---------------------------------------------------------------
     © Copyright Марина Хлебникова
     From: dis_co@ukr.net
     Date: 27 Aug 2001
---------------------------------------------------------------


     Трагифарс в трех картинах


     ЕВА - дама бальзаковского возраста, очень состоятельная, самоуверенная,
деловая
     АДАМ - ее муж
     АКТЕР - несостоявшийся трагик с пограничной наружностью




     Трапезная старинного замка.  Сводчатый потолок, тяжелая  мебель, камин,
доспехи,   оружие,  шкуры  -  одним  словом,  антураж  рыцарского  быта.  Из
современных примет - телефон, выполненный в виде головы лося.  Трубка  лежит
на  его  могучих  рогах..  Актер полулежит  на медвежьей шкуре подле камина,
отхлебывая из вполне узнаваемой отечественной бутылки.

     АКТЕР. Что наша жизнь?... Как сказано, игра?..
     Цепь глупых сцен в бездарном исполненьи,
     где равнодушьем сыграно волненье,
     злодейством добродетель, а гора
     идет покорно к крошке Магомету...
     Игра есть жизнь,
     а в жизни - жизнь предметов,
     из коих мировой эквивалент - наиглавнейший!
     Он не знает сроков
     старения,
     и ржавый серп эпох ему не страшен!..
     Во! Загнул, как Гамлет!
     (некоторое время  молча  прихлебывает,  потом  неожиданно орет во  весь
голос) А- а-а!.. А-а-а!..
     Один!.. Один!.. Забыли обо мне!..
     Но Рождество для всех семейный праздник!..
     А я с какой отпраздную семьей?
     Я - лицедей, один во многих ликах?..
     Я  сам  себе родня, семья и эти...  ну, эти... (принимает томную  позу,
закатывает    глаза,   говорит   нежным    вибрирующим   голосом    записной
обольстительницы)  Милый! Тебя сегодня тянет на ямб!.. (меняет  позу, голос)
Дор-рогая! Меня просто тянет!.. (опять  зазывно) Милый! (Прижимает бутылку к
щеке, нежно ведет  языком от этикетки к горлышку) Эта ночь -  наша!.. (опять
меняет позу)
     Ах, если б я богатым был, как Форд,
     все золото, все акции, все баксы
     я бросил бы к ногам одной из Муз,
     а восемь остальных бы перегрызлись!..
     Вот было б смеху!
     (разговаривает с бутылкой)
     Я пьян, родная!..
     Милый, я пьяна!..
     Друг друга понимаем с полуслова!..
     Нет, с полувзгляда!..
     Или с полумысли?..
     (задумывается, не забывая отпивать.  Его глубокие размышления прерывает
телефонный  звонок.  Он хватает лося за рога  и  томно  тянет)  Хел-л-лоу!..
Я-а... И ва-а-ас... (постепенно съезжает на деловито-обыденный тон) Минутку,
шеф!.. Вы же  сказали, никого не  будет!.. Да плевал я на форс-мажор!.. Нет,
не  то, чтоб совсем плевал...  вы не так поняли... Я... Мне...  Да как, черт
побери?! Я  же  один в  доме!.. Ни  горничной! Ни дворецкого!.. Что  значит,
"всего сутки"? Это для вас - всего сутки! А я ноги протяну!.. И не надо меня
уговаривать!  Не надо!  Я работаю  привидением,  а  не  кухаркой!.. Сколько?
(слушает с возрастающим интересом) Кто?.. Та самая?.. Н-ну, не знаю... дайте
подумать... Тройная оплата? А пять процентов за  вредность?.. Как за какую?!
Дамочки  со  средствами  всегда вредные - закон природы... И потом, надо  же
подготовиться...   Что?   По  ходу  пьесы?..   Тогда   шесть   процентов  за
импровизацию... Алло!.. (дует в трубку) Алло!.. Черт побери этот телефон!..
     Черт побери вас, дама высших сфер!
     И вашего супруга заодно! (кривляется)
     Черт побери нежданную работу
     в тот самый миг, когда почти готов,
     и хочется хлебнуть и спать без снов!
     Но... в  конце концов, пара лишних монет мне не повредит (с  сожалением
отставляет  бутылку,  посылает  ей  воздушный поцелуй) Прости,  моя любимая,
прощай!  К  нам  едет  леди Макбет  (задумывается )  Почему я  сказал  "леди
Макбет"?.. А, понял!  Она задумала убить мое Рождество! Она решила  отравить
мое одиночество!.. (продолжает с пафосом)
     ...И ежели Рождественскую ночь
     решила отравить мне, то отравит!..
     О, я несчастный!..
     (картинно  закрывает рукой глаза  и удаляется медленным скорбным  шагом
провинциального трагика)

     Адам и Ева -  средних лет, очень элегантны. На Еве прелестная шляпка, в
руке - небольшой саквояж, который она не выпускает ни на минуту.

     АДАМ. А здесь мило! Какие прелестные рога!
     ЕВА. Какой идиотизм : ехать на Рождество в такую дыру! В Гольф-дель-Сур
поле на двадцать семь лунок!..
     АДАМ.  В прошлом  году поле на  одиннадцать лунок,  в  этом на двадцать
семь, в следующем - на пятьдесят одну... Дорогая, это так однообразно!
     ЕВА. Зато прилично. А здесь  мне даже шляпа  не понадобится!  (небрежно
бросает шляпу на стол)
     АДАМ.  Дорогая! Мы тут  совсем  одни!.. Как Робинзон с Пятницей... нет,
как Адам с Евой!.. Неужели ты не чувствуешь прелести ситуации?
     ЕВА.(с  иронией)  Дорогой!  Как  трогательно,  что  через двадцать  лет
нелегкого супружества ты все еще способен впадать в романтические грезы! Где
ключи от машины?
     АДАМ. Куда ты перед самым Рождеством?
     ЕВА. Я проведу его  под елкой в обнимку с волком! Все лучше, чем в этом
могильнике. Здесь же никого нет!
     АДАМ. И  прекрасно! Можно  без посторонних спокойно разобраться в наших
делах
     ЕВА. Ты хотел сказать, без свидетелей?
     АДАМ.(укоризненно) Дорогая!..
     ЕВА. Что, "дорогой"?
     АДАМ. Дорогая! (с нажимом) Оч-чень дорогая!
     ЕВА. Еще раз скажешь "дорогая", и меня вырвет
     АДАМ. (четко) Дорогая!
     ЕВА. Что ты сказал?
     АДАМ.   (листает   проспект)  Та-а-ак...   замок  построен  на   рубеже
четырнадцатого и пятнадцатого  веков... династии...  набеги... осады... Ага,
вот! "За долгие века  в  замке произошло множество  романтических историй  с
трагическим  концом. Не  удивительно,  что он  наводнен призраками, тенями и
привидениями"...
     ЕВА.  (презрительно)  Чушь!  Этот  замок  может  быть  наводнен  только
грызунами!.. (неожиданно пронзительно кричит) А-а-а!..
     АДАМ. (морщится) Прекрати!
     ЕВА. (еще громче) А-а-а!.. (спокойно замечает) Тоже мне замок, даже эха
нет! Но я уверена, что крыс тут хватает!
     АКТЕР. Здесь нет крыс,  сударыня. (Ева резко оборачивается  и хватается
за сердце) И привидений  не так много.  Лично я могу ручаться только за один
экземпляр
     АДАМ. Вы кто?
     АКТЕР. Разрешите  представиться,  дворецкий, Рад приветствовать  вас  в
замке
     ЕВА. Если вы дворецкий, то почему не открыли нам двери?
     АКТЕР (бесстрастно) Зато я закрыл за вами двери и завел часы
     АДАМ. Какие часы?
     АКТЕР.  С боем.  Ровно в  полночь  они  пробьют  двенадцать  раз, и  вы
встретите Рождество
     ЕВА.  Ну,  хватит!  Я не намерена встречать Рождество в склепе! (Адаму)
Где ключи от машины?
     АДАМ. (с любопытством)  А  вы  правда  видели привидение?  На  что  оно
похоже?
     АКТЕР. Оно похоже... м-м-м... на привидение... Не торопитесь, сударыня,
я уже запер дверь. И завел часы
     ЕВА. (раздражаясь) Какие часы?
     АКТЕР. С боем
     АДАМ. (назойливо) А оно очень страшное?
     АКТЕР.  Оно?..  Оно  разное. Иногда  миролюбивое...  часто смешное... в
общем, с каждым по-своему...
     АДАМ.(с надеждой) У моей жены очень больное сердце
     АКТЕР. Тогда, мэм, вы подобрали не лучшее место для отдыха
     ЕВА. (Адаму) Слышал? Немедленно отдай ключи!
     АКТЕР. Но  я  уже  запер  дверь,  сударыня. И завел часы.  Вы не можете
уехать
     ЕВА. Да почему же, черт побери?
     АКТЕР. Нарушится равновесие
     ЕВА.  Что  вы  мелете?  Завтра  же буду  в Гольф-дель-Сур! Там поле  на
двадцать семь лунок!
     АКТЕР. Это невозможно, мадам. Завтра на Гольф-дель-Сур сойдет сель и не
оставит ни единой лунки
     ЕВА. (насмешливо, но уже с оттенком испуга) Бред! Откуда вы знаете?
     АКТЕР. Хотите проверить, мадам?  Я отопру... Но  боюсь, вам не отыскать
лунок
     АДАМ. Просто помешалась на лунках! Лункоманка какая-то!
     АКТЕР. Советую уехать  отсюда с первым  ударом рождественских курантов.
Тогда, может быть, обойдется
     ЕВА. Что обойдется?
     АДАМ. (пытается отвлечь ее) Дорогая, посмотри, какие прекрасные рога!
     АКТЕР.(тоном  экскурсовода)  Стены гостиной  отделаны резными  дубовыми
панелями,  на  которых  с  большим  изяществом  развешано  старинное оружие,
доспехи, старинные охотничьи трофеи и шкуры
     ЕВА, (подозрительно) Тоже старинные?
     АКТЕР (с энтузиазмом) Конечно!
     ЕВА. Интересно, почему у местной моли нет аппетита?
     АКТЕР.  На  правой   стене  вы  видите  "Портрет  неизвестного"   кисти
неизвестного  мастера,  выполненный  в  неустановленные годы  .  Напротив  -
"Портрет  жены неизвестного",  художник неизвестен.  Дата  на  полотне также
отсутствует
     ЕВА. А вы уверены, что это - жена неизвестного?
     АКТЕР.  Обратите  внимание,  с  каким  отвращением...  э...э... я хотел
сказать, с какой экспрессией она смотрит в район переносицы мужчины
     ЕВА. (с любопытством) А если их повесить на одну стену?
     АКТЕР.  (занудливо)  Опираясь на  описания  костюмов той  непроясненной
эпохи, можно  с уверенностью заключить, что  на  полотне изображена замужняя
женщина. Следовательно, жена. А поскольку муж  ее нам не представлен, то она
- жена неизвестного. Никакого обмана
     ЕВА. Изумительная логика! Вы женаты?
     АКТЕР. Я дворецкий, сударыня
     ЕВА. Дворецкий, который не открывает двери. Забавно! Как вас зовут?
     АКТЕР. А точка Ве
     АДАМ.  (заскучавший от  длинного  диалога)  Дорогая,  мне  тут  страшно
нравится! Рога просто потрясающие!
     ЕВА. (ехидно) Может, примеришь? (Актеру) А почему через точку?
     АКТЕР.  Традиция, мэм.  Всех  дворецких  этого  замка звали А-Ве. Через
точку
     ЕВА. Какая нелепость!
     АКТЕР. (философски) Если вдуматься,  то не большая, чем  рождественская
индейка
     АДАМ.  (протестует)  Ну,  не  скажите! В  рождественской  индейке  есть
определенный изыск!
     АКТЕР.  Совершенно верно, сэр! Но одни любят рыбу, другие - овощи,  а в
Рождество все  вынуждены  есть  индейку.  Утешает лишь то,  что наша кухарка
готовит ее совсем недурно - с черносливом, орехами, грибами и острым  соусом
из пряных трав Тибета
     ЕВА. (обрадованно) У моего мужа очень больной желудок!
     АКТЕР. Тогда вы выбрали не лучшее место для отдыха, сэр
     АДАМ. (обеспокоенно) Разве обязательно есть индейку на Рождество?
     АКТЕР. Традиция, сэр
     АДАМ.   (озабоченно)   Ну...   ее   можно   приготовить   как-нибудь...
диетически...
     ЕВА.  (с тайным злорадством) Да-да! Исключительно диетически! Так, чтоб
она стала похожа на овсянку!
     АКТЕР.  Я распоряжусь,  чтобы  в блюде  не было  жгучего перца, сэр,  и
спрячу  ключи от вашего автомобиля (поясняет) Я  уже  завел  часы  и не могу
рисковать
     ЕВА. Дорогой, тебе не кажется, что мы попали в каталажку?
     АДАМ. (с сомнением) Послушайте, старина, к чему такие предосторожности?
     АКТЕР. Традиция, сэр.  Чтобы вы не уехали  до боя  часов  ни вместе, ни
порознь
     ЕВА. (тоскливо) По-моему, здесь неважно пахнет
     АДАМ. (бодро, но фальшиво) Запах веков!
     ЕВА. Ну, если века пахнут керосином!..
     АКТЕР. Керосиновыми светильниками хозяева замка пользовались с тех пор,
как был изобретен керосин. Однако теперь мы зажигаем их только на Рождество
     АДАМ. (уважительно) Это традиция?
     АКТЕР. Скорее  формальность, сэр. В замке почти  не  осталось тех, кому
дорог этот обычай, кроме...
     ЕВА. (перебивает) Вот  интересно,  Адам,  ты раз в месяц ночуешь в моей
постели , это - традиция или формальность?
     АДАМ. Это обычай, дорогая!
     АКТЕР.  (забирая  ключи от машины)  Последняя  формальность, господа...
Один неделикатный вопрос...
     АДАМ.  (поспешно)  В этом месяце  мы уже ночевали вместе.  Так  что две
спальни, старина!
     ЕВА. (насмешливо) И желательно в разных полушариях!
     АКТЕР. (терпеливо) Я вынужден выяснить, имеете ли вы при себе...
     АДАМ. (подозрительно поспешно) Ну, что вы! Ничего незаконного!
     ЕВА.  (пристально  смотрит  на  мужа)  Небольшой  камень за  пазухой  -
единственное оружие супругов
     АКТЕР. (не обращает внимания на их препирательства) ...имеете ли вы при
себе что-нибудь ценное?
