1997 г. ЗАО "Издательство "ЭКСМО"

======================================================================



     ПРЕДИСЛОВИЕ
     РАСКРУТКА
     ИЗ УБИЙЦ - В ГОСДУМУ
     КРОВАВЫЙ СПОРТ
     РУССКИЕ ИДУТ
     АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВ, ОН ЖЕ ПЕТРИК
     ПАЛАЧИ МАФИИ
     ТОРГОВЦЫ СМЕРТЬЮ
     АЛЕКСАНДР СОЛОНИК, ОН ЖЕ МАКЕДОНСКИЙ
     БАНДА
     ПОДМОСКОВНЫЕ НОЧИ
     БАЛАШИХА И НОГИНСК
     ПУШКИНО
     ПОДОЛЬСК
     ХОЗЯЕВА СЕВЕРА
     ВОСТОЧНАЯ ДЕСПОТИЯ
     КРАСНОЕ КОЛЕСО НА ЮГЕ МОСКВЫ
     СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВ, ОН ЖЕ МИХАСЬ
     ПАВЕЛ ЗАХАРОВ, ОН ЖЕ ЦИРУЛЬ, ОН ЖЕ ЗВЕРЬ
     ВЯЧЕСЛАВ ИВАНЬКОВ, ОН ЖЕ ЯПОНЧИК, ОН ЖЕ ДЕД
     МОЯ МИЛИЦИЯ МЕНЯ...
     МИЛИЦЕЙСКИЙ БИЗНЕС
     ОБОРОТНИ В ПОГОНАХ
     ХОЛОДНЫЙ УМ, ГОРЯЧЕЕ СЕРДЦЕ И БОЛЬШОЙ КАРМАН
     ТРАГИЧЕСКИЙ ОПТИМИЗМ

======================================================================




     Криминальный передел  собственности  90-х  годов,   проникновение
мафии   во  все  сферы  жизнедеятельности  российского  общества  -  в
публичную политику,  в легальный бизнес,  в культуру и спорт - требует
не  только  принятия адекватных контрмер со стороны правоохранительных
органов  и  спецслужб,  но  и  нашего  серьезного   осмысления   этого
беспрецедентного  в истории российской государственности процесса.  Из
типографий выходят сотни  книг,  затрагивающих  тот  или  иной  аспект
интенсивной   криминализации   нашей   страны  -  о  громких  заказных
убийствах,  об известных ворах в законе и "авторитетах",  о крупнейших
группировках и бандах.  Но теперь настала пора обобщения,  анализа тех
тектонических сдвигов,  которые за  годы  так  называемых  либеральных
реформ  произошли в государственном устройстве и общественном сознании
- на фоне ежедневных террористических актов, бандитских войн, захватов
заложников,  свидетельств  о всепожирающей коррупции,  разбоя на рынке
недвижимости и мафиозной приватизации.  Кто хозяйничает в  алюминиевой
промышленности и на нефтяном рынке страны? В чьих руках жизнь и судьба
наших банкиров?  Каким  образом  богатеют  и  расширяют  сферы  своего
влияния  московские  и  подмосковные  группировки,  почему для них все
милицейские операции подобны комариным укусам?  Почему "крестные отцы"
русской мафии попадают в тюрьмы исключительно за границей?  Мы не ищем
однозначных ответов,  полагая,  что даже сама постановка этих вопросов
позволит  многое  прояснить  в сложной системе преступной иерархии,  в
странных  переплетениях  теневого  и  легального  бизнеса,   интересов
государства и интересов мафиозных структур,  демократических ценностей
и воровских законов.



     В России  пять  властей.  Первая  -  исполнительная.  Ее  главная
функция  -  исполнять  мечты  больших и маленьких чиновников о большом
человеческом счастье:  "Вольво" в  гараже,  поместье  с  теремком  под
Москвой,  вилла  в  Испании,  детишки  в  Англии  и  валютный  счет  в
Швейцарии.  Вторая  власть  -  законодательная.  День  за   днем   она
совершенствует, шлифует и переписывает один  и  тот  же  закон:  закон
сохранения  власти у нынешних представителей первой,  второй,  а также
третьей власти - судебной.  Той,  что осуждает  или  оправдывает  кого
надо,  когда  надо и как надо.  Судебная власть в России пожизненная и
независимая - от общества, от морально-нравственных категорий, а очень
часто  и  от  закона.  Четвертая  власть  -  информационная.  Она тоже
независима.  Газеты  одной  финансовой  группы  независимы  от  другой
финансовой       группы.       Издания,       спонсируемые       одной
криминальной группировкой, ненавидят и клеймят другую.
     И, наконец,  главная героиня нашей  книги,  а  также  большинства
современных  российских  бестселлеров,  всех  первых  полос  всех  без
изъятия газет,  всех теле- и радионовостей,  подавляющего  большинства
парламентских   слушаний,   всероссийских  совещаний  и  международных
симпозиумов.  Власть пятая.  Власть криминалитета. Власть преступности
над  обществом  и государством.  Власть неограниченная и авторитарная.
Единственная власть,  имеющая собственные капиталы,  собственную волю,
не  нуждающаяся в легитимности,  не имеющая конечного срока правления.
Одним словом, власть. Настоящая власть.

     Когда, в каком году,  какого числа произошла Великая криминальная
революция?  Изобретатель  этого афористичного словосочетания Станислав
Говорухин,  кинорежиссер,  снявший первый и лучший советский  фильм  о
криминальной группировке "Место встречи изменить нельзя",  был уверен,
что  сия  революция  началась  с  началом   "проклятой"   перестройки,
либерализации  и приватизации.  Если даже согласиться с этим далеко не
бесспорным предположением,  то необходимо отметить,  что революционная
ситуация   созрела   задолго   до   того,   как  у  штурвала  оказался
ставропольский реформатор.  К середине 80-х годов,  когда верхи уже не
могли,  а  низы еще не очень-то и хотели,  уже был оформлен,  идейно и
физически вооружен истинно революционный класс,  решивший,  что отныне
не только "зона",  но и вся страна должна жить по законам зоны. У него
уже был  свой  собственный  базис  -  многомиллионные  "общаки",  своя
надстройка - воры в законе,  "смотрящие",  "бригадиры" и "авторитеты",
свой манифест - "Кодекс воровской чести".
     Базис начал формироваться  еще  с  70-х  годов,  когда  появились
первые  подпольные  цеха,  гнавшие  левую  продукцию,  которая  в силу
дефицитности давала миллионные прибыли.  Уже тогда "покупались" нужные
чиновники  и  правоохранители,  уже  тогда  воротилы  теневого бизнеса
создавали  собственные  "крыши",  сами  оказывались  под  "крышей"   у
уголовников  или  погибали  от  рук конкурентов.  Уже в 70-х появилась
первая крупная банда рэкетиров,  паразитирующая на  первых  подпольных
бизнесменах,  - банда Монгола, где проходил свои университеты Япончик.
А в 1979 году в Кисловодске прошла сходка цеховиков  со  всего  Союза,
принявшая  "постановление":  отчислять  в  воровские  "общаки"  десять
процентов всей прибыли подпольных коммерсантов - в обмен на  защиту  и
помощь в конфликтных ситуациях.
     Кооперативное движение дало первые легальные "крыши" для  отмывки
преступных  капиталов.  Так,  90  процентов  кооперативных  туалетов в
Москве эпохи раннего Горбачева принадлежали одному  мафиозному  клану.
Когда  появились более прибыльные виды бизнеса,  по приказу "крестного
отца" туалеты распродали.  И они в подавляющем  большинстве  пришли  в
первозданный упадок.
     Первый террористический акт с криминальной подоплекой: чудовищный
пожар  1977-го  в  гостинице "Россия",  повлекший человеческие жертвы.
Официальная версия - халатность какого-то монтера.  Истинные  причины,
которые  удалось  установить сотрудникам КГБ:  ссора при дележе черных
ставок на конных бегах.  Исполнители:  люди абхазского вора  в  законе
Лакобы (его группировка базировалась в гостинице "Советской",  поближе
к ипподрому).  Таким вот образом бандиты решили припугнуть оппонентов,
но несколько не рассчитали силы "красного петуха".
     Примерно в то же  время  в  Закавказских  республиках  появляются
первые   подпольные   вооруженные  формирования.  Секретные  источники
сообщают о завозе из Армении в  Нагорный  Карабах  вертолетами  боевых
снарядов  для  противоградовых  установок,  об  организации тайников с
оружием и интенсивном  сборе  денег  у  теневиков  и  коррумпированных
чиновников. А в Тбилиси в 1982 году состоялся крупнейший съезд воров в
законе,  где обсуждался вопрос о том,  каким образом можно прибрать  к
рукам  политическую власть в стране.  Это были не пустые слова:  вор в
законе Джаба Иоселиани стал  в  итоге  министром  обороны  независимой
Грузии.  Именно он впоследствии (в июне 1993 года) сделал сенсационное
заявление о готовности начать партизанскую войну в России, если она не
будет   выполнять  требования  грузинского  правительства  в  связи  с
конфликтом в Абхазии.  Но еще задолго до  перестройки  будущий  первый
секретарь  ЦК компартии Грузии Джумбер Патиашвили был посаженным отцом
на  свадьбе  вора  в  законе  Кучуури  -   главы   одного   из   самых
могущественных мафиозных кланов в СССР.
     По оперативным данным,  именно  Кучуури  заказал  беспрецедентное
политическое  убийство.  Жертвой  воров  в  законе должен был пасть...
Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев.  К счастью,  в то время
люди  в  штатском работали профессионально.  Киллер-неудачник Теймураз
Абаидзе был арестован в мае 1987 года.
     В недрах  КГБ  СССР  подготовлена первая (пока еще засекреченная)
программа борьбы с организованной преступностью:
     1. Административный    оперативный    контроль   над   воровскими
авторитетами, лидерами уголовных группировок, изоляция их от молодежи,
обычных   правонарушителей  в  специально  отведенных  местах  лишения
свободы.
     2. Сокращение    уголовной   среды   за   счет   декриминализации
незначительных правонарушений,  пересмотра уголовных дел с  признаками
незаконного осуждения, создания современной пенитенциарной системы.
     3. Отработка надежного финансового контроля.
     4. Защита кооперативного сектора от рэкета силами местных органов
самоуправления.
     5. Отладка    и   запуск   единой   информационной   системы   по
преступности.
     6. Изучение  условий  выработки  специального законодательства об
организованной преступности.
     7. Создание   независимого  органа  по  борьбе  с  организованной
преступностью.
     Увы, также,   как  и  все  последующие  программы  первоочередных
действий  по  обузданию  стремительно  растущего  спрута,  она  так  и
осталась на бумаге.
     К концу  80-х  Россия  была  уже   четко   разделена   на   зоны,
контролируемые   ворами   в   законе.   За   каждым   из  воров  стоял
многофункциональный аппарат. В него входили "положенцы" (заместители),
"смотрящие"  (руководители  на  местах),  "бригадиры"  (главари банд),
"кассиры" (держатели "общаков")", "боевики" (рядовые бандиты).
     При этом криминалитет начинает все чаще отходить от норм "Кодекса
воровской чести" (требующего отказа  от  семейной  жизни,  запрета  на
сотрудничество  с  государственными  органами,  несколько обязательных
ходок в колонию,  отсутствие постоянного места жительства,  отказа  от
любого труда), занимается крупным легальным бизнесом, "засвечивается".
Таких воров в законе  стали  называть  "зрелыми".  В  их  среде  модно
покупать  воровской  титул  или  получать его по рекомендации властей.
Так,  в одном из подмосковных городов бывший "смотрящий" получил титул
"вора"   по  рекомендации  своего  доброго  знакомого,  главы  местной
администрации. Дальневосточный вор в законе Пудель (Податев) создает в
Хабаровском   крае   фонд  "Единство"  и  вполне  официально  начинает
заниматься благотворительностью.  Криминального бизнесмена Айдзердзиса
"братва"  проталкивает в депутаты Госдумы,  а когда он отказывается от
сотрудничества с криминалитетом -  убивает.  Главарь  ленинской  банды
Франц становится: помощником депутата фракции ЛДПР. А лидер солнцевцев
Михась получает подлинное удостоверение сотрудника Службы безопасности
Президента  России.  "Зрелые"  имеют  гигантские  счета  в инобанках и
недвижимость за границей.
     Многие отправляются   за   рубеж   и   управляют  делами  оттуда.
Тайванчик,  Петрик и  еще  13  лидеров  российского  преступного  мира
обосновались  в  Германии  (немецкая полиция создала спецподразделение
"Тайга" для борьбы  с  русской  мафией).  Руслан  и  Назарбек  Уциевы,
представители  "чеченской  общины",  для  формирования  новых  каналов
нелегальной транспортировки  оружия  отправляются  в  Лондон.  Еще  до
приезда  Япончика  Марат Балагуда (сейчас он отбывает шестилетний срок
за экономические преступления в Левисбургской тюрьме  в  Пенсильвании)
создает мощный, сплоченный мафиозный клан из русских эмигрантов в США.
     В первое время криминологи отмечают конфликты между  "зрелыми"  и
"нэпмановскими"  ворами  (придерживающимися  старых  традиций  - к ним
относили,  в частности,  Деда Хасана, Роспись, Сашу Шорина). Причина в
том,  что  новые  воры  не  заинтересованы  в  кражах  и  взломах.  Их
благосостояние напрямую зависит от находящихся под их "крышей" фирм. А
старые еще не успели привыкнуть к тому,  чтобы прикрываться "законным"
фасадом.  Конфликт традиций и экономической целесообразности сходит на
нет  к  середине 90-х.  Своя перестройка происходит и в криминалитете.
Сегодня "Кодекс воровской чести" сильного влияния на поступки  лидеров
преступной среды уже не оказывает.
     Зато появляются новые традиции. Например, пышные похороны воров и
"авторитетов"  на  самых престижных городских кладбищах с обязательным
освещением в прессе. Это уже не просто скорбный ритуал, а демонстрация
силы,  сплоченности,  презрения  к  светской  власти.  Так,  крымского
"крестного отца" Виктора Башмакова хоронила чуть ли  не  вся  "братва"
столицы полуострова. Для поминок была заказана тысяча посадочных мест,
приготовлен обед на 10 тысяч человек.  Правда,  поминки  принесли  еще
большую  скорбь:  гости  что-то не поделили и разгорелась перестрелка.
Итог - четверо убитых,  несколько раненых (в том числе,  ребенок).  На
этих  невероятных  поминках  погиб  и представитель политической элиты
(без  политиков  не  обходится  нынче  ни  одно  крупное  криминальное
мероприятие)  -  лидер  Христианско-либеральной  партии  Крыма Евгений
Поданев.
     Шумно было   и  на  похоронах  химкинского  "авторитета"  Алексея
Садовникова.  Неизвестные  взорвали   машину,   принадлежащую   самому
устроителю  похорон.  Событием  96-го  года  стал  чудовищный взрыв на
Котляковском кладбище,  унесший жизни  практически  всего  руководства
Российского фонда инвалидов войны в Афганистане.
     На похороны лидера крупнейшей группировки Ростова-на-Дону Виктора
Колтунова  по  кличке  Доктор  (киллеры выпустили в него 60 автоматных
пуль) съехались 500 преступных "авторитетов" со всей  страны.  Поминки
проходили  в одном из самых роскошных ресторанов города.  Еще пышнее и
представительнее были похороны Квантришвили - его бренное тело предали
земле  на  престижнейшем Ваганьковском кладбище,  неподалеку от могилы
Высоцкого.  Аналогичным образом дальневосточного вора в законе  Вадима
Беляева по прозвищу Беляй,  убитого в Москве,  похоронили в Хабаровске
рядом с могилой известного в  70-е  годы  певца  Кола  Бельды.  Причем
панихида  прошла  в  лучшем  городском  здании  - в Театре музыкальной
комедии.   А   лидера   тамбовской    группировки,    орудовавшей    в
Санкт-Петербурге, Николая Гавриленкова по прозвищу Степаныч похоронили
прямо в  Псково-Печерской  лавре.  Это  вызвало  громкий  скандал,  но
духовные пастыри пояснили, что покойный тратил большие деньги на нужды
Церкви.
     В уголовном   мире   появляется   еще   одна  социальная  группа:
"молодняк".  Их   также   называют   "беспредельщиной",   "шпаной"   и
"отмороженными".  Методы  их  жестче и циничнее:  заложники,  массовые
расстрелы, взрывы. Российских воров в законе всего около 400. А банд -
тысячи и тысячи. Их новые лидеры - "авторитеты". К 1993 году лишь 2 из
12 крупнейших московских банд возглавлялись ворами. В Санкт-Петербурге
воры утратили влияние еще в конце 80-х.
     Бандиты говорят уже не о "законах",  а  о  "понятиях".  Так,  при
"охране"  фирмы  действует  "право  первого".  Явившись к бизнесмену и
узнав,  что у него уже есть "крыша",  банда может либо поверить,  либо
потребовать  доказательств.  Для  выяснения  ситуации договариваются о
"стрелке".  Если "стрелка" не заканчивается договоренностью,  конфликт
быстро  разрастается и может закончиться войной.  Вполне серьезной - с
применением  самого  современного  оружия.  Одна   из   крупных   банд
Свердловской  области,  например,  отправилась  на очередную "стрелку"
на...  танке (незадолго до этого его угнали прямо с военного  завода).
Все чаще в ход идут гранатометы.
     Способы подчинения фирм  становятся  все  изощреннее.  Бизнесмена
могут подвергнуть  и  "разводке".  Это  игра:  надо  создать серьезную
опасность и заставить бизнесмена "добровольно" искать  защиты.  Особым
мастерством  в  сочинении  сценариев "разводок" славился петербургский
бандит Аркадий Шалолашвили (бывший актер Малого театра, снявшийся в 18
фильмах),   "работавший"   в   банде  Николая  Седюка  (Коли  Карате),
наводивший ужас на город на Неве.
     В контракте  о  "крыше" не всегда говорится о том,  какие условий
банда поставит фирме в дальнейшем. Например, отмывку собственных денег
или использование фирмы как прикрытия нелегального бизнеса.  Бизнесмен
может  также  стать  и  "кабанчиком".  Банда  помогает   ему   скопить
значительные   капиталы.   Иногда  вкладывает  и  часть  своих  денег,
привлекает другие фирмы.  Когда проект близится к завершению, помогают
поместить  деньги  на  номерной счет в Швейцарии.  Код известен только
самому бизнесмену и главарю банды. Все. "Кабанчик" готов для убоя.
     Продолжают совершенствоваться  различные  схемы отмывки "грязных"
денег,  их конвертации и перевода на заграничные счета.  Вот  одна  из
самых распространенных манипуляций - 9 контролируемых банков (иногда -
"добровольно",  иногда -  под  дулами)  выдают  межбанковские  кредиты
десятому.  Он производит конвертацию и по липовому контракту переводит
деньги  за  кордон.  Иногда  этот  "десятый"  привлекает  и   средства
вкладчиков.  Затем он лопается,  а руководство разъезжается.  В стране
действуют сотни таких банков и АО.
     Сперва в  Санкт-Петербурге,  а  потом  и в других крупных городах
наметилась  новая  организационная  перестройка  криминалитета.  Банды
начинают  объединяться,  создавая  "синдикаты" (сообщества).  В каждом
сообществе - 4-5 банд, в банде - 2-3 группы, в группе - 2-5 звеньев, в
звене - 2-5 бригад, в бригаде - 5-10 человек. Рядовые бойцы (теперь их
чаще  называют  "стрелками")  иногда  даже  не  знают   имени   своего
"авторитета".   В   "синдикатах"   имеются   "агенты",   "разведка"  и
"информационный  центр".  Через  сообщество   банды   контактируют   с
"законным" миром, имеют прямой выход на высокое начальство.
     Еще одна тенденция - появление банд,  целиком состоящих из бывших
(а  то  и  нынешних)  милиционеров  и  представителей  других  силовых
ведомств.  Как правило,  они камуфлируются под охранные бюро.  В  1993
году был приговорен к расстрелу офицер милиции А. Макеев, руководитель
банды "Белый  крест".  Милиционеров  приглашают  и  как  специалистов.
Уголовники  именуют  таких  перебежчиков "оборотнями".  Впрочем,  этот
термин  вошел  в  обиход  и  самих  правоохранителей.  Конструктивному
сотрудничеству,  взаимовыгодному партнерству милиции и мафии посвящена
отдельная глава этой книги.
     Воры и    "зрелые",    понимая,    что    проигрывают,   начинают
воздействовать  на   неофитов.   Витя   Калина   (Виктор   Никифоров),
профессиональный  преступник  новой  формации,  выступал как сторонник
всеобщего братства воров. Миротворца из Вити не получилось - его убили
8  февраля  1992  года  выстрелом  в  затылок.  Это убийство послужило
стартовым выстрелом для "битвы за Москву".
     Апрель 93-го - Глобус, через три дня после него - Рэмбо (Анатолий
Семенов),  июнь - Сво (Рафик Багдасарян), август - Амиран Квантришвили
и  Федя  Бешеный,  ноябрь  - братья Пипия (грузинский мафиозный клан),
апрель 94-го - Отари  Квантришвили.  Неполный  список  самых  именитых
жертв   одного   года   этой   войны.  Погибшие  исчисляются  сотнями.
Задействованные бойцы - тысячами.
     Некоторые авторитеты  стали  продавать имя.  Банда может называть
себя,  скажем,  малышевской (Малышев -  лидер  крупнейшей  группировки
города на Неве) или солнцевской при условии, что "крестные отцы" будут
получать часть прибыли. Впрочем, появляются и обыкновенные самозванцы.
Даже  сами  бандиты  не  всегда  могут  отделить  "зерна  от плевел" -
настолько разрослись, разветвились мафиозные кланы.
     Наряду с войнами происходят скрещивания и пересечения,  стирающие
границы между антагонистами. Банды нанимают старых воров - в советники
и   "третейские   судьи".  Некоторые  воры,  отрекшись  от  "Кодекса",
становятся авторитетами в новых бандах.  Кровавые разборки начала 90-х
между  "славянами"  и  "черными"  ("зверями")  сменились  худым миром.
Похоже,  пагубность   и   бессмысленность   затяжных   межнациональных
конфликтов  на  "контролируемых"  территориях  "крестные  отцы" поняли
гораздо раньше федеральных властей. "Чеченцы" начинают сотрудничать со
"славянами"  в  борьбе  против  "грузин",  а  сама  "чеченская община"
(крупнейшее    криминальное     образование     Москвы)     становится
многонациональной.
     Стираются и  другие  границы.  Правоохранителей   приглашают   на
"стрелки"  уже  не  для  "подставки"  противоборствующей  банды.  Но в
качестве полноценного участника переговоров о переделе  сфер  влияния.
Крупные  новые  бандиты  все  меньше  отличаются от новых русских и по
стилю жизни,  и по роду бизнеса.  В газетах появляются апологетические
статьи  о честных бизнесменах Сергее Михайлове по кличке Михась (главе
солнцевцев)  и  Акопе  Юзбашеве  по  кличке  Папа  (главе   пушкинской
группировки).  Адвокаты  мафии (теперь у каждого вора или "авторитета"
есть личный адвокат,  а то и целая адвокатская контора)  под  лозунгом
борьбы с преступностью на деньги "общака" баллотируются в Госдуму (как
погибший  весной   97-го   г-н   Лобанов).   Стирание   границ   между
криминалитетом   и   обществом  -  пожалуй,  один  из  самых  страшных
процессов.  Но уже,  похоже, необратимый. Как метко заметил во врезе к
одной  из  моих  статей главный редактор "Криминальной хроники" Леонид
Шаров,  сакраментальный отечественный вопрос  "Что  делать?"  приобрел
характер исторического всхлипа.



     Это слова   из  заголовка  в  одной  из  центральных  газет,  где
рассказывалось   об   упрощенном    способе    "коммуникаций"    между
представителями  второй  (законодательной)  власти  и  нашими главными
героями,  образующими власть пятую, криминальную. Речь идет о том, что
практически  любой  "авторитет",  киллер,  рэкетир  или  рядовой  боец
криминальной группировки при  нынешних  условиях  может  не  только  с
легкостью попасть в здание парламента на Охотном ряду, но и получить в
свое  распоряжение  целый   кабинет,   с   официальными   бланками   и
правительственной связью.  Причем процедура проникновения пятой власти
во вторую упростилась донельзя.
     В марте  1997  года  в  международной  компьютерной сети Интернет
появилось    объявление:    любой     гражданин,     набравший     код
http://www.aha.ru/~tiger,  без  всяких проблем,  за огромную сумму - 2
"штуки баксов" -  имеет  возможность  купить  удостоверение  помощника
депутата   Госдумы.  Сие  предложение  сопровождалось  неким  подобием
рекламного проспекта:
     "Если вы  именно  с  нашей  помощью  оформитесь   на   работу   в
Государственную  думу  РФ в должности общественного помощника депутата
от  фракции  Коммунистической  партии   с   выдачей   соответствующего
документа, вы в обязательном порядке получите следующие льготы:
     - бесплатный проезд на всех видах городского транспорта;
     - возможность бесплатного приобретения железнодорожных билетов на
всей территории Российской Федерации;
     - бесплатный междугородный и международный телефонный разговор из
здания Государственной Думы;
     - беспрепятственный  проход   в   Государственную   Думу,   Совет
Федерации, все министерства и государственные ведомства;
     - дешевое и экологически чистое питание в  ресторанах  Госдумы  и
Совета  Федерации,  столовых министерств и различных правительственных
организаций".
     Тут же давался электронный адрес организации,  предлагающей такие
замечательные услуги.  А для кого они были  предназначены  -  нетрудно
было догадаться по приписке на той же компьютерной страничке. "Если вы
в  прошлом  были  осуждены  за  убийство,  то  для  оформления  данных
документов этот факт биографии никакого значения не имеет".
     Ни в обществе,  ни в самой Госдуме шока это сообщение не вызвало.
Дело в том,  что в нынешнем законодательстве,  касающемся формирования
аппарата Госдумы, довольно расплывчато сказано о внештатных помощниках
депутатов.  А  раз  не  запрещено набирать их в любом количестве и без
четко установленных критериев - значит,  это  разрешено.  Значит,  это
может  стать  бизнесом  - продажа направо и налево корочек помощников.
(Справедливости ради надо сказать,  что некоторые депутаты за  корочку
ничего   не   берут,  а  считают  ее  платой  за  добровольные  услуги
помощников,  чья  работа  в  Думе  считается   как   бы   общественной
нагрузкой.)
     До последнего времени даже  существовали  конкретные  тарифы:  от
$3000   до  $5000  за  одну  "ксиву"  -  в  зависимости  от  срочности
изготовления  и  от  фракции.  Видимо,  и  в  этой   сфере   появились
монополисты, в результате чего цены стали "демпинговыми".
     По данным,  просочившимся в печать,  в Госдуме появился  человек,
который  решил  поставить  распродажу  парламентских  льгот  на поток.
Называлось  даже  имя  этого  человека:  Константин  Жуков,   помощник
председателя  комитета  по  геополитике  Алексея Митрофанова - видного
деятеля ЛДПР.  Причем  обработку  депутатов  на  предмет  продажи  ему
удостоверений помощников  (по  500 долларов за штуку) Жуков проводил в
основном во фракции коммунистов,  которая была упомянута в  Интернете.
Если  объявление  сделала  именно  "фирма"  Жукова,  то можно судить о
неплохой рентабельности данного  бизнеса:  "навар"  с  каждой  корочки
составляет  1,5  тысячи "зеленых".  Сколько их планировалось продать и
сколько уже продано - думаю,  неизвестно даже самой информированной из
наших  спецслужб.  Во всяком случае,  речь идет не менее чем о 300-500
"ксивах". Общее же число помощников зашкаливает за 15 тысяч человек.
     В деле  рекрутирования  помощников  наиболее  преуспели следующие
депутаты:  Владимир Пчелкин (ЛДПР) - 294  человека;  Николай  Медведев
("Российские  регионы")  -  166  человек;  Дарья  Митина  (КПРФ) - 161
человек;  Михаил  Мень  ("Яблоко")  -  132  человека;  Сергей  Шашурин
("Народовластие")  -  127  человек;  Сергей  Юшенков ("Демократический
выбор России") - 86 человек.
     Правда, после  появления  этих  цифр  в  печати  многие  депутаты
признались,  что и сами не подозревали о существовании такой  огромной
свиты.  У Николая Медведева оказалось 130 неведомых ему товарищей. А в
обслуге Михаила Меня оказалось 50 граждан,  фамилии которых ему  также
ни о чем не говорили.
     Последний решил докопаться  до  истины  -  и  дело  приняло  явно
уголовный оттенок. Один из псевдопомощников, выходец из Дагестана, был
арестован.  Как выяснилось,  липовую ксиву ему продал (точнее,  дал за
некие услуги) его земляк по кличке Магомед.  Собственно, удостоверение
оказалось подлинным,  действительно выписанным в аппарате Госдумы, - а
липовым  было  лишь  письмо  депутата  с просьбой приписать к нему еще
одного  помощника.  По  тому  же  письму  было  выдано  еще  несколько
аналогичных удостоверений.
     Помощники для  депутатов  играют  не   только   роль   источников
"случайных"  приработков,  но и выступают как организаторы постоянного
бизнеса.  Один депутат через помощников наладил коммерцию по поставкам
в думский буфет кондитерских изделий.  Другой оказывает консалтинговые
услуги для весьма богатого фонда "афганцев".  Третий  открыл  в  своем
кабинете  туристическую  фирму.  Всего  у него 5 помощников.  Так вот,
четверо из них заняты исключительно оформлением для своих клиентов виз
в Израиль.
     Ловкие парни делают деньги,  не выходя из депутатского  кабинета.
Иногда неудержимая  тяга  народных избранников коммерции доводит их до
полного  абсурда.  Кое-кто,   например,   начал   сдавать   в   аренду
коммерсантам  во  время своих депутатских каникул кабинеты в Госдуме и
даже служебные автомобили.
     А предприимчивые   сотрудники  аппарата  фракции  "Народовластие"
расквартировали в принадлежащих фракции кабинетах в здании на  Охотном
ряду целое   информационное   агентство:  "РОС-информбюро".  Агентство
своего адреса не  скрывало,  указывая  его  на  всех  пресс-релизах  и
бюллетенях:  Охотный  ряд,  д.  1.  Свою  корреспонденцию  депутатские
коммерсанты рассылали по думскому  факсу,  установленному  в  приемной
руководителя фракции Николая Рыжкова.
     Хотя агентство при осуществлении  своей  деятельности  использует
парламентские  телефоны  и  оргтехнику,  деньги  за печатную продукцию
просит переводить  на  свой  личный  счет.  А  зарабатывает  агентство
неплохо:  полугодовая  подписка на "Вестник "РОС-информбюро" стоит 150
долларов,  а каждая страничка эксклюзивной или оперативной  информации
оценивается думскими коммерсантами в 20 долларов США.

     Не будем    рассуждать    о    законности    всех    этих   видов
предпринимательства.  Скажем о другом.  Легкость,  с какой откровенные
проходимцы  попадают в парламент,  порождает тяжелейшие проблемы и для
общества, и для самих думцев. Ведь если депутаты заняты общим бизнесом
с аферистами,  если повязаны общими корыстными интересами, значит, уже
обозначен кривой путь к криминалу.  От афер с корочками  до  связей  с
мафией  -  один  шаг.  Это  не умозрительная формула.  Это констатация
чудовищного факта:  народные избранники живут и работают бок о  бок  с
мафиози.
     Свидетельство тому - убийства и депутатов,  и - особенно часто  -
их помощников. По числу расстрелянных и взорванных помощников лидирует
депутат Госдумы от ЛДПР Александр Филатов.  Последнего из его  "ребят"
взорвали  в  марте 97-го.  Речь идет об Анатолии Францкевиче по кличке
Франц (или Француз, или Толик Красноярский), "авторитете" красноярской
группировки,  выполнявшем  по совместительству полномочия депутатского
помощника.
     Вдобавок к  этому  Франц числился в службе безопасности одного из
столичных банков,  в Фонде содействия правоохранительным органам  и  в
соучредителях Фонда социальной реабилитации заключенных "Возрождение".
Несмотря на  свой  общественный  статус,  он  был  весьма  влиятельной
персоной  в  столичных  криминальных  кругах.  Спецслужбы отмечали его
тесные связи с таганской,  ореховской  и  ленинской  группировками.  В
общем, его убийство никого не удивило.
     Самодельная бомба с часовым механизмом и начинкой,  эквивалентной
400 граммам тротила, была заложена под сиденье водителя. Она сработала
в  час  дня,  когда  "Мерседес"  с  Францем  мчался  по   Кутузовскому
проспекту.  Машину  бросило  на  встречную  полосу,  она  ударилась  о
"Жигули" и вылетела в кювет.  "Авторитет" скончался на  месте,  а  его
приятель был госпитализирован.
     Криминологи подсчитали:  в  среднем   гибнет   один   депутатский
помощник в месяц. Причем случайными эти потери в думских рядах назвать
сложно.  Разве нельзя было предусмотреть,  что однажды  подорвется  на
мине помощник Дзень,  активный член смоленской преступной группировки?
Разве стала неожиданностью гибель солнцевца Усова,  помощника депутата
от ЛДПР?  И удивился ли другой жириновец,  Василий Журко,  узнав,  что
убит его трижды судимый (за изнасилование,  кражу и  грабеж)  помощник
Михаил Беренштейн?
     Другое дело,  что  многих  депутатов  ничего,   кроме   проданных
корочек, со своими криминальными помощниками не связывает. Но бывает и
другое - когда связи действительно имеются. Например, общий бизнес или
общее уголовное прошлое.  Как, скажем, у члена фракции "Народовластие"
Сергея Шашурина и его помощника Евгения Шкляева,  которого расстреляли
27  февраля  1997  года в Москве.  Оба не один год провели на тюремных
нарах. Один сидел за хулиганство и драку, другой - за грабеж.
     Убивают не только депутатских помощников.  Гибнут и сами народные
избранники.  Первым по хронологии в печальном списке  жертв  мафиозных
разборок  стал расстрел 26 апреля 1994 года в Химках 35-летнего Андрея
Айздердзиса,  депутата Госдумы прошлого созыва,  члена фракции  "Новая
региональная  политика".  До избрания в парламент он был председателем
правления "МДК-банка" -  одного  из  крупнейших  в  Химкинском  районе
Подмосковья - и одновременно издателем газеты "Кто есть кто".
     Убийство произошло на Юбилейном проспекте Химок,  в девятом  часу
вечера.  Место убийства - традиционное: возле подъезда жертвы. Выстрел
производился из помпового ружья,  из подвального окна  того  же  дома.
Путь  от  автомобиля  до  подъезда  оказался  для  депутата смертельно
опасным. Картечь, попавшая в грудь, остановила его жизнь на 35-м году.
     На этот  раз убийцу удалось вычислить.  И помогло в этом довольно
редкое  орудие  преступления  -  американский  помповый   "винчестер",
оставленный  киллером  в подвале.  Компетентные органы установили путь
ружья в Россию - через  Венгрию,  контрабандой.  Установили  продавца,
стоимость продажи:  одна тысяча "зеленых".  И,  наконец,  покупателя -
27-летнего охранника небольшой московской фирмы. Через него вышли и на
заказчика - местного "авторитета" г-на Романова.
     Дело в том,  что в свое время Айздердзис навел на него милицию  и
помог  собрать  улики  для  его  ареста.  Оказывается,  "МДК-банк" был
фактически  создан   на   "грязные"   деньги   химкинской   преступной
группировки,  одно  время  возглавляемой  авторитетнейшим подмосковным
мафиози Бурлачко по кличке Бурлак.  Его знакомство с будущим депутатом
и  предопределило  судьбу обоих.  Когда Айздердзис возглавил банк,  он
попытался отделаться от криминальных опекунов.  Бурлак по подозрению в
рэкете  оказался  на нарах следственного изолятора,  а через некоторое
время он был забит насмерть соседями по камере.
     Однако банк  и  другие  фирмы  под  чутким  руководством младшего
товарища Бурлака - его земляка Романова - продолжали  процветать.  Вот
лишь несколько характерных эпизодов. "МДК" принимает участие в продаже
Благовещенскому  предприятию  гражданской   авиации   двух   самолетов
"Ту-154М". Эта операция дала химкинским предпринимателям 2,6 миллиарда
рублей прибыли.  В общей сложности от налогообложения было скрыто  1,7
миллиарда рублей.  Другая странная история - продажа нескольких джипов
коммерческой  организации  в  Башкирии.  После  серии   подозрительных
манипуляций  на  40-м  километре дороги Туймазы - Белебей в автомобиле
"Вольво" без номеров был найден с огнестрельным ранением в голову труп
В.  Берга, а позже в пруду около поселка Кальшали (Туймазинский район)
было обнаружено тело его приятеля Р.Шарипова с удавкой на шее.
     После всех  этих  темных  историй  Романов  был арестован,  а его
коллега,  как уже было сказано, убит в сизо. Химкинские лидеры решили,
что  все  это  -  дело  рук депутата.  Месть Романова была суровой.  А
орудием  отмщения  он  выбрал,  как  впоследствии  выяснилось,  своего
собственного     одноклассника.     Охранник     оказался    человеком
исполнительным,  но не слишком  профессиональным.  Настоящие  киллеры,
оставляя оружие,  всегда убеждены,  что уликой оно не будет. Для этого
выбираются серийные "ТТ" и тому подобные обезличенные "пушки".
     У своего  подъезда  чуть  не  погиб  и  зампред  Совета Федерации
Рамазан Абдулатипов.  Если  бы  не  бдительный  жилец  того  же  дома,
которому  показался  подозрительным  "кирпич  с  усиками",  если бы не
оперативно приехавшие  милиционеры  -  Абдулатипов  мог  бы  разделить
участь  коллеги  из  нижней  палаты.  Ведь  в "кирпиче" оказался целый
килограмм тротила (а обычно для "громких" взрывов используется 300-400
граммов).  Может,  "пошутили" земляки из Дагестана? Ведь известно, что
дагестанская группировка в Москве - одна из самых мощных и активных.
     Следующее криминальное событие в стане народных избранников можно
назвать случайным: На пути у 62-летнего думца Валерия Мартемьянова (из
фракции  ЛДПР)  оказались  ночные  грабители,  для  которых данный вид
преступного промысла  давно  уже  был  профессией.  Окажись  на  месте
депутата "рядовой" гражданин,  все бы закончилось отнятой сумкой.  Но,
узнав, что их жертва - большой человек, два приятеля решили от слишком
опасного  свидетеля  избавиться.  Пожилого человека били ногами до тех
пор, пока он не затих.
     Но он  был  еще  жив.  Врачи  36-й  городской  больницы  отчаянно
боролись за его спасение. Но увы... Через три дня депутат скончался. А
еще  через  несколько  дней арестовали двух подонков.  Но их поимка не
стала уроком тем,  для кого депутатская  неприкосновенность  -  пустой
звук.  2  февраля  1995  года в подмосковном городке Зарайске был убит
третий депутат - 33-летний Сергей Скорочкин.  На этот раз  "мафиозный"
характер преступления был, как говорится, налицо.
     Прежде всего уместно напомнить,  что убитый  сам  был  убийцей  -
единственным  парламентарием,  от руки которого в период исполнения им
депутатских полномочий погибли люди.  За 9  месяцев  до  этих  событий
жириновец  Скорочкин  расстрелял  из  "Калашникова"  гражданина Грузии
Ираклия Шанидзе и его сожительницу,  26-летнюю учительницу из того  же
Зарайска.  Действовал  он  отнюдь  не  в состоянии аффекта,  к тому же
весьма профессионально:  стрелял прямо из окна  "Волги",  выпустив  18
пуль.  Но  и  после  такого  вопиющего  случая  лишать  своего коллегу
неприкосновенности депутаты наотрез отказались.  Собственно, на нее-то
он как раз и рассчитывал, когда шел на "мокрое".
     Поскольку милиционеры за убитых отомстить не могли,  это  сделали
местные  бандиты  - в духе итальянских мафиози.  В тот день Скорочкин,
вернувшийся  из  Англии,  обмывал  с  друзьями  заключение   выгодного
контракта.  Происходило это в кафе "У Виктора",  где обычно собирались
зарайские коммерсанты и блатари.  В самый разгар  пиршества  в  шалман
ворвались пятеро в масках и с автоматами. Они представились омоновцами
(что позже породило версию о причастности к расправе сотрудников МВД).
Подчинившись  их приказу,  депутат встал и вышел.  Вечером того же дня
его труп с простреленной головой нашли в лесу,  неподалеку от железной
дороги.
     Кроме напрашивающейся  версии  о  вендетте,   высказывалось   еще
несколько.  В  основном  -  коммерческие.  Депутат  был одновременно и
преуспевающим бизнесменом.  А бизнес,  как известно,  сегодня насквозь
криминализирован.   На   что   указывало   и   наличие   у  Скорочника
автоматического оружия,  и умение с ним  обращаться.  Многие  эксперты
сошлись во мнении,  что поводом для убийства депутата стал подписанный
им контракт о создании российско-английского СП.
     После всех  этих  событий  никто  уже  не удивился,  когда пришло
сообщение об убийстве четвертого депутата Госдумы - 34-летнего  Сергея
Маркидонова.     Произошло    это    26    ноября    1995    года    в
Петропавловске-Забайкальском,  в одном из номеров городской гостиницы.
Депутат  погиб  от руки своего помощника - как раз из тех проходимцев,
что попадают в Госдуму вышеописанным способом.
     Официальная версия  убийства  - неосторожное обращение с оружием.
Нетрезвый охранник думца якобы решил разобрать свой пистолет Макарова,
причем  время  для  осмотра оружия он выбрал самое подходящее - 2 часа
ночи. Раздался выстрел. Пуля вылетела по такой траектории, что угодила
аккурат  в  голову  спящему  Маркидонову.  Поскольку  смерть наступила
мгновенно,  можно считать,  что он умер во сне.  Сразу же после  этого
охранник покончил жизнь самоубийством:  следующая пуля была выпущена в
висок.
     Однако версия   о  том,  что  вся  эта  трагедия  была  тщательно
инсценирована,  а следователи, как всегда, выбрали самый легкий путь -
списать  все  на  самоубийцу,  - эта версия все же прозвучала в ноябре
95-го, в самый разгар кампании по выборам в  Думу-96,  куда  собирался
баллотироваться и Маркидонов.

     Последняя темная история, связанная с нижней палатой Федерального
собрания,  произошла в начале 1997 года.  Выяснилось,  что пропал  без
вести  член  КПРФ и фракции "Народовластие" Юрий Поляков.  Собственно,
кресло депутата пустовало еще с декабря 96-го,  но его отсутствия, как
водится, никто не заметил. А когда пропажа народного избранника все же
обнаружилась,  депутаты постарались эту историю замять - не  принимали
специальных  постановлений  и  силовых министров на ковер не вызывали.
Это событие  не  было  отмечено  ни  в  теленовостях,  ни  в  газетных
аншлагах. Что симптоматично.
     А история оказалась действительно  весьма  запутанной,  60-летний
Поляков  не  вернулся  из  поездки  на  родную  Кубанщину.  До  своего
депутатства он был первым секретарем райкома,  а  потом  председателем
колхоза  "Октябрь".  В  последний  раз  колхозники  видели его поздним
вечером   2   декабря,   когда   Поляков   покидал   здание   сельской
администрации.
     За пару   дней   до   этого   возле   здания   стала   появляться
подозрительная  вишневая  "девятка".  В  ней  сидели  два  незнакомца,
которые,  как  удалось  выяснить  следователям,  употребляли   дорогие
сигареты.  В  тот злополучный вечер автомобиль "дежурил" на полпути от
здания правления до дома депутата.  Ни выстрелов,  ни криков о  помощи
никто не слышал...
     Никаких убедительных версий похищения - и возможного  убийства  -
выдвинуто не было. Вероятно, это бесшумное исчезновение - новый почерк
российских мафиози.  Из других известных господ,  аналогичным  образом
пропавших  без  вести,  можно вспомнить бывшего прокурора Чечни Усмана
Имаева и алюминиевого бизнесмена Феликса Львова.
     Накануне выборов  в  Думу  последнего  созыва  МВД распространило
уникальный список кандидатов в  депутаты  -  по  их  принадлежности  к
фракциям  и  их  прежним  судимостям  (или  привлечениям  к  уголовной
ответственности).  Оказалось,  что  уголовное  прошлое  имеют   добрые
полсотни кандидатов,  причем наиболее часто в связи с этим упоминались
предвыборные блоки ЛДПР и КПРФ. Можно не сомневаться, что значительная
их  часть  все же обзавелась депутатской неприкосновенностью,  получив
"мандат доверия" от законопослушных, но мало осведомленных сограждан.
     Не менее   сомнительные   личности   проникают   и   в   местные,
региональные и республиканские парламенты.
     В Дагестане     российские    пограничники    задержали    четыре
большегрузных автомобиля с контрабандным грузом сигарет на общую сумму
около двух с половиной миллиардов рублей.  Караван сопровождал депутат
дагестанского  парламента  Ягадин  Багаров.  Его  задержали  вместе  с
остальными контрабандистами.
     Налоговой полицией  Пермской   области   был   задержан   депутат
областного законодательного собрания Владимир Марковский.  А задержали
его в качестве бизнесмена, злостного неплательщика налогов.
     А в  Москве за решеткой оказался бывший депутат Верховного Совета
СССР,  известный таджикский кинорежиссер Давлат  Худоназаров.  Он  был
единственным  представителем  среднеазиатских избирателей в знаменитой
(в  период   подъема   демократических   настроений)   Межрегиональной
депутатской группе.

     Последнее из   криминальных   событий  этого  ряда  -  задержание
петербургским РУОПом исполняющего обязанности председателя комиссии по
финансам   Законодательного   собрания   Петербурга  депутата  Алексея
Левашова.  Ему инкриминировалось  содействие  в  похищении  16-летнего
подростка.  А  основным  подозреваемым  по  делу  выступал депутатский
помощник Владимир Терехин,  в прошлом  имевший  судимость  за  хищение
государственного имущества в особо крупных размерах.
     Собственно говоря,  в 96-м он должен был еще находиться в  местах
не  столь  отдаленных,  если  бы  за  год  до  этого не был освобожден
условно-досрочно за  примерное  поведение  в  "зоне".  Как  утверждают
следователи,  16-летнего  паренька  Терехин  похитил  прямо  из лагеря
отдыха,  расположенного в Маловишерском районе Новгородской области. В
лагерь  Терехин приехал на депутатской машине (с ведома ее хозяина) и,
предъявив свою впечатляющую корочку,  не  вызвал  никаких  подозрений,
когда  сказал  одному  из  лагерных  начальников,  что  хочет  отвезти
мальчика к маме.
     В действительности   подростка   в  течение  суток  насильственно
удерживали  в  квартире,  опять  же  принадлежащей  депутату.  Цель  -
добиться от мальчика, чтобы тот изменил показания по одному уголовному
делу,  где помощник выступал общественным защитником,  а  подросток  -
свидетелем   обвинения.   Характерно,  что  в  квартире,  где  прятали
заложника,  находился в это время  и  сам  депутат  Левашов.  Мальчика
освободили руоповцы.
     Наручники на Левашова надели прямо в его  кабинете  в  Мариинском
дворце  во  время перерыва между заседаниями городского парламента.  В
этой истории было еще два странных эпизода.  Один - загадочная  смерть
свидетеля   по   данному   делу  гражданина  Спирова.  Он  был  найден
повесившимся в подъезде собственного  дома.  Есть  в  деле  и  эпизод,
который   на   суконном   юридическом   языке   именуется  "растлением
малолетних". Одним словом, депутат влип в историю.
     А вообще   количество   темных  историй,  связанных  с  народными
избранниками, исчисляется уже десятками.
     Армейская граната   оборвала  жизнь  зампреда  Верховного  Совета
Республики  Башкортостан,  главы  районной  администрации   50-летнего
Разиля Мусина.  Вице-спикер нарвался на "растяжку" - ловушку,  которая
потом часто использовалась в Чечне.  Взрыв  произошел  в  тот  момент,
когда депутат дернул за ручку двери своего дома.

     Характерная особенность  убийств депутатов:  их все-таки довольно
часто раскрывают.  Вот и на этот раз выяснилось,  что причиной  гибели
народного   избранника   стал  бизнес.  Депутата  "заказали"  директор
производственно-коммерческого центра и  два  его  подчиненных.  Главой
центра  Мусин  работал  до избрания и,  видимо,  делал все,  чтобы и к
окончанию срока депутатских полномочий фирма не  выходила  из-под  его
контроля.  "Заказ"  обошелся в 50 миллионов рублей.  Убийство поручили
омоновцу из Уфы.  Как и в случае  с  Айздердзисом,  киллера  вычислили
через продавца оружия.  Оказалось, что граната была из партии, которую
отпустили нелегальным торговцам боеприпасами из уфимского вертолетного
училища.
     От пуль киллеров гибли и депутаты из других азиатских республик -
Татарстана,  Алтая.  И  всякий  раз  трагедия  заключалась в том,  что
народные избранники принципиально не хотели расставаться с собственным
бизнесом,  обретая депутатскую неприкосновенность. Именно коммерческая
версия была выдвинута как основная при расследовании убийств  депутата
Госсобрания  Республики  Алтай  Николая  Новоселова.  Он  одновременно
занимался автоторговлей и строительством спиртзавода.
     Какой из видов коммерции стал причиной его гибели - сейчас уже не
суть важно.  Речь идет о том,  что  депутатская  неприкосновенность  -
пустой  звук  для  отечественной оргпреступности.  И о том,  что точно
такой же пустой звук для современного российского общества  -  понятие
"народный  избранник".  Мы  не выбираем мафиози и их приспешников.  Мы
выбираем законодателей, а не насильников над законами.

     Наши депутаты решительно не желают очищать свои ряды от уголовных
элементов.  Старую  казацкую  поговорку "С Дона выдачи нет" (имелись в
виду беглые преступники,  которых прятали у себя казаки) применительно
к нынешней ситуации можно перефразировать: "Из Думы выдачи нет".
     По нынешнему  законодательству  компетентные  органы   не   могут
народного избранника ни обыскать,  ни допросить. На любое элементарное
следственное действие нужно испрашивать согласие всей Думы. А она - не
разбираясь   в   мотивах   правоохранителей   -  конечно,  никогда  не
соглашается.   Думцы   проигнорировали   практически    все    запросы
Генпрокуратуры:  относительно  Егора  Гайдара  и  Сергея  Юшенкова (их
хотели  привлечь   к   ответу   за   проведение   несанкционированного
антивоенного  митинга),  Сергея Мавроди (уклонение от уплаты налогов),
Владимира Жириновского (пропаганда войны),  Сергея Станкевича (взятка)
и  Сергея Скорочкина (убийство).  Госдума стала настоящей "крышей" для
отечественного криминалитета.
     Надо ли  после  этого  объяснять,  почему  народные избранники за
почти десятилетнее существование нашего "демократического"  парламента
так  и  не  смогли  принять  ни  "Закона  о  борьбе с коррупцией",  ни
полноценного "Закона о борьбе с организованной преступностью"? Ведь не
будет же парламент бороться с самим собой!



     Как это  ни  печально  осознавать,  спорт  и  мафия  - два слова,
которые все чаще  стоят  рядом.  Казалось  бы,  как  могут  сочетаться
олимпийские идеалы и воровские законы.  Увы,  законы зоны действуют, а
вот идеалов все меньше.  Большой спорт стал не только до необычайности
жестоким  и откровенно вредным для здоровья.  Он стал заставлять людей
заступать за грани физически возможного - и многие перешагнули  вообще
через   все  границы,  включая  и  те,  что  отделяют  законопослушное
население от криминалитета.
     Большой спорт   заставляет   борцов  за  медали  пачками  глотать
анаболики и всевозможными ухищрениями обманывать допинг-контроль  -  а
это   значит,   что  процветает  подпольный  фармацевтический  бизнес,
граничащий с наркобизнесом.  Большой спорт - это договорные матчи, это
взятки и коррупция.  Большой спорт - это бешеные деньги,  мимо которых
не могут пройти рэкетиры всех мастей.  Уход из большого спорта  -  это
для  многих  страшная моральная травма и поиск нового применения своим
накачанным мышцам, которое бы приносило такие же бешеные деньги.
     Большинство самых  известных "крестных отцов" - Япончик,  Михась,
Мансур - были отменными мастерами силовых единоборств (борьбы,  бокса,
карате). Покровителем российских спортсменов стал небезызвестный Отари
Квантришвили.  Большинство самых громких криминальных  скандалов  1996
года  были  так  или  иначе связаны с Национальным фондом спорта и его
бывшими руководителями - экс-министром физической  культуры  и  спорта
Шамилем  Тарпищевым  и  экс-председателем  банка "Национальный кредит"
Борисом Федоровым.
     Первым "звонком" о близости спорта и мафии можно считать убийство
одного из самых титулованных  российских  (советских)  боксеров  Олега
Каратаева. Человека, одержавшего в 1974 году на чемпионате мира победу
над самим Мохаммедом Али.  Человека,  который  только  на  официальных
соревнованиях отправил в нокаут 160 соперников.  Пятикратного чемпиона
СССР,  призера чемпионатов Европы и мира.  Первого советского боксера,
которого  официально  пригласили  в  США  работать  в профессиональном
боксе.
     Когда он  перешагнул  пресловутый  рубеж?  В  какой  момент лидер
советского спорта связал свою жизнь с лидерами отечественного, а потом
и  американского  криминалитета?  Еще до первого ареста (за ограбление
иностранцев) или когда за драку он сел во второй раз?
     Так или  иначе,  но  уже  к  началу 90-х в его криминальном бытие
никто не сомневается.  Одни считают его влиятельным членом  бауманской
группировки.  Другие  зачисляют  его  в  мафию  Екатеринбурга,  где он
родился. Лидером крупнейшей криминальной группировки этого города одно
время  был  его  друг  и  тезка Олег Вагин,  заказавший немало убийств
"авторитетов" и воров в законе и сам погибший от руки киллера в 92-м.
     Уже после  отъезда с помощью фиктивного брака в Нью-Йорк Каратаев
близко  сходится  с  Япончиком,   что   не   мешает   ему   оставаться
вице-президентом   Всемирной   боксерской   ассоциации   и   одним  из
руководителей Ассоциации  профессионального  спорта  России.  Место  и
характер  его  убийства  не  оставляют  сомнений  в роде занятий этого
человека.  12  января  94-го   года   в   половине   пятого   утра   с
неустановленным  мужчиной он вышел из ресторана "Арбат" на Брайтон-Бич
и получил пулю в затылок.  Его тело перевезли в Россию и  с  почестями
похоронили на Ваганьковском кладбище.
     Через три месяца там же при большом стечении весьма своеобразного
народа   будет   похоронен   председатель   Фонда   социальной  защиты
спортсменов имени Льва Яшина,  мастер  спорта  международного  класса,
заслуженный   тренер   по   греко-римской   борьбе   Отари  Витальевич
Квантришвили,  брат вора в  законе  Амирана  Квантришвили,  убитого  в
августе  93-го  одновременно с Федей Бешеным (Федором Ишиным) - другом
Каратаева. С местом на престижном Ваганьковском кладбище помог певец и
бизнесмен Иосиф Кобзон,  который шел за гробом человека,  считавшегося
"крестным отцом"  "спортивной  мафии"  и  своеобразным  буфером  между
обществом и криминалитетом.
     Некоторые считают,  что Отари убила одна из российских спецслужб.
Дабы доказать преступному сообществу,  что его неудержимого стремления
ввести своих представителей во властные  структуры  еще  недостаточно,
чтобы это в реальности произошло.  (Кто бы мог тогда предположить, что
личный  тренер  президента   страны   будет   ручкаться   с   лидерами
криминальных  группировок?)  Больше  всего "наверху" раздражало частое
мелькание Отари в прессе и на телеэкране.
     Например, по  московскому  телеканалу  показали выступление Отари
Витальевича   на   очередном   торжестве.   Всем    запомнилась    его
многозначительная  фраза,  предшествующая  выходу  на  сцену  мастеров
классической борьбы: "Это наша сила!"
     В версию   об   участии   в   устранении  Квантришвили  спецслужб
вписывается и оперативная информация  о  том,  что  киллером  выступал
легендарный  Солоник,  бывший спецназовец ГРУ.  Но поскольку доказать,
что заказ на убийство Отари  поступил  "сверху",  никто  не  может,  в
прессе  появляется  основанная  на  слухах  беллетристика.  К примеру,
"Новая газета",  имеющая неплохие источники в компетентных органах,  в
апреле 97-го поведала такую полуфантастическую историю.
     "За час  до  убийства  в  один  из  московских  ресторанов  вошел
мужчина. Соблюдая установившееся правило, он предусмотрительно оставил
машину в  другом  месте.  Встреча  была  конспиративной.  За  столиком
ресторана его ждали двое.  Они переглянулись и подняли бокалы с вином.
"За упокой души Отарика",  - сказал  пришедший,  начальник  одного  из
силовых ведомств Москвы".
     Есть и еще  как  минимум  четыре  логичных  версии  гибели  этого
удивительного человека.  Одна - автомобильная:  Отари Квантришвили, по
некоторым данным,  конкурировал с Бадри Патаркацишвили - правой  рукой
Березовского  в  ЛОГО-ВАЗе  -  при  дележе столичного рынка экспортных
моделей и станций техобслуживания. Вторая версия - нефтяная. Отари, по
различным  свидетельствам,  контролировал  терминалы  на  Черноморском
побережье,  где главным оппонентом "грузинского клана" была "чеченская
община".  Третья  версия  - чисто этническая.  В тот период была целая
волна криминальных разборок,  в ходе которых погибло  немало  земляков
Отари  Витальевича.  Он  был  лишь  один из длинного списка погибших в
94-95-м годах грузинских "авторитетов" и воров в законе.
     Четвертая версия - льготно-спортивная.  Шел серьезный спор, через
какой фонд прокручивать бюджетные  деньги  (или  суммы,  полученные  в
результате  безналоговой  и  беспошлинной  коммерческой деятельности):
через Фонд защиты спортсменов Квантришвили или через недавно созданный
стараниями Тарпищева Национальный фонд спорта.  О близости Тарпищева к
криминальному миру мы расскажем чуть ниже.
     Об Отари Витальевиче ходило и ходит по сей день множество легенд.
Во многих он представляется эдаким Робин Гудом,  защитником  обиженных
спортсменов,  которые  по  разным  причинам  были  вынуждены  оставить
большой спорт.  Один из самых вдохновенных мифотворцев - Иосиф Кобзон.
В  телекамеру,  не моргая,  он рассказывает,  что его друг Отари делал
только одно,  весьма благородное дело -  просил  бизнесменов  немножко
поделиться,  помочь семьям спортсменов-инвалидов. Отари Витальевич был
безотказным человеком,  отзывчивым другом,  всеобщим "папой". Известен
такой факт:  когда Япончика посадили в 1981 году на 14 лет,  его детей
взял под опеку именно Отари.
     Все это,  однако,  не  мешало  Отари  пользоваться  непререкаемым
авторитетом в столичном криминальном мире,  проводить широкомасштабные
мероприятия по легализации преступных капиталов (под видом пресловутой
благотворительности),  мирить  и  судить  конкурирующие   криминальные
группировки.  И  при этом быть теневым владельцем целой сети столичных
казино.
     Более того,   на  начальном  этапе  -  где-то  в  начале  80-х  -
Квантришвили  как  член  "грузинского  клана"   лично   участвовал   в
разборках.  Например,  в  гостинице  "Советская" братья Амиран и Отари
весьма круто побеседовали с тбилисцем Роландом  Кабаджаном  по  кличке
Ролик.
     Показательным был  высокий  профессионализм   убийства:   снайпер
стрелял с расстояния 50 метров,  и все три пули,  которые он выпустил,
попали в намеченную цель - в голову,  шею и  грудь.  Показательные,  с
размахом  похороны  -  количество  приехавших  и пришедших исчислялось
тысячами.
     Какие только   версии  о  причинах  этого  громкого  убийства  не
выдвигались! Никто, однако, не связал его с событиями, происшедшими за
полтора  месяца  до  этого  на улице Правды.  А произошло покушение на
единственного журналиста,  которому удалось  собрать  и  приступить  к
публикации  обширного компромата на "крестного отца" спортивной мафии.
Дело в том,  что многие,  кто интересовался данной тематикой, конечно,
поражались  тем,  насколько  ловко  Отари  Витальевич  совмещает  свои
общественно-официальные и  Криминальные  полномочия.  Но  на  открытое
выступление против этой исполинской фигуры не решался никто.
     Речь идет о  журналисте  "Российской  газеты"  Алексее  Матвееве,
который  выбрал  для  себя  весьма  трудную  и  опасную специализацию:
расследование злоупотреблений в большом спорте, прежде всего в футболе
(договорные матчи,  "разборки" в сфере спортивных функционеров).  Но в
этот раз  он  подготовил  принципиально  новую  по  уровню  затронутых
проблем   серию  разоблачительных  статей.  И  она  напрямую  касалась
неприкасаемого доселе Отари Витальевича Квантришвили.
     По слухам,  которые  можно  считать вполне достоверными,  люди от
Квантришвили (а некоторые утверждают, что сам Отари) звонили Алексею и
настойчиво советовали не трогать эту "нехорошую" тему. Но обозреватель
"РГ" оказался человеком  мужественным  и  принципиальным.  Он  наотрез
отказался слушать "добрые" советы. За что и поплатился.
     Средь бела дня,  недалеко от Савеловского  вокзала,  при  большом
количестве случайных свидетелей произошло беспрецедентное нападение на
сотрудника  официального  правительственного  издания.  Матвеев,   как
обычно,  шел на тренировку в спорткомплекс "Пресса",  расположенный на
улице  Правды.  Неожиданно  на  него  набросились  двое   незнакомцев,
оттащили к близлежащему кустарнику,  связали руки за спиной.  Прохожие
заметили,  как блеснуло лезвие опасной бритвы.  Нет, его не убили. Его
"поучили"  - то есть изуродовали,  исполосовали лицо,  а потом и руки.
Если бы не  оперативность,  с  которой  доставили  истекающего  кровью
журналиста  в  Боткинскую больницу,  его дни были бы сочтены.  Проведя
несколько операций, врачи наложили более 30 швов.
     А через  1,5 месяца человека,  который,  как многие предполагали,
заказал эту пытку, тремя меткими выстрелами уложил снайпер. Связаны ли
эти события?  Можно предположить,  что правоохранители,  которые давно
держали "под колпаком" Отари,  могли бы после покушения на  журналиста
активизироваться.  А арест Квантришвили неизбежно повлек бы за собой и
другие аресты в стройных рядах спортивной мафии. То есть оставлять уже
скомпрометированного  Квантришвили  в живых было для могучих теневиков
невыгодно и небезопасно.
     По другой  версии,  компромат  на  Отари  дали  Матвееву  люди из
другой, оппонирующей "спортсменам" группировки. Ранение журналиста они
восприняли как вызов - и ответили на него быстро и беспощадно.
     Так или иначе вектор движения пятой власти на сближение с  первой
был обозначен именно респектабельной фигурой Квантришвили - и пролегал
именно по линий спорта.
     По количеству  криминальных событий,  связанных со спортсменами и
имевших очевидное отношение к организованной преступности,  "лидируют"
(как нетрудно было предположить) мастера силовых единоборств. И прежде
всего - боксеры,  включая модное ответвление классического  бокса  под
названием  кикбоксинг.  В  былые времена "мордобой" на ринге привлекал
только  режиссеров  -  несть  числа  фильмам,  в  которых  волею  рока
профессионалы  кулачного боя переносят свою энергию и агрессивность за
границы ринга.
     Сегодня это стало страшной российской реальностью.  В этом смысле
весьма показательна история восхождения на вершину преступного  Олимпа
Иванькова-Япончика. В банду Монгола он попал благодаря своему высокому
боксерскому  мастерству.  Спортклубы  и  спортшколы   превратились   в
настоящую   кузницу   кадров   для   преступных  группировок.  Это  не
преувеличение.  Ведь от пуль киллеров погибают  не  только  учителя  и
директора этих школ, но и их высокопоставленные руководители.
     Серия этих убийств в "верхних боксерских эшелонах" после гибели в
Нью-Йорке  Каратаева  продолжилась  в  Подмосковье,  в  дачном поселке
Видновского района.  Автоматная очередь оборвала жизнь самого главного
российского  кикбоксера,  президента профессиональной лиги кикбоксинга
"Китэк", учредителя нескольких фирм с аналогичным названием 34-летнего
Юрия  Ступенькова.  Поскольку  убийство  произошло в половине девятого
утра,  свидетелей этого преступления не обнаружили (или они  предпочли
скрыть от следователей то, что увидели). За жизнь Ступенькова боролись
врачи 2-й градской больницы,  ему сделали срочную операцию. Но ранения
в грудь и живот оказались несовместимыми с жизнью.
     Ступеньков сделал  немало  для  популяризации  в   нашей   стране
кикбоксинга.  Именно  по  инициативе Ступенькова впервые бои за звание
чемпиона мира в этом молодом виде спорта прошли в России.  Похоже, сей
спорт смертельно опасен для тех, кто делает на нем свой бизнес. Причем
не  столько  для   самих   участников   турниров,   сколько   для   их
организаторов.
     Кстати, незадолго до этих событий  по  подозрению  в  рэкете  был
задержан   чемпион  мира  по  профессиональному  кикбоксингу  Владимир
Задиран,  хорошо знакомый со Ступеньковым и его людьми.  Правда, арест
этот   произошел   в  соседней  Белоруссии.  А  почти  одновременно  с
Квантришвили погиб известный кикбоксер и "авторитет"  Евгений  Подаев.
Незадолго  до  этого у него был крупный спор с Отари по поводу раздела
сфер влияний во время  их  личной  встречи  на  презентации  крымского
филиала партии спортсменов.
     Но и  в  России  мастера  кулачного  боя  продолжали оставаться в
криминогенной зоне и регулярно оказывались на прицеле  у  киллеров.  И
тогда  им  оставалось  надеяться  только на свое богатырское здоровье.
Чемпиону СССР по боксу Анатолию Коптеву "повезло" - получив тяжелейшее
ранение  во Владивостоке,  в августе 95-го,  он все-таки выкарабкался.
Правда,  пострадала его спортивная карьера -  но  что  она  значит  по
сравнению с жизнью?
     С той  же  печальной регулярностью под свинцовый дождь попадали и
представители других видов  спортивных  единоборств.  Причем  погибали
первые среди первых.  Через год после убийства основателя лиги "Китэк"
выстрелом  в  упор  был  убит  и  основатель  Международной   академии
восточных    единоборств,   руководитель   Центра   боевых   искусств,
единственный в  СНГ  обладатель  шестого  дана  хапкидо  Вячеслав  Цой
(кстати,  кузен  заслуженного  певца).  До  этого  в Болгарии был убит
известный преподаватель кунгфу Герман Винокуров,  ставший в  последние
годы жизни известным мафиози.
     2 марта 1996 года в подмосковных Мытищах на квартире  заместителя
председателя  Ассоциации  карате  зарезаны  хозяин  и трое членов этой
организации.  А чуть раньше погиб архангельский  тренер  по  таэквондо
Максим Астафьев.  Его машину взорвали в Москве, на улице Твардовского.
Увы, против пульта дистанционного управления приема не изобретено ни в
одном из видов восточных боевых искусств.
     Впрочем, здесь требуется оговорка.  Заповеди буддизма и даосизма,
которые  по  традиции  внушает  тренер  своим ученикам,  категорически
запрещают, кроме крайней нужды, использовать, свое искусство "в миру",
тем  более  для  рэкета или других криминальных способов зарабатывания
денег.  Беда российских,  с позволения сказать, спортсменов в том, что
они   считают   внешними   и   ненужными  все  моральные  установки  и
ограничения.  Их интересуют только  приемы  в  чистом  виде  -  приемы
уничтожения  противника.  Сбрасывая  с  себя  одежды  морали,  они  не
понимают,  что тем самым лишаются и самого надежного из  бронежилетов.
Ведь  даже  при  нынешнем  разгуле преступности вероятность того,  что
жертвой киллера станет законопослушный,  ведущий скромный образ  жизни
гражданин, достаточно мала.
     По крайней мере по сравнению с бывшим спортсменом,  который решил
заняться  бизнесом,  так  и  не расставшись с агрессивными - присущими
именно для современного  большого  спорта  -  категориями:  абсолютная
победа  или абсолютное поражение.  Почему прямо возле своего подъезда,
на улице Дыбенко,  был убит мастер  спорта  СССР  по  вольной  борьбе,
инструктор  ЦСКА  Александр  Тузенко?  Мы  можем только догадываться и
искать аналогии с другими мастерами броска  и  подсечки.  Например,  с
"авторитетом" Михасем или "вором" Япончиком.
     Кстати, надо отметить,  что именно из  спортсменов  первоначально
состояли  многие  столичные  группировки.  Чисто  спортивным на первом
этапе  был  "личный  состав"  солнцевской  братвы.   Качки-культуристы
составляли   костяк   знаменитой  люберецкой  группировки.  Любопытные
подсчеты сделали  правоохранители  Украины.  Тамошнему  ГУОПу  удалось
раскрыть 10 преступных групп,  состоящих исключительно из разрядников,
кандидатов и мастеров спорта,  и еще 37  групп,  где  спортсменом  был
каждый  третий  боец.  Только за два года обладатели значков и медалей
совершили  398  тяжких  и  средней  тяжести  преступлений:   несколько
десятков  нападений  и  ограблений,  более  ста  краж,  более  двухсот
вымогательств и т.д. и т.п.
     Известный московский  культурист,  дававший  интервью автору этих
строк,  признался,   что,   поскольку   он   постоянно   нуждается   в
специализированном  и  дорогостоящем  питании (основанном на различных
анаболических препаратах),  немало времени у  него  уходит  на  поиски
дополнительных   заработков.   А  самым  простым  и  быстрым  способом
заработать нужные средства является ставшее уже традиционным вышибание
долгов.
     Правда, он оговорился,  что занимается  этим  только  по  просьбе
друзей  и  только  в  тех  случаях,  когда уверен,  что "действительно
должны".  Но нетрудно догадаться,  что  именно  так  спортсмен  делает
первый  шаг  на  пути профессионального рэкета.  Пути,  на котором его
могут ждать ворота тюрьмы,  а чаще -  дула  автоматов,  оказавшихся  в
руках таких же бывших спортсменов.
     Если одни рекордсмены и чемпионы становятся бандитами,  то другие
по  причине  общей  криминализации  большого  спорта  сами оказываются
жертвами рэкетиров.  Все чаще это происходит с  российскими  звездами,
работающими по контракту за рубежом. Русская мафия давно положила глаз
на сверхдоходы наших мастеров. Объектом вымогательства стал, например,
знаменитый  хоккеист,  один из лучших бомбардиров американской команды
"Буффало сейбрз" Александр Могильный.  С него требовали "черным налом"
ни  много ни мало 150 тысяч "зеленых".  По подозрению в рэкете полиция
арестовала  двух  российских  иммигрантов.   Один   из   них,   Сергей
Павловский, когда-то был другом Могильного и помог ему еще в 89-м году
перебраться в США.  А потом,  видимо,  решил, что за такое доброе дело
имеет   право   требовать   "дивиденды".  А  угрозы  Павловского  были
нешуточные:  Могильному гарантировали,  что в лучшем случае переломают
ему ноги. А в худшем - отправят на тот свет.
     Похожий "наезд",  по слухам,  произошел и  на  одного  из  лучших
футбольных форвардов сборной России, известного бомбардира бундеслиги,
выступающего за немецкий клуб "Карлсруэ",  Сергея  Кирьякова.  Что  от
него  требовали  и  чем  угрожали,  история умалчивает,  но бомбардиру
пришлось  переехать  из  особняка  в  престижном  пригороде  в   более
безопасный  центр  городка Карлсру.  В криминальных разборках оказался
замешан и близкий друг Кирьякова,  также выходец из России,  владевший
рестораном "Лебеди". Он был застрелен в мае 95-го.
     Вообще футбол   по   криминальности   уступает   только   силовым
единоборствам.   Футбольные   турниры   -  это  одновременно  и  очень
рентабельные  мероприятия,  и  прекрасный  способ  отмывки   "грязных"
капиталов.  "Договорная  игра" - сей термин прочно вошел в современный
спортивный  обиход.  В  столичной  прессе  целые  полосы   посвящаются
расследованиям подоплеки тех матчей, в которых "денежная" составляющая
победы была проявлена наиболее ярко. Многие случаи взяток судьям почти
официально зафиксированы и сомнений не вызывают.
     Например, попытка подкупа испанского судьи Антонио  Лопеса  Ньето
со  стороны руководства киевского "Динамо".  Его предполагаемые услуги
во время предстоящей встречи киевлян с  греческим  "Папатипанкосом"  в
рамках  УЕФА  были оценены в 30 тысяч долларов.  Взятка предлагалась в
виде сувениров и меховых шуб.  Оказавшийся неподкупным судья (а может,
просто  не  сошлись  в  цене?)  сделал  по  этому  поводу  официальное
заявление представителям УЕФА.
     В том  же  95-м  году  на  Украине  произошло еще одно откровенно
криминальное событие,  связанное с футболом.  Прямо  на  стадионе,  во
время   футбольного  матча,  произошел  мощный  взрыв,  потрясший  всю
республику.  Бомба сработала в тот  самый  момент,  когда  в  гостевую
трибуну  входил  42-летний  президент  АО  "Футбольный  клуб  "Шахтер"
Александр Брагин.  Вместе с ним на тот свет отправились и  пятеро  его
телохранителей.  Ни  они,  ни  бронированный автомобиль "Мерседес-600"
(который был приобретен после первых двух покушений) не смогли  помочь
хозяину  клуба - в слишком "крутой" бизнес оказался он вовлечен.  Была
ли эта разборка связана только со  спортивной  коммерцией,  или  же  с
фирмой  "Люкс",  которую Брагин возглавлял по совместительству,  или с
каким-то третьим видом бизнеса,  следователи так и не узнали. Заказные
убийства столь важных господ за редчайшим исключением не раскрываются.

     Похоже, большой  хоккей также становится смертельно опасным видом
спорта.  22 апреля 1997 года в 8.40 утра в 200 метрах  от  своей  дачи
близ  деревни  Иванцево  в  Дмитревском районе Московской области убит
президент  Федерации  хоккея  России  Валентин  Сыч.   Супруга   Сыча,
находившаяся  вместе с ним в машине в тот момент,  когда киллер открыл
огонь из автомата,  госпитализирована.  По заявлению врачей,  ее жизнь
вне опасности.
     Несмотря на высокий пост,  который занимал спортивный  функционер
(его  считали третьим человеком в российском спорте - после министра и
президента  Олимпийского  комитета),  расследование   этого   громкого
убийства  началось  далеко  не на самом высоком уровне.  Дело поручили
вести не Следственному управлению Генеральной,  а  одному  из  отделов
Московской  областной  прокуратуры  под общим руководством заместителя
прокурора области Юрия Балабана.  Оперативная поддержка осуществлялась
не профессионалами из МУРа,  а милиционерами из области. Это очевидное
нежелание  ведущих  правоохранителей  страны  отвечать  за  результаты
расследования  легко  объяснимо:  практически  все дела о "разборках",
связанных с большим спортом, оказались "висяками". Не раскрыто ни одно
из  них:  от  убийства  Отари  Квантришвили  до  покушения  на  Бориса
Федорова.
     И все  же  шанс переломить эту тенденцию в данном случае есть.  В
отличие от высокопрофессионального убийства Квантришвили, расправа над
Сычом  кажется  не  слишком  хорошо  подготовленной  и  даже несколько
поспешной.  Киллер  использовал  старый,  давно  снятый  с  вооружения
десантный  автомат с проржавевшим прикладом.  В качестве транспортного
средства убийцы выбрали весьма "бэушный" пикап с  прогнившим  кузовом,
выбитой   радиаторной   решеткой  и  наспех  прикрученным  алюминиевой
проволокой госномером.  И самое главное:  если бы Валентин  Лукич  был
чуть  более  осмотрительным,  операция  могла  и вовсе сорваться.  Еще
накануне вечером соседи его предупредили,  что  за  его  домом  следят
какие-то люди на старом "Москвиче".  Он должен был насторожиться: ведь
еще год назад в его адрес звучали недвусмысленные телефонные угрозы, о
которых  он публично поведал на пресс-конференции в Новогорске.  Тогда
это связали с именем Владимира  Петрова,  о  конфликте  с  которым  мы
расскажем  чуть ниже.  Звонки продолжались и после того,  как конфликт
был (по крайней мере внешне) исчерпан.
     Когда на  следующее  утро  "Вольво"  президента  ФХР  выехала  из
деревни,  Сыч увидел ту самую машину,  о которой его предупреждали. Но
вместо  того,  чтобы  повернуть назад,  президент приказал подъехать к
"Москвичу" и переписать его номера...  Первые два выстрела - и Сыч был
убит  на  месте  (пули  попали  в  голову  и грудь).  Затем автоматчик
опустошил весь "рожок",  но добивать успевших  пригнуться  водителя  и
жену Сыча не стал. Видимо, торопился.
     Как известно,  профессиональный киллер не оставляет своей  жертве
никаких  шансов.  Не оставляет он и свидетелей.  Очевидно,  "заказ" на
убийство был "оформлен" в спешке.  Убрать Сыча очень спешили именно до
его отлета на чемпионат мира в Финляндию.
     Наиболее расхожей стала версия о том (на ней сошлись  практически
все средства массовой информации), что гибель Валентина Сыча связана с
внешнеэкономической деятельностью Федерации хоккея России,  точнее, со
льготами,  которыми  ФХР  располагала.  Только  в  1995 году федерация
приобрела подакцизных товаров,  в частности,  спиртных напитков на  41
миллион 125 тысяч долларов.  Как правило, Национальный Фонд спорта сам
продавал продукцию и затем уже "спускал" те или иные суммы - по своему
усмотрению  -  в  спортивные  федерации.  Исключение делалось лишь для
Федерации хоккея России.  ФХР имела право самостоятельно распоряжаться
акцизными  марками  и реализовывать товар по той цене,  по которой она
считала нужным. Соответственно, и распоряжаться доходами.
     В спортивных кругах Федерация хоккея России считалась не одной из
самых,  а самой льготной.  Поэтому за кресло президента шла  отчаянная
борьба.  На  первый  взгляд,  она  была  связана  с  чисто спортивными
вопросами - наши из рук вон плохо выступили на  Чемпионате  мира  1994
года в Италии.  По старой "совковой" традиции стали поговаривать,  что
надо менять руководство - то есть  Владимира  Петрова,  который  стоял
тогда   во   главе   федерации.   Переворот  готовился  исподволь,  но
действовать надо было быстро - уже в конце 1993 года был подписан Указ
о  создании  НФС  и щедрых таможенных льготах для него.  В апреле 1994
года Петрова освободили от руководства ФХР,  вместо него был  назначен
Сыч.  В августе 1995 года Петров выигрывает иск о своем восстановлении
в должности,  приходит на  телевидение  с  видом  победителя  и  через
несколько  дней  тихо  и  без  шумихи  отказывается  от  должности без
каких-либо комментариев.  На этом льготном посту нужен был именно Сыч,
чтобы именно через него проходили огромные энфээсовские деньги.
     За два года до описываемой трагедии в  ходе  подготовки  к  кубку
"Спартака"  звезды  НХЛ во главе с Фетисовым требовали обеспечить себе
проживание в  отеле  "Пента"  и  тренировки  в  спартаковском  манеже,
федерация  же предлагала хоккеистам разместиться на тренировочной базе
в Новогорске.
     Конфликт тогда был погашен стараниями Валентина Лукича,  великого
мастера  компромисса.  Сыч  вообще  обладал  редким  даром   избегать,
локализовывать и сглаживать конфликты. В частности, он честно выполнял
все мыслимые и немыслимые требования капризных  русских  легионеров  в
НХЛ,  которые  представляли  сборную России на Кубке мира.  Энхаэловцы
тогда встали в  оппозицию  к  тренерам,  дело  дошло  даже  до  письма
Президенту.  Но Сыч сумел локализовать и этот скандал, итогом которого
стало лишь неудачное выступление нашей сборной на Кубке мира.
     Должность президента   ФХР  -  хлебная.  К  президенту  стекаются
бюджетные деньги,  деньги от продажи игроков,  деньги от игр сборной в
коммерческих   турнирах,   деньги  от  спонсорских  контрактов  и  еще
много-много всяких денег.
     После возвращения  Сыча  с  чемпионата  должен  был  окончательно
решиться  вопрос,  по  какой  формуле  будет   проводиться   следующий
чемпионат  Российской  хоккейной Лиги.  Это могло быть еще одним полем
для серьезных "разборок".

     Итак, в  откровенно  криминальные  разборки  в   последние   годы
оказались  вовлечены  высшие  спортивные функционеры.  Включая бывшего
министра физкультуры и спорта Шамиля Тарпищева  и  созданного  по  его
инициативе Национального фонда спорта (НФС),  бразды правления которым
он в 94-м году передал своему коллеге (и,  как считали,  другу) Борису
Федорову.
     Пикантность ситуации состояла в  том,  что  Тарпищев  был  личным
тренером  Президента,  как  говорили,  на  протяжении  многих лет имел
"доступ к уху" Бориса  Ельцина  и  входил  в  так  называемую  "партию
фаворитов",   состоящую   из   главы  Службы  безопасности  Президента
Александра   Коржакова,   главы   ФСБ   Михаила   Барсукова,   первого
вице-премьера  Олега  Сосковца  и  некоторых других менее значительных
персон (одно время сюда же относили министра обороны Павла  Грачева  и
секретаря  Совета  безопасности  Олега  Лобова).  Так  случилось,  что
главный удар по репутации министра  физкультуры  и  спорта  нанес  его
бывший сподвижник.
     Впрочем, все по порядку. НФС, созданный для поддержки российского
спорта,  действительно оказавшегося в новых рыночных условиях в крайне
тяжелом положении,  получил невиданные доселе таможенные  и  налоговые
льготы.  Ему  было  разрешено практически беспошлинно ввозить в страну
алкогольную продукцию и сигареты и при этом не платить налоги со своих
сверхприбылей.  Адекватные льготы получила только Русская православная
церковь - ее  хозяйственники  импортировали  табак  под  видом  помощи
русским   верующим  якобы  со  стороны  иностранных  благотворительных
организаций.
     Других конкурентов НФС не знал. Когда московские нувориши поняли,
насколько  выгоден  "спортивный"  бизнес,  они  наперегонки  бросились
предлагать  Федорову  свои  услуги.  В  итоге НФС оброс целой паутиной
никому   не   известных   фирмочек   (зачастую    бабочек-однодневок),
выступавших  в роли подрядчиков фонда на операции по экспорту любимого
напитка нашего народа.  Обороты НФС  (точнее,  созданной  вокруг  него
торговой сети) вскоре стали исчисляться сотнями миллионов "зеленых".
     При этом никакого реального эффекта на  состояние  отечественного
спорта  этот  крупный  бизнес  не  оказывал.  Фирмочки обогащались,  а
мастера все равно продолжали уезжать на Запад.  Видя, что происходит с
детищем  Тарпищева  и  Федорова,  многие политики требовали отобрать у
фонда разорительные для российской экономики  льготы:  ведь  дошло  до
того,  что  уже  большая  часть  импортной водки,  которую мы видели в
ларьках и на прилавках,  была ввезена в страну без  всяких  пошлин,  а
потому откровенно вытеснила с рынка отечественного производителя.
     О том,  что  он  добьется  вывода  НФС  из-под   государственного
протежирования,  во всеуслышание заявлял Анатолий Чубайс.  Но и ему не
удалось справиться со "спортивным" лобби.
     Между тем  НФС  все  больше  оказывался  под  влиянием  теневых и
криминальных   структур,   с   начала    перестройки    контролирующих
значительную  часть  алкогольного  рынка  и  не желающих этот контроль
ослаблять.  Первым сигналом о том,  что в ведомстве Тарпищева-Федорова
не все благополучно, можно считать происшествие в Факельном переулке в
марте  1995  года  в   Москве.   Пули   настигли   эксперта   дирекции
внешнеэкономической  деятельности  НФС Льва Гаврилина.  К тому времени
часть льгот у НФС все же отобрали,  и это, по мнению экспертов, сильно
осложнило  отношение  спортивных функционеров с "крутыми" коллегами по
бизнесу.  Лев Гаврилин был членом оргкомитета  Игр  доброй  воли,  под
проведение которых НФС набрал особенно крупную порцию кредитов.  После
отмены части льгот по некоторым кредитам  НФС  расплатиться  не  смог.
Расплачиваться  пришлось  Гаврилину.  Что делать,  правила "спортивной
жизни" жестоки.  Или,  как говорили (когда-то - без  заднего  смысла):
спорт требует жертв.
     А вот  мнение  эксперта  отдела  по   борьбе   с   экономическими
преступлениями  ГУВД  Москвы  Юрия  Сычева:  "Руководство  НФС  и  ему
подобных фондов-льготников изначально не заинтересовано иметь  дело  с
легальным,  солидным  бизнесом.  В  то  же  время криминальные дельцы,
оперирующие  с  "черным  налом",  имеют  гораздо  больше  возможностей
отблагодарить   спортивных   функционеров,   одаривших   этих   господ
государственными льготами. Кстати, на аналогичные льготы претендовал в
свое  время  и  Отари  Квантришвили,  который был застрелен,  не успев
зарегистрировать свою  Партию  спортсменов.  Криминальные  разборки  в
стане   НФС,  история  ввоза  по  "спортивным"  программам  фальшивого
"Абсолюта" и весьма  темной  по  происхождению  "Кремлевской",  прочие
аферы, естественно, не могли не заинтересовать компетентные органы. Но
дело,  возбужденное ФСК,  благополучно прикрыли  в  Генпрокуратуре.  А
контролер  из  Счетной  палаты  вообще не нашел в НФС ни одного,  даже
мелкого   нарушения.   Правда,   вскоре   он   уволился.   Аналогичная
криминальная  атмосфера  создалась  и  вокруг  объединений глухонемых,
слепых, чернобыльцев, афганцев. Отличие от НФС заключалось лишь в том,
что льготы им предоставлялись не на таможне, а при налогообложении".
     Убийство Гаврилина  оказалось   лишь   прологом   к   еще   более
драматичным  событиям.  В конце мая 96-го ЧП произошло с самим Борисом
Федоровым,  совмещавшим в тот период высшие посты  в  НФС  и  в  банке
"Национальный  кредит".  Сообщение  о  том,  что спортивный функционер
арестован - причем всего лишь за то,  что в  бардачке  его  автомобиля
обнаружили  несколько граммов наркотиков,  то есть явно под надуманным
предлогом, не могло не вызвать волны догадок и версий.
     В СМИ  одна  за  другой стали появляться утечки любопытной,  даже
интимной информации из жизни бывшего  комсомольского  вожака.  Сначала
сообщалось,  что в крови президента НФС обнаружили наркотики. Друзья и
близкие  задержанного  выступили  с  опровержениями,  утверждая,   что
"травкой" Борис сроду не баловался.  Тогда, со ссылкой на его "прежних
коллег",  руководителя  НФС  публично  представили  как   законченного
алкоголика, правда, недавно "зашившегося".
     Все это походило на  преднамеренные  утечки  информации  с  целью
дискредитации и смещения президента НФС с его поста.  Так и произошло.
Буквально  на  следующий  день  после  сообщения  в  СМИ   об   аресте
функционера  давний  покровитель  Федорова  Шамиль  Тарпищев не только
публично отмежевался от своего протеже,  но тут же собрал чрезвычайную
конференцию   правления   НФС,   где  подследственного  единодушно  из
президентов уволили.  Самым удивительным было новое назначение. Отныне
руководителем  спортивного  фонда  стал  полковник  антикоррупционного
отдела Службы безопасности  президента,  бывший  начальник  одного  из
отделов  Московского  уголовного  розыска Валерий Стрелецкий.  Он же -
ближайший сподвижник Александра Коржакова.
     Одним словом,  ветер  явно дул из Кремля.  Позже выяснилось,  что
незадолго до ареста и Стрелецкий, и Коржаков встречались с Федоровым и
вели  "профилактические"  беседы.  Речь  шла  о 40 миллионах долларов,
которые Федоров якобы задолжал государству и которые было  бы  неплохо
направить на нужды кампании по перевыборам российского Президента.
     То, что целью ареста была рокировка в руководстве НФС  и  желание
прибрать к рукам СБП этого весьма прибыльного бизнеса,  стало ясно уже
на  следующий  день  после  назначения  Стрелецкого.  Едва  состоялась
отставка   Федорова,  как  врата  его  узилища  распахнулись.  Правда,
уголовное дело по наркотикам не закрыли,  а  это  означало,  что  меру
пресечения Федорову могут изменить в любой момент.  Если, например, он
окажется слишком болтлив.  Но экспрезидент  НФС  оказался  не  робкого
десятка.  Журналистам,  ожидавшим  его выхода у ворот сизо,  он тут же
заявил: "Коржаков от меня все равно не отстанет". Как в воду глядел...
     Не прошло   и   двух  недель,  как  на  Федорова  было  совершено
покушение.  Правда, ему относительно повезло. Не слишком умелый киллер
воспользовался несмазанным "люггером".  Он сумел выпустить только одну
пулю - на второй пистолет  заклинило.  Тогда  киллер  выхватил  нож  и
четыре раза пырнул Федорова в шею и грудь.
     Но у  спортивного  функционера  оказалось  поистине   чемпионское
здоровье. Он не только выжил и сумел восстановиться в клинике одной из
западноевропейских  стран,  но,   вернувшись   в   Россию,   продолжил
информационную войну с Коржаковым и Барсуковым. За что и был награжден
возвращением на руководящую должность в родной НФС.
     Одним из    самых    скандальных   выступлений   Федорова   стало
опубликование  расшифровки  аудиозаписи  его  весенней  (незадолго  до
ареста) беседы с членами ельцинского избирательного штаба, где он дает
исчерпывающую характеристику своему  бывшему  коллеге  и  покровителю,
министру    физкультуры    и    спорта    Шамилю   Тарпищеву   и   его
высокопоставленным друзьям.  Беседа происходила, как позже выяснилось,
в одном из офисов ЛОГОВАЗа.  Интервьюерами (обозначенными в публикации
как Женщина,  Журналист,  Предприниматель), как в итоге удалось узнать
автору  этих  строк,  выступали:  дочь  российского Президента Татьяна
Дьяченко,  глава ЛОГОВАЗа (после переизбрания Ельцина  -  замсекретаря
Совета безопасности) Борис Березовский, заместитель главного редактора
"Огонька"  (после   переизбрания   Ельцина   -   глава   президентской
администрации) Валентин Юмашев.
     Под диктофонную запись Федоров поведал о связях Шамиля  Тарпищева
(в  публикации  именуемого  Шамой)  и прочих президентских фаворитов с
откровенными криминалами:  Тайванчиком,  с "авторитетами" Измайловской
группировки,  с  братьями  Черными  -  известными  теневыми  дельцами,
оперирующими на алюминиевом рынке, с подследственным нефтяным магнатом
Петром Янчевым.
     Федоров, к примеру,  утверждал, что Коржаков познакомил Тарпищева
с Тайванчиком и измайловцами.  "У них появился эксклюзив на Шама.  Что
они говорили - то он и делал...  Дошло до того,  что между ним и  мною
разборками  занялись бандиты.  Я с женой приезжаю на Тур-де-Франс,  ко
мне подходят Тайвань,  Самсон Миравский, Лева Черепов, все остальные и
шесть часов мне устраивают разбор:  почему я мешаю, почему я деньги не
плачу?.. Раз в месяц он тянет меня на какие-то разборки".
     Такая вот  насыщенная  спортивная  жизнь.  Еще  один  характерный
эпизод.  Упомянутый приятель Тайванчика Черепов  с  помощью  Тарпищева
пристраивает  на пост вице-президента НФС своего 24-летнего племянника
Павла Задорина.  А потом "звонит Собчаку,  говорит,  чтобы тот  принял
Задорина как представителя по Олимпиаде-2004.  А ночью Пашу забирают с
оружием,  когда он идет отнимать у какого-то старого  своего  должника
квартиру".
     В аудиозаписи фигурировали совершенно  фантастические  цифры.  10
миллионов  долларов,  которые требовали у Федорова люди Тарпищева.  10
тысяч долларов,  которые Тарпищев якобы "снимает" с  каждого  турнира.
Несколько  миллионов  "зеленых",  переведенных  на  его счет в один из
европейских банков по случаю заключения соглашения о  поставках  через
НФС  "Кремлевской".  И  указ о передаче для нужд спортсменов двух тонн
золота, который "фавориты" положили на подпись Президенту.
     Все это действительно напоминало навязчивый бред,  если бы многое
из того,  о чем рассказывал Федоров,  впоследствии не подтвердилось. В
частности,  была  доказана  связь  "фаворитов"  с  братьями  Черными и
протежирование последним в деле  захвата  алюминиевого  рынка  страны.
Когда Тарпищев уже был отстранен от всех официальных постов (произошло
это  через  полгода  после  скандальной   записи),   фоторепортеры   и
телеоператоры доказали и его связи с упомянутыми Тайванчиком и Антоном
Малевским.  Фото- и видеоматериалы,  похоже, поразили воображение даже
видавшего  виды  министра  внутренних  дел  Анатолия  Куликова.  После
скандальных репортажей на НТВ он дал пресс-конференцию  и  выступил  в
Госдуме, где достаточно откровенно высказался по поводу сотрудничества
высших чиновников страны с измайловцами.
     К величайшему  неудовольствию спортивных функционеров,  попал под
телеобъектив визит эксминистра физкультуры и  спорта  в  Израиль,  где
Шаму  в  аэропорту  Бен-Гурион  встречали Михаил Черный и измайловский
"авторитет" Антон Малевский,  находящийся, между прочим, в федеральном
розыске.   Позже   появилась   и  фотография,  на  которой  позировала
улыбающаяся и самодовольная троица:  Шамиль Тарпищев,  Михаил Черный и
Тайванчик.  Двое  последних  спонсировали участие российской сборной в
теннисном турнире  в  ЮАР  -  когда  Тарпищев  уже  лишился  бюджетной
подпитки, но капитаном российской теннисной сборной еще оставался. Как
видите, никакие разоблачительные телепередачи и публикации эту публику
не смущают.
     И стоит счастливая троица как живой памятник нерушимому  единству
российского спорта, теневого бизнеса и организованной преступности.
     ...Я хотел было поставить на этом точку и сдать очередную главу в
издательство,  но - как снег на голову - еще одно "спортивное" ЧП.  На
собственной  даче  убита   г-жа   Нечаева,   гендиректор   московского
футбольного  клуба  "Спартак".  Неизвестных преступников не остановила
даже столь редкая для бизнесвумен красота этой эффектной  блондинки  -
негодяи целили прямо в голову...



