земли провалился в  Южный  Ледовитый  океан.
Путь этот во всяком случае короче, чем путь  вокруг  земного  шара.  Никто
еще, за исключением меня, не исследовал его, и если мне предстоит еще  раз
проделать такое путешествие,  я  постараюсь  произвести  более  тщательные
наблюдения.
   Я попросил, чтобы  мне  дали  поесть,  а  затем  улегся  спать.  Грубый
все-таки народ эти голландцы! Я рассказал о  своих  приключениях  офицерам
так же откровенно и просто, как  рассказал  вам,  милостивые  государи,  и
кое-кто из этих господ, в частности сам  капитан,  своим  видом  дали  мне
понять, что сомневаются в моей правдивости.
   Но так как они дружески приняли меня к себе на корабль и существовал  я
благодаря их милостям, пришлось волей-неволей проглотить обиду.
   Я только осведомился о том, куда они направляются.  Они  сообщили  мне,
что отплыли с целью совершить новые открытия, и если мой рассказ  правдив,
то цель их достигнута.
   Мы находились как раз на пути, по которому следовал капитан Кук,  и  на
следующее  утро  прибыли  в  Ботани-Бей,  куда  английскому  правительству
следовало бы не ссылать в наказание всяких преступников, а отправлять туда
в виде поощрения заслуженных людей - так щедро на этом побережье рассыпала
природа свои прекраснейшие дары.
   Мы пробыли здесь всего три дня. На  четвертые  сутки  налетел  страшный
шторм, который за несколько часов изорвал все паруса, расщепил  бушприт  и
повалил брам-стеньгу, которая рухнула на ящик, куда убирали компас, разбив
вдребезги и ящик и самый компас. Каждый плававший по  морям  знает,  какие
печальные последствия влечет за собою такая потеря. Мы совершенно  сбились
с курса.
   Но вот, наконец, буря улеглась, и подул ровный, крепкий ветерок.
   Мы плыли и плыли три месяца  подряд  и,  должно  быть,  успели  покрыть
огромное расстояние, как вдруг заметили вокруг удивительную перемену.  Нам
стало как-то легко и весело, а ноздри наши  защекотали  самые  упоительные
запахи. Цвет моря также изменился: оно было уже не зеленым, а белым.
   Вскоре после этой прекрасной перемены мы увидели землю  и  недалеко  от
нас - гавань и направились к ней. Она была глубокой и достаточно обширной.
Вместо воды ее наполняло превосходное и очень вкусное молоко.
   Мы пристали к берегу. Как выяснилось,  весь  остров  представлял  собой
большой сыр. Возможно, мы даже не заметили  бы  этого,  если  бы  не  одно
обстоятельство, открывшее нам истину. Дело в том, что  у  нас  на  корабле
находился матрос, отроду испытывавший  отвращение  к  сыру.  Не  успел  он
ступить на берег, как упал в обморок. Придя в сознание, он  стал  умолять,
чтобы у него из-под ног убрали сыр. Когда мы повнимательней  пригляделись,
то обнаружили, что матрос совершенно  прав:  весь  остров,  как  уже  было
сказано, представлял собой один огромный сыр.
   Местные жители питались главным образом этим сыром и сколько бы его  за
день ни поели  -  за  ночь  опять  прибавлялось  столько  же.  Мы  увидели
множество виноградных лоз с прекрасным крупным виноградом. Стоило надавить
виноградину - из нее вытекало одно только молоко.
   Жители были стройные, красивые существа, большей частью ростом в девять
футов. У них было по три ноги и по одной руке. У взрослых на лбу  вырастал
рог, которым они очень ловко пользовались.  Они  устраивали  состязания  в
беге по поверхности молочного моря и разгуливали по  ней,  не  погружаясь,
так же свободно, как мы по лужайке.
   На этом острове, или на этом сыре, росло много злаков, колосья  которых
походили на трюфели. В них помещались хлебы, вполне  готовые  и  пригодные
для еды. Разгуливая по сырному острову, мы обнаружили семь молочных рек  и
две винные.