     ЕВА.  (настораживается  и  крепче  прижимает  к себе  саквояж)  В каком
смысле?
     АКТЕР.  В  смысле  дорогих ювелирных изделий,  крупных денежных  сумм и
прочих ценных бумаг
     АДАМ. (надувается) А вам какое дело?
     АКТЕР. (бесцветно) В истории замка не  описаны случаи воровства, однако
случались  недоразумения.   Так,  в  1731  году  герцогиня  Сурдельгольфская
обвинила прислугу в краже фамильных драгоценностей...
     АДАМ. (нервно) И что?
     АКТЕР. Дворецкого запороли насмерть на  местной  конюшне,  а  горничную
выдали замуж за дурачка
     ЕВА. А драгоценности?
     АКТЕР. Выяснилось, что их  прикарманил  супруг герцогини, но дворецкого
уже  запороли,  и  горничная  подверглась унижению.  С  тех  пор гости замка
традиционно сдают ценности на ответственное хранение (достает два ключика на
цепочках) Сейф можно открыть только при обоюдном согласии
     ЕВА. (с сомнением) В этом что-то есть... хотя...
     АДАМ. (горячится) А вдруг один  ключ потеряется?..  А вдруг ты спрячешь
ключ и умрешь?..
     ЕВА. (перестает колебаться) Не обольщайся!
     АДАМ. (обеспокоено) Пусть закрывает при нас!
     АКТЕР. Я не прикоснусь к вашим сокровищам, сэр (вручает супругам ключи,
следит, как они  укладывают  саквояж  в потайной  шкафчик за портретом  жены
неизвестного,  запирают  его  и вешают  ключи  себе на  шеи,  как  нательные
крестики)
     АДАМ. (с внезапным ужасом) А вдруг у него есть второй комплект?!
     АКТЕР. В нашем замке  от каждого замка имеется  только  один ключ, сэр.
Это традиция.  В  1803 - м году  здешний истопник ушел  в лес  за дровами  и
пропал. А так как ключ от топливного сарая был только у него, в замке  целых
пять дней не разжигали камины. Многие тогдашние обитатели простудились, один
даже умер...
     ЕВА.  Дикая  история!  (она  начинает терять  терпение  от  бесконечных
экскурсов дворецкого) Отнесите вещи в  мою комнату и приготовьте ванну. И не
говорите,  что для этого нужно сбегать в ближайший  лесок,  нарубить дров  и
разложить костер
     АКТЕР. (с достоинством) У нас  нет поля на двадцать  семь лунок, мадам,
но остальные удобства соответствуют рекламе
     ЕВА. Скажите пожалуйста!
     Актер берет вещи и уходит. Ева идет следом за ним.
     АДАМ.  (мрачно  вертит в руках ключ ) Дорогая! Я  так  хотел,  чтоб  ты
сегодня была счастлива!
     ЕВА. (с иронией) Конечно, дорогой! Ты же просто не оставил мне выбора!
     Оставшись  в  одиночестве,  Адам первым делом  пытается отпереть  сейф,
убеждается, что это невозможно и  начинает осматривать  гостиную. Он трогает
оружие,  доспехи,   примеряет  рыцарский  шлем,   добирается   до  огромного
двуручного меча, закрепленного на стене, и пытается отодрать его
     АДАМ. Ого!
     АКТЕР.(притаившись за портьерой) го... го-о....
     АДАМ. (вздрагивает) Ева?
     АКТЕР. ...а...ве... а... ве... а... ве...
     АДАМ. (очень громко) В замке нет эха!
     АКТЕР. ...ха ... ха... ха...
     Адам отрывает  меч от  стены  и  крадется к двери. Актер выходит  из-за
портьеры.
     АКТЕР.  (нежным воркующим голосом) Старинный меч изготовлен неизвестным
мастером  приблизительно  в  средние века.  Использовался в качестве личного
оружия на рыцарских турнирах, в изобилии проводившихся в нашей местности...
     АДАМ. (немного испуганно) Как вы тихо подкрались!
     АКТЕР. Это потому, что у меня легкая  девичья походка, а в замке обычно
нет эха
     АДАМ. Н-да... А только что?.. Вы ничего не слышали?..
     АКТЕР. Что именно?
     АДАМ. Ну, это: "а-ве а-ве" и "ха-ха-ха"?..
     АКТЕР.(услужливо) Изволили весело звать дворецкого?
     АДАМ.  (ему  неловко)  Да-да,   старина,  изволил...  Было  бы  недурно
пропустить стаканчик, пока моя супруга изображает из себя водоплавающее
     АКТЕР. (подает ему рюмку на  подносе)  Ваша супруга, сэр?...  Дворецкий
мне ничего о ней не сообщал
     АДАМ. (изумленно) Вы кто?
     АКТЕР.  (делает книксен)  Горничная,  сударь!  (делает  второй книксен)
Кухарка, сударь! (снова приседает) Прислуга за все, сударь!
     АДАМ. (приседает, передразнивает) Дворецкий, сударь! Бросьте, А-Ве! Что
за дурацкие шутки?
     АКТЕР. (растерянно)  Разве  я  посмела  бы,  сударь?.. Но  у дворецкого
совершенно  другая походка! Его  голос  значительно грубее,  и он  не  умеет
запекать  индейку с  пряными  травами  Тибета!  Такая  жалость,  что  нельзя
добавить в соус немного жгучего перца!
     АДАМ. (нервно  икая)  У  меня  очень  больной  желудок,  и...  я  готов
поспорить, что мы с вами уже виделись!
     АКТЕР. Боюсь,  вы проиграете, сэр. Я выезжала из поместья  только  один
раз - в свите герцогини Сурдельгольфской в одна тысяча...  м-м-м...  забыла,
каком году! Ой, сударь, вам  необходимо задержать дыхание! Икота не украшает
Рождество!  Лучший   способ  избавиться  от  икоты  -   поза  аиста...   Ну,
становитесь!  (заставляет Адама нагнуться, сцепив  за спиной руки и  вытянув
вверх  шею.  Когда  тот принимает  эту  нелепую  позу, подносит к  его губам
стакан)  Когда я выезжала в свите герцогини Сурдельгольфской... Ну, глотайте
же!
     АДАМ. (глотает и сипит задушенным голосом) За...чем?..
     АКТЕР. Герцогиня улаживала семейные и имущественные дела, а  я отвечала
за ее кошку
     АДАМ. И как?
     АКТЕР. Она благополучно разрешилась от бремени
     АДАМ (тупо) Кошка?
     АКТЕР. Герцогиня, сэр
     АДАМ. От какого бремени?
     АКТЕР, От всякого. Можно сказать, она избавилась от бремени забот
     АДАМ. А кошка?
     АКТЕР. Кошка осталась в живых. Можете разогнуться!
     Адам разгибается, несмело приближается к Актеру, осторожно касается его
плеча,  волос,  будто  желает убедиться,  что  перед ним  не  привидение,  и
неожиданно грубо хватает Актера за филейную часть
     АКТЕР. (отпрыгивает) Ой! Что вы делаете, мсье?!
     АДАМ. Я понял! У вас семейный подряд!
     АКТЕР.  Да,  сэр! Много лет  подряд я  работаю  в этом  замке за  очень
скромное вознаграждение
     АДАМ. Дворецкий - твой брат? Или дядя?
     АКТЕР.  Меня зовут Мада, а дворецкого -  А  точка  Ве. Не  вижу никакой
связи, сударь!
     АДАМ. Тем  лучше! Девушка мила! Девушка свободна! По  крайней  мере, не
подохну от скуки в Рождество! (отбрасывает осторожность, в голосе появляются
игривые интонации записного  волокиты) Как относится крошка к мимолетным, но
оплачиваемым связям?
     АКТЕР. (жеманно) Ах, сударь, вы же меня совсем не знаете!
     АДАМ. И ты меня не знаешь, это не повод...
     АКТЕР. (кокетничает) Ну,  что вы! Кто  же не  знает  известного  на всю
ивановскую сенатора!
     АДАМ. (приосанивается) Почти  сенатора.  Так сказать,  без пяти  минут.
Если она раскошелится...
     АКТЕР. (льстиво) Каждая женщина хочет быть женой сенатора
     АДАМ. ( с досадой) Она не женщина, а швейцарский банк!  (передразнивает
жену) "Дорогой! Ты ведь не  обидишься, если я сама определю твои расходы?" А
у самой одних шляп - центнер!
     АКТЕР. (вдумчиво) Ваша супруга так богата?
     АДАМ.   Астрономически!   (двигаясь  плавно,   как   опытный   охотник,
приближается к Актеру сзади и,  коснувшись ладонями его бедер, замирает) Она
богата... Ее  дети богаты... Ее кошки  оч-чень богаты, и у нее очень больное
сердце...
     АКТЕР. (вздыхает) Как печально, мсье! Вы, наверняка, страшно огорчены!
     АДАМ. Я?..  (его руки медленно ползут  вверх по бедрам Актера) Еще  как
огорчен!.. Ужасно огорчен!.. И дико озабочен!.. Целыми днями только и думаю,
как  заставить ее...  м-м-м...  принять лекарство... Она  капризничает,  а я
думаю... Я думаю, а она капризничает...
     АКТЕР.  (обеспокоенно  ежится) Мне  так...  щекотно!.. (неожиданно дико
кричит) А-а-а!..
     АДАМ. (отпрыгивает) Привидение?!!
     АКТЕР. (деловито) Нет, сэр. Вспомнила, что  пора полить индейку красным
вином
     АДАМ. (переводит  дыхание и возвращается на исходные  позиции)  Ну,  ты
даешь! (чтобы успокоить дрожь в руках, он снова опускает их на бедра Актера)
Как ты думаешь, может человек умереть от испуга?
     АКТЕР. Человек  может  умереть  от  чего  угодно,  мсье. Местный судья,
например, умер  от  изумления. Пришел на  службу, сел на  свое  место, а ему
говорят: "Мы, конечно,  дико извиняемся, господин судья, но вам не  туда!" И
посадили его за деревянный барьер. Как он изумился!
     АДАМ. Почему?
     АКТЕР. А-а!.. Он  тогда жену укокошил (начинает слегка отпихиваться), а
соседям   наплел,  мол,  умерла   от  сердечной   недостаточности!..  Хороша
недостаточность, когда она ревела на всю округу, как бегемот в засуху!
     АДАМ. Какое счастье, что здесь нет соседей!
     АКТЕР.  (крепко  берет его за кисти рук) Огромное  счастье, сударь! Они
отсутствуют приблизительно лет сто
     АДАМ. (пытается  освободить руки) Какая сильная! Обожаю сильных женщин!
В них такой магнетизм!
     АКТЕР.  Не меньший, чем в Рождественской  индейке, сэр! Даже если  весь
год вы  предпочитаете  рыбу,  в Рождество  невозможно  отказаться от кусочка
дивного, ароматного мяса!
     АДАМ. (рывком привлекает Актера к себе, закатывает глаза) Какой запах!
     АКТЕР. Это соус из пряных трав
     АДАМ.  Я так огорчен... и озабочен... состоянием госпожи... Ах, если  б
ты только знала, какое у нее состояние!. здоровья!..
     АКТЕР. (томно) Может пригореть!..
     АДАМ. Вот если бы дать ей лекарство... одно ма-а-аленькое лекарство...
     АКТЕР. На Рождественском  балу  у  герцогини Сурдельгольфской  одной из
фрейлейн внезапно сделалось дурно.  Ей дали  понюхать соли и растерли  грудь
льдом, но она все-таки скончалась. Лейб-медик  определил, что дама умерла от
разрыва сердца, но на кухне шептались, что истинная причина - рождественский
крюшон, настоянный на лекарственных травах нашей местности
     АДАМ.  (обнимает   Актера  за  талию  и  целует  в  шею)  Вообще-то,  я
рассчитывал на  привидение, но... ты умница!.. Я подарю тебе шляпу с голубым
пером и упоительные мгновения счастья!
     АКТЕР. Теперь обязательно пригорит!..
     АДАМ.  (надевает  на  Актера шляпу,  забытую  Евой  на  столе)  Разве я
виноват, что люблю хорошеньких?..
     ЕВА.  Браво! (она  стоит в  дверях в купальном  халате. Голова повязана
полотенцем) Я открываю в тебе все новые грани!
     АКТЕР. Ай! (уносится прочь)
     АДАМ. (чуть сконфуженно) Я выбирал напитки к ужину
     ЕВА.  (ядовито) А  мне  показалось, закуски.  Может  объяснишь,  почему
раньше ты хватал за задницу только моих секретарш, а теперь...
     АДАМ.  (скорбно)  Опустился  до  челяди?  Это  моя  пролетарская  месть
миллионершам
     ЕВА. (холодно) Избирательная кампания откладывается до полного угасания
половой функции
     АДАМ. Шантажистка!
     ЕВА. (с деланной горечью) Видели бы избиратели, как ты лапаешь мужиков!
     АДАМ. (оскорбленно)  Мужиков?!.  У  тебя  что-то  с  глазами,  дорогая!
Наверное, возрастное!
     ЕВА.  (взрывается  по-настоящему)  Идиот! Хам!  Быдло  малиновое! Цента
ломаного не получишь! Так и подохнешь безвестным депутатом муниципалитета!
     АДАМ. (миролюбиво) Дорогая, будь умницей!
     ЕВА. Умницей?!.  Ха-ха! Была  бы  умницей,  не  подобрала  бы  тебя  на
бензоколонке двадцать лет назад!
     АДАМ.  По-моему,  я  не  умолял  меня  подбирать.  Скорее,  наоборот...
Господи! Какой я был бедный, но  веселый! Как  легко обходился без десерта и
прочих сволочных излишеств!
     ЕВА. Сожалею и готова исправить эту ошибку. Давай расстанемся!
     АДАМ. Расстанемся?! Сейчас?! Когда ты полностью развратила меня?! Когда
приучила  к  носовым  платкам  и трехразовому питанию?! Ни за что! Только за
приличные алименты!
     ЕВА. (грубо) Альфонс!..
     АДАМ.  (спокойно) А  за моральный ущерб  - отдельно! И учти, я потребую
все, что ты еще не успела завещать кошкам и детям
     ЕВА. (с достоинством) Не смей трогать кошек!
     АДАМ. Тогда о детях.  Интересно,  почему  мои дети  значительно  богаче
меня?
     ЕВА. Потому что процент с капитала больше суммы,  которую я отпускаю на
твое содержание, болван!
     АДАМ. Это несправедливо!
     ЕВА. (высокомерно) Справедливость - утешение для неполноценных
     АДАМ. Да? А по-моему, справедливость - это неизбежность. Она настигает,
когда ты ее не склонен ожидать
     ЕВА. Ну, и когда она настигнет меня по твоим подсчетам?
