---------------------------------------------------------------
     © Copyright Дмитрий Рогозин
     WWW: http://www.rogozin.ru
     E-mail автора: info@rogozin.ru
     Date: 15 Sep 2003
---------------------------------------------------------------



     Август 2003



     Поводом   для   написания  этих  заметок   стал  анализ  идеологических
документов партий, изъявивших желание пойти на  парламентские выборы декабря
2003 года. Ознакомившись с ними, я  понял, что мне  и, наверное, еще тысячам
моих  сограждан  думские  партийные политики  не  оставили  выбора. Я за них
голосовать не буду.
     Попробовал изложить некоторые свои соображения о ситуации в России и  о
том, что, на мой взгляд, стоило бы предпринять, чтобы ее исправить. Я назвал
эту работу "Мы вернем  себе  страну", потому что это самое главное - жить  и
работать в стране, которой ты гордишься, в будущее которой ты веришь.  Мысли
легли  на  бумагу  буквально   в  течение  нескольких  дней.  Но  обсуждение
соответствующих тем в кругу единомышленников велось мной уже несколько лет.
     Надеюсь, что  настоящая  публикация некоторых  итогов  этих  обсуждений
породит  плодотворную дискуссию  о будущем нации и  поможет патриотам России
дать бой набившим оскомину политическим демагогам.


     Чтобы оценить  политическую перспективу России на ближайшие 10-20  лет,
нет  надобности  подробно обсуждать  причины  и исход  исторических  событий
прошлых веков.  Многие дискуссии  уже  состоялись прежде.  Как сказал  поэт,
"ответ готов, готов ли твой вопрос?"
     В последние годы  мы  можем  видеть медленное  и пока  еще  неуверенное
движение  страны в сторону позитива. Государство, еще  недавно разъедавшееся
региональными  амбициями,  теперь  укреплено,  -  воссоздана  управленческая
иерархия,    пресечены    наиболее   опасные    нарушения    общероссийского
законодательства,  в  основном   подавлен  вооруженный  сепаратизм.  Созданы
Государственный  Совет, система  федеральных округов и институт федерального
вмешательства  в  ситуации,  когда  органами  власти  на  местах  попирается
Конституция.  Реформирован Совет Федерации, от хаотического законотворчества
удалось перейти  к системной и плодотворной  работе парламента. Государство,
наконец, обрело свои символы - герб и гимн, граждане получили новые паспорта
с двуглавым орлом вместо документов несуществующего СССР.
     В  целом  в  2000-2002  годах  остановлена  дезинтеграция  государства.
Началось формирование новой  политической и экономической структуры, которая
в прежние годы только имитировалась. От саморазрушения 90-х годов ХХ века мы
перешли  к  некоторой  стабилизации  государственной   системы,  остановлено
падение экономики и даже зафиксирован ее  рост, хотя и крайне недостаточный.
Однако послереволюционная реакция  явно затянулась. Времени, чтобы перевести
дыхание, было предостаточно.


     "Кто ты, Россия? Мираж? Наваждение?", - писал поэт Максимилиан Волошин,
отражая своим  вопросом вековую загадку.  "Россия - это Запад", - утверждали
одни. "Россия - это Восток", - настаивали  другие. И лишь немногие говорили:
мы и Запад, мы и Восток, и мир в нас самих отразился во всем многообразии.
     В российской истории выбор между "левыми" и "правыми"  всегда  обретает
форму спора "западников" и "почвенников". Но что для нас Запад и что для нас
Восток?
     Запад  для  нас  -  это,  прежде  всего,  историческая  Европа   с   ее
интеллектуальным, культурным, духовным наследием.
     На Востоке мы ищем не "азиатское варварство" и забытые родовые корни, а
высокую культуру,  разнообразие стилей жизни  и опыт сочетания  национальных
традиций и высоких темпов экономического роста.
     Нас давит  эта ненужная работа мысли -  дискуссия с  ловко  подмененной
темой: Запад или Восток, Восток или Запад, так может быть Запад или все-таки
Восток?
     Любой из предложенных вариантов  ответа для России заведомо неприемлем.
Эта  примитивная  дилемма отрицает нашу самобытность и наше  право  на  свою
собственную историю. С  таким самоедством из нас выйдет то ли недозапад,  то
ли  недовосток  - в общем, периферия других цивилизаций. Пока мы топчемся на
узкой дорожке тупиковой альтернативы, нас будет преследовать угроза и  вовсе
соскользнуть на обочину мировой истории.


     Каким-то  непонятным  образом в  нашей  стране укрепилось  мнение,  что
демократия, свобода  форм  собственности,  предприимчивость,  инициативность
обязательно должны прийти к нам с Запада. Между тем  все это для нас - часть
национальной традиции, которую нет надобности ни у  кого заимствовать. А вот
многие идеи, которые сегодня обличаются как "антизападные", пришли к нам как
раз с Запада - марксизм, анархизм, нигилизм, якобинство и прочее.
     Все  же странно  получилось, что нация с  тысячелетней культурой, самая
читающая в мире (!),  вдруг сразу поглупела и,  раскрыв рот, стала ждать,  к
каким  выводам на  наш счет придет Запад, и  что  он нам порекомендует. Пора
смотреть на Запад с большим равнодушием -  Запад нам не учитель, а мы ему не
ученики. Запад  нам  и не благодетель, ждать от Запада  бескорыстной помощи,
как это делали  при Ельцине - наивно и непростительно. Ведь  известно, что в
политике табачок врозь!
     Все, что нам  нужно  для развития  страны  -  заработаем, ведь  русский
бизнес  учится  быстро,  он  голоден,  агрессивен.  Главное -  не  надо  его
сдерживать, давить коррупцией, оставлять один  на один с произволом западной
и своей бюрократии.  Этот щенок  волкодава должен учиться кусать,  но только
чужих; и он станет верным сторожем российского экономического процветания.
     Во второй  половине XXI века сырьевые ресурсы в мире истощатся, и недра
России станут предметом чужих вожделений. Следует  ожидать, что тогда к  нам
придут  за  нашими  богатствами.  Но  к тому  моменту  мы  должны  полностью
восстановить  силы. Будем рады гостям,  но хозяевами  своей  земли останемся
сами.
     В   мире,   где  грубая   физическая  сила   стала   веским  аргументом
экономической борьбы,  мы должны держаться принципа: у России три союзника -
армия,  военно-морской флот и ракетные войска стратегического назначения. Но
в  отличие  от других нам не  следует забывать,  что  не только военная сила
определяет место того или иного  народа в истории. Наша сила не в деньгах, а
в правде.


     Стратегическая бесперспективность многих политических проектов в России
связана с отсутствием их идеологического  обоснования. За  идеологию  выдают
предвыборный лозунг или набор прописных истин.
     Между тем,  упрощенное понимание  смысла  идеологии  или  отказ  от нее
дезориентирует государственную  власть, мешает смотреть вперед, а  политиков
превращает в лакеев, живущих по  принципу:  "служить бы  рад, прислуживаться
тоже".
     Массовое сознание ждет от  власти (а, следовательно,  - и от политиков,
претендующих  на  власть) не только повышения  благосостояния  народа,  но и
наполнения  жизни страны  смыслом. Забавно смотреть,  когда  очередной  "без
лести  преданный"  разрабатывает  "национальную  идею",  выдавливая  из себя
партийный  манифест  с  инфантильными  восторгами   по  поводу  собственного
политического  рождения.  На  самом  деле,  настоящую  идеологию  достаточно
усвоить, взяв главное из сокровищницы интеллектуальной традиции России.
     Россия  -  это  особая  евроазиатская  цивилизация.  И  потому  следует
признать, что в мировой истории России негоже повторять чужой опыт  вместе с
чужими ошибками. У нас достаточно своего опыта и своих собственных ошибок.
     Россия  всегда   стремилась   к  жизни  духа,  порой   уступая   другим
государствам в материальном  достатке. Но ведь мировая  история  творится не
вокруг  миски  с  похлебкой.  История -  это  непрерывное состязание великих
народов в уме, хитрости, смекалке,  силе духа и терпении,  способности иметь
свои национальные интересы и умении их отстаивать в течение тысячелетий.
     Тот, кто яснее видит свою историческую задачу, кто способен суммировать
миллионы человеческих  воль  в  реализации единой национальной  идеи,  -  по
определению решит все проблемы  материальной жизни своих  граждан. Тот,  кто
пытается обезьянничать, подражая иным цивилизациям,  - терпит  крах и теряет
даже то, что природой и историей положено ему во владение.

     Россия  должна  всегда  ощущать  свой  масштаб,  а  не  превращаться  в
подчиненный   фрагмент   каких-то  более  обширных  пространств.   Россия  -
самодостаточная цивилизация.  Нам не  надо  записываться  в  НАТО наравне  с
некоторыми  странами легкого поведения. Нам  не нужно рваться в  Европейский
союз, как будто  только членство  в  этой организации отделяет европейцев от
неевропейцев.
     Мы являемся европейцами без всяких евросоюзов с их еврочленами, мутными
перспективами  и  проданными суверенитетами.  Помимо Европы  у нас  еще один
мощный сосед -  Китай. И  нет никакого смысла превращать наши границы с этой
великой страной в границы Евросоюза или НАТО.
     Мы должны использовать  наше уникальное географическое  положение и  не
торопиться  записываться  во всевозможные  "кружки по интересам", которые  в
большинстве  случаев  только  умножают  бюрократию.  Быть  независимым  -  и
надежнее, и безопаснее.
     Ориентиром  нашей внешней политики  должен  быть разумный  национальный
эгоизм, методом -  умелое  использование  мировых политических процессов. Мы
слишком большие, чтобы проситься на ночлег в мышиной норе.


     Политические  дискуссии  последних  лет  в  России  характеризуются  не
принципиальной постановкой вопросов, а вечным доказательством верности одной
из  двух  идеологической  доктрин   -  "левой"  (коммунистической)  или  так
называемой "правой" (либеральной). Если  с "левизной" коммунистов все  более
или  менее  складно,  то  для  либералов наименование  "правый" - совершенно
нелепо. Правые (в соответствии с традиционной евро-американской политической
номенклатурой) - это  консерваторы, традиционалисты, но никак  не  либералы.
Либералы скорее  тоже "левые" - в их  идеологии и  историческом  опыте очень
много сходного  с коммунистами. Как  коммунисты,  так  и либералы -  мутанты
эпохи "бомбистов".
     И те,  и другие отрицают отечественные  традиции, игнорируют достижения
отечественной общественно-политической и экономической мысли. И те, и другие
стремятся переделать Россию  в духе  утопии: одни -  Маркса, другие  -  отца
европейского либерализма Локка, презирая при этом  творчество и волю народа.
А потому, попав во власть, и те,  и  другие  прибегают  к  различным методам
переделки малопригодного для  их целей "человеческого материала", применяя в
первом случае ГУЛАГ, а во втором - "шоковую терапию".


     Коммунистическая  идеология,  приписавшая себе  все  достижения народов
СССР,  на деле продемонстрировала свою историческую  ограниченность. Сегодня
очевидно, что трагедия политического распада страны и  экономической разрухи
происходит  из  самой  природы   этой  идеологии   с   ее  пренебрежением  к
созидательному  потенциалу  и  достоинству творческой личности,  подавлением
свободы  мнений  и  идейной  состязательности,  равнодушием  к  национальным
интересам, гонкой за призрачными целями  в мировой политике,  идеологической
зашоренностью и повальной бюрократизацией жизни общества.
     Наряду  с  впечатляющими успехами  советского руководства в мобилизации
общества   (индустриализация,   победа  в   Великой   Отечественной   войне,
послевоенное  восстановление,  прорыв  в  космос и  т.д.), сегодня  очевидны
врожденные  уродства  коммунистической  идеологии,  во  многом  обусловившие
тяжелейшее положение нашей страны в конце ХХ - начале XXI века.
     Стратегическая несостоятельность коммунистической идеологии заключена в
том, что  она  неверно оценивает человеческий потенциал  России. Начав с его
хищнической эксплуатации  в  претензиях  на  мировую  революцию,  коммунисты
сегодня  свели  весь  набор  своих идей  к  дежурным лозунгам  о  социальном
обеспечении,  характерным для всякой  оппозиции,  а также  к ностальгическим
воспоминаниям.  При  этом  они  скромно  умалчивают  о  собственной  роли  в
национальных катастрофах ХХ  века,  и, прежде всего, в трагических  событиях
1991 года и политической дезинтеграции  исторической России.  Ограничив свое
мировоззрение ортодоксальным марксизмом как "всесильным", а потому - "верным
учением", коммунисты сегодня не в состоянии представить разумный бизнес-план
развития  национальной  экономики,  и все  свои  идеи,  как  и в 1917  году,
аккумулируют в предложении - "все взять и поделить".


