---------------------------------------------------------------
 © Copyright Алексей Юрасов
 From: borinv@mail.radiant.ru
 Дата - 1999 г.
---------------------------------------------------------------



     Этот  класс  - буржуазия  - чувствовал себя скованным и ограниченным  в
действиях. Он  хотел  расти и развиваться.  Лишенный  в условиях британского
владычества  такой возможности, он проникся  духом  бунтарства против  этого
владычества, однако этот дух не был направлен против системы, которая давила
нас. Он  пытался  сохранить  ее  и  овладеть  ею,  вытеснив  англичан.  Наша
буржуазия  в слишком  большой степени была порождением, этой самой  системы,
чтобы бросить ей вызов и добиться ее уничтожения.
     Джавахарлал Неру "Открытие Индии"

     Правление  монопольной  компании  купцов  является, пожалуй,  наихудшей
формой правления для любой страны.
     Адам Смит "Исследование о природе и причинах богатства народов"

     Странные дела случаются в нашей так называемой святой Руси,  в  наш век
реформ  и  компанейских  инициатив, век  национальности и  сотен  миллионов,
вывозимых каждый  год за  границу,  век поощрения промышленности  и паралича
рабочих рук!
     Ф.М. Достоевский "Идиот"




     Монотонно стучат колеса.  В  какой-то момент их перестаешь  слышать. За
окном,  в  неизбывной  российской  грязи,  мелькают  обломки  цивилизации  -
брошенная в полях  сельскохозяйственная техника, словно оставленная во время
спешного  отступления. Торчащий из земли  полуразвалившийся трактор похож на
подбитый немецкий танк. Его  экипаж,  наверное, погиб или попал в  плен, или
просто спился, а  победившей  власти он оказался  не  нужен.  Так  и ржавеет
невероятный кусок  металла, бессмысленно заброшенный когда-то  отечественной
тяжелой промышленностью в бескрайние российские поля.
     Теперь   потянулась    дряхлая   деревушка.   Старушки   подползают   к
железнодорожному полотну с бутылками водки и пива - на пенсию им не прожить,
а значит,  надо  работать. В сущности,  они  выполняют  общественно-полезную
функцию    -    помогают   людям   отвлечься   от   созерцания   объективной
действительности   за   окнами  вагонов.   Но   вот   деревушка   обрывается
лесопосадками и оврагом, а за ними, чуть дальше, виднеются  нарядные и такие
нерусские,  спутниково-антенные,  пластиково-оконные  особняки в 3-5 этажей.
Вот куда после  вечерней дойки коров  - последней из домашних  обязанностей,
бегают деревенские  девчонки.  Все  не на  завалинке семечки  лузгать. Глава
семейства, если он есть, в это время уже сильно пьяный лежит в огороде перед
домом,  подпирая  калитку, так, что  ее  не  откроешь. Придется  лезть через
ограду,  главное не  порвать  единственное  и  с  таким  трудом  доставшееся
турецкое шелковое платьице. Мать,  замученная безнадегой полуголодной жизни,
тщетой попыток  приодеть и выучить свою  "кровинушку", лишь вздохнет  вслед:
"Хочь  бы  на ее долю счастье  выпало,  чай, не на  трассу  к дальнобойщикам
бегает, как некоторые, а в дом к людям ходит. Может,  и замуж возьмут,  ведь
выросла  уже, была  бы рядом школа, в седьмой класс бы уже девка пошла. Да и
клуба  в  деревне нет,  а  в  особняках, говорят, для  деревенских  девчонок
дискотеки устраивают. Эх,  все лучше, чем парню, тот уже  бы наркоманом стал
или   удавился.  Парни  ни  дальнобойщикам,  ни   крутым  не  нужны.  Редкий
деревенский парень до 25-30 лет доживет".
     - Умеют жить люди, - со знанием дела заключает сосед по купе.
     Всю  дорогу он пытается отвлечь меня от бумаги  и  авторучки, предлагая
разговоры  типа: "как добиться успеха в жизни, бесценный личный опыт". Я все
менее вежливо мычу в ответ.  При  первых  вопросах:  "где  живешь,  учишься,
работаешь?", я еще отрывался от бумаги, теперь я даже не поднимаю головы. Но
к нему, видимо, пришло вдохновение.
     - Кандидат экономических наук, говоришь, так мог  бы давно где-нибудь в
администрации  пристроиться  или на  худой конец в банке. Там  они,  знаешь,
какие деньги гребут. В дорралах тыща будет, а то и две...
     Я  начинаю  перечитывать с предпоследней страницы, потому что  сбился и
потерял мысль.

     Давайте  мысленно обернемся назад  и  посмотрим,  как  все  начиналось.
Коммунистическая   империя   окончательно  обветшала   и   была   неспособна
справляться  с  задачами,  которые  ставило  новое  время.  Необходимы  были
прогрессивные изменения. Но кто  их мог осуществить?  Коммунистические вожди
пользовались  сочувствием  масс,  но  они не  могли  провести  прогрессивные
реформы. Они  уже  сыграли свою роль в  истории, и для  них не было места  в
будущем.  У многих  из вождей  горбачевской поры  проявлялось  сочувствие  к
облегчающим  жизнь  народа  реформам, но  одновременно  с  ним  существовало
желание   сохранения    собственных   привилегий.   Чиновники,   проникнутые
авторитарными  традициями, не могли примириться  с новой атмосферой,  с тем,
что  их  роль  становится менее  значительной. Коммунистическая партия  была
системой с круговой порукой,  где  все  управленцы  тесно держались  друг за
друга.   Невозможно  было   внезапно  изменить   старую   консервативную   и
автократическую  психологию  коммунистов.  Некоторые  могли  изменить   свои
взгляды, отдельные лица могли попытаться приспособиться к новым условиям, но
подавляющее  большинство мыслили иначе и  всегда действовали иначе. Могли ли
они  претерпеть метаморфозу и стать борцами за  демократию?  В лучшем случае
они могли проявлять пассивную,  вынужденную лояльность; в силу самой природы
вещей   нельзя   было   ожидать  пламенного  энтузиазма  к   демократическим
изменениям, в которые они не  верили и которые противоречили  их собственным
корыстным интересам. К  сожалению, даже такая пассивная лояльность не всегда
проявлялась (ГКЧП).
     Ясно было, что для сохранения общественной стабильности  и во избежание
смуты  и  кровопролития  необходимо,  чтобы  реформы возглавили  выходцы  из
коммунистической партии. Вполне естественно, что ими стали люди, для которых
коммунистические  убеждения не были самоцелью, которые приняли эти убеждения
скорее из карьерных соображений. Были ли эти люди лучшими руководителями для
осуществления преобразований?  Определенно,  нет. Но  в тот момент  они были
единственными,  способными  осуществлять  хоть  какие-то  преобразования  (в
аналогичной  ситуации  мы  находимся  через  8  лет  - в  1999  году). Новый
президент (старый секретарь обкома)  так и не усвоил демократические методы.
У  него нет  никакого  представления  относительно  обширных, осуществляемых
быстрыми темпами программ экономического и социального прогресса, и он может
только препятствовать их осуществлению узостью  своего кругозора. Однако уже
упомянутые  обстоятельства толкнули его  на вершину  политического "Олимпа".
Удержать  старый  государственный  аппарат под контролем он смог, лишь  став
пленником их реакционной  идеологии. Впрочем, нельзя сказать, что в том, что
касается идеологии, он был пленником против собственной воли. При всем своем
внешнем демократизме  он принадлежит  к  старому  поколению,  которое  плохо
разбирается  в  современных течениях экономической  и политической мысли.  В
экономике,  играющей главенствующую роль  в  современном мире,  он,  видимо,
совершенно  невежествен. Возможно, что  какое-то время он  искренне  пытался
найти дорогу  к новой России, его привлекали современные идеи, но он не смог
понять их внутреннего содержания, его слишком многое сковывало. Кругозор его
ограничен  традициями  той системы,  из  которой  он  вышел. За  исключением
отдельных лиц  это относится ко всем высшим  чиновникам  новой  России.  Они
нашли для себя как нельзя более подходящее место  в  президентской  и прочих
администрациях. Удивительно,  насколько  они непригодны  для  решения  новых
задач, стоящих  перед страной. Подобно силуэтам в театре  теней,  эти высшие
чиновники  продолжают  действовать по-старому,  пытаясь  произвести  на  нас
впечатление   своими   сложными  ритуалами   (телевизионными  демонстрациями
совещаний   у  президента  и  т.п.)  и   напыщенными  разглагольствованиями.
Исторически  их время  истекло,  но период  ухода  этих  архитипов со  сцены
растянулся на годы и проходит весьма болезненно.
     Одновременно в политическую  жизнь  страны стали входить  новые, быстро
окрепшие силы. На этом  шатком фундаменте  выросли новые  группы  и  классы,
которые преуспели  и  значительно  улучшили  свое положение в  период, когда
советские законы  уже  перестали  действовать,  а новые  российские  еще  не
вступили  в  силу.  Эти группы были  сформированы  периодом  беззакония, они
питались им и выделяли его в качестве продукта своей жизнедеятельности. В их
руках  произошло  накопление  криминального  капитала, и постепенно  капитал
создал  условия  для  их дальнейшего  входа во власть.  Успев  породниться с
существующей властью, они смогли пополнить ее ряды своими представителями, а
культуру своими поведенческими нормами и системой ценностей  -  "понятиями".
Именно  этот  динамичный  и  амбициозный класс оказывает широкое влияние  на
развитие общественной  культуры, в т.ч. через средства массовой  информации.
Он   представляет  наибольшую   опасность   для  формирования  свободной   и
демократической России...

