---------------------------------------------------------------
     Автор: А. Белкин (a_belkin@usa.net)
     Апрель -- Июль 1999 года
     © Copyright Александр Белкин, 1999
---------------------------------------------------------------

     Предисловие
     Современный  человек  не  любит  терять  время.  В  информации  он ищет
полезности,  в  искусстве -- наслаждения, а в жизни -- смысла.  Политическая
теория  для  многих  --  участь  академиков,  студентов  и  профессиональных
политиков.  Нормальные  люди не заинтересованы в теории. Они могут обсуждать
практическое значение повышения процентных ставок  или субсидий в индустрию,
но обсуждение  морали или эффективности государственного  вмешательство  для
них -- слишком непрактично, пустая трата времени. Повышенное внимание именно
к  практическим  действиям  правительства  имеет  побочный  эффект  --  люди
перестают связывать действия с целями. Этот феномен не является особенностью
российского общества, но,  в  отличии от западных демократий, мы находимся в
более невыгодном положении -- мы импортировали демократию, как новый станок,
забыв при этом попросить перевод инструкций на русский.
     Для  существования демократии каждому человеку  необходимо понимать  ее
устройство. Это  условие необходимо,  если мы хотим иметь возможность влиять
на  политический курс страны, на экономику, на этические проблемы и, в конце
концов, на течение  повседневной  жизни. В то время, как большинство россиян
понимают главные  внешние  черты  демократии,  многие начинают  теряться при
попытках  разобраться в  общественных  внутренностях.  Эта  статья старается
раскрыть   основные   особенности   демократии   и    тем   самым   показать
анти-демократичность  российской  "демократии". Название статьи  наводит  на
мысль  о  теоретичности  (читай,  сложности) работы. Это  не  совсем так. Во
времена  Советов  социальные  науки  были  озабочены   одним  --   "научным"
доказательством   превосходства  коммунизма   над  другими  государственными
строями. Так как задача эта  была принципиально  невозможна (об этом позже),
наука  превратилась  в демагогический  пафос.  "Якобы  доказательства"  были
напичканы бессмысленными  "научными"  фразами  настолько,  что  прочитавшему
можно было давать Нобелевскую премию за усердность.
     В  этой  статье  научность  значит  лишь  одно --  попытка  определения
объективных  фактов и использование  их  в  целях  установления  системы,  с
помощью  которых  можно   критиковать  действия  различных  политических   и
экономических  групп.  В статье я старался  использовать  предельно  простой
язык,  потому   что  уверен  в   искусственности  и  бесполезности   сложных
лексикографических конструкций.  Частями статья может  казаться трудной  для
понимания неподготовленному читателю, но это результат сложности предмета, а
не  искусственности  аргументов.  Объем  статьи  может  показаться   излишне
большим,  но  я действительно  пытался  достичь компромисса между  ясностью,
полнотой и краткостью анализа.
     Конечно, насколько  эта  статья отвечает своим целям, судить  все же не
мне, а вам.
     Российская реальность
     Ни  для кого  не  секрет,  что  в  России "не все в порядке". Налоги не
собираются,  преступники гуляют по улицам, пенсионеров не уважают,  денег  в
бюджете нет, бизнесменов  зажимают, государству не дают работать,  президент
болеет, советчики ругаются. Критикуют все и  вся. Но критика  бывает разной.
Заметить, что  невыплата пенсий или безработица есть плохо большого труда не
составляет.  Гораздо  сложнее  сказать  почему  проблемы   возникают  и  как
избавиться от этих проблем.
     Для  того,  чтобы  советовать  что-то  и  кому-то  желательно   вначале
разобраться в текущей ситуации. А времени на разбор настоящего у  советчиков
в большинстве  случаев  нет. Поэтому  возникает  ситуация,  когда  советчики
играют  в  "завтрашний день", то есть у них всегда  есть советы на завтра  и
заготовка алиби  на  послезавтра. Если вместо  светлого будущего мы получили
отток инвестиций и крах банковской системы, то в этом никак не виноваты наши
советчики.  Виноваты  все  вокруг --  плохие иностранцы, ЦРУ,  националисты,
коммунисты, бизнесмены, расположение звезд на небосводе.
     Изворотливые  и врущие  политики  не  являются  каким-то  поразительным
явлением.  Политики  врут везде  и  много. Одно важное мастерство,  которому
обучаются  избиратели в  демократическом обществе  -- чтение между строк.  В
этом аспекте  отличие российской демократии  от  более старых  в  том, что в
большинстве правительственных и государственных документов черным по белому,
большими буквами  написана полнейшая чушь! Политики говорят чушь, пишут чушь
и думают чушь. Здесь может быть  две причины -- неадекватность политиков или
необразованность   избирателей.   Как   в  сложной   игре   в   "покер",   в
демократическом  обществе избиратель и политик играют игру  блефа  и больших
ставок. Политик часто  блефует,  и  "задача"  избирателя увидеть этот  блеф.
Российская проблема в том, что политик блефует очень плохо  и слишком часто.
Эта  некачественность блефа происходит  либо  из-за того, что избиратель  не
может  увидеть  явный блеф, либо  из-за  того, что политик  и  сам не  может
"сыграть" лучше.
     Итак, вранье политика не является чем-то необычным или  иррациональным.
В  демократии  такие  нежелательные  (с  точки  зрения  избирателя) действия
политика  сдерживаются  знанием   избирателя  и   знанием  политика   знаний
избирателя. Такая игра в "я знаю что ты знаешь что я знаю" является одним из
самых  важных факторов, держущих  политическую арену под контролем. В России
все по-другому:  большинство действий российских политиков  повлекли  бы  за
собой немедленную  отставку  правительства,  если  бы  проходили  где-то  на
Западе.   Конечно,  сравнивать  многолетнюю  демократию   Западных  стран  с
российской  "один  к   одному"   бессмысленно,   но  действия  политиков  не
сдерживаются отчасти и  от того, что избиратель не может отделить  правду от
неправды.
     Ошибочные аргументы
     Этот раздел  приводит несколько популярных, но очевидно неправильных  и
ошибочных мнений.  Конечно, количество разрозненных мнений настолько велико,
что ни одна статья не смогла бы даже попытаться предоставить все аргументы и
пути  доказательства  их  ошибочности. В  какой-то степени  выбор аргументов
произволен, хотя большее предпочтение дано самым популярным и самым опасным.
     Nota Bene.  В  этой  статье я часто  использую термин  "государство"  в
нескольких   значениях.   "Государство"   в    научной   литературе   обычно
подразумевает  административную, суверенную единицу,  но  во многих  случаях
когда   вы  встречаете  термин  государство  в  этой  статье,   он  означает
государственный аппарат. Это  замечание  в основном направлено  на пуристов,
которые любят предельную точность терминологии.
     1. Первоценность  рыночной экономики.  Многие  реформы возникают  из-за
того,  что по  словам  реформаторов "рынку  они  необходимы".  Таким образом
государство получает возможность проводить экстремальные реформы и ссылаться
на их выгодность  для  рынка.  Опасность заключается в  том, что  предельный
рынок подразумевает отсутствие государства. Таким образом государство всегда
может списывать государственные проблемы на проблемы внутри рынка. Возникает
очень  интересный парадокс  -- если  рынку не  нужно  государство,  то зачем
политики  держатся  руками  и  ногами за свои  посты?  А если рынку  все  же
необходимо  государство, то простой аргумент первоценности  и  полноценности
рынка уже не может использоваться политиком.
     Итак,  давайте копнем глубже и попытаемся показать  чрезмерную простоту
этого аргумента. Рыночная экономика не  имеет никакой выгоды  сама  по себе.
Здесь не  место вдаваться в теологические  и  философские  суждения  о  цели
жизни, но  даже  при  поверхностном изучении  становится ясно, что  рыночная
экономика и рынок не могут быть смыслом жизни. Составьте список своих личных
ценностей  и вы увидите, что рынок не входит в этот список. А потому попытки
защитить рынок без объяснений важности  рынка  являются ошибочными. Конечно,
как будет объяснено позже, рынок необходим, но (1) рынок необходим совсем не
из-за того, что  он рынок; (2) рынок корректно  работает  только при наличии
реальной и  прочной  инфраструктуры; (3)  наличие  рынка  во  многих  сферах
человеческой деятельности нежелательно, а часто невозможно. Таким образом вы
должны  понимать ошибочность  аргумента первоценности. Во-первых,  рынок  не
должен  восприниматься  как  аксиома, как  нечто  записанное  на  небосводе.
Во-вторых, вера  в  всемогущественность рынка приводит к опасному  выводу --
избиратели теряют возможность критиковать правительство за недействие.
     2.  Идеализация коммунизма.  Люди часто  думают в  "черно-белом" ключе.
Если  рынок  плох,  то  значит коммунизм  хорош,  и  наоборот.  Это  опасное
направление мысли, тем более что мы прошли через коммунизм, мы испытали годы
депрессии  и догматизации,  а  люди  все  равно не  хотят  учиться  на своих
ошибках.  Конечно, это наводит на грустные  мысли, но если человек понимает,
что неправильность одной идеи не  обязательно значит правильность другой, то
мы уже на полпути к цели.