     АДАМ. (спокойно  закуривает) Подумай!  Твои дурные денежки  дали  нашей
дочери чудную  возможность  выбирать между героином и кокаином.  Она выбрала
героин.  И  заметь,  в рамках  Божьих  заповедей,  потому что ей не нужно ни
воровать,  ни  убивать,  ни  торговать  собой,  как  прочим  наркоманам.  Ты
безропотно оплачиваешь ее пороки, что неизбежно ведет к полной деструкции
     ЕВА  (истерично) Она  больна!  Очень  больна!  А  если бы  у  нее  была
лейкемия?.. Ты смог бы ей в чем-то отказать?..
     АДАМ.  (морщится)  Ой,  только не надо о  бумажных  журавликах!  На  ее
денежки  можно построить пятьдесят клиник, вылечить тысячи людей, но она  не
желает вылечить даже себя.  Ей плевать  на все и на  всех, и  на  тебя в том
числе
     ЕВА. Врешь! Она меня любит! И я ее!
     АДАМ. Конечно!  Только  любящая мать способна так сократить своему чаду
дорожку на тот свет. (Ева хватает тяжелую металлическую пепельницу и швыряет
ее  в мужа. Он  спокойно  уворачивается) А сынок? Наша незабудка! Ну, скажи,
какому   нормальному  парню  восемнадцати  лет  придет   в  голову  мысль  о
добровольной стерилизации?
     ЕВА. (запальчиво) Это глубокая  идея! Мальчик  убежден, что производить
потомство на нашей загаженной планете - преступление!
     АДАМ.  И  потому  тратит деньги на  спасение  голубого  кита и какой-то
амазонской моли!
     ЕВА. Он "зеленый"! ( Адам хихикает) У него благородные цели!
     АДАМ.  Угу. Только если все последуют его  высокому примеру, на планете
останутся одни киты и моль!
     ЕВА. (презрительно) Лучше моль, чем такое... такие...
     АДАМ. Ну-ну?
     ЕВА. (переходит  в  наступление) Оставь  в  покое детей и  их средства!
Думаешь, я  не знаю, зачем тебе деньги? Хочешь дать отступного своим шлюхам!
Боишься,  как  бы  накануне  выборов  они  не  растрезвонили  газетчикам  об
особенностях твоей анатомии!
     АДАМ. (озабоченно) А что, есть какие-то особенности?
     ЕВА.  Никаких! Но я все  равно  не собираюсь  оплачивать молчание твоих
девиц и твои сексуальные фантазии!
     АДАМ. (совершенно спокойно) Тогда мне придется убить тебя
     ЕВА. (высокомерно) Ха-ха! Не посмеешь!
     АДАМ. Дорогая! У  меня за  спиной  большая половина жизни и  ни  одного
значительного поступка.  Ты даже галстуки всегда покупала сама.  Пора же мне
как-нибудь себя проявить!
     ЕВА.  Научись  вязать  крючком!  Коллекционируй  презервативы!  Разведи
ананасы в среднем Нечерноземье! Это я согласна оплачивать!
     АДАМ.  Но я  уже выбрал!  В  тот  самый  миг, когда  я  бросил на землю
заправочный шланг и прыгнул на сиденье твоего "Лексуса" , я стал...
     ЕВА. Проституткой!
     АДАМ. Политиком. А  политик не  может  не мечтать.  Я, например, мечтаю
стать сенатором и стану им, даже если ты треснешь от злости!
     ЕВА.  Ты - недоумок! Кто  станет голосовать  за альфонса, развратника и
отца наркоманки?
     АДАМ. (уверенно) Еще как станут! Чем больше у кандидата личных проблем,
тем ближе и понятнее он народу. Если у него дети - придурки, а жена - стерва
, тогда он -  как все! Нет, положительно, наша семейка очень  укрепляет  мои
позиции!
     ЕВА. (твердо) Я - не народ! Я не дам денег и не позволю публично трясти
семейное белье!
     АДАМ. (злобно)  Ты  уже  позаботилась  о  том,  чтоб  я  никогда не был
сказочно богат, но кое-что (запускает руку за пазуху  жены, вытаскивает ключ
и  за  цепочку, как за поводок, притягивает женщину  к себе) еще осталось. И
заруби на носу, либо мы пользуемся ЭТИМ совместно, либо...
     ЕВА. (хорохорится) Что "либо"?
     АДАМ. Ты не оставишь мне выбора!
     АКТЕР. (чопорно) Ванна готова, сэр
     ЕВА.  (испуганно  запахивает  ворот халата,  говорит  неприязненно)  Вы
всегда так подкрадываетесь?
     АКТЕР. (бесцветно) Я не могу подкрадываться, мадам. Из-за старой травмы
у меня слишком тяжелая походка
     ЕВА. Неужели? Пять минут назад вы казались довольно резвым
     АКТЕР. (искренне) Пять минут назад я наполнял ванну, сударыня
     ЕВА. (напряженно всматривается) Вы кто?
     АКТЕР. Дворецкий, мэм!
     ЕВА. (озадаченно) А тот?.. Который завизжал и умчался?
     АКТЕР. (с достоинством) Тот - не я
     ЕВА. Бред!
     АДАМ. Я  же говорил, зрение! Галлюцинации! Не стоило  купаться  в такой
горячей воде, дорогая!
     АКТЕР.  (тоном  экскурсовода) В 1511-м году в замке разыгралась одна из
многочисленных трагедий: у герцога захромала кобыла, и он вернулся с охоты в
неурочное время. Каково же было  его  изумление, когда он застал свою горячо
любимую  супругу  в  объятиях  любимого  повара.  Гнев  господина  был   так
необъятен,  что  он  приказал  сварить  предателя  в  кипятке,  а полученным
бульоном накормить неверную АДАМ. (с интересом) И что?
     АКТЕР. Ее стошнило, сэр
     ЕВА.  (зажимает руками  уши)  Хочу  домой!..  Хочу в  Гольф-дель-Сур!..
А-а-а!!..
     АКТЕР. Я запер двери, сударыня, И завел часы
     АДАМ. (сердобольно) Тише, дорогая! У тебя такое слабое сердце! (Актеру)
Ведите меня в ванную! Я желаю стать бульоном для любимой!
     ЕВА. Идиот!
     АКТЕР. (авторитетно) Если  добавить пряных трав Тибета,  то  может и не
стошнить... (удаляются)
     Ева поспешно наливает себе большую  рюмку  коньяку и залпом  опустошает
ее.  Несколько  мгновений она  стоит  неподвижно,  приходит  в  себя.  Потом
внимательно  осматривает гостиную, заглядывает во все углы, доходит до сейфа
и пытается открыть его своим  ключом.  Ничего не  получается. Она  с досадой
топает ногой.
     ЕВА. Дьявол!
     АКТЕР. (из-за портьеры) ...я-вол... ...я-вол...
     ЕВА. (испуганно) Кто тут?.. Адам?..
     АКТЕР. ...ма-да... ...ма-да...
     ЕВА. Эхо?..
     АКТЕР. ...хо-хо-хо...
     Ева озирается, заглядывает под стол, поправляет сдвинутую раму портрета
     АКТЕР.  (в   шикарной  шляпе  с  голубым  пером  комментирует)  Портрет
неизвестной написан неизвестным мастером в приблизительную эпоху
     ЕВА. Г-господи!
     АКТЕР. Напротив висит портрет мужа неизвестной также кисти неизвестного
художника... Без даты...
     ЕВА. (заикаясь) П-почему м-мужа?
     АКТЕР.  Обратите внимание, как презрительно скривлены  губы мужчины,  а
тусклый  взгляд с глубоким сожалением  устремлен  на тронутую  увяданием шею
дамы
     ЕВА. (стягивает у горла отвороты халата) Зачем вы надели мою шляпу?
     АКТЕР. Простите, сударыня, но А точка  Ве сказал, что вам она больше не
понадобится
     ЕВА. (подходит вплотную) Вы кто?
     АКТЕР. Горничная, сударыня! (делает книксен) Кухарка, сударыня! (делает
второй книксен) Прислуга за все, сударыня!
     ЕВА. Как вас зовут?
     АКТЕР. Мада, мадам!
     ЕВА. Странное имя
     АКТЕР. Нормальное в нашей местности, мэм!..
     ЕВА.  (подозрительно обходит вокруг  Актера,  приподнимает  поля шляпы,
заглядывает   в  лицо)  А   по-моему,   необычное...  Я  бы   даже  сказала,
подозрительное...
     АКТЕР. (обиженно) За  долгие  годы службы у меня не пропал даже носовой
платок!.. Мои соусы хвалила сама герцогиня Сурдельгольфская!.. А шляпа...
     ЕВА. (успокоилась, говорит презрительно) Я вам ее дарю, милочка. Вместе
с благосклонностью моего самца
     АКТЕР. (закрывает лицо полями шляпы) Вы так щедры!
     ЕВА. Щедрее герцогини?
     АКТЕР. О, да! Шляпа!.. Она такая!... Такая красивая!..
     ЕВА. (прагматично)  А  как насчет второго  подарка? Мой муж произвел на
вас впечатление? Да? Признайтесь!
     АКТЕР. Признаюсь, но...
     ЕВА. (перебивает) У него очень больной  желудок. Такие жуткие приступы!
Иногда просто  на  ровном  месте! Врач считает, что в  любой момент... любое
потрясение... или напряжение... а может, и увлечение... Вы меня понимаете?
     АКТЕР. Пока не очень, мэм
     ЕВА. (с  досадой) Что неясного?  Я хочу, чтоб вы были с ним... добры. И
приветливы.   Постарайтесь  ему  угодить...  во  всем...  (многозначительно)
Особенно в этом
     АКТЕР. (смущенно)  Простите, мадам...  я была  бы счастлива...  но я...
девственница...
     ЕВА. Да вы что?!
     АКТЕР.  (горячо)  Клянусь,  сударыня, еще  ни один мужчина  не  овладел
мною!..
     ЕВА.  (фамильярно)  Бросьте,  Мада!  В  такой глуши  и без развлечений!
Неужели вы никогда не кувыркались с  каким-нибудь  конюхом в  копне душистой
люцерны?
     АКТЕР. Последняя лошадь  в имении околела за два года  до англо-бурской
войны, мэм. А люцерна здесь вообще никогда не росла!
     ЕВА. Как околела? (берет проспект со стола, быстро листает) ...Построен
на  рубеже...  трагическим  концом...  наводнен...  А, вот:  "и  упоительная
верховая езда"!
     АКТЕР. А почему вы думаете, что речь идет о лошади?
     ЕВА. А вы считаете, о верблюде?
     АКТЕР. Здесь сказано,  "упоительная верховая  езда",  а о  лошадях - ни
слова!  Хоть я  и  девственница,  но  мне рассказывали, что  верховая езда -
упоительное  занятие!..  (начинает  подпрыгивать,  будто  скачет  верхом,  и
надвигается на Еву)
     ЕВА.  (испуганно)  Что с  вами?..  Не смейте ко мне  приближаться!..  Я
сейчас закричу!.. Я позову мужа!.. Вас накажут!.. (бьется в закрытую дверь)
     АКТЕР. (пользуясь  тем,  что  женщина  отвернулась, он  снимает шляпу и
говорит скучным голосом дворецкого) Племянник герцогини Сурдельгольфской был
осужден  на  вечное безбрачие  в  наказание  за неестественную  склонность к
разведению амазонской моли. Наказание он принял смиренно
     ЕВА. А-а-а!.. А-адам!..
     АКТЕР. Зачем так кричать, сударыня?
     ЕВА. (в ужасе) Вы кто?!
     АДАМ. (мокрый,  босой,  завернутый  в  влетает  в  гостиную  полотенце)
Привидение?!!
     ЕВА. (показывает на Актера) Кто это?!
     АДАМ. (разочаровано) А-а... Ну... дворецкий...
     ЕВА. А где кухарка?
     АДАМ. (раздраженно) Снова?! Не начинай!
     АКТЕР. Она занята приготовлением праздничной индейки
     ЕВА. В моей шляпе?!
     АДАМ. (нюхает стакан) Для апперетива еще недопустимо рано!
     АКТЕР. Вы можете простудиться, сэр
     ЕВА.  (взволнованно)  Адам! Он  надел  мою шляпу и  приседал! Вот  так!
(делает несколько книксенов подряд) Клянусь!
     АДАМ. Дорогая, не надо так нервничать! Он не надевал твою шляпу, потому
что я подарил ее горничной!
     ЕВА.  Да?.. (растерянно трет виски) Но тут написано  "верховая езда", а
он говорит, лошадь околела!
     АДАМ. (начинает  замерзать  и раздражаться) Я тоже  околею, если минуту
проторчу здесь голым!
     АКТЕР. Некоторые  продукты  питания  в нашей  местности , мэм,  издавна
считаются сильными галлюциногенами... но применяя их в ничтожных дозах...
     ЕВА. (хватает мужа за руку) Не оставляй меня с ним!
     АДАМ.  Не  капризничай!  Я  же  не лез к  тебе в  ванну!  (запахивается
полотенцем и уходит)
     АКТЕР. Сожалею, мадам, что огорчил вас в канун Рождества
     ЕВА. Откуда вы знаете про моль?
     АКТЕР. Я обязан знать все, что касается дома. Это развлекает гостей
     ЕВА. (истерично) Муж угрожает мне! Кухарка ходит  в моей шляпе!  А вы -
сводите с ума!
     АКТЕР. Она снимет шляпу: сударыня. В ней все равно неудобно заглядывать
в духовку
     ЕВА. Вы издеваетесь?!
     АКТЕР.  Я  только  заметил,  что  ваш  супруг  ужасно обеспокоен  вашим
состоянием... э...э... я хотел сказать, состоянием вашего здоровья
     ЕВА. Мерзавец! Я ему покажу состояние! Он у меня забудет про здоровье!
     АКТЕР. Совершенно справедливо,  мэм. Путать  состояние со  здоровьем  -
недопустимо.
     ЕВА. (подозрительно) Вы, правда, не надевали мою шляпу?
     АКТЕР. Я ношу только форменный головной убор. Рюмочку бренди, мэм?
     ЕВА. (доверительно) Мне  необходимо уехать отсюда! И  как можно скорее!
(залпом выпивает предложенный коньяк) Я чувствую, что произойдет трагедия!
     АКТЕР. Поверьте, сударыня, этот замок видел множество супружеских драм.
Некоторые из  них превращались  в комедии,  большинство в  фарс. Для высокой
трагедии, как правило, не хватало материала
     ЕВА. (устало) Вы ни-че-го не понимаете!  Мы  же с ним абсолютно  разные
люди!..