     Что касается наших т.н.  "правых", то мы  их власть тоже вряд ли сможем
забыть. Страна, видите ли, им попалась не та, народец - дрянь.
     Объявление перестройки  в  конце  80-х годов ХХ  века  было  воспринято
гражданами  как  призыв   к  социальному   творчеству  с  целью   обновления
неэффективной    экономической   и   социально-политической   системы,   как
мобилизация созидательной энергии общества.  Однако после краха всех попыток
мирно "перестроиться", власть вследствие неведомого курьеза судьбы оказалась
в руках еще более неугомонных "реформаторов" - не оперившихся еще политиков,
наименовавшихся "либералами". Они почти сразу отказались от реализации своих
лозунгов, предпочтя альянс с прежней советской бюрократией и пойдя на прямой
обман граждан.
     Этот  альянс  псевдореформаторов  и   бюрократии   испугался  реального
творческого  порыва  общества  и  прибег к  "шоковой терапии",  став  шайкой
заговорщиков,  действующих  вопреки  воле  народа  и против  его  интересов.
Следствием этого стала эпоха безвременья - лжи, смуты, раскола.
     Оперируя  на  российской  почве,  либералы  еще  быстрее,  чем  "левые"
исчерпали  себя и утратили свои перспективы.  Оттого теперь никакие  попытки
реанимации и  подновления  их  политических  концепций  уже  не  могут  быть
поддержаны народом, который в полной мере вкусил с либерального стола нищеты
оскорблений национального  чувства и  пренебрежения  интересами безопасности
страны.
     Либералы   склонны   видеть   причины  неприятия   своей   идеологии  в
патерналистских установках населения России и полагают, что ради абстрактных
ценностей прогресса эти установки следует искоренять любой ценой.
     Коммунисты полагают, что либералы просто манипулируют  людьми и нарочно
дезориентируют их ради  достижения  частных корыстных  целей. В то  же время
цели  КПРФ  следует  оценивать  точно  так  же, несмотря  на  ее  постоянные
заявления в защиту интересов граждан.
     Сегодня люди хорошо понимают, что будет, если дать волю КПРФ, равно как
и либералам. Но пока некому вручить  власть от имени народа - созревание сил
"третьего  пути"  затормозилось. Оттого и  отсутствует  в  нашем государстве
стратегия развития, идут бесконечные  дебаты, продолжаются  навязшие в зубах
дискуссии.
     Выбор "из  двух зол" для России неприемлем - ни коммунисты, ни либералы
не в состоянии управлять страной. Поэтому обе эти идеологии, как исчерпавшие
всякий кредит доверия  и не  выдержавшие  испытания временем, должны  занять
подобающее себе  место  на  галерке  общественных дискуссий, а  пространство
интеллектуального поиска очищено от их бесплодного противостояния.


     В  поисках  концепции  "идеального   государства"   заезженным  штампом
политической  публицистики стал пример  США. Однако американцы  представляют
принципиально  иную  модель  цивилизации,  которая  не  годится  для России.
История, природа, образ мышления народа - все это делает для нас невозможной
инъекцию инфантильно-агрессивной политической морали США.
     В  своем  развитии США  миновали  несколько  общественных  формаций.  В
американской  истории не  было  средних  веков,  и  это многое  объясняет  в
поведении Соединенных Штатов.
     Когда  страна находится  в фазе национального  успеха и  экономического
могущества,  господствующие среди ее элиты  политические концепции  выглядят
абсолютно  верными и  соблазнительными для подражания.  Так наши "западники"
готовы слепо копировать заграничные уклады, чуть ли не  супчик в  кастрюльке
из-за моря  возить. Но у нас есть собственный трагический опыт крушения СССР
-  самой успешной формы  реализации марксистско-ленинской доктрины. В период
могущества  опыт  Советского  Союза тоже  казался коммунистической  верхушке
достойным  тиражирования.  Теперь  же   мы  видим,  насколько  зыбким  может
оказаться устройство великого  государства, если  подточены духовные  основы
его  общества, если  политическая  элита вооружена  ложными  идеологическими
установками.
     Вспомним,  что  социалистический строй возник  у  нас после слома  всех
фундаментальных прежних  основ жизни, которые, между тем, также обеспечивали
могущество, стабильность  и  развитие  государства.  Печальным  был  и  опыт
копирования  американских образцов  в прошедшее  десятилетие  - опять же  со
сломом основы прежней жизни.
     Оба раза смена исторических эпох, казалось,  сообщала импульс развитию.
Но затем наступал неизбежный откат,  реакция. Именно  реакция смела  в ГУЛАГ
большевистскую  гвардию,  именно  реакция  отправила  в  отставку  "прорабов
перестройки" и творцов "демократической революции".
     Из этого следует, что для нас важна не очередная революция с неизбежным
откатом к последующей  реакции, а рутина кропотливой работы над исправлением
собственных ошибок, чтобы  в результате  - вывести  страну, наконец, на путь
устойчивого и необратимого национального подъема.
     Теперь  уже  ясно,  что  нет  необходимости  делать ложный выбор  между
"левым" и  "правым". Не  стоит выдумывать и  партию  "центризма".  Нет такой
партии. Вообще  никакого серединного  пути между американизмом и социализмом
просто не существует. Поэтому надо искать не "золотую середину", а следовать
собственным историческим путем.


     Мы  можем  спорить  о  преимуществах  "левой" или  "правой"  идеологии,
большей или  меньшей роли  частной  собственности, но все  это -  частности.
Россия сосредоточилась, она задумалась о своем  будущем. Появится  ли  у нее
идея,  способная  подняться над  схваткой "левых" и "правых",  "передних"  и
"задних",  консолидировать  силы  порядка против сил хаоса и поставить перед
нацией принципиальные вопросы выживания и развития? Такая идея есть.
     Традиционализм  -  это идеология национальных  интересов,  национальной
самобытности,  собственного  пути,  собственного  лица России,  гражданского
достоинства   и   исторической   гордости,   не   унижающей   другие   нации
воинственностью,   высокомерием   и    чванством.   Традиционализм   -   это
прагматическая  политика  национальной  перспективы,  национального  подъема
России, который начнется с провинции, с российских регионов.
     В  природе  критики  традиционализма как  "идеологии  торможения" лежит
упорное нежелание либералов признавать ценность нашего исторического багажа,
в котором они усматривают отсутствие традиций национальной свободы. Стоит ли
говорить о невежественности подобной точки зрения!
     Россия никогда не  торговала своей независимостью.  Во множестве войн и
испытаний, которыми  переполнена история  нашей страны,  именно ради свободы
наши   предки   шли  на  страшные  жертвы.  При  этом  свобода  государства,
национальная   свобода   воспринималась  людьми  как   защита   от   внешних
посягательств на их общинный уклад  жизни, который и был  залогом их личного
достатка,  благополучия  и  безопасности.  Частная   политическая  несвобода
объяснялась тем  же -  необходимостью напрячь все силы, чтобы оборонить себя
от  нашествий, которых на нашу долю  выпало значительно больше,  чем на долю
любого другого народа. Этим и объясняется невозможность для России списывать
опыт государственного строительства с западных конспектов.
     К сожалению, на российской почве "свобода" и "государство" почти всегда
воспринимались  российской  интеллигенцией  как  взаимоисключающие  понятия.
Драматизм этого противоречия состоит в том, что стремление к свободе не  раз
принимало  форму  анархии  -  разрухи в головах либеральной интеллигенции  и
неуважения к власти в социальных "низах".
     Анархия  и  деспотизм  усиливали  друг  друга, препятствуя  нормальному
развитию российской  нации. Эта  важная черта нашего  общественного развития
неоднократно подчеркивалась философами и историками прошлого. Наиболее точно
выразил  ее   русский   философ   И.А.Ильин:   "Русский  народ  был  народом
государственным  - это  остается  верным и для  советского государства  -  и
вместе с  тем это народ, из  которого постоянно  выходила вольница,  вольное
казачество, бунты Стеньки Разина и  Пугачева,  революционная  интеллигенция,
анархическая идеология, народ, искавший нездешнего царства правды".
     Деспотизм советского периода, отучивший  русских от привычки  к сильной
власти  и  мощному  государству, неминуемо  должен  был  кончиться  страшным
крахом, откатом к первобытному своеволию и анархии.
     Ильин  также предупреждал, что лидеры новой смуты "приведут к тому, что
Россия опять провалится  в хаос и вседозволенность... Образуется до двадцати
отдельных "государств", не имеющих ни бесспорной территории, ни авторитетных
правительств, ни законов,  ни  суда,  ни  армии, ни бесспорно  национального
населения.  Из  двадцати пустых  названий  каждое поведет с  каждым соседним
длительную  борьбу  за  территорию  и   население,  что   будет  равносильно
бесконечным гражданским войнам".
     Так оно и вышло.
     Да,  пока  некоторые  наши  "освобожденные  граждане" путают свободу  и
демократию  с  анархией  и  вседозволенностью,  государству  надо  подавлять
явления, опасные для страны. И такой подход встречает  все больше понимания:
нельзя  позволить свободный  выбор между  верностью  и предательством, между
совестью и бесстыдством, между гибелью страны и ее развитием.


     На  совести  российских  либералов  варварские  экономические  реформы,
политическое   спонсорство   чеченским   бандитам,   лакейская   дипломатия,
воинственный антипатриотизм. Это делает из них удобный объект критики.
     Любопытно,   что   самым   жестким  критиком  разрушительных  реформ  и
последовательными   противниками  либерализма   считается   коммунистическая
оппозиция. Это ложная оценка.
     На самом  деле коммунисты и либералы повязаны  общим  грехом - разрывом
традиции российской государственности. Для коммунистов ценность представляет
только "социалистическое Отечество", для либералов  - только "новая Россия".
Для традиционалиста же Россия ценна вне зависимости от политического режима.
     Наши коммунисты - те же либералы,  только вид сбоку. Их социализм - это
либерализм плюс  "социальная  справедливость",  которая  подобна  пожеланиям
"дайте людям все" или "мы выступаем за все хорошее".
     Выдающийся   русский  философ   и  богослов   С.Н.Булгаков,   высланный
большевиками из  России, писал:  "Социализм верит вместе с капитализмом, что
человеческое общество построится только на экономическом интересе, известным
образом регулированном, и что иных сил  не существует. Социализм разделяет с
капитализмом его неверие в духовную природу человека.
     Для социализма человек есть денежный мешок, пустой или наполненный, так
же, как и для капитализма".
     Сегодня, когда коммунисты оказались в  оппозиции, они порой  произносят
речи,  удивительно  похожие на речи либералов. Только различное с либералами
отношение к советской власти разделяет обе крайности.
     Отличие  традиционалистов от либералов и коммунистов состоит  не в том,
что   традиционалист   отрицает   идеи   свободы,   демократии,   социальной
защищенности и пр.,  а  в  том, что  в  этих  ценностях  он видит конкретное
выражение  национальных  интересов  и  сильной  государственной   власти   -
защитника этих интересов.


     Антигосударственный нигилизм возникает всюду, где групповые или частные
интересы   ставятся   выше   национальных.   Тогда   государство   перестает
восприниматься  обществом, а природа  конфликтов приписывается системе.  Для
раскрепощения  общества  выписывается  рецепт  - "минимизация"  государства.
Однако именно  ослабление  государства  для  России  и есть  главная  угроза
демократии и истинной свободе личности.
     На  исходе  ХХ века  Россия  столкнулась с  реальной  опасностью утраты
суверенитета  и   территориальной  целостности.  Государственные  функции  в
субъектах  федерации, и, что  особенно опасно,  в национальных  территориях,
узурпировались   организованной  преступностью,   подменялись  деятельностью
местной бюрократии, которая пользовалась ими для  извлечения так  называемой
"статусной ренты". Самозванцы  брали под контроль целые регионы, создавали в
них свои вооруженные отряды, системы влияния, вводили свои правила жизни.
     Федеративные  отношения  трактовались  местными  элитами как  право  на
сепаратизм и самодурство на отдельно  взятой территории. Россия  становилась
все  более децентрализованным государством, отчего все глубже погружалась  в
системный кризис. Мздоимство чиновников, наглость  преступного мира достигли
наивысшей отметки. Все переплелось. Противоречия внутри этого хаоса достигли
кровавого  предела,   жертвами  которого  становились   депутаты,  министры,
губернаторы.  Уголовный термин "беспредел" перекочевал в городскую  лексику,
обозначив состояние разложения и власти, и общественной морали.
     Все    это     сопровождалось    своего    рода    консенсусом    между
противоборствующими политическими группировками - либералами и коммунистами.
И  те,  и другие, занимая позиции в системе власти и  экономике, были кровно
заинтересованы в сохранении режима "управляемого кризиса". И только поистине
судьбоносная  смена  политического  руководства  страны  в  1999-2000  годах
позволила перейти в режим "третьего пути", пути национального согласия.  Для
России начался новый отсчет времени.