     Коммунизм, как идеология, основан на центральном планировании. Проблема
в  том,  что  в  настоящее  время центральное  планирование  невозможно (как
теоретически,  так  и  технически)  из-за сильной  разницы во вкусах людей и
из-за возможности быстрой и неожиданной смены этих вкусов. Поясню на простом
примере. План составляется на какое-то время  вперед. Допустим, что во время
составления плана все люди любили фарфоровые тарелки. Плановики (а плановики
-- всего  лишь люди, которые  к сожалению не умеют  читать  будущее, а  лишь
пытаются прогнозировать  спрос людей) составили  план, больше ресурсов  было
направлено на изготовление фарфоровых тарелок. Внезапно  вкусы поменялись, и
людям стали нравиться глиняные тарелки. Так как плановики не предугадали (да
и  не  могли  предугадать) такой  поворот событий, в результате мы  получаем
магазины,  заваленные  фарфоровыми  тарелками.  А  необеспеченный  спрос  на
глиняные тарелки может быть решен только с помощью черного рынка. Добавьте к
этому  еще и неправильные  стимулы (у производителя-бюджетника  нет  стимула
улучшить  качество  тарелки,  увеличить  ассортимент или  снизить  стоимость
производства),  неэтичность  государства  кукловодов  и  марионеток...  и мы
наконец получаем несостоятельную идеологию.
     Все репрессии, ссылки, убийства, произошедшие в коммунистической России
были  не столь  результат действий  лично (скажем)  Сталина, но  необходимые
действия,  направленные  на  увеличение   стимула  у  рабочей  силы.  Вместо
капиталистического заработка как стимула труда,  человек получает  другой --
"работай,   если  не  хочешь,  чтобы   тебя  убили".  Коммунизму  необходимы
репрессии,  а  потому  люди,  жаждущие  возврата  коммунизма  либо совершают
большую  ошибку,  либо  таким  образом   показывают  недовольство  настоящим
состоянием  дел. Если успех коммунизма  расценивать  не  как  желание  людей
возвратиться в коммунизм, а как показ недовольства настоящим правительством,
то не стоит забывать, что социализм и  капитализм не могут уживаться вместе.
Во всех известных капиталистических странах государство играет огромную роль
и многие социалистические идеи прижились и в капитализме.
     3.  Виновато  население.  Очень популярное  мнение, которое  появляется
часто в  разных одеждах, но всегда основано на переносе  вины в происходящем
на население или часть  населения. Мнение популярно не только в политических
кругах (но  это и не  удивительно, политики  обязаны  обвинять вненаучные  и
неподконтрольные  факторы,  так  как  таким образом никто не  сможет никогда
доказать  их неправоту  или  обвинить  их в  несостоятельности), но  и среди
молодежи и академиков.
     3.1.  Идея  70 лет. Идея,  которую  я называю  "идея  70 лет", является
спасительным  оружием  многих  российских  политиков.  Эти  политики  обычно
ссылаются на силу 70-летней идеологии Советов. Они уверяют, что все проблемы
(или по  крайней мере большинство проблем) происходят из-за того,  что  люди
привыкли ничего не делать,  а потому продолжают "плохо себя вести",  хотя по
идее  они  должны  вести себя  в  рыночной  манере.  Это мнение ошибочно  по
нескольким причинам. Вначале обдумайте хорошенько последствия "идеи 70 лет",
если она все же правильна: вся ироничность такого суждения исходящего из уст
политиков  заключается  в  том,  что  если  такое  суждение  правильно,  это
означает, что самые главные  жертвы "идеи 70 лет" являются сами же политики.
Ведь в  то время,  как  большинство населения работало  в  квазипромышленных
отраслях,  наши политики как  раз  работали  в  самом сердце  идеологической
машины, а  потому  должны  испытывать  бо'льшую  проблему, нежели  остальное
население. Отсюда  можно сделать  логический  вывод -- любой человек,  кроме
бывших аппаратчиков сможет добиться гораздо лучших результатов для страны.
     Кроме  того,  любая  политическая  система  должна  учитывать  действия
населения,   а  потому  неадекватная  (с  точки  зрения  идеологии)  реакция
населения является не виной  населения,  а  результатом  ошибки реформатора.
Потому, когда вы услышите, как кто-то опять пытается предложить вам "идею 70
лет" как  объяснение сложившейся ситуации, вы имеет право высказаться прямо:
"Не  сбрасывайте  свои ошибки  на нас.  Ваша  задача -- проводить  реформы и
законы исходя из существующего положения дел".
     Но я хочу  пойти еще дальше  в своем утверждении неверности  аргумента.
Подумайте  хорошенько  о  кажущейся  парадоксальности   аргумента  --  люди,
верующие в  "идею  70 лет" винят консервативность населения. В  то же время,
они   часто  сами   являются   плодом  Советской  идеологии.  Таким  образом
получается, что  человек не верит  в то, что идеология повлияла на него,  но
готов  с  радостью  согласиться, что  другие все же  были  поглощены красной
машиной  СССР.  Вспомните  также и  количество кооперативов,  открывшихся  в
первые месяцы  перестройки. Совсем  не  плохо для  людей,  живших 70  лет  в
системе государственной собственности, не так ли? Дело в том, что люди очень
быстро  реагируют на изменения в системе  распределения ресурсов. Идея рынка
отчасти хороша  именно потому, что она понятна и интуитивна, не  надо  много
учиться для  того,  чтобы  ходить в  магазин  или научиться  выбирать  среди
нескольких сортов колбас.
     Теперь  давайте  проанализируем  это  утверждение.  Оно  означает,  что
россиянин  в настоящее время действует  так,  как ему предписывает настоящая
система. Это огромный по своему значению вывод. Человек уже действует исходя
из  реальных "законов страны" (и здесь я  подразумеваю  не конституцию и  не
уголовный кодекс, а именно неписаные правила, частью которых является и свод
законов;  но правила включают  в себя гораздо больше:  скажем взяточничество
ГАИ  и импотентность той же конституции реально учитываются всеми гражданами
страны  в  подсчете выгодности  тех  или иных  действий!). А потому реальные
изменения  уже наступили  (!) и  таким образом  показывают несостоятельность
Российского Капитализма.
     Возможно   эта  идея  сперва   покажется   вам  поразительной  (и  даже
ошибочной),  но  для  адекватного  раскрытия  значения этой  идеи мгновенной
рациональности  потребуется  гораздо больше  времени  и  места,  чем я готов
уделить в этой статье. Необходимо добавить лишь, что большинство аргументов,
которые  базируются   на   виновности  или  неадекватности  населения  могут
оспариваться с помощью предложенных здесь методов. (Я описал только "идею 70
лет", но существуют  и другие, включая  поразительные  по своей  абсурдности
утверждения,  как, например: "народ  неправильно  среагировал на реформу" --
народ по утверждению  не  может действовать  неправильно,  неправильно может
действовать только политик;  утверждение  это схоже  с  восклицанием физика,
придумавшего  неправильную   формулу  расчета  космической  гравитации,  что
космические тела двигаются неправильно!).
     4.  В  капитализме у  государства нет полезной функции. Я  уже коснулся
этого аргумента чуть раньше, в пункте  1. Но так  как возможно самая большая
ошибка  наших реформаторов  (и самое  главное --  многих  критиков  реформ!)
именно  заключается  в  этом  суждении,  необходимо  рассмотреть  его  более
детально.  Исторически,  мнение основано  на  либертаризме,  учении  которое
обычно связывают с австрийской школой экономики. (Хотя любая попытка сложить
мнения  нескольких академиков  в одно обязательно приведет  к  упрощению,  а
потому  единого  мнения  среди  либертаристов  по  всем вопросам все  же  не
наблюдается.)
     Опасность  либертаризма  в том, что  он в лучших традициях  черно-белой
человеческой  мысли  считает,   что  доказав  негативность  государственного
вмешательства, он автоматически доказывает положительность  государственного
невмешательства.  Эта  опасность  возрастает  в  несколько  раз потому,  что
большинство сегодняшних  политиков не разделяют  либертаристические взгляды.
Поэтому  существует  возможность,  что  не  добившись  успехов,  сегодняшние
политики   модифицируют   свои   взгляды    и    начнут   вводить    жесткие
либертаристические реформы. При этом  возникнет ситуация, когда государство,
как  в какой-то злой  шутке, будет  летать из одной крайности  в  другую,  а
население будет пухнуть от злости и голода.
     Но  подождите, я ведь  еще не сказал, почему  же отсутствие государства
может пагубно сказаться на  положении  населения. Так как  я не подразумеваю
каких-то  конкретных  знаний  в  области  экономики или политики у читателя,
необходимо отвлечься от реальности и ввести немного теории.
     Дело в том, что роль государства  в рыночной экономике  огромна, тем не
менее она  резко отличается  от роли государства  в коммунизме. В коммунизме
государство  озабочено  эффективным  распределением ресурсов.  Распределение
ресурсов в  любой  идеологии необходимо, потому что  многие ресурсы конечны.