     АКТЕР. Простите, миссис, но этого я, как раз, не заметил. После падения
с лошади у меня очень ухудшилось зрение
     ЕВА.  С  какой   лошади?!  Последний  мерин  в  имении   подох  еще  до
англо-бурской войны!
     АКТЕР. Как бежит время! Я  только  хотел сказать,  что  супруги с таким
внушительным стажем, не могут быть слишком разными
     ЕВА. (возмущенно) Да вы  что?!  Я  обожаю гольф,  а он  никогда  не мог
попасть клюшкой  по мячу! Я увлекаюсь искусством и философией,  а  он путает
экзистенциализм с эксгибиционизмом!
     АКТЕР. (осуждающе) О-о!.. Это ужасно!
     ЕВА. У меня есть деньги, а у него - нет! И он грозится убить меня!..
     АКТЕР. (изумленно) Из-за денег?!
     ЕВА. Да!
     АКТЕР.  Да-а... (корчит  глубокомысленные  гримасы  )  Так отдайте  ему
деньги!
     ЕВА. (оторопев) Но... тогда у него будут деньги, а у меня нет...
     АКТЕР. (радостно подсказывает) И  у вас появятся веские основания убить
его самой!
     ЕВА.  (слабо  протестует)  Но  я не хочу... убивать... Только,  если...
если...
     АКТЕР. ...если совсем не останется выбора!
     ЕВА.  Если  я не успею... (всхлипывает)  Мне так нужна  поддержка...  и
помощь...
     АКТЕР. Дорогая! У него такой больной желудок!
     ЕВА. Не говорите "дорогая", меня стошнит...
     АКТЕР.  Дорогая, вы  ведь  захватили с собой  лекарство?  Если нет,  не
беспокойтесь, подберем что-нибудь из местного разнотравья
     ЕВА. Я уеду! Нужно только открыть сейф и найти ключи от машины
     АКТЕР. Но я уже завел часы
     ЕВА. Я дам  вам кучу денег! Вы сможете завести собственное дело... даже
купить бензоколонку...
     АКТЕР. Я дворецкий, мадам
     ЕВА. Что это за профессия для мужчины? Я дам...
     АКТЕР. Скоро начнут бить рождественские куранты
     ЕВА. (перестает плакать) Это вы надевали мою шляпу!
     АКТЕР. Разве это имеет значение?
     ЕВА. (обреченно) Я не успею... у меня не останется выбора...
     АКТЕР. Часы заведены. Я помогу вам успеть.



     Ева  стоит перед  зеркалом в гардеробной. Она  уже почти закончила свой
туалет  (  только  вечернее  платье  не  застегнуто   на  спине),  рассеянно
перебирает какие-то мелочи.
     ЕВА. (бормочет) Мада... Мада... Мада... Мадамадамада... Ма-да...м... О,
Господи! Адам - Мада!... Адам!
     АДАМ. (подходит к ней  сзади и  резко тянет  змейку платья  вверх.  Ева
вскрикивает  и  теряет  сознание)  О,  черт!  (подхватывает  обмякшее  тело,
укладывает  на ковер)  Ты что,  совсем  рехнулась?! (оттягивает веко, щупает
пульс,  хлопает  по щекам, шарит по ее  груди в поисках  ключа,  не находит,
отталкивает тело  и бросается к туалетному столику.  Результаты  поисков его
разочаровывают. Он приподнимает жену  за  плечи и  внятно говорит ей в самое
ухо) Где ключ?.. Говори, где ключ? (никакой  реакции. Он принимает решение и
громко зовет) Эй, кто-нибудь!.. Помогите!..
     АКТЕР. (влетает легкой походкой горничной) Привидение, сэр?!
     АДАМ. (с досадой) Обморок!
     АКТЕР. (в замешательстве) Но я... сэр, право... я тут совершенно ни при
чем!..
     АДАМ. Без тебя знаю! Делай что-нибудь! (Актер становится перед Евой  на
колени  и начинает проводить искусственное дыхание  по методу "рот  в  рот")
Идиотка! Она что, утопленница?
     АКТЕР.  (оскорбленно поднимаясь с  колен) Вы так кричите, сударь, будто
это я придумала напоить ее отравой!
     АДАМ. (от изумления переходит на шепот) Так ты что?.. Уже?.. Почему  не
согласовала со мной?!.
     АКТЕР.  (оправдывается)  Я  еще  даже  не начинала  готовить крюшон!  Я
думала,  это вы  сами!.. Но  в конце  концов,  ваше  главное  желание  почти
исполнилось!
     АДАМ. Т-с-с!.. Ты не видала вот такого ключика? (показывает Актеру свой
ключ на цепочке)
     АКТЕР. От потайного шкафчика?
     АДАМ. Да
     АКТЕР. Того, что в гостиной?
     АДАМ. Да!
     АКТЕР. А ключик тот, что получила мадам?
     АДАМ. Да!
     АКТЕР. Нет!
     АДАМ. Что "нет"?
     АКТЕР.  Не  видела!  Мадам  не  позволила  помочь ей  переодеться.  Мне
кажется, она вообще меня как-то недолюбливает
     Ева открывает глаза. Адам замечает, что она очнулась, резко меняет тон,
становится на колени, нежно берет за руку.
     АДАМ. Дорогая, тебе надо выпить чего-нибудь освежающего
     АКТЕР. (начинает тараторить) Да-да,  мадам!  Однажды  на рождественском
балу герцогини одной даме стало дурно. Так вот, мой крюшон  с лекарственными
травами оказал  на  нее  просто  чудовищное...  я хотела  сказать,  чудесное
действие!
     ЕВА.  (слабым  голосом,  но  достаточно  твердо)  Вели  этой   мерзавке
убраться!..
     АКТЕР. Но сударыня, я только делала вам искусственное дыхание!
     ЕВА. Какая гадость! (сплевывает и вытирает рот ладонью)
     АКТЕР. (оскорбленно)  Я конечно,  не великосветская  леди, но  свежести
моего дыхания завидовала сама герцогиня Сурдельгольфская, а ее муж...
     АДАМ. (выталкивает ее вон) Брысь!
     АКТЕР  (просовывает  в  дверь  голову  и  победно кричит)  Ее  муж  был
ба-альшим ценителем!
     ЕВА.(тоном следователя) Что за отравой вы собирались меня напоить? И не
смей врать, я все слышала!
     АДАМ. Отравой?..(разыгрывает  недоумение)  В  прошлый раз  у тебя  были
видения, а теперь - слуховые галлюцинации! Не отравой, а крюшоном на травах!
Улавливаешь разницу?
     ЕВА. За какие услуги ты подарил этой твари мою любимую шляпу?
     АДАМ. Во-первых, я никогда не знаю, которая именно шляпа сегодня у тебя
любимая, а во-вторых, просто подарил и все! Девушка старалась!
     ЕВА. Могу представить!
     АДАМ. Психопатка!  Вопишь, чтоб  я не оставлял  тебя  одну, а  когда  я
прихожу, хлопаешься на пол и порешь какую-то чушь!
     ЕВА. Чушь?!  А когда эта  ненормальная скачет по  комнате в моей шляпе,
это тоже видение?!
     АДАМ. О, Господи, Ева! Это просто шутка!
     ЕВА. (возмущенно) Шутка?! Врач объявил больному ангиной, что у него рак
горла. И тот умер от рака горла, так и не узнав, что доктор пошутил! Малыш в
шутку хлопнул  петарду у бабушки  над ухом.  И что?  Старушка  скончалась от
инфаркта!..  Понимаешь?.. Существует граница,  за  которой шутка  становится
смертельной! Как яд гюрзы!
     АДАМ. Выпей и успокойся (подносит ей рюмку)
     ЕВА. Змеиного яду? (отстраняет его  руку) Решил меня угробить? Сам? Или
воспользуешься услугами оборотней?
     АДАМ. У тебя паранойя!
     ЕВА. Н- нет, ты послушай!
     АДАМ. И не подумаю! (разворачивается, чтобы уйти)
     ЕВА.  (хватает  его  за пиджак, тянет  к себе и  истошно кричит) Адам -
Мада!!! Ева - Аве!!! А-а-а!
     АДАМ. (настораживается) Что - что?
     АКТЕР. Кого вы изволили звать, мадам? Меня или горничную?
     АДАМ. (грубо) Закройте дверь!
     АКТЕР. Я давно закрыл двери, сударь. И завел часы
     ЕВА. (истерично) Ха-ха-ха!..
     АДАМ.(сдерживаясь) Проверьте, пожалуйста, не забыла ли кухарка положить
пряные травы Тибета в... о, черт! Куда она должна была их там положить?!.
     АКТЕР. Она не забыла, но если вы сомневаетесь, я проверю
     ЕВА. (сквозь истерический смех) Убедился?..
     АДАМ.  В  чем?  (он  несколько раз  сильно  встряхивает ее  и внятно  и
раздельно  выговаривает ей прямо в  лицо) В этом пансионате до  нас побывали
тысячи людей! И все остались в живых!
     ЕВА. Как кошка герцогини!
     АДАМ. Да! Как кошка! Люди специально приезжают сюда, чтоб встряхнуться!
Подумай  только,  они живут  день  за  днем, и каждый  новый  день  похож на
вчерашний,  потому  что  в нем происходит только то, что  происходит всегда:
ненависть и любовь,  деленная  на возраст! Чем старше человек, тем он тупее,
тем  однообразнее  и  скучнее  его  существование,  даже  если  он  ездит  в
"линкольне" и катает шары в лучших гольф  - клубах планеты!  Только страх не
меняется с возрастом! Слышишь  меня?  Страх  острее  любви  и ненависти!  Он
помогает узнать цену обыденности! Он заставляет цепляться за эту обыденность
и включает все жизненные механизмы!..
     ЕВА. Я ничего не хочу включать! Хочу в Гольф-дель-Сур!
     АКТЕР. Прикажете накрывать?
     АДАМ. Да!!
     АКТЕР. Горничной быть в шляпе или ограничиться традиционной наколкой?
     АДАМ. (раздраженно) Да пусть хоть голой ходит!
     АКТЕР. (вполне  серьезно) Прошу прощения,  сэр, но в декабре в замке не
принято  обнажаться. По традиции такие пожелания персонал исполняет только в
весенне-летний сезон
     ЕВА. (серьезно) Тогда ограничимся традиционной наколкой
     АКТЕР. Какую предпочитаете? Однотонную или в цвете?
     ЕВА. Пусть будет в цвете
     АКТЕР. Будет исполнено, мэм (с достоинством удаляется)
     АДАМ.  Убедилась?  Это  -  игра!  Я  сразу  заметил,  что  они  как  бы
заговариваются, а потом понял! Слушай! (он  хватает рекламный буклет, быстро
листает  его, находит нужную страницу) "За  время пребывания в замке  гости,
как  правило, теряют  лишний  вес, утрачивают  сонливость и  восстанавливают
ослабленный  слух.  Глаза   их  приобретают  характерный  блеск,  походка  -
упругость.   Необычайно   яркие  впечатления   надолго   остаются  в  памяти
отдыхающих, благодаря усилиям персонала и видеокассете, с наиболее забавными
эпизодами приключений"!..(Адам прикусывает язык)
     ЕВА. Чего ты замолчал?
     АДАМ. А?.. Тут, собственно, все... (прячет буклет за спину) Дорогая,  у
тебя потекли глазки!
     ЕВА. Зачем ты подарил горничной мою любимую шляпу?
     АДАМ. (торопливо) Сделал глупость! Но еще не поздно исправить!
     ЕВА. Поздно. Я тоже подарила ей эту шляпу. Теперь отбирать неудобно: ты
ведь не сможешь сказать, что я возражаю
     АДАМ.  Как  ты  великодушна!  (целует  жене  руку) И  чертовски  хороша
сегодня! Только... чуть-чуть умойся ( провожает ее к выходу и, как только за
ней  закрывается дверь,  выхватывает  буклет и читает) "...благодаря усилиям
персонала и видеокассете"... Видеокассете!.. Черт!
     Он  внимательно  осматривает комнату,  ищет,  где может  быть  спрятана
видеокамера, замечает что-то подозрительное высоко в углу, подтаскивает туда
стол, ставит на него стул и лезет  на  эту пирамиду.  Актер подходит  сзади,
придерживает  шаткое  сооружение.   Адам  мельком  оглядывается  на  него  и
продолжает тянуть  шею,  стараясь  разглядеть  под  высоким  потолком глазок
объектива.
     АДАМ. (резко) Все отменяется! Слышишь?  Никаких  крюшонов на мухоморах!
Никаких лекарственных отрав! Ясно?
     АКТЕР. (невнятно) Угу
     АДАМ. Все!.. Все!.. Вся наша болтовня попадет  в прессу! О, Господи!  Я
не  увижу  денег! Я  вообще ничего  не  увижу! Меня  повесят,  четвертуют  и
отправят на электрический стул! Почему  сразу не  доложили,  что  тут кругом
натыканы камеры и жучки?!
     АКТЕР. (скрипуче) Во-первых, чтоб не испортить впечатления от сюрприза,
сударь. А во-вторых, на мухоморах мы  ничего не настаиваем. Это подорвало бы
престиж заведения
     АДАМ. (после паузы) В-вы к-кто?
     АКТЕР.  Дворецкий, мсье. Пришел доложить,  что горничная  почти готова.
Осторожно, сэр!  Этой  высоты  недостаточно,  чтоб  разбиться  насмерть,  но
хватит, чтобы покалечиться! (Адам делает нелепое  движение и валится на руки
Актеру.) Я сразу почувствовал, что ты - мой!. Бэби!..(прижимает Адама к себе
и вдохновенно декламирует)
     ...Ведь любящие видят все при свете
     волненьем загорающихся лиц!
     Любовь и ночь живут чутьем слепого!..
     АДАМ.  (упирается  обеими  руками  в  грудь  Актера) Прекратите  валять
дурака!..
     АКТЕР. Я хорошо валяю дурака!
     Такую роль глупец не одолеет!..
     АДАМ. (судорожно извивается) Отпустите меня немедленно!!.
     АКТЕР. (горестно) Уходишь ты? Еще не рассвело.
     Нас оглушил не жаворонка голос,
     а пенье соловья!
     (понижает голос) Как относится бэби к мимолетным, но волнующим связям?
     АДАМ. А-а-а!!!
     ЕВА (вбегает) Что случилось?!. Приступ?!. Привидение?!.
