Письмо в редакцию

     Новый мир.-- 1993.-- No2.-- С. 3-- 9.

     Нынешняя  обстановка заставляет меня обратиться в редакцию
с письмом, в котором -- и не в первый ухе раз-- я отзываюсь  на
вопрос  о  том,  каково  же  все-таки  положение, каковы роль и
значение интеллигенции в нашем обществе?
     Это -- не статья,  это  именно  письмо,  в  котором  автор
говорит   пусть   и  без  строгого  порядка,  но  так,  как  он
представляет себе дело  сегодня,  как  обязывает  говорить  его
собственный житейский опыт.
     Итак  -- что такое интеллигенция? Как я ее вижу и понимаю?
Понятие это чисто  русское  и  содержание  его  преимущественно
ассоциативно-эмоциональное.
     К  тому же по особенностям русского исторического прошлого
мы, русские люди,  часто  предпочитаем  эмоциональные  концепты
логическим определениям.
     Я пережил много исторических событий, насмотрелся чересчур
много   удивительного   и   поэтому  могу  говорить  о  русской
интеллигенции,  не  давая  ей  точного  определения,   а   лишь
размышляя о тех ее лучших представителях, которые, с моей точки
зрения,   могут   быть  отнесены  к  разряду  интеллигентов.  В
иностранных  языках  и   в   словарях   слово   "интеллигенция"
переводится,   как   правило,  не  само  по  себе,  а  вкупе  с
прилагательным "русская".
     Безусловно прав А. И. Солженицын: интеллигент  --  это  не
только  образованный человек, тем более не тот, которому он дал
такое  обозначение  как   "образованец"   (что-то   вроде   как
"самозванец"  или  "оборванец"),  это,  может быть, и несколько
резко, но Александр Исаевич понимает под этим обозначением слой
людей образованных, однако продажных, просто слабых духом.
     Интеллигент же -- это представитель профессии, связанной с
умственным трудом (инженер, врач, ученый, художник,  писатель),
и  человек,  обладающий  умственной  порядочностью.  Меня лично
смущает      распространенное       выражение       "творческая
интеллигенция",--  точно  какая-то  часть  интеллигенции вообще
может быть "нетворческой". Все интеллигенты в той или иной мере
"творят", а с другой  стороны,  человек  пишущий,  преподающий,
творящий  произведения искусства, но делающий это по заказу, по
заданию в духе требований партии, государства  или  какого-либо
заказчика  с  "идеологическим  уклоном",  с  моей точки зрения,
никак не интеллигент, а наемник.
     К интеллигенции, по моему  жизненному  опыту,  принадлежат
только  люди  свободные  в  своих  убеждениях,  не зависящие от
принуждений  экономических,  партийных,   государственных,   не
подчиняющиеся идеологическим обязательствам.
     Основной   принцип  интеллигентности  --  интеллектуальная
свобода,-- свобода  как  нравственная  категория.  Не  свободен
интеллигентный  человек  только  от  своей  совести  и от своей
мысли. Я убежден, впрочем, что можно быть и несвободным от  раз
и  навсегда  принятых  принципов.  Это касается людей "с лобной
психикой", отстаивающих свои старые, когда-то  ими  высказанные
или  даже  проведенные  в  жизнь  мысли,  которые сами для себя
сковывают  свободу.   Достоевский   называл   такие   убеждения
"мундирами",  а  людей с "убеждениями по должности" -- людьми в
мундирах.
     Человек  должен  иметь  право  менять  свои  убеждения  по
серьезным   причинам  нравственного  порядка.  Если  он  меняет
убеждения   по   соображениям    выгодности,--    это    высшая
безнравственность.  Если  интеллигентный человек по размышлении
приходит к другим мыслям, чувствуя свою неправоту,  особенно  в
вопросах, связанных с моралью,-- это его не может уронить.
     Совесть  не  только  ангел-хранитель человеческой чести,--
это рулевой его свободы, она заботится о том, чтобы свобода  не
превращалась  в  произвол,  но указывала человеку его настоящую
дорогу   в   запутанных   обстоятельствах    жизни,    особенно
современной.