     Относительное уменьшение    за   последние   пару   лет   громких
криминальных разборок в российских городах,  которое дало  возможность
криминологам   говорить   о  том,  что  уличную  преступность  удалось
обуздать,  объясняется  довольно  просто.  Нет,  не  тем,   что   наши
правоохранители  наконец-то  обрели  ту  силу,  которую  можно было бы
противопоставить сплотившемуся преступному  сообществу.  К  сожалению,
повода  для  такого  оптимизма  у  нас  нет  (см.  главу  "Моя милиция
меня...").  Дело в другом.  В России уже почти нечего делить. Конечно,
это   "почти"   измеряется  десятками  тысяч  хозяйственных  объектов,
огромными  территориями,  борьба  за  сферы  влияния  на  которые  еще
продолжается.  Но  в  глобальном  общероссийском масштабе 90 процентов
всего,  что может приносить хоть какую-нибудь прибыль и не относится к
государственным  монополиям,  уже  "приватизировано",  все  имеет свою
"крышу". При этом даже самые лучшие "дойные коровы", побывав несколько
лет на голодном пайке у новых "авторитетных" хозяев, дают все меньше и
меньше удоев  -  да  и  на  те  все  решительнее  наступают  налоговые
инспектора.  Одним словом,  новым русским криминалам-бизнесменам здесь
уже не развернуться.  Их все  больше  притягивает  "непуганый"  Запад.
Европейский  и  американский рынки оказались гораздо более свободными,
чем о них прежде думали.
     В России все схвачено и за все заплачено,  в России все выжжено и
вытоптано,  а там, на Западе, - настоящий Клондайк для русской братвы.
Пресловутая  "утечка  мозгов"  в  нынешних  обстоятельствах обернулась
новой формулой:  перетекание криминального мышления.  Даже легендарные
итальянские мафиози были поражены и подавлены законами русской зоны. С
той же легкостью,  с какой в достопамятные времена варяги покоряли все
население вдоль рек, вытекающих из северных морей - от Рейна до Волги,
- их смешавшиеся с татарами и тюрками  потомки  стали  хозяйничать  на
восточно-  и западноевропейских ландшафтах,  как будто бы все они тоже
являются исконно русскими землями.
     Еще в  1993 году европейская публика была шокирована невероятными
цифрами,  прозвучавшими  на  мартовском  Международном  совещании   по
проблемам   организованной   преступности:  восточноевропейская  мафия
готова инвестировать на Западе 1000 миллиардов долларов США!  То  есть
несколько годовых бюджетов средней европейской страны.  Были названы и
основные  каналы  перекачки  "грязных"   капиталов:   Польша,   Чехия,
Словакия,  Балканы.  А  в  целом  следы  русской  мафии уже тогда были
обнаружены в 30 странах.
     В Праге   насчитывалось   около   трех   тысяч   активных  членов
криминальных группировок  "восточного"  происхождения.  Русская  мафия
стала здесь одной из главных тем сенсационных газетных публикаций. "Ее
предпринимательская деятельность,  - с тревогой констатировала  газета
"Млада   фронт  днес",  -  почти  неуязвима.  Полиция  чувствует  себя
беспомощной".  Столь же взрывоопасная ситуация возникла и в Польше.  В
одном только 93-м году бывшими советскими гражданами,  которые хлынули
сюда мутным  потоком  с  началом  перестройки,  было  совершено  более
полутора сотен разбойных нападений.
     Но наиболее привлекательной  для  русских  бандитов  "транзитной"
страной оказалась Австрия.  Именно в Вене проходила значительная часть
воровских  сходов  середины  90-х.  Банки  именно  этой  страны  стали
считаться наилучшими "стиральными машинами" для "отмывки" капиталов из
постсоветского пространства перед отправкой дальше на Запад.
     В конце  1996 года состоялся визит в Москву делегации МВД Австрии
во главе с начальником  Департамента  по  организованной  преступности
Вальтером  Претцнером.  Представители  ГУОП МВД РФ информировали своих
коллег о том,  что навещающие Австрию русские мафиози увозят  с  собой
огромное количество грязных денег,  которые вкладываются и в легальный
бизнес, и в традиционные преступные промыслы - в частности, незаконные
операции  с  оружием  и  наркоторговлю.  Австрийские правоохранители в
красках описали банкет,  который  закатили  солнцевские  авторитеты  в
одном из фешенебельных ресторанов Вены.  После него уборщица нашла под
столом сумку с 40 тысячами долларов, отыскала в апартаментах владельца
и  была  ошарашена  его  нежеланием  спускаться  в  ресторан  за такой
мелочью.
     "Завоевав" Австрию,  российские  мафиози  все  чаще обращают свой
взор еще южнее - на ту страну,  благодаря которой само  слово  "мафия"
практически без перевода вошло в большинство языков мира.  "Нас пугает
размах русских банд,  - заявил во время визита в Италию  директор  ФБР
Луис Фри.  - Есть серьезные опасения полагать,  что они начнут ввозить
ядерные материалы.  Нам необходимо создать контактную группу в  Москве
для оперативной координации действий с российскими властями,  ведущими
борьбу с организованной международной преступностью".
     Весной 1997 года в отеле "Гольф" альпийского городка  Мадонна  ди
Кампильо проходила сходка солнцевцев под началом 46-летнего Юрия Есина
по кличке Самосвал.  Деловой разговор был неожиданно прерван полицией.
Спецгруппа   Центральной   оперативной   службы   Италии  во  главе  с
полковником  Алессандро  Пансы  арестовала  дюжину  русских   и   двух
итальянцев.
     Самосвалом, обосновавшимся  на  роскошной  приморской  вилле в 60
километрах от Рима,  давно заинтересовались здешние спецслужбы.  По их
мнению,   под   его   контролем  находятся  многие  сделки  в  области
наркобизнеса и торговли оружием.  При этом его "профильный"  бизнес  -
подпольный  импорт  в  Италию  нефтепродуктов  из России через частную
компанию "Глобус Трэйдинг",  созданную  специально  для  этого  бывшим
вице-президентом государственного нефтеконцерна "ЭНИ" Альберте Гротти.
Объем последней сделки,  которую он успел заключить до ареста Есина, -
150   миллионов   долларов.   Полиция  считает,  что  именно  нефтяное
"партнерство" было целью альпийской сходки.
     "Это тот  случай,  когда количество перешло в качество,  - заявил
после ареста  Есина  и  его  команды  зампред  парламентской  комиссии
"Антимафия",  бывший министр внутренних дел Италии Филиппе Манкузо.  -
Масштабы  внедрения  российской  мафии  в  итальянскую  экономику,  ее
сращивания  с  местными  криминальными  структурами  сегодня настолько
значительны,  а действия российских мафиози стали столь  наглыми,  что
при хорошо отлаженной оперативно-розыскной работе можно нанести удар в
нужном месте.  Тем не менее кое-кому из  заседавших  в  отеле  "Гольф"
удалось  скрыться.  В Италии оперируют,  сотрудничая с местной мафией,
преступные организации многих стран.  Русские  появились  здесь  позже
других и пытаются, надо сказать, небезуспешно, наверстать упущенное.
     Они содействовали дальнейшей эволюции четырех основных преступных
организаций  полуострова  (сицилийской "Коза Нострой",  неаполитанской
"Каморрой",  калабрийской "Ндрангетой" и особо амбициозной  апулийской
"Сакра  Корона  Унита")  от традиционного бизнеса,  например,  в сфере
эксплуатации  наемного  труда  или  строительных  подрядов  в  сторону
увеличения  торговли  оружием  и  наркотиками,  проституцией и другими
новомодными  для  Италии  источниками  доходов.  Плюс  -  особый,   не
подчиняющийся   никакому  патриархальному  "кодексу  чести"  цинизм  в
ведении дел".
     Историю взаимодействия  русских  и  итальянских  мафиози  следует
отсчитывать от 1992 года,  когда в Праге россияне пытались проработать
с  сицилийцами  вопрос об отмывании "грязных" рублей.  Но итальянцы не
захотели рушить свою монополию на переработку и сбыт наркопродукции  и
требовали  ее распространения и на российский рынок.  А вот калабрийцы
от сотрудничества не отказались.  На сходке, прошедшей в Люцерне, речь
шла   о   том   же   наркобизнесе,   контрабанде  оружия  и  предметов
антиквариата. Как говорится, пришли к консенсусу по всем пунктам.
     Калабрийцы согласились  приобрести огромную партию "деревянных" в
надежде взять под контроль один из ведущих банков Петербурга,  а также
нефтеперерабатывающий   и  сталеплавильный  заводы  в  других  городах
России.  В дальнейшем это сотрудничество крепло и принимало все  новые
формы.
     С начала 1995 года полицейские управления на Апеннинах  фиксируют
появление десятков фальшивых видов на жительство,  выданных российским
гражданам,  а также фиктивных браков (один "брак" стоит от  20  до  50
тысяч долларов) русских с итальянками,  что почти автоматически делало
их гражданами этой страны.  За махинации в  этой  сфере  получил  срок
40-летний   римский  бизнесмен.  За  решеткой  оказались  и  несколько
полицейских чинов.  Но поздно.  Люди того же Есина к этому времени уже
открыли в итальянской столице девять подставных фирм,  плюс по одной -
в Вероне и в Искья ди Кастро,  плюс 120 банковских счетов,  на которые
сразу же поступали... переводы из Москвы. Первые деньги были отмыты за
счет  приобретения  акций  различных  компаний  на  десятки  миллионов
долларов.
     В Италии  шутят:   аэропорт   "Римини"   надо   переименовать   в
"Шереметьево-3".  Дело  в том,  что его территорию контролируют "наши"
братья Петросян,  организовавшие здесь СП. С некоторых пор итальянские
авиационные  инстанции  стали  отмечать  случаи  перегрузки самолетов,
отправления   незаявленных   в   полетных    документах    пассажиров,
беспрепятственно  миновавших таможенный и предполетный контроли.  Дело
едва не дошло до  выдворения  братьев,  но  у  них  оказались  сильные
защитники.
     С первых встреч русской "братвы"  и  итальянских  "семей"  прошло
четыре  года.  На  сегодняшний  день  сумма инвестиций русской мафии в
Италии приближается к 5 миллиардам долларов.  В собственности выходцев
из  СНГ  оказались  виллы  на Сардинии,  целые гостиничные комплексы и
туристические  деревни  на  Адриатике  и   в   Альпах,   супермаркеты,
рестораны, фирмы по импорту-экспорту.
     Ширится и география присутствия российских "воров в законе". Если
раньше "наши" кучковались на северо-востоке и побережье Адриатики,  то
теперь контактируют и с апулийскими и сицилийскими кланами.  Общих дел
немало: рэкет, махинации с фальшивой валютой, производство и перекачка
синтетических наркотиков с сицилийскими "семьями".  Калабрийская мафия
при  посредничестве  русских  и болгар переправляет оружие (в основном
пулеметы и "АКМ") российского производства.
     Неплохо чувствует себя наша "братва" и в Турции.  По сообщениям в
местной прессе, ее оборотный капитал в этой стране составляет более 10
миллиардов долларов. Криминальный бизнес русских мафиози многообразен:
контрабанда оружия,  наркотиков,  валюты,  расщепляющих  материалов  и
драгоценных  металлов.  Само собой,  "братва" прибрала к своим рукам и
"челночную торговлю".  Похоже,  российские бандиты воспринимают Турцию
как одну большую барахолку - соответственно стараются установить такие
же порядки, как на обычных московских вещевых рынках.
     Русские мафиози, по мнению влиятельной турецкой газеты "Радикал",
тесно сотрудничают  с  организованными  преступными  группировками  из
Чечни,  Азербайджана  и  республик  Средней  Азии.  Эксперт  в области
теневой экономики профессор Осман Алтуг подсчитал,  что  в  "челночном
бизнесе"  на  стамбульском рынке Лялели в постоянном обороте находится
от 3 до 5 миллиардов долларов,  принадлежащих российским  криминальным
структурам.  Их  основными партнерами в этой сфере стали представители
"курдских кланов".
     Не отказываясь от классических методов  преступной  деятельности,
русская мафия в Турции в последнее время заинтересовалась возможностью
взять под свой контроль и более  серьезный  бизнес.  Зафиксированы,  в
частности,   первые   попытки   внедрения  в  биржевую,  туристическую
деятельность,  игорный бизнес и особенно транспортную сферу.  Все  это
позволит   нашим   бандитам  поднять  на  новый  уровень  традиционные
контрабандные операции.
     Запад - это не только новые рынки сбыта для  преступной  торговли
(радиоактивные    материалы,    органы   для   трансплантации,   дети,
проститутки,  редкоземельные металлы,  наркотики)  и  новые  источники
аналогичного  сырья.  Это  еще  и множество независимых от государства
банков,  которые свято хранят тайны  частных  вкладов  -  не  особенно
интересуясь  "чистотой"  их  происхождения.  Запад  -  это  еще  и так
называемые оффшорные зоны.  То есть территории,  где можно легко,  без
лишних вопросов регистрировать фирмы, какие угодно банки, деятельность
которых  если  и  будет  облагаться  какими-то  налогами,   то   чисто
символическими.
     Оффшор - модернизированная шапка-невидимка.  Надев  ее  (то  есть
зарегистрировавшись  в  оффшорной зоне),  любая криминальная структура
как бы растворяется в воздухе, превращая самую профессиональную работу
самой мощной спецслужбы в бой с тенью. Наши правоохранители, возможно,
были  бы  рады  пересажать  всех   "черных"   приватизаторов   цветной
металлургии.  Но  вся  беда  в том,  что неизвестны ни имена настоящих
владельцев Братского,  Саяногорского и прочих алюминиевых заводов,  ни
их нынешнее местонахождение.
     Знаменитый европейский криминолог Паоло Бернаскони обозначил  два
основных    способа    использования    оффшоров.   Первый.   Капиталы
обезличиваются во время движения через подставные фирмы  по  оффшорным
банкам,  после  чего вкладываются в легальный бизнес.  Второй.  Деньги
"моются",  даже не попадая на  территорию  оффшорных  зон.  Для  этого
анонимная  компания  с  юридическим  адресом  в  государстве типа Кипр
просто открывает счет  в  швейцарском  банке.  Распоряжается  им  лишь
настоящий  владелец  средств.  Но  на  бумаге  между ним и капиталами,
которыми оффшорная компания манипулирует в  третьих  странах,  никакой
связи нет. Российские теневики действуют явно по второй схеме.
     Проще говоря,  если Измайловская  преступная  группировка  решила
купить на деньги "общака" контрольный пакет акций алюминиевого завода,
ее лидеры договариваются с владельцами трех-четырех зарегистрированных
в  Монако  и  на  Кипре  фирмочек.  Те  открывают  счета в Швейцарии и
Люксембурге,  куда по отлаженным каналам переправляется  "общаковская"
валюта.   Дальше   все   договора   оформляются   уже  от  имени  этих
малоизвестных фирмочек,  а группировка обеспечивает  беспрепятственное
вхождение  "киприотов"  на российский рынок.  Как именно обеспечивает,
уже известно:  пока делили алюминиевый  пирог,  было  убито  не  менее
десяти процентов руководителей этой отрасли.
     Связь между тем или иным преступлением (убийством, мошенничеством
с  авизо и т.д.) и конкретной оффшорной компанией доказать практически
невозможно. Во-первых,  псевдокиприоты всегда  действуют  через  целый
каскад   подставных  фирм.  Во-вторых,  их  крайне  сложно  поймать  и
допросить: их фирмы зарегистрированы в одном месте, их паспорта выданы
в  другом,  а  сами  они  проживают  в  третьем,  при  этом  все время
перемещаясь.  Но и гипотетические допросы мало  что  дадут:  владельцы
оффшоров - лишь шестеренки в огромном, прекрасно отлаженном механизме.
     Измайловцев в  качестве  примера  мы  выбрали  не  случайно.  Как
минимум  два их лидера - Антон Малевский и Тайванчик - переместились в
Израиль и уже не один год тесно общаются с братьями Черными. Это факт,
доказанный  если  не  спецслужбами,  то  по крайней мере фотографами и
телеоператорами.  Но  в  распродаже  цветной   металлургии   наверняка
участвовали и другие криминальные образования.  К примеру,  московский
офис  связанной  с  Черными  компании   TWG   расположен   в   здании,
принадлежащем,  если  верить  оперативным  данным,  вору в законе Дато
Ташкентскому. А он уже представитель "грузинской" группировки.
     Возникает законный   вопрос:  а  надо  ли  вообще  пересматривать
результаты  приватизации,  есть  ли  смысл  в   попытках   журналистов
расшифровать эту оффшорную тайнопись?  Криминологи уверены, что делать
это необходимо - и чем раньше,  тем лучше. Во-первых, нарушено главное
условие  денежной  приватизации,  то,  ради  чего  и  были  изобретены
инвестиционные  конкурсы:  инвестиции  в  купленное  предприятие.  При
нынешней ситуации никаких инвестиций нет и не будет.
     Вторая причина, по которой трудно мириться с тем, что произошло в
некогда   рентабельных  отраслях,  -  это  криминальное  происхождение
капиталов,  которые  сегодня  в  них  "отмываются".  А  мировой   опыт
показывает:  преступные  деньги  никогда  не  начинают  "работать"  на
экономику.  При  малейшей  опасности   фирма,   аккумулирующая   такие
средства,  попросту  объявляет  себя  банкротом.  По  мнению некоторых
следователей,  подобная  участь  ожидает  и  TWG  -  как  это  недавно
произошло  с  Kremlyovskaya Group,  за которой (по мнению бельгийского
следователя г-на Янсенса) стоят все те же оффшоры.
     И третья  причина,  вытекающая  из  первых двух.  Демонстративное
нежелание российских властей всех  уровней  хотя  бы  проанализировать
законность  скандальной  приватизации  алюминиевой  и  других отраслей
страны неминуемо приведет к новой  волне  криминальных  разборок.  Сам
министр  внутренних  дел  Анатолий Куликов сказал однажды,  что оборот
средств в теневом секторе экономики уже давно  превысил  все  разумные
пределы.
     Именно с помощью оффшоров  при  непосредственном  участии  высших
российских  чиновников на Запад продолжает перекачиваться самая что ни
на есть стратегическая продукция - то  есть  та,  которая  традиционно
считалась   главным  источником  валютных  накоплений  государственной
казны.  Это российский лес. Это российские нефть и газ. Это российские
(якутские)  алмазы.  Это  продукция  сибирских  алюминиевых  заводов -
крупнейших мировых предприятий в  этой  области  -  и  другие  цветные
металлы.
     Все, что было  источником  выживания  нашего  государства,  стало
источником   суперприбылей  криминально-оффшорных  компаний.  Вспомним
"алмазные" скандалы  и  уголовное  дело  против  главного  "алмазного"
чиновника   страны   Евгения   Бычкова.   Оказалось,   что  при  самом
непосредственном его участии Россия  потеряла  более  сотни  миллионов
долларов,   связавшись  с  русскими  американцами  Андреем  Козленком,
братьями Шагирян и их оффшорными фирмами.
     Вспомним скандалы  вокруг  осевшей  в Австрии валютной выручки от
"российско-оффшорного" сотрудничества по реализации нефтепродуктов  из
Башкирии  и опять же уголовное дело против местного нефтяного генерала
г-на  Воронина.  Вспомним  также  непрекращающиеся   скандалы   вокруг
поставок  нефтепродуктов  из Коми и соответственно комилюксембургского
сотрудничества (фирма "Комилюкс")...
     Вспомним загадочное   убийство  в  Москве  62-летнего  президента
"Леспромбанка" Павла  Ратанина.  Этот  банк  был  ключевой  финансовой
структурой  в длинной цепочке экспорта отечественного леса и перекачки
вырученной от этого  высокодоходного  бизнеса  валюты.  Убийство  было
показательным по своему высокому профессионализму.  Выстрелы раздались
в тот самый момент, когда банкир стоял на пороге своей квартиры и жена
открывала ему дверь.  В освещенном дверном проеме он оказался отличной
мишенью для киллеров, которых было двое.
     "Русская мафия"  -  название  условное,  - считает Ален Лаллеман,
обозреватель  брюссельской  газеты  "Суар"   и   автор   криминального
бестселлера    "Организация",    где   рассказывалось   о   российских
криминальных группировках,  действующих  на  Западе.  Точнее  было  бы
говорить  о  некой  евразийской оргпреступности,  представляющей смесь
грузин,  москвичей,  поляков,  евреев, украинцев, немцев, американцев,
чеченцев,  литовцев и бельгийцев. Для меня понятие "русская" приемлемо
только в том смысле,  что одним из главных криминальных центров  (быть
может,  даже  основным) остается Москва.  Что же касается самого слова
"мафия",  то,  конечно,   никаких   параллелей   с   сицилийской   или
калабрийской  структурами начала века нет,  и оно попросту стало чисто
бытовым   синонимом   более   точного   понятия   -    "организованная
преступность".
     Лаллеман делает сравнительный анализ  численности  самых  крупных
мафиозных   кланов:   20  тысяч  членов  и  несколько  десятков  тысяч
посредников в итальянских мафиозных структурах,  3 тысячи  боевиков  в
американской  "Коза Ностре",  90 тысяч гангстеров в японской "Якудзы",
50 триад (по тысяче бойцов в каждой) в Гонконге.  И 8 тысяч преступных
группировок,  по данным генерала Куликова,  в России (к слову,  в 92-м
году их было 4 тысячи).  Если предположить,  что в  среднем  в  каждой
группировке 20 бойцов, - потенциал у России действительно велик.
     По мнению Лаллемана,  главную опасность  составляет  слияние  так
называемого  законного  бизнеса  с чисто криминальным.  У русских этой
грани почти не существует.  "В сущности,  это  широкая  сеть,  которая
постепенно  охватывает весь мир.  Например,  Рахмиль Брандвайн открыто
заявляет,  что в Антверпене стали складываться такие же зоны  влияния,
как   в   Москве.  Так,  есть  коммерческие  компании,  сферы  деловой
активности,  где  ведущую  роль  играет  солнцевская  группировка,  а,
скажем,  грузины пытаются закрепиться в других областях. В 1996 году в
Бельгии  появились   чеченцы,   связанные   с   московской   чеченской
группировкой, и занялись криминальным бизнесом".
     Кстати, еще раньше, в 1993 году, чеченцы попытались закрепиться и
в   Англии.   В   Лондон   прибыли   советник   президента   Чечни  по
внешнеэкономическим  вопросам  Руслан  Уциев  и  его  брат   Назарбек.
Официальная   цель  визита  -  изготовление  паспортов  и  валюты  для
независимой республики.  Полуофициальная цель -  наладить  продажу  на
Запад  чеченской  нефти  по  мировым  ценам (а не по демпинговым,  как
отпускались в страны СНГ и Восточной Европы). Вскоре договор с крупной
немецкой нефтяной компанией был заключен.
     Но была и еще  одна  -  абсолютно  конфиденциальная  -  задача  у
чеченской  миссии  на берегах Туманного Альбиона:  нелегальная продажа
оружия.  А именно - переговоры о закупке 2 тысяч ракет "Стингер"  типа
"земля-воздух".    Ценой   этого   тайного   контракта   стала   жизнь
братьев-чеченцев.
     Дело в  том,  что  по  досадной  оплошности  Уциевы  взяли себе в
переводчики Гачика Тер-Петросяна,  мужа  английской  гражданки  Амисон
Понтинг.  Имея  возможность  присутствовать на переговорах,  Гачик все
передал представителям армянских спецслужб.  В Лондон  прибывает  Ашот
Саркисян,  председатель  Торговой  палаты  Армении,  он  же - кадровый
офицер армянского КГБ.  Вскоре сюда же по вызову  Саркисяна  прибывает
его   коллега   Нкртич   Мартиросян.  На  "стрелку"  в  "Лангам-отель"
вызывается Руслан Уциев.  Его уговаривают не заключать сделку -  Уциев
отказывается. И напрасно...
     26 февраля он расстрелян в собственном доме - тремя выстрелами  в
голову.   Назарбек,   который   в  это  время  находился  в  больнице,
возвращается через два  дня  домой.  Чтобы  последовать  за  братом...
Мартиросян  и  Тер-Петросян  попытались  переправить полуразложившиеся
трупы братьев в их  загородный  дом  (используя  для  этого  сундук  с
антиквариатом),   но   лондонская  полиция,  которую  вызвали  соседи,
сработала четко.
     Тер-Петросян был  приговорен к пожизненному заключению в тюрьме -
на громком судебном процессе,  состоявшемся в октябре 93-го года,  его
вина была полностью доказана. А вот Мартиросян до суда не дожил. Летом
его нашли повешенным в одиночной камере.  Видимо,  КГБ своих людей  до
гласных судебных процессов не допускает.
     Эта драма получила продолжение ровно через год, в городке Уокинге
близ Лондона.  Вечером 30 апреля незнакомец позвонил в дверь коттеджа,
где жила Карен Рид,  старшая сестра жены Тер-Петросяна Амисон Понтинг.
Как  только  30-летняя  женщина  открыла дверь,  раздались 4 выстрела.
Смерть наступила мгновенно.  Тогда многие решили,  что киллер ошибся и
просто  перепутал сестер.  Но,  возможно,  то была тонкая,  изощренная
месть:  чеченцы подарили  Амисон  жизнь,  чтобы  она  до  седых  волос
оплакивала  свою  без  вины  виноватую  старшую  сестру и своего мужа,
которому предстоит умереть в одиночной камере.  Так или  иначе,  можно
констатировать,  что  уже  к  середине 90-х чеченцы чувствовали себя в
Англии хозяевами положения.
     А еще через год, в мае 95-го, лондонская полиция арестовала сразу
несколько выходцев из СНГ.  Правда,  по другому делу - за отмывание на
Британском  острове  преступных  российских капиталов.  Поражает общая
сумма оборотов теневых дельцов: 50 миллионов долларов за три года.
     Добрались наши  люди  и  до  Берлина.  Осенью  94-го  года  здесь
произошло   сразу   несколько   убийств,   связанных    с    торговлей
антиквариатом.  В  своем  роскошном  особняке на Ансбахерштрассе двумя
выстрелами  в  затылок  был  расстрелян  известнейший   и   богатейший
коллекционер   старинных  икон  В.  Ляховский.  Кроме  его  уникальной
коллекции,  было похищено 150 тысяч немецких марок. Таким же выстрелом
в  затылок  был  убит  и  коллекционер  А.  Глезер.  И  тоже - в своей
собственной галерее на улице Курфюрстендам.  Улов был еще  богаче:  80
дорогих икон и 1,5 миллиона немецких марок.  В Берлине среди торговцев
антиквариатом  поднялась  настоящая  паника.  Они  спешно  уезжали  из
страны, закрывая свои магазины. Газеты в один голос кричали о "длинной
руке русской мафии".
     И они  не  ошиблись.  МУР  в  тесном  сотрудничестве  с немецкими
сыщиками вычислил,  что оба убийства  -  а  также  расстрел  в  Москве
известного коллекционера А.  Когана (с похищением коллекции из 24 икон
XVI - XIX  веков)  -  совершил  житель  подмосковных  Мытищ  43-летний
Владимир Свитковский. Он был арестован в октябре 1994 года. Оказалось,
что на нем еще два  трупа  -  убитого  в  Берлине  солиста  варшавской
балетной  труппы  А.  Самарова и застреленного в Москве,  в мае 93-го,
коллекционера древнерусской живописи А. Степанова.
     В ходе    следствия    выяснилось,   что   поставки   российского
антиквариата в Европу были налажены в самом начале  90-х  годов  и  не
прекращались ни на месяц. И главным звеном в этой цепочке был Владимир
Свитковский.  Однако его группу раскрыть так и не удалось.  А то,  что
речь шла именно о группе,  сомнений не вызывает. Ведь кто-то занимался
наводками  на  коллекционеров,  кто-то  обеспечивал  продажу   ценного
товара, кто-то помогал переправить все это через таможню. Эти "кто-то"
называются двумя словами,  к сочетанию которых  ухо  россиянина,  увы,
привыкло: организованная преступность.
     Похоже, крупнейшие европейские столицы  имеют  для  отечественных
киллеров  особую  привлекательность.  22  ноября  того  же  94-го года
громкое преступление произошло и  в  Париже.  Там  автоматная  очередь
оборвала  жизнь 35-летнего российского бизнесмена Сергея Мажарова.  Во
Франции он успел  прожить  всего  два  года.  Известный  компьютерщик,
именно  он  был продюсером и спонсором фильма "Лимита".  В этом фильме
он,  можно сказать,  напророчил свою собственную гибель.  Ведь главный
герой  картины,  тоже  компьютерщик,  погибает  от рук мафиози.  Фильм
появился на экране немногим больше чем за год до нашумевшего расстрела
в парижской квартире,  купленной Мажаровым в одном из самых престижных
районов французской столицы за 1,5 миллиона долларов.
     Про американо-российские  мафиозные  связи  наша  публика знает в
основном из сообщений об аресте и суде над Япончиком.  Между тем  они,
эти связи,  гораздо более обширные и интенсивные.  К примеру, в том же
Нью-Йорке в августе 95-го полиция округа Саффокл арестовала 38-летного
москвича Сергея Андрианова,  прибывшего в США с традиционной для новых
русских  бандитов  целью:  взыскать  должок  (400  тысяч  долларов)  с
местного предпринимателя, но неожиданно узнавшего, что тот находится в
Москве.
     Недолго думая,  Андрианов  звонит в российскую столицу и прямо по
телефону нанимает шестерых мафиози. Они оперативно отрабатывают заказ:
должник взят в заложники.  Но следы им замести не удалось.  Московских
бойцов  арестовали,  заложника  освободили.  На  допросах  все  дружно
указали  на  Андрианова.  Московские правоохранители отзванивают своим
американским коллегам.  Нагрянувшая в дом должника полиция застала там
Андрианова,  угрожавшего жене "задолжавшего" предпринимателя массивным
мечом,  который можно было держать только двумя руками.  Больше  всего
полицейских  поразил  тот  факт,  что  рукоятка архаичного оружия была
украшена рубинами.
     К середине  90-х  следует  отнести  и  налаживание хороших связей
между российской и южноамериканскими наркомафиями.  Еще в начале 93-го
года  на  таможне  в  Выборге  был  задержан  контейнер  с тушенкой из
Колумбии.  "Тушенка" на поверку оказалась кокаином - причем гигантской
его  партией:  более  тонны  на  сумму  свыше  100 миллионов долларов.
Консервные банки с наклейкой "Мясо с картошкой" проплыли  из  Колумбии
до  Финляндии,  а  оттуда направились по суше в Ленинградскую область.
Ценный  груз  сопровождали  шесть  коммивояжеров:  пятеро  россиян   и
израильтянин.
     По мнению экспертов,  к 95-му  году  практически  все  российские
"дела",  связанные с героином и кокаином,  в своих руках сосредоточили
русскоязычные американцы во главе с Вячеславом Иваньковым,  тем  самым
перехватив   инициативу   у   азербайджанских,   западноукраинских   и
среднеазиатских кланов.  Япончик  смог  сильно  расширить  ассортимент
поставляемых в (и через) СНГ наркотоваров. Если раньше на нашем черном
рынке были в основном анаша,  опий,  маковая соломка и метадон,  то  с
середины  90-х  сюда хлынул индийский бупренорфин,  а затем и героин с
кокаином, как правило, азиатского и южноамериканского происхождения.
     Одним из  первых  русских  "авторитетов",  обративших внимание на
суперприбыльность операций по транзиту наркотиков,  был вор  в  законе
Глобус  (Валерий  Длугач).  Для  консультаций  он  ездил  в Нью-Йорк к
Япончику.  Видно, совместный бизнес у них не заладился, и вскоре после
возвращения  в  Россию  Глобус  был  убит метким выстрелом из карабина
возле дискотеки "У ЛИС'Са".  По  неподтвержденной  информации  руку  к
этому  приложили "славянские" группировки во главе с Сильвестром.  Сам
он был взорван в своем "Мерседесе-600" на 3-й Тверской-Ямской улице  -
в центре Москвы.
     У покойного "авторитета" осталась  значительная  собственность  в
Австрии,  ставшей  в  последнее  время  его  второй родиной.  Именно в
австрийской столице весной 94-го собралось почти полтора десятка воров
в   законе  и  "авторитетов"  для  дележа  "наследства"  Квантришвили.
Инициатором сходки был Япончик.  Тогда бразды правления были  переданы
Сильвестру. Как оказалось, ненадолго.
     После гибели Сильвестра и ареста Япончика главенствующую  роль  в
наркобизнесе стали играть зарубежные эмиссары солнцевской группировки.
Западным и российским спецслужбам поступила информация,  что солнцевцы
встречались в  Москве,  Израиле  и  Австрии с посланцами наркокартелей
Колумбии,  Эквадора и представителями кубинских спецслужб. Обсуждалась
возможность крупномасштабных поставок кокаина в Россию. Подконтрольные
солнцевцам предприниматели открыли  ряд  совместных  торговых  фирм  в
Коста-Рике,  Эквадоре,  Колумбии,  Панаме.  В  общем,  Михась  получил
гражданство Коста-Рики отнюдь не Случайно.

     Одной из важнейших причин,  по которым русские мафиози хлынули на
Запад,  стало,  с одной стороны,  их желание уйти от ответственности в
России, где на "авторитетов" уже собраны целые тома уголовных досье, а
с другой - возможность начать жизнь как бы с белого листа,  в качестве
заурядных  бизнесменов  в  европейских  странах  с   их   либеральными
законами.  Главные  среди  которых  -  невмешательство в частную жизнь
(никого не  интересует,  на  какие  деньги  русские  чудаки-миллионеры
покупают,  не торгуясь,  шикарнейшие особняки,  яхты, рестораны и даже
целые острова -  как,  например,  хозяева  "Чары",  которые  приобрели
островок  на  Сейшелах)  и полная свобода передвижения между странами,
входящими в Европейский Союз.
     Собственно, для  бандитов  достаточная  свобода  существует  и  в
России,  они элементарно проходят через все кордоны Шереметьева. Но за
довольно  крупные  взятки  и  все же с некоторым риском,  что во время
очередной  кампании  по  борьбе  с  оргпреступностью  будет  приказано
временно  взяток  не  брать.  Конечно,  случаев  ареста "авторитета" в
аэропорту известно не так уж и много,  но все же иногда  происходит  и
такое  -  например,  арест солнцевца Даждамирова,  который проходил по
делу об убийстве Листьева, в аэропорту Тбилиси. К тому же у российских
правоохранителей  по-прежнему  существует  достаточно мощная агентура,
которая оперативно сообщает о всех перемещениях  крупных  криминальных
личностей в пределах страны.
     Другое дело в Европе,  где практически  нет  границ  и  где  наши
криминалы  живут  по  фальшивым паспортам,  заключают фальшивые браки,
регистрируют подставные фирмы и покупают дома от имени  несуществующих
бизнесменов.  За  русскими бандитами можно эффективно следить только с
помощью русской агентуры, а на ее создание требуются многие годы.
     Поэтому о том факте,  что, к примеру, в Греции живет и "работает"
киллер э 1 постсоветского пространства Александр Солоник,  находящийся
в  федеральном розыске после побега из "Матросской тишины",  греческие
правоохранители узнали,  судя по всему,  только после его  загадочного
убийства.  Иначе  разве  они позволили бы ему совершать из Греции свои
"деловые" поездки  по  странам  Средиземноморья?  Разве  позволили  бы
покупать  себе  и  своим  людям  шикарные  особняки в самых престижных
районах? Разве они не стали бы его арестовывать, не дожидаясь этого во
всех   отношениях   странного   убийства,   после  которого  сразу  же
распространились слухи о причастности к нему российских спецслужб?
     А швейцарские правоохранители,  которые арестовали Михайлова лишь
благодаря тому,  что вор в законе настолько обнаглел,  что колесил  по
Европе  под  своей  собственной  фамилией,  -  если бы они были хорошо
осведомлены о сути его бизнеса,  разве стали бы  они  предъявлять  это
пустячное  обвинение  в  нарушении  правил  пребывания  иностранцев  в
стране?  И разве не отпустили бы  на  все  четыре  стороны  знаменитых
коллег  Михася  Тайванчика  и  Петрика  (которым ничего,  кроме тех же
обвинений  в  нарушении  законов  о  въезде  и   выезде,   французские
правоохранители предъявить не смогли)?
     Нет, Европа - настоящий рай для новых  русских  бандитов.  Именно
отсюда   стали  они  контролировать  все  операции  своих  подчиненных
группировок на "малой родине".  Речь идет о своеобразном "криминальном
правительстве"  в  добровольном  изгнании,  осуществляющем контроль за
российским уголовным  миром.   Впрочем,   изгнание   это   не   всегда
добровольное.  Михась сбежал после серии облав на солнцевцев и обысков
в его доме.  Акоп Юзбашев (Папа)  -  после  того,  как  его  пушкинцев
накрыла  сильная  бригада  из ГУОПа во главе со знаменитым полковником
Медведевым.  Япончик  уехал  вскоре  после  освобождения  из  колонии.
Комфорт, в котором нашим "ворам" и "авторитетам" отказывали на родине,
они получили в Европе и  США.  Конечно,  не  надолго.  Но  все  же  за
решеткой   находится   лишь   незначительное  число  звезд  российской
преступности.
     Как оказалось,  технология  приобретения иностранного гражданства
достаточно  хорошо  отработана.  Специализирующиеся  на   этом   фирмы
официально  обозначают  свои  услуги  как  "предоставление необходимых
документов для туризма".  Заказчик звонит  по  указанному  телефону  в
интересующей  его  стране,  говорит,  что  хочет  заняться "безвизовым
туризмом",  и оставляет свои координаты. Потом с ним связывается некий
"представитель  фирмы"  и передает "прайс-лист".  Одно из таких "меню"
удалось заполучить обозревателю "Известий" Вадиму  Белых.  Звездочками
(от  трех до пяти ) в нем обозначается качество предлагаемого паспорта
- то есть как много границ при его наличии можно  пересечь  без  визы.
Тут  же  указаны  расценки  и срок исполнения (в среднем - от 30 до 60
суток).
     Панамский дипломатический паспорт (пять звездочек) стоит 65 тысяч
долларов,  обычный  гражданский  (три  звездочки)  -  20   тысяч   500
(оформляется   в   рекордно  короткий  срок  -  три  дня).  Венгерский
дипломатический (пять звездочек) - 125 тысяч.  Диппаспорт  государства
Белиз (вместо звездочек стоит best - лучший) - 85 тысяч,  обычный (три
звездочки) - 35 тысяч 500.  Дипломатический Парагвай (пять  звездочек)
обойдется в 75 тысяч,  а дипломатическая Коста-Рика (пять звездочек) -
в  95  тысяч.  Доминиканская  Республика:  гражданский  паспорт   (три
звездочки)  -  15  тысяч  500 долларов.  Гражданство Венесуэлы (четыре
звездочки) стоит 22 тысячи 500,  Эквадора (четыре звездочки) - столько
же. Санта-Киттс (четыре звездочки) - 25 тысяч.
     По отдельному договорному тарифу можно  организовать  гражданство
или вид на жительство в Израиле (кстати, вор в законе, лидер ореховцев
Сильвестр  был  гражданином  этой  страны  по   фамилии   Жлобинский),
Германии, Австрии, США и Великобритании.
     Если верить данным Московского РУОПа,  то  за  рубежом  постоянно
проживают два десятка российских уголовных "авторитетов". Американская
пресса упоминает о 200 кланах "русской мафии" в 29 государствах  мира.
К концу 95-го года география сфер влияния выглядела примерно так:
     Северное Средиземноморье - ПЕТРИК (Алексей Петров);
     Австрия -  АРНОЛЬД  (Арнольд  Тамм),  ЭДО  (Эдуард Иваньков,  сын
Япончика), БОРЯ-АНТОН (Борис Антонов) и МИХАСЬ;
     Израиль -  МИХАСЬ,  АВЕРА-СТАРШИЙ  (Виктор Аверин) и АНТОН (Антон
Малевский);
     Германия - ТАЙВАНЧИК (Алимжан Тохтахунов), ЛЕСИК (Хейдар Юсипов);
     Болгария - АНТОН;
     Венгрия -  ЛЮСТАРИК  (Евгений  Люстарнов),  САША-АВЕРА (Александр
Аверин);
     Испания - Марк Мельготин,
     Франция - БЕСИК (Беслан Джонуа),  ДЕД  (Сергей  Ермилов),  ДЖАМАЛ
(Джамал Хачидзе);
     Канада - вор в законе СЛИВА (Вячеслав Слива);
     Греция - МАТВЕЙ (Матвей Пилиди);
     Кипр - МАКИНТОШ (Леонид Билунов); ТЕРРОРИСТ (Михаил Ратько);
     США - ЯПОНЧИК (Вячеслав Иваньков) в Нью-Йорке; вор в законе КАЦ в
Лос-Анджелесе, вор в законе ВАЧИГАН (Петросов) в Денвере;
     Япония - МАМИК (Михаил Мамиашвили), СЛОН (Андрей Слушаев).



     Один из     самых    влиятельных    представителей    российского
криминалитета в Европе - вор в законе по  кличке  Петрик  -  35-летний
Алексей Динарович Петров.  Он же г-н Суворов, он же Леня Петрик, он же
Леня Хитрый.  Трижды судим.  После освобождения  в  1992  году  развил
бурную  деятельность,  принял  участие в создании таганской преступной
группировки с несколькими влиятельными ворами в  законе,  такими,  как
Захар,  Савоська  и  Роспись,  контролировал  балашихинскую  "братву".
Вместе с Сильвестром и Сережей-Бородой активно  боролся  с  кавказской
мафией в Москве.
     Единолично возглавил мазуткинскую ОПГ.  Свое имя эта  группировка
получила  по  названию  уже не существующего Мазуткинского переулка (в
районе  Сретенки),  откуда  и  вышла   большая   часть   ее   лидеров.
Мазуткинская ОПГ появилась еще в 70-е годы.  Когда-то это была одна из
самых влиятельных бандитских группировок в Москве,  но в начале 90-х в
рядах мазуткинской "братвы" произошел раскол. Часть бандитов примкнула
к  солнцевской  группировке,  часть   отошла   к   коптевской.   Члены
группировки  традиционно  контролируют "объекты" в старой части города
(Якиманка,  Таганка),  на площади трех  вокзалов,  в  Сокольниках,  на
Стромынке,  Красноказарменной улице ив районе Рогожского вала.  Вскоре
под   флагом    мазуткинцев    сплотились    бауманская,    таганская,
сокольническая  и некоторые другие более мелкие бригады.  Правой рукой
Петрика стал Гарик Махачкала.  Самому Петрику  покровительствуй  Отари
Квантришвили и - из Америки - Япончик.
     Вскоре Петрик  вновь  оказывается  за  решеткой.  Правда,  совсем
ненадолго. В декабре 1992 года в ресторане мотеля "Солнечный" во время
празднования дня рождения вора в законе по  кличке  Захар  (Александра
Захарова)  была  проведена  показательная  операция  столичного  ГУВД.
Муровцами и омоновцами были здесь задержаны 65 лидеров  криминалитета,
в  том  числе  Сильвестр,  Роспись и Петрик.  Хотя у многих обнаружили
наркотики и оружие, всех в итоге отпустили.
     Через некоторое  время  в  стройных  до  того  рядах "славянских"
мафиози происходит некий раскол, о причинах которого до сих пор спорят
криминологи.  "Авторитеты"  приговаривают к смерти Глобуса.  За ним на
тот свет отправляется и его друг Анатолий Семенов (Рэмбо).  По  данным
российских  спецслужб,  санкцию  на  убийство  давали  якобы  Петрик и
Роспись,  которые сразу после  происшедшего  покинули  страну:  Петрик
уехал в Германию, а Роспись - в Нью-Джерси (США).
     В течение 1993 года он частенько наездами бывал в России, навещал
друзей,   интересовался,  в  каком  состоянии  его  дела,  и  спокойно
отправлялся обратно.  Практически постоянное пребывание за рубежом (он
постоянно мигрировал между Германией, Австрией и Израилем) не помешало
лидеру мазуткинцев принять участие в нескольких крупных разборках.
     При этом  у  Петрика  серьезно  портятся  отношения  с Япончиком.
Иваньков поручил Петрову реализовать партию драгоценных камней. Петрик
заказ выполнил,  но при этом исчезла часть прибыли. К конфликту это не
привело,  но больше к себе Петрова Иваньков  не  подпускал.  Зато  наш
герой  продолжал контактировать с Росписью - их,  в частности,  видели
вместе в Германии.
     Столь активно  перемещаться  по  Европе  Петрика заставляла серия
уголовных дел,  возбужденных в России  по  поводу  афер  с  фальшивыми
авизо,  в которых оказались замешаны и мазуткинцы.  Петрик на какое-то
время осел в Австрии,  но оттуда его выдворили за  нарушение  визового
режима.  (По некоторым данным, австрийцы задерживали его по подозрению
в похищении Анатолия Роксмана по кличке Толя Ждановский.) Не  прижился
он  и в Израиле:  после серьезного конфликта с местными русскоязычными
бандитами "вор в законе" по  фальшивой  (как  выяснилось  позже)  визе
переезжает во Францию.
     Здесь он осел надолго:  более  чем  на  год.  Он  снял  роскошные
апартаменты на Лазурном берегу Франции,  приобрел "Мерседес" последней
модели, нанял телохранителей. По каким причинам французские спецслужбы
обратили  на  него  внимание весной 95-го,  до сих пор неизвестно.  По
одним  данным,  своих   французских   коллег   уведомили   австрийские
правоохранители,  по  другим  -  российские,  по  линии Интерпола.  По
третьей  версии,  на  Петрика  настучала  его  собственная   "братва",
решившая таким образом освободиться от его жесткой опеки.
     Алексей Петров был арестован 9 (по другим Данным - 3)  августа  в
Ницце  в  результате  совместной  операции  правоохранителей Австрии и
Франции.  Оперативники из ниццской бригады  по  борьбе  с  бандитизмом
задержали  его  прямо  в  купальных плавках в тот самый момент,  когда
Петров сидел на краю бассейна шикарной виллы, снятой им на целое лето.
Вот  как  описал  свою  встречу  с  русским  "авторитетом" французский
полицейский в местной газете:  "Внешность его не  может  не  поразить.
Голова  убийцы  и  торс,  больше  напоминающий  шкаф-гардероб,  нежели
человеческое тело.  Он небольшой,  но массивный. И со шрамами по всему
телу..." Этот полицейский участвовал в задержании многих бандитов,  но
Петров его впечатлил более чем кто-либо,  с удивлением  констатировала
"Франс-суар".
     Оперативно прибывший  адвокат  прочитал   гневную   проповедь   о
"нарушении законности" и "попрании прав личности". Но никакого эффекта
на полицейских она не произвела.  Первоначально  Петрику  вменялось  в
вину   использование   фальшивого  паспорта.  Однако  административный
трибунал Ниццы принял решение оставить его на свободе,  посчитав,  что
украинский  паспорт на имя Суворова,  обладателем которого Петров стал
после женитьбы на украинке,  является  действительным.  Правда,  после
того,  как  по  решению  административного трибунала с "вора в законе"
сняли наручники,  он почти сразу же (16 августа) был  вновь  арестован
уголовной полицией. На этот раз он обвинен в проживании во Франции без
вида на жительство.
     Правда, максимум,  что  ему  грозило  -  это  высылка  на  родину
(писалось и о возможной передаче его в руки  российского  правосудия).
Правда,  французы не знали,  куда правильнее его высылать: на Украину,
гражданином которой он оказался, или в Россию, откуда он приехал.
     Уже в  сентябре в газеты просочилась информация,  что на спасение
Петрика из воровской кассы собран один миллион  долларов.  Неизвестно,
потребовалась  ли  в  итоге такая сумма,  но уже в конце сентября Леня
Хитрый  по  решению  суда  был  освобожден  без  каких-либо   санкций.
Характерно,  что  московские  правоохранители,  явно имевшие к Петрику
вопросы по поводу убийств Глобуса и Рэмбо (по некоторым данным, Петров
даже  находился  в  федеральном  розыске),  так  и  не потребовали его
выдачи. Позже тот же феномен был обнаружен при аресте Михася.
     Самое любопытное,  что  вскоре  -  в ноябре 95-го - Петрик все же
посетил Москву с "неофициальным" визитом. Вместе с ним сюда приезжал и
солнцевский    "авторитет"    Авера-старший.    Согласно   оперативной
информации, они налаживали каналы по транзиту кокаина.
     В течение  всего 96-го года никаких известий о деятельности этого
влиятельнейшего "вора в законе" криминологи  не  получали.  Все  знали
только  одно:  Петрик  на  свободе и держит "братву" в страхе угрозами
возвращения и последующими "разборами".
     В последний  раз его имя всплывает в декабре того же года в связи
с расследованием  дела  об  убийстве  в  октябре  96-го  американского
бизнесмена Пола Тейтума, совладельца совместного предприятия "Интурист
РадАмер  -  гостиница  и  деловой  центр"  и   пятизвездочного   отеля
"Рэдиссон-Славянская".   Резонанс   от   этого  громкого  преступления
распространился далеко за пределы России.  Ведь  это  было  фактически
одно из первых убийств американского предпринимателя такого уровня.
     Внимание следствия привлек также тот факт,  что за три месяца  до
убийства   Тейтума   конфликтовавший   с  американцем  гендиректор  СП
"Интурист РадАмер - гостиница и деловой  центр"  Умар  Джабраилов  был
задержан   для   выяснения  личности  в  Монако  на  яхте  в  компании
интересующего нас  г-на  Петрова  (Суворова).  Появилась  версия,  что
Джабраилов  и  Петрик  обсуждали,  как  поступить  с Тейтумом.  Однако
Джабраилов предположения следствия опроверг,  заявив,  что  о  Петрике
много слышал,  но никогда с ним не встречался.  "Только жену его Беллу
хорошо знаю",  -  заметил  Джабраилов,  видимо,  чтобы  придать  своим
показаниям большее правдоподобие.
     Между тем  в  начале  марта  97-го  московские  руоповцы   сильно
"потрясли"  соратников  Петрика.  Сотрудники 9-го регионального отдела
задержали  шестерых  активных   участников   мазуткинской   преступной
группировки,  которые  подозревались в совершении разбойных нападений,
рэкете, хранении оружия и наркотиков. "Братишек" посадили на 30 суток.
Но  когда  следователи уже собрались предъявить задержанным обвинение,
Коптевский нарсуд неожиданно освободил без залога и даже без  подписки
о  невыезде  одного из их лидеров - Олега Москалева,  более известного
под кличкой Хряк.  Естественно,  он тут  же  ударился  в  бега  и  был
объявлен   в  федеральный  розыск,  как  и  скрывшийся  от  правосудия
мазуткинский  боевик  по  кличке  Тайсон  -  бывший  боксер  Александр
Селищев.
     Кстати, незадолго до этого судебного заседания на  подконтрольной
"мазуткинцам"   территории   было   замечено  некоторое  оживление.  С
владельцев  магазинов  и  частных  предприятий   потребовали   выплаты
внеочередного    экстренного    "налога",   значительно   превышающего
традиционные поборы.  В общей сложности мазуткинской "братве"  удалось
выдоить  не  менее  300  тысяч  долларов.  А что делать?  "Правильные"
судебные решения стоят нынче недешево.
     А главный   мазуткинский  "авторитет"  Петров-Петрик  по-прежнему
ведет кочевой образ жизни,  перемещаясь между  Израилем,  Германией  и
Австрией.  По другим данным, он подался на север, кочуя между Бельгией
и Голландией.  Сейчас под  его  непосредственным  контролем  находится
несколько  ресторанов  и  казино  в  Юго-Восточном и Восточном округах
Москвы,  а  также  "АвтоВАЗ-сервис   "Северянин".   Кроме   того,   он
контролирует  продажу в Россию украденных в Западной Европе машин.  По
оперативным  данным,  все  заработанные   в   России   деньги   Петрик
переправляет   в   зарубежные   банки.   В   частности,   имеет  счета
"Дойчебанке".  По неподтвержденной информации, проводит консультации с
юристами,   обсуждая  возможности  своего  безопасного  возвращения  в
Россию.



     Киллер. Это нерусское слово удивительно  быстро  вошло  в  обиход
современной  России.  Киллер - это уже не "мокрушник" и не "убивец" по
Достоевскому.    Киллер    -    это    "рафинированный"    исполнитель
конфиденциального  поручения.  Профессионал,  для  которого  жертва не
является объектом ненависти,  для  которого  нажатие  курка  не  имеет
никакой  смысловой  нагрузки,  кроме  одного:  необходимости исполнить
"заказ".
     Киллер -  существо  почти  бескорыстное:  он  не  возьмет у своей
жертвы ни одной вещи - даже самой дорогой, - он обязательно оставит на
месте  преступления  свое  дорогостоящее  (иногда - более десяти тысяч
долларов) оружие. Он работает исключительно за гонорар.
     Киллер - совершенный,  но бездумный механизм:  он не знает,  ради
каких высших целей идет на злодеяние, зачастую не знает имен не только
заказчиков,  но  и самих жертв.  Киллер - существо неуловимое.  Если и
ловят убийц - они оказываются именно "мокрушниками",  палачами  не  по
профессии,  а  по случайному стечению обстоятельств.  Настоящий киллер
всегда имеет "шапку-невидимку".  Даже если его и поймают - до суда  он
не  дойдет:  или  сбежит,  как  Солоник,  или повесится в камере,  как
Мартиросян, убивший братьев Уциевых.
     В данном   случае   автор  излагает  не  собственную  позицию,  а
устоявшийся миф.  При абсолютном бессилии нынешней российской  Фемиды,
при отсутствии хотя бы одного гласного процесса над серийным киллером,
который бы работал на высоком уровне (то есть жертвами  которого  были
бы   видные   уголовные  "авторитеты",  крупные  банкиры  и  известные
политики), мы не имеем права считать любой портрет киллера образца 96-
го года действительно объективным и достоверным.
     Мы до сих пор имеем слишком убогую статистику раскрытых  заказных
убийств,  чтобы  выстроить  четкую  систему  рекрутирования  киллеров,
"оформления заказа", чтобы судить о критериях уголовных "авторитетов",
выносящих   смертный   приговор:   когда   считается,  что  противника
достаточно попугать, а когда - уже пора "мазать ему лоб зеленкой", как
выражаются  в  блатной  среде.  Мы  с  трудом  можем судить о величине
гонораров и об их зависимости от положения жертвы,  суммы "долга",  от
квалификации самого киллера.
     Статистика такова:  в 1992 году было раскрыто 11 из 102  заказных
убийств;  1993 год - 27 из 228; 1994 год - 32 из 562; 1995 год - 60 из
560.  Таким образом,  раскрываемость составляет не более 10 процентов.
При этом надо отметить,  что преступление считается "раскрытым",  если
следователь подписал обвинительное заключение и передал дело в суд.  А
будет  ли  оправдан  обвиняемый  на  суде,  составители статистических
отчетов этого типа уже не интересуются.  Например, по делу об убийстве
Александра  Меня  проходил  Игорь  Бушнев,  побывавший  даже на скамье
подсудимых.  Следовательно, убийство протоиерея проходит по статистике
как раскрытое.
     Отсутствие достоверной информации  приводит  к  тому,  что  молва
начинает   идеализировать   и  даже  демонизировать  модернизированных
гангстеров,  для  которых  убийство  стало  профессией.  Страх   перед
безжалостной,  абсолютно  неподконтрольной  обществу  машиной  насилия
толкает  на  безумную  попытку  придать  ей  -  этой  машине  -  ореол
геройства,  робингудства,  в  какой-то  степени  даже оправдывать само
существование института киллерства.  Отсюда появилось лживое  словечко
"чистильщики".  Это  благозвучное  имя  присваивается  тем,  кто якобы
наделен  полномочиями  очищать  общество   от   воров   в   законе   и
"авторитетов",   а   также  от  "паразитов"  -  фирмачей  и  банкиров,
"паразитирующих" на  "нищете  народа".  Речь  идет,  по  существу,  об
апологии  самосуда,  попытке  отыскать целесообразность в убийстве без
суда и следствия.  Не надо быть психоаналитиком,  чтобы понять, что за
всем этим стоят лишь страх, зависть и бессилие.
     Апофеозом этой странной волны идеализации киллерства  стал  фильм
"Шизофрения",    в   котором   убийство   -   естественное   состояние
"свихнувшегося" общества,  а роль киллера исполняет актер,  за которым
прочно закрепилось амплуа героя-любовника - Александр Абдулов.  Эдакий
беззлобный киллер-интеллектуал,  который читает интеллигентскую "Общую
газету",  чтобы лучше разобраться в нынешней политической ситуации - и
так, с газетой в руках, отправляется отрабатывать очередной "заказ" на
известного московского банкира.
     При всей этой путанице в умах и в терминологии (к примеру, каждый
криминолог   по-своему   объясняет,   в   чем   отличие  "киллера"  от
"суперкиллера"),  при  обилии  легенд  и  мифов  вокруг   именитых   и
безымянных  палачей  отечественной  мафии  можно  констатировать,  что
институт киллерства в России действительно существует и  уже  приобрел
достаточно устойчивые очертания. Образование системы профессионального
и несанкционированного судом палачества многие специалисты связывают с
тем,  что  она,  эта система,  создавалась искусственно,  "сверху".  И
главная роль  в  этом  нелегальном  процессе  изначально  играло  всем
известное  и до поры всесильное ведомство со зловещей аббревиатурой из
трех букв.
     Именно эта  организация,  по  многочисленным  свидетельствам и по
утечкам рассекреченных архивов,  еще  задолго  до  перестройки  начала
использовать  наемных  убийц  в  борьбе  с  наркодельцами  и  вообще с
преступностью,  уже  тогда  склонной   к   "организованности".   Такая
антизаконная  практика воспринималась многими как естественная реакция
"честных"   спецслужб   на   коррумпированность   партноменклатуры   и
руководства  МВД и невозможность хотя бы одно дело о коррупции довести
до суда.
     Если верить  данной версии,  в структуре КГБ (в тот самый период,
когда главный чекист  страны  -  Юрий  Андропов  -  пересел  в  кресло
Генерального секретаря) появились подразделения В и С с основной целью
-  организовать  целенаправленную,  планомерную  ликвидацию   главарей
организованной  преступности  силовыми методами.  Секретные сотрудники
проходили обучение в антитеррористическом (Седьмом) управлении КГБ  по
весьма  своеобразной  программе:  кроме  традиционных боевых искусств,
включающих навыки виртуозного владения холодным и стрелковым  оружием,
здесь  преподавалась  и  пиротехника  -  то есть умение изготавливать,
устанавливать и приводить в действие самодельные взрывные  устройства.
Кроме  того,  учили проводить максимально эффективные допросы и другим
не менее специфическим наукам.
     Из завершивших   подготовку   по   полной   программе   секретных
сотрудников составляли мобильные группы и  внедряли  их  в  преступную
среду.  Поддержка им осуществлялась со стороны "авторитетов",  которых
удалось завербовать "на зоне" (а таковых,  между прочим, было не менее
20  процентов  от  общего числа лидеров преступной среды).  С распадом
СССР  и  КГБ  эти  внедренные  группы  лишились  "хозяев",   но   свою
деятельность,  судя по всему,  не прекратили. Оказалось, что человеку,
для которого основная профессия - убийство, вообще крайне трудно найти
другую   работу.   По   утверждению  Андрея  Иванова,  выступившего  в
"Криминальной хронике" с публикацией (одной из немногих на эту  тему),
отчасти проливающей свет на институт киллерства,  в настоящее время на
все СНГ имеется не больше сотни киллеров-профи,  и более  половины  из
них - бывшие сотрудники подразделений С.
     Иванов (скорее  всего  это  псевдоним)   и   другие   криминологи
предпринимали   попытки  ввести  своеобразную  классификацию  в  среде
киллеров.  Одни  делят  палачей  мафии   на   киллеров-подрывников   и
киллеров-стрелков,    а    последних    -    на    киллеров-профи    и
киллеров-пехотинцев.  "Пехотой"  на  модернизированном  блатном  языке
именуются  рядовые  бойцы  криминальных  группировок (этимология слова
имеет две трактовки: с одной стороны, такие бойцы находятся на свободе
в  среднем  не  более  двух  лет,  с  другой  -  в  иерархии нынешнего
криминалитета  они  считаются  наименее  квалифицированными  кадрами).
"Пехотинцы" участвуют в обычных, заурядных "разборках" или находятся в
группе прикрытия "профи".  Меткий выстрел "пехотинца" стоит  несколько
тысяч  долларов,  меткий  выстрел  "профи"  оценивается в десятки штук
"зеленых".  "Профи" относятся с  презрением  и  к  "пехотинцам",  и  к
"подрывникам", считая работу последних тупой и грубой.
     Другие классификаторы утверждают,  что одни и те же киллеры могут
применять и стрелковое оружие,  и взрывные устройства.  А потому имеет
смысл делить исполнителей заказных убийств только по  профессионализму
и гонорарам.  При таком подходе выделяют четыре группы: "бомжи" - люди
с социального "дна",  готовые пойти на  "мокруху"  за  бутылку  водки;
"бойцы" - члены криминальных группировок, обычно расстреливающие своих
жертв из автоматического оружия по приказу "авторитетов"  за  скромные
гонорары в несколько сот или пару тысяч долларов;  "профи" - наемники,
работающие по вызову,  бывшие оперативники из МВД и КГБ, получающие за
один меткий выстрел десятки тысяч "зеленых",  и, наконец, "суперпрофи"
- бывшие сотрудники спецподразделений силовых ведомств,  как  правило,
кадровые офицеры, чьи гонорары исчисляются сотнями тысяч долларов США.
     По мнению большинства аналитиков, за услугами к "суперпрофи" чаще
всего   обращаются   высокопоставленные   сотрудники   государственных
структур. Речь идет, как правило, об установлении контроля над тем или
иным  хозяйственным  объектом.  О  таких серьезных заказах статистика,
естественно,  умалчивает.  Но  и  анализ  тех  немногих  преступлений,
которые   раскрыты,  дает  неожиданный  результат.  Оказывается,  чаще
убийство заказывают  не  "крестные  отцы",  а  вполне  респектабельные
бизнесмены:  40  процентов  в  первом  случае  против  46 процентов во
втором.  Соответственно,   50   процентов   жертв   киллеров   -   это
предприниматели  и  чиновники  и  лишь  38  процентов  - представители
криминалитета.
     Поскольку киллеры-профи,  как  и официальные палачи,  выполняющие
приговор народного суда, обычно работают на выезде, в "командировках",
посредниками   в   заказах  порой  выступают  некоторые  туристические
агентства.  Работник из центрального бюро связывается  с  региональным
филиалом  и  сигнализирует  о  поступившем "заказе".  В Центр выезжает
"группа обеспечения" и обговаривает  все  условия  "контракта",  после
чего готовит базу для приезда и проживания исполнителя.  Затем в Центр
отправляют киллера,  "группу  поддержки"  и  "группу  прикрытия".  Для
передвижения  используется  военно-транспортная  авиация или чартерные
рейсы.  Исполнитель не знает никого из этих двух групп и прилетает  на
другом   рейсе.  Группа  прикрытия  обеспечивает  безопасный  отход  и
устранение случайных  свидетелей.  После  исполнения  "заказа"  киллер
покидает   город   в   течение   часа.  "Заказчик"  выступает  в  роли
добровольного спонсора туристического агентства.
     Здесь надо  отметить,  что  те  немногие  сообщения  о  раскрытых
заказных  убийствах,  которые  мы  все  же  получаем,  в   эту   схему
практически  никогда  не укладываются.  Возможно потому,  что реальная
жизнь гораздо многообразнее  любой  схемы.  С  другой  стороны,  шансы
раскрыть  убийство,  которое  четко  проведено  вышеуказанным образом,
практически  нулевые.  Поэтому  те  преступления,   которые   все   же
раскрываются,  -  именно "мокруха" по случаю или малоквалифицированное
киллерство.
     Например, 7  февраля 1997 года столичный РУОП победно рапортовал:
раскрыто заказное убийство на  стадии  приготовления.  По  утверждению
начальника  одного  из  отделов  РУОПа,  Рината  Судалина,  его сыщики
задержали целую преступную группу, состоящую из организатора убийства,
специально вызванного с Украины киллера и торговца оружием, у которого
за 1200 долларов был куплен  пистолет  "ТТ"  с  глушителем.  Это  была
устойчивая  группа,  замешанная  еще  как  минимум  в  трех убийствах.
Последней жертвой должен был  стать  московский  коммерсант,  директор
торговой  фирмы  "Сол".  Он  узнал  об этом через несколько дней после
ареста  убийц-неудачников,  в  день  своего  рождения,   который   мог
оказаться девятым днем его поминок.
     Здесь надо  отметить  два   важных   обстоятельства.   Во-первых,
заказчик  не  был не только задержан,  но даже установлен.  Во-вторых,
организатор убийства планировал убрать коммерсанта в момент  перевозки
крупной  денежной  суммы,  которую  убийцы  хотели  присвоить.  Отсюда
следует,  что  к  классическому  заказному  убийству,   когда   киллер
"бескорыстен",  данный  случай  отнести  нельзя.  Кроме того,  судя по
сообщению, все трое задержанных были знакомы между собой, что опять же
наводит на мысль о непрофессионализме убийц.
     Но иногда происходит обратное:  между заказчиком  и  исполнителем
выстраивается целая цепочка посредников.  Так произошло, например, при
подготовке убийства директора КБ  "Новатор"  г-на  Смирнова.  Заказчик
выплатил  первому  посреднику  22  500 долларов.  При передаче каждому
следующему звену в цепочке сумма  соответственно  уменьшалась:  15000,
9000,  6000.  Киллер  получил  всего 3 тысячи "баксов".  Одним словом,
жизнь и смерть в России гораздо сложнее любой схемы.
     Вот, к  примеру,  как  "оформлялся  заказ"  на убийство директора
санкт-петербургского  аэропорта  "Ржевка"  г-на   Сухова.   Заказчиком
выступал,   как   нетрудно   было   предположить,   его   заместитель.
Организовать  устранение  своего  начальника  он  попросил  44-летнего
оператора котельной аэропорта.  Гонорар был обещан более чем скромный,
если учесть,  каким объектом заказчик предполагал завладеть - всего  4
тысячи  долларов.  Но оператор не захотел самолично идти на "мокрое" и
нанял для этой цели своего 21-летнего приятеля.  А орудие преступления
-  пистолет  "будапешт" - оператор одолжил у знакомого "авторитета" из
мурманской преступной группировки.  Директора  убили  в  9  утра,  как
принято,   в   подъезде  его  дома.  Паренек  оказался  смекалистым  и
действовал как профессионал:  не забыл сделать контрольный выстрел, не
поленился  выкинуть  пистолет.  Но  на  сей  раз  сотрудники угрозыска
оказались на высоте.
     Классическое заказное  убийство  раскрыли  в  начале  97-го  года
сотрудники МУРа,  УВД Северного округа Москвы и городской прокуратуры.
Они  нашли  и  заказчика,  и  исполнителя  казни руководителя одной из
крупнейших российских фирм звукозаписи ZeKo-Records Кирилла  Зеленова.
Оказывается, разгадка этой драмы находилась в самом названии фирмы.
     Пышные похороны Зеленова организовал (и в прямом,  и в переносном
смысле)  его  ближайший  деловой партнер,  соучредитель фирмы Владимир
Козлов. Они учредили ее на паях - 50 на 50 -  в  1991  году,  название
фирмы   (которое   вскоре  узнали  миллионы  любителей  поп-музыки)  -
сокращение фамилий соучредителей.
     Несмотря на  высокие  прибыли  знаменитой  компании,  в  какой-то
момент в  ее  руководстве  начались  трения.  Зеленев  выявил  крупные
растраты  в  фирме:  Козлов  продавал  крупные  партии аудио-кассет по
завышенным ценам,  а  всю  выручку  оставлял  себе.  В  итоге  Зеленов
заставил  своего  партнера  выйти из соучредителей компании,  что было
документально  оформлено  21  марта  1996  года.  Впрочем,   об   этом
догадывались   немногие  -  несмотря  на  конфликт,  Козлов  продолжал
работать  практически  на  той  же  должности.  Но,  как   подозревают
следователи, даже с этими незначительными переменами не смирился.
     ...Зеленова застрелили  прямо  в  его   служебном   кабинете   на
Кронштадтском бульваре,  43. Убийца несколько часов терпеливо поджидал
свою жертву,  сидя возле кабинета Зеленова. Как ни странно, он не знал
"объект"  в  лицо  и  всякий  раз,  когда в офис входил новый человек,
интересовался у сотрудников фирмы,  не директор  ли  это.  Наконец  он
получил  положительный  ответ.  Убийца  спокойно  вошел в директорский
кабинет и произвел шесть выстрелов из пистолета.
     Хотя был  составлен  подробный  фоторобот убийцы,  его нашли лишь
через полгода -  почти  случайно.  Весной  1997  года  сотрудники  ОВД
муниципального   округа   "Беговой"  задержали  группировку  рязанских
бандитов,  ограбивших одного компьютерщика.  В процессе  расследования
всплыли новые эпизоды - три разбоя и похищение человека.
     Следователи выяснили,   что   лидера   группировки   неоднократно
судимого  Юрия  Жуликова  (вот  уж воистину говорящая фамилия!) друзья
свели с Владимиром Козловым как раз в  тот  момент,  когда  тот  искал
исполнителя казни своего бывшего друга. На цене заказа сошлись быстро:
80 тысяч долларов.  В заказ входило,  кроме того, убийство наследников
предпринимателя - жены и сына.  Но эта часть спецпоручения по каким-то
причинам так и не была осуществлена.
     В качестве  предоплаты Жуликов взял от Козлова 20 "штук зеленых".
Орудие  казни  выделила   дружественная   кемеровская   "братва".   Но
интереснее всего выбор исполнителя заказа.  Своих парней Жуликов решил
не  подставлять.  А  потому  "мокруху"  поручили  должнику  -   доселе
законопослушному    Василию   Силушину,   которому   "посчастливилось"
врезаться в автомобиль одного из рязанских бандитов.  Ремонт  иномарки
он  оплатить  не  смог.  Сперва  его  "поставили на счетчик",  а потом
предложили более быстрый и легкий способ возврата долга - один  меткий
выстрел...
     Жуликова задержали 23 марта.  Силушина  -  5  апреля.  Еще  через
четыре  дня  провели обыск в офисе упомянутой компании по произведетву
компакт-дисков и арестовали г-на Козлова.
     А вообще зафиксировано немало случаев,  доказывающих, что слухи о
неуязвимых киллерах-демонах сильно преувеличены. Один из них произошел
в  июле  95-го,  в  Москве,  на  улице Панферова.  Около полуночи двое
преступников  "встречали"  в  подъезде  37-летнего  начальника  службы
безопасности "Финанс-банка" Алексея Крюкова.  Когда он вошел в подъезд
вместе со своей знакомой,  убийцы открыли огонь.  Но  раненный  Крюков
сумел  выхватить  свой  бразильский  "таурус"  38-го калибра и сделать
несколько прицельных выстрелов.  Крюков погиб,  но все же "прихватил с
собой" одного  из киллеров (пули попали ему в шею и в голову).  Второй
преступник скрылся. Но в любом случае это дает некоторые основания для
оптимизма:  чем  чаще киллеры будут встречать достойное сопротивление,
тем   меньше   будет   заказных   убийств.   Правда,   при    нынешнем
законодательстве  реальную  возможность  носить  оружие  имеют  только
охранники  и  военнослужащие.  И,  конечно,   бандиты,   для   которых
существует только один закон: воровской кодекс.
     Другой подобный случай произошел  в  начале  97-го  года  в  Уфе.
Убийца попался прямо на месте преступления, и, более того, сотрудникам
милиции пришлось буквально спасать его от самосуда разъяренной жертвы.
По  словам  оперативников,  "пострадавший  чуть  не  открутил  киллеру
голову".  "Неудачным" объектом оказался начальник службы  безопасности
одного из уфимских акционерных обществ Аркадий Иванцов.
     Как и положено в таких случаях,  убийца подстерег Иванцова в  его
родном подъезде,  предварительно вывернув на площадке перед лифтом все
лампочки.  Когда глава СБ направлялся к лифту,  киллер подошел сзади и
приставил  ствол  к затылку.  Но кромешная тьма сыграла с убийцей злую
шутку.  Он обо что-то споткнулся,  и выстрел пришелся не в голову, а в
шею.  По  идее,  и  этого ранения должно было хватить для того,  чтобы
жертва  рухнула  замертво.  Однако   этого   не   произошло.   Иванцов
развернулся и... залепил киллеру оплеуху.
     После чего между ними началась борьба не на жизнь, а на смерть, в
ходе  которой  киллер-неудачник  и  его  жертва переместились во двор.
Неизвестно, чем бы закончился бой, если бы дерущихся врагов не разняли
милиционеры.  Им  пришлось  буквально  вырывать  "снайпера" из крепких
объятий  раненого  охранника.  Как   только   на   руках   преступника
защелкнулись  наручники,  Иванцов  потерял  сознание.  А  врачи только
разводили руками:  они впервые  видели  человека,  который  при  таком
ранении,  потеряв столько крови,  оказался способен на столь серьезный
поединок.  Видимо,  возможности человека,  которому грозит смертельная
опасность,  гораздо  превосходят  все  мыслимые пределы.  А киллер был
настолько ошарашен и шокирован тем,  что произошло,  что на первом  же
допросе "сдал" всех заказчиков убийства.
     В данном случае убийца  оказался  профнепригодным.  Но  бывает  и
обратное  -  когда  киллеры  демонстрируют  просто виртуозное владение
огнестрельным оружием.  Своего рода подвиг Одиссея и его сына Телемаха
повторили  два стрелка в Саратове,  в ноябре 95-го.  Их жертвами стали
люди из банды Игоря Чикунова,  29-летнего "авторитета",  члена  совета
директоров   нескольких  фирм,  владельца  контрольного  пакета  акций
нефтяного концерна,  неформального  хозяина  крытого  рынка  в  центре
города и двух крупных магазинов.
     Чикунов и дюжина его товарищей мирно играли в карты  в  помещении
ТОО  "Гроза",  когда в дверях появились двое незнакомцев с пистолетами
"ТТ" в руках. Ровно за 20 секунд они расстреляли две обоймы. Результат
ужасен:  11  трупов и двое раненых.  Происшествие шокировало не только
саратовцев,  но и милицейское руководство в Москве: на место расстрела
сразу же прибыл первый замминистра внутренних дел Владимир Колесников.
По одной из главных версий,  суд над бандитами устроили два сотрудника
РУОПа. Все опять вспомнили о мифической организации "Белая стрела".

     Миф о  "Белой  стреле" - одна из самых невероятных и удивительных
легенд последнего времени.  Согласно этой  легенде,  честные  борцы  с
организованной преступностью из российских спецслужб поняли: открытая,
строго основанная на "Законе о милиции",  "Законе о  госбезопасности",
"Законе  об  оперативно-розыскной деятельности",  УК и УПК,  в строгом
соответствии с буквой закона борьба с организованной  преступностью  -
невозможна.  В тюрьму будут по-прежнему попадать только "шестерки", да
и  тех   будут   выкупать   за   деньги   из   "общака"   при   помощи
коррумпированных,  корыстолюбивых  судей.  Чтобы остановить преступный
беспредел,  нужна  тайная  война,  основанная  на  самосуде  и  скорой
расправе с лидерами криминалитета.  Нужна тайная организация, подобная
бразильским "эскадронам смерти" - подпольного полицейского "братства",
поставившего себе целью извести главарей тамошней преступности.  Такая
организация в начале 90-х якобы была создана и в России.
     Слухи о  существовании "Белой стрелы" вновь всколыхнулись в связи
с убийством Отари Квантришвили.  Но через некоторое время  по  каналам
агентства    "Крим-пресс"    возникшие    слухи   были   категорически
опровергнуты. Что еще больше убедило заинтересованную общественность в
том,   что   "нет   дыма   без   огня".  В  существовании  организации
"мстителей-антикриминалов" убеждал и тот  факт,  что  после  массового
исхода  профессионалов из бывших советских спецслужб многие подались в
преступные группировки,  стали киллерами.  Но кто-то, не расставаясь с
профессиональными  навыками,  мог  ведь  продолжать  бороться  и по ту
сторону баррикад - только уже без санкции продажных прокуроров  и  без
опеки безразличного к преступному беспределу милицейского руководства.
     Версия о существовании тайного братства разбивалась на  несколько
подверсий:
     1. "Белой стрелы" как таковой нет,  но существует серия секретных
операций  по  ликвидации  ключевых  "авторитетов"  и  воров  в законе.
Возможно,  при этом действовала одна и та же  группа  людей.  Возможно
также,  что  "заказы"  поступали от тех же преступников (например,  из
конкурирующих группировок),  но решение о том,  брать ли их, принимало
вполне официальное начальство.
     2. "Белая стрела" все-таки  существует.  Организация  создана  по
решению руководства нашей страны во имя самосохранения - от рвущихся к
власти Квантришвили и ему подобных.
     3. "Белая  стрела"  существует  только как проект,  неоформленная
идея.  При  развитии  нынешней  криминальной  ситуации  по  наихудшему
сценарию проект может быть реализован по приказу "сверху".
     4. "Белая  стрела"  -  всего  лишь  фантом,  след  многочисленных
разговоров,  кулуарно ведущихся в МВД, ФСБ, других спецслужбах. Каждая
смерть сотрудника,  погибшего от руки одного из членов расплодившихся,
как   трибы   после  дождя,  преступных  группировок,  укрепляет  идею
суперорганизации.  В  этом  случае  ее  главная  функция  -  месть   и
предупреждение.  Даже  неосуществимая  в реальности мечта о мести дает
пищу для многих слухов и перетолков.
     5. "Белая  стрела"  -  специально  сработанная  спецслужбами деза
универсального характера.  Для бандитов - чтобы не завирались и чтобы,
главное,  опасались применять насилие к людям в форме с погонами.  Для
бизнесменов - чтобы  знали  свое  место  и  свои  обязанности  кормить
чиновничество.  Для  населения  -  чтобы  поддержать  "упавший"  имидж
правоохранительных органов и спецслужб -  мол,  на  самом-то  деле  мы
можем, когда захотим и когда не мешают глупые законы.
     6. "Белая стрела" или аналогичная организация  с  другим  кодовым
названием  все-таки существует.  Более того,  ее суперпрофессиональные
руководители ждут своего часа - часа X, чтобы взять в свои руки власть
в  стране  и установить "диктатуру закона".  Возможно,  "Белая стрела"
создана во имя далеко идущих политических целей...
     Кстати, этот миф получил-таки свое, хотя и частичное, но реальное
воплощение. В Севастополе состоялся нелегальный съезд бывших советских
генералов и других высших членов КГБ,  разведки и МВД.  Была учреждена
организация  -  "Союз  советских  чекистов".   Некоторое   время   она
находилась  в  глухом  подполье,  а  потом заказала одному из крымских
издательств тиражирование своей программы.
     Представитель штаба  ССЧ,  полковник ГРУ в отставке Артур Тарасов
заявил:  "Мы не исключаем ситуацию,  когда  кто-то  совершит  какую-то
акцию  и  "спишет"  ее на нас.  Да и мы,  если придется показать зубы,
сможем  вполне  официально  взять  на  себя  ответственность  за  свои
действия и объяснить,  во имя чего мы так поступили.  В конечном счете
мы хотим стать той силой, которая наведет в стране порядок".
     По данным "Крим-пресс",  в штаб входят 19 офицеров и генералов из
разных стран СНГ.  Не скрывала  эта  организация  и  своего  намерения
создать вооруженный отряд из ста человек.
     Тот же  Тарасов  рассказал,  что  недавно  ездил  в   Киев,   где
встречался  со  "своими"  людьми  в  правительстве Украины,  а также с
"авторитетами" преступного мира.  Одна из  целей  визита  -  выбивание
кредитов для предприятий ассоциации "Спектр",  существующей под эгидой
союза.  Тарасов похвастался,  что поездка увенчалась успехом: "Кое-что
выделили те, кто наворовал. Но выделили добровольно. Организация ни на
кого не давила". Союз замахнулся и на "золото партии". Было объявлено,
что бывшие чекисты берутся за комиссионные разыскать счета, на которых
осели эти деньги,  и вернуть "на  родину".  Безусловно,  к  мифической
"Белой  стреле"  эта  организация прямого отношения не имела.  Но сама
тенденция - к объединению кадровых офицеров спецслужб на новом  уровне
и для новых задач - весьма характерна.
     Нечто подобное чуть было не создал и генерал Александр Лебедь - в
его  бытность  секретарем  Совета  безопасности.  С единственной целью
бороться с преступным  беспределом  команда  Лебедя  по  его  указанию
подготовила  мероприятия  и  документацию по созданию военизированного
подразделения  Совета  безопасности  численностью  в  50   тысяч   (!)
"стволов"  под  кодовым  названием  "Российский легион".  Для службы в
"легионе"    предполагалось    привлечь    отставных     бойцов     из
спецподразделений МВД, ФСБ и ГРУ, а также ветеранов войны в Югославии.
Причем не хорватских,  а сербских боевиков.  Почему именно  сербов?  В
подготовленных документах содержалась такая мотивация:  "Необходимость
противостояния    религиозно-духовной     воинственности     чеченских
сепаратистов  лучше всего понимают сербы и армяне,  на себе испытавшие
притеснения турок и познавшие в свое время  свободу  только  благодаря
России".
     Такая самодеятельность  стоила  Лебедю  поста.   Но   факт,   что
существует    сама    идея   создания   неподконтрольной   официальным
правоохранительным структурам организации отставных профессионалов  из
бывших  советских  и  российских спецслужб для борьбы с криминалитетом
"своими методами" - она,  эта идея,  буквально  витает  в  воздухе.  И
вполне  могла  или  может в недалеком будущем материализоваться.  Если
"Белая стрела" -  всего  лишь  красивый  миф,  то  появление  реальной
"третьей  силы"  в  противостоянии общество - криминалитет может иметь
для России гораздо более серьезные, даже катастрофические последствия.

     По многочисленным свидетельствам существуют  специальные  центры,
где  готовят  наемных убийц.  Неподтвержденные сообщения о таких базах
поступали из Средней Азии,  Забайкалья, кавказских республик. Об одной
из  подобных  учебно-тренировочных  баз  писал  в свое время и Дмитрий
Холодов:  "В городе Чучкове  Рязанской  области  (база  спецназа  ГРУ)
готовят  наемников  и  профессиональных  убийц  криминальные структуры
СНГ". Он обещал привести доказательства своему утверждению в ближайших
публикациях.  Но  не  успел.  Менее  чем через месяц после выхода этой
статьи жизнь отважного журналиста оборвала  самодельная  бомба,  умело
запакованная в дипломат.  Других желающих проникнуть в "святая святых"
института киллерства не нашлось.
     А совсем  недавно  тот факт,  что база в Чучкове далеко не всегда
использовалась по назначению, неожиданным образом подтвердился. В ходе
расследования деятельности секты "АУМ-Синрике" выяснилось,  что именно
на этой базе боевики проводили учебные стрельбы и  другие  занятия  по
боевой   подготовке  под  чутким  руководством  инструкторов  из  ГРУ.
Утверждают,  что все это санкционировал  бывший  секретарь  Совбеза  и
бывший вице-премьер Олег Лобов.



     По мере развития института киллерства его "профессора" изобретают
все новые  и  новые  способы  отправления  на  тот  свет  должников  и
конкурентов.   В   марте   97-го   в   Хабаровске  17-летний  учащийся
профтехучилища получил магнитофон с запиской,  поясняющей,  что это  -
"подарок   от  друзей".  Первая  же  попытка  его  включить  оказалась
последней.  Произошел  мощнейший  взрыв.  От  полученных  травм  юноша
скончался  на  месте.  Судя  по  всему,  бомбу изготовил профессионал.
Взрывная волна была узконаправленной: из остальных обитателей квартиры
никто не пострадал.
     Серийное производство не менее коварных "подарочков" организовали
в Эстонии. Примерно в те же дни, когда произошел взрыв в Хабаровске, в
полицейское  управление  города  Тарту  позвонил  анонимный  ревнитель
нравственности.  Он  утверждал,  что в одном из жилых домов на окраине
города действует база дельцов порнобизнеса.  Опергруппа отправилась по
указанному  адресу  и  действительно  обнаружила  целый склад кассет с
"клубничкой".  Но  когда  сержант  направился  с  одной  из  кассет  к
магнитофону,  порнодельцы  стали его умолять обойтись без немедленного
просмотра крутой эротики. "Иначе мы все - погибли!"
     Подпольная видеомастерская  на поверку оказалась подпольным цехом
по производству бомб.  После тщательного обыска в помещении обнаружили
мощные  взрывные  устройства.  Одни  были уже готовы к "употреблению",
другие находились еще в стадии сборки. Даже искушенный киноман вряд ли
отличил бы взрывоопасные кассеты от настоящих. Преступники старательно
наклеивали на каждую "адскую машину" фотографии из эротических фильмов
и любовных мелодрам. Чтобы вынести из подпольного цеха все лжекассеты,
стражам порядка пришлось призвать на помощь саперов.
     Для кого же предназначались эти "подарочки"?  Для нас, россиян. В
нашу страну совершенно беспрепятственно было  переправлено,  несколько
сот  порнобомбочек.  Большинство  из  них  было реализовано в Москве и
Санкт-Петербурге.  Последняя партия состояла из двухсот  видеомин.  По
данным  эстонской  полиции,  цеховики  работали  по  заказу  одной  из
российских преступных группировок.
     То, что   значительная   часть   оружия  "точечного"  уничтожения
поступает в Россию именно из Прибалтики, известно давно. Но это далеко
не  единственный  поставщик  смертоносного  товара.  Вообще  о каналах
поставки оружия и о самих торговцах мы уже знаем гораздо больше, чем о
тех,  кто  это  оружие  использует  для заказных убийств.  И поскольку
немало попыток переправить оружие было пресечено,  можно  судить  и  о
масштабах этой страшной торговли.
     А они действительно не могут не впечатлять.  В ходе только  одной
операции  "Арсенал",  проведенной московским РУОПом 7-8 мая 1996 года,
было изъято свыше пятисот единиц различного рода оружия и боеприпасов.
Из них:  21 "ствол", 400 "перьев", 479 единиц боеприпасов. В ходе этих
рейдов были задержаны несколько рядовых бойцов преступных  группировок
и  один  "авторитет"  из  тушинской преступной группировки.  У него на
квартире нашли помповое ружье "винчестер",  25 патронов к "ПМ" и 5 - к
"ТТ".
     Зафиксировано немало интернациональных  бригад,  торгующих  самым
разнообразным  оружием.  Так,  в  Верхневолжье  была  задержана группа
жителей Эстонии и Твери,  специализирующаяся на  поставках  оружия  из
Эстонии.   В   автомашине  "Ауди-80",  принадлежавшей  эстонцам,  было
обнаружено 15 пистолетов "ТТ" иностранного производства,  30 магазинов
к ним,  приспособления для бесшумной стрельбы.  Чуть позже было изъято
еще 10 стволов (аналогичного  происхождения)  с  боеприпасами  к  ним,
ввезенных  в  Тверь той же самой группой.  По мнению сотрудников УФСБ,
весь  арсенал  предназначался  москвичам  и  должен   был   произвести
"некоторый  шум"  в  самое ближайшее время.  Вообще Верхневолжье стало
одной из  узловых  перевалочных  баз  на  пути  торговцев  смертью  из
Прибалтики в Москву.
     А вот в южных областях России преобладают поставки  из  республик
Закавказья  -  прежде  всего  из Грузии и Азербайджана.  Один из таких
арсеналов  в  январе  97-го  был   доставлен   на   борту   вертолета,
прилетевшего в Сочи из Грузии.  Таможенники изъяли два карабина "СКС",
охотничье ружье "ТОЗ",  пять автоматов  Калашникова  и  полторы  сотни
автоматных  патронов.  Подобный же арсенал "приплыл" во Владивосток на
вьетнамском   теплоходе   "Куинь   Хоа".   Несмотря   на   иностранную
принадлежность  судна,  на  борту  работал  российский  экипаж,  члены
которого и занимались контрабандой.
     И все  же  большая  часть  оружия  попадает к нам по воздуху.  По
данным одного только Московского УВД, на воздушном и водном транспорте
лишь   в   1996   году  его  сотрудники  изъяли  около  ста  "стволов"
огнестрельного оружия,  около 5 тысяч единиц холодного, более 72 тысяч
штук  боеприпасов,  около  50  гранат,  более 3 килограммов взрывчатых
веществ,  более 7 тысяч газовых баллончиков и 160 газовых  пистолетов.
Для  большей наглядности - объем изъятого оружия и боеприпасов в целом
таков,  что на каждом четвертом авиарейсе могло  находиться  на  борту
воздушного  судна  по  одной  единице оружия,  около шести килограммов
боеприпасов и более килограмма взрывчатых, воспламеняющихся и ядовитых
веществ.  Страшно представить себе последствия, если все это сработает
в воздухе.
     Гораздо чаще,  чем  имена  киллеров,  становятся  известны  имена
торговцев оружием.  Так,  к трем с половиной годам лишения свободы был
приговорен  врач танкера "Дальнереченск" Евгений Комоза.  На суде была
доказана его  вина  в  незаконном  ввозе  на  территорию  России  двух
пистолетов   и  израильского  автомата  "узи".  Этот  арсенал  эскулап
приобрел в одном и портов Анголы всего за 350 долларов США.  Ранее  по
четыре  года  с конфискацией получили за провоз оружия мотористы этого
же  танкера  Анатолий  Красовский  и  Сергей  Феофилов.  Перед   судом
предстали еще двое моряков.
     15 января 96-го  года  "Дальнереченск"  прибыл  в  порт  приписки
Находку  и  сразу  же  был  блокирован  работниками правоохранительных
органов.  При обыске нефтеналивного судна в  различных  тайниках  были
обнаружены  10 стволов различного огнестрельного оружия и 105 патронов
к  ним.  Внимание  сотрудников  правоохранительных  органов  привлекли
пулевые пробоины в переборках столовой судна:  как выяснилось, по пути
к родным берегам новые владельцы стволов решили опробовать их  огневую
мощь. Необходимо отметить, что в действительности оружия в Анголе было
приобретено гораздо больше, но часть стволов по указанию капитана была
заблаговременно выброшена за борт.
     Еще двое торговцев оружием, промышлявших в Москве, как оказалось,
работали  на  семейном  подряде.  Сотрудники  УФСБ по Москве и области
задержали с поличным отца и сына  Бланк  (как  известно,  эту  фамилию
имела  мать Ульянова-Ленина).  Сложность операции состояла в том,  что
известные как крупные торговцы оружием Георгий и Олег Бланк  проявляли
предельную  осторожность  и  старались сбывать свой смертоносный товар
только мелкими партиями (1-2 ствола) и только "надежным" людям.
     Нечаянную помощь  оперативникам  оказал бывший подельник Бланков,
задолжавший им значительную  сумму  денег.  При  обыске  на  квартирах
задержанных  было  изъято  2 автомата "АКМ" с глушителями,  2 автомата
"борз"  (кстати,  чеченского  производства),  2  гранатомета   "Муха",
винтовка   "винчестер"   44-го   калибра,  2  пистолета  "браунинг"  с
глушителями,  2 пистолета "Вальтер" с  глушителями,  по  одному  "ТТ",
"АПС" (автоматический  пистолет  Стечкина),  граната  "РГД-5"  и более
тысячи боеприпасов различного калибра.
     Кстати, в    нынешних    криминальных   войнах   используются   и
гранатометы.  Вспомним  нашумевший  (во  всех  смыслах)   выстрел   из
гранатомета  по  американскому  посольству  в Москве.  Противотанковый
гранатомет "Муха" ("РПГ-18") использовался и при  стрельбе  по  зданию
Федерального   фонда   помощи   русским   беженцам,  расположенного  в
Тихвинском переулке.  Это, безусловно, были всего лишь акты устрашения
или демонстрации силы.  Но кто может ручаться, что оружие, которое уже
используется в центре столицы,  не будет задействовано в  криминальных
разборках?
     Далеко не  всегда  после  пресечения  канала  контрабанды  оружия
удается  установить  и  арестовать  всех участников цепочки незаконной
торговли - от исходного пункта  покупки  товара  до  конечного  пункта
сбыта.  Скорее  исключением,  чем  правилом,  можно  считать  операцию
Приморского краевого управления  ФСБ,  раскрывшего  две  разветвленные
сети продавцов смерти.  Как заявил полковник ФСБ Виталий Баранович, на
территории края длительное время действовал  клан  торговцев  оружием,
организовавший его контрабандный ввоз из Литвы.
     В преступную  организацию   входили   бывшие   военнослужащие   и
милиционеры,  члены  криминальных группировок Владивостока,  Находки и
многих  других  городов  Приморья  (по  делу  проходит  20   человек).
Любопытно, что непосредственным организатором литовского транзита была
пенсионерка из Находки,  систематически посещавшая Вильнюс для закупки
огнестрельного оружия.
     Она вышла на занимавшихся  аналогичным  бизнесом  членов  местных
группировок,   которые   обеспечивали   ее  "прикрытием"  и  оказывали
всяческое  содействие.  Помимо   этого,   предприимчивая   пенсионерка
организовала  канал  получения  боеприпасов  к  ввезенному  оружию  из
воинских частей,  дислоцирующихся на юге Приморья. В этой цепочке были
задействованы  даже  некоторые  офицеры  близлежащих  воинских частей.
Покупателями были  представители  криминальных  структур  и  некоторые
коммерсанты.  Часть  оружия  уходила  за  рубеж,  в основном в Японию.
Аналогичное дело было заведено и по второй сети торговцев смертью.
     Аналогичный преступный клан, занимающийся контрабандным экспортом
оружия,  накрыли и в Москве.  Когда стали известны имена -  а  точнее,
должности торговцев смертью, разразился нешуточный скандал.
     Московская милиция,  проведя  оперативную  разработку  одного  из
нелегальных   оружейных   каналов,   установила,  что  следы  ведут  в
Финляндию.  Выяснилось,  что в Россию  тайно  привозилось  излюбленное
оружие киллеров - пистолеты "браунинг",  "астра",  "арминус",  "люгер"
(помните,  с этой "пушкой" покушались на  Бориса  Федорова?),  которые
активно приобретали криминальные группировки столицы и города на Неве.
Когда  вышли  на  поставщиков   этого   ходового   товара,   изумлению
оперативников не было предела:  пистолеты и боеприпасы к ним через все
пограничные и таможенные барьеры провозили...  дипломаты!  А именно  -
сотрудники  российского  посольства  в Хельсинки,  используя таким вот
необычным образом свою дипломатическую неприкосновенность.  Оказалось,
что  контрабандой  оружия дипломаты занимаются давно и интенсивно - по
крайней мере в течение последних трех лет (сие открытие  было  сделано
весной  1997  года).  Что ж,  бизнес более чем рентабельный.  Навар от
продажи одного только пистолета "арминус" достигает 150-200 процентов.
Даром  что  в  Финляндии  оружие  продается  свободно,  без каких-либо
ограничений.
     К расследованию этой необычной "дипломатии" пришлось подключаться
Следственному  управлению  ФСБ  и   Управлению   контрразведывательных
операций  того  же  ведомства.  Дипломаты  потрудились  на  славу.  За
означенный период посольские работники ввезли более  250  "стволов"  и
десятки  тысяч  единиц  боеприпасов.  Поскольку  иностранцам разрешено
получать купленное оружие только при выезде из страны,  упакованные  в
фирменные коробки пистолеты передавались нашим,  с позволения сказать,
дипломатам едва ли не у пограничного шлагбаума.  При  перевозке  через
российскую  границу  посольские  работники даже не старались запрятать
свой драгоценный товар - иной раз клали "стволы" прямо в карманы своих
фирменных плащей и пиджаков.
     Сыщикам удалось  изъять  только  20  пистолетов.  Все   остальное
пополнило  арсеналы московской и питерской "братвы".  В сизо оказались
четверо дипломатов,  трое были сразу же уволены,  а  одного  почему-то
решили  пока  оставить  в  штате  известного  учреждения на Смоленской
площади. Кстати, судя по тому, что к следствию подключилось Управление
контрразведывательных  операций,  некоторые  дипломаты могли иметь еще
одну  миссию  -  шпионскую.  Одним  словом,  скандал  может   получить
дальнейшее развитие.
     Кстати, это далеко не единственный  пример  нелегального  бизнеса
дипломатических  служащих.  Так,  посольству  Италии в Москве пришлось
опровергать упорные слухи,  перенесенные на страницы столичной прессы,
о  причастности  сотрудников  посольства к контрабанде антиквариата из
России.  Между  тем  нет  дыма  без  огня.  Факт  задержания  в   ходе
таможенного  досмотра  грузовика  итальянской  транспортной  фирмы  по
подозрению в попытке незаконного вывоза с территории России  предметов
старины  действительно  имел  место  быть.  Следователи  имели  весьма
серьезные подозрения,  что антиквариат  принадлежал  трем  итальянским
дипломатам.
     Безусловно, главными поставщиками  оружия  для  Российской  Армии
становятся  воинские части,  где на складах скопилось немало "лишнего"
товара.  Конечно,  людей в форме толкает на преступление прежде  всего
тотальная  нищета  Российской  армии,  нежелание  и  неспособность  ее
руководства  начать  реальную   реформу.   Возникает   порочный   круг
неразрешимых проблем:  пока силен и вооружен криминалитет,  все больше
средств  будет  перетекать  в  "теневую  экономику"   и   оседать   на
заграничных  счетах,  тем меньше их останется в бюджете - в частности,
для выплаты военнослужащим (притом,  что  многие  части  находятся  на
гране  настоящего  голода),  тем  активнее люди в форме будут воровать
("списывать")  со  складов  оружие  для  передачи  его  представителям
криминальных структур, тем сильнее становится криминалитет...
     Вспомним нашумевший побег рядового Минина  из  дислоцированной  в
Москве  воинской части.  Известие о том,  что он себя не контролирует,
вооружен и уже кое-кого ранил,  всполошило весь город.  Но  когда  его
после  трехдневного  прочесывания  всех  чердаков  и подвалов все-таки
взяли,  оказалось,  что  парнишка,  доведенный  "дедами"  до   полного
отчаяния,  оружия  при себе не имел.  Как выяснилось,  первое,  что он
сделал после побега, - это передал унесенный автомат на продажу, чтобы
были  деньги на билет домой.  Желающих "толкнуть" его автомат он нашел
почти сразу...
     Воруют все:  от  рядовых до старших офицеров.  В Москве задержаны
два солдата-срочника,  похитившие  несколько  килограммов  взрывчатки.
Одного взяли ночью на улице Фонвизина с двумя кило пластида, а другого
- непосредственно в воинской части.  У последнего обнаружили  также  2
килограмма    пластида,    3    килограмма    взрывчатки    и   десять
электродетонаторов.
     Активно задействованы  в  оружейном  бизнесе  и  срочнослужащие в
Северной Осетии.  Целую  группу  солдат  арестовали  по  подозрению  в
хищении  десятков  единиц  огнестрельного оружия,  гранат,  патронов и
взрывчатых веществ из родной воинской части.  Все оружие и  боеприпасы
продавалось  жителям поселка Дачное Пригородного района - того самого,
где в начале 90-х  вспыхнул  осетино-ингушский  конфликт  и  население
которого   до   сих   пор  в  высшей  степени  милитаризовано.  Против
торговавших оружием "миротворцев" было возбуждено несколько  уголовных
дел,  все  они  арестованы,  а большая часть похищенного возвращена на
склад части.
     А в  Саратове  на  той  же  ниве  подвизались  старший  лейтенант
внутренних войск и ефрейтор-контрактник.  Местные руоповцы взяли их  с
поличным  - в тот момент,  когда военнослужащие передавали посредникам
свой  "товар":  три  гранатомета  "РПГ-26",   ручную   противотанковую
гранату, тротиловую шашку, револьвер, магазины к автомату Калашникова,
15 сигнальных ракетниц.
     Не гнушаются  приторговывать  оружием  и  боеприпасами  и старшие
офицеры.  Сотрудники УФСБ по  Калужской  области  за  участие  в  этом
преступном  промысле  задержали  майора  и прапорщика.  Они похитили и
пытались сбыть  15  килограммов  взрывчатки,  значительное  количество
патронов, гранат и прочей специфической продукции военных заводов. Все
это  предназначалось  для  пополнения  арсеналов  местных   преступных
группировок.
     Как это ни прискорбно констатировать,  тем же самым занимаются  и
некоторые генералы. Правда, на гораздо более высоком уровне и совсем в
других масштабах.  Один из самых громких скандалов последнего  времени
получил   название  "Еревангейт".  Речь  шла  о  тайной,  естественно,
незаконной продаже оружия для ведения крупномасштабных боевых действий
вооруженным  силам  Армении  и  Нагорного Карабаха.  Сумма продаж,  по
некоторым подсчетам,  достигала *1 миллиарда долларов*. Причем вся эта
валюта  была получена "черным налом",  поскольку никаких документов на
эти операции не оформлялось.
     Только с  1993  по 1996 годы со складов Группы российских войск в
Закавказье были переданы представителям Республики Армения:
     - 8 оперативно-тактических ракетных комплексов "Р-17",  к которым
летом 96-го были дополнительно переданы 24 ракеты;
     - 27 зенитно-ракетных комплексов "Круг" с 349 ракетами к ним;
     - 40  ракет  к зенитному комплексу "Оса";
     - 84 танка "Т-72" и 50 "БМП-2" с "ЗИПами" и имуществом к  ним;
     - 36 гаубиц "Д-39" (калибра 122 мм), 18 гаубиц "Д-20" и 18 гаубиц
"Д-1" (калибра 152 мм), 18 реактивных установок залпового огня "Град",
40 переносных зенитных ракетных комплексов "Игла" и 200 зенитных ракет
к ним;
     - 26 минометов и 7910 автоматов;
     - 306 пулеметов и 1847 пистолетов;
     - 20 станковых гранатометов;
     - около 230 миллионов патронов к стрелковому оружию,  в том числе
к крупнокалиберным пулеметам;
     - около 480 тысяч снарядов к "БМП-2" и "Шилкам";
     - около 500 тысяч снарядов к пушкам, гаубицам, танкам и "БМП-1";
     - 945 "ПТУРов" и около 350 тысяч ручных гранат.
     И это  далеко  не  полный  список.   Политики   все   это   молча
санкционировали  или  закрывали  на  это  глаза во имя высоких целей -
помощи    братскому    армянскому    народу    в     борьбе     против
азербайджано-турецких   захватчиков,   а   также   во  имя  ослабления
Азербайджана для более успешных переговоров по поводу  транспортировки
каспийской нефти.
     А вот у генералов цели были гораздо более конкретные - заработать
на  старость,  обеспечить детей,  внуков,  правнуков и,  если удастся,
праправнуков.  Сколько осело на их  зарубежных  счетах,  сколько  было
вложено  в бизнес,  сколько оприходовано при строительстве особняков -
предстоит  выяснить  (или  так  и  не  выяснить)   следствию.   А   мы
констатируем  только  две  вещи.  Во-первых,  этот миллиард долларов в
государственную казну  наверняка  не  попал.  Во-вторых,  значительная
часть  оружия  наверняка  перепала криминальным структурам и еще более
повысила их боеготовность для борьбы с правоохранителями и обществом в
целом.
     Но даже при таких  умопомрачительных  размерах  торговли  оружием
спрос   на   него   по-прежнему   превышает   предложения.   А  потому
зафиксированы случаи появления первых  подпольных  военных  заводиков.
Одно  из  таких  производств  было  налажено в уральском городе Миасс.
Сотрудники  ФСБ  и  милиции   вышли   на   кустарей   весьма   высокой
квалификации,  которые  обзавелись  чертежами,  шаблонами  и  штампами
деталей пистолетов и пулеметов и успели собрать несколько образцов.
     Один из   задержанных   изготовлял  детали  оружия  на  Уральском
автозаводе.  Другой подгонял их и частично собирал  на  своем  рабочем
месте  в  миасском троллейбусном управлении.  Третий "умелец" выполнял
свою долю военных заказов на автопредприятии. Задержанные молодые люди
(всем  им было по 20 с хвостиком) объясняли свое решение заняться этим
рискованным бизнесом хроническими задержками зарплаты.
     Уже не  вызывают  сомнения  и  факты торговли таким опасным видом
оружия,  как  химическое.  Следствие  по  делу  о  зариновой  атаке  в
токийском  метро,  предпринятой  боевиками  секты  "АУМ-Синрике",  уже
установило, что отравляющий газ зарин имел российское "происхождение".
Из   нашей  страны  экспортировалась  либо  техническая  документация,
необходимая для изготовления отравы в подпольных  лабораториях  секты,
либо  уже готовое химическое оружие (либо и то и другое).  Кстати,  на
признание одного из функционеров секты о том,  что чертежи и установки
по  производству  зарина передал экстремистам бывший секретарь Совбеза
Олег  Лобов,  оперативно   среагировали   в   российской   Генеральной
прокуратуре.  По  распоряжению  старшего  следователя  по особо важным
делам  Генпрокуратуры  Бориса  Уварова,  ведущего  уголовное  дело   о
незаконной   деятельности  "АУМ-Синрике"  в  России,  Олег  Лобов  был
допрошен.  И,  как  и  следовало  ожидать,  категорически  отверг  все
утверждения  о  своей  причастности  к  террористической  деятельности
секты.  Он заявил,  что в свою  бытность  секретарем  Совбеза  никаких
документов  японцам  не передавал и денег от них не получал.  Впрочем,
иного  ответа  и  не  следовало  ожидать  -  ведь  к  моменту  допроса
правоохранительные  органы  Японии не предоставили российским коллегам
ни  одного  официального  документа  по  результатам  предварительного
расследования преступной деятельности "АУМ-Синрике" у себя на родине.
     Кражи химического оружия зафиксированы,  в частности, в Шиханах -
крупнейшем   комплексе   страны,  где  уже  десятки  лет  складируются
отравляющие вещества и прочие  смертельно  опасные  химикалии.  Именно
отсюда,  как  установило  следствие,  был  похищен редкий яд,  которым
отравили известного банкира Ивана Кивелиди и его секретаршу.