     Для многих действующих в России политиков слово  "федерализм" приобрело
священный оттенок после того, как была  осуществлена авантюра с Федеративным
договором. В реальности  этот  документ  был подписан  людьми,  не  имеющими
полномочий  действовать  от  имени  регионов  и  граждан,  проживающих  там.
Федеративный договор был произволом  чиновной  верхушки, закрепившей  раздел
страны на части после свержения прежней власти.
     Заметную лепту в  искаженное  восприятие  одной  из  моделей построения
государства внесли зарубежные "теоретики", в изобилии нахлынувшие в Россию и
с  любовью цитированные  массами  новоявленных  политологов из  всевозможных
"центров стратегических анализов и тактических оценок".
     Новый российский  федерализм напоминал  советскую модель, которая,  как
казалось, теперь  выглядела  очень похожей на  импортную, например, немецкую
или  американскую. Это заблуждение  позволяло не напрягать  мысль  в поисках
иных   походов  к   государственному   строительству,   которые   бы   более
соответствовали российской национальной специфике.
     Историческая Россия никогда не была договорной  федерацией, потому  что
не составлялась  из политически самостоятельных частей.  Унитарная  модель с
особым  статусом  приграничных  территорий  - вот исторически  обусловленная
форма государственного устройства. Но именно эту модель  идеологи "свободной
России"  предпочли забыть или обругать. За невнимание к своему историческому
опыту  стране  пришлось  пережить  тягчайшие испытания  - акты сепаратизма и
открытого вооруженного мятежа. С начала 90-х вплоть до 1999 года всерьез шла
речь о возможной конфедерализации России.
     Принцип   самоопределения   народов   был  трансформирован   в  принцип
самоопределения  этнических  кланов  бывшей  партийной  номенклатуры.   Они,
захватив    власть    в    ряде   территорий   с   произвольно   нарезанными
административными границами, стали нагло  диктовать условия своего участия в
Российской Федерации и даже шантажировать выходом из ее состава.
     Между  тем, часть  не  может  свободно отделиться от целого,  поскольку
целое тоже имеет право на самоопределение. Право национального большинства в
целом выше, чем право входящего в него этнического меньшинства. Исторические
условия сложились  так, что Россия  может  самоопределиться только  целиком.
Если начинают самоопределяться ее отдельные части, повсюду наступают разруха
и война.
     Тем   не  менее,  вопреки  исторической  традиции   и  здравому  смыслу
административно-территориальное   устройство   России  было   превращено   в
национально-государственную договорную федерацию неких "субъектов".
     Надо признать, что  и "субъектная" территория определена  произвольными
административными  актами  30-х  годов  прошлого  столетия,  и  неоднократно
изменялась   под    влиянием   экономических,   хозяйственных,    оборонных,
политических факторов или просто волюнтаристских решений.
     Несмотря на то,  что  в  последние  годы  федеральный  центр решительно
добился выправления  наиболее вопиющих  положений законодательств  субъектов
федерации, считать  проблему  решенной пока  нельзя.  Целостность  России  -
по-прежнему  под  угрозой.  Сепаратисты  и  "конфедералисты"  остаются   при
должностях, где и  продолжают свою разрушительную деятельность, только более
осторожно - без прежней наглости. "Парад суверенитетов" продолжается, но уже
без оркестра и бенгальских огней.
     Каков главный признак государства? Его независимость, самостоятельность
- т.е. суверенитет.  Что  есть  раздача  "суверенитетов"  ради  захвата  или
удержания своего куска государственной власти?  Это организация мародерства:
хватай, что сможешь  удержать. В этом  усматривается  еще одна  историческая
параллель между коммунистами и либералами. Вспомним, как Ленин, "спасая дело
пролетариата", настоял на подписании Брестского мира, сдав Германии половину
России.
     К счастью,  в Кремле сегодня нет охотников до раздачи суверенитета "кто
сколько проглотит". Но еще не перевелись любители суверенитетов среди челяди
региональных баронов и баев. И оттого нынешняя  российская государственность
еще непрочна.
     Задача  национального  строительства в  России  состоит  в  том,  чтобы
последовательно восстанавливать принцип равенства граждан перед законом. Для
этого,  прежде  всего,  следует  привести   в  соответствии  с  исторической
традицией   обособленную   политическую  субъектность   регионов   -   иначе
общероссийский суверенитет будет расчленен и уничтожен.
     Существование договоров между  Российской Федерацией  и  ее  субъектами
приводит  к фактическому  неравенству граждан, которые  проживают  на разных
территориях  России.  Исключение в вопросе автономного статуса можно сделать
по  известным  причинам  только  для  Чечни,  да  и  то  лишь  на  период ее
восстановления.
     Для  эффективного  государственного  строительства  должно  быть  общее
правило:  исключить  все  возможности для  "матрешечной  государственности",
состоящей из "вложенных суверенитетов". Короче  говоря: одна страна  -  один
суверенитет.
     Россию  нельзя делить на этнические  уделы, ибо  нет у нас территорий с
подавляющим преобладанием  какого-либо  одного народа.  Россия  -  это  наша
земля, единая и неделимая, общая для всех народов.
     Хотя  отношения   внутри  Российской  Федерации  все  еще  обезображены
бездумным  и антиконституционным  нормотворчеством,  постепенно складывается
консенсус    региональных     элит,    которые     почувствовали     пределы
самостоятельности, получив печальный  опыт  отчужденности от Центра, и поняв
практическую полезность государственного единства России.
     Сегодня можно  говорить о том, что общество  и политическое руководство
страны пришли к пониманию незыблемости единства России как основополагающего
принципа государственности. И  это, безусловно,  признак обретения  здоровых
национальных традиций, позабытых в советские и либеральные времена.
     Самоопределение  государства  как  субъекта   международных  отношений,
начинается с самосознания гражданина, соотносящего себя не столько с тем или
иным  регионом, а с государством в целом. Соответственно,  Россия может быть
полноценным государством только в том случае, если права гражданина  на всей
ее территории унифицированы. Тогда ни один  народ  в нашей  стране не  будет
стремиться  отгораживаться от  остальных в своем  этническом уделе с особыми
правами   "титульной  нации".   Свои  святыни,  культурные  центры,  язык  -
пожалуйста, но не свои суверенитеты! У нас одна земля на всех.
     Залогом хозяйственного и  политического возрождения  России  может быть
только прочная государственность, гарантированный равный гражданский  статус
и  федеративные отношения, понимаемые не  как право  на  сепаратизм,  а  как
ответственность  за  сохранение  России,   доверенное  региональным  властям
народами и верховной властью.
     Положение,  в котором суверенная  Россия состоит из множества не  менее
суверенных государств  со своими  "титульными  нациями", несет  серьезнейшую
опасность для  единства  нации. Поэтому этническому федерализму должно  быть
противопоставлено   иное  федеративное  устройство  страны,  основанное   на
укрупнении  и объединении российских регионов  в рамках федеральных земель в
границах,     совпадающих     с     пределами     исторически    сложившихся
социально-экономических регионов.
     Следует раз и навсегда отказаться от идеи этнической исключительности в
пользу  концепции экономической  и  управленческой  целесообразности.  Нация
имеет  право  на  самоопределение  в  виде  собственной государственности  и
территории. Этнос имеет  право на национально-культурную автономию и местное
самоуправление   в  рамках  единого   и   неделимого   государства.   Целями
государственной  политики  и  критериями оценки  деятельности  правительства
целесообразно  определить  рост  духовного  и  материального  благосостояния
граждан,  продолжительности   жизни,   а   также   укрепление   национальной
безопасности и единства страны.
     Во  избежание  гражданских  конфликтов  в  условиях  пока  еще  хрупкой
российской демократии в законодательстве должны быть закреплены положения об
определении состояния  мятежа и  особых обязанностях должностных  лиц по его
ликвидации.   Нарушение   воинской   присяги   и   несоблюдение  должностных
обязанностей  в  условиях  мятежа должно  определяться  как  государственная
измена или соучастие в ней.


     Одним  из важнейших на сегодня направлений работы законодателя является
совершенствование   правоохранительной   системы   в   части   существенного
сокращения  сроков  рассмотрения  дел  и  повышения  ответственности  судей.
Граждане ожидают скорого и справедливого суда, избавленного от конъюнктурных
соображений и склонности выступать на стороне власти.
     Речь  идет,   прежде   всего,  о  типовых   ситуациях,  которые  должны
разрешаться в считанные минуты, не занимая у сторон месяцев  или даже лет на
рассмотрение  совершенно  ясных  вопросов.  Любое  разночтение  в  трактовке
законов  должно  устраняться  в  самые   сжатые  сроки   либо   официальными
разъяснениями, либо коррекцией законодательства.
     Преступления  небольшой  и  средней  тяжести  не должны влечь наказания
наравне с тяжкими преступлениями. Практика,  когда за двух  украденных куриц
гражданина  лишают  свободы  на  два года, а  за  хищение  миллионов  рублей
амнистируют и освобождают в зале суда, должна быть прекращена.
     Применение наказаний, связанных  с лишением свободы,  должно быть резко
сокращено за счет административных мер воздействия - штрафов, принудительных
работ и  т.д. Правонарушителя  должны  останавливать  не столько  суровость,
сколько  неотвратимость  наказания  и точность санкций,  предусмотренных  за
каждое преступное деяние.
     Часто  мы  сталкиваемся  с  проблемами,  которые  извращают  саму  суть
правоохранительных  органов,  направляя  их   усилия  вовсе  не   на  пользу
добропорядочному  гражданину,  а  на  содействие  корпоративным  и  клановым
интересам,  идущим  вразрез  с   целями   государства  и  народа.  Гражданин
оказывается  совершенно одиноким,  когда  против  него действует  сплоченная
команда бюрократии, растворившей в себе суд, прокуратуру и милицию.


     В России давно назрела необходимость повысить  эффективность исполнения
политических решений. Недавняя реформа силовых ведомств - первый шаг на этом
направлении. В  дальнейшем от некоторых элементов  нынешней административной
системы, возможно,  имеет смысл и вообще  отказаться, поскольку деятельность
государственного  аппарата  по  текущим  вопросам  зачастую  имитируется,  а
решение стратегических задач иным ведомствам и вовсе не по плечу.
     Современные научные методы организации управления в  российской системе
власти   практически   отсутствуют.   Отсюда   -  огромные   нереализованные
возможности  для  экономического  роста,  которые фактически  нейтрализуются
неэффективным государственным аппаратом.
     Большинство ситуаций, в которых граждане особенно болезненно  чувствуют
свое ущемленное  положение,  связаны с  различными формами административного
произвола.
     Ключевой   задачей   административной   реформы   является   разделение
политических и  технических функций  властей  при введении строгой процедуры
взаимодействия и ответственности  между ними. Когда аппарат присваивает себе
политические    функции,    государство   теряет   возможность    реализации
стратегических задач. И наоборот,  когда государство  не имеет  технического
аппарата по реализации своей воли, его эффективность сводится к нулю.
     Неприемлемой является и ситуация, когда бюрократия узурпирует важнейшие
инструменты государственного управления, превращая  избранную народом власть
в клуб для межпартийных дебатов и пустых манифестаций.
     Государственный аппарат должен быть  эффективным, компактным и системно
организованным  - без  дублирующих структур  и межведомственной конкуренции.
При  этом  должны  быть  ясно определены границы и  условия государственного
вмешательства,  выделены те сферы  жизни,  где присутствие  административных
барьеров минимально или полностью отсутствует.
     Прежде всего, в  государственном управлении следует не скупиться и шире
использовать новейшие информационные технологии, которые  могли бы сократить
документооборот  между государством и  гражданами  -  разного  рода справки,
свидетельства,  разрешения, регистрации,  лицензии. Чем больше этот бумажный
поток, тем проще жить аферистам и сложнее - честным гражданам.
     Пока существует это бесплодное бумаготворчество, которое сводит на  нет
пользу,  ожидаемую гражданами от деятельности  госаппарата,  в стране  будет
процветать коррупция. Взятки не одолеть введением одних только  репрессивных
мер,  ибо  их  усиление  ведет  в основном  к  повышению сумм,  передаваемых
чиновникам.
     Источником  коррупции  является зависимость гражданина  от чиновника  в
осуществлении  своей   законной  деятельности  -   прежде   всего,  в  сфере
предпринимательства.   Те   16    млрд.    долларов,   которые    российские
предприниматели  ежегодно выплачивают  в  виде  взяток  -  это  своеобразный
"налог", бремя  которого страна  несет  в  связи  с  неэффективностью своего
государственного аппарата.
     Невероятно многочисленный чиновничий  аппарат занимается  тем,  что сам
находит себе  работу. Парадокс в том, что  при  освобождении от  целого ряда
хозяйственных  функций,  госаппарат  не   сократился,  а   разросся,  создав
чудовищный пресс, давящий страну.
     Бюрократия  подчиняет себе предпринимателей и общественные организации,
обставляя  их деятельность тысячами инструкций, не имеющих прямого отношения
к  закону. Фактически  речь идет о  том, что местные и отраслевые инструкции
замещают закон, сводя на нет усилия политических органов власти государства.
     В  этой   связи   возрастает  необходимость  контроля  над  соблюдением
принимаемых законов. Проверка ведомственного нормотворчества на соответствие
федеральному законодательству должна осуществляться не от случая к случаю, а
постоянно   и  на  институциональной  основе.   Ревизия  российских  законов
ведомственным   нормотворчеством  должна  пресекаться  еще  до   того,   как
проявились негативные симптомы. На это должны быть направлены усилия органов
юстиции, прокуратуры и судов.
     Госаппарат  -  это  инструмент   реализации  государственной  политики,
выработанной  органами власти, ответственными перед народом. Чиновники  всех
уровней должны знать пределы своих полномочий в системе государства, и нести
уголовную ответственность за попытки вмешательства в политические вопросы.
     Бюрократический  произвол  вклинивается  всюду,  где должным образом не
разграничен  предмет  ведения  между  федеральным центром,  региональными  и
местными властями. Задача  проведения такого разграничения в настоящее время
решается медленно, сделаны только первые шаги на этом пути.
     Требует немедленного  решения вопрос о выделении зоны ответственности и
материальной  основы  для   местного  самоуправления,  без  чего  невозможно
эффективное  устройство   власти   и  полноценный   контроль   общества   за
деятельностью чиновников.