     Вопрос  о  нравственных основах интеллигентности настолько
важен, что я хочу остановиться на нем еще.
     Прежде всего я хотел бы  сказать,  что  ученые  не  всегда
бывают    интеллигентны    (в    высшем    смысле,    конечно).
Неинтеллигентны они тогда, когда,  слишком  замыкаясь  в  своей
специальности,  забывают о том, кто и как может воспользоваться
плодами  их  труда.  И  тогда,  подчиняя  все  интересам  своей
специальности,  они  жертвуют  интересами людей или культурными
ценностями.
     Самый несложный случай -- это когда люди работают на войну
или производят опыты, связанные с  опасностью  для  человека  и
страданиями животных.
     В  целом, забота о специальности и ее углублении -- совсем
неплохое правило жизни. Тем более что в  России  слишком  много
непрофессионалов  берется  не  за  свое  дело.  Это касается не
только науки, но также искусства и политики,  в  которой  также
должен быть свой профессионализм.
     Я  очень  ценю профессионалов и профессионализм, но это не
всегда  совпадает  с  тем,  что  я  называю  интеллигентами   и
интеллигентностью.
     Я  бы  сказал  еще и так: интеллигентность в России -- это
прежде всего независимость мысли при  европейском  образовании.
(Почему  европейском -- скажу ниже.) А независимость эта должна
быть от всего того, что ее ограничивает,-- будь  то,  повторяю,
партийность, деспотически властвующая над поведением человека и
его  совестью,  экономические  и  карьерные  соображения и даже
интересы специальности, если они выходят за пределы допустимого
совестью.
     Вспоминаю кружок  русской  интеллигенции,  собиравшийся  в
Петрограде  в 20-е годы вокруг замечательного русского философа
Александра Александровича Мейера,-- кружок  "вторничан",  потом
получивший  название  "Воскресение"  (мейеровцы переменили день
своих  собраний  со  вторника  на  воскресенье).  Главным   для
"вторничан"   была   интеллектуальная  свобода  --  свобода  от
требований властей, времени, выгоды материальной, от  сторонних
взглядов (что скажет княгиня Марья Алексевна). Интеллектуальная
свобода  определяла  собой  мировоззренческое  поведение  таких
людей, как сам А А. Мейер и окружавшие его: К. А. Половцев,  С.
А.  Асколвдов-Алексеев,  Г.  Федотов,  Н.  П.  Анциферов, М. В.
Юдина, Н. И. Конрад, К. С. Петров-Водкин, Л. А. Орбели,  Н.  В.
Пигулевская и многие другие.
     Русская  интеллигенция  в  целом выдержала испытание нашим
Смутным временем, и мой долг  человека  --  свидетеля  века  --
восстановить  справедливое  к  ней  отношение. Мы слишком часто
употребляем выражение "гнилая интеллигенция",  представляем  ее
себе   слабой   и   нестойкой   потому,   что  привыкли  верить
следовательскому   освещению   дел,   прессе   и   марксистской
идеологии,  считавшей  только рабочих "классом-гегемоном". Но в
следственных делах оставались лишь те документы, которые играли
на руку  следовательской  версии,  выбитой  из  подследственных
иногда  пытками,  и  не только физическими. Самое страшное было
положение семейных. Ничем не ограниченный произвол следователей
угрожал пытками членам семьи, и мы не вправе строго судить тех,
кто, не вникая даже в суть подписываемого,  подтверждал  версии
следователей  (так  было, например, в знаменитом "Академическом
деле" 1929-- 1930 годов).