     Вагон  сильно тряхнуло,  и  он  с недовольным  скрежетом остановился. Я
выглянул в окно. Из окна открывался шикарный  вид на старый, темно-бордового
кирпича храм. Наверное, он являлся предком "Спаса на крови" или "Покровского
собора", только в  отличие  от  них  в  нем не  было  ни капли  разноцветной
нарядности. Наверняка, собор представлял культурную и историческую ценность,
являлся  средоточием духовной жизни  местных жителей да  и  не только их  на
протяжении  веков.  Множество  башенок,  увенчанных  куполами  и  маковками,
образовывали  некое  единое умиротворяющее  и  облагораживающее  послание  к
будущим поколениям,  за  которыми, очевидно, признавалась большая мудрость и
одухотворенность. Все  указывало  на то, что  будущие  поколения  не  смогли
прочитать  этого  послания  и использовали храм то ли  под склад, то  ли под
свинарник, с  маковок был  сорван покров,  часть башенок разрушена, и вокруг
царило  удручающее запустение. Я вздохнул и попытался  продолжить прерванное
чтение,  но так как при резком  толчке листы сбились в кучу, начал с первого
попавшегося.  Промедление было смерти подобно, т.к. сосед по купе,  заметив,
что я отвлекся от "своих глупых бумажек", резко активизировался.

     Основным вопросом  России  на рубеже тысячелетия  остается вопрос  "что
делать?".  И  тут  предлагается   масса  вариантов  проведения  быстрых  или
медленных экономических реформ.
     Отличием данных вариантов может  служить  приверженность  их  авторов к
кейнсианской или неоклассической экономическим школам. А общее у них одно  -
осуществление их на практике ведет к дальнейшему разрушению экономического и
нравственного здоровья общества. Что же делать?
     Очевидно, что, интенсивно эксплуатируя экономические  рычаги,  общество
оставляет  без  внимания  какие-то другие  рычаги,  которыми  и  управляется
российская действительность. Пояснением служит притча:
     На  убыточное  предприятие приехал эксперт-экономист, из его заключения
следовало, что руководитель  предприятия  -  придурок,  главный  экономист -
дебил и  т.д.  Директору  советовалось пройти обучение,  начиная с  1  курса
института,  главному экономисту  начиная  с 5  класса средней  школы  и т.п.
Следующим посетил предприятие  психолог. Его заключение гласило:  директор -
гений,  главный экономист -  незаурядная личность, они прекрасно справляются
со  стоящими  перед  ними  задачами,  только  среди  этих  задач  нет   цели
процветания производства, а есть только цель их личного процветания.
     Те,  кто представляет российских  властьпридержащих сборищем придурков,
серьезно   грешат   против  истины.  Возглавляющие  сегодняшнюю  Россию   не
простачки,  вступившие когда-то  в компартию и во время ее  покинувшие.  При
этом они  не поменяли своих убеждений, просто  у  них другие  убеждения.  Их
бесполезно делить  по приверженности к различным экономическим школам, у них
другая приверженность.
     В  данной ситуации бессмысленны рассуждения о путях проведения  реформ,
стенания о  том,  что реформы  осуществляются в  неправильном порядке или  с
неправильной скоростью. Истина  в  том, что  никаких реформ  в России  не
осуществляется.  Вспомним  о  том,  что  планировалось  в  начале  пути:
"Реформа   промышленности",   "Конверсия",  "Реформа  сельского  хозяйства",
"Реформа армии", "Реформа финансовой системы (банковская реформа)", "Реформа
налоговой  системы",   "Реформа   добывающих   отраслей"  в  т.ч.   "Реформа
угледобывающей отрасли"...
     Теперь  посмотрим на  результаты: разворована  промышленность,  некогда
передовое  предприятие  отрасли -  4-ГПЗ  (Самара) превращен в декорации для
американских  фантастических фильмов  о  хаосе,  наступающем  после  третьей
мировой  войны или  нашествия инопланетян.  Вынесено все,  вплоть до деталей
иностранных  станков и механизмов, закупленных еще  во времена "перестройки"
за  валюту.   Детали   станков,  состоящие  из  цветных  металлов,  сдали  в
металлолом, и  они нелегально, через  Прибалтику, поехали  обратно  на запад
вместе  с таким же новым  медным кабелем и  алюминиевыми болванками. Не было
сделано  никаких попыток  реконструировать угольную промышленность, улучшить
условия труда горняков.  Разворована и развалена  армия, разделены по сферам
влияния  кланов  природные  богатства  России,  налоговая  система  разоряет
работающих и  обогащает криминальные  структуры,  предоставляющие услуги  по
уходу  от  налогов (а  кто  еще  не  забыл,  как власть  выдавала  налоговые
освобождения словно  индульгенции),  напрямую  из  бюджета, через подставные
фирмы, "уполномоченные банки"  и "Центробанк" похищены  и вывезены  за рубеж
гигантские капиталы. Россия стала похожей на  Филипины,  обнищавшие во время
правления диктатора  Фердинанда Маркоса, в  то время, как  сам диктатор стал
мелиардером. По свидетельству не заинтересованного в  наговорах на  нынешнюю
власть лица - Коржакова ("Б. Н.  Ельцин, от рассвета до заката"), российский
президент живет много богаче американского, "Белый дом" в  сравнение не идет
с  дачами   Ельцина,   расходы  которого  ограничиваются  только   размерами
российского бюджета, тогда как  расходы американского  президента и подарки,
которые можно дарить членам его семьи, строго регламентированы...
     Так какими реформами занималась власть эти годы?
     Для тех, кто еще продолжает блуждать в дебрях экономических учений, ища
там ответ  на  происходящее в стране, позволю себе  сформулировать несколько
экономических  постулатов (да  простят меня  коллеги за  некоторые очевидные
допущения, без которых, как известно, постулирование невозможно).
     Экономический закон прекращения действия  экономических  законов
при  криминальном  режиме:  Формально существующие  в многомиллионном
обществе предпосылки и условия функционирования рыночной  экономики могут не
работать  частично  или  полностью  по вине одного  или  нескольких человек,
сосредоточивших в своих руках власть.
     Доказательство. Достаточно  было  президенту  прикрыть уголовные
дела и замять скандалы связанные, с некоторыми чрезмерно зарвавшимися людьми
из своего  окружения, как чиновники  рангом ниже  поняли:  в стране круговая
порука, делай что хочешь. Рыба гниет с головы, какое-то время провинциальные
предприятия еще  честно платили  налоги,  а чиновники работали  не только на
себя.  Но  за несколько лет этот вирус распространился  до Дальнего Востока.
Хуже  всего обстоят дела в Москве, где  находится главная "кормушка-поилка".
Действительно,  если  твой сосед по  дому  или  одноклассник вдруг  приобрел
"Мерседес", шикарную виллу, отправил семью на  Багамы, а сам гуляет по всему
миру с ослепительными красавицами, у тебя нет-нет да и засосет под ложечкой.
Другое дело село  Пупкино, где воровать уже давно нечего, а жить так,  как в
Москве, очень хочется.
     Следствие  из закона  прекращения: любые  макроэкономические  тенденции
могут быть нивелированы одним человеком или небольшой группой личностей.
     Примером,  демонстрирующим   действие  данного  следствия,  служит  вся
российская  экономика - рабочая  сила  дешевеет,  цены  на товары растут,  а
производство в данной ситуации не растет, как требуют экономические законы и
здравый смысл, а сворачивается.
     Гипотеза о существовании максимальной суммы казнокрадства,  при которой
еще возможно  нормальное  экономическое  развитие, т.е. не  вступает  в силу
закон прекращения.
     Действительно, как  мы  можем  убедиться  на  примере  западных  стран,
злоупотребления  служебным  положением,  не  превышающие  определенной  доли
валового  национального продукта,  позволяют стране стабильно развиваться  и
даже  процветать. Относительный размер данной доли  зависит  от  культурного
состояния общества. Определяющими являются такие составляющие  культуры, как
экономико-технологическая  культура  или  культура  производства,   культура
распределения  и   потребления  (в  т.ч.  сложившиеся  у   рядовых   граждан
представления о  нормах и  минимальных уровнях  потребления). Выход за рамки
данной  доли разрушает спокойную уверенность масс  в  том, что  производимый
национальный продукт распределяется более или менее справедливо, и путем его
получения  является   участие  в  общественном  производстве.  Для   решения
возникшей   таким   образом  проблемы   социализации   сапожники  и  пекари,
почувствовавшие  себя  ненужными  обществу,  всеми  силами  стараются  стать
крутыми, бандитами, ворами, административными работниками.
     К  сожалению,  говорить  об экономических  реформах  в России еще рано,
сначала  нужно  провести  политическое  реформирование   страны.  Необходимо
избавиться  от  самой идеи президентской республики. В  сложившейся ситуации
она ведет к чрезмерному сосредоточению власти у одного человека, в то время,
как механизмов контроля и ответственности этого  человека  не существует или
они не  работают. Любая  власть  развращает, а абсолютная  власть развращает
абсолютно.