     Вооруженные   силы   -  это   важнейший   инструмент   государства  для
осуществления им  своей  оборонной  политики  и принятия силовых решений  по
защите  национальных интересов. Реформа  армии, флота, всей  системы военной
организации  государства  должна подтвердить  на новом  качественном  уровне
возможности  России  по  организации  вооруженного ответа  любому агрессору,
любой  внешней  угрозе,  исходя  из принципов достаточности  и готовности  к
самообороне, в  том  числе  и  превентивной.  В  общество  должно  вернуться
понимание  давно  известной  формулы:  "кто  не  хочет кормить  свою  армию,
вынужден  будет  кормить чужую".  Причем  за  прокорм  чужой армии  придется
платить гораздо больше, чем за своих неприхотливых и бесконечно терпеливых к
власти солдат и офицеров. Позор - дорогое "удовольствие".
     Условия      современных      войн,      предполагающие      применение
высокотехнологичного  оружия, делают переход  к профессиональной контрактной
армии неизбежным. И начаться он должен, видимо, с формирования костяка армии
- профессионального унтер-офицерского  корпуса. Но контрактная армия сама по
себе не в состоянии создать надежную систему противодействия агрессии.  Если
дело  защиты Отечества будет  отнесено к "сфере обслуживания",  то  рано или
поздно нам действительно придется кормить чужую армию.
     Поэтому необходимо найти современные решения,  которые воссоединяли  бы
армию  и  народ,  превратили  бы  вооруженные  силы  в  символ  национальной
гордости.
     Отношения  гражданина и  государства  всегда будут  связаны с  воинской
обязанностью.  Вопрос   только  в  том,  что  она  должна  принимать  формы,
адекватные  потребностям времени. Если  до недавней  поры  мы  полагали, что
надежно защищены  от войны, то сегодня  ясно,  что возможность возникновения
вооруженных конфликтов различной  интенсивности, перерастания их в локальные
войны и войны регионального масштаба резко увеличилась. Свидетельство тому -
войны в Чечне, Югославии, Афганистане, особенно война в Ираке.
     Защита Отечества  не  может  рассматриваться гражданином  как священный
долг,  если  воинская  обязанность  превращена  в  повинность,  равнозначную
пребыванию  в  тюрьме.  Следовательно,  стоит  задача  коренного  пересмотра
системы комплектования вооруженных сил.
     В связи с этим необходимо  обеспечить всеобщую включенность населения в
подготовку к защите Родины. Система контрактной службы должна быть дополнена
национальной системой всеобщей  воинской учебы, которая  станет основой  для
создания народной армии, бойцы которой обычно живут дома, учатся и работают,
регулярно проходя армейские сборы.
     Речь,  таким  образом,  должна  идти о  создании системы  национального
военного  резерва  офицерского, сержантского  и рядового состава. Необходима
реформа подготовки  офицеров запаса, интегрирующая военную реформу и реформу
системы высшего образования в стране. Кроме того, служба в рядах Вооруженных
Сил России,  либо по  контракту, либо в национальном резерве,  должна  стать
непременным условием приема гражданина  на работу в государственный аппарат.
Общественным порицанием и позором должны сопровождаться попытки уклонения от
службы в армии и на флоте.
     Внимательного  рассмотрения заслуживает идея формирования своеобразного
Иностранного Легиона в составе Вооруженных Сил Российской Федерации, в рядах
которого  по  контракту  могли  бы  служить  русскоязычные  граждане  бывших
республик  СССР  и  других  стран,  стремящиеся к  российскому  подданству и
преференциям при поступлении в гражданские вузы страны.
     Следовало бы также  изучить возможность создания "нового казачества" из
числа наших соотечественников-переселенцев,  получающих на льготных условиях
жилье   и   работу  в  полувоенных  приграничных  поселениях  в   обмен   на
добросовестную службу по охране южных  и восточных рубежей России  и несению
егерской повинности.
     Так или иначе, граждане  должны понимать, что защита Отечества касается
всех.  И  в  материальном  отношении  тоже. На  финансирование  национальной
обороны  следует  ежегодно  выделять  не менее  3,5  %  средств федерального
бюджета  и  контролировать   их   эффективное  расходование.   Надо  бряцать
современным оружием и всегда  быть готовыми к большим  неприятностям. Только
тогда их и не будет.


     Россия  гарантирует  себя  от  масштабных  военных конфликтов  наличием
мощного   ядерного  потенциала.  Поддержание   его  в   рабочем   состоянии,
совершенствование  всех  его элементов -  бесспорно, важнейшая задача. Новые
угрозы  могут  потребовать применения ядерного  оружия  первыми.  Но  помимо
большой войны Россия должна  быть готова к локальным конфликтам, вероятность
зарождения которых резко возрастает.
     В  локальном  конфликте  у  одной  из  сторон  моментально   появляются
геополитические союзники.  Всякого  рода  малые войны  втягивают  в конфликт
большие геополитические пространства, сталкивают большие интересы,  а потому
зыбка грань между малыми конфликтами и большими войнами.
     Глобализация  малой   войны  происходит   в  условиях   густосплетенной
инфраструктуры -- энергетической, ядерной, химической. Никто не гарантирован
в условиях локальной  войны от терактов и диверсий вроде отравления  крупных
водохранилищ ядохимикатами, взрывов на ядерных электростанциях.
     Если внутренний  конфликт (порожденный, например, мятежом сепаратистов,
межэтнической или религиозной рознью) развивается на территории государства,
обладающего ядерным оружием  или  крупным  химическим производством,  то  он
может перерасти в полномасштабную войну, в том числе и термоядерную.
     Качественно новой  угрозой первого  десятилетия XXI  века  может  стать
мегатерроризм с применением оружия  массового уничтожения (ОМУ). Связь между
международными террористами, стремящимися уничтожить российскую цивилизацию,
и маниакальными режимами, способными произвести и  передать террористам ОМУ,
создает угрозу жизни России.
     Именно поэтому столь  важна тщательная профилактика террористической  и
иной  агрессии,  когда планы преступников еще только формируются. Потому что
потом, как показали взрывы жилых домов в Москве и других российских городах,
может быть  слишком поздно.  Террористический акт с  применением  ОМУ  будет
смертелен для любого мегаполиса.
     Для  того чтобы упредить врага, нам нужна эффективная разведка и другие
спецслужбы. Именно  эффективные, а не  бюрократически большие.  Выход  не  в
воссоздании  КГБ,  а  в  жестком  парламентском  контроле  над деятельностью
специальных служб и выделяемыми для них немалыми финансовыми ресурсами.
     Гарантия  от  поражения  в  любой  войне - единство  нации,  готовой  к
сопротивлению на всей суверенной территории и к организации отпора агрессору
или коалиции агрессоров самыми современными средствами ведения войны.


     Сегодня  задачи  укрепления  и  развития  страны  напрямую  связаны  со
становлением политической нации.  Но для этого проблема обороны Отечества от
внешних угроз в сознании  людей должна совместиться с ощущением национальных
интересов на уровне социальных отношений
     Нет  ничего более  абсурдного,  чем  исполнение  придворными  мудрецами
административного поручения по  поиску национальной идеи.  Национальная идея
существует для России, какой  ее Бог дал в нашей  истории.  История  сложила
российские  народы  в  единую  гражданскую  нацию,  объединенную  признанием
основных нравственных ценностей. Однако  наша власть,  находившаяся в  эпоху
90-х в послереволюционном похмелье,  допустила попрание этих  императивов со
стороны    олигархических    группировок,    зарвавшейся    преступности   и
безответственных авторов ряда СМИ.  Только жесткая воля сильного и здорового
государства  в следовании  своей  национальной идее  усмирит  любые  попытки
экспериментировать на живом организме российской нации.
     На фоне повсеместных требований об ужесточении борьбы с преступностью и
заботы о нравственном  здоровье  общества  люди,  тем  не  менее,  не  хотят
диктатуры и политических  репрессий. Общественное  согласие достигнуто и  по
поводу  отношения  к  патриотизму,   который  является  неотъемлемой  частью
гражданского  самосознания.  Патриотизм означает причастность  к  нации. При
этом демократическое устройство страны не противоречит ни нашей исторической
самобытности, ни патриотизму.  Напротив,  истинная  демократия немыслима без
патриотизма и национального своеобразия.
     Демократическое государство обеспечивает  баланс  интересов личности  и
общества, защищает творческую инициативу от  бюрократического  произвола,  а
общенациональные интересы - от частных амбиций, действующих против нации.


     Коммунисты приносили нацию и  гражданина в жертву государству и мировой
революции; либералы приносят государство в жертву индивидуализму.
     С.Н.    Булгаков    писал:    "Государства   создаются   не   договором
космополитических общечеловеков  и не классовыми или групповыми  интересами,
но    самоутверждающимися    национальностями,   ищущими    самостоятельного
исторического бытия. Государства национальны в своем происхождении и в своем
ядре".
     Государство  не может быть выше нации. Люди и народы -  не строительный
материал  истории, а  ее субъекты. Но и ограниченный частными  инстинктами и
интересами индивид не может ставить себя выше общества и государства.
     Если  государство  подминает нацию,  оно  обречено.  Сама  нация  также
обречена, если составившие ее  народы начнут делить территорию и бороться за
особый статус и льготы, выдаваемые по этническим признакам.
     Преодолеть   это   состояние   обреченности  мы  сможем   только  через
политическую  идею единства российской нации,  включая русскую  диаспору, не
утратившую связи с Россией.


     Современный  мир, процессы глобализации ставят перед российской  нацией
задачи сохранения  своей  идентичности, которая  может оказаться под угрозой
растворения  в "общечеловеческом".  И  здесь  особенную  роль могут  сыграть
средства информации,  которые должны вернуться к своим естественным функциям
-   просвещению,   информированию,   утверждению  национальных  ценностей  и
традиций.  Из механизма  разложения национального  самосознания  СМИ  должны
превратиться  в   инструмент  его  укрепления.  Это  та  сфера,  в   которой
государство и общество должны усилить свое присутствие.
     Но есть и иные сферы, где избыточное присутствие государства может идти
только  во  вред  стране. Это, прежде всего,  контроль над  мелким и средним
предпринимательством.  Чем мельче  предприятие, тем  меньше его деятельность
должна регламентироваться  со стороны государства. Но когда мощь предприятия
или корпоративной  группы выходит на федеральный или международный  уровень,
внимание государства  должно возрастать. Только  таким  образом  государство
может  защищать  экономические интересы большинства  от тщеславия и алчности
избранных.
     Наша  история  и наша культура - огромное достояние, о  котором  другие
народы и государства могли бы только  мечтать. Для утверждения естественного
чувства патриотизма надо  угомонить антинациональную пропаганду  и успокоить
самобичевание.
     Россия - великая страна, и скромность ее не украшает.