     Какими  высокими  и  мужественными   интеллигентами   были
интеллигенты из потомственных дворян! Я часто вспоминаю Георгия
Михайловича  Осоргина,  расстрелянного  28 октября 1929 года на
Соловках. Он уже находился в камере смертников,  когда  к  нему
неожиданно  для  соловецких  властей  приехала жена (урожденная
Голицына). Неожиданность  произошла  от  полного  беспорядка  в
тогдашних  лагерях:  власти на материке не знали, что по своему
произволу предпринимали начальники на острове. Так  или  иначе,
но  под  честное  слово  дворянина Осоргина выпустили из камеры
смертников на свидание с женой, обязав не говорить ей, что. его
ожидает. И он выполнил свое обещание, данное палачам. Через год
после краткого свидания Голицына уехала в Париж, не  зная,  что
на следующий же день Георгий Михайлович был зверски расстрелян.
     Или  одноногий  профессор  баллистики  Покровский, который
сопротивлялся  в  Святых   воротах   (увы,   снесенных   сейчас
реставраторами)  и  бил своей деревянной ногой конвоиров только
для того, чтобы не быть "послушным стадом".
     Или Г. Г. Тайбалин. Рискуя  жизнью,  он  приютил  в  своем
медпункте  старика мусульманина, "лучшего певца Старой Бухары",
совершенно беззащитного, ни слова не знавшего по-русски  и  ухе
по одному этому обреченного на гибель.
     Мужество  русской  интеллигенции,  десятки лет сохранявшей
свои    убеждения    в    условиях    жесточайшего    произвола
идеологизированной  советской  власти  и  погибавшей  в  полной
безвестности, меня поражало и поражает до сих пор.  Преклоняюсь
перед  русской интеллигенцией старшего, уже ушедшего поколения.
Она выдержала испытания красного террора, начавшегося не в 1936
или 1937 году, а сразу же после пришествия к масти большевиков.
     Чем  сильнее   было   сопротивление   интеллигенции,   тем
ожесточеннее    действовали   против   нее.   О   сопротивлении
интеллигенции мы можем судить по тому, какие жестокие меры были
против   нее   направлены,   как    разгонялся    Петроградский
университет,  какая  чистка происходила в студенчестве, сколько
ученых было  устранено  от  преподавания"  как  реформировались
программы в школах и высших учебных заведениях, как насаждалась
политграмота и каким испытаниям подвергались желающие поступить
в высшие школы. Детей интеллигенции вообще не принимали в вузы,
а   для  рабочих  были  созданы  рабфаки.  И  тем  не  менее  в
университетских городах возникали кружки самообразования и  для
тех,  кто учился в университете; петербургские профессора А. И.
Введенский и С. И. Поварнин читали лекции на дому, вели занятия
по логике, а А. Ф. Лосев издавал  свои  философские  работы  за
собственный счет.
     Русская  интеллигенция  вступила  в эпоху Красного Октября
закаленная в своем  сопротивлении  царскому  правительству.  Не
один  только  А.  А.  Мейер  собирал вокруг себя интеллигенцию,
используя свой опыт объединения, полученный  еще  в  ссылках  и
тюрьмах при царском правительстве.
     Два  парохода  понадобились  осенью 1922 года ("Пруссия" и
"Бургомистр Хаген"), чтобы вывезти из России  только  ту  часть
интеллигенции,  против  которой не могли быть применены обычные
меры ввиду ее общеевропейской известности.
     Можно было  бы  привести  пример  сотен  и  тысяч  ученых,
художников,   музыкантов,   которые   сохраняли  свою  духовную
самостоятельность    или    даже     активно     сопротивлялись
идеологическому    террору    --    в    исторической    науке,
литературоведении, в биологии, философии, лингвистике и  т.  д.
За  спинами  главарей различного рода разоблачительных кампаний
стояли толпы полузнаек, полуинтеллигентов, которые осуществляли
террор, прихватывали себе ученые степени и академические звания
на этом выгодном для них деле. Смею утверждать, что они не были
интеллигентами в  старинном  смысле  этого  слова.  Нет  ничего
опаснее полузнайства. Полузнайки уверены, что они знают все или
по   крайней   мере   самое   важное,   и   действуют  нагло  и
бескомпромиссно.   Сколько   людей   были    выброшены    этими
полузнайками  на  улицу! Остальным приходилось подкармливать не
только А. А. Ахматову, но и Б. М. Эйхенбаума, Д. Е.  Максимова,
В.  Л.  Комаровича, даже и академика Л. А Орбели -- пока ему не
дали отдельную  лабораторию.  Академик  И.  Ю.  Крачковский  из
собственных средств платил, заработную плату своим сотрудникам,
когда   занятия  древними  восточными  языками  были  объявлены
реакционными.