     - Мои-то друганы,- все-таки смог прервать меня сосед,  - звонят недавно
из Чехии,  на  следующий  день  после прихода в страну  второго,  последнего
транша  кредита и  прямо перед  обвалом ГКО. Там, в Чехии, всего за 3 тысячи
баксов можно  открыть бизнес и получить гражданство, а больше-то  у них и не
было, иначе  поехали  бы они в  Чехию.  Ха...  "Что у  вас  там творится", -
спрашивают.  "Ничего", -  говорю.  Рассказывают,  звонят им  только  что  из
Москвы,  вы такие-то спрашивают, а чем  занимаетесь:  "обувь  и  медикаменты
можем поставлять".  Мы,  говорят, готовы с  вами сотрудничать, давайте  ваши
банковские  реквизиты.  А у  них пополнение информации о счете в  Сити-Банке
каждые пятнадцать минут происходит. Смотрят, уже через  час там 12 миллионов
дорралов лежит. И никаких  тебе договоров, российского валютного  контроля и
"Центробанка". Просто те, кому деньги надо было раскидать, через головы всех
контролеров дела делают. Вот это экономисты, это я понимаю, шесть миллиардов
- за несколько дней, раз и нету.  А ты в это время, небось, книжки листал да
бумажку  ручкой пачкал. Эх, жениться тебе давно пора,  в  твои годы без жены
нельзя, захиреешь  и умом  тронешься,  да  так и не женишься  - все выбирать
будешь, - продолжает сосед, откупорив очередную бутылку пива, - налить тебе?
...
     Существует такой поразительный тип людей, с  которыми лучше никогда, ни
при каких обстоятельствах не вступать в контакт. Мало того, что вы от них не
узнаете ничего интересного и  даже наоборот получите массу негативных эмоций
(такой человек  словно собирает и смакует самые гнусные  гнусности), но даже
если он предложит  вам помочь,  дать в долг  или выпить за его счет,  вы все
равно останетесь  в накладе. Причем произойдет это так естественно,  что вам
ничего  не останется, как развести  руками. После того, как он "бескорыстно"
пообещает помочь, ему срочно и не надолго потребуется крупная сумма денег, и
вы  будете  рады  случайной   оказии  отблагодарить  "бескорыстное  сердце".
Оказавшись  в баре, такой господин щедро закажет "магарыч" на всю  компанию,
но к моменту расчета выяснится, что деньги он забыл в пиджаке.
     Никогда  не  мог  до конца понять,  каким образом удается  людям такого
склада достигать неизменного результата. Вероятно,  виной всему  необычайная
внутренняя  организация  человека,  каждый  момент просчитывающего  варианты
того, как могут "кинуть" его, как ему предотвратить такой ход событий и как,
в свою  очередь, "кинуть" тех,  с кем  он общается.  Поэтому мотивы действий
таких индивидуумов  я никогда не мог  предсказать или предугадать достаточно
отчетливо.  Вначале я  недоумевал, зачем человеку, у которого я взял на пять
минут  авторучку,  а ему в свою  очередь  появилась нужда  срочно  отойти из
очереди в сберкассу, требуется  мой паспорт либо  возврат авторучки. Потом я
заметил,   что  у  таких  людей  практически  невозможно   взять  посмотреть
видеокассету или послушать компакт  диск, если, конечно, в данный  момент вы
не являетесь  объектом какой-то  их  махинации  и  они  не заинтересованы  в
произведении на вас самого благоприятного впечатления...
     Ну, да я опять отвлекся. Хотел успеть прочесть все до приезда в Самару.

     Коренным    образом    должно    быть    пересмотрено     избирательное
законодательство.    Необходимо    отказаться    от    возможности   второго
президентского срока. В России  президент  может бесконтрольно распоряжаться
бюджетом  и  раз,  придя к власти,  он не захочет ее  лишиться, а возможно и
ответить  за  содеянное  в период правления. Вспомним  последние  выборы, на
которых  победил кандидат,  пользовавшийся  наименьшей  популярностью  перед
началом президентской  гонки  и так и не выигравший  ни одной  телевизионной
полемики  очно.   Мы   уже  были   свидетелями  того,   как  бюджет   страны
выворачивается  наизнанку  для  покупки деятелей культуры,  средств массовой
информации и членов избирательной комиссии. Я не против доходов председателя
избирательной комиссии России,  но я  против того, чтобы сразу после выборов
(1996  год)  его отсылали послом  в Чехию или  куда-нибудь  подальше от  той
страны,  для  которой  он  так  постарался.  Я  за  то,  чтобы  председатель
избирательной комиссии каждый вечер  во время  выборов проходил тестирование
на детекторе лжи, а  результаты вечернего тестирования печатались в утренних
газетах. Возможность второго президентского срока в  существующей обстановке
-  это   бессмысленная  трата   народных  денег,  результат   выборов  можно
предсказать с точностью до миллиметра. Тем более, если учесть, в чьих  руках
находятся силовые структуры. Иначе нужно честно  признать, что президентский
срок в России составляет 8 лет.
     Расходы на избирательную кампанию должны очень строго контролироваться.
Понятно,   что   пытаться   перехватить   все   коробки   "из-под  ксерокса"
бессмысленно, но средства массовой  информации можно и нужно контролировать.
Государство  должно  предоставлять  достаточно времени  для  теле- радио-  и
печатных  обращений,  позволяя  сверх  них  лишь  незначительные собственные
расходы  кандидатов  (или  в  качестве крайней  меры,  способной  остановить
злоупотребления,   запретить   самостоятельное    печатание    листовок    и
использование   СМИ).  Как  вариант  возможна  ситуация,   когда   кандидаты
предоставляют   свои  средства   избирательной  комиссии  и   та  становится
распорядителем  их  избирательных  фондов  или  по крайней мере  визирует их
платежные документы. За собственные расходы кандидаты  должны отчитываться в
период  их  осуществления,  помещая  данные  в   базу  данных  избирательной
комиссии, что исключит возможность подтасовок. Обнаружение рекламных передач
или других материалов,  расходы  по которым не были продекларированы, должно
повлечь за собой возбуждение уголовного дела, и если  факты подтвердятся, то
и отстранение  от участия в  выборах.  Излишне  упоминать  о  том контроле и
финансовой  отчетности,   которыми  необходимо   вознаградить   за  старания
типографии, издательства и редакции.
     Украденная  Страна возвращается народу  на  один день раз в 8  лет.  Мы
должны сделать все, чтобы на  следующее утро у  нас ее снова не забрали. Они
всеми  силами пытаются  найти и привести к  власти  преемника. Преступления,
воровство,  насилие,   содеянные  властьпридержащими,   таковы,   что   если
произойдет  реальная  смена  власти, их  призовут  к  ответу за  то, что они
сотворили  со   страной.  Преемник  же,  связанный   моральной  и  уголовной
ответственностью за совершенное  ранее, вынужден  будет держать под запретом
осуществление расследований и возбуждение  уголовных дел на деятелей режима,
продолжать   политику,   удовлетворяющую  интересы  меньшинства.  А  значит,
сохранится вся эта  реакционная система, и, добиваясь будущего для себя, она
будет всячески тормозить прогрессивное развитие нации...

