---------------------------------------------------------------
    Перевод с турецкого Ниджата Мамедова (nmamedov(a)rambler.ru)
---------------------------------------------------------------

                                     (1914 - 1950)




     Как же я люблю тех людей!
     Тех людей, что похожи
     На людей, живущих в цветном,
     Смазанном мире переводных картинок,
     Наравне с курицами, зайцами и псами.

     Анкара, август 1937




     Вороны, смотрите-ка, не говорите матери моей!
     Сегодня, когда выстрелят пушки, я, убежав из дома,
     Пойду в Военный Комиссариат.
     Если промолчите, куплю вам пирожного,
     Бубликов куплю, куплю петушка на палочке;
     Посажу вас на качели, вороны,
     Отдам вам все свои бабки,
     Вороны, прошу, матери моей не говорите!

     Ноябрь 1938




     Надоело, устал тащить ее,
     Годами она на носках моих ног;
     Поживем немного в этом мире,
     Она сама по себе,
     Я сам по себе.

     Анкара, сентябрь 1937




     Мальчик-блондин, идущий на войну!
     Вернись опять таким же красивым;
     С запахом моря на губах,
     С солью на ресницах;
     Мальчик-блондин, идущий на войну!

     Май 1940








     Невозможно
     Писать стихи
     Если влюблен;
     И не писать
     Если из месяцев - апрель.



     Одно дело - мечты,
     Другое - воспоминания.
     Скажи, как живется
     В городе, что не видит солнца?



     Не думай,
     Просто мечтай!
     Смотри, и букашки делают так.



     Жду,
     Приди в такую погоду, чтобы
     невозможно было отказаться.

     Апрель 1940





     Первые плоды дал в этом году
     Кизил,
     Три штуки,
     К следующему году даст штук пять;
     Жизнь длинна,
     Подождем;
     Что выйдет?

     Боже, кизил!

     Апрель 1940








     Покупаю старье
     Покупаю и леплю звезды
     Музыка пища для души
     Упиваюсь музыкой кружится голова.

     Пишу стихи
     Пишу стихи и покупаю старье
     Отдаю старье и покупаю Музыки

     Вот бы еще стать рыбой в бутылке ракы.






     Каждый ли день настолько красиво это море?
     Всегда ли выглядит небо таким?
     Всегда ли настолько прекрасна
     Эта вещь, это окно?
     Нет,
     Ей-богу, нет;
     Что-то здесь не так.




     Мы, чиновники,
     В девятом часу, в двенадцатом часу, в пятом часу,
     Мы, лишь мы на улицах.
     Так предначертал нам великий Господь;
     Ждем или звонка на перерыв
     Или начала месяца.

     ("Варлык", 1.12.1946)




     Вот моя работа,
     Каждое утро раскрашиваю небо,
     Когда вы все спите.
     Просыпаетесь и видите, что оно голубое.

     Когда распарывается море,
     Вы не знаете, кто его штопает;
     Я штопаю.

     Даже когда вы думаете, что я бездельничаю,
     И тогда я при деле;
     Я голову думаю в своей голове,
     Я желудок думаю в желудке своем,
     Я ногу думаю в своей ноге,
     Сам не знаю, что несу.

     ("Япрак", 1.3.1949)




     Окно - самое лучшее - это окно;
     Пролетающих птиц видишь хотя бы
     Вместо четырех стен.

     ("Япрак", 1.6.1949)




     Чего только не сделали мы для Родины этой!
     Кто-то из нас умер;
     Кто-то из нас речь произнес.

     ("Варлык", 1.8.1946)




     В дерево я бросил камушек;
     Камушек мой не попал,
     Камушек мой не попал.
     Дерево съело мой камушек;
     Хочу свой камушек,
     Хочу свой камушек!

     Октай Рифат - Орхан Вели, август 1937




     Я в своей комнате на берегу моря,
     Вовсе не глядя в окно,
     Знаю, что лодки, проходящие снаружи,
     Нагружены арбузами.

     Море, так же как и я прежде,
     Упивается тем, что
     Дразнит меня, вертя своим зеркалом
     На потолке моей комнаты.

     Запах водорослей
     И подпорки для сетей, протянутых на берегу,
     Ничего не напомнят
     Детям, живущим на побережье.

     Анкара, сентябрь 1937




     Если в том мире дорога ведущая нас
     Домой вечером
     В обеденный час на нашей фабрике
     Не такая крутая
     Смерть вовсе не так уж плоха.

     Анкара, август 1937




     Все красивые женщины полагали:
     Каждое мое стихотворение о любви
     Было написано для них.
     А я всегда мучился сознанием того, что
     Писал их, чтобы
     Было чем заняться.

     Стамбул, ноябрь 1937





     Разве рождает желание
     Спящий танк
     И о чем думает самолет
     Когда остается один?

     Разве не любят противогазы
     Чтобы песня звучала у каждого на устах
     При свете луны?

     И нет ли у ружей жалости
     Такой же, как у нас людей?

     Сентябрь 1939




     Дядюшка-птичник!
     У нас и птичка есть,
     И дерево.
     Ты просто облако нам дай
     На сотню.

     Октай Рифат - Орхан Вели ("Варлык", 15.3.1940)




     Когда идя по улице
     Замечаю что улыбаюсь про себя,
     Я думаю что меня сочтут сумасшедшим
     И улыбаюсь.

     Под псевдонимом Мехмет Али Сель ("Варлык", 15.3.1940)




     Дядюшка Гитлер!
     Приходи к нам как-нибудь
     Твой чуб и усики
     Матери своей покажу.
     А взамен и я тебе
     Дам сливочного масла
     Сняв его с полки на кухне.
     Дашь поесть своим солдатам.

     Сентябрь 1939




     (Гитлер посвятит себя литературе)

     Годами пишу стихи,
     Ну и что?
     Разбойничать буду отныне.

     Пусть знают грабители:
     У них уже не будет дела
     На горных вершинах.

     Раз я отбиваю у них
     Хлеб,
     Пусть и они пожалуют на мое место.

     В литературном мире есть свободное место.

     Сентябрь 1939

          перевод с турецкого Ниджата Мамедова

Популярность: 41, Last-modified: Thu, 03 Nov 2005 21:49:59 GMT