Здесь необходимо  пояснение. Например,  если бы нефть была доступна  в любом
количестве  любому  желающему,  это  бы  вывело   нефть   из  экономического
распределения ресурсов  (зачем платить за нефть, если можно пойти к "озеру с
нефтью" и налить  себе сколько захочешь?). В  то  время  это не  значит, что
(например)  бензин  был  бы также  свободно  доступен. Так  как нефть  нужно
преобразовать в бензин, бензин нужно было бы распределять, иначе никто бы не
был  заинтересован  в  производстве  бензина. Конечно, если  бы  нефть  была
бесконечна, но доступ  к  ней  лимитирован (например, нефть в неограниченном
количестве  доступна только  на Аляске), опять  нужно  было бы распределение
ресурсов.  В общем, любое  действие, которое требует от  человека времени на
выполнение  отнимает  какую-то  долю  его жизни,  а потому человек обычно не
будет тратить свою  жизнь на  переработку нефти в бензин или транспортировку
нефти в другие города без получения личной выгоды.
     Распределение  ресурсов  может  принимать  множество  форм.  В качестве
примера можно привести лишь самые популярные.
     (а). Индивидуальное производство  и  потребление. Каждый человек  может
производить и  потреблять в  одиночку,  тем самым не  ощущая необходимости в
рынках  (помните о  непервоценности  рынков?).  Такая модель  существует  на
практике  у  кочевников  и  известна в  экономической теории  под  названием
"модель Робинзона Крузо".
     (б).  Государственное распределение. Государство может  полностью взять
под контроль производство и сбыт.  Каждый человек производит что-то, отдает,
и  получает  взамен  что-то  другое.   Распределение   зависит  от   желаний
государства (основано  на  марксистской  идее "от каждого по  способностям и
каждому по нуждам").  Такая модель и есть коммунизм, к  которому мы шли, и к
которому (как я уже показал  ранее) прийти невозможно, по крайней  мере  при
нынешней (!) технологии.
     (в). Рыночное распределение ресурсов. Основано на ценовом распределении
ресурсов. Более редкие или более популярные ресурсы  (ceteris paribus) стоят
дороже. Спрос  и предложение взаимодействуют  между  собой  и  автоматически
находят цену, при которой этот ресурс продается и покупается без остаточного
спроса (очереди) или предложения (горы ненужного продукта).
     Самая  эффективная  модель распределения ресурсов (сюрприз!)  на данный
момент -- рыночное распределение. "На  данный момент", потому что возможно с
научным и технологическим развитием  человечество сможет (1) решить проблему
конечности ресурсов (создавать колбасу из лучей солнца); (2) обойти проблему
конечности решения ресурсов  (получать  удовольствие только от лучей солнца,
перестать  нуждаться в колбасе);  (3) поменять метод распределения на  более
эффективный (существует  вероятность создания  эффективных  планов с помощью
суперкомпьютеров,  и  т.д.;  если   такое   планирование  станет  возможным,
коммунисты смогут логически защитить  свою идеологию,  хотя как показывалось
ранее, с этической точки зрения планирование защитить не так просто).
     В  предыдущем  абзаце я сказал, что  рыночное  распределение  --  самое
эффективное.   Но  что   же  такое   эффективность  и  в  чем  ее  ценность?
Эффективность сама по себе  тоже не  является смыслом  жизни. Поэтому мы  не
имеем  права  выбирать модель только  из-за ее эффективности.  Эффективность
полезна,  так как более эффективные методы распределения  ресурсов позволяют
добиваться большего  объема  потребления. Что это значит?  Скажем, из одного
килограмма муки один человек может сделать десять батонов хлеба, а другой --
пятнадцать (одного качества).  При  рыночном распределении те люди,  которые
более  эффективны  в  производстве  (скажем) хлеба смогут  добиться большего
успеха  (получить большую  прибыль)  именно производя  хлеб. Тем  самым  вся
система рыночного  распределения является  эффективной  (эта черта рыночного
общества была освещена Адамом Смитом).
     Эффективность  полезна  обществу  потому  что   таким  образом   жители
добиваются лучшего материального благосостояния. Но кроме эффективности есть
еще  и  понятие  справедливости,  которое  включает  в  себя  идеологические
(внеэкономические, философские  или  культурные  )  пожелания. Например,  мы
можем считать, что хорошее общество не имеет права заставлять людей  платить
налоги (либертаризм). Или общество не имеет морального права оставлять людей
без   "крыши   над   головой".   Справедливость  --  это   вторая  половинка
благосостояния   общества.   Она   больше   озабочена   моральной   стороной
благосостояния.
     Как вы понимаете,  эффективность и  справедливость  могут конкурировать
друг с другом. Если мы установили, что рыночное распределение ресурсов самое
эффективное  и если  мы (общество) считаем,  что каждый человек должен иметь
право на  образование,  гарантированное государством,  то  мы  должны ввести
налогообложение, и распределять ресурсы через какие-то (государственные или,
возможно,   частные)   структуры,   тем   самым   уменьшая   долю  рыночного
распределения   ресурсов   в  обществе.  В  самом   крайнем   случае   (100%
налогообложение) государство  становится плановиком  (модель  (б), описанная
ранее) и мы получаем неэффективное распределение ресурсов.
     Чем   же   озабочено   государство  в   капитализме?  Inter   alia   --
корректировкой    рынка.    Как   уже   упоминалось,    популярное    ультра
либертаристическое  мнение утверждает, что рынок функционирует корректно без
постороннего  вмешательства. Я  постараюсь показать  неправильность,  точнее
чрезвычайное упрощение  такого  суждения.  В  научной  экономике  существует
множество доказательств  неэффективности  рынков,  как  эмпирических  так  и
теоретических. Здесь я хочу рассмотреть только самые основные.
     (а). "Честность" рынка; репутация и информация. Такие простые вещи, как
соблюдение  контракта  и  наличие  полной  информации  не  являются  per  se
особенностью  рынка. Продавец имеет стимул скрыть качество  своего продукта,
если  он  сможет "выжать" большую  сумму из  покупателя.  Как  решается  эта
проблема в экономической  теории? С  помощью допущения  полноты информации и
силы  репутации.  Полнота  информации  означает  то,  что  покупатель  может
достаточно точно определить качество продукта  (это допущение необходимо для
того,  чтобы  различать  продукт  не  только по  цене но  и по  качеству  --
известно,  что  китайские  магнитофоны  стоят  дешевле  японских,  но  также
известно и то, что они стоят дешевле из-за того, что их качество значительно
хуже)  и  знает  цены  на  схожие  продукты,  а потому  если  продукт  стоит
относительно дешево, то все  покупатели  ринутся брать  этот  продукт. Таким
образом проблема  честности рынка  исчезает,  потмоу  что продавец не  может
обмануть покупателя (покупатель знает все). Репутация также может привести к
решению проблемы. Продавец заинтересован в  получении прибыли на  протяжении
достаточно долгого  времени,  а  потому  ему выгоднее действовать корректно,
таким образом повышая доверие, а тем самым и спрос на свой товар.
     Конечно,  в мире  полной информации репутация не нужна. Но  мы  живем в
мире неполной информации.  В нашем  мире всегда  найдутся люди,  стремящиеся
получить легкую  прибыль. Репутация означает,  что  люди отдают предпочтение
фирмам, оперирующим на рынке уже долгое время. Во-первых у нас в государстве
нет старых фирм (помните рекламу Инкомбанка -- "уже 10  лет  в бизнесе"?), а
во-вторых   репутация   означает   некоторую   монополизированность   рынка.
Талантливый,  новый  производитель  не сможет  найти рынок  сбыта для  своей
продукции. Репутация пагубно влияет на конкуренцию.
     Вернемся  на мгновение в реальность.  В действительности и репутация, и
информация, и цена имеют большое значение  для рынка. Но  это не значит, что
государственное вмешательство не имеет ценности. Дело в том, что государство
именно  повышает  ценность  этих  трех  "китов"  рынка,  с  помощью  простых
механизмов,  таких  как  --   (1)  обязательная  аудиторская  проверка,  (2)
административная   или   уголовная   ответственность    за    предоставление
неправильной  информации,  (3) обязательства гарантийного  обмена со стороны
продавца,  и   т.д.  Многие  из   этих   функций  предоставляются  и   могут
предоставляться  частным  сектором  (покупки с  помощью  кредитной  карточки
автоматически  гарантируются  кредитной  компанией), но  в мире  неполной  и
асимметричной  информации  (продавец  всегда  знает больше  о  продукте, чем
покупатель)  государственное  вмешательство  необходимо.  Многие  экономисты
считают,  что индустрия может саморегулироваться и возлагают на эту  функцию
большие  надежды  (стандартная  практика  в Британии).  Но  в  таком  случае
необходима   система,   которая   проверяет   само-регуляцию   (в   Британии
само-регуляция популярна не столько из-за  того, что фирмы заинтересованы  в
общественном   благосостоянии,   сколько   из-за  "политического   шантажа":
правительство просит индустрию ввести  само-регуляцию,  мягко намекая на то,
что если  ситуация  не изменится, правительству  придется  ввести  изменения
парламентским  актом, что  заметно хуже  для  индустрии).  Так  как  полнота
информации невозможна, мошенничество  возможно  на любом уровне общественной
деятельности. Таким образом необходима  сбалансированная система, но об этом
позже.