     Я мысленно возвращаюсь в Петербург. Странное впечатление оставляет этот
город. Я понимаю теперь, что обижаюсь на него, как на человека.  Подавляющее
психику   архитектурное   величие  сочетается  или   скорее   подчеркивается
маленькими  жалкими людьми.  Как  будто  в  освободившиеся по  непостижимому
стечению обстоятельств дворцы  великанов вселились карлики.  Огромные залы и
гостиные они  разделили  на четверо  и  шестеро  перегородками  и картонными
стенами, создав  узкие комнаты трех метров в ширину и  четырех  в высоту.  В
каждой,  созданной  из  дворянских  или  купеческих   палат,  квартире  есть
совершенно  совковая  стремянка  - а как  иначе карлик  заменит перегоревшую
лампочку в люстре? Под  недоумевающими взглядами каменных  атлантов и Венер,
деловито копошатся тщедушные пигмеи, определенно полагая, что эта их возня и
есть -  жизнь.  Даже самое  лучшее, что может  в  жизни  случиться.  Неужели
Швондеру  все-таки  удалось  выселить  профессора  Преображенского  из   его
квартиры и поселиться там самому...
     Но я слишком раздражен, это уже  ненависть. И это  просто смешно.  Надо
взять себя в руки и контролировать ход мыслей.
     В  Петербурге остался друг - Павел.  Я  вспоминаю его  глаза.  Большие,
грустные,  глубокие, красноватые  от  усталости  глаза. Иногда  бывает,  что
смотришь  в глаза человека и взгляд проникает куда-то глубже,  как будто они
объемные,  и ты видишь некое  особое  пространство  внутри  этого  человека.
Видишь это пространство  сквозь его глаза.  Но  чаще  случается, что  взгляд
отскакивает от  глазного  яблока, глаза будто нарисованы  на голове, за ними
ничего  нет.  Увидев  Павла  впервые,  я  сразу  отнес  его  к первому  и, к
сожалению,  все реже  встречаемому  типу  людей.  Людей,  к которым тянешься
инстинктивно.  Просто  они интересны,  и  с  ними  чувствуешь  себя легко  и
свободно.
     Пашка русский, но  родился в Ташкенте  - отец был главным инженером  на
крупном ташкентском предприятии. Жили в большой  четырехкомнатной квартире в
центре. Во  время  взрыва  национального самосознания  успели бежать, бросив
квартиру и имущество, так как его запретили забирать с собой. На предприятие
пришли новые "национальные" управленцы и все быстро разворовали и развалили.
А  беженцам  Российское государство  выделило  кусок  земли  под  фермерское
хозяйство  в  Самарской  области  и  установило  такие  закупочные  цены  на
результаты их труда,  что они  с  большим трудом сводят концы  с концами. На
серьезную материальную поддержку родителей Павлу надеяться не приходится. Он
отучился 5  лет в  ВУЗе, потом,  чтобы  не возвращаться  в деревню,  пошел в
аспирантуру, прожил еще 3 года в общаге, как аспирант и был отчислен в связи
с ненаписанием диссертации. Все это время он пытался найти  приличную работу
и закрепиться в этом городе. Но врожденная порядочность и непреодолимая вера
в людей не оставляли  ему  шансов  на сколько-нибудь  приличное материальное
существование. Бывали месяцы, когда его финансов хватало только на булочку и
стакан кефира в день, и однажды у него случился голодный обморок.
     Когда мы  только  познакомились,  то проговорили весь  день. Темы  были
разные, он увлекался искусством, занимался балетом,  играл в  театре-студии,
много читал и интересовался  историей Петербурга. На карте города, он чертил
мне, какими маршрутами поведет меня завтра. Он, действительно, знает гораздо
больше  экскурсоводов, причем такие места,  где они ни  разу не  бывали.  Он
верит, что  этот  город  -  живой. Павел показывал  мне  какие-то статьи про
привезенных  из Египта  сфинксов,  символизирующих загробный  мир.  Сфинксы,
говорил он, несут  в  себе огромный заряд отрицательной энергии,  они  губят
людей. В такие моменты он казался мне совсем ребенком. В коридорах общежития
он показывал мне балетные па, а когда вечером мы пришли к нему в комнату, то
я  поразился  непривычным  для  общажной  жизни порядком и  хозяйственностью
Пашки. Он  умел  готовить абсолютно  все  (включая  торты), стирал,  гладил,
прибирал  и  ремонтировал   комнату.  Когда  разговор  на  возвышенные  темы
перевалил  за  2  часа  ночи, я задал  давно мучавший  меня  вопрос: "Я  все
понимаю, Паш, искусство, домашнее хозяйство, учеба, работа, а с девушками-то
у тебя как?". Он надолго замолчал.
     -  Знаешь, вчера  шел  в университет, хотелось есть, немного  кружилась
голова, остановился у продавщицы пирожков и сосисок в тесте, думаю - купить,
не  купить.  А  потом  решил  - лучше  сэкономлю  эти деньги. Будет  у  меня
когда-нибудь девушка, я их на нее потрачу.
     А дальше я узнал о  его юношеской или скорее детской школьной любви. Ее
родители бежали  из  Ташкента в какой-то сибирский  городок. С  тех пор  они
переписывались, скорее он писал и посылал  вызовы  на телефонные переговоры,
она сначала отвечала, но потом перестала писать и последний раз не пришла на
переговорный пункт в назначенное время. Паша очень переживал  и впоследствии
я  вместе  с  ним  ходил  на главпочтамт узнавать,  не пришли  ли  письма до
востребования  такому-то. Но их не было. За прошедшее с их расставание время
девушка уже успела выйти  замуж и развестись, но Павел все  надеялся и ждал.
Он надеялся  найти  хорошую  работу,  заработать  на  квартиру и  уже  тогда
пригласить ее, чтобы  она ни в  чем не нуждалась. По правилам  аспирантского
общежития семейные  имели право  на отдельную комнату, но Павел  не допускал
мысли, что их жизнь начнется в нищете и грязи общаги.
     Я не  буду  здесь  долго объяснять  нравы  Питера. Молодой  человек без
постоянной  прописки и  доходов, квартиры, машины,  с  рационом питания одна
булочка  и  стакан кефира  в день, в  принципе  не  существует для  тамошних
красавиц  и не только для  них, как человек-невидимка. В начале знакомства к
вам будет  проявлен несомненный интерес и  общение резко  пойдет в  гору, но
потом последует обязательная формальная часть с выяснением места жительства,
и вы моментально перестанете существовать, станете невидимым. Не знаю, как у
вас, а у меня и в тот памятный день и потом при общении с Пашей возникала не
столько жалость, у меня  сжимались кулаки, меня начинало легонько знобить от
переполнявшего  желания дать  сдачи  тем,  кто устроил  эту жизнь для Паши и
таких, как он, по всей стране, дать сдачи за Пашку...
     Последний  раз я видел Павла в  прошлый приезд в Питер.  Расставание мы
решили оформить шумными проводами. Гуляли по городу, а в ночь перед отъездом
пошли  в ночной клуб. В начале третьего часа меня утомило все  это блескучее
пиршество, я захотел  спать. Но как это осуществить, ведь мосты разведены, и
мы  отрезаны   от  гостиницы  Невой?  Пашка  вызвался  провести   к  первому
опускающемуся  мосту,  за которым  уже можно  было  поймать  "авто".  Стояла
промозглая осень. Помню, со стороны Финского залива  дул такой ветер, что на
него можно  было  ложится,  как  на  наклонный пляжный  лежак. Было  темно и
холодно, я с трудом ориентировался на местности, все внимание уходило на то,
чтобы смотреть под ноги и двигаться, максимально сохраняя в себе тепло.
     Помню, что с  моста мы повернули направо, машин не  было.  Мы  дошли до
какого-то изъеденного сыростью дома, закрытого в строительные леса.  В  этот
момент с нами поравнялся милицейский  "Газик". Ехал он  со  скоростью нашего
шага  и сквозь стекла виднелись лица в фуражках, повернутые в  нашу сторону.
Какое-то время мы двигались параллельно. Это  было приятно -  стражи порядка
сопровождают припозднившихся пешеходов. Потом "Газик" резко свернул вправо и
преградил нам дорогу. Из  машины вылез невысокий, плотный милиционер, чем-то
неуловимо и непередаваемо напоминающий бандита-беспредельщика.
     -  Руки  на  голову,  -  сказал  он  с  интонацией  самолюбования  явно
безнаказанной   агрессии   и   вероломства.   Почему-то   мы   безоговорочно
подчинились.
     За  одну   минуту  наше  движимое  имущество  стало   предметом  самого
тщательного   изучения   стражей   порядка.  Особенностью   моих  брюк  были
бессмысленно маленькие карманы, из них  все выпадало  как  только я садился.
Памятуя об этом их предательском свойстве я отдал свои деньги Павлу, оставив
в  ненадежных карманах  только  мелочь. В общем у него насчитали  около  7,5
тысяч рублей.
     -  Ага, вы бандиты, грабители. По всем приметам  подходите.  А деньги -
награбленные. Мы их конфискуем.
     - Как, но мы же... Как так, ведь мы... Мы не виноваты. Пятнадцать минут
назад  вышли  из  клуба,  есть  свидетели.  Идем  по  домам.  Это...  Это  -
недоразумение.
     - Про  недоразумение  в  отделении  расскажешь, -  с  железной  улыбкой
отрезал наш новый знакомый.
     - Что, сопротивление милиции, б..., на 15 суток захотели, суки.  Сейчас
устроим, - вмешался  в разговор другой слуга закона, только что  вылезший из
машины.  Он немного пошатывался и нежно постукивал дубинкой  по  своей левой
ладони.
     - Этот не местный, в паспорте билет на утренний поезд, а этот, - первый
из стражей порядка ткнул палкой в Павла, - вообще без прописки.
     - Я вам сейчас все объясню. Я объясню... Я отчислился из университета и
съехал из общежития, где был прописан. Сейчас...
     - Да  они же в жопу пьяные, везем их сначала в вытрезвитель, - заключил
третий, вылезший из машины милиционер.
     И тут я понял, что у них было общего - они все были сильно пьяны. Можно
было догадаться сразу по интонации, мимике, аляповатости жестов. Но где там,
нас трясло  то ли  от холода, то ли от страха, переданного той безграничной,
разнузданной  уверенностью  в безнаказанности насилия, которая  сквозила  во
всех действиях представителей власти. Я чувствовал себя загипнотизированным.
Кто я здесь - в чужом городе?
     В клубе мы действительно  выпили по бутылочке пива и стакану "Мартини",
но это было три часа назад и давно выветрилось на штормовом ветру. Действие,
происходящее с нами нельзя было объяснить алкоголем, оно было другого  рода.
"Как же теперь, что же",  - металось  в  голове, - "до поезда осталось часов
семь, в гостинице вещи,  дела в Самаре, а если станет известно, что я угодил
на 15  суток...  от  них  всего  можно  ожидать...  что  же  делать,  что...
Отказаться лезть в машину, позвать на помощь... И что кричать - "милиция"?
     - Отпустите нас пожалуйста, мы не виноваты, мы больше не будем, - голос
Павла сломался, я почувствовал, что он на грани истерики.
     - Испугались козлы,  боитесь твари. Ладно, - тот кто проверял документы
пихнул меня, держащего руки над головой в живот, - забирай паспорт и катись.
Ты по приметам не подходишь. Смотри если что, я поезд запомнил.
     Я  застыл  в нерешительности. Глаза встретились с глазами  Пашки: "Иди,
тебе ехать, они разберутся, отпустят".
     Его грубо запихнули в  машину... Помню, как я  бежал  от  этого  места,
дрожь  прошла только  в  гостинице. Но потом  навещала на перроне  и в купе,
короткими  слабеющими  приступами.  Да  и  не  дрожь  это  была, а  какие-то
сумасшедшие  судороги, пробегавшие по всему телу.  Из гостиницы до вокзала я
старался  проскочить,  как  можно  незаметнее -  вдруг протрезвеют  и начнут
искать, подкараулят у вагона.
     С Пашей  связь  прервалась,  он  перед  этим  случаем снял  квартиру  в
пригороде - Колпино. Точного адреса я не  знал, а телефона там не было. Были
общие  знакомые,  но с ними я, в основном, общался через Павла.  Почти год у
меня не получалось выбраться в Питер. Что-то ныло внутри, и Павел ни разу не
позвонил.
     Вернулся я в  следующем году,  в конце  Мая  - ко  дню города. Стал его
интенсивно  разыскивать. Номер милицейской машины я не  запомнил, не до того
было. Ходил по  знакомым знакомых. Нашел женщину, которой  посоветовали его,
как смирного, скромного, тихого, хозяйственного - золотого квартиросъемщика.
Узнал от нее все. Все про Пашку.
     Его нашли тогда  же,  осенью,  двумя  днями позже. В заброшенном,  "под
снос" доме.  Его били  в одной из комнат на втором  этаже, проломили череп и
бросили. Видимо,  потом сознание к нему вернулось,  и  он выполз из комнаты,
дополз до лестничной клетки. Он искал людей, надеялся на помощь. Я много раз
представлял себе, как он  ползет  по пустому коридору,  по  битому стеклу  и
штукатурке, теряет и возвращается в сознание. За что?
     Официальной версией было  нападение  бомжей,  которые иногда ночевали в
этом доме.
     Я  узнал адрес и пошел по  тому маршруту.  Миновал мост. Вот  она - эта
дорога. Я помню каждый камень под ногами. Здесь  я поднял голову и посмотрел
вправо. На той стороне виднелся купол Исакиевского собора - все  происходило
в центре города!  Мы прошли чуть дальше, здесь я посмотрел  налево. Вот оно,
то здание в строительных лесах. Все сходится. Теперь совсем близко, я считаю
шаги. Вот. Все.  Здесь. Я поднимаю  голову,  черт! Я стою  под сфинксом,  он
как-то незаметно вырос  рядом, почему  я  его не видел тогда?  Все остальные
предметы располагаются именно так, как я их  запомнил. Только  сейчас день и
тепло. А его я не заметил. Но он должен был быть  здесь тогда. Свидетель или
соучастник. Вот  почему  я  так  дрожу.  Остолбеневший,  стеклянными глазами
таращусь на каменную  статую.  А  я  кто  -  свидетель или  соучастник.  Мог
закричать, вцепиться  в Пашку мертвой  хваткой  - не отпущу, вдвоем  везите.
Почему?
     Долго искал тот дом,  Его до  сих  пор  не снесли. Стоит.  Я представил
скрип  тормозов.  "Газик"  у  черного  проема  вышибленной  двери.  "Выходи,
повторный обыск". Или все было  не так. Может, его отпустили,  но тогда кто?
Как  это узнать? Я ведь и лиц-то их  толком не  запомнил. Смотрю на  людей в
форме. Похожи? И да, и нет. Страх помню, камни под ногами, набережную помню.
Фонарь светил у них из-за спины. Силуэты с погонами, больше ничего вспомнить
не могу. Ах да, глаза. Глаза его, когда расставались, помню. Глаза Пашки...
     Всегда  его слабым считал, заботился и инициативу на себя  брал,  когда
серьезные решения  принимать надо было. Не доверял ему.  А тут он все решил.
Ведь эти глаза меня тогда отпустили. Много ли они повидали, кроме общаги  да
питерских  улочек. Говорил  ему: "Поезжай  в Самару, климат  хороший, работу
найдем, поживешь по-человечески".
     -  Нет. Не  могу этот город бросить, мне  его  климат милее  всего.  Уж
как-нибудь здесь поживу.
     Жил он тихо,  скромно, робко даже и как-то незаметно жил. Претензий  не
имел. Про судьбу говорил, что не убежишь, мол. Вот и не убежал.
     В сущности, эти  листочки,  да пара фотографий  - вот и все, что у меня
осталось на память о друге.