     Несмотря на   то   что   над   биографией   легендарного  киллера
потрудилось немало публицистов,  в ней  до  сих  пор  остается  немало
"белых  пятен".  Точно известно время и место его рождения:  1960 год,
город Курган.  А вот по поводу его службы в  армии  до  сих  пор  идут
споры.  По  одним  данным,  он служил в бригаде спецподразделения ГРУ,
прикомандированной к Группе советских войск в Восточной  Германии.  На
Западе  спецназовцев  из  военной  разведки страшно боялись,  называли
"красными дьяволятами". Ходили слухи, что их тренировали для нападений
и  ликвидации высших военных руководителей стран - членов НАТО.  Но по
другой информации,  в спецназе ГРУ Солоник никогда  не  служил.  А  на
самом  деле  срочную  он  проходил  в  спортивной роте,  где показывал
отличные  результаты  в  кроссе,  а  вот  особо  меткой  стрельбой  не
отличался.  Что странно:  еще в юности он активно занимался спортивной
стрельбой, а также классической борьбой.
     Легенду о   ГРУ  мне  прокомментировал  бывший  адвокат  Солоника
Валерий Карышев:  "Мой клиент служил в Германии, но не в спецназе ГРУ,
куда его сейчас "приписывают". Просто рядом с территорией его воинской
части действительно тренировался спецназ ГРУ.  Он подолгу наблюдал эти
тренировки  и  стал буквально бредить идеей суперменства.  Была в этом
для него какая-то романтика.  Так что еще в армии  решил,  что  пойдет
работать в милицию".
     После демобилизации  устроился  на  работу  в  органы,  а  вскоре
поступил  в Горьковскую высшую школу милиции.  Но проучился там совсем
недолго - всего полгода.  Причины его ухода из органов покрыты мраком.
Видимо,  произошла  первая  в его жизни криминальная история,  которую
решили не раздувать, но от сотрудника с такими наклонностями предпочли
избавиться.
     "На гражданке" он женится вторично  (от  первого  брака  родилась
девочка,  от второго - мальчик) и устраивается работать могильщиком на
местном кладбище.  А осенью 1987  года  его  впервые  арестовывают  по
обвинению  в  изнасиловании.  Хотя  железных  доказательств  следствию
собрать не удалось,  да и "жертва" изнасилования обратилась в  милицию
через  много  месяцев  после происшествия (что само по себе наводит на
мысль о фальсификации),  советский закон был к Солонику строг:  8  лет
колонии  усиленного  режима.  Если  бы  не  такая жестокость к впервые
оступившемуся  пареньку  -  возможно,  и  не   было   бы   последующих
многочисленных  и загадочных убийств,  не было бы кровавой разборки на
Петровско-Разумовском рынке.  Но история сослагательного наклонения не
знает.
     Впрочем, по другой версии,  на счету у Солоника  было  целых  три
изнасилования, но в итоге удалось доказать только одно.
     Солоник в зону не захотел.  В день оглашения приговора,  в момент
встречи с супругой, он неожиданно выбил окно в комнате свиданий, ловко
прыгнул со второго этажа и был  таков.  В  бегах  Александр  находился
несколько  месяцев.  Добрался  до  Тюмени.  Там он решил избавиться от
особых примет - родинки на лице и татуировки на руке в виде короны. Но
не успел. Его взяли прямо в косметическом салоне.
     Хотя бывших  сотрудников  милиции  и  других  "органов"   принято
отправлять в специализированные колонии, Александра определили в самую
обычную  (сперва  отбывал  свой  срок  в  Перми,  потом  перевели  под
Ульяновск).  Как  только по зоне разнеслась весть,  что прибыл "мент",
его решили испытать на прочность.  Бой был  долгим  и  жестоким:  один
Александр  против  дюжины  рослых  зэков.  И он вышел из него,  хотя и
сильно потрепанным,  но с честью.  Больше  зэки  его  не  трогали.  Но
"своим"  он  не  стал  -  не  курил,  не  "садился на иглу",  не делал
татуировок,  все  время  "качался".  Держался  он  в  стороне   и   от
"отрицаловки" - от зэков,  которые принципиально не работают и не идут
ни на какие  компромиссы  с  лагерной  администрацией.  У  Солоника  с
"вертухаями" сложились вполне хорошие отношения.
     Но это "примерное поведение" было всего  лишь  видимостью.  Через
два года отсидки Солоник снова бежит, используя то обстоятельство, что
на промзоне, куда его направили работать, режим охраны гораздо слабее.
Служебная   собака   "вынюхала",   что   зэк  сбежал  через  небольшое
вентиляционное отверстие.  Солонику помогли  его  достаточно  скромные
габариты: ростом он был всего 167 сантиметров.
     Это произошло в апреле 1990 года.  На этот  раз  он  находился  в
бегах гораздо дольше - почти четыре с половиной года, - до трагедии на
Петровско-Разумовской.  Судя  по  всему,  вскоре   после   побега   он
становится   активным   членом   печально   знаменитого  "курганского"
преступного  сообщества,  Если  верить   его   первым   показаниям   в
"Матросской   тишине",   Солоник   вскоре  совершает  первое  заказное
убийство:  по приказу "крестных отцов"  им  застрелен  лидер  ишимской
преступной группировки. Убийство произошло 3 июля 1990 года в Тюмени -
то есть через полтора месяца  после  побега  из  Ульяновской  области.
Видимо,  Александру срочно понадобились большие деньги.  Свобода стоит
дорого.
     Вскоре Александр  перебирается  в Москву,  где приобретает кличку
Александр Македонский - за  умение  стрелять  по-македонски,  то  есть
сразу "с двух рук".  В российской столице желающих эксплуатировать его
таланты оказалось хоть отбавляй.  Зимой 1992 года  и  оперативники,  и
уголовники  испытали  сильное потрясение,  узнав об убийстве одного из
самых влиятельных (несмотря на молодость) воров  в  законе  -  Виктора
Никифорова по кличке Калина.  По одним данным,  он был внебрачным,  по
другим - приемным,  а по третьим - нареченным сыном Япончика.  Убийцу,
конечно, не нашли.
     Не проходит и полугода,  как возле известной столичной  дискотеки
"У  ЛИС'Са"  снайперский  выстрел  из  карабина оборвал жизнь не менее
влиятельного вора в законе,  лидера бауманской преступной  группировки
Валерия Длугача по кличке Глобус. Его не спасла ни солидная охрана, ни
бронированная иномарка.
     Наконец, 17  января  1994 года был убит еще один лидер бауманской
братвы - Владислав Виннер по кличке Бобон.  Во всех этих убийствах, по
официальной   версии,  Солоник  признался  и  даже  выезжал  на  места
преступления для проведения следственного эксперимента.
     А ранней  весной  рокового  для  Солоника  1994  года он выехал в
Тюмень - на разборки с Мамонтом (Андреем Рурой),  лидером самой мощной
здешней  группировки,  именуемой  "Десяткой".  В  офисе  фирмы "Герос"
Солоник долго убеждал Мамонта вернуть долг московскому банку  -  около
миллиона "зеленых". Мамонт, заручившись по телефону поддержкой у Отари
Квантришвили,  отвечает  категорическим  отказом:  "Ты  здесь  никто".
Солоник  возвращается  в  Москву,  и спецслужбы фиксируют переговоры в
клубе "Арлекино" между тремя "курганцами",  включая Солоника,  и двумя
лидерами  тюменской группировки,  оппонирующей "Десятке".  5 апреля из
снайперской винтовки убит Квантришвили,  а еще через пять дней тоже от
пули снайпера (стрелявшего,  кстати, с расстояния 70 метров), но уже в
Тюмени погибает и сам Мамонт.
     После всего этого легко объяснимо, почему Солоник предпочел лучше
отстреливаться  до  последнего  патрона,   чем   пойти   на   проверку
документов.   Правда,   когда   сотрудники   органов   правоохраны  на
Петровско-Разумовском рынке пригласили Солоника и его кореша пройти  в
комнату  милиции,  они  спорить  не  стали.  Если бы милиционеры сразу
обратили внимание на то,  что через руку  одного  из  задержанных  был
перекинут  плащ,  трагедии  можно  было избежать.  Под плащом оказался
автоматический пистолет "глок".  Его-то Солоник и разрядил  в  комнате
милиции.  Четверо  сотрудников  внутренних дел рухнули на пол.  Уже на
бегу - на рынке - он сразил еще двух охранников и милиционера. Солоник
с  легкостью  перемахнул  через  высоченный  забор  и  уже  был  возле
железнодорожного полотна,  когда его достала-таки одна пуля.  Несмотря
на  тяжелейшее  ранение  в  почку,  он  продолжал  убегать  и  лишь  с
величайшим трудом был пойман.  Его приятелю удалось  скрыться.  Больше
всего  милиционеров  поразили отметины на столбе,  за которым прятался
один из них:  все три пули, выпущенные Солоником на бегу, попали кучно
в "пятачок" размером с яблоко.
     Уже в тюрьме,  оправившись после операции на почке,  он продолжал
"качаться", изучал иностранные языки и даже литературу по компьютерам.
Видимо,  знал,  что все равно скоро сбежит.  Так и случилось  -  ровно
через восемь месяцев после поимки,  5 июля 1995 года. До него побег из
сизо э 1 не удавался никому.  По официальной версии, некой влиятельной
преступной  группировкой был внедрен в тюрьму на должность надзирателя
некий Сергей Меньшиков.  Он-то и принес подследственному  суперкиллеру
альпинистское снаряжение (веревку и крючья) и пистолет "браунинг". Под
одеялом был спрятан манекен,  а беглец с конвоиром вышли на крышу, где
находились прогулочные дворы, и по веревке спустились на улицу. Там их
уже ждала "БМВ".  Через некоторое время по новостному телетайпу прошла
информация, что из Яузы выловили труп Меньшикова. Но на следующий день
то же самое информационное агентство ее опровергло.
     Никакой достоверной   информации  не  было  и  о  местопребывании
Македонского. Его видели то в Испании, то в Италии, то на Кипре. И вот
1  февраля  1997  года  из  сообщений греческой прессы мир узнал,  что
неподалеку от местечка Варибоби,  в 20 километрах от Афин, "был найден
труп главы русской мафии". Смерть наступила от удушья.
     Обстоятельства этого "обнаружения" также  трактуются  по-разному.
По  одним  данным,  в  районе  13  часов  дня некто позвонил дежурному
офицеру управления полиции Варибоби и сообщил,  что в  лесном  массиве
найден  труп  неизвестного  мужчины,  спрятанный  в  матерчатый мешок.
Оперативно-следственная  группа,  прибывшая  на  место   происшествия,
установила,  что 37-летний мужчина был задушен капроновым шнуром. Хотя
он  был  в  верхней  одежде,  никаких  бумаг  в  карманах  убитого  не
обнаружили.  Но когда отпечатки его пальцев и другие данные заложили в
компьютер,  сомнений не осталось:  убит тот самый "курганский  Рэмбо",
киллер  э  1,  который  был  объявлен  Россией  в федеральный розыск и
приметы которого по всему миру разослал Интерпол.
     Однако по   свидетельству   сотрудников  РУОПа  ГУВД  Москвы  все
происходило несколько иначе.  30 января  в  Шереметьево-2  приземлился
самолет   из  Франкфурта,  на  котором  прибыл  гражданин  Греции  г-н
Коландопулос.  Он же - Андрей Колигов - один из  лидеров  "курганской"
преступной группировки. Руоповцы встречали знатного "курганца" прямо в
аэропорту.  На допросах он был нем как рыба,  но оперативники  все  же
выяснили:  Колигов только что встречался в Афинах с Солоником.  Первым
же авиарейсом опергруппа вылетает в греческую столицу.
     Уже в греческом аэропорту старший по группе узнает из телефонного
разговора с Москвой,  что на ближайшей  бензозаправке  их  ждет  некая
посылка.  Действительно, в указанном месте был найден пакет. На другой
день в помещении Интерпола,  в присутствии  полицейских  из  Афин,  со
всеми  мерами  предосторожности  пакет  был вскрыт.  Там оказался план
какой-то местности,  сделанный от руки,  и подписи по-русски.  Была  и
приписка: "Вы хотели Солоника - так получайте".
     На указанное  в  плане   место,   в   район   Варибоби,   прибыла
интернациональная   бригада  правоохранителей.  Оперативник,  видевший
Солоника в тюрьме,  осмотрел труп.  "Он!" - уверенно сказал  руоповец.
Выходило,  что  удавку Солонику набросили сразу после вылета руоповцев
из Москвы...
     Эта загадочная  гибель  суперкиллера и неясные обстоятельства его
обнаружения  породили  новую  волну  слухов   и   "прозрений":   стали
поговаривать, что убит вовсе не Солоник, а его двойник - тем более что
после пластической операции его лицо якобы было неузнаваемым. Возникла
и  версия  о  том,  что  в  компьютерную  базу данных Интерпола на имя
Солоника  были  заложены  заведомо  неверные,  не  принадлежащие   ему
отпечатки   пальцев.  Отсюда  делался  вывод,  что  обнаружение  трупа
Солоника - не более чем  театрализованное  представление.  Суперкиллер
жив, и скоро о его подвигах вновь услышит мировая общественность.
     Страсти накалялись благодаря тому обстоятельству,  что ни ФСБ, ни
МВД  официально  не  подтверждали  известие  о  гибели  особо опасного
преступника.  В  прокуратуре   отказались   что-либо   сообщать   даже
престарелым родителям Александра Солоника. Им лишь предложили вылететь
в Грецию для опознания сына и доставки его тела в Россию. Естественно,
за   свой  счет.  А  в  прессе  появлялись  все  более  фантастические
подробности.  Например,  рассказывалось,  что после побега Македонский
якобы перебрался в родной Курган,  где некоторое время жил под охраной
спецназа. А уже потом, дождавшись получения греческого паспорта, отбыл
в Афины.
     Кстати, сенсационное  известие  о  гибели  грозы  русской  мафии,
ставшего   греческим   гражданином   Владимиром   Кесовым  (новое  имя
Солоника),  породило нешуточный дипломатический скандал. Узнав, что на
основании   своего   якобы  греческого  происхождения  Солоник  вполне
официальным путем получил в греческом  консульстве  в  Москве  визу  и
новый   паспорт,   МИД   Греции   решило  отреагировать  с  адекватной
жесткостью.  Глава внешнеполитического ведомства приказал отозвать  из
стран Восточной Европы, в том числе и из России, всех работников своих
посольств и консультантов,  прослуживших не менее трех  лет.  Все  они
оказались  под подозрением в злоупотреблении при выдаче виз "грекам по
крови",  без учета  их  прошлых  судимостей  и  других  "особенностей"
биографии.  В  результате  в  Грецию въехали десятки тысяч выходцев из
бывшего СССР.  У  многих  из  них  оказалось  не  только  криминальное
прошлое,  но  и  криминальное  настоящее  - как,  к примеру,  у лидера
"курганской" группировки Колигова - Коландопулоса. По словам одного из
понтийских  греков,  выступившего по афинскому телевидению,  настоящий
греческий  паспорт  с  визой  для  въезда  на  "историческую   родину"
продается в Москве за 2-3 тысячи долларов.
     Заговорили и о том,  что в Греции суперкиллер жил не  один,  а  в
окружении  своих  "корешей",  которые образовали там мощную преступную
группировку.  Ей,  в частности,  приписывался налет на  дом  в  Мениди
(неподалеку  от  Афин),  где  жила  семья понтийского грека из Грузии.
Бывшего  кавказца  подозревали  в  организации  поставок   наркотиков.
Налетчики,  разговаривавшие  между  собой  по-русски,  застрелили двух
человек.  Это  произошло  за  несколько  дней  до  обнаружения   трупа
Солоника.
     Полицейские нашли  и  три  виллы  в  Лангониси,  которые  снимали
Солоник  и  его  люди.  При  обыске  в одной из них обнаружили автомат
Калашникова,  патроны,  крупные  суммы  валюты,  банковские   чеки   и
фальшивые  документы.  По  свидетельству  соседей,  Солоник  жил здесь
вместе с некой Наташей,  которую считали его  женой.  Она  работала  в
меховом  магазине на улице Никодиму в центре Афин.  Он нередко заходил
за ней после  работы,  делал  дорогие  подарки  -  серьги  и  колечки,
которыми  она хвасталась перед подругами.  Журналисты сочли,  что речь
идет об известной фотомодели Наталье  Ильиной,  которая  после  гибели
суперкиллера  якобы  спешно  вернулась в Россию.  Но из нижеследующего
интервью  с  адвокатом  Солоника  следует,  что  гипотеза  журналистов
неверна.
     Последняя загадочная история связана  с  исчезновением  в  Греции
известной    московской   фотомодели,   неоднократной   победительницы
престижных конкурсов красоты Светланы Котовой.  Она приехала в Афины в
конце января 1997 года, чтобы отправиться на конкурс красоты в Италию.
По заявлению родственников,  выгодную работу  и  участие  в  рекламных
съемках  Свете  обещал  некий Валера,  звонивший из Греции.  Между тем
спецслужбам было известно,  что Солоник скрывался как раз  под  именем
Валера.
     Несколько раз Света перезванивала домой, сообщила, что поселилась
в   пригороде   столицы   Лангониси,   где   были   обнаружены  виллы,
принадлежащие людям Солоника.  В тот самый день,  когда был  обнаружен
труп суперкиллера, красавица исчезла. Накануне вечером Света позвонила
в Москву и сообщила,  что наутро отправляется на  съемки.  А  один  из
последних   звонков   перед   внезапным   отъездом,   как   установили
полицейские, фотомодель сделала именно на виллу Солоника (была сделана
расшифровка всех ее переговоров по мобильному телефону).
     А еще через пару недель полицейские афинского пригорода  Саронида
сделали  страшную  находку.  Они  прочесывали  этот  район  в  поисках
краденых запчастей к автомобилям,  которые попрятали в  разных  местах
воры-албанцы. Ничего необычного обнаружить им не удалось - до тех пор,
пока  не  позвонил  в  полицию  местный  житель,  нашедший  в   кустах
заржавленное   охотничье  ружье.  В  указанном  месте  стражи  порядка
обратили внимание на выглядывавший из-под земли чемодан (возможно, его
откопали бродячие собаки). Полицейские со всеми предосторожностями его
открыли... и в ужасе отпрянули. Окровавленный кусок человеческой плоти
при    ближайшем   и   более   хладнокровном   рассмотрении   оказался
обезглавленным туловищем женщины без рук и без ног.
     По тревоге  на  место  происшествия  были  вызваны специалисты из
отдела по убийствам службы безопасности центрального округа Аттика. Из
неглубокой (1,5 метра) могилы извлекли дорожную сумку,  в которую были
аккуратно   уложены   голова    и    конечности    покойной    девушки
(врач-криминалист  определил,  что  жертве  неизвестных  изуверов было
около 20 лет),  а также банное  полотенце  -  в  него  были  завернуты
внутренности.
     Несмотря на то что труп,  как  выяснилось,  пролежал  под  землей
около трех месяцев,  криминалисты предприняли попытки снять у покойной
отпечатки  пальцев.  И  одновременно  запросили   через   Интерпол   у
российской  милиции снимки зубов,  данные о ДНК и отпечатки пальцев...
Светланы Котовой.
     Свою главную  и  единственную  версию  следователи  не  скрывали:
страшная находка в Сарониде  -  это  то,  что  осталось  от  пропавшей
российской фотомодели.  В пользу этой версии говорил хотя бы тот факт,
что труп найден в 300 метрах от виллы "Наташа" - одной из  трех  вилл,
арендованных  Солоником и его людьми.  Кроме того,  полицейские видели
фотографию Светланы,  которую родственники несчастной девушки передали
в афинские газеты еще в феврале,  и сочли, что сходство с той, которую
откопали,  - налицо.  Вскоре в Грецию  для  опознания  трупа  вылетели
Светины родители.
     Поскольку наиболее достоверные сведения  о  Солонике  могут  дать
только  те  люди,  которые были с ним лично знакомы,  автор этих строк
встретился  с  его  бывшим  адвокатом  Валерием  Карышевым.  Как   раз
незадолго  до  нашей  встречи  адвокат  побывал  в Греции и провел там
собственное мини-расследование. Вот его рассказ.
     - С  Солоником  как  адвокат  я  начал  работать  сразу после его
доставки из 20-й городской больницы  тюремного  отсека  в  "Матросскую
тишину"  в  конце  октября 94-го.  И вел все его дела до побега 5 июля
95-го года. Мы встречались почти ежедневно. Беседовали практически обо
всем  -  он  был,  в общем-то,  открытым человеком.  Полагаю,  что мне
удалось составить достаточно подробный психологический  портрет  моего
клиента.
     Он сильно отличался от всех прочих представителей блатного  мира,
с которыми мне приходилось иметь дело.  Никогда не употреблял спиртных
напитков,  не курил,  не "кололся". Он всегда был готов пойти на риск,
но  при  этом всегда подстраховывался.  Но у него была одна слабость -
женщины.  Он был любвеобильной  натурой,  очень  сильно  увлекался.  В
последнее  время  перед арестом он жил с известной фотомоделью Наташей
И.  Она его ждала почти как жена  декабриста.  Она  хотела  стать  его
полноценной супругой,  хотя все мы, включая Солоника, ее отговаривали.
По настоянию Наташи мой коллега Алексей  Загородний  летал  в  Тюмень,
чтобы  добиться  развода от второй жены нашего клиента.  Не знаю,  что
произошло между ними после побега,  но они расстались.  Сейчас  Наташа
вышла замуж за какого-то бизнесмена.
     Когда спустя месяц или полтора после побега он прибыл  в  Грецию,
Солоник  своему  кредо  не  изменил.  Тем  более что русских девушек в
Греции очень много  -  они  съехались  сюда  со  всего  бывшего  СССР.
Работают в ночных барах, в дешевых магазинах. По словам Кости Грека, о
котором я расскажу чуть ниже,  не проходило  недели,  чтобы  на  вилле
Солоника не появилась очередная танцовщица или официантка. Но Саша был
ко всему еще  и  романтиком,  он  искал  "принцессу".  Кроме  того,  в
понимании     криминальных     "авторитетов"    неотъемлемой    частью
джентльменского набора,  помимо "шестисотого Мерседеса"  и  мобильного
телефона, является высокооплачиваемая фотомодель с длинными ногами.
     В ноябре - декабре 96-го года он инкогнито (под  чужой  фамилией)
приезжал  в  Москву.  То  ли  на презентации,  то ли в ночном клубе он
впервые увидел ЕЕ - Свету.  Узнав,  что она фотомодель агентства  "Ред
Стар",  он,  уже находясь в Греции,  вычислил ее телефон.  Отказа этот
человек не знал. И действительно после долгих уговоров она согласилась
приехать  в  Грецию.  Он ее встретил в аэропорту.  Эту встречу снимали
скрытой камерой сотрудники одной из российских спецслужб - о  чем  мне
впоследствии рассказал один из моих информаторов.
     Когда нашли труп киллера э 1, в Греции был невообразимый шум - по
нашим меркам, это страна маленькая, все друг друга знают. Естественно,
многие заинтересовались судьбой Светы -  но  ни  в  каких  полицейских
протоколах,  ни  в  каких  хрониках ее имя не мелькало.  В то же время
нашлись люди,  которые видели,  как она уезжала из страны. Но никто не
знал  -  куда.  Представители  правоохранительных  органов  также меня
заверили,  что Света жива на 100 процентов, но, вероятно, очень сильно
напугана  и  потому  скрывается.  (Карышев  давал это интервью за пару
недель до страшной находки в 300 метрах от виллы Солоника.)
     Моя задача  была  достаточно  банальна:  по  поручению  родителей
Солоника я должен был выяснить, он ли действительно погиб. Если да, то
постараться  привезти  его  тело  в  Россию,  а  если  это невозможно,
захоронить его в Греции.  Я вышел  на  российское  консульство,  нотам
дипломатично ответили, что раз Солоник по паспорту был греком, значит,
российские власти в это дело не вмешиваются.  Я обратился в  Интерпол,
там  подтвердили,  что  осуществляли за ним наблюдение,  но какую-либо
информацию предоставить отказались,  поскольку я являюсь адвокатом,  а
не представителем спецслужбы.
     И все же я узнал,  что его тело  находится  в  специальном  морге
полиции.  Я  нашел  неофициальный  способ вместе со своим переводчиком
пройти в это помещение и тщательно осмотреть тело.  После пластической
операции  и  стрижки под машинку его действительно было трудно узнать.
Но шрамы от пулевого ранения в спину и операции на почку  не  оставили
никаких сомнений:  это был Александр Солоник.  Вернувшись в Россию,  я
рассказал обо всем,  что увидел, его матери (до последнего времени она
работала  в  Кургане  медсестрой).  Оформив  загранпаспорт,  Валентина
Григорьевна вылетела в Грецию, забрала тело сына из морга и похоронила
его на местном кладбище.
     Надо сказать,  что вопрос,  действительно ли убит именно киллер э
1,  интересовал не только правоохранительные органы, но и, в неменьшей
степени,  криминальные  структуры.  Потому  что  сейчас  назрел  новый
передел сфер влияния в Москве. Япончик под арестом в Америке, Михась -
в женевской тюрьме,  Паша  Цируль  умер  в  Лефортове.  Большая  часть
крупнейших  лидеров  нейтрализована.  Главным  снайпером  предстоящего
передела мог явиться Солоник,  именно он был способен  поставить  свои
точки  над  "и".  Когда  я стал собираться в Грецию,  каким-то образом
некоторые криминалы об этом  узнали,  и  ко  мне  поступило  несколько
звонков  с  просьбой хорошенько в этом деле разобраться и предоставить
им по возвращении максимальную информацию.
     Чтобы восстановить полную картину его жизни в Греции, я попытался
через русскую общину найти людей, с которыми Солоник мог пересекаться.
Здесь  выходцев  из  России,  Казахстана,  Молдавии  и Грузии называют
понтийскими греками. Когда в Грецию началась повальная эмиграция, всем
понтийским   грекам  без  проблем  давали  гражданство  и  присваивали
греческие фамилии.  Так уезжал и Солоник:  его паспорт был  подлинным.
Итак,  через  своего переводчика,  тоже понтийского грека,  я вышел на
русскую общину.  Я заметил,  что поначалу при  одном  лишь  упоминании
фамилии  Солоник  все  от нас буквально шарахались.  Но постепенно мне
удалось установить контакт с  представителями  криминальных  структур,
которые достаточно спокойно говорили,  что знали его,  видели,  где он
жил.
     Парадокс заключается   в   том,  что,  несмотря  на  пластическую
операцию (на нижней части лица) и строжайшее  соблюдение  конспирации,
Солоник  не  всегда  умел держать язык за зубами.  Было в нем какое-то
фанфаронство.  Помню,  еще  в  тюрьме,  во  время  свидания,   Солоник
неожиданно  сболтнул  подследственному из другого корпуса (члену одной
из московских группировок),  что он - тот самый суперкиллер.  Весть об
этом немедленно обошла всю тюрьму. А ведь его могли там убить: так как
он первоначально признался  в  убийстве  нескольких  "авторитетов",  у
Солоника появилось немало "кровников".  В Греции у него был паспорт на
имя Владимира Кесова, он часто выдавал себя за русского консула. Но на
самом деле очень многие знали, кто он такой.
     Вообще Греция буквально напичкана русскими мафиози: кто на отдыхе
находится,  кто  в  бегах,  кто  на  "пмж"  -  кому в России "кислород
перекрыли". На тусовках, где собираются наши бандиты: в казино, ночных
клубах,  кафе,  в основном на площади Аммония,  я узнавал немало своих
бывших клиентов.  Наша "братва" ведет  себя  здесь  достаточно  мирно,
никаких серьезных "разборок" не проводит.  Несмотря на это, российские
группировки уже контролируют в Греции и  на  Кипре  несколько  казино,
ресторанов  и  даже  крупных магазинов.  Большая часть русских мафиози
вскоре после убийства Солоника спешно покинула территорию страны:  все
понимали, что последуют активные следственные мероприятия...
     Но мне улыбнулась удача. Дело в том, что буквально на второй день
после  моего приезда в местных газетах прошло сообщение,  что в Грецию
прибыл адвокат Солоника  на  предмет  выяснения  обстоятельств  гибели
суперкиллера.  (Кстати,  с момента своего первого визита в полицейский
участок я сразу понял, что за мной установлено наружное наблюдение, на
хвосте   постоянно   висели  две  машины,  причем  "топтуны"  даже  не
скрывались.) В одном из  кафе  к  моему  переводчику  подошел  молодой
человек   и  сказал,  что  может  дать  нам  кое-какую  информацию  по
интересующему нас вопросу. На следующий день была назначена встреча.
     Оказалось, что на меня вышел личный телохранитель киллера э 1. Он
представился как Костя Грек,  сказал,  что приехал из России пять  лет
назад.  В  июле  95-го  от  его  знакомых  поступило  предложение быть
переводчиком  и  одновременно  телохранителем  русского   коммерсанта.
Сперва Костя даже не догадывался, что опекаемый им "коммерсант" - один
из самых  опасных  преступников  России.  Приехав  в  Грецию,  Солоник
поначалу пребывал в полнейшем бездействии:  лежал на пляже, "качался",
купался, загорал... Одним словом, отдыхал.
     Сперва частенько   менял   виллы,   но,   почувствовав   себя   в
безопасности,  надолго закрепился на одной, в районе Афин. В последние
месяцы  перед  убийством у Солоника было сразу три арендованных виллы.
Покупать их  смысла  не  было,  поскольку  он  постоянно  перемещался.
Средняя стоимость аренды виллы с бассейном - от 5 до 10 тысяч долларов
в месяц.  Во всех этих домах я побывал,  их оказалось совсем  нетрудно
обнаружить. У Солоника был джип "Мицубиси-Паджеро", достаточно дорогая
"игрушка".  (В день  убийства  он  бесследно  исчез.)  Вообще  он  был
настоящим  автолюбителем.  По  его  просьбе  я часто приносил в тюрьму
каталоги машин,  журналы "Авторевю".  Он с наслаждением их изучал, мог
часами рассказывать мне о преимуществах той или иной модели.  Столь же
страстно любил и оружие.  Солоник был большим знатоком в этой области.
До  ареста  он снимал в Москве две соседние квартиры,  одна из которых
целиком использовалась под оружейный склад. Чего там только не было!..
     Где-то с  сентября  -  октября  к  нему  стали  приезжать люди из
Москвы.  Многих он ездил  встречать  в  аэропорт.  Костя  Грек  на  их
переговорах,  конечно,  не присутствовал. Спустя некоторое время после
очередного  визита  Солоник  покупал  карту  какой-нибудь  европейской
страны  -  Германии,  Испании,  Италии - и подолгу ее штудировал.  Его
греческий паспорт давал ему  право  свободного  въезда  практически  в
любую из этих стран.
     Чаще всего он "отлучался" в Италию.  Возвращался обычно в хорошем
расположении духа,  иногда устраивал небольшую дружескую пирушку - при
этом пил лишь дорогое сухое  вино.  Между  тем  в  газетах  появлялись
шокирующие публику сообщения: например, в Германии убит Шакро-старший,
в Италии убит еще один крупный "авторитет".  Впрочем,  не  думаю,  что
таких акций было уж очень много. Ведь каждую подобную операцию Солоник
всегда готовил кропотливо и тщательно.  (Он рассказывал мне немного  о
своей  "работе"  в России.) Каждую свою жертву он выслеживал в течение
достаточно длительного периода,  пытался собрать об "объекте" максимум
информации, изучал его рабочий день, привычки, слабые места.
     В большинстве  случаев  он  работал  не  один.  У  Солоника  было
определенное прикрытие,  его всегда кто-то подстраховывал. Более того,
многие операции,  в которых  он  принимал  участие,  были  разработаны
совсем  другими  людьми.  Иной  раз  он  получал "заказ",  а потом его
отменяли.  К примеру,  по  словам  моего  клиента,  однажды  ему  было
заказано убийство Отари Квантришвили, но в итоге это дело перепоручили
другому.
     Надо отметить,  что  предварительное следствие так и не доказало,
что он исполнил хотя бы  один  "заказ".  Да,  он  сперва  признался  в
убийстве Глобуса,  Калины и еще одного "авторитета" из Тюмени.  Но как
было добыто это признание? С тяжелейшим ранением в спину (полученном в
результате   перестрелки   на   Петровско-Разумовском  рынке)  он  был
доставлен в 20-ю больницу.  Он не сомневался,  что умрет, - по крайней
мере  в этом его всячески убеждали врачи (не исключаю,  что по просьбе
милиции).  Врачи говорили открытым текстом:  не  сможем  тебе  помочь,
слишком  большая  потеря  крови,  ты  погибнешь.  Тем  же  вечером его
посетили  муровцы,  они  достали  видеокамеру,  и  Солоник,  лежа  под
капельницей,  в  полубреду  им  что-то наговорил.  Позже от всех своих
показаний он отказался.
     Когда произошло   убийство   Листьева,   Солоник   находился  под
следствием. Несмотря на это, к нему в тот же день пришли из только что
созданной  следственной бригады и спрашивают:  "А это случайно не твоя
работа?"  Он  говорит:  "Конечно,  моя.   Вышел   из   сизо,   грохнул
телевизионщика и вернулся назад".  - "Ну хорошо.  А не можешь сказать,
кто это сделал?" - "Могу.  Это сделали те люди,  которых в живых давно
уже нет".
     Кстати, среди профессиональных киллеров,  по рассказам  Солоника,
есть   немало   женщин.   Саша   мне  говорил,  что  представительницы
прекрасного пола - отличные стрелки и хладнокровнейшие убийцы. Женщину
нанимать тем выгоднее, что она всегда вне подозрения.
     Гонорары киллера такого уровня,  как Солоник,  иногда исчисляются
сотнями  тысяч  долларов.  Часто  Александр  сам определял цену.  Ведь
затраты на "заказ" всегда оправдываются:  когда  кого-то  убирают,  то
коммерческая   структура,   которую  опекал  (контролировал)  покойный
"авторитет",  скорее всего перейдет к тем, кто заказывал это убийство.
Через своих информаторов Солоник узнавал,  интересы каких коммерческих
структур затрагиваются в результате данной акции, какой "экономический
эффект"  дает  его  меткий  выстрел,  и исходя из собранной информации
корректировал предложенную сумму.  Но иногда,  как  говорил  Саша,  он
работал не за деньги, а "за интересы".
     Почему, несмотря на немалый капитал,  который он,  судя по всему,
сколотил за эти годы, Солоник продолжал заниматься "черновой" работой?
Видимо,  были какие-то веские причины,  по которым он не мог "выйти из
схемы".  Недаром  говорят:  в преступный мир можно войти за рубль,  но
чтобы выйти - надо платить уже два.  Если, конечно, Солоник работал по
заказам  уголовников.  Но  если его хозяином была спецслужба,  то ни о
каком выходе из игры вообще речи быть не могло.
     Его гибель   окутана  еще  большей  тайной,  чем  его  жизнь.  На
сегодняшний день осталось три версии:  первая  -  его  убили  люди  из
спецслужбы.  Вторая  -  его устранила итальянская мафия.  Третья - его
"заказали"  российские   бандиты   (например,   "кровники",   решившие
отомстить за убийство Глобуса).  В вероятности последнего я сомневаюсь
хотя бы потому,  что "кровникам" было бы легче достать его  в  Москве:
весть  о  его  визите в российскую столицу распространилась достаточно
широко, хотя в газеты так и не попала.
     "Итальянской" версии придерживается Костя Грек. По его словам, на
очередное дело Солоник вскоре должен  был  выехать  именно  в  Италию.
Между прочим, за последнее время там убили много наших "авторитетов" и
еще несколько российских криминальных лидеров арестовали.  Сейчас  эта
страна   вообще   в   моде  у  нашего  криминалитета  -  здесь  хорошо
представлены  и  "солнцевская  братва",   и   дальневосточные   кланы.
Вероятно,  экспансия  русских  не  могла не встретить сопротивления со
стороны некоторых итальянских  "семей".  Кстати,  похищение  и  удавка
также очень похожи по почерку на тамошних мафиози.
     По сведениям,  полученным  в  частной  беседе  от   представителя
греческого  консульства,  незадолго до этого происшествия в посольство
позвонила танцовщица  местного  ночного  клуба,  русская  девчонка,  и
Солоника фактически "сдала". Посольство тут же передало эту информацию
в полицию.  Впрочем,  после  моих  многочисленных  встреч  с  местными
правоохранителями  я  пришел к выводу,  что о нахождении здесь беглого
суперкиллера спецслужбы знали с самого начала.  Например, вскоре после
его  побега сюда приезжали люди полковника Стрелецкого.  Интерпол тоже
имел всю необходимую информацию по этому поводу.
     Каждая из   этих  версий  будет  тщательно  рассмотрена  в  книге
"Солоник -  палач  мафии",  которую  я  готовлю  к  изданию  вместе  с
московским  журналистом Леонидом Шаровым.  Еще находясь в следственном
изоляторе, Саша неоднократно говорил мне о возможности написания книги
о  нем  и  даже  хотел,  чтобы по ее материалам был снят остросюжетный
боевик.  На роль режиссера он  почему-то  выбрал  Никиту  Михалкова  и
предложил  мне  начать  с  ним соответствующие переговоры.  На книгу и
фильм уже была выделена определенная сумма.  Но неожиданный побег внес
в наши планы существенные коррективы.
     Общение с Солоником и  другими  лидерами  криминалитета  укрепило
меня в мысли,  что существует секретная организация спецслужб, которая
занимается физическим уничтожением преступных авторитетов. Дело в том,
что  по  сегодняшнему  правовому  статусу  "вора в законе" он не может
выполнять  роль  участника  какого-либо  преступления.  Он  не   может
убивать, он не может грабить, он не может носить оружие. Как говорят в
этих кругах, "масть не разрешает". Он может быть только организатором,
третейским    судьей    или    казначеем   "общака".   Одним   словом,
правоохранительным  органам  подобраться  к   ворам   в   законе   или
"авторитетам",   которые  часто  выступают  всего  лишь  как  идеологи
преступного мира, практически невозможно.
     Следовательно, спецслужбам   доступны  только  незаконные  методы
давления на лидеров криминального сообщества:  заказные  убийства  или
искусственное  сталкивание одной группировки с другой.  Кто может быть
исполнителем этих убийств?  Либо  нанятый  под  определенный  контракт
профессиональный   ликвидатор,   либо   "стрелок"   из   конкурирующей
группировки.  Кстати, большинство киллеров даже не знает, какая именно
структура  заказала  его  работу:  все  происходит исключительно через
посредника.
     Причастны ли спецслужбы к его побегу? Судите сами. Девятый корпус
"Матросской  тишины"  "просвечивается"  вдоль  и  поперек.  Повсюду  -
сигнализация, видеокамеры, прослушивающие устройства.
     Почему никто не  обратил  внимания  на  строительный  вагончик  с
мягкой  крышей,  который  за  две  недели  до побега Солоника появился
аккурат под окнами его камеры? (Видимо, его подстраховывали на случай,
если  бы  порвалась  веревка  или  пришлось бы срочно спрыгивать.) Как
случилось,  что  именно  в  день  побега  одновременно  выключили  все
мониторы по девятому корпусу и при этом отключили сигнализацию? На эти
вопросы тюремная администрация вразумительного ответа не дала  до  сих
пор.  Ясно  одно:  один лишь конвоир Меньшиков организовать все это не
мог.  Кстати,  куда исчез сам Меньшиков,  неизвестно до  сих  пор.  По
крайней  мере  я  уверен,  что Солоник его не убивал.  У него был свой
кодекс чести,  и, как это ни странно звучит, он отнюдь не был жестоким
человеком.
     Если версия о помощи спецслужб при побеге верна,  значит,  он был
им  нужен  для каких-то акций за рубежом.  Мы не знаем конкретики,  но
общий смысл этих предполагаемых  акций  понятен:  за  последнее  время
невероятное  количество  денег,  нажитых преступным путем,  увезено за
рубеж.  Не только лидерами преступных сообществ, но и пирамидчиками, и
так  называемыми  теневиками.  Работа  по  защите  Ильюшенко  и Янчева
убедила меня в высоком профессионализме наших спецслужб и в  том,  что
развал  КГБ  -  это миф.  Они по-прежнему в курсе абсолютно всех наших
дел,  особенно тех людей, которые их интересуют. Поэтому я уверен, что
спецслужбы   имеют  достаточно  подробный  список  этих  пирамидчиков,
теневиков,  "авторитетов"   с   номерами   их   счетов   и   указанием
контролируемых ими компаний.  Цель ясна:  вернуть эти деньги в Россию.
Весь вопрос, какими средствами и в чью пользу.
     Но если  Солоник  работал  по  спецпоручениям - почему его все же
решили убрать?  Есть несколько вариантов.  Либо он требовал увеличения
гонорара, либо он отказывался выполнять какое-то задание, либо он стал
действительно слишком опасен  и  даже  вышел  из-под  контроля.  Также
нельзя забывать,  что с момента его побега изменилась ситуация в самой
России.  Серьезные изменения произошли в руководстве многих спецслужб.
Нет  больше  коржаковской СБП,  Барсуков больше не возглавляет ФСБ,  а
Трофимов - московское УФСБ,  смещен с  поста  главы  столичного  РУОПа
некогда  могущественный  Рушайло.  Отставники  вполне  могли опасаться
каких-то разоблачений.  А что  может  быть  серьезнее,  чем  обвинение
руководителя  спецслужбы  в  санкционировании  заказного  убийства?  С
другой стороны, Солоник просто мог лишиться соответствующей "крыши". И
сразу же стал обычным смертным.

     Между тем версию Карышева,  похоже,  полны решимости опровергнуть
греческие правоохранительные органы.  Они,  в частности, выяснили, что
незадолго  до  гибели  Солоник  предпринял попытку убийства в северном
греческом городе Салоники "крестного  отца"  своей  родной  курганской
мафии Андриана Асатряна.  Но, несмотря на миф о стопроцентной гарантии
исполнения любых заказных убийств,  на сей раз удача была  на  стороне
Асатряна.  Он вышел из этой передряги целым и невредимым.  После чего,
по  версии  полиции,  организовал  против  своего  бывшего   соратника
заговор. Полиция предположила, что убийство Солоника осуществил Сергей
Кашлев,  "правая рука" главаря "курганской мафии". По этой версии, его
помощниками  в  этом  "мокром  деле" были русские мафиози Джим и Дима,
которые сразу же после гибели суперкиллера вместе  с  Кашлевым  спешно
покинули  Грецию  и  больше здесь не появлялись.  У аэропорта Афин они
бросили свои шикарные авто -  джип  "Тойоту"  и  новенькую  "Ауди".  В
машинах,  а  также  на  арендованной  ими  вилле  было найдено большое
количество огнестрельного и прочего оружия.
     Впрочем, и  это  всего  лишь  одна из версий.  Свои главные тайны
русский палач унес с собой - в греческую землю.



     Хотите верьте,  хотите  нет,  но  словосочетания  "организованная
преступность"  в Уголовном кодексе Российской Федерации нет.  И вообще
из сотен преступлений,  предусмотренных нашим законодательством,  лишь
три  в той или иной степени можно отнести к интересующему нас явлению.
Это организация незаконного вооруженного формирования  или  участие  в
нем  (ст.  208),  организация преступного сообщества или участие в нем
(ст.  210) и бандитизм (ст.  209) -  создание  устойчивой  вооруженной
группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, руководство
такой группой или участие в ней.  208-ю статью принимать в  расчет  не
следует   -   во-первых,  никто  не  знает,  что  считать  вооруженным
формированием (к примеру,  вооруженных людей, постоянно "тусовавшихся"
на  даче  у  "короля"  Пушкинского  района  Акопа  Юзбашева и время от
времени отправлявшихся "на дело",  осудили за хранение оружия, а вовсе
не   за   "формирование"),   а   во-вторых,   максимальное  наказание,
предусмотренное  этой  статьей,  -  три  года.  Так  зачем  же  огород
городить?  Легче  осудить  за  хранение и ношение оружия - и отправить
бандита на  гораздо  более  длительный  отдых.  В  общем,  статья  эта
практически  не  применяется.  То  же  самое можно сказать о 210-й:  в
прежнем кодексе ее не было,  когда и как ее принимать, не знает никто,
кроме самих законодателей, которые, как известно, в отделениях милиции
не сидят и в машинах с мигалками не дежурят.  По идее,  по  ней  можно
осудить  любого  "авторитета"  и  большинство  воров  в законе.  Но на
практике у всех пойманных лидеров преступной  среды  по-прежнему  ищут
наркотики и пистолеты - чтобы хоть за что-то зацепиться.
     Остается бандитизм. Но и его у нас почти что нет - если, конечно,
верить  официальной  статистике.  За весь 1996 год правоохранительными
органами зафиксировано лишь 316  случаев  бандитизма,  из  них  в  304
случаях   преступления  считаются  раскрытыми.  Что  значит  раскрыты?
Уничтожены банды?  Отнюдь.  Просто переданы в суд (который  еще  может
вынести  оправдательный  приговор  или отправить дело на доследование)
304 дела в отношении  небольших  бригад  -  структурных  подразделений
крупных мафиозных образований.  К примеру,  повязали троих солнцевских
рэкетиров,  обирающих челноков во Внукове,  - дело о банде раскрыто. А
солнцевская группировка - живехонька,  набирает обороты,  финансовый и
политический капитал.
     А о достоверности даже такой статистики недвусмысленно высказался
Генеральный прокурор России Юрий Скуратов:  правоохранительные  органы
занимаются     прямой     фальсификацией,    поскольку    на    каждое
зарегистрированное       преступление        приходится        два-три
незарегистрированных.
     Более реальные цифры звучат в частных выступлениях  руководителей
силовых структур.  Так,  по данным замминистра внутренних дел,  в 1995
году в России значительно активизировали свою деятельность 2600  банд.
По  крайней  мере  200  из них имели межрегиональные связи,  несколько
десятков активно  взаимодействовали  с  криминальными  структурами  за
пределами  России.  Только  на  Украине  и в Узбекистане насчитывается
около 400 группировок,  которые тесно связаны с российским  преступным
миром.  За  два предыдущих года российские банды совершили около 20000
преступлений,  среди них 218 убийств, 785 вооруженных нападений и 1469
разбойных  нападений.  В Москве в том же году насчитывалось 20 крупных
группировок, общие силы которых оцениваются в 8000 бойцов.
     Не надо  быть криминологом,  чтобы ясно понимать:  организованная
преступность отнюдь не ограничивается бандитизмом.  И все же  банда  -
неотъемлемая часть этого явления,  движущая сила пятой власти.  Другое
дело,  что нет строгой методологии - что именно  считать  бандой,  что
именно  -  преступным  сообществом,  а  что  -  незаконным вооруженным
формированием.  Руоповцы находят изящный выход: называют крупные банды
ОПГ    -   организованными   преступными   группировками.   При   этом
подразумевают,  что деятельность ОПГ,  в отличие от простых  банд,  не
ограничивается   традиционными  преступными  промыслами  -  грабежами,
разбоями,  захватом заложников,  что "авторитеты" постоянно  расширяют
сферу своих интересов, участвуют в различных - легальных и нелегальных
-  видах  бизнеса  и  даже  в  политике.  По   другой   классификации,
группировками     называют    московские    криминальные    структуры,
провинциальные  же  именуют  бандами.  Все  это  создает   невероятную
путаницу,  никто толком не знает, сколько действует группировок и банд
в стране,  сколько - в Москве,  сколько ликвидировано,  сколько  вновь
появилось,  сколько  в  них  постоянных  бойцов,  сколько из них село,
сколько погибло.
     И все   же...   И  все  же  не  зря  организованную  преступность
сравнивают с раковой опухолью.  Мы не знаем толком, откуда берутся эти
проклятые раковые клетки, мы не всегда знаем их общее количество, куда
они в данный момент устремлены,  какую часть организма уже захватили -
и какую планируют в ближайшем будущем. И все же мы многое о них знаем:
как именно они себя проявляют,  где в данный конкретный момент  живут,
что способствует их размножению,  а что - их гибели,  что вообще можно
от них ждать,  как  лучше  от  них  предохраняться,  как  лучше  всего
лечиться  (лечиться  -  еще  не значит вылечиваться).  Мы научились их
классифицировать  -  по  количеству  пораженных  участков   тела,   по
наименованию "контролируемых" ими внутренних органов.
     То же самое с бандами.  Мы  классифицируем  их  по  величине,  по
специфике   деятельности   (банда   убийц,  банда  вымогателей,  банда
угонщиков),  по названиям городов - откуда пришли бандиты и где осели,
по   именам   их   лидеров  (банда  Лабоцкого,  банда  Мансура,  банда
Ларионовых),  по  связям  с  другими   оргпреступными   группировками.
Правоохранители в принципе знают, как с ними бороться. Более того, все
время этим занимаются - с тем же успехом, с каким врачи лечат от рака.
Лечение  сводится  в  основном к тому,  что на непродолжительное время
снимается боль - или,  в лучшем случае, хирургическим путем вырезается
злокачественное образование. Лечение от оргпреступности примерно такое
же - отдельными акциями,  о которых громко оповещается общественность,
снимают    социальную    напряженность,   страх   перед   криминальным
беспределом,  отдельными кавалерийскими налетами уничтожают  отдельные
"очаги поражения".
     "Об искоренении организованной  преступности  сейчас  не  рискует
говорить  уже  ни  один  городской чиновник,  - констатирует известное
московское издание.  - Борьба правоохранительных органов со  столичным
"спрутом"  фактически  сводится  к  отрубанию  каких-то  щупалец этого
монстра.  Руоповцы охотятся лишь за самыми наглыми бандитами - с  тем,
чтобы все остальные мафиози держались "в рамках приличий".
     Число онкологических  заболеваний  и  оргпреступных  формирований
растет  и  будет расти.  По крайней мере до тех пор,  пока не появятся
более современные методы лечения и профилактики.
     Великая криминальная   резолюция   привела,   по  сути,  к  новой
гражданской  войне,  войне,  объявленной   российским   криминалитетом
российскому же гражданскому обществу. Как и в гражданской войне начала
века,  правительственные войска бьются не на жизнь,  а  на  смерть,  с
многочисленными  бандами,  расплодившимися  по всей территории страны,
появившимися во всех городах и весях.  Но если тогда,  в 20-х, процесс
борьбы   с  бандами  носил  все  же  конечный  характер  -  уничтожили
петлюровцев,  уничтожили махновцев,  уничтожили басмачей, в таких-то и
таких-то  регионах установлен мир и порядок,  - то теперь этот процесс
стал бесконечным -  как  отрубание  голов  у  гидры:  на  месте  одной
появляются две новых.  По статистике,  милиция ежедневно уничтожает по
две преступные группировки. И что от этого меняется?
     Сообщения о  поимке  и  уничтожении  банд похожи одно на другое -
разница только в деталях и названиях городов.
     Май 1995  года.  Генеральная  прокуратура  объявила  об окончании
следствия  по  делу  братьев  Ларионовых.  За  бандой,  орудовавшей  в
Приморье,   числятся  18  убийств,  организация  взрыва  жилого  дома,
повлекшего человеческие жертвы, похищение людей. Обвинение предъявлено
15   человекам.   Главарь   банды   -   Сергей   Ларионов   -  крупный
предприниматель Владивостока,  владелец почти десятка компаний. В ходе
оперативно-следственных    мероприятий   изъято   большое   количество
огнестрельного оружия и боеприпасов,  а также специальная  аппаратура,
среди  которой  и  полиграф  - детектор лжи.  В группировке работали и
бывшие  сотрудники  правоохранительных  органов  -  они  вели   розыск
неугодных банде лиц.
     Декабрь 1995 года.  Согласно  обобщенной  статистике  МВД,  самой
кровавой бандой,  ликвидированной московской милицией в уходящем году,
стала группировка бывших десантников и  спецназовцев  из  Новокузнецка
(главарь - Лабоцкий).  На счету сибиряков свыше 60 убийств. Нежелающих
платить  дань  бандиты  убивали   остро   заточенными   туристическими
топориками.  "Захватив" таким образом родной город,  они перебрались в
Санкт-Петербург,  а затем и в Москву. Началом конца банды стала череда
внутренних конфликтов и убийство главаря.
     Февраль 1996 года.  Прокуратура Нижегородской  области  завершила
предварительное   расследование   по   делу  о  преступлениях  местной
бандитской группировки,  арестовано 17 человек.  На их счету - десятки
убийств,  разбойных  нападений,  квартирных  краж  в Нижнем Новгороде,
Томске и Баку.  Выйти на преступную организацию сотрудники прокуратуры
и уголовного розыска сумели в ходе расследования совершенного в Нижнем
Новгороде убийства местного  преступного  "авторитета"  Пикина  и  еще
четырех человек, находившихся в принадлежавшем ему особняке. Материалы
уголовного дела составили 100 томов.
     Июль 1996  года.  В  Саратове  начался  судебный процесс (кстати,
первый в постперестроечном Саратове) над бандой из 20 человек, которые
обвиняются   в   убийствах,   похищении   людей,   разбоях   и  других
преступлениях.  Большую  часть  зафиксированных   преступлений   банда
Силкина  совершила  во время разборок с конкурирующими группировками в
Заводском районе в 1992-1994 годах.
     Март 1997   года.   Рабочий   город   Котовск,   по   утверждению
пресс-службы МВД,  очищен от рэкетиров в результате жесткой  операции,
проведенной   тамбовской   милицией.  Многочисленная  банда  вместе  с
главарем по кличке Медведь захвачена опергруппой управления по  борьбе
с  организованной  преступностью  на  "стрелке"  -  во время получения
бандитами рыночной "дани".
     Апрель 1997   года.   В   Екатеринбурге  завершено  расследование
деятельности   коммерческой   фирмы,   превратившейся   в   бандитскую
группировку.  Служба  безопасности компании "Новая гильдия" занималась
физическим уничтожением конкурентов хозяев. На счету фирмы - 8 убитых,
многочисленные  факты  вымогательства,  другие тяжкие преступления.  К
уголовной  ответственности  привлечен  21  человек,  половина  из  них
обвиняется в бандитизме.

     Итак, даже  из  этих,  вырванных  их контекста криминальной жизни
страны сообщений можно заметить некие общие  тенденции:  специализацию
региональных   банд,  величину  их  "личного  состава",  их  уголовную
активность.
     Гораздо сложнее   и   многообразнее  жизнедеятельность  мафиозных
образований в крупных мегаполисах,  прежде всего  в  Москве,  где,  по
разным  оценкам,  вращается  от  70  до  90  процентов всех финансовых
потоков страны и куда,  как комары на огонь, слетаются уголовники всех
мастей  со  всех  концов СНГ и даже из многих стран дальнего зарубежья
(еженедельные громкие разборки во  вьетнамской  общине  в  Москве  уже
никого не удивляют).
     Что касается "заезжих" банд,  то после  ликвидации  Новокузнецкой
бригады  наиболее  сильные  позиции  в  Москве  до  последнего времени
сохраняли казанцы и курганцы.
     *Казанская* группировка  действует  в  Москве  с начала 90-х.  Ее
численность точно установить не удается по причине постоянной миграции
участников и частой смены лидеров.  По экспертным оценкам,  постоянный
состав  ОПГ  не  превышает  200  человек.  Официальная  статистика   о
преступлениях  и  правонарушениях,  совершенных  жителями  Татарстана,
также не  отражает  активность  ОПГ:  к  уголовной  ответственности  в
основном привлекаются мелкие группы, которые совершают уличные грабежи
и  хулиганства,  прибывают  в  Москву  и  состоят  преимущественно  из
подростков.  Вообще  же  речь скорее нужно вести не о единой казанской
ОПГ, а о нескольких более мелких группах, сформированных в основном из
жителей   Татарстана.  Наиболее  устойчивы  три  ОПГ  -  борисковская,
кировско-тукаевская,  "теплоконтроль" - постоянно конкурирующие и даже
конфликтующие  друг  с  другом.  Лидеры группировок (Француз,  Гитлер,
Кондрашкин и другие) постоянно "заказывают" друг друга.  Опорные точки
группировки:   ресторан   "Золотой   дракон",   казино   в   гостинице
"Севастополь",  Специализация: работа по найму в качестве боевиков при
разборках   между   "коренными"  московскими  группировками,  а  также
контроль за коммерческими палатками.  Из крупных коммерческих проектов
-  операции  с  продукцией  КамАЗа  и  нефтью из Артемьевска.  Казанцы
придерживаются "воровских понятий" и жестко подчиняются "авторитетам".
     В последнее   время   сильно  пошатнулись  позиции  *курганского*
бандформирования.  С начала  90-х  ее  бессменными  лидерами  являлись
знаменитый   суперкиллер   Александр   Солоник  (Саша  Македонский)  и
уголовный авторитет Виктор Романюк (Витя Курганский). Курганцы активно
сотрудничали  с ореховцами,  а затем с коптевцами - парням из Зауралья
отводилась роль боевиков на разборках и исполнителей заказных убийств.
Сперва курганцы работали на гонорарах, потом - за долю в бизнесе. Так,
Солоник получал от коптевских часть дани,  собираемой ими с  торговцев
Петровско-Разумовского  рынка.  Когда  Македонский  был  арестован,  а
коптевцам объявила войну неизвестная группировка - перестреляв всех их
"авторитетов"  -  стали  нести  потери и курганцы.  У торгового центра
"Садко-Аркада" было совершено покушение на Витю Курганского - он чудом
остался жив.  В январе 96-го на улице Алабяна неустановленные кавказцы
убили трех активных участников  курганской  преступной  группировки  -
Пересадило,  Суринова  и  Кузнецова.  Еще двое "бригадиров" - Вячеслав
Хабаров и Валерий Акмаев - были расстреляны  в  Гольянове.  Любопытно,
что это случилось на Курганской улице.
     Ощутимые удары были  нанесены  и  со  стороны  правоохранительных
органов. Поводом к массированному наступлению на курганцев стал мощный
взрыв,  потрясший Москву 13 сентября 1996 года.  Тогда на заложенном в
лифт  жилого  дома  взрывном устройстве подорвался житель Архангельска
Александр  Привалов.  Согласно  оперативным   данным,   к   устранению
архангельца  прямое отношение имела курганская преступная группировка.
17 декабря на Осеннем бульваре был задержан прописанный  в  Курганской
области   Владимир   Дергунов,   у   которого  милиционеры  нашли  две
противопехотные   мины   "МОН-50"   и   автомат   Калашникова.   Затем
оперативники  задержали  еще  одного курганца - Дилигенского,  который
находился в федеральном розыске по обвинению  в  краже.  Позже  обыски
прошли   на   квартирах   совладельцев   ночного  клуба  "Арлекино"  и
торгово-ресторанного комплекса "Садко-Аркада"  (по  данным  милиции  -
опорных  точек  курганцев)  Александра  Черкасова  и  Анатолия Гусева.
Одновременно был проведен обыск у адвоката курганцев Валерия Карышева.
Наконец,  30  января 1997 года в аэропорту Шереметьево-2 был арестован
последний (после смерти  Солоника)  лидер  курганцев  Андрей  Колигов.
Успешные  действия  против  курганцев  в одном из интервью отметил сам
Генеральный прокурор России Юрий Скуратов. По его словам, за последний
год  было арестовано 18 активных членов группировки - и от этого удара
она уже вряд ли оправится.
     Что касается  "коренных"  мафиозных  образований,  то  они  делят
московские сферы влияния  в  основном  по  территориальному  принципу:
члены одной банды "работают",  расслабляются и проживают, как правило,
в одном и том же районе. У каждого преступного клана есть свои опорные
точки,  излюбленные  места  для  встреч  - гостиницы,  казино,  рынки,
рестораны,  кафе,  сауны...  К  примеру,  коптевские   всегда   любили
обсуждать  свои  проблемы  в  Коптевских  банях,  а курганцы - в клубе
"Арлекино".  Так что  названия  большинства  криминальных  организаций
носят не символический,  а вполне практический,  конкретный характер -
не случайно в газетах время от времени появляются карты Москвы с четко
очерченными границами уголовных "вассальств".  Подавляющее большинство
"вассалов"   имеют   собственные   фирмы,   через   которые   спокойно
"прокручивают"  взимаемую  с  подвластной им территории дань.  Всего в
столице насчитывается более двухсот серьезных бригад.
     Более крупные криминальные образования обычно именуют преступными
сообществами. Сообщество состоит из нескольких преступных организаций,
которые  в  свою  очередь  делятся на преступные группы.  За "образец"
можно взять солнцевскую группировку.  На "штаб",  в который входит 5-6
"авторитетов",  замыкается  около тридцати бригад.  В каждой бригаде -
приблизительно  десять  отрядов  по  дюжине  бойцов  в  каждом.  Таким
образом,  в  "списках  личного  состава"  сообщества,  если бы таковые
составлялись,  насчитывалось бы три тысячи бойцов.  Впрочем, поскольку
значительная часть бандитов находится в бегах,  на лечении за границей
или за решеткой, к тому же любая группировка несет еженедельные потери
в живой силе, реально в строю находится вдвое, а то и втрое меньше. Но
и этого немало.  Система "команд" отработана настолько,  что в  случае
аврала  в  течение  получаса  могут быть собраны до 500 человек (целый
пехотный батальон!) с оружием.
     "Личный состав", кстати, неоднороден. В одних группировках, как в
казанской,  доминируют матерые уголовники и рецидивисты, в другие, как
в   подольскую,   рекрутируются   исключительно   спортсмены,   третьи
(например,  курганцы)  состоят  в  основном  из   бывших   сотрудников
спецслужб и армейских спецподразделений.  Кроме того,  строгое деление
происходит  и  по  этническому  признаку:  различают  "славянские"   и
"кавказские" группировки, находящиеся между собой в постоянной борьбе,
но время от времени заключающие "геополитические" союзы.
     Наиболее могущественными  "славянскими" преступными сообществами,
базирующимися на территории московского  региона,  можно  считать  три
московских        группировки        -       измайловско-гольяновскую,
коптевско-долгопрудненскую и солнцевскую,  а также две подмосковные  -
подольскую  и  ногинско-балашихинскую.  О  них  мы расскажем отдельно.
Растеряли  былую  мощь,  но  по-прежнему  опасны  казанцы,   ореховцы,
бауманцы,  таганцы, мазуткинцы, ленинцы. Поднимают голову подмосковные
бандформирования: пушкинцы, любера, одинцовцы, долгопрудненцы.
     Центр Москвы  традиционно держит *таганская* группировка.  Именно
она контролирует  подавляющее  большинство  торговых  рядов  и  мелких
коммерческих  структур,  расположенных  в  пределах  Садового  кольца.
Сравнительно молодая - сформировалась как устойчивое сообщество только
в 1989 году.  Первоначальный капитал накопила на кражах автомашин и на
операциях с наркотиками.  К 1995 году насчитывала более  100  активных
участников. Охотно рекрутирует несовершеннолетних. Имеет разветвленные
межрегиональные связи  -  Украина,  Средняя  Азия,   Дальний   Восток,
Северный  Кавказ  и  Закавказье,  Калининград.  Традиционно  поддержку
таганским оказывают  люберецкие,  подольские  и   балашихинские.   Под
"крышей" у  группировки  -  автосалон  в  Кунцеве,  часть  структур на
Курском,  Павелецком и Киевском вокзалах,  в аэропорту  Домодедово.  С
таганцами   за  влияние  на  центральные  районы  традиционно  борется
*мазуткинская* ОПГ.  О ней мы уже рассказывали в главе о русской мафии
за рубежом.
     К концу 1996  года  в  столице,  по  данным  РУОПа  ГУВД  Москвы,
насчитывалось  116  преступных  групп,  организованных  на  этнической
основе и состоящих из азербайджанцев,  армян, ингушей, осетин, грузин,
чеченцев   и  дагестанцев.  Общая  численность  активных  бойцов  этих
криминальных  группировок  достигает  2  тысяч  человек.   По   словам
начальника  отдела  РУОПа  Михаила Сумцова первое место в криминальном
лидерстве  занимает  грузинская  группировка.   Ее   специализация   -
квартирные кражи,  грабежи,  разбои, вымогательство, похищение людей с
целью получения выкупа.  Руководят группировкой,  как правило,  воры в
законе. Второе место занимает азербайджанская ОПГ, которая по-прежнему
удерживает ведущие позиции в  наркобизнесе,  а  сейчас  также  активно
занимается  и  торговлей крадеными иномарками.  "Бронза" - у армянской
мафии. Ее формирования тоже возглавляют преступные "авторитеты" и воры
в  законе.  Чеченскую  группировку,  которая лидировала в начале 90-х,
удалось  разобщить,  часть  ее  лидеров,   как   Руслан   Атлангериев,
арестованы, многие (Сулейманов, Даудов и другие) убиты.

     "*Чеченская* община"  стала  одним из первых этнических мафиозных
образований,  которое по объективным и субъективным причинам приобрело
к   1987   году   характер   организованного   сообщества   с  жестким
централизованным управлением.  В 1988 году  под  руководством  Руслана
(Атлангериева), Лечо-Лысого  (Альтимирова),  Хозы  (Сулейманова) после
серии кровавых разборок оттеснила наиболее влиятельные "коренные"  ОПГ
- люберецкую,  солнцевскую  и  балашихинскую  -  и заняла доминирующее
положение.
     Но в  итоге слишком сильно засветилась,  и в 1991 году все лидеры
были арестованы. Произошел распад на мелкие бригады. Последующие затем
попытки   Старика  (М.  Таларова)  и  Вахи  (В.  Таларова)  объединить
группировки к успеху не привели.  Объяснялось это,  с  одной  стороны,
противодействием милиции,  с другой - тем,  что Старик попытался пойти
на контакт с традиционным  российским  воровским  сообществом  и  даже
начал  отчислять энные суммы в воровской "общак".  К этому большинство
членов ОПГ отнеслись крайне отрицательно.  А  вскоре  Ваха  и  большая
часть его группы были арестованы, а Старик был вынужден "эмигрировать"
в Грозный.
     Специализация -     экономические,    финансовые    преступления:
мошенничества с печально  знаменитыми  "чеченскими  авизо",  получение
крупных  кредитов  под  фиктивные договоры для последующей обналички и
хищения этих денег;  взятие под "крышу" коммерческих  банков  и  фирм,
имеющих  за  рубежом  валютные  счета  -  дань  выплачивается  в  виде
процентов  от   прибыли   (от   суммы   сделок);   внешнеэкономическая
деятельность  -  "подключение"  к  сделкам  с  западными партнерами по
продаже нефти,  нефтепродуктов и прочего сырья  с  территории  России,
реализации за рубежом оружия и стратегического сырья.  Уже к 1995 году
под "крышей"  чеченцев  находилось  не  менее  13  довольно  известных
банков.
     Базовые точки.  Центральный округ - гостиницы "Россия",  "Золотое
кольцо",  "Москва",  рестораны "Розек",  "Лозания", казино "Габриэла".
Северный округ - гостиницы "Молодежная", "Восход", "Аэрофлот", "ЦСКА",
ресторан  "Таджикистан",  кафе  "Лихоборы".  Северо-Восточный  округ -
гостиницы   "Останкино",   "Восход",   "Заря",   "Алтай",    "Восток",
гостиничный  комплекс "Марфино",  ресторан "Алтай",  гриль-бар "Арго".
Восточный  округ   -   гостиница   "Измайлово",   ресторан   "Янтарь".
Юго-Западный  округ  - гостиницы "Берлин",  "Севастополь",  "Спутник",
"Орленок",  "Южная",  Черемушкинский рынок. Западный округ - гостиницы
"Украина", "ЦДТ", "Салют".
     В период   чеченской   войны   многие   представители    "общины"
перебрались  в  родные  края,  одни  - чтобы воевать за независимость,
другие - зарабатывать на  войне  суперкапиталы.  Теперь  представители
почти независимой, но голодной и нищей Ичкерии возвращаются в Москву и
вновь берут под свой контроль прежние  "вассальства".  А  поскольку  у
этих прежних появились новые "крыши",  в столице наблюдается очередная
вспышка "славянско-чеченских" разборок.
     Не меньшим  влиянием в Москве традиционно пользуется *грузинское*
преступное сообщество, "поставляющее" в столицу наибольшее число воров
в законе. Видимо, в силу последнего обстоятельства грузины выступают в
роли криминальной знати.  Они стараются  своими  руками  не  совершать
никаких преступлений,  не выполнять "грязной" работы.  Они - идеологи,
организаторы,  которые "курируют" ту или иную  группировку  или  клан.
Выступают   в   роли  "третейских  судей".  Гонорары  от  такого  рода
деятельности  очень  велики  -  "грузины"  считаются  самыми  богатыми
членами столичного криминалитета. У сообщества несколько разных ветвей
- тбилисская,  сухумская,  курдская,  кутаисская. До недавнего времени
наибольшим  авторитетом пользовался уже упомянутый в первой главе Юрий
Лакоба, известный под кличками Хаджарад и Ваджахед, ставший прототипом
главного героя в фильме "Воры в законе" (он скончался от рака). За ним
по степени влиятельности следовали Дато Ташкентский,  Робинзон Арабули
по  кличке  Робинзон и Захар Калашов (Шакро-младший).  Сейчас наиболее
крепки позиции у Джамала, который сотрудничает с солнцевской ОПГ.
     Большинство представителей   грузинского   криминалитета   сейчас
работает в легальном бизнесе или/и занимается крупными  махинациями  и
аферами.   Их   чисто   боевая   активность  сходит  на  нет.  Местами
концентрации грузинских мафиози  считаются  гостиницы  Центрального  и
Северо-Западного округов.
     Активно идет  процесс  формирования  и  укрепления   (укрупнения)
*дагестанской*  группировки.  Если  раньше ее представители в основном
занимались  исполнением  заказов   "авторитетов"   других   этнических
кавказских  ОПГ,  то  сейчас  дагестанцы  становятся самостоятельной и
крайне опасной силой. Свидетельство тому - результаты анализа качества
совершенных  дагестанцами преступлений:  явно прослеживается тенденция
снижения доли чисто уголовных и увеличение экономических преступлений.
Отмечаются  также  тенденции  к  "укоренению" - приобретению различной
недвижимости,  ресторанов,  автостоянок,  гостиниц и т.  д.  При  этом
дагестанцы  теснят  своих  бывших  кураторов.  В 1995 году милицейские
аналитики отмечали:  ежедневно в гостиницах  Москвы  поселяется  более
сотни представителей дагестанских народностей. Прописку к тому времени
получили почти 4 тысячи человек.
     Характерные черты работы дагестанцев:
     - физическое устранение  неугодных  политиков,  правоохранителей,
бизнесменов.  В  ходе избирательной кампании убиты кандидаты в Госдуму
бывший министр торговли Дагестана Гаджиев,  коммерсант Арсен Байрамов.
В  Хасавюрте в заложники взят прокурор города с целью обмена на одного
из  лидеров  преступного  клана.   Взорвано   здание   прокуратуры   в
Кызыл-Юрте;
     - высокий уровень оснащения  ОПГ  -  в  известных  хасавюртовских
событиях  использовались  два  вертолета  "Ми-6";  вооружение боевиков
исключительно автоматическое.
     К середине    90-х   наибольшее   влияние   приобрели   следующие
дагестанские   ОПГ:   питерская   группировка   Руслана    Агаргимова,
краснодарская  группировка  Гасана  Шимаева,  новгородская группировка
Нуруллы Алумерзаева, иркутская группировка Магомеда Сагидова.
     Опорные точки.  Центральный округ - Белорусский вокзал.  Северный
округ - гостиница "Молодежная".  Северо-Восточный  округ  -  гостиница
"Северная". Восточный округ - гостиничный комплекс "Измайлово" (корпус
"А"),  общежития Метрогородка,  гостиница "Байкал",  ВВЦ  -  автосалон
"Литал".  Северо-Западный округ - кафе "Кружало".  Южный округ - фирма
"Ширсаид".  Юго-Восточный округ - ТОО "Торговые ряды  Кузьминки",  ТОО
"Ярмарка". Юго-Западный округ - Черемушкинский рынок. Западный округ -
гостиницы "Спорт", ЦДТ, "Днепр", "Салют".
     *Ингушское* преступное  сообщество  -  наиболее  цельная  и четко
организованная криминальная  структура,  ориентированная  на  создание
"независимой Ингушетии".
     Выделяют три ингушские ОПГ.  Самая многочисленная,  насчитывающая
около  150  активных членов,  - назрановская.  Особенность ОПГ - четко
выраженная  сепаратистская  ориентация.  Существенную  роль  играла  в
конфликте  в  Пригородном  районе  Северной  Осетии:  поставка оружия,
боеприпасов, вербовка и направление боевиков, финансирование операций.
Не  случайно  в  1993  году  по адресам проживания членов ОПГ в Москве
неоднократно  отмечалось  наличие  запчастей   для   различных   видов
вооружений,  приборов  ночного  видения,  для  артиллерийских  систем,
танков и т.д.  Замечены связи лидеров  ОПГ  с  ведущими  политиками  и
руководителями   Ингушетии   -   Русланом  Аушевым,  Иссой  Костоевым,
Сараджином Вековым, Иссой Арсамаковым. Члены тейпов этих политиков, по
данным  милиции,  участвуют  в  преступной  деятельности назрановцев в
Москве. Расширяются международные связи: с Белоруссией, прибалтийскими
государствами,   Испанией,   Швейцарией.  Специализация  -  финансовые
махинации.  Под ее контролем несколько  нефтяных  компаний  и  крупный
банк.
     Вторая по  численности  -  около   семи   десятков   боевиков   -
грозненская.  Специализация - торговля крадеными автомобилями,  захват
заложников с целью  получения  выкупа.  Под  контролем  группировки  -
несколько крупных банков, чьи названия на слуху у москвичей.
     Третья группировка   -   около   трех   десятков   "стволов"    -
малгобекская.  В  нее  вошли  выходцы  из  Сунженского и Малгобекского
районов Ингушетии и Мартановского района Чечни.  Специализация - рэкет
торговых,  посреднических  и прочих коммерческих структур в районе ПКО
"Сокольники".  Штаб-квартира - в офисе АО  "Чорон-Наурас",  директором
которого  до недавнего времени являлся лидер группировки Точиев.  Этот
преступный клан взаимодействует с  ветеранами-афганцами.  Контролирует
благотворительно-коммерческий фонд помощи воинам-интернационалистам.
     Ежегодно удваивается    количество    преступлений    *армянской*
группировки.  Сложная политическая и экономическая ситуация в Армении,
фактическое участие в войне вызвали  колоссальную  миграцию  населения
(особенно городского), в том числе и уголовного элемента. К 95-му году
на нелегальном положении в Москве проживало почти 150 тысяч армян.
     Особенность деятельности   армянских   мафиози  -  взаимодействие
руководителей группировок с видными политиками России и стран ближнего
и  дальнего  зарубежья.  Кроме того,  возможность укрытия исполнителей
преступлений  в  Армении.  "Крестные  отцы"  армянской  мафии,  широко
используя   связи   в   правительстве  России,  участвуют  в  процессе
распределения квот,  лицензий,  кредитов,  конвертации  валюты.  Часть
полученных  преступным путем средств направляется на подкуп политиков,
а  также  на  материальное  обеспечение   "своих   людей"   в   судах,
прокуратуре, милиции.
     Группировка специализируется в сфере экономики.  Но не брезгует и
разбоем  на дорогах,  торговлей наркотиками,  традиционными грабежами.
Одним из главных лидеров московских  армян  руоповцы  считают  Сержика
Джиловяна, президента Армянской Ассамблеи. К уголовной ответственности
до конца  90-х  не  привлекался  -  лишь  однажды  его  арестовали  за
незаконное  хранение  оружия  (хотя  на  самом  деле его подозревали в
операциях с фальшивыми авизо).  Джиловян оппонирует президенту Армении
Тер-Петросяну,   оказывает   значительную  экономическую  помощь  ряду
районов  республики.  В  конце  94-го  года  на  него  было  совершено
неудачное  покушение.  Его  ближайшая "связь" - вор в законе Александр
Гивоев (Гай-Уй).
     В Москве  нелегально  проживают  около  десяти  армянских воров в
законе. Отмечено шесть наиболее устойчивых криминальных образований, в
том  числе  ленинаканская  (опорная точка - кафе "Алеся"),  ореховская
(комбинат технической помощи на Варшавке),  черкизовская (кафе "Яуза",
"Очаг")   и   другие  бригады.  Общая  численность  "личного  состава"
армянских ОПГ - около 500  активных  членов.  У  многих  имеется  опыт
боевых действий.
     Опорные точки.  Центральный   округ:   ресторан   "Ширак",   кафе
"Зацепа",  гостиница  "Интурист".  Северный  округ:  гостиница "Бега",
рестораны  "Помидор",  "Айстан".  Северо-Восточный  округ:   гостиницы
"Алтай",   "Байкал",   кафе   "Ширак".   Восточный   округ:  гостиница
"Измайлово" (корп.  А),  ресторан "Оджах",  кафе  "Очаг",  "Яуза",  "В
Метрогородке",   Черкизовский   рынок.  Северо-Западный  округ:  духан
"Шаво",  кафе "Машук",  "Уют",  "Эврика".  Южный  округ:  коммерческие
палатки  у  станции метро "Чертановская",  кафе "Алеся".  Юго-Западный
округ:  гостиницы "Орленок",  "Спорт". Западный округ: кафе "У холма",
филиал рынка "Кунцевский".
     *Азербайджанская* группировка считается наиболее  многочисленной,
хотя и не самой боеспособной. "Работает" по отдельным торговым точкам,
банкам  и   коммерческим   структурам.   Безраздельно   царствует   на
большинстве  столичных продуктовых рынков.  Монополизировала почти всю
оптовую и розничную торговлю цветами, а также транспортировку из южных
регионов и перепродажу в Москве растительных наркотиков.
     Опорные точки.   Центральный   округ:    гостиница    постоянного
представительства   Азербайджана  в  России,  ресторан  "Агдам",  кафе
"Агдам",  "Агдаш",  "Аист",  Курский и Павелецкий вокзалы, Бауманский,
Лефортовский,  Тишинский, Усачевский, Центральный, Лужниковский рынки.
Северный округ:  Бутырский,  Ленинградский,  Лианозовский, Коптевский,
вещевые рынки у станций метро Войковская и Петровско-Разумовская, кафе
"Парус".   Северо-Восточный   округ:   Рижский   и   Северный   рынки,
коммерческие   палатки   у   станций   метро  "Бабушкинская",  "ВДНХ",
"Медведково",  "Щербаковская",  коммерческие палатки и вещевой рынок у
станции  метро  "Медведково",  на  площади  у  кинотеатра  "Байконур".
Восточный  округ:  кафе  "Золотой   попугай",   "Петровский   дворик",
коммерческие  палатки  и  вещевые  рынки  у  станции  метро  "Выхино",
"Новогиреево",    "Преображенская",    "Семеновская",    "Сокольники",
"Черкизовская",      "Щелковская",      Измайловский,     "Локомотив",
Преображенский.  Северо-Западный округ: коммерческие палатки и вещевые
рынки у станции метро "Планерная",  "Сходненская",  "Щукинская". Южный
округ:  гостиницы "Загорье",  "Орехово", рестораны "Акрополь", "День и
ночь",   кафе  "Карабах",  "Царицыно",  "Чинара",  "Кипарис",  "Кура",
Велозаводский,  Данилевский,  Москворецкий рынки,  вещевые  рынки  "На
зеленых горах",  у станции метро "Пражская". Юго-Восточный округ: кафе
"Три  ступеньки",  торговые  ряды  у  станции  метро   "Текстильщики",
Люблинский рынок.  Юго-Западный округ: гостиница "Южная", Москворецкий
рынок.  Западный округ:  гостиница "Можайская", Солнцевский авторынок,
Дорогомиловский  и  Кунцевский  рынки,  часть  коммерческих  палаток у
станции метро "Юго-Западная" и на площади Киевского вокзала, гостиница
"Можайская".
     Характерно, что в стычках  с  другими  московскими  группировками
азербайджанцы обычно терпят поражения. Поэтому все спорные вопросы они
предпочитают решать не силой, а подкупом должностных лиц.
     Еще один  тип банд - небольшие бригады,  не входящие ни в одну из
крупных  группировок  и  воюющие  под  личным  командованием   главаря
"авторитета".  Наибольшую  известность  получили  две московские банды
такого типа - банда Франца и банда Мансура.  Обе  в  связи  с  гибелью
лидеров   уже   практически   прекратили  свое  существование,  однако
упомянуть о них все-таки стоит.
     О покойном  помощнике  депутата  Госдумы  Анатолии Станиславовиче
Францкевиче,  уроженце  Дивногорска  (Красноярский   край),   мы   уже
упоминали.  Криминальную  карьеру начинал на "малой родине",  в Москву
перебрался в начале 90-х вместе со своей бригадой. В столице Франц (он
же   Толик   Красноярский)  тесно  сошелся  с  солнцевцами  Михасем  и
Аверой-старшим.  В какой-то момент  красноярцы  стали  сотрудничать  с
"ленинской" (она же "гаванская") группировкой,  во главе которой стоял
Борис  Антонов   по   кличке   Циклоп,   но   при   этом   не   теряли
самостоятельности.  Кроме  красноярцев,  в  состав  ОПГ входили мелкие
бригады из таганской,  ореховской,  люберецкой,  омской,  кемеровской,
самарской,    тольяттинской,    краснодарской,    екатеринбургской   и
измайловской  группировок.  Кроме  того,  ленинцы   были   связаны   с
мафиозными кланами Италии, Швейцарии, США, Венгрии и Израиля.
     9 декабря  1995  года  против  ленинцев  была  проведена  крупная
операция РУОПа.  Оперативники получили данные о "сходняке" преступного
бомонда  в  офисе  фирмы  "ЭГО"  на  улице  Веснина.  Офис  штурмовали
оперативники  РУОП  и  бойцы  спецназа.  Среди  задержанных оказался и
Анатолий Францкевич.  У него изъяли "ПМ" и разрешение на его  ношение.
Из него следовало,  что Толик Красноярский является сотрудником службы
безопасности "Нового московского банка".  И одновременно -  помощником
народного депутата.  В милицейские сети угодил на этот раз и сам Борис
Антонов (он же Циклоп), который, правда, оружия при себе не имел. Лишь
омский    гангстер    Сергей    Козубенко    (Сережа    Омский)   имел
незарегистрированный "ствол" -  испанский  пистолет  "Астра"  с  двумя
обоймами. Он и был арестован. Остальных пришлось отпустить.
     К тому  времени  у  бригады  Францкевича  был  уже  свой,  весьма
разнообразный   (и   почти   что   легальный)   бизнес:  отечественные
автомобили,  никель,  алюминий,  алмазы,  а также уголь и нефть. Франц
стоял   у   истоков   создания   Благотворительного  фонда  социальной
реабилитации заключенных  "Возрождение",  который  сотрудники  милиции
считали легализованным воровским "общаком".
     ..."Грохот взрыва на Кутузовском проспекте был слышен,  наверное,
за  несколько километров,  а за искореженным "Мерседесом" образовалась
огромная  пробка",  -  сообщала  ежедневная  газета.  За  рулем  этого
автомобиля  сидел  Франц.  Когда выяснилось,  что жертвой криминальной
разборки  стал  сотрудник  аппарата   влиятельной   думской   фракции,
разразился  нешуточный политический скандал.  Но потом это дело как-то
замяли - криминальная хроника подбрасывала более  свежие  и  не  менее
вопиющие факты.
     А за полтора года до этих событий, в ноябре 1995 года, сотрудники
МУРа  и  РУОПа  провели  совместную  операцию,  в  ходе  которой  была
окончательно ликвидирована банда  еще  более  известного  "авторитета"
Сергея  Мансурова  по  кличке  Мансур,  к  тому  времени  уже  полгода
"прописанного" на кладбище. Было арестовано семь головорезов, на счету
которых как минимум пять громких убийств.