     Актер разжимает руки, и Адам отлетает на другой конец комнаты
     АКТЕР. Мсье что-то искал под потолком и потерял равновесие. На счастье,
я был рядом
     АДАМ. Не верь ему! Он сам  раскачивал стул!.. Я думал, это горничная...
а она... а оно... то есть... Ева, он сам лезет!..
     ЕВА. (насмешливо) Дорогой, стоит ли поднимать шум из-за какой-то шутки?
     АДАМ. Но это переходит границы!
     ЕВА. Только границы шутки! Считай, что она не удалась!
     АКТЕР. Наколка почти готова, сударыня.
     ЕВА. (усмехается) Общий тон радостный?
     АКТЕР.  Я  бы  так  не  сказал, мэм.  Скорее,  оптимистичный.  Покойная
герцогиня всегда предпочитала осознанный оптимизм беспричинной радости
     АДАМ. (смотрит на него дикими глазами)  Он  - сумасшедший! С ним опасно
оставаться в одном помещении !
     ЕВА. Пожалуй! (ехидно) Но разве это не добавляет остроты в игру? Страх,
как перец, делает блюдо жгучим и пикантным!
     АКТЕР. К  сожалению, в  Рождественской индейке количество перца урезано
до минимума, зато пряных и лекарственных трав кухарка не пожалела!
     АДАМ. Я не буду есть!!
     ЕВА. Выпей рюмочку для аппетита
     АКТЕР. Могу предложить фирменный дворцовый апперетив
     ЕВА. На травах?
     АДАМ. Да пойдите к черту со своей отравой!
     ЕВА. Ну  - ну! Постарайся войти в меридиан! В конце концов, мы приехали
встречать Рождество, а не умирать от беспричинного страха!
     АДАМ. Какого страха?! Минуту назад я чуть не свернул себе шею!
     ЕВА. А что ты искал под потолком?
     АДАМ. Э... э... э...
     АКТЕР. Мсье искал ...
     АДАМ. (быстро перебивает) ...устройство для рождественского фейерверка!
Пиротехнические  кассеты, веселые  петарды, разноцветные конфетти  и елочную
канитель! (поворачивается к воображаемой камере и бодро рапортует) Мы славно
повеселимся! Мы снимем  маски, и  станем как дети! Ха-ха-ха! А все, что было
до того, -  шутка! Розыгрыш! Вранье! Болтовня! (Актеру  строго) Не смейте ко
мне приближаться!
     ЕВА. А что было "до того"? И до какого "того"?
     АДАМ. Ха-ха-ха! До всего! До того, как  "Жена неизвестного" вышла замуж
и стала его женой! А он так и остался неизвестным!
     ЕВА.  (озабоченно)  Подержи  голову  под  краном и  попытайся  повязать
галстук (старается выпроводить его из комнаты)
     АДАМ. (оглядывается на Актера, понижает голос)  Дорогая,  наверное, я в
чем-то  неправ... В Гольф-дель-Сур поле...  на  двадцать семь лунок... Давай
наплюем на все... встретим  Рождество в  машине... а завтра будем скакать по
лужайке, беззаботные, как жеребята
     АКТЕР. Но я уже запер двери, сударь, и горничная старалась!
     АДАМ. Или поедем к детям!.. Представляешь, как они обрадуются?
     ЕВА. (саркастически) Представляю...
     АКТЕР.  Любопытный  факт,  господа!  Когда  вскрыли  завещание  старого
герцога Сурдельгольфского,
     того самого, что прикарманил драгоценности, оказалось, что он  так и не
припомнил  точного  количества своих отпрысков. Зато  к  завещанию  приложил
дневник с описанием семисот тридцати шести охот, в коих его сиятельство имел
счастье участвовать на протяжении жизни
     ЕВА. Представляю, как перегрызлись наследники!
     АКТЕР. Охота -  дорогое  удовольствие, мадам. А  семьсот тридцать шесть
охот в  семьсот тридцать шесть раз  дороже. Так что, безутешным  наследникам
герцог оставил только свой богатый жизненный опыт и кучу долгов
     АДАМ.  Клевета!  Как  у меня  могут образоваться  долги,  если  ты даже
галстуки мне покупаешь сама?!
     АКТЕР. Герцога это тоже всегда огорчало
     АДАМ.  Провокация!  (громко  и  внятно)  Заявляю!  На  всем  протяжении
семейной жизни я довольствовался карманными  деньгами, которые выделяла  мне
супруга! У  меня  никогда  не было чековой книжки,  личного  счета в банке и
кредитной карточки!
     АКТЕР. Какой кошмар!
     ЕВА. Это заявление для прессы? Или отчет сенатской комиссии?
     АКТЕР. Это крик души, мэм
     АДАМ. Но я  не испытывал  неудобств,  потому что моя  жена была щедра и
великодушна! Ибо щедрость - основное свойство ее натуры! Я кончил, господа!
     ЕВА.  Как  всегда, стремительно! Дворецкий, дайте  ему рюмку дворцового
апперетива
     АДАМ.  Не  подходите  ко мне!  (отталкивает  поднос)  Светлый  праздник
Рождества Христова я встречу  в  твердом рассудке,  со  спокойной совестью и
гордо поднятой головой!
     ЕВА. Дорогой, я так хочу, чтоб ты сегодня был  счастлив! Впрочем, ты не
оставил себе выбора! Аминь!
     АКТЕР. (наставительно) Быть счастливыми в  Рождество  совсем не трудно,
сударь. Куда труднее сохранить хотя бы тень этого чувства до следующего утра
     АДАМ.  (трусливо - высокомерно) А  вас вообще не спрашивают! (озирается
по сторонам и крестится) Тень... тень...Я видел где-то тень ангела... Ева, я
видел тень ангела!
     ЕВА. (решительно выталкивает Адама из комнаты и берет Актера  под руку)
Ну, выкладывайте, из-за чего свалка?
     АКТЕР. (напыщенно)
     О, любопытство! Худший их грехов!
     Уводит слабых вдаль, в такую точку,
     откуда им легко узреть конец
     земных забот и стать еще слабее,
     поскольку страх, - как бритва, острый страх! -
     все вытеснит из их голов безумных!..
     ЕВА. (в тон) Короче, стихотворец, я теряю
     остатки драгоценного терпенья!
     АКТЕР.  Вы  прекрасно  импровизируете! Даже  герцогиня  в  лучшие  свои
годы...
     ЕВА. Оставим  же  в покое этот призрак! (деловито)  Какой дьявол загнал
моего мужа под потолок?
     АКТЕР. (оглядывается  по сторонам,  что-то ищет и  не находит) Секунду,
сударыня! Я быстренько его... отловлю... и все станет ясно
     ЕВА. А ему не будет больно?
     АКТЕР. Что вы, мэм! Он даже мяукнуть не успеет!
     ЕВА. Это хорошо. (принимает театральную позу) Лети быстрее сплетни, мой
посланец! Лети!
     АКТЕР. Лечу!
     ЕВА. Лети!!
     АКТЕР. Лечу!!!. (прихрамывая, выбегает)
     ЕВА. (пожимает плечами) Дурдом!
     Ева возвращается к туалетному столику, берет в руки ожерелье, примеряет
его,  откладывает в сторону. Находит театральный  бинокль и наводит на точку
предполагаемого фейерверка. Поднимает  опрокинутый стул,  ставит на стол  и,
подобрав  юбку,  забирается  на  шаткую  пирамиду.  Актер  тихо  подходит  к
туалетному столику и берет в руки ожерелье.
     АКТЕР.   (громко)  Какая  прелесть!   (Ева  замирает,  стул   под   ней
покачивается) Дивная вещица, сударыня, но, к сожалению, не настоящая! Вы  не
огорчились?
     ЕВА. (балансирует, стоя спиной к Актеру) Вы кто?
     АКТЕР. Горничная, мэм
     ЕВА. (осторожно поворачивается) Опять подкрадываетесь?
     АКТЕР. Все дело в моей легкой...
     ЕВА.  (раздраженно)  ...девичьей  походке.  Слышала  !  Куда  подевался
дворецкий?
     АКТЕР. Ой, вы не  поверите! Носится по второму этажу за вашим супругом!
Никогда не видела А-Ве в таком возбуждении! А что вы там делаете, мэм?
     ЕВА.  (неопределенно)  Да так... (переходит  в  наступление)  Зачем  вы
трогаете мое ожерелье? Что за манера все трогать?
     АКТЕР. (неопределенно) Да так... Я была уверена, что состоятельные дамы
не носят бижутерии. Герцогиня, например, дарила  такие  безделушки прислуге.
Думаю, она поступала благородно
     ЕВА. Поменьше думайте. У  вас это плохо получается. И вообще, почему вы
вечно являетесь без зова?
     АКТЕР. Я хотела показать вам традиционную дворцовую  наколку, сударыня.
(распахивает  на груди  рубаху и  демонстрирует  цветную татуировку) Правда,
миленькая татушечка? Общий тон не радостный, но вполне оптимистичный
     ЕВА. Татушечка  - это что?..  Татуировка?..  (смотрит в  бинокль) Очень
неразборчиво написано
     АКТЕР. "Прощай! Прощай! И помни обо  мне!" Замечательные слова, правда?
Принадлежат  первому владельцу замка - герцогу - мученику.  Его жена была...
м-м-м... в некотором роде, шлюхой.  И очередной  хахаль  уговорил ее уморить
опостылевшего муженька
     ЕВА. А-я-яй! И герцог?..
     АКТЕР. (вздыхает)  Скончался!.. То ли  объелся чего-то, то ли опился...
Еще болтали, будто ему налили  настой белены в ухо.  Но я не слишком доверяю
этой версии
     ЕВА. Почему?
     АКТЕР.  (авторитетно)  От  белены,  сударыня,  кроме поноса  и  легкого
помрачения,  ничего  не  бывает. А он все-таки умер! А потом явился сыну - в
качестве привидения - и накрутил против мамаши и  отчима. Сынку этот мамашин
избранник тоже был поперек жизни. Вот он их обоих и... (делает выразительный
жест) тр-ра-ах! Так сказать, избавил от бремени забот
     ЕВА. Неладно что-то в здешнем королевстве!
     АКТЕР. Что-что?
     ЕВА. Бедный мальчик, говорю!
     АКТЕР. Да? Странно! Бедным мальчиком его никто не считал!
     ЕВА. Что значат все богатства мира по сравнению с гибелью во цвете лет?
     АКТЕР. В каком цвете, мадам? После их  кончины, молодой герцог протянул
еще  без малого пятьдесят  лет. Правил прогрессивно,  и даже мудро. При нем,
например, открылась первая в окрестностях публичная библиотека. Он там лично
читал лекции по энтомологии
     ЕВА. Что-что?
     АКТЕР. Такая  наука о жуках, муравьях и козявках.  Особой популярностью
пользовались его курс по бабочкознанию и молеведенью.  Осторожнее, сударыня!
Этой  высоты  не хватит, чтоб убиться насмерть, но вполне достаточно,  чтобы
покалечиться
     ЕВА. Вы кто?
     АКТЕР. Горничная, мэм (делает книксен) Кухарка, мэм  (опять  приседает)
Продолжать, мэм?
     ЕВА. Пошла вон, шпионка! На кухню!  К индейкам! Крюшонам! Корнишонам! (
делает резкий повелительный жест, и сооружение под ней угрожающе  кренится..
Актер кидается  на помощь падающей  даме.)  Кто  дал право?!. Прикасаться?!.
Руками?!. К моему ожерелью?!.
     АКТЕР. Тысяча извинений,  сударыня!  Но оно  такое красивое! И такое...
ненастоящее...
     ЕВА. (визжит) Вон!! Вон!! Вон!!
     Актер задом пятится к дверям, приседая в глубоких реверансах.
     ЕВА.  (подбирает ожерелье) "Ненастоящее"!  Дура!  Между прочим, подарок
жениха!..  (предается  воспоминаниям)   Господи!  Какой  я  была  молодой  и
наивной!..  А  он  был  та-а-ак  влюблен!  Все  сбережения  ухлопал  на  эту
безделушку  !  Честные трудовые  копейки...  Он прятал  ожерелье  в  кармане
комбинезона, и оно пахло бензином... (подносит  ожерелье к лицу, нюхает) А я
уже не помню, где была та бензоколонка...
     АКТЕР. (из-за ее спины) Бензоколонку лучше всего ставить  на  выезде из
города (Ева роняет  ожерелье  и  хватается за сердце) Те,  кто  собирается в
дальнюю дорогу, обязательно прихватят с собой пару резервных канистр,  а те,
что возвращаются - зальют полный бак
     ЕВА. (растерянно) Разумно... У вас есть деловая жилка
     АКТЕР. Кроме того, я думаю открыть при колонке закусочную и магазинчик.
Такую,  знаете, лавочку в колониальном  стиле  -  еда, питье,  автозапчасти,
маечки, трусики, журналы....
     ЕВА.  Та-а-к... И  у  вас достаточно средств  для осуществления  такого
проекта?
     АКТЕР.  Средств у меня достаточно, мэм. А  вот денег абсолютно  нет. Но
ведь деньги - не главное. Как говаривал старина герцог, были бы средства,  а
деньги найдутся!
     ЕВА.  (хмурится)  Вы намерены  делиться  со  мной мечтами или объяснять
поведение моего мужа?
     АКТЕР.  Я попробую объединить эти вещи, мэм (подает ей открытый буклет)
Ваш  супруг  совершенно  не желал  с  ним расставаться.  А  мне после травмы
нелегко бегать по  лестницам. Кстати, вы уверены, что он  так уж болен?  Для
серьезного заболевания в нем слишком много прыти
     ЕВА. Болен, болен!...Что вы мне все суете эту книжонку? Я ее видела уже
раз двадцать
     АКТЕР.   Последний   абзац,  мэм.  (пока  Ева  читает,  он   продолжает
разглагольствовать)  Первый герцог  Сурдельгольфский  когда-то  был конюхом.
Потом стал приторговывать  лошадьми, купил титул, женился, то  есть, сначала
женился,  потом купил  титул...  Хотя  порядок  событий  не  имеет решающего
значения...
     ЕВА. (напряженно разглядывает комнату) И давно работает аппаратура?
     АКТЕР. Всегда,  сеньора!  В  этом  состоит главная  пикантность  нашего
заведения
     ЕВА. (с облегчением) Слава Богу! Завтра же буду в Гольф-дель-Сур!
     АКТЕР. Вряд ли, сударыня. Я уже завел часы
     ЕВА. Господи, как я рада! (прикладывает ожерелье, поворачивается спиной
к Актеру) Застегните... Я знала!.. Чувствовала!.. И все-таки, было как-то не
по себе! Что вы там возитесь?