     (б).  Соблюдение  контракта  и  принцип  сильнейшего.  Частично  я  уже
затронул  тему  выполнения контракта,  но представим  общество без законов и
государства. Рассмотрим  общество без  государства,  основанное на  рыночном
распределении  (конечно,  отсутствие  государства  не  означает  присутствие
рынка,   одна  из  теорий   анархического  общества  предлагает  упразднение
государства  и  коммунальное сожительство  людей).  В таком обществе  каждый
человек  будет  заинтересован в  получении  максимально  возможной  прибыли.
Приведет ли  это к  "цивилизованному" обществу? Нет.  Такое  общество  будет
отличаться  неустойчивостью  и  возможно будет базироваться  на эксплуатации
слабых  сильнейшими  (так  называемый  "закон джунглей"),  либо  приведет  к
установлению деспотичного государства (принцип "выживает сильнейший").
     Это  утверждение  искусственности цивилизованного рынка  кому-то  может
показаться слишком сильным и неправильным. Но исторически,  глобальный рынок
появился  достаточно  недавно,  поэтому   вера  в   стабильность  рынка  без
государства  основана  на  необоснованных  мнениях.  Посудите  сами  --  для
корректности рынка  необходимо  равенство  продавца  и  покупателя. Закон  в
какой-то степени  поддерживает это равенство, поэтому в обществе без законов
распределение ресурсов будет идти по формуле "сильнейшему -- больше".
     (в). Коллизия, антирыночные действия,  монополия. Не буду задерживаться
на этом  пункте, так как он  частично  следует  из первых двух.  Коллизия --
договор двух или более производителей о фиксации цены на продукт -- приводит
к  ситуации, когда рынок  становится  неэффективным распределением ресурсов.
Кроме коллизии существуют и другие антирыночные действия. Если вы вспомните,
что  мы  выбрали  рынок  только  из-за  его  эффективности  в  распределении
ресурсов,    то   государственное   вмешательство   оправдано   (но   только
вмешательство,  направленное против возникновения  коллизий и монополий). На
эту тему написано множество материала, и потому один абзац не может раскрыть
полноту аргументов "за" и "против" государственного вмешательства.
     Самое  главное   --  запомнить,   что   до  сих   пор   государственное
вмешательство  отстаивалось только  с позиции возможности улучшения рынка, а
потому    необходимость    государственного   вмешательства    не   означает
необходимость любого  государственного вмешательства.  Задача экономиста или
политика  --  именно определить,  улучшает ли государственное  вмешательство
рынок или нет. И в то  же время вы должны помнить  об ошибочности суждения о
первостепенности рынка.
     Конечно,  трудно  соединить все до  сих  пор сказанное в  одно целое, в
особенности  если в  этом  анализе для вас очень много нового. Итак, давайте
подведем итоги. Рынок не первостепенен, и для существования рынка необходимо
государственное вмешательство.  Но  вмешательство не любое,  а  направленное
только на улучшение рынка. Кроме того вы должны  помнить, что  так как рынок
не   первостепенен,   существует  возможность   необходимости  вмешательства
государства, которое повлечет за собой ухудшение  рынка,  но  об этом позже.
Теперь осталось упомянуть  еще  несколько  интересных  особенностей,  и  эта
долгая секция подходит к концу.
     Как  уже говорилось,  многие ресурсы  (конечные  и бесконечные)  минуют
рынок  --  распределение  денег  в семье  обычно  не  проходит  через  рынок
(конечно, родители могут в принципе выдавать своим детям кредиты и требовать
контракта и  выплаты  процентов, но  на  практике  такого,  слава  богу,  не
происходит). Опасность попыток убедить людей в первостепенной важности рынка
заключается  в том,  что  тогда  большинство (если не все)  отношений  между
людьми  будут   проходить  через   рынок.   Можно   себе  представить  такой
антиутопичный мир,  в  котором  за  звонок  своему  знакомому  вы должны ему
заплатить  (потому что он  тратит свое время на  разговор с вами)  или когда
родители  покупают  детей на рынке  и самые богатые покупают  самых умных  и
красивых,  а те,  кто победнее  --  что  осталось.  Конечно, такая  ситуация
предельно  утрирована,   но   тенденция  маркетизации  семейных   отношений,
наблюдаемая  сейчас  в  капиталистических   странах  (например,  когда  дети
отрабатывают   свою   ренту  для  родителей)  логически  может  перерасти  в
маркетизацию всех отношений.
     Предыдущая дискуссия показывает негативные черты рынка, в  то время как
государственное  вмешательство  считается  полезным.  Это   не  совсем  так.
Государство играет огромную роль  как  в становлении,  так  и  в  ежедневном
управлении  экономикой. Но  это  далеко  не  значит, что (1) государственный
аппарат не  несет в  себе опасности,  (2) что государственный  аппарат имеет
право  действовать  исходя  из  интересов  своих   чиновников   и  (3)   что
государственный  аппарат  может  делать все,  что угодно  без  общественного
контроля. В должны  помнить, что  абсолютный рынок, так же  как и абсолютный
государтсвенный тоталитаризм несут в себе большую опасность.
     5. В России демократия не может работать. Часто встречающийся аргумент,
который  используется  самыми  консервативными  политиками  (обычно  бывшими
генералами).  Демократия  дает людям возможность отвечать за свои действия и
следовать своим  интересам.  Любое  другое  общество  основано  на  попытках
государства (государя) определить, что нужно народу. (И это в лучшем случае.
В худшем случае общество превращается  в плантацию, на  которой все работают
на благо государя). С моральной  точки зрения -- демократия самое приемлемое
общество. С  точки зрения эффективности --  демократия тоже стоит  на первом
месте.  В  демократии  общество основано на личных  интересах  человека, что
позволяет эффективно использовать рациональные эгоистические  желания людей.
Демократия  не работает  только в том случае, если люди  постоянно действуют
против своих настоящих интересов ("народ не знает, что для него лучше"). Так
как  русский  человек этнически  не хуже и не лучше других  и может  успешно
функционировать в  демократических  государствах,  то мнение  что  в  России
демократия не  работает равнозначно  расизму.  Даже если  некоторые  люди не
имеют достаточных  знаний для существования в  демократическом обществе, это
не аргумент против демократии, а аргумент за адекватное образование.
     6.  В  России  все  по-другому. Схожий  с предыдущим  аргумент, который
предлагается вместо конкретного ответа.  Когда человек не может найти ответа
на вопрос "почему же у нас  все так плохо?", он находит "выход" из положения
с помощью предельно  антинаучного  ответа --  "потому  что это Россия". Вера
русского человека  в  особенность  своей  страны,  своей  культуры  и  своей
истории,  в  то время, как является  хорошим  признаком  патриотизма,  часто
переливается в нечто  большее, чуть  ли не научную и религиозную  догму. Это
обычная ошибка,  частично основанная на эгоцентричности  и нехватке  знаний.
Конечно же, нетрудно представить индийцев,  китайцев, африканцев, отвечающих
на  реальные проблемы  точно  так же. Реальные отличия между государствами и
нациями  существуют, но  лишь  непонимание  сущности  рыночной  экономики  и
демократии заставляет людей верить в свою особенность.
     К  нашему  счастью,  демократия  и  рыночная   экономика  основаны   на
рационализме людей.  Рационально одернуть руку, когда  человек дотронулся до
горячей плиты. Если бы  русский  человек не  одергивал  руку, можно  было бы
говорить об иррационализме русского народа,  а потому неадекватности рынка и
демократии. Смею  вас  уверить,  что русский человек ceteris paribus из двух
одинаковых  вещей  купит  ту,  которая  дешевле.  А если  так,  то  рыночная
экономика имеет столько же шансов на успех, сколько и в США. И наша любовь к
борщу и блинам никак не повлияет на успех предприятия.
     Конечно,  все страны отличаются друг от  друга.  Всем известно,  что  в
Китае перенаселенность, и этот  фактор сильно влияет на экономику и политику
страны.  Но это не  значит, что  в  Китае  капитализм не возможен. Идеология
(демократия) применима к  любому обществу,  поэтому общественные  отличия не
означают   необходимость  другой   идеологии.  Китайский  капитализм   будет
отличаться от (скажем) англосаксонского не  идеологией, а действиями властей
внутри основных принципов демократии и рынка.
     7. Скопировав западные институты мы получим капитализм в России. "Да" и
"Нет". Копирование бывает разным. Если скопировать гуашью на асфальт картину
Пикассо, какой бы удачной не была репродукция, первый дождь ее смоет.
     В этом утверждении кроется несколько проблем:
     (а) разница в начальных экономических составляющих;
     (б) разница в национальных признаках,  играющих экономическую (пункт 6)
или этическую роль;
     (в) неполнота копирования;
     (г)   неадекватность  институтов  установившегося  общества  для  целей
развивающегося общества.