   После шестнадцатидневного пути мы добрались до  берега,  расположенного
напротив того, к которому пристали. Здесь мы нашли целую полосу дозревшего
синего сыра, который обычно так расхваливают настоящие любители. В нем  не
водится, однако, червей, а на его поверхности  растут  чудесные  фруктовые
деревья вроде персиковых, абрикосовых  и  всевозможные  другие,  неведомые
нам. На этих необычайно высоких деревьях  было  множество  птичьих  гнезд.
Среди ряда других нам  бросилось  в  глаза  гнездо  зимородка,  которое  в
окружности в пять раз превосходило купол собора святого Павла  в  Лондоне.
Оно было  искусно  сплетено  из  огромных  деревьев,  и  в  нем  лежало  -
подождите-ка, я хочу быть совершенно точным - по меньшей мере пятьсот яиц,
и каждое было величиной с добрый оксгофт (*12). Птенцов мы могли не только
разглядеть, но и услышать  их  свист.  Нам  с  величайшим  трудом  удалось
разбить одно из таких яиц, и из него вылупился юный,  еще  голый  птенчик,
значительно превосходивший размерами двадцать взрослых коршунов.
   Едва мы успели выпустить птенчика  на  свободу,  как  внезапно  на  нас
налетел зимородок-отец. Он подцепил когтем нашего капитана, взвился с  ним
на милю в вышину и, избив крыльями, швырнул в море.
   Все голландцы плавают, как крысы. Капитан вскоре снова оказался с нами,
и мы вернулись к себе на корабль.
   Мы возвращались, однако, не по прежней дороге и встретили  поэтому  еще
много разных удивительных вещей. Между  прочим,  нам  удалось  подстрелить
двух диких быков, у которых было только по одному рогу, и рог этот  рос  у
них во лбу, между глаз. Потом мы пожалели, что убили их.  Как  выяснилось,
жители острова приручают этих быков и пользуются ими,  как  мы  пользуемся
лошадьми, - для езды верхом и в телеге. Мясо их, как нам  говорили,  очень
вкусное, но народ, питающийся только сыром и молоком, совершенно в нем  не
нуждается.
   Нам оставалось еще дня два пути до нашего корабля, как вдруг мы увидели
трех человек, повешенных за ноги на высоких деревьях. Я осведомился, в чем
они провинились, чем заслужили такую жестокую кару, и узнал следующее. Эти
люди побывали на чужбине и по возвращении обманули  своих  друзей,  описав
места, которых вовсе  не  видели,  и  рассказав  о  событиях,  никогда  не
происходивших. Я счел наказание вполне  заслуженным,  ибо  первейший  долг
путешественника - придерживаться строжайшей истины.
   Добравшись до своего корабля, мы немедленно снялись с якоря и, поставив
паруса, отбыли из этой чудесной страны. Все деревья на берегу - среди  них
было несколько очень высоких - разом дважды склонились перед нами и  затем
все одновременно выпрямились.
   Проплавав три дня - одному небу ведомо где, так как у нас  все  еще  не
было компаса, - мы попали в какое-то море, казавшееся  совершенно  черным.
Мы попробовали эту черную воду на вкус, и - представьте себе! -  это  была
вовсе не вода, а великолепное вино. Теперь у нас только и было  дела,  что
следить за тем, чтобы не все матросы перепились!
   Но радость  наша  оказалась  преждевременной.  Прошло  всего  несколько
часов, и мы оказались окруженными китами  и  другими  невиданно  огромными
животными. Среди них было одно, которое нам не удалось охватить  взглядом,
даже прибегнув к помощи  всех  наших  подзорных  труб.  Мы,  к  сожалению,
заметили это чудовище лишь тогда, когда очутились очень близко от  него  и
оно внезапно втянуло в себя весь наш корабль со всеми его стоячими мачтами
и надутыми парусами сквозь зубы  в  пасть.  А  зубы  были  такие,  что  по
сравнению с ними мачта самого  большого  военного  корабля  показалась  бы
щепкой.