     Обладатель "черного  пояса"  карате Сергей Мансуров сколотил свою
банду в 1992 году,  после выхода из  Бутырки,  где  он  находился  под
следствием  по  обвинению в мошенничестве.  В сизо Мансур подружился с
известным вором в законе Леонидом Завадским (он же Батя), который стал
"соучредителем"  этой  банды.  Вскоре у главарей появились влиятельные
покровители во властных структурах и правоохранительных органах. Банда
полностью  контролировала  вещевой рынок,  расположенный на территории
спорткомплекса  ЦСКА.  По   оперативным   данным,   ежедневная   дачь,
собираемая  людьми  Мансура,  составляла  5  миллионов  рублей.  Позже
каратист основал свою охранную фирму и открыл банк.  Под "крышу" банды
попадали   все   новые   и  новые  фирмы.  Неуступчивых  руководителей
мансуровцы брали в заложники  и  пытали,  после  чего  их  предприятия
платили "авторитету" ежемесячно от 5000 "зеленых".  Кроме того, Мансур
стал директором фирмы "Осмос", которая специализировалась на операциях
по продаже компьютеров.
     Мансура погубило его пристрастие к наркотикам.  Он часто впадал в
депрессию,  начинал беспричинно психовать. После одной из таких пьяных
ссор погиб Батя.  Труп Завадского был найден на  Введенском  кладбище.
Вдогонку   за   Батей  отправили  его  любовницу,  что-то  знавшую  об
обстоятельствах убийства.  Слухи о причастности Мансурова  к  убийству
Бати быстро распространились по Москве, и на одной из воровских сходок
"авторитет", по некоторым данным, был приговорен к смерти.
     Узнала об   убийстве  и  милиция.  Мансур  был  задержан,  однако
следователям доказательств собрать не удалось,  и вскоре он  вышел  на
свободу.  Но  на  Мансура  стали  охотиться  друзья Бати,  а чеченская
группировка вытеснила его с рынка в ЦСКА.  Распри начались и  в  самой
банде: Мансур застрелил одного из своих воинов.
     Штурм дворца  Мансура  на  Петровке,  19  -  операция,   которая,
вероятно,  войдет в анналы российской криминологии. Поводом для ареста
стало обращение в  милицию  молодого  человека,  сообщившего,  что  он
находился  у  Мансура в заложниках,  но ему удалось сбежать.  Каратист
решил сражаться до  последнего  патрона,  заодно  объявив  заложницами
находившихся  в квартире женщин (одна из них,  любовница главаря банды
Татьяна Любимова,  получила в  ходе  штурма  смертельное  ранение).  В
квартиру   пытались   ворваться  бойцы  специального  отряда  быстрого
реагирования РУОПа.
     Операция была  заснята  на видео,  и автор этих строк наблюдал ее
наутро по телевизору  (штурм  начался  в  два  часа  ночи).  Сложилось
впечатление,  что руоповцы работали не очень профессионально.  Долго и
упорно  колошматили  по  входной  двери  здоровенной  кувалдой  (дверь
оказалась  удивительно  крепкой).  Мансур с той стороны открыл огонь и
ранил  одного  или  даже  двух  руоповцев,  хотя  все   они   были   в
бронежилетах.    Милиционеры   стали   колошматить   с   еще   большим
остервенением.  Наконец  образовалась  огромная  дыра,  через  которую
собровцы,  ведя беспорядочную автоматную стрельбу, наконец ворвались в
квартиру.  Мансура они уже не брали, а убивали. Наверное, боялись, что
он и на этот раз легко выйдет на свободу.  Что ж, они имели на это все
основания...  Когда камера телеоператора въехала в квартиру,  в  глаза
бросились беломраморные колонны и пальмы. Бандит был одет в элегантный
и,  видимо,  очень дорогой костюм. На каждом пальце блестели золотые и
платиновые перстни.
     Предчувствуя скорую расправу,  Мансур буквально за пару недель до
этих  событий  решил  дать  интервью  "Общей  газете"  и "Криминальной
хронике".  Видимо,  он хотел публично оправдаться: Батю убивал не я. С
главным   редактором   "Криминалки"   Леонидом   Шаровым   "авторитет"
встретился в ресторане. "Мансур пришел в светло-сером пальто. Высокий.
Напряженный. С четырьмя телохранителями. Он был крупнее, мощнее, резче
каждого из них.  Мы сели за столик напротив друг друга. Мансур - лицом
в зал. Себе он спросил водки и кофе. Время от времени к нему подходили
люди.  Здоровались.  С некоторыми он  обнимался.  "Авторитет"  говорил
много  и  весьма  туманно.  Но  один  пассаж  из  его  невнятной  речи
запомнился.  Потому что это было одно из первых  и  самых  откровенных
определений  сегодняшней  роли  криминальной  элиты,  данное  одним из
наиболее ярких ее представителей.
     "Мафия действительно  бессмертна.  Она  -  двойной  буфер.  Между
обществом  и  преступным  беспределом.  И  в  какой-то  степени  между
государством и обществом.  Да,  можно сказать: мы собираем мзду. Но за
что нам платят?  За  то,  что  мы  единственные,  кто  может  обуздать
преступность.  И  еще за то,  что мы первые принимаем на себя произвол
чиновников.  Но и они не могут существовать без нас, потому что именно
нам  они  придают  власть...  А  мы  знаем  нашу  силу.  Один  я  могу
организовать 200-300 "штыков". И навести порядок".



     Если в Москве с уличной  преступностью  кое-как  справляются,  то
выходить на тихие улочки городов-спутников российской столицы после 24
часов знающие люди не рекомендуют.  Да и днем здесь неспокойно.  Такое
ощущение,  что  "под  крышей"  находятся  не только отдельные торговые
ряды,  рынки,  вокзалы и коммерческие фирмы - а вообще вся территория,
включая   водоемы   и  лесные  массивы.  Даже  слово  "милиция"  здесь
воспринимается совсем по-другому.  Это восприятие можно сформулировать
примерно   так:   подмосковная  милиция  -  вооруженное  формирование,
поддерживающее порядок  на  территориях,  принадлежащих  "братве".  И,
добавим,  находящееся  под частичным или полным (в зависимости от мощи
той или иной  группировки)  контролем  у  преступных  "авторитетов"  -
зачастую   близких   друзей   местного   милицейского   начальства.  У
подмосковных бандитов по большому счету только один враг  -  ГУОП  МВД
России.   Но  часто  беспокоить  "братву"  у  федеральной  милиции  не
получается.
     Напряженная криминогенная   обстановка   в  окрестностях  столицы
сложилась,   можно   сказать,   исторически,   во   многом   благодаря
пресловутому   тоталитарному   институту   прописки.  Жителям  Москвы,
попадавшим в места не столь отдаленные, запрещалось возвращаться после
отсидки   домой.   Они  могли  селиться  только  за  пределами  100-го
километра.  Туда же,  кстати, по сей день милиция выкидывает столичных
бомжей.  А поскольку тяга на "малую родину" остается, к тому же именно
в  Москве,  по  убеждению  многих,  крутятся  самые  большие   деньги,
освободившиеся урки испокон веков селились в Подмосковье. Когда пришла
пора организационного оформления криминальных  структур,  подмосковные
бандиты подняли головы и расправили плечи.
     К началу  1993  года  криминологи  фиксируют  резкую  активизацию
нескольких   группировок,   контролирующих   территории  за  пределами
Кольцевой автодороги (МКАД). Выделялись:
     - калининградская    (имеется   в   виду   подмосковный   городок
Калининград) под руководством некоего Винограда;
     - балашихинская под руководством Фрола;
     - гольяновская,  орудующая на восточных  окраинах  столицы;
     - люблинско-таджикская;
     - шереметьевская,  которая контролировала Северо-Запад  Москвы  и
Московской области;
     - красноярская,  состоящая из приезжих сибиряков, но тем не менее
отважившаяся   вступить  в  боевые  операции  против  долгопрудненской
группировки на ее территории (в результате этих боевых  действий  было
обнаружено четыре трупа бандитов с обеих сторон).
     Впоследствии многие из них утратили свое значение, а в прессе и в
оперативных  сводках  все  чаще  стали появляться другие наименования:
подольская  ОПГ,  одинцовская  ОПГ,  раменская  ОПГ,  пушкинская  ОПГ,
люберецкая  ОПГ.  Последняя  развернулась  еще  в  начале 80-х (кто не
помнит качков-люберов, кромсающих тупыми ножницами патлы рокеров?), но
постепенно  ее  оттеснили  более  могущественные  кланы - прежде всего
соседи  люберов  измайловцы.  Окончательный  распад  бригады,  некогда
наводившей  ужас  на  всю  округу,  произошел  после  ареста ее лидера
Шестакова (Сливы) - в группировке начались  разброд  и  шатания,  мощь
команды пошла на убыль. Но свою исконную территорию - Люберецкий район
- соратники г-на Шестакова по-прежнему держат крепко.
     А в  небольшом  городке  Долгопрудном  к  северо-западу от Москвы
насчитывается аж пять конкурирующих группировок.  Причем  две  из  них
пребывают в весьма дружественных отношениях с местной милицией (и чуть
ли не в оперативном управлении у ее начальника),  зато три  прочие  не
признают никакой власти, кроме власти оружия.
     Практически все бригады успели потерять  своих  прежних  лидеров.
Кровавые  разборки не прекращаются по сей день.  В борьбе за место под
солнцем погибли "бригадиры" Старшой и  Кузнецов  -  их  расстреляли  в
собственных  авто  на  Коровинском  шоссе.  Погиб  в бою и "авторитет"
Сергей Лазаренко - в перестрелке у поселка Северный верх взяли армяне.
     И лишь  27-летний вор в законе Григорий Серебряный (самый молодой
коронованный вор страны),  возглавлявший одну из  наиболее  сплоченных
долгопрудненских   группировок,   умер   собственной   смертью   -  от
передозировки наркотиков.  Любопытно то, что перебрал дозу кайфа он не
где-нибудь,   а  в  Бутырской  тюрьме,  где  сидел  за  вымогательство
(гендиректору долгопрудненской фирмы "Рамис" он приказал отстегивать 5
миллионов долларов ежемесячно).
     К 1996 году специалисты ГУОПа насчитывали  9  наиболее  мощных  и
сплоченных бандитских группировок Подмосковья.
     Если в  московских  криминальных  структурах   лидеры   постоянно
менялись  в  результате  "отстрелов"  и  милицейских  операций,  то за
пределами  Кольцевой  автодороги  бразды  правления  группировками   и
бригадами  удерживаются  одними и теми же "авторитетами" по многу лет.
Так,  бессменным лидером подольской ОПГ  почти  десять  лет  считается
Лучок,  в  Пушкине перманентно правит бал Акоп Юзбашев,  а одинцовскую
бригаду по-прежнему возглавляет Деньга.
     Виктор Деньга  (Витя  Хохол)  обосновался  в  Москве в конце 80-х
годов.  До этого он с трудом закончил восемь классов средней  школы  в
поселке Юхново Киевской области. Свою преступную деятельность он начал
у техцентра "Кунцево" простым наперсточником.  Вместе с  ним  азартных
автолюбителей обирал и небезызвестный Михась. Вскоре Хохол стал своего
рода бригадиром артели кунцевских наперсточников.
     После ареста   в   1990   году   лидеров   кунцевской  преступной
группировки Ястреба и Лексика в бригаду Хохла  пришли  их  "братишки".
Набравшая   силу   банда  Деньги  взяла  под  свою  "крышу"  несколько
коммерческих предприятий Одинцовского  района,  техцентр  "Кунцево"  и
некоторые   гостиницы,   в   том   числе  мотель  "Можайский".  Деньга
приобретает   в   Калужской   области   огромную   виллу,   отделанную
разноцветной керамической плиткой,  и прочую недвижимость под Москвой.
В Немчиновке, где Хохол прикупил особнячок и квартиру, он сколотил еще
одну бригаду,  специализирующуюся на угонах автомашин.  Бригадиром был
поставлен  кореш  Деньги  Пырьев  (в  июне  95-го  он  был   арестован
сотрудниками  РУОПа).  Чуть  позже  группировка  Хохла  взяла под свой
контроль мелкооптовый рынок на площади Киевского  вокзала  и  ресторан
"Хрустальный". Хохол также пытался урегулировать наперсточный бизнес в
Москве.  По оперативным данным,  он встречался с  Отари  Квантришвили,
предложив  ему  ограничить число наперсточников,  чтобы ими было легче
управлять. Квантришвили согласился.
     Впервые правоохранители попытались приструнить Хохла в 1992 году.
В операции по его задержанию участвовали сотрудники РУОПа,  КГБ и 7-го
отдела   следственного   управления   МВД  России.  Вместе  с  Деньгой
арестовали пятерых его соратников. Однако предъявленное им обвинение в
грабежах и незаконном хранении оружия спустя четыре месяца по каким-то
причинам рассыпалось (вероятно, "не нашлось" свидетелей). Деньга вышел
из  "Бутырки" на свободу.  Известный своим либерализмом по отношению к
бандитам Солнцевский нарсуд приговорил его к исправительным работам, а
вскоре   и   эта  мера  наказания  была  аннулирована  -  одинцовского
"крестного отца" амнистировали.
     После выхода  из  тюрьмы  Деньга решил укрепить свое положение на
"подведомственных" территориях.  По  данным  РУОПа,  он  участвовал  в
организации  ряда  заказных  убийств  на территории Москвы и Калужской
области.  Наворованное  "отмывалось"   путем   участия   в   легальных
инвестиционных  программах  -  например,  по  строительству московских
ресторанов.  Кроме того,  под контроль Деньги перешло несколько  фирм,
торгующих  импортными  автомобилями.  В  отличие от его соседа Михася,
Деньга был не чужд честолюбия - он  давно  мечтал  получить  воровскую
корону.  Но, несмотря на поддержку ряда славянских воров, коронации не
произошло:  воры, курировавшие кунцевскую группировку (Рамаз Дзнеладзе
и некоторые другие), отказали на том основании, что Хохол слишком мало
времени провел за решеткой.
     Правда, правоохранители   неоднократно   пытались  исправить  это
упущение.  Но всякий раз безуспешно.  Так,  Деньгу арестовали в  конце
1994 года за хранение наркотиков.  Но всего через два дня он вышел под
подписку о невыезде, а дело потихоньку прикрыли.
     Хохол много путешествовал по свету.  Только в Соединенных Штатах,
по оперативным данным,  он побывал четыре раза.  Естественно, приходил
на  поклон к Япончику.  Побывал и в Чехии,  на именинах у солнцевского
"авторитета" Виктора Аверина.  В числе прочих приглашенных его прямо в
ресторане задержали пражские полицейские (подробнее об этой операции -
в главе о Михасе).
     Последний арест  Деньги  состоялся  5  июня  1995  года.  На 16-м
километре Минского шоссе его автомашина "Бьюик-Регал" была остановлена
сотрудниками РУОПа на посту-пикете ГАИ. При обыске оперативники изъяли
у Хохла 0,17 грамма кокаина - дозу, вполне достаточную для возбуждения
уголовного дела.
     И вновь он отделался легким испугом.  К середине 96-го года Хохол
правил бал,  не считая "законного" Одинцова,  во всех западных районах
Москвы и Подмосковья - в Матвеевском,  Кунцеве, Строгине, на Можайском
шоссе.



     По-прежнему у  всех на слуху балашихинцы.  Именно здесь скопились
наиболее  внушительные  бандитские  силы,  именно  в  этом  районе   в
наибольшей степени удалось развернуться российской воровской элите.
     Как считает милиция,  балашихинская преступная группировка была в
основном  сформирована  уже  к  концу  70-х  годов.  Изначально ставка
делалась на те воровские промыслы,  которые стали в  итоге  "базовыми"
для новейших криминальных образований.  Это,  естественно, автобизнес,
разбой,  рэкет,  квартирные кражи, хищения государственного имущества,
наркобизнес  и  торговля  оружием.  Долгое  время во главе группировки
стоял легендарный Сергей Фролов - вор в законе по кличке Фрол.
     Он был одним из первых "западников" в современной воровской элите
- как впоследствии и Михась,  Фрол считал,  что наилучшая модель банды
нового типа - классический американский мафиозный клан.  Говорят, Фрол
постоянно  сыпал  цитатами  из  фильма  "Крестный  отец".   Еще   одна
принципиальная   позиция  Фрола  -  ставка  на  борьбу  с  инородцами,
"черными".  Оппонировал Фролу глава второй  балашихинской  группировки
Владимир  Мушинский  по  кличке  Муха,  в 1987-м получивший ранения во
время перестрелки с "бригадирами" Фролова.
     В 1988  году,  в  самом  начале  кооперативного движения,  быстро
сориентировались и  балашихинцы  -  учредили  кооператив  "Вымпел".  В
отремонтированной   школе  подшефные  Фрола  шили  джинсовые  вещи  из
"варенки",  вырезали  мебель,   делали   дешевую   бижутерию.   Вскоре
кооператив стал "крышей" и штаб-квартирой группировки. Через некоторое
время  на  базе  "Вымпела"  и  его  дочерних  фирм  была  организована
настоящая  финансово-промышленная группа со связями в Узбекистане,  на
Украине и в Крыму.
     В 1990  году  начались  первые криминальные разборки.  В Балашихе
людьми Мухи убит известный вор в  законе  Пхакадзе  по  кличке  Тимур.
Воровское  собрание  выносит  убийце  -  блатарю  по  кличке  Маноха -
смертный приговор.  Он  расстрелян  средь  бела  дня  в  поселке  "5-й
фабрики".  Но каким-то чудом он выжил.  Точнее,  получил "отсрочку". В
апреле Маноха попадает в сизо-3 Серпухова - почему-то именно туда, где
сидел исполнитель приговора,  балашихинский "беспредельщик", Соломатин
и его земляк,  вор в законе  Султан.  На  сей  раз  шансов  Манохе  не
оставили. Он скончался от побоев в камере.
     А Фрол тем временем продолжает набирать силу.  Под его  контролем
уже  оказываются Ногинск,  Орехово-Зуево,  Павловский Посад,  Щелково,
Мытищи,  Калининград, Реутово. Все самые прибыльные точки - рестораны,
кафе,  предприятия  автосервиса  - попадают под широкую "крышу" лидера
балашихинской "братвы".  Иные территории сдавались без боя,  в  других
случаях  приходилось демонстрировать боевую мощь.  Однажды,  например,
подмосковные милиционеры с удивлением и ужасом обнаружили  на  обочине
шоссе  у  деревни  Афанасово  "Жигули",  а  в  машине  -  три  трупа с
простреленными головами.  Это были  считавшиеся  необычайно  "крутыми"
реутовские  "авторитеты"  Парамонов,  Шиков  и  Коровкин.  Еще  жестче
балашихинцы поработали в Бутове.  Туда  на  "стрелку"  с  конкурентами
прибыла  почти сотня бойцов.  Разговор завершился автоматной очередью.
Итог - три трупа и несколько раненых.
     Фрол оказался  масштабно  мыслящим  криминальным бизнесменом.  Он
выезжает  в  Новороссийск  -  на  переговоры  о  торговле   нефтью   и
нефтепродуктами.  Его  люди  берут  под  контроль  крымскую  гостиницу
"Ореанда". Зафиксированы контакты Фрола с бизнесменами из Прибалтики и
некоторых западноевропейских стран - речь уже идет об экспорте цветных
металлов.  Судя по всему,  он дружен и с  местными  правоохранителями.
Дважды  его  арестовывали  за незаконное хранение оружия - и дважды он
выходил из узилища без особых проблем (второй раз в 1993  году  -  под
залог в пять миллионов рублей).
     Свидетелем одной  из  характерных  историй  периода  правления  в
Балашихе  и  Ногинске достославного Фрола (точнее,  судебного развития
этой истории) стал автор этих строк.  Ко мне обратились мать одного из
подсудимых  и  тогдашний  директор Общества попечителей пенитенциарных
заведений. Вот что они рассказали.
     27-летний офицер запаса Александр Киселев оказался за решеткой за
преступление,  еще,  к счастью, не прописанное в УК: отказ отстегивать
рэкетирам.  Впрочем,  сперва его строптивость наказывалась ординарными
избиениями.  Били,  когда он,  возглавляя похоронное бюро пригородного
поселка  Обухове,  хоронил бедняков бесплатно и упорно не платил дань.
Били  и  в  период  работы  заместителем   директора   ногинского   АО
"Драмадер", тоже прекратившего по инициативе Киселева "левые" выплаты.
Вязали и приставляли дуло ко лбу,  когда под начало Александра перешло
ногинское кладбище.  Оттуда ему пришлось уйти через три дня работы под
угрозой остаться там навсегда.
     Уроки впрок  не  пошли.  Строптивец  и его коллеги из "Драмадера"
решили организовать собственную  охранную  фирму,  чтобы  на  законном
основании  с  оружием  в  руках  защищать  себя и других от беспредела
местной мафии. Чаша терпения последней была переполнена.
     10 октября 1992 года в ночь после обмывания регистрации охранного
бюро был убит один из "драмадерцев" Саша Захаров (полный тезка  одного
из  лидеров здешней "братвы"),  на даче которого и отмечали.  Его труп
нашли недалеко от  дома  Сашиной  знакомой,  куда  его  отвезли  после
сабантуя  друзья  - С.  Капустинский,  А.  Рыбочкин,  А.  Чумаков и А.
Садовников.
     "Странности" в  этом  уголовном  деле  начались сразу же.  Версию
убийства  из-за  ревности,  что  напрашивалась  в  первую  очередь  (у
приятельницы Захарова был муж), следствие так до конца и не проверило,
сразу же выбрав самую странную и мало мотивированную из  всех  прочих:
Захарова  убили  его же друзья по личному приказу Киселева.  За девять
месяцев  следователи  так  и  не  установили  сколько-нибудь  логичных
мотивов  для  такого убийства.  Ответа на вопрос,  зачем именно в день
регистрации собственной фирмы  и  сразу  же  после  того,  как  многие
горожане  видели их вместе,  понадобилось "драмадерцам" убивать своего
друга, - следствием не дано.
     Впрочем, мотивы и не искали. Через несколько дней после того, как
11 ребят арестовали,  было  получено  то,  что  со  времен  Вышинского
считается   необходимым   и   достаточным   условием   для  подписания
обвинительного приговора:  их чистосердечные признания - 7 из 11.  Как
они выбивались на этот раз - кулаками, каблуками, дубинками? - история
умалчивает.  Но матери пятерых освобожденных из-под  стражи  говорили,
что сыновья потом целую неделю мочились кровью.
     Правда, Александра Киселева сломать так и не  удалось.  Последняя
попытка  была  предпринята  уже во время судебного разбирательства.  В
нарушение закона  Киселева  перевели  из  сизо  в  Ногинский  изолятор
временного  содержания,  где  задержанные  должны находиться не больше
трех дней.  Не три дня,  а несколько месяцев Киселев и  Земляков  (его
подельник)  спали  там  на  голых досках и были лишены даже ежедневной
часовой прогулки,  положенной по закону. А когда и эти меры не помогли
изменить их показания,  в один прекрасный день сопровождавший Киселева
в туалет сотрудник изолятора  Попов  схватил  подсудимого  за  волосы,
застегнул  наручники  за  спиной и в этом положении продержал Киселева
минут сорок в том же сортире,  приговаривая,  что будет еще хуже, если
тот "дальше будет жаловаться". По этому факту в прокуратуру Московской
области было направлено около десяти обращений.  Все жалобы "спустили"
прокурору   Ногинска   Федору   Ильину.  Однако  проверяющий  даже  не
встретился с Александром.  Стоит ли удивляться, что "факты, изложенные
в жалобе, подтверждения не нашли".
     Можно было бы предположить,  что г-н Ильин занятой  человек,  что
ему  не  до  общения с подследственными.  Но подсудимый Пшенов,  также
проходивший по делу "драмадерцев",  рассказывает, что в первый же день
их  задержания прокурор Ильин лично пришел к нему и посоветовал валить
все на Киселева. Тому, мол, уже пора "мазать себе лоб зеленкой", а его
друзьям обеспечено по "десятке".
     Увидев, что г-н Ильин играет в деле  далеко  не  последнюю  роль,
общественный  защитник Киселева Бабушкин попытался с ним переговорить.
Пояснил,  что является членом Комиссии по правам человека Общественной
палаты  при  Президенте  РФ.  Однако  хранитель  ногинской  законности
заявил,  что общественные организации и граждане не имеют права к нему
обращаться. А со статьей 33 Конституции, гарантирующей гражданам такое
право, он не знаком.
     Вообще ключевые  моменты  этого  странного процесса происходили в
основном за пределами здания суда. Так, от защиты Землякова совершенно
неожиданно  для  него  один  за  другим  отказались пять (!) адвокатов
(заметим, что Уголовно-процессуальный кодекс такого права им не дает).
Последний из них,  адвокат Мосин,  совершенно определенно высказался о
причинах выхода из игры:  в первый же день его приезда в Ногинский суд
на  улице  к нему подошли двое неизвестных и настоятельно посоветовали
либо заказывать гроб, либо отказаться от защиты.
     Невесело приходилось и свидетелям. Л. Обухов, бывший председатель
Обуховского    сельсовета,    давший    категорически    положительную
характеристику  Киселеву на предварительном следствии,  приехав домой,
увидел,  что кто-то  стрелял  по  его  окнам.  А  у  свидетельницы  Р.
Никировой,  председателя общества "Богородск", также давшей Александру
положительную   характеристику,   взорвали   входную   дверь.   Таковы
современные методы корректировки свидетельских показаний.
     Впрочем, и судья Г.Бурыкина старалась "корректировать".  В  числе
прочих,   отклонила  ходатайства  Землякова  об  участии  Бабушкина  в
качестве его защитника,  но копию своего определения предусмотрительно
не  дала.  Вновь и вновь заявлял Земляков ходатайства о допуске к делу
защитника,  отказываясь от навязываемого ему  адвоката  "из  местных".
Г-жа Бурыкина держалась стойко.  А вот у прокурора Сергеевой нервы все
же сдали:  "Еще раз заявишь ходатайство о  защитнике  -  признаем  это
нарушением  порядка  в  судебном  заседании и будем тебя судить в твое
отсутствие".
     Почти все    "назначенные"    адвокаты   подсудимых   со   своими
подзащитными практически не встречались.  Есть основания полагать, что
они  попросту  всячески  способствовали  введению судебного процесса в
заранее кем-то заданное русло. Когда упорно молчавший на суде Рыбочкин
вдруг  поднял  руку  и  заявил,  что  готов  давать  показания,  судья
предпочла этого не заметить и занялась допрашиванием отца  убитого.  В
тот же день Рыбочкин имел длительный разговор со своим адвокатом г-жой
Селезневой (кстати,  подругой жены замначальника ногинской  милиции  -
того   самого,  чьи  непосредственные  подчиненные  вели  дознание  по
описываемому делу и еще до всех этих событий неоднократно  задерживали
Киселева  под  разными  предлогами).  Содержание  беседы  Рыбочкина  с
адвокатом неизвестно.  Однако известно,  что на следующий день  давать
показания он передумал.
     На суде был и такой  "досадный"  момент.  На  одно  из  заседаний
явились две свидетельницы,  видевшие Захарова в тот злополучный вечер,
- те самые,  которых милиционеры "не могли разыскать" больше  года.  И
вот, когда свидетельницы пришли сами, заседание почему-то отменили.
     В конце декабря "странный" суд  закончился.  Обвиняемым  дали  от
трех до восьми лет.
     Складывается впечатление,  что их  осудили  по  приговору  мафии.
Иначе чем еще можно объяснить все "странности" этой уголовной истории,
все  демонстративные  нарушения  процессуальных  законов  со   стороны
следствия и суда?
     Еще до начала процесса мать Киселева,  поняв,  откуда дует ветер,
пришла  на  поклон  к  Фролу.  По  ее  словам,  он в то время числился
церковным старостой.  "Не губи моего сына!"  -  запричитала  мать.  Но
"староста" был холоден и непреклонен:  "Твой сын - фашист.  И он будет
сидеть!" Так и произошло.
     Но любое,   даже   самое   тоталитарное   правление  когда-нибудь
заканчивается.  Царствование Фрола прекратилось раньше,  чем  кто-либо
мог предположить.
     В последние недели  перед  роковым  декабрем  1993  года  Фролов,
предчувствуя  беду,  передвигался только в плотном кольце охраны.  Его
трехэтажный особняк превратился в неприступную  крепость.  Но  это  не
помогло.  В  ночь  на  31  декабря  Фрол  приехал  на  день рождения к
Александру Тимашкову, владельцу казино "У Александра" на Носовихинском
шоссе  около  городка  Железнодорожный.  Там  у Фрола случился крупный
разговор с вышеупомянутым Григорием Соломатиным,  когда-то бывшим  его
закадычным другом.  Они уединились в кабинете хозяина казино.  А затем
все услышали выстрел.  Оказалось,  что Фрол был простым смертным.  Ему
было всего 35 лет...
     Впрочем, Соломатин пережил своего друга-врага лишь  на  несколько
минут.  Трупы  Соломатина  и его кореша Баскакова были спущены под лед
водоема в Железнодорожном.
     После гибели   Фрола   в   балашихинской   группировке   начались
бесчисленные и весьма кровавые разборки.  Было ранено около  полусотни
боевиков,   погибли   "авторитеты":   Паша   Родной,  Бакинец,  Емеля,
реутовский лидер Назар.
     По сведениям РУОПа,  активно включился в происходившие в Балашихе
разборки вор в законе Андрей  Исаев  по  кличке  Роспись  (Расписной).
После   смерти  Сергея  Фролова  здесь  решил  укрепить  свои  позиции
единственный  среди  чеченцев  вор  в  законе  Султан  Даудов  (Султан
Балашихинский),  деливший с Фролом сферы влияния к востоку от столицы.
Ему  активно  мешали  курировавшие  балашихинскую  группировку  лидеры
славянской "братвы" Захар, Петрик и Роспись, которые хотели отобрать у
Султана контролируемые им коммерческие структуры.
     Султан Даудов  имел  четыре  судимости,  первую  -  в 1972 году -
получил в родном Грозном. Всего в местах не столь отдаленных он провел
неполных 14 лет.  Султан был вором-традиционалистом,  принципиально не
женился и не работал,  не  одевался  в  дорогие  костюмы  и  особо  не
роскошествовал.  И,  естественно,  прочно  сидел  на игле.  Зато любил
пошиковать в ресторане в компании ласковых девочек.  Не изменял  своим
правилам  и  во время последней отсидки в Серпуховском сизо - в ночных
оргиях  на  территории  изолятора  принимал   участие   даже   женский
контингент  тюрьмы.  Яркие  сцены  ночных пиршеств были запечатлены на
"Полароиде".
     Как и Фрол,  Султан успел завязать некие коммерческие отношения с
крымскими бизнесменами. В последнее утро своей жизни, в марте 1994-го,
он  как  раз собирался лететь в Симферополь,  на встречу со знаменитым
крымским  "авторитетом"  Башмаковым.  Но  встрече  не   суждено   было
состояться.  По  дороге  в  аэропорт Даудов зачем-то заглянул в здание
фирмы "Интеррос". А затем прозвучало несколько выстрелов...
     Одни считали,  что  это  месть  за  Фрола - хотя доказать участие
Султана в убийстве "короля" Балашихи никто не мог.  Другие грешили  на
Глобуса,  третьи  -  на  Калину.  И  все  же,  по  мнению  большинства
наблюдателей,    убийство    Султана    было    закономерным    итогом
внутрибалашихинских разборок.
     По одной  из  версий,  Султан  уже   однажды   заезжал   в   офис
балашихинской фирмы "Интеррос" - как раз незадолго до кончины. Здесь в
сауне и баре частенько сиживал Захар (в определенных кругах этот  офис
был   более   известен  как  "Бесихинская  дача").  Султан  приехал  с
претензией - один из приближенных Захара,  некто Яша, вымогал деньги у
друга Султана Артура. Султан погрозил Яше пистолетом, а наблюдавший за
этим  со  стороны  Захар  многозначительно  поинтересовался  здоровьем
Султана.  Дальнейшие  события показали,  что этот интерес был вовсе не
праздным.
     ...Тело Султана  сотрудники  милиции  нашли  лишь через несколько
часов в лесу на окраине соседней деревни Новая.
     Через месяц  после  гибели чеченского вора в законе в Москве было
произведено покушение на Роспись - 1 апреля был взорван  принадлежащий
ему автомобиль "ВАЗ-2109".  Правда,  Роспись не пострадал, отделавшись
легким испугом.  Возможно,  покушение организовали чеченцы, считавшие,
что  убийство  Султана  -  дело  рук  Росписи и Захара.  Говорят,  что
оперативники изымали у чеченских боевиков  фотографии  обоих  воров  в
законе, сделанные по аналогу милицейских розыскных ориентиров.
     Кроме того,  у  Исаева  сильно  испортились  отношения  с  весьма
влиятельным  вором в законе Владимиром Щанкиным (Чайковский),  который
стал контролировать группировку Султана после его  смерти.  К  Щанкину
перешли и коммерческие структуры,  которые платили Султану "подоходный
налог".  Правда,  спокойного  правления  не   получилось.   Сотрудники
правоохранительных  органов  нагрянули к Чайковскому с обыском и,  как
водится,  нашли у него наркотики и два пистолета.  После этого Роспись
предпочел за лучшее вообще покинуть страну.  Еще через некоторое время
газеты сообщили о его убийстве и опубликовали развернутые некрологи. В
это охотно поверили, вспомнив, что на него покушались уже четыре раза.
Но через неделю милиционеры окончательно установили личность  убитого.
Им  оказался  человек по фамилии Роспись,  а не Андрей Исаев,  имевший
идентичную  кличку.  Утверждают,  что  Роспись,   просмотрев   газеты,
заволновался: "Сколько про меня журналисты знают!" А потом успокоился:
"Долго жить буду".
     Между тем    практически    все    разветвленное    балашихинское
бандформирование переходит  под  контроль  вора  в  законе  Александра
Захарова  по  кличке  Захар.  Он  родился в поселке-санатории Сосновка
Витебской области в 1951 году.  Свой первый срок получил  сразу  после
окончания восьмилетки (в 15 лет) - за кражу. Через год вышел. А в 1974
году  снова  загремел  -  за  умышленное  нанесение  тяжких   телесных
повреждений. На сей раз он получил уже 9 лет лагерей. Во время отсидки
в знаменитом Владимирском централе стал вором  в  законе.  Там  же  он
пристрастился  к  наркотикам.  За свою страсть к пагубному зелью Захар
получил еще четыре годика  -  в  1985  году  его  судили  за  хранение
наркотиков.   С  1989  года  его  постоянно  задерживали  за  хранение
наркотиков и оружия,  но законы стали либеральнее, и Захар за решеткой
не  засиживался.  Вскоре он вошел в московскую воровскую элиту.  Среди
близких друзей Захара,  по данным милиции,  такие воры в  законе,  как
Соболь,  Слива,  Петрик,  Роспись.  Все  они известны как непримиримые
борцы  с  кавказскими   преступными   сообществами.   Захар   считался
ревностным почитателем воровских традиций и "отрицалой" (человеком, не
признающим  никакую  власть,  кроме  бандитской).  Как   и   для   его
однофамильца Захара-Цируля,  для Александра тюрьма стала родным домом.
Например,  находясь в Волоколамской тюрьме, он не единожды был замечен
в  городской  сауне  в обществе прекрасных дам и ел преимущественно не
баланду,  а деликатесы с изысканными винами. Вообще друзья его считают
очень сентиментальным человеком.  Характерный эпизод:  после окончания
срока  Захар  подогнал  к   своей   колонии   колонну   грузовиков   с
"гуманитарной  помощью"  (на  блатной  фене  это именуется "гревом") -
фруктами, шоколадом, сигаретами, спиртным - и угощал всех желающих.
     У многих  осталось  в  памяти пиршество по поводу 41-летия вора в
законе в ресторане "Русотеля" (мотель  "Солнечный").  1  декабря  1992
года  здесь  собрался  весь  уголовный  бомонд (с преобладанием именно
подмосковных воров и "авторитетов").  В мероприятии участвовало  около
сотни мафиози.  Авторитетное собрание охраняла внушительная свита.  По
оперативным данным,  помимо пирушки во время бандитской тусовки должны
были обсуждаться и спорные экономические вопросы.
     Ко дню рождения Захара неплохо подготовились и правоохранители из
отдела   по  борьбе  с  бандитизмом  Московского  уголовного  розыска.
Руководство ГУВД Москвы приняло решение о задержании  всех  участников
"сходняка",   впервые   с   таким   размахом   проходящего  в  ближнем
Подмосковье.  На подъездах к отелю  были  выставлены  посты  наружного
наблюдения,   которые   отслеживали   машины   прибывающих  мафиози  и
расстановку постов их охраны.  Операция напоминала штурм  укрепленного
города.  В  девять  вечера  колонна  автобусов  и машин с сотрудниками
ОМОНа,  ОМСН,  УБКК  МБР  (правопреемника  ГКБ)  и  МУРа  подкатили  к
парадному  входу  отеля.  Блокировав  здание  и  дежурившие  у  входов
сторожевые пикеты бандитов,  оперативники ворвались в  находившийся  в
цокольном этаже уютный ресторанчик.
     Такого поворота  уголовные  "генералы"  не  ожидали  -  никто  из
собравшихся не успел даже встать со своих мест,  у некоторых на столах
на специальных тарелочках лежали порции наркотиков.  Всего,  не считая
рядовых  бойцов,  было  задержано  66 человек из числа "авторитетов" и
активных участников ведущих преступных  группировок,  в  том  числе  и
пятеро  воров  в законе - сам виновник торжества,  Роспись,  Савоська,
Петрик,  Слива (Вячеслав Маракулович Слива) и  Гога  Ереванский  (Гайк
Геворкян).  У  Захарова  обнаружили  45  г  марихуаны,  у Расписного -
гранату "РГД-5" с запалом,  а у Сливы - 48 граммов маковой соломки.  А
вот оружие бандиты уберегли: участники праздника заблаговременно сдали
все  "стволы"  в  гардероб,  и  во  время  облавы  их   вынесла   одна
проститутка.
     Впрочем, наркотики  тоже  тянули  на  статью.  Но  в   результате
неизвестных  нам  маневров,  (ходят  упорные  слухи,  что  неизвестные
позвонили  начальнику  ГУВД  по  прямому  засекреченному  телефону   и
предупредили,  что  еще  одна  подобная  акция  -  и с его сыном может
случиться неприятность) дело вскоре развалилось,  а все задержанные на
сходке  через  некоторое время были отпущены "за недоказанностью" или,
как любят выражаться адвокаты, "по реабилитирующим основаниям".
     В начале  1993  года  Захар окончательно перебрался в Балашиху и,
поработав  несколько  месяцев  вместе  с  Фролом,  после  его   смерти
возглавил  здешнее  бандформирование.  Под "крышу" влиятельного вора в
законе,  естественно,  перешли  все   старые   данники   балашихинской
"братвы".   В  частности,  ТОО  "Камин"  через  Балашихинскую  станцию
автотехобслуживания   поставляло   главарям   группировки    новенькие
"Жигули".  Рассказывают,  что  полдюжины автомобилей из этой партии он
подарил своим одноклассникам,  работавшим в Сосновке  трактористами  и
комбайнерами.
     Вскоре "правой  рукой"  Захара  стал  Равиль  Мясоутов,   активно
участвующий  в  его теневом бизнесе.  Когда погиб Султан (по некоторым
данным,  фирма,  в офисе которой расстреляли Даудова,  находилась  под
контролем  у  Захарова),  серьезных конкурентов у "славянского" вора в
законе не осталось.  Кроме  балашихинских  бригад,  под  крыло  Захара
перешли   липецкая   и   владимирская   оргпреступные   группировки  -
утверждают,  что  при  необходимости  он  всегда  мог  вызвать  оттуда
подкрепление.
     Но удержать собственную группировку от  распада  ему  все  же  не
удалось.  Бандформирование  распалось  на  несколько бригад,  лидерами
которых стали Вячеслав Мжельский (Мжеля) и Юрий  Репин  (Репа).  Через
некоторое  время  Мжельский  стал помощником депутата Госдумы Анатолия
Гуськова,  занялся  легальным  бизнесом  и   решил   отойти   от   дел
группировки.  По данным ГУОПа,  живущий в одном доме с Мжельским Захар
пригласил соседа на встречу  и  популярно  объяснил  ему  -  "если  ты
бандит,  то  работай  на  меня,  а  если  бизнесмен  -  плати деньги".
Мжельский платить отказался. Такое ослушание Захар простить не мог.
     14 марта  1995  года в центре Балашихи неизвестные из автоматов и
пистолетов расстреляли служебный автомобиль депутата Госдумы  Анатолия
Гуськова (кстати,  члена совета безопасности Думы) "Мицубиси-Паджеро".
Находившиеся в салоне иномарки помощник депутата Вячеслав Мжельский  и
двое  его знакомых,  Черешнев и Дубовик,  были ранены.  Черешнев позже
скончался,  Дубовика задержали,  а Мжельский скрылся.  Но только не от
убийц.  Они,  похоже, следили за каждым его шагом. 18 марта Мжеля чуть
не стал жертвой очередного покушения.  Когда  он  вместе  с  депутатом
Гуськовым  в  поселке  Удельное  (Раменский  район Московской области)
подходил к своей автомашине,  она взорвалась. Но депутатский помощник,
наверное,  родился в рубашке.  На этот раз никто не пострадал.  Однако
после  второго  покушения  на  Мжельского   Анатолий   Гуськов   начал
забрасывать  письмами  и депутатскими запросами силовые министерства с
требованиями защитить его от преступных посягательств.
     И милиция - на свой лад - на эти требования отреагировала. 25 мая
сотрудники ГУОПа в баре "Шаман",  находящемся в московском  кинотеатре
"Слава",  задержали захаровского "сокола" Равиля Мясоутова,  18-летнюю
подругу Захара Наталью и нескольких его телохранителей.  В тот же день
взяли  и  самого  вора  в законе вместе с двумя племянниками Захарова,
блокировав его "Мерседес-500" на светофоре у кинотеатра.  В  багажнике
иномарки оперативники нашли тайник, в котором находился никелированный
пистолет "ТТ". Это и послужило формальным поводом для ареста. Позже, в
жалобе  прокурору  Захар  писал,  что при задержании был жестоко избит
(ему якобы сломали два ребра),  а  пистолет  ему  подбросили.  На  это
участники операции по задержанию вора в законе отвечали,  что пистолет
был изъят в присутствии понятых,  а ребра вору никто не ломал,  о  чем
свидетельствует официальная медицинская справка.
     Вот, кстати,  цитата из жалобы Захара (напомним,  что он с трудом
закончил  8 классов):  "Причины моего нахождения в ИВС мне не известны
со стороны следователя Малькова,  но вот пресса в  газетах  оповестила
меня  настолько,  что  волосы,  которых  нет  на  голове,  показалось,
зашевелились у меня...  Меня по-всякому  расписывают,  как  последнего
негодяя,  преследуя  этим  целенаправленную  акцию  против меня и моих
родных".
     Наверное, депутат торжествовал:  теперь никто не будет покушаться
- ни на него,  ни  на  его  помощников.  Если  так,  то  он  радовался
преждевременно.  Опытные  сыщики  из  МУРа добрались и до помощников -
даром   что   они,   слава   Богу,   пока   не    имеют    депутатской
неприкосновенности.   13   июня   на   Николо-Архангельском   кладбище
сотрудниками  МУРа  были   задержаны   Вячеслав   Мжельский   и   член
балашихинской  бригады  Иван Байков.  При обыске у Мжели за поясом был
найден наган,  а у Байкова в заднем кармане брюк -  "браунинг".  Обыск
салона и багажника иномарки также оказался результативным.  В портфеле
помощника депутата лежал сверток со спецназовским пистолетом-пулеметом
"ПП-90". Еще один пистолет, итальянский "бернанделли", сотрудники МУРа
нашли в тайнике,  оборудованном в электропечи. Около двадцати патронов
и два  глушителя  к  "ПП-90"  и  "браунингу" были спрятаны в напольных
весах.
     Через два  дня  на улице Малдагуловой оперативники МУРа задержали
кустаря-оружейника 57-летнего Льва Алешина,  который снабжал  Мжелю  и
его  группировку  оружием,  боеприпасами  и  спецтехникой.  Умелец (за
длинную седую бороду его прозвали Дедом)  в  собственной  квартире  на
станке  растачивал  стволы  газовых  пистолетов  и  переделывал их для
стрельбы  боевыми  патронами.  По  собственным   чертежам   изготовлял
принципиально новые пистолеты и револьверы.  Всего у Деда изъяли шесть
пистолетов и револьверов,  сотни патронов, десятки заготовок различных
видов   огнестрельного   оружия,   а  также  самодельные  глушители  к
пистолетам.
     Именно глушители  и  приобрели у него накануне ареста Мжельский и
Байков.  Друзья решили их  испытать,  используя  кладбище  в  качестве
полигона  (мафиози  стреляли  в кладбищенскую стену).  В последний раз
Мжелю задерживали в мотеле "Солнечный" - он был среди приглашенных  на
день рождения Захара.
     Депутатского помощника и его соратников должны были перевести  из
отделения милиции в следственный изолятор. Однако в последнюю минуту в
ГУОП поступила оперативная информация о том,  что Захар снова  заказал
убийство  Мжельского и казнь состоится в первый же день его пребывания
в тюрьме.  Поэтому Мжелю отконвоировали в  Балашиху  и  поместили  под
усиленную  охрану.  По  некоторым  данным,  следствием  были  получены
доказательства причастности Захара не  только  к  двум  покушениям  на
помощника депутата Госдумы, но и к организации убийства Султана.
     Тем временем атака  на  балашихинскую  "братву"  продолжалась.  В
августе  того  же  95-го  сотрудники ГУОПа МВД России задержали вора в
законе Игоря Кукунова по кличке Вася-бандит.  Он попал в  поле  зрения
правоохранительных органов в конце 80-х годов, когда возглавил одну из
подольских бригад.  Уже тогда,  на заре  перестройки,  бандиты  сумели
обложить данью несколько кооперативов, совершали разбойные нападения и
грабежи.
     В 1989  году  милиционеры  Кукунова  "повязали",  суд  приговорил
лидера рэкетиров к 10  годам  лагерей.  Однако,  отсидев  в  одной  из
колоний  Кировской области менее половины срока,  Васябандит подался в
бега.  Выбраться из зоны ему помог охранник - всего  за  десять  тысяч
рублей.   Оказавшись   на   свободе,  Кукунов  сошелся  с  Александром
Захаровым,  к тому времени уже вошедшим в число лидеров  балашихинской
ОПГ.  В  1993 году Захар самолично Кукунова короновал.  Новоиспеченный
вор получил усыпанный бриллиантами золотой крест на массивной  золотой
цепи  (весом около 300 граммов).  Такую же цепь с крестом долгое время
носил и сам Захар. В 1994 году Захаров и Кукунов по турпутевке провели
несколько  незабываемых  недель  в  Голландии.  Каким  образом беглому
рецидивисту удалось выехать в Европу,  история  умалчивает.  Голландия
была  выбрана  не  случайно:  там легально продаются наркотики,  а оба
друга к тому времени прочно "сидели на игле".
     Вернувшись в   Россию,   Кукунов   на  деньги  контролируемых  им
коммерческих структур приобрел несколько иномарок и квартир в  Москве.
28  августа  сотрудники ГУОПа,  решив,  что Вася-бандит уже достаточно
погулял  и  покуролесил,  взяли  его  на  Профсоюзной   улице.   Когда
автомобиль  "Вольво-840",  в  котором  находились  Вася-бандит  и  его
водитель-телохранитель,  остановился  перед  светофором,  оперативники
окружили  иномарку,  вытащили  вора  из  салона  и  защелкнули  на его
запястьях наручники.  При обыске на  квартирах  Кукунова  было  изъято
большое  количество  ювелирных изделий (в том числе подаренный Захаром
крест),  37  тысяч  долларов,  а  также  два  общегражданских  и  один
заграничный  паспорт  с  фотографиями  Кукунова,  выписанные на разные
фамилии.
     Всего тем  летом  было  арестовано  11   ближайших   сподвижников
Захарова.
     Еще печальнее  сложилась  судьба  престарелого друга Захара Гайка
Геворкяна  (Гоги  Ереванского).  Он  был  расстрелян  неизвестными  из
пистолета "ТТ" возле своего подъезда на улице Гарибальди.  Пули попали
в голову и грудь.  Что касается Расписного,  то  после  многочисленных
покушений  он  предпочитает  в  России не появляться.  Неясна судьба и
подмосковного "авторитета" Сергея Круглова по кличке Сережа Борода.  В
прошлом году в Яузе всплыл труп, в котором якобы опознали Круглова. Но
позже поступили сведения о том, что он скорее жив, чем мертв.
     Однако жители  Балашихи и прилегающих районов,  надеявшиеся,  что
теперь-то они вздохнут  свободно,  "крестный  отец"  по  кличке  Захар
отправится по этапу в Сибирь, а обезглавленная группировка распадется,
чересчур высоко оценили российское правосудие.  Все произошло,  как  в
боевике с плохим концом.
     Захарова, которому первоначально  были  предъявлены  обвинения  в
причастности  к  убийству Черешнева и хранении пистолета "ТТ",  вскоре
освободили из "Матросской тишины" по  решению  следователя  Московской
областной   прокуратуры   Нины  Пермяковой.  Пресса  по  этому  поводу
заволновалось -  и  в  Генпрокуратуре  сочли  за  лучшее  опубликовать
мотивированное   объяснение  "инцидента".  По  утверждению  начальника
надзорного  управления  г-на  Киракозова,  Захара  отпустили  по  трем
причинам:   во-первых,   сам  он  причастность  к  этим  преступлениям
отрицает,  вовторых,  единственный  свидетель  признается  в  оговоре,
в-третьих,  изъятый у Захарова пистолет тоже не может быть использован
в  качестве  вещественного  доказательства  -  следов   пальцев   рук,
пригодных  для  идентификации,  на  нем  не выявлено,  а офицеры ГУОПа
вообще действовали с нарушениями закона. "С учетом этих обстоятельств,
-  констатировал  один  из  главных  законников  страны,  -  уголовное
преследование в отношении  Захарова  прекращено  за  недоказанностью".
Попрежнему на свободе и Роспись.  Его,  в частности,  видели 9 октября
1996 года на Кунцевском кладбище во  время  пышных  похорон  известных
мафиози  Калигина,  Скворцова и Панина.  Собрался весь цвет воровского
сообщества.  Обозреватель "Огонька" Георгий Рожнов  обратил  внимание,
как  вежливо  раскланивались  криминальные знаменитости - Андрей Исаев
(Роспись),  Владимир Буркалов (Блондин),  Николай Ботинкин  (Ботинок),
Тариэл  Качарава  (Тариэл  Сухумский)  - с операми из РУОПа и МУРа.  И
впрямь - неприкасаемые...



     "Папа вернулся!" Такими заголовками столичные газеты  летом  1995
года  отметили  "тайное"  возвращение  негласного  хозяина Пушкинского
района Московской области Акопа Юзбашева. Возвращение с "исторической"
родины - на "малую".  Кто такой Юзбашев и почему его давно уже считают
одним из столпов российской организованной преступности?  Для тех, кто
сколько-нибудь интересуется криминальным бытием страны, это не вопрос.
Тем удивительнее,  что возвращение Акопа ознаменовалось двумя большими
статьями в "Коммерсанте", в которых Папа (такова его уголовная кличка)
предстает чуть ли не великомучеником и, уж во всяком случае, человеком
интересным, совестливым и крайне полезным для нынешнего общества.
     В одной из статей для пущей  убедительности  приведена  даже  его
родословная:  "Акоп  Юзбашев,  по  его словам,  происходит из древнего
княжеского рода.  Его дед был  наместником  императора  Николая  II  в
Туркестане.  Звали  его  Акоп-Бек  Юзбашьянц.  Императору почему-то не
понравилось окончание фамилии,  и наместник  стал  Юзбашевым.  Бабушка
Акопа  Юзбашева  по  матери была армянской еврейкой,  однако Юзбашев в
Армении никогда не жил.  Родился он в  Кировабаде,  затем  переехал  в
Саратовскую область и наконец перебрался в Москву".
     Несмотря на свою "голубую кровь",  Юзбашев собрал под свое начало
самых  отпетых  негодяев  со  всего  Пушкинского  района и прилегающих
населенных пунктов - и кровь,  только не голубая,  а красная,  потекла
рекой.
     Как и в большинстве аналогичных группировок,  пик разборок  между
бригадой Юзбашева и ее конкурентами пришелся на 1993 год.  Весной того
года в болоте возле Пушкина были выловлены два трупа местных  жителей.
Следователи выяснили,  что последние,  с кем общались несчастные, были
телохранители Акопа Юзбашева. Их видели вместе на дискотеке. Затем два
парни  были  избиты  до  полусмерти и в багажниках автомашин увезены в
неизвестном направлении.  Их вздувшиеся трупы обнаружили только  через
три месяца.
     Затем "пропал без вести" житель Пушкина Дмитрий Болдин - приятель
дочери  Акопа  Юзбашева  Карины,  -  его так и не нашли.  Оперативники
зафиксировали,  что накануне исчезновения люди из юзбашевской  бригады
обстоятельно  расспрашивали  знакомых  Болдина  о его местонахождении.
Затем в областной РУОП поступило заявление  от  Юзбашева  о  том,  что
братья  Анатолий  и Сергей Соколовы (Соколята,  лидеры конкурирующей с
Юзбашевым группировки) похитили его дочь Карину и требуют выкуп в  300
тысяч  долларов,  а  также учредительные документы фирмы "Строительный
двор".  Соколовых арестовали и  поместили  под  стражу  в  "Матросскую
тишину",   однако,   по   мнению  сотрудников  ГУОПа,  похищение  было
инсценировано.   Попытка   расправиться    с    противниками    руками
правоохранителей - обычная тактика лидеров нынешних бандформирований.
     Все эти  похищения,  исчезновения   и   убийства   сопровождались
триумфальным шествием рэкета по всему Пушкинскому району.  Не желающие
платить дань "пушкинской братве"  в  срочном  порядке  закрывали  свои
предприятия   и   переезжали  в  более  безопасные  районы.  Остальные
оказывались под одной большой "крышей".
     Слава о    группировке    Юзбашева   докатилась   до   столичного
милицейского начальства, к оперативной разработке пушкинцев приступило
Главное управление по борьбе с организованной преступностью.  Это дело
взял  под  личный  контроль  начальник   отдела   разработки   лидеров
преступной  среды  ГУОПа  МВД  России полковник Дмитрий Медведев.  Мне
довелось с ним (уже после его отставки) несколько раз  встречаться,  и
поэтому  все подробности операции по разгрому группировки Юзбашева мне
известны, что называется, из первых рук.
     Штурм особняка  Юзбашева в поселке Лесном был назначен на 18 июня
того же 93-го года. До этого в течение нескольких дней за домом велось
наблюдение, подчиненные Медведева воочию убедились в том, что по вилле
Юзбашева расхаживают вооруженные до зубов урки.
     В штурме  участвовало более 30 хорошо оснащенных сотрудников МВД.
Они всерьез опасались, что встретят вооруженное сопротивление, поэтому
сопровождали атаку автоматными очередями поверх голов.  Первой жертвой
милиции стал сторожевой пес.  По словам очевидцев,  после захвата дома
всех присутствовавших (более 30 человек) положили на пол,  обыскали. А
затем якобы посадили в  бассейн  и,  положив  поверх  голов  арматуру,
подключили  электрический  ток  -  чтобы  не  высовывались.  Последнее
Медведев категорически отрицает: "В бассейн под арматуру с током людей
засовывают  только  в  скверном  боевике.  А  вот обнаруженный на даче
арсенал действительно заинтересовал бы киношников".
     Было изъято:   восемь   автоматов,  снайперская  винтовка,  более
десятка гранат, тротиловые шашки. Не много ли для честного бизнесмена,
каким выставляет Юзбашева "Коммерсант"? Кстати, некоторые "стволы", по
утверждению специалистов из ФБР,  находились в то время  исключительно
на вооружении у натовских спецподразделений. Еще десяток "стволов" был
обнаружен у человека,  состоявшего в юзбашевской  фирме  на  должности
прораба  (по  другим данным - директора).  Кроме того,  обнаружили 300
бочек фиктивной водки.
     В машине Акопа были найдены три загранпаспорта, один из которых -
дипломатический  (в  главе  о  русской  мафии  за   рубежом   мы   уже
рассказывали,  каким  образом  и  по  каким  ценам добываются подобные
"ксивы").  Документы были оформлены чисто - были абсолютно подлинными.
Позже  было  возбуждено  уголовное  дело  по факту взятки руководящему
сотруднику МИДа. По оперативным данным, этот паспорт обошелся Юзбашеву
всего в тысячу "зеленых". Их поделили упомянутый сотрудник и посредник
- некто Зарезов.  Оба в  ходе  следствия  чистосердечно  признались  и
оставшиеся  неистраченными  доллары  вернули (но данное дело все равно
развалилось). Именно по этому факту и были получены санкции на арест и
этапирование Юзбашева,  которому во время штурма удалось сбежать через
окно и отсидеться у знакомых в Пушкинском районе.
     Примечательно, что  при  обыске  виллы  Юзбашева  была обнаружена
фотография начальника Пушкинского УВД в  интерьере  этой  дачи.  Позже
милицейский    начальник   утверждал,   что   его   никто   здесь   не
фотографировал.  Но разве можно не заметить вспышку "Полароида"? Кроме
того,  судя по снимку, он явно позировал. Так или иначе, этот факт его
милицейской карьере не помешал.
     По словам  Анатолия  Соколова,  Юзбашев  давал  милицейским чинам
"гонорары" в деньгах  и  автомашинах.  А  также  создал  прелюбопытную
коллекцию видеозаписей, компрометирующих некоторых сотрудников органов
внутренних дел.  Так, после застолья в ресторане Дома кино милицейские
чины  с  девочками  отправились  на "блатхату" на проспекте Мира.  Там
через  специальное  отверстие  в  стене  оператор   Юзбашева   дотошно
зафиксировал все,  что в этот момент происходило в комнате.  Собранный
компромат позволял Юзбашеву говорить на  равных  со  многими  высокими
милицейскими   начальниками.   Так  что  главный  милиционер  Пушкина,
наверное,  за  честь  считал  попозировать  на  вилле  у  влиятельного
"бизнесмена".
     Рассказывает Дмитрий Медведев:  "{Юзбашеву  инкриминировали  лишь
дачу взятки. А судить его следовало бы как главаря банды. Ведь банда -
это  устойчивая  вооруженная  группировка,  созданная  для  совершения
преступлений.  И Юзбашев создал именно банду.  К сожалению,  уголовное
дело  нарочито  раздробили  на  кусочки:   один   стал   отвечать   за
хулиганство,  другой  -  за  хранение  оружия,  третий - за подпольный
водочный цех,  четвертый - за вымогательство.  А за  участие  в  банде
никто в итоге не ответил. Никто не ответил за убийство людей.
     Мы доказали,  что два парня оказались в болоте именно после того,
как их до полусмерти  избили  юзбашевцы.  Те  твердят,  что  выпустили
парней неподалеку от своей дачи.  Прокуратура вторит:  "Доказательств,
что убили именно они,  нет".  Были и  другие  аналогичные  эпизоды.  В
Америке суд присяжных усадил бы этих бандитов на электрический стул. А
у нас их осудили по 206-й - "за избиение из хулиганских побуждений". И
все получили по 2-3 года. Хранитель упомянутого арсенала - вообще год.
Большинство из них уже на свободе  и  приступили  к  "работе".  А  сам
Юзбашев раздает про меня гнусные интервью израильским корреспондентам.
     Дело банды  Юзбашева еще раз продемонстрировало и другую причину,
по  которой  мы   не   в   состоянии   справиться   с   организованной
преступностью.  Большинство  свидетелей  отказались  на  суде от своих
первоначальных показаний. И неудивительно: их избивали, их взрывали, в
них стреляли. Их никто не защищал. Между тем на Западе вопросам защиты
свидетелей  посвящены  целые  тома  законов.  А  от  наших   сограждан
по-прежнему ждут проявления личного мужества...}"
     Сам Папа,  отсидевшись в Подмосковье, перебрался в Грузию, откуда
продолжал координировать работу своих "коммерсантов" и наставлять их в
борьбе с Соколятами. В 1994 году поднялась новая волна разборок. Зимой
застрелили друга братьев Соколовых Павла Роднова. Вероятно, "ответным"
выстрелом через некоторое время был убит телохранитель Папы  Александр
Малов.  Погиб и его брат Владимир.  В марте киллер добрался и до самих
Соколят - в подъезде собственного дома был застрелен  Соколов.  Вскоре
избили до полусмерти и его брата.
     Между тем   расследование    большинства    фактов    пушкинского
"беспредела"  по-прежнему  буксовало.  Рассыпалось  и  "экономическое"
дело,  которое также  инициировали  люди  Медведева.  Они  предприняли
проверку  главной  юзбашевской  фирмы  "Torolla  Production".  Как уже
говорилось, было изъято 300 бочек спирта, судя по липовым документам и
повышенному   содержанию   сивушных  масел,  изготовленного  кустарным
способом в подпольном цехе.  Затем  правоохранители  накрыли  водочный
завод  в поселке Лесном,  где "Столичная" и "Распутин" выпускались без
всяких   лицензий.   Еще   одно   обнаруженное   гуоповцами   водочное
производство  было  закамуфлировано  под  выпуск  безобидных фруктовых
напитков - в этой водке сивушные масла уже вдвое превышали  допустимую
норму. Расчеты за спиртное делались, естественно, наличными, к тому же
в долларах.  Углубленную проверку по этим фактам проводило  управление
по  борьбе с экономическими преступлениями УВД Московской области.  Но
одного из юзбашевцев кто-то  научил  написать  заявление  о  том,  что
сотрудники   УЭП   вымогают   у   него   взятку.  Тут  же  закрутилась
контрпроверка. И в итоге дело спустили на тормозах.
     По утверждению Медведева,  часть денег Юзбашев отмывал и в теперь
уже знаменитой фирме знаменитого модельера Юдашкина.  Мало кто  знает,
что   самое   непосредственное   участие   в  создании  мастерской  на
Кутузовском проспекте принимали Соколята - тогда еще верные юзбашевцы.
В   руководстве   фирмы   состояла  Людмила  Руцкая,  жена  тогдашнего
вице-президента страны.  При обыске на даче Юзбашева  была  обнаружена
фотография,  запечатлевшая  вместе  Людмилу Руцкую и Акопа Юзбашева на
форуме модельеров в Париже.
     Вскоре и  сам  Александр  Руцкой стал закадычным другом Папы.  Не
случайно Руцкой предложил Юзбашеву стать  вице-президентом  его  фонда
"Возрождение".  И  Папа  якобы согласился.  Правда,  впоследствии свое
участие в фонде категорически отрицал.  Но можно ли считать  случайным
совпадением   тот   факт,  что  фирма  Юзбашева  "Torolla  Production"
находилась в том же здании на Мясницкой, что и фонд "Возрождение"?
     Да и  сам  Руцкой не скрывал своей дружбы с Юзбашевым.  Он не раз
приезжал на юзбашевскую дачу и парился со своим  приятелем  в  баньке.
Вице-президент  России  даже подписывал ходатайства о выделении лидеру
крупнейшей региональной группировки земельных  участков  в  Пушкинском
районе.   Поговаривали,   что   с   криминальными   элементами,  щедро
представленными в избирательном списке руцковской партии "Держава" (по
этому   поводу   был   нешуточный  скандал),  уже  экс-вице-президента
познакомили не без посредничества Юзбашева.
     Был свой  бизнес  и  у  Соколят.  Мозговым  центром их банды стал
молодой  вундеркинд  из   Харькова   Николай   Костючков,   учредивший
внешнеэкономическую   ассоциацию  "Эй-би-эй".  С  помощью  пресловутых
фальшивых авизо Костючкову и его подручным удалось похитить из  банков
Подмосковья  без  малого  30 000 000 долларов!  Использовав остроумную
цепочку  финансовых  операций,  он  переправил  большую   часть   этих
капиталов  в банки Западной Европы.  Говорят,  что вскоре харьковчанин
стал одним из богатейших предпринимателей столицы. Когда в Москве было
всего  пять  "Линкольнов"  с  шестью дверями,  два из них принадлежали
Костючкову. Удачливый бизнесмен спонсировал того же Юдашкина, ручкался
с   Руцким  и  Жириновским.  Завел  Костючков  дружбу  и  со  знатными
правоохранителями.
     Начальник хозяйственного    отделения    московского   Управления
внутренних  дел  на  водном  и  воздушном   транспорте   майор   Рябов
познакомился  с  Костючковым,  когда  тот  попросил  помочь  майору  с
авиабилетами.  Завязались тесные "партнерские"  отношения.  Их  венцом
стало  обналичивание похищенных Костючковым денег через магазин пайков
и заказов,  находившийся в ведении Рябова.  Между магазином и одним из
дочерних предприятий костючковской ассоциации "Эй-Би-Эй" ТОО "Пасьянс"
был заключен фиктивный договор,  по которому полагалось  получить  500
миллионов   рублей   в   "Элексбанке".   Правда,  операция  сорвалась:
руководство банка  своевременно  обнаружило  липу  и  выдачу  наличных
прекратило (40 миллионов обналичить все же успели).
     Костючков в долгу перед Рябовым не остался: майор и еще несколько
важных милицейских чинов - в том числе начальник отдела ХОЗУ областной
милиции,  замначальника  управления  подготовки  кадров  ГУВД  Москвы,
начальник Московского УВД на воздушном и водном транспорте (все сплошь
полковники и подполковники)  -  отправились  в  вояж  по  Италии.  При
получении  загранпаспортов,  которое также организовал Костючков,  все
они были представлены как сотрудники "Эй-би-эй".  А поездка  была,  по
бумагам, не туристическая, а сугубо деловая.
     Флоренция и   Венеция    Рябову    понравились.    Взаимовыгодное
сотрудничество  с Костючковым продолжилось.  Следователи отследили,  к
примеру,  такую любопытную операцию.  Фонд "Дети Москвы" разместил  на
складе  у Рябова несколько десятков тонн гуманитарной помощи.  25 тонн
должны были отойти малообеспеченным и многодетным  семьям  сотрудников
УВД,  а  также  семьям погибших.  Кое-что действительно отправилось по
назначению.  Но 20 тонн из 25 было *раздарено* работникам транспортной
прокуратуры,   того   же   управления   кадров   и   прочим   "нужным"
правоохранителям,  а также  -  сотрудникам  фирмы  "Эй-би-эй".  Вскоре
пушкинцы стали считать майора своим человеком.  Говорят, он подружился
и с  матерью  Костючкова  Раисой,  и  с  убитым  впоследствии  Сергеем
Соколовым,    и   многими   другими   симпатичными   жителями   тихого
подмосковного городка.  В тот же период эксперты отмечают целую  серию
странных манипуляций со складским товаром.
     Заслуги Рябова начальство оценило.  Когда он  уже  фигурировал  в
деле  Костючкова,  его  внезапно  переводят  на  должность заместителя
начальника отдела по работе с личным составом (хотя  Рябов,  выпускник
пищевого института, не имеет даже юридического образования) и досрочно
присваивают звание подполковника.
     А вскоре   ему   предъявляют   официальные   обвинения:   хищение
государственного имущества в особо крупных размерах,  получение взятки
в  особо крупном размере (в качестве таковой рассматривалась поездка в
Италию), должностные подлоги и злоупотребление служебным положением.
     Но высокопоставленные   покровители,   вероятно,   не  понаслышке
знакомые с богатым содержимым складов Рябова,  в беде его не оставили.
С уголовным делом против подполковника, видимо, не случайно выделенным
в отдельное  производство  (так  проще  всего  любое  дело  прикрыть),
происходили   такие   же  чудеса,  как  и  со  складским  товаром.  Из
Генпрокуратуры его  отфутболили  в  прокуратуру  Москвы,  оттуда  -  в
транспортную прокуратуру, оттуда - снова в Генеральную, оттуда - снова
в транспортную.  А  Рябов  тем  временем  долго  и  упорно  лечился  в
госпитале.  К  тому  моменту,  когда  он  окончательно вылечился,  все
подозрения в его нечистоплотности уже отпали. Следствие прекратили.
     А вот  Костючкова  все же отправили за решетку.  В его отсутствие
несколько прибыльных торговых  домов  возглавил  Анатолий  Соколов.  А
харьковский вундеркинд продолжал давать ему ц.у. прямо из тюрьмы.
     "{Толик, брат!  Мы не должны потерять друг  друга.  Я  знаю,  как
завидовали  другие  нашему единству...  Толик,  мы обязательно сделаем
нашу организацию сильной - обязательно.  Главное,  чтобы каждый из нас
знал - мы опора друг другу,  которую можно снести только с головой и с
нашими миллионами.  Какое настроение у  пацанов?  Ты  же  знаешь,  что
кто-то очень рад Серегиной смерти[Позже Анатолий Соколов говорил,  что
убийство его брата Сергея  заказал  прямо  из  тюрьмы  сам  Костючков.
(Здесь и далее прим.  авт.)].  Толик,  не запускай "Би-эм-си"[Торговый
дом,  принадлежавший Костючкову.].  Это место нужно сохранить до моего
освобождения.  За два года на воле мы сделаем все,  что нам нужно. Что
касается тюрьмы - в глазах всех достойных пацанов я в грязь  лицом  не
ударю.  Что с финансами?  Трудности большие?  Пиши обо всем. Если есть
"белый порошок" - хоть вспомнить!  - загони,  когда сможешь. Если даже
сейчас к этому отрицательно относишься, сделай. И передай денег либо в
рублях тысяч 700 или 500 долларов купюрами по 50".
     А вот какие записки в это время писала его мамаша:
     "1. Вариант освобождения под залог и на доследование,  под  залог
желательно к 2 декабря,  к дню рождения. 35 + благодарение. 2. Вариант
под залог к 2 декабря и признания невиновности по окончании суда. 35 +
65. Вопросы решаются в течение недели. Любые после вашего сообщения}".
     Но всем этим планам не суждено было исполниться.  У Костючкова не
было такого сильного прикрытия,  как у подполковника Рябова.  Судебный
процесс над ним начался в ноябре 1996 года в Раменском суде.  Несмотря
на  то  что многочисленные тома этого небезынтересного уголовного дела
отослали в глухую периферию,  в самый что ни на  есть  заштатный  суд,
процесс все-таки мог бы стать сенсационным.  Дело в том, что показания
чуть было не согласился дать  сам  Анатолий  Соколов,  брат  убиенного
Сергея.
     Он неожиданно для всех отослал в несколько  инстанций  заявления,
что  хотел  бы дать показания по поводу бизнеса "братана" Костючкова -
но только не на суде, а в более конфиденциальной обстановке. Поскольку
опасается за свою жизнь. (Как оказалось, не зря.) Он мог бы рассказать
все,  как было на самом  деле,  показать,  где  спрятаны  вещественные
доказательства,   способные  решить  судьбу  и  самого  Костючкова,  и
руководителей его дочерних фирм,  получавших деньги на расчетные счета
своих банков,  а затем привозившие наличные рубли (или, чаще, доллары)
прямо в сейф к "финдиректору" пушкинской группировки.
     О причинах  такой  откровенности  можно было только догадываться.
Говорили,  что выживший Соколенок решил завязать - и с криминалом, и с
наркотиками.  Он  отошел  практически  от всех дел своей "братвы",  не
участвовал в "стрелках"  и  разборках,  вел  весьма  скромный  и  даже
уединенный  образ  жизни.  Более  того,  долго  и  упорно  лечился  от
наркомании и добился в этом деле кое-каких успехов.
     Но, увы  -  у  "бригадира"  век  не  долог,  если перефразировать
известную строчку из песни Окуджавы.  Уход от насущных проблем родного
бандформирования "братишки" воспринимают как предательство. Готовность
давать показания - стучать!  - даже  против  не  самого  авторитетного
борца  - как предательство вдвойне.  Соколенку оставалось только одно:
"мазать лоб зеленкой".
     В ночь  под  Новый  год  он  нарушил  свой  обет отшельничества -
появился-таки  в  родной  компании.  И  сорвался  -   выпил   лишнего.
Дальнейшее  было  делом  техники.  И  даже  не  потребовалось идти "на
мокрое".  Услужливый приятель предложил  ему  "нюхнуть".  А  Анатолий,
которому было нельзя, себя уже не контролировал. И нюхнул...
     И обвинение лишилось,  возможно,  самого главного,  единственного
серьезного свидетеля.  И хотя суд тянулся еще несколько месяцев, стало
ясно, что ни черта они не установят - да и не хотят устанавливать. Так
и произошло. Дело, как водится, вернули на доследование. А следователь
провозится для проформы еще полгодика - и по-тихому прикроет.  Обычное
российское правосудие...
     Однако вернемся к "авторитетному" другу Руцкого.  Уже  в  Израиле
Папа   повстречался   с  еще  одним  известным  человеком  -  Дмитрием
Якубовским, "генералом Димой". Российские спецслужбы зафиксировали как
минимум две такие встречи.  Более того,  удалось выяснить и содержание
их  бесед.  В  феврале  94-го  в  стамбульском  отеле  "Шератон"   два
"генерала"   обсуждали   "проблему   выплаты  внешних  долгов  России"
(формулировка газеты  "Коммерсант").  Юзбашев  предложил  прокручивать
средства, предназначенные для погашения внешнего долга, в коммерческих
банках (как впоследствии выяснилось,  эта блестящая мысль посетила  не
только его голову).  Якубовскому идея якобы понравилась, но он выразил
сомнение  в  возможности  таких  операций  без  поддержки  влиятельных
политиков.
     Вторая встреча    происходила    в    тель-авивской     гостинице
"Александрия".  Адвокат назвал Юзбашезу имена нужных людей, с которыми
необходимо поделиться. По данным газеты "Куранты", в беседе прозвучали
имена Владимира Шумейко и Алексея Ильюшенко. Якобы предполагалось, что
доля Юзбашева в этой сделке составит 33 процента,  а две трети получат
Дмитрий Якубовский и его телохранители.
     Впрочем, по мнению Медведева,  основной целью приезда Якубовского
в  Израиль  было  уточнение  деталей  предстоящей  кражи  рукописей из
петербургской библиотеки. Акоп, имеющий обширные связи в международных
криминальных  кругах,  свел адвоката с будущими исполнителями - шестью
израильтянами.
     Любопытно, что,  когда  делегация  МВД посещала Израиль,  Юзбашев
настойчиво добивался встречи  с  тогдашним  министром  внутренних  дел
Виктором Ериным.  В итоге с Акопом повидался помощник министра Савелий
Тессис.  Юзбашев утверждал,  что у него есть  компромат  на  известных
людей,   в   том   числе   на   Якубовского  -  в  обмен  на  гарантии
неприкосновенности в случае возвращения в Россию.  В  ответ  ему  было
сказано,  что  никаких гарантий ему не дадут,  но если совесть чиста -
пусть приезжает.
     И все  же  Папа вернулся.  Некоторые наблюдатели считают,  что из
Израиля он не просто уехал,  а опять-таки  сбежал.  Хотя  и  утверждал
израильской газете "Вести",  что чувствует здесь себя в безопасности и
не торопится возвращаться в Россию.  Возможно, планы изменились, когда
им  вплотную  занялся  знаменитый борец с организованной преступностью
генерал полиции Таль.  Поначалу "предприниматель" перебрался в США, но
и оттуда его турнули.
     Зато жители  родного  Пушкина  встретили  Папу  хлебом-солью,   а
местная милиция, по слухам, сразу же предоставила ему охрану.
     Вскоре он был уже на коне. Вновь наладил производство алкогольной
продукции,  не  потеряв  связи  и  с  Израилем - там у него фабрика по
производству котлет и сосисок из  сои.  А  после  того  как  Александр
Руцкой стал губернатором Курской области, Юзбашев, по слухам, переехал
к старому другу - экономическим советником.  Но когда  об  этом  стало
известно журналистам, из областной администрации по-тихому ушел.
     Впрочем, и пушкинских "братков" не забывает,  держит их в узде. А
то ведь мужики сурьезные, при оружии. За ними - глаз да глаз...