     Во  время   последней   переписи  населения  граждан   России   просили
самостоятельно    идентифицировать    свою    национальную   принадлежность.
Выяснилось,  что в стране  насчитывается более  ста  национальностей. Однако
даже в академических кругах  случаются утверждения об искусственности всякой
народности. Мол, существуют только люди, а  их деление на народы обусловлено
только неправильным воспитанием в семье.
     Впрочем, последнее заблуждение  -  скорее  экзотика. Куда более опасным
является  политическая  линия  на  насильственное  стирание  различий  между
народами  и внедрение какой-то усредненной и  безликой  формы  существования
людей, не причисляющих себя ни к какому роду-племени. Попытки  создать такое
общество, увы, предпринимались в нашей стране особенно настойчиво.
     Практическая    реализация   большевистской   концепции    "жертвенного
интернационализма"  дорого  обошлась  всем  народам  России,   которые  были
вынуждены оплачивать  проекты  "мировой революции", а затем - идеи  экспорта
социалистической  модели развития. Взяв на  себя эту неподъемную ношу, СССР,
потерявший  во Второй мировой войне  27 миллионов граждан, восстанавливал не
только свою разрушенную войной  европейскую часть,  но  и  пол-Европы. И при
этом еще оказался всем должен!
     Наши   граждане  долго  жили  в  условиях  фальшивой  пропаганды  новой
исторической  общности  -  советского  народа  -  через  порицание   истории
Российской империи как "тюрьмы народов", а русского народа - как главного ее
надзирателя.  Это  привело  к  тому,  что  в  советской  системе   сложились
этнократические  кланы,  исповедовавшие  экстремальную  русофобию.  В  конце
концов,  эти  кланы   самым   активным  образом  включились   в   борьбу   с
государственностью "большой  страны". Окончательно расчленив ее к 1991 году,
на  вверенной  им территории  они  стали  наслаждаться  местью  оставленному
Москвой на произвол  судьбы русскому  населению. Таким образом, ярые критики
"великодержавного шовинизма" организовали свой шовинизм - "мелкодержавный".
     Однако  известно,  что  ничто  так  не  портит  народ, как  привычка  к
ненависти. Поэтому главный вопрос в национальной политике сегодняшней России
-  обеспечение  условий  для  сохранения  культурной  идентичности  коренных
народов  страны. Каждый российский гражданин  должен идентифицировать себя в
соответствии  с многогранной национальной традицией  как  всего государства,
так  и историей, верованиями, культурой и  обычаями своего  народа и  своего
региона.  Необходимо определить и  укрепить  национальное самосознание  (как
этническое,  так  и  общегосударственное),  сформулировать  общие  для  всех
национальные ценности и приоритеты.
     Важнейшей  ценностью  для каждого  человека должна быть общегражданская
солидарность  с  собственным государством  и родовая  солидарность со  своим
народом.  Два рода этой  солидарности  органически переплетаются и дополняют
друг  друга,  образуя  нацию  граждан.  Что  касается  денационализированных
"общечеловеков",  то они социально опасны для  государства и населяющих  его
народов.
     Развитие  российской  нации немыслимо  без  подтверждения национального
достоинства  народа-государственника.   В   этом  состоит   глубокий   смысл
неразрывной связи русской национальной идеи  с идеей  патриотической, т.е. с
российской идеей.
     Российская  государственность опирается на русскую  культуру, которая в
корне отличается от узко-этнического самоопределения. Примером тому является
то,  что в России  люди русской культуры составляют  не менее  90% от  общей
численности населения, но при этом страна считается многонародной.
     Русская душа глубоко национальна  и одновременно широка  и  благородна,
всечеловечна  - по словам  Достоевского. Но русский характер  одновременно и
противоречив. В нем можно  найти  сострадание  к  чужой  боли  и  глухоту  к
собственным интересам.
     Русские уступали другим  народам  во всем,  как только бросали защищать
свое  государство.   Соответственно,   чтобы   вернуть  себе  достоинство  в
собственной стране, русские  должны стать опорой Евразии и восстановить свою
роль  станового  хребта  российской  государственности.  В  этом   -   залог
благополучия всех народов России. Будет хорошо русским, будет хорошо всем.
     Слава  Отечества  -  общий девиз  всех народов России.  В  этом  смысле
русская  идея  не  разъединяет,  а объединяет  народы  России. Но выполнение
исторической  миссии  невозможно  без  сохранения  самой русской  нации,  ее
культуры,  истории,   бытового   уклада,  экономического  пространства,  без
национального сплочения  русского  народа,  в  том  числе  и той  его части,
которая оказалась за  рубежами сократившейся национальной территории. Это  и
есть "русский вопрос".
     Когда в политической дискуссии мы слышим  слово "русский",  мы вовсе не
имеем  в  виду лишь  только кровь  и  почву.  Гордиться чистотой крови могут
только фашисты и макаки, но никак не представители великой нации. Русский  -
это  тот, кто  живет  в России и считает ее своей  страной,  русский язык  и
русскую культуру -  собственным языком и родной культурой, русскую историю -
своей родной историей.
     Именно  потому  следует  различать  понятия  "русский" и  "великоросс".
"Великоросс" означает принадлежность к этносу,  замешанному на единокровии и
почве, а понятие "русский" обозначает целую цивилизацию. Современный русский
человек  -  это  и  великоросс,  и  малоросс,  и  белорус, и  все  остальные
обрусевшие  жители  Евразии. Русский,  будь он россиянином или  рожденным  в
диаспоре  соотечественником,  знает  без  подсказки,  что  его  единственной
Родиной была и остается матушка Россия.
     Не надо стесняться говорить о  проблемах русских в  России,  но сводить
все наши проблемы к вопросам кровного родства - преступно, в первую очередь,
по отношению к  русскому  народу. Русским  жаловаться на жизнь  должно  быть
стыдно. Поэтому национальная самоидентификация должна рассматриваться не как
политическая проблема, а как вопрос культуры, традиции, языка и исторической
памяти.  Ведь если  Россию  населяет  не  одна  полиэтническая  нация  с  ее
"многоцветной   и  полифонической"  культурой,   а   "пестрая"  совокупность
моноэтнических  наций,  не  имеющих  общей истории,  культуры,  экономики  и
государственности,  то страна  неизбежно  утратит  политическое  единство  и
прекратит  свое  существование  как  государство,   превратившись  просто  в
географический термин. Но мы так не думаем.


     Уважение к собственному роду  среди  русских демонстрируется искренними
переживаниями    большинства   людей    по    поводу    притеснения    наших
соотечественников  в  Прибалтике и  некоторых  странах  СНГ. Русским и  всем
братским народам, кто желает своего участия в становлении российской  нации,
следует вслух размышлять  о  проблемах  разделенного  народа,  который имеет
историческое  право  как на  политическое  воссоединение  в  пределах  своей
страны,  так  и  на  сохранение и  развитие  "русского  мира"  в  зарубежной
диаспоре.
     Мы должны поставить себе задачу воссоединения, какой бы  нереальной она
не  казалась  в   нынешних  условиях.  И   создавать   эти  условия   с  той
последовательностью  в избранной  позиции, которую  40  лет  демонстрировала
Германия, ставшая, в конце концов, единой.
     Нерешенность  русского  вопроса,  разделенность русской  нации дают нам
ощущение неисполненного долга. А долги надо возвращать.
     Если  нация  выше  государства,  то  Россия не может  ограничивать себя
территориальными рамками, забывая о тех, кто  живет за  пределами Российской
Федерации, но связан с русской культурой и историей. Мы должны понимать, что
несколькими волнами эмиграции  образован  целый  "русский мир"  -  множество
русских диаспор, рассеянных по  всему свету, в ближнем и  дальнем зарубежье.
Для многих из них Россия остается историческим и духовным Отечеством.
     Россия  должна  осваивать  "русский  мир",  воспринимая  его  как  свой
культурный, политический  и  предпринимательский ресурс.  Нужно стремиться к
тому, чтобы Москва, Санкт-Петербург и  города российского Юга, Урала, Сибири
и Дальнего Востока  воспринимались как духовные  и деловые центры  "русского
мира". Нужно распространять, по  возможности, принцип  солидарности (мировой
поруки) на весь "русский мир", на все русские общины.
     Давно    следует    скорректировать    приоритеты    внешнеполитической
деятельности. От  привычного рассмотрения  дальнего  зарубежья как  главного
объекта  приложения  наших  дипломатических  усилий,  мы  должны  перейти  к
организации самых плотных контактов с ближайшими соседями  - прежде всего, с
Белоруссией, Украиной и Казахстаном.
     Следующий  уровень приоритетных  отношений - остальные государства СНГ,
совместно   с   которыми   Россия  в   состоянии   осуществлять   масштабные
инфраструктурные,  транспортные  и  энергетические  проекты,  значимые   для
мировой экономики. Именно в  странах  ближнего  зарубежья работа  российских
дипломатов  и специалистов должна  считаться в  политическом  и материальном
плане наиболее престижной.
     В  отношении   стран  СНГ   у   России  должна  существовать  концепция
разноуровневой  интеграции.  Ведь  разделение   народов  России   советскими
административными    границами,    внезапно    признанными    в     качестве
государственных,  невозможно признавать окончательными, не предав тем  самым
ожиданий миллионов людей, мечтающих жить в единой стране.
     Поэтому в качестве первого шага на этом пути Москве и Минску необходимо
ускорить   осуществление   проекта   всеобъемлющего   российско-белорусского
государственного единства - с общей Конституцией и едиными органами власти.
     Преимущество  воссоединения,  основанного  на  исторических   традициях
государственного строительства  и международном  праве,  всегда  и  заведомо
превосходят  все  возможные издержки. Для России это касается, прежде всего,
Белоруссии, Украины и Казахстана.


     Одной из задач, к решению которой Россия  только подступилась, является
воссоединение  с  русским  зарубежьем.  Речь  идет,  во-первых,  о  потомках
эмигрантов,  сохранивших  любовь  к  России  и  связь с  русской  культурой;
во-вторых, о  бывших  поданных СССР, принадлежащих к этносам,  не имеющим за
пределами   Российской  Федерации  своей   реализованной  государственности.
Ближнее   зарубежье  продолжает  оставаться  пространством  геополитического
влияния и ответственности России.
     Именно соотечественники для нашей страны являются наиболее желательными
иммигрантами  -  хорошо  владеют  русским  языком, образованны, способны  на
быструю  адаптацию  на новом  месте  жительства. Это потенциальные  граждане
России.
     Было  бы   разумно  укрепить  миграционное  законодательство   нормами,
поднимающими для зарубежных соотечественников шлагбаум в  случае,  если  они
приняли решение  переселиться на историческую  родину. Более того, следовало
бы   предусмотреть   определенные  преимущества  переселившихся   в   Россию
соотечественников в получении гражданства, а также льгот и ссуд, связанных с
обустройством на новом месте.
     Русский   мыслитель   Н.Я.Данилевский  писал  130   лет   тому   назад,
"исторический народ, пока  не соберет воедино всех  своих частей, всех своих
органов,   должен   считаться   политическим   калекою".   Чтобы   не   быть
народом-калекой и не ковылять за более успешными  и здоровыми  странами,  мы
должны в первую голову ставить вопрос о воссоединении нации.
     Таким  образом,  российская  нация  присутствует в  мире  в  лице своих
соотечественников  и  граждан  -   носителей   нашей  культуры  и  традиций,
представляющих интересы России.


     Внешнеполитическая ситуация  для России характеризуется  необходимостью
противодействия, во-первых,  альянсу  кавказских сепаратистов, воинствующего
ислама  и международных террористов,  во-вторых, возможным экспансионистским
устремлениям  восточных  соседей,  в-третьих,   сложившимся  недружественным
стереотипам в  отношении  нашей страны  среди политиков ряда ведущих мировых
держав, что в перспективе может стать причиной конфликта.
     Прекраснодушные мечтания  о "новом мышлении" продемонстрировали крайнюю
ограниченность  руководства   СССР.  Прямая  международная  конфронтация   и
военно-стратегическая  конкуренция сверхдержав,  в  обстановке которой  наша
страна  жила десятилетиями,  закончилась.  Но  при этом сохранилась  жесткая
конкуренция на  мировых рынках, в  которой Россия  утратила практически  все
ключевые позиции.
     Кроме того, ситуация  усложнилась тем, что от соревнования политических
систем  мир  перешел  к соревнованию  национальных  экономик  и национальных
моделей  развития,  от примитивной  враждебности  и отчуждения  - к  сложной
многоходовой игре с подвижными комбинациями союзников и попутчиков.
     Одновременно в  мировых  делах резко возросла  роль  грубой  физической
силы. Сегодня она применяется в отношении  непослушных стран,  отнесенных  к
"оси Зла". Логично  представить, что  если существует  "ось Зла", то  есть и
"ось Добра",  причем во  главе с  "Империей  Добра". А потому,  если однажды
кто-то вломится к  Вам в дом - не пугайтесь - возможно, это придет "Добро" с
кулаками!
     Все эти довольно мрачные истории  последних лет  требуют  от российской
дипломатии  сосредоточения  ресурсов на главных  направлениях, где можно  не
только достаточно  быстро  получить тактические преимущества, но и  заложить
основу для последующих побед.
     Необходимо пересмотреть практику наших дипломатических представительств
за  рубежом.   Эффективность   работы  посольств   должна   определяться  не
количеством телеграмм,  направленных в Центр,  а делами  сугубо практичными:
количеством заключенных контрактов с участием  российских фирм,  укреплением
позиций демократических  сил, борющихся с деспотическими режимами, выборными
успехами  иностранных политических  партий, симпатизирующих нашей стране,  и
вообще - позитивной динамикой отношения к России.
     Прежняя   советская   надменность,   фантазии   на  тему   всевозможных
геополитических  треугольников  и   пришедшая  вслед   за   этим   безмерная
уступчивость  в  отношениях  с  зарубежными партнерами должны смениться иным
стилем работы - достойным и несуетливым, дружелюбным, но не раболепным.
     Дипломатия России  должна быть не  реактивной, а  превентивной. То есть
она  сама  должна  работать на  опережение,  создавая в  мире  выгодные  нам
ситуации и развязки, а не отвечать на уже прошедшие события.
     Именно   поэтому  среди  дипломатов  должно   быть  больше  современных
политиков или,  если  сказать жестче, "политических  животных", которые,  не
прячась  за  ведомственными инструкциями, способны  в  чужой аудитории смело
отстаивать свои убеждения.