     Ну, а кто были первыми русскими  интеллигентами?  Если  бы
Владимир  Мономах  не писал свое "Поучение" преимущественно для
князей, то совестливость его и  знание  пяти  языков  могли  бы
стать   основанием   для   причисления  его  к  первым  русским
интеллигентам.  Но  поведение  его  не  всегда  соответствовало
вечным  и всеобщим правилам морали. Совесть его была ограничена
княжескими заботами.
     В сущности, первым интеллигентом на Руси был в конце XV --
начале XVI века Максим Грек -- человек итальянской и  греческой
образованности,  до  своего  монашества  носивший  имя  Михаила
Триволиса и принадлежавший к ученому  кругу  Альда  Мануция.  В
России  он  подвергался  гонениям, находился в заключении и был
причислен к лику преподобных только после своей  смерти.  Своею
жизнью  на  Руси  он  прочертив  как  бы  путь  многих и многих
интеллигентов.
     Князь Андрей Курбский был бы интеллигентом,  если  бы  он,
будучи  военачальником,  не  "отъехал"  от  Ивана Грозного. Как
князь он имел право выбирать  своего  сюзерена,  но  как  воин,
командующий войсками, он бежал не по совести.
     Не  было  на  Руси  подлинных интеллигентов и в XVII веке.
Были люди образованные и  по  европейским  меркам.  Но  высокой
русской  интеллигенции  нового  времени  в  древней Руси еще не
было.
     Бессмысленно задаваться вопросом -- была ли культура  Руси
до  Петра  "отсталой"  или  не отсталой, высокой или невысокой.
Нелепо сравнивать культуры "по росту" -- кто выше, а кто  ниже.
Русь,  создавшая замечательное зодчество (к тому же чрезвычайно
разнообразное по своим стилевым особенностям), высокую  хоровую
музыку, красивейшую церковную обрядность, сохранившую ценнейшие
реликты религиозной древности, прославленные фрески и иконы, но
не  знавшая  университетской  науки,  представляла собой просто
особый тип культуры  с  высокой  религиозной  и  художественной
практикой.
     Неправильно    думать,    что    интеллигенция   появилась
непосредственно    после    перехода    России    на    позиции
западноевропейской (европейской она была всегда) культуры.
     При  Петре не было интеллигенции. Для ее образования нужно
было соединение университетских знаний со свободным мышлением и
свободным мировоззренческим поведением.
     Петр опасался  появления  независимых  людей.  Он  как  бы
предчувствовал  их опасность для государства, он избегал встреч
с западноевропейскими мыслителями. Во  время  своих  поездок  и
пребывания  в  Западной  Европе  его  интересовали прежде всего
"профессионалы": государственные деятели,  военные,  строители,
моряки  и  рабочий  люд  -- шкиперы, плотники, корабельщики, то
есть все те, кто мог осуществлять его идеи, а не создавать  их.
Поэтому, может быть, у Петра лучше всего отношения складывались
с архитекторами среднего таланта и не сложились они с Леблоном,
предложившим  свой  план  строительства Петербурга. Может быть,
Петр был и прав. Изучая его .указания, сопровождавшиеся  иногда
мелкими  набросками, нельзя не удивляться самостоятельности его
градостроительной концепции.  Среди  талантливых  и  энергичных
практиков  Петр чувствовал себя свободнее, чем среди теоретиков
и мыслителей.