     Это "промышленное подбрюшье" столицы,  город технарей-оборонщиков
по воле рока породил  одно  из  крупнейших  мафиозных  образований  не
только Московского региона,  но,  возможно,  и всей России (не считая,
конечно,  бандформирования  Северного  Кавказа).  Шутка  ли  -  две  с
половиной  тысячи  "стволов"?!  Именно  такие  цифры  называют сегодня
криминологи, оценивая армию подольских головорезов.
     Еще один  подольский  рекорд  -  сумма  наворованного  у  наивных
вкладчиков.  По  разным  подсчетам,  речь  идет  от  одного  до   трех
триллионов  рублей  (в  ценах  93-94-го годов).  Столько наличности не
удалось изъять у доверчивого населения ни  "МММ",  ни  "Русскому  дому
Селенга",   ни   "Чаре".   Связь   подольских  бандитов  и  подольских
пирамидостроителей уже ни у кого не вызывает сомнения.
     Впрочем, тому,  кто  хоть  раз  побывал в этих каменных джунглях,
более-менее ясно, какая атмосфера взрастила тысячи и тысячи подольских
уголовников.  Не  случайно  у  самого  города  в достопамятные времена
появилось прозвище: Падальск.
     Одним из   основателей   подольской   преступной  группировки,  о
появлении которой в московском уголовном мире заговорили в конце  80-х
годов,  и  бессменным  ее  руководителем  является сорокалетний Сергей
Лалакин по кличке Лучок.  Лалакин -  классический  "авторитет"  нового
типа.  Парадокс - но он не имеет ни единой судимости и кличку приобрел
вовсе не на зоне.  По одной версии,  свое  прозвище  он  получил,  еще
будучи   учеником   средней   школы.   По   другой  -  за  то,  что  в
доперестроечные времена начинал трудовую деятельность на овощной базе.
Друзьям он якобы говорил,  что именно там прошел первую школу бизнеса.
Закончив ПТУ,  он  отслужил  в  десантных  войсках,  а  потом  работал
мясником.   С  конца  80  годов  Лучок  вместе  с  приятелями  занялся
"бизнесом":  зарабатывал на  наперстках  и  "куклах"  (возле  обменных
пунктов  предлагал  простачкам доллары по выгодному курсу и подсовывал
пачку валюты, в которой лишь верхние и нижние купюры были подлинными).
     Постепенно Лучок  становится лидером молодых уркаганов,  оттесняя
от "власти" в Подольске старую воровскую элиту  -  карманников.  Самым
авторитетным  лидером "новой волны" считался Сергей Попов (Поп).  Но в
1990 году он от дел отошел,  получив 2,5 года за  вымогательство.  Его
место  в  группировке  ненадолго  занял "авторитет" старшего поколения
Николай Игнатов (Седой),  контролировавший автобизнес.  Но в  какой-то
момент Лучку надоело двоевластие. Конфликт был урегулирован бескровно:
Седой просто собрал пожитки и уехал.  Поп, освободившийся в 1993 году,
тоже не стал качать права, согласившись на роль "бригадира". С тех пор
в его ведении находятся фирмы-данники  подольских,  специализирующиеся
на  торговле  нефтепродуктами.  Наставника  из  числа воров в законе в
группировке нет до  сих  пор,  хотя  подольские  имели  весьма  теплые
отношения с Отари Квантришвили и Иваньковым-Япончиком.
     Кроме Попа, в "бригадирах" долгое время числились братья Губкины,
Витя  Подольский,  братья  Ворошевы,  Армян  и Мефодий - "правая рука"
Лучка.  Бизнес группировки  развивался  по  классической  схеме  -  от
контроля  над  наперсточниками  и  перепродажи  автомобилей  до  более
солидных проектов.  Один из первых - покупка техцентра  на  Варшавском
шоссе, чему предшествовала жестокая разборка с дагестанцами. Сказалось
и  полученное  на  овощной  базе  образование  Лучка:   под   контроль
группировки  попадают  коммерческие  структуры,  занимающиеся импортом
товаров народного потребления и продуктов питания.  Например,  в самом
начале   90-х   "под  крышей"  подольских  уютно  расположилась  фирма
"Жесави",  которая благодаря эффективной рекламе собрала с  российских
потребителей более 30 миллионов долларов под поставку в Россию сахара.
Естественно,  деньги  пошли  на  совсем  другие  цели  -  на   покупку
недвижимости и на заграничные счета.
     Постепенно под  контролем   подольской   ОПГ   оказались,   кроме
собственно  Подольска,  Чеховский  и  Серпуховской  районы  Московской
области и,  соответственно, большинство находящихся на этой территории
коммерческих  организаций  -  в том числе банков,  нефтяных компаний и
даже продюсерских фирм.
     Одним словом,  к  середине  90-х  подольские стали одной из самых
хорошо  организованных  и  богатых  преступных  группировок  Москвы  и
Московской области. По связям и оборотам средств Лучок, по утверждению
криминологов,  на определенном этапе превзошел  самого  Сильвестра.  С
мнением Лалакина считались многие "авторитеты" преступного мира и даже
видные воры в законе.  "Но за место под солнцем Лучку  и  его  друзьям
предстояло еще побороться.
     Как и  в  других  мафиозных  образованиях  постсоветской  России,
первая волна разборок в Подольске прокатилась в 1992 году.
     Одной из первых жертв молодой подольской банды стал  неоднократно
судимый  уголовник  Сергей  Федяев  (Псих),  объединявший  вокруг себя
"синяков"  (судимых   уголовников),   которых   Лалакин   одновременно
побаивался  и  презирал.  Конкурирующая  бригада  была  обезглавлена в
августе 1992 года во время "стрелки" у кафе "Бистро"  на  Серпуховском
шоссе.  Как установили приехавшие на место происшествия милиционеры, в
суровом мужском разговоре последнее слово взяли два  автомата  и  один
пистолет.  Банду "синяков" обезглавили в прямом смысле:  полусожженный
труп Психа с отрубленной головой был обнаружен  через  день  в  глухой
деревне  под  Подольском.  Раненый  шофер Психа Андрей Хромов (Пузырь)
сумел добраться до больницы,  оттянув "встречу" с шефом на пять  дней.
Но  именно  благодаря  этой отсрочке мы знаем,  что речь идет о первом
подвиге Лучка.  Перед смертью Пузырь успел назвать имена  двух  друзей
Лалакина,  участвовавших  в  перестрелке.  Впрочем,  на  расследовании
уголовного дела это не отразилось - оно, как и полагается, было вскоре
приостановлено.
     Вторым конкурентом  Лучка  стал  подольский  "авторитет"  Николай
Соболев  (Соболь),  в  чью  бригаду  перешли люди Психа.  Конкурентом,
отметим,  весьма опасным -  имевшим  за  плечами  12  лет  лагерей  за
предумышленное  убийство.  На свою сторону он переманил и "авторитета"
Александра  Романова  (Романа),  которого  поддерживал  сам  Глобус  и
который уже успел "проредить" ряды лучковцев,  застрелив на подольском
рынке лидера одной  из  подольских  бригад  Анатолия  Стрелюка,  друга
Лалакина. Однако ни коалиция с Соболем, ни поддержка Глобуса Роману не
помогли.  10 марта 1993 года два автоматчика в масках почти  в  центре
Подольска   превратили   его   "Мерседес"   в   решето.   Сразу  после
девятидневных поминок по Романову пропал и Соболь.  Через пару месяцев
его  разложившийся  труп был выловлен из Пахры в Домодедовском районе.
Хотя в кармане Соболя были найдены  записки  с  номерами  автомобилей,
один  из  которых  вспомнила  сестра  убитого - машина с таким номером
незадолго до исчезновения брата сидела у них на хвосте, - и по номерам
даже вычислили московскую фирму,  находящуюся под "крышей" у Лучка,  -
следствие и на этот раз далеко не продвинулось.
     Несла ощутимые  потери  и  команда Лучка.  В июне 1993 года возле
своего дома в Щербинке был расстрелян из двух автоматов - как и  Роман
-   руководитель   щербинской   бригады   (структурного  подразделения
подольской группировки) Валентин  Ребров.  Он  промучился  в  больнице
целый  месяц,  но  так  и  не  выкарабкался.  Помимо  основного "места
работы",  он  выполнял  и  "общественные"  функции:  был  "разводящим"
(третейским  судьей)  на разборках.  Бизнес щербинских был традиционно
связан со строительством коттеджей и автосервисом. Не исключено, что и
этот  расстрел  произошел не без ведома уголовного хозяина Подольска -
по неподтвержденной информации,  Ребров отказался платить  в  "общак".
Преемник  Реброва  "бригадир"  Сергей  Ульянов  (Ульян)  был уже более
покладистым.
     Подольский "авторитет",  29-летний  мастер спорта по классической
борьбе Владимир Губкин (контролировавший автомагазин "Ландо" и магазин
"Автозапчасти" на южном отрезке МКАД), пережил своего друга Реброва на
четыре месяца. Он пытался залечь на дно, некоторое время отсиживался с
семьей в поволжской деревушке - и все же вернулся в Подольск,  где его
уже ждала пуля киллера.  На сей раз исполнителей удалось арестовать по
горячим  следам.  Как  и  следовало  ожидать,  это  были  "стрелки" из
подольской группировки - Алексей Чумаков  и  Анатолий  Дячко  (Дячок),
также  их  коллега  из  ореховской бригады Дмитрий Малюк.  Следователи
вышли и на заказчика - "бригадира" группы киллеров  Геннадия  Звездина
(за   чрезвычайно   волосатую  грудь  прозванного  Пушком),  менеджера
подольского ТОО "Современник", находящегося под "крышей" у ореховских.
"Девятка",  из которой расстреляли Губкин. принадлежала Малюку, в свою
очередь получившему ее от Пушка.  Отменно исполнив заказ,  киллеры это
дело  отметили  - "тепленькими" их и повязали.  Когда дело об убийстве
Губкина  слушалось  в  Московском  областном  суде,  в  зал  заседания
неожиданно  ввалился брат покойного,  подольский "авторитет" Александр
Губкин  (он  же  Рыжий,  он  же  Штольц),  вместе  с   дюжиной   своих
головорезов.  Он  потребовал  отдать  киллеров  ему  "на  поруки".  На
следующий день заседание  было  объявлено  закрытым.  И  все  же  дело
отправили  на  доследование,  поскольку  выяснилось,  что  стреляли не
только из машины Малюка,  но и из другой точки - возможно,  из  машины
самого Пушка.  Последний, кстати, к тому времени был уже на кладбище -
он пережил свою жертву ровно на сорок дней, что наталкивает на мысль о
мистических  наклонностях  мстителей.  Кстати,  и  Соболя убили в день
поминок по Роману (на девятый день).
     Сфера подольского   влияния   уже  не  ограничивается  Московской
областью. У "силовых министров" Лучка - братьев Ворошевых - появляются
свои  бригады в Уренгое и Киеве.  Лучок заводит дружбу с красноярскими
"авторитетами". Очень радушно его принимали в саяногорском заповеднике
"Столбы",  а  влиятельный  красноярский  мафиози  по кличке Бык вообще
считает Лучка своим другом.  Именно Лучок предупредил Быка о том,  что
другой красноярский "авторитет" Липнягов (Ляпа) нанял киллеров для его
убийства. Бык их перекупил, и Ляпа погиб.
     В сферу  интересов  группировки  попал и Волгоград.  Этот город и
стал новой ареной боевых действий,  каких здесь не  видели  со  времен
Сталинграда.  Первым  погиб  (в  подъезде собственного дома) "крестный
отец" волгоградской мафии,  профессиональный борец  Владимир  Стариков
(Казак),  контролировавший Центральный район города. Следующей жертвой
стал "авторитет" Михаил  Сологубов  (Сологуб).  Палач  стрелял  поверх
бетонного  забора,  стоя  на  капоте автомобиля,  в тот момент,  когда
Сологуб выходил из бани.
     По подозрению  в  их убийстве в начале декабря 1993 года в Москве
волгоградской милицией при посредничестве  столичных  правоохранителей
был арестован бывший спецназовец Станислав Культин. Служба в армии ему
пригодилась:  по оперативным данным,  он  возглавлял  бригаду  наемных
убийц.
     Станислав Культин  родился  в  1970  году  в   Подольске,   после
десятилетки  поступил  в  Военно-инженерный институт в Ленинграде,  но
учиться там не стал,  а окончил ПТУ  по  специальности  "автослесарь".
Попал   по   призыву   в   десантники,   оказался   вместе   со  своей
десантно-штурмовой  бригадой  в  Нагорном  Карабахе,   был   контужен.
Демобилизовавшись,   некоторое   время   проработал  таксистом,  потом
охранником в московской  фирме  "Проматех",  следящей  за  порядком  в
московском универмаге "Северянин",  а потом - не оставляя официального
места работы - подался на более высокие заработки.  Как считает  РУОП,
он сколотил бригаду киллеров из таких же,  как он,  демобилизовавшихся
спецназовцев и омоновцев и начал отрабатывать заказы "авторитетов".
     На след  Станислава  Культина  сотрудники  Генпрокуратуры вышли в
процессе  расследования  13  убийств  в  Подольском  районе,   Москве,
Красноярске и Волгограде. Сначала по фактам убийств было возбуждено 10
уголовных  дел,  а  затем  Генпрокуратура   объединила   их   в   одно
производство  и  создала  следственную  группу из 22 человек.  Забегая
вперед,  скажем,  что результаты ее деятельности оказались  более  чем
скромными: все дела были приостановлены, а к уголовной ответственности
удалось   привлечь   только   двух    человек,    подозревавшихся    в
непосредственном   исполнении  заказов.  Доказать  же  удалось  только
незаконное хранение ими огнестрельного оружия,  за  что  оба  получили
небольшие сроки.
     По данным волгоградских  милиционеров,  убийство  Казака  заказал
Культину волгоградский "авторитет" Анатолий Никишин, ставленник Лучка.
Подозрения  следователей  в   отношении   Культина   основывались   на
показаниях   очевидцев  убийств  Казака  и  Сологуба.  Однако  Культин
заявлял, что в Волгограде никогда не был и его, наверное, перепутали с
имевшим похожую внешность телохранителем Лучка по имени Андрей.
     Доказать ничего не удалось,  но через  9  дней  после  задержания
Культин,   находясь   в   волгоградском   ИВС,   неожиданно   сам  дал
признательные показания.  Правда,  от убийства Казака  и  Сологуба  он
открещивался,  зато  взял  на себя гибель в марте 1993 года Александра
Волкова,  "бригадира" подольских рэкетиров, работавших в Москве. В той
же  бригаде  якобы  состоял  и  сам Культин.  Приостановленное дело об
убийстве Волкова было вновь возбуждено - но увы... Как только Культина
перевели  в  другой следственный изолятор,  он от всех своих показаний
немедленно отказался.  Выяснилось,  что он просто хотел  вырваться  из
волгоградского  ИВС,  где  его  якобы пытались убить местные бандиты в
отместку за гибель Казака.  (По другим данным, приказ о его ликвидации
выдали   сами  подольские  "авторитеты"  -  о  чем  Культину  сообщили
следователи,  прокрутив в доказательство своих слов аудиопленку.)  Так
или  иначе  дело  об  убийстве  Волкова  опять  приостановили.  Так же
пришлось поступить и с делами по Казаку и Сологубу.
     Мало что   дали  и  показания  Культина  о  бригаде  вымогателей,
созданной ранее судимым москвичом  Игорем  Васильевым,  которая  также
работала  на группировку Лучка.  Самого Васильева убили в декабре 1992
года,  а его преемника Андрея Андреева  (уроженца  Чехова,  отставного
офицера) расстреляли в подъезде в феврале 1993 года.  Андреев числился
в руководстве упомянутой фирмы "Проматех", где долгое время трудился и
Культин.   После   гибели   отставного  офицера  бригада  перешла  под
руководство Волкова,  который,  по словам  Культина,  разделил  ее  на
"любимчиков"   и   "неугодных",   из-за   чего  начались  нескончаемые
конфликты. Интересно, что все, кого Культин назвал в числе "неугодных"
Волкову,   согласно   оперативной  информации,  являлись  членами  его
собственной бригады киллеров.  Все эти люди,  по показаниям  Культина,
присутствовали   при   убийстве  Волкова.  И  снова  мистика:  Волкова
расстреляли на сороковины по Андрееву.
     Бригада Культина  имела  деловые  связи  с директором московского
универмага  "Северянин"   Борисом   Ивановым.   При   его   содействии
"бригадиры"  приобрели  по  машине "Альфа-Ромео".  Как уже говорилось,
официально эти отношения были оформлены  как  охрана  магазина.  Но  и
здесь не обошлось без конфликтов. Когда директор попытался расторгнуть
договор  с  охранниками,  он  был  жестоко  избит  людьми  Культина  в
собственном   кабинете.  Более  того,  ему  вскоре  пришлось  и  вовсе
уволиться из магазина.  У Культина же "по доверенности" оказалась  его
"Альфа-Ромео". Лишь после ареста "охранника" машину вернули хозяину.
     Показания Культина почему-то не добавили  следователям  ни  одной
улики   против   него  (сотрудники  городского  суда  рассказали,  что
заинтересованность   в   этом   деле   проявили    члены    подольской
администрации).  Он бы и вовсе отделался "легким испугом",  если бы не
случай.  Для очистки совести  оперативники  решили  все-таки  провести
обыск  в  гараже  отца Культина - и на сей раз им повезло:  был найден
пистолет  "ТТ".  Еще  один  пистолет  нашли  в  автомобиле  одного  из
приятелей  Культина.  Данные  экспертиз подтвердили,  что оба "ствола"
принадлежали  именно  Культину.  В  итоге  подольский  городской   суд
приговорил  Культина  к  трем  годам  лишения  свободы  за  незаконное
хранение оружия (ст. 218 УК РФ). Позже кассационная инстанция смягчила
наказание до двух лет.
     А битва за Волгоград продолжалась.  В апреле 1995  года  в  своем
подъезде  был  застрелен "авторитет" Александр Кусмарцев,  в мае погиб
"бригадир" Владимир Теняков (Патефон). Летом по подозрению в соучастии
в  этих  преступлениях  в  Москве был арестован бывший чемпион СССР по
дзюдо Анатолий Никишин,  член бригады Культина. При аресте у него было
изъято  поддельное  удостоверение  сотрудника службы охраны Президента
России (аналогичная "ксива",  как выяснилось,  была  и  у  Михася).  В
начале  80-х годов Никишин получил длительный срок за свой ратный труд
в составе волгоградской банды Нестерова,  на счету которой  -  десятки
грабежей и полдюжины убийств.  В начале 90-х дзюдоист вышел на свободу
и,  по всей  видимости,  продолжил  уголовную  карьеру  в  группировке
волгоградского  "авторитета" э 1 Владимира Кадина (в 1993 году,  после
того как на  него  было  совершено  пять  покушений,  он  переехал  за
границу).   Чемпион   СССР   сотрудничал   и   с  лидерами  подольской
группировки.  Говорят,  именно  он   привлек   подольских   к   дележу
волгоградского   "пирога".  Уже  через  несколько  дней  после  ареста
Никитина  пришлось  отпустить.  Следователи  объясняют   это   сильным
давлением  со  стороны Генпрокуратуры,  Госдумы и Московской городской
думы.
     К середине   90-х   положение  в  Подольске  и  его  окрестностях
стабилизировалось,  и "авторитеты" с "бригадирами" занялись  серьезным
бизнесом. Одним из наиболее удачных проектов подольских стала печально
известная "Властилина".
     Если исходить    из    стандартной   версии,   согласно   которой
"Властилина" - "мыльный  пузырь",  то  внешне  процесс  его  "надутия"
выглядел  следующим  образом,  40-летняя  уроженка Сахалина со средним
техническим образованием в 1991 году прибыла в Москву,  вышла замуж  и
открыла  индивидуальное частное предприятие "Дозатор",  занимавшееся в
Люберцах торгово-закупочной деятельностью.  Затем супруги переехали  в
Подольск,   организовав  при  электромеханическом  заводе  (крупнейшем
оборонном предприятии) нечто вроде заводского  магазина,  торговавшего
дешевыми  холодильниками,  стиральными  машинами  и  прочими полезными
вещами.  "Правой  рукой"  Соловьевой  был   замдиректора   завода   по
производству  товаров  народного  потребления Валентин Камлюк.  Позже,
когда ИЧП "Дозатор" превратился в ИЧП  "Властилину",  под  крылышко  к
Соловьевой   перешли   еще   два   заводских   начальника  -  зам.  по
строительству Хрущев (кстати,  бывший секретарь заводского парткома) и
начальник цеха товаров народного потребления Черногоров.
     Известно, что осенью 93-го года перед объявлением о сборе средств
под  супердешевые автомобили Валентина Соловьева на некоторое время из
Подольска исчезла.  О том,  с кем она встречалась и от  кого  получила
средства  для  дальнейшей  деятельности (возможно,  что и инструкции),
ходят самые противоречивые слухи.  Слухи,  однако, к делу не пришьешь.
Непреложно  одно:  "властительница" получила огромный даже по нынешним
временам кредит.  По сведениям - 30 миллиардов рублей. Случайным людям
таких денег не одалживают.
     На эти миллиарды у дилеров АЗЛК и АвтоВАЗа была закуплена  первая
партия автомобилей,  которые госпожа Соловьева решила продавать себе в
убыток.  В  конце  января,  когда  первые   счастливчики   уехали   из
"Властилины"  на  почти  дармовых авто,  многие подольчане,  скопившие
некоторую толику долларов, страстно возжелали стать клиентами чудесной
фирмы.  Новых  собранных  средств хватило на то,  чтобы расплатиться с
кредиторами и закупить еще одну партию машин.
     По версии   следователей,   для   продолжения  своих  рискованных
манипуляций   г-жа   Соловьева   стала   закупать    на    автозаводах
неукомплектованные  машины  за половину их себестоимости.  Привыкшие к
браку россияне мирились с  дефектами  авто  от  "Властилины",  радуясь
большому выигрышу в цене.
     Если эта официальная версия и соответствует действительности,  то
она  все  равно  мало что проясняет.  Во-первых,  большинство клиентов
"Властилины"   по-прежнему   продолжали   получать    новые,    вполне
качественные   машины.   Во-вторых,   многие   приобретали   иномарки.
В-третьих,   слух   о   бракованных   автомобилях    моментально    бы
распространился в среде пайщиков и непременно сыграл роль антирекламы.
     Не выдерживает  критики  и  версия  о   пирамидальном   характере
финансовой деятельности подольской фирмы.  Дело в том,  что ни одна из
подобных компаний не выплачивала своим вкладчикам более 30 процентов в
месяц.  Вкладчики  "Властилины",  начиная  с мая 94-го,  четыре месяца
подряд получали сто процентов ежемесячно.
     Кроме того, обороты большинства аналогичных компаний не превышали
сотен миллиардов рублей.  Руководство ассоциации обманутых  вкладчиков
считает,  что  общие потери российских вкладчиков за "годы реформ" (не
считая ущерба,  причиненного Сбербанком и "Властилиной") составляют 20
триллионов  рублей.  А  одна  "Властилина" собрала то ли 10 триллионов
(версия инициативной группы обманутых вкладчиков), то ли 17 триллионов
(версия  газеты  "Коммерсант"),  то ли 21 триллион рублей (версия ныне
подсудимой г-жи Соловьевой).  Ни "пирамидой",  ни укрытием от налогов,
ни  хитрыми  договорами  с  автозаводами  такую  поистине  сумасшедшую
раскрутку,  произведенную фактически  с  нуля,  объяснить  невозможно.
"Суперскоростные"  деньги  приносят только два вида бизнеса:  торговля
оружием  и  наркотиками.  Но  никаких  прямых  улик  в   такого   рода
деятельности  г-жа  Соловьева не оставила.  Не считая одной косвенной:
"Властилина"  прекратила  свое  существование  аккурат  перед  началом
чеченской войны.
     Ясно, что без  надежного  прикрытия  "Властилина"  до  всех  этих
триллионов  никогда  бы не добралась.  О том,  кто прикрывал Валентину
Соловьеву,  можно судить,  исходя из следующих  наблюдений.  В  "новом
русском"  районе Подольска на расстоянии 20 метров друг от друга стоят
два коттеджа-близнеца сказочной красоты.  Оба  -  от  "Властилины":  с
сентября  94-го  года  фирма стала осваивать коттеджное строительство.
Первый   особняк   принадлежит    одному    из    главных    городских
правоохранителей.  Второй - Лучку.  Когда Соловьеву арестовали,  в его
дневнике нашли записи,  подтверждающие факты перечислений значительных
сумм в подольский "общак".
     Среди подольского криминалитета популярность г-жи Соловьевой была
не  меньшей,  чем среди простого народа.  По крайней мере,  на вопрос,
многие ли городские бандиты несли деньги в ее фирму, мне было отвечено
категорично:  "Все!"  Разовые  вклады этих граждан исчислялись сотнями
"лимонов",  а то и  миллиардами.  Наиболее  солидные  суммы  привозили
московские мафиози. Один положил на свое имя 14 миллиардов рублей.
     После того как г-жа Соловьева скрылась,  с роковой  неизбежностью
последовала  серия  разборок.  Крутые  москвичи  пытались  надавить на
подольских посредников,  через которых шла перекачка финансов.  Одному
бедолаге-посреднику   за   бегство   хозяйки   "Властилины"   пришлось
расплачиваться джипом и коттеджем,  от нее же  и  полученными.  Многие
лишились своих квартир. По некоторым данным, московские "авторитеты" с
просьбами о помощи с возвратом денег обращались напрямую к Лучку.
     Впрочем, судя  по  тому,  что  Валентине  позволили  (а может,  и
помогли)  убежать   и   так   долго   скрываться   от   кредиторов   и
правоохранителей,  верхушка  подольской  группировки  в  проигрыше  не
осталась.  Правда,  есть другая версия, по которой предпринимательницу
привезли   в  Подмосковье  сибирские  мафиози  -  для  отмывки  своего
"общака".  Они  же  ее  и  прикрывали.  В  любом  случае  деятельность
"Властилины"  до  какого-то  момента была выгодна всем,  кому было что
приумножать.
     Именно с   точки  зрения  приумножения  своих  сбережений  фирмой
заинтересовались  и  правоохранительные  органы.   Сначала   новенькие
"тачки"  получили  работники  УВД Подольска.  Позже к сотрудничеству с
фирмой (разумеется,  через посредников)  подключились  правоохранители
Москвы,  Московской  области,  России.  Не  брезговали и судьи - когда
готовились к процессу над Соловьевой,  в Московской области  долго  не
могли найти "нейтральный" суд,  работники которого не потеряли бы (или
не приумножили) в ее фирме свои сбережения.
     Милиционеры установили   около  офиса  "Властилины"  нечто  вроде
подольского поста э 1.  Они же и регулировали прохождение очереди. Для
внеочередников  была  установлена  такса,  растущая  в  соответствии с
темпом инфляции.  Изредка милиционеры  даже  соглашались  передать  по
назначению  определенную  сумму  денег.  Мне  рассказывали  один такой
случай:  очередной мафиозный нарочный приехал с несколькими чемоданами
денег  в  неприемный  день  и принялся твердить милиционерам,  что ему
приказано сдать именно сегодня. Стражи порядка вошли в его положение и
чемоданы забрали.
     Наличие двойной,    криминально-правоохранительной    крыши    не
исключало   существования   еще  более  высоких  покровителей.  Многие
уверены,  что г-жа Соловьева потому и была  столь  любима  и  пестуема
людьми  в  форме,  что они знали или догадывались о спущенном "сверху"
благословении на деятельность фирмы.
     В этой  связи  чаще  всего  фигурирует  фамилия Шумейко,  на даче
которого Валентина якобы скрывалась от правосудия.  Но многие  говорят
(правда,   это   могут   быть   всего   лишь   домыслы)  и  о  высоком
покровительстве  самого  премьера.  По  некоторым  данным,   в   офисе
"Властилины"  была  установлена  "вертушка".  Кое-кто видел премьера у
входа в офис во время его приезда в Подольск. Есть сведения о том, что
все  кредиты  г-жа  Соловьева  получала  через банк,  имеющий доступ к
бюджетным средствам.  А также о том,  что по личной просьбе премьера в
сентябре  1994  года Соловьева погасила задолженность правительства по
зарплате волнующимся шахтерам Тульской области.  Не потому ли именно в
сентябре  начались первые перебои с выплатой дивидендов?  Наконец,  19
октября г-жу Соловьеву видели входящей в Белый  дом.  Многие  уверены,
что  она приходила за новым кредитом (возможно,  и новыми указаниями).
На следующий день она скрылась...
     Однако нагляднее  всего  связи подольской "братвы" с официальными
властями проявились в  период  борьбы  за  установление  контроля  над
мотелем  "Солнечный"  на  южной окраине Москвы.  Напомним,  что именно
здесь проходила знаменитая  воровская  сходка  сотни  "авторитетов"  и
воров в законе по поводу дня рождения Захара. Праздник сорвался: около
70 лидеров преступной среды были  задержаны  руоповцами  и  муровцами,
которые  надеялись  таким  образом  улучшить криминальную обстановку в
столице.
     Через три  года  после  этих  бурных  событий коллектив гостиницы
неожиданно для себя узнал,  что у  мотеля  с  благословения  столичных
властей появился новый хозяин - АО "Анис", планирующее создать на базе
"Солнечного"    и    прилегающей    к    нему    территории    "единый
гостинично-торговый   комплекс,   супермаркет,  стоянку  для  легковых
автомобилей,  таможенный пост и детский парк".  Гостиничные  работники
стали забрасывать гневными письмами всевозможные инстанции.  В письмах
подчеркивалось,  что,  во-первых,  гостиничный комплекс находится не в
Москве,  а в области, а во-вторых, в свое время был заключен договор с
"Мосинтуром" об аренде здания гостиницы  сроком  на  20  лет,  сам  же
кемпинг  построен  на  народные  деньги  для  обслуживания иностранных
автотуристов.  Но все эти "условности" столичные власти, похоже, вовсе
не смущали.
     Возможно, разгадка кроется в списке акционеров "Аниса"  -  фирмы,
которую  в  свое время на территории мотеля "Солнечный" приютил бывший
директор "Рус-отеля" А.  Соколов (перешедший на  работу  в  московскую
мэрию) и которая, обустроившись, решила выжить самих хозяев.
     Итак, акциями фирмы владели (к началу 1995 года): Петр Сапрыкин -
министр  правительства  Москвы,  начальник департамента муниципального
жилья,  Юрий Жуков - заместитель начальника муниципального предприятия
"Главснаб"   правительства   Москвы,  Александр  Соколов  -  сотрудник
департамента  внешних  связей,  а  также  жены  Виктора  Коробченко  -
тогдашнего   первого   заместителя   премьера   столицы,  руководителя
комплекса социальной защиты, и Бориса Ларшина - сотрудника московского
управления ФСК, курировавшего "Солнечный", позже ставшего заместителем
гендиректора "Аниса" А.  Мухамедшина. Но самое любопытное имя в списке
- вице-президент фирмы Сергей Николаевич Лалакин. Он же - герой нашего
повествования, "авторитет" по кличке Лучок.
     Что связывает  всех этих людей,  что у них общего?  - вопрошала в
свое время Лариса Кислинcкая,  криминальный обозреватель ИТАР-ТАСС (та
самая,  которой  в  одном  из интервью угрожал сам Япончик и с которой
долго судился Иосиф Кобзон).  Действительно, кого только не было среди
постоянных   гостей   фирмы   "Анис"!  И  подольские,  и  липецкие,  и
люберецкие,  и  Квантришвили  (по   предложению   Отари   Витальевича,
Мухамедшин был спонсором российской команды на зимней Олимпиаде).
     Незадолго до описываемых событий фирму посетил еще более  высокий
гость  - сам московский мэр.  К руководству "Рус-отеля" он не заходил,
общался только с Мухамедшиным,  затем поехал к нему в Жабкино (там был
выстроен  почти настоящий средневековый замок),  где откушал плова и у
стен с бойницами и башнями дал интервью московскому телеканалу.
     Надо ли  говорить,  что  фирма  была  освобождена от значительной
части налогов и к тому же имела право на беспошлинный  ввоз  в  страну
спиртного и сигарет.
     Вскоре Лучку  представилась  хорошая  возможность  испытать  свои
связи на прочность.  11 октября 1995 года новостные телетайпы передали
информацию с пометкой "срочно":  сотрудниками РУОП ГУВД Москвы сегодня
совместно  с  Главной  военной  прокуратурой задержан лидер подольской
преступной группировки Сергей Лалакин,  более  известный  под  кличкой
Лучок.  Как  сообщили корреспонденту ИТАР-ТАСС в РУОПе,  ему вменяется
хищение в особо крупных размерах мошенническим путем.
     Поводом для уголовного преследования Лучка послужил тот факт, что
в 1993 году на часть денег,  выделенных  Министерством  обороны  одной
фирме на строительство дома в Смоленске для офицеров-танкистов из ЗГВ,
руководящая верхушка другой группы войск - подольской  криминальной  -
приобрела  у  ЛОГОВАЗа три джипа "Гранд Чероки".  Один из них достался
уголовному "генералу".  Узнав о  начале  следствия.  Лучок  немедленно
выехал в Израиль, где провел несколько месяцев и удостоился чести быть
объявленным (Главной военной прокуратурой) в федеральный розыск. Когда
он  осмелился  вернуться,  правоохранительные  органы сразу же были об
этом оповещены,  и 10 октября Лучок был арестован на своей  подольской
вилле.
     Двухэтажный особняк  в  Подольске,  принадлежащий  Лалакину,  был
окружен   около  десяти  вечера.  Операция  прошла  спокойно.  В  доме
находились только сам Лучок с супругой,  его водитель и телохранитель.
Вызывавшая   опасение   огромная   сторожевая   собака   не  причинила
беспокойства милиционерам: услышав команду хозяина "Фу!", она спокойно
удалилась на свое место.
     В ходе обыска практически ничего противозаконного  обнаружено  не
было,  разве что коллекционные сабля и кинжал - они,  согласно закону,
являются холодным оружием.  Все личное  имущество  и  автомобиль  джип
"Чероки"  (вероятно,  тот  самый,  хотя  "авторитет"  сказал,  что это
подарок друзей)  были  оформлены  на  супругу,  а  потому  изъятию  не
подлежали.   Сия   акция   получила   очень   хорошую  прессу.  Газеты
соревновались в осведомленности по поводу личной  биографии  Лалакина,
открыто говорили, что он - "{один из известных преступных авторитетов,
входящих в первую десятку  крестных  отцов  нашей  мафии.  Он  владеет
недвижимостью  в  Москве,  имеет собственность в Голландии,  Израиле".
"Задержание Лалакина стало итогом  длительной  оперативной  разработки
московского  РУОПа}".  А  начальник  отдела  РУОП  ГУВД  Москвы Виктор
Булгаков отметил, что опасность таких лидеров, как Лалакин, в том, что
они   давно   отмыли   грязные,   нажитые   преступным  путем  деньги,
легализовали свой бизнес и теперь рвутся  к  власти,  в  том  числе  к
политической.
     Предполагалось, что  Лалакин  был  задержан  на  30  суток  -   в
соответствии с антибандитским указом Президента, после чего ему должны
были предъявить  обвинения  в  хищении  путем  мошенничества  в  особо
крупном размере.  Обвинение действительно предъявили - однако... Всего
через десять дней,  20 октября,  Лучок уже вышел  на  свободу.  Причем
отпустили его даже не под крупный залог, как нынче практикуется, а под
(ни к чему на самом деле не обязывающую) подписку о  невыезде.  И  это
человека,  который  был  объявлен  в  федеральный  розыск  и несколько
месяцев скрывался от правосудия!  Того,  кто всем давно  известен  как
крупнейший  уголовный  "авторитет"!  Как известно,  сотрудники органов
правоохраны должны поступать в соответствии с буквой и  духом  закона.
Возможно,  следователь,  так быстро и легко отпустивший Лучка, букву и
не нарушил.  Но его демонстративное презрение к духу могло бы вызвать,
мягко говоря, изумление, если бы мы не знали, что с такой же легкостью
из российских узилищ выходили и все прочие представители криминального
бомонда: Захар, Михась, Мансур, Сильвестр...
     Еще через месяц расследование проделок Лучка и вовсе  прекратили.
Начальник  управления  Генпрокуратуры  по  надзору  за  расследованием
преступлений  г-н  Киракозов  не  увидел  в   таком   решении   ничего
противоестественного:  "На  основании  имеющихся  данных  Лалакин  был
задержан  как  лидер  группировки,   в   которую   входили   Ворошевы.
Причастность Лалакина к вымогательству,  мошенничеству и другим тяжким
преступлениям подтверждения в ходе следствия не нашла.  Ворошев С.  Г.
от  следствия скрылся.  20.10.95 Лалакину было предъявлено обвинение в
совершении   преступления,   предусматривающего   ответственность   за
приобретение  имущества,  добытого  заведомо преступным путем.  Однако
достаточных доказательств получено не было,  и 10.11.95 уголовное дело
в  отношении  Лалакина  было  прекращено за недоказанностью".  Бутырка
переполнена -  подозреваемые  даже  в  незначительных  правонарушениях
томятся здесь по полгода, по году, по полтора - все это время идет так
называемое "расследование".  А вот дело Лучка расследовали всего за 20
дней.  И установили:  он перед российским законом абсолютно чист.  Все
опять же в строгом соответствии с буквой закона.
     Или нет?   Не  совсем  в  соответствии?  Поскольку  после  резких
выступлений в печати из Генпрокуратуры пришло уже другое заявление (за
подписью  начальника  другого  управления  -  г-на Катышева);  "Что же
касается  С.  Лалакина,  то  вынесенное   в   ноябре   прошлого   года
постановление  о прекращении в отношении него уголовного преследования
за недоказанностью участия в совершении преступления  Главной  военной
прокуратурой  отменено,  и в настоящее время предварительное следствие
по этому делу возобновлено.  Недостатки в расследовании уголовных  дел
были  предметом  обсуждения  на  заседании  коллегии  Главной  военной
прокуратуры.  За упущения в работе к сотрудникам  прокуратуры  приняты
меры воздействия". И на том спасибо.
     Итак, связи Лучка действительно прошли  испытания  на  прочность.
Согласно  только  опубликованным данным,  в те несколько дней,  что он
находился под арестом,  особую озабоченность его судьбой проявляли и в
Генпрокуратуре,    и    влиятельные    члены    московской   областной
администрации, и большие люди из столичной мэрии.
     С тех пор Лучка не трогали.
     Утешения ради отметим,  что два из трех джипов,  в  том  числе  и
лалакинский,  Главная военная прокуратура изъяла в пользу Министерства
обороны.
     Между тем руоповцы продолжали атаковать.  Вслед за Лучком борцы с
организованной преступностью задержали еще  одного  лидера  подольской
группировки  -  23-летнего  Николая  Данеляна  (Армяна).  Он родился в
Ереване,  в детстве переехал с родителями в Москву,  где  поселился  в
Ясеневе.  В  16  лет сколотил молодежную банду,  специализирующуюся на
квартирных кражах и грабежах  на  юге  столицы.  Кроме  того,  молодым
гопникам  удалось  обложить  данью  спекулянтов  билетами  у  Большого
театра.  Несмотря на свой юный возраст.  Армян еще в начале  90-х  был
обласкан влиятельным подольским авторитетом Сергеем Крыловым по кличке
Крыл.  Под руководством опытного наставника команда Данеляна взяла под
свой контроль несколько коммерческих предприятий в Ясеневе,  Чертанове
и на территории Курского вокзала. В апреле 95-го Крыла не стало - пулю
киллера  он  получил  прямо  в  штабквартире  подольской  "братвы" - в
пресловутом мотеле "Солнечный".  После этого бригада Армяна  оказалась
под  крылом  у  самого  Лучка.  Авторитет  Данеляна,  доверие  к  нему
подольского  "папы"  и  его  личное  благосостояние   росли   примерно
пропорционально.   Армян   приобрел  "Мерседес-500"  и  уже  собирался
прикупить  трехкомнатную   квартиру   в   Бутове,   когда   последовал
неожиданный арест на Воробьевых горах.
     В момент ареста мафиози находился под кайфом.  А  потому  на  все
вопросы - откуда у него револьвер калибра 5,6 мм с четырьмя патронами,
откуда пакетик  с  кокаином  и  т.п.-  отвечал  радостной  и  безумной
улыбкой.   Ему,   как  водится,  инкриминировали  незаконное  хранение
огнестрельного оружия и наркотиков.  По информации РУОПа, среди членов
подольской группировки был тут же инициирован сбор средств для подкупа
сотрудников правоохранительных органов,  в чьей компетенции находились
вопросы  о выборе для Данеляна меры пресечения.  Любопытно,  что перед
отправкой в камеру Данелян попросил милиционеров  принести  ему  щетку
для  чистки  своих  замшевых  туфель,  приобретенных  накануне  за 600
долларов.
     В течение   последующего   полугода   правоохранители  подольских
практически  не  беспокоили.  Новая  атака  на  подмосковную  "братву"
началась  14 мая 1996 года:  сотрудники Московского уголовного розыска
совместно  с  оперативниками  ФСБ  России   и   подмосковной   милиции
ликвидировали     два     склада    вооружений    интересующего    нас
бандформирования.
     Установить месторасположение  складов  сотрудникам  МУРа  помогли
показания нескольких активных участников  группировки,  задержанных  в
ходе   расследования   вышеупомянутых   убийств.   Когда  внушительная
кавалькада милицейских машин въехала на территорию Подольского  района
(наверное, с теми же чувствами немцы въезжали в партизанскую деревню),
было проведено короткое совещание. Участникам операции сообщили адреса
предполагаемых складов оружия, группы захвата распределили полномочия.
     Первый отряд штурмовал поселок Новомосковск.  В квартире  видного
лучковца  30-летнего  Алексея  Пяткова  хранилось:  11  автоматов и 11
пулеметов Калашникова,  10 глушителей к ним, 89 гранат, 40 взрывателей
и  14  гранатометов.  А  так  же 31 килограмм пластита и 5 килограммов
тротила.  Как заметил один из участников операции,  этого хватило  бы,
чтобы взорвать весь город.
     Второй отряд  ворвался  в  поселок  Фабрики  имени  Первомая.  Из
подвала   дома   33-летнего   Владимира  Логашова  было  изъято:  пять
пистолетов,  три пулемета, карабин "СКС", помповое ружье, шесть ящиков
с патронами калибра 5,45 и 16 снаряженных пулеметных лент.
     Милиционеры проверили еще несколько квартир участников подольской
группировки,  но  ничего интересного не нашли.  При задержании один из
бандитов оказал сопротивление и был легко ранен.  Шесть человек, в том
числе Пятков и Логашов, были арестованы.
     Суммарный итог операции:  25 автоматов  и  пулеметов,  пистолеты,
гранаты,  несколько  ящиков патронов и 36 килограммов взрывчатки.  Это
был крупнейший арсенал,  изъятый  у  подмосковных  бандитов  в  первой
половине 1996 года.  Если верить показаниям задержанных, им можно было
бы вооружить едва ли  не  половину  мужского  населения  подмосковного
городка.
     Между тем аресты людей  Лучка  продолжились.  В  июне  сотрудники
Подольского  отделения  РУОП  Московской  области  и спецбатальона ГАИ
задержали  ближайшего  сподвижника  подольского   "папы",   27-летнего
Михаила  Калугина,  больше известного под кличкой Мефодий.  В тот день
проводилась крупномасштабная операция по борьбе с торговцами  оружием,
и на дорогах были выставлены усиленные милицейские пикеты.  На один из
них и  нарвался  подольский  "авторитет".  Когда  его  "Вольво-940"  с
проблесковым  маячком  на  крыше  остановили  милиционеры,  друг Лучка
(называющий себя его племянником) попытался возмутиться: как вы смеете
тормозить   капитана   ОМОНа   (в   подтверждение   было   предъявлено
удостоверение).  Но Мефодия  выдала  откровенно  уголовная  внешность.
Оперативники ему не поверили и препроводили в отделение милиции. Там и
выяснилось,  что удостоверение  -  поддельное,  а  "капитан"  -  лидер
подольской  "братвы".  Да и "Вольво" - неизвестно чья и неизвестно как
оказалась у Мефодия.  Иномарку на всякий случай  обыскали,  но  ничего
подозрительного   (если   не  считать  трех  мобильных  телефонов)  не
обнаружили.
     Кроме всего  прочего,  Мефодий  подозревался  в нескольких тяжких
преступлениях,  в частности, в убийстве подольского авторитета Николая
Соболева   по   кличке  Соболь  в  марте  1993  года  (о  нем  мы  уже
рассказывали).  Кроме того,  ему инкриминировалась  организация  кражи
швейных   машинок   производства   концерна   "Подольск"  ("авторитет"
несколько месяцев числился в охране этого концерна).
     В группировке   Мефодий   отвечает  за  воспитание  подрастающего
поколения.  По  личной  инициативе  Лучка  на  деньги  "общака"   была
арендована  спортбаза,  где  молодая  поросль  под чутким руководством
Мефодия занималась тяжелой атлетикой и единоборствами.  Среди качков и
борцов  заместитель  подольского  "главнокомандующего" вербовал бойцов
для новых подразделений группировки.  К 96-му году  отряды  подольских
"юниоров" уже насчитывали в своих радах около сотни активных бойцов.
     В итоге Калугина удалось посадить всего на год - за  то,  что  он
сломал  нос пассажиру машины,  которая помешала проехать его "Вольво".
Все остальные деяния доказать не удалось.  В начале 97-го года Мефодий
был уже на свободе.  Официально Калугин до последнего времени числился
заместителем гендиректора фирмы "Лемико"  по  реализации  плодоовощной
продукции  (помните  версию  о происхождении клички Лучок?).  Коттеджи
Лалакина и Калугина под Подольском стоят рядом.
     Что касается самого Лучка,  то он изо всех сил поддерживает имидж
"добропорядочного  бизнесмена".  Как  и  полагается  новому  русскому,
отправил  своего  сына  учиться  в Швейцарию.  Более того,  последовав
примеру    Михася,    в    последнее     время     всерьез     занялся
благотворительностью.  Оценив его заслуги,  городские власти удостоили
его титула "почетного гражданина Подольска".
     Кстати, когда  Лучок  был арестован Главной военной прокуратурой,
за него заступились даже представители Православной  церкви.  Помогает
"чем  может"  и  городским милиционерам.  По слухам,  за его счет была
сооружена кованая декоративная решетка перед фасадом Подольского УВД.
     Под чутким руководством Лучка подольская группировка превратилась
в мощнейшее  военизированное  формирование  Московского  региона.  Она
специализируется   на   контроле   за   предприятиями,   занимающимися
экспортно-импортными операциями, автобизнесом, жилищным строительством
и нефтепереработкой.
     К началу 97-го года,  если доверять оперативной  информации,  она
насчитывала  примерно 2,5 тысячи бойцов.  (Всего в Подольске проживает
около 200 тысяч человек.)  О  том,  насколько  хорошо  она  вооружена,
свидетельствуют арсеналы, изъятые в ходе вышеописанной операции. Среди
членов группировки немало бывших  сотрудников  спецслужб  и  отставных
военных с боевым опытом, полученным в "горячих точках".
     Значительная часть "общака" уже размещена в американских  банках.
Капиталы   группировки  вложены  в  аэропорты,  гостиницы,  рестораны,
авторынки.  Личные  средства  активно  преобразуются   в   заграничную
недвижимость. Чтобы власти не чинили здесь препятствий. Лучок время от
времени   лично   наносит   визиты   чиновникам    из    администраций
контролируемых районов. Правда, большую часть времени лидер подольской
"братвы" проводит за границей - с  тех  самых  пор,  как  выехал  туда
аккурат за два дня до взрыва на Котляковском кладбище, к которому, как
полагают некоторые эксперты, были причастны не слишком законопослушные
жители "тихого" подмосковного городка.



     В правомерности   этого  самоназвания  коптевского  криминального
сообщества ни остальная "братва",  ни милиция не сомневаются. Впрочем,
речь  идет  скорее  о  Северо-Западе столицы,  поскольку Северо-Восток
частично контролируют измайловцы.  Но даже при этой  оговорке  площади
"завоеванных"  территорий  и  величина  списка  вассалов и данников не
могут  не  вызывать  удивления  у  милиции  и  уважения  у   "братвы".
Примечательно,  что ни знаменитых воров в законе, ни особо влиятельных
"авторитетов" во главе коптевцев почти никогда не стояло - в  отличие,
скажем,  от солнцевцев с Михасем, ореховцев с Сильвестром, бауманцев с
Бобоном или балашихинской "братвы" с Захаром. Правда, у коптевцев были
знатные "консультанты": такие известные в Москве "авторитеты" и воры в
законе,  как  Боря  Ястреб  (ставший  впоследствии  одним  из  лидеров
группировки),  Мороз,  Корней и Соловей.  Так или иначе,  север Москвы
стал одной из первых территорий, где завершились "межфеодальные" войны
и   сейчас   ведутся   исключительно   "внутрисемейные"   разборки  да
эпизодические бои с милицией.
     Объяснение этому  феномену,  видимо,  лежит  в  области уголовных
традиций. Организованная криминализация Коптева, а затем и прилегающих
микрорайонов   началась  еще  в  глухие  60-е  годы  -  с  координации
(кооперации) между небольшими уличными бандами, создавшими уже к концу
70-х достаточно устойчивое мафиозное образование, контролирующее почти
весь север столицы.  Когда в Коптеве  сносили  старые  бараки,  где  в
основном    и   базировались   "малины",   строители   натыкались   на
многочисленные тайники с оружием,  деньгами и драгоценностями. К этому
же  периоду следует отнести поиск новых союзников и заключение некоего
(неписаного) договора о ненападении и помощи  с  уже  тогда  поднявшей
голову долгопрудненской уголовной братией. С тех пор группировку стали
называть коптевско-долгопрудненской.  Правда, следует оговориться, что
настоящего  союза  никогда не было.  Более того,  эта "дружба" нередко
прерывалась ссорами и даже  войнами.  К  тому  же  в  настоящее  время
уголовники   подмосковного   городка  Долгопрудный  сильно  разобщены,
правоохранители фиксируют существование  сразу  нескольких  враждующих
друг с другом группировок.
     Первая попытка  приструнить   зарвавшуюся   коптевскую   "братву"
относится   к  началу  80-х  и  связана  с  подготовкой  к  проведению
Олимпиады-80. Дело  в  том,  что  основной  центр   проведения   этого
спортивного   праздника   -   Олимпийская   деревня   -   оказался  на
"подведомственных"  территориях  коптевцев.   И   оперативные   сводки
зафиксировали  их повышенный интерес к данным мероприятиям.  Так что с
северными урками  провели  серию  профилактических  мероприятий  и  на
какое-то  время  эту угрозу общественному спокойствию сняли.  Но,  как
оказалось, очень ненадолго.
     Уже тогда  была  видна характерная особенность коптевской мафии -
клановость.  Верхушка группировки фактически  состояла  из  нескольких
авторитетных  семей:  братьев Морозовых,  Девяткиных,  Наумовых,  чуть
позже - братьев Чибиревых и Рефат.  Последние командовали группировкой
недолго:  один  из  них  умер  от передозировки наркотиков,  а другого
выбросили из окна.  В отличие от  прежних  Урок,  нынешние  "братишки"
познакомились  и  сдружились  не  на  нарах,  а  в спортзалах стадиона
"Наука" и полуподвальных "качалках".  Безусловным Лидером в это  время
становится   Виктор   Долженков,   вор  в  законе  по  кличке  Потема,
пользовавшийся непререкаемым  авторитетом  среди  коренных  коптевцев.
Потема  был  настоящим  "отцом  района",  к нему "шли за правдой" даже
законопослушные граждане.  Но однажды Потема исчез -  то  ли  "лег  на
дно",  то  ли (если верить слухам,  вскоре распространившимся по всему
микрорайону) его "порезали втихую".  Его коллеги давали более  простое
объяснение:  "заболел  и  умер".  А  газеты  в ту пору на криминальные
события такого рода не реагировали.  Это сейчас смерть Паши Цируля или
другого "вора" вызывает целую волну масштабных газетных публикаций.  А
"до перестройки" к уголовщине относились, как к малоприятной, грязной,
черной  стороне  жизни  общества,  о  которой  не  стоит слишком часто
упоминать - тем более по такому малозначительному  поводу,  как  арест
или смерть уголовника.  Кстати, многие серьезные биографы криминальных
лидеров  утверждают,  что  Потема  и  Долженков  -  это   два   разных
"авторитета",  которые  в  результате  обилия  противоречивых легенд и
путанице  в  оперативных   сводках   по   прошествии   времени   стали
восприниматься как одно преступное лицо.
     Первые серьезные  разборки  начались   в   90-х.   Двое   "быков"
группировки  Малек  и  Симон  заехали  поужинать  в  кафе "Виктория" в
кинотеатре "Эстафета".  В этот момент в заведении  проходил  банкет  с
участием представителей системы образования США.  Иностранцев охраняли
сотрудники органов  в  штатском,  не  пустившие  урок  даже  на  порог
питейного  заведения.  "Братишки"  без лишних слов схватились за ножи,
однако  "превосходящими  силами  противника"  их  штурм   был   отбит.
Разъяренные   бандиты  вскоре  вернулись,  вооруженные  пистолетами  и
гранатой.  Пройдя с черного хода, они метнули ручную гранату и открыли
стрельбу.  В  результате  погиб  один  сотрудник милиции и была ранена
американка.  Участники этого первого крупного инцидента,  по некоторым
данным, по сей день скрываются от милиции в Польше.
     К концу 93-го года в  коптевской  бригаде  насчитывалось  уже  не
менее  ста  человек.  Во  владении  или  под  контролем  у группировки
находились несколько десятков коммерческих  предприятий  и  почти  все
бывшие  колхозные  рынки  на  территории  Северного  административного
округа Москвы (в том числе,  Коптевский и Тушинский). Время от времени
члены этой бригады попадались на рэкете,  незаконном хранении оружия и
наркотиках.  Однако  серьезных  дел  против  группировки   милиция   и
прокуратура не заводили.
     Хронику криминальных войн на севере столицы  следует  начинать  с
ноября  1993 года,  когда сотрудники РУОПа решили всерьез "обработать"
обнаглевшую коптевскую "братву". Поводом для начала операции послужило
оперативное  сообщение  о  том,  что  вечером  этого  дня "авторитеты"
бригад,  проводя сходку,  соберутся в Коптевских банях. Их должна была
сопровождать вооруженная до зубов охрана.  Но увы,  шанс задержать всю
коптевскую "элиту" правоохранители упустили (сказывалось отсутствие  у
милиции  опыта уличных боев).  Когда оперативники стали окружать бани,
охрана  коптевских  приняла  их  за  бандитов  (в  то  время   бригада
враждовала  сразу  с  несколькими группировками) и открыла из помповых
ружей огонь на поражение.  В завязавшейся перестрелке ранения получили
по  пять человек с обеих сторон,  а коптевские лидеры скрылись.  Через
десять дней РУОП провело широкомасштабную операцию  против  коптевской
бригады   и   задержало   семерых   ее  лидеров.  Однако  причастность
задержанных к перестрелке возле бань доказать не удалось, и бригадиров
отпустили.
     Следующее столкновение между  милицией  и  коптевскими  бандитами
произошло  в  мае  1994  года.  Сразу  20  членов  группировки удалось
задержать в ателье "Сапфир" (и в этот  раз  операцию  проводило  РУОП,
видимо,  решившее взять реванш за прошлогоднюю неудачу). В ателье была
расположена одноименная служба безопасности,  состоящая в основном  из
членов  группировки.  И это обстоятельство обеспечило коптевцам алиби:
официально  зарегистрированным   охранникам   оружие   -   опять   же,
зарегистрированное - носить разрешается (лишь двое владели незаконно -
но  у  них  были  свои  отмазки).  А  потому  повода  заводить  против
вооруженных  до  зубов  головорезов уголовные дела не было.  Все,  что
могли милиционеры "для них" сделать - это  хорошенько  всех  избить  и
отобрать  несколько  помповых  ружей  и четыре пистолета Макарова.  И,
конечно же, наличные "бабки": 200 тысяч дойчмарок и несколько десятков
миллионов рублей. На сходке как раз шло обсуждение, как лучше "отмыть"
эти капиталы.
     У группировки   к   тому   времени  были  уже  свои  коммерческие
(финансовые) директора:  брат "авторитета" Василий  Наумов  и  крупный
бизнесмен Сергей Зимин. Их тоже заключили под стражу в ходе операции в
"Сапфире".  По данным РУОПа, в этот день решался вопрос о приобретении
земельного   участка  в  районе  станции  метро  "Речной  вокзал"  для
строительства  на  нем  нового  вещевого  рынка.  Часть   обнаруженной
оперативниками  валюты  должна  была  пойти  для  подношения  крупному
чиновнику,  в чьем  ведении  находились  вопросы  выделения  земельных
участков.  В  итоге  всех  задержанных - почти 30 человек - отпустили,
изъятые  деньги  (как  утверждают  милиционеры,  "по  звонку  сверху")
вернули,  но  с  рынком у коптевцев все-таки не вышло.  Кроме того,  у
службы  безопасности  "Сапфира"  была  отобрана  лицензия,  и   оружие
осталось у руоповцев.
     1994 год вообще становится этапным в новейшей истории  коптевской
мафии  и  рекордным  по  числу  криминальных  разборок,  в которых она
участвовала.  В январе она планировала выяснить отношения с кавказцами
в  борьбе  за  влияние в Северо-Восточном административном округе,  но
разборку  предотвратила  милиция.  Она  блокировала  опасный  район  и
задержала  более  двадцати участников конфликта.  Были и другие мелкие
стычки.
     Но настоящая  криминальная война началась в конце осени.  Вечером
26 ноября коптевский "авторитет" Александр Соловьев (Соловей) на своей
автомашине  "Порше" отправился ужинать в ресторан "Лукоморье",  что на
Красноармейской улице.  Когда Соловей  вышел  из  иномарки,  раздались
выстрелы  -  судя  по  гильзам,  стреляли  одновременно  из автомата и
пистолета.  От шести пулевых ранений в голову и грудь лидер  коптевцев
скончался на месте.  Убийство Соловья списали на бандитские разборки и
вскоре о нем забыли.  Но оказалось,  что это начало конца  почти  всей
элиты разросшегося мафиозного образования.
     Видимо, в конце 94-го коптевцы залезли в очень серьезный  бизнес,
и  их  интересы  столкнулись с другими крупными криминальными кланами.
Речь,  судя по всему,  шла о вложении значительной суммы денег в некий
инвестиционный  проект  -  в  кооперации  с солнечногорской преступной
группировкой. То ли коптевцев "кинули", то ли дело просто не выгорело,
но  отношение  с  незаконопослушными  жителями  Солнечногорска  сильно
испортились.  Лидеры группировки постановили:  деньги  должны  вернуть
солнечногорские.  Ведущий  "авторитет"  Александр  Наумов вызвал их на
разборку.  Но коварные обитатели подмосковного городка не явились. Это
был дурной знак.
     23 марта Наум (эту кличку носил Александр Наумов,  в то время как
его  брата Василия звали Наум-младший,  и лишь после гибели Александра
"приставка"  отпала)  вместе  со  своим  другом  и  соратником   Юрием
Кузьменковым  отправился  на дачу в деревню Редино.  На 61-м километре
Ленинградского шоссе (этой излюбленной трассы коптевской "братвы")  их
"Ауди-100" была прижата к обочине "ВАЗом-2104",  багажник которого был
доверху  набит  дровами.  Как  только  иномарка  остановилась,   из-за
поленницы  раздались  автоматные  очереди  (дрова в качестве защиты от
ответных выстрелов  в  новейшей  криминальной  истории  использовались
киллерами впервые). Убедившись, что их жертвы мертвы, бандиты отъехали
от места происшествия километра на два.  Там  их  поджидала  "сменная"
машина.  Перед  тем  сесть  в  нее,  убийцы бросили в салон "четверки"
автоматы, облили ее бензином и подожгли. Киллеров так и не нашли.
     Вскоре обнаружилось,  что  это не единственная жертва конкурентов
коптевской "братвы".  Незадолго до расстрела  на  Ленинградском  шоссе
Наума  и  его  друга  без  вести  пропал  еще  один коптевский лидер -
Челюсть.  Спецы  из  правоохранительных  органов  утверждали,  что  он
попросту сбежал,  прихватив с собой часть "общака" группировки. Однако
его бывшие соратники сочли, что его все-таки убили.
     В поисках   объяснений   причины   этих   криминальных   разборок
оперативники обыскали дачу Наума.  Но не нашли там ничего интересного.
Не  считая великолепной коллекции старинных икон,  пяти пневматических
пистолетов, патронов, двух бронежилетов и оптического прицела.
     Коптевские на милицию и не рассчитывали. С "симметричным" ответом
они решили не тянуть.  Час Х пробил 4 июня.  Мстители приехали прямо в
солнечногорский  Дом  культуры  им.Лепсе - традиционное место досуга и
отдыха членов местной группировки.  В тот день все были в сборе. Такой
яростной  перестрелки  этот  храм  культуры  еще  не знал.  Всего было
произведено 90 выстрелов из автоматов и  другого  стрелкового  оружия.
Ранения получили десять человек,  в пяти случаях - смертельные. Однако
стрельба велась настолько беспорядочно,  что большинство пострадали ни
за  что  - они не были связаны с солнечногорскими бандитами.  Это было
одно из самых громких преступлений 1995 года.
     Отстрелявшись, мстители  скрылись на "ВАЗ-2106".  Через некоторое
время на  65-м  километре  Ленинградского  шоссе  два  сотрудника  ГАИ
попытались   задержать   разыскиваемые  "Жигули",  однако  преступники
открыли по ним  ураганный  огонь  и  скрылись.  К  счастью,  никто  из
милиционеров не пострадал.
     Не сомневаясь,  что расстрел в Солнечногорске - месть  коптевской
группировки, милиционеры снова попытались задержать ее лидеров, однако
те предусмотрительно  ударились  в  бега.  Брат  погибшего  Александра
Наумова  Василий (Наум-младший) уехал за границу,  откуда периодически
звонил в  РУОП  и  предлагал  встретиться  в  любой  стране  мира  (за
исключением  России)  для того,  чтобы обсудить возникшие проблемы.  А
группировку возглавил прежде мало кому известный бандит Зимин  (Зима).
В  отличие от Потемы с его блатным менталитетом и отсутствием интереса
к легальному бизнесу,  бывший боксер Зимин, прошедший путь от рядового
"быка" до полноправного "авторитета", активно начал "наводить порядок"
в  коммерческих  делах  своего  ведомства.  С  этого  момента  отмывка
капиталов  громадного  "общака"  коптевских  пошла  полным  ходом - во
многочисленных ТОО,  АОЗТ и СП.  Поговаривают,  через Доверенных людей
бандиты  учредили целый ряд банков,  придавших наворованным миллиардам
первозданную чистоту.
     Возможно, налоговым  органам  и лицензионным палатам наши герои и
казались обычными коммерсантами-налогоплательщиками,  но своя "братва"
знала,  с  кем  имела  дело  -  с обычными бандитами,  надевшими белые
воротнички.  А потому по ходу продолжающегося  передела  сфер  влияний
действовала стандартными для этих кругов методами. 4 августа 1995 года
на Коровинском шоссе неизвестные хладнокровно расправились еще с двумя
коптевскими   лидерами   -  Андреем  Чибиревым  (Старшой)  и  Михаилом
Кирьяновым.  С их "восьмеркой" поравнялась ворованная (как  выяснилось
позже) "пятерка",  из которой была открыта автоматная стрельба.  Затем
убийцы отогнали свою машину на Ангарскую улицу и сожгли.
     Ровно через  неделю  в рядах коптевцев произошла еще одна потеря.
Возле дома на все том же Коровинском шоссе был застрелен  авторитетный
"бригадир" Олег Кузнецов. Говорят, что, узнав о гибели друзей, один из
основателей  коптевской  группировки,  вор  в  законе  Игорь   Корнеев
настолько расстроился,  что сел на иглу и вскоре умер от передозировки
наркотиков. Правда, есть версия, что ему подмешали в наркотики отраву.
Еще  через  месяц  неизвестный  расстрелял  в  лифте  Сергея  Морозова
(Мороза).  Тот готовился к разборкам и хранил  дома  целый  чемодан  с
автоматами  и  пистолетами,  однако  в день убийства почему-то оставил
заветный чемоданчик у дверей своей квартиры.
     Милиционеры поняли:  ключ  к  разгадке  причины целенаправленного
отстрела коптевских "авторитетов" лежит в области  финансов.  К  этому
времени большую часть коммерческих проектов группировки держал в своих
руках  Наум-младший,  Василий  Наумов.  Он  возглавил  фирму   "Тинэк"
(которую  некоторые исследователи расшифровывали "Теневая экономика"),
созданную в 1993 году коптевскими  "авторитетами".  Ей,  в  частности,
принадлежит крупный рынок автозапчастей в Москве.  После вышеописанной
серии убийств Наум-младший предпочел спрятаться  за  границей  и  лишь
иногда приезжал на родину,  чтобы следить за делами своей фирмы. А "на
хозяйстве", как уже было сказано, остался Зима.
     О его  местонахождении  милиционеры узнали случайно.  26 мая 1995
года на Фестивальной улице,  неподалеку от дома,  в  котором  проживал
тогдашний  начальник  РУОПа  Владимир  Рушайло,  милиционеры задержали
подозрительного чеченца.  В отделении милиции он признался, что шел не
к  генералу Рушайло,  а к Сергею Зимину,  живущему со своей подругой в
доме 24 на той же  улице.  Стражи  порядка  удивились,  но  не  очень:
правоохранители уже знали,  что "авторитеты" склонны селиться рядом со
своими "классовыми  врагами"  -  милицейскими  начальниками.  Еще  был
памятен апрельский штурм апартаментов Мансура, жившего на Петровке, 19
- в приятной близости с Петровкой, 38.
     К Зимину тотчас отправились сотрудники РУОПа. Бронированная дверь
его квартиры была заперта,  и оперативники решили подождать хозяина на
лестничной площадке. Через некоторое время к дому подъехала автомашина
"БМВ" с тремя  телохранителями  коптевского  лидера.  Обшарив  подъезд
(дабы  их  не спугнуть,  оперативники спрятались в одной из квартир) и
поднявшись на этаж, охранники связались по радиотелефону с Зиминым. Не
успели  закончиться  переговоры,  как  на  руках  амбалов защелкнулись
наручники.
     Но руоповцы  поторопились.  Зимин,  подъехавший  к своему дому на
джипе "Чероки",  войдя в подъезд,  почувствовал неладное. И был таков.
Через  полчаса  его  автомашину  задержали.  Зимина в ней уже не было.
Вскоре по липовым документам он отбыл за границу.
     Зато в его квартире руоповцев ждало немало интересных находок.  В
углу одной из комнат были свалены в кучу  бронежилеты.  В  шкафу  были
запрятаны  незарегистрированное  помповое  ружье  и  полная  обойма  к
пистолету Макарова.  В  ящиках  стала  хранились  самые  разнообразные
"ксивы".  В  частности,  международное удостоверение личности (паспорт
World Service Authority).  Как было впоследствии установлено, "Паспорт
человека  мира"  Зимину сделали в Америке друзья всего за $335.  Кроме
того,  милиционеры  изъяли  большое  количество  различных  финансовых
документов. По одному из контрактов проходила сделка на $420 миллионов
долларов.
     Но больше  всего оперативников поразило еще пахнущее типографской
краской,  выправленное по новейшей форме удостоверение сотрудника ГУВД
Московской  области  (подобные удостоверения милиционеры только начали
получать) на имя Сергея Зимина.  "Оказывается", Зимин являлся старлеем
милиции, командиром взвода. Позже было установлено: документ абсолютно
подлинный.  Действительно  выписанный  в  одной  из  частей   спецназа
внутренних  войск МВД,  дислоцированных в подмосковном городе Софрино.
Причем по звонку высокопоставленного милицейского начальника.
     Милиционеры выяснили,   что   уже   однажды  Зимину  эта  "ксива"
пригодилась.  Наряд милиции остановил  подозрительную  "БМВ",  где  за
рулем  сидел  сам  коптевский  мафиози,  возле  гостиницы  "Союз".  На
требование предъявить документы на машину загадочный  водитель  широко
улыбнулся:  "Да  я же свой,  ребята".  После того как было предъявлено
милицейское удостоверение и продемонстрирован  табельный  пистолет,  у
сотрудников патрульно-постовой службы сомнений не осталось. А зря...
     Чуть ниже  читатель   убедится,   что   с   некими   милицейскими
начальниками  были  связаны и другие лидеры группировки,  в частности,
Наум. Видимо, по этой причине использовать на полную катушку найденные
у  Зимы  материалы  и  документы  следователям  не  удалось:  они сами
признались, что на них оказывалось сильнейшее давление. Дошло до того,
что  часть изъятого пришлось вернуть.  Мало того,  один из начальников
подразделения  внутренних  войск  настоятельно  рекомендовал   вернуть
владельцу его милицейское удостоверение.  Хорошо, сказали следователи,
документ "авторитету"  вернем  -  но  только  лично,  в  торжественной
обстановке перед строем офицеров и солдат. Этот аргумент подействовал.
За Зиму больше никто не заступался.
     Правоохранительные органы  еще  долго  вели  расследование причин
всех вышеупомянутых разборок,  однако до сих пор не  смогли  выяснить,
кто  убивает  коптевских "авторитетов".  Одно время милиция грешила на
урок из Солнечногорска. Однако позже выяснилось, что группировки мирно
урегулировали  конфликт  и  солнечногорские  бизнесмены  даже  приняли
участие в финансировании строительства нового дома на даче  Александра
Наумова. Но особняк Науму-старшему, как мы уже знаем, не пригодился.
     Не знал покоя и его брат,  Наум-младший.  Стоило  ему  заехать  в
Москву  в  ноябре  того  же  95-го,  как  на  него  было  организовано
покушение.  В  тот  момент,  когда  его  роскошный  белый   "Линкольн"
отпарковывался от  стоянки  возле торгового центра "Садко-Аркада",  из
стоявших неподалеку "Жигулей" пятой модели выскочили  два  человека  и
открыли огонь из автоматов. Но все дело в том, что в иномарке Наума не
было.  Незадолго до этих событий  он  одолжил  автомобиль  приятелю  -
"авторитету" курганской ОПГ Виктору Романюку (больше известен как Витя
Курганский).  В итоге свинцовый дождь (всего было  выпущено  60  пуль)
принял  на  себя  этот  знатный  уголовник и другие,  вовсе не имевшие
отношения к этой разборке люди.  Романюк был тяжело ранен в голову,  а
сидевший  неподалеку  от него в служебной "Волге" водитель Московского
речного  пароходства  убит.  Курганский  "авторитет"  Андрей  Колигов,
сидевший в машине рядом с Романюком,  отделался легким испугом. Врачам
удалось сохранить жизнь и Романюку. Выписавшись из больницы, он ушел в
глухое подполье.
     Кстати, по  другой  версии,  покушались  именно  на  Колигова,  а
Романюк  выполнял  в  тот  момент  роль  его телохранителя,  буквально
прикрыв шефа своим телом.  В таком случае это можно считать  открытием
охоты:  в 1996 году,  только по официальным данным ГУВД, в Москве были
убиты четверо активных участников курганской ОПГ.
     Впрочем, первая    версия    не    исключает   второй:   курганцы
действительно  с  некоторого  времени  стали  тесно   сотрудничать   с
коптевцами.  По  мнению правоохранительных органов,  накопив приличный
капитал, хозява севера решили больше не "мараться" на мокрых делах и в
разборках и приглашать для этих целей "гастролеров".  Одно время по их
заказам работали бандиты из Архангельска,  а после убийства их  лидера
по   прозвищу   Крытый   "генеральным  подрядчиком"  стала  курганская
группировка,  во главе которой в тот период стояли  Александр  Солоник
(Саша Македонский) и упомянутый Виктор Романюк.
     До этого курганцы работали на заказах ореховцев.  Но после гибели
в  сентябре  1994  года  Сильвестра  обе группировки распались.  Часть
курганских  боевиков  ушла  к  солнцевским   бандитам,   часть   -   к
мазуткинским.  А  Солоник  и  его  ближайшее окружение переметнулись к
северянам.  Союз  этот  был  до  поры  до  времени  равноправным:   по
оперативным данным,  две группировки поровну делили дань, собиравшуюся
с торговцев на Петровско-Разумовском рынке, составлявшую на тот момент
в общей сложности около 300 миллионов рублей в месяц.
     Если поверить информации,  что друзья убитых  Солоником  воров  в
законе  и  "авторитетов"  вынесли  суперкиллеру смертный приговор,  то
после его ареста мстители могли излить свой  гнев  на  его  коптевских
друзей.  Но  скорее речь все же шла о дележе наследства Солоника (мало
кто верил,  что его отпустят) между  его  ближайшими  сподвижниками  и
северянами.
     Не исключено также,  что последние попытались курганцев  немножко
"прижать",  полагая,  что, потеряв своего лидера, они уже ни на что не
способны.  Поговаривали, что последний лидер коптевских Василий Наумов
попытался  отвести  курганским  привычную роль "пушечного мяса".  Если
так,  то это была роковая ошибка.  Выходцы из Сибири с этой  ролью  не
согласились.  Хроника  убийств  коптевских "авторитетов" после октября
94-го года (времени задержания Македонского) - за  полтора  года  было
убито  около  10  человек  -  доказывает,  что  силы  соперников  были
недооценены.  Скорее  всего  не  случайно  после  убийств   коптевских
авторитетов  в  контролируемых  ими  коммерческих  структурах "крышей"
становились курганцы.
     На некоторое   время  баталии  на  севере  столицы  прекратились.
Впрочем,  и  в  прочих  криминальных  образованиях  пик  расстрелов  и
кровавых разборок пришелся именно на 93-95-й годы.  Небольшой инцидент
зафиксирован  только  осенью  96-го.  Коптевские,  прибывшие  на  трех
иномарках,  среди  белого  дня  буквально  штурмом  брали  особняк  на
Новодачной улице в поселке Северный.  Хозяин дома, выходец из Армении,
вероятно,   задолжал  им  значительную  сумму.  Бизнесмен  повел  себя
необычно:  несмотря на превосходящие силы  противника,  он  открыл  по
штурмующим огонь из личного автомата Калашникова, уложив двух боевиков
и ранив троих.  Не мудрено,  что друзья неудачливых налетчиков жаждали
мести  - вскоре они обстреляли коммерсанта прямо у дверей прокуратуры,
куда он ходил давать свидетельские показания.
     Не исключено,  что именно эта история получила свое продолжение в
начале 97-го,  когда произошел весьма резонансный расстрел коптевского
"авторитета"  на  Петровке - почти у ворот здания столичного ГУВД.  Об
этом громком преступлении мы расскажем чуть ниже,  а пока отметим одну
из   версий.  Если  верить  утечке  информации  из  правоохранительных
ведомств,  вскоре после расстрела на Петровке  была  задержана  весьма
подозрительная  вишневая  "девяносто  девятая".  В  ней оказались двое
уроженцев Армении...
     В декабре  96-го  были обнаружены тела троих коптевских боевиков,
замурованных под полом сауны в казино "Тотус". Убийц задержали, однако
лидеры группировки жаждали отмщения.  Возможно,  об этих планах узнали
недруги и нанесли упреждающий удар - по вернувшемуся в столицу Василию
Наумову.
     Наум считался вторым лицом в группировке после Зимина.  Говорили,
что  в  бандиты  он  пошел  вынужденно  - чтобы не пропало дело брата,
застреленного на Ленинградском шоссе.  Но он продолжал  жить  в  стиле
обычного нового русского,  делающего свой "скромный бизнес".  Вместе с
Александром  он  открыл  крупный  автосервис  под  крышей  упомянутого
"Тинэка",  а уже после его смерти - торговую фирму "Мерандо".  Люди из
его  окружения  избегали  идти  на  открытую   уголовщину   и   только
поддерживали,   по  выражению  одного  из  правоохранителей,  круговую
оборону.  Говорят, что Наум, вернувшись из-за границы, раскрутил очень
солидный  бизнес.  В течение двух лет Наум и другие лидеры группировки
вошли  в  число   учредителей   десятков   коммерческих   структур   -
автосалонов,  рынков, банков. Василий Наумов производил на собеседника
впечатление  солидного  человека,  которому  нет  никакого   дела   до
бандитов.
     23 января 1997 года около 17.30 "БМВ" Наума-младшего, точнее, уже
просто  Наума  в  сопровождении  машины с телохранителями вывернула из
Успенского переулка на Петровку.  За ним следовала белая "шестерка"  с
двумя милиционерами в штатском - телохранителями "авторитета". Рядом с
Наумовым тоже сидел милиционер-охранник.  С какой целью Василий Наумов
отправился  в центр города,  история умалчивает,  однако поговаривают,
что  в  тот  вечер  в  одном  из  коммерческих  офисов  у  него   была
запланирована деловая встреча для решения ряда спорных вопросов.
     Когда автомобили  подъезжали  к  зданию  ГУВД,  в  кармане  Наума
зазвонил мобильный телефон.  "Авторитет" свернул к тротуару и попросил
охранника выйти из машины,  чтобы тот не мешал переговорам.  В тот  же
миг боковое стекло "БМВ" расколола автоматная очередь. Киллер, похоже,
рассчитал все до мелочей:  сообщник убийцы отвлек  Наумова  телефонным
звонком,  заставил  его  остановиться.  Ответ  Наума  по телефону стал
сигналом к началу стрельбы.
     Всего было  выпущено  14  автоматных пуль.  Раны в голову и грудь
оказались,  как говорят медики-криминалисты,  несовместимыми с жизнью.
Наумов  был  убит.  Его  охранники преступников не догнали.  Убийцы на
большой скорости вырвались на Садовое кольцо и умчались по направлению
к Колхозной площади. Бросившиеся в погоню милиционеры потеряли из виду
машину  киллеров  в  районе  Красных  ворот.  Сыщики,  оставшиеся   на
Петровке,  обнаружили в карманах погибшего разрешение на право ношения
огнестрельного оружия и удостоверение помощника  одного  из  депутатов
Госдумы  (откуда  берутся  эти  "ксивы",  мы  рассказывали  в одной из
предыдущих глав).  Первые подозреваемые в его убийстве были  задержаны
уже через 40 минут, но еще через трое суток всех отпустили.
     И тут разразился настоящий скандал.  Конечно,  не из-за того, что
еще  один  бандит отправился в преисподнюю,  а по той простой причине,
что все узнали:  у бандита - милицейская охрана. Более того, уже через
пару часов после убийства по редакциям столичных газет поползли слухи,
что в тот вечер Наума охраняли бойцы  одного  из  элитных  милицейских
спецназов.  Причем двое из них получили ранения. Позже выяснилось, что
"авторитета" сопровождали сотрудники  отряда  специального  назначения
"Сатурн",  подчиненного УИН (Управление исполнения наказаний, преемник
ГУЛАГа)   ГУВД   Москвы.   Спецподразделения,   предназначенного   для
подавления   бунтов   в   исправительных  учреждениях  и  освобождения
заложников, но никак не для охраны уголовных "авторитетов".
     Сотрудники управления   собственной   безопасности   ГУВД  Москвы
провели  служебную  проверку  и  выяснили,  что   преступного   лидера
спецназовцы  охраняли  не  за  красивые  глаза,  а  в  соответствии  с
официально оформленным договором от  8  октября  1996  года.  Согласно
этому  документу,  сотрудники  6-го  отдела УИН должны были охранять в
свободное от работы время офис ТОО "Мерандо",  которое, по документам,
возглавлял  Василий  Наумов.  Но  при этом охрана руководства фирмы не
предусматривалась,   более   того,    грубо    нарушала    действующее
законодательство,  прежде  всего  Закон  о милиции.  Пресс-служба ГУВД
распространила официальное заявление  руководства  столичной  милиции,
где  говорилось,  что  охрана  бизнесмена типа Наума "выходит за рамки
компетенции сотрудников милиции,  наносит удар  по  репутации  органов
внутренних дел, является вопиющим правонарушением". Судя по заявлению,
милицейское  начальство  было  полно   решимости   примерно   наказать
проштрафившихся спецназовцев.
     Однако эта  драма   получила   неожиданное   продолжение.   Бойцы
"Сатурна"   направили  министру  внутренних  дел  письмо:  "23  января
напротив Петровки,  38 был расстрелян Наум.  Кроме частной охраны, его
охраняли и мы - спецназовцы.  Нам объяснили, что мы работаем по охране
фирмы Наума "Мерандо"  официально,  так  как  через  один  из  отделов
вневедомственной  охраны по знакомству был заключен договор на охрану,
как выяснилось, мафиози. Начальник спецназа Кондрюков не объяснил нам,
в  чем  наша  задача,  подставил  ради наживы под пули.  Сейчас в ГУВД
Москвы отдел собственной безопасности ведет  разбирательство,  кому-то
объявят выговор и все прикроют.  А прикроют то, что рядовые сотрудники
получали за риск копейки,  а руководство через вневедомственную охрану
гребло в буквальном смысле миллионы. Нас поразило, что и начальник УИН
ГУВД,  и его замы получали без стыда по ведомости миллионы,  а  мы  за
последнюю  работу  даже не получили и свои жалкие копейки.  В конечном
итоге  крайним  будет  стрелочник  Кондрюков,  а   мы   рисковали   на
общественных началах...  Не удивимся, если нас опять поставят охранять
мафию". Как говорится, комментарии излишни.
     Письмо подписали  сорок  бойцов спецназа,  большинство из которых
прошли войну в Чечне.
     Сам начальник   УИН   ГУВД   Александр  Антипов  от  комментариев
отказался,  заявив,  что "был не в курсе" демарша своего спецназа, а о
самой ситуации знает поверхностно,  поскольку полгода был в госпитале.
Антипов подчеркнул,  что ни он сам, ни руководство спецназа не знали о
личности г-на Наумова.  Довольно странное заявление: кому же еще знать
о преступных "авторитетах", как не милицейскому, в том числе тюремному
начальству?  Если  автор  этих строк,  используя в большинстве случаев
исключительно открытые источники  информации,  написал  о  Науме,  его
брате и его друзьях целую главу - неужели в милиции,  заключая договор
с этим,  с позволения сказать,  бизнесменом, не могли получить хотя бы
коротенькую  справку  о  прошлом  и  настоящем охраняемого лица?  Смею
предположить,  что в действительности там все о нем знали.  Знали -  и
охраняли, и клали в свои карманы, как говорят спецназовцы, миллионы.
     Между тем Служба собственной безопасности ГУВД  Москвы  завершила
служебное  расследование.  Несколько  офицеров  "Сатурна" и Управления
вневедомственной охраны,  в том числе замначальника  6-го  Отдела  УВО
подполковник  Александр  Лобанов  (он  был  посредником при заключении
договора между  "Мерандо"  и  "Сатурном")  предупреждены  о   неполном
служебном соответствии,  а материалы на них переданы в МВД для решения
их дальнейшей судьбы.
     Проверяющие выяснили, что после возвращения спецназа из Чечни (он
воевал там с марта по май 1995 года)  руководство  УИН  разрешило  его
бойцам   в   свободное   от  основной  работы  время  подрабатывать  в
коммерческих структурах.  Фирма "Мерандо" стала  первым  (!)  клиентом
отправившихся  на  заработки  ветеранов  Чечни.  Найти клиента помогло
Управление вневедомственной  охраны  (УВО),  заключившее  с  "Мерандо"
договор об охране.  Одновременно между УВО и "Сатурном" было заключено
соглашение,  по  которому  ответственность  за   организацию   службы,
обеспечение    общественного    порядка,   сохранность   имущества   и
безопасность Наума и прочих коптевцев возлагались на спецназ. "Сатурн"
должен   был   ежедневно  направлять  на  охрану  офиса  "Мерандо"  19
спецназовцев (четыре поста).
     Но самое  интересное,  что  спецназовцы  ни  разу не были в офисе
фирмы,  а занимались только личной охраной Наума.  Осматривали подъезд
дома на Зоологической улице,  в котором жил лидер коптевцев,  охраняли
его автомобиль "БМВ-525",  сопровождали во время  поездок  по  городу.
Неоднократно посещали вместе с ним рестораны "Лукоморье",  "У Сергея",
кафе "Дубки" и спортзал на улице Яна Фабрициуса.
     Подтвердились и  слова  из  письма  спецназовцев  о  том,  что на
сотрудничестве с "авторитетом"  наживалось  прежде  всего  милицейское
начальство.  Начальник УИН Алексей Антипов (тот самый,  что "не знал",
кто такой Наум) и его заместитель Владимир Скребнев получили премии за
заключение  и выполнение договора с "Мерандо",  а также за контроль за
наблюдением несения службы  составом  отряда.  Правда,  как  они  сами
признались  проверяющим,  никакого  контроля  они не вели.  На просьбу
журналистов прокомментировать результаты проверки Скребнев сказал, что
он "об этом ничего не знает и вообще занимается другим направлением".
     По результатам проверки в ГУВД Москвы прошло совещание. Начальник
столичной  милиции  Николай  Куликов  предупредил  коллег,  что впредь
подобные взаимоотношения между милицией  и  коммерсантами  (тем  более
криминальными)  будут  жестко  пресекаться  и  наказываться  вплоть до
увольнения.  По указанию Куликова  по  подразделениям  были  разосланы
телеграммы  с  напоминанием  о том,  что "Положение о службе в органах
внутренних дел",  утвержденное Верховным Советом России в  1992  году,
"запрещает совместительство сотрудникам органов внутренних дел,  равно
как  и  запрещает  заниматься  предпринимательской   деятельностью   и
работать   по   совместительству   на   предприятиях,   учреждениях  и
организациях независимо от формы собственности и не входящих в систему
внутренних   дел.   Исключения  делаются  для  творческой,  научной  и
преподавательской деятельности".
     Но надеяться на то,  что московская милиция перестанет работать с
коммерческими структурами,  просто смешно.  Ведь такая деятельность  -
один  из  основных источников ее (милиции) существования (см.  главу о
милицейском бизнесе).  Не случайно в те же дни,  когда развивался этот
скандал,  замначальника  УВО Сергей Федин заявил:  "Мы - подразделение
вневедомственной  охраны  и  работаем   на   основании   договоров   с
собственниками.  Если фирма зарегистрирована в надлежащем порядке,  мы
можем заключать с ней договор на охрану.  Проверять своих клиентов  мы
не   имеем   права.  Можно,  конечно,  поинтересоваться  их  связью  с
криминальными структурами,  но это уже  частная  инициатива".  А  если
такой   "частной  инициативы"  нет?  Тогда  милиционерам  можно  смело
подрабатывать телохранителями Япончика, Тайванчика. Лучка или Захара?
     Любопытен комментарий  начальника  дежурных частей УВО Александра
Прокаева: "Мы проверяем обратившуюся к нам организацию на лояльность к
милиции  и выясняем,  нет ли конфликта из-за охраняемого объекта.  То,
что произошло с Наумом,  - это  ошибка  руководства  6-го  отдела.  На
Наумова у нас материалов не было.  Он нигде засвечен не был.  Если про
него что-то знали руоповцы, то это вовсе не значит, что об этом должны
знать мы, К тому же договор был заключен с "Мерандо", а не с Наумовым.
Сейчас  договор  расторгнут  -  фирма  вовремя  не  заплатила  денег".
Неужели,  г-н Прокаев,  обязательно работать в РУОПе, чтобы знать, кто
такой Наум?  Увы,  все эти нелепые утверждения лишь убеждают нас,  что
"красная  крыша"  для  бандитов  (так называется в криминальных кругах
прикрытие со стороны "своих" милиционеров) была, есть и будет.
     Что касается  самого  убийства Наума,  то по его поводу появилось
немало любопытных версий.  В частности,  гибель "авторитета"  напрямую
увязывалась с тем, что ряды лидеров преступной среды в последнее время
сильно поредели:  Япончик и Михась - в тюрьмах,  Юзбашев  -  в  бегах,
Цируль   -   на   кладбище.  Столичные  криминальные  генералы  решили
использовать этот момент,  чтобы устроить большой передел в Москве,  и
первый  удар нанесли по Науму.  Правда,  криминологи отнеслись к такой
идее скептически.  По их мнению,  покойный Наум явно не  дотягивал  до
упомянутых   фигур   транснационального   масштаба.   Естественно,   у
"коптевских" есть связи и  интересы  в  дальнем  зарубежье  (Германия,
Польша, Венгрия, Австрия, Гонконг), однако с могущественными Японцем и
Михасем им просто нечего делить.
     По другой   версии,  это  преступление  -  продолжение  борьбы  с
курганцами.  Ровно через неделю после убийства,  ночью 30 января  1997
года,  в  международном  аэропорту  Шереметьево-2  был  задержан лидер
курганской ОПГ Андрей Колигов.  Не исключено  также,  что  милиционеры
надеялись,  в частности, получить от Колигова информацию о том, кто 23
января  расправился  с  коптевским   авторитетом   Василием   Наумовым
(Наум-младший).
     Что касается самой коптевской группировки,  то гибель еще  одного
ее лидера, по мнению наблюдателей, повергла группировку в шок. Василий
Наумов был,  что называется,  на подъеме.  Но пока  что  конкурирующие
структуры опасаются вступать с хозяевами севера в открытые стычки.
     По оперативным данным, личный состав бандформирования насчитывает
порядка  200  "стволов".  Коптевские  славятся  на  всю  Москву  своей
железной дисциплиной и "отмороженностью" (то есть отсутствием  пиетета
перед  чужими  "авторитетами" и ворами в законе).  Группировка,  кроме
своего  района,  контролирует   львиную   долю   бизнеса   в   городах
Долгопрудный,  Лобня,  Железнодорожный,  часть  севера и северо-запада
столицы,  район аэропортов Шереметьево-1 и 2, а также локальные зоны в
Центральном  округе  и в ближнем Подмосковье.  В их данниках находится
значительная доля автозаправок,  ресторанов  и  автосалонов,  а  также
несколько столичных банков.  В случае крупномасштабной войны они могут
ждать помощи от боевиков из Тушина, Орехово-Борисова, Люберец, а также
"делегаций" из Красноярска, Санкт-Петербурга, Сочи.



     Измайловская, или      измайловско-гольяновская      группировка,
получившая свое название по двум микрорайонам в  Восточном  округе,  а
также  по  имени  гостиничного  комплекса  (рядом  со  станцией  метро
"Измайловский  парк"),  ставшего  штаб-квартирой  этого  криминального
образования,  -  одно  из  наиболее стабильных,  мощных и воинственных
бандформирований столицы.  В отличие от коптевских  бригад,  расстрелы
измайловких лидеров были редкостью - все знали,  что на "восток" лучше
не соваться.  В отличие  от  ореховцев,  эту  группировку  никогда  не
раздирали   серьезные   межклановые  распри  -  она  только  крепла  и
расширялась.  И хотя в последнее время в ней  не  было  безусловных  и
именитых  лидеров,  таких,  как  Михась  у  солнцевцев,  ее влияние на
криминальную ситуацию в стране трудно переоценить.
     Это единственная   группировка,   о  борьбе  с  которой  подробно
отчитывался перед депутатами,  а после и  перед  журналистами  министр
внутренних  дел  Анатолий Куликов.  Это единственная группировка,  чьи
лидеры  приобрели  связи  (позже   документально   подтвержденные)   с
российским  политическим  истэблишментом.  Назовем  только  три имени:
Отари Квантришвили, Шамиль Тарпищев, Владимир Жириновский.
     Группировка сформировалась  из  молодежных  банд  в  начале 80-х.
Инициатором ее  создания  был  уроженец  Казани  Олег  Иванов.  В  это
криминальное   сообщество   вошли,   не   считая   самих  измайловцев,
гольяновская  и  перовская  бригады.  Кроме  Иванова,  на   лидирующих
позициях  в  группировке  укрепились  уголовные  "авторитеты" Мальчик,
Трофим,  Антон Измайловский (настоящая фамилия - Малевский) и Афоня. К
началу  1995  года  в группировке насчитывалось уже более 200 активных
членов.  Под их контролем оказались Измайлово, Гольяново, часть Перова
и  Сокольников.  Группировка  издавна  поддерживала  дружеские связи с
люберецкими  и  балашихинскими  бандитами.  И   так   же   традиционно
враждовала с чеченцами.
     На подведомственных территориях больших криминальных сражений  не
наблюдалось:  даже  иногородние  уголовники знали,  что в этих районах
"ловить"  нечего.  Так  что  все  вооруженные  конфликты   связаны   с
"наездами"  со  стороны милиции.  Правда,  до начала 94-го года стражи
порядка также старались Измайловскую "братву" не  беспокоить.  Видимо,
чувствовали,  что  "малой  кровью"  здесь  не  обойдется.  Как  в воду
глядели.
     Первый блин  у  руоповцев вышел комом.  В самом конце января 1994
года оперативники устроили засаду около казино.  Через час  (в  районе
четырех  часов  дня)  из игорного заведения вышли пять человек,  среди
которых сотрудники  РУОПа  опознали  одного  из  лидеров  Измайловской
группировки  Александра  Афанасьева  по  кличке Афоня и его 23-летнего
соратника,  находящегося в федеральном розыске.  Бандиты  сели  в  две
автомашины  без  номерных  знаков  -  джип "Чероки" и "Жигули" девятой
модели  -  и  двинулись  в  сторону  микрорайона,  где  предполагалось
провести  "стрелку"  с  конкурентами.  Судя по оперативной информации,
разговор для кого-то мог окончиться очень плохо.
     Оперативники решили  не  допускать очередного кровавого побоища и
попытались блокировать  джип,  преградив  ему  путь  на  Проектируемом
проезде  у  дома  э  890.  Но  водитель  джипа  пошел  на таран.  Двое
сотрудников правоохранительных  органов,  находившиеся  в  милицейских
"Жигулях",  получили ушибы и незначительные порезы. А джип и "девятка"
помчались в противоположные  стороны.  Так  как  главарь  находился  в
иномарке,   преследование  продолжилось  за  джипом,  направившимся  в
сторону  Щелковского   шоссе   -   излюбленной   трассы   Измайловских
головорезов.
     Задержать мафиози помог случай.  Но лучше  бы  такого  случая  не
представилось...  Джип  на  полном  ходу  вылетел на полосу встречного
движения и сошелся в лобовом ударе  с  "Жигулями"  первой  модели.  От
страшного  удара  погибли  на  месте  сидевшие  в  "единичке" водитель
автобазы МВД России  и  его  пассажирка  (жена,  как  выяснилось  чуть
позже).
     В джипе  пострадали  трое:  Афоня  получил  проникающее   пулевое
ранение головы и сквозное пулевое ранение шеи от выстрелов,  сделанных
во время преследования  сотрудниками  РУОПа.  Еще  два  человека  -  с
переломами  и  сотрясением  мозга  -  были доставлены в больницы.  При
осмотре   иномарки   пиротехниками   Управления   федеральной   службы
контрразведки   была   найдена   боевая  граната  "РГД-5"  с  запалом,
матерчатая маска с прорезями  для  глаз  (не  оставлявшая  сомнений  в
профессии   ее  хозяина)  и  государственный  номерной  знак  на  джип
"Чероки".  Кстати говоря, конкурирующая группировка, к которой спешили
Измайловские  лихачи,  на  установленное  место  "стрелки"  так  и  не
приехала.
     Но самое   любопытное,   что   по   данному  эпизоду  прокуратура
Первомайского района возбудила только одно уголовное дело - по  статье
171 ч.2   УК   РФ   ("превышение   служебных   полномочий,   если  оно
сопровождалось  насилием  с  применением  оружия")   -   в   отношении
работников  РУОПа.  Начальнику  Управления  по  борьбе с преступностью
Владимиру Рушайло пришлось  оправдываться:  мол,  милиционеры  открыли
огонь  только после того,  как находившиеся в джипе члены измайловской
группировки протаранили машину РУОПа. В гибели же водителя "Жигулей" и
его  супруги,  по  мнению  Владимира  Рушайло,  были  виноваты  только
бандиты. В конечном итоге уголовное дело против сотрудников РУОПа было
прекращено.   А  вот  против  бандитов  его  и  вовсе  не  возбуждали.
Сопротивление работникам милиции,  сопровождавшееся тараном их машины,
грубейшее  нарушение правил дорожного движения,  в результате которого
погибли два человека, боеприпасы, обнаруженные в машине измайловцев, -
все  это,  оказывается,  еще  не  повод  для уголовного преследования.
Головорезы спокойно подлечились и вышли на свободу. А Афоня без особых
проблем отправился на лечение в Швейцарию.
     Эта история получила неожиданное телевизионное продолжение. После
рассказа  в  новостной программе о данном инциденте тележурналист взял
интервью  у  Отари  Квантришвили,  который  в  то  время  очень  любил
помаячить  на голубом экране.  "Крестный отец" заявил:  "Милиция опять
наехала на спортсменов". Он был, в общем-то, прав, Измайловская, как и
многие  другие  группировки  нового  типа,  рекрутировала  в свои ряды
немало  высококлассных  спортсменов.   Например,   Миша   Китаец   был
профессиональным борцом.
     Кстати, одна из версий,  которую отрабатывал  РУОП  после  гибели
Квантришвили, - причастность к организации этого громкого преступления
Измайловских "авторитетов".  По  крайней  мере  была  получена  важная
оперативная  информация,  что  незадолго до этого происшествия у Отари
возникли довольно сильные противоречия с измайловской верхушкой,  хотя
сам он это обстоятельство тщательно скрывал.
     Еще одно  известное  имя,   в   связи   с   которым   упоминалась
восточно-московская "братва",  - Владимир Вольфович Жириновский. После
того как на его бывшего  (рассорившегося  с  ним)  соратника,  бывшего
вице-спикера Госдумы г-на Венгеровского произошло покушение, он заявил
журналистам: "Я могу определенно заявить, что на сегодняшний день ЛДПР
подпирают:  липецкая  преступная группировка,  петербургские бригады и
московская измайловская группировка. О связях ЛДПР, по крайней мере, с
этими  тремя  бандами  мне известно со слов представителей официальных
властей,  ведущих сейчас расследование дела о покушении  на  меня.  То
есть это доказуемые вещи".
     Естественно, лидеры  измайловцев  активно  контактировали   и   с
криминальной  элитой  страны.  Так,  в  том же 1994 году зафиксирована
встреча Сильвестра и "авторитета" группировки Антона  Малевского.  Для
проведения этого рандеву Тимофеев специально вылетал в Израиль,  где с
середины 90-х обосновался главарь измайловцев.  По  данным  спецслужб,
обсуждались вопросы взаимодействия в области наркобизнеса.
     С момента трагедии на Щелковском шоссе прошло более года,  прежде
чем милиция вновь решилась побеспокоить восточных супостатов.  На этот
раз операцию проводил Московский уголовный розыск.  И вновь пострадали
ни в чем не повинные люди.
     5 апреля 95-го года сотрудники МУРа и спецназа устроили засаду на
Сокольническом  валу  (в  Сокольниках).  Предполагалось  предотвратить
разборку  измайловско-гольяновской  группировки  с  одной  из  местных
бригад.  В 15.30 к месту разборки на восьми автомобилях приехали около
20 человек,  которые,  как утверждают милиционеры,  были гольяновскими
бандитами.  Представители  второй  банды  не  явились - вероятно,  они
попросту  сдали  конкурентов  милиционерам.   Спецназовцы   попытались
задержать  приехавших.  И вновь измайловцы,  не задумываясь,  вытащили
пистолеты и вступили с милицией  в  бой.  Пули  попали  в  милицейскую
машину.  Сотрудники  спецназа  открыли  ответный  огонь  из пистолетов
Макарова,  автоматов  "А-91"  и  "АКС".   В   результате   перестрелки
пострадали  невольные  свидетели происшедшего.  Находящемуся в отпуске
военнослужащему Владимиру Акиньшину пуля угодила в левую ногу, а Ирина
Якубовская была доставлена в больницу с ранением в спину.  Более того,
часть бандитов сумела-таки  от  милиционеров  скрыться.  На  этот  раз
разобраться в причинах этой,  мягко говоря,  непрофессиональной работы
было поручено Преображенской межрайонной прокуратуре.
     И все  же  милиционерам удалось задержать семерых активных членов
измайловско-гольяновской  группировки.  На  месте  происшествия   были
обнаружены и изъяты заряженный пистолет "ТТ",  нож и 9 гильз калибра 9
мм.
     На этот  раз  сотрудники  правоохранительных  органов  решили  не
оставлять безнаказанной  вопиющую  наглость  Измайловской  "братвы"  и
провели целую сеть операций против группировки. В общей сложности было
задержано около десятка  боевиков.  Активные  оперативные  мероприятия
продолжались  до начала лета,  когда в расставленные правоохранителями
сети стала попадаться рыбешка покрупнее.
     26 июня   1995   года   в  трактире  "Рублево"  по  подозрению  в
вымогательстве  и  захвате   заложника   сотрудники   МУРа   задержали
гольяновского  лидера  Виктора  Неструева  по кличке Мальчик.  А через
несколько дней был схвачен Марикела.
     Свою преступную карьеру Сергей Королев - таково его настоящее имя
- начал еще в конце 70-х.  Вместе с Измайловской шпаной  он  занимался
квартирными  кражами.  За  это  преступление  Королев  и сделал первую
"ходку" в тюрьму. С тех пор она стала для Марикелы вторым домом.
     А "лавры"  авторитета  преступного мира Королев получил благодаря
своей необузданной любви к дорогим  автомобилям.  Широкая  известность
пришла к этому высококлассному угонщику с началом перестройки.  Вместе
с друзьями  молодости  он  организовал  преступную  бригаду,  которая,
помимо  угонов,  специализировалась  и  на  рэкете:  потихоньку  стала
обкладывать первые  появившиеся  на  востоке  столицы  кооперативы.  В
начале  1992 года он был задержан при попытке угона очередной иномарки
автопатрулем.  Но долго за решеткой  не  задерживался.  Чем  он  сумел
разжалобить судей, до сих пор неизвестно, но за свои "проделки" он был
осужден всего на восемь месяцев лишения свободы.
     В этот   период   Марикела   близко   сошелся  с  такими  видными
"авторитетами", как Сергей Лазарев (Лазарь), Вячеслав Шестаков (Слива)
и ныне покойный Яша Барский.  Интересно,  что, даже став состоятельным
человеком,  Марикела продолжал угонять автомашины. Как отмечают близко
знавшие  его люди,  Королев получал огромное удовольствие от побед над
новыми   системами   сигнализации   и   хитроумными    противоугонными
устройствами.   Рассказывают,  что  иногда  с  Марикелой  за  угнанные
автомашины расплачивались наркотиками - зная его особое пристрастие  к
пагубному  зелью.  Например,  в 1992 году азербайджанцы рассчитались с
ним за "тачку" пакетиками с триметилфентонилом.
     Любовь к  наркотикам  сильно  подвела  Королева  в июле 95-го.  В
квартире 38-летнего "авторитета" (14-я Парковая улица,  41) сотрудники
столичного  РУОПа,  которые  нанесли  лидеру  измайловцев  неожиданный
визит,  нашли  две  пары  наручников,   две   радиостанции   "Родон-М"
(настроенные,  кстати,  на милицейскую волну) и полтора килограмма (!)
маковой соломки. Наркотики и послужили поводом для задержания.
     По данным  милиции,  Марикела  в  тот  период  являлся  ближайшим
сподвижником Антона Малевского (Измайловского),  проживающего,  как мы
уже  говорили,  в  Израиле.  По  странному совпадению за две недели до
задержания  Королева  на  Малевского   на   земле   обетованной   было
организовано  покушение,  но лидер преступного сообщества остался жив.
По некоторым данным,  там же покушались и на  его  компаньона  Михаила
Черного, о котором мы скажем чуть ниже.
     Здесь надо отметить,  что задержания  Мальчика  и  Марикелы  были
произведены в ходе общемосковской операции "Правопорядок".  Видимо,  к
этому времени столичные  правоохранители  уже  приобрели  определенные
навыки   борьбы   с   бандитизмом,  и  данная  операция  была  гораздо
результативнее предыдущих.  В те же  дни  милиции  удалось  арестовать
лидеров одинцовской и новосибирской преступных группировок.
     Криминологи давно приметили:  как только бандиты оказываются  под
жестким   прессом  правоохранительных  органов,  неминуемо  начинаются
разборки и в их собственных рядах.  За место выбывших из строя  бойцов
туг   же   разворачивается  жесточайшая  борьба.  Так  произошло  и  с
измайловско-гольяновским сообществом.
     10 августа  1995  года  на  Новосибирской  улице был убит один из
лидеров группировки Лю Чжи  Кай,  более  известный  как  Миша  Китаец.
Вместе   с   авторитетом  погиб  еще  один  боец  группировки,  житель
Ставропольского края Федор Карашов.  По  мнению  спецов  из  МВД,  оба
уголовника стали жертвами бандитских разборок.
     Ранним утром Миша Китаец и Федя Карашов на "БМВ-750"  отправились
в  спортивный  клуб  на  вышеупомянутой  Новосибирской улице.  Там они
немного  позанимались  на  спортивных  тренажерах,  после  чего,   как
водится, долго отпаривались в сауне. В два часа Лю Чжи Кай сел за руль
(как  выяснилось  позже,  он  управлял  машиной  по  доверенности),  и
приятели направились в сторону Щелковскоге шоссе, уже известного нашим
читателям по инциденту с Афоней.
     В тот  самый момент,  когда "БМВ" подъехала к дому 85,  ее догнал
"ВАЗ-2104"  без  номеров.  В  нем,  как  в  классических  гангстерских
фильмах,   сидели   трое  -  в  камуфляжной  форме  и  масках.  Машины
поравнялись. Пассажиры "четверки" опустили стекла с правой стороны - и
открыли огонь.  Судя по гильзам,  стреляли из пистолета и автомата.  В
водителя и пассажира "БМВ" было выпущено  более  двух  десятков  пуль.
Большинство  из  них  попали  в  цель.  Киллеры  провели  свою  работу
настолько профессионально,  что пули практически  не  повредили  кузов
иномарки.  После  этого  обстрела  она  проехала еще около 50 метров и
врезалась в припаркованный на обочине старенький  "Москвич".  Впрочем,
пассажиры иномарки последнего столкновения уже не почувствовали...
     Для поимки убийц был объявлен  план  "Перехват-Центр",  и  вскоре
милиционеры пресловутую "четверку" обнаружили. В Яузе. Как и следовало
ожидать,  машина числилась в угоне. Стрелявших задержать, естественно,
не удалось.
     Между прочим,  Лю Чжи Кай родился не в Пекине,  а в Махачкале,  в
1953  году.  В  33-летнем  возрасте,  будучи  профессиональным борцом,
закончил Московский институт физкультуры и получил диплом  тренера  по
специальности  "спортивная  борьба".  С 1987 года работал шефом кружка
атлетической гимнастики в ДК э 2  Куйбышевского  района  Москвы.  Чуть
позже организовал "качалку" в подвале на Байкальской улице - там,  где
издавна тусовалась гольяновская шпана.
     В 1990 году он был впервые арестован.  Миша Китаец подозревался в
том, что он сколотил и возглавил преступную группу, которая занималась
новомодным   рэкетом.   Согласно   оперативной   информации,  жертвами
вымогателей стали трижды судимая за мошенничество Геворкян (она, по ее
словам, лишилась 248 тысяч рублей - в дореформенных ценах!) и барменша
гостиницы "Измайлово" Цуканова (у нее отняли 4 тысячи).  Лю Чжи Кай  и
его адвокат утверждали, что дело сфабриковавши милиционеры из-за того,
что в конце 1989 года он отказался стать их агентом в китайской общине
города. Тем не менее Мишу Китайца посадили.
     Освободившись всего через четыре года,  Миша Китаец очень  быстро
выдвинулся    на   лидирующие   позиции   в   измайловско-гольяновской
группировке.  Самое любопытное,  что даже после отсидки он не  оставил
тренерской   работы:   ковал,   как   говорится,   молодые  кадры  для
измайловской "братвы".  Он  вполне  официально  устроился  тренером  в
молодежный  спортивный клуб на Новосибирской улице,  11.  По некоторым
данным, Лю Чжи Кай вместе с другими "братишками" намеревался открыть в
Гольянове   свой   рынок.   По   одной  версии,  Китаец  стал  жертвой
внутриклановых разборок.  По другой  -  Мишу  застрелили  кавказцы,  с
которыми у гольяновских всегда были натянутые отношения.
     Тем временем еще один удар по измайловцам  нанесли  руоповцы.  13
января  1996  года они арестовали 30-летнего лидера группировки Сергея
Аксенова по кличке Аксен.  Он курировал оптовую и  розничную  торговлю
наркотиками.  В  конце 80-х его уже арестовывали - за хранение оружия.
Отсидка была недолгой: чуть более двух лет. Зато он приобрел бесценный
тюремный   опыт.   Выйдя   на   свободу,  Аксен  активно  включился  в
криминальную  жизнь  столицы.  Говорят,  в  уголовной  карьере  Сергею
всячески   протежировал   его  более  известный  в  преступных  кругах
родственник - Аксен Люберецкий,  "авторитет" люберецкой организованной
преступной  группировки.  Его  в  свое  время судили по более солидной
статье - за вымогательство.
     Аксена арестовали достаточно спонтанно.  В тот вечер оперативники
РУОПа решили проверить одну из автостоянок на Авангардной улице, возле
которой,   по  их  данным,  давно  работали  торговцы  наркотиками.  В
сторожевой  будке  они  заметили  большую  шумную  компанию,   которая
собиралась  отпраздновать  старый Новый год.  Праздника не получилось:
руоповцы работали, как всегда, жестко и энергично. Одним из участников
сборища  на  свою  беду оказался Сергей Аксенов,  уже хорошо известный
сотрудникам  правоохранительных  органов.  При   задержании   Аксенова
сотрудники  московского  РУОПа провели тщательный обыск - и обнаружили
искомый повод для предъявления обвинения.  В  кармане  у  "авторитета"
лежал  пластиковый  пакет,  а  в  нем  -  100 граммов маковой соломки.
Объяснять, как у него оказались наркотики, Аксен не пожелал. Напомним,
что  аналогичную  находку  милиционеры  сделали и при аресте Марикелы.
Кроме незаконного хранения наркотиков,  Аксену  инкриминировали  также
вовлечение в преступную деятельность несовершеннолетних.
     Впрочем, от всех  этих  потрясений  группировка  довольно  быстро
оправилась  и  своей  боевой  мощи  не  потеряла.  В начале 96-го года
криминологи  фиксируют:  под  контролем  измайловцев  и  дружественных
люберов во главе с Антоном Малевским (Антон Измайловский) и Вячеславом
Шестаковым (Слива) находится практически вся восточная часть города  -
от  Выхина до Ярославского шоссе.  Г-н Малевский продолжает следить за
развитием ситуации из Израиля,  изредка наведывается в Москву, активно
занимается  легальным  бизнесом,  его  капиталы  вложены  в  различные
коммерческие проекты во многих странах мира. Группировка имеет немалый
доход   с   московских   игровых   заведений,  контролирует  несколько
коммерческих банков и крупных фирм.  Число  бойцов  достигает  300-400
"стволов".  В качестве структурного подразделения в группировку входит
перовская бригада  (около  100  боевиков)  под  руководством  Анатолия
Роксмана (Толи Ждановского), находящегося в Западной Европе. Участники
группировки контролируют микрорайон Перово  и  часть  Выхина.  Перовцы
имеют свои коммерческие структуры в Юго-Западном округе Москвы и Южном
порту.  У  них  хорошо  развиты  связи  с  преступниками,  осевшими  в
Германии, Голландии и Турции.
     Одним из "профильных" видов бизнеса  для  измайловцев  стал,  как
выяснилось,  экспорт алюминия.  Скандал вокруг многомиллиардных афер с
"крылатым металлом" сотрясал общественное мнение в течение всего  1996
года.  Еще  до  его  начала  мне  посчастливилось  встретиться и очень
откровенно побеседовать с Сергеем Глушенковым - следователем,  который
много лет вел "алюминиевые" дела.  Вот, вкратце, подоплека этой драмы,
напрямую связанной с Измайловской преступной группировкой.
     В 1992  году  в  Москву переезжают ташкентцы Лев и Михаил Черные,
бывший гендиректор Карагандинского  металлургического  комбината  Олег
Сосковец,   его   бывший   зам  Владимир  Лисин.  Сосковец  становится
председателем Роскоммета,  а братья-ташкентцы начинают свой  бизнес  в
НПО  "Конверсия" и его дочернем предприятии СП "Колумб".  Начало было,
судя по всему,  весьма неудачным и к тому же омрачилось  гибелью  (при
весьма  странных  обстоятельствах)  компаньона  братьев  Черных  Игоря
Белецкого.
     В этот  момент  происходит  роковая  встреча  братьев  с Лисиным,
имеющим хорошие связи в металлургическом главке.  В умах  комбинаторов
рождается   гениальная   идея.   Для   ее   осуществления  во  Франции
регистрируется фирма "Мирабель",  братья входят в  руководство  доселе
никому   не   известных   оффшорных   компаний  "Транс-Сиз-Коммодитиз"
(Монте-Карло),  "Транстэк-Компани"  (Франция)   и   "Транс-Коммодитиз"
(Нью-Йорк),  а Лисин становится их российским представителем.  И уже в
августе - сентябре  того  же  1992  года  с  крупнейшими  алюминиевыми
заводами   -  Красноярским,  Братским  и  Новокузнецким  -  эти  фирмы
заключают около 10 контрактов на основе толлинга (то  есть  работы  на
сырье, предоставляемом заказчиком). По условиям договоров "иностранцы"
Черные должны были  обеспечивать  металлургов  валютой  и  заграничным
сырьем,  а  за  это  освобождались  от  таможенных  пошлин и некоторых
налогов.
     Эти условия с самого начала нарушались: вместо обещанных долларов
фирмы  Черных  расплачивались  наличными  и  безналичными  рублями,  а
"заграничное" сырье ввозили из расположенного рядом с КрАЗом Ачинского
глиноземного   комбината.   Условия   "партнерства"   были    воистину
грабительскими:   опережающая  отгрузка  алюминия  (металл  отпускался
раньше,  чем оплачивалась его переработка);  в полтора раза заниженная
оплата переработки; постоянные задержки денежных перечислений.
     Но директора  не   роптали.   Более   того,   буквально   умоляли
правительство продолжить "эксперимент с толлингом". Например, директор
БрАЗа в письме,  датированном апрелем 1993 года,  взывал:  "...С целью
недопущения    резкого    сокращения    производства   и   обеспечения
экономической и социальной стабильности завода  прошу  Вас,  уважаемый
Борис    Николаевич,    разрешить    заводу   продолжить   переработку
давальческого     глинозема     по     Контрактам...     с     фирмами
"Транс-Сиз-Коммодитиз,  ЛТД"  и "Транстэк-Коммодитиз"...  Это позволит
дополнительно перечислить в бюджет порядка 20 миллиардов рублей".
     Старший следователь по особо важным делам СК МВД Сергей Глушенков
предполагает,  что причины крепнувшей день ото дня дружбы директоров с
фирмами Черных весьма прозаичны.
     - {Директор завода,  не  страдающий  старческим  маразмом,  может
согласиться  экспортировать  алюминий  за рубли только в одном случае:
если валюта переводится на его личный  счет  в  швейцарском  банке.  В
Следственный  комитет  поступило  немало материалов (по большей части,
увы,  анонимных),  свидетельствующих об  открытии  валютных  счетов  и
покупке   за   границей  недвижимости  для  руководителей  алюминиевых
предприятий и некоторых  правительственных  чиновников,  в  том  числе
возглавлявшего  с  1992  по  1993  год  Роскоммет  Олега  Сосковца.  К
сожалению, проверить эту информацию пока невозможно}.
     Откуда же  "партнеры" алюминиевых заводов брали десятки миллионов
долларов,  необходимых для проплаты заводам по толлинговым контрактам?
В  ходе  многомесячного расследования сотрудники СК МВД установили три
основных источника мифического богатства алюминиевых воротил.
     Первый -  "грязные"  капиталы криминальных структур (в том числе,
измайловцев), в условиях гиперинфляции требующие немедленной отмывки.
     Второй - дешевые кредиты некоторых криминализированных московских
банков.
     Третий - основной - подложные фальшивые авизо.
     Фактически в  1992-1993   годах   параллельно   происходили   две
крупнейшие экономические диверсии.  С одной стороны,  отмывка "черного
нала" в алюминиевой промышленности,  сопровождающаяся массовым вывозом
за рубеж ставшего дармовым "крылатого металла".  С другой - хищение из
госказны сотен миллиардов рублей  при  помощи  пресловутых  авизо.  По
мнению   следователей,  мог  существовать  единый  мозговой  центр  по
проведению бизнес-диверсий.
     Вначале фальшивые   деньги   гнали   на  алюминиевые  предприятия
напрямую,  позже  предпочитали  проводить  безналичку   через   каскад
подставных  фирм-однодневок.  Схемы  операций  были столь запутанными,
что,  обнаруживая мошенничество,  правоохранительные органы не  всегда
могли определить, кого считать потерпевшей стороной.
     Еще одна сложность:  стоило сыщикам выйти  на  одну  из  ключевых
фигур многоступенчатой аферы, как вскоре этого человека либо настигала
пуля  киллера,  либо  он  погибал  в  автокатастрофе.   Под   колесами
автомобиля  закончили свою жизнь упомянутый Игорь Белецкий,  Александр
Борисов,  оформляющий фальшивые  авизо  от  имени  фирмы  "Сибинвест",
зампред   Роскоммета   Юрий   Колетников,   курировавший   алюминиевую
промышленность.
     "Сотрудничество" оффшорных   бизнесменов  с  сибирскими  заводами
сопровождалось бесчисленными уголовными  разборками.  В  одном  только
Красноярске было убито пять "алюминиевых генералов". Погиб и известный
предприниматель Вадим Яфясов, работавший по поручениям Черных с НкАЗом
(Новокузнецк).  Летом  1993  года  он попал в очень тяжелое положение,
когда правоохранительные органы выяснили,  что перевод  900  миллионов
рублей  на  заводской  счет  был  произведен  по  фальшивому  авизо из
Дагестана.  И тогда его трудоустраивают... в Роскоммет. Судьба Яфясова
вообще  очень  показательна.  Из  Роскоммета он ушел к Олегу Кантору в
банк "Югорский" - на должность вице-президента.  А оттуда - на КрАЗ, в
заместители  директора  (Черные  очень  любят  вводить  своих  людей в
заводское руководство). Но долго там проработать ему не удалось...
     В прессе  уже высказывались,  что убийства Вадима Яфясова и Олега
Кантора - звенья одной цепи,  ведущей к оффшорному бизнесу. Новый свет
на  эту  историю  пролили  сенсационные  откровения  Бориса Федорова в
"Новой  газете".  Бывший  спортивный  функционер  упомянул   о   неких
коммерческих   отношениях   между   братьями   Черными  и  Тарпищевым,
Барсуковым  и  Коржаковым.  Там  же  он  намекает,  что  президентские
фавориты знали, кто и за что убил Олега Кантора.
     Федоров говорил также про  убийство  некоего  Феликса.  Возможно,
речь шла о Феликсе Львове,  возглавлявшем российское представительство
американской  корпорации  АЮК  -   одной   из   крупнейших:   западных
алюминиевых  компаний.  С  какого-то момента Львов стал сотрудничать с
российскими   спецслужбами,   помогая   им   собирать   компромат   на
"алюминиевых  генералов".  Немало  интересного он успел сообщить и про
братьев Черных.  За что,  вероятно,  и поплатился (киллеры, показавшие
красные корочки сотрудников какой-то спецслужбы,  похитили его прямо в
аэропорту,  в   зоне   паспортного   контроля).   Откровения   бывшего
спортивного  функционера  наводят  на мысль,  что Феликса Львова,  как
впоследствии и самого Бориса Федорова, намеренно сдали бандитам.
     Федоров в  своем  интервью намекал на связи его бывшего соратника
Шамиля Тарпищева с лидерами  Измайловской  группировки  и  с  братьями
Черными.   Впоследствии  это  блестяще  подтвердили  корреспонденты  и
операторы НТВ,  сделавшие целый сериал  документального  расследования
алюминиевых афер.  В частности,  они рассказали о счетах,  открытых на
Западе семьей Сосковца,  и о валютных перечислениях,  произведенных на
эти счета фирмами братьев Черных.  Кроме того,  они засняли на скрытую
камеру,  а потом продемонстрировали миллионам телезрителей, как Михаил
Черный  и  Антон  Малевский  встречали  в  аэропорту  под  Тель-Авивом
российского министра физкультуры и  спорта  Шамиля  Тарпищева.  Камера
запечатлела трогательный эпизод:  Антон Измайловский толкает тележку с
вещами  Тарпищева.  Видимо,  даже  в  воровской  иерархии  федеральный
министр стоит гораздо выше "авторитета" крупной столичной группировки.
     Позже Владимир  Гусинский,  глава  финансовой  группы  "МОСТ"   и
учредитель  НТВ,  признался  автору этих строк,  что телерасследование
было проведено по его инициативе,  причем  была  задействована  служба
безопасности "МОСТа".  "Моя цель - очистить высшие эшелоны власти хотя
бы от прямых связей с бандитами",- сказал банкир. И Гусинский кое-чего
действительно  добился.  Разгорелся беспрецедентный скандал,  начались
специальные  слушания  в  Госдуме.  Глушенкову  была  дана   установка
активизировать расследование алюминиевых афер. А перед парламентариями
в конце февраля 1997 года выступил глава МВД Анатолий Куликов. На этот
раз он не стал ограничиваться общими фразами,  а говорил конкретно - и
об измайловцах,  и о братьях Черных.  Один из  депутатов  передал  мне
стенограмму яркого выступления министра внутренних дел.  Поскольку она
ни  разу  не  публиковалась,  приводим  некоторые  выдержки  из   этой
программной  речи,  а  также  из  сказанного  министром в те же дни на
пресс-конференции,  где частично воспроизводилась речь  в  парламенте.
Еще раз подчеркнем,  что измайловцы - первая группировка,  удостоенная
такого подробного упоминания на самом высоком уровне.
     - {Оценивая  в целом криминальную ситуацию в цветной металлургии,
следует отметить,  что по сравнению с 1994 годом  число  преступлений,
связанных   с   незаконным  оборотом  стратегического  сырья,  выросло
примерно в два-три раза в целом по России,  а по отдельным регионам  -
до пяти раз.
     Существующие способы  хищения  цветных  металлов  с  промышленных
предприятий  можно  условно  разделить  на два вида - контролируемые и
бесконтрольные.  Первый подразумевает хищения,  совершаемые различными
коммерческими  структурами  с  использованием  коррумпированных связей
среди     чиновников     администраций     областей,     руководителей
предприятий-производителей и правоохранительных органов. Данный способ
предопределяет наличие крупных  финансовых  средств  подставных  фирм,
связей с криминальными структурами.
     В 1992  году   фирмой   "Транс-Сиз-Коммодитиз"   были   заключены
контракты  с  российскими предприятиями алюминиевой промышленности,  в
том  числе  с  Братским,  Красноярским  и  Новокузнецким  алюминиевыми
заводами,  а  также с Ачинским глиноземным комбинатом.  Оплата по этим
контрактам производилась "Транс-Сиз-Коммодитиз" денежными  средствами,
полученными  в  банковской  системе  России в результате мошеннических
операций с фальшивыми авизо.  Интересы фирмы представлял  один  из  ее
руководителей Лев Черный. В настоящее время для следствия имеет важное
значение  информация  о  связи  братьев  Черных   с   государственными
чиновниками России.
     Следственным комитетом МВД  выявлены  также  факты  беспошлинного
вывоза  алюминия  с Красноярского алюминиевого завода.  При исполнении
контракта с "Транс-Сиз-Коммодитиз" с завода было вывезено на 21 тысячу
тонн   алюминия  больше,  чем  завезено  глинозема,  необходимого  для
производства этого  металла.  Это  позволило  заводу  избежать  уплаты
таможенных пошлин на два миллиарда рублей.  Следственным комитетом МВД
России установлены  прямые  контакты  с  правоохранительными  органами
Соединенных  Штатов  Америки,  Канады,  Великобритании,  занимающимися
расследованием противоправной деятельности братьев Черных, связанной с
отмыванием незаконно полученных денежных средств.
     Особую опасность  и  возрастающее  влияние  на   происходящие   в
металлургическом   комплексе   криминальные   процессы  оказывают  так
называемые   воры   в   законе,   лидеры   преступных    формирований,
представители      элиты      преступного      мира,     профессионалы
уголовно-преступной среды.  В воровской среде  усилилась  тенденция  к
склонению директоров госпредприятий,  чья продукция пользуется спросом
за рубежом,  к сотрудничеству с  представителями  криминального  мира.
Снимают с них вопросы поставок сырья,  сбыта продукции,  неплатежей, а
также используют средства воровских "общаков" на нужды предприятий.  И
таким образом,  придавая взаимовыгодный характер этим отношениям, воры
в  законе   и   лидеры   преступных   формирований   подменяют   собой
государственный механизм регулирования хозяйственных отношений.
     По информации  подразделений  по   борьбе   с   оргпреступностью,
практически  все  сделки  с алюминием на заводах Красноярска и Братска
контролируются лидерами  преступных  формирований.  Так,  за  поставки
сырья  на указанные заводы отвечают известные нам воры из Узбекистана,
вложившие в  это  "общаковские"  средства.  Вор  из  Братска  Тюрик  с
привлечением  ряда  московских  воров  и  лидеров,  используя  связи с
руководителями  Братского  алюминиевого  завода  и  братьями  Черными,
отвечает за поставку алюминия на Лондонскую биржу через контролируемые
им американские, испанские и израильские фирмы.
     Правоохранительными органами  России  в  прошедшем году[1996 год]
задержаны 74 активных участника измайловской  преступной  группировки,
подозреваемой  в причастности к незаконному "алюминиевому бизнесу".  В
отношении  членов  этой  группировки  возбуждено  32  уголовных  дела.
Московское   региональное   управление   по  борьбе  с  организованной
преступностью   продолжает   работу   по   локализации    измайловской
группировки.   Основным  препятствием  в  ее  нейтрализации  стало  то
обстоятельство,  что  с   ней   связано   много   бывших   сотрудников
правоохранительных  органов,  обладающих  широкой информационной базой
среди коррумпированных  чиновников.  Кроме  того,  лидер  измайловской
группировки  Антон Малевский находится в настоящее время в Израиле.  В
отношении него в 1993 году прокуратура Москвы возбудила уголовное дело
за  незаконное  хранение  оружия,  однако  летом  1996  года  оно было
прекращено "вследствие изменения обстоятельств".  МВД к этому  решению
отношения не имеет}.