   Продержав нас некоторое время у себя в пасти, чудовище  снова  раскрыло
ее и глотнуло такое неслыханное количество воды, что наш корабль  -  а  вы
можете себе представить, что это был порядочный кусочек, - был смыт волной
прямо в желудок страшного животного. Здесь мы оказались  в  неподвижности,
словно на якоре во время мертвого штиля.
   Воздух был здесь душный и, откровенно  говоря,  довольно  скверный.  Мы
нашли вокруг якоря, канаты, лодки, баркасы и значительное число  кораблей,
частью нагруженных, частью без груза. Все это было  проглочено  чудовищем.
Действовать здесь можно было только при свете факелов. Для нас  больше  не
существовало ни солнца, ни луны, ни планет. Дважды в день обычно  наступал
прилив, и дважды в день мы оказывались на дне. Когда животное пило, у  нас
начинался прилив, а когда опорожнялось - мы садились  на  дно.  По  самому
скромному подсчету, оно за один раз  проглатывало  воды  столько,  сколько
содержит Женевское озеро, которое имеет в окружности тридцать миль.
   Во второй день нашего заключения в этом царстве тьмы я  решился  в  час
отлива - так мы называли время, когда корабль садился на дно, -  совершить
вместе с капитаном и несколькими офицерами небольшую прогулку.  Запаслись,
разумеется, факелами. Во время прогулки мы повстречались с десятком  тысяч
человек всевозможных национальностей. Люди эти как раз собирались  держать
совет о том, как им выйти на свободу. Некоторые из них уже  несколько  лет
жили в желудке чудовища. В ту самую минуту, когда  председатель  собирался
познакомить нас  со  всеми  обстоятельствами  дела,  наша  проклятая  рыба
почувствовала жажду и принялась пить.  Вода  хлынула  в  желудок  с  такой
силой, что нам пришлось, чтобы не утонуть, поспешно ретироваться  на  свои
суда. Некоторым удалось спастись, только пустившись вплавь.
   Но через несколько часов мы оказались счастливее. Как  только  чудовище
опорожнилось, все снова собрались. На этот раз председателем избрали меня.
Я внес предложение соединить вместе две самые высокие мачты и, как  только
чудовище разинет пасть, вставить в нее эти мачты так, чтобы  помешать  ему
закрыть ее снова. Предложение мое было принято единогласно.  Тут  же  была
подобрана  сотня  самых  сильных  молодцов,  которым  поручили  выполнение
задуманного.
   Едва только мы приладили мачты, как представился случай осуществить наш
план. Чудовище зевнуло, и мы немедленно всунули в пасть  связанные  вместе
мачты так, что один конец, проткнув язык, уперся в верхнее небо, а  другой
- в нижнюю часть пасти. Закрыть пасть теперь оказалось невозможным даже  в
том случае, если бы наши мачты и не были такими крепкими.
   Как только в желудке рыбы все всплыло,  мы  усадили  в  лодки  гребцов,
которые и вывезли нас из нашей  тюрьмы.  После  двухнедельного  -  как  мы
примерно  подсчитали  -  заключения  дневной  свет  подействовал  на   нас
необыкновенно благотворно.
   Когда все выбрались из обширного рыбьего желудка, то выяснилось, что мы
составляем флотилию в тридцать пять судов всех национальностей. Наши мачты
мы так и оставили торчать в  пасти  чудовища,  чтобы  предохранить  других
мореплавателей от страшной участи быть ввергнутыми в бездну тьмы и грязи.
   Первым нашим желанием теперь было  узнать,  где  мы  находимся,  но  мы
сначала никак не могли прийти к определенному  заключению  на  этот  счет.
После тщательных наблюдений я, наконец, пришел к выводу, что мы плывем  по
Каспийскому морю. Так как это море со всех сторон  окружено  землей  и  не
соединяется ни с какими другими морями, трудно было понять,  как  мы  сюда
попали.
