----------------------------------------------------------------------------
     Федерико Гарсиа Лорка. Избранные произведения в двух томах.
     Стихи. Театр. Проза. Том. 2
     М., "Художественная литература", 1986
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

                  Шесть стихотворений по-галисийски (1935)

     Мадригал городу Сантьяго. Перевод Ф. Кельина
     Романс о богородице морской ладьи. Перевод В. Дубина
     Песня о мальчике-рассыльном. Перевод Н. Ванханен
     Ноктюрн мертвого ребенка. Перевод Н. Ванханен
     Колыбельная над покойной Росалией Кастро. Перевод Б. Дубина
     Пляшет луна в Сантьяго. Перевод Н. Ванханен




                             Дождик идет в Сантьяго,
                          сердце любовью полн_о_.
                          Белой камелией в небе
                          светится солнца пятно.

                             Дождик идет в Сантьяго:
                          ночи такие темны.
                          Трав серебро и грезы
                          лик закрывают луны.

                             Видишь, на камни улиц
                          падает тонкий хрусталь.
                          Видишь, как шлет тебе море
                          с ветром и мглу и печаль.

                             Шлет их тебе твое море,
                          солнцем Сантьяго забыт;
                          только с утра в моем сердце
                          капля дождя звенит.




                          _Я пою, пою
                          маленькую Деву
                          и ее ладью_!

                          На маленькой Приснодеве
                          серебряная корона.
                          Упряжка быков четверкой
                          ступает перед Мадонной.

                          Дожди голубей стеклянных
                          погнали по горным скатам,
                          и оборотни туманов
                          проулком бредут горбатым.

                          Да будет Твой свет над нами,
                          в глазах у коров сияя!
                          Возьми с пелены могильной
                          цветов для плаща, Святая!

                          Уже повело багрянцем
                          верхи галисийских взгорий.
                          И смотрит Мария, смотрит
                          с родного порога в море.

                          _Я пою, пою
                          маленькую Деву
                          и ее ладью_!




                        Где шумит Буэнос-Айрес
                        над большой рекой Ла-Платой,
                        влажным ртом в волынку дует
                        ветер северный крылатый.
                        Бедный наш Рамон Сисмунди
                        в толкотне и шумной давке
                        по проспекту Эсмеральда
                        весь в пыли идет из лавки.
                        Вдоль по улицам веселым
                        галисийцы бродят с грустью,
                        вспоминая дальний берег
                        и реки нездешней устье.
                        Бедный наш Рамон Сисмунди
                        муиньейру слышит в плеске,
                        семь быков печально-лунных
                        ловит память в перелеске.
                        Он вдоль берега проходит,
                        где, безмолвием объяты,
                        бьются ивы, бьются кони
                        о стекло реки Ла-Платы.
                        Он не слышит, как волынка
                        плачет жалобно и странно,
                        и крылатых губ не видит
                        музыканта-великана.
                        Бедный наш Рамон Сисмунди!
                        Перед ним река Ла-Плата
                        да стена вечерней пыли,
                        уплывающей куда-то.




                   _Пускай нас в молчанье проводит тоска
                   туда, где ребенка уносит река.

                   Воздушной дорогой помчимся скорей,
                   покуда река не достигла морей_!

                   Здесь билось и плакало сердце живое
                   и пахла трава и сосновая хвоя.

                   Здесь лунные пряди дождями изл_и_лись
                   и гору одели в сиреневый ирис.

                   Качаясь под ветром, у горького рта
                   камелией мрака цвела чернота.

                   Покиньте поля и спешите за мной
                   туда, где ребенка уносит волной!

                   Покиньте долины и склоны нагорий,
                   глядите, река устремляется в море!

                   Туда, где туманы встают перед нами,
                   где ходят валы упряжными волами.

                   _Как гулко деревья среди тишины
                   ударили в бубен зеленой луны!

                   Помедлим над телом печальной гурьбой,
                   пока на него не нахлынул прибой_!




                        _Поднимайся, пора, дорогая,
                        трубит кочет, зарю выкликая!
                        Поднимайся, родная, пора,
                        как быки, замычали ветра_!

                        Пахать наступило время
                        в Сантьяго и Вифлееме.

                        И, от Вифлеема отчалив,
                        архангелы правят в печали
                        серебряной лодкой морскою
                        со всей галисийскою скорбью.

                        Со скорбью Галисии, сникшей
                        травою, тебя схоронившей,
                        травой, изошедшей росою
                        над черной твоею косою,
                        косою, бегущей к низовьям,
                        где облаку море гнездовьем.

                        _Поднимайся, пора, дорогая,
                        трубит кочет, зарю выкликая!
                        Поднимайся, родная, пора,
                        как быки, замычали ветра_!




                          Бледный юноша влюбленный
                          бродит между облаками?

                          Нет, луна, луна танцует
                          над застывшими телами.

                          Проплывают в небе тени,
                          мчатся волки за тенями?

                          То луна, как прежде, пляшет
                          над застывшими телами.

                          Может, бьют копытом кони
                          у ворот, омытых снами?

                          Нет! Луна, луна танцует
                          над застывшими телами!

                          Кто сквозь облачные стекла
                          смотрит мутными глазами?

                          То луна, луна, и только,
                          над застывшими телами.

                          Смерть меня на небо манит
                          золотистыми цветами?

                          Нет, луна, луна танцует
                          над застывшими телами!

                          Ай, дитя, под ветром ночи
                          побледнели щеки сами!

                          Нет, не ветер - лунный отсвет
                          над застывшими телами.

                          То быки мычат протяжно
                          горестными голосами?

                          Нет, луна, луна, и только,
                          над застывшими телами.

                          То луна в венке колючем,
                          то луна, луна веками

                          все танцует и танцует
                          над застывшими телами!




     Гарсиа  Лорка,  впервые  побывавший  в  Галисии  в  1916  году и не раз
приезжавший  туда  впоследствии, питал глубокую привязанность к своеобразной
природе   и   самобытной  культуре  этой  северо-западной  области  Испании,
население которой говорит на диалекте португальского языка.
     "Шесть  стихотворений  по-галисийски"  были  изданы отдельной книжкой в
1935 году в городе Сантьяго-де-Компостела (провинция Корунья, Галисия).

     Стр. 65. Песня о мальчике-рассыльном. - Это стихотворение, по-видимому,
навеяно встречами Гарсиа Лорки с галисийцами-эмигрантами в Аргентине, где он
побывал в 1933-1934 гг.
     Муиньейра - народный галисийский танец.
     Стр.  67.  Росалия  Кастро  (1835-1885)  - галисийская поэтесса, высоко
ценимая Гарсиа Лоркой. Писала на родном языке и по-испански.

                                                                  Л. Осповат

Популярность: 23, Last-modified: Thu, 15 Sep 2005 04:43:25 GMT