     Взгляд,  брошенный на  глубинку,  создает впечатление  безнадежно нищей
страны, лишенной будущего. Парадная Москва, в которой инициируются  основные
криминальные  и казнокрадские  процессы  Украденной Страны  (УС),  не  имеет
ничего общего с провинцией. Она похожа на развращенный Рим  перед нашествием
варваров. В сущности эти два  полюса российской жизни все  больше напоминают
подземный и надземный мир будущего, марлоков и элоев Герберта Уэлса.
     Необходимо   полное  обновление   российской   правящей   элиты.
Фашистская Германия  прошла  через  позор Нюренбергского  и других судов над
своим  руководством.  В  коммунистической  империи  события  развивались  по
другому  сценарию,  и  смена  государственного  устройства  произошла  чисто
формально.  Можно  сказать, что  УС  является  последней  стадией разложения
коммунистической  империи. На лицо утрата контроля  над  частью  территории,
ослабление  авторитета и  значения  как  центральной  власти,  так и  власти
вообще.
     В первую  очередь  в  жертву  новому  времени  приносятся  нравственные
законы,  за  ними следуют законы  административные и  уголовные.  Бизнесмены
воруют все,  что  плохо лежит. Нефтяные и газовые олигархи воруют  природные
богатства,  бандиты воруют у  нефтяников,  газовиков  и  бизнесменов, кидалы
кидают и тех и  других. Банкиры и построители пирамид  воруют  у лохов  и из
бюджета. Правители воруют у народа в целом.
     Нравственной  оценки общества должен быть  подвергнут  весь  этот  мир,
построенный на иллюзорных  ценностях  - много раз  украденных  друг у  друга
деньг. Мир разврата, в котором все уже  настолько перепродано, что  потеряло
последнюю  ценность,  где  каждый  одновременно  является  и  проституткой и
клиентом.  Мир  шикарных  тусовок,  модельных  агенств-борделей,  чиновников
миллиардеров и их  детей  -  дегенератов. Мир, где  первым  делом  продается
совесть, как  самое бесполезное или даже вредное.  Мир, существующий не ради
людей,  а  ради  обращения  денег.  В  сознании общества  должно закрепиться
брезгливо-гадливое  отношение к  этой  оборзевшей  от  собственного бездушия
инфернальной вакханалии.
     В  этой   ситуации   необходимо   выражение   общественного   недоверия
существующей  власти, ее формам  и методам правления.  Понимая, что главными
опорами режима являются  страх одних, добровольное  сотрудничество и высокая
материальная заинтересованность других,  необходимо повести  наступление  на
эти основы. Особенно важным является культурное возрождение нации, создание,
а  точнее,  возврат  к   существовавшим  нормам  и   ценностям.  Безудержное
обогащение, производящее  такое  сильное впечатление  и  вызывающее  зависть
людей, должно  быть  подвергнуто порицанию, признано пошлым и  постыдным, на
фоне нищеты и бедности народа.
     Растоптанная  в  верхах нравственность  должна  подняться снизу,  когда
значимая   часть   населения   не   просто  осознает   происходящее,  но   и
продемонстрирует свое к нему отношение.
     За короткий  исторический  период (10 лет)  власти удалось  кардинально
изменить  общественные представления  о  морали  и нравственности,  добиться
того, чтобы практически  каждый руководитель  предприятия нарушал  налоговое
законодательство  и  не только его,  чтобы  чиновничий аппарат стал работать
только  на себя,  а работники заводов и НИИ превратились в торгашей, кидал и
бандитов. Несомненно существует и дорога,  ведущая  в  обратном направлении,
вот  только  она намного сложнее. Для  успешного движения по  ней необходимо
прикладывать  усилия  с  двух  сторон.  Со  стороны  общества,  через
деятелей культуры должна быть развернута широкая пропаганда общечеловеческих
ценностей. Здесь главная роль принадлежит СМИ, образованию, искусству. Новые
поколения  должны  мечтать  о  карьере  летчика,  ученого,  банкира,  но  не
"крутого",  как  в  настоящее  время.  Видя,  что  правящие  круги  пытаются
законсервировать ситуацию в стране, предлагая на выборах новые комбинации из
уже  известных и несущих ответственность за происходящее политиков, общество
должно  бойкотировать  весь этот  фарс, отказаться  от участия во лжи. Нужно
дать им понять,  что  виноваты, в той  или  иной мере, не просто  Немцов или
Черномырдин, виноваты они все, вся политическая элита.
     Со стороны государственной власти  должна быть проведена реформа
управления,  закрыты  лазейки  к  бесконтрольному  обогащению   узких  групп
населения.  Любые украденные деньги становятся  кровью того  спрута, который
опутал Россию. На эти  деньги содержатся  многочисленные охранные агентства,
являющиеся по  сути  мини-армиями авторитетов,  на эти  деньги  оплачиваются
услуги  проституток и чиновников, покупаются милиция,  налоговая инспекция и
полиция, администраторы от  приватизации и т.д.  Эти деньги служат предметом
дележа и криминальных  разборок. Полагаю, что  не  будь  в  России  феномена
"Газпрома" и банковской системы, занимающейся не кредитованием производства,
а хищениями и предоставлением услуг по уклонению от  уплаты налогов, а также
вывозу  капиталов  за рубеж, то  объем активно обращающегося в стране оружия
был бы значительно ниже. Ни один киллер не станет работать за идею. Наиболее
верный способ победить организованную преступность государственного масштаба
-   это  ее   обескровить,  отобрать   у  нее  контроль  над  распределением
национального продукта.
     Нынешней власти  приходится  опираться на наименее  порядочные элементы
населения. Идеалисты, люди, ценящие свое достоинство, люди щепетильные, все,
кто ценит  свободу  и не  хочет унизить  себя соучастием, держатся  от нее в
стороне.  Остаются  карьеристы  и  приспособленцы,  а  также  криминал,   их
мировоззрение слишком узко, чтобы из данной среды  выделились новые таланты,
способные возглавить движение Страны в будущее.
     Для прогресса  необходимо, чтобы первые сменили у власти вторых. Первые
-  это ученые и деятели культуры,  не  сумевшие  по  причине своей моральной
конституции  обогатиться за  последние  10 лет.  Это романтики,  люди чести,
идеалисты  в белых  перчатках,  не  поддавшиеся  соблазну принять  участие в
разворовывании  страны,  все те, чей культурный  уровень  диктует  императив
общественных  и человеческих  ценностей  над ценностями личного  обогащения.
Яркий пример такого  человека  Сахаров, пришедший во власть и ушедший из нее
без  банковских   счетов   и  недвижимости  за   границей,  но  с  честью  и
достоинством. Для Индии людьми такого культурного склада были Махатма Ганди,
Рабингранат Тагор, Джавахарлал Неру и т.д., для США Томас Джефферсон, Авраам
Линкольн,  Александр  Гамильтон  и многие  другие. Эти  люди есть  в  каждой
жизнеспособной нации, и пока их не истребили, у нации есть будущее...