   Но один из жителей  сырного  острова,  которого  я  захватил  с  собой,
высказал очень  остроумное  предположение.  По  его  мнению,  чудовище,  в
желудке которого мы так долго  были  заперты,  приплыло  с  нами  сюда  по
каким-то подземным каналам.
   Так или иначе, мы находились в Каспийском море,  радовались  тому,  что
находимся здесь, и готовы были приложить все усилия,  чтобы  выбраться  на
сушу. Я первым выскочил на берег.
   Едва только я ступил ногою на землю, как на  меня  набросился  огромный
медведь. "Ага! - подумал я. - Ты попался мне как раз кстати!"
   Схватив его обеими руками за передние лапы,  я  сердечно  приветствовал
его таким пожатием, что он дико взвыл. Но  я  не  дал  себя  растрогать  и
продержал его в таком положении до тех пор, пока не уморил голодом.
   Таким способом я заслужил уважение всех медведей, и уже ни один из  них
не решался попасться мне под руку.
   Отсюда я направился прямо в Петербург и получил там от одного  из  моих
старых друзей подарок, который был для  меня  необычайно  драгоценен.  Это
была охотничья собака, происходившая от знаменитой суки,  которая,  как  я
вам уже рассказал, ощенилась во время погони за зайцем.  К  сожалению,  ее
вскоре подстрелил один неумелый охотник: он целился в  стаю  куропаток,  а
попал в собаку, которая делала на этих куропаток стойку.
   На память о ней я заказал себе из  ее  шкуры  куртку.  Когда  я  в  ней
отправляюсь при наступлении охотничьего сезона в  поле,  она  помимо  моей
воли тянет меня туда, где водится дичь. Когда я приближаюсь на  расстояние
выстрела, от куртки отлетает пуговица и падает  на  то  самое  место,  где
скрывается зверь, а так как курок у меня всегда взведен, а на  полке  есть
порох, то ничто не ускользает от меня! У меня, как видите, осталось  всего
три пуговицы, но лишь  только  наступит  время  охоты,  моя  куртка  будет
украшена двумя рядами новых пуговиц.
   Посетите меня тогда, и, поверьте, скучать  вам  не  придется.  Впрочем,
сегодня разрешите проститься и пожелать вам приятного сна.





   1. Имеется в виду русско-турецкая война 1735-1739 гг. Русскими войсками
командовал  фельдмаршал  Миних  (1683-1767),   известный   государственный
деятель того времени, выходец из Германии. В 1737 г. под его командованием
русские войска овладели турецкой крепостью Очаков.
   2. Подразумевается прутский  поход  Петра  I  в  1711  г.,  кончившийся
неудачно  для  России.  Согласно   условиям   мирного   договора,   Россия
обязывалась уступить Турции город Азов и ликвидировать несколько крепостей
на южных рубежах.
   3.   Франсуа   Бланшар    (1753-1809)    -    выдающийся    французский
воздухоплаватель, совершивший в 1785 г. первый перелет на аэростате  через
канал из Дувра в Кале.
   4. Племянник библейского царя Давида, отличавшийся быстротой хода.
   5.  Статья  Ягеманна  "Спасение  чести  Италии,   задетой   замечаниями
Гауптмана фон Архенгольца" в журнале "Deutsches Museum", 1786.
   6. Подразумевается осада Гибралтара 1779-1783  гг.,  в  которой  против
англичан, захвативших в 1704 г. Гибралтар, совместно действовали испанцы и
французы.
   7. Известная английская фирма, выпускавшая оптические приборы.
   8. Жорж-Луи Леклерк, граф Бюффон (1707-1788) -  знаменитый  французский
ученый-естествоиспытатель,   автор   многотомной   "Естественной   истории
животных".
   9. День рождения английского короля.
   10. Звезда из созвездия Большого Пса.
   11. Имеется в  виду  книга  П.Брайдона  "Путешествие  в  Сицилию  и  на
Мальту".
   12. Английская мера жидкости.

Популярность: 20, Last-modified: Thu, 10 Oct 2002 08:23:54 GMT