     АКТЕР. (застегивает  ожерелье, берет Еву за плечи, притягивает к себе и
говорит в самое ухо) Если рядом с бензоколонкой открыть мастерскую и платный
туалет, получится очень гармонично
     ЕВА. (весело) Все! Все! Хватит! Смешнее уже не получится!
     АКТЕР.  Разве  я похож  на остроумца,  мэм?  И  что  смешного  в оценке
перспективы?
     ЕВА.  (пристально  разглядывает  серьезную  физиономию  дворецкого)  Вы
похожи на шантажиста
     АКТЕР. Я же обещал помочь!
     ЕВА. Избавиться от бремени забот?
     АКТЕР. Конечно, мэм. Согласитесь - недешевая услуга!
     ЕВА.  Предупреждаю,  я руковожу крупной корпорацией .  У меня  огромные
возможности
     АКТЕР. Меня это очень обнадеживает
     ЕВА.  За  годы работы  я видела  разнообразные  проявления человеческой
мерзости: меня подставляли, предавали и покупали. Я поступала  аналогично. А
потому, не ждите, что я добровольно выпущу ситуацию из-под контроля!
     АДАМ. (подносит  ей рюмку)  Я  помогу  вам  ее  выпустить, мэм, а потом
подумаем о бензоколонке
     ЕВА.  Не  выйдет, дорогой!  Такая  мелочь,  как  вы, не  заставит  меня
вывернуть кошелек! Я передумала!
     АКТЕР.  Дело за  малым,  сударыня: хорошо бы,  чтобы он тоже передумал!
Задача усложнилась, но ведь она не стала невыполнимой!
     ЕВА. Он не посмеет! Кассета - это улика!
     АКТЕР.  За  ваши  деньги  он  купит  не  только  улику, но и всех нас с
потрохами!
     ЕВА. А вы хотите, чтоб вас с потрохами купила я?
     АКТЕР. Мне не нравится, когда мужик покупает мужика. В этом есть что-то
противоестественное
     ЕВА. (резко) Вы кто?
     АКТЕР. Дворецкий, мэм
     ЕВА. Так вот, когда  пробьют куранты, вы, дворецкий,  распахнете  двери
этого мерзкого дома, и  мы уедем! Слышите? Все! Я, мой бесполезный муж и мой
полезный саквояж! В полном составе!
     АКТЕР. Прекрасно,  мэм!  К этому  времени  я  подготовлю  автомобиль. А
кассету пришлю  по почте. Представляю,  как много полезного  вы  оба  из нее
почерпнете!
     ЕВА. (с  нажимом) Кассету  вы отдадите  сейчас. Насколько мне известно,
эта услуга уже оплачена!
     АКТЕР.  Я  - дворецкий, мэм,  а  не  специалист по  видео. Я  ее просто
напросто не найду!
     ЕВА. (трезво) Когда объявится специалист?
     АКТЕР.  Ну...  полагаю,  после рождественских каникул. Сделает  для вас
копию. Оригинал - по традиции - останется в здешней видеотеке
     ЕВА. Это неслыханно! Вы вторгаетесь в личную жизнь клиентов!
     АКТЕР.  (протягивает  ей  буклет) Мы не делаем ничего, о чем  бы  вы не
знали заранее
     ЕВА. Но я не знала!
     АКТЕР. Это будет непросто доказать
     ЕВА. (холодно) Это шутка?
     АКТЕР. Конечно! Доведите шутку  до конца  и  вы  избавитесь  от бремени
забот! Ваш муж...
     ЕВА.  Мой  муж  даже  примитивнее, чем я  думала! Ведь сколько  энергии
потратил, чтоб заманить меня  сюда и укокошить, и что?  Не  сумел довести до
конца! Струсил!  Отдал  меня на съедение мелкому жулику! О, ничтожество! Ну,
почему он не дочитал этот дурацкий буклет до конца?
     АКТЕР. Как раз, дочитал. Просто не вовремя
     ЕВА. И по-вашему, я должна  платить за то,  что меня не сумели угробить
по техническим причинам?
     АКТЕР. А вы предпочли бы оплатить собственное убийство?
     ЕВА. (запальчиво) Да! Это не так унизительно!
     АКТЕР. Так  в  чем  же  дело? Одно  ваше желание, и мы  с радостью  вам
поможем! Персоналу безразлично, которое из желаний будет оплачено
     ЕВА. В  таком случае,  я желаю немедленно  уехать!  Плачу  наличными по
утроенному тарифу!
     АКТЕР.  Но  я уже  завел  часы, что  перевело данное  желание в  разряд
невыполнимых
     ЕВА. Да плевала я на  ваши часы! Это мое единственное  желание! Хочу  в
Гольф-дель-Сур! Хочу общаться с приличной публикой  и носить любимую  шляпу!
Хочу, чтобы мой муж разыскивал мячики на поле в двадцать семь лунок!
     АКТЕР. (подначивает) Он, без сомнения, прекрасный партнер!
     ЕВА.  (высокомерно)  Он  не  в  состоянии   попасть  клюшкой  по  мячу!
Убожество! Его дело - лазить по кустам, а вечерами - украшать интерьер!
     АКТЕР.  Уверен,  он  украшает  его  тонкой  беседой.  Что-то  такое,  в
экзистенциальном духе?
     ЕВА.  Скорее, в  эксгибиционизском!  Вечерами он  накачивается джином и
щиплет девок за ляжки!
     АКТЕР. Так он... хм-м... как бы это выразиться... женолюб?
     ЕВА. Ха-ха! Не то слово! Потаскун!
     АКТЕР.  Мадам,  я думаю  вы  слишком  строги. Отсутствие  воспитания  и
внешнего лоска часто искупается врожденной теплотой и чуткостью, например, к
детям
     ЕВА. Как же, разбежались! Детей  он терпеть не может! Мой супруг просто
дохнет от зависти, потому что им-то я уже все завещала!
     АКТЕР. (вдумчиво) Они так богаты?
     ЕВА. Астрономически! Возможности этой сладкой парочки ограничены только
их  потребностями,  черт побери! А у  их папаши просто  чесотка  начинается,
когда он сравнивает некоторые цифры!
     АКТЕР. (с сомнением) Ну, может, господин любит домашних животных?
     ЕВА. Что?!! Он специально наступает на хвосты моим кошкам!  Потому  что
кошкам я тоже кое-что завещала !
     АКТЕР.  Кошмар!  И  такой  хунвейбин  живет  в  цивилизованном обществе
периода расцвета заката?!
     ЕВА.  Он  пожалеет,  что  вообще родился на свет!  Не сметь ему  ничего
подсыпать! Слышали? Я сама! Я придушу его собственными руками!
     АКТЕР. (громко декламирует) Сюда, ко мне, злодейские наитья,
     в меня вселитесь, бесы, духи тьмы!
     Пусть женщина умрет во мне. Пусть буду
     я лютою жестокостью полна!
     ЕВА. (с пафосом) Клянусь, он мне заплатит за обиды!
     АКТЕР. Сюда, ко мне,
     невидимые гении убийства!
     И вместо молока мне желчью бюст
     наполните!
     ЕВА. (подозрительно оглядывает его фигуру) Какой бюст?
     АКТЕР. Неважно!  Ваш  супруг  в данный момент  поймал  здешнюю  кошку и
отдавливает ей  хвост!  Неужели вы позволите ему издеваться  над беззащитной
тварью?!
     ЕВА. Никогда! Все завещаю всемирному фонду защиты бродячих животных! Он
у меня попляшет!
     АКТЕР. Лети быстрее сплетни, месть святая! Лети!
     ЕВА. Лечу!
     АКТЕР. Лети!!
     ЕВА. Лечу!! (вылетает из комнаты)
     АКТЕР. (отдувается, вытирает  пот) Дурдом! (не успевает  он отдышаться,
как в комнату робко просовывается Адам)
     АДАМ. (тревожным шепотом) Ушла?
     АКТЕР.  Вот  зараза!  Ну, ни секунды  покоя! (тоненьким голоском) Ушла!
Убежала! Улетела! Фр-р-р! Как ведьма в ступе!
     АДАМ. А -а... почему?..
     АКТЕР. Почему - почему! По кочану! Сначала свалилась оттуда (показывает
на "пирамиду"),  потом  всех  обругала и - фью-ить!.. Вы  уверены, что у нее
больное сердце? Что-то не похоже!..
     АДАМ. (подбирает буклет) Она что... читала?!.
     АКТЕР. (злорадно) А как же!
     АДАМ. Ну, все! Приехал! Похоронит!
     АКТЕР. Зачем же так убиваться, сударь! Куранты еще не пробили, а крюшон
у меня уже давно готов!
     АДАМ. (зажимает ему рот и шипит) Идиотка! Здесь же кругом камеры!
     АКТЕР. А!  (беспечно отмахивается ) За такие деньги можно сломать любую
аппаратуру! Ведь мы завтра будем астрономически богаты!
     АДАМ. Мы?.. Ты хочешь сказать...
     АКТЕР.  (весело)  А   как  же!  Такие  услуги,  сэр,   стоят  недешево!
Приблизительно половину!
     АДАМ. Ты что себе возомнила?! Приблизительно какую половину?!
     АКТЕР.  Приблизительно большую! Не забудьте,  мсье, вы кое-что мне  уже
обещали!
     АДАМ. Шляпу! И я ее тебе подарил!
     АКТЕР. А упоительные мгновения счастья?
     АДАМ. Не смей ко мне приближаться!
     АКТЕР.  (передразнивает)  Вы  что это  себе возомнили, сударь? Чтобы я,
потомственная девственница, отдалась без глубокого взаимного чувства первому
встречному? Даже не уточнив особенностей его анатомии?!
     АДАМ.  (оскорбленно) Это ты брось! Нет у меня никаких особенностей! Я -
обычный! Даже Ева признала этот факт! И не прикасайся ко мне! От тебя соусом
несет!
     АКТЕР. Очень  нужно!  Знаете, какое мгновение  будет самым упоительным?
Когда мы разделим  содержимое саквояжа и разъедемся по разным полушариям! Вы
забудете о  кошках, я... о мышках, а счастье каждый отыщет самостоятельно! С
такими-то деньгами!
     АДАМ. (высокомерно) Это  - шутка!  Сегодня....  то есть...  я вообще не
собираюсь травить жену!
     АКТЕР.  Тем более! Зачем придавать  широкой огласке сокровенные  мысли?
Это обостряет желудочные заболевания и портит карьеру! Подумайте, что значат
какие-то деньги по сравнению с безвременным уходом?
     АДАМ. Откуда?
     АКТЕР. Отовсюду! Ну? Согласны?
     АДАМ. Нет!!
     АКТЕР. А разве у вас есть выбор?
     АДАМ. Моя жена...
     АКТЕР. ...вопила,  что удушит  вас  собственными  руками!  Думаете, она
шутит?
     АДАМ. Просто фигуральное выражение! Не посмеет! Кассета!.. Это - улика!
     АКТЕР. Ах, сударь!  С ее состоянием купить улику так же  просто,  как и
всех нас с потрохами!
     АДАМ. А почему ты решила, что тебя куплю я?
     АКТЕР. Нехорошо, когда женщина покупает женщину. Противоестественно.  К
тому же ваша жена - ненормальная. Она чуть не покусала  меня из-за какого-то
дешевого ожерелья!
     АДАМ. Какого ожерелья? Все  ее драгоценности спрятаны в... (соображает)
А-а! Это же... Оно такое белое с синеньким? И в середине золотое сердечко?
     АКТЕР. Угу. Сердечко.  С синеньким. Вцепилась в  него, как  младенец  в
соску и орала благим матом
     АДАМ. (гордо выпячивает грудь) Да что ты понимаешь, кухарка? Это же мой
свадебный подарок!
     АКТЕР. Неужели? Теперь ясно, почему госпожа вами так недовольна!
     АДАМ. (умиленно) Сохранила!.. Помнит!.. Дорожит!.. А я, мерзавец, такое
выдумал!..
     АКТЕР. (трезво и холодно) В общем так: с вас полсаквояжа! А там - поите
ее крюшоном, не поите, хоть сами пейте ! Хоть в унитаз вылейте!
     АДАМ.  Но  это шутка!  Ты  так  долго  не  выезжала  из  поместья,  что
окончательно утратила связь  с реальностью! Ха-ха-ха! Да мы разыгрываем друг
друга три раза в день! Даже чаще!
     АКТЕР. Охотно верю! Но поверят ли избиратели, господин будущий сенатор?
Вы  же знаете  нашу прессу: только дай что-нибудь  слегка поджаренное,  а уж
газетчики  доведут до полной готовности! И  посолят, и поперчат, и скипидара
плеснут на оголенные места - для пикантности. И это на ровном месте. А вы-то
за пару часов наболтали не на один общественный скандал!
     АДАМ. (грозно) Это шантаж?
     АКТЕР. (весело) А как же! Но я оставляю  вам возможность выбора. Можете
уговорить вашу супругу просто поделиться со мной своими сокровищами
     АДАМ. Как?!
     АКТЕР.  Ласково!  Объясните,  например,  что  от   этого  зависит  ваша
политическая карьера
     АДАМ. Она  о ней  слышать  не  желает! Проще уговорить ее финансировать
разведение ананасов в среднем Нечерноземье!
     АКТЕР. (серьезно) Нечерноземье не  годится: только  заикнись, и  оттуда
повалят ходоки... Потом не  отобьешься... Та-а-ак... а если...  взять кредит
на постройку гольф - клуба? Ну, скажем, на тридцать одну лунку?
     АДАМ.  Ха-ха-ха!  Скажи еще - на  оборудование  кошачьего  отеля!  Я же
терпеть не могу ни кошек, ни гольфа!
     АКТЕР.  Да  -  да, припоминаю... Мадам грозилась составить завещание  в
пользу фонда бродячих животных
     АДАМ. Вот стерва!
     АКТЕР. А клиника для душевнобольных и наркоманов?  Это начинание должно
всколыхнуть ее материнские чувства
     АДАМ.  У  нее материнских  чувств  меньше,  чем у  блохи!  Презентации,
инвестиции, борьба с конкурентами и битва за вечную  молодость!  Знаешь, что
она меня однажды спросила? Не пора ли подарить нашей дочурке пони? Я чуть не
рухнул!  Наша детка в  ту  пору  с упоением делила время между  владимирским
тяжеловесом и племенным орловским жеребцом ..
     АКТЕР. Ваша дочь увлекается верховой ездой?
     АДАМ.  Оставь  эти грязные намеки! Лучше думай,  на что  мне  выпросить
денег.  Ведь  если брать деньги,  потом придется  что-нибудь  представлять в
доказательство.  Хотя  бы  фундамент.  И  если  я не построю фундамент,  она
построит для меня персональный морг!