     Европа торжествовала при Петре  в  России  потому,  что  в
какой-то  мере  Петру удалось восстановить тот путь "из Варяг в
Греки" и построить у его начала Петербург, который был  прерван
в  России  татаро-монгольским  игом.  Именно это иго установило
непроходимую  стену  с  Западом,  но  не   установило   прочных
культурных  связей с Востоком, хотя русский государь принял под
свой скипетр на  равных  основаниях  Казанское  и  Астраханское
царства, признав их князей И вельмож.
     Петр  восстановил  связи  с  Европой,  но попутно лишил ее
земских  соборов,   упразднил   патриаршество   и   еще   более
закрепостил крестьян.
     Для  России  всегда была основной проблема Севера и Юга, а
не Запада и Востока,  даже  в  ее  Балканских,  Кавказских  или
Туркестанских  войнах  Защита  христианства  была  для России и
защитой    европейских    принципов    культуры:    личностной,
персонифицированной,   интеллектуально   свободной.  Поэтому-то
русская   интеллигенция   с   таким   восторгом    воспринимала
освобождение   христианских   народов   на   Балканах   и  сама
подвергалась гонениям за эти же самые европейские принципы.
     Первые настоящие, типично русские интеллигенты появились в
конце XVIII -- начале XIX века:  Сумароков,  Новиков,  Радищев,
Карамзин.  К  ним  нельзя  отнести даже Державина -- слишком он
зависел  от  власти.  Пушкин  несомненный  интеллигент.  Он  не
получал  золотых  табакерок и хотя жил в основном от гонораров,
но в своем творчестве  не  зависел  от  них  Он  шел  свободной
дорогой и "жил один".
     Как некое духовное сообщество интеллигенция заявила о себе
14 декабря 1825 года на площади Петровой. Восстание декабристов
знаменовало  собой  появление  большого числа духовно свободных
людей. Декабристы выступили против своих сословных интересов  и
интересов   профессиональных   (военных   в   том  числе).  Они
действовали  по  велению  совести,  а  их  "тайные  союзы"   не
Обязывали их следовать какой-то "партийной линии".
     В   то   же   время   терроризм,  зародившая  в  Росам,  и
"профессиональные революционеры", все эти Ткачевы и Нечаевы  (а
может быть, и Чернышевские?), были глубоко антиинтеллигентскими
личностями. Не интеллигенты были и те, кто становился на колени
перед "народом" или "рабочим классом", не принадлежа ни к тому,
ни  к  другому.  Напротив,  сам  рабочий,  обладая  достаточно,
высоким  профессиональным  и  непрофессиональным  кругозором  и
природной совестливостью (а таких было немало до той поры, пока
именем  "рабочего класса" не стали твориться преступления), мог
приближаться к тому, что мы называем общей интеллигентностью.
     Но вернемся к нашему времени.
     Усиленная духовная активность  интеллигенции  пришлась  на
первое  десятилетие  советской власти. Именно в это десятилетие
репрессии   были   в   первую   очередь    направлены    против
интеллигенции.  В  последующие тридцатые годы репрессии были не
только против интеллигенции (против нее они были всегда), но  и
против  крестьянства,  ибо крестьянство, которое сейчас принято
называть "безграмотным", обладало своей тысячелетней культурой.
Духовенство,  городское  и  сельское,  отдельные  представители
которого еще до революции проявляли себя как интеллигенты (отец
Павел   Флоренский),   снова   выделило   из  своей  среды  ряд
замечательных представителей  интеллигенции  (Сергий  Булгаков,
Викторин Добронравов, Александр Ельчанинов и другие).
     Итак,  большинство русской интеллигенции не запятнало себя
отступничеством. Я мог бы назвать десятки имен  людей,  которые
честно прожили свою жизнь и не нуждаются в оправдании себе тем,
что "мы так верили", "мы так считали", "такое было время", "все
так делали", "мы тогда еще не понимали", "мы были под наркозом"
и   пр.  Эти  люди  исключают  себя  из  числа  интеллигентных,
обязанностью которых всегда было и остается:  знать,  понимать,
сопротивляться,  сохранять свою духовную самостоятельность и не
участвовать  во  лжи.  Не  буду  приводить  фамилии  всех   тех
самозваных  интеллигентов,  участие  которых  в различного рода
кампаниях и проработках с самого начала не  было  случайностью.