     Вагон опять сильно тряхнуло. Когда же они научатся тормозить, не бревна
везут, а  новых граждан  свободной России - главную ценность  государства. Я
выглянул  в окно -  Нижний.  Скорее из душного купе, куплю себе  чего-нибудь
пожевать, а то живот уже присох к позвоночнику. Выбравшись на перрон я решил
провести  маркетинговое  исследование  конъюнктуры  рынка -  пройтись  среди
торгующих  старушек.  Приближаясь  к  зданию  вокзала,  еще  издали  заметил
невероятно неуклюже,  кургузо  одетого  солдатика  в  мешковатой застиранной
гимнастерке и сапогах в такую жару. На его лице, казалось, отразилось все то
попрание  слабых  и  беззащитных,  которое происходило  в  стране  последние
полвека. Когда между нами оставалось 5 метров, он громко шмыгнул и вытер нос
рукавом   гимнастерки  на  всем  его  протяжении  от  манжеты  до  плеча.  Я
поравнялся,  прикидывая:  "Мои 1  метр 95 сантиметров и  его 165 сантиметров
минус  каблуки сапог, так  кто кого будет защищать случись что, к  тому же у
него налицо явные признаки рахитизма".
     - Дайте  на  хлеб, сколько не жалко, - неожиданно  вымолвило привлекшее
мое внимание существо.
     - Да, да, конечно,  - я стал быстро рыться в карманах в поисках мелочи,
- пятерка устроит? - протянул я скомканную бумажку. И самому стало стыдно за
всю  очевидную глупость  вопроса,  торопливо  достал  и  протянул  червонец.
Солдатик,  видимо,  тоже чувствовал  себя неловко, поблагодарив  и  отведя в
сторону опустошенный, а может просто голодный взгляд, он быстро удалился.
     Назад  в вагон,  хватит, теперь  не вылезу  до самой Самары  и  в  окно
смотреть не буду - насмотрелся. Читать, читать и читать:

     Кризисы  в  России  следуют  один  за другим. Власти  в  лучшем  случае
прибегают к  лоскутным  мерам и  паллиативам,  они  опасаются  высвобождения
творческой  созидательной силы нации, для  них проще  взять  новые  кредиты.
По-прежнему предпочтение  отдается настоящим и будущим интересам узких групп
населения.  Российские власти, очевидно,  полагают, что поощряя стремление к
чрезмерному  обогащению  этих  людей,  они  наилучшим  образом  способствует
возрождению экономики. Продажность и кумовство  царят повсюду, и нет никаких
общественных рычагов (генеральный прокурор, пресса), чтобы сдержать их.
     Главное  препятствие прогрессу  в России - навязанная небольшим  числом
людей  и  ориентированная  на  их  частные  интересы  политическая  система.
Основной недостаток этой системы не в том, что немногие получили возможность
бесконтрольного,   незаконного   обогащения,   а  в   том,  что  подавляющее
большинство   граждан   страны   лишено   стимулов   и   самой   возможности
производительно,   плодотворно   трудиться.   Приватизация    и   расхищение
предприятия является  самым  легким и коротким путем к богатству для единиц.
Для жителей  данного города  - это катастрофа. У  работающих  на предприятии
есть семьи, зависящие от их доходов. На заработанные  на предприятии  деньги
оплачиваются товары и услуги, а значит, обеспечиваются рабочие места  других
горожан.  На  налоги,   взимаемые  с  предприятий  и  зарплаты  сотрудников,
содержится городское  хозяйство,  социально-культурная  сфера,  образование,
здравоохранение  и т.  д.  Таким образом,  осуществленные  нынешним  режимом
преобразования  имеют  далеко  идущие негативные последствия  и  отбрасывают
Россию  на  десятки  лет назад  в  ее  экономическом,  в  т.ч.  промышленном
развитии.
     Организованная    преступность    в   России   представлена    системой
государственной  власти  (вот  что такое  русская  мафия).  Смешно  выглядят
телевизионные  передачи об организованной  преступности, где демонстрируются
группы из 2-х -3-х вымогателей  или каких-нибудь мелких жуликов,  а сразу за
этой  передачей  следует  блок  новостей  политики  и экономики,  в  котором
отражается настоящий разгул действительно опасной для общества преступности.
Представители нынешней власти  проявляют такую  вопиющую некомпетентность  и
неуклюжесть в  управлении страной,  которые  могут  быть только умышленными.
Временами  они  опрокидывают  финансовые  рынки  и  совершают, казалось  бы,
абсурдные  и  разрушительные  для всех  действия. Но  при  этом  очень четко
используют финансовые  инструменты для собственного обогащения.  Они  далеко
ушли от героев К. Райкина, бравших "в конверте" или "в другой форме". Теперь
перед  атакой на "Газпром" его акции предварительно  сбрасываются (продаются
по максимально высокой цене), а в момент кульминации истории государственных
претензий к  монополии, позволяющей небольшой группе людей  по  сути владеть
национальными богатствами, акции скупаются по минимальным ценам.
     Несколько  лет  Запад  настойчиво  рекомендует  российскому руководству
провести декомпозицию  (расчленение)  "Газпрома" и РАО ЕЭС,  по сути частных
компаний,  созданных из  бывшей  государственной  собственности и  владеющих
(будем  честными по  отношению  к  себе) бывшими  национальными богатствами.
Западные  теоретики надеются,  что  тогда  в  этих  отраслях  появится  хоть
какая-нибудь  конкуренция - как же  все-таки  далеки они от  понимания  сути
происходящего в России.
     Истинная  беда  России  в   том,  что  власть  является  здесь  главной
коммерческой  организацией. До  тех  пор,  пока  данное  положение  вещей не
изменится, демонополизация "Газпрома" и ему подобных невозможна.
     Система круговой  поруки необычайно быстро  проникла  в государственные
институты.  В известном смысле можно сказать, что  она  существовала  и  при
коммунистах, но не в таких явных и циничных формах. Произведенные ей в науке
и  высшем  образовании  изменения  довели  данные   институты   до  воистину
плачевного состояния. Во  многом лишенные  государственной поддержки наука и
образование    не    "американизировались",    как   ожидалось.    Лишившись
немногочисленных  добродетелей  коммунистического  прошлого,  они попали  во
власть  самых  низменных  инстинктов  настоящего.  Возможность  получить все
формальные   атрибуты   учености   за   деньги   подкрепляется   объективной
неспособностью  ученых дать  актуальные  знания  и вразумительные  ответы на
сформулированные  жизнью  вопросы.  Отдельные  отрасли  российской  науки  и
образования,  которые  и до  этого  не котировались в  цивилизованном  мире,
практически полностью дискредитировали себя и внутри страны.  Яркий пример -
экономическая  наука. Красные  дипломы и научные звания  в области экономики
играют лишь формальную роль в государственных структурах управления. Золотые
слова  классика  о  том,  чем  должна   проверяться   теория,   приводят   к
неутешительным выводам:
     ни один сколько-нибудь существенный макроэкономический процесс в России
не   был   предсказан,   проанализирован   или   осуществлен   адекватно   и
удовлетворительно с позиций практики;
     ни один российский ученый-экономист последнего  времени (кроме Чубайса,
чья книга стала достоянием немногих), не был признан в цивилизованном мире;
     поток  диссертаций  по экономике в  новой  демократической  и  рыночной
России  не  вызвал  потоки  инноваций,   практического  применения  "ценных"
теоретических разработок.
     Обязательным  критерием  практической значимости  любой  диссертации по
экономике  должна  стать  выплата   независимым   коммерческим  предприятием
гонорара автору  за  использование  его разработки,  причем  сумма  гонорара
должна позволять автору произвести покупку машины  и квартиры в том регионе,
где  он  защищает диссертацию. Это позволит избавить экономическую науку  от
научных импотентов, сократить число ученых в 100-150 раз, и вывести науку из
состояния мимикрии, в котором она сейчас пребывает...

     Уже  перевалило за полночь,  глаза слипались, а голова то и дело теряла
пространственную  ориентацию.  Но  я  продолжал  читать,   делая  пометки  и
уточнения  на  полях,  в  какой-то  момент я  почувствовал, что пометки  уже
делаются сами  по себе -  я их не  контролирую и может быть, даже с  ними не
согласен. Я на удивление быстро погружался, как в зыбучий  песок, в сон. Все
окружающие  меня предметы и явления сделались расплывчатыми и туманными, как
будто  поплыли краски,  которыми  они  были  нарисованы.  На  мгновение  они
обмякли, потеряли  заложенный в них внутренний  смысл, стали бессмысленными,
как  дорогая  одежда,  только  что  украшавшая  своего  хозяина и  вдруг  им
выброшенная. Но  в следующую секунду все  вокруг приобрело новый  смысл, как
будто  выброшенный смокинг нашел  и  напялил  на себя бомж. С самого  начала
трансформации происходящее озарилось нарастающим, мистическим, идущим сверху
из  космоса  светом. Этот свет напоминал лунный, но только на первый взгляд.
Внимательно  к  нему  присмотревшись,  я  понял,  что  именно  он -  главное
действующее лицо, именно он, попав на предмет и пройдя сквозь него, изменяет
его  сущность. Постепенно  трансформация стала  замедляться  и контуры вещей
стабилизировались.
     Новая  действительность  показались   мне  знакомой.  Я  стоял  в  зале
заседаний  Верховного  Совета,  вокруг  дремали  или  озабоченно  копошились
какие-то люди.
     -   Большинством   голосов   решение   принято,   -   прогремел   голос
председательствующего, - в качестве основных  банков для вывоза капиталов из
России принимаем  швейцарские банки,  цветные  металлы будем вывозить  через
Прибалтику, а  нефть и газ по трубопроводам, пропускная  способность которых
ограничена,  здесь  нам  ничего  не  изменить, коллеги,  новые  трубопроводы
оставшаяся  промышленность  уже  не  потянет.  Осталось  заслушать  Анатолия
Чубайса  по вопросу  приватизации  и  Виктора  Степановича  Черномырдина  по
вопросу выделения лимитов на воровство в министерствах.
     На трибуне материализовался Чубайс.
     -  Я  изложу  программу  вкратце  -  вы  уже  имели  возможность с  ней
ознакомиться.  Вся  государственная собственность делится  на равные доли  и
каждому  гражданину  выдается  талон на такую долю  (хи-хи). После  чего  мы
организуем систему отоваривания этих талонов. Я думаю, вы еще не забыли, как
это  делается. Для своих будут  спецраспределители, а для остальных - пустые
прилавки  или дикие  очереди  за  долями вечной  мерзлоты.  Одновременно  мы
полностью  прекратим  выплату пенсий, стипендий, пособий,  зарплат  и скупим
талоны у населения за бесценок, народу ничего другого не останется.
     Зал  взорвался бурными  аплодисментами. Чубайс сошел с трибуны  и начал
протискиваться к выходу.  Я  легонько дернул его за рукав:  "Я  нахожусь под
впечатлением от ваших успехов как реформатора, давно  мечтаю узнать, как вам
это удается  уяснить для  себя  суть  происходящего в стране,  и очень  хочу
прочесть вашу новую  книгу  о приватизации", - прокричал я с расчетом, чтобы
моя лесть была услышана большинством присутствующих.
     - Идем покажу, -  по-отечески добродушно улыбнулась лукавая физиономия.
Через пять минут я уже утопал в кожаном кресле.
     - Суть  происходящего в стране,  м-да... С  чего  же начать.  Пойми,  -
доверительно начал хозяин кабинета, - с любой проблемой уже давно можно было
бы справиться, но что  за  это  можно  получить -  орден,  - кривая  усмешка
мелькнула на лице Реформатора. Вот тебе простейший пример - крупная стройка,
все расходы  указаны  в сметах и если все делать по плану, то больше 15-20 %
от суммы  строительства тем, кто руководит,  не  достанется.  А если взять и
нарушить планы, задержать поставку каких-то  материалов, временно прекратить
финансирование,  тогда  к  открытию  финансирования  выяснится,  что  старые
материалы  уже  разворованы, техника  приведена  в  негодность и т.д.  Таким
образом фактически стройка может обойтись в 2-3  раза дороже, чем по сметам,
вот тут уже можно заработать. Теперь понимаешь, "что происходит в стране"? В
этом и есть главная экономическая тайна  реформ. Когда в стране все гладко и
ладно, дела  делают в  надлежащем порядке  и последовательно, больше  15-20%
иметь  не  получится.  Но  это там у них (ха-ха),  а  у  нас  норма  прибыли
300-500%. Это не  нам надо копировать Запад, а  Западу учиться у  нас. Самым
выгодным вложением денег считается наркобизнес, потом идет  торговля оружием
и проституция. А  кто хоть раз посчитал рентабельность от вложения средств в
избирательные кампании в России? Никто, - скажешь ты? Но люди,  вкладывающие
деньги  в получение российской власти, не простачки.  Они привыкли не просто
возвращать  все свое до последней  копейки, но и получать солидный барыш.  И
если они так охотно раскошеливаются на власть, значит понимают: благодаря ей
можно выкачать больше,  чем благодаря любой нефтяной вышке. Настоящие деньги
делаются в мутной воде, если боишься  запачкаться,  то  не  берись,  в белых
перчатках ты ничего не заработаешь. Все политики, стремясь к власти, обещают
покончить с кризисом, установить порядок,  но, получив власть, понимают, что
к чему, и сами начинают говорить про переходный период, временные трудности,
неудачно  сложившиеся  обстоятельства.   В  идеале  кризис  в  России  будет
существовать   вечно,  в   нем  заинтересовано  все  руководство   страны  и
предприниматели России, т.е.  самое живое,  активное,  деятельное население.
Здесь  очень важно  поддержать ситуацию одинаково далекую, как  от западного
порядка, так и от русской революции. Это  баланс сил и интересов  России, ты
не  представляешь насколько за  один президентский  срок  опухают  некоторые
банковские  счета. Если  здесь  установят  западные  порядки  и  прекратится
кризис,  я  первый  уйду из администрации,  я и место  себе  в  коммерческой
структуре   приготовил,  но  сейчас  здесь  самая  прибыльная   коммерческая
структура. А теперь держи книгу и дуй отсюда, прочитаешь,  поймешь, приходи,
возьму  помощником. Нам такие смышленые нужны,  старики вечно все  напутают,
ваучер  от фьючерса  не  отличают.  А  у  меня  тут  одна серьезная  реформа
наклевывается,  -  Чубайс плутовато улыбнулся,  напомнив мне  лису-Алису  из
фильма про Буратино.
     -  А можно меня на Самару бросить,  - я попытался  поймать его бегающий
взгляд, - не подведу...