     В восточных единоборствах есть  принцип, который чаще всего применяется
в айкидо - используй энергию противника для победы над ним.
     При избытке силы можно  было бы  и не замечать козни заклятых друзей  и
закадычных  врагов.  Но избытка  силы у  современной  России нет.  Этого  не
понимают или не хотят понять  провокаторы, демонстрирующие свой "патриотизм"
призывами к  открытой конфронтации с США.  И все ради красного  словца, ради
которого,  согласно  пословице, не  пожалеют  и  отца.  Мол,  покажем  этому
железному ковбою кузькину мать - дадим ему  в рожу! При этом сами в драку не
полезут - подставят других.
     Выбор  между коммунистами и либералами  предлагает нам согласиться либо
на провоцирование намного более сильного противника, либо  на  сдачу позиции
страны даже там, где противников вовсе нет.
     Альтернатива  партнерским   отношениям  с  Западом  может  быть  только
открытая конфронтация. Но худой мир  всегда лучше доброй  войны. Проще всего
от избытка  силы или недостатка ума влезть в авантюру. Сложнее защищать свое
доброе  имя  и своих союзников  в момент,  когда вы еще не вышли из тяжелого
кризиса.
     Поэтому  главный  акцент сегодня должен  быть  сделан на  умелом поиске
партнеров или  попутчиков  в решении стратегически важных для  России задач.
Технике резких выпадов и ярким демаршам мы должны предпочесть принцип айкидо
-  использование  чужой энергии  для  устранения  общих угроз и  обеспечения
благоприятного  внешнеполитического  климата  для   модернизации  страны   в
форсированном темпе.
     Нам нужно научиться  вести  себя умно и расчетливо, и  не участвовать в
приключениях. Мы помогли США разгромить  общего врага  в Афганистане,  но не
ввязались в  эту  войну непосредственно. Мы  не  стали стороной конфликта  в
войне против Ирака. Но свою позицию обозначили четко: всеми  существующими в
природе средствами Россия будет изничтожать терроризм.
     Но  при  этом  мы  никогда  не  будем  отождествлять  целую  страну   с
террористической организацией и никогда не собираемся ставить  на карту нашу
безопасность лишь для того, чтобы угодить одной из сторон, затеявших бойню.
     Мы не должны жертвовать самым главным - своими интересами, приоритетный
из  которых   -  существование   России  как   независимого   и  суверенного
государства.


     Очаровываться  Америкой  столь  же  вредно,  сколь  и  представлять  ее
средоточием  мирового зла.  Возможно,  нынешнее  поведение  Америки -  закон
избытка силы, которую все тяжелее контролировать интеллектом.
     Примерно так же  вел себя  СССР в  пике своего могущества, когда высшие
руководители в международных делах отдавали предпочтение военным средствам в
ущерб дипломатии и политике.  А следовало бы наоборот - военные - это  те же
дипломаты  в том смысле, что они тоже защищают интересы Отечества, только их
доводы более  убедительны,  и расходы на  предъявление  этих доводов намного
выше сметы на содержание МИДа.
     События последних  лет показывают,  что военная  сила  стала  одним  из
инструментов  дипломатии,  а  "маузер"  на  столе переговоров  -  ее  веским
аргументом. Если баланс между силой  и  интеллектом не  будет нарушен, то от
угрозы применения силы до ее реального применения будет лежать большой путь.
Как  говорил  великий китайский стратег  Сунь-Цзы,  "лучше  всего выигрывать
войны,  не сдвинув армии с места". К  этому  следовало бы добавить, что наша
дипломатия должна быть похожа,  как говорится, "на стальной кулак в лайковой
перчатке".
     Что думают о  России за рубежом, конечно, важно. Но важнее  то,  что мы
сами о  себе думаем. Если будем уважать себя, то добьемся уважения у других.
Нас  будут  уважать  не за  встраивание  в  различные  "антитеррористические
коалиции",  не за  то, что  мы готовы подметать  за агрессором,  участвуя  в
восстановлении разрушенных им стран, а за то, что  мы сумели накормить своих
граждан,  восстановить  национальное  единство  народов  России,  обеспечить
достойные условия жизни. Когда мы надежно закрепим собственный суверенитет и
границы,  тогда  и придет  уважение  (зависть, страх, желание подражать  - в
общем-то, неважно) от других государств.
     Россия  не  червонец,  чтобы  всем  нравиться.  Главное  -  действовать
сообразно  собственным  национальным  интересам, понимая,  что  и  у  других
государств  есть  свои  интересы.  Но  они  должны  знать,  что их  интересы
заканчиваются у кончика нашего носа.
     Мир несовершенен. В нем по-прежнему уважают  силу. Не мы  придумали это
правило, но нам придется по нему жить. Главное, чтобы эта сила, к которой мы
стремимся, была  направлена на укрепление нашей безопасности и экономической
мощи.
     Былых  обид забывать  тоже не стоит. Мы не  злопамятные, но  мы злые, и
память у нас хорошая.
     Мы  злые,  потому  что  нам мешают развиваться,  зажимая экспорт  наших
товаров,  всеми правдами и неправдами выдавливая  нас из мировой  экономики,
навязывая нечестные правила игры.
     Мы  злые, потому что мы сами преодолели свою несвободу, но нашу  победу
присвоили недоброжелатели, радующиеся нашим проблемам.
     Мы злые, потому что, будучи  сказочно богатыми, мы никак не можем стать
хозяином своей земли и самостоятельно распоряжаться своими богатствами.
     Мы злые,  потому что в нашем мире  еще  много несправедливости - голод,
бедность, эпидемия  СПИДа,  репрессии деспотичных режимов.  Пережив  великие
страдания и понеся невосполнимые потери целых поколений лучших своих граждан
во время  войн и революций,  именно россияне  должны  стать в  мире ключевой
силой Добра.


     Причиной международного  терроризма  является двойная  мораль.  Двойные
стандарты в международных  делах  являются лишь следствием  двойной  морали.
Отдельные   зарубежные  политики  пытаются  использовать  лозунг  борьбы   с
международным терроризмом для решения своих геополитических задач.
     Военный шантаж  и угрозы предъявляются  без  всяких доказательств  вины
того  или  иного  государства,  а  военные  акции  проводятся  без   санкции
единственного  уполномоченного на то органа -  Совета безопасности  ООН. Это
чревато непредсказуемыми последствиями.
     Моральная сила цивилизации состоит в том, что ответные или превентивные
действия против наркодельцов, террористов или фундаменталистских агрессивных
режимов  должны иметь легитимный  характер.  И  в этом смысле приверженность
России международному праву является ее моральной силой.
     Важно, однако, чтобы международное  право развивалось и  приводилось  в
соответствие с потребностями времени. Нельзя сегодня бороться с угрозами XXI
века на основе правовых норм вестфальской или ялтинской системы.
     Влияние России во внешних  делах будет  неизбежно  усиливаться по  мере
того, как нам удастся разрешать внутренние проблемы. До тех  пор, пока у нас
неспокойно  на  Северном  Кавказе,  пока  открыты  южные  границы,  пока  не
сокращены масштабы коррупции  в органах  власти, отношение к России  в  мире
останется настороженным.


     Границы - один из ключевых признаков государства. Неясные, неохраняемые
границы означают невнятную, непрочную государственность.
     Русский мыслитель и  правовед  Н.Н.Алексеев писал: "...государство-мир,
живущее на единой  территории и совпадающее с определенным культурным типом,
имеет самой природой и культурой поставленные границы".
     Наш культурный тип, сложившийся в ХХ столетии,  распространен не только
в пределах Российской Федерации. Естественные границы России не совпадают  с
границами  ее  государства.  Данное  обстоятельство,  впрочем,  не  означает
наличие  повода  для  расширения  российской территории за счет сопредельных
государств. Напротив, это требует особенно лояльного добрососедства - с тем,
чтобы  естественные  границы   стали   границами  сообщества   дружественных
государств одной культурно-исторической принадлежности.
     Для  России   болезненной  проблемой  остается  "мягкое  подбрюшье"   -
практически  открытые  границы  по  южным  рубежам.  Через них  идут  потоки
незаконной миграции, контрабанда, наркотики. Мы не в силах обустроить  столь
обширное приграничье иначе, как передвинувшись к естественным географическим
преградам, которые совпадают с границами российского культурно-исторического
ареала.
     Естественные южные границы, которые нам необходимо обустроить совместно
с нашими ближайшими соседями, проходят по Черному  морю, Кавказскому хребту,
пустыням и  горным  массивам южного Казахстана.  Отступление  от этих границ
превращает  нашу  границу в решето.  Соответственно,  Белоруссия, Украина  и
Казахстан на сегодня являются для нас  ключевыми партнерами по выработке мер
коллективной безопасности и обустройству коллективных границ.
     Там,  где естественные  условия  создают  препятствия  для  незаконного
пересечения границы, контроль над ней может  быть обеспечен  малыми  силами.
Именно  здесь  выгоднее  и  легче  всего  создавать  передовой рубеж  защиты
российской государственности и государственности наших друзей.


     Великий Ф.М.Достоевский  при  всем  своем решительном антизападничестве
признавал:  "Нам  от  Европы  никак  нельзя  отказаться.  Европа  нам второе
отечество".
     Вслед за СНГ нашим следующим приоритетом во внешней  политике является,
безусловно,  европейское  направление,  которое также  обусловлено глубокими
историческими традициями.
     Однако в Европе мы сталкиваемся с массой проблем - от попыток подорвать
нашу территориальную целостность (прежде всего,  в  Чечне и Калининграде)  и
экономической  дискриминации  российского экспорта  до  системного  "черного
пиара" в СМИ.
     Как  великая  евроазиатская  страна  Россия  должна  использовать  свои
преимущества для налаживания экономических, политических и военных связей со
странами Азиатско-Тихоокеанского региона.
     В  перспективе  Россия  может  стать интеграционным узлом,  связывающим
Азию, Европу и Америку. Готовиться к этому надо сейчас, наращивая в Сибири и
на  Дальнем Востоке  население и разрабатывая проекты  новых  коммуникаций и
транспортных коридоров.


     Долгое  время Россия была проходным двором, плацдармом  для нелегальной
миграции. Незаконно проникшие  на нашу территорию иностранцы обосновались на
нашей  территории так, как будто российского  государства здесь  нет. Другие
задерживались в России недолго, и следовали далее в другие страны. Оттуда на
нашу  страну  стали  посматривать  косо,   требовать  забирать  назад  своих
проходимцев.
     Поэтому нам следует заключать соглашения о  безвизовом въезде в  Россию
только  с  теми  странами,  которые   готовы   взять  на  себя   юридические
обязательства по реадмиссии, т.е. по возврату незаконных мигрантов.
     Когда проблема неконтролируемой  и незаконной миграции  стала  угрожать
национальной безопасности,  в  новом  руководстве  России  созрело понимание
необходимости   пресечь   свободное  перемещение   по  стране  орд  незваных
переселенцев. Этого справедливо требуют от нас и другие страны. Да и мы сами
заинтересованы в том,  чтобы миграция контролировалась, и иммигранты не вели
себя  как  захватчики,  оккупируя  целые  сектора  экономики,  и  отбирая  у
коренного населения наиболее выгодные виды деятельности.
     Особенно  опасна   миграция   больших   групп   лиц  одной   этнической
принадлежности,  которые на  территории  России,  граничащей с  их  родиной,
начинают создавать закрытые сепаратистские анклавы.
     Российское    законодательство    должно    предусматривать    принципы
квотирования въезда иммигрантов из определенных стран. Для  тех,  кто  легко
адаптируется  к  условиям  России  -  прежде  всего,  для  наших  зарубежных
соотечественников,  жителей  Украины,  Казахстана  и, конечно,  Белоруссии -
иммиграционные барьеры должны быть минимальными.
     Безусловно,  должен  быть ограничен  въезд  в  Российскую  Федерацию на
длительный  срок  лиц, плохо владеющих русским языком, но намеревающихся при
этом работать в сфере обслуживания, торговли, образования - как раз там, где
общение является частью профессии.
     Важно  помнить,  что Россия  все  еще  является  малоосвоенной страной.
Скопление  населения  в относительно благополучных  мегаполисах  и  мерзость
запустения  провинций  - это  серьезная проблема,  стоящая  перед властью, и
реальная угроза государственности России. Вот почему, защищая свои интересы,
Россия должна вести  политику репатриации, восполняя  потери трудоспособного
населения  и при  этом жестко ограничивая  незаконную миграцию нежелательных
лиц.
     Для  России чрезвычайно важно решить  проблему трудовой  миграции таким
образом, чтобы не создавались конфликтные ситуации между коренным населением
и приезжими. Интересы граждан страны должны иметь безусловный  приоритет. Не
коренное население должно адаптироваться  к мигрантам, а, наоборот, мигранты
обязаны  вписываться  в  общество  и  принимать  сложившиеся  в  нем   нормы
поведения.
     Для  работы  иностранцев  в  России  должны  существовать  определенные
ограничения. Зарубежные  трудовые ресурсы  необходимо принимать только  там,
где  действительно  есть недостаток  рабочих  рук, и только  по ограниченной
номенклатуре профессий.  Государство должно держать эти процессы  под  своим
строгим контролем.
     Не всякий  иммигрант должен  в перспективе получать вид на жительство в
России,  а  тем  более  -  становиться  ее  гражданином.  Это  право  должно
предоставляться  в  исключительных  случаях.  При  этом  приоритетом  должны
пользоваться соотечественники, лица, имеющие особые заслуги перед Российским
государством, либо добропорядочные  иностранцы, имеющие  в России постоянное
место работы  и исправно платящие налоги.  Наиболее  жесткий  порядок должен
вводиться для сезонных рабочих.
     Власти должны свято помнить основной принцип федерального миграционного
законодательства,  в  котором  право   на   безвизовый  въезд  в  Россию  не
гарантирует автоматически права на работу.
     Все  сказанное не  означает,  что  миграционное законодательство должно
регулироваться   исключительно  запретительными   мерами.  Излишне   жесткий
полицейский характер миграционной  политики мог бы привести к утрате Россией
привлекательности для тех иностранных специалистов, чье присутствие в стране
желательно - для образованных и квалифицированных кадров, с одной стороны, и
работников непрестижных и низкооплачиваемых профессий, - с другой.
     В сфере внутренней  миграции нам необходимо создавать не только стимулы
к сохранению традиционных мест поселения на всей территории страны, но и для
освоения слабозаселенных территорий, прежде всего Сибири и Дальнего Востока.