Их  было  много, но винить из-за них всю русскую интеллигенцию,
против которой все семьдесят  лет  были  направлены  репрессии,
никак  нельзя.  К  тому же, не было бы старой интеллигенции, не
было бы и диссидентов помоложе.  Интеллигенция  все  это  время
была главным врагом советской власти, так как была независима.
     Годы борьбы государства с интеллигенцией были одновременно
годами,  когда  в  официальном  языке  исчезли  понятия  чести,
совести, человеческого достоинства, верности  своим  принципам,
правдивости,   беспристрастности,  порядочности,  благородства.
Репутация    человека    была    подменена     характеристиками
"треугольников",  в  которых  все  эти  понятия и представления
начисто  отсутствовали,  а  понятие  же  интеллигентности  было
сведено к понятию профессии умственного труда.
     Неуважение  к  интеллигенции  --  это и нынче неуважение к
памяти тысяч и тысяч людей, которые мужественно  вели  себя  на
допросах  и  под  пытками,  остававшихся  честными  в лагерях и
ссылках, во время гонений на те или иные направления в науке.
     В будущем, когда станут публиковаться отдельные  дела  ЧК,
ОГПУ  или КГБ, опять-таки следует иметь в виду; что в протоколы
следствий заносились только те материалы, которые  подтверждали
заранее составленную следователем версию. Бесследно исчезали из
дел   те,  кто  "помог  следствию"  или  давал  предварительные
материалы для ареста -- агентурные данные. Из дал  исчезли  все
проявления    мужества    подследственных.    Арестованных   не
освобождали: "Органы зря не берут!"  Эта  мысль  укреплялась  с
годами все сильнее.
     Поэтому  и  нынче  публиковать  "дела"  следует  только  с
комментариями -- на научной основе.
     Интересно,  как  выслушивали  интеллигентные   люди   свои
приговоры. Позволю себе привести и еще некоторые воспоминания.
     Это  было в 1928 году, примерно в начал" октября. Нас всех
по делу студенческого  кружка  "Космическая  Академия  наук"  и
Братство  Серафима  Саровского вызвали к начальнику тюрьмы (ДПЗ
-- Дом  предварительного  заключения  на  Шпалерной   улице   в
Ленинграде).  Начальник  с  важным и крайне мрачным видом сидел
насупившись, а мы все стояли. Впереди  стоял  Игорь  Евгеньевич
Аничков,  получивший  воспитание  за границей и бывший типичным
представителем старой русской интеллигенции. Загробным  голосом
начальник  объявил:  "Выслушайте  приговор". Отлично помню, что
слово  "приговор"  он  произнес  с  правильным   уваренном   на
последнем  слоге.  Затем  медленно  и важно он стал читать этот
самый приговор неизвестно чей, ибо суда не было. Все это  время
Игорь  Евгеньевич  стоял  со  скучающим  видом.  Едва начальник
закончил чтение, Игорь Евгеньевич небрежно спросил:  "Это  все?
Мы  можем  идти?"  И не дожидаясь ответа, двинулся к выходу. Мы
все тронулись за ним мимо  растерявшихся  конвоиров.  Это  было
великолепно.
     Черта,  определявшая характер русской интеллигенции,-- это
отвращение к деспотизму, воспитала в ней  стойкость  и  чувство
собственного достоинства.
     Ну,  а  что  же: интеллигенция -- это западное явление или
восточное? Ответ на этот вопрос лежит в  том,  признаем  ли  мы
Россию   Западом   или   Востоком.   Один  из  главных  столпов
интеллигентности  --  характер  образованности.   Для   русской
интеллигентности  образованность  была  всегда  чисто западного
типа.