     Кстати, вскоре   после   выступления   министра   против   Антона
Малевского Генпрокуратура вновь  возбудила  уголовное  дело  по  факту
хранения   оружия.  А  руководство  МВД  затребовало  всю  оперативную
информацию  по  Малевскому,   имеющуюся   в   подразделениях   органов
внутренних дел.  Как сообщил журналистам источник в правоохранительных
органах,  руководство   МВД   надеется,   в   случае   выдачи   Антона
Измайловского из Израиля в Россию, расспросить его о связях с братьями
Львом и Михаилом Черными и об  их  совместном  участии  в  активизации
раздела алюминиевого рынка России.
     Между тем в московские суды были  переданы  дела  о  лоббировании
измайловцами  своих  интересов  через правоохранительные органы.  Так,
Останкинский  райсуд  принял  к  производству  уголовное  дело  против
32-летнего  адвоката Мосгорколлегии Дмитрия Такташева.  Он обвинялся в
том,  что  попытался  дать  взятку  в  5  тысяч  долларов  следователю
прокуратуры  Северо-Восточного округа Армену Саркисову за освобождение
из-под   стражи    активного    участника    измайловско-гольяновского
бандформирования Александра Курашова.  Адвокату также было предъявлено
обвинение в нанесении  телесного  повреждения  (укусе)  офицеру  РУОПа
Виктору Сулину.
     Особенность этого дела в том,  что  Дмитрий  Такташев  склонял  к
лихоимству  одного  из  своих  бывших  (хотя  и  не  непосредственных)
подчиненных.  До трудоустройства в Московскую  коллегию  адвокатов  он
работал  в  самой  Генеральной  прокуратуре прокурором в управлении по
надзору за  следствием  в  органах  внутренних  дел.  Однако  связи  в
Генпрокуратуре на сей раз Такташеву не помогли.
     С мая  1995  года  в  производстве  у   следователя   прокуратуры
Северо-Восточного  округа Армена Саркисова находилось уголовное дело о
похищении неизвестными предпринимателя Сергея Купцова. Долгое время по
этому  делу  не было даже подозреваемых.  Однако в феврале 1996 года -
как мы уже  отмечали,  "урожайного"  по  количеству  арестов  активных
членов  измайловско-гольяновской  группировки - сотрудники все того же
РУОПа задержали двух видных боевиков - Александра Курашова и Владимира
Кириллова.  Их-то  и  заподозрили  в  похищении  Купцова.  Кроме того,
Курашову намеревались предъявить и  обвинение  в  незаконном  хранении
оружия.
     После задержания  Курашова  и  Кириллова   милиционеры   получили
агентурные  данные о том,  что из "общака" Измайловской группировки на
спасение попавших в беду бойцов было выделено 50 тысяч долларов.  Была
поставлена задача-минимум:  освободить "братишек" из-под стражи.  Этой
информацией руоповцы,  поделились со следователем Саркисовым.  В ответ
тот  заявил,  что адвокат Курашова Дмитрий Такташев уже намекал ему на
возможность получить  вознаграждение,  о  чем  следователь  докладывал
своему руководству.
     К 12  марта,  к   согласованному   времени   очередного   прихода
Такташева,  оперативники  хорошенько подготовились.  Кабинет Саркисова
был  оборудован  скрытой  видео-  и  аудиоаппаратурой.  Когда   пришел
адвокат,  следователь  с  улыбкой произнес:  "Ну что ж,  г-н Такташев.
Собираемся  предъявить   вашему   подзащитному   обвинение".   Адвокат
воспринял  это  как  сигнал  к  энергичным действиям.  Он молча вырвал
клочок бумаги из  записной  книжки  и  написал:  "Огромная  просьба  -
не арест.  Все, что возможно за не арест - $5 тыс. Я даже готов сейчас
решить вопрос".  И так же молча протянул записку  Саркисову.  Заметив,
что следователь колеблется,  забрал бумажку и приписал: "Возможен плюс
и за второго.  Это мне  надо  обсудить".  Поскольку  лицо  следователя
по-прежнему  ничего  не  выражало,  Такташев  сделал  еще одну запись:
"Курашов 5 - не арест".
     Когда в  кабинет  Саркисова вошли оперативники из РУОПа,  записка
уже находилась у Такташева в блокноте,  а сам  он  звонил  кому-то  по
мобильному телефону. Быстро оценив обстановку, адвокат схватил записку
и отправил ее себе в рот.  Более пяти минут продолжалась  ожесточенная
борьба.   Даже   оказавшись   на  полу,  адвокат  продолжал  энергично
зажевывать главное вещественное доказательство. Руоповец, попытавшийся
было  просунуть  пальцы  в  пасть  работника  адвокатуры,  вскрикнул и
отдернул руку:  зубы Такташева оказались по-звериному  острыми  (позже
адвокат  заявит,  что  укусил  оперативника  "рефлексивно").  И все же
адвокатские челюсти удалось разжать.  Вынутая на  свет  Божий  записка
оказалась вся в крови милиционера.
     Такташев оказался в "Матросской тишине" с  обвинениями  сразу  по
двум   статьям   Уголовного  кодекса:  попытка  дачи  взятки  (адвокат
действительно имел при себе 5 тысяч  долларов)  и  нанесение  телесных
повреждений  милиционеру  Сулину.  Неужели  Такташев  так  плохо знает
основное  уголовное  законодательство,  что  с  такой  легкостью  себя
подставил?   Отнюдь.   Просто   такова  обычная,  регулярная  практика
российских адвокатов,  значительная  часть  которых  издавна  работает
основным  передаточным звеном от обвиняемого к следователю (судье).  В
России главное - не адвокатское красноречие,  а знание - кому, когда и
сколько.  Не  случайно,  что  по  тому  же  обвинению  под  следствием
оказалась и еще одна сотрудница  Мосгорколлегии  адвокатов  -  госпожа
Яцковская, обслуживавшая солнцевскую ОПГ. Если так легко обходят закон
члены городской коллегии - главного адвокатского объединения столицы -
то  что  уж  говорить о расплодившихся как грибы после дождя маленьких
юридических конторах...
     Кстати, Такташев  нашел  довольно  хитроумный  способ  отмазки от
этого обвинения.  Он заявил, что в своей записке следователю Саркисову
не употреблял слова "взятка", а значит, его действия нужно расценивать
как попытку внесения денежного залога  за  подзащитного  Курашова.  Но
следователи   резонно  возразили,  что  если  бы  Такташев  говорил  с
Саркисовым  всего   лишь   о   залоге,   ему   не   было   бы   смысла
конспирироваться,  молча  писать записки,  а затем пытаться проглотить
клочок бумаги при появлении милиционеров.
     Хотя на  сей  раз  следователь  оказался  на  высоте,  Куликов не
случайно   говорил   о   связях   измайловцев   с    коррумпированными
правоохранителями.  Даже  после  разоблачающего  выступления  министра
внутренних дел зафиксированы случаи такого  странного  сотрудничества.
Одна   из  подобных  темных  историй  произошла  с  особняком  "Остров
Надежды",  который по распоряжению самого  Юрия  Лужкова  был  сдан  в
аренду  девичьему приюту.  Там жили беженцы из "горячих точек",  в том
числе из Чечни.
     Но за  особняк началась борьба.  По мнению наблюдателей,  по одну
сторону     баррикады     оказалась      общественная      организация
Христианско-демократический  Союз,  создавшая  в  особняке  приют,  по
другую - измайловская группировка и  высокие  чины  из  МВД.  Одна  из
организаторов  приюта,  беженка  из  Чечни  Галина  Тюкова со своими и
чужими  детьми  (всего  около  30  девочек),  по   меткому   выражению
журналистов,  "вновь оказалась в зоне боевых действий".  Некий старший
лейтенант юстиции предложил Тюковой прописку,  работу и даже подъемные
пятьсот долларов,  если она откажется от особняка.  Она не отказалась.
Тогда в феврале 1997 года милиция вышвырнула всю общину на улицу.
     В 24-м  отделении милиции Галине учинили настоящий ночной допрос.
Требовали,  чтобы она признала:  приют - это притон,  а его директор -
"альфонс".  Она возмутилась,  и тогда ей заявили: отберем твоих детей.
Так в итоге и произошло.  Вышло  соответствующее  чиновничье  решение:
девочек отобрать.  Мотивировали отсутствием у Г.  В. Тюковой средств к
существованию, что создает опасность для их (детей) жизни.
     Когда уводили с допроса,  Галина случайно увидела, как в соседней
комнате женщина-инспектор  бьет  ее  дочь.  Дальнейшие  свои  действия
Тюкова,  естественно, не контролировала. Ее посадили в мужскую камеру.
Двое суток не давали воды и пищи.  На третий день Тюкову на свой страх
и  риск  отпустил  дежурный офицер.  Пока она сидела,  кто-то порвал и
выбросил  справку  о  том,  что  ее  семья  -  беженцы  из   Грозного,
"предположив", что она фальшивая.
     Пока одни  правоохранители  делали  с   измайловцами   совместный
бизнес,  другие  продолжали  их  лидеров  арестовывать.  В марте 97-го
повязали еще одного "авторитета" измайловско-гольяновской группировки,
известного  под  кличкой Кузя.  Как и в случаях с Аксеном и Марикелой,
поводом для ареста явились обнаруженные у Кузи  5  граммов  гашиша.  В
печать   просочилась   информация,   что   истинной   причиной  ареста
"авторитета"  является  возросший  после  всех  упомянутых   скандалов
интерес  правоохранительных  органов  к  осевшему  в  Израиле  главарю
измайловцев - Антону Малевскому-Измайловскому.  Возможно,  в ближайшее
время  откликнутся  и израильские правоохранители.  Судя по аресту ими
известного  бизнесмена  Лернера  и   вдовы   Сильвестра,   израильские
полицейские  в  борьбе  за  очистку  страны от русской мафии настроены
весьма решительно. Глядишь, доберутся и до Черных...



     Солнцевская группировка, солнцевская "братва", солнцевская мафия.
Эти   словосочетания  постоянно  на  слуху.  Любое  крупное  (громкое)
преступление - убийство или "разборка" - не только в Москве,  но  и  в
регионах,   моментально  вызывает  подозрение,  что  в  деле  замешаны
солнцевские.  Будь  то  убийство  Квантришвили,   убийство   Листьева,
покушение  на  Березовского  или  взрыв на Котляковском кладбище,  где
собрались ветераны Афганистана,  - немедленно начинаются  разговоры  о
том, что следы ведут в южный пригород. Москвы.
     На самом деле только  спецслужбы  имеют  более-менее  достоверную
информацию о том,  какова реальная численность этого почти мифического
криминального сообщества,  каким влиянием в преступном мире пользуются
его главари, как много экономических и финансовых структур подмяли под
контроль  солнцевские  бандиты,   насколько   хорошо   их   прикрывают
коррумпированные  чиновники  и  правоохранители - и как все эти данные
соотносятся с другими ОПГ (организованными преступными группировками).
Но  и  информация  спецслужб  не  может  являться  истиной в последней
инстанции - по нескольким объективным причинам.
     Во-первых, криминальную  ситуацию  в  столице можно рассматривать
только в динамике.  Сегодня этот ресторан имеет  "бауманских"  хозяев,
завтра  "чеченских",  послезавтра "солнцевских".  Передел сфер влияния
продолжается. Криминальные войны не утихают ни на день.
     Во-вторых, в  уголовном  мире,  изначально  построенном  на  лжи,
всегда были,  есть и будут самозванцы.  Определить,  сколько рэкетиров
себя  называют  "солнцевскими"  только  для  того,  чтобы их боялись и
уважали (а на самом деле не имеют к "братве" никакого  отношения),  не
всегда  могут  даже  сами бандиты,  не говоря уже о милиции.  Бывают и
более  сложные  случаи:  крупное  криминальное  сообщество   постоянно
дробится  и  вновь объединяется.  Мелкие бригады,  прежде работавшие в
одной команде,  неожиданно ссорятся и начинают друг с другом  воевать.
Короче  говоря,  те  же  солнцевцы  зачастую  и  между  собой не могут
договориться, кого считать коренными солнцевскими "братишками", а кого
"примазавшимися"  или вообще потерявшими право на сие гордое - яркое и
светлое - имя.
     Почему именно   юг   -  точнее,  юго-запад  столицы  породил  это
мафиозное образование,  по  силе  и  значению  для  России  сравнимое,
пожалуй,  только с сицилийской мафией, определяющей ситуацию в Италии?
Прежде всего именно на Юге и Западе ворота Москвы в Россию - аэропорты
Внуково,  Домодедово, Белорусский, Киевский, Павелецкий вокзалы. Через
те же ворота проникают в столицу жители  южных  регионов  и  Северного
Кавказа  -  наиболее  криминогенных  областей страны.  Здесь находится
Южный порт - издавна крупнейший рынок  (в  том  числе,  черный  рынок)
автомобилей (в том числе,  ворованных) и автопринадлежностей - то есть
традиционная сфера интересов уголовников всех мастей. Здесь расположен
и один из крупнейших вещевых рынков Москвы - "Лужники",  - место,  где
ежедневно вращаются миллиарды "живых" рублей  -  традиционная  вотчина
рэкетиров.  Не  забудем  о  крупных  продуктовых рынках - Даниловском,
Черемушкинском,  Киевском.  А также фешенебельных и  очень  популярных
среди "богатеньких" иностранцев гостиницах:  "Центральный Дом туриста"
и "Рэдиссон-Славянская".
     Ко всем  этим лакомым кусочкам следует присовокупить своеобразный
климат "каменных джунглей"  -  Орехово-Борисова,  Чертанова,  Ясенева,
Теплого Стана,  Черемушек и собственно Солнцева - как будто специально
созданный для взращивания агрессивной и  жестокой  генерации,  априори
лишенной  "понятий" о нравственных и законодательных запретах.  Шпаны,
для которой до начала 90-х было  только  три  развлечения:  подпольные
хард-металл-рок-концерты  с  ночевками  в  отцелениях милиции,  секции
карате, бокса и бодибилдинга и затяжные уличные бои - стенка на стенку
- с кастетами, цепями, цепами, нунчаками и металлическими прутьями.
     Одним словом,  все объективные и субъективные причины  для  того,
чтобы  этот  спальный  район  Москвы  стал столицей криминального мира
России, были в наличии.
     Уже к концу 80-х здесь начали появляться первые небольшие бригады
молодых рэкетиров.  Для начала они взяли под свой контроль  таксистов,
транспортные  предприятия  и  только-только  появившиеся  в российской
столице игорные заведения.  Вскоре к этому прибавилась  проституция  и
торговля  крадеными  и нерастаможенными (или незаконно растаможенными)
автомашинами.  Потом - первые,  пока небольшие кооперативы и ТОО. Юным
вымогателям явно не хватало концептуального руководства.
     Тут-то и появились в Солнцеве  друзья-официанты  Сергей  Михайлов
(Михась) и Виктор Аверин (Авера-старший) со свежими идеями и, в случае
с Михасем,  с небольшим тюремным опытом.  Они взялись за строительство
банды нового типа.  Традиционный "воровской кодекс" с его "моральными"
ограничениями был выкинут на свалку Истории.  За  образец  была  взята
мафия скорее американского, нежели итальянского типа, хорошо известная
советскому  зрителю  по  пиратским  копиям  фильма  "Крестный   отец".
Естественно,  в  эту  схему  был внесен русско-московский национальный
колорит.
     Спортивный стиль, обязательные тренировки в тренажерных залах и в
тирах.  Запрет на наркотики и злоупотребление алкоголем.  Традиционные
православные  доктрины  и  крепость семейных отношений (напомним,  что
прежним "ворам" семью иметь запрещалось).
     В новейших   бандформированиях   ставка   уже   делается   не  на
коронованных в сизо и колониях воров в законе,  которые даже  на  воле
опираются  на  обитателей  зоны и на заработанный там авторитет - а на
"авторитетов".  Вольных,  способных  всегда  откупиться  от  тюрьмы  и
вытащить  из  зоны  своих  товарищей,  именно на воле ставших лидерами
преступной  среды.  Таким  был  Михась,  принципиально   не   желающий
становиться  вором  в  законе,  предпочитая называть себя бизнесменом.
Просто  бизнесменом.  Впрочем,  старые  "воры"   тоже   включились   в
жизнедеятельность   группировки,  но  оставались  в  роли  "третейских
судей", на чисто "общественных" должностях.
     Это не  означает,  что  законы  гнушающихся тюремных нар и параши
"братишек"  менее  жестоки,  чем  законы  зоны.  Строгая   дисциплина,
беспрекословное  подчинение,  готовность выполнить любой приказ хозяев
группировки - принципы незыблемые.  Наказания - более чем суровые - от
отрубания  пальцев  до  смертной  казни.  Сочетание  новых подходов со
строгими традициями дало великолепный,  с криминальной  точки  зрения,
результат.
     "Бригады", сплотившиеся в  группировку,  постепенно  оккупировали
весь Юго-Запад столицы. Под их контроль, естественно, попадали и более
мелкие    криминальные    структуры:     ясеневские,     чертановские,
черемушкинские.   На  некоторое  время  солнцевской  "братве"  удалось
объединиться и  с  соседом  -  весьма  мощной  ореховской  мафией  под
командованием  Сергея  Тимофеева  по  кличке  Сильвестр  -  уже  тогда
входившего в пятерку самых влиятельных российских "воров в законе".
     Неплохим стимулом   к   объединению   "славянской   братвы"  были
неутихающие ни на месяц - с начала 90-х  и  по  сей  день  -  войны  с
чеченской  "общиной" и другими криминальными образованиями выходцев из
Северного Кавказа и Закавказья.  Некоторые  эксперты  утверждают,  что
глобальное  противостояние  "славян"  и  "черных" уже неактуально.  Но
факты свидетельствуют об обратном.  Один  из  свежих  примеров  -  бой
солнцевцев и армян в конце октября 96-го года в районе железнодорожной
платформы  Плющево   (микрорайон   Вешняки).   Хотя   эта   территория
традиционно   находится   под   контролем   выхинцев,   последние,  по
многочисленным  свидетельствам,  в  свою  очередь,  стали  структурным
подразделением солнцевского преступного сообщества.
     Итак, около двух часов  дня  на  пульт  дежурного  ОВД  "Вешняки"
поступил   сигнал   о   том,   что   рядом   с   заправочной  станцией
"Гермес-Москва"  слышны  выстрелы.  Как  оказалось,   "стрелка"   была
назначена  на  половину  второго.  К  АЗС подкатили девять автомобилей
"солнцевских" боевиков и одинокая "шестерка" южан.  Разговор,  видимо,
не получился.  Поняв,  что так просто их не отпустят,  кавказцы решили
сработать на опережение.  Один из них достал "ПМ" и  открыл  огонь  на
поражение.   Но   солнцевские   спортсмены   всегда   готовы  к  любым
неожиданностям.  В  их  руках  "ТТ"   и   помповое   ружье   оказались
эффективнее...
     Прибывшие на место происшествия  оперативники  обнаружили  только
одну  "шестерку"  и  рядом  с  ней - двоих молодых людей в луже крови.
Одного из них, как оказалось, получившего огнестрельное ранение в пах,
бригада  "скорой  помощи"  госпитализировала.  А второму помощь уже не
требовалась.  Экспертиза установила, что 27-летний дважды судимый Геон
Басенцян скончался на месте от огнестрельных ранений в голову и грудь.
Имелись ли раненые с противоположной стороны,  в милицейской сводке не
указывалось.
     Именно на  почве  борьбы  с  пришельцами  с  юга  так  возвысился
Сильвестр.   В   конце  мая  1994  года,  вскоре  после  смерти  Отари
Квантришвили  (к  которой,   как   считают,   Сильвестр   имел   самое
непосредственное   отношение),   полтора  десятка  воров  в  законе  и
"авторитетов",  представлявших  "славянские"  преступные  группировки,
собрались  в  Вене.  Инициатором и организатором "сходки" был Япончик.
Одной из  основных  целей  уголовного  саммита  был  дележ  наследства
нескольких крупных криминальных лидеров.  Сильвестр получил все,  чего
требовал.  Но  легкость,  с  которой  потрафили   напористому   лидеру
московских "отморозков", оказалась обманчивой. Ему уже молча "намазали
лоб зеленкой".  Хотя он и пытался заручиться поддержкой у  Япончика  в
Штатах и у своего бывшего "компаньона" Михася в Израиле,  это, судя по
всему, Тимофееву не удалось.
     "Король беспредела",  как  его  тогда  называли,  был приговорен.
Вскоре казнь (то есть взрыв "Мерседеса", в котором он ехал) состоялась
на глазах у изумленной публики недалеко от дома российского премьера.
     Но в 1993 году солнцевцы и ореховцы были  еще  "братьями  навек".
Более того,  это криминальное сообщество на юге столицы именовалось не
иначе  как  "орехово-солнцевская  мафия".  Возможно,  именно  связь  с
Сильвестром переориентировала лидеров солнцевцев - Михася,  Люстарика,
Сашу-Аверу и Аверу-Старшего - на отмывку похищенных капиталов в  более
легальном бизнесе, в официально зарегистрированных коммерческих фирмах
и банках.  К 1995  году,  по  оценкам  специалистов,  солнцевская  ОПГ
владеет  уже 120 фирмами и банками в Москве,  Самаре,  Тюмени и Крыму.
Вероятно,  после смерти Сильвестра,  Михась и его команда  прибрали  к
рукам и те коммерческие и финансовые структуры,  которые контролировал
лидер ореховцев.
     Когда Михайлов и братья Аверины перебрались за границу (каждый из
братьев  тут  же  приобрел  по  особняку  в  Праге),   для   "отмывки"
наворованного  они  прикупили  и  некоторые  иностранные  компании.  К
собственности лидеров "солнцевской братвы" относят фирму "Максим",  АО
"СВ-Холдинг", СП   "Арбат-Интернешнл",   венгерскую  фирму  "Магнекс",
английскую компанию "Аригон"  и  израильскую  "Эмпайрбонд".  Вероятно,
этот список далеко не полный.
     Заинтересовались "братишки" и  такой,  казалось  бы,  далекой  от
уголовного  мира  сферой,  как  рекламно-телевизионный бизнес.  В ходе
расследования убийства Листьева выяснилось, что незадолго до покушения
на  журналиста  прошла  сходка  лидеров  теневых  структур,  в которой
участвовали двое солнцевских "авторитетов".  На  "сходке"  обсуждались
некоторые рекламные проекты на ОРТ, а также возможность взять под свой
контроль предвыборную кампанию известного  политика.  В  ноябре  95-го
года прошло сообщение, что один из участников этой сходки был задержан
- причем именно по подозрению в причастности к убийству телезвезды.
     Новая информация  об  участии  солнцевских  в   этом   нашумевшем
убийстве  появилась  весной  97-го,  когда  Михась  уже  находился под
следствием в женевской тюрьме.  В печать просочились сведения  о  том,
что  бывший  телохранитель  Михася  согласился дать одной американской
спецслужбе показания против своего патрона.  Оказывается,  в рекламных
проектах   на  ОРТ  участвовала  вышеупомянутая  израильская  компания
"Эмпайрбонд".  После того как на  Первом  телеканале  появилось  новое
руководство,  решившее  расчистить авгиевы конюшни рекламного бизнеса,
Михась  и  его  люди  перестали  получать   даже   "законный"   доход.
Заправляющие  рекламой телебоссы переадресовали "братишек" к "главному
виновнику"  -  новому  руководителю  ОРТ.  Листьев  вообще   отказался
обсуждать эти вопросы. Тогда-то и был отдан приказ его убрать.
     Вообще солнцевцы всегда отличались разносторонними интересами.  В
частности,  они  очень  заинтересовались  возможностью  контролировать
основные  наркопути,  проходящие через российскую столицу.  К середине
90-х  этот  рынок  держала  группировка  грузинского  вора  в  законе,
уроженца  Сухуми  (1937  г.  р.) Джамала Хачидзе по кличке Джамал (или
Джемал).  Ему удалось прибрать к  своим  рукам  практически  все  сети
азербайджанских   дилеров,   занимающихся  переправкой  кокаина  через
Россию. Однако Япончик имел на этот род воровского бизнеса свои виды.
     По мнению  криминологов,  именно  с  его  благословения солнцевцы
предпочитают  брать  под  свой  контроль  основные   каналы   транзита
наркотиков через Москву.  А чтобы обошлось без лишней крови,  Джамал и
его люди  органично  вписываются  в  солнцевское  "братство".  Кстати,
Джамал   входит  в  знаменитую  "семью  одиннадцати"  -  международное
содружество  наиболее  крупных  криминальных  лидеров   постсоветского
пространства. Кроме него, в этом списке значились Бойцов, Усоян, Джем,
Тайванчик,  Шакро-молодой,  Дато  Ташкентский  и   Салим.   А   Джамал
постепенно выходит в лидеры интересующей нас группировки.
     Между тем   Михась   не   зацикливался   на   Япончике   с    его
представлениями  о  том,  как  наилучшим  образом  следует  налаживать
торговлю "кайфом".  В Израиле Михась и Авера отрабатывают  собственные
каналы  транспортировки  зелья.  Ставка делается на латиноамериканские
страны. И консулом Коста-Рики Михась становится отнюдь не случайно.
     Все попытки   правоохранителей  хоть  как-то  поубавить  растущие
аппетиты солнцевской "братвы" фактически провалились.
     Так, 10  марта  1993  года  в  ходе совместной операции ГУОПа МВД
России,  РУОПа МВД Москвы и ОМОНа была  задержана  бригада  грабителей
(судя по всему,  структурное подразделение группировки),  "работавшая"
во Внуковском аэропорту.  Бандиты  зазывали  пассажиров  с  объемистым
багажом  в  машины,  предлагая  довезти  до нужного места за умеренную
плату.  Но  как  только  чемоданы  оказывались   в   багажнике,   цена
поднималась  в  сотни  раз  и  достигала  астрономической суммы.  Если
недовольные  отказывались,  их  избивали  и  багаж   присваивали   как
компенсацию за моральный ущерб.
     А чтобы  у  гостей  столицы  не  было  выбора,   неподконтрольных
группировке таксистов и частных автоизвозчиков всячески запугивали или
накладывали на них непосильный  "оброк".  У  задержанных  было  изъято
огнестрельное  оружие  и  наркотики,  против  них  возбудили несколько
уголовных дел.  Но,  судя  по  тому,  что  солнцевцы  и  по  сей  день
контролируют эту территорию, большого эффекта эта операция не имела.
     Несколько видных  членов  группировки,  включая  самого   Михася,
задерживались в конце 1993 года - по подозрению в соучастии в убийстве
директора казино "Валери",  которое группировка контролировала. Однако
вечером  того  же  дня  Михайлов  и  дюжина  его молодцов уже вышли на
свободу,  расселись  по  своим  иномаркам   и   отправились   отмечать
благополучное освобождение.
     Пожалуй, самой серьезной атакой на  это  криминальное  сообщество
можно  считать  операцию "Закат",  проведенную силами столичного РУОПа
при содействии ГУОПа,  ГУУРа,  ГУЭПа МВД России в конце  августа  1995
года.   Название   свидетельствовало   о   твердом  желании  столичных
правоохранителей добиться того,  чтобы кровавое светило южномосковских
бандитов раз и навсегда погасло.
     Количество задействованных в этой  операции  сотрудников  милиции
беспрецедентно: 481 человек! Фактически целый батальон оперативников и
омоновцев ринулся в бой против обнаглевшей "братвы".  С 6 утра  до  11
вечера   милиционеры  отлавливали  бандитов  по  всей  столице.  Двери
десятков квартир и офисов были  отворены  по  решительному  требованию
людей в форме.  Или были выбиты - если хозяева пытались это требование
проигнорировать.  Всего в ходе операции  милиционеры  проверили  более
трех десятков адресов.
     Одной из  бригад  удалось  накрыть  подпольный  склад  оружия   и
боеприпасов в доме э 22 по улице 40-летия Октября. На частной квартире
хранился   целый   арсенал:   пистолет-пулемет    "борз"    чеченского
производства, около ста патронов различных калибров, два дистанционных
устройства  для   подрыва   бомб,   собственно   бомба   с   начинкой,
эквивалентной  200 граммам тротила и 50 граммам пластида - взрывчатки,
по своей разрушительной силе намного превосходящей тротил.
     Один из  троих задержанных в этой квартире на допросах признался,
что снимает гараж на 3-й  Владимирской  улице.  Бригада  оперативников
срочно  выехала  по указанному адресу и разочарованной не осталась.  В
гараже среди запчастей хранились 23  радиоуправляемых  детонатора  для
взрывных устройств.
     В офисах фирм, которые, по оперативным данным, были под контролем
у  солнцевцев  или  через  которые отмывалось награбленное,  изымалась
документация для последующей проверки налоговыми  органами  и  другими
заинтересованными организациями.  Однако в сейфе руководителя одной из
коммерческих  структур  на  Ленинском  проспекте,   кроме   любопытных
документов,  были обнаружены 19 пистолетов Макарова.  Зачем бизнесмену
понадобилось так много "стволов", он объяснить не смог.
     Всего были   задержаны  23  члена  группировки,  в  том  числе  8
сотрудников  коммерческих  структур,   изъято   20   пистолетов,   два
охотничьих  ружья,  четыре  газовых  пистолета,  700 патронов,  четыре
образца холодного оружия,  более 250  миллионов  рублей  и  24  тысячи
долларов.   А   также   -   прицел   ночного  видения,  прослушивающее
радиоустройство ("жучок"), липовые документы, компьютерная база данных
(на дискетах) с информацией о различных коммерческих структурах. Одной
из самых любопытных находок стал новенький комплект  формы  сотрудника
милиции.
     Несмотря на победные реляции организаторов  операции,  нельзя  не
обратить  внимание  на тот факт,  что из двух тысяч (по самым скромным
прикидкам) активных членов группировки было задержано лишь два десятка
не самых крупных бойцов. Скорее всего о готовящейся операции произошла
утечка от одного из оплачиваемых "братвой" информаторов,  работающих в
органах    внутренних    дел.    По    "информационному   обеспечению"
южномосковские  бандиты   явно   обыграли   правоохранителей.   Фактор
внезапности   не   сработал.  Большинство  "братишек"  заблаговременно
получали информацию,  что их едут "вязать",  и уже были "на  колесах".
Есть  свидетельства,  что  гаишники остановили несколько автомобилей с
солнцевцами - но все благополучно откупились.
     И все-таки  одна  крупная  рыбешка  в сети руоповцев попала.  Был
задержан "авторитет" группировки по кличке Циклоп - 32-летний  Алексей
Кашаев.  Свое второе имя он получил, лишившись, на манер флибустьеров,
одного глаза.  Этого беглого редицивиста взяли вместе  с  проституткой
около Центрального телеграфа на Тверской улице - основного места слета
"ночных бабочек".  В "девятке" Циклопа была найдена граната "РГД-5"  с
запалом.  Но еще больше милиционеров изумила другая находка: подлинное
удостоверение личности майора Российской армии с подлинной печатью  на
фотографии одноглазого "офицера".  Как следовало из документов. Циклоп
являлся товарищем Пахомовым,  начальником отделения по  запуску  ракет
одной из областных частей ПВО.  А по совместительству, как значилось в
другой "ксиве", - сотрудником службы безопасности АОЗТ "Виктори".
     У "ракетчика"  и "охранника" была славная боевая биография.  1981
год.  Первая судимость - за кражу.  Два года условно. 1982 год. Вторая
судимость - за злостное хулиганство.  Три с половиной года. Отсидел от
звонка до звонка.  1990 и 1991 годы - два уголовных дела за управление
автомобилем  в  нетрезвом  виде.  1993 год - новое уголовное дело:  за
разбой и грабеж.  Циклоп пускается в бега, а правоохранители настолько
поглощены более неотложными делами,  что даже забывают объявить лидера
солнцевцев в федеральный розыск.
     Кроме общих  с  "братвой"  объектов,  несколько коммерческих фирм
находилось у  Циклопа  под  личным  контролем.  Одна  из  них  активно
принимала вклады у населения.  Возможно,  если бы вкладчики хоть разок
увидели физиономию  настоящего  хозяина  фирмы,  завлекающей  высокими
процентами,  они  не стали бы спешить доверять ей свои сбережения.  Но
этого  не  случилось  -  и  бандитская  контора  к   моменту   заранее
запланированного  закрытия успела облегчить кошельки наивных сограждан
на 1 миллиард рублей.
     Кстати, это  далеко  не  единственный  опыт  работы солнцевцев со
строителями "пирамид" и надувателями "мыльных  пузырей".  Сравнительно
недавно  выяснилось,  что  "братва"  давала  "крышу"  даже  знаменитой
"Чаре",  безусловно,  лидирующей  среди   аналогичных   заведений   по
количеству   разоренных  ими  жителей  столицы.  Следователям  удалось
обнаружить дневники Марины Францевой,  фактически возглавившей лжебанк
после загадочной смерти мужа, Владимира Рачука.
     Однако и при его жизни она уже имела свою "черную кассу".  Из  ее
блокнота,   где   отмечались   ежемесячные   расходы,  следовало,  что
солнцевским каждый  месяц  уходило  450  тысяч  "зеленых"!  По  мнению
сотрудников   ГУВД   Москвы,  о  том,  что  Францева  привела  в  банк
"братишек", Рачук даже не догадывался.
     Что касается Циклопа,  то его арест был скорее всего неслучайным.
Дело в том, что незадолго до начала операции "Закат" этот "авторитет",
будучи человеком беспокойным и вспыльчивым,  окончательно рассорился с
Михасем и Аверой-старшим,  которые,  даже  находясь  за  границей,  не
выпускали   из   своих   сильных   рук  бразды  правления  разросшейся
группировкой.  Понимая,  что в Москве за его жизнь уже не  дадут  даже
порванной  тысчонки,  Циклоп большую часть времени скрывался на даче в
Калужской области.
     Его приезд  в  Москву,  к  несчастью для одноглазого рецидивиста,
совпал с началом милицейской операции.  Не исключено,  что люди Михася
за ним следили и в нужный момент через своих агентов указали руоповцам
его местонахождение.  Но есть  и  более  простое  объяснение:  в  сети
правоохранителей  попались  лишь те бандиты,  которых не успели или не
захотели предупредить.  Циклопа - не захотели.  В любом случае,  арест
этого  "авторитета"  трудно  назвать  серьезным ударом по группировке.
Напротив,  бандиты,  возможно, только порадовались, что с Циклопом все
решилось само собой и им уже не надо нанимать очередного киллера...
     Одним словом,   сегодня   уже   всем   ясно:    только    очистив
правоохранительные  органы от коррупционеров,  от тех,  кто прикрывает
мафиози,  вытаскивает их  из  тюрьмы,  "подчищает"  уголовные  дела  и
информирует  о готовящихся милицейских операциях - {только тогда можно
будет создать необходимые условия для реальной борьбы с "братвой"}.
     И первое  дело  о  коррупции,  напрямую  связанное с солнцевцами,
Генпрокуратура до суда все-таки довела. В апреле 1997 года в Мосгорсуд
поступило   уголовное   дело   против  следователя  СК  МВД  Владимира
Жеребенкова,  воспитателя  заключенных   майора   Михаила   Сапронова,
старшего   помощника   солнцевского  прокурора  Татьяны  Коротковой  и
адвоката,  обслуживающего солнцевскую "братву",  Натальи Яцковской.  В
деле  фигурировало  около десятка эпизодов подкупа сотрудников органов
правоохраны и судей  на  деньги  из  "общака".  Взятки  исчислялись  в
тысячах долларов США.
     Как очень грамотный адвокат,  знающий,  кому,  когда  и  сколько,
Яцковская  (работавшая  в  юрисконсультации  э  7 Московской городской
коллегии адвокатов) зарекомендовала себя еще в конце 80-х годов, когда
вытащила  из тюрьмы Александра Аверина по кличке Саша-Авера,  которого
обвиняли в вымогательстве.
     В начале 90-х,  когда дел против "братков" стало возбуждаться все
больше,  подручный Михася Виктор Клестов (кстати,  хозяин солнцевского
кафе  "Ритм"),  познакомил  даму со "своими" правоохранителями,  чтобы
совместными  усилиями  наладить  бесперебойную  работу  по   выведению
солнцевцев из-под уголовной ответственности.  В эту "группу поддержки"
вошли:  инструктор по воспитательной работе службы  по  исправительным
делам  ГУВД  Москвы  майор  Михаил  Сапронов  (его дважды увольняли из
органов и  однажды  посадили  на  скамью  подсудимых  по  обвинению  в
руководстве   бандой  и  должностных  преступлениях),  следователь  из
милицейского главка  Владимир  Жеребенков  и  профессор  Высшей  школы
милиции полковник Евгений Жигарев.
     Как воспитывал заключенных Сапронов,  как раскрывал  преступления
Жеребенков,  чему  учил  молодых  милиционеров  профессор Жигарев,  мы
незнаем,  но  догадываемся.  А  вот  как  они  вытаскивали  из  тюрьмы
солнцевских    бандитов,    уже    известно.   Воспитатель   передавал
друзьям-правоохранителям заказы и  "общаковские"  деньги.  Следователь
собирал  информацию  о  соответствующих уголовных делах,  разрабатывал
план их развала и иногда  обманным  путем  получал  их  материалы  для
изучения  и  фальсификации.  Преподаватель  подыскивал посредников для
передачи взяток следователям и судьям. Были установлены четкие тарифы:
за  изменение  меры  пресечения,  за  прекращение  дела,  за смягчение
наказания. Конвейер заработал.
     25 тысяч  долларов  стоила  свобода  активным  членам группировки
Денису  Ракитину  и  Юрию   Панферкину.   Их   уличили   в   похищении
азербайджанца  Эрнеста  Вергадасова  с  целью получения 62-миллионного
выкупа у его супруги, директора ИЧП "Мария". Выкуп должен был пойти на
уплату   кредита,   который  начальница  ИЧП  не  торопилась  отдавать
секретарю Союза молодежи Игорю Евченко. Руоповцы заложника освободили,
а Ракитин оказался в сизо.
     Сапронов с Яцковской,  получив от  солнцевцев  означенную  сумму,
разработали  план  действий:  провалить  опознание,  подкорректировать
показания свидетелей, поменять протокол обыска, уничтожить часть улик.
Следователь  Жеребенков  завладел  папочкой  с  этим  делом (якобы для
доклада начальству)  и  занялся  его  "корректировкой".  В  частности,
аудиокассета   с   угрозами   Ракитина  в  адрес  директора  ИЧП  была
"обработана" в специализированной  студии  таким  образом,  что  голос
вымогателя стал неузнаваем.  За высокий профессионализм при исполнении
поставленной задачи следователь получил 10 тысяч "баксов" наличными.
     Когда "подправленные"  материалы дела вернули,  а все потерпевшие
изменили  показания,  следователю  УВД  Восточного  округа  ничего  не
оставалось,  кроме  как  прекратить  это уголовное дело за отсутствием
состава преступления.  Ракитин был выпущен  из-под  стражи  и  тут  же
подался   в  бега.  И  хотя  по  требованию  Генпрокуратуры  следствие
возобновилось, преступников теперь надо долго и упорно разыскивать.
     Успешно была   исполнена   и  другая  операция  -  по  оправданию
солнцевцев Ашунина, Бодрова и Басариева, собиравших дань с прибывающих
в  аэропорт  Внуково  челноков  из  Армении  и  Казахстана.  Для более
эффективного влияния на следственные и судебные  инстанции  в  бригаду
прикрывавших  солнцевцев  правоохранителей  вошла  Татьяна  Короткова,
старший помощник  солнцевского  прокурора.  По  просьбе  "воспитателя"
Сапронова, она вышла на судей и сделала все, чтобы наказание рэкетирам
было максимально смягчено.  В  итоге  судья  Солнцевского  суда  Елена
Зенцова  приговорила матерого уголовника Ашунина к условному наказанию
и  даже  предложила  устроить  пересуд  для  еще  большего   смягчения
приговора  -  наказания  исправительными  работами.  Ашунин  от  греха
подальше отказался.  Только когда вмешалась Генпрокуратура, Ашунина за
разбой приговорили к четырем годам лишения свободы.
     5 миллионов рублей стоило  смягчение  приговора  трижды  судимому
вору Мерабу Пипии.  Очередная кража,  доказанная обвинением,  обошлась
ему благодаря судье Тимирязевского нарсуда  Виктору  Жидких  (а  также
майору  Сапронову)  всего  в  два с половиной года лишения свободы.  О
приговоре,  как следует из перехвата телефонных  разговоров,  адвокаты
знали за день до его вынесения.  А может, судья против истины в данном
случае не погрешил? Отнюдь. Местный прокурор добился пересуда, и Пипия
получил-таки  по  заслугам:  6  лет  колонии  и  почетное звание особо
опасного рецидивиста.
     Последний заказ,  который  должны  были  отработать  Яцковская  и
Жеребенков,  касался солнцевского  "авторитета"  Юрия  Трубникова.  За
освобождение  этого  влиятельного  в  группировке человека из "общака"
было выделено 30 тысяч "зеленых".  Но отработать заказ наши  герои  не
успели.  ФСБ  возбудило  против  них  уголовное  дело,  и  милицейские
начальники  вместе  с  адвокатом  оказались  за  решеткой.  Кстати,  у
Яцковской  при обыске был обнаружен кассовый ордер на принадлежащие ей
в концерне "Олби" 110 тысяч долларов.
     После провала  многих  попыток приструнить солнцевцев стало ясно:
только очистив  правоохранительные  органы  от  коррупционеров,  можно
создать условия для реальной борьбы с бандитизмом.  Первое дело против
"оборотней" доведено до суда.  Но гарантирует ли это,  что на их месте
не появится новая "группа поддержки"?
     Кстати, уже более трех лет прокуратуру Солнцевского района Москвы
возглавляет  Владимир  Кисель (его предшественник был уволен вместе со
своей помощницей Татьяной Коротковой,  которой предъявлены обвинения в
связях  с  солнцевской  группировкой).  Именно  его  подпись стоит под
процитированным в главе о Михасе письмом,  где утверждается:  Михайлов
перед российским законом чист.  Юрий Скуратов обещал провести по факту
появления этого письма служебную проверку.
     Мой друг и коллега настойчиво просил г-на Киселя об интервью.  Но
разговора не получилось.
     - Хотите о солнцевских?  Звоните в ГУОП.  Я ничего не скажу.
     - А о чем *вы* можете  рассказать?
     - Только о конкретных уголовных делах, с конкретными именами.
     - Хорошо.  Как в течение  трех  лет  реагировала  прокуратура  на
деятельность Михайлова, Авериных, Люстарнова, Хачидзе, Шорина?
     - Я с этими господами не знаком.
     - Проведена ли анонсированная служебная проверка?
     - Для меня такая постановка вопроса оскорбительна.  Если бы зашла
речь о проверке, я бы тут же подал в отставку.
     А вот  что  знают   о   солнцевском   "братстве"   в   российских
спецслужбах. Нижеприведенная информация является чисто оперативной, то
есть получена от агентурных и прочих источников.
     Солнцевская группировка  - одна из наиболее крупных и влиятельных
организованных преступных групп (ОПГ) Московского региона.
     В ее  составе  насчитывается до 250 человек,  в том числе активно
действующих - до 180 бойцов.
     В географическом  плане  ее  сфера  распространяется на Юго-Запад
Москвы (Западный округ).
     В структуру    солнцевской   ОПГ   входят:   орехово-борисовекая,
кемеровская,  кунцевская.  Солнцевская ОПГ курирует,  кроме Юго-Запада
Москвы, Пушкинский, Видновский и Одинцовский районы Подмосковья.
     Образованная в конце 80-х  годов,  ОПГ  начинала  с  примитивного
рэкета.  В  сфере  экономики  активно  действует с 1991 года,  взяв за
основу модель американских мафиозных структур 30-х годов.
     Капиталы солнцевской   ОПГ   вложены  в  недвижимость,  в  земли,
крупнейшие предприятия. Особое внимание уделено гостиничному хозяйству
Юго-Запада Москвы,  спортивным сооружениям, банкам. Собственностью ОПГ
являются до трети заведений сферы развлечения (кафе,  бары и т. д.) на
контролируемых территориях.
     Под контролем ОПГ находится также авторынок в  Солнцеве,  частный
извоз на Киевском вокзале,  во Внукове,  в Шереметьеве-2,  все вещевые
рынки Юго-Запада,  а также большинство  физических  лиц,  занимающихся
проституцией и наркобизнесом, и часть вьетнамской общины.
     Несколько "перспективных" членов ОПГ совершили поездки  за  рубеж
(Германия,  Китай, Швейцария), в ходе которых для установления деловых
контактов  и  "обмена  опытом"  встречались  с   местными   мафиозными
структурами.
     Отмечается стремление  лидеров   ОПГ   "развивать"   контакты   с
"авторитетами"   провинциальных  российских  преступных  сообществ.  К
примеру, после посещения ими Мурманска и Архангельска там были открыты
до десятка казино с преимущественно солнцевским уставным капиталом.
     В собственном    регионе    солнцевская    ОПГ     "сотрудничает"
преимущественно    с   таганской,   подольской   и   люберецкой   ОПГ.
Поддерживаются отношения  и  с  другими  криминальными  образованиями.
Переговоры  о  разделе территорий и сфер влияния,  как правило,  ведут
"мирным путем".
     Особенностью солнцевской  ОПГ  можно  считать ее "тесные" связи с
местными  правоохранительными  органами  (милиция,  прокуратура).  При
проведении  разведывательной  и  контрразведывательной  деятельности у
этой группировки просматривается высокий профессионализм.  Кстати,  на
курируемых  ОПГ  территориях  расположены  учебные  корпуса МВД и ФСБ.
Особое внимание служба  безопасности  ОПГ,  ее  лидеры  уделяют  сбору
компромата   на  руководящих  сотрудников  местных  правоохранительных
структур (включая фото-, аудио- и видеоматериалы).
     На вооружении  боевиков  имеется  стрелковое  армейской  оружие и
гранаты.
     Автомашины (в основном иномарки), которыми пользуются лидеры ОПГ,
как правило, оформлены на имя граждан, не имеющих никакого отношения к
преступной деятельности.
     Практически все  заказные  убийства  на  "подведомственных"   ОПГ
территориях отличаются почерком профессиональных киллеров (оставляется
оружие, отсутствуют гильзы, ведется прицельная стрельба в темное время
суток и т. п.).
     После отъезда Михася,  Аверы-старшего и Саши-Аверы за границу "на
хозяйстве" остались Джамал и Семен Шорин по кличке Еврей.  Кроме того,
"авторитетами" ОПГ считаются:  Анисимов по кличке Булеля,  Горбатов по
кличке  Горбач,  братья  Мязитовы,  Русаков по кличке Мопс,  Чернов по
кличке  Черный  и  Кудин  по  кличке  Квакин.  Автоизвоз  во   Внукове
контролирует  Герасимов  по  кличке  Копченый,  автосервис в Кунцеве -
Деньга (фамилия и кличка), вьетнамскую общину - Шаповалов.
     Под частичным   или   полным   контролем   группировки  находятся
следующие объекты (или коммерческие учреждения на их территории):
     - гостиницы:   "Центральный   Дом   туриста",  "Университетская";
"Космос";
     - казино: "Валери", "Клуб университетский", сеть казино "Максим";
     - торговые ряды и палатки:  на территории,  прилегающей к ЦДТ,  у
гостиницы "Севастополь", у станций метро "Теплый стан", "Университет";
     - рынки:  Солнцевский авторынок,  все вещевые рынки на территории
Юго-Западного округа, включая "Лужники";
     а также около трех десятков коммерческих фирм и банков.



     39-летний Сергей  Анатольевич  Михайлов  -   личность   по-своему
уникальная.  По  современной  терминологии  его  следовало  бы  наречь
генеральным директором новых русских бандитов. То есть бандитов, почти
ставших   новыми   русскими.   "Почти"   -  это  разница  между  чисто
криминальным бизнесом и  обычным  полукриминальным.  В  первом  случае
источниками  доходов  становятся  запрещенные  промыслы  (наркобизнес,
торговля  органами  для   трансплантации,   проституция),   физическое
устранение   конкурентов,  стопроцентный  вывод  денежных  средств  из
легального  обращения.  Во  втором   случае   из-под   налогообложения
выводится  лишь 80-90 процентов заработанного,  а конкуренция не столь
откровенно построена на шантаже и угрозах. Но, по сути, адвокат Михася
г-н  Пограмков,  постоянно  повторяющий,  что  его  клиент  -  обычный
бизнесмен, вовсе не кривит душой.
Ъ    Михась  давно  мог бы стать вором в законе, но не сделал этого по
двум причинам.  По  объективной:  он   еще  не   провел   достаточного
для "коронации"   времени   в  местах  лишения  свободы.  И  по  чисто
субъективной:  он  принципиально  против  придания  своему   нынешнему
статусу  явно  уголовной  окраски.  Он  считает,  что  старые игры - в
гопников и уркаганов,  в "ксивы"  и  "малявы",  в  пропаганду  кодекса
воровской  чести  и  чистоты  бандитских  нравов  -  не более чем дань
прошлому, ненужная мишура и помеха для "хорошей" и большой коммерции.
     Михайлов -  типичный  предводитель  "белых  воротничков".  Он  не
председательствует на воровских сходах и не выезжает на разборки. Имея
уже три гражданства - российское,  израильское и коста-риканское, - он
проживает и  владеет  недвижимостью  в  Австрии,  а  деньги  держит  в
швейцарских  банках.  Он  имеет дипломатический паспорт и чуть было не
стал почетным консулом Коста-Рики в России.  Мечтал  ли  мальчик,  все
детство  которого прошло в каменных джунглях Солнцева,  стать в полном
смысле этого слова человеком мира?
     Впрочем, в  своем  родном  доме  на  Новопеределкинской  улице он
прописан до сих пор.  Его отец работал  в  газоспасательной  службе  и
пожарной охране НИИ "Пластик".  Сергей по стопам отца не пошел.  После
восьмилетки он поступил на курсы англоязычных метрдотелей,  а  окончив
их,  шесть лет трудился официантом ресторана "Советский". Говорят, что
в течение некоторого времени его  видели  с  подносом  и  в  ресторане
гостиницы "Севастополь", где в той же должности трудился Виктор Аверин
(впоследствии вошедший в историю российского  криминального  мира  под
кличкой Авера-старший).  Сергей продолжает активно заниматься спортом,
тренеры отмечают его  бойцовский  характер  и  незаурядные  физические
данные. Играючи он становится мастером спорта по классической борьбе.
     Через несколько  лет  на  вопрос  следователя,  почему   Михайлов
путается в датах,  тот ответил:  "У меня плохо с памятью,  были травмы
головы,  так как я занимался классической борьбой.  В 1984  году  была
серьезная  травма  головы,  упал  с платформы на рельсы и находился на
излечении в 15-й больнице, поэтому могу что-нибудь путать..."
     Будущий "авторитет"  впервые  оказался  за  решеткой  в  26 лет -
сравнительно поздно  для  людей  из  его  круга.  Ему  инкриминировали
хищение  путем  мошенничества.  Михайлов  инсценировал кражу мотоцикла
ради того,  чтобы получить за него страховку.  Но на нарах  он  пробыл
всего полгода - пока шло следствие и суд. Советский закон был милостив
к впервые оступившемуся ресторанному работнику: ему назначили три года
условно  и  отпустили.  Однако место в престижном ресторане ему уже не
светило.  Несколько лет Михайлов перебивался на  скромной  зарплате  в
НИИ, затем - с началом перестройки - в кооперативе.
     С этого момента,  то есть с  середины  80-х,  его  биографию  уже
нельзя  восстановить  по  трудовой книжке,  и единственным более-менее
объективным  источником   становятся   материалы   уголовных   дел   и
оперативные  сводки.  Вокруг  друзей-спортсменов  Сергея  Михайлова  и
Виктора Аверина объединилась местная молодежь,  которой  скучно  стало
жить  в  спальном  районе - захотелось "красоты".  К молодежной стайке
скоро примкнул еще один парень с тюремным опытом - Евгений  Люстарнов,
оказавшийся в 1976 году за решеткой по обвинению в убийстве.
     До приговора  дело  не  дошло:  Институт   им.Сербского   признал
Люстарнова  невменяемым,  но  вместо  того,  чтобы  отправить  его  на
принудительное лечение, Люстарнова проводили до ворот тюрьмы и сделали
ручкой.  Он  быстро  стал  у  Михайлова чем-то вроде начальника службы
безопасности.  Под  контролем  группировки,  насчитывающей  до  сорока
"бойцов",  уже  через  несколько месяцев оказалось более двух десятков
коммерческих структур  Москвы  и  области,  в  том  числе  пресловутый
ресторан "Советский".
     Прошло еще немного времени,  и в ту же  команду  на  бригадирских
правах  вошел  уже  имевший  немалый  авторитет  в блатном мире Сергей
Тимофеев  (более  известный  как  Сильвестр).  С   этого   момента   в
оперативных    донесениях   группировка   фигурирует   как   одна   из
влиятельнейших в столице.
     Надо сказать,  что  в  то  время  правоохранительные  органы  еще
надеялись решить проблему декриминализации  Москвы  несколькими  четко
спланированными  милицейскими  операциями.  В  ходе  одной  из них,  в
декабре 1989 года,  сотрудники МУРа задержали Михася, Аверу, Люстарина
и   Сильвестра,  предъявив  им  достаточно  экзотичные  в  тот  период
обвинения в рэкете.  На суде свидетели по делу называли 24  структуры,
контролируемые солнцевской "братвой".
     Среди них:  Дом мебели на Ленинском проспекте,  магазин  "Ковры",
гостиница   "Дагомыс",   Партнер-банк,   автостанция   техобслуживания
"Вольво" в Кунцеве,  техцентр в  Мытищах.  Не  забывал  Михайлов  и  о
спорте:  заключил  с  японскими ушуистами некую коммерческую сделку об
отправке на острова  российских  спортсменов.  Но  реализации  помешал
арест.
     И, разумеется,  патронировал свои любимые рестораны:  "Покровка",
"Олимп",  "Турист",  "Комета",  "Аист",  "Нил",  "Якорь". В нескольких
злачных местах было  найдено  оружие,  но  "пристегнуть"  его  к  делу
следователи так и не смогли.
     Вообще дело стало рассыпаться на глазах.  Свидетели  вдруг  стали
менять  свои  показания  или  вовсе  от  них отказывались.  Фактически
остался лишь один эпизод - о вымогательстве денег и машин  "Вольво"  у
председателя  кооператива  "Фонд"  Вадима Розенбаума.  Тот обратился к
своему знакомому Аркадию Марголину с  просьбой  найти  людей,  которые
могут   защитить  его  от  рэкетиров.  Лучшими  защитниками  оказались
Сильвестр, Михась и Авера-старший.
     Когда зашла речь о форме оплаты, солнцевцы заявили, что деньги их
не интересуют,  зато они бы  с  удовольствием  съездили  в  ФРГ.  Плюс
каждому  из  руководителей - по иномарке.  Сказано - сделано.  Однако,
побывав в Западной Германии и получив по "вольвочке",  друзья  решили,
что кооператив богатый и может дать еще.
     Новым требованием   стало   оформление   Михайлова,   Аверина   и
Люстарнова  на  руководящие  должности  в  кооперативе.  Михайлов стал
начальником отдела снабжения,  Аверин - зампредседателя кооператива по
спортивно-оздоровительной       работе,       а       Люстарнов      -
директором-распорядителем.  Каждый с окладом в тысячу рублей. Еще пять
солнцевцев  (в  их  числе  младший  брат  Виктора  Аверина  Александр)
занимались непосредственно охраной фирмы.
     На допросах   лидеры   солнцевцев   заявили,   что   выполняли  в
кооперативе крайне важную работу,  иномарки же вовсе  не  вымогали,  а
получили  их  в  подарок  от  немецкого  бизнесмена  Хекка за то,  что
помогали в Москве хоронить его  тещу.  Правда,  во  время  ареста  при
Михасе  оказалось  удостоверение  сотрудника  фирмы "Фонд Армен Хекк",
имеющего право пользоваться машинами "Вольво".  Но в  действительности
такого  фонда  не существовало,  а удостоверение было изготовлено ради
получения престижных номеров на машину.  Характерно,  что помог ему  в
этом  офицер пресс-службы МВД России.  Что касается Сильвестра,  то он
тещу Хекка не хоронил,  а просто поставил председателя кооператива "на
счетчик",  дав  на размышления три дня.  К исходу третьих суток бандит
уже сидел в новенькой иномарке небесного цвета.
     Фактически первое  крупное  дело  против "авторитета" нового типа
было прекращено через 1  год  и  8  месяцев  за  недоказанностью  вины
Михайлова.  А  в  действительности  - за невозможностью найти отважных
свидетелей,  готовых рискнуть головой  во  имя  торжества  правосудия.
Руководители кооператива вспомнили,  что машины были подарены Михасю и
Авере не по прихоти Розенбаума,  а по  решению  собрания  кооператива.
Правда,   протокол   собрания   "куда-то  затерялся"  и  его  пришлось
"восстанавливать".
     К окончанию  следствия  выяснилось,  что  к  солнцевской братве у
кооператоров вообще нет никаких претензий.  Более того,  раскаявшись в
том,  что  они  возводили  напраслину  на  честных  тружеников "пера и
пушки",  руководители "Фонда"  предложили  взять  всех  обвиняемых  на
поруки (в то время еще применялась такая "мера пресечения").
     Что касается принадлежности найденных в кооперативе  "Фонд"  двух
пистолетов  ("браунинга"  и  венгерского  "фемару"),  двух  охотничьих
ружей,  патронов и дымовой шашки,  то за полтора года  следствия  наши
пинкертоны так и не смогли их идентифицировать. Из того факта, что они
находились в комнате солнцевских охранников,  как оказалось, ничего не
следует.  Одним  словом,  Михасю  и  его  "братве" их бизнес разрешили
продолжить.
     После этого  были  у  Михайлова  и  другие  встречи со столичными
оперативниками, но, как они ни старались, отправить лидера группировки
в  места  не  столь  отдаленные  так  и  не смогли.  Его несколько раз
обыскивали  и  всякий  раз  не   уставали   изумляться   находкам:   в
находившихся  при  нем  удостоверениях  Михась  значился  то  "крутым"
коммерсантом,  то зарубежным журналистом - с правом  прохода  в  самые
важные учреждения. Во время обыска на квартире у Михася в ноябре 94-го
выяснилось,  что он,  во-первых,  корреспондент  CNN,  а  во-вторых  -
сотрудник  администрации  Президента России.  Впрочем,  к тому времени
свою "малую родину" лидер солнцевской "братвы" уже покинул.
     Через полгода руоповцы сделали еще одно открытие.  Оказалось, что
Михась  ко  всему   прочему   является   членом   совета   попечителей
благотворительного  фонда "Участие".  Адвокат нашего "мецената" Михаил
Пограмков  прокомментировал  это  так:  Михайлов  -  истинно  верующий
человек,  и  потому  всей  душой  желал как-нибудь помочь Православной
церкви.  Когда  он  обратился  с  этим   предложением   к   настоятелю
патриаршего  подворья  в  Переделкине отцу Владимиру,  тот благословил
"авторитета" на создание воскресной церковной школы.
     Школа заработала.  Но, видимо, решив, что для полной индульгенции
этого не достаточно,  Михась вместе с Аверой и еще двумя  "братишками"
учредили вышеупомянутый фонд.  На счет фонда (речь шла о 100 миллионах
рублей в ценах 92-го года) в  церкви  села  Федосьино  была  сооружена
звонница  о  девяти  колоколах.  На  главном  колоколе начертали:  "От
настоятелей  церкви,   благотворительного   фонда   "Участие",   фирмы
"СВ-Холдинг" и от солнцевской братвы". "СВ-Холдинг" также принадлежала
Михасю.  Среди других опекаемых наибольшую помощь  от  фонда  получили
обитатели сизо "Матросская тишина" (продукты,  электротовары и 500 пар
джинсов) и 176-е отделение милиции,  которому фонд оплатил мебель  для
детской комнаты.
     Уже находясь в Австрии,  на полулегальном положении, Михась решил
возобновить старые связи с русской православной церковью.  Через своих
доверенных лиц он обратился в патриархию с предложением  внести  энную
сумму  в  твердой  валюте  на  строительство  Храма  Христа Спасителя.
Естественно, с условием, что имя австрийского жертвователя будет среди
прочих   "украшать"  храмовую  стену.  Чем  закончились  переговоры  с
патриархией, история умалчивает.
     Документация фонда "Участие" была изъята у "братвы" руоповцами во
время облавы в ходе операции "Закат" (искали убийц  Листьева).  Однако
через  неделю  по указанию руководителя следственной бригады Владимира
Старцева они были возвращены.
     Дело в  том,  что  в штаб по делу Листьева поступила информация о
том,  что Люстарик и еще один  солнцевский  "авторитет"  незадолго  до
покушения на журналиста участвовали в сходке лидеров теневых структур.
Представители солнцевских обсуждали ряд рекламных проектов  на  ОРТ  и
выразили   намерение   контролировать   предвыборную  кампанию  одного
известного политика.
     Ничего экстраординарного    в    этом    сообщении    не    было.
Правоохранительные органы уже знали,  что к тому  времени  группировка
владела  120  фирмами  и  банками,  причем не только в Москве,  но и в
Самаре,  Тюмени,  Крыму.  Ее штаб-квартирой  на  тот  период  считался
"Центральный Дом туриста".
     Весьма характерен  и  тот  факт,  что  доверенным  лицом   лидера
солнцевской  оргпреступной  группировки  был Дмитрий Якубовский,  в то
время находившийся в весьма  близких  отношениях  со  многими  высшими
госчиновниками.  Не  случайно  его  считали  генералом от адвокатуры -
"генералом Димой".  (Впрочем,  он действительно  дорос  до  полковника
одной   из   спецслужб,   выполняя   специфические   правительственные
поручения,  и чуть было  не  стал  генералом.)  Кроме  того,  он  стал
официальным адвокатом ГУВД Москвы,  о чем он не раз похвалялся прессе.
Якубовского  высоко   ценил   начальник   ГУВД   Владимир   Панкратов,
наградивший  его  почетной  грамотой  "за  большой личный вклад в дело
технического оснащения московской милиции".
     И выходит,   что   одновременно   Якубовский   защищает  интересы
солнцевской братвы.  Одним из документальных подтверждений этого факта
является  договор,  по  которому  Михась переуступил Якубовскому право
распоряжаться всем своим имуществом в России.  После очередного обыска
в  квартире  Михася  в ноябре 94-го - на сей раз по делу о коррупции в
правоохранительных органах Москвы - она была опечатана по специальному
распоряжению   Генпрокуратуры.  Поводом  послужило  то,  что  один  из
обвиняемых  во  взяткодательстве  регулярно   пользовался   телефоном,
установленным дома у приятеля Михася.
     Следователи намеревались спустя некоторое время обыск  повторить,
но  это мероприятие было фактически сорвано Якубовским.  За три недели
до своего собственного ареста Якубовскому  удается  проникнуть  в  эту
опечатанную  квартиру,  в  которой  находилось арестованное следствием
имущество, и провести собственные "раскопки".
     Очевидцы утверждают,  что  вместе  с ним туда вошли его охранники
(вооруженные автоматом и двумя  пистолетами  Стечкина),  а  также  два
солнцевских авторитета - Арнольд Тамм и Евгений Люстарнов,  с которыми
Якубовский при встрече обнялся и тепло поцеловался.  Якубовского также
сопровождал   адвокат  Мособлколлегии  Сергей  Пограмков,  официальный
защитник  знакомого  Михася,  который  пользовался  телефоном   лидера
солнцевцев.  Ясно,  что ему было бы полезно уяснить,  что именно нашли
следователи при обыске.
     Как проникнуть  в квартиру Михася без разрешения прокуратуры,  но
при этом соблюсти видимость законности? А что, если призвать на помощь
местное   178-е   отделение   милиции?  Дежурному  оперативнику  этого
отделения Олегу Учайкину был предъявлен договор Якубовского с Михасем.
По  словам Учайкина,  этот договор на 49 листах с печатями и подписями
не производил впечатления поддельного документа. Страж порядка ничтоже
сумняшеся  снимает  с  квартиры  печати,  а  люди  Якубовского срезают
автогеном замок.  И вся честная компания спокойно  заходит  в  искомую
квартиру.
     Последний раз на территории России  Михася  задерживали  в  конце
1993  года.  Поводом  послужило  убийство  Валерия Власова,  директора
казино "Валери".  По оперативным  данным,  солнцевцы  приняли  в  этом
далеко не последнее участие.  Вообще большинство самых элитных игорных
заведений находились к тому  времени  под  непосредственным  контролем
молодежи из Южного округа.
     Сотрудники милиции устроили на Михася,  Аверу  и  еще  нескольких
человек  настоящую  охоту  -  со  снайперами  на  крышах,  несколькими
десятками  бригад  наружного  наблюдения,  усиленной  группой  захвата
отряда милиции специального назначения.  Михась и Авера были схвачены,
причем в "Мерседесе"  последнего  сыщики  обнаружили  крупнокалиберный
револьвер иностранного производства.
     Но увы,  и это задержание было недолгим. Уже к вечеру того же дня
Михась  был  на  свободе,  а  еще через сутки из ИВС на Петровке вышла
дюжина его молодцов.  Аверу,  которому шили револьвер,  отпустили чуть
позже.  Муровские сыщики говорят,  что в дело включились такие высокие
покровители Аверы,  что даже сегодня  называть  их  имена  опасно  для
здоровья и карьеры.
     Однако определенную роль в  дальнейшей  судьбе  "авторитета"  это
сыграло.  Поняв,  что  в  Москве ему спокойно жить не дадут,  он решил
кардинально поменять место прописки.  А  куда  проще  всего  переехать
русскому  мафиози?  Разумеется,  в  Израиль.  Говорят,  что  для этого
Михайлов заключил фиктивный брак с венгерской еврейкой.
     "Авторитет" без  труда  получает  гражданство  Израиля (на всякий
случай сохранив  российское),  разворачивается  в  полную  ширь  своей
борцовской души.  Бизнес-проекты Михайлова появляются в США,  Бельгии,
Австрии. В Будапеште он строит роскошный пятизвездочный отель, который
очень быстро начинает приносить хорошую прибыль.
     Одновременно Михайлов является управляющим директором бельгийской
компании  "MAB  International",  специализирующейся  на консалтинговой
деятельности  в  сфере  торговли  ширпотребом,  -  и   членом   совета
директоров   компании   "Karta  auto  brokers  Inc."  (Хьюстон,  США).
Последняя занималась некими экспортно-импортными операциями в России.
     В Вене Михась становится владельцем ресторана и стриптиз-бара.  В
Израиле - президентом международного неправительственного  фонда  "Дом
детей-сирот".  В Коста-Рике он налаживает торгово-закупочную коммерцию
по поставкам бананов. По утверждению его адвоката Пограмкова, он почти
вплотную  подошел  к  осуществлению  своего  главного проекта:  завозу
бананов в Россию пароходами из Коста-Рики.  Якобы  именно  ради  этого
Михась и решил стать почетным консулом Коста-Рики в Москве.
     Во всяком случае, когда в феврале 1994 года МИД Коста-Рики принял
беспрецедентное   решение   назначить  уголовного  "авторитета"  своим
почетным консулом,  направив соответствующие  документы  в  российский
МИД,   разразился  настоящий  скандал.  Масла  в  огонь  подлили  наши
спецслужбы,  давшие в несколько газет "утечки" о  подвигах  Михася  на
поприще главаря уголовного мира.  Все это время дипломаты из здания на
Смоленской  площади  хранили   упорное   молчание,   означавшее,   что
внешнеполитическое ведомство России назначения не приняло.
     Михайлов почетным консулом не стал, но до мая 1994 года оставался
дипломатом.   Любопытно,  что  в  своем  дипломатическом  паспорте  он
именовался "профессором".  Можно только догадываться, кого и чему учил
российский "авторитет".
     Позже коста-риканское  посольство  оправдывалось:   мол,   Сергей
Михайлов  был  назначен  почетным  консулом  предыдущей администрацией
Коста-Рики,  а  не  нынешним  правительством  президента  Хосе   Мария
Фигереса. Однако в прессе появились фотографии, свидетельствующие, что
у Михайлова были вполне доброжелательные  отношения  и  с  действующим
президентом.
     Как выяснилось,  Сергей Михайлов был назначен  на  этот  пост  по
рекомендации  двух  видных  политических деятелей Коста-Рики - бывшего
заместителя  министра  иностранных  дел  Карлоса  Риверы  Бианчини   и
нынешнего   председателя  правящей  партии  Национальное  освобождение
Роландо Арайи Монхе.  В свою очередь,  Бианчини  утверждал,  что  стал
жертвой  доверчивости,  так  как  кандидатуру Михайлова ему предложила
одна из авторитетных в  Израиле  адвокатских  контор,  с  которой  его
связывали деловые контакты.  Израильские юристы представили россиянина
как   "преуспевающего   предпринимателя,   проявляющего   интерес    к
центральноамериканскому региону".
     После этих событий решением президента Хосе Мариа  Фигереса  была
создана    правительственная   комиссия   с   целью   проанализировать
деятельность МИД страны и  выяснить,  каким  образом  дипломатическими
представителями   республики   в   разных   государствах   становились
преступники.  В их числе оказались итальянский мафиози Луиджи Ардино и
австрийский  мошенник  Иоганн  Нитцингер.  Заодно комиссия должна была
проверить информацию о том,  что Михась стал дипломатом  за  95  тысяч
долларов.  Кроме того, президент республики Хосе Мария Фигерес объявил
об отмене действия верительных  грамот  и  дипломатических  паспортов,
выданных  ранее МИД почти 150 коста-риканским и иностранным гражданам.
Согласно   этим   документам,   они   занимали   должности   "почетных
дипломатических представителей" Коста-Рики.
     В 1995 году, когда израильские спецслужбы начали особенно активно
разрабатывать русскую мафию, Михайлов уехал из Израиля и с несколькими
друзьями-авторитетами стал путешествовать по Европе.  В  том  же  95-м
Михась  был задержан в Праге в ресторане "Голубь",  принадлежащем Севе
Могилевичу,  во время празднования  своего  дня  рождения.  Поздравить
знатного  именинника  посчитали  за  честь  многие  российские  воры и
"авторитеты".  Семейное торжество очень напоминало известные сцены  из
фильма "Крестный отец".
     Операция чешской  полиции  с  применением  вертолетов  была   для
собравшихся  полной  неожиданностью.  В  руки  правосудия  в тот вечер
попало около ста человек.  Но  чешские  правоохранители  оказались  не
удачливее  российских:  никто  из  задержанных не имел при себе ничего
противозаконного, и всех пришлось отпустить.
     В течение  некоторого времени это уже легендарное имя исчезает из
донесений спецслужб и газетных криминальных сводок. Его следы теряются
в  Швейцарии,  где  он  почти  год находится фактически на нелегальном
положении.  По некоторым данным,  основной его базой становится  город
Борекс  (округ  Вод).  Именно  здесь  неоднократно  видели его голубой
"Роллс-Ройс",   зарегистрированный   на   упомянутую   компанию   "MAB
International".   Вместе   с   Михайловым   в  его  шикарном  особняке
разместились жена Людмила и их дочери Александра и Вероника. Михайловы
редко появлялись на людях и вообще избегали случайных контактов.
     Но и здесь Михася в покое не оставили.  Он вновь попадает в  поле
зрения  спецслужб  -  в  данном  случае бельгийских,  - когда вместе с
семьей прилетает на "шопинг" в  Антверпен.  Михайловы  остановилась  в
роскошном   отеле   "Conrad",   заплатив   за  проживание  полмиллиона
бельгийских франков.  Они старались не привлекать к  себе  внимания  и
спустя  несколько  дней  покинули  Бельгию.  Однако 15 октября,  когда
самолет,  в котором находился Михась,  приземлился в аэропорту Женевы,
полицейские  уже ждали нашего героя с наручниками.  Прямо из аэропорта
лидера солнцевцев доставили в тюрьму.
     Впрочем, есть   другая   версия   по   поводу   тех  же  событий,
утверждающая,  что все произошло по чистой случайности.  В тот  период
"авторитет"  вел переговоры о реализации двух проектов:  строительства
газопровода Туркменистан - Украина и реконструкции системы  водоканала
Москвы.  Адвокаты Михайлова утверждают, что оба эти проекта он выиграл
по тендеру.
     В поисках  заинтересованных  подрядчиков  Михась  часто вылетал в
разные города - в частности,  Брюссель и Вену. Возвращаясь из Вены, он
натолкнулся на дотошного пограничника,  который выяснил,  что Михайлов
уже два года  как  числится  в  розыске  Интерпола  в  связи  с  делом
Япончика.  Позже  оказалось,  что  американцы  попросту  забыли  снять
оперативку на Михася,  и он им уже не нужен.  Зато швейцарцы выяснили,
что  он  нарушил  два  требования  местных властей:  запрет на покупку
недвижимости  иностранцами  и  обязательную  регистрацию   иностранных
граждан. Поэтому, собственно, Михайлов и не был отпущен. К тому же ФБР
прислало в Женеву досье на Михася - там не было ничего особенного,  но
связи  Михайлова  с  Япончиком  прослеживались,  что  дало возможность
швейцарцам подозревать его в преступной деятельности.
     Некоторые криминологи    считают,   что   основным   направлением
совместного  "бизнеса"  Япончика   и   Михася   являлось   налаживание
наркоторговли  после  убийства  предыдущего  "компаньона"  Япончика  -
Сильвестра. В печать просочилась информация, что специальный агент ФБР
Лестер Макналти,  опираясь на материалы исследования русской мафии,  в
своих показаниях на  суде  по  делу  Япончика  утверждал,  что  Сергей
Михайлов  в  начале  1995  года  предпринял попытку создать свой канал
транспортировки наркотиков и постепенно отойти от Иванькова.
     Утверждают, что  именно  для этой цели Михайлов и начал создавать
свою базу в  Коста-Рике,  попытавшись  стать  почетным  консулом  этой
страны в России.  При этом он пытался переместить "штаб" по разработке
наркопроектов из США (базы Япончика) в Израиль,  где  позиции  русской
мафии также достаточно прочны.
     Возможно, именно разрыв Япончика с Михасем стал одной  из  причин
неожиданного предложения первого созвать в Вене большую сходку лидеров
мафиозных  кланов.  В  конце  января  94-го  года  в  столице  Австрии
собрались   почти   полтора   десятка   воров  в  законе  и  уголовных
авторитетов,  представляющих   "славянские"   преступные   группировки
России.  На  "Венском  конгрессе"  речь  шла  о  проблемах,  требующих
незамедлительного решения на исторической родине,  и,  в частности,  в
Москве.
     Кроме прочих,  на повестке дня стоял  вопрос  о  Михасе.  Хотя  в
Австрии   его   знали   прежде   всего   как  человека,  занимающегося
благотворительными  проектами  и  обладающего  веселым  и  добродушным
нравом,  многие именно с ним связывали ряд нашумевших в России убийств
лидеров кавказских группировок в 93-м и начале 94-го  года.  Дошло  до
того, что, по некоторым сведениям, несколько грузинских воров в законе
приговорили его к смерти.  Но  не  исключено,  что  данная  "проблема"
обсуждалась  исключительно  ради давления Япончика на своего неверного
партнера.
     Итак, осенью 96-го имя "авторитета" вновь появляется на страницах
российской и западной прессы.  Впрочем,  предъявленное  ему  обвинение
было достаточно мягким: нарушение паспортновизового режима швейцарской
конфедерации.  Муровцы были  настроены  весьма  скептически:  "Сыграют
деньги,  и  Михайлова  отпустят",  -  заявил  один  из  них в беседе с
корреспондентом "Сегодня". Но последний арест оказался длительнее, чем
кто-либо мог предположить.
     Следователь Зиккан,  специалист по разоблачению теневых структур,
отмывающих  "грязные"  деньги в швейцарских банках,  сразу же приказал
арестовать  все  швейцарские  счета  Михася.  В   печать   просочилась
информация, что на них покоится несколько десятков миллионов долларов.
А учитывая трансферты,  которые осуществлял  Михась  через  Австрию  и
Швейцарию,   эта   сумма   могла  исчисляться  уже  сотнями  миллионов
"зеленых".
     Ничего удивительного   в   этой   информации   нет.   По   мнению
специалистов,  ко времени своего ареста лидер солнцевцев контролировал
несколько очень крупных компаний в России и за ее пределами:  торговля
нефтью,  реклама,  телекоммуникации  и  туризм.   В   частности,   всю
электронную банковскую систему расчетов Уральского региона.
     Вообще у  следователей  было  немало  вопросов  к   арестованному
"авторитету".   Его   подозревают  в  организации  международной  сети
проституции и крупномасштабной торговле наркотиками в Западной Европе.
Кроме  того,  согласно  информации ФБР,  Михайлов и его партнер Виктор
Аверин  управляли  в  Нью-Йорке   фирмой,   которая   контролировалась
Вячеславом  Иваньковым (Япончиком).  ФБР обнаружило эту фирму,  изучая
сделки, заключенные между компаниями Иванькова и Михайлова.
     Речь шла  об  отмывании  огромных  денежных  сумм,  имеющих  явно
криминальное происхождение.  По данным ФБР,  на  отмытые  деньги  были
приобретены  контрольные  пакеты акций нескольких московских гостиниц.
Немалую часть отмытых средств Михась и Япончик инвестировали в один из
столичных ночных клубов, а также в развитие сети проституции в Венгрии
и Чехии. В этом им помогал известный теневой делец г-н Могилевич.
     Лишь в  конце декабря Михайлов,  долгое время хранивший молчание,
заявил следователю,  что невиновен в предъявляемых  ему  обвинениях  и
является  жертвой  конкурентов из российских деловых кругов,  желающих
отобрать у него выгодные контракты.  Одновременно  женевские  адвокаты
Михайлова  (оказалось,  что  их  у  него  сразу  два  -  Ральф Освальд
Изенеггер  и  Поль  Гюлли-Харт),  организовали  настоящую   акцию   по
обработке общественности,  доказывая невиновность своего клиента,  что
называется,  с  документами  в  руках.  Изенеггер  представил   письмо
Генеральной   прокуратуры   РФ,  полученное  от  московского  адвоката
Михайлова Сергея Пограмкова.  Из документа,  датированного 31 октября,
явствовало,  что  Михась неизвестен ни Генеральной прокуратуре РФ,  ни
МВД,  ни ФСБ.  Кроме того,  адвокаты сослались  на  письмо  Московской
Патриархии,  направленное  женевским  органам  правосудия,  в  котором
Михайлов  характеризуется  как  честный  гражданин  и   богобоязненный
христианин,  много  сил  приложивший  для поддержки милосердных деяний
Русской Православной  Церкви.  (Позже  ее  представители  факт  такого
письма категорически отрицали.)
     Хотя адвокаты не допускались к ознакомлению с  делом,  Гюлли-Харт
заявил,  что  в  досье  "ничего  серьезного  нет",  а  посему  следует
удовлетворить  иск  об  изменении  меры  пресечения   и   освобождении
Михайлова до суда. По мнению адвокатов, швейцарские правоохранительные
органы строят свое  обвинение  против  Михайлова  в  принадлежности  к
преступной   организации   на   слухах   и  клеветнической  статье  из
бельгийской газеты "Ле  Суар".  А  ведь  из-за  ареста  Михайлова  под
угрозой  срыва  оказались  важные  контракты  на  общую  сумму  в  350
миллионов долларов - на строительство газопровода между  Туркменией  и
Украиной  и  на  реконструкцию  московской сети канализации.  При этом
утверждалось,  что ущерб понесут и швейцарские  компании,  с  которыми
Михайлов якобы вел переговоры об участии в реализации данных проектов.
     Впрочем, все  эти   резоны   показались   малоубедительными   для
обвинительной палаты женевского суда,  рассматривающей иск адвокатов в
закрытом заседании.  После полуторачасового заслушивания мнения сторон
судьи  пришли к выводу,  что у следствия имеются "достаточно серьезные
обвинения", чтобы оставить Михайлова в тюрьме Шан-Доллон.
     В конце  января  97-го  года  также  на  закрытом  заседании срок
содержания Сергея Михайлова под  стражей  был  продлен.  Оставлен  без
изменений  и закрытый режим ведения следствия (без допуска адвокатов к
собранной документации).  Генеральный прокурор кантона Женева  заявил,
что доказательства по делу накапливаются, что и стало обоснованием для
вынесения такого решения,  несмотря на протесты адвокатов.  Любопытно,
что,  даже находясь в тюрьме Шан-Доллон, Михайлов не выпустил из своих
рук  бразды  правления  по  всем  направлениям  своего  полулегального
бизнеса.
     Долгое время российские правоохранители на арест Михася никак  не
реагировали.  И  лишь  26  января  Юрий  Скуратов  посетил Цюрих,  где
встречался с генпрокурором Швейцарии Карлой Дель Понте.  Главной темой
разговора стала русская организованная преступность.  Кстати, именно в
этом городе находится под следствием Борис Бирнштейн  (его  скандально
известная фирма "Сиабеко" была закрыта в начале года).
     С именем Бирнштейна швейцарские следователи  связывают  и  Сергея
Михайлова,  задержанного в Женеве.  К примеру, они легко просматривают
эту связь в деятельности фирмы "МАБ  Интернэшнл"  (Антверпен),  первые
три буквы которой расшифровываются как Михайлов, Аверин, Бирнштейн.
     Во время    визита    Скуратова    швейцарские    правоохранители
поинтересовались  по  поводу  происхождения  двух документов,  которые
поступили в местные органы юстиции от защитников Михайлова. Первый был
подписан  прокурором  Солнцевского  района Москвы Владимиром Киселем и
утверждал,  что  Михайлов  не  имеет  судимостей  и  "прокуратурой  не
привлекался".  О втором документе мы уже упоминали. Письмо за подписью
начальника Следственного  управления  Генпрокуратуры  РФ  В.  Казакова
должно  было  убедить  законопослушных  швейцарцев,  что  сведениями о
Михайлове не располагают ни МВД,  ни ФСБ,  ни  налоговая  полиция,  ни
Генеральная прокуратура России.
     Швейцарцев эти  бумажки  нисколько   не   убедили,   но   страшно
озадачили.   Дело  в  том,  что  совсем  другую  информацию  женевские
следователи получили из ГУПа МВД России и РУОП Москвы - о том,  что  в
1984 году Михайлов был осужден за мошенничество, а в 1989 и 1993 годах
находился под следствием.  Именно этот весьма трудный  вопрос  -  кому
верить в России? - и был предложен Юрию Скуратову.
     В ответ  Генеральный   прокурор   сказал   буквально   следующее:
"Привлечение Михайлова к уголовной ответственности, даже на территории
Швейцарии, очень отрезвляюще подействует на российский преступный мир.
Нам  сообща  надо  сломать психологию российских бандитов,  до сих пор
уверенных,  что,  если они уедут из России,  наказать их  не  удастся.
Нужно,    чтобы    они   чувствовали,   что   в   мировом   сообществе
правоохранительная система едина, что она их везде достанет. Но вместе
с тем дело Михася таит в себе серьезную опасность.  Если дело ничем не
кончится,  это будет страшный удар  по  авторитету  правоохранительных
органов, да и вообще по уголовной юстиции".
     Прокомментировал Скуратов и странные  письма  своих  подчиненных.
"Начальник  Следственного  управления  Генпрокуратуры  Василий Казаков
правильно написал,  что у нас  в  производстве  нет  уголовных  дел  в
отношении  Михайлова.  Но  вторую  часть,  где  он берется говорить за
другие ведомства, действительно можно интерпретировать по-разному, и я
его поругал за это.  Что касается солнцевского межрайонного прокурора,
то я дал поручение провести служебное расследование,  как  эта  бумага
готовилась. К тому же из компьютера стерты сведения о его судимости, и
есть еще ряд "интересных" моментов. Будем разбираться".
     Камнем преткновения  для  швейцарских  правоохранителей  стал еще
один вопрос: о гражданстве Михася. Напомним, что у него три паспорта -
российский,    израильский    и    коста-риканский.    Разночтения   в
законодательствах  трех  стран  создали  для  женевских   следователей
серьезные трудности. К тому же Михайлов, как выяснилось, интересует не
только альпийских правоохранителей. В Женеву уже прилетали израильские
следователи  и  провели  11-часовой допрос Михайлова:  их интересовали
пути,  по которым  в  Израиль  проникают  российские  "авторитеты",  и
происхождение тельавивских штампов на паспорте Михася.
     Кроме Скуратова,  приезжал сюда  и  высокопоставленный  сотрудник
ГУПа  МВД  России.  Эта часть следствия держится в строжайшем секрете.
Известно  лишь,  что  московский  сыщик  вызывался  в  Швейцарию   как
свидетель  и  даже имел с Михайловым очную ставку.  Правда,  несколько
странную: следователь Михася видел, а тот его - нет.
     Что касается  российской  прокуратуры,  то во время своего визита
Скуратов ясно дал понять,  что возбуждать против  Михайлова  уголовное
дело  и требовать его выдачи на "малую родину" россияне не собираются.
Несмотря на то что в новом уголовном кодексе России наконец  появилась
статья  об  оргпреступности (т.  е.  можно арестовать любое лицо,  чья
связь с организованной преступной группировкой не вызывает  сомнений),
применительно к Михасю эта статья "не работает": сейчас Михайлов перед
прокуратурой чист,  а обратной силы закон не имеет.  Правда, не совсем
ясно,  почему  это  с января 1997 года (когда вступил в действие новый
УК) прокуратура вдруг  перестала  видеть  "связь"  одного  из  лидеров
солнцевской группировки со "своими".
     Однако уже в Москве  Юрий  Скуратов,  выступая  перед  депутатами
Совета Федерации, высказал завидный оптимизм в отношении расследования
убийства Владислава Листьева.  А это дело может  прямиком  вывести  на
Михася.  Вначале  1996  года  в Тбилиси был арестован член солнцевской
группировки  Игорь  Даждамиров,  возможно,  являющийся  недостающим  у
сыщиков  звеном,  которое  приводило  бы  к  посреднику (имелся в виду
Михайлов) между убийцами и заказчиками.
     Прокуратура располагает уликами,  подтверждающими, что Даждамиров
в момент убийства находился или на улице и прикрывал убийцу,  или же в
самом  подъезде.  Однако напасть на след конкретных убийцы и заказчика
следствию не удавалось.  Даждамиров, боясь, что его убьют в Лефортово,
отказывался давать какие-либо показания (поэтому некоторое время назад
он был перевезен в другое,  тщательно  скрываемое  место  заключения).
Несмотря  на это,  следователям удалось выяснить возможного посредника
между убийцами и заказчиком.  По их мнению,  этим  человеком  является
Михась,  который, находясь за границей, по некоторым сведениям, собрал
до миллиона долларов на подкуп следователей прокуратуры и судей, чтобы
они прикрыли дело.
     Между тем по ходу следствия выясняются новые и новые  потрясающие
подробности  богатой  биографии  нашего героя.  Так,  выяснилось,  что
"авторитету"  в  1994  году  было   выдано   подлинное   удостоверение
сотрудника   Службы   безопасности  Президента  России.  Помогал,  так
сказать, в охране Бориса Николаевича.
     Это удостоверение   видел,   в  частности,  давний  друг  Михася,
московский сценарист и писатель Аркадий Левитов.  По его словам,  "что
бы ни писали газеты, бизнес Сергея остался на прежнем месте". В Москве
продолжают работать несколько процветающих  фирм,  владельцем  которых
напрямую  или  неофициально является солнцевский "авторитет".  Главная
среди них - уже упоминавшаяся компания "СВ-Холдинг".  Кроме  того,  по
данным  российских  спецслужб,  Михась  продолжает контролировать сеть
казино "Максим", гостиницу ЦДТ и другие коммерческие и государственные
объекты. По мнению оперативников, Михась является настоящим владельцем
казино  "Валери".  Имеет  финансовые  интересы   на   телевидении   (в
частности,  на  ОРТ).  В  придачу  к  перечисленным  компаниям  Сергею
Михайлову принадлежит завод по изготовлению керамических  изделий  для
электроники,   компания   по   производству   сверхлегких  трубок  для
спортивных велосипедов.  Говорят,  есть у  Михася  и  свой  банк  (его
название на слуху у жителей столицы),  через который проходят основные
финансовые потоки этих компаний.
     Аркадий Левитов: "Михайлов - такой же человек, как все мы, только
он миллиардер,  а мы нет... Он удачливый бизнесмен, отличный менеджер.
Его  люди  слушают,  он  умеет  поставить дело.  Кстати,  в его фирмах
работает много бывших государственных служащих Солнцевского  района...
Офис  одной из фирм находится в "Доме туриста" на Ленинском проспекте,
другой - на Мясницкой.  Еще  одна  компания  расположена  в  гостинице
"Интурист"  на  Тверской улице.  Правоохранительные органы отлично это
знают,  как и то,  что бизнес Михася сегодня в России - ничем не  хуже
любого  другого.  Все  его  компании,  кстати,  исправно платят налоги
государству,  и неизвестно еще, кто это делает лучше: Михась или самый
что  ни  на  есть  благообразный  с  виду  гражданин.  Если  бы  нашим
премьер-министром стал Михась (и я не считаю это фантастикой),  мы  бы
совсем   по-другому   зажили.   Естественно,   лучше.  Он  -  отличный
управляющий мирового уровня.  Он умеет заставить людей работать, его в
принципе нельзя обмануть. И это не сила оружия, а сила авторитета".
     Одним словом, друзья Михася настроены оптимистично. Они не верят,
что  солнцевский  дон  Карлеоне  разделит  участь  Иванькова-Япончика.
Похоже,  у них действительно есть на это серьезные  основания.  Такого
яркого эпизода, как вымогательство 3,5 миллионов долларов, в биографии
Михася после его выезда  за  границу  не  зафиксировано.  А  косвенные
сведения  о  его  причастности  к  заказным убийствам надо еще долго и
упорно доказывать. Что ж, поживем - увидим.