     АКТЕР. (сочувственно)  За  этим дело  не станет! Слышали бы вы, сударь,
как  она  ругалась!   А  глаза  злющие  -  совсем,  как  на  портрете  "Жены
неизвестного"! "Не стану, - кричала, - платить за то, что меня не  укокошили
по техническим причинам! Это унизительно!"
     АДАМ. Все! Приплыл!
     АКТЕР. Крюшон готов, сэр, двери заперты, куранты пока молчат...
     АДАМ. Что делать?!
     АКТЕР.  Повязать галстук и достойно встретить судьбу. Все равно другого
выхода. нет
     АДАМ. (хорохорится)  Я без  боя не сдамся! В конечном счете,  она  сама
меня толкнула на это! Она...
     АКТЕР.  ...унижала,  топтала,   ругала,  издевалась  и   сама  покупала
галстуки!
     АДАМ. Да!
     АКТЕР. Шельмовала,  помыкала, пользовала и заставляла искать мячики для
гольфа!
     АДАМ. Да!
     АКТЕР.  Презирала, плевала,  осмеивала, пренебрегала и  назло разводила
кошек!
     АДАМ. Да!
     АКТЕР. Так что вы здесь торчите, как старый какаду в клетке? Вперед!
     АДАМ. (с воодушевлением) Куда?
     АКТЕР.  (театрально выбрасывает  вперед руку)  Туда,  где все искупятся
обиды! Лети!
     АДАМ. (окрылено) Лечу!
     АКТЕР. Лети!
     АДАМ. Лечу!! (уносится по указанному направлению)
     АКТЕР.  Дур - дом!.. (переламывается пополам в  поклоне. Руки бессильно
свисают до самого пола)



     Гостиная. Длинный  обеденный  стол . Полумрак, свечи,  шкуры, старинное
оружие,  "Портрет  неизвестного", "Портрет  жены  неизвестного",  телефонная
трубка на лосиных рогах. Рога отбрасывают на стену крылатую тень. Адам и Ева
входят с противоположных сторон - враждебные, разъяренные, готовые к бою. Из
средней двери появляется Актер с подносом

     АКТЕР.   (громко  выкликает)   Первый  дворцовый  апперетив!  "Фантазия
господина"! (Адам и Ева молча ждут, пока он обнесет их и удалится)
     АДАМ. (нюхает  бокал и  делает осторожный  глоточек)  На  вкус  ничего.
Только чем-то припахивает
     ЕВА. (язвительно) Дерьмом. Так сказать, запах веков
     АДАМ.  Дорогая,  я  тоже  узнал  о тебе  массу  любопытного,  но  я  же
воздерживаюсь от оскорблений
     ЕВА. Ах, ты  воздерживаешься?! Скажите пожалуйста,  какое благородство!
Сам  втравил  меня  в  грязную  интригу,  облил   помоями  светлый  праздник
Рождества, замыслил преступление, отдал кухарке мою любимую шляпу - а теперь
воздерживаешься?!
     АДАМ. Сама виновата! Дала бы мне денег сразу...
     ЕВА. Денег?! Сразу?! Зачем?
     АДАМ. Как зачем? Я хочу быть сенатором
     ЕВА. Кретин!  Между твоим желанием и обычными результатами - Марианская
впадина! За пять первых  лет  супружества ты спустил  на  свои  затеи  целое
состояние! Я же  тебе не препятствовала! Чем ты только ни занимался и  везде
прогорел до  тла! Когда ты  вложил  кучу  денег  в  несуществующую трастовую
компанию, у меня впервые случился сердечный приступ! Мне стало казаться, что
если ты задумаешь делать гробы - люди перестанут умирать!
     АДАМ. Все могло быть иначе, если  бы ты согласилась использовать меня в
собственном деле
     ЕВА. Что?! Пустить  тебя в сад, который возделывали мои предки?! Тебя -
гусеницу - плодожорку?!
     АДАМ. Сама ты... амазонская моль
     ЕВА.  А когда ты стал  изображать из себя плейбоя?  Когда ты шлялся  по
девкам  и гонял на автомобилях? Когда на  светских раутах напивался до белых
веников и падал мордой в  салат, унижая  своим  видом род человеческий?.. О,
как  мне хотелось дать тебе пинка! Такого пинка, от которого бы твоя задница
превратилась в синий блин, но я воздерживалась!
     АДАМ.  Ты не  дала мне  пинка, потому что я  - твоя  собственность! Кто
однажды  попал  тебе  в  руки,  прилипает  к ним  намертво! Ты  просто  не в
состоянии  разжать  пальцы. Да, любимая, это  - наследственное  свойство, от
предков садоводов.
     ЕВА. Неблагодарная свинья! Без меня ты бы до скончания веков  торчал на
бензоколонке! Это я подарила тебе райские кущи!
     АДАМ.  А ты сама пробовала жить в раю, из которого каждую секунду могут
выпереть?  В  саду, где  пересчитаны  все яблоки, а на  газонах таблички "Не
наступать! Частная собственность!"?
     ЕВА.  Ничтожество! Эксгибиционист  паршивый!  Выхлопной  газ!  Уничтожу
собственными руками!
     АКТЕР. (бесстрастно) Второй дворцовый апперетив! "Шалости госпожи"!
     ЕВА. (сдерживается,  берет бокал)  Ничего...  хотя выглядит не  слишком
аппетитно
     АКТЕР.   Дуализм,  сударыня   .  Во  всяком  явлении   наблюдаются  как
положительные,  так  и   отрицательные  моменты.  Как   говаривала  покойная
герцогиня, "хорошо, что есть Рождественская индейка, но слава Богу, что  она
бывает только на Рождество"
     АДАМ. Кстати, об индейке. У меня начинаются голодные колики
     ЕВА. (злорадно) Это приступ! У тебя такой больной желудок!
     АКТЕР. Кухарка  уже украшает блюдо сборным гарниром из грибов, овощей и
зелени
     АДАМ. Может, она запекает  не  индейку,  а  страуса? Давно  пора чем-то
закусить ваши "Фантазии" и "Шалости"!
     АКТЕР. Это не мои фантазии, сударь. (в дверях  оборачивается) Индейка и
крюшон - самые изысканные блюда дворцового меню.  Оплата за них не  входит в
стоимость путевки.  Но  они так оригинальны,  что обычно за них отдают целое
состояние. Не так ли, господа?
     ЕВА. (мужу) Та-ак... Будем отпираться?
     АДАМ. (поспешно)  Грязный поклеп! Я  же ничего такого  не  имел в виду!
Так,   болтал   сдуру!  Хотел   тебя  припугнуть,   не  больше!..   Чтоб  ты
раскошелилась...  А чтоб всерьез  - ни-ни! А  тут, веришь, такая  западня!..
Капкан!  Мышеловка!..  Откуда  я  знал,   что  эта  мерзавка  заломит  такую
несуразную цену!
     ЕВА. И почем страх в магазине маленькой торговки?
     АДАМ. (обреченно) Горничная требует полсаквояжа
     ЕВА. Ого!  Дворецкий  значительно  скромнее. За  избавление от  бремени
забот он просит всего лишь бензоколонку с платным сортиром. Видишь, дорогой,
насколько дешевле ты стоишь!
     АДАМ. Перестань! Нашла время для издевок! Подумай лучше,  как выбраться
отсюда с минимальными потерями
     ЕВА. Запросто! Минимальная потеря - ты!
     АДАМ. Шутишь?
     ЕВА. Нисколько! Во-первых, ты заварил кашу,  и будет  справедливо, если
сам за  нее  и  расплатишься. Во-вторых,  цена  за  твое...  м-м-м... острое
заболевание  со скоропостижным  концом значительно ниже  половины  стоимости
драгоценностей и прочих ценных бумаг в моем саквояже. А в-третьих...
     АДАМ.  Не  желаю слушать эту  околесицу! Если на то пошло, я  сам напою
тебя крюшоном!  Во-первых, ты разрушила мою  жизнь. Во-вторых,  произвела на
свет  ущербное  потомство. И в-третьих,  мир отблагодарит  Бога постом, если
такой бульдог  навсегда разожмет челюсти, сомкнутые на его горле! Это  будет
минимальная потеря для человечества!
     ЕВА. А в  твоем лице человечество, без сомнения, многое приобретет! Ты,
как старый герцог, оставишь наследникам описание семисот тридцати шести охот
на девиц, дам и прочих проституток!
     АДАМ. Ложь!  При наличии средств я организую  клинику для наркоманов  и
разведу ананасы в среднем  Нечерноземье!  Я  спасу голубого кита и проведу в
сенате законопроект об уравнивании доходов населения! Я...
     ЕВА. ...вступлю в секту мормонов и  построю город Солнца! И та-та-та! И
тра-та-та! Дорогой, у тебя от голода начинается помрачение.
     АДАМ. ...использую все средства на удовлетворение...
     ЕВА.  ...собственных амбиций и комплексов!  Отдыхай!  Ты  будешь жрать,
пить, шляться, менять автомобили  и  галстуки - словом,  делать все то,  что
делал до сих пор,  но  с приятным ощущением безнаказанности. А когда  деньги
закончатся - застрелишься
     АДАМ. Никогда!
     ЕВА. Никогда не закончатся или никогда не застрелишься?.. Если "никогда
не  закончатся", то вынуждена тебя огорчить. Чтобы они  не закончились, надо
трудиться, то есть делать то, что тебе абсолютно несвойственно!
     АДАМ. (хорохорится) Я всегда могу найти работу на бензоколонке!
     ЕВА. Но работа заправщика не предполагает трехразового питания и прочих
сволочных излишеств,  к  которым ты привык. Так что,  лучшее для тебя - жить
при мне. Вопрос в  другом, на черта мне нужен такой  балласт,  а?..  С одной
стороны,  опасно  доверять  убийство  прислуге, но  с  другой,  бензоколонка
обойдется мне дешевле твоего содержания в последующие лет пять...
     АДАМ.  Дорогая,  не  время  для  арифметики!  Ты  убедительно  доказала
собственное превосходство.  Кое  с чем  я даже согласен. Но главное сейчас -
избежать огласки!
     ЕВА. Твое предложение?
     АДАМ.  Давай...  отдадим им  то,  что они просят,  а?..  Заплатим  этим
рэкетирам и забудем!..
     ЕВА. За что заплатим?! За невыполненную работу?!
     АДАМ. (умоляюще) За молчание! Только за молчание!
     ЕВА.  Дорогой мой, за молчание платят всю жизнь. Или не платят вообще -
когда некому. Такой вариант меня устраивает больше
     АДАМ. Ты что?.. Хочешь их... того?..
     ЕВА. (бесстрастно) Именно
     АДАМ.  Нет!  Нет!  Нет! Это  средневековье!  Мы попадемся!  Нужно найти
цивилизованный выход!
     ЕВА. Найди! Кто мешает?
     АДАМ. А если так:  вынимаем из  саквояжа содержимое, напихиваем бельем,
носовыми платками  и галстуками.  А когда  горничная  отдаст кассету, честно
вручаем ей полсаквояжа!
     ЕВА.   Браво!   Первые  проблески  творческой   мысли!  А  как  быть  с
бензоколонкой?
     АДАМ. (вздыхает) Придется купить.
     ЕВА. Ладно, там разберемся! Давай ключ!
     АДАМ. (колеблется) Ты давай! Это я придумал!
     ЕВА. Ну, хорошо! Вместе!
     (После  секундного  недоверия  они  достают ключи.  Каждое  движение  -
ожидание  подвоха.  Одновременно  вставляют  ключи  в скважины, одновременно
поворачивают их, одновременно берутся  за ручку саквояжа. Далее - двигаются,
как сиамские близнецы)
     АДАМ. (вкрадчиво) Надо высыпать в мой чемодан
     ЕВА. Почему в твой?
     АДАМ. Моя комната ближе
     ЕВА. (покладисто) Ладно, иди за чемоданом
     АДАМ. (настораживается) Пожалуй... м-м-м... твой чемодан вместительнее
     ЕВА. (отрезает) Не уйду, не надейся!
     АДАМ. Погоди! (тащит Еву к столу, как бобика  на поводке.  Не  выпуская
саквояжа из руки, сдергивает с плеча жены легкую шаль  и пытается расстелить
ее на столешнице. Ева одной рукой помогает ему. Вывернув содержимое саквояжа
, они дружно связывают шаль узлом.) Теперь надо набить саквояж твоим бельем
     ЕВА. Лучше твоими галстуками
     АДАМ.  Не  капризничай!  Ты  же понимаешь,  что  его  необходимо чем-то
наполнить!
     ЕВА. Понимаю. Но  одного  тебя не оставлю (стягивает  с  себя  чулки  и
бросает их в саквояж) Твоя очередь!
     АДАМ. Черт побери! (кладет в саквояж носовой платок)
     ЕВА. (вынимает  из прически заколку, и волосы падают на плечи эффектной
волной) Ну как?
     АДАМ. (восхищенно) Хай фай! (развязывает галстук)
     ЕВА. А вот так? (выуживает из-под платья бюстгальтер)
     АДАМ. Ты просто хулиганка! (лихо выдергивает брючный ремень)
     ЕВА. Оп-ля! (снимает трусики)
     АДАМ. (изумленно) Милая! (присаживается, увлекая  за собой на пол жену,
и  пытается  расшнуровать  ботинок)  Мы сбросим  все, и  станем как  дети!..
Неважно, что я уже ночевал в твоей постели в этом месяце!..
     ЕВА. (томно) Совсем неважно, дорогой! (нежно целует его) Обними меня! У
тебя такие сильные руки!..
     АДАМ. Как я могу тебя обнять, когда они у меня заняты?  (кивает на узел
)
     ЕВА. А ты брось его...
     АДАМ. Бросить?... Сейчас?.. (вполне трезво) Как же!
     ЕВА. (разочарованно) Зануда!
     АДАМ. Провокатор!  (стягивает  с  ноги  носок,  бросает его в  саквояж)
Достаточно!
     Двигаясь в  обратном порядке, они закладывают  саквояж в  сейф. Скрипит
дверь, и супруги быстро запихивают узел под стол
     АКТЕР.  (торжественно)  Рождественская  индейка в соусе  "Далай  Лама"!
Рекомендуется есть горячей
     АДАМ. (заискивающе) Как пахнет!
     ЕВА. (неопределенно) Наверное, личный аромат Далая
     АКТЕР. (раскладывает мясо  по тарелкам) Пряные травы Тибета по традиции
собирают на  рассвете, когда  капли  росы  вбирают  в себя первое  солнечное
тепло. Считается, что в этот час растения напоены земными и небесными соками
одновременно. Что вы предпочитаете, мадам, грудку или окорочек?