     Миссия  российской цивилизации  состоит  в том, чтобы освоить  огромное
пространство,  на  что у нас пока  не хватает не только  финансов  или новых
технологий, но больше всего нам не  хватает  людей.  145  миллионов  (как  в
Пакистане) для такого пространства нам явно недостаточно. Нам даже солдат не
хватает, чтобы границы защищать.
     При сохранении  нынешней динамики убыли  населения доля  пожилых  людей
будет  становиться все больше,  "демографический  навес"  на южных  границах
России - все тяжелее, нелегальная миграция - все многочисленнее.
     Главным препятствием на пути восстановления демографического потенциала
остается крайне  низкий уровень жизни граждан. Формально бесплатная медицина
на  деле  оказывается  скрытой   формой  коммерческой  организации,  реально
недоступной для бедных слоев населения.
     Низкий уровень жизни в сочетании с практически  ничем  не  ограниченным
распространением вредных привычек (включая наркоманию) и  деструктивных форм
досуга ведет  к  недопустимо высокому для развитых стран уровню  смертности.
Средняя продолжительность жизни российских мужчин сегодня составляет 57 лет,
что соответствует уровню Эквадора.
     По   статистике,   мальчик,  родившийся   в  России,  имеет  менее  чем
50-процентный шанс дожить до  своего  шестидесятилетия (американский мальчик
доживет до этого возраста в 95 процентах случаев).
     Медицинское  страхование  остается  неэффективным,  система  социальной
поддержки   работает   неизбирательно.   Детские   пособия   мизерны  и   не
выплачиваются порой  годами.  На  пенсию  невозможно  не  только  полноценно
лечиться, но даже питаться, а значит - и воспитывать внуков.
     Увеличению деторождения  препятствует фактическая  брошенность  молодых
семей, которые сегодня в  лучшем  случае в состоянии  завести только  одного
ребенка, а  то и вообще вынуждены отказываться от воспитания  детей. Причина
тому -  отсутствие  жилья,  крайне низкие заплаты и неустойчивость положения
молодежи  на  рынке  труда. Стоит  обратить  также  внимание  и  на практику
разрушения собственно идеи семьи  через  средства массовой информации, через
навязывание  жизненных установок,  понижающих  ценность  устойчивого брака в
пользу беспорядочных связей и слепого потребительства.
     Не решив проблему народонаселения, мы рискуем превратиться в дряхлеющую
нацию, которую без всякого почета спишут в архив истории.
     Государственной  власти  необходимо  законодательно  обеспечить решение
проблемы  восстановления демографического потенциала нации.  Первоочередными
мерами  должны стать  развитие  ипотечного  кредитования  жилья для  молодых
семей,  пропаганда  здорового  образа   жизни  и   цивилизованного   досуга,
воссоздание сети спортивных секций для детей, молодежи и взрослых.
     Полноценный гражданин - это трудоспособный и  здоровый  член  общества.
Следовательно, государство должно взять на себя контроль состояния  здоровья
нации.  Наносящие  ущерб  здоровью  товары  и  развлечения  должны  всячески
вытесняться,  запрещаться или  преследоваться,  а  здоровый  уклад  жизни  -
пропагандироваться и  подкрепляться бюджетными  ресурсами. Делом государства
должны быть  не столько  спортивные  рекорды, сколько массовый  спорт. Пусть
зрелище  организуют коммерсанты,  а  поддержание  спортивной формы останется
заботой государства.
     Современные  политики  должны  разработать   государственную  программу
воспроизводства нации на несколько десятилетий вперед, скажем, до 2050 года,
и  целью  ее должно  быть  обеспечение  численности  населения  не менее 500
миллионов человек с  уровнем благосостояния,  сравнимым с общеевропейским. И
всякая  промежуточная  цель  должна  согласовываться  с этим  стратегическим
ориентиром.


     Нация представляет собой  органическое единство государства и общества.
Раскол  общества и государства ослабляет нацию. Открытые и честные отношения
государства с обществом укрепляют ее.
     Чтобы следовать по пути единства народа и власти, необходимо отказаться
от   идеологической  химеры  противостояния  личной   свободы   и  интересов
государства.  Государство  может и  должно  стать  инструментом  обеспечения
свободы личности, свободы  предпринимательства, свободы  развития институтов
гражданского общества.
     В  последние   годы   немало  сделано  для  формирования  устойчивой  и
работоспособной политической системы России. Но политические партии все  еще
остаются слабыми, не имеющими постоянной  поддержки населения. В то же время
они  не  несут практически  никакой ответственности  перед  народом  за свою
работу.
     Беда  нашего  гражданского  общества  в  том,  что политические  партии
пытаются либо прислониться к власти  и  получить от нее разного рода льготы,
либо встают в радикальную оппозицию, не желая иметь с властью ничего общего,
и  требуют только  пришествия  во  власть своих  ставленников.  Эффективного
диалога между  правительством и  оппозиционными  партиями,  между  властью и
общественными организациями не получается.
     Во  многом  это  связано  с  низким уровнем  политического руководства,
которое  порой   рассматривает   общественные  организации  как  объект  для
манипулирования.
     Политическая система страны  должна быть избавлена от административного
прессинга   и   защищена   от   оптовой   скупки   политиков  и   бюрократов
олигархическими  группировками.  Задача  политических  партий  не  в  пустых
парламентских дебатах,  не  в  том,  чтобы  скулить  по  поводу разграбления
страны.  Нам нужны партии,  которые в соответствии со своей идеологией могли
бы  предложить  обществу  программу  управления  страной. Нам нужны  партии,
программа которых будет последовательно выполняться; партии, способные стать
источником  кадров для правительственных структур; партии, готовые нести всю
полноту ответственности за реализацию своих обещаний.


     Для преодоления кризисных явлений в российском обществе требуется новое
понимание  статуса гражданина.  Пока этот  статус  предусматривает  правовую
уравниловку, в стране формируется не демос, а  охлос. Охлос, соответственно,
охотно подчиняется такой  власти,  которая обещает  "хлеба и  зрелищ", умеет
"красиво  обмануть", а управляет  под  прикрытием формально  демократических
норм с помощью олигархических кланов.  Любопытно, что в глазах охлоса нельзя
даже скомпрометировать чиновника обнародованием его грехов.
     Пьяница?
     Ну и мы пьем!
     Вор?
     Ну и мы приворовываем!
     От семьи гуляет?
     Наш мужик!
     Охлос  хочет  видеть  во  власти самого  себя,  демос  -  своих  лучших
представителей. В этом разница.
     Сегодня политическими правами  в равной  мере наделяются люди, лишенные
чувства ответственности, либо ничего  не видевшие в жизни и не знающие ее, а
то  и  просто склонные  к совершению преступлений.  Удивительно,  что  такое
состояние правовой системы считается нормальным, а выделение преимуществ для
тех, на кого опираются общество и государство, -  чем-то  экстравагантным. А
ведь эти преимущества  могли бы затрагивать всего лишь  сферу  политического
выбора  -   права   избирать   и   быть   избранным.   Пока  это  право   не
дифференцировано, оно является источником разрушительных процессов.
     Простейшим   принципом   дифференциации   является    добропорядочность
гражданина -  отсутствие  судимости, наличие семьи  и  детей, опыт  службы в
армии,  определенный  образовательный  уровень и  прочее.  Такому  выборщику
действительно не заморочишь голову, он знает свои интересы и связывает  свою
судьбу с судьбой страны. Если политическая система будет опираться именно на
такого  гражданина,  многие негативные  явления сегодняшней  политики  будут
изжиты.


     Вина за нынешнее нестабильное состояние гражданского общества во многом
предопределена состоянием  российских  СМИ. Пока в  стране  нет  необходимых
правовых   и  экономических   условий  для  цивилизованного  информационного
бизнеса. Без этого свобода слова вырождается в свободу сквернословия,  войну
компроматов и массовую дезинформацию.
     Новый парламент  должен  уделить особое  внимание этому вопросу, приняв
систему  гарантий  профессиональной  деятельности  журналистов  и   утвердив
подлинную независимость  СМИ,  ограждающих  общество  от  недобросовестности
магнатов и безответственности отдельных публицистов. Это отдельная и большая
тема
     Главная   задача   -  обеспечить  экономическую  эффективность  средств
массовой   информации,   возможность    реальной    конкуренции   на   рынке
информационных  услуг и действенной защиты граждан  от клеветы, оскорблений,
обмана, посягательств на их честь и достоинство.
     Воспитание  гражданина происходит не  на избирательном  участке. Именно
поэтому  нужны  резкие  изменения  в  повседневной  информационной  среде, в
которой создается  будущий гражданин.  Свобода  средств массовой  информации
должна  сочетаться с  их ответственностью.  Непристойности и культ  насилия,
порнография  и  сквернословие должны быть безжалостно вычищены из эфира и  с
газетных  полос  вместе  с  их переносчиками.  Общество  получит  защиту  от
бульварной журналистики и назойливо-бесстыдной рекламы.


     Гегель писал,  что под патриотизмом "часто  понимают лишь  готовность к
чрезвычайным  жертвам и  поступкам.  Но по  существу  он представляет  собой
умонастроение, которое  в обычном  состоянии  и  обычных жизненных  условиях
привыкло  понимать  государство  как  субстанциальную  основу  и  цель.  Это
сознание, сохраняющееся и при любых обстоятельствах, и  является основой для
готовности к чрезвычайному напряжению".
     Патриотизм состоит в том, чтобы любить Россию, знать историю ее славных
побед и поражений, экономических расцветов  и депрессий - вне зависимости от
политической конъюнктуры, во всем ее  более чем  тысячелетнем величии. Это -
наша страна и наша история.
     Патриотизм -  это активная  гражданская  позиция,  действие,  выражение
осознанной   народной   воли.  Суть  патриотизма  -   в  преодолении  мелких
разногласий ради защиты общего интереса.
     Чувство патриотизма, привитое гражданину  в  семье, школе, общественных
организациях и прессе, снимает вопрос о противостоянии гражданского общества
государству.  Оно  делает  гражданское общество и  государство  продолжением
нации, двумя неразрывными ее частями.