     Заурядная, на первый взгляд,  судьба этого коронованного в старых
традициях  вора  в  законе  на  самом  деле весьма уникальна.  Он тихо
пережил пору отстрела воров и "авторитетов" в 93-95-м  годах,  он  был
тихо  взят российскими (что само по себе редкость) правоохранителями и
без лишнего шума препровожден в сизо,  где в самом конце  января  1997
года  столь  же  тихо почил в бозе.  А ведь совсем недавно он по праву
входил в первую пятерку важнейших,  влиятельнейших лидеров российского
уголовного мира.
     Более того, после ареста Япончика в США он на какое-то время стал
самой  влиятельной фигурой среди славянских "авторитетов".  Именно его
криминологи считали держателем "общака" московского  региона,  называя
не иначе как министром финансов уголовного мира.  Именно его прочили в
наследники Иванькова.  Да и сам Цируль  считал  себя  фигурой,  равной
Япончику,  и  открыто говорил об этом следователям СК МВД.  По крайней
мере криминальную карьеру он начал гораздо раньше  Иванькова,  хотя  и
был  всего на год старше.  Его тихая и в то же время загадочная смерть
спутала все карты у тех, кто ратовал за "славянскую" консолидацию.
     Хотя вся  его  жизнь  была  окутана толстой пеленой легенд,  хотя
слухи о его  несметных  богатствах  и  о  его  гигантском  влиянии  на
современные  криминальные процессы наверняка были сильно преувеличены,
пример Цируля, мелкого  карманника,  постепенно  взошедшего  на  Олимп
отечественной преступности, до сих пор увлекает многих молодых "быков"
- рядовых бойцов криминальных группировок.
     Павел Васильевич - коренной москвич.  Родился (9 марта 1939 года)
и вырос в бараке.  За шесть десятков лет он ни дня не  работал  и  как
минимум  половину  сознательной жизни провел за решеткой.  Воровать он
начал еще в глубоком младенчестве - похищал у родной бабушки деньги  и
карточки. В школе едва осилил 5 классов. Впервые за Пашей захлопнулась
железная дверь,  когда ему едва  минуло  19  лет.  Взяли  за  кошелек,
который  он  вытащил  в трамвае у толстой и,  увы,  горластой дамочки.
Правда,  на сей раз повезло - через двенадцать месяцев  он  попал  под
амнистию.
     Но засиживаться на свободе он,  похоже, не собирался. Ровно через
год  его  снова  берут  "на  кармане".  Его мастерство к тому времени,
конечно,  выросло,  но и МУР  ("щипачами"  занимался  знаменитый  -  в
определенных   кругах   -   гражданин   начальник   Симаков)   работал
профессионально.  Второй срок был солиднее -  три  года.  Впрочем,  по
другой  версии,  он  получил  целых  10  лет лишения свободы - как сам
говорил,  "за чужое убийство" (якобы он, по просьбе уголовников, "взял
труп  на  себя").  Но  в это верится с трудом - мокрушника не стали бы
освобождать по амнистии уже через два года.  Тем более если  учитывать
отнюдь не примерное поведение заключенного.
     Именно во время второй отсидки,  в нижнетагильском лагере, за ним
закрепилась кличка Зверь. Он и впрямь отличался звериной жестокостью и
коварством.  А главное - неуступчивостью.  Цируль всегда принципиально
находился   в   "отрицаловке",  отказывался  выходить  на  работы,  на
сотрудничество  с  тюремной  администрацией  не  шел  ни   под   каким
предлогом.  Его  "трудовая  книжка"  изобилует  записями  о нарушениях
режима,  хулиганствах, сопротивлению сотрудникам милиции. Наверное, он
уже и сам сбился со счету,  сколько раз попадал в карцеры и в штрафные
изоляторы (шизо).
     В общем,  он добивается того, что в тюрьме ему дают еще один срок
(предлог долго искать не пришлось) - сразу по нескольким статьям УК. А
вместе  с ним Захаров получает отличную лагерную закалку.  Если в зону
отправляли морально неустойчивого, как тогда говорили, паренька, то на
волю  вышел  зрелый  и  матерый  уголовник,  особо опасный рецидивист.
Твердо знающий свою профессию и прочно сидящий "на игле".
     Кстати, уже  в  19-летнем  возрасте  он прошел коронацию в воры в
законе.  И получил свою основную кличку - Цируль. Он действительно еще
на  зоне  отлично освоил парикмахерское искусство и,  освободившись по
амнистии в 1960 году, почти год проработал парикмахером.
     В конце 70-х,  имея за своими плечами уже 16-летний тюремный опыт
(в общей сложности из 58 лет жизни Цируль отсидел 21 год),  наш  герой
сколотил небольшую группу мошенников, которые подрабатывали около сети
магазинов  "Березка"  и  в  банках  Внешпосылторга.  Не  брезговали  и
квартирными кражами.
     Захаров уже знал,  что "легавые" в покое его не оставят. А потому
спешил,  делал  запасы  перед новой отсидкой.  А она не заставила себя
долго ждать.  Очередной срок Цируль получает  уже  по  трем  серьезным
статьям:  кража,  хранение  оружия  и  хранение  наркотиков - причем в
группе с двумя грузинскими уголовниками.  В 1982  году  за  весь  этот
букет  давали "пятачок".  Так что перестройку Цируль-Зверь встретил за
решеткой.  Любопытно,  что в перерывах между отсидками  Захаров  успел
дважды  жениться  и развестись.  У него родилась дочь,  которая сейчас
претендует на его более чем богатое наследство.
     По мнению   некоторых   биографов,   не  первая,  а  именно  эта,
последняя, отсидка примечательна тем, что авторитет и заслуги Захарова
в   криминальном   сообществе   было   решено   отметить  традиционной
коронацией.  Данная версия вызывает больше доверия хотя бы потому, что
прежде  ворам в законе обзаводиться семьей не разрешалось.  Запутанная
история его коронации  получила  неожиданное  продолжение  в  середине
90-х,  коща  Цируль  находился под следствием последний раз.  В прессу
попало якобы написанное  им  заявление  на  имя  прокурора  Москвы,  в
котором он просил более не считать его вором в законе,  потому как был
коронован неправильно,  с  грубыми  нарушениями  воровских  законов  и
традиций.  Позже  Захаров  через  своих  адвокатов  подлинность  этого
заявления категорически опровергал.  Главным аргументом был  тот,  что
после такого заявления "псевдовора" могли запросто лишить жизни - даже
в  хорошо  охраняемом  Лефортове.  По  словам  адвокатов,  милиционеры
намеренно   опубликовали   эту  липовую  бумагу  для  психологического
давления на подследственного.
     Но все  эти  перипетии  -  в будущем.  А пока Цируль появляется в
горбачевской Москве как полновластный вор в законе - старой  формации,
но  с  новыми  принципами.  Главный  из  коих  состоял  в  том,  что у
современного криминалитета должна быть мощная  материальная  база,  не
ограниченная одними лишь отчислениями в "общак".  Проще говоря, бизнес
и воровской кодекс - вещи совместимые.
     С другой  стороны,  он  свято  чтил  основные  воровские  законы:
никогда не работал и  после  последней  отсидки  уже  не  имел  семьи.
Правда,  у  него  была  любимая женщина по имени Роза.  Но для чистоты
воровской биографии Цируль попросил ее  официально  зарегистрироваться
со своим братом - Захаровым-младшим.  Хотя их мальчик,  по слухам, был
все-таки сыном Цируля.
     Итак, он  занимается  новомодной  коммерцией  и  при этом активно
налаживает связи с другими "авторитетами".  Среди  его  компаньонов  и
Друзей - Глобус, Шакро, Раф-Сво, Боря-Ястреб. Последний, как известно,
был лидером коптевской бригады,  в становлении которой  Цируль  принял
самое непосредственное участие. Кроме того, он помогал "подниматься" и
другим  столичным  группировкам   -   солнцевской,   долгопрудненской,
пушкинско-ивантеевской.
     Одно время  другом   Цируля   считался   и   Япончик.   Последний
освободился  в  1990  году  из  Тулунской  тюрьмы не без участия Павла
Васильевича,  который уже начал  прибирать  к  своим  рукам  столичный
"общак" и соответственно имел рычаги для влияния на правоохранительные
органы.  Но вскоре они  рассорились.  Незадолго  до  отъезда  в  Штаты
Иваньков  обвинил  Захарова  в  растрате  денег из воровской кассы,  в
частности,  в том,  что Цируль неоднократно отсылал огромные  суммы  в
Америку  - якобы на содержание сестры.  Павел Васильевич отвечал,  что
имеет законное право на свою "долю".  Так или  иначе,  именно  Япончик
через  несколько  лет,  по  утверждению  Цируля,  выделил  2  миллиона
долларов на то,  чтобы своего освободителя засадить в тюрьму.  Рассказ
об   этой  черной  неблагодарности  Япончика  содержится  в  одной  из
последних "маляв", отправленных Цирулем на волю.
     Правда, до  этого  Цируль  сам  чуть  не угодил в "кутузку" из-за
собственной несдержанности.  У него  произошел  серьезный  конфликт  с
Васей  Очко,  пользующимся  в  то  время большим влиянием в московском
уголовном сообществе.  Поводом стало  высказывание  Очко  о  том,  что
коммерческие  начинания Цируля плохо вяжутся с его блатной репутацией.
Ссора вылилась в настоящую поножовщину.  И Захаров снова доказал,  что
не  зря  носит  звериную  кличку.  Очко  потерял  столько  крови,  что
друзья-блатари  боялись,  как  бы  не  вышла   "мокруха".   Но   тогда
обошлось...
     А через 7 лет враги снова встретились  -  уже  в  Ялте.  И  снова
вступили  в  бой.  Но  к  тому  времени  у Цируля была уже собственная
"служба  безопасности".  Она  и  поставила  точку  в  этом  застарелом
конфликте. Скрутив престарелого Васю, люди Захарова подвели его к окну
и... Блатарь совершил последний полет в своей бурной жизни.
     Еще одна темная история произошла в 1990 году. И связана она была
с пушкинской группировкой.  Очередную  партию  колумбийского  кокаина,
полученную по дешевке, ее лидеры решили реализовать через известного в
криминальных кругах кооператора по кличке Пузо,  ставшего впоследствии
одним   из   основных   компаньонов   Цируля.  Кооператор  намеревался
приобрести  кокаин  за  400  тысяч  долларов.  Но   сделка   отчего-то
сорвалась.  Виновника  срыва  "авторитеты" установили довольно быстро:
им,  по их мнению,  оказался один из подручных Пузо,  начальник охраны
его  кооператива,  боксер,  проходящий  в  оперативных  донесениях под
именем Геннадий.  Боксер был убит.  Жене покойного Пузо  сообщил,  что
убийца   ее  мужа  -  Цируль.  Тот  впоследствии  данное  преступление
категорически отрицал.
     Как бы то ни было, все эти новые выходки Цируля и темные истории,
связанные с подконтрольными  ему  группировками,  уже  не  стоили  ему
свободы.  Наступили другие времена,  МУРу стало не до него.  Между тем
бригада Захарова росла  как  на  дрожжах.  Помимо  собственной  мощной
группировки,   он   вскоре   стал  контролировать  целый  ряд  крупных
региональных формирований, в том числе - печально знаменитых казанцев.
Что  касается  его  личной  гвардии,  то  она  орудовала  в основном в
Подмосковье,  причем в ее данниках оказалось  даже  несколько  крупных
предпринимателей.
     К 1994 году под его частичным  или  полным  влиянием  оказывается
несколько  крупных подмосковных криминальных образований,  в том числе
две легендарные группировки - казанская,  орудовавшая одновременно и в
Питере,  и долгопрудненская.  Последняя к этому времени контролировала
практически всю территорию "воздушных ворот" страны - Шереметьево-1  и
Шереметьево-2.
     Но наиболее конструктивное  сотрудничество  наладилось  именно  с
казанцами. Когда они практически взяли под свой контроль большую часть
территории республики Марий-Эл,  в Волжске прописался и Павел Захаров,
приобретя там сразу две квартиры.  Кстати,  это родной город его Розы.
Здесь,  в одной из волжских  коммерческих  фирм,  Захаров  числился  в
штатном  расписании  как "снабженец".  Поскольку Цируль продолжал жить
"по понятиям", чересчур распускаться своим бойцам он не разрешал. Лишь
когда  Цируль  сел  в  последний  раз,  в  республике начались крупные
вооруженные разборки.
     В Волжске  Цируль  сходится  с  крупным предпринимателем Эдуардом
Потаповым,  также имевшим уголовное прошлое  и  кличку  Потап.  Вскоре
против  Потапова  правоохранители  Марий-Эл возбуждают сразу несколько
уголовных дел - о крупных хищениях и подделке документов на автомобиль
(кстати,  этим  "Мерседесом"  в  основном  пользовался Цируль).  Потом
подался в бега, его объявили в федеральный розыск. Но далеко бизнесмен
не  убежал - осел в первопрестольной.  Здесь он как ни в чем не бывало
становится коммерческим директором сразу двух фирм - "Темп-2000" и  АО
"Русский лес".
     Весьма активно - правда,  на свой лад - Цируль стал  осваивать  и
более легальные виды бизнеса.  В частности, он контролировал несколько
фирм-пирамид,  принимавших деньги у вкладчиков и "рассыпавшихся" в час
X.  Среди  них  была и небезызвестная фирма "ВиКо",  владевшая,  кроме
всего прочего, и автосалонами. Сейчас против ее хозяина Виктора Коваля
расследуется   уголовное   дело   о  хищении  путем  мошенничества  29
миллиардов  рублей.  Кроме  этого,  Цируль  обеспечивал  "крышу"   еще
нескольким  коммерческим  структурам,  существующим  исключительно для
отмывки  "общаковских"  накоплений.  В  некоторых  он   числился   как
соучредитель.
     А в воровскую  кассу  деньги  действительно  текли  ручьем.  Одна
только  Казань  отчисляла  в  "Центр"  70 миллионов рублей ежемесячно.
Наладив бесперебойную поставку валюты в воровской "общак",  наш герой,
уже   забыв  о  "доисторических"  воровских  принципах,  приступает  к
обустройству и своего собственного быта. В его автопарке насчитывалось
до  19  автомашин,  в  том  числе  несколько  джипов,  "Мерседесов"  и
микроавтобус "Форд".  Поговаривали,  что Цируль намеревался  прикупить
особнячок   в   Карловых   Варах,  чтобы  лечить  свои  многочисленные
"болячки",  в частности тяжелую форму туберкулеза (память о  лагерях).
Но не успел.
     Зато во всю свою ширь развернулся под Москвой. Под его присмотром
в  Мытищинском  районе,  в  поселке  Жостово,  начинается  грандиозное
строительство.  Личная   резиденция   лидера   подмосковных   блатарей
возводится по спецпроекту.
     По поводу его общей стоимости мнения опять же  расходились:  одни
вели  речь об одном миллионе долларов,  другие - о десяти с половиной.
Красное крыльцо из  Лабрадора,  мрамор,  хрусталь,  суперфешенебельная
мебель,  электроника  на  все случаи жизни.  По периметру участка были
установлены сканирующие камеры слежения.  Под фундаментом  был  прорыт
подземный ход - на случай форс-мажорных обстоятельств. Всю эту роскошь
запечатлела оперативная видеосъемка,  которую делала группа захвата  в
тот роковой день, когда Цируль отправился на очередную - и последнюю -
отсидку.
     Надо отдать должное нашим правоохранителям, в покое Цируля они не
оставляли. Правда, наружное наблюдение никаких поводов для того, чтобы
побеспокоить коронованного вора в законе,  не давало.  Целыми днями он
ухаживал за огородом или баловался бильярдом на подземном ярусе  своей
виллы.  А  те оперативные данные,  согласно которым Цируль имел прямое
отношение  к  нескольким  крупным  финансовым  аферам   и   нескольким
покушениям на известных (по крайней мере в рамках Московского региона)
мафиози, к делу, как говорится, не пришьешь.
     Но повод все же нашелся.  Причем стандартный: незаконное хранение
оружия.  Под подкладкой модного  пальто  "маэстро"  милиционеры  нашли
пистолет   "ТТ".   Операция   Главного  управления  по  организованной
преступности МВД России проводилась 15  декабря  1994  года.  Впрочем,
последняя  драма  в  жизни  Цируля  завязалась  еще раньше,  когда был
арестован его сердечный друг Датико Цахилашвили  (вор  в  законе  Дато
Ташкентский). После этого все ниточки вели уже к пресловутому особняку
в Жостове.
     Перво-наперво решили  провести обыск.  Урожай был невелик (Цируль
ведь был тертым калачом, знал, где и что хранить): лишь одна обойма от
пистолета "ТТ".  Хотя,  по оперативным данным, в особняке был запрятан
целый склад самого разнообразного оружия.  Говорят,  что  оперативники
просто  поспешили:  легенды  о влиятельном и беспощадном воре в законе
наводили страх даже на людей в форме.  Они опасались,  что с минуты на
минуту  сюда  примчится  многочисленная  охрана  держателя московского
"общака" и своего шефа отобьет.
     Захаров спрятал не только документы и арсенал,  но и себя самого.
Г-жа Захарова утверждала,  что мужа нет и когда будет,  неизвестно. Но
Цируля  все  же отыскали - на том самом подземном ярусе,  с мелованным
кием  в  руках.  Кий  пришлось  отложить.  На  запястьях  защелкнулись
браслеты.  Адвокаты  Захарова  утверждали,  что  при аресте их клиента
жестоко избили - безо всяких на то  оснований.  Милиционеры  отвечали,
что  отнюдь  не  жестоко  и  что  основания были:  вор в законе оказал
сопротивление. Но в данном случае автор склонен поверить адвокатам.
     Внушительная "свита" препроводила вора в законе на Шаболовку, 6 -
в  резиденцию  столичного  РУОПа.  Где  и  был  обнаружен  пресловутый
пистолет.  Если бы не он,  Цируля пришлось бы отпустить.  Москворецкая
прокуратура вообще отказалась санкционировать этот  арест  -  пришлось
обращаться   за   разрешением   в   городскую.   Из   других  составов
преступления,  кроме незаконного хранения оружия,  "пристегнуть" тогда
удалось  только  использование  поддельного  паспорта,  по  которому в
сентябре 94-го Цируль поправлял в Центральной клинической больнице (то
есть там же,  где лечится руководство страны) свое пошатнувшееся после
20 лет зоны здоровье.
     Позже сотрудники   СК   МВД,   которые,  как  и  руоповцы,  давно
интересовались   "министром    финансов"    московских    уголовников,
утверждали,   что   их  коллеги  из  РУОПа  с  этим  арестом  чересчур
поторопились.  По данным "следаков", в особняке Цируля находилось пять
потайных сейфов, где хранилось не менее 170 миллионов долларов: в виде
акций,  золота,  бриллиантов и других драгоценностей, а также наличной
валюты. На следующий день после ареста Захарова "братве" якобы удалось
проникнуть в его особняк и все эти сокровища потихоньку вывезти.
     "Он у  нас  в разработке находился целых два года!" - сокрушались
потом  специалисты  из  Следственного  комитета.  Его   арест   хотели
"пристегнуть"   к   уголовному  делу  против  вора  в  законе  Тенгиза
Пицундского (Тенгиза  Гавашелишвили).  Грузинский  криминальный  лидер
контролировал  поставки  в  Россию  метадона  и  других  синтетических
наркотиков.  Но  эти  планы  сорвал  сам  Тенгиз,   попавшись   раньше
намеченного срока - его арестовали вместе с другими мафиози в мае 1994
года,  во  время  сходки  воров  в  законе  и  "авторитетов",  которую
обнаглевшие  лидеры  преступного  сообщества  решили провести в стенах
Бутырки, проникнув туда с помощью подкупленных конвоиров.
     С этим   задержанием   вышел   любопытный  казус.  Корреспонденты
"Коммерсанта",  которым  их  источники  сообщили  о  том,  что  пойман
Захаров, решили, что речь идет о балашихинском "авторитете" Александре
Захарове по кличке Захар.  И когда в газете появилась статейка о  том,
что   наконец-то   за   решеткой   окажется  знаменитый  Захар,  лидер
группировки,  которая держит в страхе несколько районов к  востоку  от
Московской кольцевой автодороги,  разразился скандал. Люди Захара чуть
не  вызвали  погрешивших  против  истины  журналистов   на   разборку.
Оказалось,  и  "авторитеты"  очень дорожат своей репутацией и считают,
что их "бизнес" может пострадать  от  любого  неосторожного  слова.  В
итоге   "Коммерсанту"   пришлось   давать  опровержение:  "Милиционеры
задержали Захарова, но не Захара".
     Между тем  нашего  героя помещают в хорошо знакомую ему Бутырскую
тюрьму.  Правда,  поначалу это новое местожительство причинило  Цирулю
некоторые неудобства: к тому времени гроза Подмосковья был практически
законченным наркоманом и долго без  травки  не  мог.  Но  долго  и  не
пришлось. Вскоре был налажен канал бесперебойной поставки наркотиков в
Бутырку.  Организовал это старый кореш Цируля,  который  еще  на  воле
помогал ему раздобыть метадон.
     Ассортимент препаратов  для  кайфа,  поступавших  в   сизо,   где
"томился"   Захаров,   был   богатейший:   метадон,   героин,  кокаин,
опий-сырец...  Основными потребителями  зелья  были  ждущие  окончания
следствия  "авторитеты"  и,  кроме  Цируля,  еще  два  вора в законе -
Робинзон (Робинзон Арабули) и Слава Бакинский. В общем, когда слухи об
этой сладкой жизни дошли до милицейского начальства (и за окном камеры
Захарова  действительно  нашли  метадон  и  опий),  тюремщики   горько
пожалели,  что  приютили  у  себя этого Зверя.  Потому что фигурантами
уголовного дела по факту наркоторговли  в  старейшем  московском  сизо
оказались   сразу   несколько   его   сотрудников.  Кроме  наркотиков,
тюремщикам  инкриминировалось  то,  что  они  за  10  тысяч   долларов
согласились  пронести  в  камеру  подследственного мобильный телефон и
радиостанцию "ALINKO".  А дело о наркотиках все разрасталось.  В  ходе
расследования  был накрыт и ликвидирован еще один канал поставок точно
такого же метадона  -  в  следственные  изоляторы,  тюрьмы  и  колонии
Западной Сибири.
     Вообще старая истина о том,  что "братва" никогда  не  бросает  в
беде  своих  "подсевших"  товарищей,  как нельзя лучше подтвердилась в
истории с Цирулем.  Благо,  он сидел  в  московской  тюрьме,  а  не  в
швейцарской, как Михась, и не в американской, как Япончик. Здесь могли
не  только  обеспечить  ему  красивую  жизнь,  невзирая  на  "небо   в
полосочку", но и предпринять реальные попытки вытащить его на свободу.
Зафиксировано как минимум  две  такие  попытки  (не  считая,  конечно,
многочисленных,  но  малоэффективных  жалоб  и  ходатайств  адвокатов,
указывающих на ужасно плохое здоровье вора в законе и  его  абсолютную
неопасность для общества).
     Вскоре после ареста Цируля из "общака" было выделено ни много  ни
мало  150 тысяч "зеленых" для подкупа правоохранителя,  который мог бы
реально повлиять на следствие и  суд.  Такой  влиятельный  "человек  в
форме"  был  обнаружен  -  и  не  где-нибудь,  а  в  самой Генеральной
прокуратуре  -  высшем  органе,  надзирающем  за  законностью  и  тем,
насколько  эффективно  идет  борьба  с криминалитетом.  Итак,  один из
сотрудников   Генпрокуратуры,   судя   по    всему,    дал    согласие
"посодействовать". Но руоповцы были начеку. Об этой сумасшедшей взятке
им стало известно раньше,  чем был  найден  способ  ее  оприходования.
Операция   бандитов   сорвалась,   а  высокопоставленный  прокурорский
работник отделался  увольнением.  Узнав  об  этом,  Цируль  потребовал
вернуть деньги обратно - причем в двойном размере.
     Причину провала  "братва"  поняла  на  свой  лад.  Видимо,  сумма
подношения была недостаточной, решили друзья Цируля. Во второй раз для
выкупа вора в законе было собрано втрое больше - 500  тысяч  долларов.
Цифры  невероятные  -  но ведь надо учитывать,  что речь шла о свободе
уголовного "министра финансов"!  Однако на этот раз от  столь  щедрого
выкупа  отказался  сам прижимистый держатель "общака".  "За эти деньги
можно и  Ельцина  убить,  и  отпустят,  -  писал  Цируль  в  очередной
"маляве",  обращаясь к своей Розе.  - Так вот хрен им. Дай им 50 штук.
Не послушают - убьют всех.  А ты хоть рубль  дашь  без  меня,  отрублю
руки". Но оказалось, что за 50 "штук" такие дела нынче не делаются.
     Цируль остался за решеткой, но прописку все-таки поменял. На этот
раз его запирают в более надежное узилище - в "Матросскую тишину".  Но
и здесь тяга Захарова  к  веселой  жизни  оказалась  сильнее  тюремных
запоров. Наркотики   ему   стал   доставлять,  как  считают  некоторые
биографы,  его собственный адвокат - в запечатанных сигаретных пачках.
Аналогичным способом переносилась и "капуста" (рубли и доллары). Когда
и этот факт славной биографии вора в законе стал достоянием гласности,
том с уголовным делом еще больше распух.
     Писали, что неудачливый адвокат оказался на нарах.  Но позже  эта
информация  не  подтвердилась.  Кто  точно  попал за решетку - так это
официальная жена брата Цируля  и  "гражданская  жена"  самого  вора  в
законе  Роза  Захарова.  Ее  задержали  вместе  с  подругой Светой (по
некоторым данным,  тоже  бывшей  сожительницей  Павла  Васильевича)  и
вышеупомянутым Эдуардом Потаповым прямо у стен Бутырки - по подозрению
в наркоторговле.  У подруг Потапа нашли по пистолету,  они указали  на
Эдика,  и  с  этой  новой  статьей  (незаконное  хранение  оружия) его
этапировали в родную Марий-Эл, правоохранители которой, как мы помним,
почему-то  забыли в свое время объявить подследственного коммерсанта в
розыск.
     Свету отпустили,  а  Роза  (на квартире которой обнаружили немало
прелюбопытных "маляв" подследственного  Захарова)  оказалась  в  одной
камере  со  скандально известной поэтессой Алиной Витухновской,  также
обвиняемой по  "наркотическим"  статьям  Уголовного  кодекса.  Забегая
вперед,  скажем,  что  суд  над Захаровой начался в конце февраля 1997
года и продолжался  больше  месяца.  Она  оказалась  на  одной  скамье
подсудимых   с   более   матерыми  наркоторговцами  -  дважды  судимым
азербайджанцем  Таги  Хуриевым,  многократно   судимым   новосибирским
"авторитетом"  Валерием  Шишкановым  по  кличке  Шишкан,  его земляком
Русланом Мурзиным и жителем Кемерова Константином Магарцовым.
     Двое последних  были "гонцами" от сибирского наркодельца Шишкана,
который  активно  снабжал  метадоном  местные  колонии  и  тюрьмы,   к
московскому  наркодельцу Хуриеву - который и являлся ключевым звеном в
поставках  метадона   в   Россию.   Услугами   азербайджанца   активно
пользовалась  и  Роза,  тем  более  что  тот семье Захарова был обязан
жизнью:  Цируль когда-то  спас  его  от  гнева  пермских  уголовников,
которых наркоторговец несколько раз "обвешивал". Следователи выяснили,
что Хуриев и после этого продолжал всевозможными способами  обманывать
своих  клиентов,  взимая  с  них  за  искомое зелье почти вдвое против
отпускной цены.
     В итоге  азербайджанец  получил шесть лет лагерей,  "авторитет" и
сожительница вора в законе - по пять с половиной, а "гонцы" мафии - по
"пятачку".
     Но вернемся к нашему главному герою.  Видя,  что в  любой  тюрьме
Захаров  чувствует  себя как дома,  следователи предпринимают еще одну
попытку изолировать вора в  законе  от  внешнего  мира.  Цируля  вновь
переводят - в сравнительно комфортабельную камеру Лефортово.  В камере
напротив по странному стечению обстоятельств оказался  подследственный
Алексей Ильюшенко,  бывший и.о. Генпрокурора. Именно при нем сотрудник
Генпрокуратуры чуть было не отработал взятку  в  150  тысяч  долларов,
выделенных на освобождение Захарова.  Последнего это соседство "сильно
позабавило,  и он неоднократно передавал бывшему прокурору "приветы от
Паши Цируля".
     Понимая, что  после  всех  этих  наркотических  "накруток"  выйти
отсюда   он   сможет   только   в   восточном   направлении,   Захаров
активизировался.  Оперативники  перехватили  его   очередной   приказ:
организовать убийство одного из членов следственной группы.
     Исполнить это поручение должен был печально  известный  мокрушник
Молдаван,  по сей день находящийся в федеральном розыске по подозрению
в организации нескольких громких убийств.  Милиционеры восприняли  это
пожелание   вора   в  законе  на  полном  серьезе.  Они  приставили  к
"приговоренному" сотруднику Следственного комитета надежную охрану  из
спецназовцев и установили наружное наблюдение.
     В свою очередь,  сработала и разведка Цируля.  Ему доложили,  что
исполнить приказ в настоящий момент не представляется возможным.  Есть
риск,  что заурядная киллерская акция в данном случае может вылиться в
тяжелый  бой  с  целым  отрядом  хорошо обученных милиционеров.  Одним
словом,  овчинка выделки не стоит.  Скрипя зубами,  Цируль свой приказ
отменил.  Но еще долго следователь перемещался по городу под усиленной
охраной.
     Видя, что  одна  за  другой  проваливаются  все  попытки  обрести
искомую свободу,  Цируль вновь вспоминает  о  своем  "общаке".  Теперь
надежда  только  на  него  -  точнее,  на  ангажированную  активизацию
общественного мнения.
     И действительно,  общественность  пришла  в  некоторое  волнение.
Следственные органы оказались буквально завалены запросами от народных
депутатов  и  общественных  организаций.  "Свободу  Павлу Захарову!" -
раздавался глас народа.  Людям Цируля удалось взбудоражить  и  прессу.
Позже  выяснилось,  что  средний  гонорар  за  одну  статью  в  защиту
Зверя-Цируля составлял примерно 50 тысяч долларов. В то же время целая
бригада адвокатов разрабатывала "медицинскую версию". Следователи даже
не ожидали,  что у защитников Захарова  окажется  столько  медицинских
справок,  свидетельствующих,  что  их  клиент находится чуть ли не при
смерти и на свободе будет для общества не опаснее, чем грудное дитя.
     Но на этот раз российская Фемида оказалась непреклонной.  Правда,
неизвестно,  чем  бы  закончилось  судебное  разбирательство  по  делу
Захарова.  Очень может быть,  что на судей доводы адвокатов оказали бы
больше воздействия,  чем на прокуроров. Понимая это, передавать дело в
суд  не торопились,  находя всевозможные предлоги для продления сроков
расследования.  И в итоге  все  разрешилось  само  собой.  Официальная
причина смерти - острая сердечная недостаточность.  Впрочем, у него ко
всему  было  серьезное  заболевание  крови,  а  также  туберкулез.  За
решеткой он родился как авторитетный член криминального сообщества, за
решеткой и умер.  Суд над Павлом  Захаровым  состоится  уже  в  другой
инстанции. Более высокой.



     О прославленном  воре  в  законе Вячеславе Кирилловиче Иванькове,
известном под кличкой  Япончик,  написаны  сотни  статьей:  в  России,
Америке, Франции, Канаде, ему посвящены целые главы во многих книгах о
российском (русском) криминалитете. О нем рассказывают легенды у нас и
за океаном.  Говорят, что он самый влиятельный уголовный "авторитет" в
постсоветском  пространстве.  Какую  криминальную  историю  ни   начни
излагать  -  она  непременно  вызовет  в  памяти  это легендарное имя.
Практически  все  рассказы  о  российских  организованных   преступных
группировках  рассматриваются в контексте взаимоотношений их лидеров с
Вячеславом Иваньковым.  Об этом человеке  известно  почти  все,  кроме
некоторых, самим Япончиком тщательно скрываемых фактов.
     И все же без некоторого обобщения  всей  известной  информации  о
"короле"  преступного  мира  рассказ  о  пятой российской власти будет
неполным. Кроме того, биография этого вора в законе пополняется новыми
подробностями чуть ли не ежемесячно.  К примеру,  сегодня, в тот день,
когда я сел за  эту  главу,  по  "Эху  Москвы"  сообщили  об  убийстве
сотрудника  СК  МВД  г-на Ларина,  руководителя следственной группы по
делу "Чары" - именно он арестовывал и допрашивал  Марину  Францеву.  И
сразу  - догадка:  а не причастен ли к этому Вячеслав Кириллович,  уже
два года плотно занимающийся этой фирмой?
     Кстати, не  так давно вышло его интервью "Комсомолке",  в котором
он  грозит  расправой  некоторым  журналистам  (Белых,  Кислинской)  и
российским  правоохранителям.  Это  уже  не  первое интервью Япончика,
данное им представителям СМИ после последнего заключения  под  стражу.
Обобщения  его  ярких  рассказов  и сопоставление с известными фактами
дает довольно интересную картину.
     Рассказ о  короле криминалитета следует,  пожалуй,  начать с того
любопытного обстоятельства,  что Япончиков в России было двое.  Первый
из них прославился еще в 20-е годы тем,  что бомбил сейфы в Одессе.  А
Япончик-2,  получивший известность в конце 70-х,  чье имя и до сих пор
находится  в  зените  славы,  получил  свое  прозвище  за разрез глаз,
характерный для жителей Страны восходящего солнца.
     Свои первые  уголовные  университеты Вячеслав Иваньков (1940 года
рождения)  начал  проходить  еще  в  конце   шестидесятых   -   начале
семидесятых,  в  знаменитой  банде  Монгола (Геннадий Корьков),  тихо,
своей смертью умершего в 1994 году  в  подмосковном  Подольске.  Среди
прочих соратников Монгола был уголовник по кличке Битумщик, получивший
это прозвище после того,  как разогрел паяльной лампой битум в кружке,
позвонил  в  квартиру  и  выплеснул  содержимое в лицо открывшему.  За
убийство человека он брал 100  рублей,  за  "битум"  -  500.  В  банду
входило  еще  30  таких  же  головорезов.  Япончика,  одного  из самых
молодых,  взяли в группировку за его успехи в боксе - говорят,  еще  в
школе  он  выполнил  норматив кандидата в мастера спорта (впрочем,  по
другим данным,  он был мастером по вольной борьбе). Кстати, впервые он
оказался  на  скамье  подсудимых  в  26  лет - за карманную кражу.  По
свидетельству агента МВД,  "Япончик всегда был болен воровской  идеей.
Он с 14 лет воровал,  нигде не работал и, даже имея на кармане 100-200
тысяч наличными, всегда шел на любое дело. Даже в том случае, если был
большой  риск,  а  навар  оказывался  минимальным.  Делает это он ради
своего воровского авторитета".
     Жертвами банды  вымогателей  становились  подпольные  миллионеры,
цеховики,  фарцовщики, работники торговли и известные коллекционеры. С
жалобами в милицию обращались редко:  во-первых,  им не хотели верить,
поскольку в стране развитого социализма банд по определению не было  и
быть  не могло.  Во-вторых,  цеховикам пришлось бы объяснять в милиции
происхождение вымогаемых  миллионов.  В-третьих,  многие  были  сильно
запуганы.  Люди Монгола вывозили свои жертвы (иногда вместе с семьями)
в лес,  подвешивали их жен и дочерей к деревьям,  заставляли рыть себе
могилу.  Был  в  банде  и  свой  специалист  по  пыткам - шизофреник и
наркоман по кличке Палач.
     И все же в 1972 году МУР сумел "повязать" большую часть бандитов.
Балда получил 13 лет,  Монгол - 14.  Огромные  сроки  лишения  свободы
получили практически все подельники Япончика,  однако самому Иванькову
чудесным способом удалось уйти от наказания.  Он залег на дно,  и хотя
материалы   в  отношение  Иванькова  могли  бы  выделить  в  отдельное
производство, делать этого почему-то не стали.
     Не медля,  он  создает  собственную  банду.  Ее  члены  под видом
сотрудников милиции совершают обыски у тех,  кто,  как тогда называли,
живет  на нетрудовые доходы,  заканчивавшиеся полной "экспроприацией".
Другие жертвы,  как и при  Монголе,  вывозят  в  лес,  где  подвергают
жесточайшим   пыткам,  вымогая  ценности  и  деньги.  Вскоре  досрочно
освободился  Балда,  к  группе   Иванькова   присоединяются   маститые
уголовники Слива и Асаф, и она начинает гастролировать по всему Союзу.
Его замечали в Риге,  в Казани,  в Свердловске  (где  дочь  известного
цеховика  Тарланова отдала Иванькову всю имевшуюся в доме "ювелирку").
В каждом регионе банда "следила" - после ее отъезда оставались  трупы.
В  Казани  был  убит налетчик по кличке Чарлик,  в Риге - спекулянт по
кличке Яша.
     Но все  похождения  Япончика до поры сходили ему с рук.  В начале
74-го  после  драки  Япончика  и  Ясафа  с  грузинскими  уркаганами  в
ресторане "Русь", в результате которой один из кавказцев был застрелен
(по некоторым данным,  это сделал Ясаф), Япончик попадает в Бутырку. У
него изымают фальшивое водительское удостоверение.  Здесь же Иванькова
"коронуют".  Но просидел он недолго.  Доказать на суде его  участие  в
ресторанной  потасовке  не  удалось  -  у  всех  свидетелей  оказались
"провалы в памяти" (по агентурным  данным,  сидя  в  Бутырке,  Япончик
лично  дирижировал  наездами  на  свидетелей  и следователей,  один из
которых  за  развал  дела  получил  крупную  взятку).  В   итоге   ему
инкриминировали  только  подделку  документов.  Слегка "подсел" он и в
1978 году - за ношение холодного оружия.
     И лишь когда в 1980 году за Япончика взялся КГБ СССР,  его бурную
деятельность  удалось  на   время   остановить.   Его   банду   начали
"разрабатывать"   тщательно   и   методично.  Оперативники  установили
нелегальные квартиры и  дачи,  где  жили  люди  Иванькова,  номера  30
автомашин,  которыми они пользовались.  В мае 81-го, когда установили,
что бандиты собираются провести отдых на Черном  море,  следователи  и
оперативники решили:  пора брать.  Операция прошла успешно.  Япончика,
находившегося в "шестерке",  блокировали сразу  несколько  милицейских
автомобилей.  И все же он попытался пойти на таран - пришлось стрелять
по  колесам.   При   аресте   изъяли   три   поддельных   водительских
удостоверения  и  четыре  паспорта  на  разные имена.  А кроме этого -
медсправки,  свидетельствующие,  что Иваньков - шизофреник, инвалид II
группы.
     К суду  готовились  тоже  очень  тщательно,  принимая  все   меры
предосторожности.    Например,   при   этапировании   обвиняемого   из
"Матросской тишины" в  здание  суда  постоянно  меняли  маршруты,  для
поддержки  конвоиров  впервые использовали ОМОН (была информация,  что
Япончика собирался отбить по дороге его друг, рецидивист Бец).
     И вновь  свидетели  стали  отказываться  от прежних показаний.  В
окончательном варианте обвинительного заключения фигурировал лишь один
эпизод вымогательства под угрозой оружия.  И все же Япончик получил 14
лет. Позже, на зоне, этот срок увеличили еще на год.
     В этом   громком   уголовном   деле   фигурировало  и  имя  Отари
Квантришвили,    много    лет    спустя     ставшего     председателем
благотворительного  фонда  социальной поддержки спортсменов имени Льва
Яшина.  Но вина его доказана не была. Зато, как рассказывают очевидцы,
после  отъезда "крестного отца" в места не столь отдаленные Отари взял
на себя заботу о его семье:  жене Лидии Айвазовне и сыновьях Эдуарде и
Геннадии.
     Итак, на зону в Магадане (точнее,  в  поселке  Талый  Магаданской
области)  Япончик  приехал  в  марте  83-го (по другим данным,  в 82-м
году),  будучи коронованным по всем  правилам  вором  в  законе.  Надо
отметить,  что  свое  "почетное  звание"  Иванькову  пришлось довольно
серьезно отстаивать. По заданию администрации колонии вновь прибывшего
москвича должны были "опустить" - то есть изнасиловать в камере. После
этого  вор  автоматически  лишался  авторитета.  Для  этого  Иванькова
поместили  в  одну  камеру  с  осужденным  за изнасилование Гребенцом.
Япончик был болен радикулитом и поэтому особо сопротивляться не мог  -
говорят,  что в то время его постоянно избивали. Через некоторое время
такой пытки Япончик добился того,  чтобы его перевели в другую камеру.
Говорят, что на это не пожалели денег "общака".
     Выздоровев, Иваньков напросился на  работу  в  швейный  цех,  где
работал  Гребенец.  Сохранилось его обращение к администрации:  "Прошу
предоставить мне физическую работу во вверенном  Вам  учреждении,  так
как  у  меня нет денег на лицевом счете и по состоянию здоровья работа
мне  необходима".  История  закончилась  тем,  что  Гребенец  попал  в
больницу с ножницами в спине. Выжил, освободился, но "пропал" на воле.
Его достали и там.  В истории с ножницами Япончика спасло лишь то, что
начальник колонии очень хотел попасть на учебу в московскую академию и
инцидент от вышестоящих инстанций скрыл.
     Второй подвиг  Япончик  совершил  в Тулуне (зона тюремного режима
СТ-2),  куда его перевели из Магадана за злостное несоблюдение режима.
Часть  заключенных,  подстрекаемая  кавказским  "крестным  отцом" Махо
(Илья Симония),  "вором" его долго не признавала.  Он решил  доказать,
что  заслуженно  оказался  в  уголовной  элите,  не словом,  но делом.
Япончик совершил покушение на офицера  тюрьмы  лейтенанта  Кушнаренко,
якобы порвавшего письмо матери вора.  Кушнаренко после удара по голове
табуретом остался жив, но был из тюрьмы переведен.
     Еще один  конфликт  произошел с заключенным Лыткиным,  выдававшим
газеты и журналы.  Иваньков потребовал чужой номер  еженедельника  "За
рубежом".  Услышав  справедливый  отказ,  Япончик  схватил  палку  для
прочистки унитаза и избил Лыткина до потери сознания. Выходка осталась
без наказания, так как избиение происходило без свидетелей.
     Одним словом,  примерным зеком Япончик не стал. 26 раз (по другим
данным  -  58  раз)  нарушал  режим,  16  (35?) раз попадал в штрафной
изолятор и карцер, на два месяца переводился в тюремную камеру. Дважды
осуждался  местным  народным  судом  за нанесение телесных повреждений
товарищам по несчастью.  (Забегая вперед,  отметим, что "отказником" и
"качателем прав" Япончик был и в нью-йоркской тюрьме,  где также время
от времени попадал в штрафной изолятор.)
     В. Иваньков:  "{Легче было войну пережить,  чем в тюрьмах выжить.
Они людей истязали:  руки ломали,  ноги,  позвоночники, все от чахотки
кровью харкали...  да они  людей  просто  убивали!  В  восьми  случаях
следствия  из  десяти  применялись  пытки,  чтобы повесить на невинных
людей нераскрытые преступления.  И я восстал против  этого.  Я  создал
Комитет  защиты  заключенных.  Я  приобщил  к этому церковь.  Я,  даже
находясь в казематах,  помогал людям.  И в Восточной Сибири меня все с
благодарностью помнят}".
     По некоторым  данным  (ряд  бывших сотрудников госбезопасности их
подтверждают),  во время пребывания в  "местах  не  столь  отдаленных"
Япончик  был  завербован  КГБ.  Какую-то  роль  мог  здесь  сыграть  и
ближайший  его  соратник  Отари  Квантришвили,   имевший   со   времен
совместных  посиделок  в баньке спорткомплекса "Динамо" немало близких
знакомых в генеральских погонах и в МВД, и в КГБ. Уже в США при обыске
у  Иванькова  сотрудники  ФБР  нашли пачку поддельных паспортов разных
стран мира.  По подбору государств и особенностям исполнения они очень
похожи на "спецкомплект",  изымавшийся ранее у агентов КГБ СССР. Более
того,  по  оперативным  данным,  среди  близких  "связей"  Япончика  -
знаменитый Шабтай Колманович.  Долгое время он был советским шпионом в
Израиле.  Потом  попал  в  поле  зрения  местной  контрразведки,   был
арестован и приговорен к восьми годам.  После освобождения в Россию не
поехал, а, как и Япончик, обосновался в США.
     Так или  иначе,  кто-то  внушает Япончику,  что у него есть шансы
побороться за досрочное освобождение. С 1989 года Иваньков сам и через
адвокатов  стал  рассылать  жалобы на свое якобы незаконное осуждение.
Его жена направляет несколько слезных писем народным депутатам. К тому
же  времени  относятся  и  фотографии,  сделанные  в тулунской колонии
строгого режима - Япончик в совсем не  мрачных  интерьерах  жирует  за
уставленным  обильными  яствами  столом.  5 октября в колонию приходит
запрос секретариата ВС РСФСР с  просьбой  выслать  характеристику  для
рассмотрения  вопроса  об  изменении срока наказания.  Вскоре лагерная
администрация  характеристику  присылает  -  абсолютно   радужную,   с
подробным  описанием  его положительных сторон.  Иваньков - агнец,  он
давно и прочно вступил на путь исправления,  свидетельствует  лагерное
начальство.
     За Иванькова ходатайствуют певец Иосиф Кобзон, депутат Иркутского
областного  совета Нечаев,  правозащитник Сергей Ковалев,  офтальмолог
Святослав  Федоров.  Последний  в  1990  году  отправляет  сразу   два
депутатских запроса с просьбой о досрочном освобождении вора в законе.
По одной из версий, Федоров и Иваньков познакомились на ипподроме, оба
-  страстные  любители  лошадей.  А в уголовных кругах ходила еще одна
версия:  офтальмолог проиграл Япончику в карты  значительную  сумму  и
именно поэтому был вынужден помогать преступному лидеру.  Но это, быть
может, только легенда.
     В. Иваньков (1995 год): "{Сейчас в России начинается предвыборная
кампания на пост Президента. И порядочных кандидатов пытаются всячески
скомпрометировать и опозорить.  Для МВД и тех,  кого они поддерживают,
нет запрещенных приемов.  Среди кандидатов есть один очень  светлый  и
любимый  в  России  человек  -  Святослав Николаевич Федоров.  Когда я
находился в заключении в Сибири,  в Тулуне, мои родственники стучались
во все двери, во все инстанции, пытаясь обратить внимание властей, что
дело мое было полностью  сфабриковано  и  осудили  меня  без  вины.  И
Святослав  Николаевич,  когда узнал о моем деле,  понял,  что страдает
невиновный человек,  и  присоединил  свой  голос  к  тем,  кто  просил
пересмотреть мое дело. Его пересмотрели, и меня освободили на три года
раньше - но все равно,  после 10 лет, безвинно проведенных в тюрьме. И
противники  Святослава  Николаевича  хотят  очернить его как кандидата
связью со мной - показать,  что  вот,  мол,  он  ему  тогда  помог,  а
Иваньков в Нью-Йорке занимается вымогательством}".
     21 января 1991  года  заместитель  председателя  Верховного  суда
РСФСР  А.  Меркушев  внес  протест в президиум Мосгорсуда о пересмотре
дела Япончика в порядке надзора.  Его оставили без удовлетворения.  Но
Меркушев с таким поворотом не смирился - хотя,  казалось бы, какой ему
интерес до тулунского зэка? Но нет, он повторил попытку и внес протест
уже  в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РСФСР - то
есть  потребовал  освобождения  Япончика  у   своих   непосредственных
подчиненных.  И  они  подчинились.  25  февраля  1991 года в отношении
Иванькова принимается решение о смягчении наказания.  Пятого ноября он
выходит на свободу.
     Из показаний  специального  агента  ФБР  Лестера   Р.   Макналти:
"Вячеслав  Кириллович  Иваньков  (он же Япончик) принадлежит к элитной
группе преступников,  известных в Советском Союзе как "воры в законе".
Он   руководит  международной  преступной  организацией,  связанной  с
торговлей   наркотиками,   вымогательством...   В    соответствии    с
информацией,  полученной  от  МВД России,  дав взятку члену Верховного
суда России,  в 1991 году Иваньков был  освобожден,  отбыв  только  10
лет".
     По мнению криминологов,  придерживающихся "кагэбэшной" версии его
досрочного   освобождения,   Иваньков   был   выпущен   для  борьбы  с
обнаглевшими чеченской и грузинской  группировками.  И  действительно,
освободившись  из Тулунской тюрьмы,  он первым делом собрал славянских
"авторитетов".  Они обсуждали,  как  вытеснить  кавказцев  из  Москвы.
Закончилось  все  тем,  что в воры в законе был коронован Андрей Исаев
(Роспись),  обозначенный как "главный борец  с  инородцами".  Впрочем,
провести тотальные боевые действия Япончику тогда не удалось.
     Кроме того, с некоторыми грузинскими ворами Иваньков поддерживает
довольно теплые даже дружеские отношения. По оперативным данным, Отари
Квантришвили готовит Иванькову и его супруге документы  для  выезда  в
ФРГ, а вместе с Амираном Япончик выезжает на разборки к солнцевским.
     Для подготовки переправки Япончика в Штаты прибывает американский
бизнесмен Леонард Лев (Леня Усатый), импресарио Михаила Шуфутинского и
Вилли Токарева.  Лев заплатил своей бывшей жене Ирине Оле  (такая  вот
странная  фамилия),  которая  была аккомпаниатором Вилли Токарева,  10
тысяч долларов,  чтобы она заключила фиктивный брак с его патроном. Но
для того чтобы Япончик беспрепятственно пересек границу США,  маловато
было даже паспорта, которым его снабдили высокие друзья из МВД и МИДа.
Лев  создал  подставную кинокомпанию.  Япончик получил командировочные
документы в качестве директора киногруппы  для  въезда  в  США.  Сразу
после прибытия вора в законе на землю развитой демократии в марте 1992
года компания распалась.
     Впрочем, по другой версии, Вячеслав Иваньков под видом сотрудника
киностудии "12А",  руководимой Роланом Быковым, при помощи совместного
предприятия "Приоритет" выехал сначала в ФРГ,  а уже оттуда нелегально
перебрался в США.  Казалось бы, какие могут быть отношения между вором
в законе и известным,  любимых всеми советскими детьми кинорежиссером?
Но  как  бы  то  ни  было,  сохранились  кадры,  запечатлевшие  уютные
посиделки  знаменитого  артиста  и  режиссера  и  не менее знаменитого
"крестного отца" за одним столиком в ресторане.
     Кстати, очень   любопытен   фотоархив,  изъятый  фэбээровцами  на
брайтонской  квартире  Иванькова  в  1995  году.  Вячеслав   Иваньков,
облаченный  в  рясу  в  церкви  крестит  ребенка  вора  в  законе Миши
Питерского.  Групповое фото с надписью  "Братишке  Славику  на  вечную
память  от  братьев  с  Дальнего  Востока",  на  нем вор в законе Джем
(Евгений Васин) и предприниматель-благотворитель Владимир  Податев  по
кличке  Пудель.  Тут  же  отдельный  портрет  Пуделя.  Целая  подборка
фотографий со знаменитым "беспредельщиком",  грузинским вором в законе
Гиви Берадзе (Резаный). Япончик вместе с руководителем ассоциации "XXI
век" Анзором Кикалишвили.  Кикалишвили в тех же  интерьерах  вместе  с
хоккеистом  Фетисовым.  (Между  прочим,  обе  эти  фамилии  всплыли  в
некоторых версиях по поводу убийства главного  хоккейного  функционера
страны г-на Сыча.) Япончик вместе с представителем фирмы "Ролс-Ройс" в
Москве Феликсом Комаровым,  на заднем плане мэр Москвы Юрий  Лужков  и
Иосиф Кобзон.
     Лестер Р.  Макналти: "Организация Иванькова наладила тесные связи
с  группой,  которую  возглавляют  Анзор  Кикалишвили  и Иосиф Кобзон.
Кикалишвили  и  Кобзон  нелегально  получают  деньги  от   совместного
предприятия "Русско-Американское",  расположенного в Нью-Йорке.  Также
они  были  связаны  с  одним  из  лидеров  российской   организованной
преступности  Отари  Квантришвили,  убитым снайпером в Москве в апреле
1994-го.  Кобзон,  Кикалишвили  и  Квантришвили  получили  специальное
разрешение, освобождавшее СП "Русско-Американское" от уплаты пошлин на
ввоз алкогольной и табачной продукции.  Под видом оплаты  за  охранные
услуги  СП  платит  Кобзону  и  Кикалишвили  за  таможенные  услуги  и
предоставляемую "крышу"...  "Секретный  источник-1"  также  сообщил  о
сделке  по поставке оружия и военного снаряжения,  проведенной группой
Кобзона - Кикалишвили.  Оружие,  в том числе пулеметы и  системы  ПВО,
были поставлены из Германии в одну из арабских стран. Стоимость сделки
составила от 18 до 20 миллионов долларов. По информации СИ-1, в сделке
также   участвовал   Алимжан   Тохтахунов  (Тайванчик),  работающий  с
Кикалишвили и Кобзоном в их компании "Ассоциация  XXI  век",  которая,
как  и СП "Русско-Американское",  поставляет в Россию табак и алкоголь
без уплаты таможенных пошлин..."
     Не исключено,  что  именно  эти оперативные сообщения подтолкнули
Государственный департамент США к принятию решения о запрещении въезда
в эту страну знаменитому советскому певцу.  Между прочим,  сам певец в
одной из телепередач очень хорошо отзывался о Япончике, утверждая, что
это очень интересный и образованный человек.
     Но мы забежали  вперед.
     Отъезд в  США  был  вообще первой поездкой Вячеслава Иванькова за
границу.  На иностранном языке российский мафиози не  знал  ни  слова.
Говорят,  что английского Япончик так никогда и не выучил. Кроме того,
у Иванькова не было  и  не  могло  быть  нормальных  документов.  Даже
впоследствии изъятые у него водительские права, одни - штата Колорадо,
другие - Нью-Джерси, оказались фальшивыми. Некая путаница была и с его
брачными  отношениями.  Жена Иванькова получила в США фамилию Слуцкая.
Власти Нью-Йорка считали его  женатым  на  некой  Ольге  Ола  (которую
Япончик,  по слухам, называл за глаза "старая корова"). В то же время,
по  свидетельству  американских   приятелей   Иванькова,   его   везде
сопровождала  некая  Фаина  Комиссар,  в девичестве Рослина,  уроженка
Киева, в 79-м году эмигрировавшая в Италию и в 84-м осевшая в США.
     Несмотря на все эти проблемы,  Иваньков,  как говорят знавшие его
люди,  довольно быстро преобразился.  Вскоре он ничем не отличался  от
преуспевающего бизнесмена. Строгие, элегантные костюмы, очки в золотой
оправе,  булавка с брильянтом на галстуке,  дорогие машины европейских
марок (вещь,  в Америке доступная немногим).  Роскошные обеды в лучших
бруклинских ресторанах.
     Уже спустя  год американские газеты запестрели его фотографиями и
стали  называть  его  не  иначе  как  "крестным  отцом  русской  мафии
Вячеславом Кирилловичем".
     Вскоре после прибытия в  США  через  Отари  Квантришвили  Япончик
связался   с   влиятельными   грузинскими  ворами.  В  итоге  он  стал
своеобразным буфером между славянскими и кавказскими группировками. "Я
не различаю национальностей",  - повторял Япончик.  Правда, он никогда
не  мог  найти  общего  языка  с  чеченскими  лидерами,   которые   не
придерживались воровских традиций, принятых и у славян, и у кавказцев.
Свой  первый  миллион  долларов  Вячеслав  Иваньков,  по   устойчивому
преданию,  получил из рук армянского вора в законе Вачигана Петросова,
выехавшего в США несколько раньше и  уже  успевшего  плотно  осесть  в
Денвере.  А уже через год он ворочал десятками миллионов,  чинил суд и
расправу по всему миру,  особенно на бывшей родине и  среди  земляков,
осевших в США.
     Фактически Япончик,   используя   свои   обширные   связи   среди
эмигрантов, выходцев из СНГ, создал в Америке собственное криминальное
сообщество, находящееся в постоянном контакте с "малой родиной". Нашел
он общий язык и с представителями местной мафии.  По имеющимся данным,
при  его  посредничестве  на  территории  России  отмывались   деньги,
полученные от преступных промыслов в США.
     Лестер Р.  Макналти:  "В январе 93-го года МВД сообщило ФБР,  что
Иваньков  въехал  в  страну,  для  того  чтобы  координировать русскую
организованную преступность (РОС) в этой стране.  МВД  также  передало
американской  стороне  список  номеров  телефонов,  по  которым  может
звонить Иваньков во время пребывания в США,  после чего  в  телефонные
линии   были   установлены  определители  номеров.  Анализ  телефонных
переговоров выявил,  что Иваньков использовал вышеназванные номера для
переговоров  с  установленными членами русских преступных группировок.
Со времени его приезда в США агентами ФБР не раз фиксировались встречи
Иванькова  с другими известными членами РОС.  Иваньков зарегистрировал
по крайней мере одну компанию в Нью-Йорке "Славик инк.",  служащую для
отмывания   денег.   Он   также   участвовал   в   нескольких  случаях
вымогательства... Организация Иванькова действует в нескольких городах
Европы,  Канады и Соединенных Штатов,  отдавая предпочтение Нью-Йорку,
Лондону, Торонто, Вене, Будапешту и Москве..."
     Офис фирмы  "Слава"  был расположен на 3-й авеню в западной части
Бруклина. Нью-йоркская полиция обнаружила, что во главе компании стоит
знаменитый  русский  хоккеист,  выступающий  в  НХЛ  (уж не о Славе ли
Фетисове речь?).  Компания была  одним  из  главных  адресатов,  через
которые   переводились   деньги  от  коммерческих  операций  известной
бельгийской компании "M&S International" с Западной группой российских
войск  в  Германии.  Деньги  от  этих  операций,  а  также от торговли
героином  вкладывались  в  создание  "Кремлевской   группы",   которая
выпускала водку "Кремлевская".
     По мнению экспертов, Вячеслав Иваньков сосредоточил в своих руках
(при  содействии своих американских коллег) практически все российские
"дела",  связанные с героином и кокаином. Речь шла о поставках и сбыте
зелья  в  России,  а  также  транзите через ее территорию наркотиков в
Западную Европу.
     В середине   90-х  его  интересы  в  наркобизнесе  столкнулись  с
влиятельным в то время московским вором в законе Валерием Длугачем  по
кличке Глобус. Спорные вопросы накапливались, и для их решения Япончик
пригласил поднимающегося конкурента в Штаты.  Говорят,  перед отъездом
Глобус волновался,  как ребенок. Обратно вернулся окрыленный. А вскоре
получил пулю из карабина  в  грудь  и  скончался  на  месте  (одно  из
убийств,  в  которых  якобы  признался  Солоник).  Через три дня тремя
выстрелами из пистолета  был  убит  в  подъезде  ближайший  сподвижник
Глобуса  -  Анатолий  Семенов по кличке Рэмбо.  Дела Длугача продолжил
Владислав Виннер (Бобон), но и он был расстрелян через дыру в бетонном
заборе, когда приехал в тир в Тушино.
     Затем эксперты фиксируют серьезный  конфликт  между  Япончиком  и
Сильвестром.  Впервые  черная  кошка  пробежала  между ними зимой 1992
года,  когда на пороге подъезда собственного дома  застрелили  вора  в
законе  Виктора  Никифорова,  более  известного под кличкой Калина.  В
одной из глав мы уже  отмечали,  что  существует  несколько  версий  о
родственных  отношениях  между  Япончиком  и  Калиной.  Вот  еще одна:
Никифоров был внебрачным сыном Япончика  от  заведующей  пивной  и  по
совместительству сутенерши на Сухаревке.  До Япончика дошли слухи, что
в убийстве  Калины  каким-то  образом  поучаствовал  Сильвестр.  Позже
интересы   двух  лидеров  криминалитета  столкнулись  и  при  переделе
наркотического  рынка.  Лидер  ореховцев  (возможно,  по   вызову   на
"стрелку")   выезжает   в  США  и  встречается  с  Япончиком.  Обратно
возвращается,  как и Глобус,  с  неплохим  настроением.  Но,  судя  по
дальнейшим событиям,  также приговоренным. Вскоре Тимофеев был взорван
в собственном "Мерседесе".
     Между прочим,  в  конце  1994  года  -  периода  самого массового
отстрела в Москве лидеров криминалитета -  заговорили  о  том,  что  в
далекой Америке,  в Нью-Йорке,  застрелен сам Япончик.  Эти слухи даже
просочились в печать. Какую цель преследовали дезинформаторы, выяснить
так и не удалось.
     Позже Япончик конфликтовал и с  дальневосточными  "авторитетами".
Пик  этой борьбы пришелся на 95-й год,  когда Япончик пытался получить
долю в экспорте рыбной продукции,  чему активно воспротивился "король"
Дальнего Востока,  вор в законе по кличке Джем. Развернулась настоящая
бандитская война.  Многие сторонники Иванькова были убиты или покинули
Дальний  Восток.  Компромисс  был  найден во время личной встречи трех
воров (присутствовал также Владимир Податев по кличке Пудель),  о  чем
свидетельствует вышеупомянутая групповая фотография.
     По сведениям из уголовной среды, Иваньков получил свой постоянный
и  строго  определенный  процент  со "столичных дел".  Более того,  он
напрямую руководил некоторыми московскими группировками.  В частности,
мазуткинскими  бандитами,  сплотившимися  вокруг вора в законе Алексея
Петрова  по  кличке  Петрик,  группой  "авторитета"  Иншака,   бывшего
каскадера  и  отменного  каратиста,  и  другими.  Крестником  Япончика
называют и лидера подольской группировки  Сергея  Лалакина  по  кличке
Лучок.  По  некоторым сведениям,  Иваньков лично контролировал "общак"
подольской  "братвы".  Кроме  того,   прославленный   вор   в   законе
присутствовал  на многих крупных "сходняках" российских "авторитетов",
которые с середины 90-х стали проводиться исключительно  за  границей.
Впрочем,  достоверно  неизвестно,  покидал  ли  когда-нибудь  Иваньков
территорию США. Существующая версия, что он выезжал в Австрию, Бельгию
и даже cекретно в Москву, документально не подтверждена.
     К середине 1995 года в  число  ближайших  соратников  Японца,  по
данным   МВД,   входили:   вор   в   законе  Вячеслав  Слива  (Слива),
представительствующий в  Канаде  (после  вооруженного  столкновения  с
одной  из кавказских преступных группировок в 1991 году был осужден на
12 лет лишения свободы);  вор в законе Андрей  Исаев  (Расписной,  или
Роспись),  контролирующий преступные промыслы в Австрии;  вор в законе
Алимджан Тахтахунов (Тайванчик),  по  последним  сведениям,  постоянно
проживающий в Париже вор в законе Алексей Петров (Петрик), мигрирующий
между Германией,  Австрией и Израилем;  вор  в  законе  Евгений  Васин
(Джем),  лидер  солнцевской  преступной  группировки  Сергей  Михайлов
(Михась),  арестованный   в   Женеве;   лидер   ленинской   преступной
группировки   Борис   Антонов   (Боря-Антон),   оставшийся  в  Москве;
владивостокский "авторитет" Сергей Бауло (Баул).
     Когда Япончика   арестовали   американские  правоохранители,  его
друзья,  оставшись без авторитетного покровителя,  почувствовали  себя
неуютно  -  их  стали  убивать и сажать в тюрьму.  В августе 1995 года
неподалеку  от  здания  московской  мэрии  застрелили  вора  в  законе
Александра  Биджамо  (Алик-Ассириец).  В сентябре на Хорошевском шоссе
был  убит  иркутский  наместник  Иванькова,  вор  в  законе   Владимир
Соломинский  (Солома).  В  том  же  месяце  в  Японском  море  утопили
владивостокского авторитета Сергея Бауло (Баул).
     Вячеслав Иваньков:  "{Они[Сотрудники  ФБР]  взяли мой архив,  все
фотографии,  которые я заготовил для своей будущей книги,  и отправили
все это в Россию.  Точнее, передали мерзавцам из российских спецслужб.
По этим фотографиям в Москве троих моих близких знакомых  расстреляли,
пятерых  -  тяжело ранили.  На одной фотографии был мой друг,  так они
нашли его в Москве,  что-то ему подложили и посадили в тюрьму.  Начали
там  пытать  его,  чтобы  он  дал  на  меня  показания...  Среди троих
расстрелянных - Эдик Хачатуров,  который мог  бы  выступить  здесь,  в
Нью-Йорке,  свидетелем по моему делу. И я хотел пригласить его сюда...
Как только всплыла на процессе фамилия Эдика,  через два  дня  он  был
застрелен возле своего подъезда в Москве. Расстреляли его спецслужбы -
в этом у меня нет никаких сомнений}".
     Япончик не  оставлял  своим  вниманием  и то,  что происходило на
территории СНГ.  По рассказам,  даже когда возникли противоречия между
абхазской и красноярской преступными группировками,  обратились именно
к нему,  в Америку.  Предприниматели из России,  желавшие вести дела с
партнерами  из США,  как правило,  искали вначале встречи с Вячеславом
Кирилловичем,  чтобы заручиться его  высоким  покровительством.  Иначе
бизнес в Америке мог закончиться весьма печально. Бизнесмен из Сибири,
продавший прокатный стан в Южную Африку, почему-то смиренно просил его
принять  половину  прибыли  от  сделки,  где-то  около  трех миллионов
долларов.  Другой,  открывающий  в  Подмосковье  производство  вина  в
картонных пакетах, заявлял о готовности выплачивать Япончику "долю".
     По оперативным данным,  Иваньков имел свои проценты со  сделок  с
нефтью  и  от  игорного  бизнеса.  Значительные капиталы Иваньков,  по
информации из США,  вкладывал в добычу драгоценных камней в  Бразилии.
По другим источникам,  он отмывал свои деньги и в России, вкладывая их
в недвижимость и в операции с драгоценными металлами.
     Вячеслав Иваньков:  "{Я ненавижу роскошь. Мне не нужны богатство,
бриллианты,  собственные самолеты,  яхты и прочая  белиберда.  Я  веду
полуспартанский образ жизни. Все, что надо, у меня будет. Но повторяю:
мне ничего не надо! У меня совершенно другие ценности, у меня духовные
ценности.  Я  слишком  многое в жизни вытерпел.  Я еще белого хлеба не
наелся.  Для  меня  рассвет  ценнее,  чем  для  кого-то   -   миллиард
долларов... Я буду лучше грызть булыжник и чувствовать себя порядочным
человеком,  чем жрать устрицы в шампанском и чувствовать  себя  полным
г...}"
     Иванькова боялись.  Сразу  после  его  появления  в  Нью-Йорке  в
Бруклине  резко  возросло  количество  заказных  убийств  выходцев  из
бывшего СССР. Как правило, это были люди, чем-то помешавшие "крестному
отцу".  Но и против него была предпринята неудачная попытка покушения.
Кто решился на нее,  неизвестно.  Однако характерно,  что именно после
этой темной истории был взорван "Мерседес" с Сильвестром.
     А в  Нью-Йорке  был  обстрелян  его  брайтоновский  коллега  Моня
Эльцин.  Моня  и его жена получили ранения и,  не дожидаясь повторного
предупреждения,  бежали в Италию.  Там при помощи местной  полиции  их
арестовал "Интерпол".
     По информации Федерального бюро  расследований,  "крестный  отец"
хотел  в  свое  время  расправиться  и с главным редактором "Известий"
Игорем Голембиовским - за обидную,  по его мнению, статью, появившуюся
в  газете.  Поручение  организовать  покушение якобы отдавалось вору в
законе Сливе. По счастью, оно так и не было выполнено. Только главному
редактору  к  собственному  неудовольствию  пришлось  долго  ходить  с
вооруженной охраной.
     Вячеслав Иваньков:  "{Я  тихий,  скромный человек,  а меня пришла
арестовывать группа из 20 человек с автоматами...  Но пусть меня  хоть
на  плаху тащат,  хоть на кресте распинают - я чист.  И я выживу.  Мне
стойкости не занимать.  Я не позволю себя разжевать и проглотить. Хотя
у меня все равно останется очередной шрам на душе. Но ничего. Бог дает
страдания тем, кого любит}".
     Из другого интервью:  "{Это был не арест, это был спектакль самый
натуральный!  Они выбили дверь в моем доме,  эти... из ФБР. Вы знаете,
сколько  человек  меня  арестовывало?  Две  сотни!  Вертолеты кружили,
машины понаехали. Не хватало только танков с бронетранспортерами...}"
     Во время  ареста  у  Япончика обнаружили золотую монету - пробный
образец перед серийным выпуском. Копия царской десятки, только профиль
не самодержца российского,  а самого Иванькова.  Видимо, так "крестный
отец" оценивал свое  положение  в  иерархии  преступных  главарей.  Он
считал,  что все должны знать его высокое криминальное положение,  его
значение в текущей криминальной революции.  Характерно, что в одном из
последних телефонных разговоров с Москвой он успел сказать: "Братва, я
подготовил для вас плацдарм!"
     Записная книжка   Иванькова,   которую   обнаружили   при  обыске
полицейские, была испещрена пометками "ZUZ". "Зусы" на блатном новоязе
-  зарубежные  долги,  которые  необходимо  выбить.  Возникают они при
дележе награбленного в результате  афер.  Человеку,  "решившему  зус",
положены   премиальные   до   половины  долга.  В  США,  как  наиболее
авторитетный, такие проблемы решал Япончик.
     На этом он и погорел. Выбивание долга в пользу руководства "Чары"
закончилось тюрьмой.  Вот краткая предыстория этого последнего подвига
Япончика.
     Считается, что вымогаемые у американских  бизнесменов  Волкова  и
Волошина  3,5  миллиона  долларов  состояли  из  кредита  "Чары" фирме
"Саммит  Интернейшнл"   (2,7   миллиона   долларов)   и   процента   с
предполагаемой  прибыли.  На  допросе  же  представитель "Чары" Рустам
Садыков,  который проводил эту  операцию,  пояснил:  кредит  составлял
всего 2 миллиона долларов и был оформлен под восемь процентов в месяц,
с возможностью  вернуть  деньги  в  любой  момент.  Помимо  этого,  по
предложению     Волкова,     была    создана    совместная    компания
"Мосстройкоммодитиз Трэйдинг" (якобы для работы на товарной  бирже)  с
тремя  учредителями:  "Саммит  Интернейшнл" (50 процентов акций),  АКБ
"Чара" (25 процентов) и Мосстройбанк (25 процентов).  По  распоряжению
руководителя  "Чары"  Владимира  Рачука  в  это  новообразование  были
инвестированы еще 500 тысяч долларов.
     По словам  Садыкова,  деньги  были  переведены  в начале мая 1994
года. Однако до сих пор остается загадкой, каким образом осуществлялся
этот  перевод,  если  учесть,  что "Чара" не имела лицензии на ведение
валютных операций.  Возможно,  существовали некие банки-посредники. По
крайней  мере  ФБР  выяснило,  что  деньги  "Чары" лежат на счетах как
минимум семи американских банков.
     Через полгода  "ладья  Рачука"  села на мель.  Выплаты по вкладам
прекратились. 24 октября Садыков срочно вылетел в Нью-Йорк, а 6 ноября
вернулся  с плохой новостью:  "Саммит" с возвращением денег не спешит.
Еще через две недели Рачук при загадочных обстоятельствах скончался  у
себя   дома   в   ванной.  Первая  официальная  версия:  самоубийство.
Устойчивые слухи:  Рачуку "помогли".  Судебно-медицинская  экспертиза:
"Смерть  ненасильственная;  наступила  от  острой  сердечно-сосудистой
недостаточности".
     Вячеслав Иваньков:  "{В  Нью-Йорк  приехал сын моего товарища.  Я
пришел встретиться с ним в гостиницу.  Он был с Садыковым, его другом.
Мы сидели,  пили кофе,  и Садыков рассказал о своей беде. Я понял, что
эти Волков - Волошин просто преступники.  Мы сейчас в тюрьме их  место
занимаем.  Они ограбили людей. Банкира этого, Рачука, загнали в петлю,
а Садыкова поставили в такое положение,  что и ему хоть в петлю  лезь.
Садыков  просто искал совета,  как встретиться с ними:  потому что они
даже не хотели говорить с ним - ругали матом  по  телефону  и  бросали
трубку.  Парня  просто  жалко  было.  Я  хотел  помочь ему:  чтобы они
встретились  и  во  всем  разобрались.  Потому  что   это   же   дикое
предательство:  они  столько  лет друг друга знали,  вместе учились...
Есть еще одна причина,  почему МВД хочет меня в тюрьму запрятать. Я им
еще там сказал: я все опишу, что знаю. Все ваши преступления. И у меня
уже контракт на книгу,  и я начал ее писать.  А сейчас эта  провокация
прервала мою работу}".
     Кроме Япончика,  в ордере  на  арест  значились:  Леонид  Абелис,
известный также под кличками Шатер и Леня, Сергей Илгнер, Юрий Гладун,
Рустам Садыков, Максим Коростышевский, Валерий Новак, Владимир Топко и
Яков Воловник.  Условно их можно было разделить на две группы: команда
Япончика и команда Садыкова.  В  первую  входили  Абелис  (считавшийся
правой рукой Япончика в его бруклинской резиденции), Илгнер, Воловник,
а также Гладун  (официант  ресторана  "Русский  самовар",  постоянными
клиентами которого были как обвиняемые,  так и потерпевшие - владельцы
"Саммита" Александр Волков и Владимир Волошин).
     В команду  заместителя  начальника  фондового  отдела  АКБ "Чара"
Рустама  Садыкова  входили  его  давние   друзья:   Топко,   Новак   и
Коростышевский  -  по  разным  данным,  кинорежиссер или кинопродюсер,
предполагавший выпустить фильм на деньги "Чары".
     Как удалось  установить  ФБР,  в ночь на 26 мая люди Япончика под
угрозой расправы  привезли  Волкова  и  Волошина  в  русский  ресторан
"Тройка"  (Нью-Джерси)  и  заставили  их  подписать  расписку  на  3,5
миллиона  долларов.  Первыми,  через  две  недели,  полиция  задержала
Япончика и Абелиса.
     Так и не были арестованы Максим Коростышевский и Рустам  Садыков.
Последнего американская полиция схватить просто не успела: он вернулся
в Москву 26 мая,  сразу же после заседания в "Тройке".  Перед судом он
не   предстал,   но  американские  судьи  его  все  же  увидели  -  на
видеопленке. По просьбе американцев, Садыкова допрашивали в Москве - в
течение   трех   дней,   под   объективом   видеокамеры.  На  допросах
присутствовала представительная компания:  кроме следователя МВД - три
адвоката  Иванькова,  адвокат Топко,  помощник нью-йоркского окружного
прокурора  и  специальный   агент   ФБР.   Суть   показаний   Садыкова
(составивших   увесистый   том)   сводилась   к  следующему.  Никакого
выколачивания  долга  не  было.  Переговоры   проходили   дружески   и
увенчались мирной трапезой в ресторане "Тройка".  На которой,  кстати,
Япончика не было.  О том,  что посредники имеют криминальное  прошлое,
Садыков  не  подозревал.  С Иваньковым его свел некий Эдик,  с которым
Рустам случайно познакомился на Патриарших прудах (прямо по Булгакову:
"Никогда не раговаривайте с неизвестными").
     Первоначально американское обвинение  Япончика  в  вымогательстве
представлялось довольно зыбким. Кроме заявления пострадавших - Волкова
и Волошина - об угрозах со стороны Иванькова и его  подручных,  прямых
доказательств его непосредственного участия в вышибании долга не было:
Япончик  не  присутствовал  в  ресторане,  когда  Волкова  и  Волошина
заставляли  ставить  свой автограф на злополучной расписке,  у него не
найдено оружия (как,  впрочем,  и у остальных  задержанных).  Иваньков
напрочь отрицал организацию им убийства в Москве отца Волкова.
     Кроме того,  сразу после ареста Иванькова криминальные  структуры
стали  предпринимать  попытки  к  его спасению.  Только по России,  по
имеющимся сведениям,  на спасение именитого вора в законе было собрано
более трех миллионов долларов.  Правда,  внести за его освобождение до
суда смешной по мафиозным меркам залог  в  40  тысяч  долларов  друзья
Япончика так и не смогли.  По американским законам,  эти деньги должны
иметь совершенно легальное происхождение -  таких  у  нашей  мафии  не
оказалось.  Точнее,  "чистые  деньги",  наверное,  были  -  но  при их
перечислении автоматически засветились бы связанные с Япончиком фирмы.
А этого никому не хотелось.
     Зато "братве"  удалось  нанять  целый  штат  адвокатов,   которым
поручили  вытащить  Япончика  из  тюрьмы.  В  их  число  попал и Барри
Слотник,  хорошо зарекомендовавший себя в 70-е годы  успешной  защитой
Джо  Коломбо,  главы  крупнейшей  в  Нью-Йорке преступной группировки.
Коломбо  основал  итало-американскую  лигу   гражданских   прав.   Эта
организация  ставила  своей  целью  развеять миф об итальянской мафии,
объясняя его возникновение попыткой  протестантской  Америки  очернить
итальянскую  общину.  Слотник  часто  выступал по радио и телевидению,
сделавшись неофициальным  рупором  лиги.  Заодно  он  не  раз  выручал
Коломбо в столкновениях с властями.  Кроме того, он помогал основателю
лиги защиты евреев раввину  Мееру  Кахане,  сделавшись  представителем
сразу двух лиг.
     Слава пришла к Слотнику в 84-87-х  годах,  когда  он  без  ложной
скромности  назвал себя в интервью "лучшим юристом в Америке".  Дело в
том,  что он весьма удачно защитил на судебном процессе Бернарда Геца,
который  застрелил  в  нью-йоркском  метро  четырех подростков-негров,
пытавшихся его ограбить.  Слотнику удалось добиться его оправдания  по
всем  статьям,  кроме  незаконного хранения оружия (за что Гец получил
всего год тюрьмы).
     Свои старые навыки давления на присяжных Слотник использовал и во
время процесса против Иванькова.  Он много и проникновенно  говорил  о
советском тоталитаризме,  жертвой которого,  по словам адвоката,  стал
Иваньков, о психиатрических репрессиях в институте Сербского, упоминал
Владимира    Буковского   и   Анатолия   Щаранского,   рассказывал   о
демонстрациях на  Манхэттене  под  лозунгом  "Отпусти  народ  домой!".
Говорят, что Слотник и его коллега Шапиро получили за защиту Иванькова
около 800 тысяч долларов.
     В общем,  представители обвинения находились под весьма серьезным
прессом.  К  тому  же  прокурору  было  трудно  доказать  что-либо  по
непосредственным уликам - телефонным разговорам между Иваньковым,  его
сообщниками и владельцами "Саммита".  Расшифровки записей не содержали
ни одной прямой угрозы Волкову и Волошину.
     И все же у ФБР,  для которого вывести на  чистую  воду  "главного
русского  мафиози"  было  делом чести,  имелся свой сильнейший козырь.
Давать  показания  против  патрона  согласился  ближайший   сподвижник
Иванькова  Леонид  Абелис.  Осенью  95-го  года  он  был включен в так
называемую  "Программу  защиты   свидетелей".   Кроме   Абелиса,   под
государственной   "крышей"   находились   Волков  и  Волошин.  Досужие
журналисты подсчитали,  что за свидетельские показания  одного  только
Волошина власти тратили 6 тысяч долларов ежемесячно (его семье снимали
спецквартиру,  оплачивали их телефонные переговоры,  все передвижения,
охрану и т.п.).
     На вопрос  прокурора  Бриджит  Роуди,   почему   Абелис   рискнул
свидетельствовать  против знаменитого вора в законе,  тот отвечал:  "Я
просто увидел,  что мои партнеры по тюрьме с ихними  адвокатами  ведут
против  меня нечестную игру,  выделяя меня на первое место.  Сенсацией
стали показания Абелиса о том,  что,  если бы Волков и Волошин все  же
согласились  вернуть  деньги  "Чары",  львиную  долю этой суммы решили
присвоить себе (за работу) Япончик и его люди.  "Иваньков сказал,  что
два   пойнт   шесть[2,6  миллиона  долларов.]  идет  на  нашу  сторону
безоговорочно.  В случае компромиссного решения, то есть если Волков и
Волошин  будут  возвращать  не полностью эту сумму,  то мы будем иметь
свою половину в стороне Садыкова и в стороне Волошина..."
     Абелис также  рассказал,  что  аналогичным  образом  компания уже
помогла Майклу Хейфецу.  Прокурор Бриджит Роуди спросила,  получили ли
они  за  это  вознаграждение.  Абелис ответил утвердительно.  "Как это
выглядело?" - "Я встретился с Майклом Хейфецем и спросил,  получил  ли
он все деньги обратно. Он сказал, что первая часть денег уже пришла. Я
спросил,  как он видит наш интерес.  "50 процентов", - ответил Хейфец.
Первые  деньги  пришли  в сумме 200 тысяч.  Из них Майкл отдал на нашу
сторону 100 тысяч". По словам Абелиса, он, его приятель Алик Магадан и
Иваньков  получили приблизительно по 32 тысячи "баксов".  "В счет этих
денег Хейфец оплачивал мою машину,  мой телефон, мои кредитные карты".
Иваньков "часть получил кешью[наличными], а остатком были оплачены его
счета".
     Вячеслав Иваньков:  "{Абелис?  Ну  что  Абелис  сказал?..  Что он
знает?  Ну, я его видел, может быть, раз тридцать. Не знаю, не считал.
Я его год всего знал! Приезжал в ресторан, позвоню: "Накрой стол!" Ну,
дальше что?  Просто мерзость!  У нас ничего бы не  было,  он  за  счет
нашего несчастья выкрутил себе свободу,  чтобы уйти,  а нас утопить. У
них же нет никого!  И не может быть!  Они просто оплачивают деньги вот
этим  лжесвидетелям,  вот это ихняя методика американская!  Подкупают,
чтобы по ихней партитуре сказали что-то, что бы их устроило}".
     И все  же  присяжные  поверили  версии обвинения,  а не адвокатов
Иванькова.  Барри Слотник доказывал,  что Иванькову удалось  разрешать
чужие  имущественные конфликты благодаря своей репутации справедливого
человека и бизнесмена, и Абелис тоже показал, что Иваньков "пользуется
большим авторитетом в русской "комьюнити", но когда прокурор попросила
объяснить,   в   какой   "комьюнити",   то   свидетель   сказал:    "В
криминальной...  Имея  за  спиной  большую  криминальную  карьеру,  он
пользовался большим авторитетом.  Достаточно было его одного слова,  и
решались все вопросы сразу..."
     Суд присяжных вынес свой вердикт в июле 1997 года. Япончика и его
подельников  признали виновными в вымогательстве 3,5 миллиона долларов
у хозяев фирмы "Саммит  Интернешнл"  Александра  Волкова  и  Владимира
Волошина.  Также Иваньков был признан виновным в заключении фиктивного
брака с гражданкой  Оле.  После  вердикта  присяжных  "виновен"  судьи
должны  были конкретизировать меру наказания.  По американской системе
определения наказания Иваньков по сумме преступлений набрал  34  балла
(только  вымогательство 3,5 миллиона долларов стоило ему 23 балла).  В
переводе на срок лишения свободы Япончику грозило 20 лет.
     И тогда свою роль сыграл профессионализм адвокатов (и,  возможно,
деньги из  "общака",  которые  на  оплату  адвокатских  услуг  удалось
собрать   "братве").   Слотник   и   Шапиро   направили  15-страничное
ходатайство судье Кэрол Эмон.  Они поведали,  что вся жизнь  Иванькова
"протекла в борьбе против безбожного тоталитаризма в СССР... С помощью
православной церкви и отдельных ее священнослужителей Иваньков выжил и
смог  продолжить  борьбу  против  коррумпированного  коммунистического
строя".  В  итоге  он  получил  14  лет  лагерей  "по   сфабрикованным
обвинениям информатора КГБ Генсензона".
     Возможно, для читателя,  вместе с которым мы еще  раз  проследили
длинный   и  извилистый  путь  Япончика  на  криминальный  Олимп,  эти
адвокатские словеса покажутся полным бредом.  Но  американская  судья,
плохо знакомая с особенностями российской уголовной жизни, отнеслась к
ним вполне серьезно.  И в конце концов скостила наказание до 24 баллов
- то есть до 9 лет и семи месяцев тюрьмы.  К тому времени полтора года
Иваньков  уже  отсидел.  Еще  три,  как  считает  Барри  Слотник,  его
подзащитному скостят за хорошее поведение".  Если произойдет так,  как
предсказывает адвокат, Япончику к моменту написания данной главы (июнь
97-го) осталось провести за решеткой всего четыре с половиной года. Он
выйдет еще не старым и  способным  на  новые  подвиги  -  от  которых,
возможно,   содрогнутся   законопослушные   граждане  по  обе  стороны
Атлантического океана.
     Вячеслав Иваньков:   "{Для   меня  уже  не  важно  что  они[Враги
Япончика] напишут или скажут.  Они врали,  врут  и  продолжают  врать,
вбивая  всем в головы:  я самое страшное чудовище,  которое когда-либо
рождалось на земле.  И им,  кстати,  в этом помогают ваши же  коллеги,
платные  борзописцы,  прикормленные  МВД,  -  всякие  там  Кислинские,
Белых...  Я знаю что говорю. Вы можете открыто написать: я принимаю их
методы. Методы всех этих... из ФБР, МВД, ФСБ. Они отняли у меня жизнь,
они не  дают  возможности  пожить  мне  нормально,  по-человечески,  с
семьей,   они  разбили  мою  старость[К  моменту,  когда  бралось  это
интервью,  Иванькову было неполных 57 лет.] - пусть!  Я  буду  с  ними
бороться  их  же  собственными  мерзкими  методами.  Это будет честно.
По-мужски. У меня есть список. Я знаю, кто совершал эти преступления и
со стороны спецслужб России,  и со стороны ФБР. Я знаю, кто переправил
мой архив в Россию,  я знаю,  кто именно отстреливал моих  людей,  кто
давал заказы и кто исполнял.  И предупреждаю: за свои преступления они
ответят... Я не хочу и не буду сидеть в тюрьме за кого-то. За Волкова,
за Волошина или любого другого.  Когда-нибудь я выйду,  я не собираюсь
сдаваться и подыхать здесь...}"



     Мне довелось участвовать в нашумевшей телепрограмме "Преступление
без наказания", посвященной второй годовщине смерти Листьева. Передачу
вели  попеременно  Владимир  Познер,  Владимир  Киселев   и   Светлана
Сорокина,   аудитория   состояла   из  главных  редакторов  и  ведущих
журналистов столичных изданий.  А вопросы планировалось задавать  трем
руководителям  силовых  структур  -  министру  внутренних дел Анатолию
Куликову, директору ФСБ Николаю Ковалеву и Генеральному прокурору Юрию
Скуратову.  Но  все они дружно проигнорировали приглашение ОРТ,  РТР и
НТВ прийти в телестудию и  рассказать,  как  их  ведомства  борются  с
мафией и раскрывают заказные убийства.
     Вместо начальников пришли первые замы.  И,  не отвечая ни на один
конкретный    вопрос,    стали    забрасывать   нас   цифрами,   якобы
свидетельствующими  об  увеличении   раскрываемости   преступлений   и
уменьшении  темпов  роста  преступности.  Особенно агрессивно вел себя
представитель внутренних  дел  Владимир  Колесников.  Я  слушал  этого
грузного,  самоуверенного и самовлюбленного генерала и думал:  если бы
его подчиненные так же отчаянно и решительно сражались с криминальными
группировками,  как  он  набрасывается  на  журналистов  и независимых
криминологов (указывающих,  что раскрываемость  учтенных  преступлений
увеличивается только за счет массового сокрытия тяжких преступлений от
учета), - если бы рядовые милиционеры были так же храбры на улице, как
их начальник - в телестудии, просто не о чем было бы говорить.
     Проблема не  только  в   неспособности   наших   правоохранителей
раскрывать  серьезные  заказные  убийства.  Речь  идет о том,  что вся
система  организованной  правоохраны  положена  на  обе  лопатки  всей
системой  организованной  преступности  И,  находясь  в  этом  лежачем
положении,  - расслабляется.  Чтобы не было слишком больно от  насилия
над законом.
     Бессмысленно вести речь о серьезных  попытках  раскрывать  деяния
организованного   криминалитета.   Ведь   даже   элементарное  силовое
единоборство между  мафиози  и  милиционером  все  чаше  заканчивается
трагически для последнего.
     8 февраля 94-го года был совершен вооруженный налет на  квартиру,
в  которой проживали пятеро бойцов из азербайджанской группировки.  Из
квартиры был вынесен  целый  мешок  ювелирных  изделий,  в  том  числе
400-граммовый слиток золота. Соседи, услышав выстрелы и необычный шум,
позвонили в милицию.  К злополучному подъезду подоспели сотрудники ОВД
"Кузьминки"  -  старшие лейтенанты Александр Акимов и Леонид Пасечник.
Как раз в это время из парадного  выскакивали  злоумышленники.  Однако
неожиданной эта встреча оказалась только для милиционеров. Первый удар
ножа - и замертво  падает  Пасечник.  Автоматная  очередь  -  и  ранен
Акимов.  Его добивают в спину все тем же ножом.  Преступники садятся в
"Волгу" и спокойно покидают двор дома 117 по Волгоградскому проспекту.
     На другой день ГУВД Москвы,  как всегда в таких случаях,  провело
операцию "Возмездие".  Были задержаны более  сотни  кавказцев,  изъяты
несколько  десятков  стволов.  Но  о том,  удалось ли задержать убийц,
ничего не сообщалось.  Значит,  опасный прецедент был все-таки создан.
Бандиты еще раз убедились: при встрече со стражами порядка можно смело
вступать в бой.  Скорее всего они не  окажут  никакого  сопротивления.
Скорее всего убившие их не понесут никакого наказания.
     Буквально через три дня  этот  нерадостный  для  законопослушного
населения   постулат   еще  раз  подтвердился.  На  этот  раз  милиция
столкнулась с балашихинской мафией (полтора  месяца  назад  потерявшей
своего   предводителя   Фрола,   но   от   этого  не  потерявшей  свою
боеготовность).  Точнее,  "наехать" попытались  лишь  на  одно  из  ее
подразделений    -   на   бригаду,   которая   специализировалась   на
дальнобойщиках. У бандитов был один - единственный принцип: свидетелей
ограбления (то есть водителей и пассажиров) в живых не оставлять.
     Итак, располагая всей полнотой информации  о  профессионализме  и
жестокости   местных   мафиози,   "вязать"   их   отправили  группу  в
количестве... двух сотрудников ОВД: сержанта патрульно-постовой службы
и участкового инспектора. Исход милицейской операции в деревне Пестово
(близ  городка  Железнодорожного)  можно   было   легко   предсказать.
Изрешеченные автоматными очередями, оба стража порядка остались лежать
в избе;  где размещалась  "малина".  С  противоположной  стороны  -  1
убитый,  0 раненых.  На что надеялись милиционеры - на внезапность, на
устрашающий вид своих погон или на хорошо  поставленный  голос,  каким
они  привыкли  командовать:  "Бросай  оружие,  руки за голову!" - этот
вопрос можно уже отнести к разряду риторических.
     Что уж  говорить  о  противоположных случаях;  когда преимущество
внезапности  -  на  стороне  бандитов.  Весьма   характерная   история
произошла  в  Актюбинске.  Здесь  бандиты прельстились складом оружия,
располагавшимся в здании,  где был расквартирован  спецназ  городского
ОВД.  Три злоумышленника без единого выстрела (у них были только ножи)
перебили весь наряд  из  четырех  вооруженных  до  зубов  и  прекрасно
обученных  для  рукопашного  боя  спецназовцев.  Шансов  выжить  им не
оставили.  Оправданием для руководства  элитного  подразделения  могло
послужить  лишь одно вскрывшееся впоследствии обстоятельство.  Один из
бандитов был тоже  когда-то  спецназовцем  и  расправлялся  со  своими
бывшими сослуживцами. Но утешение, прямо скажем, весьма слабое.
     Когда в боях в Буденновске,  Первомайском и  Грозном  спецназовцы
так и не смогли оправдать приписываемые им молвой качества суперменов,
военные обозреватели доказывали,  что  во  всем  виноваты  неграмотные
генералы,  или  объекты,  не  соответствующие  предназначению  элитных
подразделений,  или фактор заложников.  Но оказывается,  что и в более
"приспособленных"  условиях  они,  мягко  говоря,  не  проявляют  того
профессионализма,   что   демонстрируют    перед    телекамерами    на
показательных учениях.
     Так, в Крыму,  при  взятии  банды  Бабака  -  шести  головорезов,
живущих   в   симферопольских   катакомбах,   -   решили  использовать
пресловутый спецназ.  Результат безрадостный:  бандиты,  не потеряв ни
одного "штыка", без особого труда отбились и при этом отправили на тот
свет двух спецназовцев.  Лишь после гибели через пару  месяцев  самого
Бабака преступников удалось задержать.
     Что уж говорить о простых милиционерах.  Вероятность того, что их
бой с бандитами будет неравным (в пользу последних), за последние годы
невероятно возросла.  В  Елабуге  по  приказу  преступного  авторитета
убивают   депутата   Верховного  Совета  Татарии  Санды  Гафиятуллина.
Киллеров  двое.  За  ними  гонится  целый   взвод   стражей   порядка.
Преступники   вместо   того,   чтобы   бросить,  как  требует  от  них
"матюгальник",  оружие,  решают принять бой.  И оказывается,  что с их
стороны это решение правильное:  четверо милиционеров ранены, а одному
из бандитов удается-таки уйти - целым и невредимым.
     Иногда возникает  ощущение,  что  милиционеры  делают  все от них
зависящее,  чтобы преступники не пострадали.  В апреле  95-го  бригада
правоохранителей  по  вызову соседей отправилась на место вооруженного
ограбления.  Однако стражам порядка  и  в  голову  не  пришло  оцепить
указанный дом, расположенный на Осеннем бульваре.
     Пока люди в форме толклись у одного подъезда,  грабители спокойно
вышли из другого (для этого им потребовалось всего лишь  перелезть  на
соседний балкон). Столь же непрофессионально милиционеры действовали и
в дальнейшем.  Одного из преступников  удалось  засечь  на  автобусной
остановке.  Как и в вышеперечисленных случаях, завязался бой. Открытая
местность,  бандит с пистолетом против четырех стражей порядка с двумя
пистолетами  Макарова  и двумя автоматами.  Результат потрясающий:  ни
одна из полусотни выпущенных в  преступника  пуль  не  достигла  цели.
Бандит ушел.
     Беспомощность наших  милиционеров,  которых,  похоже,  учат  чему
угодно,  но только  не  сражаться,  иной  раз  вызывает  даже  чувство
сострадания.  Несчастного опера из 108-го отделения милиции угораздило
стоять в наряде по охране гостиницы "Интурист"  в  тот  роковой  день,
когда   туда   пожаловали   двое   грабителей.   Уложив  на  пол  весь
обслуживающий персонал расположенного в фойе пункта  обмена  валюты  и
ювелирного киоска, люди в масках спокойно чистили сейфы.
     И в этот момент в фойе вбегает  наш  герой,  вы  званный  кнопкой
тревоги.  Один  из  грабителей  оборачивается  и  производит всего два
выстрела - в левую ногу милиционера и  в  правую.  Незадачливый  опер,
даже  не  успевший  снять  свой  табельный  пистолет с предохранителя,
валится на пол, а урки без особой спешки завершают работу.
     Так что  коммерсанты  и  банкиры,  которые очень любят,  чтобы их
охраняли люди в погонах,  могут надеяться на визуально-психологический
эффект,  но  не  на  реальную  защиту от матерых уголовников.  Из трех
случаев перестрелки при налете на обменные пункты в 95-м году в  одном
(вышеупомянутом)  случае  милиционер получил ранение,  а в двух других
стражи порядка расстались с жизнью.
     Даже когда   милиционеры   знают,   что   имеют   дело  с  хорошо
вооруженными  и  на  все  способными  бандитами,  даже   когда   имеют
возможность  заранее  приготовиться  к  предстоящей операции,  они все
равно несут потери.  В центре Ижевска убиты два сотрудника МВД.  Через
четыре часа убийцы обнаружены и блокированы. Начинается перестрелка. И
снова два стража порядка получают тяжелые ранения.  При этом  из  всей
банды  в итоге удается задержать лишь одного "бойца".  Буквально через
несколько  дней  аналогичный  бой  между  преступниками   и   милицией
разгорается  на  улицах приморского города Арсеньева.  Результат почти
тот же: ранены трое милиционеров, а все бандиты благополучно скрылись.
     Нет, моя милиция меня не бережет.  Хотя бы по той причине, что не
может уберечь саму себя.  Даже когда  противники  -  безусые  юнцы.  В
голове   не   укладывается,  как  трое  кадровых  офицеров  не  смогли
справиться  с  московской  шпаной  на  улице  Менжинского.   Выяснение
отношений  возле  кинотеатра  "Арктика" началось с замечания одного из
милиционеров  (они  возвращались  после  дежурства  домой)  по  поводу
чрезмерно  шумного  поведения  юнцов.  Разговор не получился - и в ход
пошли пустые  бутылки  и  железные  прутья.  Итог  печален:  30-летний
младший  лейтенант Александр Юсупов убит,  его спутники тяжело ранены.
Несовершеннолетние преступники разбежались.
     Стражей порядка   трудно  упрекнуть  в  том,  что  они  намеренно
избегают опасности,  специально стараются держаться  подальше  от  тех
мест,  где  слышны  взрывы  или выстрелы.  Нет,  они искренне пытаются
обуздать хотя бы уличную преступность.  Но увы.  Надо  констатировать,
что   старая   школа  боевой  подготовки  сотрудников  МВД  безнадежно
устарела. Да, наши милиционеры легко справлялись с гопниками и урками,
вооруженными  "перьями"  и  "заточками".  Но  как  только  в  руках  у
уголовников появилось скорострельное оружие, перевес сразу же оказался
на их стороне.
     Криминальная хроника   стала   напоминать    фронтовые    сводки.
Перестрелка  на  Петровско-Разумовском  рынке  с  двумя преступниками:
погибли два милиционера, ранены два сотрудника МВД и три охранника. Из
бандитов пуля задела лишь одного (второй скрылся). Штурм одноэжтажного
дома на улице Гастелло (там засели три бандита во главе с рецидивистом
Аджаевым) с участием СОБРа и ОМОНа: ранено 11 (!) милиционеров, из них
двое получили тяжелые ранения в живот (где хваленые бронежилеты?!).
     *А вот  сухая  статистика.  В  1994  году в боях между милицией и
бандитами  погибло  соответственно  185  и  291  человек,  ранено  572
милиционера и 1500 уголовников.*
     Чего же  не  хватает  сотрудникам  патрульно-постовых   служб   и
оперативникам    для    того,    чтобы   по-настоящему   противостоять
преступникам?  Может,  огневой мощи?  Отнюдь. Сегодня милиция до зубов
вооружена  "стволами" самыми разными - на все случаи жизни.  Например,
специально  для  борьбы  с   организованной   преступностью   созданы:
пистолет-пулемет  "ПП-93",  пистолет-пулемет "кедр",  пистолет-пулемет
"кипарис",  пистолет-пулемет  "клин",   усовершенствованный   пистолет
Стечкина "бердыш", малогабаритный автомат "вихрь".
     Если верить прилагаемой к ним технической документации,  по своим
характеристикам  они  не  уступают лучшим мировым аналогам,  "способны
пробивать бронежилеты вплоть до девятой степени защиты  включительно".
Их  надежные  чувствительные  прицелы  "обеспечивают  ведение  огня на
поражение даже в закрытых невентилируемых помещениях складского типа",
а  скорострельность  этого  оружия  позволяет "перекрыть плотным огнем
практически любую жилую площадь".
     А может,  все  дело  в том,  что милиционеров у нас слишком мало,
может,  просто некому выходить на сражения с расплодившимися как грибы
после  дождя преступными группировками?  Но и это не так.  Численность
одной только московской милиции составляет  110  тысяч  человек.  Если
мысленно   разбить   Москву   (в  пределах  Кольцевой  автодороги)  на
километровые квадраты и равномерно расставить стражей  порядка  по  их
периметру,  люди  в фуражках окажутся не далее 9 метров друг от друга.
Крыса не прошмыгнет незамеченной - не то что преступник.
     Допустим, такая  арифметика  некорректна.  К  реальной  борьбе  с
преступностью имеют отношение лишь 40  тысяч  служивых.  Остальные  70
тысяч   управляют  и  хозяйствуют.  Но  даже  на  эти  40  тысяч,  как
свидетельствует статистика, приходится в среднем 80 тысяч преступлений
в год.  Если бы каждый милиционер за полгода предотвратил хотя бы одно
правонарушение,  Москва бы полностью очистилась  от  криминалитета.  В
реальности   же   за   пять  последних  лет  количество  преступлений,
совершенных бандитскими группировками,  выросло на 63 процента. Каждое
пятое криминальное происшествие в стране - на счету оргпреступности.
     Преступники настолько обнаглели,  что уже открыто издеваются  над
теми,  на  чьи  (так  и  хочется  сказать - хрупкие) плечи взвалена...
охрана правопорядка. Бирюлевская шпана справилась с местным участковым
с помощью баллончики с нервно-паралитическим газом.  Несчастного Петра
Мирнодонова повалили на пол и  прямо  в  опорном  пункте  милиции  ОВД
"Бирюлево-Восточное"   начали  пытать.  На  лбу  участкового  вырезали
бритвой слово "мент",  на каждой  щеке  -  по  букве  X,  на  груди  -
пятиконечную   звезду.   Надо   ли   говорить,   что  многие  районные
милиционеры,  которые не виноваты,  что их ничему не научили  (похоже,
сейчас в школах милиции учат только одному - обирать лоточников), идут
на дежурство как на казнь.
     А их  руководство бьет все мировые рекорды по коррумпированности.
Говоря о преступниках с генеральскими лампасами,  Куликов заметил: "Их
зачастую трудно посадить на скамью подсудимых,  зато можно опозорить!"
И пообещал в дальнейшем назвать некоторые имена.
     Впрочем, иные уже известны.  Например,  начальник ГУВД Московской
области генерал-лейтенант Вячеслав Огородников и  его  заместитель  по
тыловому   обеспечению   генерал-майор   Валерий   Аксаков.  Оба  были
отстранены в ходе операции "Чистые руки",  о которой скажем чуть ниже.
С  наиболее  жесткой  формулировкой  уволили  Аксакова:  за  действия,
дискредитирующие  звание  сотрудника  милиции.   Ему   инкриминировали
незаконное   получение   квартиры   и   машины,   попустительство  при
разворовывании изъятого оружия и разглашение служебной тайны.  "Тут  и
предательство,  и бездействие, и сращивание с преступным элементом!" -
так прокомментировал отставку генералов и их подчиненных  в  областной
милиции министр внутренних дел Анатолий Куликов.
     Известно и еще одно  имя  -  57-летнего  генерала  Игоря  Шилова,
бывшего  первого  замначальника Главного управления уголовного розыска
МВД,  а проще говоря,  сыскаря э 2 Российской  Федерации.  Его  ареста
потребовали сотрудники ГУОПа.  Арестовывать его,  правда, не стали, но
обыск все же провели -  и  в  служебном  кабинете,  и  в  квартире.  В
результате  было  обнаружено  несколько  тысяч патронов от автоматов и
карабинов.  Поводом же для "наезда" послужило  возбуждение  очередного
уголовного   дела   против   многократно   судимого  за  мошенничество
осведомителя уголовного розыска Корнеева.
     Прикрываясь фальшивым удостоверением офицера МВД, он знакомился с
бизнесменами,  а затем "кидал" их на крупные суммы. Оказалось, что ему
покровительствовал  сам генерал Шилов.  Проблемы у генерала возникли и
из-за сына,  адъюнкта академии МВД.  Правда,  его провинность состояла
лишь  в  том,  что  он попросил у одного из сотрудников ГУУР пригоршню
патронов для своего карабина накануне охотничьего сезона.  Но  к  тому
времени Шиловы уже были "под колпаком" у ГУОПа.
     Надо заметить,  что и у последнего ведомства не все в  порядке  с
кадрами.  В  сентябре  95-го  в  своем  рабочем  кабинете  застрелился
замначальника ГУОПа и по  совместительству  начальник  РУОПа  Поволжья
Владимир Еремкин. Незадолго до этого была получена санкция саратовской
облпрокуратуры на  его  арест.  На  этот  раз  сам  высокопоставленный
руоповец  оказался  под колпаком у начальника УВД Саратовской области.
Правда,  в предсмертной записке полковник  намекал,  что  его  тревоги
связаны  с  тем,  что  РУОП  собрал  немало  информации  о коррупции в
правоохранительных органах и властных структурах региона.
     Пуля оборвала жизнь и замминистра внутренних дел Удмуртии Николая
Перевощикова.  Вместе с ним под автоматным огнем погибли три члена его
семьи:  жена, сын и дочь. А причина все та же - коррупция. Перевощиков
стал  жертвой  собственной  близорукости  или  осознанного   нежелания
замечать один страшный факт:  его зять был бандитом.  Более того, этот
молодой человек был правой  рукой  ижевского  уголовного  "авторитета"
Дмитрия  Малышева,  по  чьему  приказу  вышибал  долги  и участвовал в
совершении как минимум одного  заказного  убийства.  Если  бы  не  эта
трагическая развязка, жители Удмуртии могли бы так и не узнать об этой
удивительной семье,  где в соседних комнатах жили,  за одним обеденным
столом  сидели  руководитель  республиканских правоохранителей и лидер
республиканских уголовников.