     Если  Россия  --  это  Восток   или   даже   Евразия,   то
западноевропейский  характер  ее образованности позволяет легко
оторвать интеллигенцию от народа, оправдать  в  известной  мере
отрицательное  отношение  к ней господствовавшего в России слоя
полуинтеллигенции,  полуобраэованцев  и  образованцев.   И   не
поэтому  ли,  не  из  желания  ли  оторвать  одно  от  другого,
Евразийство за последние годы приобретает  у  нас  мракобесный,
черный характер?
     На  самом  же  деле Россия -- это никакая не Евразия. Если
смотреть на Россию с  Запада,  то  она,  конечно,  лежит  между
Западом и Востоком. Но это чисто географическая точка зрения, я
бы  даже  сказал  --  "картографическая".  Ибо Запад от Востока
отделяет разность культур, а не условная  граница,  проведенная
по  карте.  Россия -- несомненная Европа по религии и культуре.
При этом в культуре ее не найти резких различий между  западным
Петербургом и восточным Владивостоком.
     Россия  по  своей  культуре  отличается от стран Запада не
больше, чем все они различаются между собой: Англия от  Франции
или  Голландия  от  Швейцарии.  В Европе много культур. Главная
связующая   среда   России   с   Западом   --   это,   конечно,
интеллигенция, хотя и не одна она.
     Для России проблема "Восток -- Запад" играет меньшую роль,
чем связи  "Юг  --  Север".  На  это, кажется, никто не обращал
особого внимания, но это именно так.
     Взгляните все на  ту  же  карту  Европы,  в  частности  --
Восточной   Европы.  Заметьте:  основными  путями  сообщения  в
течение долгого  времени  были  реки,  в  основном  текущие  по
меридиональным направлениям: с севера на юг или с юга на север.
Они  связывают между собой бассейны Балтийского и Черного морей
в конечном счете со Средиземноморьем. Путь "из Варяг  в  Греки"
(я  пишу  их  с большой буквы, так как Варяги и Греки -- это не
народы, а страны) был главным торговым путем, путем и военным и
распространения культуры.
     Автор  "Повести  временных  лет"  XI  века  именно  так  и
описывает  географические  пределы Руси, начиная с водораздела,
"Оковского леса",  и  по  направлению  рек,  берущих  там  свое
начало:  какие  реки  текут  в  какое  море. Границ нет -- есть
направления течения рек.
     Русь имела  два  равноправных  центра  на  этих  путях  --
Новгород  и  Киев.  С Севера по этому пути приходили по найму и
приглашению  варяги.   На   Севере   обосновались   Рюриковичи,
спустившиеся  на  Юг к Киеву и осевшие как государственная сила
по всему пути от Ладоги до  Херсонеса.  С  Юга  из  Византии  с
помощью   болгарского   посредства  пришла  духовная  культура,
европейская религия христианства, связавшая тесными узами  Русь
с   Западной   Европой.   Если  определять  культуру  Руси  как
соединяющую главные культуры Европы Х-- ХП веков, то ее следует
определять как Скандовизантию,  а  не  как  Евразию.  Кочевники
Востока  и южных степей Руси очень мало внесли в создание Руси,
даже когда оседали  в  пределах  русских  княжеств  в  качестве
наемной военной силы.
     Русские   смешивались   прежде   всего  с  финно-угорскими
народами, вместе с которыми, по легенде, они призывали  братьев
Рюрика,  Синеуса  и Трувора. (См. в "Повести временных лет" под
862 годом: "Реша (сказали.-- Д. Л.) руси, чюдь  (будущие
эстонцы.  --  Д.  Л.),  словени и кривичи и весь (вепсы,
финно-угорское племя. -- Д. Л.):  "Земля  наша  велика  и
обидна, а наряда (государственной организации. -- Д. Д.)
в ней нет. Да пойдете княжить и володети нами"". И далее: "И по
тем  городом  суть  находници  (пришельцы)  варязи,  а  перьвии
насельници  в   Новеготоде   словене.   в   Полотьски   коивичи
(славянское   племя.   --   Д.   Д.).   в  Ростове  меря
(финно-угорское племя. -- Д. Л.), в Беле-озере  весь,  в
Муроме  мурома  (финно-угорское племя. -- Д. Л.); и теми
всеми обладаше Рюрик".)