     Первые два пункта были в какой-то степени затронуты ранее, в  пункте 6.
Западные  государства  отличаются  друг  от  друга,  например, скандинавские
страны    исторически    применяли    сильные    редистрибутивные    методы;
северно-американская  экономика больше  полагается  на рынок (в образовании,
медицинском обеспечении), чем  другие капстраны.  В этом смысле Россия имеет
право на выбор,  основанный  на  пожеланиях людей и в  какой-то  степени  на
исторических факторах.  И это не противоречит  аргументам, представленным  в
пункте  6.  Рыночная  экономика и  демократия не запрещает различия. Но  эти
различия так же не запрещают демократию и рынок.
     Кто-то    возразит,    что,    например,    арабские   страны   выбрали
антидемократичный путь исходя именно из внеэкономических (этических, берущих
начало от религиозных) факторов. (Возвращаясь к разговору об эффективности и
справедливости -- этическая модель  этих  стран  запрещает рынок.) Насколько
это  желание есть  желание  всех  людей  мне не известно,  и, как говорилось
ранее,  демократия все  же  является  самой  приемлемой идеологией  из  всех
доступных.  А  абсолютный  рынок,   как  и  абсолютный  тоталитаризм  вносит
этические проблемы, рассмотренные ранее.
     Неполнота  копирования (пункт  (в))  является  большой  проблемой любой
искусственной (неисторической)  демократии.  Начинающие  правители  пытаются
копировать  самые  заметные  особенности, не замечая самые  главные.  Ошибка
аналогична попытке скопировать небоскреб, не зная о необходимости фундамента
для   такого   громоздкого   строения.   Фундамент   рыночной  экономики   и
демократического  общества  скопирован  не был,  а  потому огромные  затраты
привели к  похожему (было)  зданию, а потом крушению. Фундамент возможно  не
так красив,  как  зеркальные стекла,  но, в  отличие  от внутренней отделки,
является   обязательным.   Так  как   этот  пункт  требует   дополнительного
разъяснения, я вернусь к нему позже.
     Последний пункт (пункт (г)), -- неадекватность институтов, --  помогает
пролить свет  на разницу в  целях установившейся и развивающейся демократии.
Приведу  простой  пример.  В  установившемся  капитализме,  скажем,  Италии,
существует несколько больших  банков, репутация  которых настолько  огромна,
что этим  банкам выгодно  поддерживать  доверие и  продолжать  улучшать свою
репутацию (роль  репутации уже описывалась ранее).  В развивающемся обществе
такой  репутации изначально нет, а потому риск банкротства или мошенничества
гораздо больше. Проще  говоря  -- у государства развивающейся страны  больше
головных  болей.  Многие  рыночные  силы действуют только  в  установившемся
обществе и  реформаторы обязаны помнить об этом. Сравните роль государства с
ролью  менеджмента компании (это  не точное, но в  нашем  случае допустимое,
сравнение):  менеджеры новой  компании  часто  действуют  совсем не так, как
менеджеры установившейся компании.
     8.  Экономический  вудуизм. Некоторые из  описанных выше аргументов  (и
множество опущенных)  являются экономическим вудуизмом, то есть несуразицей,
с  точки  зрения экономики.  К сожалению  большинство из  того, что  говорят
сегодня российские политики  является такого рода вудуизмом. Аргументы можно
поделить на (1) неэкономические  (скажем "идея  70  лет"), с которыми трудно
спорить и  (2)  экономически неправильные.  Неэкономические  аргументы  были
затронуты  ранее,  и  отличаются  тем, что каждый такой аргумент  необходимо
рассматривать в  одиночку -- доказать  неправильность  всех таких аргументов
сразу невозможно.
     Экономически  неправильных  аргументов  сегодня   в   России   огромное
количество.  Например, попытка  давления на валютных  спекулянтов в  августе
1998  показывает  полное непонимание  рынка. Экономические  аргументы  легче
оспаривать, потому что они  основываются на  научных предпосылках.  Конечно,
для  того,  чтобы увидеть  некоторые неверные аргументы,  необходимо  знание
экономической теории, но часто бывает достаточно и простого здравого смысла.
     "Фундамент и стены"
     Вернемся  к  описанной ранее проблеме  копирования институтов и функций
демократического  общества.  Давайте  возведем   фундамент  и  стены  нашего
общества, на  которых будут держаться все наши окна и шторы и  телевизоры  и
люстры. Итак, для существования общества нам необходимо население,  бизнес и
государство.
     (а). Функции государства можно условно поделить на три основные:
     (1) поддержка эффективности рынков;
     (2)  исполнение  социальной  функции (мораль/справедливость,  описанная
ранее);
     (3) защита общества от внешних факторов (от нападения, скажем).
     (б). Функция бизнеса -- производство и выдача зарплат населению.
     (в). Функции населения:
     (1) потребление;
     (2) труд;
     (3) контроль над государством.
     Итак,  государство  и  население  (бизнес,  конечно же, является частью
населения)  образуют  целостный  круг: государство контролирует  население и
население контролирует государство. Почему государство должно контролировать
нас?  Я уже частично отвечал  на эту проблему  ранее, но сейчас  время  дать
обобщающий ответ.
     Человек имеет право на  личностные свободы, но с этим правом появляются
проблемы:  поле  личностных  свобод  одного  человека  "наступает"  на  поле
личностных  свобод других.  Скажем, моя свобода  слушать громкую  музыку  по
ночам  лишает  другого человека  свободы  спать.  Чтобы  не  превратиться  в
хаотическое общество,  у нас есть возможность поставить запреты  и угрозы на
некоторые свободы человека, таким образом улучшив жизни всех людей. То есть,
человек меняет часть своих свобод на коэрцитивность и спокойствие.
     Это  очень  важное замечание.  Исходит ли  из этого,  что для  человека
свобода не является основной ценностью? Не совсем. Человек меняет поле своих
свобод (поле состоит  из всех возможных свобод)  на более узкое поле  свобод
для того,  чтобы добиться бо'льших реализуемых свобод. Этот аргумент требует
пояснений.  Приведу  пример: Скажем,  что  каждый человек свободен  отрезать
палец другого. Скажем больше -- многие  люди пользуются этой свободой. Таким
образом эта  свобода запрещает некоторым людям использовать обширный  спектр
других  свобод --  ходить  в  парк,  ездить  в лифте  с незнакомцами, и т.д.
Запретив  людям  резать  друг  другу  пальцы  мы теоретически  (теоретически
потому,  что  из запрета не  следует изменение в  действии, об  этом  позже)
добиваемся лучших реализумых, действительных свобод.
     Подсчитать выгодность  запрета одних  свобод и  незапрета других  очень
сложно, часто  просто  невозможно.  Но некоторые  запреты сделать достаточно
легко, особенно если исходить из того, что  в демократии все люди равны. (Не
хочется усложнять, но  необходимо  добавить, что  как  и в описании свободы,
описание равности тоже проблематично. Существует несколько способов описания
равности, которые  отличаются  друг от друга по многим параметрам.  В данном
контексте  подразумевается равность  в  обращении,  т.е.  принцип  "слепости
закона").  Из этого следует, что человек лишается свободы причинять напрямик
физическую боль другим людям  ("напрямик" потому, что жена  изменившая  мужу
наносит ему косвенно физическую боль, если он совершает самоубийство). Кроме
того, необходимы некоторые  другие запреты, такие как  запрет на  присвоение
чужой частной собственности (воровство) и частичный запрет на антисоциальное
поведение (громкая музыка, оскорбления, и т.д.). Конечно во всех приведенных
случаях необходимо где-то  поставить черту (например, жена нанявшая кого-то,
чтобы  он убил  ее  мужа,  все  же  должна отвечать  перед законом,  хотя ее
действия  также  косвенны), а  поэтому  в  большинстве  случаев такая  черта
устанавливается   по   каким-то   произвольным   правилам   или  исходя   из
общественного мнения.
     Nota Bene.  Люди часто путают  демократическое равенство  с  равенством
реальным. Если бы все люди были равны в реальности, необходимости в  законе,
предписывающим  равность  не было  бы  (нет  закона,  предписывающего  людям
дышать,  но  даже если бы он был, его ценность  была бы  равна нулю). Именно
из-за того, что люди отличаются  по цвету кожи, силе, уму, и т.д. необходимо
ввести   искусственное  равенство.  Цель   демократического  общества  не  в
достижении естественного положения вещей  (так  как естественного  положения
вещей можно добиться ничего не делая),  а в  максимизации реализуемых свобод
для всех и каждого.
     ВЫВОД 1: В  ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ  ОБЩЕСТВЕ  СУЩЕСТВУЕТ НЕОБХОДИМОСТЬ СИСТЕМЫ
КОЭРЦИТИВНЫХ ЗАКОНОВ.
     Система законов сама по себе не имеет никакой ценности. Для того, чтобы
законы действовали нужно:
     (1) чтобы закон соблюдался сам по себе, или
     (2) чтобы какие-то силы заставляли людей исполнять законы.