     Коррупция в МВД многолика и многогранна. От элементарных взяток и
поборов  палаточников  и  лоточников  -  до весьма серьезного,  хотя и
запрещенного Законом о милиции бизнеса. Взятки гаишникам стали притчей
во   языцех.  Повсеместный  характер  этого  явления,  можно  сказать,
официально зарегистрирован.  По приказу Куликова группа  оперативников
колесила  от  Владикавказа  до  Ростова-на-Дону под видом перевозчиков
вино-водочных изделий.  Из 24 постов ГАИ брать  отказались  только  на
двух.  Не  случайно  милиция так сопротивляется введению новой системы
оплаты штрафов с помощью пластиковых карточек.
     Еще одной  кормушкой для гаишников стали расплодившиеся как грибы
после дождя частные  автошколы.  Мало  того,  что  инспектора  неплохо
получают  от  самих владельцев школ,  они намеренно валят на экзаменах
учащихся,  доказывая, что без взятки получить права почти нереально. В
Москве  тарифы  за  "хорошую"  сдачу экзамена колеблются от 150 до 300
долларов.  Причем выработалась универсальная система передачи  валюты:
только  перед  экзаменом  и  только  через  старших  инструкторов  или
директора школы.
     Этого мало.  Многие  посты  ГАИ  становятся  чуть  ли не штатными
осведомителями  преступных  группировок.  Этот   тревожный   факт,   в
частности,       констатировал       Аналитический       центр      по
социально-экономической политике при  президентской  администрации.  В
докладе  центра  "Организованная  преступность и перспективы прихода к
власти  в  России  национал-социалистов"  приводились  примеры   этого
преступного  сотрудничества  в  российских регионах.  Так,  в Тверской
области,  чуть ли не каждая автомашина с ценным грузом останавливается
рэкетирами.  Откуда  они узнают о содержимом багажника?  Очень просто.
Связные банды получают по рации сигнал с поста ГАИ.  Барыши,  конечно,
делят по-братски.
     Аналогичная ситуация и во Владимирской области.  Практически  все
попытки  провести  неожиданные  обыски  в  штаб-квартирах криминальных
группировок  проваливались  из-за   того,   что   их   заблаговременно
предупреждали гаишники. О том же явлении автору этих строк рассказывал
бывший руководитель подразделения ГУОПа МВД по  разработке  преступных
авторитетов  полковник  Медведев.  Он  имел  похожий  печальный опыт в
Московской области.  Как только его  люди  отправлялись  на  облаву  в
мотель, где находилась "малина", какие-то гаишники тут же оповещали об
этом бандитов.  Подозреваемые,  которых  оперативники  ехали  "вязать"
вместе с арсеналом оружия, уже летели на своих иномарках им навстречу.
     Естественно, точно установить инспекторов-стукачей и доказать  их
вину практически невозможно. Проштрафившиеся люди в форме почти всегда
избегают наказания.  Сколько было шума вокруг  гаишников,  которые  за
взятки  беспрепятственно  пропустили колонну Басаева,  ехавшую брать в
заложники и убивать мирных жителей Буденновска?  А что известно о суде
над этими негодяями? Ничего. Дело потихоньку рассыпалось.
     Особый вид  бизнеса  освоили  гаишники   Волгоградской   области.
Провинившимся  водителям  они  предлагали  помимо положенных по закону
штрафов вносить пожертвования "на  Божьи  дела".  В  противном  случае
грозили   отобрать   права.  Пожертвования  вносились  на  счет  фонда
строительства храма Всех  Святых.  Соучредителем  фонда  действительно
являлась  местная епархия,  однако никакого храмового строительства на
аккумулированные деньги не велось.
     Зачем же   милиционерам   понадобилось   помогать   церкви  таким
рискованным  способом?  Очень  просто.  Ктитором  епархии   (то   есть
церковным  старостой,  на  которого  был  возложен  контроль  за всеми
финансовыми делами) являлся начальник областного УВД Василий Дергачев.
За  возбуждение  уголовного  дела и активное расследование этих фактов
прокурор  области  Вячеслав  Шестопалов,  убежденный  атеист,   указом
архиепископа  Волгоградского и Камышинского Германа был...  отлучен от
церкви.
     Иногда под  "крышей"  ГАИ  образуется целая банда.  Одну из них в
апреле 97-го судили в райцентре Кадуй Вологодской области. Перед судом
предстали  семь  человек,  которые перегоняли из-за границы ворованные
иномарки,  регистрировали их по подложным документам  в  таможне  и  в
милиции,  а затем продавали.  Самое интересное заключается в том,  что
большинство из  преступников  -  бывшие  милиционеры.  А  легализацией
ворованных иномарок ("БМВ", "Гранд Чероки" и "Ауди") занимался старший
госавтоинспектор ГАИ Кадуйского района Валерий  Ванюшкин.  Он  получил
четыре года лагерей.
     Активно подрабатывают и в отделениях милиции - "на  земле",  если
выражаться  на  профессиональном  жаргоне.  Самые  хлебные  места  - в
районах крупных рынков и торговых центров.  Так,  при получении взятки
был арестован начальник 5-го отделения милиции, хорошо известного всем
торгующим матрешками и кокардами на  Старом  Арбате.  В  1,5  миллиона
рублей   ТОО  "Вернисаж"  оценило  его  помощь  при  продлении  аренды
помещения. Впрочем, это мог быть лишь задаток.
     Пусть читателя  не смущает такая несерьезная сумма.  Есть и более
значительные примеры.  В сейфе у  начальника  РУОПа  Тверской  области
полковника Ройтмана, которого арестовывали по подозрению в организации
заказного убийства,  было обнаружено 14 тысяч  долларов.  А  когда  по
подозрению  в  получении  взяток  было  задержано  все руководство ОВД
Царицына (начальник и два зама),  в сейфе у правоохранителей нашли уже
700 миллионов рублей. Дневная выручка?
     Кстати, это тот редкий случай,  когда  дело  удалось  довести  до
суда.  На  слушаниях в Мосгорсуде было доказано,  что в гараже рядом с
ОВД  директор  Царицынского  рынка  передал  начальнику  ОВД   Виктору
Алексееву 5 тысяч долларов и 4 миллиона рублей. Угрозу разогнать рынок
предприниматель воспринял всерьез - ему оставалось либо уплатить дань,
либо  сообщить о вымогательстве в компетентные органы.  Директор пошел
по второму - законному - пути (купюры были  предварительно  обработаны
спецсредством  "Светлячок").  В итоге милицейский начальник получил 10
лет колонии.  Взяли Алексеева в апреле 95-го -  приговорили  в  апреле
97-го.
     Кстати, в деле были  и  другие  любопытные  эпизоды.  Еще  раньше
милиционер  получил от того же директора золотую печатку с бриллиантом
в 1,3 карата стоимостью 4,5 тысячи "зеленых".  Кроме того,  ежемесячно
предприниматель  выплачивал  милицейскому  начальнику  оброк  -  по  8
миллионов рублей.  Мало того,  он оплатил и ремонт  в  новой  квартире
офицера.  И  хотя  на  суде  эти эпизоды доказать не удалось,  картина
получилась впечатляющая.
     Поскольку прямая коммерция милиционерам запрещена, а красиво жить
все-таки хочется, они идут на всевозможные ухищрения. Одна из лазеек в
законодательстве   -   учреждение  всевозможных  общественных  фондов.
Естественно,  с благими целями поддержки ветеранов  правоохранительных
органов  и  семей  пострадавших  от  рук  бандитов.  Одним из пионеров
фондостроительства   стал   наш   знаменитый   охотник   на   "спрута"
генерал-майор  внутренней  службы  Александр Гуров.  Он неожиданно для
всех подал рапорт об увольнении и посвятил себя  созданию  Российского
фонда содействия борьбе с организованной преступностью,  терроризмом и
коррупцией.  Примечательно,  что  инициаторами  создания  фонда,  если
верить Гурову, стали некие "предприниматели Северо-запада России".
     По-своему решили  проблему  дополнительных   заработков   в   УВД
Пермской  области.  Точнее,  в  местном  ОБНОНе  -  отделе по борьбе с
наркотиками.  Борцы с губительным зельем  приютили  под  своей  крышей
частное  охранное  агентство  "Викинг-2".  Оно  занималось  в основном
детективной деятельностью - разыскивало деньги обманутых коммерсантов.
Не   беда,  что  детективы-самоучки  не  имели  для  этого  не  только
специальных навыков,  но и специальной лицензии. Зато их патронировали
и  во всех сложных делах помогали вполне профессиональные милиционеры,
имевшие и соответствующие права,  и соответствующие возможности. Когда
надо  - наезжали с обыском,  кого надо - вызывали на допрос.  В общем,
проблему с неплатежами решали эффективно и без проволочек.
     Правда, к  наркомафии  и наркомании все это никакого отношения не
имело. Зато имело отношение к специальному фонду, попечителем которого
был  все  тот  же  ОБНОН.  Часть  своей  прибыли  "Викинг-2" регулярно
отчислял в эту опекаемую милицией структуру -  в  качестве  частных  и
абсолютно добровольных пожертвований.
     Была и еще одна связочка  между  детективами  и  наркоборцами.  В
визитных  карточках  совладельца  и директора "Викинга" стояли адрес и
телефон дежурной части ОБНОНа УВД  Пермской  области.  Причем  фамилия
главного  детектива удивительным образом совпадала с фамилией главного
борца  с  наркомафией.  Оказалось,  что   это   не   однофамильцы,   а
родственники.  Причем ближайшие.  Кузнецов-папа защищает правопорядок.
Кузнецов-сын помогает вышибать долги.  Вот  такой  получился  семейный
подряд.
     В данном случае на высоте оказалась  областная  прокуратура.  Она
начала  с того,  что отправила в суд иск о признании недействительными
договоров милиционеров с коммерческими фирмами.  Дело в том,  что,  не
ограничиваясь коммерцией с "Викингом", пять офицеров ОБНОНа во главе с
Юрием Кузнецовым получали  "гонорары".  Якобы  "за  сбор,  изучение  и
анализ оперативно-поисковой информации о рынках сбыта,  о клиентах,  о
конкурирующих фирмах".
     На самом  деле  две  фирмы  сильно  повздорили по поводу арендной
платы с госпредприятием,  находившимся в  ведении  Госрезерва  России.
Поскольку  арбитражный  суд  полностью  признал  правоту  предприятия,
фирмачи решили испробовать нетрадиционные  методы  разрешения  данного
спора.  Одним  из  таких  методов  стало  психологическое  давление на
оппонентов  с  помощью  органов  правопорядка.  И   люди   в   погонах
действительно   честно   отрабатывали  свои  гонорары.  Офицеры  брали
письменные объяснения у работников выигравшего  арбитраж  предприятия,
вызывали  их  повестками  в УВД,  пытались проникнуть на этот режимный
объект.
     Любопытно, что  и  после  судебного  разбирательства  между УВД и
прокуратурой договор с фирмами остался  в  силе.  Его  только  немного
скорректировали.  Во-первых,  исключили  пункт о коммерческом шпионаже
(по-другому  услуги  милиционеров  не  назовешь).  А  во-вторых,   все
денежные  перечисления  с  этого  времени  было  решено  направлять не
конкретным сотрудникам ОБНОНа, а на общий счет УВД.
     Однако на    этом    поиски   новых   источников   доходов   наши
предприимчивые наркоборцы  не  оставили.  Без  каких-либо  видимых  (а
главное  -  законных) оснований они самостоятельно возбудили уголовное
дело и заточили в темницу местную  предпринимательницу.  Нет,  она  не
хранила  у  себя  в  сумочке кокаин и не торговала из-под полы маковой
соломкой. Дело возбудили по совершенно другому профилю: мошенничество.
Через  три  месяца  даму освободили,  а дело прекратили за отсутствием
состава преступления.  Но своего добились:  из матери подозреваемой за
это время удалось вытрясти около 12 миллионов рублей.
     Пока дочь сидела,  мать тоже отвезли в УВД,  где  провели  с  ней
несколько  нравоучительных  бесед.  Вступительное  слово  произнес сам
товарищ  Кузнецов.  Затем  некоторые   разъяснения   сделали   и   его
подчиненные.   Для   лучшего   эффекта   75-летней  старушке  показали
постановление об ее  аресте.  Но  обнадежили,  что  у  нее  есть  шанс
остаться на свободе, а дочери - вскоре переступить порог родного дома.
Для этого требуется всего-то 12 "лимончиков" - на  возмещение  ущерба,
причиненного "мошенницей" государству. В сопровождении бравых молодцов
в униформе пенсионерка отправилась в отдел вкладов банка "Заря  Урала"
и   перечислила   указанную   сумму   в  Почтобанк.  Как  впоследствии
выяснилось,  деньги без вины виноватой семьи  пошли  на  оплату  долга
очередной коммерческой фирмы,  тоже,  видимо, находящейся на попечении
пермского ОБНОНа.
     Правда, справедливость через два года восторжествовала: Почтобанк
был оштрафован на 108 миллионов рублей, а УВД Пермской области - на 50
миллионов рублей (часть этой суммы получили пострадавшие). Но вся беда
в том,  что раскошелиться пришлось не предприимчивым оперативникам,  а
государству.
     А Кузнецов отделался строгим выговором. И остался при исполнении.
Более того,  его люди уже заявлялись с обыском к заместителю прокурора
области,  разоблачившему попытки коммерческого шпионажа.  Наведывались
также  и  к  собкору "Российской газеты" (правительственного издания!)
Михаилу Лобанову,  который осмелился  придать  материалы  прокурорской
проверки огласке.  А ведь в Прикамье у борцов с дурманом работы должно
быть   выше   крыши.   Пермская   область   по    количеству    только
зарегистрированных   преступлений,   которые  связаны  с  наркотиками,
занимает на Урале твердое второе место.  Но  милиции,  похоже,  не  до
того. У нее - бизнес!
     Немало фактов о том,  как  зарабатывают  деньги  "на  стороне"  и
улучшают   свои   жилищные   условия   высокопоставленные  господа  из
республиканского МВД собрала депутат Госдумы от Республики  Коми  Рита
Чистоходова.  И  изложила  их в депутатском запросе министру Куликову.
Ответ этого генерала, считающегося (с конца 96-го года) главным борцом
с экономическими преступлениями, не мог не обескуражить.
     Так, Чистоходова рассказывает прелюбопытную историю о том,  как в
третий  раз  улучшил  свои жилищные условия глава республиканского МВД
Евгений  Трофимов.  На  это  Куликов  отвечает:   очередная   квартира
милицейскому   начальнику  "предоставлена  Главой  этой  республики  в
соответствии с распоряжением Совмина".  В том,  что это было оформлено
"юридически чисто",  никто не сомневался.  Вопрос был в другом, так ли
уж необходимы г-ну Трофимову новые четырехкомнатные хоромы,  если  его
сын,  чья  фамилия  включена  в ордер,  в действительности проживает в
квартире директора ТОО "СИМ" г-на Молодцова?
     И главное: как связано последнее обстоятельство с тем фактом, что
МВД Коми с некоторых пор стало соучредителем этой  самой  строительной
фирмы   "СИМ".  Сие  соучредительство  "не  противоречит  действующему
законодательству",  - отвечает секретарь  г-на  Куликова.  Утверждение
более чем странное. До сих пор считалось, что именно из-за строжайшего
запрета заниматься коммерческой деятельностью  милиционеры  организуют
всевозможные   якобы   общественные  фонды  (например,  для  поддержки
правоохранителей после ухода на пенсию),  под крышами которых и делают
свой скромный бизнес.
     Чистоходова выяснила,  что такой фонд существует и в Коми  -  под
названием   "Правопорядок".   Курировал   его   лично  начальник  ГОВД
Сыктывкара г-н Бихерт.  Материалы, из которых следовало, что с помощью
этого  фонда глава городской милиции возвел себе три особняка,  долгое
время пылились на столе у  Евгения  Трофимова,  не  реагировавшего  на
настойчивые  требования  депутата  Чистоходовой  начать  расследование
данной аферы.  В итоге г-на Бихерта спокойно проводили  на  пенсию,  а
соответствующее уголовное дело возбудили лишь после того, как народная
избранница рассказала об этой истории  в  прямом  телеэфире.  И  вновь
федеральный министр полностью солидарен с республиканским:  "На момент
увольнения Бихерта из органов внутренних дел достаточных оснований для
возбуждения в отношении него уголовного дела не имелось".
     В милицейском главке не  видят  ничего  необычного  и  в  истории
прокрутки  кредита,  полученного МВД Коми в "МАПО-банке".  2 миллиарда
рублей,  выданные всего  под  1  процент  годовых,  почти  сразу  были
переведены  на  депозитный  счет  в  том  же  банке  -  но уже под 120
процентов.  Мало того,  вся прибыль по депозиту (267 миллионов рублей)
была перечислена на текущий счет МВД авансом - за полгода до окончания
срока депозита.  Не  удивительно,  что  банк,  который  шел  на  столь
разорительные для себя коммерческие операции, вскоре разорился.
     Чистоходова спрашивает:  не является  ли  это  почти  откровенное
изъятие   из   кассы  банка  четверти  миллиарда  рублей  как  минимум
злоупотреблением со стороны руководства республиканской милиции  своим
служебным положением?  Г-н Куликов (точнее,  его безымянный секретарь)
отвечает:  "В действующих законодательных актах  РФ  нет  запретов  на
привлечение органами внутренних дел кредитов коммерческих банков..."
     Здесь надо  отметить,  что  своеобразной  коммерцией  милиционеры
стали  заниматься  еще  задолго  до российского "капитализма".  Органы
Госбезопасности получили информацию  о  том,  что  в  сибирской  тайге
работают подпольные бригады старателей,  нелегально добывающие платину
и золото на старых шурфах. Кстати, об этом узнали не только российские
спецслужбы,  но и западногерманские. Для поиска старателей-нелегалов в
тайгу была десантирована оперативно-боевая группа "Вымпел".
     Тайные прииски  действительно  были обнаружены.  На них трудились
современные рабы.  Оказалось, что сибирские милиционеры под надуманным
предлогом  арестовывали  бомжей  и  тайно  переправляли их на земляные
работы.  Под страхом пытки и смерти они поднимали целину,  перекапывая
сотни  кубометров грунта.  Рядом выросли небольшие поселки,  где те же
бездомные рабы занимались промывкой грунта и его транспортировкой. Тут
же   находилась   братская   могила  погибших  от  пыток  и  истощений
старателей.   Их   трупы   засыпали   гашеной    известью...    Золото
переправлялось в Молдавию и Армению...

     В постперестроечные  времена  бизнес  сотрудников  МВД стал более
цивилизованным и приобрел почти законную форму.  Особенно развернулись
на  этом  поприще в столичном ГУВД.  Бывший начальник этого управления
генерал Богданов открыл на Петровке оружейный магазин. Характерно, что
это  сугубо  частное  и  сугубо  торговое  заведение  располагается на
площадях МВД,  а  арендной  платы  с  него  не  требуют.  Поскольку  в
милицейский альтруизм поверить достаточно трудно, речь, следовательно,
идет о побочной коммерции правоохранительного главка.
     Но есть  и  основная  коммерция  - поставленная на широкую ногу и
практически   легализованная.   Речь    идет    о    так    называемой
вневедомственной  охране.  В  1996 году число бойцов Управления охраны
при ГУВД Москвы достигало 40 тысяч человек,  при том  что  для  охраны
госучреждений   требовалось  лишь  5  тысяч  "штыков".  Все  остальные
милиционеры ринулись на чисто коммерческий  рынок  охранных  услуг.  В
результате  лишь  10  процентов  этого рынка делят между собой частные
фирмы. Все остальное пространство контролируют люди в погонах.
     Почему они  вне конкуренции - объясняется просто.  Частники живут
только  тем,  что  удается  заработать  за  счет  охраны  фирмачей,  а
милиционеры  подпитываются сразу из двух кормушек - из госбюджета и из
кошельков бизнесменов.  Отсюда себестоимость услуг  последних  гораздо
ниже,  чем  у  частников.  К тому же за спинами сотрудников Управления
охраны - весь силовой аппарат  ведомства.  Желающие,  например,  могут
получить  свиту  из  бойцов  ОМОНа,  а  могут  прокатиться по городу в
сопровождении  ГАИ.  Автоматчик  в  бронежилете   вместе   с   машиной
патрульно-постовой   службы  стоит  всего  100  тысяч  рублей  за  час
пользования.
     Цены невелики.   Но,   учитывая,  что  круглосуточно  на  частном
охранном  поприще  задействовано  не  менее  12  тысяч   милиционеров,
эксперты  оценивают ежемесячный оборот одной лишь московской милиции в
40 миллионов долларов.  По оценкам самого руководства  МВД,  доход  от
различной  коммерции  (здесь  это  называют  хозрасчетом)  составил 40
процентов от бюджетных ассигнований на поддержание российской милиции.



     Сегодня многообразный милицейский  бизнес  поставлен  на  широкую
ногу.  Но  не  он  вызывает у населения смешанное чувство озлобления и
боязни. И даже не пресловутая беспомощность милиционеров перед мафией.
А  тот  неопровержимый  факт,  что  все  больше  правоохранителей сами
вступают на  путь  откровенной  уголовщины.  Даже  термин  специальный
появился: "оборотни в погонах".
     Если "крестным отцам" милиционеры не страшны,  то законопослушное
население  они  действительно держат в страхе.  "МВД - не самое крутое
бандформирование".  Это - заголовок-цитата из  январского  (1997  г.).
выступления  Анатолия Куликова по поводу криминализации вверенного ему
Министерства   внутренних   дел,   опубликованного    в    "Московском
комсомольце".  По данным министра,  в 1996 году к ответственности было
привлечено  более  10  тысяч  сотрудников,  3,5  тысячам   сотрудников
инкриминируется  совершение  преступлений.  От  занимаемых  должностей
освобождены 128 первых лиц.
     "На днях  разоблачена  преступная  группа сотрудников МВД России.
Среди задержанных - высокопоставленный сотрудник Управления исполнения
наказаний   ГУВД  Московской  области,  старший  офицер  Следственного
комитета МВД России.  Всего арестовано несколько человек.  Находясь на
содержании  мафиозных  группировок,  они  за  валютное  вознаграждение
добивались освобождения от наказания членов преступных кланов".
     Увы, такие  газетные  сообщения  -  уже  не  сенсации  и  даже не
редкость.  Люди отвыкли делать различия между незаконными вооруженными
формированиями  и  вооруженными  формированиями правоохранителей.  Тем
более что и внешне они почти не отличаются - тот же  камуфляж,  те  же
маски, те же автоматы, та же жестокость и напористость. Кто они - ОМОН
или солнцевская "братва"? Поди отличи.
     9 сентября  1995  года на 1019-м километре трассы Москва - Ростов
трое милиционеров и один десантник остановили микроавтобус и,  угрожая
автоматами,  заставили  водителя  отогнать  его в лес.  Вывели полтора
десятка пассажиров,  положили всех лицом к земле.  Последующие полчаса
они занимались багажом ростовчан, ехавших в столицу за покупками. Улов
составил 800 миллионов рублей и 11 тысяч долларов.
     Итак, самое  крупное  за год ограбление в Ростовской области было
совершено людьми в  милицейской  форме.  Являлись  ли  они  подлинными
сотрудниками   МВД   или  же  то  был  всего  лишь  маскарад,  история
умалчивает.   Но   ясно   одно:   у   ростовчан    эта    встреча    с
"правоохранителями"  оставила неизгладимое впечатление.  Наверное,  на
всю жизнь.
     Аналогичный случай   произошел   в  Мордовии.  На  этот  раз  все
злоумышленники были арестованы.  На суде  выяснилось,  что  преступная
группа,  занимавшаяся  разбоем  на дорогах,  состояла исключительно из
сотрудников ГАИ.  А в Липецкой области начальник угрозыска  одного  из
РУВД г-н Коровин был привлечен к уголовной ответственности за активное
участие в банде, рэкетирующей и грабящей местные предприятия.
     По данным   замначальника   ГУОПа  Вячеслава  Буркова,  до  трети
должностных преступлений связаны с использованием служебного положения
в  корыстных  целях,  в том числе с работой на криминальные структуры.
Мафия заказывает,  как правило,  два вида  услуг:  вывод  своих  людей
из-под  уголовной  ответственности и получение оперативно-следственной
информации.  Покупаются,  в частности,  сведения о том,  находится  ли
данная  группировка  в  оперативной  разработке,  кто  конкретно  этим
занимается,  сведения о датах и времени проведения намеченных операций
против банды-заказчика.
     Выяснилось, что  некоторые  милиционеры  находятся  у  мафии   на
постоянном  обеспечении.  Зафиксированы  и  случаи внедрения мафиози в
силовые  структуры.  Например,  сотрудник  сизо  "Матросская  тишина",
помогавший  бежать  суперкиллеру  Солонику,  устроился на работу в это
заведение по специальному  заданию  мощной  криминальной  группировки.
Многих  толкает  на  преступления  не  только  низкая  зарплата,  но и
тривиальный  страх.  Отказаться  от  предложений  "крестных  отцов"  -
смертельно  опасно  даже  для  правоохранителей.  В  конце  94-го года
офицер,  не пожелавший сотрудничать с мафией,  был подвергнут пыткам и
погиб от рук бандитов.
     Но иногда милиционер сам оказывается главарем преступной  группы.
Например,  организатором  вооруженного  налета на московский ювелирный
магазин "Ева" был следователь  Следственного  комитета  МВД  России  -
главного    сыскного    заведения   страны.   Милиционер   обеспечивал
преступников  оружием  (15   пистолетов   Макарова),   транспортом   и
прикрытием в милиции на случай форс-мажорных обстоятельств. При налете
были ранены двое охранников,  один из них получил  тяжелое  ранение  в
живот.  Следователь обнаглел настолько, что целую неделю хранил у себя
дома все похищенные драгоценности, которые и обнаружились при аресте.
     А в  Тушинском  нарсуде  (Москва)  в 95-96-м годах слушалось дело
против  трех  экипажей  муниципальной   милиции.   Муниципалы   решили
установить  контроль  над  азербайджанцами,  которые,  в свою очередь,
контролируют Тушинский рынок. Не ограничившись дежурными "наездами" на
торговые  точки,  муниципалы  начали  отвозить кавказцев в близлежащий
лесной массив,  где можно было не спеша  отрабатывать  на  них  приемы
рукопашного  боя.  Потерпевшие  утверждали,  что их били не только для
профилактики,  но и за довольно значительные  "откупные".  Место,  где
проходила экзекуция, жители микрорайона окрестили Островом Любви.
     Следователи из  Тушинской   прокуратуры   арестовали   сразу   17
муниципалов.   К   началу  судебного  процесса  осталось  только  семь
обвиняемых,  одного из которых вскоре подвели под амнистию. Отпущенные
получили статус свидетелей и продолжили службу в том же отделе.
     Милиционер-убийца. И это страшное по  своей  сути  словосочетание
стало  входить  в  обиход криминологов.  8 января 1995 года.  Кровавая
драма на станции Безречная в Читинской области.  Патрульный лейтенант,
находясь  в  сильном  подпитии,  решил свести счеты с местным жителем.
Когда хозяин квартиры  открыл  дверь,  20-летний  милиционер,  недолго
думая,  расстрелял его из табельного пистолета. Услышав необычный шум,
на лестничную клетку выглянули соседи.  Тогда "оборотень" ворвался и в
эту  квартиру  и  стал  убивать  всех,  на  кого падал его помутневший
взгляд.  Итог ужасен: убит годовалый ребенок, убита 11-летняя девочка,
ранены  две  ее одноклассницы,  тяжелое ранение получила мать убитых -
хозяйка квартиры.  Негодяя в погонах задержали  прохожие  на  улице  -
благодаря тому, что он уже истратил всю обойму.
     Аналогичная трагедия   спустя   девять   месяцев   произошла    в
подмосковном  Зеленограде.  И  вновь  главным  действующим  лицом  был
молодой лейтенант - оперуполномоченный угрозыска зеленоградского  ОВД.
В  данном  случае  в  состоянии  аффекта  милиционер оказался не из-за
водки,  а из-за ревности.  Но результат почти идентичный:  два трупа и
двое  раненых.  Табельное  оружие он расчехлил из-за того,  что застал
свою супругу в компании трех  молодых  мужчин.  Не  тратя  времени  на
расследование,  лейтенант  тут же вынес приговор:  смертная казнь всей
четверке.  И тут же привел его в исполнение.  Палача арестовали  через
полторы недели. За это время он успел доехать до Хабаровска.
     Все чаще от рук сотрудников правоохранительных  органов  погибают
их же собственные коллеги.  Классический случай - убийство офицера КГБ
в  линейном  отделении  милиции  на   станции   метро   "Выхино".   Не
разобравшись,   нетрезвые  стражи  порядка  отдубасили  до  полусмерти
позднего пассажира, который вернулся в метро после полуночи за забытым
в  поезде  портфелем.  Когда  же  милиционеры  поняли,  какая  "шишка"
оказалась  у  них  в  отделении,  было  принято  "единственно  верное"
решение: гэбиста добить и отвезти труп в Кузьминский лесопарк.
     Дело было в конце 80-х. Но если с тех пор что-то и изменилось, то
только   в   худшую   сторону.   Милиционеры  из  того  же  Восточного
административного округа (ОВД муниципального округа "Соколиная  гора")
убили  кадрового  офицера  МВД,  майора  из  МУРа  Владимира Пашенова.
Овэдэшники занимались своим привычным делом - рэкетом.  В тот  момент,
когда  к  ним  подошел Пашенов,  они выбивали деньги у наперсточников.
Майор попытался их остановить.  Тогда один  из  стражей  порядка  снял
автомат  с  предохранителя  и хладнокровно расстрелял сотрудника МУРа.
Испуганные наперсточники, конечно, отдали все, что у них было.
     Все вышеприведенные  истории  -  "мокруха"  по случаю.  Но иногда
милиционеры идут  на  убийство  осознанное,  хорошо  подготовленное  и
хорошо оплаченное.  Многие удивляются: откуда в России появилось вдруг
столько киллеров,  совершающих такие профессиональные  расстрелы.  Как
откуда?  Конечно же,  из "органов".  Одни, как Солоник, бывшие. Другие
значатся в личном составе спец- и прочих служб по сей день.
     Беспрецедентное преступление  произошло в начале апреля 1997 года
в районе поселка Камешково Владимирской  области.  Майору  милиции  из
Омска   местные   "авторитеты"   заказали  убийство  лидера  одной  из
преступных группировок, контролирующих московский аэропорт Домодедово.
Конфликт  произошел  из-за  того,  что  "объект"  стал шибко давить на
челноков,  которые,  в свою очередь, не могли, как прежде, отстегивать
дань   омской   "братве".  Гонорар  за  убийство  положили  достаточно
скромный: всего 10 тысяч "зеленых".
     Вместе с  майором  в  Москву отправился предприниматель,  знавший
"объект" в лицо.  К убийству майор готовился тщательно:  в салоне  его
"девятки" были обнаружены газовый пистолет "байкал",  переделанный под
стрельбу    крупнокалиберными    патронами,    пистолет     Марголина,
мелкокалиберная винтовка "соболь" с оптическим прицелом, наган, другие
"стволы" и  "перья"  и  целый  арсенал  патронов.  Но  мероприятие  по
каким-то   причинам   сорвалось.   И   нагруженная   "железом"  машина
возвращалась обратно.
     Но на  полпути  ее  остановили  инспектор  ГАИ Николай Сизинцев и
сержант милиции Сергей  Киселев.  Несмотря  на  предъявленное  майором
удостоверение  дотошный инспектор все же решил осмотреть машину.  И на
свою беду заметил на заднем сидении пистолет.  Майор, имевший при себе
еще  один  "ствол",  среагировал  раньше  -  Сизинцев упал,  обливаясь
кровью.  Киселев успел отбежать к милицейской машине - пуля раздробила
ему предплечье.
     Майор непременно добил бы Киселева, если бы не героизм Сизинцева.
Тяжелораненый,  он  сумел  достать табельный пистолет и выстрелил - то
есть фактически принял огонь  на  себя.  В  это  время  Киселев  успел
откатиться  за  патрульную  машину  и  передернуть затвор.  Автоматная
очередь  майора  отрезвила,  к  тому  же  он  расстрелял  обе  обоймы.
"Оборотень"  в  погонах и предприниматель легли на землю.  Подъехавшие
дальнобойщики помогли раненому  Киселеву  их  скрутить.  А  37-летнего
Николая   Сизинцева  хоронили  всем  городом.  У  него  осталось  двое
мальчишек - 6 и 11 лет...
     Как это  ни  чудовищно  звучит,  арест  милиционера-убийцы еще не
означает, что он за содеянное ответит. Отработана целая система выхода
из-под  уголовной  ответственности  для преступивших закон обладателей
погон.  Показательна история,  поведанная  автору  этих  строк  членом
Московской областной коллегии адвокатов г-ном Заломаевым.
     Итак, коротенькая  история  о  преступлении  и  наказании  Сергея
Бебенина,  старшего  инспектора  Управления  по охране объектов высших
органов  власти  и  правительственных  учреждений  при  ГУВД   Москвы.
Поссорившись  со  своим  собутыльником,  слесарем подольской автобазы,
лейтенант Бебенин застрелил его из  самодельного  пистолета.  На  суде
этот факт был доказан.  Дома у Бебенина было найдено орудие убийства с
целым  арсеналом  патронов.   Смертельный   выстрел,   по   заключению
медэксперта, произведен точно в висок.
     Несмотря на все эти обстоятельства суд квалифицировал сие  деяние
как  убийство  по неосторожности.  Что позволило освободить лейтенанта
прямо  в  здании  суда  (приговор  -  три  года  условно).  Смягчающим
обстоятельством послужила... хорошая характеристика с места работы.
     Другой характерный случай.  В центре Брянска сотрудник РОВД Борис
Евдокимов и его сообщник втащили в машину трех девушек.  Двоим удалось
убежать,  а третью,  15-летнюю девочку,  они избивали и насиловали всю
ночь. Когда ей удалось вырваться, Евдокимов догнал ее и пропорол грудь
осколком стекла.  Евдокимов получил за свои деяния всего 5 лет,  а его
сообщник вообще был оправдан.
     Еще чаще  преступников  в  погонах  "не  находят".   Но   одного,
покушавшегося на бизнесмена,  все же взяли. На "мокрое" пошел старшина
из 68-го отделения милиции - в тот день  он,  правда,  не  работал.  А
подрабатывал. Произошло это недалеко от центра столицы, на Сухаревской
площади.
     Деловую встречу  двух  бизнесменов,  вышедших для беседы из своих
иномарок,  прервали взвизгнувшие тормоза  и  пистолетные  выстрелы  из
белых "Жигулей". Один был ранен, но второй успел достать из автомобиля
помповое ружье и открыл  ответный  огонь.  Нападавший  был  убит.  Как
выяснилось,   старшина   перед   тем,   как   пойти  на  дело,  принял
"наркомовские"  100  грамм,  а  потому  имел  некоторые   проблемы   с
координацией движений.  Это спасло бизнесменов. А суд убийцу оправдал.
Судьи ведь тоже люди. Они тоже устали от милицейского беспредела.
     Если в  России  население ненавидит молодцов в камуфляже пока что
пассивно,  то  жители  Крыма  уже  заволновались.  Последней   каплей,
переполнившей  чащу терпения жителей полуострова,  стало убийство двух
татар:  в поселке Курортное их  забили  палками  охранники  пансионата
"Крымское  Приморье"  - за то,  что эти молодые люди не желали платить
дань.  Уже  на  следующий  день  земляки  погибших   разгромили   кафе
"Аквариум"  и  набросились на местных милиционеров,  принимавших самое
активное  участие  в  поборах   среди   рыночных   торговцев.   Одного
милиционера  облили  бензином  и  чуть  было  не  сожгли.  На  сходах,
прошедших в нескольких крымских поселках,  татары  постановили  отныне
всенародно избирать участковых. Была провозглашена "свободная от мафии
зона". Мафия в понимании крымчан - синоним милиции.
     В каком-то  смысле  подтвердил  этот тезис министр внутренних дел
Украины Юрий Кравченко. Через пару месяцев после вышеописанных событий
высокопоставленный  правоохранитель  заявил  на  расширенной  коллегии
министерства: "Наша милиция криминализована больше, чем население".
     Того же  мнения  придерживается  и  руководство  МВД России.  Как
только  его  возглавил  Анатолий  Куликов,  он  тут   же   инициировал
широкомасштабную  акцию  под  условным  названием "Чистые руки".  "Нам
нужно очиститься от прямых предателей, коррумпированных милиционеров и
их  покровителей.  Более  полутора  тысяч  сотрудников МВД уже преданы
суду".
     Одним из  первых  шагов нового министра стало создание Управления
собственной  безопасности,  эдакого  мини-КГБ  в   структуре   МВД   с
подразделениями  на  всех  уровнях  -  от местных отделений милиции до
главка.
     Сейчас очередное  сообщение о задержании преступника в погонах не
вызывает уже былого  ажиотажа.  Однако  возникает  ощущение,  что  чем
больше коррупционеров отлавливают,  тем больше приходит новых. Причины
непотопляемости  российской  мафии,  вероятно,  в  том,  что   шумными
кампаниями подменяется реальная,  кропотливая,  каждодневная работа по
изменению всей насквозь прогнившей системы отечественной  правоохраны.
Пока  МВД  не  может  навести  хотя  бы  маломальский  порядок в своих
собственных рядах,  ни  о  какой  серьезной  борьбе  с  организованной
преступностью не может быть и речи.



     Когда обществу   стало   ясно,  что  в  борьбе  с  организованной
преступностью особо рассчитывать  на  МВД  не  приходится,  все  вдруг
вспомнили  о чекистах.  Именно ФСК-ФСБ и другим подобным спецслужбам в
общественном сознании  стала  отводиться  роль  единственной  реальной
силы,  способной  противостоять  мафии.  В  свою  очередь,  спецслужбы
поначалу с радостью ухватились за эти новые задачи,  которые могли  бы
позволить  им  создать  имидж  своеобразных  служб  спасения  - взамен
созданного еще во времена Ягоды-Ежова-Берии имиджа машины подавления и
устрашения.
     На волне всплеска этих надежд в структуре  ФСК-ФСБ  были  созданы
специальные  центры  с  особыми задачами:  антитеррористический центр,
антикоррупционный и проч.  Аналогичные подразделения были сформированы
и  в  других  спецслужбах  -  даже  в  Службе безопасности российского
Президента.  Там подразделение по противодействию коррупции  в  высших
эшелонах  власти  возглавил  теперь  уже  знаменитый полковник Валерий
Стрелецкий. Известным его сделали две операции и один скандал.
     Первая операция  была  проведена возле офиса "МОСТ-банка".  Тогда
люди в камуфляже, оказавшиеся сотрудниками СПБ, уложили всю банковскую
охрану лицами к земле,  сопротивляющихся избили и изъяли оружие. Глава
банка Владимир Гусинский вызвал вначале РУОП,  а затем спецназ УФСК по
Москве и Московской области. Последний столкнулся с людьми Коржакова и
Барсукова, причем дело едва не дошло до перестрелки.
     Вторая операция  произошла  накануне  второго этапа президентских
выборов.  Тогда на проходной у Дома правительства при выносе валютного
нала  (500  тысяч  долларов)  в коробке из-под ксерокса были задержаны
члены  ельцинского  избирательного   штаба   Евстафьев   и   Лисовский
(последний был уже известен широкой общественности как первый человек,
на которого пало подозрение в заказе на убийство Листьева).
     Операцию подготовил и санкционировал полковник Стрелецкий. А дело
кончилось  отставкой  Коржакова,  Барсукова  и  Стрелецкого,   победой
Ельцина   во   втором  туре  и  расформированием  Службы  безопасности
Президента   (в   ее   прежнем   виде),    естественно,    вместе    с
антикоррупционным  отделом.  После  чего  вспыхнул  еще  один скандал,
связанный с этими  людьми.  Бывший  председатель  Национального  фонда
спорта  и президент банка "Национальный кредит" Борис Федоров вернулся
после лечения из-за границы.  Там он не только "зализывал" раны,  но и
прятался от бандитов, которые на него покушались весной, а заодно и от
милиции,  арестовывавшей его якобы за хранение наркотиков.  Все знали,
что  к  "наездам"  на  спортивного функционера и банкира имел какое-то
отношение генерал Коржаков.
     Когда власть  сменилась,  именно Федоров выступил в роли главного
обличителя бывших президентских фаворитов.  Он сообщил,  что незадолго
до  ареста  и  покушения  имел  несколько тяжелых бесед с Коржаковым и
Стрелецким.  Они  якобы  вымогали  у  него  (то  ли  на  президентскую
кампанию,  то ли в свой собственный карман) 40 миллионов долларов - из
"левых" доходов, полученных НФС.
     Обвиненные в вымогательстве персоны,  естественно,  все отрицали.
По их версии,  "благодаря" Федорову большие прибыли,  полученные НФС в
результате   многочисленных   налоговых   и   таможенных  льгот,  были
фактически разворованы. И от Федорова требовали только одного: вернуть
организации, поддерживающей российский спорт, ее собственность.
     Так или  иначе,  спецслужба,  которая  устраивала   показательные
антикоррупционные  кампании  и  при  этом сама обвинялась в коррупции,
была в итоге упразднена.  И снова все с надеждой стали взирать на ФСБ.
По  крайней  мере  до  поры это ведомство не играло заметной роли ни в
открытых политических играх,  ни во  всяких  "смутных  историях"  (как
окрестил  скандал  с  коробочкой  и  полумиллионном  долларов  генерал
Лебедь).
     Надо отдать ей должное, несколько антикоррупционных процессов ФСБ
все же инициировала.  Прежде всего дело  о  "Балкар  Трейдинге"  и  об
участии    в    протекционизме   этой   фирме   бывшего   руководителя
Генпрокуратуры Виктора Ильюшенко.  Стараниями ФСБ не заглохло и дело о
коробочке  - оно было-таки возбуждено,  а потом переквалифицировано из
статьи о валютных нарушениях в  статью  о  хищении  (первая  статья  с
вводом в действие нового УК была декриминализована).
     Здесь следует отметить,  что оба этих дела находились на контроле
в  УФСБ  по  Москве  и  Московской  области.  Это  ключевое  столичное
управление  возглавлял  замдиректора  ФСБ  генерал-полковник  Анатолий
Трофимов, по всеобщему убеждению ставленник Коржакова (Трофимов сменил
на этом посту Савостьянова,  уволенного  сразу  после  скандала  возле
"МОСТ-банка",  где  его  люди сцепились с коржаковцами,  а летом 96-го
приглашенного   Анатолием   Чубайсом   на   работу   в   президентскую
администрацию).  Именно  при Трофимове и произошел стоивший ему кресла
скандал, беспрецедентный в истории ЧК-КГБ-ФСБ.
     Впервые речь  зашла о том,  что щупальца "спрута" дотянулись и до
этого органа - как казалось,  последней  цитадели  государства  в  его
декларируемой войне против мафии.
     Все началось с публикации  в  "Новой  газете"  статьи  известного
публициста  и криминолога Юрия Щекочихина "Братва плаща и кинжала".  В
то,  о чем рассказывалось в статье (во избежание  судебных  исков  все
факты  были изложены в виде вопросов),  поначалу было трудно поверить.
По словам Щекочихина,  от высокопоставленного офицера МВД  он  получил
письмо,    в   котором   иллюстрировалась   тенденция   к   сращиванию
организованных     преступных     группировок      с      сотрудниками
правоохранительных органов и спецслужб.
     Далее рассказывалось о ранее судимом  президенте  нефтяной  фирмы
"Витязь"  Сергее  Кублицком и о его тесных контактах с представителями
криминального мира,  где Кублицкий больше  был  известен  под  кличкой
Воркута.  Так  вот,  у  этого  Воркуты  в  личных телохранителях якобы
состояли сотрудники УФСБ по Москве и Московской области Корлычев С. Н.
и Мехков С. Н. В частности, их видели вместе во время встреч Воркуты с
руководителями   Туапсинского    нефтеперерабатывающего    завода    и
представителями  фирмы  "Атлас",  владеющей  контрольным пакетом акций
НПЗ.
     Связи нефтяного  дельца  с людьми из УФСБ,  по данным Щекочихина,
подтвердились при задержании сотрудниками РУОПа автомобиля  "БМВ-525",
которым   неоднократно  пользовался  Кублицкий.  В  момент  проведения
операции самого Воркуты в машине не оказалось,  зато в  салоне  сидели
три пассажира, не имевших доверенности на этот автомобиль. Двое из них
предъявили удостоверения на имя капитана Дмитриева Л.  А. и прапорщика
Докукина А. А., сотрудников УФСБ.
     Еще один герой этой публикации - Максим Лазовский - хозяин  фирмы
"Ланако",  подозревавшийся  правоохранительными  органами в совершении
нескольких заказных убийств,  в том  числе  директора  вышеупомянутого
Туапсинского НПЗ. Из статьи следует, что личным телохранителем у этого
лидера межрегиональной преступной группировки был еще  один  сотрудник
УФСБ - оперуполномоченный Алексей Юмашкин.
     Последнего неоднократно пытались допросить в  качестве  свидетеля
по  делу  об  убийстве  директора  НПЗ,  но руководство спецслужбы его
"прикрывало".  Правда, во время ареста 17 февраля Воркуты и Лазовского
задержали  и их вышеупомянутых "телохранителей" из УФСБ.  Однако после
того,  как сотрудники МВД убедились в подлинности их красных  корочек,
чекистов отпустили. Всех, кроме Юмашкина.
     В статье была изложена еще  одна  "мутная"  история.  Руоповцы  в
октябре  96-го  года задержали некоего Янина А.  Н.,  при котором была
обнаружена  квитанция  на  багаж  в   камере   хранения   Центрального
аэровокзала.  Когда  камеру  вскрыли,  ее  содержимое  превзошло самые
смелые ожидания:  5 автоматов "АКС-744", столько же магазинов к "АКС",
30  патронов калибра 5,45 и 3 патрона калибра 7,62.  Весь фокус в том,
что это оружие,  "было изъято у  преступных  группировок  и,  согласно
документам, хранилось в УФСБ по Москве и Московской области".
     Дальше идет   описание   совсем   уже   фантастической   истории.
Следователь  Шолохова  возбуждает  в отношении Янина уголовное дело по
ст. 218 - ч.1 УК.  Сразу после этого в Московский РУОП  приезжают  два
сотрудника  службы по борьбе с незаконными вооруженными формированиями
и бандитизмом УФСБ,  причем один  из  них  имеет  полковничьи  погоны.
Полковник  -  чекист  Эдуард  Абовян,  ссылаясь  на  своего начальника
генерала Семенюка и утверждая, что в известность поставлен сам генерал
Трофимов,  требует  освобождения  Янина из-под стражи.  Не подчиниться
столь важным персонам руоповцы не посмели.
     Вся эта  фантасмагория,  изложенная  на  страницах  авторитетного
издания, как выяснилось, получила весьма серьезное продолжение. Вскоре
после  выхода статьи,  в конце ноября 1996 года,  Щекочихин - как член
Комитета  по  безопасности  Госдумы  -  получил   ответ   от   первого
замминистра  внутренних дел Владимира Колесникова:  "Действительно,  в
ходе  проведенных  в  Москве  мероприятий   по   захвату   вооруженных
преступников,   помимо  Лазовского,  в  числе  доставленных  в  органы
внутренних дел оказались лица,  предъявившие удостоверения личности от
имени  правоохранительных  и  иных  государственных  служб.  Принятыми
мерами в настоящее время Лазовскому и  другим  соучастникам  вменяется
более 10 умышленных убийств в различных регионах России..."
     Еще через несколько недель прореагировал и директор  ФСБ  Николай
Ковалев:  "По  фактам  и  обстоятельствам,  изложенным  в  депутатском
запросе в "Новой газете",  Федеральной службой безопасности  проведено
служебное расследование...  Как показало разбирательство,  в действиях
сотрудников УФСБ имели место определенные  отступления  от  требований
ведомственных   нормативных  актов,  что  в  сочетании  с  недостатком
практического опыта и  профессионализма  и  могло  послужить  причиной
инцидента, привлекшего Ваше внимание. ...Вместе с тем, несмотря на это
досадное недоразумение,  основные задачи  решены  -  банда  Лазовского
обезврежена..."
     Итак, оба высших правоохранителя подтвердили:  а) что Лазовский -
глава банды,  на счету которой несколько заказных убийств;  б) что все
вышеописанные эпизоды с  задержаниями  сотрудников  УФСБ  имели  место
быть;  в)  что достаточно четко прослеживаются связи между московскими
чекистами и межрегиональными бандитами.  И еще один - неутешительный -
вывод: либо всю эту историю действительно посчитали "недоразумением" и
проштрафившиеся  сотрудники   УФСБ   отделались   легкими   служебными
взысканиями,  либо дело для этих чекистов приняло гораздо более крутой
оборот, но нам, налогоплательщикам, знать об этом не обязательно.
     По данным "Коммерсанта", в действительности внутренняя "разборка"
в ФСБ протекала  по  следующему  сценарию.  После  запроса  Щекочихина
Трофимов  вызвал  к  себе  одного  из  замов  и  приказал  подготовить
необходимые распоряжения о  немедленном  увольнении  всех  сотрудников
УФСБ, упомянутых в публикации. Однако заместитель (возможно, тот самый
генерал Семенюк) не повиновался. "Тогда сам пиши заявление об уходе по
собственному  желанию",  -  сказал  ему  Трофимов.  Но потом,  по всей
видимости, смягчился.
     В итоге   проштрафившихся   чекистов   отправили   в   длительные
командировки в "горячие точки".  Лазовский же получил всего  два  года
лишения  свободы  -  за  хранение  пистолета  (что там говорил генерал
Колесников  о  его   участии   в   заказных   убийствах?).   Возможно,
правооохранительные  ведомства действительно смогли бы не выносить сор
из избы, но события развивались по своей, неумолимой логике.
     В феврале   97-го   сотрудники  МУРа  и  Главного  управления  по
незаконному обороту наркотиков  МВД  России  задержали  еще  двух  (по
другим  данным  - трех) подчиненных Трофимова.  На сей раз за торговлю
кокаином.  Данную операцию стали готовить еще с декабря 96-го года.  В
ходе  серии  операций  по  пресечению  каналов  поступления  в столицу
дорогостоящих  синтетических  наркотиков  сотрудниками   УБНОНа   были
задержаны  две  студентки факультета журналистики одного из московских
вузов (не секрет, что столичные высшие школы в последние годы все чаще
становятся  очагами распространения "белой смерти").  У без пяти минут
журналисток конфисковали несколько сотен  таблеток  МДМА  ("экстези").
Милиционерам в каком-то смысле повезло: эти студентки впервые получили
такую крупную партию "колес" на реализацию.
     В начале февраля оперативники вышли и на оптовика,  поставлявшего
в вузы всю эту отраву.  Торговец был взят  с  поличным:  в  тот  самый
момент   он  пытался  сбыть  480  граммов  кокаина.  Стоимость  товара
оценивалась   в   25   тысяч   "зеленых".   Клубок   стал   потихоньку
разматываться.
     Еще через несколько дней было установлено,  что отраву на продажу
оптовик  всегда  получал  от  одного и того же человека.  Этот человек
оказался...  оперуполномоченным УФСБ по Москве и  Московской  области!
Все  стрелки  снова  сходились  на  этом ведомстве.  Чекист,  которого
арестовали, как оказалось, хорошо знал Уголовно-процессуальный кодекс.
По  крайней  мере  те  его  статьи,  где  сказано,  что чистосердечное
признание и помощь следствию могут смягчить наказание.  Видимо,  страх
перед  большим  сроком  и  толкнул его на тот шаг,  который при других
обстоятельствах сочли бы предательством...
     Задержанный уполномоченный  на  допросах  сообщил,  что он - лишь
посредник в длинной  кокаиновой  цепочке.  Основным  же  организатором
поставок  порошка  являлся  еще  более  серьезный  господин  - старший
следователь по особо важным делам из того же ведомства.  Был назван  и
еще один чекист,  видимо, бывший у следователя в подручных. Дальнейшие
опросы  сослуживцев  задержанных  наркоторговцев  показали,  что  этот
следователь был очень скрытным человеком и никто даже не догадывался о
его "хобби".  Он никогда не приобретал дорогих машин и вообще был тише
воды и ниже травы. Известие о его аресте воспринималось как сенсация.
     Итак, за короткое время - два громких  скандала  в  УФСБ.  Миф  о
пресловутой  чистоте  рядов  "внуков  Дзержинского" лопнул как мыльный
пузырь.  Оказалось,  чекисты  работают  в  личной  охране   преступных
авторитетов.  Оказалось,  изъятое  у  мафиози оружие они отдают другим
мафиози. Оказалось, они готовы рисковать собственной карьерой - только
чтобы   выполнить   некие   обязательства  по  "отмазке"  арестованных
бандитов.  Оказалось,  они не только не противостоят наркоторговле, но
сами  работают  в системе распространения "белой смерти",  причем - на
ключевых постах.
     Между прочим, через месяц после описываемых событий произошло еще
одно любопытное задержание наркоторговцев,  сопровождавших ценный груз
из Средней Азии.  Оба арестованных оказались слушателями Академии ФСБ,
состоящими в штате органов госбезопасности Таджикистана...
     Что самое удивительное,  пресловутого эффекта разорвавшейся бомбы
все эти разоблачительные сообщения и публикации не произвели. Общество
почти  не  прореагировало.  Выяснилось,  что  общество  уже привыкло к
страшной мысли: спецслужба и банда - это почти одно и то же.
     Поэтому, когда  через два дня после появления в газетах сообщения
о задержании наркодельцов в погонах пресс-секретарь Президента  России
Сергей   Ястржембский  сообщил,  что  генерал  Трофимов  отстранен  от
должности "за грубые нарушения, вскрытые проверкой Счетной палаты РФ и
упущения  в  служебной  деятельности",  по  поводу этой отставки стали
выдвигаться самые противоречивые версии.  И никто не хотел верить, что
причина  все-таки одна - простая и естественная:  Трофимова уволили за
то,  что под его руководством московские чекисты вошли в число крупных
московских преступных группировок.
     Но не тут-то было.  Многочисленные политологи и криминологи стали
публиковать  изыскания  на  тему:  "Он  слишком глубоко копал".  Стали
писать,  что  компромат  Щекочихину   подбросили   специально,   чтобы
подсидеть  Трофимова  (якобы это сделали бывшие чекисты,  затаившие на
уволившего  их  Трофимова  обиду).  Что  и   "утечка"   о   задержании
наркодельцов   была   преднамеренной.   Более   того,  санкционирована
руководством МВД. Утверждали, что именно при Трофимове главной задачей
УФСБ  стала  борьба  с коррупцией и организованной преступностью.  Что
"именно ему госбезопасность обязана возрождением былого авторитета".
     Впрочем, к  всевозможным  домыслам  подталкивало  процитированное
заявление   президентской   администрации   о   мотивах    отстранения
высокопоставленного  руководителя  спецслужбы.  Ведь  на  первом месте
здесь стояла ссылка на выявленные Счетной  палатой  нарушения.  Однако
аудитор,  проверявший  УФСБ,  вскоре  сообщил,  что  претензии к этому
ведомству были весьма незначительными и, уж конечно, не могли являться
причиной столь громкой отставки.
     Как выяснилось, речь шла о странном сотрудничестве УФСБ по Москве
и Московской области с двумя коммерческими банками:  "Супримэксбанком"
и  банком  "Возрождение".  Поскольку  бюджетные  перечисления  в  фонд
заработной  платы  шли  с большими задержками,  Трофимов договорился с
руководством КБ  о  выделении  беспроцентных  ссуд  и  их  последующей
компенсации,  когда  эти  деньги поступят из казначейства Минфина.  То
есть свою зарплату чекисты стали получать не в родной  бухгалтерии,  а
фактически в двух вышеуказанных банках.  Причем те, которых обслуживал
"Супримэкс-банк",  имели кредитные карточки, с помощью которых снимали
деньги прямо на рабочем месте:  банкомат "Супримэкса" был установлен в
офисе московской контрразведки.
     Спрашивается: для  чего банки шли на заведомо невыгодные для себя
коммерческие операции с беспроцентными ссудами? Ведь если те же деньги
направить,  к примеру,  на "короткие" кредиты, навар получился бы куда
более впечатляющий.  Только ли из чувства патриотизма действовали  эти
финансисты? Или у них был некий негласный договор с тем же Трофимовым?
     Характерно, что в этих операциях  были  задействованы  далеко  не
самые  крупные  банки,  а значит,  и службы безопасности у них были не
самые мощные.  В общем,  патронаж московских чекистов оказался бы  для
них весьма кстати.  Одним словом, возникал вопрос: не было ли за время
странного партнерства между банками и гэбистами каких-то  действий  по
защите одними коммерческих интересов других?  И второй вопрос: если бы
у компетентных,  например,  налоговых  органов  возникли  претензии  к
указанным КБ - не случилось бы новой стычки между нашими спецслужбами,
как это произошло в истории с Лазовским?
     Так или  иначе,  большинство наблюдателей сошлось во мнении,  что
причины громкой отставки Трофимова лежали не  в  области  коммерческих
злоупотреблений и не в области криминальных связей - а в сфере большой
политики.
     По мнению   журналистки   Натальи   Геворкян,   известной  своими
разоблачительными статьями на гэбэшную тему,  Трофимов до марта  97-го
года оставался едва ли не единственным ставленником давно отправленных
в отставку Коржакова и  Барсукова  в  высших  органах  государственной
власти. В свое время он понадобился бывшим президентским фаворитам еще
и потому,  что якобы собрал довольно серьезный компромат на Лужкова  и
Гусинского.  Именно  Барсуков  вернул  Трофимова  из  Академии  ФСБ на
реальную службу и поставил во главе московского управления.
     Однако сразу  после  прихода  к власти "партии Чубайса" Трофимова
менять  почему-то  не  стали.  Геворкян  предполагает,  что   причиной
промедления  было  пресловутое  "дело  о  коробочке",  в расследовании
которого  главный  чекист  Москвы  принимал   самое   непосредственное
участие.  Его  отстранение  в то время сочли бы как прямое давление на
следствие.  Более того,  это походило бы на  откровенную  политическую
репрессию.  Таким образом, в Кремле ждали "новых обстоятельств". И они
появились.
     Одним из них стал разгоревшийся с невиданной силой конфликт между
главным столичным  чекистом  и  московским  мэром.  Лужков  не  только
отказывался работать с Трофимовым, но даже демонстративно заставил его
уйти с заседания по проблемам  борьбы  с  преступностью,  проходившего
сразу после назначения Лебедя.
     Но и Трофимов в долгу не остался.  В  столичной  прессе  одна  за
другой  стали  появляться  публикации,  дискредитирующие  мэра  и  его
окружение, которые были написаны явно с подачи оперативников УФСБ.
     В общем,  не  случайно  искушенный в высшей политике председатель
думского  комитета  по  безопасности  Виктор  Илюхин  после   отставки
Трофимова изрек одну-единственную фразу: "Это месть Чубайса за коробку
с долларами".
     Немало темных  историй  в последние годы было связано с еще одной
спецслужбой  с   непонятной   для   обывателя   аббревиатурой:   ФАПСИ
(Федеральное агентство правительственной связи и информации).  Главная
и  единственная   ее   задача   -   обеспечивать   надежное   хранение
государственных  секретов,  то  есть оберегать все каналы,  по которым
проходит правительственная связь от возможных  утечек  и  повреждений.
Однако   и  здесь  появились  люди,  весьма  творчески  относящиеся  к
возложенным на них обязанностям.
     Настоящий скандал   разразился   в   мае  96-го  года.  У  многих
задержанных по подозрению в  совершении  тяжких  преступлений,  в  том
числе  у  членов  преступных  группировок,  были обнаружены поддельные
документы работников ФАПСИ.  Причем эти "ксивы" были  подделаны  столь
искусно, что отличить их от подлинников было довольно сложно.
     После проведения экспертизы фальшивок следственные органы  пришли
к  выводу,  что все они изготовлены в одном месте.  МУРом совместно со
службой собственной безопасности ФАПСИ была проведена спецоперация  по
установлению и поимке изготовителей подложных документов. В итоге была
задержана группа  из  трех  человек:  работника  одной  из  московских
типографий,   сотрудника  коммерческой  фирмы  (прежде  работавшего  в
органах госбезопасности) и сотрудника частного охранного  предприятия,
за  три года до этого уволившегося из ФАПСИ.  Собственно,  в том,  что
производство фальшивок организовал кто-то из своих,  сотрудники службы
внутренней безопасности ФАПСИ не сомневались.
     Дело действительно было поставлено на широкую ногу.  В результате
обысков  на  квартирах  подозреваемых,  а также в двух частных и одной
государственной типографиях,  было обнаружено и изъято около 60 вклеек
в удостоверения ФАПСИ,  почти 50 вклеек в удостоверения МУРа, около 70
вклеек в  удостоверения  работников  правительства  Москвы,  несколько
десятков   чистых   "корочек",  светокопии  клише  других  документов,
поддельные печати.  И в придачу ко всему - целый  арсенал  патронов  к
"Макарову".
     На черном рынке поддельные "ксивы"  стоили  по  200  долларов  за
штуку.  Причем распространялись они не только в Москве,  но и в весьма
отдаленных  регионах.  В   результате   доступ   в   правительственные
учреждения  и  на  закрытые объекты мог получить любой "авторитет" или
вор в законе.  При этом ему  было  позволено  всегда  иметь  при  себе
огнестрельное  оружие  и  получать  облегченный  режим  таможенного  и
прочего контроля.
     Главный вопрос, возникший в ходе следствия - имело ли отношение к
торговле фальшивками само ФАПСИ - вроде  бы  получил  разрешение.  Как
значилось в материалах проверки,  таковая связь не установлена. Однако
для изготовления фальшивок требуется оригинал.  Кто же именно и  каким
образом  поставлял  образцы  удостоверений  ФАПСИ  и  МУРа мошенникам?
Ответа мы так и не услышали.
     Тем же  летом  был  начат  уголовный  процесс  против сотрудников
кемеровского отделения ФАПСИ.  Все  началось  с  ареста  в  Москве  по
представлению начальника управления ФСБ Кемеровской области пенсионера
на  договоре  Анатолия  Горизонтова.  Арест  был  связан   с   работой
Горизонтова  в АОЗТ "МО ПНИЭИ",  являющемся структурным подразделением
ФАПСИ.
     Указанное АОЗТ  выступало  в  качестве генерального подрядчика по
работам,  которые  проводило  ФАПСИ  по   поручению   Центробанка.   В
частности,  от  ЦБ  поступил  заказ на проведение серии мероприятий по
защите   компьютерных   баз   данных   и   коммуникаций    связи    от
несанкционированного доступа.  Часть крупной суммы,  выделенной на эту
программу,  ФАПСИ  передал  МО  ПНИЭИ  -  для  обеспечения  проводимых
мероприятий необходимым оборудованием и технологиями.  В свою очередь,
институт энную сумму  "отстегнул"  субподрядчику,  в  задачи  которого
входили черновые и монтажные работы - как раз за их качеством и следил
Горизонтов.
     Эта достаточно простая схема в реальной жизни ужасно усложнилась.
Поскольку к делу приступили конкретные,  живые люди -  сотрудники  ЦПС
ФАПСИ  подполковник  Китов  и  майор  Счастный.  А  им  было интересно
соблюсти не только официальные договора,  но и  свою  частную  выгоду.
Поэтому    была   выстроена   весьма   хитрая   комбинация.   Хотя   в
действительности все работы выполнял  институт,  дело  было  оформлено
так,  будто  часть  нагрузки взяла на себя некая фирма "Виктория" (как
считают следователи,  существовавшая лишь на бумаге).  Характерно, что
от   имени   гендиректора   "Виктории"  на  соответствующих  договорах
расписывался подполковник Китов.
     Чтобы замести  следы,  деньги  за  якобы  проведенные "Викторией"
работы переводились не на ее счета,  а в один из московских банков - в
счет погашения долга,  который опять же якобы имела эта фирма. А сумма
была  переведена  немалая  -  сто  миллионов  рублей.  Ее   сразу   же
обналичили,  причем  конвертировав  в валюту.  "Черный нал" в долларах
снял все тот же полковник Китов.
     Половина суммы   осталась   у   участвовавшего  в  этой  операции
Горизонтова.  Однако за деньгами к нему явился не Китов,  а сотрудники
кемеровского ФСБ.  Оказалось,  что именно ему решили в итоге приписать
роль  главного  афериста.  Дело  в  том,   что   Китов   и   Счастный,
почувствовав,  что запахло жареным, оформили себе явку с повинной. Они
"чистосердечно признались",  что в  данной  махинации  они  были  лишь
"шестерками",  а  вдохновителем  и  организатором  победы  над законом
выступал пенсионер Горизонтов.  Однако, даже если не брать в расчет то
обстоятельство,  что все липовые договора подписывал не Горизонтов,  а
руководство института и ЦПС ФАПСИ,  трудно поверить, что пенсионер сам
смог  бы обналичить в банке с одновременной конвертацией такую крупную
сумму.
     В то  же  время  разразился  гораздо  более крупный скандал:  был
отстранен от должности  и  арестован  финансовый  босс  ФАПСИ  Валерий
Монастырецкий.  Поскольку  дело  против генерал-майора было возбуждено
ФСБ, его сразу поместили в Лефортово. Позже его переместили в Бутырку,
а  оттуда  - в "Матросскую тишину".  По немногочисленным утечкам можно
было судить,  что суть предъявленных  генералу  обвинений  сводится  к
экономическим   злоупотреблениям.   Однако   сам  Монастырецкий  через
адвокатов заявил, что на него произошел чисто "гэбистский" наезд, ни к
каким финансам отношения не имеющий.
     Поскольку в письмах "на волю" Монастырецкий выдвинул в том  числе
и   личные  обвинения  в  адрес  контрразведчиков,  они  сочли  нужным
ответить.   Интервью    дал    начальник    отдела,    осуществлявшего
контрразведывательное   обеспечение   ФАПСИ,   Михаил   Астахов.  (Его
Монастырецкий обвинил в  небескорыстных  связях  с  германской  фирмой
"Сименс".)  По  словам  полковника  Астахова,  в  поле  зрения органов
контрразведки Монастырецкий попал еще в 1994 году.
     Впрочем, эту  историю следует начинать с развала КГБ в 91-м году,
когда в структуре центрального аппарата Лубянки было создано несколько
коммерческих  фирм для реализации лишней техники и имущества КГБ.  Эту
распродажу контролировал Монастырецкий.  В 92-м,  когда военнослужащим
заниматься коммерцией запретили, он уволился в запас и возглавил фирму
"Роскомтех".   Фирма   специализировалась   на   торговле    кабельной
продукцией,  цветными  и  редкими  металлами.  В  93-м  по  инициативе
руководства ФАПСИ он  возвращается  на  службу,  а  вскоре  становится
начальником    финансово-экономического    управления    и    получает
генеральские лампасы.
     А "на  хозяйстве"  в  "Роскомтехе"  остается его жена.  Уже через
месяц после возвращения Монастырецкого в лоно госбезопасности на  счет
этой  фирмы  ФАПСИ  переводит  100  тысяч  долларов  на  закупку некой
продукции. Позже следует еще один перевод - 30 тысяч долларов. Астахов
утверждает,  что ни в том,  ни в другом случае пресловутую "продукцию"
ФАПСИ не получило.  То же самое  произошло  и  с  аналогичной  фирмой,
которую  возглавлял двоюродный брат Монастырецкого.  Туда утекло еще 5
миллиардов невозвратных рублей.
     Но самые  любопытные эпизоды в "деле Монастырецкого" относились к
его  сотрудничеству  с  иностранцами.  Например,  Астахов  упомянул  о
сотруднике одной из западных спецслужб,  объявленном в советское время
персоной нон грата,  который во время  загранкомандировки  финансового
босса   ФАПСИ   в   начале  95-го  года  оформил  на  его  имя  фирму,
зарегистрированную на Британских Виргинских островах.
     Немало вопросов  у  сыщиков  возникло и в связи с сотрудничеством
ФАПСИ с известной немецкой фирмой "Сименс".  Работа  осуществлялась  в
рамках  программы  "Гермес",  утвержденной  постановлением Российского
правительства.  Следователи  выяснили,  что   с   руководством   фирмы
Монастырецкий заключил соглашение, по которому определенный процент от
суммы контрактов заключенных между агентством  и  немецкой  компанией,
поступал   на   счета   личной   фирмы   генерал-майора   в  одном  из
западноевропейских государств.  Именно по этому  эпизоду  ему  и  было
предъявлено   обвинение.   Остальные   остались   в  виде  оперативной
информации.
     А ее   немало.   Например,  о  том,  как,  находясь  в  служебной
командировке  в  Германии  в  начале  1995  года,  генерал  неожиданно
оказался  на территории сопредельного государства,  где и был задержан
местной полицией с большой суммой наличной валюты.  По данным ФСБ,  он
перевозил ее транзитом из люксембургского банка - в швейцарский, где у
Монастырецкого тоже были личные счета.  При этом  у  него  изъяли  три
российских загранпаспорта, в том числе дипломатический.
     Кстати, в  этой  зарубежной  поездке  Монастырецкого  сопровождал
Дмитрий Старовойтов,  сын главы ФАПСИ генерала Старовойтова, по словам
Астахова,  являющийся руководителем ряда коммерческих фирм. Они, как и
те,   что   возглавляют   родственники   Монастырецкого,  работали  по
контрактам с ФАПСИ.  Дмитрий якобы имел валютные и рублевые депозитные
счета  с  колоссальными  процентами  (десятки  тысяч годовых) в том же
московском банке, где хранил кейсы с долларами и дойчмарками.
     В декабре   того   же   95-го,  когда  генерал  уже  не  исполнял
обязанностей руководителя финансового управления  ФАПСИ,  он  все-таки
смог  издать  распоряжение,  по  которому в упомянутый московский банк
было переведено 28 миллиардов рублей. За какие именно услуги, для всех
так  и  осталось  тайной.  Уже после его ареста ФАПСИ купило у того же
банка за 11 миллионов долларов самолет.
     Впечатляют и  оценки личного состояния Монастырецкого,  сделанные
сотрудниками  ФСБ.  Квартира  на   улице   Вересаева,   где   генерала
"повязали",  стоит 1,3 миллиона долларов. Мебель - 135 тысяч долларов.
Плюс еще три квартиры, полученные от органов госбезопасности. Плюс две
"Вольво"  и  два  джипа  "Чероки".  Плюс  1,5  миллиарда рублей,  если
перевести по курсу найденные в личной "ячейке" Монастырецкого в  одном
из  коммерческих  банков доллары и дойчмарки.  В квартире на Вересаева
были обнаружены и ключи от депозитарного сейфа в зарубежном  банке.  А
еще - незарегистрированное нарезное оружие и боеприпасы. Одним словом,
генерал был "упакован" по полной программе.
     В свою очередь,  Монастырецкий в "письмах на волю" рассказал, что
"наезд" на него был осуществлен под  нажимом  Барсукова  и  Коржакова.
Дело   в   том,   что  у  него  появились  материалы  о  неправомерном
использовании  бюджетных  средств,  выделенных  СБП  и  ГУО  (то  есть
ведомствам  Коржакова  и  Барсукова)  на  оборудование  спецтехникой и
спецсвязью зданий Кремля,  Дома правительства и Государственной  думы.
Значительные средства были направлены не по назначению, а часть из них
и вовсе "растворилась".
     В любом  случае  со времен сталинских репрессий трудно припомнить
аналогичный скандал в недрах прежде единой системы госбезопасности. И,
уж  конечно,  все  это  никак  не  способствует  скорейшей  победе над
организованной преступностью.



     Куда же мы идем?  Таков любимый вопрос обывателя после  прочтения
им  очередной  газетной  криминальной  мелодрамы  (трагедии,  комедии,
триллера).    К    катастрофе    -     не     задумываясь     отвечает
политик-оппозиционер.   К   правовому   государству  -  со  сдержанным
оптимизмом констатирует высокопоставленный чиновник.  И та,  и  другая
оценка  основаны скорее на ощущениях,  чем на конкретном знании.  Их и
наша общая проблема в том, что между анализом и прогнозом обычно лежит
целая пропасть. Мы верим и голосуем за политика, который жестко, четко
и  афористично  диагностирует  нынешний  "кризис  всего  и  вся".   Мы
предполагаем,  что  если  он  ясно видит,  что происходит сегодня,  то
наверняка найдет из этого тупика такой же простой  и  ясный  выход.  В
этом-то  и состоит наша главная,  непоправимая ошибка.  От правильного
диагноза до единственно верного рецепта так же далеко, как от философа
до пророка.
     На самом деле  для  того,  чтобы  делать  далеко  идущие  выводы,
необходимо  как минимум проанализировать статистические данные по всем
видам преступности за несколько минувших лет.  Но насколько  адекватно
официальная  статистика  МВД отражает объективную реальность?  По моей
просьбе итоги криминального 1995 года (подведенные только  к  середине
1996  года)  прокомментировал  профессор Института государства и права
РАН Виктор Лунеев.
     Для начала  проанализируем  динамику  общего числа преступлений с
начала 90-х.  В начале 1992-го ежемесячные темпы прироста преступности
достигали  45  процентов.  В  середине  того же года Президент хлопнул
кулаком: "Так нельзя!" Правоохранители задачу усекли: в статистике МВД
темпы прироста неожиданно быстро стали сокращаться, упав к концу 92-го
до 27 процентов (за год),  1993-й принес всего 1,4 процента годовых, а
в 1994-м преступность даже сократилась на 6 процентов.  То есть за два
года темпы криминализации снизились в 50 раз.  Не надо обладать ученой
степенью,  чтобы  понять  абсурдность этих цифр.  И не случайно в 1995
году преступность вновь пошла в рост (+4,7 процента).  Хотя нельзя  не
отметить   -   объективное   замедление   роста  преступности  все  же
происходит.
     Согласно той   же   статистике   МВД   возрастает  раскрываемость
преступлений: в 1995-м она достигла 65 процентов! Для сравнения: в США
за   последние   20-25   лет   раскрываемость  серьезных  преступлений
сохраняется на  уровне  22  процентов,  в  Англии  -  чуть  больше  30
процентов,  в  ФРГ  -  около 45 процентов.  Получается,  наши сыщики -
впереди планеты всей? С другой стороны, по криминологическим подсчетам
сотрудников  Института государства и права,  реальная раскрываемость в
1993 году составляла не более 20 процентов,  а обвинительные приговоры
получали около 10-12 процентов лиц,  совершивших преступления.  Если в
1995 году  раскрываемость  и  увеличилась,  то  не  более  чем  на  10
процентов.
     Как именно занижается статистика преступлений,  можно проследить,
сравнивая  официальные  данные  по  криминальной  милиции  (расследует
тяжкие  преступления)   и   по   милиции   общественной   безопасности
(занимается  очевидными  преступлениями).  Если  верить опубликованным
цифрам,  количество случаев, расследуемых криминальной милицией, почти
не  изменяется (0,3 процента прироста).  В то время как у их коллег из
милиции общественной  безопасности  работы  все  больше  (22  процента
прироста).  Но  ведь  эти  два  типа  преступности  - две составляющие
единого процесса.  Каким же образом правая рука оказалась  в  73  раза
длиннее левой? Очень просто: когда это возможно, тяжкие преступления у
нас попросту не регистрируют.
     Как ни  странно,  один  из  самых  высоколатентных (невыявленных,
неучтенных) видов тяжких преступлений -  убийства.  По  статистике,  в
1995   году   совершено  31,7  тысячи  умышленных  убийств  (вместе  с
покушениями).  Это чуть меньше,  чем в 1994 году.  Между тем,  уже  по
другой статистике,  в России десятки тысяч без вести пропавших: только
в 1994-м не найдено 22 тысячи человек.  А к этому надо  еще  прибавить
тысячи  и  тысячи  неопознанных  трупов (нередко с момента наступления
смерти прошел не один год)...  Таким  образом,  десятки  тысяч  убитых
людей наша статистика просто игнорирует.  Исключив из графы умышленных
убийств "бытовуху" (поножовщину в пьяном угаре), получим, что реальный
уровень  предумышленных  преступлений (к которым тщательно готовятся и
следы  которых  тщательно  прячут)  в  официальных  отчетах  почти  не
отражается.
     Однако наиболее "неучтенными" преступлениями оказываются  все  же
коррупция  и  хищение  государственного  имущества  (о  пропаже личной
собственности граждане все-таки иногда заявляют).  По нашим подсчетам,
соотношение  фактических  и  регистрируемых  преступлений этого типа -
примерно 1:1000. В целом учету внутренних органов поддается только так
называемая  "преступность  бедности" - злодеяния,  совершаемые бичами,
бомжами,  алкашами  и  прочими  маргиналами.   А   самая   опасная   -
"преступность  богатства,  власти и интеллекта" - в "бухгалтерию" МВД,
как правило, не попадает.
     О масштабах  "преступности богатства" можно судить по примерам из
другой сферы.  Например,  по малоизвестному докладу недолго пробывшего
на  посту  председателя  Госкомимущества  г-на  Полеванова  по  итогам
приватизации.  В  результате  денежной  приватизации  1992-1994  годов
(продажи   государственных  пакетов  акций  всех  предприятий  страны)
бюджеты всех уровней получили всего-навсего 1 триллион рублей.  Это (в
эквивалентной  валюте)  в  два  раза меньше,  чем то,  что получила от
приватизации крохотная  Венгрия.  Все  остальное,  видимо,  перешло  в
личные  карманы  и  на частные счета.  Но милицейская статистика этого
грандиозного процесса, естественно, не отражает.
     Не слишком  утешителен  и еще один криминологический показатель -
соотношение в общей структуре преступности корыстных и  насильственных
деяний (деление,  естественно,  условное). К насильственному криминалу
относят убийства, изнасилования и прочие преступления против личности.
Их доля в цивилизованных странах не превышает 1-2 процентов.  У нас же
- на порядок выше. Что более характерно для стран "третьего мира", чьи
граждане ради выживания не очень дорожат жизнями других.
     Не отражает официальная статистика и степени ущерба, причиненного
обществу   от  разных  видов  криминала.  Ведь  очевидно,  что  хорошо
регистрируемые случаи угона автотранспорта,  грабежей,  разбоя -  лишь
пена на основной,  *экономической* преступности. Истинных ее масштабов
в нашей стране не знает никто.  Мы можем фиксировать лишь  отрывочные,
спонтанно  всплывающие  свидетельства  -  такие,  как  высказывание  в
Госдуме Егора Гайдара о том,  что он,  будучи в правительстве, узнал о
разворовывании   100   тонн   золота.  Справки,  наведенные  в  МВД  и
прокуратуре,  показали,  что уголовного дела по этому факту  никто  не
возбуждал.
     И все  же  некоторые  позитивные  сдвиги  есть.  Прежде  всего  -
усиление   контроля   над   преступностью   -   правда,   не   столько
уголовно-правового,  сколько так называемого криминологического (того,
что  не  входит  в компетенцию органов правоохраны).  Речь о наведении
относительного   порядка   в   кредитно-финансовой   сфере,   усилении
налогового,  таможенного контроля и т.  д.  Кроме того,  усиливается и
самоконтроль:  внутренняя защита  общества  от  криминала:  укрепление
служб  безопасности  в  коммерческих  структурах,  адаптация граждан к
условиям дикого рынка.  Впрочем,  для того, чтобы серьезно затормозить
рост преступности, всего этого недостаточно.
     Другой отрадный  фактор  -   относительное   сокращение   уличной
преступности.  Это особенно важно, поскольку криминальный беспредел на
улицах (пик пришелся на 92-93-е годы) означает, что ситуация полностью
вышла  из-под  контроля  властей.  Относительный  порядок на улицах не
означает   сокращения   преступности   как   таковой    (она    просто
видоизменяется), но зато серьезно влияет на общественную стабилизацию.
     Есть в криминологии такой термин  -  порог  терпимости  народа  к
преступности.  Величина  этого  "порога" зависит от менталитета нации,
особенностей  ее  исторического  развития.  Речь  идет  о   том,   что
преступность   достигает  некоего  предела,  после  которого  общество
начинает контрнаступление ("сверху"  и  "снизу")  на  криминалитет.  У
американцев терпимость очень высока - и, как следствие, в США высока и
преступность:  ежегодно  совершается  15  миллионов  только  серьезных
преступлений.  В  России  официальные средние показатели криминального
вала - 2,7 миллиона в год.  И та, и другая статистика сильно занижены.
Если  сравнивать  коэффициент преступности (количество преступлений на
100 тысяч населения),  картина такова:  в  США  реально  -  15  тысяч.
Столько же  в  Швеции.  В  среднем  по  Европе  - 6-7 тысяч.  В России
(официально) - около 2  тысяч,  а  фактически  около  4-5.  По  мнению
профессора  Лунеева,  наш  "порог" - 5 тысяч преступлений на 100 тысяч
населения.  С достижением этого уровня  реакция  российского  общества
станет труднопрогнозируемой и, возможно, скажется на всей политической
системе страны.
     Так что  слова замминистра внутренних дел Владимира Колесникова о
том,  что  российским  правоохранителям  удалось-таки  сломать  хребет
преступности,  звучат,  конечно,  красиво,  но  имеют  мало  общего  с
реальностью.
     Гораздо взвешаннее говорил на встрече с журналистами,  на которой
присутствовал автор  этих  строк,  Генеральный  прокурор  России  Юрий
Скуратов:
     - Я думаю,  что за криминальную ситуацию в стране  в  ответе  все
общество.  По  крайней мере,  на ее развитие оказывают влияние порядка
250 различных социальных факторов.  И плохая работа правоохранительных
органов - это лишь один из них.  Преступность победить невозможно.  Ее
можно взять под контроль,  ограничить.  Я  думаю,  мы  найдем  в  себе
жизненные  силы,  чтобы  сделать  это.  Или  мы  выживем  как страна и
преступность преодолеем. Или...



     *Газеты*: "Общая  газета",   "Криминальная   хроника",   "Сегодня",
"Коммерсанть-дейли",  "Московский комсомолец", "Комсомольская правда",
"Российская газета",  "Собеседник",  "Аргументы  и  факты",  "Вечерняя
Москва", "Московская правда", "Новая газета".
     *Журналы*: "Огонек", "Профиль", "Итоги", "Лица".

=======================================================================
     Прим: ** - жирный {} - наклонный

     "Бесполезно бороться с преступностью -
     пока преступники у власти."

     Наборщик текста

Популярность: 719, Last-modified: Thu, 05 Mar 1998 17:38:48 GMT