     Характерно, что  все  восточные  сюжеты,  которые  есть  в
древней  русской литературе, пришли к нам с Юга через греческое
посредство или с  Запада.  Культурные  связи  с  Востоком  были
крайне  ограничены,  и  только  с XVI века появляются восточные
мотивы в нашем орнаменте.
     Полоцк, будущий центр Белоруссии, тоже  возник  на  речных
торговых  путях.  Все  три  столицы  -- Новгород, Киев и Полоцк
имели своими храмами храмы Софии -- "Премудрости  Божьей".  Ими
промыслительно    знаменовалось    культурное   единство   трех
восточнославянских народов.
     Только    жесточайшее    татаро-монгольское     нашествие,
преуменьшать  разрушительные  последствия которого можно в силу
желания во что бы то ни стало связать нас  с  Востоком,  смогло
уничтожить  это  единство  Руси,  скрепленное  храмами Софии --
символами мудрости мироустройства в его единстве. Все это вовсе
не значит, будто Россия неизменно имела союзников на  Западе  и
противников на Востоке, история этого никак не подтверждает, но
ведь  и  речь  идет  вовсе  не  о  военных союзах, а об истоках
русской национальной культуры.
     Истоки эти у России и Востока  разные,  это  так,  но  это
вовсе   не   отрицает,   а   скорее  обуславливает  сегодняшнюю
необходимость взаимопонимания и взаимопомощи. Именно в этом,  а
не  в  другом  каком-то  смысле  и должна пониматься нынче идея
Евразийства1. У каждой страны есть свой Восток  и  свой  Запад,
свой  Юг и свой Север, и то, что для одной страны Восток,-- для
ее соседей Запад. Мирное же соседство в том  и  состоит,  чтобы
этнические  границы  не становились политическими "границами на
замке", чтобы разнообразие никого не ущемляло, но обогащало.
     "Когда  враг  не  сдается,  его  уничтожают!"  --   сказал
Горький.  Однажды  это  высказывание стало предсказанием -- это
факт, однако неужели же оно действует и по наше время?
     Ведь  и  в  наше  время  одна  национальная  интеллигенция
изничтожает  другую,  в  иных случаях -- с оружием в руках, И в
наше время интеллигенция подвергается осмеянию и уничтожению, и
с чьей же стороны? Со стороны  другой  части  интеллигенции,  а
если  так,  это  значит,  что та, "другая", часть необоснованно
присвоила себе само определение "интеллигенция".
     Дискуссии, разное видение мира и его будущего, конечно же,
свойственны интеллигенции, но взаимное уничтожение привнесено в
ее среду   тем   же   Горьким,   теми   же    полузнайками    и
"обраэованцами",  не говоря уж о ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. Так неужели и
нынче всю тяжесть бремени, все исторические задачи, возложенные
на интеллигенцию, она может  решить  только  путем  бесконечных
распрей   и  взаимного  озлобления,  выводящим  ее  за  пределы
интеллигентности, в то время как вся  история  культуры,  равно
как  и  совсем недавний наш практический опыт, подсказывает нам
совершенно иной, противоположный путь?
     И  неужели  мы  станем  по-прежнему,   "по-большевистски",
недооценивать интеллигенцию и ее роль в жизни наших народов?
     1 Я писал положительные отзывы на рукописи талантливейшего
историка-фантаста евразийца Л. Н. Гумилева, писал предисловия к
его книгам, помогал в защите диссертации. Но все это не потому,
что соглашался  с ним, а для того, чтобы его печатали. Он (да и
я тоже) был не в чести, но со мной, по крайней мере, считались,
вот я и полагал своим долгом ему помочь не потому,  что  был  с
ним  согласен, а чтобы он имел возможность высказать свою точку
зрения, скреплявшую культурно разные народы нашей страны.


Популярность: 71, Last-modified: Tue, 18 Aug 1998 15:01:42 GMT