     Первый пункт достаточно прост, но необходимо  помнить, что традиционное
исполнение  законов все же не означает, что через какое-то время традиция не
нарушится  (вполне  возможно,  что  причиной  "традиции"  является  какой-то
неучтенный реальный фактор).
     Так  как  некоторые законы  все  же не будут исполняться сами по  себе,
необходима   система    нахождения    нарушителей   (полиция)   и    система
пенализирования  (суды, тюрьмы). Здесь необходимо указать на  разницу  между
свободой  и  свободой  выбора,  с  которой тоже часто  происходит  путаница.
Отобрав у человека  свободу убить  другого  человека мы  не  можем забрать у
человека свободу выбора -- убить человека. Свобода выбора, а именно  свобода
действовать   против  закона  всегда   остается.   Отобрать  свободу  выбора
невозможно и (что важнее) не этично.
     Конечно, полиция и суд должны быть эффективны, а именно должны ловить и
штрафовать  всех  преступников  и  только  преступников (то  есть  оставлять
невиновных  в  покое). Такой  системы  не  существует, а  потому  необходимо
выбрать  самую  лучшую систему из  всех  возможных. Здесь  опять  необходимо
поставить черту.  Например,  большие  затраты  на  полицию или  попытки дать
полицийским  нелимитированные права  приведут  к  полицейскому  государству.
Слишком маленькие затраты приведут к хаосу. Эффективность полиции необходима
не только  для  раскрытия  совершенных преступлений, но и для наличия угрозы
пенализирования. Наличие угрозы в свою очередь приводит к законопослушности.
Конечно, четкой линии, которая отделяет полицейское  государство от "анархии
со сводом законов"  не существует. Из этого  анализа  очевидно  лишь одно --
полагаться на автоматическое законопослушание людей нельзя.
     ВЫВОД  2:   В  ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ  ОБЩЕСТВЕ  СУЩЕСТВУЕТ   НЕОБХОДИМОСТЬ  В
(1)ЭФФЕКТИВНОЙ  СИСТЕМЕ  НАХОЖДЕНИЯ  НАРУШЕНИЙ  И  (2)  ЭФФЕКТИВНОЙ  СИСТЕМЕ
ШТРАФОВАНИЯ ПРЕСТУПНИКОВ.
     Государство  (имеются  в  виду его чиновники) не  может действовать без
возможности  людей действовать на государство.  И здесь существует несколько
проблем:
     (1) население может быть неадекватно образовано и в какой-то мере может
иногда действовать не исходя из своих желаний, и
     (2) некоторые ценности должны быть  зафиксированы и  не  могут меняться
даже при наличии желания активных граждан.
     Nota Bene.  Необходимо  различить  активных  граждан  от  всех граждан.
Активный гражданин -- тот, который  будет голосовать за тот или иной проект.
В то время, как  большинство  теорий считают  всех граждан  активными,  есть
люди, которые  не голосуют за тот или  иной  проект,  таким образом "сдавая"
свой выбор активным гражданам.
     Первый пункт уже описывался ранее и скорее всего не является проблемой,
но  для этого  необходимо  адекватное  образование. Демократическое общество
предполагает наличие образования до какого-то уровня. Простой пример --  для
того, чтобы проголосовать  за кандидата, необходимо  понимать русский  язык.
Значит человек,  не  понимающий  русский  язык  не  может  быть  полноценным
гражданином (то есть потенциальная активность такого человека равна нулю, он
становится заложником большинства).
     Кроме того, необразованный человек может действительно не понимать  что
для него лучше. Для того, чтобы добиться самостоятельности в своих решениях,
человек должен получить знание своего общества и какие-то основные знания (в
науке, социологии,  и так далее).  В  то же  время не следует преувеличивать
важность этого пункта.  Можно оспаривать обязательное образование до 16 лет,
но никак не до 30.
     ВЫВОД  3:  ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО  ПРЕДПОЛАГАЕТ  ОБРАЗОВАННОСТЬ СВОИХ
ГРАЖДАН ДО УРОВНЯ, КОТОРЫЙ АДЕКВАТЕН  ДЛЯ  ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ В ОБЩЕСТВЕ И ДЛЯ
ПОНИМАНИЯ СВОИХ ЖЕЛАНИЙ.
     Второй  пункт относится к возможности "терроризма" политически активных
граждан  (может  быть  как  террор  большинства  так  и  террор  политически
активного меньшинства, если голосует только меньшинство  граждан, я коснулся
этого  нюанса  в  описании   первого  пункта).   Таким  образом   существует
возможность того,  что  (например)  чрезвычайно активная группа  нацистов  в
обществе    пассивных    ненацистов     получит    возможность     проводить
антидемократическую политику демократическими же путями! Чтобы предотвратить
такую  ситуацию,  ценность  жизни  и  некоторые  другие  законы  приобретают
значение неизменяемых.  Опять же, очень сложно прочертить линию, разделяющую
неизменяемые  и изменяемые законы,  но предыдущая дискуссия позволяет понять
как это можно сделать, пусть в общих чертах.
     ВЫВОД  4: НЕОБХОДИМ  СВОД  НЕИЗМЕНЯЕМЫХ  (КОНСТИТУЦИОННЫХ)  ЗАКОНОВ ДЛЯ
ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ "ТЕРРОРА" СО СТОРОНЫ ПОЛИТИЧЕСКИ АКТИВНЫХ ГРАЖДАН.
     Граждане должны иметь пути влияния на государство. Мы не можем верить в
бескорыстность государственных  чиновников,  таким  образом  должны  создать
систему  обнаружения   и  пенализации  политиков,  которые  действует  не  в
интересах  государства.  Эта  система  сложнее  системы  "полиции и  судов".
Сложнее потому,  что у государства гораздо больше возможностей влиять именно
на систему "полиции и судов". Таким образом общество не  может полагаться на
эффективное  нахождение  правонарушений   внутри  системы,  то  есть  должно
"держать правительство в узде".
     Для обнаружения  правительственных  нарушений необходима,  inter  alia,
предельная полнота и ясность информации, а именно:
     (1) отсутствие секретных государственных документов, и
     (2) предельная документированность и ясность всех действий государства.
     Начнем  с  легкого  --  документированность  можно  устроить с  помощью
обязательного стенографирования, и  т.д. Отсутствие секретных документов уже
сложнее, так как  некоторые  документы нельзя предоставлять  публике, потому
что это противоречит одной из государственных функций  --  защите от внешних
факторов.   Государственные   чиновники,  решающие  о   безопасности  выдачи
документов  с легкостью обойдут свои обязательства. Необходима  совокупность
двух  решений:  (1)  выдача  всех  документов через Х  лет  после  повторной
проверки на  конфиденциальность; (2) возможность оспорить решение чиновников
с помощью суда, т.е. судья,  просматривает документы, вызывает свидетелей  и
решает действительно ли документы нуждаются в конфиденциальности.
     Полнота информации зависит от  всего  вышеперечисленного (к этому можно
добавить еще и  необходимость легкого  доступа ко  всем записям  официальных
заседаний парламента и встреч, и т.д.) и к тому же от эффективности СМИ. СМИ
эффективны, если они доступны (то есть относительно  дешевы или бесплатны) и
не искажают  информацию. По первому пункту проблем обычно нет, но необходимо
вмешательство  государства,  если  такие проблемы существуют,  обычно  через
субсидии   или   государственные  СМИ  (конечно   все   не   так  просто,  и
государственные СМИ потенциально  опасны для общества, но в этой статье я не
могу уделить больше времени на описание эффективной системы СМИ). По второму
пункту  сложностей гораздо больше.  СМИ  в теории  должны  быть независимыми
и/или пенализироваться за ложную информацию. Существует  несколько  решений,
ни одно из которых нельзя назвать идеальным.
     (1)  Запрет  на контрольное  владение  СМИ одним человеком или  группой
людей. Необходимо  доверие  к  рынку  и  профитабельность  СМИ.  Кроме  того
существует возможность  обхода  этого  запрета  (т.е.  контролирование через
подставных лиц).
     (2)  Создание государственной  службы  СМИ.  Так  как  мы  не  доверяем
государству,  существует  опасность  государственной  пропаганды.  Еще  одна
опасность  заключается  в возможности  неполноты  информации. Таким образом,
даже сопоставив  все  искаженные  сведения  всех  СМИ,  сделав  поправку  на
возможные интересы контролирующего акционера, человек не обязательно получит
правильную и полную картину.
     (3)  Эффективная пенализация  за клевету/искажение.  Здесь сложно найти
равновесное решение. В то время, как мы хотим заставить СМИ говорить правду,
мы не хотим дать  возможность корыстным политикам быть  безнаказанными из-за
сложностей  в попытках СМИ  доказать свою правоту. Кроме того,  многие факты
невозможно дать без искажений  или  субъективного  анализа.  И  все же такие
каналы   необходимы   по  крайней  мере   для   того,  чтобы  избавиться  от
"зашкаливающих" искажений как в одну так и в другую сторону.