     АДАМ. (нетерпеливо) Мне грудку! И окорочек! И побольше гарнира!
     АКТЕР. Наша покойная герцогиня  часто посвящала собиранию трав утренние
часы
     ЕВА. Ваша герцогиня бывала в Тибете?
     АКТЕР.  Нет,  мэм.  Травы  она  собирала  в имении.  Ведь  травы  везде
одинаковы.  Пряными  их делает горечь  воспоминаний... или уксус несбывшихся
надежд
     АДАМ.  (судорожно глотает) А  этот... гарнир?.. Тоже собран  в  здешних
полях?..
     АКТЕР.  (с  достоинством)  Думаю  да, сударь.  Хотя лично  к  этому  не
причастен. Мое дело - следить, чтобы традиции замка не нарушались без особой
нужды
     АДАМ. О, Господи! (хватается за живот) Кажется, начинается приступ!..
     ЕВА. Да ладно тебе! Не нравится - не ешь!
     АКТЕР. Господа, до боя курантов остались считанные минуты. Не хотите ли
вы произнести что-нибудь соответствующее торжественности момента?
     АДАМ. (спохватывается) Хотим...  Мы с женой  решили... м-м-м...  как бы
это поточнее выразиться...
     ЕВА. (строго) Не мямли! (сползает со стула  и ногой пытается придвинуть
узел поближе к себе)
     АДАМ. (взволнованно) Не ползи под стол! Это непорядочно!
     АКТЕР. (участливо) У мадам начинается приступ?
     ЕВА. (принимает нормальное положение) Не дождетесь!
     АДАМ.  (лезет  под  стол  и  восстанавливает  справедливость)  Детально
обсудив  ситуацию...  мы  пришли  к  некоторому...  консенсусу  и  решили...
удовлетворить ваши требования!
     ЕВА.  При условии, что оригинал-кассету  вы отдадите немедленно! И  без
фокусов! Никаких копий и повторного вымогательства!
     АКТЕР.  Я в недоумении,  господа... Даже  не знаю, что ответить... Я не
улавливаю... что вы там делаете под столом
     АДАМ. (грубо) Не  твое  дело!  Получай свою бензоколонку с сортиром и -
большой привет!
     АКТЕР. А зачем мне... бензоколонка?
     ЕВА. Не вздумайте набивать цену!
     АДАМ. Отлично, дорогая! Ему не нужна бензоколонка!
     ЕВА. Дурак! Значит, ему нужны две бензоколонки!
     АКТЕР. Я предпочел бы...
     ЕВА. Стоп! Закрыли торговлю! Я думаю, с горничной мы  сговоримся легче!
Может быть, скажете, что и ей ничего не нужно?
     АКТЕР.  За вашу  горничную я расписываться не  стану.  Возможно, ей  вы
что-то и задолжали
     ЕВА. Наша горничная получает жалованье, а вот ваша...
     АКТЕР. (пожимает плечами) Но  в замке нет горничной,  и, следовательно,
вы никому ничего не должны!
     АДАМ. (воспрянув духом) Ну? Я говорил, что все обойдется?
     ЕВА. Как это  нет горничной? А  "прислуга за все"?  Эта наглая девица в
моей любимой шляпе?
     АДАМ. Да-да! В шляпе с пером!
     АКТЕР. Ах, с пером! (напяливает на себя шляпу) С этим?
     АДАМ. В-вы к-кто? Горничная?
     АКТЕР. (насмешливо) Я - не она! Она...
     АДАМ. (ахает) Сбежала!!
     АКТЕР. Почему сбежала? Официально отпущена на  рождественские каникулы.
И кухарка, и дворецкий...
     ЕВА. Ми-и-инуточку! Вы кто?
     АКТЕР. (добродушно) Привидение. А вы кого  ждали? (цитирует) "За долгие
века в замке произошло множество романтических историй с трагическим концом.
Не удивительно, что он наводнен призраками, тенями и привидениями..."
     ЕВА. (пронзительно)  А-а-а!  Ве!..  А-а-а!.. (кидается  к мужу) Что  ты
стоишь, как столб? Зови на помощь!
     АДАМ. (слабеньким голосом) Ма - да!.. Ма - да!..
     АКТЕР. (сочувственно)  .  Здесь  нет даже эха. Кроме того,  отсутствуют
грызуны.  Ничего не  могу  сообщить о  наличии теней и призраков, но за одно
привидение я вам ручался. Так что, никакого обмана
     АДАМ.  (истерически)  Ха-ха-ха! Тень! (тычет  пальцем  в стенку)  Я  же
говорил, что видел тень ангела!
     АКТЕР.  Это  рога, сударь. В былые времена они украшали голову молодого
могучего лося. Вы когда-нибудь видели ангела с рогами?
     АДАМ. Н-не-ет...
     АКТЕР. А вообще, ангела видели?
     ЕВА. Ни - ког - да
     АКТЕР. Правильно! По моим наблюдениям, вы ангелам не компания. Так что,
придется довольствоваться простым привидением (садится за стол, придвигает к
себе блюдо )
     АДАМ. (робко) Привидения не питаются грубой пищей!
     АКТЕР.  Да? (отхлебывает  из бутылки) Вы часто с ними виделись?  (У Евы
начинается нервная икота) Попейте, мадам! Икота не украшает Рождество!
     АДАМ. (механически) Лучшее средство от икоты - поза аиста
     АКТЕР.  Совершенно верно! Ну-ну!  Не пытайтесь  меня  потрогать! Что за
манеры?  Только  приехали,  а  норовят  все   перетрогать!  Будто  языка  не
хватает!..
     АДАМ.  (шепчет) Может, все к лучшему, а?  Дорогая,  с одним привидением
договориться легче, чем с горничной и дворецким
     АКТЕР. Ой, не смешите!  За двадцать лет вы  не удосужились договориться
даже  друг с другом!  А  уж с  потусторонней субстанцией!.. (делает свирепую
физиономию и протяжно воет) Оу-у-у!.. Иу-у-у!.. Ау-у-у!..
     ЕВА. Хочу домой! Хочу  в Гольф-дель-Сур! Вы  обещали  выпустить  нас  с
первым ударом курантов!
     АКТЕР. Первый удар курантов вы проворонили, сударыня. Следовательно, не
встретили Рождество. И  ваши души не  слились в благоговейном порыве, и руки
не  соединились  в  пожатии,  и  из  глаз  не  выкатилось  ни  единой  слезы
умиления!..  Вас  не  объединили  ни  радость,  ни  горе,  ни  страх!  Вы  -
безнадежны!
     АДАМ. Но мы  уже почти  сговорились! Вы не можете лишить нас последнего
шанса!
     АКТЕР.  (равнодушно) У вас нет последнего шанса.  Каждый из вас уверен,
что деньги - это власть. А властью не делятся
     ЕВА. (отчаянно) Перестаньте жевать, когда разговариваете с дамой!
     АКТЕР. Вас раздражает? Но вечер в вашем обществе так обострил некоторые
грани моей натуры, что я готов съесть даже таракана или паука (делает резкое
движение) А-м!
     АДАМ. Не зли его! Голодное привидение гораздо опаснее сытого.
     АКТЕР. (вздыхает) Поначалу я хотел распахнуть двери с боем курантов. Но
потом решил, что  человечество  только выиграет,  если вы  вообще  отсюда не
выйдете
     ЕВА. (пытается вернуться к деловому тону) Ваша окончательная цена?
     АКТЕР.  Грубо,   мадам.  И  неинтеллигентно.  Как  человек  знакомый  с
экзистенциализмом,  вы  должны  понять  неизбежность  исхода.   Единственным
примирением для вас может стать только общая смерть
     ЕВА. Вы что, с ума съехали?
     АДАМ. (примиряюще хихикает) Дорогая, он шутит!
     АКТЕР. (вытирает руки о скатерть)
     Смерть завершает круг земных сует.
     Как благостно, когда по воле Рока
     желания погаснут, зависть сгинет,
     и вас двоих окутает покой!..
     ЕВА.  (подскакивает,   как  ужаленная)   Только  посмей,  упырь!   Тебя
расстреляют, четвертуют и посадят на электрический стул!
     АДАМ.  (заискивающе)  Интеллигентные ...  м  -  м -  м... так  сказать,
субстанции... всегда могут договориться
     ЕВА.  Я  устрою  вашему  притону  космические   неприятности!   Мировую
обструкцию! Вы обанкротитесь!..
     АКТЕР. (меланхолически) Я только дух!
     А дух - ненаказуем!..
     Лишь свет дневной
     мне в силах навредить!..
     АДАМ. (суетливо) Где выключатель?!
     АКТЕР.  (откровенно  развлекается) Собираетесь  включить  солнце?.. Или
выключить луну?
     ЕВА. (держится за сердце) Мне плохо!..
     АКТЕР. Еще бы! Крюшон - коварный напиток!
     АДАМ. Ой! (ощупывает живот) Но нам не подавали крюшона!
     АКТЕР.   Дворцовые  апперетивы  отличаются   от  него  только  красотой
названий! Традиция, сэр.
     АДАМ. Нужно немедленно выпить раствор марганцовки!
     ЕВА. Я не ношу с собой раствора марганцовки!
     АДАМ. (бросается к дверям) В машине!.. Аптечка!
     АКТЕР. Вы не встретили Рождество. Я не могу отпереть. (поднимает бокал)
За исполненье главного желанья!
     ЕВА.  (мужу) Людоед! Все-  таки сговорился  с  этой... субстанцией?! Ты
горько пожалеешь!
     АКТЕР. Не пожалеет, мадам. Ему так же некогда, как и вам
     АДАМ.  (убежденно) Вранье! Запугивание с целью наживы! (жене)  У  меня,
кстати, ничего не болит!
     ЕВА. (подозрительно) А почему у тебя ничего не болит?
     АКТЕР. (напыщенно) Пока еще звонок не прозвенел,
     и ангелы к суду не вострубили!..
     Но этот миг уже не за горами!
     (подходит  к  крылатой  тени на стене)  Приятно  иметь дело  с  людьми,
наделенными воображением. Ишь ты, "тень ангела"! И правда, похоже!
     ЕВА. (яростно) Это - рога!
     АДАМ. (поддерживает) Никаких ангелов!
     АКТЕР. Конечно, рога, господа!.. И никаких ангелов. И это печально...
     ЕВА. Чушь!
     АДАМ. ( берет ее за руку) Бред!
     ЕВА. Шутка!
     АДАМ. Розыгрыш!
     ЕВА. Мис-ти-фи-ка-ци-я!
     АДАМ.  На-ду-ва-тель-ство!  (с  каждым  новым  определением  голоса  их
движутся вверх  по истерическому  крещендо. Актер  дирижирует бокалом. Резко
звонит телефон, и супруги замолкают, как захлебываются)
     АКТЕР. Ага! Вот  и первый ангел вострубил! Пора,  -  говорит, - пора! И
помни обо мне!
     (Адам хватается  за желудок,  Ева за  сердце, и  они  оседают  на  пол,
проваливаясь то ли  в  обморок, то ли в смерть. Актер берет трубку телефона)
Хел-л-оу!.. Я-а... И вас также... (нагибается над Евой, оттягивает ей  веко,
щупает  пульс и  переходит  к  Адаму)  Как  справился  с задачей?  Блестяще!
Клянусь,  шеф, это  была моя  лучшая  роль! После  такой  не  жаль  оставить
сцену!..  Что-что?..  (съезжает  на деловито-обыденный тон  ) Ценный  багаж,
согласно  действующей инструкции, гости  собственноручно запрятали в сейф...
Что  там -  понятия  не имею, они не докладывали... Конечно, организовал!  В
лучших традициях!.. Объелись, опились и  спят, как убитые!  Кажется, даже не
дышат...  Минуточку,  шеф!..  Что за претензии?  В конце  концов, я  работаю
привидением, а не лекарем!.. Да вы что?! Продукты свежайшие! Как для себя!..
А вот это возможно... Да ну  их к  дьяволу!  Оклемаются! Вы посмотрели бы на
мою импровизацию! Шедевр!.. А?.. Нет, к сожалению, не  сможете посмотреть...
я аппаратуру  не  включил...  А?.. (в сторону) Почему, почему! По кочану! (в
трубку) Шеф, ни такой уж серьезный промах! Я же весь день в  мыле...  Что?..
А?.. Как это "не за что платить"?!.. Что  значит, "без  улик не представляют
интереса"?!  А  моя  импровизация?!.  Как   это,  "вычтете  за  несоблюдение
условий"?! Алло! (дует в  трубку и злобно швыряет ее на рычаги) Вот сволочь!
(переступает  через  тела)  А  вы  чего  разлеглись,  как в  бане? Спектакль
окончен! Я за  такие деньги даже привидением  быть не  желаю!..(грубо пинает
Адама, дергает за руку Еву. Реакция  нулевая. Актер наклоняется ухом к груди
женщины  и озадаченно  присвистывает) Ого!.. (трясет Адама)  Эй,  подъем! На
поклоны!.. Вы чего?.. Сами себя перепугали до смерти?  (взгляд его падает на
валяющийся  под  столом  узел. Разворачивает его и начинает  тихо  смеяться)
Господи, как  дети!..  Но  какова сила воображения!.. Ну,  вот  и  приличный
финал!  И гонорар достойный трех потов, которые сошли  с меня на сцене!..(не
обращая  больше  внимания  на  распростертых  на  полу  супругов,  энергично
бросается к телефону)  Алло, агентство?  С  Рождеством  вас! Как  говорится,
"мери  кристмас"!.. Да-да!.. И  меня... аналогично!.. Хотелось бы знать, как
обстоят  дела с  билетами до  Бразилии?.. Хорошо обстоят?.. Вот прямо сейчас
приходи и бери?..  Это потрясающе!.. Вы меня осчастливили!.. Завидуете?..  Я
сам  себе  завидую!..  Нет, не каникулы. И не  свадебное  путешествие. Можно
сказать,  научная  экспедиция...   Да,  милая...  Кто-то  же  должен  спасти
амазонскую  моль!.. (вешает трубку, переупаковывает  содержимое узла  в свою
сумку, собирает какие-то  вещи, документы -  обстоятельно, без суеты.  Когда
все готово, присаживается к столу, отпивает вино прямо из горлышка  бутылки,
закуривает)  А  если  моль  уже  спасена, займусь голубыми  китами  (куранты
отбивают час ночи) Кажется, самое время...


Популярность: 11, Last-modified: Sun, 19 Oct 2003 10:50:54 GMT