     -  Подъем, до Самары 40  минут, быстро  сдавайте белье  и умывайтесь, -
проревела над ухом проводница.  Я судорожно ощупал руками пространство перед
собой, но  нашел  только пачку  исписанных  и  помятых листов. Наверное, при
разрыве астральной связи произошла временная и пространственная перегрузка и
переплет рассыпался.  Быстро, опасаясь, что сосед из любопытства  заглянет в
мои  бумаги, я спрятал  листы в сумку - приеду домой,  прочту, однако тут же
полез назад и достал один лист. Прочту, пока никому до меня нет дела:

     Наша сила заключена  в нашей этико-политической  методологии управления
человеком, обществом, государством. У этой методологии много  имен, одним из
последних было имя "ленинизм". Одновременно у нее есть только одно настоящее
имя - Легизм.  Она  существует дольше любой другой методологии, потому,  что
отвечает  глубинной сущности развития человеческого общества. Возникнув  в 6
веке  до  нашей  эры  в древнем Китае,  Легизм доказал  свою  жизненность  и
превосходство над любыми другими учениями.
     Родоначальниками,  идейными  отцами-основателями учения принято считать
Ли  Куя, Шан Яна  и Шень Бухая,  завершившего  построение  его теоретической
системы.  Легизм развивался  в напряженной  борьбе с  реакционной идеологией
раннего  конфуцианства,  тоже  стремившегося  к   созданию  мощного,  хорошо
управляемого государства, расходясь  в философском  обосновании  методов его
построения.  Если   конфуцианство  на  первый  план  выдвигало  нравственные
качества людей, т.е. иллюзорный,  воображаемый фактор, то Легизм  исходил из
законов развития человека и убедительно доказывал, что политика несовместима
с моралью. Правителю  необходимо хорошо разбираться в психологии людей, дабы
успешно управлять ими.  Основной  метод воздействия -  награды и  наказания,
причем  вторые  должны превалировать  над  первыми. Центральное  место  в
методологии  Легизма  занимает  стремление  к  укреплению государства  путем
оглупления  народа, умелое  манипулирование  сознанием и подсознанием масс и
всевозможные методики  отвлечения  нации от  стоящих  перед ней  проблем  на
борьбу с не существующими или искусственно созданными трудностями.
     Именно   легисты   создали    концепцию   деспотического   государства,
основанного  на  равенстве  всех  перед  законом.  Исключением является  сам
правитель  - единственный творец законов. Наше время показало, что правитель
может  коллективным, коллегиальным  или даже  виртуальным органом.  Основные
идеи нашего учения:
     государственное регулирование  большинства, если  не всех экономических
процессов в стране;
     систематическое  обновление  государственного аппарата  путем  снятия и
назначения чиновников;
     введение   единого   принципа  присвоения   должностей,  привилегий   и
жалования, подкрепленного круговой  порукой преступного соучастия чиновников
в злоупотреблениях власти;
     регулярные проверки лояльности и цензорский надзор;
     четкая градация внутри правящего сословия;
     унификация мышления чиновничества.
     Если говорить о  социо-культурном феномене Легизма, то становится ясной
его имманентная связь с обществом.  Простой  человек,  сам того не  понимая,
желает  находиться  под  чьей-то  властью.  Властью   людей,  которые  будут
принимать все решения за него и, избавив его от необходимости думать,  дадут
ему  уверенность  в сегодняшнем  и  завтрашнем  дне.  Для  этого большинству
россиян нужны: 1 палка вареной колбасы, 5 буханок хлеба, 2-3 бутылки водки в
месяц, а также скромная конура-квартира.
     При полном  выполнении всех вышеперечисленных  принципов Легизма  любая
страна  переводится  в состояние  Украденной  Страны,  и  вывод ее  из этого
состояния  невозможен.  Управляющая   система   такого  общества  неразрывно
срастается  с  самим  обществом (не  путать  с государством). Ее  невозможно
устранить путем  смены государственной  власти  или общественно-политической
формации,  она  сидит  в коре головного мозга народа,  проявляется  в момент
общения людей. Она безусловно возьмет верх везде, где собирается более  двух
человек.  Любой социальный  катаклизм,  революция  лишь упрочат  ее позиции.
Изменяясь внешне, общество уже  не сможет измениться внутренне. Устранить
легистическую систему можно лишь уничтожив  общество (наиболее известным
является разрушение Римской империи), а на это никто не пойдет.

     Последний раз сильно тряхнуло, и вагон встал. Ну  вот и Самара.  Скорей
домой и  в  душ.  Передохну, а там  бегом через  лес на  Волгу. Лесом  будет
километров 5-6, полчаса и там, вдали  от  городских пляжей. Окунусь, лягу на
песочек и  буду  слушать  волны и  тихое  мычание "в усмерть" пьяного мужика
"э-эх ухнем". Потом он начнет, ни к кому не обращаясь, рассказ, что именно в
этом месте, до революции, его дед поймал огромного сома.
     - Сома тащили 36 мужиков. Да... А в длину  сом был 36 метров и весил 36
килограмм, - неторопливо начнет он.
     -  Сам брат Николая второго тогда  приезжал поздравить. Я, - говорит, -
не хрен  с  горы, а сам брат царя и благодарю тебя,  Семен,  за твой подвиг.
Да... А сейчас Волга не та, засрали, - скажет он, наблюдая за пролетающими в
10 метрах от берега водными мотоциклами с бритоголовыми наездниками.
     - Им  ближе чем на 50 метров нельзя к пляжу  подходить, - добавит такой
же грязный,  беззубый бомж, подползая к собеседнику.  И тоже вспомнит  былые
времена, - Раньше мой дед один мог кобылу поднять. Вот! На спор 40 раз Волгу
переплыл! Во были мужики,  а  сейчас  что,  только водку жрем.  Да что там -
совсем захирели!
     И  я,  оглянувшись  на  их  тщедушные тельца, охотно про  себя  с  этим
соглашусь. А еще подумаю: "Насколько эти  провинциальные небритые алкоголики
с легким запахом денатурата и травой в волосах, умеющие созерцать и  любящие
порассуждать о прошлом и настоящем, неспособные на гнусность в трезвом виде,
милее  и  роднее  мне столичных наркоманов и  проституток".  А может  и  нет
никакой  столицы, нет  кабинета  министров,  нет  экономического  кризиса  и
взвешенной политики всенародно избранного президента, да и самого президента
тоже нет. Может,  все это галлюцинация, пришедшая  в мою раскаленную солнцем
голову на диком пляже посреди Самарской Луки.
     В сущности, Наша Страна и есть этот дикий "засранный" пляж, где каждый,
чувствующий  за собой силу,  делает все, что пожелает, а остальные наблюдают
за происходящим помутневшими, то ли от водки, то ли от слез глазами. В душах
вторых борются  противоречивые чувства  обиды за поруганную  красоту, вечной
невозможности  что-либо  изменить,  сопричастности,  сострадания   первым  -
накаченно-бритоголовым, бульдогообразным, лишенным возможности чувствовать и
переживать, не знающим,  что творят -  и чувства надежды. Надежды на то, что
когда-нибудь  все  образуется, ведь  нельзя же так жить.  А  пока нужно  еще
потерпеть,  терпели  же раньше.  Вот  только бы  эти,  на водных мотоциклах,
близко к пляжу не подходили, уж больно гремят и смердят бензином...

Популярность: 25, Last-modified: Tue, 17 Aug 1999 15:24:48 GMT