     (4)  Жесткое  регулирование  СМИ.  Регулирование  СМИ  тоже  имеет  как
отрицательную так и положительную  сторону. Предельное регулирование схоже с
государственным  владением, в то время, как  отсутствие регулирования  также
опасно. Регулирование может  заключаться в обязательных  и  предельно  ясных
оговорках  о непроверенности информации  или  наличии больших  аналитических
вставок в программах  новостей. Лист владельцев владельцев  СМИ после каждой
программы новостей возможно покажется "перебором" в  любой другой стране, но
не так уж неадекватен для решения российской ситуации.
     (5) Средний класс. Как  часто бывает, лучшее решение проблемы находится
очень далеко от самой проблемы. Наличие  сильного среднего класса делает СМИ
привлекательным  и  большим (выгодным) бизнесом, а потому использование  СМИ
рынок становится все менее и менее возможным. Конечно, в российской ситуации
глупо ожидать внезапного роста политически активного среднего класса.
     ВЫВОД 5: НЕОБХОДИМА ПРЕДЕЛЬНО ПОЛНАЯ И ДОСТУПНАЯ ИНФОРМАЦИЯ.
     Мы, возможно, будем получать информацию о действиях наших политиков, но
как  убедиться в том, что они  будут действовать эффективно, исходя из наших
интересов? СМИ играют большую роль,  но такую  же роль  играет и  оппозиция.
Оппозиционные силы  заинтересованы  в  получении  власти  и  потому  ожидают
"ляпсусов" со стороны правящей партии. Конечно, в России этого не происходит
по нескольким  причинам. Кроме вышеперечисленных  (неадекватные  законы и их
несоблюдение,  неполная  и  искаженная  информация,  и  т.д.) существуют две
большие проблемы, мешающие оппозиционным силам.
     (1)  Оппозиционные  потоки.  Для  эффективности  должны  быть  налажены
"оппозиционные  потоки",  с   помощью  которых  оппозиция  может  эффективно
критиковать правящую  власть.  Во-первых, правящая  власть  должна "бояться"
оппозиции, но не иметь права из-за этого атаковать оппозицию.  Атака в любую
сторону  может  происходить  только  корректно   (с  помощью   адекватных  и
эффективных законов).  Простой пример: события с роспуском Думы и расстрелом
Белого Дома  в  корне пресекают  эффективность  оппозиции. Для эффективности
оппозиция   должна  быть  чуть   слабее  правящей  партии   (или,  допустим,
президента), но с возможностью стать сильнее из-за ошибок правящих политиков
(скажем с помощью выборов или с помощью импичмента).
     (2)  Государственная  политика. Демократичность  общества  должна  быть
записана   в   конституцию  и   не  обсуждаться   партиями.   Таким  образом
тоталитаристические партии не имеют права на существование (по  крайней мере
в  правительстве  и  парламенте). Необходимы  общие  цели  оппозиции,  иначе
оппозиция погрязнет  в собственных распрях.  Здесь можно сказать пару слов о
двухпартийной  и  мультипартийной   системах   демократии.   Я  считаю,  что
мультипартийность   "распыляет"    цели   государства   и   делает   систему
неэффективной. Двух- или трехпартийная система  (действующая  по  следующему
принципу:  выбираются  две или три самые популярные партии, самая популярная
избирается,  вторая  и  третья  становятся   основной  оппозиционной  силой,
остальные партии получают минимальное количество  "мест" в Думе.  У правящей
партии  преимущества  в голосовании  или  преимущество  в выборе направления
реформ)  является более  сосредоточенной  и  дает  правительству возможность
сосредоточиться на реальных действиях, а не на внутренних тупиковых беседах.
     ВЫВОД 6: НЕОБХОДИМА ДЕЙСТВУЮЩАЯ И ЭФФЕКТИВНАЯ ОППОЗИЦИЯ.
     Возвращаясь к  вопросу  о  согласованности  действий и схожести  целей,
государство  не сможет  эффективно существовать,  если политические  партии,
конкурирующие на арене отличаются  не только в редистрибутивных вопросах (то
есть,  сколько  бюджетных  денег  потратить  на  школы),  но  и  в  коренных
идеологических воззрениях (коммунизм или капитализм?).
     ВЫВОД 7:  ГОСУДАРСТВО  ДОЛЖНО  ИМЕТЬ  ОБЩИЕ  ЦЕЛИ  И СОГЛАСОВАННОСТЬ  В
ОСНОВНЫХ ВОПРОСАХ.
     До сих пор ничего не было сказано про бизнес. И это не удивительно. Все
же,  не демократия является частью  рынка,  а  рынок  является  (можно  даже
спорить  -- необязательной) частью  демократии.  Большинство  из  сказанного
ранее применимо и к рынкам, но  на них  следует  остановиться и  описать  их
работу подробнее.
     Как уже было описано ранее, рынок будет эффективно действовать, если:
     (1) внерыночные действия пенализируются,
     (2) негосударственные монополии запрещены,
     (3) поддерживается полнота информации, и
     (4) эффективно корректируются рыночные недостатки.
     Внерыночные  действия пенализируются так же, как и антидемократические,
а потому я не буду задерживаться на этом  пункте слишком долго. Главное, как
уже говорилось, необходимо заставить бизнес действовать в рамках контракта.
     Монополии   обычно   экономически   неэффективны,   а   потому   должны
контролироваться или запрещаться. Некоторые монополии  невозможно запретить,
например  железные дороги (а  точнее сами рельсы), так как все рельсы должны
принадлежать  одной  фирме,  иначе  в  результате   получится  неэффективное
использование ресурсов (интересующиеся  темой монополий могут почитать книги
по   теории  общественной  экономики).  Монополия   может   контролироваться
несколькими  способами:  (а) государственное владение, со всеми  вытекающими
отсюда  последствиями   неэффективности  и  (б)  с   помощью  регулирования.
Регулирование важно также и в олигополистических рынках.
     Регулирование. Регулирование  требует  отдельной  дискуссии.  Регулятор
должен  иметь частичную независимость от государства (правительства) и имеет
достаточно большую силу над  контролируемыми компаниями. Наличие регулятора,
даже   "спящего"   (имеющего  статус  наблюдателя,   то   есть   с   угрозой
регулирования)  может  иметь  потрясающий  эффект.  Но  регулирование  часто
ассоциируется  с государственным вмешательством в рыночную экономику,  а это
некоторые воспринимают как попытки вернуть коммунизм. Смею вас уверить,  что
наличие регуляторов не  только не означает коммунизм, но и во многих случаях
помогает   рынкам,   особенно  развивающимся.  Итак,  регулятор   следит  за
монополистическими   или   олигополистическими  предприятиями  и   публикует
результаты своей  работы,  и  в  некоторых  случаях вмешивается или  обещает
вмешаться  в  деятельность компании.  Здесь  не место  для  более  подробной
дискуссии  о  регуляторах,  но  опять  же следует  заметить,  что необходимо
распределить  интересы   так,  чтобы  регулятор  действовал  в  общественных
интересах. Предыдущая дискуссия о государстве применима и в этом случае.
     Регуляторы должны быть  прикреплены к  каждой фирме монополисту  или по
крайней мере к каждой важной индустрии. К тому же могут быть наблюдатели над
всем  рынком  (скажем, комиссия по слияниям или  комиссия  по расследованиям
коллизий).  Кроме  того, в  развивающихся  экономиках роли регулятора должно
придаваться большее значение, и возможно необходимо создание регуляторов для
всех важных индустрий, даже если в них нет монополий.
     Репутация и информация. Как упоминалось ранее, в развивающихся рыночных
экономиках  репутации еще нет. Кроме того, в  такой  ситуации  мошенничество
часто  выгоднее   поддержки  репутации.  В  какой-то  степени  корректировка
достигается  с помощью пенализации (законом),  а в  какой-то  --  с  помощью
регулирования (например, каждая модель телевизора должна отвечать стандартам
безопасности).  Кроме  того,  сила  репутации  улучшается,  когда   известен
владелец (настоящий) компании, потому  как  личная  репутация  часто сильнее
репутации  фирмы.   Полнота  информации   улучшается  и  из-за  обязательных
аудиторских  проверок.  Такие  проверки  должны  быть  эффективны  и  должны
освещать реальное состояние фирмы. В России архаичные аудиторские правила не
позволяют это сделать.
     ВЫВОД 8: ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ПОДДЕРЖИВАТЬ ПОЛНОТУ РЫНОЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ.
     Nota  Bene.  Большинство  описанных выше  государственных  вмешательств
являются    "одноразовыми",    т.е.   необходимо   начальное   вмешательство
государства,  которое  достигается с помощью  введения закона,  а затем  уже
система обнаружения и пенализации правонарушений играет свою роль.
     Как уже  говорилось ранее,  государственное вмешательство полезно, если
оно повышает эффективность рынков. Но это не единственная  цель государства.
Государственное    вмешательство    оправдывается,   если    оно    улучшает
справедливость   в   обществе.   Справедливость   зависит   во   многом   от
превалирующего  в обществе мнения и потому может  использоваться  политиками
для  достижения  своих  целей,  в   то  время,  как  эффективность  является
экономической переменной  и  (хотя  и с некоторыми трудностями)  может  быть
измерена.  Таким  образом часто  для  того,  чтобы  заставить  правительство
действовать   корректно,  общество  уделяет  больше  внимания  эффективности
(например, росту ВНП) нежели справедливости, которую очень трудно измерить.