     Несоразмерность  стоящих  перед  Россией  задач  и уровня  развития  ее
экономики   сегодня  очевидна   каждому.  Десятилетие  кризисов   не  прошло
бесследно.   Отставание  от   ведущих  экономических  держав   продолжается,
российская  экономика  остается  незаметной  на  фоне  крупнейших  субъектов
мирового хозяйства.
     Наметившееся  экономическое оживление  не  продолжилось видимым ростом.
Благоприятная внешнеэкономическая  конъюнктура  не использована. Сохраняется
сырьевая   направленность    экономики.   Несовершенство   налоговой   сферы
по-прежнему  вынуждает  предпринимателей  уходить в  теневой сектор.  Тяжкое
бремя  сомнительных  по  происхождению внешних  долгов продолжает определять
крайне неблагоприятное финансовое положение России.
     Попытки правительства решить  проблему  своевременной выплаты зарплаты,
пенсий и пособий не стабилизировали ситуацию.  Почти треть населения живет в
нищенских условиях, не  имея  возможности  удовлетворить  самые элементарные
жизненные потребности. В то же  время правительство  не проявляет инициативы
для  кардинального  изменения  обстановки  и   упорядочения  правил  игры  в
экономике.  Трудолюбие,  энергия  и  предприимчивость   населения   остаются
нереализованными.
     Наиболее образно описывает ситуацию, сложившуюся в  стране,  писатель и
философ   А.П.Потемкин:   "Чтобы   ее,   бедность,   ниспровергнуть,   чтобы
окончательно  победить, а  потом  и вовсе  изгладить  из памяти,  необходимы
рыночные  законы и желание  разжечь в себе страсть к  деятельности. Казалось
бы, просто и ясно, и все  равно никак не удается раскрутить маховик перемен.
Никак  не  наступает пора  реформ!  Кто  виноват?  Кто отвечает  за жестокое
разделение   общества  на   антагонистические  классы?  Чего  здесь  больше,
порочного  инфантилизма,  самоуверенного непонимания сути, или  осмысленного
саботажа? В крови  ли российского этноса - использование силы для обновления
общества,  для изменения  условий  жизни?  Является ли испытание жестокостью
характерной чертой  россиян? Отличает  ли  нас от всех остальных бесшабашная
вседозволенность, не она ли причина всех бед отечества? Пока глас народа  не
зазвучит, как гимн  Отечества,  пока он  не станет  вызывать умиления,  пока
будем  продолжать с сухими глазами, без сострадания в  сердце  наблюдать  за
нищетой общества - мы не изменим самих себя и свою Россию".


     Россия обладает  уникальным ресурсом  природных  богатств. Для нас  это
шанс компенсировать  все прошлые  просчеты в экономической политике. Но пока
эти  богатства  становятся  добычей  иностранных  компаний  и   доморощенных
олигархов,  которые  не  обеспечивают  адекватного  вклада  в  общий  подъем
российской экономики. Хищническая добыча полезных ископаемых на  годы вперед
подрывает перспективу  системной  разработки  недр  с использованием высоких
технологий.
     Перед нашими  глазами есть  позитивный пример стран Персидского залива,
которые использовали подарок судьбы -  свои  нефтяные запасы они разработали
так, чтобы  поднять  благосостояние нации  в целом. Наша же "большая  нефть"
пошла на  компенсацию застойных  явлений  и грубых  ошибок в системе власти.
Теперь недра и вовсе работают исключительно на частный интерес  и содержание
вялого госаппарата.
     Происходит  это еще  и потому, что наши ископаемые находятся за  тысячи
километров  от экспортных  границ и перерабатывающих  центров,  залегают  на
большой глубине или их  разработка связана с применением самых совершенных и
дорогостоящих  технологий.  Все  это  требует  большого  напряжения сил  для
создания новых средств переработки и транспортировки полезных ископаемых.
     Частному инвестору такая программа не  по душе - пока государство спит,
он любит только "короткие деньги". Само же государство вообще готово уйти из
сферы  экономики, сохранив за  собой только контроль над  сбором  налогов  и
расходами бюджета.
     Такая  безынициативность правительства  приведет  к  тому,  что  в мире
сложится  обстановка,   когда   другие  державы  сами  создадут  необходимые
технологии и выкупят у  нас по дешевке недоступные нам сокровища наших недр.
Тогда  Россия окажется  в постыдной  роли  вскрытой консервной банки, а наше
национальное  достояние   -   призом   для  новых  завоевателей   российских
пространств.
     Чтобы не допустить  преступного разбазаривания богатств Урала, Сибири и
Дальнего  Востока,  государство  должно вернуться  к масштабным  проектам их
освоения национальными компаниями. Частный и государственный интересы должны
быть сбалансированы  таким образом, чтобы государство в полной мере получало
доходы от принадлежащих  нации ресурсов, а  частный сектор - прибыль в  меру
добавления к ним новой стоимости.
     Когда-нибудь (чем быстрее, тем лучше) мы  должны будем  решить нехитрую
задачку дифференциации доходов,  полученных приложением труда и  интеллекта,
от  примитивного "навара", полученного спекулятивной  перепродажей товара. А
для наших восточных территорий надо создать такие условия, которые в прежние
века  сформировали  здесь разветвленное  и  налаженное хозяйство,  воспитали
честный   и   трудолюбивый   народ.  Этот   потенциал   нам  тоже  предстоит
восстанавливать ускоренными темпами.

     Оставьте государству то, что  не могут сделать частные предприниматели,
и заставьте его работать
     Государство  не  может  не  быть  крупнейшим  экономическим  игроком  и
собственником.    Но    функции    государства    вовсе    не     аналогичны
предпринимательским.  Государство   оптимизирует   не  прибыль  капитала,  а
социальную прибыль. Поэтому финансовый расчет государства должен  сочетаться
с социальным прогнозом и национальным проектом - перспективами существования
России не только как хозяйственного, но и как духовно-культурного организма.
     Государство  -  неэффективный собственник, если  объем  государственной
собственности  и  ее структурное  разнообразие  достигают  того предела,  за
которым   начинается   системное   подавление    индивидуальной   творческой
инициативы. Поэтому  ему  следует ограничить  прямое участие в собственности
предприятий  и регулировать  экономику  с  помощью политических, правовых  и
административных   механизмов.  Главное   -   создание   благотворного   для
предпринимательства   делового  климата,  избавление   от   чиновничьего   и
уголовного рэкета, беспощадное подавление коррупции.
     Ключевыми  задачами государства в области развития  предпринимательства
являются:  создание  законов  прямого  действия,  замещающих  и  запрещающих
ведомственные  инструкции, ликвидация двусмысленностей в правовой системе  и
противоречий в законодательных актах,  снятие любых препятствий инвестициям,
упрощение  выхода  предпринимателя  на  рынок.  Государство  должно защищать
частную инициативу в области производства и инвестиций, и особенно - в сфере
малого и среднего бизнеса.
     Государство обязано выступать гарантом честных отношений собственности,
которая  должна  ограждаться  от недобросовестного  управления,  манипуляций
акциями предприятий в ущерб их владельцам.
     Нужны также государственные  гарантии  имущественных  прав  граждан  на
жилье, земельные участки, банковские вклады, на  иное движимое и  недвижимое
имущество. Речь идет, прежде всего, о большинстве граждан, чья собственность
обеспечивает  нормальную  жизнь,  а  вовсе  не  служит  способом  размещения
капиталов и извлечения прибыли.
     Роль  государства  в сфере  экономики  должна быть существенной  лишь в
стратегически   важных   отраслях   (энергетика,   оборонка,   коммуникации,
научно-техническая   политика,   система  продовольственной   безопасности),
включая те  из них, где прибыль формируется уже  самой  стоимостью природных
ресурсов.
     Невозможно терпеть  ситуацию, когда  повышение  мировых  цен  на  нефть
приводит к обогащению нефтяных корпораций и росту цен на товары и услуги для
основной массы  населения.  Это означает, что природная рента  присваивается
отдельными  частными  лицами,  в  то время как она по  конституции  является
достоянием всей нации.
     Болезненной темой является реформирование государственных  естественных
монополий.  С  одной стороны,  такая  монополия  становится  государством  в
государстве. Здесь постоянно растут непроизводственные  расходы и  возникают
тупиковые инвестиционные проекты, дорого обходящиеся стране.
     С    другой     стороны,    разрушение     технологически    связанного
производственного механизма грозит непродуктивной конкуренцией там,  где  ее
быть не должно. В связи с этим подход к реформе монополий должен быть крайне
аккуратным, преследующим главную цель - интересы государства и его граждан.
     Особая   проблема   -  утечка  капитала,   которая  уводит  из   страны
колоссальные средства, способные оживить экономику и обеспечить инвестиции в
ключевых отраслях хозяйства.  Возникает  соблазн  административного  решения
этой проблемы. Но декларативно  запретить вывоз капитала невозможно. Капитал
найдет тысячу щелей в законодательстве, чтобы обеспечить себе лучшие условия
для воспроизводства.
     Поэтому  более эффективным  способом  управления  финансовыми  потоками
должно  стать  установление  ясных  законных  правил  передвижения капитала.
Любопытно слышать досужие разговоры  об "амнистии капиталов". На  самом деле
капитал неподсуден.  Если  кого и можно амнистировать, то  не капиталы, а их
владельцев.  Россия на сегодняшний день располагает как на западе,  так и на
востоке  как  минимум  двумя перспективными проектами возвращения  незаконно
вывезенных из нее средств. Совершенствование режима Особых экономических зон
на анклавных территориях Калининградской  области и Южных Курил, окруженных,
- в первом случае, Европейским союзом,  во втором, - морем, позволит создать
вполне  привлекательные  условия  для  инвестирования  в  их развитие  любых
капиталов, в том числе и российского происхождения.
     Главное средство  государственного регулирования экономики  - налоговая
политика.   В   последние  годы   правительством   предпринимались   попытки
разбюрократить  систему  налогообложения  и  понизить  уровень   налогов.  К
сожалению,    безуспешно.   Единый   социальный   налог    не   уменьшил   у
предпринимателей бухгалтерских  расходов, которые особенно  чувствительны  и
сложны для малого бизнеса.
     Поэтому главными задачами  по-прежнему  остаются  упрощение  налогового
законодательства,  разбюрокрачивание налоговой системы,  снижение налогового
бремени.  Требуется  рационализировать  налогообложение  -  прежде  всего  в
области использования природных ресурсов. Необходимо последовательно снижать
налогообложение нерентных доходов.
     Все эти действия - на совести государства. В нашем мире ничего хорошего
"само собой" не происходит - всюду нужно прикладывать труд и мозги.


     В   российской   традиции  вопросы   государственного  и  национального
строительства  всегда  связывались  с духовным единством. Идеолог  кадетской
партии  П.Б.Струве  таким  образом  формулировал  эту  мысль:  "Нация -  это
духовное единство, создаваемое и  поддерживаемое общностью  духа,  культуры,
духовного  содержания,  завещанного  прошлым,  живого  в настоящем  и  в нем
творимого  будущего.  В основе  нации  всегда  лежит культурная  общность  в
прошлом,  настоящем и будущем,  общее культурное наследие, общая  культурная
работа, общие культурные чаяния".
     Нравственно-духовная   обстановка   в  современной  России   во  многом
обусловлена разрушением традиционного  уклада  жизни народов  нашей  страны,
актами геноцида против служителей церкви, гласными и негласными гонениями на
ведущие конфессии со стороны государственного атеизма.
     Для  того  чтобы  поправить  духовно-нравственное  состояние  общества,
необходимо восстановить историческую справедливость в отношении материальных
и  моральных  потерь  традиционных конфессий  России. Программа  компенсации
нанесенного  государством  ущерба  должна   иметь  долгосрочный  характер  и
предусматривать систему сотрудничества  с религиозными объединениями на всех
уровнях.
     Об уродстве  воинствующего  атеизма  много  писали  крупнейшие  русские
философы. Вслед за Н.А.Бердяевым мы должны видеть ужасные  последствия этого
мировоззрения: "Атеист не принимает слезинки ребенка и всех страданий жизни,
он восстает против Бога во имя  счастливого и блаженного  удела человека  на
земле.  Но  он  сейчас же  готов  пролить  неисчислимое  количество  слез  и
причинить неисчислимое количество страданий, чтобы поскорее достигнута  была
счастливая и безболезненная человеческая жизнь".
     Возрождение   России  немыслимо   без   защиты   культурных   традиций,
отечественной науки и  образования, без обязательного  изучения национальной
истории,  без восстановления и сохранения национальных святынь и  культурных
ценностей, без очищения и развития великого русского языка.


     С чего начинается Родина? Ответ на этот вопрос может показаться слишком
сухим: обустройство России  начинается  с обустройства  власти. Пока  власть
неэффективна, правовые установления отгораживают ее от народа. Народ, в свою
очередь, всячески стремится эти установления обойти.
     Россия  по  своей  природе,  истории  и   географии   есть   величайшее
разнообразие. Однако защитить себя оно может лишь на  основах политического,
правового  и  экономического  единства. Поэтому  "единство  в  многообразии"
представляет собой формулу гена российской нации.
     Ресурсы  государства  не должны  расходоваться  на  соревнование  между
уровнями  и  ветвями  власти.  В  таком  конкурсе  выигрывают  отдельные  ее
представители, но проигрывает страна.
     Истинной   целью    государства   являются    рост   благосостояния   и
продолжительности  жизни граждан,  а также  укрепление  внутренней и внешней
безопасности. Все остальное - от лукавого.
     Если  нам  удастся  создать  политическую  силу,  способную  объединить
достойных  представителей  всех  российских  регионов  -  сторонников   идей
социальной справедливости, патриотизма и национальной традиции, то мы вернем
себе Россию.











     Другие публикации Дмитрия Рогозина читайте на официальном сайте:
     www.rogozin.ru


     Охлократия  -  греч.,  господство  толпы,  черни,   выродившаяся  форма
демократии.







Популярность: 33, Last-modified: Mon, 15 Sep 2003 11:00:57 GMT