     Некоторые   экономисты  считают,   что  государство  может  производить
какие-то продукты более эффективно, чем частный сектор.  Я уверен, что таких
отраслей  нет.  Но небольшие  корректировки (с  помощью перечисленных  ранее
методов)  позволяют   рынкам   использовать   и/или   распределять   ресурсы
эффективнее. Такие проблемные сферы деятельности, как  общественные товары и
загрязнение  атмосферы  на  данный момент  можно  решить  (именно  решить на
практике,  а  не "теоретически  решить")  только с помощью  государственного
вмешательства.
     ВЫВОД 9: ГОСУДАРСТВО ИМЕЕТ СПЕКТР ФУНКЦИЙ В РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ.
     Как  я   уже  говорил,  этот  вывод   не  должен  вас  пугать.   Пионер
либертаризма, Хайек критиковал  государство из-за возможности  возникновения
тоталитаризма  (это  было время  красного  террора  и  нацизма), но даже  он
сознавал полезность государства.
     Вас может удивить тот факт, что я почти не затрагивал распределительную
функцию  государства  и  этические  проблемы   ("справедливость"  общества).
Причина тому  достаточно проста -- этические вопросы (как я уже неоднократно
говорил)  зависят  в большей части от воззрений  и вкусов общества, а потому
чрезвычайно  субъективны.  Распределение  (величина  налогообложения)  также
зависит от вкусов общества, но все проблемы  и решения описанные ранее никак
не зависят от распределения ресурсов в обществе.
     Почти не была затронута и проблема внешней политики. Но опять же, кроме
определения  необходимости  роли  государства  в  поддержании  внутренней  и
внешней безопасности ничего фундаментального здесь сказано быть не может.
     Проблемы и Реформы
     В  России нет большинства из описанных ранее демократических и рыночных
институтов/функций. Кроме того, даже скопировав  основы демократии, остается
возможность,  что  этого  недостаточно.  Аналогия  из физики: для  ускорения
необходима  сила бо'льшая,  чем для поддержания движения.  Несмотря  на это,
используя  предложенные  в  этой статье  методы,  вам  будет  легче отделить
правильные   аргументы   от   неправильных   и  также   определить   наличие
антидемократических тенденции в  тех  или иных  партийных и  государственных
программах.
     Приватизация.  Одна актуальная  проблема, которой  мне хочется  уделить
больше  времени  --  вера  в  целебные свойства приватизации. Как вы  можете
понять, приватизация сама по себе  не повышает уровень демократии в стране и
не  улучшает  экономику.  Для   действия  рынков  необходима  целая  система
институтов и  факторов, которые  в России отсутствуют, а потому приватизация
лишь "перекидывает" проблему  из  государственного  сектора  в частный.  Это
может привести к улучшенному восприятию государства  на Западе и  частично у
нас, но не решает никаких реальных проблем.
     Кредиты МВФ. Еще одна проблема -- вера в целебные же свойства  кредитов
от  МВФ. Опять же, тысяча и  одна проблема в  инфраструктуре сводят целебные
свойства к нулю. Аналогия -- решето (мы) и вода (МВФ).
     Используя  теорию  полезных инвестиций (для  интересующихся --начальный
курс по финансам), можно показать, что кредиты должны браться только если:
     (1)  их  использование приведет  к такому  улучшению,  что  государство
сможет выплатить и кредит и проценты с дополнительной выручки, или
     (2) государство испытывает временные денежные затруднения.
     Так  как  ни одно  ни другое  не является  реальной  оценкой  ситуации,
ценность  кредитов  преувеличена  и  скорее всего  негативно  сказывается на
экономике страны! В конце концов,  последний  кредит МВФ был выдан полностью
для погашения  долгов по предыдущим  кредитам. В то время,  как можно только
аплодировать  желанию   России   играть   по   правилам   интернационального
кредитования, необходимо  заметить, что такая ситуация  без  вмешательства в
инфраструктуру не  сможет продолжаться бесконечно и в результате превратится
в цикличный кризис (что не в России можно было бы назвать оксимороном).
     Политика.   Большинство    политиков   сегодня   "стреляет"    зарядами
экономических  и  политических вудуизмов  и отсутствие общественной  реакции
связано с  (1)  неадекватным  экономическим  образованием  общества,  и  (2)
неработающими  демократическими  методами воздействия  на  политику  у  масс
(проголосовав за коммунистов россияне не изменили ровным счетом ничего). Обе
ситуации нуждаются в срочной корректировке.
     Автокорректировка  и   эволюционные  процессы.  Многие  общественные  и
рыночные  проблемы  имеют интересный  атрибут  автокорректировки. А  именно,
проблемы  "магически" (научный  термин  будет  -- эволюционно) решаются сами
собой. Существуют ли социальные силы, способные автоматически сделать нужные
реформы реальностью? Однозначного ответа на этот  вопрос нет.  В современном
обществе можно добиться позитивных действий со стороны  государства, которое
боится  социальных  волнений.  Но  социальные  волнения  сами  по себе имеют
непредсказуемую  сущность  и могут отбросить ослабевшую страну далеко назад,
даже с опасностью гражданской и мировой войны.
     Кроме  того,  эффект социальных волнений  смягчается тем фактом, что  в
наше  время  электронных  капиталов и  дешевого и  быстрого транспорта самые
причастные  смогут с легкостью  переместить  как себя так и свои накопленные
средства в  другое  государство, таким  образом  делая эволюционный  процесс
становления демократии в  России если  не  невозможным, то  несомненно очень
сложным.
     Образование.  Главной   эволюционной  силой  является  экономическое  и
политическое  образование  людей,  и именно  эта цель должна стоять в  самом
начале  манифеста любой политической организации.  Образованные люди  смогут
наладить демократические пути давления на правительство не прибегая к помощи
революционных действий. К  тому  же всегда  существует возможность появления
политической  партии,  готовой  идти  на уступки  перед  избирателями, чтобы
улучшить  свои шансы. Хотя  эта сила в некотором  роде ослаблена тем фактом,
что в  настоящее  время  в  России  очень популярны  внеполитические  методы
давления на кандидатов  и  партии  (заказные  убийства, грязные фотографии и
сбор компромата друг на друга в настоящее время являются самыми излюбленными
средствами воздействия как деловых, так и политических конкурентов).
     "Утечка умов". Надежда на новое поколение,  в то  время,  как  является
существенной силой, также ослаблена,  потому что самые умные  и  талантливые
скорее  всего  выберут жизнь  в состоявшемся обществе Запада,  а  не зеленые
броневики  российских  реалий.  Кроме  того,  если   заметных  улучшений  не
предвидится в  ближайшие  несколько лет, сепаративные силы  как  со  стороны
областей-доноров так и со стороны бедняков смогут опять превратить страну  в
красное пятно на карте, но в этот раз с более прямыми ассоциациями.
     Выводы
     Самые  главные выводы  этой статьи  должны  быть предельно ясны  любому
читателю:
     (1)  для  становления демократии  в  любом  обществе  необходимо  много
работать (простое разрушение госаппарата ни к чему не приведет), и
     (2) без этой работы Россия может  так и не достичь рыночной экономики и
демократии.
     Библиография и благодарности
     Этот  текст  писался  без  прямого  использования внешних  материалов и
ссылок на (цитат из) другие(-х) работы(-т). Конечно, мнения любого  человека
в  каком-то смысле  формируется  работами, действиями и даже  речами  других
людей,  поэтому в какой-то  мере мои  собственные выводы вы можете найти и в
других работах.
     В этой статье, кроме  материалов полученных  из различных академических
книг  и статей, газет и  других  СМИ, я использовал результаты дискуссий  со
многими интересными людьми. Я участвовал в  стольких дискуссиях, что попытка
создать список всех дискуссий и участников не увенчается успехом. Отдельно я
хочу  выразить  благодарность участникам  интернет  дискуссии  "polit.ru"  и
студентам   London   School   of   Economics   за    получение   возможности
структурировать свои  мысли и использовать полученную  в  результате дебатов
информацию в продуктивном ключе.
     Ошибки, опечатки и коррекции
     В статье такого размера,  без должной  профессиональной  корректировки,
попадаются ошибки,  неточности или,  хуже всего,  туманные фразы. Надеюсь вы
отнесетесь к наличию  ошибок с пониманием. Если вы нашли ошибку(-и) и хотите
прислать коррекцию, присылайте, и я с удовольствием исправлю.
     Авторское право
     Автор,   А.   Белкин  (a_belkin@usa.net),   оставляет  за  собой
эксклюзивное право на изменение текста данной статьи и остальные стандартные
авторские  права.  Одно  исключение  --  автор разрешает  свободное хождение
статьи на  интернете  (включая  размещение  статьи  на любом  сервере),  при
условии неизменности текста и структуры статьи.

Популярность: 33, Last-modified: Mon, 02 Aug 1999 17:56:32 GMT